» » Гарри в Беллу, Белла - в Гарри. Очередное попаданство - Продолжение

Гарри в Беллу, Белла - в Гарри. Очередное попаданство - Продолжение

Гарри. Пожалуйте к столу, господа!

Пробуждение было фееричным. Оно наступило сразу. Внезапно. Настолько внезапно, что резко выдернутому из той хмарной вязкой зыби, в которой он до сих пор пребывал, Поттеру показалось, что его с головы до ног обдали крутым кипятком, потихоньку сосредочившимся в его животе. Тело болело, выкручивало, рвало на части, но это все были сущие мелочи по сравнению с тем, что происходило в животе. А происходило там нечто вроде атомного взрыва местного значения. Внутри Гарри ворочалось, вздувалось, как перебродившее тесто, круша ребра, размазывая в кашу внутренности, прогрызало тонкую перегородку брюшины между ним и внешним миром. Поттеру, до сих пор не открывшему глаз, казалось, что он попал в какую-то гигантскую мясорубку, куда периодически подливали кипящего масла, время от времени втаптывая содержимое пестиком, и перемешивая полученную смесь ложкой. Поутихшая на несколько мгновений боль, терзающая его плоть, дала возможность Поттеру подумать и о других, не менее важных вещах, нежели его физическое состояние. Он всерьез задался вопросом: какое же блюдо хотят приготовить из него неведомые кулинары? Может, котлеты? Но кто же будет лить в свежий фарш кипящее масло?! Эдак и блюдо запороть недолго! Помнится, однажды, когда он помогал на кухне тете Петунии...

- Белла, не умирай!- резко ворвался во внутренний мир крепко задумавшегося Поттера обреченный, но очень хорошо знакомый голос... Джейкоба?! А он тут откуда? Неужели и его пустили на котлеты?

- Это уже не Белла... Это Поттер со своими котлетами... - не менее обреченно отозвался вплотную от его уха голос Эдварда Диггори. Или Седрика Каллена? А, и черт с ними обоими! - Может, оно и к лучшему. Моей девочке не придется проходить через весь это ужас. Лишь бы она вернулась... И лишь бы у нее было, куда возвращаться...

- Через что... П-проходить? - с огромным трудом выдавил Гарри, продолжая купаться в волнах нарастающей боли, и сделав над собой усилие, открыл глаза. Прямо перед собой, он ожидаемо увидел две напряженные физиономии: оборотня и вампира.

- Через роды, - отрывисто сообщил Эдвард, осторожно беря Поттера на руки, и со свистом взлетая на второй этаж, где у доктора Каллена располагалась лаборатория, совмещенная с операционной.

- Что-о-о?!!! - в дикой панике завопил Гарри, о чем тут же пожалел – только что обнаруженный огромный живот резануло такой болью, что «парень» на какое-то время потерял сознание. Когда Поттер очнулся, то обнаружил себя распростертым на высокой кушетке, с привязанными руками и ногами за специальные загогулины, абсолютно голым.


- Да вы охренели, суки, я не буду рожать!!! - истерически заверещал Поттер, с трудом соображая, на каком свете и в каком теле он находится. - Отпустите меня, уроды! Не хоч-у-у! - заунывный голос Изабеллы Свон, эхом разнесшийся по особняку, поразительно напоминал волчий вой. Даже видавшие виды вампиры, услышавшие этот звук, невольно содрогнулись, а уж оборотни... Оставшийся внизу, по-прежнему сидящий на коленях перед диваном, словно не в силах двинуться с места, после того, как оттуда унесли Беллу, Джейкоб коротко взвыл, и моментально трансформировался в волка. Мгновенно рядом с ним возник так же стремительно преобразившийся Сет.
Ну а Леа... Леа, до того, как в теле Беллы возник временный постоялец, уныло сидела, по обыкновению в кустах, время от времени тяжело вздыхая. Но вначале, ощутив появление Поттера, она не решилась проникнуть в помещение, полное вампиров, которых люто ненавидела и была готова рвать на части. Пять минут. Пять долгих, бесконечных минут с момента его возвращения она металась из стороны в сторону, борясь с собой, с трудом сдерживая дикое желание ворваться внутрь, туда, где страдает ОН, в этом омерзительном теле, с жуткой, кошмарней начинкой. Но когда со второго этажа до нее донесся вой, полный невероятной, пронизывающей до печенок боли, выворачивающий наизнанку, вынимающий все нервы, кости и душу из тела, Леа свалилась на гравий, корчась в страшной муке, оставляя на камнях клочья шерсти, пятная их кровью. На какое-то мгновение на дорожке распласталась обнаженная исцарапанная девушка, но она тут же дернулась, снова обращаясь в светло-серую огромную волчицу, одним движением, прямо из лежачего положения взвившуюся в воздух, с глухим стуком приземлившаяся на крыльце ненавистного дома. Закрытую стеклянную дверь она словно не заметила, буквально пролетев сквозь нее, подняв в воздух тучу стеклянных брызг. Влетев в дом, Леа покатилась кубарем, поскользнувшись на скользком полу, но по-кошачьи извернувшись, вскочила на лапы, и ни на секунду не задерживаясь, помчалась вверх по лестнице, откуда доносились пронзительные девичьи крики, даже не заметив попыток Джаспера ее удержать.

***
- Прости, Гарри, ни тебе, ни нам выбирать не приходится, - сквозь зубы прорычал Эдвард и ловко вонзил Поттеру в вену иглу шприца. - Сейчас тебе будет полегче - это морфий.

- Я не хочу! - орал Гарри, содрогаясь от невероятно сильных толчков изнутри - он явственно ощущал, как что-то или кто-то пытается прорваться сквозь его живот наружу, видимо, буром просверливая себе путь. Буром или... Зубами?! А-а-а!!! - заорал Поттер. – Это Чужой! Он лезет из меня! Помогите!

Его крик захлебнулся - очередная порция боли так хлестнула изнутри, что он не мог не то, что кричать - дышать.

- Плацента отошла, - взволнованно выкрикнула Розали, бестолково мечущаяся вокруг операционного стола со скальпелем в руке. - Надо доставать ребенка. СРОЧНО! Он задыхается!

- Морфий же еще не подействовал... - растерянно выдавил Эдвард, не желая причинять лишних страданий телу любимой, пусть даже и в ее отсутствие.

-Плевать! - взревела Розали, которая с ума сходила при мысли, что единственный за все вампирское существование ребенок, пусть и не ее, а впрочем, почему бы и нет? - может погибнуть. С тех пор, как она поняла, что не способна, как и все женщины - вампиры к деторождению, все ее помыслы были только о ребенке. И сейчас, когда в семье, к которой она принадлежала, должен был появиться младенец, Розали не собиралась упускать такой шанс. А если при этом должна погибнуть Белла... Что ж, Эдвард все равно ее спасет, сделав в последнюю секунду вампиром. Вероятно. Если получится...

Сейчас подействует морфий! - прорычал Эдвард. - Еще чуть-чуть...

- Нет времени! - прошипела Розали. - Он умирает!


В лицо, воющему от боли и сотрясающемуся от рывков изнутри под треск собственных костей Поттеру ткнулся холодный волчий нос. Леа, постоянно смаргивая струящиеся по мохнатой морде огромные слезы, жалобно тоненько поскуливала, глядя, как у нее на глазах страдает и умирает ее избранник. Это было так неправильно, так дико, так безумно... С противоположной стороны возникла другая волчья морда - Джейкоб сходил с ума от страха за свою будущую пару, должную вот-вот увидеть свет. А Белла? Белла, в которую он долгое время был влюблен, и которая и сейчас была ему ближе всех, да и любовь к ней никуда не делась, она просто поменяла полярность - теперь он ощущал ее своей сестрой. Или братом?! Ведь к Поттеру Блэк тоже успел привязаться...

Неожиданно для всех послышался громкий треск, Гарри, резко дернувшись, вскрикнул особенно громко, и умолк, потеряв сознание. Оба волка прижали уши, услышав, как скальпель, удерживаемый твердой рукой Розали, вонзился в нежную девичью кожу, туго натянутую на огромном животе. Хлынула кровь. Леа, зажмурив глаза, непроизвольно подняла мору, готовясь обреченно взвыть, не зная, как помочь умирающему парню, запертому в проклятом женском, и, чтоб оно все провалилось! - беременном теле, но не успела. Розали, глубоко вдохнув аромат обильно льющейся крови - человеческой крови, которую она за всю свою, более чем столетнюю жизнь не пробовала, потеряла разум. Она хищно оскалилась и пригнулась, готовясь прыгнуть туда, где разливалась драгоценная, дурманящая, сводящая с ума жидкость.

Джейкоб молча скакнул вперед, и мощным толчком своей огромной лобастой башки отшвырнул взбесившуюся вампиршу, даже не заметив, как скальпель вспорол ему бок. Мгновением позже к нему подскочила Леа и вдвоем они вытолкали совершенно не сопротивлявшуюся Розали за порог операционной. В коридоре к ним подскочила Элис, так же молча ухватила сестру за горло и потащила вниз по лестнице.

- Элис, убери ее отсюда! - крикнул им вслед Эдвард. - Отведи к Джасперу, пусть будет с ним. Джейкоб, сюда!

Оборотни метнулись обратно: Леа заняла свой прежний пост у изголовья Гарри, а Джейк мгновенно превратился в человека.

- Что надо делать? - рявкнул он, не обращая внимания на свою наготу.

Искусственное дыхание!
- Да!
- коротко отозвался Джейкоб, и прежде чем приступить делу, бросил внимательный взгляд на вампира - держит ли он себя в руках при виде крови. Но нет, лицо у него было ожесточенное и свирепое.

- Делай! Я вытащу ребенка, пока...


Снова раздался жуткий треск, громче предыдущего такой оглушительный, что все замерли в ожидании вопля. Но тело "Беллы" дернулось и безвольно обмякло, распростершись на операционном столе в полной тишине. Леа трясло крупной дрожью, дорогой паркет заскрежетал под ее огромными когтями. Откуда-то из лесу донесся волчий вой. Несмотря на происходящую жуть, Джейкоб - не просто оборотень, но альфа и вожак, машинально отметил про себя, что не имеет представления, какому из волков принадлежит этот голос, хотя он и показался ему смутно знакомым.

Позвоночник... - В ужасе выдавил Эдвард, все еще слыша отзвук этого страшного треска.

Давай, живо! - рявкнул Джейкоб, мгновенно собравшись и бросая ему скальпель. - Она ничего не почувствует!

Эдвард дернулся, как от удара током, и молниеносно оказался у лежащего без движения, и, кажется, бездыханного, тела жены. Леа почти беззвучно взвыла, и постаралась закрыть лапами уши, чтобы не слышать чавкающий влажный звук врезаемой брюшины, и жуткий скрежет - будто рвалось железо, раздираемой зубами Эдварда плаценты - скальпель ее не брал, ведь, по сути, она была такой же твердокаменной, что и кожа вампиров. На пол закапала кровь.

- Белла, Белла, Белла, - монотонно бубнил себе под нос Эдвард, закапываясь еще глубже в недра любимого тела с чужой душой. «Белла" содрогалась в такт его движениям, и Джейкобу, старательно вдувавшему воздух в некогда любимые уста, это казалось особенно жутким, похожим на некую ужасную пародию на половой акт.

Леа старательно жмурилась, пытаясь отрешиться от происходящего, но, тем не менее, она расслышала счастливый полустон-полувсхлип Джейка, когда одновременно с этим до ее чуткого носа донесся новый запах - запах еще одного живого существа, совершенно определенно не являющегося вампиром.

- Это девочка... - на грани слышимости, но не для оборотней, благоговейно выдохнул Эдвард.

- Дай... Дай ее мне! - так же благоговейно вымолвил, после короткой паузы, Джейкоб.

Что-то хлюпнуло, хныкнул, а точнее, квакнул младенец, звук падения капель на пол участился.

"Выбросьте ее в окно!" - мысленно прорычала в отчаянии Леа, которую отчаянно трясло. Она изо всех сил вжималась в пол, как никогда ощущая свою никчемность и бессилие.

- Ренесми... - прошептал влюбленно Джейкоб. - Моя Ренесми...

- Она не твоя, волк... - рявкнул Эдвард. - Проклятье! Белла! Белла, ты меня слышишь? Гарри, ответь же, черт побери!

Леа едва замечала их голоса сквозь свой собственный скулеж, сейчас она слышала главный звук в своей жизни - сердцебиение своего избранника. И это сердцебиение постепенно угасало.

- Нет, нет, Белла... Гарри, не умирай... те! - взмолился и Блэк, каким-то чудом сумев оторваться от своего нового смысла жизни. - Кровосос, сделай же что-нибудь! Дай я... Искусственное дыхание... Эго должно помочь... Возьми ребенка!

В отдалении загремели инструменты.

- Что ты там копаешься! Возьми малышку!

Отдай мне! - послышался мелодичный голос из коридора.

Джейкоб и Эдвард одновременно зарычали.

- Я уже успокоилась, - заверила Розали. - Отдай мне крошку, Джейкоб. Я позабочусь о ней, пока Белла...


Послышалась какая-то возня и воркование вампирши. Тело Беллы задергалось - судя по всему, ей снова пытались делать искусственное дыхание. Засвистел разрезаемый несущимся с другого конца операционной Калленом воздух. До носа Леа донесся на редкость едкий и мерзкий запах.

- Что это? - с отвращением спросил Джейкоб, ритмично хэкая.

- Убери руки! - рявкнул Эдвард. - В шприце мой собственный яд. Если я не поспешу, то ее не спасет даже он.

- Ты... Ты хочешь превратить ее в вампира? В проклятую кровососку?

- Да. Не мешай. Прочь!

В одно мгновение Леа, едва открыв глаза, взвилась в воздух и кинулась наперерез уже замахнувшемуся огромным металлическим шприцом над грудью по-прежнему бесчувственной Беллы - Гарри Эдварду. Она с налета сбила его с ног и, вцепившись зубами в руку, держащую шприц, утробно зарычала, неотрывно глядя в ошарашенные почерневшие от голода глаза.

- Ты... Леа, что ты делаешь?! – в панике заорал всегда выдержанный и невозмутимый Каллен. – Ты хочешь его смерти?!

Эдвард мог вырваться одним движением, пусть, и пожертвовав рукой, ведь сейчас главное – Белла, точнее, ее тело, но он изо всех сил сдерживался, понимая, что Леа старается спасти Поттера, оказавшегося по идиотскому стечению обстоятельств в теле его жены, от чего-то... Но от чего?

- Леа, какого хрена происходит? - еле слышно прошептал Джейкоб, не прекращая нажимать на грудную клетку Беллы. - Отпусти его! Пускай спасет уже хоть как-то! Плевать, что она... Он... Это тело будет вампирским, лишь бы живым!

Каллен потянулся свободной рукой за валяющимся неподалеку шприцом, но Леа, не прекращая ворчать, придавила его своей лапищей и отрицательно покачала головой.

- Ты... Что ты хочешь сказать? - растерялся Эдвард, начиная соображать, что Леа знает что-то, чего не знает он, и сейчас пытается дать ему понять, что телу Изабеллы Свон ни в коем случае не пойдет на пользу эта жуткая инъекция. - Нельзя? Укол делать нельзя?

Волчица согласно склонила свою огромную голову и с тоскливым ожиданием посмотрела на девушку, кажется, бездыханную и окончательно мертвую. Кровь из жуткой раны на животе уже перестала капать. Биения сердца чутким ушам нелюдей слышно не было. Даже Джейкоб бросил напрасные попытки вдохнуть жизнь в распростертый на столе... Труп?
Леа разжала зубы, съежилась и тоненько, на одной ноте заскулила. Эдвард, больше не обращая внимания на валявшийся рядом с ним шприц, подскочил к безжизненному телу и, глядя обезумевшими глазами, принялся трясти ее.

- Белла! Проснись! Слышишь! Проснись, прошу тебя! Вернись ко мне! Вернись...

Джейкоб обессилено упал на колени, понимая, что перед ними лежит мертвец. Вот и все, что осталось от девушки, которую они оба любили: покалеченный обескровленный труп.

-Нет - нет - нет! - вскричал внезапно Эдвард, вскидывая голову. - Я не позволю ей вот так уйти от меня! Я знаю, ты жива! Ты в этом чертовом мире этого долбанного Поттера, но я тебя верну!

Он схватился за бессильно свешивающуюся со стола девичью руку и приник губами к запястью. Мгновение спустя, Леа, услышав своим невероятно чутким слухом звук разрываемой острыми вампирскими зубами кожи, взвилась, и буквально снесла Эдварда как кеглю. Ничего не понимающий Джейкоб вскочил на ноги, готовясь защищать явно сбрендившую самку его стаи от обезумевшего от горя вампира, но тут, кажется, уже остывающее тело Изабеллы Свон изогнулось и захрипело, вдыхая первые, такие мучительные, обжигающие, раздирающие горло глотки воздуха. Все застыли, будто кто-то включил стоп-кадр. Женские руки дернулись вперед, стягивая края брюшины, разошедшиеся на жуткой ране. Ноги согнулись в коленях. В районе позвоночника послышался громкий, неприятно резанувший по ушам всех присутствующих, треск - кости встали на место. Глаза "Беллы" были по-прежнему закрыты, но лицо при этом обращалось в сторону Леа, лежащей сверху на раскрывшим в растерянности рот Эдварде. Будто увидев сию скульптурную композицию, девушка издала яростный, утробный рык, быстро перешедший в явственное ржание. Миг - и восставшая их мертвых оказалась на полу, стоя на четвереньках.
Эдвард несмотря на шок, успел с беспокойством взглянуть на живот любимой - ему уже мерещились выпадающие из широкого разреза, сделанного им же, внутренности. Но нет - кроме длинного, кровавого рубца он ничего не увидел. "Белла" зафыркала совершенно по-лошадиному, взвизгнула, схватившись за лоб, одернула окровавленную руку, задрожала, и ее тело замерцало.

- Что это?- еле слышно пролепетал Джейкоб, стоя на одной ноге - ступор настиг его в тот момент, когда он пытался сделать шаг.

- Не знаю... – глухо, из-за волчьей шерсти, заполонившей его рот, отозвался Каллен - младший.

- Я помогу вам! - в дверях стояла Элис, из-за ее спины осторожно заглядывал в комнату Сет, уже принявший человеческое обличье. - Обещаю не реагировать на кровь, как Ро... Что это такое?!

- Сами в шоке... - отозвался, Джейкоб, не сводя глаз с почти скрытого мерцающей дымкой тела Беллы.

Никто не заметил, как это произошло. Но дымка в какое-то мгновение рассеялась, и перед ними возник единорог. Он сиял и переливался, будто был обсыпан то же алмазной крошкой, что и вампиры, только солнца для ее проявления не требовалось. Точеные копыта безжалостно месили дорогое покрытие на полу операционной, выбивая щепки. Широкие ноздри яростно раздувались, изящная, но мощная шея была напряжена, репица белоснежного, густого, почему-то мокрого хвоста раздраженно приподнята. Ну, а весьма длинный, и крайне, даже на вид, острый рог, похожий на полупрозрачный кусок янтаря, был угрожающе направлен в сторону сплетенной в тесном объятии парочки. При всем этом поражало волшебное создание не устрашающим рогом, и не своей безупречной красотой, а мастью. Было оно возмутительного, невероятного ярко-розового цвета, напоминавшего жвачку.

- Белла с ума сойдет... – нервно хихикнул, отмерший первым, Джейкоб. – Она ненавидит розовый цвет.

Единорог задумчиво перевел взгляд на говорившего, слегка расслабился, при этом приподняв хвост повыше и оглушительно пукнул, отчего в воздухе резко запахло розами, а со стороны лошадиного зада полетели разноцветные бабочки.
Совсем близко послышался тот самый, едва знакомый Джейкобу волчий вой.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.