» » Механики. Часть 55.

Механики. Часть 55.

Глава 1
1 декабря. Таус.
— Гера, у нас всё готово? – спросил я за пять минут до открытия ворот на Землю.
Тот молча показал на два огромных телевизора, от которых тянулись кабели к бухтам, и добавил.
— Сигнал мы от нашего маяка тоже получили, ворота сможем открыть без проблем.
— Где они хоть откроются-то? – спросил Туман.
— Без понятия, но думаю, что там, где договаривались, подальше от людских глаз.
— Надеюсь, человек Сицова сделал всё как надо, – буркнул Слива, поправляя висевший у него впереди автомат.
— Непривычно, конечно, без оружия, – сморщился я, лапая бок, где у меня обычно висел пистолет в кобуре.
— Успокойся, – негромко произнесла Светка, – без оружия ему непривычно. Не хватало там ещё напугать всех. Там – она кивнула головой на ещё не работающие ворота – нас ждут находящиеся в страхе от неизвестности, что с их детьми, родители, и сейчас наша информация о детях и дальнейшей судьбе их всех, перевернёт всё их представление о жизни и дальнейших планах.
— Нормальные там родаки, – хмыкнул Иван, один из инструкторов, который провалился сюда с детьми.
— Да, – кивнула Александра, девушка-инструктор, – я со многими из них беседовала. Есть, конечно, там некоторые с тараканами, но в целом нормальные.
— Только как они ко всему отнесутся, – вздохнул третий инструктор, его тоже звали Александр, – если честно, я до сих пор в небольшом шоке от всех этих приключений, – он обвёл рукой зал приёмки, где мы находились, – другой мир, вот же млять!
Трое инструкторов были рядом со мной, как и Светка, они идут с нами на Землю.
— В общем, Саш, – снова начал говорить Туман, – если что – падайте, прикроем – а вы трое, – он повернулся к инструкторам, постарайтесь уж донести информацию до родителей. Их, – он показал на меня и Светку, – никто не знает, а вас знают и видели.
— Да ладно, Валер, ты из родителей боевиков-то не делай, — я ещё раз посмотрел налево и направо, вокруг нас стояло с пару десятков наших бойцов. Вот же, млять, у нас сейчас разговор-то будет. И всё из-за провалившихся к нам сюда детей. Сицову мы рассказали про детей, попросили о помощи, он согласился мгновенно. План, как и что, предложили наши девчонки. И выслушав его, мы поняли, что это единственная возможность вернуть детям родителей. Сейчас, через пару минут мы откроем ворота на Землю, там, где-то в горах Крыма, должны быть все родители этих детишек. Люди Сицова должны были их собрать и привезти туда, мотивируя это поисками детей.
Не, конечно, я предполагал, что детей ищут и спасатели, но Сицов, по нашей просьбе, полностью взял на себя финансирование доставки родителей в это место, мы ему за это пять тонн алюминия отправили, вернее, включили их в очередную поставку.
И вот пришёл сигнал, что всё готово, что все родители собраны в одном месте, и теперь там ждут только нас. И сейчас мы пойдём туда, разговаривать с родителями. Ох ты ж, млять, я даже не представляю их состояние, что они сейчас чувствуют и как переживают! Ведь дети – это самое дорогое, что у нас есть.
Родителям ничего не говорили, их просто привезли и всё. Ох, сейчас они охренеют!
Под потолком заработали жёлтые мигалки. Бойцы разошлись в разные стороны и стали по бокам от ворот. Как-то у меня сердечко начало биться быстрее, да и Светка, вон, тоже нервничает. Надо было стакан, что ли, хоть для смелости жахнуть. Что-то я, пипец как, нервничаю!
— Пять, четыре, три, два, один, – заговорил голос из колонок, — открытие!
Появилось мерцание, тут же туда нырнула «рука». Мы все уставились на экраны телевизоров стоящие по бокам, два других больших ждут своей очереди, они сейчас не работают.
Спустя пару секунд на экранах мы увидели большую поляну, вокруг лес, горы, солнышко светит, и людей, много людей на этой поляне. Там был разбит лагерь – палатки, машины, дымились костры. Но не было слышно музыки и радостного смеха, который всегда сопровождает вот такие лесные походы.
— Смотрите! – закричал какой-то молодой парень на земле, он находился ближе всех к порталу.
Наша механическая «рука» появилась из воздуха метрах в трёх от него. От неожиданности, он аж отпрыгнул на пару метров и схватил в руки небольшую сапёрную лопатку. Девчонка, которая была рядом с ним, завизжала, как резаная, вот же бабы, чуть что – сразу орать. Парень, недолго думая, отвесил ей подзатыльник, та сразу заткнулась и убежала за ближайшую палатку. В течение десяти секунд все люди, которые там были, уставились на нашу «руку». Млять, их там человек сто, откуда столько народу-то? Скорее всего, с родителями приехали и их друзья, родственники, те, кто вызвался помочь в поисках пропавших детей.
Люди загомонили, зашептались, кто-то из женщин и девушек вскрикнул. Мужики начали хватать, что под руку подворачивалось. Вон двое здоровых мужчин пилили небольшое бревно, один из них тут же отбросил в сторону пилу и схватился за топор, второй, недолго думая, поднял это бревно и, мне кажется, был готов пустить его в ход.
— Успокойтесь, люди! – быстро запрыгивая на капот стоящего сбоку Уазика, подготовленного для поездок по бездорожью, сказал крепкий мужчина, – всё хорошо, ничего страшного не происходит, так надо.
Скорее всего, это и есть человек Сицова, и он видел нашу «руку» несколько раз.
— Это что за хрень? – крепко держа в руках топор, пробасил здоровый мужик.
Этот на капоте повернулся к мерцанию и махнул рукой. Типа – давайте уже, выходите.
— Пошли, – негромко произнёс я и первым шагнул на Землю.
Когда мы все там вышли, то народ в этом лагере дружно вдохнул, а потом выдохнул, конечно, не обошлось без крепких словечек, кто-то из девок снова вскрикнул, парочка из них, вон, себе тут же рты зажали. А та, которая получила подзатыльник, выглядывает из-за палатки.
— Добрый день! – громко сказал я.
В ответ тишина. Ещё бы, я бы тоже охренел, если бы из ниоткуда, сначала появилась какая-то длинная железка, вся увешанная камерами, а затем вышли люди, тем более, позади нас какой-то нереально здоровый валун.
— Глянь, народ – удивлённо воскликнул этот здоровый мужик, – инструктора!
— Где дети? – тут же включился второй мужик.
Как-то к нам сделали сначала один шаг, потом второй, потом вся эта толпа стала подбираться к нам поближе.
— Вы кто такие? Где дети? Откуда вы тут взялись? Саша, где мой сын? Ваня, что случилось?
Вопросы сыпались один за другим, и со всех сторон.
— Стойте все! – вновь поднял я руки, – послушайте нас, да замолчите же вы все! – ещё громче крикнул я, когда вопросы посыпались ещё быстрее.
Мы стояли на небольшом пригорке, и я всех этих людей очень хорошо видел. Мужик, который запрыгнул на капот Уазика, уселся на него и закурил, с интересом наблюдая за дальнейшим развитием событий.
Но несколько женщин не успокаивались, они продолжали пробираться сквозь толпу людей к нам и задавать вопросы. Мне кажется, они бы сейчас точно начали пытать инструкторов, чтобы узнать, где находятся их дети. Александра, вон, как мне в руку вцепилась.
— Ну-ка стоять! – резко развернувшись к ним, выпалил этот мужик с топором, – рты закрыли!
Четверо прорвавшихся на пятачок женщин резко остановились. Затем он развернулся к нам и сказал.
— Говори.
— Пожалуйста, выслушайте меня, – вновь начал я, – сейчас мы вам кое-что покажем. Скажу сразу – с вашими детьми всё в порядке.
— Да где они? Что с ними? Куда вы их дели? Что вы хотите? – вновь зашумела толпа.
— Да замолчите вы все! – заорал я на всю округу.
— Ты что тут раскомандовался? – из толпы раздался голос, и я услышал характерный звук передёргиваемого затвора.
Мля, вот псих-то, ща как даст по нам из своей пукалки…
— Ну-ка, стоять всем и не рыпаться! – раздался позади меня знакомый голос и топот ног.
Обернувшись, увидел, как из мерцания выбежали с десяток наших вооружённых пацанов.
— Мужик, опусти пушку! – держа свой Калаш стволом вниз, крикнул Туман.
Фух, надеюсь, при наших ребятах у этого психа хватит ума не открыть огонь. Народ снова вздохнул и выдохнул, но все замолчали. Теперь на лицах родителей я видел ещё больше испуга. К этому мужику тут же ринулись двое наших бойцов и отобрали у него Сайгу. Толпа послушно расступилась в стороны, пропуская туда и обратно бойцов, да и мужик тот охренел от наших ребят. Вот же, млять, ведь не хотели их пугать, они и так до усрачки все напуганы…
— Это получишь потом назад, – кивнул на отобранную Сайгу Туман, – наверняка у вас ещё у кого- то есть с собой оружие. Настоятельно не рекомендую его применять, мы не хотим вам зла, просто выслушайте нас.
Да уж, наши ребятки внушают уважение, один Няма, вон, с пулемётом наперевес чего стоит, и Мушкетёры, блин, они с РПГ сюда вышли. Вот где они их взяли-то? Я же видел их сейчас в зале приёмки, не было у них гранатомётов. Ну, пипец! Мужик с топором посмотрел на нас, на топор, потом хмыкнул, опустил его и сказал снова.
— Говори, бабы больше бузить не будут.
Я с благодарностью кивнул ему головой и сказал.
— Ваши дети в полном порядке, сейчас мы вам это докажем. Прошу вас, пока не задавайте глупых вопросов. Просто посмотрите.
— Телевизоры сюда, быстро! – резко скомандовал Туман.
Через пять секунд сюда на специальных подставках выкатили два огромных телевизора с волочащимися за ними кабелями, расставили их по бокам от нас и развернули к людям.
— Чудеса, млять, прям! – выдал кто-то из толпы.
— Смотрите, – сказал я и потыкал пальцем в телевизоры.
Тут же на них появилась картинка. Всех этих детей мы собрали в одном месте, если быть точным, на большой детской площадке, где они бегали и играли под присмотром наших девчонок. Два оператора ходили по площадке и их снимали, особенно лица детишек. Вот, то одна, то вторая мамаша вскрикивали, когда узнавали своих детей. Люди потихоньку начали шуметь, каждый из них увидел своего ребёнка – тут были и слёзы радости, и возгласы, и выкрикивание имён. Да и мужики, вон, не удержавшись, тоже как-то вздохнули и называли вслух имена своих детей.
Все они плотнее подходили к телевизорам и смотрели, то на один, то на второй экран. Почти все женщины пустили слезу.
Наши операторы молодцы, снимали со звуком, вон, Туман на теликах звук на всю сделал. Каждого ребёнка показали несколько раз. Детишки носились по горкам, канатам, переходам, по их лицам было видно, что они просто играют и им ничего не угрожает.
— Убедились? – спустя пару минут громко спросил я, подав знак Туману, чтобы он убавил звук.
— Что вы хотите? – выкрикнула Рыжая девушка.
— Выкуп? – хмыкнул другой мужик – вы их похитили?
Снова на лицах испуг.
— Верните их нам! – снова выкрикнула кто-то из женщин.
— Теперь слушайте меня внимательно, – не обращая внимания на этого мужика и тётку, снова громко сказал я.
Наступила оглушительная тишина, только мухи вон, какие-то, жужжат, и комары пищат. Все, затаив дыхание смотрели на нас, но больше, мне кажется, на меня. Картинка на экране продолжала идти и некоторые из этих людей бросали взгляд то на меня, то на экраны телевизоров, на которых продолжали играть их дети.
— В силу неких, независимых от нас, от вас и от ваших детей, причин, ваши дети переместились в другой мир.
Тишина, вообще тихо, никто даже слова не сказал.
— В это сложно поверить, – продолжил я, – но другие миры существуют. Мы все, – я обвёл рукой стоящих по бокам от меня людей, – переместились в этот мир в разное время. Некоторые живут там уже по десять лет. И мы все с Земли, с этой Земли, – для наглядности, я ткнул пальцем в землю, – каждый из вас, наверняка, хоть раз в жизни слышал, что пропал человек, пропал и с концами. Как бы его не искали, но найти так и не смогли. Вот там как раз все эти пропавшие люди.
В нашем мире есть всё для проживания. Там есть города и деревни, в которых живут люди, попавшие туда с Земли. Общее количество населения в нашем мире около двухсот пятидесяти тысяч человек. И наша цивилизация там – я ткнул себе за спину на мерцание – достаточно развита. В космос мы, конечно, не летаем, но технический уровень ничем не хуже, чем тот, к которому вы все привыкли здесь. У нас есть деньги, производства, современная техника. Потом, я вам расскажу более подробно обо всём. Прошу вас, снова посмотрите на экраны телевизоров.
Тут же сменилась картинка, и пошла другая запись. На ней уже показывались наши города, оазисы, дороги, машины, производства, авто- и железнодорожный вокзалы, и так далее и тому подобное. Это всё снималось с квадрокоптера, можно сказать, что этот ролик с презентацией нашего мира для мира Белазов, ну, когда мы там легализовались и показывали там по местному телевидению наш мир. Только мы его немного сократили, до пары минут, чтобы не занимать слишком много времени.
Вот они трое, – я показал на инструкторов, когда ролик кончился и снова появилась съёмка детей, – могут вам всё это подтвердить.
Инструктора дружно кивнули головами.
— К чему нам это всё? – снова выкрикнула какая-то тётка, – где наши дети?
Млять, снова бабы начали голосить.
— Ну-ка, тихо все! – заорал мужик с топором.
А он мне всё больше и больше нравится. Дождавшись, когда голоса стихнут, я произнёс.
— Мы бы с радостью вернули вам ваших детей, но есть проблема.
Тут вообще все дышать перестали, и мы, и они.
— Человек, да и не только человек, любое живое существо, которое оказалось в нашем мире, не может вернуться назад. Мы не знаем, почему это происходит, но тот, кто шагнёт назад на Землю, проживет на ней не больше семнадцати часов, одиннадцать часов вы будете чувствовать себя как обычно, затем, ваше состояние будет ухудшаться, и потом всё – остановка сердца.
Кстати говоря, наши учёные и парочка учёных Сицова провели свои эксперименты. Нужно было действительно убедиться, что пути назад нет. Всё подтвердилось – одиннадцать часов и потом с каждым часом всё хуже и хуже, а потом просто остановка сердца. Эксперименты проводили на различных животных, подопытных людей у нас не было. Вернее, есть четыре депутата, но как-то жалко их стало. Им и так, бедолагам, за последние месяцы досталось по самое «не балуйся!».
Я замолчал и обвёл всех людей взглядом. У некоторых, прям, потух взгляд, вернее не потух, люди как-то грузанулись.
— Врёшь! – выкрикнул какой-то мужик из толпы.
— Нет, не вру. Если кто-то из вас мне не верит, прошу, – я, не оборачиваясь, показал рукой на мерцание, – шагните туда и назад, а остальные пусть на тебя посмотрят через одиннадцать часов.
— А почему вы наших детей сейчас сюда не привели? – негромко спросила стоявшая в первом ряду девушка лет тридцати.
— Потому что вы бы своих детей назад не отпустили, – вздохнул мужик с топором, – я прав?
— Да, вы правы. Дети и так были в шоке, сейчас, как вы видите, с ними всё в порядке, – я показал на экраны телевизоров.
— Вы предлагаете нам переселиться к вам? – спросил мужчина лет сорока-сорока пяти с пилой в руках.
— Решать вам, каждому из вас это решать самому. Там ваши дети, – ткнул пальцем я себе за спину, — честно, я даже не могу представить и, надеюсь, никогда не испытаю того, что испытали вы, когда узнали, что ваши дети пропали. Сейчас, когда вы убедились, что с вашими детьми всё в порядке, вам нужно принять решение. Одно из самых сложных решений в вашей жизни. Шагнете туда – всё, поверьте, забрать своего ребёнка и вернуться назад у вас не получится, ни-ког-да! – я прям по слогам повторил это слово.
— Да плевать, отведите меня к моему ребёнку, – прохрипел мужик, мне вообще показалось, что он под градусом.
— Отведём, – кивнул я, – всех, кто хочет, отведём. Но поймите вы, ваша жизнь изменится и изменится очень круто. Работа, друзья, ваши поездки куда-либо, вообще всё изменится. Вам надо понять, что вы просто обрубите всё это навсегда.
— Вы нам что, предлагаете бросить наших детей? – как-то тихо и страшно спросил парень лет тридцати.
— Я вам ничего не предлагаю. Я вам ещё раз говорю всем, каждому нужно будет принять решение, которое изменит вашу жизнь навсегда. Идёте вы туда с нами и остаётесь там навсегда, или остаётесь тут. Да, это звучит очень страшно, но это так.
— А что нам мешает взять своих близких, кое-что продать и переселиться к вам? – ухмыльнувшись, спросил мужчина лет сорока пяти, – тем более, если у вас там есть, как вы выражаетесь, цивилизация. Я бы вот, наверное, так и сделал.
— Михалыч, у тебя же не пропал ребёнок, – удивлённо сказал стоявший рядом с ним очкарик, – ты же с нами помогать в поисках поехал.
— Ну и что? – пожал тот плечами, – надоело всё, хочу в другой мир. Ну, так что, можно к вам переселиться-то?
— Без проблем, – ответил я, – работа всем найдётся, у нас там вообще всё по-другому.
— От это другое дело, – крякнул мужик с пилой, – я только за своими съезжу, кое-что продам и к вам. Кстати, а что на вас за бронники такие? И оружия у вас хватает, особенно у этих, – он аккуратно показал рукой на мушкетёров, – у вас там война идёт?
— Нет, войны у нас там нет, – ответил я, – раньше были бандиты, сейчас их нет. Если я вам сейчас начну всё рассказывать, это займёт очень много времени.
— Ну а почему бы и нет? – почесал макушку ещё один мужчина, – квартиру, машину, дачу продать – и к вам. Да и друзей можно некоторых с собой подтянуть. Какие у вас там деньги-то?
— Пару кредитов взять и кинуть банки, – выкрикнул ещё один парень, – накупить на них всяких ништяков – и к вам.
— Точно, я бы оторвалась напоследок! – добавила девушка.
По толпе прошёл смешок.
— Не спешите, – вновь сказал я, – я ещё не всё вам рассказал. Всё, что я вам сейчас скажу, может показаться какой-то фантастикой, но поверьте, это правда, – мля, как же оказывается иногда тяжело толкать речь, – на Земле есть парочка институтов, которые как раз занимаются вопросом открытия прохода в другие миры. Вы про них никогда не слышали. Один находится в России, второй в Америке. Учёные из России, которые занимались этим вопросом, точно так же попали в наш мир, и с их помощью мы открыли ещё три мира.
По толпе прошёлся гул и смех.
— Ну ты и заливаешь, мужик! – выкрикнул стоящий метрах в десяти от меня парень.
— Поверьте, это так, – серьёзно произнёс я, и тот мгновенно перестал улыбаться, – те, кто остались на земле в России, продолжили свои эксперименты. Некоторое время назад их попытки увенчались успехом, и они попытались проникнуть в наш мир и там закрепиться. У нас есть и другие полезные ископаемые, которых нет на Земле, и животные, да много того, чего нет тут.
— Например? – спросил этот Михалыч.
— Например – нефть, местная нефть, которую мы так же используем в качестве топлива, только она голубого цвета. Вы все прекрасно понимаете, что, если бы о нашем мире узнали, то к нам захотели бы проникнуть огромное количество различных людей, каждый из которых захотел бы откусить свой кусок пирога. Про всяких чиновников, депутатов, частных и государственных фирм и корпораций я вообще молчу. Поэтому, мы постарались не пустить их к нам, было несколько боестолкновений, в данный момент всё тихо, таких чужаков у нас нет. И в данный момент группе наших учёных удалось создать некий замок на проход в наш мир.
Именно по этой же причине, мы не даём возможности никому из тех, кто живёт в нашем мире, отправить весточку своим близким, и мы против того, чтобы люди ездили сюда и перетаскивали к нам своих друзей и родственников.
— Но почему? – воскликнула молодая девушка, – если у вас, с ваших слов, такой замечательный мир, то почему бы не перевезти к вам ещё людей? Ведь многие бы наверняка согласились.
— Не хочу вас обидеть, но из-за жажды наживы переселенцев, и из-за того, что многие захотят оторваться напоследок. Вы же сейчас сами это сказали. Продать всё, набрать кредитов, купить всего и вся – и к нам. Человек просто исчезнет. Вы уверены в том, что кто-то из вас, зная о том, что он завтра перейдёт в другой мир, и его никогда не найдут, не решит кому-то отомстить? Избить, убить, ограбить? Вы в этом уверены?
Потом, опять же – когда продаёт всё своё имущество и пропадает с концами один человек, это одно, а когда таких будет десятки, сотни, тысячи… Неужели вы считаете, что никто этим не заинтересуется?
— Ну и что, – пожал плечами мужик с пилой, – ведь таких, как мы, всё равно не найдут.
— Да, – хмыкнул я, – а если вас арестуют, и вы расскажете обо всём в полиции? Или, если те, которым предложат переселиться в другой мир, решат вас, банально, сдать, только не в психушку, а каким-нибудь журналистам, бандитам, ментам, тем, кто решит, что с этого можно получить выгоду и он сможет раскрутить эту информацию.
— Да кто им поверит-то?! – снова воскликнул этот дровосек.
— Одному – нет, а если их будут десятки, и по всей России?
Люди молчали, видать, до них допёр смысл моих слов.
— А будет следующее, – спустя минуту, продолжил я, – люди там, – я ткнул пальцем в небо, и половина посмотрела наверх, – начнут собирать информацию. Рано или поздно, сопоставив все факты, они поймут, что это не фантастика и не бред шизофреников. Вы же все из разных слоёв общества, и люди, которые всю жизнь спокойно жили и работали, не привлекались и не были замечены в каких-то тёмных делишках, вдруг начинают всё продавать и исчезать, совсем. Вас что, искать никто не будет? Ваши друзья, знакомые, те, кто отказался от переселения, они поднимут просто нереальный шум.
Потом те, к кому будет стекаться информация про таких пропавших, выйдут на институт и начнут задавать вопросы уже там. И вот, когда всё подтвердится, включится государственная машина. Мне вам нужно говорить, как сидящие во власти люди захотят шагнуть сюда? Пусть они и не смогут вернуться назад, но они просто заполонят наш мир! И будут качать и качать из него всё, что только можно, наша спокойная жизнь точно кончится! Надо про иностранцев добавить? Про тех же самых американцев, которые считают себя исключительной нацией, и точно захотят в наш мир.
Кстати говоря, у нас там есть американцы, живут на островах, их около двадцати тысяч человек. Они как раз хотели показать, что они выше других, сразу получили по зубам и теперь сидят тихо, как мыши. И вот вам ещё одно доказательство, Валер, давай.
Туман быстро отправил одного из бойцов в мерцание.
— Смотрите, – я показал на экраны телевизоров.
Пошла картинка, на ней показались рожи этих четверых депутатов.
— Так это тот депутат, который пропал год назад, – громко воскликнул один из мужчин, – о, и этого я помню.
— Да-да, точно, – закивала тётка, – они все пропали, одновременно. По телевизору постоянно об этом говорили, даже награду за информацию об их местонахождении объявляли. Они что, у вас?
— Только они какие-то тощие стали, – улыбнулся мужик с топором, – и, судя по записи, трудятся где-то на фермах и лесопилках.
— Да, они у нас, – засмеялся я, – они провалились к нам и сразу же начали качать права. Ну вот мы их и определили на работы на благо нашего общества, нечего им штаны просиживать.
— Да вы рабовладельцы, ребятки, – произнесла тётка лет сорока пяти.
— Нет, мы просто не хотим, чтобы наш мир превратился в такую же помойку, как и Земля. Чтобы у нас не было засилья преступности, зажравшихся рож, и чиновничьего беспредела. У нас хорошие зарплаты, у всех, нет безработицы, каждый, попавший к нам, получает жильё и деньги на первое время, пока не устроится на работу, жильё, кстати, остаётся у него насовсем. Поэтому мы и держим в тайне наш мир и не хотим, чтобы о нём узнали на Земле. Поймите вы все, мы там создали такой мир, о котором мечтали.
— Всё это понятно, – нахмурился мужик с пилой, – как я понял из вашей речи, вы против того, чтобы те, кто решит переселиться к вам, тащил к вам своих близких и друзей.
— А как же наши дети? – всхлипнула девушка.
— Слышь, мужик, – нахмурился этот здоровяк с топором, – там – он ткнул пальцем в телевизор, – у меня сын, я его только что на экране видел. А там, – он ткнул себе пальцем за спину, – беременная жена и дочка. И что мне делать?
— Да, у меня тоже жена, муж, у меня двое детей, я родителей не брошу, тут тоже мои дети есть, – снова начали возмущаться люди.
— Отведите меня к моему сыну! – снова заорал тётка в первых рядах.
— А меня к моей дочке, – произнёс тощий очкарик, – я вам всё отдам! Она всё, что у меня есть.
Он выглядел каким-то осунувшимся, испуганным. То ли его так впечатлили мои слова, то ли он действительно очень сильно переживал по поводу своего пропавшего ребёнка. Но, думаю, второе, слишком измученным он выглядел. Казалось, ещё чуть-чуть и он заплачет.
— Тихо, прошу вас, – поднял я руки кверху.
Гул потихоньку стих.
Тут Туман сделал несколько шагов, подошёл к этому очкарику и сказал, глядя прямо ему в лицо.
— Не надо нам ничего отдавать. Мы не грабители, мы не захватывали ваших детей в заложники, и не требуем с вас выкуп.
— Прошу вас, пожалуйста, отведите меня к ней! – твердил как заведённый очкарик.
Млять, снова в горле ком, снова я пытаюсь его протолкнуть.
— Отведите его к дочке, – как-то тихо произнёс этот здоровяк с топором, – я его знаю, у него в том году жена в автокатастрофе погибла, беременная.
Млять, наступила такая тишина, что мне показалось, что даже птицы, до того чирикавшие на деревьях, и те притихли. Теперь я понимаю, что он пережил, твою же мать, вот же судьба у чувака.
— Туман, – коротко сказал я.
— Рыжий, – резко разворачиваясь, уже произнёс Туман, догадавшись, что я сейчас прикажу.
— Я! – выпалил тот.
— Бери его, – Туман как-то по-дружески положил руку на плечо сгорбившегося очкарика, – отвезите его. Свет, иди с ними.
— А мы, я тоже хочу, меня тоже отвезите! – снова заголосили женщины и мужики.
— Пошли, дружище, – заулыбался Рыжий, жестом приглашая очкарика.
— Твои вещи мы передадим! – крикнул от палатки другой мужик.
— Ну-ка, тихо все! – внезапно заорал здоровяк, разворачиваясь к толпе, – хватит тут сопли разводить. Пусть его отвезут, – он кивнул на очкарика, который уже быстрым шагом шёл с Рыжим к мерцанию, – у них наверняка есть план, – тут он кивнул уже в нашу сторону, – если бы они хотели нас кинуть, то не появились бы тут. Подождите немного, выслушаем и пойдём. С нашими детьми всё в порядке.
Тут Рыжий резко повернулся и сказал, показывая на телевизоры.
— Двадцать минут, и вы тут всё увидите.
— Всё хорошо будет, – добавила Света, взяв под руку очкарика.
Бац, и они исчезли в мерцании. Снова возмущения женщин, снова бузят мужики. Здоровяк только крякнул и махнул рукой.
— Простите, а можно несколько вопросов? – вверх взметнулась рука парня.
Он сидел на капоте джипа, свесив ноги, и всё это время внимательно нас слушал.
— Спрашивайте, – кивнул я.
— Моих детей там нет, у меня вообще их нет. Я отправился сюда со своими друзьями, – он показал рукой на молодую пару, которая синхронно кивнула, – чтобы помочь им в поисках. На самом деле тут таких много – друзья, родственники.
Люди кивали головами в такт его словам.
— Подумав и взвесив всё «за» и «против», я принял решение переселиться к вам. Так как вы дали добро Михалычу, значит вы не против таких, как мы.
— Да.
Пара посмотрела на него, и снова оба кивнули. Видимо, они уже тоже почти созрели для переселения.
— Отлично, – он заметно обрадовался, – второй вопрос. Как быть с теми, кого каждый из нас хотел бы взять с собой в ваш мир? Третий вопрос, как быть с нашим имуществом? Ведь вы прекрасно понимаете, что бросать его просто так как-то жалко. Квартиры, дачи, какой-то бизнес, у кого-то счета в банках, и так далее. Да и хотелось бы иметь какой-то первоначальный капитал в вашем мире. Но продать всё это за пару дней просто невозможно. Доверенность ему? – он показал пальцем на сидящего на капоте Уазика мужика, – ведь, скорее всего, у вас есть люди на Земле, с которыми вы общаетесь. Ведь всех родителей пропавших детей собрали и привезли сюда, ну а мы, добровольные помощники отправились с ними.
Мужик на капоте Уазика улыбнулся.
— Ваша позиция по безопасности мне понятна, – продолжил этот сообразительный парнишка, — да, вы правы, те, кто захотят к вам, могут хорошо так наследить, и своими действиями подвести вас под монастырь. И, как я понимаю, вы готовы прям сейчас всех нас взять в этот свой мир. Те, кто откажется, больше никогда вас не увидит.
— Ещё вопросы есть? – улыбнулся я.
— Да, – улыбнулся он мне в ответ, – вы сказали, что у вас там хорошие зарплаты, значит есть экономика, налоги и законы. Я сильно сомневаюсь, что в вашем мире имеют хождение рубли, доллары или ещё какие-то денежные знаки с Земли, значит, деньги у вас свои. Отсюда следующий вопрос. Если мы будем выписывать доверенность на продажу своего имущества, – он посмотрел на продолжающего улыбаться мужика на Уазике, и следом за ним на того посмотрели все остальные, причём, почти синхронно, – каков его процент? И что в ваш мир переправят для нас? Золото? Брюлики? Про какой-то товар или вещи говорить глупо. На записи, которую мы все видели несколько минут назад хорошо видно, что у вас там есть и производства, и современные машины, и люди одеты хорошо, и дома для жилья есть. Соответственно, очень многое вы производите там, но с голым задом к вам идти не хочется.
— Хороший аналитик, – крякнул Туман, – голова варит.
Да, парнишка молодец, прям в точку со своими вопросами. Он замолчал и уставился на меня.
Набрав воздуха, я начал отвечать.
— Ваши вопросы правильные и нужные. Отвечаю по порядку. Да, те, кто шагнут в наш мир, по желанию выписывают доверенность на наших партнёров на Земле. Он, – я посмотрел на мужика от Сицова, – один из них. Им – пятнадцать процентов, остальное – ваше, честно и без обмана. На эти деньги покупается золото, переправляется к нам и отдаётся вам. Дальше вы его меняете по курсу на наши деньги, которые называются Лины. Есть у кого? – я обернулся к своим ребятам.
Тут же несколько бойцов протянули мне с десяток бумажек. Я тут же отдал их людям, и Лины пошли по толпе.
— Естественно, доверенность выписывает только тот, кто хочет. Нет – я пожал плечами, – не надо. Можете выписать дарственную на любого человека на Земле, и ему её обязательно передадут – это если вы решили кому-то подарить своё имущество. Тут уж вам придётся довериться, но обманывать вас никто не собирается. Потом, опять же, вы можете это сделать и позже, сначала как следует освоившись в нашем мире, выбрав себе место жительства и решив, чем вы будете зарабатывать себе на жизнь.
— Теперь, что касается тех, кого вы хотите взять с собой. Жены, мужья, дети, родители, хорошие друзья и так далее. Мы долго думали, как нам с вами поступить, так как понимали, что, несмотря на то, что у вас не будет дороги назад, большинство из вас всё равно пойдут за своими детьми. Про безопасность и наши опасения я вам уже сказал. Поэтому поступаем следующим образом. С нашей помощью вы делаете запись на камеру, с обращением к тем, кого вы хотите взять с собой или пригласить в наш мир. Но запись будет сделана под нашу диктовку, в ней не будет никаких слов о другом мире. Например, вы – я посмотрел на мужика с топором, он его так и не выпускает из рук, – вы сказали, что в нашем мире у вас сын, а на земле беременная жена и дочка.
— Да.
— Вот вы и делаете запись, где ей говорите, что от вас приедет человек, так-то выглядит, так-то зовут, она должна ему довериться, быстро собраться, взять какие-то необходимые вещи и поехать с ним. И вашу семью переправят сюда к вам, дальше действуете, как я вам сказал.
— Многие на это не согласятся! – выкрикнул кто-то из толпы людей.
— Ну и пусть, – спокойно ответил я, – в том-то и дело, что вам нужно хорошенько подумать, кого вы таким образом можете сюда пригласить. Ваша жена и дочка согласятся? – я снова посмотрел на здоровяка.
— Легко, – ухмыльнулся тот, – тем более, если я буду на записи с сыном.
— Ну вот. И этих людей мы переправляем к нам сразу, никаких разговоров с ними, как сейчас с вами, у нас не будет, так что подумайте двадцать раз. Что они могут взять с собой, обсудим индивидуально, понятно, что какие-то вещи можно и нужно будет взять с собой с Земли. Но их просто привезут в одно место, затем запустят ворота, будет вот такое мерцание, – я показал на наши ворота, — и раз, они уже у нас. Назад дороги не будет. И все вопросы, по различным недоразумениям и от осознания того, что назад дороги нет, вам тоже придётся решать с ними самим. Поэтому думайте десять, двадцать, тридцать раз, чтобы вас потом эти же люди со свету не сжили.
— Лимит на переселенцев есть? – спросила другая тётка.
— А за жизни скольких людей вы готовы взять ответственность на себя? – вопросом на вопрос ответил я, — скольким людям вы готовы изменить их привычный уклад, не спросив у них разрешения, и полностью поменять их жизнь? Это вы все тут сейчас в теме о другом мире, а они-то будут в неведении.
У них точно так же на Земле останутся друзья, родители, имущество, и так далее. Делать поток? Бесконечно перетаскивать сюда людей? Ладно, жёны, дети и мужья, и то они могут потом устроить вам весёлую жизнь, мотивируя это тем, что вы лишили их всего, что есть на Земле. Понимаете, вообще всего, — я очертил руками круг, — вы вдумайтесь в мои слова. Поэтому, не надо спешить, нужно думать, крепко думать и тащить к нам только тех, кто не сойдёт с ума от осознания того, что он больше никогда не сможет вернуться к привычному укладу жизни, как на Земле. Это гораздо тяжелее, чем просто переехать из одного города в другой, и это гораздо тяжелее, если бы вы переехали на постоянное место жительства в другую страну. Мы все это испытали и, поверьте, это достаточно сложно. Никто, никогда, не сможет вернуться назад на Землю. Как бы этого ни хотелось – это невозможно.
— Саша, – из мерцания вышел ещё один боец.
Мы повернулись к нему.
— Гера сказал, что ворота нужно будет закрыть через десять минут. Нужна энергия, через два часа откроем снова. И наши позвонили – этот парень в очках через несколько минут встретится со своей дочкой, – он ещё для наглядности показал на телевизоры, – оператор уже ждёт.
— Отлично. Значит, поступим так, – я вновь развернулся к людям, – сейчас вы все посмотрите на воссоединение отца и дочки, затем они трое, – я показал на инструкторов, – останутся тут и ответят на ваши вопросы, наверняка у вас их куча. В нашем мире они несколько дней, и кое-что уже видели. Мы уйдём к себе и через два часа снова откроем ворота, те, кто захотят, идут к нам, дальше делаем, как я вам сказал.
— Я сейчас пойду, и я, и я! – начали раздаваться со всех сторон голоса.
Отговаривать я никого не собирался, хотят – пусть идут, они сделали свой выбор.
— Да, и ещё, – вновь произнёс я, – сейчас из всех собравшихся не все пойдут в наш мир. К тем, кто вернётся домой, убедительная просьба – держать язык за зубами. Я не хочу никого пугать, но поверьте, у нас длинные руки и нам бы очень не хотелось, чтобы данная ситуация стала известна кому-то ещё.
— Угрожаешь? – выкрикнул мужик из задних рядов, – а то что – убьёте?
— Глазом не моргнём, – серьёзно сказал Туман, – кто из вас кто, и кто где живёт, мы очень хорошо знаем. Если хочешь всю оставшуюся жизнь ходить и бояться – беги, рассказывай всем о другом мире. Тебе могут поверить, а могут и нет. Но настоятельно не рекомендую трепаться.
— А если я потом к вам захочу? Я могу где-то найти ваших представителей?
— Нет, – тут же ответил я, – решение принимаете здесь и сейчас. Таковы наши условия, всё ради безопасности.
— Мы можем пойти сейчас с вами? – спросил парнишка-аналитик.
— Кто хочет, идите, кто хочет – может через пару часов, поможете собрать вещи, вон, у вас тут их сколько, – я кивнул на поляну, на которой стояли машины и множество палаток.
— Да не вопрос, – хмыкнул этот Михалыч, – заодно сейчас инструкторов послушаем, что они про ваш мир расскажут.
— Прикольно у них, – улыбнулся Александр.
— Телевизоры, – громко сказал Слива.
Все тут же устремили свои взгляды на них. Снова эта детская площадка, вон видны бегающие и играющие дети. Камера приближается, и мы увидели, как около одной из девочек на корточках сидит Ирка Большого, что-то ей говорит. Ирка держит её за руки, девочка была весёлая, затем улыбка с её лица резко пропадает, она кивает головой и обхватывает своими ручонками шею Иры.
Сзади слышен подъезжающий автомобиль, камера разворачивается, подъезжает белая Кью 7 и как только машина остановилась, из неё выбирается этот очкарик.
— Папааааааа!!!
Камера не успевает развернуться, мы только видим, как очкарик делает несколько шагов и падает на колени, а к нему вихрем подлетает эта малышка. Подлетает и виснет у него на шее. Плечи очкарика вздрагивают, девочка, кажется, тоже плачет.
— Всё хорошо малыш, всё хорошо, – говорит он ей, гладя по волосам, – теперь всё будет хорошо.
Оператор снимает их практически в упор.
— Извините, – к ним подходит моя Света, – будьте добры, сядьте в машину, вас отвезут в хорошее место, чтобы другие дети не видели, мы их сегодня с утра еле успокоили.
— Да-да, конечно.
Он встаёт с дочкой на ноги, она так и висит у него на шее. Рыжий уже открыл им заднюю дверь, и они забираются в машину. Всё, картинка пропадает.
Я тут же посмотрел на людей, почти все девушки и женщины плачут.
— Я иду! – решительно заявляет одна из них и делает шаг к нам.
— И я, и я, я тоже.
— Время, – посмотрев на часы, говорит Туман, – быстро, все кто идут – в ворота. Через два часа мы вернёмся, остальные – думайте.
С нами в наш мир перешли человек тридцать, я не знаю, все это родители, или нет, мне всё равно, может, перешли и некоторые, кто решил помочь в поисках, главное, что они нам поверили. Ох, вы бы видели их лица, когда они, шагнув, оказались в зале приёмки.

Глава 2.

1 декабря. Таус.
Через три часа, когда я уже давно вернулся в свой кабинет, приехала Светка с девчонками. Они вошли в кабинет весёлые, но глаза у всех были красные от слёз, да и лица немного опухшие.
— Есть что выпить? – спросила Ирка Большого.
— Тут есть, – ответила за меня Света и подошла к бару.
Я сидел, улыбался и наблюдал, как пятеро девчонок, за несколько минут уговорили бутылку Текилы.
— Ну и как всё прошло? – терпеливо дождавшись, когда они заправятся, спросил я.
— Знаешь, Саш, – начала говорить Наташка Сливы, – я никогда не видела столько счастья на лицах детей и их родителей. Это, это… – она немного взмахнула руками, пытаясь подобрать слова.
— Ещё? – вытаскивая из бара ещё одну бутылку, спросила у них Света.
— Мне налейте хоть, алкашки, – засмеялся я.
Тут, открылась дверь, и на пороге появился Туман с моей личкой.
— Вот вы где? – прищурился он, – глянь, пацаны, бухают.
— Нам можно, – резко ответила ему Наташка, – а ты, только попробуй мне что-нибудь сказать! – ткнула она своим наманикюренным пальчиком в Сливу.
— Да я вообще молчу как рыба, – заулыбался он, – мы вам вот, закуски принесли, так и знали, что вы сейчас стресс снимать будете, – с этими словами он и Кирпич поставили на стол по коробке. Ну и следом за ними вошли мои секретари с подносами, на которых лежала еда.
— А, давайте уже, – махнул я рукой.
Поляну накрыли мгновенно, съели ещё пару бутылок Текилы.
— Ну что там хоть с родителями-то? – снова спросил я.
Вижу, девчонок отпустило, сидят, хихикают.
— Перешли все родители, – ответила Света, – по одному на ребёнка. Мы их привезли к детям, и там… – она, как и Наташка, махнула рукой.
— Нюни распустили такие, что я аж охренел! – закончил за неё Туман.
— Ой, а сам-то, – усмехнулась Светка, – вот вам водички, вот вам выпить, – с этим на пару, – она кивнула на Сливу.
Все негромко рассмеялись.
— А когда они Чаки и Нема увидели, вообще все охренели! – захохотала Ирка, – вернее, родители, дети их уже знали.
— Тот мужик с топором сразу спросил у Нема, – смеясь, начал говорить Слива, – тебя, типа, Халк зовут? Или ты слишком много бухаешь?
Все опять засмеялись.
— В общем, всё нормально, Саш, – сделавшись серьёзным, сказал Туман, – сейчас они окончательно успокоятся, их всех расселят, а потом начнём видео делать. На Земле осталось двадцать четыре человека, это те, кто не захотел переходить. К нам перешли сорок девять человек, оказывается, новый мир манит, очень многих привлёк.
— Проблем с оставшимися на Земле не будет?
— Если честно, не знаю. Я их, конечно, предупредил, но, сам понимаешь, отследить всех мы не сможем, я их просто на понт взял.
— Мальчики, наливайте, – произнесла уже порядком захмелевшая Наташка.
— Э, не, мать, хватит тебе, – сказал Слива.
— Берите их и везите по домам, – сказал я ребятам, – пусть отсыпаются, Туман, останься.
Естественно, девчонки начали упираться – какой «домой», они только-только начали веселиться, вернее, обмывать столь удачное завершение операции. Короче, повезли их в «888», пусть там дальше пьют.
Едва кабинет опустел, и секретари прибрались на столе, как пришёл Колун.
— Есть новости по покушению на вас, – поздоровавшись, сказал он, – это первое, второе – будем других людей-то сюда перетаскивать? Про родителей детей уже все знают и знают, что мы позволим им перетащить к нам их близких.
— И много таких у нас? – спросил я.
— Полно. На Земле точно рано или поздно проблемы начнутся, из-за пропажи такого количества народу. Тут хоть одно хорошо, что они все из разных мест в России, а не из одного города. Так что некоторое количество народу перетащить успеем, потом лавочку нужно будет прикрывать. Думаю, что кто-то обязательно заинтересуется бесследным исчезновением такого количества людей.
— Млять, вот не хотели же мы этого! Если бы не дети…
— Если бы не дети, – вздохнул Туман, – давайте пробовать. У нас вон тоже народу хватает, кто сюда и детей, и жён, и мужей, и родителей перетащить хочет.
Да, это мы обсуждали ещё перед тем, как планировали эту операцию с родителями детей. Понимали, что нельзя вот так родителям сказать – выбирайте, либо ваш ребёнок, и вы идёте к нам, либо остаётесь на Земле, это уж слишком. Да и тот здоровый мужик правильно спросил, как быть ему? У нас его сын, на Земле – дочка и беременная жена. Поэтому, скрепя сердце, мы и решили разрешить им тащить сюда свои семьи.
Но, млять, об этом тут же все узнали, и нас стали атаковать с новой силой те местные, у кого так же на Земле остались близкие, и кого они так же хотят перетащить сюда. И это было очень опасно. Я, хоть и сказал родителям на Земле, что слишком много сюда к нам людей нельзя, так как пропажами людей будут интересоваться и, тем более, будут интересоваться тем, что продают их имущество по доверенности. Но выбора у нас нет, провалившиеся сюда дети нарушили все наши планы конспирации.
Да, можно было бы махнуть шашкой и ничего не делать. Дети бы погоревали, а потом просто привыкли бы к своей новой жизни. Но, млять, я так не могу, я бы себе этого в жизни не простил, никогда, да меня бы наши просто не поняли, вернее, они бы поняли – всё-таки безопасность нашего мира немаловажный момент. Но каждый раз, когда мы видели бы этих детишек, на душе скреблись бы кошки.
Ладно, что сделано, то сделано. Сицова мы тоже уже предупредили, что начнётся большой поток переправки людей к нам. Туман посоветовал ему уничтожить вообще все документы и технику, связанную с воротами, эксперименты, опыты, техническую документацию, вообще всё. Чтобы, если всё-таки на них каким-то образом выйдут, то у Сицова и его людей не было ничего, что могло бы указать на ворота.
И, скорее всего, в ближайшее время к нам так же переправят этих учёных, которые занимались воротами под патронажем Сицова. Уж лучше пускай они тут будут, чем там, на Земле. Тут им работы валом. А там глядишь, и сам Сицов к нам переедет.
Ох, блин, конечно, всё перекрутилось и перемешалось. Жили спокойно, никого не трогали, и на тебе! – детишки.
— Перетаскивайте, – окончательно решился я, – Дима, это на тебе.
Тот кивнул головой. Мы прекрасно понимали, что всё это до поры до времени и предупредили об этом Сицова. С ним разговаривали и Туман, и Колун. Честно говоря, я думал, что он нас пошлёт, но нет, он принял всё к сведению и решил действовать, как мы просим. А это говорит о том, что он точно собирается к нам, в наш мир, только не принял ещё окончательного решения.
— Теперь по поводу покушения. Завалить хотели только Дуна, – продолжал Колун.
— Да ладно! – не удержался Туман.
— Из-за чего это? – это уже спросил я.
— Из-за машин, – ответил Колун, главный по шпионам и по разведке, – к нему подъезжали какие-то ухари и хотели часть автомобилей реализовывать сами.
— Рэкетиры что ли? – удивлённо спросил я, – они что, не понимали, на кого наезжают?
— Походу, не понимали, да, рэкетиры, как в Тольятти в девяностых. Хотели с его доли, для начала, пятьсот автомобилей в месяц.
— А не треснет у них? – охренел Туман, – они что, совсем бессмертные?
— Ну, видать, не треснет, – усмехнулся Колун, – я и с самим Дуном разговаривал, и с этим курьером. Секретарша оказалась ни при чём. Перед ней извинились, дали денег за стресс и отпустили, вчера она вернулась к своим обязанностям, перед её мужиком тоже извинились, пару зубов ему там выбили.
— И кто же это такой смелый-то? – с улыбкой, не предвещавшей ничего хорошего, спросил Туман, – и почему не наехали на Рила? Или на него, – он кивнул на меня, – и да, почему Дун нам-то об этом не сказал?
— Не воспринял их всерьёз, – ответил Колун, усаживаясь поудобней в кресле, – его хотели убрать в качестве устрашения, для Рила. Тебя, Саш, просто не было в это время в Лос. Убрав Дуна, они бы напугали Рила, и тот, вероятней всего, начал бы им отстёгивать. Думаю, вы сами понимаете, какие это бабки. А по поводу того, кто это такой смелый, – Дима кивнул на бар, спрашивая у меня разрешения, я кивнул.
— Есть такой, Луз, – продолжил наш Джеймс Бонд, подойдя к бару и достав оттуда бутылку с Текилой, – будете?
— Нет, – ответили мы одновременно с Туманом.
— Ну и ладно, – он налил себе в стакан и, повернувшись к нам, сказал, – этот Луз живёт в Лос, в трущобах, и именно его отморозки-наркоманы напали на дом Дуна. Просто получилось так, что ты, Саша, и Рил оказались там. Как говорится, не в том месте и не в то время.
— Опять трущобы, – сморщился я, как от кислого лимона, – нам определённо нужно с ними что-то делать.
— Ага, осталось только настроить против этих трущоб всех жителей Лос, – усмехнулся Туман, крутя в руках пустой бокал, – и всё руководство города. Только как это сделать, и что со всем этим отребьем потом делать? Там же почти тридцать тысяч человек, и всех их положить – это просто нереально, крови будет слишком много. Да и не сдадутся они просто так, оружия там полно. Силовой захват трущоб точно отменяется.
— А вот тут у меня есть идея, – заулыбался Дима, – я тут с компроматом мадам Ти на досуге наконец-то разобрался. Поговорил с парочкой своих шпионов. Короче, мы покумекали, и кое-что придумали.
— Я весь во внимании, – сказал я и аж подобрался в кресле.
Да и Туман, вон, тоже превратился весь во внимание, как перед схваткой какой.
— А что, неплохо, – крякнул Туман, когда мы выслушали план Колуна.
Я сидел загруженный и переваривал то, что только что услышал от Колуна. Да уж, его план был безумный, но мог сработать, как говорится, наглость – второе счастье.
— Ну, правда нам самим прилететь может, – тут же дополнил Туман и почесал свою макушку.
— Если тупить не будем, то не прилетит. Других вариантов у нас нет.
— Хорошо, – решился я, – делаем, как ты предложил, – сколько времени тебе нужно на подготовку?
— Дня три, и потом наш ход, а там – как они себя поведут.
— Потом там, — Туман ткнул пальцем в потолок, – с нас за всё спросят.
— У нас и так спросят, если там, конечно, что-то есть, – ответил я, – не все святые, но с этим рассадником нужно заканчивать. Давай, Дим, приступай, запускай эту свою карусель.
Тот кивнул и молча вышел из кабинета.
— Думаешь, сработает? – спросил я у Тумана.
— Ну а почему бы и нет? – пожал я плечами, затем кивнул на бутылку Текилы, которую оставил на столе Колун.
Туман без разговора открыл пробку и налил себе и мне по пятьдесят грамм. Выпили по пятьдесят, потом ещё по полтиннику, потом заговорил спикерфон голосом секретаря.
— Александр, к вам Иван, Георгич и Крот.
— Пусть заходят.
— Бухаете? – радостно произнёс Иван, едва войдя в кабинет – мы как пчёлки трудимся, а они тут текилу кушают.
— Какая-то большая пчёлка, – усмехнулся Туман, – чего припёрлись?
— Хам трамвайный, – беззлобно ответил Ваня, садясь в кресло, – вот, – протянул он мне листок, – смотри, шеф.
— Чего это? – беря листок, спросил я.
— Сумма, которая нужна на Хелипорт ГДЛ. На все стоянки, ангары, персонал и взлётные полосы.
— Шесть миллионов Лин? – охренел я, когда увидел цифру, – откуда такие бабки-то? Нам сервис гораздо дешевле обошёлся.
Не, я конечно рассчитывал на энную сумму, ну, там, два ляма Лин, ну три, а тут, млять, шесть!
— Туман, наливай, – хмыкнул Иван.
Млять, точно сегодня мой бар будет пустой.
— Девочки, – нажал я кнопку спикерфона.
— Да, Александр.
— Закуски какой-нибудь принесите.
— И выпить ещё, – радостно добавил Крот, осматривая почти пустой бар.
— И выпить.
— Хорошо, десять минут, – ответила Таня.
— Ну, рассказывайте, откуда такие суммы? – обратился я к этой троице.
Крот и Иван тут же посмотрели на Георгича, тот набрал воздуха и спросил.
— Ты знаешь, сколько Апрель бухнул в завод грузовиков в Лос?
— Знаю, около тридцати миллионов Кут, отчёты видел.
— А ты знаешь, что восемнадцать из них – это взятые в долг?
— Знаю, – буркнул я, уже понимая, к чему клонит Георгич.
— Твой счёт пуст, директоров – тоже, — продолжил добивать меня наш главный бухгалтер, – в ГДЛ сейчас денег – ноль. Мы только один завод запустили, благо деньги были. А тут вы решили запустить второй и добавить туда ещё тачек! Со слов Апреля, в завод нужно вложить ещё около пяти-семи миллионов Кут. Вы все знаете, что курс Кут выше курса Лин. Плюс тут, на вашу очередную игрушку, этот Хелипорт, нужно шесть-семь миллионов Лин. Мы, конечно, можем у города взять, но вы хоть представляете, сколько мы их будем отдавать? В совокупности, мы уже должны почти сорок пять миллионов Лин.
У меня прям челюсть упала.
— А ты как хотел? – заулыбался Георгич, – везде нужны бабосы.
— А по поводу «почему так дорого», Саш, – взял слово Иван, – я тебе отвечу. Ты хочешь перетащить сюда с Земли пятьдесят вертолётов и столько же самолётов, а может и больше, как пойдёт.
— Ну, мы думаем, что пойдёт – добавил Крот.
— Ну, – кивнул я, – когда я вам поручил посчитать, во сколько обойдутся аэропорты, то никак не представлял, что в шесть-семь лямов Лин.
— Где ты их все будешь хранить? – спросил у меня Иван.
— Понятно где – в ангарах.
— Вот, – закивал здоровяк, – значит, нужны ангары, большие ангары, я бы сказал, огромные, и всю необходимую инфраструктуру тоже нужно строить с нуля. Дядя Паша уже третий день со строителями сидит, рисует аэропорт, который будет около нашего Тауса. Там масштабы – будь здоров! И всё это нужно обнести забором и выставить охрану, чтобы зверюшки по ночам не шастали. И ты сам сказал, что аэропортов нужно будет несколько, правда другие поменьше, но суть от этого не меняется.
— Вот же, млять, – только и смог вымолвить я, принимая очередной стакан с текилой, – короче пятьдесят миллионов Лин нам нужно.
— Да, – ответил Георгич, – это минимум, у нас в городе мы можем взять двадцать-двадцать пять, больше город не даст. Сами знаете, мэрия активно строится, печатать деньги, ничем их не обеспечив нельзя, будет инфляция. Да и там тоже не дураки сидят, понимают, что скоро в этом мире появится очень много обеспеченных людей.
— Ворота, – обречённо произнёс я.
— Да, ворота, – подтвердил Георгич, – мы же сами разрешили продавать местным недвижимость на Земле с помощью Сицова, переводить деньги в золото и драгоценности и переправлять сюда. Золото оставят тут, банк под это дело город уже строит, типа, местный Форт-Нокс. Какие-то драгоценности у людей тоже будут выкупать, а если нет, то всё это без проблем можно будет реализовать в мире Белазов, там народ такие цацки любит. Сицов не дурак и понимает, что одно дело скупать золотишко килограммами и другое – купить какое-нибудь ожерелье, кольцо, серёжки, которые будут стоить как несколько кило золота. И, повторюсь ещё раз, всё это без проблем можно будет реализовать в Лос. Костя-безопасник, по заданию Мэрии уже организовывает несколько ломбардов, куда местные, которые получили деньги за свою проданную на Земле недвижимость, могут сдать свои сокровища.
А как вы все понимаете, всё это довольно-таки хорошо стимулирует нашу экономику. Увеличится покупательская способность, соответственно налоги в казну тоже. До Эмиратов мы, конечно, не дотянем, но людей с деньгами тут будет очень много, и многие из них захотят их куда-нибудь вложить. Та же недвижимость, драгоценности, машины, другие миры, производства или открытие своего дела. Так что городу сейчас совсем невыгодно давать нам такую сумму под маленький процент.
В Кижень и Руви мы можем взять остальные двадцать пять миллионов, можем и больше, но там уже будут другие проценты, и там тоже знают про недвижимость и деньги за неё. В Лос тоже проценты – будь здоров, так что, чем быстрее мы их там отдадим, тем лучше для нас. Все те деньги, это деньги братков и крупных бизнесменов, которые так же хотят, чтобы их вложенные куда-либо деньги приносили им прибыль. Завод – да, он продаёт машины как горячие пирожки, но, чтобы отбить вложенные в завод грузовиков деньги, нужно время, которого у нас нет. Вернее, оно есть, но будут большие проценты.
— И какое у вас предложение? – спросил я, спустя минуту, понимая какую очередную кашу мы заварили, и сколько на всё это нужно денег.
— Открывать ворота около отстойников и таскать сюда машины с Земли, – выпалил Крот, – эти машины, которые мы реализуем через наш автосалон, решат все наши денежные проблемы. Конечно, часть автомобилей отдадим в Руви и Кижень, часть разойдется нужным людям и водителям, но с помощью этих машин, мы решим все проблемы. Нам много-то и не надо – пару тысяч, а в отстойниках их стоят десятки тысяч. Отправляем туда с кнопкой человека Сицова, открываем ворота и перегоняем тачки с Земли сюда. А уж покупатели на них всегда найдутся, особенно на новые. А не найдутся у нас – будем реализовывать в мире Белазов. А можно и не пару тысяч, можно и больше, денег будет – во! – он провёл рукой над своей головой.
— Неплохая идея, – произнёс Туман, разливая остатки текилы по нашим стаканам.
Тут открылась дверь, и вошли секретарши, обе несли подносы с закуской, сзади топал Слива, неся в руках несколько бутылок с текилой. Снова быстренько накрыли поляну и принялись пить. Самое интересное, что несмотря на количество выпитого, голова у меня была свежая.
— Александр, к вам Хас из Лос – спустя десять минут заговорил спикерфон.
— Пусть заходит.
— Привет, мужики, – удивлённо произнёс Укас, входя в кабинет, – честно, не ожидал вас тут всех увидеть.
— Какими судьбами? – улыбаясь, спросил я, пожимая ему руку, – есть ещё инфа по нападавшим? Кстати, будешь? – я кивнул на стол.
— Буду, – садясь в кресло, ответил браток, – да не, по нападению я всё, что знал, Диме сказал. У меня другие новости, – он замолчал, дождался, когда ему нальют текилы и сказал, – вчера вечером умерла мадам Ти.
В кабинете наступила оглушительная тишина. Вот что сказать? Сказать, что я расстроен? Ну, хрен его знает. С одной стороны, я её знал, с другой знал, что она творила. Но о покойниках либо хорошо, либо ничего.
— Помянем бабульку, – поднял я стакан с текилой.
Выпили не чокаясь.
— Надо её дочке сообщить, – произнёс я, – Туман.
— Позвоню Рифу.
— Ты только для этого сюда приехал? – спросил у Хаса Крот, когда все выпили, и каждый что-то вспомнил из общения с мадам Ти.
— Да не, запчасти тут кое-какие забрать. У меня же многие пацаны на ваших тачках у нас катаются, да и местных хватает. Вот сейчас первый магазин по продаже запчастей открыли, как раз Славка с Игорем нам первые две фуры с запчастями приготовили. Ладно, мужики, поехал я, нам ещё назад надо и в магазине там порядок навести, – встав из-за стола, он попрощался с нами и вышел из кабинета.
— Вот и нет больше мадам Ти, – вздохнул Крот, – да уж, тётка покуролесила в своей жизни. Прям, натуральная крёстная мать, всяким мафиозо до неё, ой как далеко.
С этим я не мог не согласиться. Тут же вспомнил наш с ней разговор, на первом этаже небоскрёба, когда она просила переправить в наш мир своих близких и передала мне документы на свой завод. Меня тогда сразила наповал её харизма, её сила воли и то, как она держалась, понимая, что ей осталось жить несколько месяцев. Выпили ещё по одной, тоже не чокаясь.
— Ну так что, Саш? – спросил Крот, – таскаем тачки с земли?
— Таскаем. Коржа позовите с пацанами, а то обидятся, и ты, Вань, кого там из Киженя, машины всем нужны. Туман, организуй мне встречу с Сицовым, надо перетереть с ним эту тему.
— Хорошо.
— Его людей нужно будет посылать за границу, ищите информацию, где такие стоянки. Крот, это на тебе. Такой большой отстойник в России я знаю только один, около Питера, там тачки на бывшей взлётной полосе хранятся. Но своих как-то грабить неохота, а вот пощипать пиндосов – я за. Пусть потом ломают голову, куда столько машин делось.
— Умные люди могут догадаться, – крякнул Георгич, – это у нас могут засекретить всё, а там точно журналисты растрезвонят.
— Намекаешь на тот, второй институт в Америке?
— Да.
— Всё может быть. Но это время; всё равно, вся эта наша торговля с Землёй на короткий срок, думаю, вы это тоже понимаете. Потом точно нужно будет закрывать ворота навсегда. Другим людям об этом говорить не надо, так что я на вас надеюсь, держите язык за зубами.
— Риф ещё катера просил, – напомнил Туман.
— Значит, и для Рифа тоже вытащим. Надо только с Герой поговорить, возможно, вообще, ворота в воде открыть так, чтобы нас не затопило, или нет. С катерами, я думаю, проще будет. Найти большую марину, ну, где стоянка катеров, и ночью туда, и таскать их тросами и лебёдками, это вам не тачку завести, в общем, думайте, Туман, это на тебе.
— А, я ж ещё одну новость забыл, – хлопнул себя по лбу Туман, когда мы уже собрались расходится после нашего общения.
— Ну.
— Мушкетёры притащили-таки с облака себе второй такой же Крайслер.
— Наши гаишники точно охренеют! – засмеялся Крот.
— Ага. Они вон уже второй день его до ума в сервисе доводят, – продолжил Туман, – Паштет сказал, что тачка будет круче.
— Куда уж круче-то, – хмыкнул я, вспоминая адский вид их Крайслера.
— Ну, в креативе им не откажешь.
Да уж, с этим мы не могли не согласиться.
— У них костей всяких, черепов, цепей, всего полно. Так что, мужики, ждём, – засмеялся Туман, – когда на улице города появится второй безумный автомобиль, с не менее безумным экипажем.
Глава 3.

2 декабря. Земля.
— Вы решили половину Земли ограбить, Александр? – засмеялся Сицов, когда мы встретились по моей просьбе на Земле, и я изложил ему то, что нам нужно.
— Ну, не половину, Анатолий Александрович, а только немного, – я улыбнулся в ответ, – в нашем мире очень не хватает автомобилей, очень. Как вы прекрасно понимаете, все те, кто, в силу неких обстоятельств, оказался в нашем мире…
— Кстати, – встрепенулся тот, – извините, что перебиваю. Но у вас другая планета или какой-то мир?
— Планета, или нет, я точно не знаю, но то, что это какой-то параллельный мир, мы уверены. Конечно, его разведка только-только начинает развиваться, но дальше, чем… – я задумался, – ну, грубо семьсот километров от городов не производилась. Никаких спутников мы тоже не видим, так что это не Земля, точно.
— Как же у вас интересно, – покачал головой Сицов, – широчайшее поле для исследований. Как же жаль, что я не могу к вам сходить на экскурсию. Пустили бы? – он снова улыбнулся.
— Пустили бы, – так же, ответив улыбкой, не стал я лукавить, – но, сами знаете, обратно дороги не будет.
Вот же хитрый лис!
— Да знаю я, – махнул он рукой, – мне мои учёные доклад делали. Извините, что вы там про машины говорили?
В данный момент мы с ним не спеша прогуливались по большому ангару на Земле. Сицов, конечно, поставил сюда большой стол и несколько диванов, но в этот раз мы с ним медленно ходили по ангару, нарезая круги. И его, и моя охрана были неподалёку, ворота всё это время были открыты, и с той стороны, на всякий случай, была группа немедленного реагирования. А механическая рука наблюдала за каждым нашим шагом.
— В нашем мире все люди с Земли, максимальный срок, когда они там очутились, это одиннадцать лет назад, соответственно, все видели, а многие и владели хорошими автомобилями. Благодаря нашей политике, хорошую иномарку может себе позволить абсолютно любой человек. Про наши города и оазисы вы тоже знаете, расстояния — понимаете, какие. Так что машины нам нужны, очень. Наше облако не может поставить необходимое количество машин, завод тоже, так что остаются только отстойники, которые находятся за границей. Мы готовы оплатить билеты и командировочные вашим людям. Их задача взять кнопку, прибыть на место и нажать её, дальше мы открываем ворота и действуют наши люди. В общем, всё точно так же, как решили с вертолётами и самолётами. Ну а всё остальное, что нужно для жизни современному человеку, практически всё, мы вытаскиваем из облаков, это ещё одна загадка нашего мира. Откуда там что берётся, не может ответить никто. Да там, знаете ли, полно загадок, и не только с облаками, есть такие формы жизни или ископаемые, что только диву даёшься, на что способна там матушка-природа. Ну и, конечно, усиленно развиваются производства. Умных людей у нас много, «знаний» как мы их называем, ну, различная литература с Земли для обучения производству того или этого, у нас тоже хватает. Так что, в принципе, работаем. Бывает, доходит до смешного, чтобы произвести одно, нужно сначала сделать что-то другое, и так по цепочке, но ничего, процесс идёт.
Сицов покивал пару раз и ошарашил меня.
— Я купил для вас двадцать четыре вертолёта и семнадцать самолётов, плюс, то оборудование, что вы заказывали, плюс запчасти.
— Но ведь мы не переправили вам столько алюминия, получается, вы купили всё за свой счёт? — в изумлении произнёс я, — это сколько же мы вам теперь должны?
— Да, за свой счёт, но всех денег не заработаешь, ничего вы мне не должны. Да и, если честно, я хотел у вас кое-что спросить, — он резко остановился и повернулся ко мне.
Вот он момент истины, я прям даже знаю, что он сейчас скажет.
— Ходить вокруг да около не буду, – немного подумав, сказал он, – к вам хочу, в ваш мир. Можно? Пустите меня? Вернее, нас. С собой беру около ста сорока человек. Это близкие моих людей, жёны, дети, мужья. Покупаем всё, что нужно вам и нам, и сюда, ворота, как сказал ваш Туман, да и вы сейчас это подтвердили, нужно закрыть навсегда. Те, кого мы сюда берём, не в курсе ситуации, не знают про другой мир, но тут можете не волноваться, проблем с ними у вас не будет.
Я прям охренел. Честно, этого разговора я ждал гораздо позже.
— Тут, на Земле, останется несколько человек, – продолжил олигарх, — которые будут заниматься продажей недвижимости и переправкой сюда близких ваших людей, ну и помогать вам в решении тех или иных вопросов. Их около тридцати человек.
По нашим подсчётам, месяц — два и нами заинтересуются, обязательно кто-нибудь вспомнит про наши опыты по открытию ворот в другие миры. Тех, кто остаётся на Земле, потом тоже нужно будет переправить сюда. Мы уже придумали сигнал общего сбора, день, два, и они все соберутся в одном месте. Близкие тех, кто останется на Земле, будут в вашем мире, так что никакой утечки информации не будет.
Мы стояли друг напротив друга, и я смотрел в глаза этому человеку, а он смотрел на меня.
— Вы уверены, что этого хотите? – спросил я, – а как же ваша власть? Деньги? Возможности? Вы же прекрасно понимаете, что тем, кто вы есть сейчас на Земле, в нашем мире вы не будете, да и, если честно, мы вам просто не дадим таким стать, как бы грубо это не звучало.
— Всё я понимаю, – улыбнулся он, – не маленький. Александр, – он повернулся и сделал приглашающий жест рукой, мы снова потихоньку потопали по ангару, – мне пятьдесят восемь лет. Всю жизнь я зарабатываю деньги, у меня их достаточно много. Всю жизнь я стремлюсь к власти, её у меня тоже хватает. Всю жизнь я стремлюсь приобрести те или иные ресурсы, чтобы снова зарабатывать деньги и получить ещё больше власти. Устал, надоело, хочу спокойствия. В могилу я с собой их всё равно не заберу. А тут есть такая возможность плюнуть на всё и исчезнуть. У вас там, говорят, хороша рыбалка и острова есть?
— Есть, – согласился я.
— Вот… Кое-что я, конечно, возьму с собой, ну, чтобы на пенсию хватило, – он засмеялся, – но вокруг меня больше не будет склок, интриг, не будет всяких звонков от сильных мира сего. Не будет различного пафоса и выкручивания рук. Я просто хочу спокойно дожить свой век. На Земле, куда бы я ни уехал, меня рано или поздно найдут. И я не могу там просто так взять и отойти от дел, слишком много людей с моей помощью кормятся. Мне просто не дадут уйти на покой. Там я вынужден постоянно держать руку на пульсе. Смешно сказать, – он снова усмехнулся, – но даже когда я в отпуске, постоянно на связи, а бывает и такое, что ко мне прилетают партнёры по бизнесу.
Мои люди, которые шли со мной рука об руку и в курсе про другой мир, поддерживают меня в этом. Их тоже привлекает возможность переселения в другой, новый и чистый мир. Даже если это для их близких и будет сюрпризом, я бы сказал, большим сюрпризом, ну ничего, разберутся. Вы же тоже будете перетаскивать к себе людей, не вводя их в курс дела.
— Нет, конечно, утечка никому не нужна.
— Ну вот и мы так же сделаем. Всё продадим, ну, что успеем и что сможем, чтобы не привлекать внимания, погрузимся в машины и к вам, а дальше расползёмся по вашему миру, а вполне возможно, что кто-то переселится и в другой мир, у вас же их там три. Так что, никаких интриг против вас у нас точно не будет, да и такими силами против вас, – он покачал головой, – да и не надо мне это уже. Хочется пожить для души. Я читал доклады наших разведчиков, они же написали, что у вас не так, как у нас на Земле, я имею в виду, у кого больше денег, тот и прав, у вас там быстро пулю в лоб пускают.
— Ну, зачем так грубо-то, но, в принципе, вы правы, произвола и несправедливости как на Земле, у нас никто не хочет, поэтому мы и сделали такие условия и создали такой мир.
— Поддерживаю. Тут, на Земле, некоторые личности зажрались, сильно зажрались. И продолжают хапать обеими руками. Куда? – он развёл руки в стороны и пожал плечами, – денег вагон, а им всё мало.
— Человеческая жадность не знает границ, Анатолий Александрович.
— Ну, так что? Примете нас? Или вам нужно посоветоваться с вашими компаньонами?
— Да, думаю, примем, – ответил я, – они, вон, всё слышат, – я повернулся и показал на механическую «руку», – и, думаю, будут не против. Как, народ, примем их? – громко спросил я, глядя прямо в камеру.
Спустя несколько секунд «рука» пару раз качнулась вверх-вниз. С той стороны за нами наблюдает и слушает много народу. Там и Туман, и Грач, и Васьки, и Георгич. Тем более, мы уже раза два, точно, обсуждали такой вариант развития событий. Все сходились во мнении, что Сицов попросится к нам, вместе со своими людьми. Конечно, существовала какая-то доля интриг, но отказав им, мы могли нажить себе смертельных врагов, и тогда покоя нам точно не было бы.
А так, да, мы думали, что их будет не больше двухсот человек, а тут, кстати, даже меньше, и что они точно разъедутся по разным местам. Не все же захотят жить в одном городе. Потом, опять же, многие из них будут достаточно упакованы, и знаний у них хватает. Так что, не исключено, а скорее всего так и будет, что кто-то откроет своё дело, и ему точно будет не до каких-то интриг и попытки свержения власти. Вон, мир Белазов, широчайшее поле для деятельности, а уж сколько возможностей для изучения всех этих миров, я тут вообще молчу.
— Когда вас ждать? – спросил я.
— Учёных, которые работали над открытием ворот, через пару дней, – немного подумав, ответил он, – всех остальных – в течение месяца. Мне так же нужно будет кое-что продать и вывести деньги. Я хочу отблагодарить своих людей.
— Раздать им деньги?
— Ну, не то чтобы раздать, – уклончиво ответил он, – дать им немного начального капитала, каждому по степени его участия в работе на меня.
— Думаю, что некоторые из этих людей, придя в наш мир, будут очень обеспеченными людьми, – хмыкнул я.
— Не исключено. Я, при всём желании, не смогу потратить все деньги за столь короткий промежуток времени. Так что пишите список, что вам нужно, и мы займёмся покупкой и доставкой до ваших ворот. Повторюсь, у нас месяц-два, и потом за нас крепко возьмутся. Так что давайте напряжёмся и поработаем на благо вашего мира. Думаю, что помимо вертушек и самолётов вам ещё много чего нужно.
— Хочу дать вам небольшой совет, – сказал я, останавливаясь и поворачиваясь к нему.
— Слушаю вас.
— Не наломайте напоследок дров, Анатолий Александрович, – глядя ему прямо в глаза, произнёс я – думаю, вы прекрасно понимаете, о чём я.
Он кивнул.
— Вас ждёт новая, удивительная жизнь. Пусть все те, кто вам должен, ваши враги, завистники, и так далее, остаются там, в прошлой жизни. Я прекрасно понимаю, что у человека такого уровня, как вы, есть враги и те, кому очень хочется отомстить, так сказать, напоследок заявить о себе и вспомнить все былые обиды. Не искушайте судьбу, просто переселяйтесь в другой мир. Сами знаете, ответка может прилететь неожиданно и с той стороны, откуда не ждёшь. Вы умный человек, раз добились таких высот, так и воспользуйтесь этим. А все те, кто, как вы говорите, кормится с ваших рук, пусть потом кусают локти и ищут вас по всему шарику. Нам очень бы не хотелось рисковать нашими людьми и вытаскивать вас из какой-нибудь передряги.
— Я вас прекрасно понял, Александр, – вздохнул он.
— Ещё вопрос. Всех нас интересует ваш Погонщик и его бойцы. И вы, и мы знаем, что это за человек, и чем он занимался в вашей компании. Кем он видит себя в нашем мире?
— Буду откровенен с вами, Александр, благо не на допросе у прокурора. Да, этот человек решал специфические вопросы и не всегда законными методами. Но вы прекрасно понимаете, что без этого никак – сожрут.
— Понимаю.
— У вас, скорее всего, тоже были такие ситуации, когда на вас пытались давить или взять под своё крыло. Нефтяники, ваша месть Михайловскому.
— А вы очень проинформированный человек, – засмеялся я, – ваши люди хорошо умеют собирать информацию.
— Да, контрразведка у меня всегда была на высоте, – серьёзно ответил он, – такова специфика моего бизнеса. Нужно быть на шаг впереди. В вашей ГДЛ тоже есть такие люди.
Вот же млять, всё он про нас знает! Тут я промолчал.
— А что касается Погонщика и его людей, – продолжил Сицов, – после переселения в ваш мир, их, так называемая работа, закончится. Им больше не нужно… – он замялся, подбирая слово.
— Я вас понял, – тут же сказал я, понимая, что ему просто неудобно слова «убийства, запугивание, пытки», и так далее, произносить вслух.
— Вот, – с облегчением ответил тот, – я с ним разговаривал по этому поводу. Он хочет стать исследователем, собрать команду и отправиться на разведку вашего или другого мира. Может где-то там, вдалеке от всех, он и организует своё государство, как Отец, Герман и их друзья.
Вот же, млять, и про это он знает! Да пипец, походу, эти трое шпионов, выдали ему вообще весь расклад по нашим мирам.
— А может внесёт какой-то вклад в развитие и вашего мира. Несмотря на его деятельность и специфику работы, это очень надёжный и верный человек. Своих он не предавал никогда и всегда приходил на выручку. Так что, для вас он точно не будет опасен. Его тоже можно понять, он всю жизнь со мной, и в один прекрасный момент можно устать бояться. Думаю, что лихие девяностые для всех нас очень хороший пример. Выжили единицы, которые сейчас сидят в креслах, остальные либо на кладбище, либо в тюрьме, а некоторые из них, вообще, остаток жизни проведут в клетке, подчиняясь командам, как собаки, и живя по одному и тому же графику изо дня в день, и так будет до конца их жизни, это те, кто получил пожизненное.
Все мы, рано или поздно, хотим глобальных перемен. Только не у всех есть возможность. Ваш мир, это как раз то, что нам всем нужно. Просто мы все, начнём жизнь с чистого листа. Как вы там говорили, – он снова улыбнулся, – у многих из ваших людей есть собственное кладбище, у кого-то – с одно, у кого-то с два футбольных поля. Но, после перемещения кого-то сюда, никого из вас не интересует, чем человек занимался на Земле, главное, чтобы он двигался вместе со всеми по течению в вашем мире.
Пипец, чувак знает всё! Откуда? Неужели те трое смогли за такой короткий промежуток времени собрать столько информации?
— Не удивляйтесь, Александр, – снова вздохнул Сицов и, опустив голову, двинулся по ангару, я потопал за ним, – вы молоды, а я прожил долгую жизнь, полную интриг и подковерной борьбы. Если вам когда-либо нужен будет совет, обращайтесь, помогу, чем смогу, – он снова усмехнулся, думая о своём, а потом добавил, – но в данный момент я хочу спокойствия.
— Сына своего тоже будете к нам перетаскивать? – спросил я, решив показать, что мы о нём тоже кое-что знаем, – или вы так и не наладили с ним отношения? С бывшей женой, понятно, вы не общаетесь.
Он даже не удивился моим вопросам.
— Нет, сына не буду звать. У него своя жизнь, и общаться со мной он не хочет.
Тут он как-то сгорбился, вздохнул, затем через несколько секунд встряхнул головой и расправил плечи; переживает, сильно переживает, всё-таки, это его сын.
— Но, видимо, такова судьба, – глядя перед собой, произнёс Сицов.
Поговорив с ним ещё минут пятнадцать-двадцать, мы разошлись. Я вернулся в свой мир, а Сицов поехал запускать огромный маховик механизма по переселению в другой мир.
— Ну, и что вы на счёт всего этого думаете? – первым делом спросил я у мужчин, когда поднялся в переговорную, где они наблюдали за нашим разговором.
— А я его понимаю, – взял слово Георгич, – он действительно хочет спокойно пожить на старости лет. И его люди без него окажутся не у дел. Конечно, со временем они займут какую-то нишу на Земле, но тут другой мир. Кто из вас отказался бы от переселения, зная о тех, кто там живёт, какие там правила жизни, и имея хороший первоначальный капитал, и, тем более, если бы с вами переселялись ваши близкие?
— Я бы точно не отказался, – тут же ответил Большой Вася.
В общем, проговорили мы так около часа. Все сошлись во мнении, что Сицова и его людей нужно принимать. Колун сказал, что через месяц, после того, как они сюда переселятся и освоятся, за некоторыми из них он установит негласную слежку и послушает их. Потом повторит это ещё через пару месяцев, потом ещё через какое-то время, если всё будет тихо, то мы оставим их в покое, нет – будем принимать меры.
Глава 4.

4 декабря. Таус.
Ох и деньки у нас настают! Сейчас мы с ребятами только-только подъехали к нашему институту около Тауса. Тут на стоянке и внутри института уже человек сто, и люди, мужчины продолжают подъезжать. Сегодня мы начинаем таскать машины с Земли.
Позавчера, как я поговорил с Сицовым, он отправил несколько своих людей на стоянки-отстойники, сегодня ночью мы получили от них сигнал, что они добрались до таких мест и ждут, когда мы откроем ворота. Корж, Иван и мы, пригнали сюда множество мужчин, которые и будут заниматься перегоном автомобилей.
Вон я вижу, как сбоку от института, за эти двое суток, несколько тракторов и бульдозеров разровняли и укатали большую площадку для машин, а ещё человек тридцать рабочих укладывают лианы, чтобы хоть подъездные дороги заасфальтировать.
— Ну и народу, – прокряхтел Слива, с трудом втиснув Кадиллак на стоянку среди других машин около института.
Выбравшись из джипа, я ещё раз огляделся. Да уж, народу действительно много, вон ещё подъехали парочка микроавтобусов, и из них стали выходить ребята.
А вон и Вайпер Коржа стоит, и рядом Альпина Тамаза, и Секвойя Ивана. Пока шли ко входу в институт сто раз поздоровались. Многих из ребят я уже видел, вместе вытаскивали машины с того корабля-парома, теперь пришло время пощипать Землю. Тачки нужны всем, во всех городах, так что желающих поучаствовать в перегоне нашли без проблем.
— Привет, мужики — в дверях столкнулись с Туманом.
Быстро поприветствовав его, пошли в зал приёмки.
— Как у нас дела? – спросил я у него, пока мы топали по коридору.
— Процесс перетаскивания людей с Земли начался, – стал информировать меня Туман, – вчера к нам перевезли двадцать шесть человек. Мужчины, женщины, дети, в общем, как и разговаривали, близкие тех, кто живёт тут.
— Проблемы с ними были?
— Ну, с кем как, – усмехнулся Туман, – кто-то в шоке от переселения, кто-то в шоке от того, что тот, кого они считали пропавшим без вести или погибшим, жив-здоров, только живёт, и достаточно неплохо, в другом мире. Наш терминал работает на полную, – он кивнул в сторону второго большого терминала с воротами, – да и этот тоже на пределе.
Ворот-то у нас около Тауса было двое. Одни в нашем институте, вторые – в большом терминале, сообща построили тремя городами. Их и используют как какой-то вокзал или аэропорт для перемещения между мирами, там и туристы, и грузы, всё проходит через них. Наши ворота меньше, вернее, меньше сам зал приёмки, мы ими тоже пользуемся, но для мелочёвки. Вот через них мы и будем сейчас таскать машины с Земли.
— В принципе, пока проблем особых нет, – продолжил Туман, – только желающих очень много, кто хочет перетащить с Земли своих людей. Тут даже не столько продать что-то на Земле хотят, а именно привезти сюда своих близких. У Сицова просто людей столько нет, чтобы отправлять курьеров в разные точки России. У Колуна студия эта круглые сутки сейчас работает, ну, где обращение записывают. И Гера тут со своими коллегами весь взмыленный.
— Ну, так отправляйте наших, – подумав, сказал я, – тем, кому можно доверять. За одиннадцать часов они много чего сделать могут.
— Уже, – кивнул Туман, – мы с Димой взяли на себя такую смелость. На Землю с записями идут и девушки, и ребята. Берут записи и разъезжаются по городам и адресам. Там находят нужных людей, показывают им запись, и кто готов, везут сюда.
— Молодцы.
— Это кто ещё такие? – в недоумении спросил я.
Мы вошли в первый большой зал, перед малым с воротами, и там я увидел человек тридцать-сорок. Мужчины, женщины, все разных возрастов. По ним было видно, что это не работники института, больно контраст с ними большой. Сидят, вон, все в сторонке на грубо сколоченных лавочках, которых тоже тут не было.
— Везунчики, – улыбнулся Туман, – это те, кому выпал сектор «приз» на барабане.
— Туман, я тебя сейчас ударю, нормально можешь объяснить?
Мы остановились в зале, и я стал рассматривать этих людей. По некоторым было видно, что они немного нервничают.
— Объясняю, – крякнул Туман, – желающих перетащить сюда своих близких огромное количество. У нас тут тысячи людей, и всех мы просто физически не сможем охватить.
Я кивнул.
— Вот Колун и сделал что-то типа барабана, из которого вытаскивают бумажки с именами. Чтобы всё честно было. Те, чьё имя вытащили, могут делать видеозапись, и за его близкими отправляют курьеров. Стараемся делать по городам, чтобы не распылять курьеров по разным местам, а из одного места все были. Эти вон, – он кивнул на ожидающих, – кажется, из Питера – сидят, ждут своих. У них есть десять часов, собираются все в одном месте, и там по сигналу открываем ворота.
— Теперь понятно. Сколько туда курьеров-то отправили?
— Человек тридцать, – ответил Туман, – плевать, что на Земле кипиш будет! Нам тут тоже люди нужны.
— Н-да, – вздохнул я, – мы нарушили все свои правила. И то, что людей сюда нужно поменьше перетаскивать, и аккуратней с этим быть. Обязательно кто-то на Земле начнёт копать, куда столько людей разом пропадать стало. Точно месяц-два, и ворота нужно будет закрывать навсегда.
— Я знаю, Саш, но сам знаешь – всё из-за детей. Да и не объяснить местным, что можно перетаскивать к нам по десять-пятнадцать человек в месяц, чтобы на Земле внимания не привлекать. Короче, таскаем по максимуму, а потом закрываем ворота, кто успел, тот успел.
— Вернее, кому повезло из барабана вытащить бумажку, – добавил я.
— Точно.
Только я хотел задать ему ещё вопрос, как заморгали жёлтые мигалки. Все ожидающие, как по команде, поднялись со своих мест.
— Граждане, соблюдайте спокойствие! – громко произнёс, шагнувший к ним боец.
— О, повариха вон наша, – негромко произнёс Слива, – вон, около столба стоит.
Точно, приглядевшись, я увидел женщину, работающую в нашей столовой. Если в столовой она всегда сама любезность и улыбается, то сейчас она была серьёзней некуда, теребит в руках какой-то платок.
— Прошу вас отойти в сторону, – о, это уже нам, вон боец подошёл.
Быстрым шагом дошли до этих людей.
— Добрый день, – поздоровались мы с людьми.
— Здрасьте, добрый, — ответили нам невпопад.
Было хорошо видно, как эти люди нервничают.
— Своих ждёте? – спросил я у этой поварихи.
— Ох, здравствуйте, Александр, – через силу улыбнулась эта женщина, узнав меня, – да, сына с невесткой и внучкой. К ним поехал курьер, надеюсь, Егор воспримет его слова всерьёз, и они сейчас тут окажутся.
— Я тоже на своих надеюсь, – буркнул мужик лет сорока, – я из Киженя, – зачем-то добавил он, – жену и брата жду.
— Все ждут своих любимых, – почти шёпотом произнесла девушка, на вид ей около тридцати лет, – я жду мужа и сына. Я из Руви, тут уже полтора года, надеюсь, он там не нашёл себе новую жену.
Она хотела сказать что-то ещё, но тут под потолком раздался громкий голос.
— Пять, четыре, три, два, один, открытие!
Все ожидающие, как по команде подскочили со своих мест и устремили свой взор на большие двери, которые вели в малый зал с воротами между мирами. Кое-кто даже был готов побежать туда, к воротам, но перед ними тут же встало с десяток бойцов, чтобы народ туда не ломанулся.
— Сюда смотрите! – громко сказал один из бойцов, указывая на три установленных тут огромных телевизора.
Тут же на экранах появилась картинка. Мы увидели, как появилось мерцание, затем, как в него нырнула «рука», спустя несколько секунд другая картинка. Поле, на нём множество машин, людей не видно, скорее всего, все сидят в тачках.
Спустя несколько секунд, один из бойцов, стоящий около работающих ворот посильнее вжал в ухо свой наушник, кивнул, схватил фонарь и нырнул в мерцание, видать, получил какую-то команду.
Мы же стояли и продолжали с интересом наблюдать за происходящим.
— Всё будет хорошо, – услышал я голос Тумана.
Это он эту тётку успокаивает, да и других людей, скорее всего, тоже. Да, их можно понять. Они все бесследно пропали на Земле, их близкие наверняка пережили не одну беспокойную ночь, находясь в неведении, куда делся человек. А тут – раз, спустя какое-то время появляется посторонний, показывает запись, на которой этот пропавший, говорит, что с ним всё хорошо, почти что приказывает быстро собираться, довериться, и вас куда-то отвезут… Вот сколько человек на это поведутся? Сколько согласятся?
Машины, стоящие на земле, пришли в движение. Много тачек-то, штук тридцать, точно; Газели, легковушки, джипы, отечественные вёдра. Они, как по команде, одна за другой, трогались с места и ехали к работающим воротам.
— За рулём наши курьеры, – снова пояснил Туман, – а то, боюсь, обычный человек, увидев перед собой наше мерцание, хрен бы решился в него на тачке въехать.
Одна за другой машины появлялись сначала в зале с воротами, а затем, не останавливаясь, ехали уже сюда, в этот большой зал. Как только автомобили начали останавливаться, к ним бегом подбежали встречающие. Из автомобилей же начали выбираться офигевшие люди. Из Фокуса, вон, выпрыгнул здоровенный Алабай и крутит башкой по сторонам, видать, пёс тоже не догоняет, где он очутился. С правого переднего сиденья Фокуса вылез мужик, лет сорока пяти, и к нему тут же подбежали двое бойцов.
— Батя! – закричал один из них.
Ох, сколько счастья и слёз радости мы сейчас увидели! Наша повариха обнимается с сыном, его женой и держит на руках девочку лет десяти. Тот мужик из Киженя обнимается с женщиной и сильно похожим на него мужиком, видать, точно брат. Девушка из Руви буквально вцепилась в молодого парня и сына. По её щекам слёзы лились ручьями.
Да, за рулём этих автомобилей действительно были наши люди. Вон они скромненько отошли в сторону, но им периодически кричат «спасибо» и жмут руки.
Все что-то говорят друг другу, эмоции буквально зашкаливают. Когда у вновь прибывших прошёл первый шок, посыпались вопросы. Где они? Что это? И так далее, и тому подобное.
— Граждане, – послышался усиленный громкоговорителями голос, – просим вас освободить большой зал, курьеров просим пройти в седьмой кабинет.
С небольшим трудом охране удалось выгнать отсюда всех этих людей. Они всё никак не хотели расставаться и никак не могли поверить в произошедшее. Ох, сколько же сегодня на них вывалят информации, и они будут в ещё большем шоке. А уж когда узнают, что назад дороги нет, вообще весело будет.
Как же хорошо, что наша Мэрия строила этот новый район с размахом. Там точно будут квартиры для всех вновь прибывших. Да и другие города, по нашей информации, активно расширялись. И, само собой, всем таким новеньким будут выданы по тысяче лин подъёмных. Сейчас люди придут в себя, освоятся, потом нужно будет устраиваться на работу и думать, чем зарабатывать на хлеб. Ну хотя бы уже то хорошо, что жильё будет у каждого, да и с работой у нас тут проблем нет. Правда, Землю они больше не увидят.
— Вы что там встали? – зашипела висевшая на поясе Тумана рация голосом Геры, – давайте все в зал приёмки.
Проводив взглядом последнюю выехавшую из этого большого зала машину, мы потопали на зов Геры.
— Гера, ты живой? – увидев его, первым делом спросил я.
Он был, как обычно, весь взлохмаченный, какой-то взъерошенный, из карманов его халата торчали ручки, карандаши, какие-то бумаги, около него крутились двое таких же, как он. Всё как обычно, когда он с головой окунается в работу.
— Некогда мне, – отмахнулся он от нас, – люди прут, энергии нужно – завались! Так, вы – ткнул он в нас пальцем, – сигнал мы получили. Собирайте водителей тут, через двадцать минут открываем ворота на Землю.
— Где именно? – спросил я, – и на сколько?
— Лонг Бич, Калифорния, – ответил стоящий рядом с Герой парнишка лет двадцати пяти-двадцати восьми.
— Там стоянка Тойот, – хмыкнул Туман, – мы позавчера про неё данные нашли.
— Да, у них там сейчас почти десять часов вечера, темно, – продолжил тот же коллега нашего кучерявого, – машин там несколько десятков тысяч. Ворота сможем открыть на тридцать минут.
— Чего так мало-то? – тут же возмутился я.
— Саша, млять! – тут же закудахтал Гера, – где мы вам столько энергии возьмём? У нас ворота нарасхват, то люди новые, то груз от Сицова, то расписание между мирами. Нам после машин ещё нужно будет в трёх местах ворота открывать. Вертушки и самолёты эти ваши перетаскивать! Так что мобилизуйте всех людей, всех, кого можете. Эта ваша летающая техника вообще в разных странах, тоже по пятнадцать-двадцать минут. Потом открываем ворота в порту Ливерпуля.
— Ниссаны и Хонда, – снова блеснул знаниями Туман.
— Да, – кивнул Гера, – там уже на час сможем, если кубы с энергией подвезут.
— Откуда их должны подвезти-то? – снова обалдел я.
— Из других миров, – вздохнул Гера, – мы у нас почти всё высосали, туда их на зарядку возим.
— Где Корж и Иван? – спросил я, – может нам и правда ещё народу сюда?
— Двести сорок человек тебе мало? – удивлённо спросил Туман.
— Сколько?
— Двести сорок, – заулыбался наш головорез, – не боись, за тридцать минут по паре ходок ребята точно сделают, а может и больше, процесс отработан. Все подряд тачки берём?
— Да, лишь бы только они завелись, и топливо в них было.
— Да пох, соседние возьмём. Там стоянки большие.
— Кстати, в порту будет полночь, – добавил Гера, – но там наверняка есть охрана, так что аккуратней. Всё, – он посмотрел на часы, – я побежал, давайте сюда своих водил.
За следующие десять минут оба зала оказались буквально забиты людьми. Тут были и бойцы, и девушки, и обычные гражданские. Вон мимо нас, прорываясь сквозь толпу, просочился Кирилл, наш директор салона, с ним парочка менеджеров, Корж, Иван, ещё народ из других городов. Вездесущий Колобок, вообще, промчался мимо нас раза четыре, и мне снова показалось, что у него есть братья-близнецы.
Ну пипец, сейчас мы неплохо так тряханём эти стоянки с автомобилями! Ох, и кипиш завтра будет, когда обнаружат пропажу! Надо, кстати говоря, как-то ускориться с автомобилями. Ведь таких стоянок на Земле немного, и на других могут усилить охрану.
А пропажа такого количества автомобилей точно будет у всех на слуху, и точно начнут копать. Хрен у нас есть пару месяцев, месяц и всё! И потом закрываем ворота. Для всего – и перетаскивания людей и грузов, и вообще всего-всего. Вот на Земле учёные будут ломать голову, куда это всё делось в таком количестве!
Заработали мигалки.
По обоим залам прокатился возбуждённый людской гул. Все находящиеся тут люди знают, куда и зачем мы идём. Знали они, и как мы действуем, благо, опыт с паромом есть. Фургоны для перевозки людей уже ждут на стоянках. Хоть одно тут хорошо, нет этих зверюг, как в Речном облаке. Охрана, если и есть на тех стоянках, она немногочисленная и, думаю, там психов нет, чтобы попытаться остановить такое количество народу, которые, ха-ха, пришли украсть тачки. Думаю, такой грандиозный угон войдёт в историю. Вот где масштабы, вот где моща! Пускай потом там на Земле чешут репу и думают, куда делись машины.
— Пять, четыре, три, два, один, открытие!
Бац, снова мерцание, нырок «руки». Млять, не видно ничего на экранах, народу много. Спустя секунд пятнадцать голос из матюгальников.
— Пошли!
Как в метро в час пик, плотной толпой движемся к мерцанию, я на всякий случай проверил кобуру с пистолетом. Рядом пыхтят пацаны, у кого в руках пусковик, у кого канистры с бензином, народу – пипец!
Ох, как свежо-то тут на Земле. Точно, вечер, уже стемнело, градусов пятнадцать, и перед нами море машин. Я, прям, обалдел, когда увидел такое количество автомобилей. Стоянка, огромная стоянка автомобилей, слабо освещённая фонарями. С ходу так и не понятно, но, кажется, одни Тойоты. Вон прямо передо мной Короллы, рядом Камри, Круизёры, Хеликс, много, очень много машин.
— Чего встали, работаем, пацаны! – заорал кто-то из наших, – хватайте тачки.
Всё, вперёд, толпа народу ломанулась к машинам. Ворота открыли прямо посередине стоянки на дороге, а вон, кажется, и человек Сицова. Мужик какой-то – стоит на капоте Крузака, орёт и машет нам руками.
— Кто Александр? Где шеф?
Бегу к нему.
— Привет, ты от Сицова?
— Да, вот вам, – он обвёл руками стоянку, по которой уже рассыпались десятки людей.
— Молодец, всё, ты свободен, езжай, куда тебе надо.
— За вертушками, – хмыкнул тот, спрыгивая с капота Тойоты, – тоже вам, завтра буду на месте.
— Ты к нам идёшь? – спросил у него Туман.
— Да, как всё это закончится. Жену и двух детей переправят раньше, как и у многих у нас, хочу в ваш мир.
— На тебе денег, – Туман бросает ему пачку баксов.
Этих зелёных, ничем не обеспеченных на Земле, бумажек в нашем мире хватает. Народ-то к нам, бывает, с хорошими деньгами попадает. У нас они просто лежат, а тут пусть хоть поработают в последний раз.
— Спасибо, мужики.
Его глаза буквально горели, и он был, пипец как, доволен! Быстро попрощались с ним, и он, схватив небольшую сумку, исчез среди сотен автомобилей.
— Да брось ты её нах! – слышу чей-то голос.
— Периметр, вашу мать! – это уже, кажется, Грач.
— Крузака бери, вот эти хватайте.
Народ, реально, ополоумел, вокруг меня нереальная суета. Заводятся десятки двигателей автомобилей. Те, которые не заводятся, просто оставляются на месте. Вижу, как парочка машин проехав несколько метров дёргаются и замирают на месте. К ним тут же бегут мужики с канистрами и заливают по несколько литров топлива. Глядя на это, понимаю, что надо хоть немного систематизировать процесс.
– Туман! Дай всем команду – если тачка не заводится – оставлять капот открытым, чтобы подошедшие позже повторно не тратили на нее время.
– Понял! Точно, блин! – слышу в ответ, и пошла по рациям перекличка…
Различные новые Тойоты тока так проезжают мимо нас.
— Айда за тачками! – кричит Колючий и запрыгивает за руль ближайшей к нему Камрюхи.
Я, недолго думая, бегу к Круизёру 100, запрыгиваю за руль, ключи в замке, на правом сиденье какие-то бумаги, походу, сервисная книжка, руководство по эксплуатации, второй ключ вон вижу в пакете. Поворот ключа – есть, тачка завелась без проблем, совсем свежак, в нос так и бьёт запах нового автомобиля! Рычаг на «драйв», и трогаюсь с места.
Выезжая на дорогу, чуть не протаранил какую-то Короллу, её водила мне ещё кулак показал, типа «куда прешь!». Сорри, виноват! Вижу мерцание, вклиниваюсь в поток машин, мля, прям как на МКАДе, в той жизни…
Въезжаю в наш мир, тут же стоят чуваки с жезлами и машут ими, указывая куда ехать. Вылетаю на улицу, снова регулировщики, орут что-то, пох. Двигаюсь за потоком машин, вот и стоянка, там снова регулировщики, орут до хрипоты, машины ставятся рядом друг с другом.
— Быстрее, быстрее! – слышу чей-то голос, когда, припарковавшись, выпрыгиваю из тачки.
Вон и микроавтобусы стоят, в них забиваемся, как шпроты в банку, и снова едем на Землю за следующими машинами. Нам нужно успеть за эти тридцать минут тиснуть как можно больше тачек.

Глава 5.
9 декабря. Таус.
Хорошо тут всё-таки у нас, ну, в нашем мире, я имею в виду. Солнышко круглый год, тепло, люди добрые, почти все. Неплохо, совсем неплохо, и жить можно. В данный момент мы уже подъехали к сервису, я выбрался из шестисотого и, поздоровавшись с некоторыми работниками ГДЛ, которые в это время были на улице, шёл к себе в кабинет.
Мой личный автопарк как-то уменьшился, так что передвигался я сейчас на двух Мерседесах в 140 кузове. Кадиллак остался только длинный, а пускать за ним в сопровождение легковушку, ну, как-то не айс, да и сложновато ей будет держаться на заднице.
Честно говоря, с делами ГДЛ, которые требовали моего вмешательства, я выпал из-за всех этих новостей, что там ребята таскали с Земли. Знаю, конечно, многое, но особо некогда было этим заниматься и вникать, тут с другими делами разобраться бы.
Тут, помимо Земли, дела закрутились – мама не горюй, и мне, как истинному владельцу ГДЛ, пришлось принимать в них непосредственное участие.
Во-первых, в мире Белазов узнали о наших консервах из рыбы и змеиного мяса. Ко мне оттуда приехало несколько довольно-таки крупных бизнесменов, которые захотели наладить поставки всего этого в свой мир.
Ну, и мне пришлось вызывать директоров этих производств, чтобы обсудить дальнейшее сотрудничество с приехавшими бизнесменами. Потом мы везли их на производства, показывали им всё, заключали контракты на поставку и доставку.
Так же в мире Белазов заинтересовались Блюром, опять переговоры, контракты, и так далее.
Перспективы по этим направлениям обещали быть очень хорошими. Рыба, змеиное мясо, консервы и Блюр, обещали очень неплохие барыши. Но на раскрутку всего этого нужно было какое-то время.
И наша задача была всё это поставлять только оптом, никто в мире Белазов не собирался нам давать что-либо из этого продавать в розницу. То есть, например, ни о каких заправках речи даже и не шло, нам сразу дали понять, что продавать будут только местные, наша задача – поставки. В принципе, нам и так нормально.
Потом на пару дней вообще завис с бумагами, отчёты, как и что, нужно было тут отрезать, там добавить, да и просто посмотреть, как идут дела в нашей ГДЛ. Съездил в Хозяйственный, на оптовую базу, к Рифу в Речной, где-то пистонов вставил, где-то пряники раздал, голова, не то что пухла от обилия информации, но всё это занимало кучу времени, нервов и сил.
Плюс, метнулся в мир Белазов, на завод, там тоже посмотрел, как и что с производством машин, с поставками, с ценовой политикой. Ведь это направление для меня тоже было немаловажным, всё-таки мы туда вложили очень много сил и средств. А стоить только отойти от дел и пустить их на самотёк, как можно что-то упустить. Вот и ездил везде сам и вникал.
Кстати говоря, передвигаясь по Лос, я уже довольно-таки часто видел машины из нашего мира. С завода Палиус – то понятно, но и из нашего мира хватало. Видать, всё-таки очень многие люди из нашего мира продавали свои машины покупателям в этот мир. Не зря Хас открыл в Лос парочку магазинов по продаже запчастей и один сервис по их ремонту. В сервис, кстати, он переманил несколько толковых ремонтников от нас, естественно, с согласия Славки и Игоря.
Вчера вечером я окончательно разобрался с делами и дал задание моим секретарям собрать интересующих меня людей, чтобы окончательно понять, что мы получили с Земли. Повторюсь, информация, конечно, поступала, но отрывками.
Вчера днём я вернулся из Лос и увидел около нашего института стоянку, прям в пустыне, а на этой стоянке куча различных машин. Там же и охрана, пара менеджеров из автосалона, видел тачку Кирилла, его самого – нет, и много других людей, видать, машины продают прямо из пустыни, не заморачиваются с их перегоном в салон. Несколько автовозов тоже видел, а проезжая железнодорожный вокзал, увидел пятнадцать вагонов, я специально считал, на которых стояли новенькие автомобили, походу, это те, которые ребята угнали с Земли. Их либо в Кижень, либо в Руви.
Так что сейчас я еду в сервис, где мне расскажут весь расклад, что у нас произошло за последние дни с Землёй. Судя по количеству машин, грузов и всякой летающей технике, дела у нас идут очень хорошо.
— Доброе утро, Александр, – поприветствовала меня Оксана, едва я вошёл в предбанник, – все уже собрались.
— Доброе, спасибо.
Войдя в свой кабинет, я увидел там своих друзей, замов, боевых товарищей, а по совместительству ещё и партнёров по бизнесу, тех, кому я мог доверить свою спину в прямом и переносном смысле.
— Приветствую! – громко произнёс я, войдя, и небольшой гул тут же стих, — Кирилл, давай ты первый, – произнёс я, сев в кресло, – что у нас там по машинам?
Тот пододвинул к себе небольшой блокнот, открыл его и ответил.
— За эти дни, общими усилиями трёх городов, мы успели перегнать к нам с Земли семнадцать тысяч восемьсот двадцать один автомобиль.
— Сколько? – я аж охренел от цифр.
— Да-да, – засмеялся директор автосалона ГДЛ – почти восемнадцать тысяч.
— Могли бы и больше, – вздохнул Туман, – только на Земле таких больших отстойников с машинами не очень много. Извини, Кирилл, что перебиваю. По-хорошему, их все вообще можно по пальцам пересчитать. Но, как только мы, хорошо так, почистили пару стоянок, тут же поднялся шум и кипиш.
Больше с Земли мы угонять машины не сможем, так как там на всех таких крупных стоянках объявили тревогу, и теперь их охраняют полиция и военные. Слишком крупно мы наследили, в принципе, мы знали, что так и будет, просто там достаточно быстро среагировали.
Вчера, когда мы открыли ворота на одной из таких крупных стоянок и попытались угнать ещё некое количество автомобилей, по нам открыли огонь без предупреждения.
— О как? – удивился я, да и сидящие мужчины передо мной тоже по паре ласковых завернули.
— Да, хорошо, что мы сначала пустили разведчиков, они же и нарвались. У нас всё обошлось, так же нам пришлось эвакуировать человека Сицова, просто, боюсь, что он оттуда бы не ушёл. Я так предполагаю, что его туда специально пропустили, он никого не заметил, хотели взять нас тёпленькими.
— Восемнадцать тысяч тоже совсем неплохо, – с уважением произнёс я.
— Да, – кивнул Кирилл, – по договорённости, машины снова разделили поровну между Таусом, Руви и Киженем, грубо по шесть тысяч.
— Нормально.
— Кстати, Александр, – встрепенулся Кирилл, – около двух тысяч автомобилей мы уже продали.
— Я видел людей около нашего института на той большой стоянке.
— Да, мы не перегоняем их в салон, – подтвердил Кирилл, – их и так покупают. У меня вопрос – мы будем какую-то часть машин раздавать, как и в тот раз? Ну, когда с парома вы их вытащили.
— Хм. Ваше мнение, мужики? – обратился я ко всем сидящим.
— Думаю, можно, – взял слово Георгич, – с нас не убудет. Благодаря этим автомобилям, мы уже решили все свои финансовые проблемы. Я взял на себя смелость перекинуть некую сумму в Лос, чтобы рассчитаться с долгами. Кое-кто из тех, кто давал нам деньги, взял товаром, то есть, автомобилями. Туман организовывал поставки.
— Да, – подтвердил Туман, – двести сорок девять машин различных марок переправили в Лос. Цены устанавливали по их планке, так что мы ничего не потеряли.
— Я тоже поддерживаю инициативу часть машин раздать людям, – подумав, сказал Крот.
— Ну, тогда так и сделаем, – согласился я, – раздавайте… – я задумался, – ну пусть будет семьсот машин. Я так понимаю, что теперь денег у нас куры не клюют. Вернее, когда мы продадим все эти оставшиеся автомобили?
— Это точно, – улыбнулся Георгич, – ты хоть представляешь, какие деньги получит ГДЛ с продажи этих машин?
— Честно – нет, как-то не считал.
— Около двухсот тридцати миллионов Лин, Саш, – серьёзно произнёс Георгич, – средняя цена машины тридцать пять-сорок тысяч Лин, вот и считай.
Не удержавшись, я матюкнулся.
— Извините, – тут же сказал я, – просто это нереальные деньги!
В принципе, мужики тоже не сдержались. Охренеть, двести тридцать лямов, куда их тут тратить-то? Да даже если их в Куты перевести, то можно будет скупить половину Лос, и ещё останется!
— Премии всем тоже дайте, – всё ещё охреневая от суммы, добавил я, – всем работникам ГДЛ, как тогда, пусть люди порадуются.
— Добро, – кивнул Георгич и сделал себе пометку в блокноте.
— Что хоть за тачки-то? – снова спросил я.
Ну, млять, и сумма, у меня она просто в башке не укладывается!
— Ниссаны, Хонды, Хёндай и Фольксвагены, – тут же ответил Кирилл, – Мерседесов и БМВ не было. Так же есть немного Ягуаров и Ленд Роверов.
— Обалдеть просто! – покачал я головой.
— Этого всё равно мало, – хмыкнул Кирилл, – у нас тут население растёт, тачки хотят все. Кстати, у нас появился вторичный рынок машин. Не все готовы продавать машины в мир Белазов. Люди приезжают к нам в салон и делают обмен с доплатой, трейд-ин. Мы даём чуть больше денег, чем скупщики из Лос. Потом они у нас их выкупают, либо мы их сами продадим, когда эти машины с Земли кончатся.
— Тоже неплохо. Кстати, есть данные, сколько сейчас в Таусе автомобилей и населения?
Слово взял Георгич.
— В Таусе сейчас проживает около ста тысяч человек. Сами видите, как за последние месяцы разросся город.
Мы только головами кивнули.
— Основной приток населения – из мира Белазов, – продолжил Георгич, – и наша мэрия приняла решение строить ещё парочку больших районов в разных местах по краям Тауса. Пустыня большая, места полно. А как её озеленить, все уже знают. В мире Белазов есть люди и Укасы, которым очень нравится наш климат, и они готовы к нам переехать, перевести сюда свой бизнес и вложить деньги в наш мир. Вот для них и создают всю необходимую инфраструктуру. Квартиры нужны всем, в общаге никто ютиться не хочет. То же самое происходит и в Кижене, и в Руви.
Многие переезжают на постоянное место жительства в оазисы. В Новом уже около двадцати пяти тысяч человек, в Речном – около тридцати пяти тысяч.
— Откуда там столько народу-то? – воскликнул Славка.
— Из мира Белазов, – хмыкнул Георгич, — там люди и Укасы даже и не знали, что такое рыбалка, что такое жить на острове и передвигаться по реке на катерах или лодках. Я вам больше скажу, острова уже все куплены и перепроданы по нескольку раз. В данный момент эти острова – это самые дорогие участки земли в нашем мире, так называемая Рублёвка, – он хихикнул, – Речной тоже будут расширять, и он тоже будет застраиваться. Точнее он скажет, – Георгич кивнул в сторону присутствующего Рифа.
— Ага, – заулыбался Риф, – Георгич прав, натуральная Рублёвка, да и в самом Речном цены на жильё и землю – будь здоров. Хорошо, что мы ещё до открытия мира Белазов выкупили и застолбили за собой большой участок земли, под жильё и под порт. Мы вчера с Георгичем в Мэрии на совещании были, в общем, там принято решение его расширять точно так же, как и Хозяйственный. Из мира Динозавров будут возить землю. Очень уж много желающих поселиться поближе к воде. Островов на всех не хватает, а вот река большая, вдоль неё и будут строить город. Не удивлюсь, если через несколько лет Речной станет по размерам, как Таус. Всё-таки в мире Белазов очень многим надоел тот климат, когда два месяца сухо, а потом месяц – дождь, а у нас тут круглый год – плюс тридцать пять и больше, а в оазисах не больше двадцати пяти-двадцати восьми, вот народ и переезжает к нам. Получают документы, становятся полноценными жителями нашего мира, либо устраиваются на работу, либо открывают что-то своё. Так что процесс идёт достаточно успешно. В Хозяйственый-то, вон сколько народу попёрло.
— Ага, – подтвердил я, – как только эту землю возить начали, и расширять оазис, туда куча народу ломанулась. Ведь многие, до попадания в наш мир, жили в деревнях или колхозах каких. Вот и возвращаются они, так сказать, к истокам. Новый оазис-то конечно большой, и туда тоже народ активно переселяется, но все знают, что Хозяйственный оазис, это вотчина сельского хозяйства в нашем мире, вот и прут туда всякие фермеры и те, кто любит и привык копаться в земле. По информации, там уже под пять тысяч человек живёт.
— И им всем нужны машины, – снова вздохнул Кирилл.
Мы негромко засмеялись
-Ничего смешного, – тяжко вздохнул Кирилл, — Палиус не может удовлетворить весь спрос, в мире Белазов своих желающих купить машину хватает. Сейчас у нас где-то сто машин на тысячу человек, ну, может чуть больше – это вообще ни о чём! Эти шесть тысяч автомобилей мы продадим за несколько дней, и снова клиенты будут приходить в салон и ныть, что они с деньгами, а машину купить не могут. Приток населения у нас гораздо быстрее, чем все мастерские, даже во всех городах, могут притащить из облака машины, восстановить их и продать. Спрос опережает предложение. Сами видите, сколько тут появляется различного транспорта из мира Белазов.
— А сколько машин мы сейчас можем ремонтировать и продавать, – спросил я, – в месяц?
— За ноябрь подготовили и продали триста пятьдесят автомобилей, – ответил Игорь, один из директоров сервиса, – думаешь, нам нужно расширяться? Места-то нет, мы и так всё ангарами застроили.
— Земли вокруг города полно, – ответил я, – а, собственно, почему бы и нет?
Решение ко мне пришло мгновенно.
— Георгич, у нас же нет проблем с землёй?
— Да сколько хочешь, разравнивай, озеленяй, стройся – пустыня огромна.
— Слав, сколько у нас сейчас на стоянке машин, которые ждут своей очереди на ремонт?
— Сто сорок две машины, – безошибочно ответил тот, – но мы их не можем взять в работу, сервис и так круглые сутки работает. Триста пятьдесят машин в месяц для нас в данный момент предел, всё, больше не потянем.
Я посмотрел на всех присутствующих мужчин, ещё чутка подумал и спросил.
— Туман, Грача бойцы могут же натаскать из облака различных автомобилей?
— Да сколько хочешь! – воскликнул тот, – бойцы есть, опыт у них есть, техника для вывоза есть, вообще нет проблем.
— Ну, тогда расширяемся, глобально. Игорь, Слав, Вань – вам задание.
Трое директоров тут же превратились во внимание.
— На свои места ставьте своих замов, а сами занимайтесь строительством нового сервиса. Георгич – с тебя земля, Туман – с тебя охрана. Вам троим – срок два месяца, нужно построить ещё пятнадцать-двадцать ангаров и всю необходимую инфраструктуру.
— Охренеть! – только и выдохнул Игорь.
— Да-да, – заулыбался я, – дядя Паша и Степаныч сейчас полностью занимаются строительством аэропортов, – я посмотрел на Ивана и Крота, – к этому мы сейчас ещё вернемся. А вы стройте ещё один сервис. Чтобы он так же мог пропустить через себя минимум триста пятьдесят автомобилей в месяц, ну и, само собой, думайте о том, где все эти машины потом обслуживать.
— Это же сколько народу-то надо набирать? – ахнул Славка.
— Много, очень много, и ещё больше нужно различного оборудования, но с этим, я думаю, нам поможет Сицов.
— Ворота и так на износ работают, – буркнул Туман, – грузы круглые сутки идут, ещё переселенцы эти. Грузы-то не только мы заказываем, из других городов тоже. Там тонны идут.
— Ничего страшного, купить оборудование для сервиса не такая большая проблема, даже для такого большого сервиса. Так что, мужики, давайте, руки в ноги и расширяемся.
— Понятно, – вздохнул Игорь, – кончились спокойные деньки, хотя их и так особо не было.
— Апрель, что у тебя с заводом? – спросил я у него.
— Через неделю запускаем, сейчас обкатываем оборудование.
— Мощности?
— Грузовиков и автобусов где-то три-четыре тысячи в месяц, Нив и пикапов – около семи тысяч, и около двух тысяч спортивных тачек.
— В совокупности около десяти тысяч машин в месяц, – быстро прикинул я.
— Да, потом по возможности будем расширяться.
— Хорошо, – вздохнул я, – хоть так, и то хлеб. Риф, что у тебя там с катерами-то? Ты же вроде хотел их с Земли таскать.
— Сложно всё с этим, – сморщился тот, – наши учёные, как ни бились, но так и не смогли решить проблему с открытием ворот в воде так, чтобы она не затекала в ворота. Пару дней назад открыли – затопило весь зал приёмки, пришлось открывать чуть выше, выпускать туда людей и катера, и лодки затаскивать с помощью лебёдок. В одной из марин ночью ворота открыли. За час успели затащить семь катеров – это ни о чём, больше сил потратили! Так мы много не натаскаем, короче, не будем, нам проще самим строить. Тем более, в Речном уже появились три верфи, где как раз катера и небольшие лодки начали строить.
— А мы что?
— А у нас людей нет, – вздохнул Риф, – есть спецы по ремонту, по строительству катеров тоже есть, технологии есть, литература, как там и что нужно делать, но нет тех, кто будет строить. Людей ищем, про верфь я уже давно думал, но там не так всё просто, как кажется. Обычные деревянные корабли, какие строили в старину, никому не нужны, все хотят из современных материалов, а там другой уровень технологий. Для одного нужно это, для другого – то, как обычно цепочка. Короче думаем, решим.
— Добро. Туман, Колун, что у нас с переселением людей с Земли? И откуда столько курьеров?
— Мы же сначала хотели человек двадцать-тридцать курьерами сделать.
— Ну да, – кивнул я, – помню этот разговор.
— Ага, щас, – усмехнулся Колун – народ, в основном те, кто тут с семьями оказался, сам к нам пошёл и говорят – давайте мы тоже курьерами станем. Типа мы понимаем, каково это без своих близких.
— Ну и правильно, – снова кивнул я.
— Ну и я так подумал. Ну, а дальше барабан крутится, вытаскивается бумажка, потом быстренько делается запись и отправляется курьер.
— Умно, – крякнул я.
— Ага, вот курьеры и везут к нам кучу народу. Ох, точно на Земле кто-то спохватится.
— Сколько народу-то уже перетащили? – спросил я.
Слово взял Туман.
— За эти пять дней, в наш мир прибыло почти тысяча человек, родственников тех, кто живёт в нашем мире.
— Ничего себе, – искренне удивился я, – это сколько же курьеров-то?
— Много, – серьёзно ответил Туман, – там и люди Сицова, и наши, и из других городов. Как я уже говорил, оба терминала работают круглые сутки и на износ, но пока идёт поток людей, будем их принимать. К Колуну приезжали люди из Руви и Киженя, смотрели, как у нас организована запись сообщений, и что мы говорим, ну и то же самое они делают у себя.
Колун кивнул, а Туман продолжил.
— Все в нашем мире уже понимают, что там, на Земле, рано или поздно обратят внимание на такое большое количество исчезающих в никуда людей, и так перетаскивать людей постоянно мы не сможем. Курьерами отправляем только проверенных людей, тех, кому доверяем мы, из других городов – то же самое.
— Ну наконец-то, – вздохнул я, – допёрло до всех. На Земле Сицова ещё не трогают? Ну, с его институтом?
— Пока нет, видать, мало времени прошло. Но всё равно, рано или поздно кто-то сопоставит факты, и ему начнут задавать вопросы, какой-нибудь умник обязательно вспомнит, что он родоначальник изучения ворот в другие миры. Всех его учёных, которые занимались исследованиями ворот, как и множество его людей, вчера переправили в наш мир. Абсолютно вся документация и данные по воротам уничтожены, я вчера ходил на Землю, проверял. Само здание, где были ворота на Земле, уничтожено. Сицов подогнал пару бульдозеров и снёс его под основание.
— Отлично.
— Да, теперь все эти учёные и его люди, вместе со своими близкими, у нас, привыкают к новым реалиям. На Земле осталось только тридцать один его человек – это курьеры, и те, кто занимаются продажей недвижимости людей из нашего мира, ну и наши курьеры, само собой, туда-сюда между мирами шастают.
— И кого к нам везут? – улыбнулся я.
— Да всех подряд, – хихикнул Колун, – родители, жёны, дети, мужья, сёстры, братья, просто хорошие друзья. Два дня назад, вон, двое запись делали, два брата-акробата, – Дима почесал макушку, – ох, и отчебучили они, конечно. Короче, курьер от них поехал в деревню на Алтай, там к какому-то деду по адресу, глухомань полная, показал ему запись. Этот дед раньше был председателем колхоза, вот тут всех держит, – Дима показал кулак, – но мужик нормальный, я с ним уже разговаривал, и люди его уважают. Он, прям, реальный хозяйственник, типа нашей Семёновны. Дед свистнул ещё пару дедов, они снова посмотрели запись, ну и раскололи курьера, куда и зачем, хотя я категорически запретил говорить.
— Чем же они его взяли-то? – удивлённо спросил Игорь, – не пытали же они его там?
— Самогонкой, – засмеялся Колун, – борщ, картошка, тот и сдался.
— Ну а дальше-то что? – поторопил Славка.
— Да вся деревня к нам и приехала.
— Иди ты! – ахнули мы.
— Ага, – хохотнул Дима, – почти двести человек, с домашним скотом, вещами, тракторами, машинами, в общем, весь скарб с собой привезли.
— Они что, прям всей деревней к нам переехали? – охренел я, – зная, что едут в другой мир и всё равно вот так все взяли и переехали?
— Ага! – не менее охреневшим голосом ответил довольный Колун, – собрались за шесть часов всем своим колхозом. Мы вчера, когда ворота открыли, и вся эта… – он замолчал, подбирая слово – короче, когда они все хлынули в ворота, мы буквально охренели! Там сорок голов коров, они засрали весь зал приёмки. Нет бы на Земле лепёхи свои метать, нет, как ворота прошли, давай у нас срать!
Мы заржали.
— А ещё лошади, куры, гуси, утки, кролики, пару прицепов брёвен, про различные семена и домашний скарб вообще молчу. У них там река рядом, забыл название, лодки, сети, всё с собой взяли. Короче, люди забрали с собой вообще всё, что только можно, даже антенны с крыш сняли. А несколько мужиков умудрились кучу проводов со столбов напоследок срезать, вместе с трансформаторами.
Мы снова засмеялись.
— Вот это скорость переезда! – вновь произнёс я, поражённый этим фактом.
— Ну да. Я же говорю, дед этот тот ещё руководитель. Собрал всех своих и толкнул речь. А там народ только и рад на другое место жительства свалить. Видать, эти два брата-акробата у них в деревне действительно стоящими людьми были, раз старики им поверили. Правда, они и курьера неплохо ещё так допросили на предмет, что тут у нас и как. Его, кстати, на коне сюда привезли, в хлам пьяного.
Мы снова заржали.
— Да уж, – Дима снова почесал затылок, – слышали бы вы, сколько я от Геры и его яйцеголовых выслушал, когда животные прошли через ворота.
Снова наш хохот.
— Не, эти люди, реально, работяги, – прекратив смеяться и взяв себя в руки, продолжил рассказывать Дима, – они с собой вообще всё, что только можно и нельзя, упёрли. Как я понял, они уже давно поняли, что на наше Российское государство на Земле рассчитывать не приходится, поэтому надеялись только на свои силы. Деревня эта их была в глухом лесу, вернее в тайге, вот они сами и рассчитывали на свои силы. Сажали там, сеяли, в общем люди с руками, они у них у всех из правильного места растут.
— Не сатанисты какие? – спросил Игорь, – или староверы? Проблем с ними потом не оберёшься.
— Не, нормальные они, – отрицательно помахал головой Колун, – детей в школу в районный центр на тракторе возили, пенсии там получали, что-то на рынке продавали из своего хозяйства. Я бы сказал община, не закрытая, но они привыкли рассчитывать только на свои силы. Как наши мушкетёры, один за всех и все за одного. Эти два брата работают у нашей Семёновны в Хозяйственном. Ну и, само собой, они все туда и переехали.
— От она, наверное, обрадовалась такому количеству работящего народа, – засмеялся Георгич.
— Не то слово. Там животных одних сколько. Сорок голов коров, не считая телят, это вам не шутки. Сейчас они там полным ходом себе жильё строят. Люди реально вздохнули и поняли, что другой мир — это не шутка. Так что у нас в Хозяйственном крупное пополнение и людей, и домашних животных, Семёновна на седьмом небе от счастья. Эти два брата сразу их в Хозяйственный и повезли.
— Проблемы были? Я имею в виду с теми, кто переселился в наш мир, – задал я очередной вопрос.
— А как же, – крякнул Туман, – во-первых, с теми, чьи близкие отказались от поездки, когда к ним пришли наши курьеры. Они просто не верили, что их мужья, жёны, родственники и так далее живы, не верят курьерам и не хотят с ними ехать. Особо буйные пускали в ход кулаки и хотели, чтобы мы их переправили на Землю, чтобы они там сами поговорили. Естественно, таким был отказ. На Земле тоже живут люди, и я их понимаю, пропал человек, погоревали, успокоились, кто-то создал новую семью и тут появляется человек, который ворошит прошлое, естественно, курьеров просто посылали. А вот те, кто делал запись здесь, в это не верят.
Были и такие, кто хотел отомстить и, думаю, они ещё будут. Давали денег, чтобы курьеры убрали того или иного человека на Земле, либо просто переломали ему все кости. Естественно, отказ, человека – в чёрный список. Мы понимаем, что, возможно, этим наживаем себе врагов, но тут уж ничего не поделаешь, авось перебесятся и успокоятся, мы не банда киллеров, чтобы выполнять чужие заказы.
— Правильно, – кивнул я головой.
Остальные тоже кивнули.
— Несколько человек, которые перетащили сюда своих близких, – Туман усмехнулся, – банально их грохнули.
Тут уже мы охренели.
— Как это? – спросил поражённый Георгич.
— А вот так, – продолжал улыбаться Туман, – один вытащил счастливый билет, сделал запись, и мы отправили курьера, он привёз в наш мир жену и тёщу. Позавчера он вывез их в пустыню и застрелил.
— Во, чувак веселится, – хлопнул по столу рукой Крот, – я прикидываю, как он злорадствовал, видать, достали они его на Земле совсем не по-детски.
— Ну, этого мы уже никогда не узнаем, – нахмурившись, сказал Туман, – но факт остаётся фактом. Другая девушка притащила сюда мужа, тоже – в расход, просто зарезала, потом позвонила в полицию и сдалась, видать, у неё тоже накипело. И таких ещё несколько человек, вот же народ! – Туман ухмыльнулся, – тут нормальные люди не могут своих близких сюда притащить, а эти выигрывают в этом барабане, тащат их сюда, эти лохи ведутся, хотя знают, что в той жизни не всё хорошо было, и тут их… – он провёл рукой по своему горлу.
— Стесняюсь спросить, – подал голос Георгич, – что вы сделали с этими людьми? С теми, кто вот так окончательно закрыл вопрос своего прошлого?
— Да ничего! – в сердцах ответил Туман, – что их, к стенке ставить?
Честно, я охренел от слов Тумана, и почему-то спросил у него.
— Мы их знаем? Ну, тех, кто убил там кого-то.
— Не всех, но знаете. Даже и не спрашивайте, кто они, – он вытянул перед собой руки, – всё равно не скажу. Тут дело слишком щекотливое, вы все знаете, что среди нас есть люди, которые очень хорошо покуролесили в той жизни. Но тут все живут с чистого листа. Бондарев, конечно, в курсе ситуации, но он тоже придерживается такого мнения, не изгонять и не делать какой-то кары тем, кто вот так отомстил. У каждого из нас есть тот, кому вы хотите отомстить и, думаю, не ошибусь, если скажу, что вы с удовольствием бы его грохнули, – тут Туман посмотрел на меня.
— Ага, Саня у нас уже отомстил одному, — хихикнул Крот.
— Ну, типа того, – посмотрев сначала на меня, а потом на Крота, сказал Туман, – так что всё, баста, забыли.
— Я бы так парочку бы …- задумчиво побарабанил пальцами по столу Иван.
— Ваня, ну ты-то куда! — с укоризной произнёс Туман, – хватит уже нам смертей. Нам нужно развиваться, а не сводить старые счёты. В Руви и Кижене тоже таких несколько случаев были, это мне ребята оттуда сказали.
— Так, всё, – я хлопнул руками по столу – хватит о грустном, давайте дальше, что там у нас?

Глава 6.

9 декабря. Таус.
— Я! – выпалил по-военному Иван.
Все тут же заулыбались.
— Песчаный карьер – два человека! – тут же добавил Крот.
Тут мы заржали.
— Ну чё у тебя-то? – спросил я.
— У меня вообще всё зашибись, – ответил здоровяк, – аэродромы строятся полным ходом, рабочие есть, деньги есть, пара месяцев – и всё будет готово. Ты бы приехал хоть, посмотрел, – кивнул он в мою сторону, да вертушку себе выбрал.
— Обязательно, я просто выпал из реальности с этими переговорами.
— Знаем-знаем, – закивал Иван, – Блюр, мясо, консервы в мир Белазов.
— Сколько вертушек и самолётов-то перетащили? – не выдержав, спросил я.
Этот вопрос меня интересовал больше всего, да, думаю, не меня одного.
— Сицов, походу, очень богатый человек, – продолжил Иван, – раз он купил такое количество вертолётов и самолётов, и различного оборудования. И всё это, заметьте, за свой счёт.
— Извини, Вань, что перебиваю, – взял слово Колун, – но он действительно очень богатый человек по меркам Земли. Мои узнавали – денег куры не клюют, и на счетах есть, и в дело вложены, он же, как никак, производит лекарства. Плюс, он что-то начал продавать, и на эти деньги покупает что нам нужно. Видимо, он действительно на старости лет понял, что на тот свет с собой всё это не заберёт, и таким образом покупает себе билет в наш мир.
— Дороговатый билет получается, – хмыкнул я.
— Ну, это его выбор.
Итак, парни, – Иван улыбнулся, – что мы имеем на сегодняшний день.
Все аж подобрались после этих его слов.
— Первое – у нас полностью есть всё оборудование, чтобы запустить полноценный аэродром. Полноценный, я имею в виду, это – он начал загибать пальцы, каждый из которых был похож на большую сигару – радиотехнические и светотехнические средства для взлётной полосы и вертолётных площадок. Если попроще, то система цветных посадочных огней, курсовые и глиссадные маяки, дальние и ближние приводные маяки, радары, рации, да всего много. Даже кое-что из метеорологического оборудования есть. Кое-что из этого пустим на другие аэродромы.
— Сколько же Сицов за это отвалил? – ахнул Крот.
— Ты знаешь, всё это, как ни странно, стоит недорого, – спокойно ответил Иван, – всё же в Америке на заводах покупалось, паковалось в ящики и везлось на склад. Как правило, на их заводских складах всё это есть, только бабки плати, это в России нужно заказывать, ждать пока произведут, потом привезут, потом таможня, а там всё быстро. Он, по нашей заявке, за три дня всё что нужно купил, ну, или кто там у него этим занимался, в течение двух суток всё привезли на склады, ну а там мы уже открыли ворота, и всё к нам, в норку, – Иван улыбнулся.
— Неплохо, – хмыкнул я, – персонал-то набрали?
— Частично. Кинули клич по городам в нашем мире. Пока у нас есть двадцать семь пилотов вертолётов, и девятнадцать – на самолёты, но всех нужно проверять и, скорее всего, переучивать. А то один на этом летал, второй – на том, третий – вторым пилотом или штурманом, четвёртый – на тренажере пару сотен часов налёта и с десяток вживую, это, вообще, ни о чём. Истинных спецов, кто летал именно на тех моделях, которые есть у нас, мало, соответственно, их всех нужно будет переучивать, а это тоже время.
— Ваня, извини, – поднял руку Георгич, – а, чтобы человек считался профи пилотом на том же вертолёте, сколько у него должно быть часов налёта?
— Полторы тысячи, минимум.
— Фигасе! – снова выдохнули мы вместе.
— А вы как хотели? Вы же, когда машину водить учитесь, тоже какое-то время проходит, чтобы вы уверенно себя за рулём почувствовали и несли ответственность за себя, за пассажиров и за окружающих. Опыт, штука такая, не сразу приходит. А тут в воздух вертолёт или самолёт поднять, доставить груз или пассажиров, знать, как пользоваться различными приборами, ориентироваться в пространстве, и так далее. Про взлёт-посадку вообще молчу.
С десяток секунд он помолчал и продолжил.
– Так же есть механики, обслуживающий персонал, и так далее, это ещё шестьдесят восемь человек, но это мало, это только для этого города. Ищем, в общем, персонал будем набирать, обучать и распределять по другим городам и оазисам. По нашим подсчётам, для Тауса, для стабильной работы такого большого аэродрома, а он будет большой, нужно двести пятьдесят человек, это включая всех работников, охрана, – он кивнул на Крота, – уборщицы, АХО, повара, механики, водители, секретари на ресепшнн, бухгалтерия, сами пилоты, и так далее. Ещё около ста человек – это пилоты и механики, нужно будет обучить и распределить по другим городам и оазисам, остальной персонал наберём уже там, по месту жительства. Но, думаю, что работников будет больше. Вы не забывайте про парашютный спорт, который ты хочешь сделать, – он кивнул на меня, – там тоже народу надо нормально.
Так что, Саш, в течение двух-трех месяцев, ГДЛ увеличится на триста пятьдесят-четыреста пятьдесят человек.
— Обалдеть просто! – выдохнул Туман.
— Да, мужики, – закивал Иван, – Хелипорт ГДЛ, это же будет самостоятельная структура в ГДЛ, значит там будут и свои работники.
— Ты хоть бы план аэродрома нам принёс, показал, – в сердцах сказал Туман.
— Извините, мужики, не догадался, у меня там, – он кивнул головой куда-то вбок, – стройка полным ходом идёт. Крот, вон, не даст соврать.
— Да-да, – подтвердил наш гонщик, – пыль столбом стоит, – приезжайте все, сами посмотрите. Саша, вон, только план видел, согласовывал.
— Я точно сегодня поеду, – тут же сказал я, – одно дело на бумаге, а второе – увидеть вживую.
План я действительно видел на огромном листе ватмана, да уж, аэродром и вправду будет большой.
— Кстати, Вань, – встрепенулся Георгич, – а зачем вы столько килограмм семян травы заказали, из оазиса с птицами? Тем количеством можно несколько футбольных полей засеять, и ещё останется. Ладно, там семена для деревьев и кустарников, ладно, сами лианы, но травы-то куда столько? Там три таких аэродрома можно в траву закатать.
Тут я улыбнулся, с семенами была моя идея.
— Ты с парашютом когда-нибудь прыгал? – спросил у Георгича Иван.
— Нет.
— Я прыгал, – поднял руку Туман.
— Я тоже, – сказал Крот.
— Куда вы приземлялись?
— На поле с травой, – тут же сообразили оба.
— Вот. Парашютисты-то куда будут приземляться? На песок? На скатов? Мы хотим расчистить пустыню, сделать большую ровную площадку, размером с три-четыре футбольных поля, и засеять всё это дело травой, а потом её аккуратненько подстричь. Будет красиво и мягко, Саша придумал.
Тут я, прям, загордился собой.
— На парашютный спорт, мужики, мы делаем очень большую ставку, – взял я слово, – у нас же несколько миров, ну ладно, крупный только один – мир Белазов; Шанхай – там народу-то, раз, два и обчёлся. Вы все знаете, что в мире Белазов ничего летать не может, что такое самолёт, вертолёт, и тем более, прыжки с парашютом они и слыхать не слыхивали, а народу там под два с половиной миллиона проживает.
Дадим грамотную рекламу, покрутим ролики у них по телевидению и, сто процентов, найдутся горячие головы, которые захотят это попробовать, я имею в виду, прыгнуть с парашютом. Вот мы и хотим построить для них отдельный гостиничный комплекс. Там и бар, и ресторан, и гостиницы, стоянки для автомобилей, и своя полоса для взлёта самолётов, в общем, вся необходимая инфраструктура, аэродром чуть в сторонке будет. Плюс, все те, кто будут летать на вертолётах и самолётах, будут издалека видеть это зелёное поле и будут знать, что туда лететь нельзя, там парашютисты. Ну и на этом огромном зелёном поле установить навесы, летнее кафе, пусть народ просто сидит на травке и смотрит за прыжками. Потом, опять же, нам ничего не мешает в будущем устроить какое-нибудь авиашоу или что-то в этом роде.
— Неплохо, – крякнул Георгич, – желающие обязательно для прыжков будут. Я, может быть, тоже прыгнул бы, только в тандеме с инструктором.
— Инструкторы будут обязательно, – пообещал Иван, – я уже от множества людей слышал, что они хотят с парашютом спрыгнуть.
— Так что с вертушками-то? – снова спросил Туман, – и с самолётами?
— У нас тут уже тридцать пять вертолётов, восемнадцать лёгких и четыре больших самолёта, – весело произнёс Иван, – и это ещё не всё. Сицов ещё столько же обещал, а если получится, то и больше.
— Охренеть просто! – снова выдали мужики.
— Да, вот тут он кучу денег за них отвалил, хрен бы мы ему столько алюминия смогли поставить, и ещё запчасти.
— Сколько денег-то? – тут же спросил Славка.
Я, пипец, какой довольный сидел, у меня прям улыбка с лица не пропадала.
— Ну, если грубо, – Иван задумчиво почесал щёку, – и с учётом того, что многое покупается за границей, и намного дешевле, чем в России, и это не проходит через таможню… Всё, что у нас уже есть – самолёты, вертолёты, оборудование, запчасти, техническая документация, всё то, что он нам поставил, помимо летающей техники, тягачи там, животных, и так далее, ему это всё обошлось где-то в сто миллионов вечно зелёных.
— Чтоб я так жил! – выпалил Славка.
— Во бабла у чувака! – воскликнул Туман.
— Ой да ладно Слав – усмехнулся я – у тебя по меркам этого мира тоже денег много.
— Поверьте, мужики, – усмехнулся Колун, – для него это, конечно, сумма, но не критическая, у него денег – куры не клюют и, боюсь, что за те пару месяцев, что мы отвели, до того момента, как его начнут брать за жопу на Земле, он их все просто не успеет потратить. Нужно будет к нам эвакуироваться и эвакуировать его людей. По крайней мере, большую часть своего имущества он точно продать не успеет, у него в завод много вложено и просто так, даже по минимальной цене, на такую махину покупателя найти будет очень сложно.
— Барыга! – резюмировал Славка.
— И где вертушки с самолётами? – сжав и разжав несколько раз кисти своих рук, спросил Туман, – пощупать хоца.
— Вертушки и самолёты пока не распаковывали, мы так решили, – ответил Иван, кивнув на меня, — нужны ангары, много, не хочется, чтобы такая техника ветрами со всех сторон на открытом месте продувалась. Да и не получится их быстро в воздух поднять, они же все разобранные для транспортировки, нужно помещение, чтобы прикрутить те же самые лопасти, крылья, провести техническое обслуживание, подключиться и проверить, всё ли в норме, и только после этого уже поднимать такую технику в воздух для облёта.
В данный момент вся эта техника стоит в больших армейских палатках около будущего аэродрома.
— Ага, – подтвердил Крот, – там этих палаток несколько десятков, больше нам просто негде всё это хранить. Колобок из Киженя на поезде эти палатки привёз, они большие, на шестьдесят человек каждая, место как раз для вертушки с барахлом к нему, или для разобранного самолёта, ну и оборудование тоже там, и запчасти, так хоть песком не засыплет.
— Что хоть за техника-то? – это спросил уже Георгич, – а то слышать – слышали, а видеть – не видели.
Я как раз четыре дня носился по делам ГДЛ, когда всё это сюда переправлялось. Я, конечно, был в курсе поставок с Земли, да и Иван мне постоянно докладывался и советовался, как и что, но я катастрофически не мог выбраться, чтобы посмотреть на это всё вживую, хотя очень хотелось. Мы с ним несколько раз встречались, он с Колобком привозил мне те или иные планы, изложенные на бумаге, я, либо согласовывал, либо добавлял что-то от себя.
И от своего желания иметь в личном пользовании вертушку я не отказывался, правда, нужно ещё научиться ей управлять. Как этим вертолётом, вообще, рулить, я не имел ни малейшего представления, но, надеюсь, научусь.
— Саш, расскажешь? – обратился ко мне Иван.
— Не вопрос.
Все тут же уставились на меня. Немного подумав и собравшись с мыслями, я начал рассказывать.
— Так как вживую вертолётов и самолётов в нашем мире нет, то, для начала, мы запросили у Сицова каталоги с такой техникой, плюс, скачали кое-какую информацию в интернете на Земле. Потом, собравшись со знающими людьми, выбрали несколько марок вертолётов и самолётов. В итоге теперь так. У нас будет только три марки вертолётов, это Робинсон Р44 Равен 2, Еврокоптер А350 и Айрбус АШ130. По техническим данным расскажем потом.
По самолётам – тоже три марки. Первый самолёт – это Б-76, в Америке такие самолёты называют «летающие джинсы». Он очень популярен в Американских лётных школах и прощает множество ошибок курсантам, так же неприхотлив в использовании.
Вторая марка – это Цессна Т310Р, тоже двухмоторный самолёт, лучший выбор для среднего класса, и занимает первое место по надёжности среди таких самолётов.
Ну и третий – это Каса С212, рабочая лошадка. Салон трансформируется, он может перевозить, либо двадцать шесть пассажиров, либо почти четыре тонны груза. Нам такой очень пригодится, и дальность полёта у него до тысячи восьмисот километров, у нас таких уже четыре штуки.
— Неплохо, – произнёс Туман, – и десант можно в полной боевой доставить, и груз какой, и точно так же выкинуть его с парашютами.
— Да, именно для этих целей мы такие и заказывали, – ответил я, – ну и, само собой, запчасти на всю эту технику. Теперь самый главный вопрос, почём всё это мы будем продавать? Идеи есть?
— На Земле купить вертолёт или самолёт мог позволить себе только очень обеспеченный человек, – тут же сказал Крот, – это даже не какой-нибудь супер кар, это дороже.
— Самая дорогая машина, которую мы у нас продавали, это Ламба, – тут же добавил Кирилл, – за сто пятьдесят тысяч Лин.
— От двухсот тысяч делаем, и всё, – сказал Георгич, – кому нужно – купит.
— А этот шикарный вертолёт АШ130, вообще, можно за триста продавать, – предложил цену Иван, – я вам так, мужики, скажу, да вы и сами это знаете, и Саша это неоднократно говорил. И в нашем мире, и в мире Белазов проживает большое количество богатых людей, которые готовы купить себе такую игрушку. Ко мне уже подъезжало несколько человек, спрашивали цены.
— Ко мне тоже, – добавил я.
— И у меня, – кивнул Георгич.
— Рил с Дуном тоже спрашивали, – хмыкнул Апрель, – походу, старичков потянуло на всё эксклюзивное.
— Ну, тогда так и делаем, – резюмировал я, – можно продать с десяток вертолётов и самолётов, посмотреть, как пойдут, а там, если что, то и цены поднимем. Ты, кстати, моё задание выполнил? – спросил я, посмотрев на Ивана.
— Какое из? – улыбнулся здоровяк.
— Просчитать ценовую политику на учёбу, хранение, заправку, экскурсионные полёты и так далее.
— А, почти, там Колобок всё считает.
— Ну, тогда мы спокойны, – засмеялся я, – этот точно нормальные цены сделает.
Мужики тоже заулыбались.
— Мне потом по ценам расклад дайте.
— Само собой.
— Дима, что у тебя? – спросил я у Колуна – ты последний с докладом остался.
— Дело пошло, – став тут же серьёзным, ответил Колун, – мы все долго думали, что нам делать с Трущобами и с населением, которое там проживает. Как вы все знаете, контингент там не очень хороший.
— Я бы сказал, отмороженный на всю голову, – буркнул Туман.
— Ну да. Так вот, всё это время в мире Белазов мы собирали информацию, анализировали и сводили воедино то, что нас интересовало. Кстати, парнишку-аналитика на капоте джипа помните? Когда мы с родителями детей разговаривали.
— Я помню, – тут же поднял я руку.
— И я помню, – так же кивнул Туман, – умный пацан, выслушал нас и грамотные вопросы задавал.
— Он теперь у нас работает, – с гордостью произнёс Колун, – далеко не глупый чувак, между строк читать умеет. В общем, он очень хороший аналитик.
Да, тот парень мне тоже понравился.
— Так вот, исходя из собранной информации, – вновь продолжил Дима, – мы стали понимать, кто заинтересован в бандитах в Трущобах – там же и наркота, и парочка казино, и банальные склады с награбленным, до которых не могут добраться полицейские. В общем, там этакая зона, где действуют свои законы.
Так как в мире Белазов не знают, что такое средства слежения и прослушки, то мы собрали довольно-таки много информации о различных чиновниках, начальниках и так далее. Ну и плюс ты, Саша, отдал мне компромат мадам Ти, из которого мы тоже почерпнули много интересного. С помощью всего этого нарисовали схему – кто, где, с кем. Кто от чего кормится, кто с кого получает, кто сидит и гребёт обеими руками.
Так же вы прекрасно понимаете, что в любом месте, в любой клоаке есть люди честные. Которые хотят исправить ситуацию в лучшую сторону, но, благодаря всем этим коррумпированным, так сказать, личностям, они были связаны по рукам и ногам. Делам просто не давали ходу, хотя у тех полицейских и некоторых журналистов тоже была кое-какая информация.
Не будут забивать вам голову, скажу так. Мы встретились с этими людьми и предложили свою помощь. Операцию готовили очень долго, так как нужно было бить сразу и по всем. В итоге, позавчера наступила первая фаза.
Дима посмотрел на всех нас и произнёс.
— Пошли аресты. Арестовывались эти коррумпированные и продажные личности.
— Ничего себе! – ахнули мы.
— Да, вы даже не представляете, какая поднялась волна. Мы постарались максимально это озвучить в их же средствах массовой информации. Озвучить для того, чтобы не заткнули рты борцам с этими шишками, не замяли и не спустили на тормозах. Газеты, телевидение, буквально захлёбываются от репортажей. Если ещё по каким-то делам, все эти личности и могли друг друга прикрыть или отмазаться, то от местной налоговой это будет сделать невозможно.
О да, местная налоговая – это что-то! Я уж не понаслышке это знаю, вцепятся как клещ и не отпустят, пока не возьмут своё, а виновный не будет наказан.
Дима побарабанил пальцами по столу и с довольной улыбкой продолжил.
— В итоге, полетело и ещё полетит очень много голов! Сейчас запустился огромный маховик по очистке города от коррумпированных и проворовавшихся чиновников. Они начинают сдавать друг друга, как школьники, так как понимают, что в этот раз отмазаться уже точно не удастся, и теперь нужно выторговать себе скостить срок.
Теперь мы ждём, там работают местные. Ну, и благодаря этой чистке, эти честные люди и Укасы займут более высокие посты и должности, что в дальнейшем только благоприятно скажется на развитии их города. Конечно, всех мы не вычистим, но встряхнём город очень хорошо, и новые руководители тоже будут у нас под прицелом. Каждый из них будет понимать, что нужно жить и работать честно.
— А что с Трущобами? – спросил я, осознав, какую работу провели Дима и его люди.
— Через несколько дней их должны запечатать.
— Как это? – не поняв, спросил Туман.
— Отрежут от городских коммуникаций. Канализация, электричество, водоснабжение – они всем этим пользовались на халяву. Поставки продуктов питания тоже прекратятся. Вокруг Трущоб силами местной армии будет установлен кордон, через который не сможет выйти ни один житель Трущоб.
— Так они там друг друга за ресурсы мочить начнут! – обалдело произнёс Георгич.
— Именно, – кивнул Дима, – это нам и надо. Все те, кто мог отдать приказ, выпустить того или этого или снять заслон, арестованы, ну а если и не все, то другим сейчас не до Трущоб, самим бы уцелеть и удержаться в кресле. Да если даже такой приказ и поступит, этому деятелю сразу зададут вопрос – а с какой стати?
Военным будет отдан приказ стрелять на поражение, так как большинству населения до чёртиков надоели эти Трущобы. Военные понимают, что некоторые личности захотят вырваться из Трущоб. Очень много сделал Хас, он же военный, подключил свои старые связи, обрисовал дальнейшие перспективы, так что кордон будет достаточно плотный. Я вам больше скажу, как только там появились мы, местные поняли, что можно спокойно жить, работать и зарабатывать.
— А дальше что? – подумав, спросил я, – не перебьют они там друг друга, всё равно, многие уцелеют.
— Дальше будет вторая фаза, – хмыкнул Колун, – к тому времени в Лос всё более-менее устаканится, все те, кто должен будут сидеть – сядут, а честные займут их места. Обрывками информации мы подталкиваем местное население к тому, что Трущобы должны прекратить своё существование, да местные и так это понимают, а их жителей раскидать по разным районам и то, только тех, кто не запятнал себя кровью. Проверить мы это, конечно, не сможем, но тех же наркоманов вычислим на «раз!» и тут же пустим их в расход. Бывших наркоманов не бывает, и вы все это тоже знаете.
Мы так же понимаем, что попытки прорыва из Трущоб всё равно будут, и будут боестолкновения с местной армией. Тут мы тоже подключим средства массовой информации, снова всё это широко покажем. Типа, вот жители Лос, смотрите. Все эти обитатели Трущоб жили всю жизнь на халяву, а как только им всё обрубили, сразу схватились за оружие и полезли как тараканы на свет. Нет бы пойти работать, но они сразу стреляют, и нужны ли вам такие соседи?
— Да их жители сами грохнут, – покачал головой Георгич, соглашаясь со словами Колуна, – никто не захочет соседа-отморозка.
— Да, так и будет. Так же в Трущобах много банд, у руля которых стоят совершенно отбитые главари, и у которых хватает бойцов-отморозков. Сейчас, когда всё это только начинается, в Трущобах ещё не понимают серьёзности всей ситуации. Потом поймут, и они будут искать способ выжить и выбраться за периметр.
Мы сделаем ставку на две-три сильнейшие банды, которые к тому моменту уцелеют и подгребут под себя чужие территории. Думаю, в данный момент они просто не понимают, что они запечатаны и будут бороться за территории, чтобы побольше подгрести под себя. Потом, когда они осознают всю серьёзность ситуации, мы по одному встретимся с их главарями и предложим условия – убираете того-то, зачищаете тот-то квартал, мы вас выпускаем.
— Естественно, вы их не выпустите, – хмыкнул я.
— Само собой, что мы, дураки, психов с оружием выпускать, да даже и без оружия! Они поселятся в другом районе Лос, притихнут, а через какое-то время вновь возьмутся за старое. Пусть рвут там друг друга, вцепляются в глотки, а потом, когда всё кончится, выпустим их в один район и всех зачистим. Мы никого не собираемся жалеть. Как бы грубо и страшно это ни звучало, но там выросло поколение, которое, кроме как ничего не делать, ходить на разборки, стрелять, грабить и убивать, ничего больше не умеет и не хочет. Им нет места в будущем, они никому не нужны. Вот пусть они и валят там друг друга.
А в тот момент, когда они там будут биться за ресурсы и власть, местная армия начнёт потихоньку зачищать и брать под свой контроль один квартал за другим. Кольцо будет сжиматься, и жители Трущоб будут понимать, что всё это серьёзно, что их уже не оставят в покое. Хас и его люди будут так же подначивать военных. Он не последний человек, и язык у него подвешен.
— И чем же он их заинтересует? – спросил Славка, – ведь эти военные своих людей будут на убой отправлять.
— До убоя дело не дойдёт, – нахмурился Колун, – мы не допустим. Пусть эти отморозки сами валят друг друга, а дело военных зачищать квартал за кварталом.
— А как быть с теми, кто потеряет из-за блокировки Трущоб огромные деньги, и на кого у вас нет компромата? – спросил Георгич, – такие люди тоже будут. Вы уберёте верхушку, серые кардиналы обязательно уцелеют и будут искать виновных или другие способы заработка.
— Мы постараемся максимально их вычистить, – ответил Дима, – мы же не всю информацию дали. Посмотрим, как остальные себя будут вести. Если начнут бузить, сдадим, нет – дадим работать. Это уже будет третья фаза. Нам нужно будет дать им способ заработка. Сейчас, очень немногие уже знают о том, что мы уничтожили банду и институт по выращиванию животных. Так же немногие об этом догадываются, так как прекратился поток награбленного товара, и ещё меньше тех, кто понимает, что надо переквалифицироваться на другое направление. И тут снова в дело вступим либо мы, либо наши люди. Мы дадим им зарабатывать. Подскажем, как это можно сделать. Мы как раз с вами это и обсуждали.
Да, тут Дима прав. Мы много раз вот так собирались и вырабатывали стратегию, как и что будем делать. Решили очень многое, теперь это всё начало работать. Но также все наши сошлись во мнении, что мы не будем лезть в политику, грязно это всё, мы как-то хотим зарабатывать, а не сидеть в кресле, которое в любой момент под тобой может закачаться. Да и кто у нас публичная личность? Я? Боже упаси? Туман? Ха! Колун? Нет, он шпион, серый кардинал, дёргает за ниточки. Не, не хочу я в политику. Даже если бы у меня была команда, в принципе, она и так у меня есть, и мне завтра предложили бы сесть в кресло Мэра Лос, я бы отказался – ну не моё это. Не хочу я этого, мне бы на тачке поехать, в жопу какую залезть, пострелять, поматерится, подраться, поехать куда-нибудь на разведку с пацанами, и так далее. А сидеть и просиживать штаны? С пеной у рта доказывать другим жителям, что надо так или этак – не, не моё точно.
Тут вон мир какой вокруг. Изучай, езжай туда или сюда, интересно, пипец! Тем более сейчас вертушки появились. В мире Динозавров точно можно будет полететь на разведку. Вот где интересно, вот где адреналин. Что нас ждёт за сто, тысячу километров от ворот?
А власть? Ну, власть у меня и так есть, причём, достаточно. Я управляю сотнями людей, у меня миллионы Лин, меня слушаются и верят. Что ещё нужно?
Пусть те, кто родился и вырос в Лос и болеют за его будущее, развивают этот город. Пусть те, у кого гораздо лучше подвешен язык, вещают с экранов.
Я вот точно не публичная личность, мне как-то в теньке больше нравится. Ха, зато у меня есть маленькая армия! Вот у кого из политиков есть маленькая армия? Я не политик, а у меня она есть, и со мной, по любому, будут считаться. Мы по зёрнышку, потихоньку, сидим себе в сторонке, нас не трогают, мы не беспределим и никого не трогаем. Развиваемся вместе со всеми, платим налоги, отстаиваем интересы нашего мира. И мне это нереально нравится, да и судя по всему, другим ребятам тоже.
У многих свой бизнес в Лос, может у кого-то и есть амбиции на большую власть. Да ради бога, никто не держит, пусть пробуют свои силы. Только что-то желающих не сильно много. На диване-то мы все аналитики и президенты, а вот так, изо дня в день говорить, делать, обещать, бороться со всякими завистниками и быть публичной личностью, за которой все смотрят, не каждый и потянет.
Сами вспомните всех тех, кто постоянно мелькает на экране телевизоров. Лишний чих, вздох, каждое слово, всё тут же широко освещается. Простите, но лишний раз пукнуть страшно, а я могу завернуть словечко или пару предложений, а то и в зубы дать.
Не, конечно, если кто-то из моих друзей полезет в политику, ради бога, поможем, если нужно будет. Но сам я точно – пас. Я, вон, лучше возьму пацанов, и мы на разведку в новые миры, которые ещё наверняка откроют нам наши учёные, их теперь много, так что процесс обещает пойти веселее.
Часа два мы ещё сидели, всё обсуждали накопившиеся дела и решали возникшие проблемы. Я, прям, что-то подустал даже, отвык уже от таких долгих совещаний. Но зато на сегодняшний день, все вопросы, связанные с ГДЛ и Хелипорт ГДЛ были закрыты.

Глава 7.
19 декабря. Таус.
-Доброе утро, – поздоровался я с личкой и с Оксаной, выходя утром из подъезда своего дома, – едем на аэродром.
— Доброе, Шеф, – дружно буркнули ребята.
— Доброе утро, Александр, – звонко поздоровалась со мной Оксана.
Её я теперь частенько брал с собой во всех своих поездках, так как дел, которые требовали разрешения, становилось всё больше и больше, и она была моей палочкой-выручалочкой, записывала, напоминала, принимала телефонные звонки и соединяла, с кем мне нужно. Вот и сегодня в 9-30 Слива заехал за ней , а потом уже за мной.
Вторая секретарь, Таня, находилась в офисе, туда тоже шёл, неплохой такой, поток звонков и корреспонденции. Всё это тоже нужно было отсортировать, выделить то, что требовало срочного решения и положить мне это на стол в специальную папку, а что могло подождать, принести мне позже.
Я превратился в крупного бизнесмена. Где-то там остались стрельба, драки, риск для жизни. Казалось, что этого вообще не было. И если честно, я скучал по всему этому. Скучал по адреналину, по целям, которых нам нужно добиться, либо уничтожить. Да и мои пацаны, вон, тоже нет-нет, да вспоминают, как мы там или там что-либо взорвали, расстреляли или подрались, или вытаскивали кого-нибудь раненого.
Но мы все знали, что такие дни наступят вновь, когда в руках у тебя будет автомат, а рядом твои боевые товарищи. Если даже Гера и его коллеги не откроют другой мир, то мы просто полетим на разведку уже открытых миров, нужно просто дождаться момента, когда хотя бы часть самолётов и вертолётов будут готовы к полётам.
Слишком интересный у нас тут мир, слишком много и тут ещё не разведанного и не изученного. И, надеюсь, на мою жизнь ещё выпадут различные приключения, пусть и с риском для жизни. Тот, кто это попробовал, вкусил, понимает, насколько это интересно и захватывающе.
Интересна не банальная война, а именно разведка. На войне как – вон цель, там противник, нужно уничтожить. А у нас – разведка местности. Мы едем туда, где ещё не ступала нога человека, где неизвестно что тебя ждёт, и нужно быть готовым ко всему. Эх, как же хочется снова залезть в какую-нибудь задницу!
Погрузившись в два Кабана, взяли курс на аэродром. За эти дни я как-то привык к заднему сиденью шестисотого. Грачу я дал задание притащить из облака коротыша Кадиллака, но пока там такой не попадался. Длинный стоял в паркинге, в общем, передвигались мы на двух мериндосах.
Теперь аэродром. Туда я старался ездить каждые два дня, меня, как владельца всего этого хозяйства, интересовал ход строительства.
Ах да, я же выбрал себе вертушку. Теперь у меня есть свой вертолёт, правда я на нём ещё ни разу не летал, даже в качестве пассажира. Строители всё ещё не закончили постройку хоть одного ангара, чтобы его можно было туда затащить, собрать, потом всё проверить и облетать. Только уже после всех этих сложных и необходимых процедур его можно было использовать по прямому назначению. Зато вчера собрали одну штуку, на неё я сейчас и еду посмотреть, но об этом чуть позже.
Мой вертолёт будет Айрбус АШ130. Этого серебристо-чёрного красавца я выбрал сразу, как только увидел его в одной из палаток, где все вертушки и самолёты хранились в разобранном виде.
Максималка у него двести восемьдесят семь километров в час, крейсерская – почти двести сорок, дальность полёта – шестьсот сорок четыре километра, либо четыре часа лёта, зато он, помимо пилотов мог взять на борт семь человек. Я, прям, часа полтора, наверное, от него в палатке не отходил, всё лазил там в нём и под ним, ничего, правда, не понятно – куча приборов и кнопок, но мля, какой же он красивый! Жаль, там в палатке особо не развернёшься, но ничего, соберут моего красавца, прокатят меня на нём, а потом я и сам уже начну обучаться пилотированию.
Ох, я полетаю, обязательно погружу Светку с Булатом, и на свой остров! Во будет прикольно, прилетели на вертушке, приземлились, и давай шашлык-машлык! Правда, до самостоятельных полётов мне ещё далеко, но ничего, надеюсь, это время обязательно настанет.
Так как мы кинули клич по биржам о наборе сотрудников в наш Хелипорт, то к нам пошли люди. Теперь у нас были и пилоты, и штурманы, и диспетчеры, и механики, в общем, все те, кто обладает столь специфическими знаниями и умениями. Как-никак, а эти столь редкие профессии были распространены на Земле, это вам не космическая отрасль или какой-нибудь физик-ядерщик, хотя, думаю, при желании, мы нашли бы и таких людей.
И среди всех попавших попавших в наш мир не по своей воле, можно было найти людей, обладающих нужными нам знаниями. Да и сейчас к нам вовсю тащат людей с земли. Гера вон, только позавчера мне жаловался, что они уже запарились возить энергию в кубах для открытия ворот. Народ прёт и прёт, вернее, курьеры всё везут и везут. Все как будто понимали, что скоро вся эта лафа кончится и старались по максимуму перетащить сюда своих близких.
Плюс Сицов. Этот, мне вообще казалось, включил реального деда Мороза, раздающего подарки. С Земли шли тонны груза. Такое ощущение, что он поставил перед собой задачу, потратить все свои деньги по максимуму, купить всего, чего возможно и невозможно, и переправить сюда к нам, а затем переселиться и самому.
Заявки летели к нему одна за другой, и он, и его люди их добросовестно выполняли. Ведь тот или иной груз заказывали не только мы, но и из других городов тоже.
Четырнадцатого декабря я вообще обалдел. Был я, значит, в нашем институте, как раз разговаривал с Герой, он всё говорил, что, возможно после Нового Года, они смогут открыть ворота в очередной мир. Сейчас у них идёт к этому подготовка, и они пытаются сделать канал более устойчивым. В общем, прогнал мне какие-то научные термины, из которых я понял меньше половины.
Так вот, Сицов. Тот переправил к нам реально эшелон, правда, без тепловоза, но было двадцать восемь вагонов с различными грузами. И принимали мы его, вернее, затаскивали в большом терминале, так, как только там до ворот была проложена железная дорога.
Когда я посмотрел на список того, что нам сюда переправили, я реально охренел. Ткани, посуда, мебель, какое-то оборудование, специфические инструменты, оборудование для стоматологов, какое-то медицинское оборудование, множество компьютерной техники, включая последние новинки, куча канцелярских товаров, строительные материалы, станки. Станков, вообще, было аж четыре вагона. Там и для тонких работ, и для более грубых.
Да, очень многое мы и другие города притащили из облака, но всё же очень многого не хватало. Вот и заказывали различные фирмы те или иные вещи. Блин, халява – вещь сладкая, а этот не отказывает – не вопрос, – пишет, – купим и доставим. Вот они и переправляли сюда всё, что только можно, и все эти грузы потом расползались по нашему миру. И это было только начало, надеюсь, такая лафа продлится как можно дольше.
Со слов того же Сицова, а ему докладывает Погонщик, на Земле пока всё было тихо. Никого не интересует пропажа такого количества народа, и продажа их недвижимости. Тихо пока, ну и хорошо, работаем дальше.
Насмотревшись на свой АШ130, я дал команду разработать и выпустить фирменную одежду для сотрудников Хелипорт ГДЛ. Обувь, шорты, штаны, комбинезоны, юбки, блузки, ветровки, в общем, каждый работник, в зависимости от своей должности, будет одет в серебристо-чёрную одежду и обувь.
Дизайн всего этого нарисовали мгновенно, и позавчера я всё это утвердил, теперь ждём, когда это всё сошьют и изготовят, и доставят на аэродром. И вообще, у нас там всё будет серебристо-чёрное, включая корпоративные автомобили.
Теперь сам аэродром. Место под строительство Крот и его ребята нашли в четырех километрах от города. Там был достаточно большой и ровный участок пустыни, с двух сторон окружённый скалами. Прикинув так и этак, убедились, что нам этой площади хватит. Всё-таки, там будет построено множество ангаров, зданий и сооружений, плюс две взлётные полосы, с десяток посадочных кругов для вертолётов, и засеянное травой большое поле для парашютистов.
План на бумаге я видел, махина получалась та ещё, теперь оставалось всё это воплотить в жизнь.
Соответственно, нужно было не только построить всё это, но и проложить необходимые коммуникации, дороги, насажать кучу зелени, нужны стоянки для автомобилей клиентов и сотрудников, короче всего очень и очень много.
Поднимающуюся вверх пыль от стройки я увидел, наверное, за километр, дорогу уже кое-как через пустыню проложили, и мы на двух кабанах аккуратно ехали по ещё грунтовой дороге. Мимо нас, то туда, то обратно, то и дело сновали грузовики и другие автомобили. В общем, стройка была грандиозной. Вон, только что мы обогнали две шаланды, длинные фуры, которые везли трубы для канализации.
А вон и шатры, вон те штуки, ради которых я сейчас сюда и еду. Их, прям, хорошо видно с дороги невооружённым взглядом. Ох ты ж, мля, ну и махины! Мы ещё на бугре таком, и сверху частично виден размах самого строящегося аэродрома.
На нескольких квадратных километрах сновали маленькие фигурки сотен людей и десятков машин и единиц техники, а эти надувные шатры уже отчётливо выделялись в этой пыльной массе. Это и будет визитная карточка нашего основного аэродрома. В других местах аэродромы и взлётки будут попроще, а основной – он будет тут, под Таусом.
На Земле я несколько раз видел такие надувные штуки. И когда зашла речь о том, из чего у нас будет построено основное здание на аэродроме, я вспомнил про эти штуки. Естественно, всё это было куплено с помощью Сицова и доставлено к нам. Как оказалось, купить на производстве то, что нужно именно нам вообще не проблема.
Итак, что это такое, постараюсь объяснить максимально доступным языком, как скажет Слива, по-русски.
Представьте любой мяч, теперь разрезаем его пополам и увеличиваем. Диаметр такой половинки метров тридцать-сорок. Устанавливается на фундамент и просто надувается. Только толщина самих стенок в несколько раз больше, чем на обычном тенте, или том же мяче.
Называются эти штуки «сферы», вообще форм у них много, но мы выбрали именно сферы, Рыжий ещё раз ходил на Землю и качал по ним инфу из инета.
Выдерживают они перепады температур от минус сорока до плюс шестидесяти. Покупаются несколько таких сфер, причём они могут быть все разных размеров, и соединяются между собой. Я знаю несколько таких мест на земле, где они стоят годами в Российских условиях, а нас тут вообще круглый год жарища.
Внутри настилается пол и вуаля – укрытие, а в нашем случае, офис и парочка ангаров, готовы. Больше всего эти сферы напоминают пчелиные соты. Все же видели, как из улья достают соты, этакий прямоугольник в котором десятки сот, вот и представьте, что из такого прямоугольника сделали полусферу. Даже если и будут пробиты несколько сот, то за счёт других ячеек сфера будет так же сохранять свою форму. Да и, честно говоря, сам материал достаточно сложно пробить тем же ножом. Так что в наших условиях они точно будут стоять. Ну и рядом парочка насосов, которые работают по очереди и нагнетают в них воздух.
У нас таких, соединенных между собой, сфер будет аж семь штук. В одной – рецепшен и бар, в другом будет бухгалтерия, в третьем – небольшой магазинчик, переговорная, и так далее. А там, где небольшой бар, будут большие панорамные окна, которые выходят на взлётно-посадочные полосы, и клиенты смогут наблюдать за взлётом и посадкой самолётов или вертолётов. А вон вижу каркас и самой диспетчерской вышки, неплохо, совсем неплохо.
Сферы мне нереально понравились. Внутри полным ходом шла отделка, хотя какая там отделка-то. Пол только нужно уложить и всё, ну и мебель поставить, проводку кинуть, системы видео наблюдения установить. Рядом со сферами строят двухэтажное здание, его все уже называли кубик. Там будет столовая для сотрудников, охрана, небольшой склад, туалеты и душевые.
Часа два я тут был, Ивана и Колобка не было, мне всё показывал и рассказывал один из прорабов. Самих строителей тут было двести восемьдесят человек, работа кипела вовсю. Уже были залиты фундаменты под все ангары, они будут из листового железа, как у нас в сервисе. Несколько из них будут двухэтажные, сначала металлический каркас, а потом его обошьют этими же листами. На первом этаже вертушки, мастерские, на втором либо склады, либо офисы.
Сделал несколько пометок, вернее, Оксане сказал, она всё записала, потом это всё доведётся до сведения Ивана. Крота видел, он носится тут с охраной.
Вдоль всего забора по периметру аэродрома сказал заказать огромные красочные баннеры с картинками вертолётов и самолётов. Парочку вертолётов и самолётов уже перетащили в одну из сфер и занимались их сборкой, обещали, что через пару дней всё будет готово.
Видел я, и как перетаскивают вертолёт. Под переднее шасси подкатывается специальный домкрат, а потом один человек просто тащит вертушку за собой. В таком домкрате небольшой моторчик, который и тащит вертушку, удобно, очень удобно.
В общем, всё это в какой раз меня впечатлило. Даже не верилось, что мы это делаем, что всё это будет работать и функционировать.
Ну а потом, насмотревшись на эту стройку, мы снова погрузились в мерседесы и поехали на другую, там, где будут ещё ангары для сервиса, с другой стороны города.
А, ещё вот кое-что. В нашем мире уже все знали, что в ГДЛ появились вертолёты и самолёты, что мы их продаём, и можно будет обучаться их пилотированию. Мы даже рекламу-то ещё нигде не давали, а сарафанное радио уже разнесло по городам, что и как у нас будет.
Как и предполагалось, богатые люди сами связывались с нами, узнавали, что и сколько будет стоить, и многие изъявляли желание купить себе такую игрушку.
Так как колл-центр Хелипорта у нас уже был, его мы первым делом сделали, наняв туда с десяток девушек и дав им всю необходимую информацию, то практически на все вопросы у нас были ответы.
В итоге у нас уже вовсю покупались и вертолёты, и самолёты, и люди записывались, и на «покататься», и на «обучиться». За прошедшую неделю, с момента открытия продаж всей этой летающей техники, я заработал ещё около сорока миллионов Лин. То есть, мы уже с лихвой оправдали строительство аэродрома и тут в Таусе, и в Речном, и в других оазисах.
К нам ехали люди и из мира Белазов, информация дошла и туда. Конечно, там многие не понимали, что это такое вертолёт или самолёт, но мы сделали небольшой презентационный ролик и запустили его там по местному телевидению. Ну, соответственно, народ попёр и оттуда.
Кстати говоря, Сицов поставил нам ещё тридцать две вертушки, это уже к имеющимся тридцати пяти, и самолётов двадцать семь, к имеющимся восемнадцати, и вся эта партия обрела новых владельцев в обоих мирах.
Теперь у нас шестьдесят семь вертолётов и сорок пять самолётов. А это нереальное количество частной летающей техники, нам даже пришлось срочно вносить в план по строительству изменения, для увеличения площади собственной заправки.
И всю эту технику нужно будет где-то хранить, обслуживать и готовить к полётам по заказу владельцев.
Теперь всем им только оставалось ждать, когда мы всё, наконец-то, достроим, и всё это начнёт летать тут по окрестностям. И это мы ещё рекламу с парашютным спортом не давали. От перспектив буквально кружилась голова. Про деньги вообще молчу, их было хоть одним местом ешь, и я всерьёз задумался, куда их все вкладывать.
Да все мои друзья, которые были компаньонами в том или ином деле, стали достаточно богатыми и обеспеченными людьми, и у них так же появилась проблема, куда вложить бабосы.
ГДЛ рос и развивался. По примерным подсчётам у нас уже работало почти полторы тысячи человек, и предстояло набрать ещё сотрудников в сервис-два, а там тоже требовалось ни много, ни мало, почти пятьсот человек, чтобы он так же работал круглые сутки и снабжал наш автосалон автомобилями.
Несколько вертушек и самолётов мы подарили организациям. Например, парочку вертолётов и самолётов презентовали нашим двум больницам в Таусе, одну вертушку и самолёт подогнали мэрии, еще несколько единиц разошлись для нужд учёных, ведь теперь всем интересно изучение этого мира. А ведь, простите, облететь на самолёте или вертолёте ту или иную площадь, или объехать её на машине – это большая разница.
Ну и, само собой, несколько ушло пацанам, которые прошли с нами огонь, воду и медные трубы. Тот же Корж, Иван, Туман, Васьки, Игорь, Славка, Ваня – который директор сервиса, Риф, директора Палиуса, Хас, Шун, Георгич и другие. Я им лично презентовал по вертушке или самолёту. Ушло пятнадцать единиц, кто-то захотел самолёт, пусть, пусть люди пользуют то, что им больше всего хочется. Хотя каждый из них мог с лёгкостью купить такую игрушку, денег у них хватало, но хотелось праздника, щедрости, подарков от души.
Ах да, мы подарили-таки те семьсот автомобилей, которые ребята утащили с Земли. Подарили их также тем, о ком были хороши отзывы. Снова дарили всем подряд – уборщицам и уборщикам, электрикам, сантехникам, бойцам, бухгалтерам, сторожам, простым рабочим. Вот где кайф, вот где куча положительных эмоций!
Раздавали их три дня, но, как и в тот раз, пацаны, которые развозили машины, приезжали счастливые, с улыбкой до ушей от переполняющих их эмоций. Дарили-то мы не только сотрудникам ГДЛ, но и обычным людям, которые не работали у нас.
Теперь все врачи, медсёстры, учителя в школе, воспитатели в детском саду и няньки в доме престарелых были у нас с личными автомобилями. А это, поверьте, многого стоит. Георгич ещё меня так подколол, сказал, что если бы завтра были выборы мэра, то меня бы единогласно выбрал весь город. Но я кремень, не хочу в политику, не моё это, не хочу сидеть в кресле и протирать штаны, в чём я ещё раз и заверил нашего Мэра, который, походу, всё это понимал.
Мы с ним душевно так посидели в «888», и я его клятвенно заверил, что на его кресло и место не претендую. Кажется, успокоился. Мне интересней забраться в задницу и попытаться оттуда выбраться, про это он тоже знал. Да и, честно говоря, у меня с ГДЛ своих проблем хватает, да и Палиус в мире Белазов требует внимания.
Естественно, всё это будет базироваться у нас в Хелипорте, и мы всё равно будем получать деньги за хранение, обслуживание, полёты, и так далее. Я сильно сомневаюсь, что кто-то, купив самолёт или вертолёт, укатит его в свой ангар или гараж. Да и найти личного пилота для столь специфической частной деятельности будет проблематично.
Иван с Колобком уже развили у нас кипучую деятельность, нашли каких-то супер профи в этом деле, наняли их на работу к нам и теперь эти люди занимались отбором пилотов высшего класса среди других соискателей.
Да уж, дела закрутились нешуточные. Сидя вот так за рюмкой чая, я вспоминал свою жизнь на Земле, буквально полтора года назад. Кем я там был? Простым механиком? Слесарем? Руководителем в частной фирме? Человеком, который умеет договариваться и решать те или иные вопросы? Ну да, без ложной скромности скажу, что я всегда был хорошим переговорщиком и руководителем.
И что у меня сейчас? Да пипец! За полтора с небольшим года я добился таких высот, к которым некоторые идут годами. Естественно, всего этого я добился с помощью своих кадров, команды, людей, которых нельзя заменить.
Тем людям, которые говорят, что незаменимых людей нет, нужно вбить в глотку эти слова вместе с их зубами. Всё это бред, всё это высокомерные высказывания. Как я без Тумана, без Васьков, Славки, Игоря, Ваньки, да, млять, как я без того же Сливы или Собровцев, без своей Светки или Страйка, людей, которые трудятся наравне со мной и иногда дают нужные советы или просто делают те или иные вещи по моему распоряжению. Делают без вопросов.
И без них я был бы никем. У меня великолепная команда, и за верность нашему делу я им плачу. Плачу и деньгами, причём очень и очень хорошими деньгами, какими-то поблажками, привилегиями, но они все чувствуют, и знают ту грань, через которую нельзя переступать. И благодаря этому мы развиваемся и дальше.
Можно сказать, что за это время мы стали одной командой, семьей, единым целым. Своих подчинённых нужно ценить, и тогда они будут тебе верны.
Да, я не всегда душка и могу провести сеанс камасутры, что периодически и происходит, но в целом, повторюсь ещё раз, у меня великолепная команда и без их помощи, я был бы никем и не добился того, что имею сейчас.
В Новый и Речной я в этот день не поехал, дела вновь захлестнули меня с головой. Но в сервисе-два меня нашёл Иван и доложился, что там так же идёт строительство взлётки и ангаров полным ходом.
Опять же, я видел и согласовывал на бумаге те аэропорты. Они были меньше в разы, что там, одна взлётка для самолётов, большая заасфальтированная площадка для посадки вертолётов и парочка небольших ангаров, для хранения этой летающей техники.
Всё-таки, основная масса всего этого будет базироваться под Таусом, нужно будет, расширим там аэропорты.
В Кижене и Руви – то же самое. В обоих городах нашлись довольно таки обеспеченные люди, которые так же покупали себе такие игрушки, и там так же нами строились и ангары и взлётно-посадочные полосы. В этих городах аэродромы будут наши, мы будем платить только арендную плату городским властям.
Всё-таки очень специфическая это вещь, содержание и обслуживание аэропорта, пусть он и маленький. Персонал там тоже будет наш, я имею в виду, работники Хелипорт ГДЛ, но они все будут местные, из тех городов.
Но допустим мы их до работы там только после прохождения обучения в Таусе и получения всех необходимых допусков и сертификатов.
Самое интересное, что в Кижене в основном покупали самолёты, всё-таки удалённость этого города от Руви и Тауса давало о себе знать. По прямой до Киженя от Тауса почти шестьсот километров, от Руви – под семьсот, ну, может чутка больше.
У всех трёх вертолётов, которые у нас были, дальность полёта от шестисот двадцати до семисот километров, так что летать туда можно только на самолётах. Лететь в упор и садиться почти с пустыми баками никто не хочет.
А на самолётах минимальная дальность полёта тысяча пятьсот километров, хватит туда и обратно, на грузовике вообще тысяча восемьсот километров.
И вот когда я получил от Ивана отчёт о покупках таких самолётов, меня осенила мысль. Ведь всё равно найдутся те, кто захочет слетать из Тауса или из Руви в Кижень, но тянуть на последних каплях топлива – смертников нет. Значит, что? Значит, нам нужно дать им возможность дозаправки.
Как мы можем это организовать? Да легко. У нас есть заправки на трассе в Кижень. Вот на одной из заправок мы и сделаем дозаправку для вертушек. Эта заправка находится как раз примерно посередине трассы, где-то на удалении двухсот пятидесяти километров от Тауса.
Вызвал к себе Ивана, Плотникова и Тумана, озадачил их своей идеей, они тут же её поддержали. Там ничего сложного, просто около заправки закатывается в асфальт пятачок, в диаметре метров пятнадцать, как раз для посадки вертолёта. Ну, в принципе, и всё, ну и плюс, нужно увеличить ёмкости для топлива. Всё, готово, проблема решена, теперь можно летать, куда хочешь и сколько хочешь.
Иван мне так же сказал, что несколько Киженьцев купили у нас два больших самолёта и два маленьких, они хотят заняться грузоперевозками.
Ради бога. Вот вам и первые грузопассажирские перевозки в этом мире. Маршрут – Кижень-Руви, Кижень-Таус и обратно. И будут летать, обязательно будут. Ведь на поездах-то так люди между городами ездят.

Глава 8.
26 декабря. Таус.
А в этот день у нас вообще было такое, такое, что охренели вообще все! Но обо всём по порядку.
Я спокойно сидел в своём кабинете в сервисе и никого не трогал, занимался с бумагами и электронными письмами, даже вроде как пистонов никому не успел вставить, хотя нет, успел.
Полтора часа назад от меня вышел Плотников, красный как помидор. Вадим Евгеньевич был в ГДЛ директором всех заправок, добычи и производства Блюра в нашем мире.
Так как мы начали поставки Блюра в мир Белазов, где он благополучно пошёл на «ура», то эти самые поставки требовали увеличить, а этот человек прошляпил момент, когда заранее нужно было договориться с Киженьцами, чтобы они вытащили из своего облака ещё несколько шестидесятитонных железнодорожных цистерн.
В итоге мне выкатили штрафные санкции из-за недопоставок, всё в соответствии с контрактом, ну я вызвал Плотникова и провёл с ним словесный сеанс Камасутры. Потом, когда сеанс закончился, ну я выдохся, орать устал, сказал ему, что в следующий раз штраф он будет оплачивать полностью из своего кармана, часть я у него, конечно, из его зарплаты удержу, чтобы в следующий раз умнее и дальновиднее был. Вот пусть теперь едет, и что хочет делает, но через три дня мы должны поставить в мир Белазов двести тонн Блюра. В общем, наш нефтяник побежал решать проблему, уж не знаю, как, но это его головная боль. А всё почему? Потому что он понадеялся на те цистерны, что у нас уже есть, а их оказалось мало.
— Александр, к вам тут Слива, весь какой-то возбуждённый, – внезапно заговорил спикерфон голосом моего секретаря.
Заговорила она настолько неожиданно, что я аж вздрогнул, как раз смотрел очередное электронное письмо.
— Пусть заходит.
Не успел я отпустить кнопку, как дверь распахнулась, и в кабинет вихрем ворвался Слива.
— Саша! – заорал он на весь кабинет, – у нас там танки и БТР, – он начал тыкать в сторону пальцем.
Я, как ужаленный подорвался с кресла и хотел уже заорать «в ружьё!», потом спросить, кто на нас напал, но этот гад стоял, улыбался, значит, на нас никто не напал.
— Кто? Где? Какие танки? – схватив трубку телефона, спросил я.
— Из ворот выезжают, с земли.
— Ты, млять, можешь нормально объяснить? – начал я закипать, – ворвался сюда, как псих какой-то, орёт «танки, Бэтеры!», я уж подумал, на нас опять кто напал, и война началась.
— Сорри, шеф, – тут же вытянулся по стойке смирно Слива, и мне тут же захотелось в него чем-нибудь запустить, – телефон не трогай, – предусмотрительно произнёс он, – докладываю, – гаркнул он ещё громче, – к нам поступает техника с консервации, если быть точным, из Белоруссии. В данный момент поступило уже пятнадцать единиц. Грач, Туман и ещё несколько человек находятся в нашем терминале, принимают технику и сияют, как начищенные пятаки.
— Обалдеть! – я так и плюхнулся в кресло.
— Поехали туда, а? – как-то уже совсем жалобно спросил Слива.
Я только кивнул, и этот опять заорал, выбегая из кабинета.
— Карету к подъезду, едем в институт!
— Александр, у вас всё нормально? – спросила Оксана, заглянув ко мне в кабинет, – а то от него шума столько, – она кивнула в сторону убежавшего Сливы, – ничего непонятно.
— Может, кофейку? – спросила, выглядывая с другой стороны Таня, вторая секретарь.
— Нет, спасибо девчонки, мы это…
Тут с улицы снова раздался вопль Сливы.
— Кирпич, Кирпич, ты где? Давай телегу сюда какую, в институт едем, там техника прёт!
— Вот же балбес-то взбалмошный! – негромко произнёс я, улыбнувшись, – мы в институт.
Секретари кивнули и уселись на свои места. Если честно, меня тоже переполняли эмоции, танки, Бэтры, охренеть просто!
Едва я вышел на улицу, как рядом со мной затормозили два Кабана. Погрузились в тачки и ломанулись в сторону института. Ну как ломанулись, по городу – шестьдесят, штрафы больно большие, наши гаишники уже давно отучили всех гонять по городу, так что все Шумахеры притихли и отводили душу либо за городом, на трассах, либо на Воробьёвых.
А вот когда мы выехали на трассу, там уже, сидящий за рулём Слива, положил стрелку спидометра, второй кабан, с Кирпичом за рулём, не отставал.
До института доехали достаточно быстро. Слива всю дорогу не затыкался, тараторил, как моя Светка, у меня, млять, от него даже голова разболелась. За время, пока мы ехали, я узнал, что наши вояки, Туман с Грачом, связались с Сицовым и попросили его выкупить несколько единиц такой техники, старой, она находилась на консервации в Белоруссии, и там её мог купить любой желающий.
Ещё проживая на Земле, я несколько раз читал и смотрел ролики на Ютубе, как обычные Российские люди покупали там какой-нибудь БТР и Бардак, ну, БДРМ, перегоняли его в Россию, ремонтировали, ставили на учёт и потом катались на нём по лесам и болотам. Вот и эти решили так же купить. Обалдеть просто, у нас теперь что, свои коробочки есть? Этак сюда какой-нибудь Тополь- М припрут и обязательно его куда-нибудь запустят.
А зная, как Грач и Туман ненавидят пиндосов, я даже догадываюсь, куда эта ракета полетит. Не, я, конечно, америкашек сам не люблю, очень не люблю, но как-то с Тополь-М я напрягся, у этих ума хватит. Грач, вон, уже несколько раз предлагал обстрелять их острова из пушек. Да и помощников у них тоже будет, хоть отбавляй. Мушкетёры в первых рядах будут с попкорном сидеть. Не, нах нам Тополь-М. Тягач, вон, у нас есть и достаточно. Хотя, может быть было бы и прикольно жахнуть ей, бац! – и все острова в труху.
Обалдеть просто, неужели у нас теперь есть бронетанковые войска? Вот нахрена они нам? Ящеров в облаке давить? Хотя, хрен его знает, что там у нас будет дальше. Другие миры-то мы всё равно откроем. Гера вон, пару дней назад говорил, что они вроде нащупали ещё несколько миров, и вполне возможно, что скоро откроют ворота куда-нибудь.
Главное, чтобы там опять каких динозавров не было. Этим хреновинам всё равно, Бэтэр перед ним или ещё что. Хотя, насчёт танка я вот сильно сомневаюсь, вряд ли они его смогут перевернуть.
— Саша, смотри, – крикнул Слива, едва мы заехали на территорию института.
Твою же мать! На стоянке ровными рядами стояла зелёная военная техника, а вокруг неё носились пацаны, да что там, носились, они вон, как муравьи её облепили! А вон и сам Туман, его башка торчит из люка БТРа, Грача не видно, а нет, вон и Грач, вышел из-за другого, такого же, и на кого-то орёт.
Полностью обалдевший я выбрался из прохладного салона шестисотого на улицу, остановился и, рассматривая эту технику, как перед парадом, почесал затылок. Хм, танков нет, что там Слива кипиш навёл.
— Ну и где танки-то? – разочарованно спросил Кирпич.
— Да, я тоже хотел на нём покататься, – добавил Няма, – трепло ты, Слива – танки, танки…
Слива рядом негромко матерился от восторга, его переполняли эмоции. Спустя мгновение он куда-то исчез, вместе с пацанами. Я, как дурак, остался один, только успел пройти с десяток шагов вдоль машин, как меня увидели Туман и Грач.
— И что это такое? – спросил я у них, кивнув на технику, когда они ко мне подошли.
— Коробочки, – довольный как слон,и перемазанный каким-то маслом весь с ног до головы, ответил Туман.
— Наши бронетанковые войска, – добавил, не менее довольный, Грач.
— Н-да уж, – вздохнул я, – ну рассказывайте.
Только Туман открыл рот, как на стоянку с диким грохотом музыки зарулили два автомобиля. Не останавливаясь, они поехали к нам, я-то лицом к шлагбауму стоял, а Туман с Грачом – спиной. Тачки я узнал сразу.
Это были два Крайслера наших Мушкетёров, видать, тоже прикатили посмотреть на технику. Как только наши отцы-командиры развернулись, и Мушкетёры их узнали, обе тачки стали тормозить до дыма из-под колёс, затем водители врубили задние передачи, и машины тут же скрылись за ближайшим грузовиком.
— Вы хоть им только БТР какой не давайте, – усмехнулся я, – они же на нём половину облака разнесут!
— Эти могут, – улыбнулся Грач.
Ох и тачки у них, я их хоть рассмотреть успел. Побитые, помятые, с решётками на окнах, в прожекторах, с рельсами вместо бамперов, все в каких-то костях и черепах, ну, пипец, телеги, это ж надо было такое с машиной-то сотворить!
Тут один из БТР-ов завели, и он, выплюнув в небо огромное облака выхлопа, тронувшись с места, куда-то покатил, на жёсткой сцепке у него был точно такой же.
— Рассказывайте, – повторил я.
Всё оказалось так, как и успел рассказать Слива. Действительно, эти двое связались с Сицовым, договорились с ним насчёт такой техники, и он отправил в одну из Белорусских воинских частей своего человека. Ну а там этот чел купил всю эту технику, и они, открыв ворота, перегнали её к нам.
Техника была старой, шестидесятых- девяностых годов, с маленькими пробегами, но она была в идеальном состоянии, естественно, без вооружения. Но у нас тут различных пулемётов хоть одним местом ешь, и людей, которые знают, как её чинить и как ею управлять, тоже хватает.
В итоге у нас есть:
Десять штук Газ-66, в простонародье Шишига, у этого грузовика великолепная проходимость и феноменальная надёжность, уж я-то про такой грузовик знаю не понаслышке. Один такой грузовичок есть в Зимнем оазисе, и гоняют его там в хвост и гриву, и он, несмотря на все нагрузки едет и едет довольно-таки бодро .
Четыре штуки – гусеничный транспортёр-тягач МТ-ЛБ. Это вообще дура, ему практически нипочём любые преграды, и он может плавать.
Пять единиц – Зил 131 с будкой, в простонародье вахтовка, с кунгом. Незаменимый автомобиль для тех, кто едет в глухой лес, и по проходимости автомобиль, что надо, и жить в кунге можно.
Пять единиц – Камаз 4310, головастики, на нереально огромных колёсах. Собирай сзади на шасси что хочешь и всё, так же в лес, на разведку – самое оно. Колёса с подкачкой и надёжность там заложена – мама не горюй.
Пять единиц – БТР-80. Эти четырехколёсные бронированные машины зарекомендовали себя очень хорошо во всех горячих точках. В башне у него КВПТ, сейчас его там, естественно, нет, но наши туда его обязательно установят.
И пять единиц – БДРМ-2, в простонародье Бардак. Он так же может плавать, и все эти экземпляры были с выдвижными колёсами посередине кузова. Эти вспомогательные колёса были нужны для преодоления рвов и траншей. Именно такой я видел на гонках джиперов. Ещё на Земле я несколько раз ездил на соревнования по трофи-рейдам, и там вот такая машина использовалась в качестве эвакуатора. И скажу я вам, что пёрла эта хреновина по бездорожью – будь здоров!
И десять Уазиков. Уаз 3151. Эти машины я ненавидел всей душой, но, как я понял из слов Грача и Тумана, их дали «на сдачу». Ладно, пусть будут. Тем более, они все на военных мостах, проходимость тоже нормальная. Правда, сколько они у нас проживут, я не знал, но если вон эти вояки говорят, что тачка едет, то пусть будут.
Ну и, помимо этого, было куплено ещё много различного барахла. Генераторы, рации, кое-что из инструментов. Всё, конечно, старое, но рабочее. Рации, вон, почти пятидесятилетний возраст, рабочие, и они точно пригодятся, да и генераторы тоже. Не везде же есть электрические камни.
Выслушав Тумана и Грача, я, как какой-то пацан, начал лазить по всей этой технике. В армии я не служил, так что, думаю, вы понимаете мои эмоции и впечатления. А когда меня по очереди прокатили по пустыне на всей этой бронированной технике, я вообще был счастлив, и меня переполняли эмоции.
Моя личка каталась тоже, ну и Мушкетёры конечно, куда же без них. Ох и орали мы, когда БТР разгонялся и, подпрыгнув на небольших горках, мягко приземлялся на свои огромные колёса.
Конечно, всю эту технику нужно будет перетряхнуть, отремонтировать, довести до ума. Но мать вашу, всем этим машинам больше пятидесяти лет, и они едут! Чихают, свистят, но едут.
Туман и Грач тут же попросили у меня один из ангаров, где её будут ремонтировать, пришлось позвонить Игорю и отжать у него один ангар, со скрипом отбил.
Потом мы смотрели, как за руль этих машин, садятся довольные мужики и выкатываются с территории института.
На технику вышли посмотреть вообще все работники института. Конечно, впечатлит она кого угодно. Особенно, когда тягачи на пригнанные платформы заезжали, тут вообще всё вздрогнуло. И вот такой колонной они попёрли в Таус.
В Таусе народ тоже немного прихренел, хорошо мы заранее связались с Бондаревым, предупредили его о технике, и он выделил нам парочку полицейских машин в сопровождение. Заехали на территорию сервиса, и там тоже народ сбежался, все нахрен бросили работу. Ну ладно, пусть посмотрят. Некоторые мужики прямо обнимали тачки, всё-таки многие у нас служили именно на таких. Да уж, в ремонтниках и водилах точно недостатка не будет.
Естественно, тут же нарисовался Кирилл и задал вопрос. Продавать что будем? Я вот ни капельки не сомневался, что те же Уазики и Шишиги уйдут враз, да и коробочки тоже разберут. Пока дал отбой, нужно было успокоиться и решить, что нам самим нужно.
Ведь сейчас информация дойдёт до Руви и Киженя. Корж точно будет просить что-то, да и Киженьцы не откажутся. Ладно, поделимся и с ними, там везде нормальные пацаны, нельзя же всё грести под себя.

Глава 9.
6 января. Таус.
Наступил новый 0013 год. Этот новый год мы встречали в Зимнем оазисе.
Ещё одиннадцатого декабря Света у меня спросила, где мы будем его встречать, я почему-то сразу вспомнил про Зимний. Как-то захотелось мне снега, мороза, ёлку, настоящего деда Мороза и Снегурку, надоела эта жара и песок.
Короче, мой секретарь позвонила в Зимний и забронировала нам огромный комплекс на сто человек. Там хозяева этого курорта нехило так развернулись и понастроили ещё кучу всяких домиков и вспомогательных зданий. Так же было построено несколько зданий с номерами, на сто человек каждое. Вот одно такое я полностью и снял с двадцать девятого декабря по пятое января.
В здании – баня, большая столовая, которая легко переделывается в банкетный зал, пара бильярдных, кухня, само собой, и так далее. Владельцы понимают, что Новый год в Зимнем – время грести бабло, так как очень многие хотят встретить его, как и на Земле, со снегом и морозом.
Да о чём говорить, у них там и так круглый год народ прёт. А когда мы открыли мир Белазов и Водный мир, туда вообще куча туристов хлынула. Снег-то не видели ни в том, ни в том мире, так что с деньгами у хозяев в Зимнем всё очень и очень хорошо.
Абсолютно все домики в Зимнем оазисе были забронированы до пятнадцатого декабря, хорошо, вовремя я чухнулся, вернее, Светка подсказала про празднование, а я про Зимний вспомнил.
В этих ста номерах, могут разместиться почти двести пятьдесят человек, а если поставить ещё кроватей, то и больше.
Потом мы пару дней сидели с ребятами и составляли списки, кого туда будем приглашать на празднование Нового года. ГДЛ-то за этот год стала ещё больше, плюс у нас добавился Палиус, с которого я тоже хотел пригласить несколько человек.
Туман как-то ещё в начале декабря говорил, что мы можем отпраздновать новый год в его «888», но хочется снега. Он, кстати, тут же согласился на зимний, да все согласились – ещё бы, особенно, когда узнали, что фирма платит, то есть я.
Я даже лично ездил в зимний, смотрел здание, номера, этот банкетный зал и разговаривал с владельцами. Мне хотелось сделать людям праздник, поэтому в мягкой форме я потребовал, чтобы всё было по высшему разряду. И касалось это не только самой ночи с тридцать первого на первое января, касалось это всех дней, что мы там будем. Естественно, владельцы заверили, что всё будет ОК.
А здание прикольное – всё новенькое, чистенькое, из дерева. Персонал у них тоже уже набран, повара там какие-то хорошие. Короче, пятьсот тысяч лин мы отвезли им туда наликом. Но на фоне той суммы, что лежала у меня на счету, эти пятьсот тысяч были копейки, так что гуляем.
Встретили новый год великолепно. Народу было куча, был хороший тамада, конкурсы, подарки, ценные призы, множество речей и от меня, и от других начальников из ГДЛ.
Пили, гуляли, отдыхали, катались на лыжах, сноубордах, снегоходах, отдохнули просто великолепно. Приглашённые из мира Белазов люди и Укасы были в культурном шоке – всё-таки снег для них в диковинку. Не, они, конечно, были в Зимнем и так, но тут на несколько дней, и в такой компании, и так отдыхать.
Но дни отдыха закончились, и нужно было начинать работать.
— Оксана, – нажал я кнопку спикерфона, сидя в своём кабинете.
— Да, Александр.
— Соедини меня с Кириллом из автосалона.
— Минутку.
Через минуту я уже услышал в трубке телефона голос Кирилла.
— Добрый день, Александр.
— Привет, скажи, что у нас с поставками автомобилей с завода Апреля?
Семнадцатого декабря у нас было официальное открытие этого завода в мире Белазов. Очень многие из нас на этой торжественной церемонии присутствовали.
— Машин мало, – начал свою песню Кирилл.
— Меня не интересует твои выводы, мне нужны данные. Через десять минут на электронку скинь мне, какое количество машин ты получил за декабрь-январь, по каждой марке.
— Хорошо.
Я тут же нажал кнопку отбоя. Млять, вот вроде нормальный мужик, дело своё знает хорошо, но вот это его «машин мало, нам не хватает», достало.
— Оксана.
— Да, с Туманом соедини.
Тот так же ответил меньше чем через минуту.
— Слушаю, шеф.
— Привет, Валер, ты где?
— Подъезжаю к сервису.
— Отлично, заедь в автосалон и поговори с Кириллом, пока я его не грохнул.
— На предмет?
— Меня его нытьё достало! Я ему задаю вопросы, а он начинает свою песню – машин мало, нам не хватает… Меня интересуют чёткие ответы на мои вопросы, если мне нужно будет его мнение, я его спрошу, только помягче с ним, он нормальный мужик, его просто нужно направить в нужное мне русло. Задача ясна?
— Будет сделано, сейчас заеду и всё ему разжую.
Через девять минут прилетел отчёт от Кирилла. Так, что мы имеем? Нивы, пикапы, грузовики, автобусы, спортивные машины. За эти две недели в Таус поставили почти полторы тысячи автомобилей, большая часть выпускаемых машин продаётся в мире Белазов, и, судя по отчётам оттуда, машины так же идут на «ура». Ладно, хоть так-то. А Нивы я уже видел на улицах Тауса. Прикольно так наблюдать, как среди дорогих иномарок едет Нивка. Причём, покупали их и для езды по городу и для оазисов. Сейчас месяц-два я пособираю статистику, и если спрос останется таким же высоким, снимем с одной из линии ту же Супру и запустим там Ниву.
Я уже разговаривал с Апрелем по этому поводу, и он заверил, что технически это возможно, и за сутки мы сможем выпускать там больше Нив, чем Супр, всё-таки, Нива попроще.
Так, что у меня на сегодня? Заглянул в свой ежедневник. Аэродромы, сервис-два, нужно ехать смотреть. Строительство и там и там идёт полным ходом. Нужно вызвать Колуна, узнать как там дела с Трущобами.
Тут у меня зазвонил мобильный. Входящий от Геры.
— Привет, Гер, – принял я вызов.
— Саша, к нам поступил личный сигнал от маяка Сицова.
У меня тут же всё внутри похолодело, а сердце забилось вдвое быстрее. Сицову мы уже давно дали маяк. Им он мог воспользоваться только в одном случае – для срочной эвакуации. Значит, на Земле что-то произошло, произошло то, из-за чего Сицов нажал кнопку и требует срочно открыть ворота.
— Через сколько у нас открытие ворот для него? – спросил я.
— Тридцать минут, – ответил Гера, я прям почувствовал, как у него напряжён голос.
— Где открываем?
— В ангаре.
Он, так же, как и я понимал и знал, что, если Сицов нажал на кнопку, значит там жопа. Ворота на землю у нас открывались почти каждый час, курьеры продолжали исправно таскать к нам людей, и мы получали грузы. А тут он нажал на кнопку, что там, млять, происходит?
— Через двадцать минут я буду, – ответил я и отключился.
Пулей вылетаю из кресла, выбегаю в предбанник, вон сидит Клёпа.
— Быстро в институт! – крикнул я, чем изрядно испугал секретарей.
Оба кабана всегда стояли на парах около нашего административного здания. Через пару минут мы, погрузившись в машины, уже неслись в институт.
— Слива, жми! – крикнул я с заднего сиденья, – плевать на ментов, потом разберёмся.
И мы дали, вернее сидевший за рулём Слива, и сзади на втором Кирпич. Из города вылетели, как пробка из бутылки, нам повезло, и никто из гаишников не сел нам на хвост и не требовал остановиться. По трассе опять положили стрелку, до института долетели за пятнадцать минут. По дороге я позвонил Туману, и тот, тоже бросив всё, поехал в институт.
— Тащите оружие, быстро, – крикнул я личке, буквально выпрыгивая из машины, едва мы остановились на стоянке около института, где нас уже около входа ожидал Гера.
— Гера, время до открытия? – без предисловий спросил я.
— Девять минут, – открывая мне дверь, ответил тот, – там что-то произошло.
— Да знаю я, млять!
За следующие пять минут мы все вооружились, надели обвесы и встали в зале приёмки. Туман мгновенно нагнал сюда бойцов из охраны. Пацаны уже знали, что произошло. А произошло, мать вашу, что-то из ряда вон выходящее.
Я прекрасно помню день, когда я лично давал ему эту кнопку, небольшой приборчик и объяснял, что, если вас попытаются захватить или убить – жмите кнопку, мы откроем ворота и эвакуируем вас с земли. Вот, видать, этот момент и настал.
— Три минуты, – прошептал Слива.
— Встали все полукругом! – рявкнул Туман на весь зал.
Я только ещё раз проверил свой автомат, пистолет на боку. Мы все практически перестали дышать и уставились на ещё не работающие ворота.
Быстрее, быстрее, подгонял я непонятно кого внутри себя. То ли наших учёных, которые должны были сейчас открыть ворота на Землю, то ли время, которое ползло, по моему мнению, предательски медленно.
Продолжение следует.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.