» » Сын ведьмы и нежить - II

Сын ведьмы и нежить - II

Маргарита Епатко

Сын ведьмы и нежить

 Глава 1 
Узкоглазый японец, не моргая, смотрел на пушистого зверька, появившегося из ниоткуда на столе переговоров. Переводчица запнулась на полуслове и беспомощно взглянула на молодого рыжеволосого мужчину в дорогом костюме, сидящего напротив японской делегации.

– Любимый домашний зверь – коловертыш, – с восточной невозмутимостью сказал рыжеволосый парень. Приподнявшись, он взял за шиворот кошкоподобное существо и прошептал на ухо пушистику: – Я занят.

– Он идет. Нужна помощь, – довольно громко мяукнул зверек.

Переводчица икнула.

– Это очень редкое животное, – на помощь рыжеволосому руководителю пришел сидящий слева старичок-юрист, – давайте я вам помогу, Илья Александрович, – старик спокойно подхватил пушистика и вынес его из кабинета.

Японец, возглавляющий делегацию, кивнул и что-то произнес.

– Симура-сан тоже любит животных, – прочирикала переводчица. – Он впечатлен тем, что вы можете позволить себе дорогого экзотического говорящего зверя. Но контракт требует доработки.

– Мы уже пошли на уступки. Есть же предел, – холодно процедил Илья Александрович, глядя прямо в глаза японцу.

– Это переводить? – переводчица так захлопала накрашенными ресницами, что с них чуть не облетела тушь.

– Изабелла Юрьевна, переведите, что мы уже внесли достаточно уточняющих пунктов. Учитывая, что переговоры идут несколько месяцев пора определяться с подписанием документа.

Переводчица послушно кивнула. После ее слов в комнате повисла тишина. Вернувшийся юрист сел за стол и прошептал на ухо начальнику:

– Мягче. Нам нужен этот контракт.

Илья нахмурился. Старик явно лез не в свое дело.

Советник главы японской делегации тоже наклонился к уху Симуры-сана.

Тот недовольно поморщился. Видимо и ему совет помощника пришелся не по вкусу.

– Нам нужны дополнительные гарантии, – упрямо сказал японец.

– Опять тупик, – пробурчал под нос недовольный юрист.

Шум и грохот за стеной заставили всех повернуться к двери. Виновник переполоха не заставил себя долго ждать. Дверь распахнулась, и в комнату вломился высокий темноволосый парень. Армейские ботинки, порванный камуфляж, и синяк под глазом вошедшего не смутили привставшего с места Илью Александровича.

– Егор, ты? – он сделал шаг навстречу другу.

– Прошу защиты по законам гостеприимства, – тихо произнес Егор, оседая на пол.

– Мой дом – твой дом, – Илья успел подхватить побледневшего друга и бережно опустил его на кожаный диван.

– Прошу прощения, господа, – молодой руководитель повернулся к японцам. – Вынужден прервать переговоры. По древним традициям гостеприимства я должен оказать помощь другу.

– Вы соображаете, что делаете? – старичок-юрист шипел, уже не стесняясь. – Я должен буду сообщить об этом Васгену ….

– Благодарю вас Вартан Давидович, – улыбнулся Илья – Изабелла Юрьевна, переведите нашим будущим партнерам, что пока я принимаю гостя, технические вопросы они смогут проработать с юристом.

Переводчица послушно затараторила. Японцы встали из-за стола и после обмена поклонами вышли гуськом из комнаты.

Егор летел в темную муть. Он отчаянно барахтался, пытаясь ухватиться за редкие цветные всполохи. Ярких красок становилось все меньше. Беспросветная серая мгла сгущалась.

– Словно Алиса в кроличьей норе, – подумал Егор и тут сбоку мелькнул просвет.

– Туда, – ведьмак из последних сил развернул необычно тяжелое для полета тело.

Он почти подлетел к просвету, когда понял, что это ловушка. Мерзкое существо, вытянув лапы, вцепилось в плечо когтями.

– Отвяжись, чубась! – Егор стукнул наотмашь создание и тут же получил в ответ оплеуху.

– Совсем очумел?! – раздался знакомый голос. – То на переговоры врывается и помощи просит, то чубасем обзывает и дерется. Опять в секту какую-то вляпался? Эй, ты живой?

– Да не тряси его так, – мягкая женская ладошка легла ведьмаку на лоб. – Егорка, тут все свои. Это Лиза и Илья. Ты нас слышишь?

– Слышу, – Егор с трудом разлепил глаза. Пробуждение рядом со школьными друзьями внушало надежду. – Илюх, извини, что сорвал переговоры. Водички дадите?

– Дадим, если будешь вести себя прилично, – проворчал верный друг, потирая разбитую губу. – А то вам ведьмакам водички дашь – весь дом потом в клочья разнесете.

– Он шутит, – улыбнулась Лиза, поднося Егору чашку.

Ведьмак скользнул взглядом по округлившейся фигуре подруги и прошептал, – Извини, я не знал.

Он попытался приподняться и снова рухнул на диван.

– А ты заходи к друзьям чаще, чем раз в два года и будешь в курсе последних событий, – усмехнулся Илья. Парень поднял правую руку, показывая кольцо на безымянном пальце. Тебя на свадьбу не пригласили, потому что найти не смогли. Еще я бросил учебу и работаю в фирме отца моей жены. В общем, держу на плаву семейный бизнес. А ты где был?

– Я работал, – Егор глотнул воды, чувствуя, как к нему возвращаются силы.

– Угу, судя по форме ведьмаком-спецназовцем, – продолжал ворчать Илья. – И доработался до чертиков в глазах. Или этих… Кем ты меня назвал?

– Не заморачивайся, – сказал ведьмак. – Благодарю за воду, извините за все, мне пора идти, – он опять постарался встать, но ноги предательски подкашивались.

– Мальчики прекратите пререкаться! – возмутилась молодая женщина.

– Сиди уже, – рыжеволосый друг присел рядом. – Я так понимаю, если просил защиты, то, пока находишься у меня дома, ты в безопасности. Я друзей не сдаю и на улицу не выгоняю. Заодно расскажешь о своих приключениях. Сообщишь, где два года пропадал. У меня тут тоска, сплошной бизнес. Отец жены ввел в совет директоров, и теперь я пашу как раб на галерах.

– Ах, так! – теперь уже Лиза, шутя отвесила Илье оплеуху.

– У меня день тумаков, – усмехнулся парень.

– Я и, правда, не вовремя вломился к вам, – покачал головой Егор.

– Ты по поводу японцев? Так тут как раз вовремя. Мы с этими самураями уже полгода воюем, все пунктики согласовываем. А они гарантий дополнительных требуют. И тут появляешься ты. Ну, чтобы их выпроводить я и ляпнул про традиции. Переводчица все дословно перевела. Так главный их Симура-сан так впечатлился, что тут же подписал контракт. Он сказал, – Илья встал гордо распрямил плечи и прорычал, пародируя японца: – Человек, отказывающийся от контракта, ради соблюдения древних традиций достоин того, чтобы ему доверили деньги.

Парень сел обратно и пожал плечами: – Вообще-то, логики никакой, но контракт подписан. А зайка, – Илья проследил за взглядом Егора, завтра уезжает в Англию. У Васгена, ее отца … небольшие проблемы с сердцем, он в больнице. Да и ей поберечься надо. Правда, милая?

– Ну и как я вас теперь оставлю? – подключилась к разговору молодая женщина. – Хотя бы расскажи, что произошло? И не смотри на меня так! – она уперла руки в бока. – Я беременная, а не больная.

– На твоем месте я бы все рассказал, – улыбнулся Илья. – Во гневу она страшна. Но может, ты сначала покормишь нас, дорогая?

– А вы до столовой доберетесь или в кабинет все принести?

– Лучше сюда.

Лиза вышла из комнаты.

Егор повертел головой. Только теперь он начал понимать, что сидит не на кожаном диване в офисе, а на уютной велюровой кушетке. Мягкий свет ламп выхватывал отдельные предметы в большом кабинете: пушистый ковер под ногами, несколько кресел, большой стол с компьютером у окна.

– Да, ты у меня дома, – кивнул Илья, – этот особняк за городом мы купили буквально пару месяцев назад. Еще не все комнаты обставили. Хотя ума не приложу, зачем нам такая уйма помещений. Кстати, дружище, ослаб ты капитально. Хватило пары телохранителей, чтобы засунуть тебя в мой джип. Что случилось? Снова проклятье? Так у тебя вроде на них иммунитет в прошлый раз выработался. (эти события описаны в книге «Сын ведьмы и коловертыши»)

– Меня ранили, – угрюмо сказал Егор.

– Угу. Только что-то крови я не вижу.

– Плечо, – ведьмак приподнял левую руку и поморщился. Энергия хлещет как вода из крана. Восполняться не успевает. Еще немного и… – он замолчал.

– Чем я могу помочь? – Илья придвинулся поближе.

– Ты уже помог. В доме друга я в безопасности. Теперь надо рану зашить.

– Я так понимаю, обычная иголка с ниткой не подойдут, – хмыкнул Илья.

– А вот и я, – Лиза вкатила в кабинет сервировочный столик на колесиках. На его полочках теснились блюда с закусками. – У нас чудесная повариха. Давайте я накрою прямо на письменном столе.

Егор сосредоточенно следил за плавными движениями подруги.

– Она очень изменилась, – прошептал он. – Ты уже придумал имя малышу?

– Вообще-то, мы еще не знаем: мальчик это будет или девочка, – покачал головой Илья. – И не хотим пока знать, – он внимательно посмотрел на друга.

– Я итак знаю, что это девочка, – улыбнулась Лиза.

Егор вопросительно поднял брови, но промолчал.

– То есть у меня будет сын, – Илья довольно хлопнул ладонью по подлокотнику.

– Егор, совесть у тебя есть?! – Лиза сделала вид, что нахмурилась. – Дай хоть помечтать о помощнице.

– Так я молчу. – Егор постарался улыбнуться, но губы предательски дрогнули. – Ребят, а у вас огоньку не найдется?

– Я не курю, – покачал головой Илья. – А тебе сейчас не вредно еще и дымить?

– А у тебя, Лизок? – проигнорировал вопрос друга Егор.

– Минутку, – молодая женщина смешно наморщила носик и вышла из комнаты. Через несколько минут она вернулась с коробкой спичек. – Держи. У нас повариха запасливая: электророзжигу не доверяет, – пояснила она.

– Здорово, – кивнул Егор. – Ну, про свечи я не спрашиваю, а от газеты не отказался бы.

– Судя по всему, на твоей работе логическое мышление не приветствуется, – вздохнул Илья, но пошел к журнальному столику и взял пачку прессы. – Правда, у меня преимущественно деловые издания.

– Пойдет. А где у вас санузел? – ведьмак взял газеты.

– Вторая дверь справа по коридору. Давай я тебе помогу. – Илья поддержал ослабшего друга и вышел с ним из комнаты.

Когда он вернулся, жена всхлипывала у окна.

– Ну что ты, милая, – муж, подойдя, обнял ее за плечи.

– Он так изменился, похудел. Что с ним случилось? – вытерла слезы Лиза.

– Не переживай. Ты же знаешь Егора. Всегда себе на уме, – он погладил ее по голове. – А кому-то нельзя расстраиваться, – прошептал он, с удовольствием вдыхая запах волос жены. От нее веяло домой и покоем. Только сейчас к знакомому аромату примешался запах чего-то раздражающего.

– Пожар! – молодые люди одновременно повернулись к выходу из кабинета и бросили к санузлу.

– Эй, придурок, ты решил дом спалить?! – Илья врезал кулаком по закрытой двери.

– Егорка, что у тебя случилось? – вторила Лиза.

– Отсутствие мозгов, – прорычал Илья и вышиб дверь, из-под которой струйкой просачивался сизый дымок.

Они влетели в большое помещение выложенное белым кафелем с яркими синими незабудками и застыли. В дальнем углу у джакузи стоял Егор. На полу перед ним лежала коробка спичек, в ванне догорал факел из скрученной газеты. Из плеча ведьмака бил сноп огня.

– Не подходите, – крикнул Егор, – рана слишком большая – вас зацепит.

– Эт-то надо потушить, – дрожа, произнесла Лиза.

Илья схватил со стены роскошное махровое полотенце и бросился к Егору. Он накинул его на друга лишая возможности шевелиться. Да тот и не сопротивлялся. Похоже, у него просто не было больше сил. Полотенце под руками Ильи стало тлеть и дымиться.

– Вот еще, – подскочившая жена протягивала банные халаты.

Вещи легли на полотенце и задавленный ими огонь, ослаб и затух.

– Ты его задушишь, – Лиза положила руку на плечо мужу.

Илья вытер пот, катившийся на глаза, и стащил с друга махровый ворох.

Теперь одежда Егора была не просто порвана, а еще и покрыта сажей.

– Скорую вызывай, – сказал Илья, бережно дотрагиваясь до обожженного плеча друга. Обугленная ткань посыпалась под пальцами, обнажая абсолютно здоровое плечо без намека на ожог. Но Лиза уже выскочила из ванной, торопясь вызвать врачей.

Егор вздохнул и открыл глаза.

– Спасибо, – прошептал он. – По-моему, ты снова спас мне жизнь.

– Это входит в привычку, – буркнул Илья. – Теперь рассказывай, что за фейерверк ты тут устроил?

– Огонь лучший способ, чтобы зашить энергетическую рану, – Егор поморщился, но самостоятельно сел на кафельный пол. – В этот раз рана оказалась слишком большой и ситуация вышла из под контроля. По идее я должен был сгореть полностью – если бы не ты.

– Всегда считал, что огонь для ведьмаков вреден, – вздохнул Илья, с сомнением глядя на друга.

– Все зависит от ситуации. Это скорее философский вопрос. – Егор обаятельно улыбнулся. – Знаешь, я с удовольствием поболтал бы с тобой еще, но мне пора уходить.

– Совесть у тебя есть?! – слабо возмутился Илья. Он понимал, что уже попал под очарование улыбки друга и не сможет долго сопротивляться.

– Покажи мне выход. – Егор улыбнулся еще настойчивее.

– Зачем ты так с нами? – парень послушно встал, осознавая, что ведьмак полностью подчинил его себе.

– Я не сделаю ничего плохого. Я должен уйти, – Егор, извиняясь, положил руку ему на плечо. – Где выход из дома?

– Сейчас из ванной направо на лестницу и на первый этаж. Там через холл на улицу. Во дворе мой джип. Ключи на полочке у входа. Охрана…

– Об охране не беспокойся, – сказал Егор. – В смысле заснут и пропустят меня, – поспешил он успокоить друга.

Они вышли из санузла и через несколько шагов оказались на лестнице.

– Мальчики, вы где? – раздался голос молодой женщины.

– Иди к ней, – Егор убрал руку с плеча друга. – Лизе не стоит волноваться в таком положении. И еще раз извини за вторжение.

– А самому слабо прощаться? – сказал сквозь зубы Илья стараясь освободиться от морока.

– Ты не понимаешь, о вас забочусь, – снова улыбнулся Егор, но теперь уже без очарования, а по-настоящему. – Мне надо уходить и побыстрее.

– Ребята, – на лестницу вбежала запыхавшаяся подруга. – Телефоны не работают ни сотовый, ни стационарный. Наверное, авария какая-то. Илюша, ты решил его сам в больницу отвезти? Умница… – она застыла, глядя на Егора, стоящего на пару ступенек ниже Ильи. – Тебе уже легче, да?

– Можно телефон, – хмурый Егор поднялся обратно.

– Я же говорю: не работает, – она протянула ему трубку.

Ведьмак нажал клавишу вызова и приложил мобильный к уху. В нем что-то забулькало, зашипело, а потом приятный женский голос произнес:

– Мы рады, что вы решили с нами связаться. Скажите, что вам нужно, и мы с удовольствием исполним вашу просьбу. У вас был тяжелый день. Сосредоточьтесь на вашем желании: в этом вам поможет музыка.

Мелодия зазвучала громко. Настолько громко, что Егор инстинктивно отодвинул трубку от уха.

– Такая прелесть – улыбнулась Лиза. – Это что-то классическое, правда?

– Действительно здорово, – кивнул Илья и широко зевнул. – Только меня от этого в сон клонит.

– Возвращаемся в кабинет, – Егор нажал на кнопку, чтобы отменить вызов. Колдовская музыка полилась еще громче.

– Помнишь, как мы гуляли с тобой в парке, – молодая женщина сделала шаг к Илье и положила голову к нему на плечо.

– Помню, – парень безуспешно тер глаза, не понимая, с чего вдруг он просто валится с ног от усталости.

– Уроды! – Егор с размаху швырнул трубку об стену. Сотовый замолчал.

Озадаченные друзья смотрели на взбешенного друга.

– Ты разбил мой телефон, – в голосе Лизы послышались слезы.

– Извини, так получилось. Возвращаемся обратно в кабинет.

– Нет, не получилось. Ты специально разбил мой телефон, – женщина топнула ногой.

– Мы идем наверх, – Егор широко улыбнулся и Лиза застыла.

– Не смей с ней так! – вспылил Илья. – Не знаю, с какими уродами ты общался последние два года, но мы как-нибудь сами разберемся, что и когда нам делать.

– Простите, – чарующая улыбка сползла с лица ведьмака, как маска. – Я на самом деле не хотел вас обидеть. А уродами назвал этих – он показал на обломки телефона на лестнице. Я вас очень прошу. Пожалуйста. Давайте вернемся в кабинет, и я все объясню.

– То есть на улицу нам лучше не выходить? – уточнил Илья.

– Угу, – кивнул Егор, – и не включать никакие электроприборы. Не смотреть в зеркала. Стараться держаться вместе. Кстати, в доме еще есть люди?

– Нет, я всю прислугу отпустила, – сказала Лиза.

– Телохранители и сторож в домике у ворот, – процедил Илья.

– Понятно, – кивнул Егор. – Сейчас посмотрим, может все не так печально.

– Пошли наверх, – Илья бережно взял жену под локоток.

В кабинете друзья устроились у накрытого Лизой стола. Они предусмотрительно выключили все лампы, но ночь была лунной, так что в комнате было относительно светло.

– Чертовски проголодался, – Егор пододвинул к себе тарелку, куда заботливая подруга наложила кучу еды. – В общем, если начать с самого начала, то, после того как пропала моя девушка – Стела, меня призвали в армию.

– Знаем, помним, – кивнул Илья. – Как ушел в свою армию так словно в воздухе растворился.

– Мы тебе столько писем на мыло отправили! – нахмурилась Лиза.

– Решили на нашу свадьбу через твою бабушку пригласить. Не представляешь, в какие дебри лесные я заехал пока ее нашел, – хмуро сказа Илья.

– Ты ее нашел? – изумился Егор.

– А толку? – Илья, жуя бутерброд, потянулся за бокалом. – Милая такая женщина, но сказала, что сама тебя из виду потеряла. Тоже мне – засекреченный агент. Кстати, не пойму: почему ты свою тетку бабкой называешь? (об отношениях с бабушкой написано в книге «Сын ведьмы»)

– Меня в спецназ забрали, – Егор протянул Лизе пустую тарелку за добавкой. – У ведьмаков тоже есть спецчасти для особых заданий. Я сначала Стелу искал. Потом остался еще на год служить – делать то все равно больше нечего. А потом нашел Стелу … на свою голову.

– Не обижайся, друг, – хмыкнул Илья, окидывая взглядом худощавую фигуру Егора, мало ты похож на спецназовца. Я, конечно, помню, что ты у нас был школьным чемпионом по всякому спорту. Но…

– Я ведьмак-универсал, – буднично сказал Егор, – он протянул руку к пестрым перепелиным яйцам, украшавшим пестрой горкой роскошный салат. Взял одно из яиц и зажал в кулаке. Что-то пискнуло. Ведьмак раскрыл ладонь. Там сидел крошечный желтый цыпленок. Парень дунул на птичку, и она превратилась во взрослого перепела. – А теперь так, – Егор повел левой рукой над птицей – на ладони снова лежало яйцо.

– Ты убил птичку? – Лиза широко распахнула глаза.

– А разве можно убить птицу, вылупившуюся из вареного яйца? – пожал плечами Егор.

– Не волнуйся зайка, это просто гипноз, – сказал Илья, буравя друга взглядом.

– Нет не гипноз, – Егор проигнорировал взгляд друга. – Это многовариантность развития событий. Проще говоря, в одной реальности яйцо сварили. В другой – из него вылупился цыпленок. А в третьей – у цыпленка появился шанс превратиться во взрослую птицу. Ведьмак-универсал может разобрать реальность на варианты и поменять уже случившееся по своему усмотрению.

– То есть ты можешь оживить птичку, а потом убить ее? – Лиза поджала губы.

– В какую сторону поменять? – уточнил Илья.

Егор как фокусник закрыл ладонь салфеткой. Дунул и сдернул материю. На ладони снова появился взрослый перепел.

– Держи, – сказа он Лизе – Это настоящая птица. И она не сможет теперь жить без тебя. Потому что ты перетащила ее в эту реальность, – он протянул перепела молодой женщине.

– Я читала про них, совсем неприхотливые, – Лиза улыбнулась, а перепел, покрутив головой, не без удовольствия перепрыгнул к хозяйке на руки.

– А вот ты Илья задал абсолютно правильный вопрос. – Егор посмотрел на друга. – Потому отвечу прямо: реальность можно поменять в любую сторону. За столом повисла тишина.

– Слышь, творец доморощенный, а у тебя крышу не сносит от собственной значимости? – фыркнул Илья.

– Первое время сносило, – честно признался Егор. – Потом Марк мозги вправил. Это мой командир, – пояснил он друзьям. – К тому же, менять я могу что-то в очень ограниченном пространстве. Да и по времени мне не все подвластно. Ну, например, из тухлого яйца я живую птичку не сделаю. Понятно?

Перепел возмущенно захлопал крыльями, будто понимая, что о нем идет речь.

– Не волнуйся маленький, – молодая женщина накрошила для птицы хлеба в тарелку и поставила ее на пол.

– И чем же ты занимался в своем спецназе? – Илья лениво цедил жидкость из бокала.

– Дыры штопал, – сказал Егор. – К сожалению, сейчас много развелось всяких любителей поколдовать. Книги пишут, опыты ставят. Правда в отличие от меня, у них нет командира, который бы вовремя по рукам дал и объяснил, что с реальностью шутки опасны. Так что мы там были вроде команды быстрого реагирования. То НЛО в подпространство загоняли, то в Южной Америке чупакабру домой транспортировали.

– А НЛО и чупакабра реально существуют? – удивленно спросила Лиза, отвлекаясь от нового питомца.

– Да, – кивнул Егор, – только думаю, что цивилизации шаровых молний лучше жить в параллельном мире, а динозавру самое место в меловом периоде.

– Веселая у тебя работка, – усмехнулся Илья. – А эти твои чубаси причем? Чем они опасны и кто их вытащил?

Егор вздохнул и потер лоб.

– Соку плесни. Люблю черничный.

– Не тяни время, – Илья налил другу полный бокал. – Судя по твоим разговорам о зеркалах и электроприборах, эти существа могут многое.

– Времени у нас в избытке, – Егор вздохнул, – а к этим тварям я, похоже, сам руку приложил.

– А Марк? Почему он тебя не остановил?

– Вывели они его из строя, временно. И меня как мальчишку провели. А когда мы поняли что происходит, оказалось что «исполнители» уже дыр десять в пространстве прогрызли.

– «Исполнители»?

– «Исполнители желаний». Да они сами почти безобидные. Вот только…

– Ну, куда ты? – девушка поднялась за перепелом, взлетевшим на подоконник. – Ой, мальчики. А что у нас рядом с домом творится?

– Началось, – вздохнул Егор.

– Лучше отойди от окна, – подскочивший Илья бережно обнял жену за плечи.

Илья выглянул на улицу. В саду перед домом крупными светлячками мерцали кроны деревьев. Вот светлячок на одном из них расправил крылья и рванул к дому. Мгновенье и незнакомое существо почти прижалось к стеклу, зависнув в воздухе.

– Какой милый! – улыбнулась Лиза.

В самом деле, пушистый светящийся зверек вряд ли мог вызвать другие эмоции. Круглая мордашка, висячие заячьи уши и большие печальные мультяшные глаза. Существо взмахнуло лапкой, просясь в дом.

– Может ему там холодно? – женщина протянула руку к защелке.

– Уводи ее, – сказал Егор.

– Его нельзя впускать, ты это понимаешь? – Илья потянул Лизу от окна.

– Я понимаю, – она послушно вернулась к дивану. – Но это не какие-то непонятный чубаси, а милые забавные зверюшки. Не верю, чтобы они делали что-то плохое.

– Они исполняют желания, – Егор сказал это таким тоном, будто произносил как минимум смертельный приговор.

– Любые? – удивился Илья, возвращаясь к окну.

– Угу, – сказал ведьмак, глядя на то, как за окном мелькнул зверь похожий на кошку. В прыжке он сбил чубася, и они покатились по ухоженной клумбе.

– Почему тебя не защитил твой коловертыш? Ну, когда на тебя напали и ранили, – Илья задал уже давно мучивший его вопрос. Он подошел к другу и увидел дерущуюся парочку. – Как, например, сейчас, – он показал в окно.

– Если бы не коловертыши, я бы так и остался в джунглях, – поморщился Егор, потирая плечо. – Буквально на себе вынесли.

Друзья смотрели в окно, где у дорожки перед домом несли дежурство еще два пушистика непонятной породы.

– Коловертышей теперь трое? – уточнил Илья.

– Не только ты женился, – пояснил Егор, – У моего Чистюли появилась подруга. Судя по тому, что она творит в моем доме и на привале – полный антипод малыша. В смысле далеко не сторонница идеального порядка.

– А рядом лохматый зверек?

– Какая-то ее родня. Очень дальняя. У них сложная система взаимоотношений. Черныш вроде родственника доставшегося Чистюле в нагрузку с подругой.

– Я все слышу, – помурлыкал коловертыш, появляясь на подоконнике.

– А я никогда не скрывал отношения к твоей родне, – произнес Егор.

– Ребят, – прервал их Илья, отрывая от, видимо, привычной перебранки. – А чего эти «исполнители» теперь вытворяют?

За окном бушевал то ли слишком поздний закат, то ли внепланово ранний рассвет. Размазанные по горизонту светящиеся облака рассыпались на точки и тучей ринулись к дому.

– Не вытворяют, а уже завершают, – промурлыкал Чистюля.

– Они нас вычленили из действительности, – пояснил Егор. – А теперь будут охмурять. Желания предлагать. Чубаси могут контролировать только очень ограниченные кусочки времени и пространства. Но когда их так много, как сейчас, они и целый дом могут затянуть в выдуманный мир. Лизок, иди к нам. Только окна не открывать. Идет? – позвал он подругу.

Женщина подошла к окну.

– Послушай, – Егор тщательно подбирал слова, – ты не должна бояться. Мы с Ильей справимся с ними через пару часов.

– Я и не боюсь, – улыбнулась Лиза, – они такие забавные. И, по-моему, ничего плохого не хотят.

– Им нельзя доверять, – Егор вложил в голос максимум убеждения, – Да они кажутся милыми, забавными. Но это злобные хищники. Убить не смогут, но гадость точно сделают. А ты сейчас особенно уязвима.

– Потому что жду ребенка? – нахмурилась Лиза. – Это мужской шовинизм. Знаешь, Егор от тебя я такого не ожидала, – она возмущенно вернулась к дивану, прихватив по дороге гроздь винограда со стола. Пищащий перепел устремился за хозяйкой выпрашивая ягоду.

– Женщины, – пожал плечами Илья.

– Вот именно, – прошептал Егор. – Она для них лакомый кусок. Мы вроде постного мяса, а женщина как праздничное блюдо, да еще и с двойной энергетикой из-за малыша.

– Егор, ты меня пугаешь, – насторожился Илья. – Ты же сам недавно говорил, что они убить не смогут.

– Есть вещи и похуже, – вздохнул Егор.

Еще один пушистый чубась спикировал к окну. Не рассчитав скорость он втемяшился в стекло и как герой забавного мультика сполз по нему, приземлившись попой на откос. Существо озадаченно повертело головой и кувыркнулось вниз, успев расправить крылья.

– Тоже мне, жуткие убийцы, – фыркнул Илья, давясь от смеха.

– Они и, правда, бывают потешными, – не сдержал улыбки Егор. – Чистюля, собирай всех, начинаем выбираться отсюда.

– А дом? – коловертыш наморщил влажный нос, то ли принюхиваясь, то ли собираясь зарычать.

– Вроде держится благодаря нашему гостеприимному хозяину Илье и вашим усилиям, – Егор улыбнулся другу. – Эх, был бы у тебя домовой, – вообще бы проблем не возникло.

– Это такой забавный человечек, который дом охраняет и о хозяевах заботится, да? – подала голос Лиза, сидящая на диване. – Кушай мой маленький, – виноградина, оторванная от грозди, легла на пол перед перепелом.

– А ты, похоже, в этом неплохо разбираешься, – Егор подошел к подруге.

– Неужели мужчины-защитники решили заговорить с таким примитивным существом как женщина, – следующая виноградина перекочевала девушке в рот.

– Извини, я не хотел тебя обидеть. – Егор присел рядом.

– Да ладно, – она махнула рукой. – Я не сержусь, а про домового повариха рассказывала. – Тут до того, как построили элитный поселок, была деревня. Но место хорошее, недалеко от города. Все все старые дома снесли. Разделили землю на участки. Естественно, вместо сотни домиков теперь стоит два десятка особняков. И Вера Павловна, наша повариха, говорит, что из-за этого домовые передрались и новым хозяевам не помогают. Поэтому в доме все время бардак: вещи теряются, посуда бьется. Так домовые бездомные шалят. Поэтому прежние хозяева домик быстро и продали, а мы дешево купили.

– Дешево? – поперхнулся Илья. – Да если бы не твой отец, мне бы на этот дом несколько лет работать пришлось. И, вообще, все это бабьи сказки, то есть поварихины, – поправился он. – А беспорядок от того, что мы толковую горничную найти не можем. Но я скажу, что и зарплату эти горничные требуют, как у министра. Похоже, я скоро только на содержание особняка пахать буду.

– Стоп, нувориши, – прервал супругов Егор. – Неразрешимые классовые противоречия между горничными и хозяевами обсудите потом. А вот скажите мне, у этой Веры Павловны на кухне тоже беспорядок?

– А вот и нет, – сказал Илья. – У нее все прибрано и готовит она восхитительно. Самый вменяемый человек в доме. После тебя, милая, – улыбнулся он жене.

– Да ладно, еда не мой конек, – беззаботно махнула рукой с гроздью винограда Лиза. Перепел проследил за движением и пискнул, требуя очередную ягоду. – Ему плохо не будет, если я дам еще немножко? – обеспокоенно спросила она у Егора.

– Это твой перепел. Он часть тебя. Ты должна его чувствовать. Как думаешь, он голодный?

– Ага, – она протянула птичке еще одну ягоду.

– Так, где мы можем найти повариху? – спросил Егор.

– Я уже говорила, что отпустила прислугу домой, – вздохнула молодая женщина.

– Но кухня-то на месте, пошли, – ведьмак направился к двери.

Илья и Лиза обменяли недоуменными взглядами, но двинулись за беспокойным гостем.

Спускались они долго, нашаривая в темноте ступеньки и натыкаясь на стенки. И, наконец, добрались до кухни занимавшей несколько помещений на первом этаже. Здесь было сумрачно и тихо.

– Пришли, – Лиза автоматически протянула руку к выключателю, вовремя перехваченную Егором.

– Тсс, – ведьмак отпустил теплую ладошку подруги и приложил палец к губам.

– Что-то не так? – испугалась Лиза.

– Да нормально все, – обнял ее Илья. – Егор, ведь нет никого, – на всякий случай прошипел он.

– Сюда. Потихоньку, – ведьмак поманил друзей рукой и на цыпочках пошел к дальней двери у глухой стены. В кухне было светлее, чем в коридоре. В большие окна лился призрачный свет луны.

– Это кладовка с продуктами и она закрыта, – крадущаяся за ними Лиза показала на амбарный висячий замок.

– Ключ, – Егор протянул руку.

– У поварихи, – развела руками подруга.

Егор вздохнул и приложил руку к замку. Тот щелкнул, и ведьмак быстро подхватил его за раскрывшуюся дужку. Затем распахнул дверь.

В кладовой они увидели буколическую картинку: за небольшим столиком, накрытым цветастой скатертью на табурете сидел щупленький бородатый мужичок. Он с наслаждением зачерпывал половником из кастрюли кашу и солил ее из большой солонки из сервиза.

Сидевшая напротив худенькая женщина в таком же как и скатерть цветастом переднике с умилением смотрела на мужичка. Странную трапезу освещали свечи, воткнутые в тяжелый подсвечник под старину.

Трое молодых людей и двое за столом уставились друг на друга.

– Доброго вам здоровья, – нарушил молчание Егор.

– И вам того же, – кивнула повариха. – Ты не волнуйся, Ефимыч, обратилась она к мужичку. Сейчас они уйдут. Кашка-то нравится?

– Хороша кашка, – мужичок беспокойно поерзал, глядя на людей, но снова потянулся к солонке, высыпав большую щепотку в дымящийся половник.

– А вам чего надобно? – недружелюбно спросила повариха. – Огоньку я дала. А теперь, милая, она обращалась уже конкретно к Лизе, гостя и мужа наверх веди. Про то, что здесь видала – позабудь, – и Вера Павловна повелительно улыбнулась.

– Колдунья? – Егор нахмурился. – Не лучшее ты место выбрала для жилья. Я друзей в обиду не дам, – он поднял руку, собираясь произнести что-то еще.

– Да не горячись, родной, – мужичок за столом со вздохом отложил половник с кашей. – Молода она исчо, да неопытна. Без родни рано осталась вот и не признала своего. Ты тоже хорош, – он укоризненно цокнул языком, – ведьму от колдуньи отличить не можешь. А, вроде, знающий…

– Да как тут отличишь, когда на ней заклинаний десять понакручено! – Егор опустил руку и отступил назад, всматриваясь в худенькую тетку. – Меня Егор зовут, – после секундного замешательства сказал он и протянул раскрытую руку, демонстрируя дружелюбие.

– Вера Павловна, – сердито сказала женщина и, соскользнув с табуретки, сделала шаг вперед, оказавшись прямо перед парнем.

– Угу, Павловна она, – кивнул Ефимыч, подтверждая слова поварихи, и снова взялся за половник.

– Если вы ведьма, уважаемая Вера Павловна, то, во-первых, почему бы вам не познакомить меня с вашим домовым. А, во-вторых, неужели вы не чувствуется что с домом творится?

– Это Петр Ефимыч, – ведьма пожала руку Егора. – Не скажу, что мне приятно познакомиться. Жили мы тут без вас спокойно. А как гости появляются, вечно жди неприятностей.

Прохладные пальцы поварихи встретились с рукой Егора, и он застыл пораженный.

– Так что с нашим домом? Эй, может отпустишь мою руку, ведьмак? – тетка тщетно пыталась освободить пальцы из широкой ладони.

– Простите, – Егор покраснел так, что это было заметно даже в тусклом свете свечей, и отпустил руку.

– Неуклюжий какой, – повариха подула на пальцы и поправила седой локон, выбившийся из высокой старомодной прически. Потом расстегнула верхнюю пуговицу мешковатой кофты, вытаскивая на свет странный кулон в виде глаза.

– Так что с домом? – повторила она вопрос.

– Беда милая, чую беда, – вздохнул домовой, который воспользовался моментом, чтобы доесть кашу. Он отложил поварешку и тяжело вздохнул, глядя на пустую кастрюлю. – Задохлики эти видать опять прорвались. Верно говорю?

– Почему? – повариха повернулась к дядьке. – Мы же все ходы-выходы закрыли, как ты говорил.

– Мы-то закрыли, – кивнул дядька, – да вот кому-то видать неймется. Все в чужой дом пролезть норовит и все рушит, – неожиданно ловко спрыгнув с высокой для него табуретки Петр Ефимович выволок за ухо из под стола мальчишку лет десяти.

– Я только кашки хотел чуток.

Оголодал ведь совсем.

Похудел до порток, – заплакал ребенок.

– Еще один, – выдохнул Илья, глядя за разворачивающимся спектаклем. – И какого хрена я плачу за охрану, когда у меня в доме проходной двор?

– Немедленно отпустите ребенка! – вмешалась Лиза.

– Какого ребенка? – хором спросили Петр Ефимович, Вера Павловна и Егор.

Парнишка воспользовался моментом и вывернулся из рук домового. Бросившись к Лизе, он спрятался за ее юбкой.

– Ага, поймали?! – он уже показывал язык поварихе, корча забавные мордахи из-за хозяйкиной спины.

– Вот ведь ирод, – Петр Ефимыч показал ему кулак.

– Как вам не стыдно обижать голодного мальчика! – возмутилась Лиза. – У нас, что каши в доме нет?

– Да какого мальчика?! – Егор за шиворот вытащил нового знакомого и поставил его ближе к свечам.

Перед ними оказался юноша лет двадцати с пробивающимся над верхней губой пшеничными усиками. Вот только был он ростом с ребенка. Да и одет странно: в спортивные штаны, ветряк, разрисованный диснеевскими героями и лапти.

– Ты чубасей привел? – уточнил Егор, игнорируя попытки парнишки вырваться из рук.

– Да что ж Федя.

Съел медведя,

Чтоб чубасям дорогу

Открыть к родному порогу, – ответил человечек.

– А нормально говорить можешь? – Егор тряхнул парня.

– Хватит уже трясти.

Лучше меня отпусти, – почти пропел новый знакомый.

– Да отпусти его балаболку, – вздохнул Петр Ефимыч. – Толку от него все равно не будет. Двести лет знаю, двести лет дурака валяет. Это мой внучатый племянник. Без дома остался, когда все посносили. Хотел Федьку в сторожке поселить, а он все сюда ломится, да проказничает.

– Дурака валяю.

А дыры закрываю, – парировал Федор.

А в вашей сторожке.

из еды только дохлые кошки.

– Почему кошки? – удивилась Лиза.

– Почему-почему – для рифмы, – пояснил Федор. – А еще я вам скажу… – но рифмоплет не успел закончить очередную фразу, поскольку невозмутимо сидевший на плече у Лизы перепел, взлетев, приземлился младшему домовому на голову и пару раз тюкнул его клювом в затылок.

– Кышь, злая птица, – вскрикнул Федя и замахал руками. – Никто не понимает настоящего поэта, – сказал он уже вполне обычным голосом.

– Как она тебя подлечила! – восхитился Ефимыч. – Знал бы давно такую в хозяйстве завел.

– Какие дыры ты закрыл? – поинтересовался Егор.

– Так вокруг дома, когда от сторожки сюда пробирался, – пояснил Федор, с опаской глядя на перепела, вернувшегося на плечо хозяйки и снова невозмутимо чистящего перышки.

– И много закрыл? – уточнил ведьмак.

– Штук пять, что по дороге попались. Я ж сюда торопился. Как почуял, что кашкой пахнет, сразу обувку натянул – и к кухне рванул, – Федор покосился на птицу. Перепел, услышав новую рифму, перестал чистить перья и внимательно приглядывался к домовому.

– Сатрапы вы, из-за вас на горло собственной песне наступаю, – слезливо сказал парнишка.

– Слышь, Федька, прекращай дурью маяться, – осадил его Ефимыч. – Дело серьезное.

Перепел запищал, подтверждая слова дядьки.

– Охо-хо-нюшки, – молодой домовой взлохматил и без того растрепанные волосы. – Значит так, как запахло кашкой, я по сторожке сразу забегал. Заскучал, значит. Думаю, а вдруг дядька-то обо мне забудет и кашки не оставит. И решился быстро по дорожке прибежать. Бегу и вдруг падаю куда-то. Там сначала цветное все, яркое и кашкой даже пахнет. А потом муть одна серая. Ну, я сразу смекнул – дыра это для несмышленышей на желанья падких. Достал нитку с иголкой. Пару раз махнул и залатал. Потом еще в одну попал и еще. На четвертой дыре нитки мои закончились. Тогда пришлось булавки от подола отстегивать. Потом и до кухни добрался. А тут ты, да за ухо сразу! – он покосился на дядьку. – И говоришь, будто я защиту рушу. А я наоборот… А ты кашку под шумок и доел всю. А я… – домовенок от расстройства шмыгнул носом, явно сдерживая подступившие слезы.

– Никто твою кашку не съел, – Вера Павловна щелкнула пальцами и крутобокая кастрюля, сорвавшись с плиты, плавно приземлилась у ног расстроенного домового.

– Кашка, любимая, – Федор снял крышку и обнял руками еще теплую кастрюлю.

– Ложку возьми и соль, – ласково сказала повариха и еще одна поварешка приземлилась прямо в кашу.

– Нитками да булавкой дыры в подпространство зашил?! – восхитился Егор. – Да у нас тут настоящий спецназ подбирается. Вы ведь тоже дыры латать умеете? – спросил он у Ефимыча скорее для порядка.

– Спрашиваешь, – хмыкнул дядька. – Да коли б не я да Вера, этот поселок давно в тартарары бы рухнул. Здесь лет десять назад гадалка одна поселилась. Все гадала, да гадала. Глупые людишки к ней ехали. Деньги да горе свое везли. Лет через пять у нее в доме столько горя скопилось, что и золото собранное стало не в радость. Тем более, что домового своего она сразу по приезду выпроводила, дура безграмотная. В общем, нашла она где-то книгу и решила все горе в другой мир перекинуть. Дыру сделала, а ее туда саму и затянуло. Местные домовые тоже не сразу спохватились. Тут ведь поселок как раз рушить начали. Машины всякие здоровые понаехали: там сносют, здесь копают, – мужичок махнул рукой. – Федьку моего чуть под домом не похоронили. Ему крышу ломают, а он вирши сочиняет. Еле успел вытащить.

– Много ты понимаешь, – Федор облизнул поварешку и горестно вздохнул. – Может я так и хотел вместе с домом своим погибнуть, раз уберечь не смог.

– Соли дать еще? – Вера Павловна ласково погладила Федьку по голове и Егор нахмурился.

– Скажите, а вы как здесь оказались? – обратился он к женщине.

– Так ведь ее сродственники приехали дыру огроменную заделывать. Тут такое творилось. Жуть одна. Вот ее родичи и приехали. Дыру заделали, а сами погибли, – дядька запнулся и с жалостью посмотрел на Веру Павловну, – то есть пропали они. Может, и объявятся исчо.

– Они все заделали, – подключилась к разговору повариха. Она постаралась незаметно вытереть предательскую слезинку. – А мы последнее время с Ефимычем за этим местом следили. Нормально все было.

– Где тонко – там и рвется, – вздохнул Егор. – По крайней мере понятно, почему чубаси меня так быстро нашли.

– Я так понимаю, что предыдущие хозяева не зря так дешево продали нам дом, – подвел итог разговору Илья. – Что делать будем?

– Как что? – Лиза задумчиво терла подбородок. – Надо зашивать эту вашу дыру. Тогда наш дом вернется обратно. Правильно? – она посмотрела на Егора.

– Верно, – кивнул ведьмак. – Тем более, что команда у нас подбирается неплохая.

– Стоп, – Илья поднял руку. – Поправьте меня, если я неправ. У нас вокруг дома образовался провал в соседнее измерение. Отчасти потому, что здесь он был когда-то, отчасти из-за прихода Егора и появления этих чубасей. И мы все: я – математик-недоучка, парочка домовых, моя беременная жена и ведьмак-универсал с ведьмой-поварихой сейчас будем зашивать пространство ниткой с иголкой? О нет, конечно же, как я мог забыть! Мы заколем его булавкой! Так?

– Ты забыл про Пипа, любимый, – серьезно поправила его Лиза.

– Пип! – подтвердил ее слова перепел, блеснув темными глазками.

– Булавок на все не хватит. Лучше нитки, – со знанием дела кивнул Ефимыч.

– Только нитки должны быть настоящими, шелковыми. Никакой синтетики, – поторопился добавить Федор.

– Дурдом «Ромашка», – фыркнул Илья.

– Ты что-то сказал о чубасях. Это случайно не «исполнители желаний»? – Вера Павловна задумчиво посмотрела на Егора.

– Они самые, – ответил ведьмак. – И по этой причине, думаю, вам лучше всего с ними не встречаться.

– Интересно, – ведьма подбоченилась, и в ее глазах блеснул огонь. – А если я захочу с ними встретиться, ты запрешь меня на кухоньке?

– Если понадобиться, то запру, – спокойно парировал Егор и мягко добавил – Ты все равно не сможешь вернуть родных, поверь мне.

– Да кто ты такой… – В глазах сердитой поварихи блеснули слезы. Предательская влага выплеснулась на худые щеки.

– Я тоже терял близких. – Егор, неожиданно для окружающих, сделал шаг к женщине и погладил ее по голове.

И она, подавшись вперед, разрыдалась у него на плече.

Спустя полчаса они сидели в кабинете и Вера Павловна, заправив растрепавшиеся седые локоны, со знанием дела, рисовала план на белом листе ксероксной бумаги.

– Вот наш особняк, вот помещение для охраны или как вы говорите сторожка. Точно между ними был дом гадалки. Не такой большой как этот особняк, но вполне приличный, в пару этажей высотой. Рядом с ним располагался колодец. А там где сейчас сторожка стоял бревенчатый домишка, где Федя с семьей жил. Только семейство это в столицу на заработки уехало ровно за месяц до происшествия. Так что им повезло. На месте вашего дома, вернее там, где сейчас кухня, стоял домик бабы Нюры. Это она в город к ведьмакам за подмогой послала, когда от заклятья оправилась.

– Заклятье гадалка наложила? – догадался Егор.

– Ага, – кивнула Вера Павловна. – Иначе бы ей ни за что здесь было не обосноваться. Баба Нюра была обычной знахаркой, но с нашими общалась. А удар боевой магии, сам знаешь, травками долго лечится.

– Смотря какими травками, – хмыкнул Егор.

– Алло, друзья, – вклинился Илья. – Мы рады слышать вашу содержательную беседу. Но при чем здесь знахари и подмога?

– Я так понимаю, что гадалку-колдунью за ее безобразие уже не с первого места гнали, – пояснил Егор. – Наших, то есть ведьмаков, – поправился он, – везде хватает. И у нас действует четкое правило – не вмешиваться в человеческие судьбы. Потому что никто кроме самого человека не имеет право делать выбор. Вот гадалке, регулярно нарушавшей это правило, и пришлось знахарку заклятьем нейтрализовать, чтоб не мешала деньги зарабатывать. А в доме ты ее была? – Егор снова обращался к Вере Павловне.

– Да, вместе с родными, – сказала повариха. – Мы думали – это обычное задание. Вроде как очередной безграмотный колдун набезобразничал. А на втором этаже нарвались на полуночников, ну этих «исполнителей желаний». Потом Сила, мой брат, крикнул что-то про нежить и вытолкнул меня в дверь. Я только вспышку помню и все…

– Я Веру у дома бабы Нюры и подобрал, – подключился к разговору домовой Петр Ефимович. – Отнес, значит, к хозяйке. Та ее почитай год травками лечила. Совсем девка была в беспамятстве.

– Не обо мне речь, – нахмурилась Вера Павловна.

– Погоди, план дома гадалки нарисовать сможешь? – уточнил Егор.

– Первого этажа – да, – кивнула женщина.

– Тогда полдела сделано – улыбнулся ведьмак. – Если на втором этаже очередной переход, значит, с него и надо начинать штопать.

– Какой переход? – спросила Лиза.

– В другое измерение, – вздохнул Илья. – Слышь, Егор, это не то ли место откуда кромешница в прошлый раз приходила? – он мрачно посмотрел на друга. – Опять нежить активизировалась?

– Вполне возможно, – ведьмак пожал плечами.

– Идиот! – Илья обхватил голову руками. – Ну почему я приобрел именно этот дом?! Говорят же, не покупайся на дешевизну! Сэкономил на семье.

– Не расстраивайся, – жена погладила его по рыжей голове. – Кстати, как мы проникнем в тот дом, если он куда-то там провалился, да еще и несколько лет назад.

– Ну, для начала твой гениальный муж и мой друг использует свои математические способности, чтобы рассчитать время входа, – сказал Егор. – Мы должны вернутся в прошлое и войти в дом до того как в него придут вызванные бабой Нюрой ведьмаки.

– Постараюсь, – Илья перестал ворчать и поцеловал руку жены. – Только вам Вера Павловна и вам Петр Ефимович придется вспомнить все детали. Дело было несколько лет назад. Так что придется действовать методом исключения.

– Чегой-то сказал? – уточнил домовой.

– Он сказал, что все ваши воспоминания важны, – улыбнулась Лиза. – Вспомните, что все началось зимой – остальные времена года отпадают. Если днем – значит, временной отрезок сужается еще на 12 часов. А потом будет как с перепелом, да? – она посмотрела на Егора. – Когда останется небольшой временной отрезок, ты сможешь его изменить. Верно?

– Да, – кивнул Егор.

– Но меня интересует другое, – продолжила Лиза. – Как мы найдем правильное место входа?

– Колодец, – одновременно произнесли Егор и Вера Павловна.

 Глава 2 
Яркие всполохи за окнами кабинета погасли внезапно. Мгновенье и комната погрузилась в полную темноту.

– Странно, – раздался голос Лизы, – то, как днем ясно, то ничего не видно. Сейчас будет светло.

– Не надо! – одновременно крикнули Егор и Вера Павловна.

Но выключатель уже щелкнул, и торшер у стола засветился странным колеблющимся светом.

– Я просто включила лампу, – удивленная Лиза смотрела на друзей, не сводящих глаз со светильника. – Нельзя же все время сидеть в темноте. Сами говорили, дом защищен.

– Любимая, подойди, пожалуйста, ко мне, – позвал ее Илья. Он безуспешно пытался высвободить руку из цепкой ладони Егора, понимая, что еще мгновенье и он просто врежет другу, чтобы освободившись от крепкой хватки, броситься к жене.

К счастью озадаченная Лиза сразу подошла к мужу.

– Не отходи от меня, – Илья притянул любимую к себе, глядя на странное существо уже практически материализовавшееся в сиянии над плафоном. Пушистое создание с мультяшными глазами изо всех сил пыталось скрыть высовывающие из пасти довольно крупные клыки.

– Не пугайтесь, – запищал чубась. – Я пришел, чтобы исполнить…

– Как пришел, так и ушел, – подпрыгнувший коловертыш метким ударом отбросил существо к стене. Чубась, не завершивший воплощение, расплылся по дорогим обоям маслянистым пятном. Запахло тухлятиной.

– Какая гадость, – поморщилась Вера Павловна.

– Разбить все лампы, – приказал Егор, и наступила полная темнота. Коловертыши вихрем пронеслись по комнате, круша светильники.

– У вас автономный генератор? – Егор, видевший в темноте как кошка, хлопнул Илью по плечу.

– Предупреждать надо! – выдохнул Илья, не ожидавший ничего подобного, и перевел дух. – Конечно, автономный. Отключается в подвале.

– А вот и свет, – кто-то чиркнул в темноте спичкой и свечи в подсвечнике в руках у домового Феди засияли так ярко, что люди зажмурились.

– Яркость поубавь, заполошный, – цыкнул на племянника второй домовой.

– Федя всех спас.

Взял свечей про запас.

А Федю ругают.

За добро не привечают, – пробубнил обиженный парнишка.

– Да что ты, мы тебе очень благодарны, – ответил Егор. – Даже я не думал, что это светопредставление за окном так быстро закончится. Свет погасили везде, а о свечах забыли. Мы ведь когда поднимались, везде свет выключили? – зачем-то уточнил Егор, глядя на Илью.

– Ну да, в коридоре, в санузле, на кухне, вроде, и не включали… – стал перечислять Илья. – Вот идиот, – он хлопнул себя по лбу, – рядом с генератором всегда горит аварийка. Извини, Егор, мне в голову не пришло, что из обычной лампы могут такие твари полезть.

– Ничего страшного, сейчас я спущусь в подвал, – натянуто улыбнулся Егор. – Со мной пойдет Вера Павловна и… – он посмотрел на собравшихся.

– Чушь, – вздохнула Лиза, – точно как в дешевом ужастике, где все разбредаются по большому дому и ищут себе на пятую точку приключений. Пойдем вместе. И не смотри на меня так Егор. Повторяю еще раз: я беременная, а не тяжелобольная.

– Ты права, так будет безопаснее, – согласился Егор.

– Я вперед, а вы за мной гуськом, – предложил домовой Ефимыч. – Мы с Федькой пошустрее даже тебя будем – он кивнул на ведьмака. – Потому я первым пойду, а Федька замыкающим. А то, как бы чего не вышло, – домовой почесал бороду.

– Вот и ладненько, – сказал Егор, – Я иду следом за домовым. Остальные за мной, Федор последним, чтобы нам в тыл не ударили. Потом отдохнем и двинем к колодцу.

– Ты того, Егорушка, – дядька поманил его поближе и зашептал, – с тварями этими уже бился али как?

– Бился, – Егор наклонился к низкорослому мужичку. – Только они меня чуть не убили.

– Так ведь выжил, – философски пожал плечами Ефимыч. – Значит, с опытным ведьмаком идем. И Вера Павловна у нас тоже знатная воительница.

– Да ладно тебе, – повариха неожиданно густо покраснела.

– Хочешь сказать, что ей лучше идти следом за мной? – уточнил Егор.

– Славно, что быстро схватываешь, – улыбнулся домовой. – А за людями Федька присмотрит. Он у нас шустрый.

– Кстати, где он? – закрутил головой Илья.

На полу у ярко горящего подсвечника никого не было.

Неожиданно пламя свечи колыхнулось, и появившийся запыхавшийся Федька вытер пот со лба.

– Дом в три этажа обошел – горящей лампы не нашел, – отрапортовал он.

– Я ж говорю шустрый, – довольно подтвердил Ефимыч.

– Тогда в подвал, – скомандовал Егор.

Разношерстная компания стояла у раскрытой двери, ведущей из вестибюля первого этажа в полуподвал. Впереди маячил узкий проход с довольно крутыми ступеньками.

– Почему мы остановились? – Илья первым нарушил затянувшуюся паузу.

– Там что-то не так, я чувствую, – Лиза побелевшими пальцами вцепилась в локоть мужа. Перепел Пип на ее плече озабоченно запищал.

– Может коловертыши первыми пойдут? – Илья посмотрел в лицо другу.

Кто бы сейчас ни стоял перед ним, но от прежнего Егора остались только глаза. Молодой мужчина преобразился. Жестко поджатые губы обозначили тяжелый квадратный подбородок. Даже фигура ведьмака стала мощнее.

– Коловертыши сейчас разведку ведут в ближайших трех измерениях, чтоб твари на нас внезапно из стен не посыпались, – пояснил Егор. – Держи Лизу за руку. Чтобы ни случилось, держи.

Илья кивнул.

– Все чисто, – пискнул высунувшийся из стены Черныш, взлохмаченные вихры создания так развевались, будто рядом бушевала буря. В подтверждение этого факта за спиной малыша послышался мощный раскат грома.

– А дверь закрыть? – Ефимыч легонько потянул зверька за лапы и накрыл лопатообразной ладонью просвет в два кирпича. Мгновенье и шум соседнего мира перестал быть слышен. – Горе ты луковое, – дядька осторожно посадил зверька на ступеньку. – Точно мой Федька.

– Я че сразу Федя, я не ел медведя, – раздался обиженный голосок из-за лизиной спины.

– Все чисто. Чисто все. – Чистюля и его подруга одновременно появились на плечах у Егора.

– Тогда я пошел, – Ефимыч тенью скользнул по ступенькам вниз. – До пяти сосчитай и ежели чего, на подмогу иди, – раздался голос домового уже снизу.

Хлопнула дверь. Наступила тишина.

Чистюля озабоченно пискнул.

– Если что, выводите людей отсюда любой ценой, – шепнул Егор на ухо пушистику.

– На себе вынесем, – нежно промурлыкал Чистюля и грациозно перепрыгнул на плечо Илье.

– Только без тебя им долго не продержаться, – фыркнула растрепанная подруга коловертыша.

– Пять, – закончил отсчет ведьмак. Он снял зверька с плеча, передавая Вере Павловне.

И в этот момент на лестнице показался домовой. Дядька шел, пошатываясь, закрыв лицо широкими ладонями.

– Что с тобой дедушка? – повариха бросилась к Ефимычу, помогая преодолеть последние ступени.

– Хорошо все, – как-то сразу постаревший мужичок убрал руки от лица, по которому текли слезы. – Трое их там было. Всех обратно отправил, – он достал из кармана громадный клетчатый платок и с чувством высморкался. – Вот твари! Ведь по самому больному бьют нежити проклятые. Я ить всего-то на мгновенье замешкался, хватку с возрастом теряю. Так они мне такую картину маслом написали. Все самое дорогое высветили. Бабу Нюру, золотую мою хозяюшку. Она будто живая меня в дом зазывала. А там как всегда при ней аромат от трав идет, самовар на столе закипает, мед в туеске янтарем сияет, и кашка гречневая в глиняной миске с деревянной ложкой меня поджидает. Хозяйка моя традиции уважала, – домовой снова всхлипнул. – Хорошо быстро очнулся, всех тварей расшвырял и обратно отправил. А ведь они почти что подобрались ко мне, – из другого кармана домового появился платок еще большего размера. Он утер лицо и выжал из платка ручеек из слез на бетонные ступени.

– Возвращаемся наверх, – сумрачно сказал Егор.

– Ты погодь, – остановил его Ефимыч. – Ждут тебя там. Как переговоришь, не забудь эту чертову лампочку вдрызг разбить.

– Не понял? – удивился Егор. – Лампа цела?

– Там перед ней такая тварина стоит, что мне не справиться, – вздохнул дядька. – Ты уж извини, но она твое имя назвала и слово дала, что никого из чубасей сюда не пустит.

– А что их слову можно верить? – хмыкнул Илья.

– Если дают, то можно, – хмуро сказала повариха. – Слово во всех мирах бесценно. Я с тобой? – она просительно посмотрела на Егора.

– Меня звали. Вера, считай до пяти, – Егор стремительно сбежал по ступенькам и, используя заклинание, прошел через дверь. В борьбе с этими существами играли роль даже не секунды, а мгновенья. И он должен был их опередить. Мощное заклинание в кулаке расцвело яркой вспышкой, и только реакция, выработанная в армии, позволила ему в последний миг сместить удар.

– А ты похорошел Егор. Жаль, что у меня тогда не хватило мужества остаться. Поступила как глупая девчонка. – Стела нежно улыбнулась.

Мощное заклятие, врезавшееся в стену над ее головой, не хотело так просто сдаваться. Сияющими лучами оно выжигало под собой кирпичи, готовясь рухнуть на голову врагу.

Стела небрежно подняла руку. Повеяло холодом. Заклятие ведьмака сжалось тухнущим фейерверком и беспомощно свалилось вниз, напоследок зацепив лучиком лампу аварийного света. Раздался хлопок. В подвале наступила полная темнота.

– Тебе ведь не нужен свет, чтобы меня видеть, – прошептала девушка-нежить.

– Не нужен, – угрюмо ответил Егор. – Но на твоем месте я бы постарался ко мне не приближаться.

Он прекрасно видел создание напротив. Худая высокая нежить с мелкозубой пастью смотрела на него немигающими рыбьими глазами. За спиной горбом сложились перепончатые обтянутые кожей крылья.

– Егор, я…

– …и не смей перетаскивать меня в свой мир, – перебил он.

Происходящее действительно напоминало перетягивание каната. Егор напрягся, усилием воли выволакивая тело в привычное пространство. Рядом раздалось утробное мяуканье, это перепуганный Чистюля, помогая ему вернутся в реальность, вцепился в плечо.

– Все в порядке малыш, я здесь, – ведьмак пригладил вздыбившуюся шерсть друга. – И с подругой тебе повезло, – добавил он, глядя на второго коловертыша прилаживающего на место разбитой лампы горящую свечку. – А теперь возвращайтесь к людям. Она не сделает мне ничего плохого. Ведь так? – он вопросительно посмотрел на преобразившуюся хрупкую девушку у стены. В мягком свете свечи она была просто обворожительна.

– Слово даю. Второй, между прочим, раз за вечер, – кивнула Стела.

Коловертыши растворились в воздухе.

– Послушай, Егор, – оправдываясь, сказала девушка, – Я просто хотела, чтобы ты в моем мире посмотрел на себя другими глазами.

– С каких пор этот мир перестал быть твоим, – хмыкнул Егор. – Стела ведь ты тут выросла, а теперь тянешь сюда кучу злобных тварей, которые все разрушат. Миры не должны переливаться друг в друга. Неужели ты не помнишь?

– Помню, – она вздохнула и кивнула. – Не сердись, ко всем этим нападениям я не имею отношения. Я лишь хотела поговорить. Ну, пожалуйста, пойдем со мной на минуточку. Я все объясню… Ты поймешь… Ведь ты всегда понимал меня лучше всех. Егорушка, пожалуйста, – она протянула ему руку.

– Стела, – ведьмак сделал шаг вперед и дотронулся до ее тонких пальцев. – Я так тебя любил. Почему ты меня предала? За что? – его глаза сверкнули.

– Ты же знаешь, – возмутилась она. – Защитница оскорбила меня. И это после всего, что я сделала…

– Я не об этом, – жестко прервал ее Егор. – Зачем ты выманила меня из лагеря пару недель назад?

– Я просто хотела поговорить, все объяснить… – пролепетала Стела.

– Поговорить?! – взбешенный парень сделал еще один шаг и схватил девушку за плечи. – А в это время твои новые знакомые расправились с целой командой. Четыре ведьмака-защитника убиты. Марк выжил чудом только потому, что у меня хватило мозгов обратить внимание на странную слегка двоящуюся луну у тебя за спиной. Я успел вернуться, когда его собирались добить…

– Я не знала, честно, – девушка всхлипнула. – Я даже никому не говорила, что хочу с тобой повидаться. Ну да, признаюсь, я создала другую реальность. Но только потому, что хотела остаться с тобой наедине. Совсем наедине… без твоего назойливого командира, который следил за каждым шагом.

– Ты говоришь правду, – удивленно сказал Егор. – Тогда объясни, что ты делаешь здесь сейчас?

– Ну, тут дырявый мир и я подумала, что можно попробовать объяснить тебе все еще раз.

– А пока ты мне что-то объясняешь, моих друзей тихонько перебьют? – Егор показал на дверь, ведущую из подвала.

– Как ты можешь? – на ее глазах появились слезы. – Ты знаешь, что если бы я не отозвала пятерку непонятно откуда появившихся чубасей, твой домовой уже бы с ума сходил от их сказок?!

– Непонятно откуда? – процедил Егор – Кажется, мы с тобой просто пешки в чьей-то игре, – ведьмак посмотрел в зеленые глаза подруги и притянул девушку к себе. – И что такого важного ты хотел мне сказать? Только быстро. Я тоже не всесильный сказочный волшебник и не могу замораживать время до бесконечности.

– Я встретила другого, – быстро сказала Стела. – И хотела поговорить об этом на нейтральной территории, так чтоб ты не обиделся и объяснить…

– С этим все понятно, – усмехнулся Егор и отстранился, – считай, что ты еще раз официально меня бросила. Я, правда, не сержусь, – чуть мягче добавил он, глядя в растерянные глаза девушки. – Теперь скажи: ты мне поможешь? Здесь в доме беременная женщина и, похоже, цель этих непонятно откуда берущихся чубасей именно она.

– Я твой друг и буду им всегда, – кивнула Стела.

Лиза, стоящая на лестнице рядом с мужем, нахмурилась и уже собралась серьезно высказаться по поводу того, что Егору, бегущему вниз по ступенькам, никак нельзя отправляться в подвал одному. Она едва успела открыть рот, когда ведьмак вновь появился на верхней ступеньке лестницы.

– Значит так, – он внимательно посмотрел на друзей, – сейчас идем наверх и обсуждаем план действий.

– А подвал? – уточнил Илья. – Ты передумал вести переговоры с этим, ну, кто тебя позвал?

– Уже провел, – ответил Егор. – И хочу сказать, что у нас появился серьезный союзник.

Друзья устроились у камина. Женщины расположились в креслах. Мужчины на ковре на полу. Пока Егор пересказывал подробности беседы со Стелой, поднос с едой стремительно пустел.

– Я бы не стала доверять нежити, – первой к обсуждению подключилась повариха.

– Стела мне жизнь спасла, – сказал Илья. – Я ей верю.

– Кто слово не сдержит, тому не жить, – кивнул домовой Ефимыч.

– Итак, – подытожил Егор, – чтобы выбраться, нам остается лишь одно – рассчитать время входа в колодец. Только через дом гадалки мы сможем остановить эту заразу. Здесь сейчас столько дыр в округе, что штопать их можно всю жизнь. К тому же, нас вычленили из пространства и мы все равно не сможем добраться до всех прорех.

– И есть шанс зависнуть тут навсегда, – спокойно уточнила Лиза.

– Точно, подруга, – сказал Егор.

– Я так понимаю, что моя задача рассчитать точку входа в прошлом. То есть вычислить момент, когда все началось? – переспросил Илья.

– Это было бы идеально, подтвердил Егор. – Мне нужен год, день, час и желательно минута – мгновенья и миги не прошу. Хотя в идеале именно так вход и рассчитывают.

– До минуты сделаю, – Илья подошел к столу и потянулся к ноутбуку. – А вот в мигах твоих ничего не понимаю.

Егор скептически приподнял бровь, глядя на комп.

– Ну, забыл, – Илья отодвинул бесполезную вещь и достал из ящика стола блокнот и карандаш. – Итак, многоуважаемые господа. Не согласились бы вы ответить на несколько вопросов.

Дотошный опрос свидетелей окончился через пару часов. Еще час Илья задумчиво тер лоб, что-то записывая блокнот.

– В общем, так, – заговорил он скорее для домовых и Егора, потому что женщины уже дремали в креслах укрытые пледами. – Я определил день, когда начался прорыв: 13 декабря семь лет назад. Время мне подсказала Вера Павловна. Она помнит, что приехала с родственниками на электричке. К счастью, она у нас по утрам единственная, кто продолжает пользоваться этим видом транспорта, потому точно знает расписание. Утренняя электричка из города прибывает ровно в 9. Потом ведьмаки пошли пешком до дома, нигде не останавливаясь. То есть добрались до гадалки четверть часа спустя. По словам Ефимыча дорога займет именно столько, если идти от станции быстрым шагом. Но, судя по всему, родственники Веры Павловны пришли не в самое удачное время или были не совсем готовы к встрече. Поскольку у них ничего не получилось. Будем брать за отсчет время их входа в дом?

– А ежели примериться к деньку, когда баба Нюра весточку с синичкой в город послала? – предложил Ефимыч.

– Ты пойми, – терпеливо объяснил Егор, – Если подмога из города прибыла в то время, значит, был рассчитан урочный час и урочный день, то есть самое лучшее время.

– Так оно так, – кивнул дядька. – Только когда хозяйка за подмогой посылала, все исчо не так запущено было.

– Понимаете, – вмешался Илья – мы с вами пять раз уже пытались вспомнить подробности того дня с синичкой, но их нет. А без этого я не смогу рассчитать время, когда была послана птица. Вы же утверждаете лишь то, что это было раннее утро. А за день или два до прихода Веры – забыли.

– Тогда решили, – определился Егор, – входим к гадалке-пакостнице 13 декабря в 9.10 утра. Мы должны успеть до прихода родственников Веры Павловны. Тогда ведьмаки не погибнут, и у нас шансов ликвидировать прореху в пространстве будет больше.

– А они? – Илья посмотрел на дремлющих жену и повариху.

– Лиза и Вера Павловна останутся снаружи. Илюх, ты сможешь пойти с нами? Там без твоих мозгов не обойтись.

– А ты думал, что я тебя брошу? – хмыкнул Илья. – Мне, между прочим, за этот чудный домик еще кредит банку выплачивать. Так что навести тут порядок в личных интересах.

– Спасибо, – с облегчение выдохнул Егор. – В крайнем случае, ну, если мы не сможем выбраться, Лиза и Вера останутся в прошлом. А Ефимыч даст им записку для ближайшего домового, чтоб он помог им вернуться сюда, но с другой стороны. То есть в это время, но не в этот дом. Сможешь?

– Смогу, чего ж не смочь, – хмыкнул Ефимыч. – Токмо зачем нам другой домовой? Я сам себе такое письмецо состряпаю, любо-дорого. Вот только Верунчик наш, – он посмотрел на спящую повариху, – может упереться. Ну не захочет она снаружи остаться.

– А кто нас тогда у дома подстрахует на всякий случай? – хитро улыбнулся Егор.

– И то верно, – домовой почесал бороденку. – Ты поспать перед делом дашь нам командир?

– Да спите сколько угодно, – вздохнул ведьмак, – дом сейчас вообще вне времени завис, собственные часы отсчитывает. А в прошлое мы всегда успеем.

Егор стоял у окна, глядя в темноту. Он без труда различал суетливое движение. Чубаси больше не светились приветливыми огоньками. Перестав мерцать, они собирались группками, что-то обсуждая, и изо всех сил щурились, чтобы ненароком не блеснуть огоньком круглых мультяшных глазок.

Коловертыши лениво расположились вокруг дома, неся охрану. Вот один из чубасей неожиданно сорвался с дерева и кубарем покатился к стене особняка. Мгновенно среагировавший Черныш ударом лапы отшвырнул нежданного гостя. Пинок был так силен, что чубась отлетел метров на двадцать к стене сторожке. Но существо не разбилось, а быстро подскочив на ноги, что-то застрекотало, потрясая когтистыми лапками.

– Уже перевоплотились, – вздохнул Егор, – и ведут разведку боем.

– С кем ты тут разговариваешь? – к парню подошла Лиза. – Неужели видишь что-то в такой темени?

– Уже проснулась? – он повернулся к ней, вглядываясь в знакомые черты. – Знаешь, а ты похорошела. Беременность тебе явно к лицу.

– Не пытайся отвлечь меня комплиментами, – покачала головой молодая женщина.

– Тогда что ты хочешь услышать? – ненатурально удивился Егор. – Рассказ о моих героических приключениях?

– Я хочу знать, что произошло с тобой за последние две недели. Это случилось, когда ты нашел Стелу? Ты сам не свой Егор. По-моему, тебе просто надо с кем-то поговорить.

– Лиз, сейчас не место и не время.

– Не время тратить время на пустые слова, – оборвала его подруга.

– Хорошо. Хочешь знать правду? – Егор стиснул зубы, на скулах заходили желваки. – Я предатель, из-за которого погибло четыре человека. Кроме этого, чуть не убили моего командира. Я сопляк, возомнивший себя гениальным ведьмаком и обчитавшийся умных книжек. Только меня обманули как мальчишку, а когда я спасал свою шкуру, то не уследил, как эти твари прицепились ко мне и притащились сюда. А здесь ты…. – он запнулся, глядя на Лизин живот. – Так что и моих лучших друзей я подставил.

– Прекрасно, а теперь все по порядку, – спокойно сказала подруга. – Тебе не кажется, что эмоции не дают просчитать ситуацию? Это я тебе как человек бизнеса говорю. Когда готовишь большой проект, надо посмотреть на него со стороны. Для этого и устраивают коллективное обсуждение. Так что давай, рассказывай.

Егор тяжело вздохнул, но заговорил.

– Знаешь, теперь я думаю, что все началось до прихода Стелы. За день до этого Анри, это ведьмак из нашего отряда, пришел такой довольный и сказал, что выиграл у местных в забегаловке в кости. Понимаешь, ему никогда не везло в игре. Конечно, он мог бы и наколдовать, но он в отличие от Дледа, это его напарник, хотел чтоб было все реально, по-настоящему. И вот приходит довольный. Выиграл всего-то несколько реалов, а радости… – Егор замолчал ненадолго, – Анри был нашей охраной. Просто ас. Его задачей было обеспечение безопасности любой операции.

– И получается, его исполнители желаний нейтрализовали первым, – кивнула Лиза. – А Длед?

– Длед – это мозги. Вроде нашего Ильи. Он вселенную, если надо, на составляющие разложить мог. Все объяснит. Все просчитает. Лучше компа. Это он вычислили точное время, откуда чупакабры проваливаются. Мы их туда и закидывали к мамашкам. Ведь в основном детеныши в пространственную ловушку попадали. А Марк – командир…

– Я помню, мне про него Илья рассказывал.

– Колян и Толян еще с нами были. Берсерки, наши ребята из средней полосы. Колян голыми руками мог камень крошить.

– Неужели с такими парнями можно справиться? – поразилась Лиза.

– Я ж говорю, исполнители желаний, лишь на первый взгляд милые зверушки, – вздохнул Егор. – Так вот, тогда меня Анри ночью разбудил и попросил подежурить. Я страшно удивился, первый раз такое за все время случилось…

Ночь в джунглях гудела голосами животных. Рык ягуара перешел в предсмертный крик пойманной жертвы. Ни на мгновенье не замолкающие древесные жабы и в этот раз не прервали песню.

– Слышь, Егор, мне всего пару часов надо, – Анри еще раз встряхнул сонного парня. – Здесь абсолютно безопасно. Я проверил. Понаставил вокруг лагеря кучу ловушек. Ты просто на всякий случай посиди и посмотри. Ты ж понимаешь, когда я еще кабак найду, где мне в кости везет. Может это мой единственный шанс в жизни! А завтра все равно домой сменяемся.

– Иди уже, – Егор, наконец, понял, чего от него добивается обычно неразговорчивый ведьмак.

– Слышь, ты только Марка не буди, – отойдя на пару шагов от костра, попросил Анри, – а то он шкуру с меня спустит. Ты ж знаешь, он нас галлов после развала Рима терпеть не может.

– Угу, в курсе, – парень еще раз протер глаза. Когда он их открыл, Анри уже исчез. – Не удивлюсь, если он к этому кабачку переходик втихаря сделал, – подумал Егор и потянулся.

В принципе, он был даже рад за Анри. Задание они выполнили. Местному колдуну, открывшему по незнанию несколько прорех в пространстве, популярно объяснили, что колдовать ему лучше без использования старых книг атцеков. Благо Марк без проблем перекинулся в местное тотемное животное. Шаман отдал ему рукописи без писка. Да и аудитория у колдуна подобралась неприхотливая: им все равно, какие книги читают, главное побольше дыму, песен и плясок. Дыры отряд заделал не без труда. Работать в основном пришлось Егору с Марком.

Егор поежился, вспоминая, как голова буквально плавилась от напряжения при подборе нужных вещей из разных реальностей. Хорошо хоть Длед дал точное время входа. Но задание они выполнили. Так что теперь главное дождаться рассвета, сдать дела смене и по домам. Он, например, решил вернуться в дом к Валери, к книгам. Ведь не просто так выбрали его Хранителем знаний. А приключения уже порядком надоели. Хотелось просто есть, спать и читать старые фолианты.

Огонь костра неторопливо перебирал языками пламени сухие головешки, и Егору даже показалось, что он сидит у камина в уютном доме. На коленях лежит книга, а у окна стоит Стела. Егор вздрогнул и протер глаза. Не хватало еще заснуть на посту. Чтобы опять чего-нибудь не привиделось, он встал и решил обойти лагерь. Шесть палаток стояли вокруг костра. У каждого воина свое убежище. Ведьмаки – жуткие единоличники, а потому они не желали делить свой сон с посторонними.

– И как Анри удалось пробраться в мою палатку? – запоздало подумал Егор. – Нипочем этому парню все мои охранные заклинания. До костра успел дотащить, пока я проснулся.

От реки потянуло прохладой. Ведьмаки предусмотрительно расположили лагерь неподалеку от крутого обрыва, куда вела тропинка. В случае опасности – обрыв предоставлял великолепный старт для полета. Было это разумно и с другой стороны. Поскольку пологие берега здешних рек не сулили путешественникам ничего хорошего, кроме ночных неприятностей.

Егор еще раз обошел костер. Посмотрел на тропинку и вздрогнул. В проходе прорубленном Марком в сельве кто-то стоял. И это был не Анри.

– Пожалуйста, мне просто надо поговорить, – девушка приветливо помахала рукой.

– Стела? – Егор сделал шаг навстречу и застыл. Все инструкции Марка по поводу непрошенных гостей мгновенно всплыли в памяти.

– Я пришла с миром. Я не причиню зла тебе и тем, кто с тобой, – Стела сложила руки в клятве.

– Ты говоришь правду, – вздохнул Егор. Он так давно хотел увидеть девушку, что уже не верил в то, что это когда-нибудь произойдет. И вот теперь она здесь, а он ведет себя как идиот и не может отойти от костра.

– Ты не мог бы подойди поближе, чтобы поговорить спокойно, – Стела сделала несколько шагов, беспокойно поглядывая на палатки. – Я уже пару дней за тобой слежу, но твой командир просто коршун какой-то – все время рядом.

– Марк нормальный мужик, – сказал Егор – С чего ты вздумала от него прятаться? – ведьмак двинулся навстречу.

Он прекрасно чувствовал мир вокруг. Здесь совсем не пахло опасностью. Скорее наоборот. То ли из-за прихода Стелы, то ли по еще какой причине все вокруг дышало покоем. Как будто каждый зверь и человек в округе нашел, наконец, то, что давно искал.

– Ага, и как бы твой командир отреагировал на внезапное появление нежити в районе боевого задания? – улыбнулась Стела. – Знаешь, это удивительно: я так долго хотела поговорить с тобой наедине и теперь это удалось. Здорово выглядишь. Рада, что нашла тебя.

– Если бы ты сама не потерялась, не пришлось бы меня искать. – Егор взял девушку за руку.

Ночь вокруг стала гостеприимной. И даже луна, почти приземлившаяся на гору за рекой, махала им приветливо руками. Черт! Егор присмотрелся. Так и есть: на фоне луны какой-то человек отчаянно размахивал руками.

– У Анри что-то случилось, – пробормотал он, не понимая, как ведьмак отправившийся поиграть в кости, мог очутиться в стороне противоположной от поселка с приглянувшимся кабачком.

– Причем здесь Анри? – Стела, стоявшая спиной к реке, обернулась. – Там никого нет, – она пожала плечами.

Действительно, фигурка человека исчезла. А вот луна… Луна была странной: она двоилась. Как будто неумелый декоратор неправильно установил подсветку ночного неба.

– Стела! – возмутился Егор, – Какого черта ты затащила меня в другую реальность?! Я же на посту, – ведьмак оттолкнул девушку, чувствуя, как в душе нарастает тревога. Так неспокойно бывает тогда, когда понимаешь: произошло то, чего нельзя исправить.

– Но я только хотела…

Он не дослушал девушку. Созданное подпространство было рядом, совсем рядом с настоящим миром. Но ему все равно понадобилось не менее пары мгновений, прежде чем он очутился в лагере перед пылающими палатками. Вернее пылали не палатки, а находящиеся внутри них ведьмаки.

– Егор, очнись! Это уже в прошлом, – Лиза прикоснулась прохладной ладонью к горячему лбу ведьмака. Ты сам весь горишь! Так нельзя.

– Это я виноват, – парень сглотнул вязкую слюну. – Ты не представляешь, как это ужасно. Они умерли, даже не проснувшись. Я бросился к ближайшей палатке, но ничего не смог поделать. Эти твари поймали их на исполнении снов. Горящий Толян радостно смеялся и повторял, что теперь он не только сильный, но и умный как профессор. Кто б знал, что у этого здоровяка был такой глупый комплекс.

– Но ты говорил, что успел спасти командира.

– Марк сам себя спас. Чубаси никак не могли к нему подобраться. Ведь для любого колдовства надо знать имя жертвы. А у Марка их тринадцать. Они что-то перепутали, складывая их в заклинание. Когда я добрался до его палатки, у Марка только правая рука пылала, и он орал как бешенный, что как римский император угробит всех этих тварей на раз-два. А рядом крутились штук пять чубасей. Они не успели полностью воплотиться, поэтому я справился с ними довольно легко. Главное их к мыслям своим не подпустить.

– Марк – император? – удивилась Лиза.

– Это, оказывается, его заветная мечта. Марк уверен, что родись он лет на сто раньше, то обязательно стал бы императором и спас Рим от развала и нашествия варваров. Понимаешь, у каждого из нас есть несбывшиеся мечты и нереализованные надежды. Исполнители желаний этим пользуются.

– Вот твари! – интонация, с какой Лиза произнесла эти слова, говорила сама за себя. – Ладно, теперь, когда ты выговорился – соображать спокойно можешь?

– Допустим, могу, – Егор задумался. – Хочешь сказать, чубаси готовились к нападению давно и сначала зацепили Анри, а уже затем воспользовались моей оплошностью и напали? Меня все-таки мучает странное совпадение со Стелой. Хотя, я с ней говорил. Она точно не обманывает.

– Лучше подумай: что было бы, если бы Анри тебя не разбудил. Скорее всего, он это сделал уже на автомате. Если охрана его профессия, чувство долга побеждает даже при гипнозе. Я точно знаю. Помнишь, когда меня Алена похищала, мой охранник, ничего не соображая, все-таки кинулся на помощь.

– Точно. Анри был уже ими очарован. Потом они попытались проделать это со мной у костра…

– …а затем появилась Стела и, скорее всего, спасла тебя от верной смерти, утащив в другой мир. Погоди, но когда они успели тебя ранить?

– Да зацепили, пока Марка защищал. Я и внимания не обратил. Думал, зарастет все как обычно. А они, видимо, меня по этой царапине выследили, когда я через переход домой двинул. Верно. Теперь все складывается, – Егор качнул головой в такт мыслям.

– Извини, – уточнила Лиза. – О каком переходе ты говоришь и почему оказался в Москве?

– Марк приказал. Перед отправкой в больницу. Я смену к утру дождался. Они подмогу вызвали. В окрестностях еще пару сотен чубасей перебили. Эти наглецы крутились вокруг лагеря, совсем обнаглели. Мы с коловертышами еле успевали отбиваться.

– Егорушка, ты сколько продержался один на один с двумя сотнями исполнителей? – осторожно уточнила подруга.

– Не больше пары часов. Да и потом, говорю же, я не один был, а с колвертышами. Они быстро на подмогу пришли.

– Откуда пришли?

– Понимаешь, у Чистюли было что-то типа медового месяца, – ведьмак улыбнулся. Теперь перед Лизой стоял прежний добродушный и открытый Егор. – Подруга, ты не представляешь, как помогла. Ты просто золото. Так бы и расцеловал тебя.

– Это верный друг называется, – к ним подошел потягивающийся Илья. – И ты, дорогая, хороша. Оставила супруга-бизнесмена спать одного на полу и щебечешь с молодым ведьмаком, – Илья выпятил живот и водрузил на лоб очки, изображая бизнесмена.

– Прекрати, – рассмеялась Лиза. – Ты все равно не похож на ревнивца.

– Так в чем тебе помогла моя красавица? – Илья обнял жену.

– Увидеть ситуацию со стороны, – пояснил Егор.

– И понять, что для Егора пара сотен чубасей не большая проблема, – добавила Лиза, хитро сверкнув глазами.

Егор улыбнулся и краем глаза заметил движение за окном. Штук десять созданий, организованно слетев с крыши сторожки, бросились на коловертыша у крыльца. Живой клубок покатился прочь от дома.

– Вот черт, – Егор прошептал заклинание, и клубок вспыхнул ярким светом. Раздался хлопок. Когда свет рассеялся, вокруг коловертыша лежало с десяток обугленных трупов чубасей. Зверек махнул хвостом и растворился.

– Эй, друг, ты еще с нами? Шепчешь чего-то под нос, – усмехнулся Илья.

– Да тут я. От меня так просто не отделаться, – ответил Егор.

– Ты так пристально смотришь в окно, как будто в этой мгле что-то видно, – засмеялась Лиза.

На подоконнике рядом с девушкой отпечатались следы грязных лапок. Ошеломленная Лиза отпрянула назад, и сделала это вовремя. На окошке уже сидел коловертыш рыже-бурого окраса.

– Ноя пришла сказать спасибо, – промурлыкал зверек, внимательно глядя на Егора.

– Не за что: мы же одна команда, – сказал ведьмак. – Вы всегда можете на меня рассчитывать.

– Я вы на меня, – галантно ответила подруга Чистюли. – Честно говоря, я больше люблю, когда меня называют Софи, – и она протянула Егору лапку.

– Как скажете, Софи, – Егор легко кончиками пальцев коснулся неожиданно мягкой шерстки.

– А ты милашка! – Ноя-Софи стрельнула глазками и, исчезая, добавила, – когда я начну ныть, просто заткните уши.

– Договорились, – согласился Егор.

– Чего она будет делать? – удивился Илья.

– У каждого коловертыша свое фирменное оружие, – усмехнулся Егор.

Утром (по крайней мере, Егор утверждал, что это утро) они основательно подкрепились. На этом настоял ведьмак. А домовенок Федя с удовольствием притащил с кухни оставшиеся припасы.

– Не уверен, что смогу воевать с таким набитым животом, – хмыкнул Илья.

– Хотелось бы, чтоб нам этого запаса хватило, – вздохнул дядька домовой, выскребая из кастрюли остатки кашки.

– Да я теперь неделю не смогу ничего съесть, – покачала головой Лиза.

Егор и Вера Павловна переглянулись.

– Ладно, пора, – ведьмак встал. – Каждый помнит, что ему надо делать?

– Может мне все же лучше пойти с вами в дом? – довольно робко предложила Вера Павловна, которая, казалось, уже признала лидерство Егора.

– И кто нас в случае чего наружу вытащит? – вздохнул домовой Петр Ефимыч.

Вся компания осторожно вышла из дома, чтобы подойти поближе к колодцу. Коловертыши вместе с домовыми были настороже, защищая людей от возможной атаки чубасей.

Егор шел первым молча. У него вообще не осталось сил на разговоры. Вся энергия собранная воедино была направлена на прорыв в прошлое. Он делал это не первый раз, но каждый раз по новой открывал в себе эту способность перелистывать страницы времени. Тонкие и полупрозрачные они проносились перед ним вихрем чужих слов и эмоций. Вот Илья с еще не такой пополневшей Лизой заходят в дом, слушая прежних хозяев. Вот гастарбайтеры роют фундамент. Вот бульдозеры ломают прежде стоявшие здесь бревенчатые домики. А вот и декабрь семь лет назад. Из трубы двухэтажного добротного дома неподалеку валит дым. Рядом стоит уже знакомый колодец.

– Я вот что подумал, – голос Ильи вырвал Егора из пелены времен. – Мы долго так смотреть на тебя будем? Надоело уже… – Илья не закончил фразу, понимая, что они стоят на снегу рядом с домом гадалки.

Вокруг синело сумрачное и очень морозное утро.

– И почему мы не догадались одеться потеплее? – поежилась Лиза.

– Мы здесь двойники, почти призраки, – пожала плечами Вера Павловна. – Строго говоря, мы настоящие сейчас в другом месте. Поэтому нам что жара, что холод – все едино. Итак, в прошлом в это время я с родственниками только что сошла с электрички. Мы играем с братом в снежки на станции и даже не понимаем насколько все серьезно. Ему тогда двенадцать исполнилось – это было его третье боевое задание.

– А я еще учусь в школе и получаю пинки от хулиганья за то, что выгляжу как последний лох, – хмыкнул Илья.

– Ну почему лох, просто парень из небогатой семьи, – поправила его Лиза. – А я, кажется, семь лет назад в это время первый раз поехала с родителями за границу.

Старый домовой вздохнул и покосился на небольшой дощатый домик метрах в пятидесяти от дома гадалки. – А моя хозяюшка в тот день пирогов хотела напечь.

– Нам пора! – прервал поток воспоминаний Егор.

Все дружно двинулись к дому гадалки.

К двухэтажному ухоженному домику, покрытому красной черепицей вела аккуратная расчищенная дорожка. На больших окнах висели дорогие занавеси. А под снегом угадывались тщательно распланированные клумбы. Было очевидно, что хозяева особнячка живут в достатке. А высокая елка у дома украшенная яркими игрушками создавала просто идиллическую картинку.

– Красиво как в сказке, – улыбнулась Лиза.

– Да нам с братом тоже елка тогда очень понравилась, – согласилась Вера Павловна и запнулась.

Егор настороженно вглядывался в дом. Смутное беспокойство зашевелилось в душе. Он сделал шаг и почувствовал, как земля дрожит под ногами. Елка у дома качнулась, звякнув игрушками.

– Странно, нахмурилась повариха. – Насколько я помню земля начала дрожать уже после того как мы вошли в дом. А потом…

Коловертыш, как всегда появившийся из ниоткуда на плече Егора, что-то быстро застрекотал ведьмаку в ухо.

– Мы опоздали, – мрачно сказал Егор. – Чистюля говорит, что внутри дома битва в самом разгаре.

Вера Павловна побледнела и рванула к особнячку, но у нее на руках повисли домовые.

– Да я понимаю. Нельзя – прошептала она бледными губами, – Я стою сейчас на входе. Прикрываю отход, чтобы дверь не захлопнулась. Но почему? – она повернулась к Илье. – Неужели я перепутала расписание электрички?

– Потому что я не математик, а дерьмо, – прошептал он. – Я не учел, что еще пару лет назад существовал переход на зимнее время.

– Хватит! – жестко сказал Егор. – Второй раз я сюда всех привести не смогу. Слишком короткий временной промежуток. Действуем по плану, но учитываем, что времени у нас в два раза меньше. Он открыл калитку и решительно ступил на дорожку. Илья и два домовых пошли следом.

– А ну-ка остановись, – прошептала Вера Павловна, подставляя ногу и тормозя торопящуюся закрыться калитку. – Помоги, – попросила она Лизу.

Та взялась за металлическую ручку, не понимая, почему повариха сама не может ее удержать. Обычная деревянная калитка оказалась такой тяжелой, будто ее выплавили из чугуна. Но под напором двух женщин она нехотя сдвинулась с места и под конец неожиданно широко распахнулась наружу.

– Что за чертовщина? – поежилась Лиза.

– Становимся здесь, – скомандовала Вера Павловна, и подперла спиной дверцу. Теперь, став почти невесомой, она так и норовила захлопнуться под порывами легкого ветерка.

– Стой! На границу у забора не заступай, – поправила повариха Лизу, старающуюся стать рядом.

– Я не вижу никакой границы, – сердито сказала Лиза. Происходящее напоминало ей дурную игру по непонятным правилам.

– Ну, разумеется, – вздохнула повариха. – Извини, что грубо получилось. Просто за тебя беспокоюсь. Давай так. Если я что-то говорю, ты это сразу делаешь, а я чуть позже объясню: почему сделать надо именно так. Ну что приступ гнева прошел? – и она улыбнулась Лизе.

– Прошел, – кивнула Лиза. – Не понимаю, что на меня нашло.

– Они нас рассорить хотят, – Вера Павловна кивнула неопределенно в сторону дома. – А теперь дай руку.

– Лиза послушно протянула ладошку.

– Смотри моими глазами, – приказала повариха и накрыла ладонь девушки своей рукой.

Лиза вздрогнула. Ну как она могла не увидеть? Вот же эта граница. Полыхает сине-зеленой змейкой прямо за калиткой. Да и дорожка к дому виделась уже не белой, а такой же зеленоватой, чем-то подсвеченной изнутри. Посередине дорожки мерцали коряво накарябанные красные стрелки, ведущие к крыльцу дома гадалки.

– Это примитивная магия, – поморщилась повариха, – чтобы человек, ступивший на стрелку, уже не мог вернуться обратно, а прямиком в дом шел и деньги отдавал за колдовство.

– Ничего себе примитивная, – выдохнула Лиза.

– Да она таких стрелок от самого вокзала нарисовала. Но люди-то ходят разные. Сильные духом всю эту фигню напрочь затоптали. Сильных никакой магией не возьмешь.

– Правда? – спросила Лиза, думая об Илье, зашедшем в дом, пока они боролись с калиткой.

– Точно, – кивнула повариха, и тут же получила ощутимый пинок от калитки в спину.

– Она как живая, – сказала Лиза.

– Заговоренная, – подтвердила повариха. – Наша задача не дать ей закрыться. Пока круг разомкнут у мужчин будет возможность вернуться. Может, если бы прошлый раз я не дверь входную сторожила, а калитку, все иначе бы получилось, – добавила она скорее для себя, чем для Лизы.

– Ты ни в чем не виновата, – постаралась приободрить ее женщина и увидела неясные тени у крыльца. – Они уже вышли? Все закончилось!? – радостно прошептала она. И верно, на ее глазах неясная тень обрела четкость, превратившись в Илью, призывно машущего ей рукой.

– Что бы ты не увидела – не торопись, – повариха снова сжала ее ладонь. – Не давай себя обмануть. Помни, ты несешь ответственность и за себя, и за будущего сына.

– У меня будет девочка, – упрямо сказала Лиза, и словно пелена спала с ее глаз при мыслях о ребенке. – Это не Илюша, а чубась! – возмутилась она, понимая, что существо, ставшее на задние лапы, пытается ее обмануть.

– А ты не безнадежна, – хмыкнула Вера Павловна. – Главное помни – ведьмы могут все и даже больше. Только за руку мою держись на всякий случай.

– Я держусь, – кивнула Лиза и, стараясь не заступать за черту, тоже подперла спиной бьющуюся в истерике калитку.

Илья сделал шаг через порог дома гадалки и еле увернулся от летящего в голову самовара расписного под хохлому.

– Подделка, – скривился домовой, отбивая тяжелый снаряд.

Впрочем, этот предмет домашней утвари был не единственным, нацелившимся в головы незваных гостей.

Егор, идущий на шаг впереди, выставил руки и многочисленные вещи: от стульев, до книг в толстых переплетах, огибая ведьмака, начали бомбардировку стен с дорогой отделкой. Впрочем, отдельные вещи вроде самовара или настенных часов с обезумевшим маятником, которым удалось прорвать первую линию обороны, успешно отбивал старый домовой.

Федька, как и договаривались заранее, устроился на входе у двери. Он спокойно отшвырнул от порога парочку крутящихся рядом большеглазых чубасей и теперь деловито штопал расползающееся пространство у внешней стены, что-то бурча под нос.

– Веры у входа нет. Значит, она уже бросилась родителям на помощь, – крикнул Егор. – За мной на второй этаж. Сколько у нас времени?

– Не больше пятнадцати минут, если исходить из рассказа поварихи, – крикнул Илья, – а может и меньше. Я начинаю обратный отсчет. Надо уложиться в пять минут, чтобы не рисковать.

– В семь, – поправил его Егор.

– Там наверху спальня этой злыдни, – домовой поспешил вперед, продолжая ловко отфутболивать летящие в них вещи, – самое место для дыры откуда твари валят.

Егор и Илья бросились за ним. И тут дом покачнулся, словно кто-то с размаху ударил кувалдой по одной из стен.

 Глава 3 
Илья ворвался в спальню на втором этаже первым. Собственно говоря, было сложно ошибиться в выборе двери. Она была единственной настежь распахнутой. Егор же неожиданно для себя оказался сзади. Его сбили висевшие на стене оленьи рога. Причем действовали они крайне разумно: сначала пропустили вперед ведьмака, создавшего перед собой защитный щит, а потом коварно ударили в спину. Но в слаженной команде была предусмотрена и такая случайность. Все знали – главное добраться до цели. Поэтому Илья обогнул упавшего Егора, а дядька домовой остановился у двери и ухватился за ее ручку, будто боясь, что дверь куда-то убежит.

– Теперь ваша очередь! – крикнул он Илье и Егору.

Егор уже справился с коварным противником – рога, отброшенные к нижним ступенькам, теперь отчаянно воевали с ковровой дорожкой.

Илья уверенно сделал шаг вперед. Он знал, что надо делать и старался сосредоточиться именно на этой мысли. Хотя в голову то и дело приходило Лизино растерянное лицо. Может, не стоило оставлять ее со странной поварихой на улице?

Парень машинально сделал еще несколько шагов, понимая, что практически ничего не видит. Казалось в спальне, если это вообще была она, решило заночевать розовое облако.

– Ни фига не видно, – пробормотал он, пытаясь сориентироваться.

– Только пришел домой и сразу ворчишь. Устал? – раздался знакомый голос.

Розовая муть стала рассеиваться. Он увидел Лизу в милом домашнем халатике.

– Проголодался? Пошли на кухню. Я приготовила твои любимые вареники.

Жена поманила рукой, и они оказались на скромной кухне, где на окошках цвела герань, а вместо безликих жалюзи висели миленькие занавесочки.

– Этого не может быть, – прошептал Илья. – Как я здесь оказался? – он покрутил головой, понимая, что кухня выглядит на редкость реально и до боли знакомо.

Лиза самозабвенно звенела тарелками, накрывая на стол. В распахнутую дверь на трехколесном велосипеде въехал малыш лет трех. Рыжие волосы. Лицо в веснушках. Илья вспомнил, где видел ребенка: на детской фотографии, стоявшей у мамы на почетном месте на трюмо.

– А вот и Максимка приехал с папкой поздороваться, – улыбнулась Лиза, на секунду отвлекаясь от стола. – Милый ты не помоешь ему руки перед едой?

– Я всегда хотел назвать сына Максимом, – прошептал Илья.

– Верно, – кивнула Лиза. Из-за этого мы рассорились с папой. Помнишь, он настаивал на семейном имени Давид? Впрочем, он все равно рассердился на тебя, когда узнал, что ты бросаешь работу в его фирме и возвращаешься к учебе. Но я нисколько об этом не жалею. Мы ведь неплохо сейчас устроились у твоей мамы. В тесноте, да не в обиде.

– Ага, – мрачно сказал Илья, понимая, что чубаси, воспользовавшись его мыслями о Лизе, затеяли свою игру. – Сейчас, я так понимаю, будет действие второе: на кухню заглядывает мама и говорит, что мы уже давно с ней помирились и теперь она не считает, что я женился на деньгах.

– Не понимаю твоего сарказма, – мягко сказала Лиза. – Ты переутомился? Конечно, это тяжело работать и учиться, но главное – мы вместе, – она подошла ближе и подняла руку, собираясь как обычно пригладить его взъерошенные волосы.

– Где кольцо? – он бросил взгляд на руку женщины и инстинктивно отодвинулся.

– Ты ведь не любишь, когда я его надеваю. Считаешь, что носить бриллианты постоянно – глупо. Вот я и сняла, – залепетала она.

– Моя жена, настоящая жена, имеет собственное мнение, – резко сказал Илья, – А потому она всегда носит обручальное кольцо. Потому что оно ней нравится.

Парень уставился на стенку за женщиной, понимая, что дверь, ведущая из кухни, мистическим образом исчезла.

– Где здесь выход?

– Может, стоит вызвать маму с работы, милый? – робко предложила Лиза. – Она даст тебе что-нибудь успокоительное.

Илья нахмурился. Эта дура в домашнем халатике раздражала его все больше и больше.

Ребенок слез с велосипеда и подбежал к нему с плачем.

– Вот видишь, он всегда плачет, когда мы ругаемся, – укоризненно, но все так же мягко сказала лже-жена. – Возьми его на руки – он успокоиться.

– На лучки-и-и, – жалобно повторил рыжеволосый малыш и потянулся к мужчине.

– Ни за что, – Илья сделал шаг назад, осознавая, что в этом маленькой кухоньке негде развернуться. Но если это только морок – значит все ненастоящее. В принципе можно идти в любую сторону. Илья рванул в бок и больно ударился об обеденный стол.

– Возьми сына, – почти угрожающе повторила Лиза, наступая на него с плачущим ребенком.

Илья инстинктивно сделал еще один шаг назад, чувствуя жар от газовой плиты за спиной.

– Ладно, не хочешь как хочешь, – неожиданно сдалась женщина и опустила малыша у ног Ильи.

– Хочу иглать, – заявил мгновенно переставший плакать малыш и потянулся к карману Ильи, из которого торчала цветная нитка.

– Не твое! – Илья сделал еще шаг назад, чувствуя, как кипящий на плите чайник поджаривает его спину.

– Все равно уже поздно, – с очаровательной улыбкой произнесла Лиза и снова подтолкнула малыша к молодому мужчине.

– Эй, пора бы остановиться, – раздался голос Егора. – На пару секунд тебя оставить нельзя.

Ведьмак стоял рядом улыбаясь.

– Ну, ты молодец! Говорят же, новичкам везет – сразу провал нашел.

Илья моргнул. Ему казалось, что он сходит с ума. Кухонька с находящимися в ней людьми поблекла, превратившись в старую выцветшую фотографию. Изображение стало стекать вниз акварельными красками, размытыми дождем. А рядом с ним, там, где еще пестрела на полу непросохшая цветная лужица, оставшаяся от лже-жены, стоял ведьмак.

– А теперь аккуратненько иди ко мне, – поманил он Илью.

Тот послушно сделал шаг вперед и, опомнившись, прошептал: – Надеюсь, ты настоящий.

– Еще шаг ко мне и можешь оглянуться назад, – Егор проигнорировал реплику друга, и это больше всяких доказательств убедило Илью.

– Достал. Вечно командуешь, – пробурчал парень.

Тем не менее, он послушно сделал шаг и оглянулся. За его спиной зияла пропасть, на дне которой плескалась раскаленная лава. Время от времени она выбрасывала вверх расплавленные фонтаны, стремясь, как руками, зацепится ими за края провала и выползти наружу.

– Так вот что жгло мне спину, – процедил Илья.

– Ты о чем? – не понял Егор.

– Об этом адском пламени в пропасти.

Егор нахмурился, потом хлопнул себя по лбу.

– Руку дай. Хочу, чтобы ты взглянул на это моими глазами. И давай без выяснения отношений кто главный, а то времени в обрез.

Илья взял протянутую руку и посмотрел глазами ведьмака. Теперь перед ним была пропасть зияющая темной пастью. Никакой лавы. Никакого жара. Неровные края провала сходили вниз уступами, теряясь в кромешной мгле.

– Что за хрень?

– Особенности восприятия. Мы все находимся в плену собственных стереотипов. Что ожидаем – то и видим, – туманно пояснил Егор. – А теперь давай зашивать. Ты с этой стороны, а я захожу с другой. Надеюсь, нитки не потерял?

Илья буркнул что-то неразборчивое и полез в карман, куда запасливый Федя сунул ему целый ворох разноцветных ниток для вышивания. Что бы ни рассказывал до этого Егор, но теперь, глядя на вполне реальную пропасть, Илья представить себе не мог как можно нитками пусть и заговоренными заставить сдвинуться эти скалы.

– Слышь, друг, а если я руку твою отпущу, эта хрень с языками пламени снова появится? – поинтересовался Илья.

– Чушь! Нет тут никакого пламени. – Егор разжал ладонь, и Илья нехотя отпустил его руку.

– Строго говоря, – продолжал Егор, – тут и пропасти с уступами нет. Но ведь ты ее видел? Просто мне эти переходы всегда такими представляются – как дорога в неизвестность.

– Ничего себе дорожка, – выругался Илья. Но он понял, что и ему эти уступы теперь напоминают грубо вырубленную лестницу в скальной породе.

Егор тем временем быстро обошел провал. Илье показалось, что пробоина после этого стала даже компактнее. Теперь она составляла не более пяти-шести метров в диаметре.

– Сколько времени у нас осталось? – повернулся к нему ведьмак.

Илья вытащил дорогой хронометр из-за пазухи и удивился: время тянулось на редкость медленно. – Еще пять минут.

– Минуты за две укладываемся и ходу отсюда. Потом такое начнется, – сказал Егор, доставая громадную швейную иглу.

Илья тоже полез за иглой, отдавая себе отчет в том, что все происходящее напоминает скорее театр абсурда. Тем не менее, он старался четко повторять все действия за ведьмаком.

Вот Егор вынул пучок мулине из кармана. Затем бережно отделил несколько цветных нитей и кинул на край бездны. Пару взмахов иголкой и дыра в другое измерение ощутимо уменьшилась. Самое забавное, что и со стороны Ильи, проделавшего аналогичные действия, пропасть стала меньше. По крайней мере он уже не видел того жуткого уступа с зазубринами больше напоминающего пасть жаждущего крови зверя.

– По графику идем, – хмыкнул ведьмак. Он одобрительно посмотрел на работу друга и кинул следующий пучок нитей. – Может, управимся на минуту раньше.

Он снова взмахнул иглой, и Илья увидел, как еще один приличный кусок провала исчез, затянувшись сначала скальной породой, потом песком. А потом … Илья протер глаза, понимая, что вокруг них начинает прорисовываться спальня. В углу маячила нелепо большая кровать под ярким аляповатым балдахином. Прямо у него под ногами оказался пушистый ковер удручающе кричащей расцветки.

– Не спи! – привел его в чувство окрик ведьмака.

Илья обиженно засопел, но тоже взялся за иглу.

– Нет, пожалуйста, не оставляйте нас здесь! – раздался крик откуда-то снизу.

Илья вздрогнул и чуть не выронил иголку. Зашитый было уголок пропасти стал предательски разъезжаться в стороны, показывая оборванные нити.

– Там кто-то есть? – Егор наклонился над краем обрыва.

– Нет там никого, кроме чубасей, – угрюмо сказал Илья и взмахнул иголкой. Уж он-то точно знал, что это кричит рыжий чубась-пакостник, который только что стремился убедить в том, что является его еще не рожденным сынишкой.

– То есть ты тоже это слышал? – не спрашивая, а скорее утверждая, сказал Егор. – Теперь точно придется туда лезть. Может из Вериной семьи кто живой остался.

– Да говорю тебе, – Илья продолжал упрямо накладывать стежок за стежком. – Это морок, – и он в двух словах передал виденье навеянное тварями.

– Пожалуйста, не оставляйте нас! – теперь уже было слышно, что кричит ребенок. – Мама, мамочка, скажи им. Папочка, где ты? – крик прервался детским плачем.

– Слышь, ты, Марья-искусница, притормози, – Егор вырвал из рук Ильи иголку. Похоже, сделал он это вовремя. Проход в другое измерение сузился до двух метров. Еще пара стежков и в него не проскочила бы и мышь.

– Там застрял кто-то из наших, – к разговору подключился Ефимыч, продолжающий висеть на ручке массивной дубовой двери.

Розовая муть рассеялась окончательно. Теперь ведьмак, человек, и домовой прекрасно видели друг друга. Они находили в довольно большой комнате, где кроме гигантской кровати поместилась мягкая мебель, столики с витыми ножками, уставленные статуэтками и вазочками и полки с такими же безделушками. Картину довершали пуфики и цветные подушки, разбросанные по паркетному полу в тех местах, где не было одного из двух пушистых ковров. В этом изобилии красок и безвкусно подобранных предметов темнеющая дыра в никуда, под ногами друзей, выглядела чем-то нелогичным.

– Понимаешь, мечты у всех индивидуальные, как и галлюцинации, – наставительно сказал Егор, возвращая иголку другу. – А если крик слышишь и ты, и я, и домовой – значит, там кто-то есть. Так что я спускаюсь, а ты страхуй сверху. Если через… Сколько там у нас времени осталось?

– Три с половиной минуты, – автоматически ответил Илья.

– Вот, если через три минуты не вернусь, не жди. Все быстро штопай и вали отсюда. Это приказ.

Илья даже не успел ничего ответить. Его друг, продолжавший говорить и спускаться по каменным уступам, уже влез в дыру по грудь.

– Слышь, – Егор поднял голову, – пару ниток распусти, а то тесновато.

– Ага, – Илья машинально провел рукой по ковру, и проход разъехался еще на метр.

– Жди, – махнул рукой ведьмак и прыгнул вниз.

У Ильи перехватило дыхание. Он увидел, что Егор не рухнул камнем в пропасть, а, планируя, спускается вниз. Илья вытер взмокший лоб и достал хронометр. Нет, все-таки его друг и здесь творит что-то со временем. Ну не может же секундная стрелка так медленно тащится от одного деления к другому.

– Успели?

Илья вздрогнул и обернулся. В дверях стоял широкоплечий мужчина лет сорока.

– А я подумал, не долетит моя синичка за подмогой, – продолжал грохотать незнакомец, – он чуть не наступил на домового и широкими шагами пошел к Илье.

– Стойте, вы кто? – Илья затормозил мужчину практически у провала. – Ты его видишь? – уточнил он у Ефимыча.

– Это отец Веры, – сказал домовой, – вот девчонка обрадуется.

– Значит, вы уже нашли дочь, – удовлетворенно кивнул мужчина. – Я вытащил ее из дома, а сам обратно. Простите, что не заметил, – ведьмак прищурился, стараясь разглядеть домового у двери. – Достали они меня чем-то. Все как в тумане.

– В розовом, – уточнил Илья.

– Точно, идиотский цвет, – мужчина наклонился поближе, пытаясь разглядеть собеседника, и нахмурился.

– Человек? Ты колдун что ли, помощник гадалки? – рука ведьмака угрожающе поднялась, пальцы сложились в горсть.

– Я друг Егора, он тоже ведьмак… – оправдываясь, сказал Илья, чувствуя, как от руки веет смертельным холодом.

– Да угомонись ты! – прокричал домовой и одна из подушек, подскочив с пола, врезалась в затылок полуслепого ведьмака. – Тебя видать не только ослепило, но и контузило.

– Это точно, – мужчина потер коротко стриженый затылок и опустил руку. – Я слегка не в себе. Слишком много их было. Дура-гадалка сюда десятков пять демонов приманила. Хорошо, что дыру почти заделали, – он прищурился снова и наклонился к самому проему. – Не торопись зашивать. Я за женой и сыном, – мужчина придвинулся, собираясь спуститься.

– Там уже Егор, он их вытащит, – сказал Илья.

– Слышь, человек, – ведьмак посмотрел на него слезящимися глазами, – у тебя семья есть?

Илья отошел в сторону, и широкоплечий мужчина прыгнул в пропасть.

Егор летел вниз, не забывая о том, что ему приходится притормаживать время. При этом он внимательно всматривался в расширяющиеся просторы провала, чтобы не проглядеть того, кто звал на помощь.

– Нет, это точно похоже на ступеньки, – задумчиво прошептал он, глядя на практически идеальные уступы, ведущие вниз. – И какого черта ему мерещится каменная лестница? Как он там сказал Илье – особенности восприятия. Но ведь и в джунглях ему показалось…

И тут Егор заметил, что метрах в пяти от него справа клубится серое пыльное облако. Такое невзрачное, что он едва не пролетел мимо. Ведьмак щелкнул пальцами, и очередное отпущенное на свободу мгновенье с тихим звоном присоединилось к бегу времени. Делать несколько дел сразу – вот то, что он точно научился в армии.

– Хреновая защита, – пробормотал ведьмак, продолжая вглядываться в облако, и прошептал заклинание, разгоняющее морок.

Заклинание оказалась верным. Егор увидел на ровной площадке уступа миловидную русоволосую женщину, отбивающуюся от десятка демонов. Она защищала мальчика лет двенадцати. Ребенок, впрочем, тоже не просто прятался за спиной у матери. Он четкими выверенными движениями формировал искрящийся звуковой тоннель, идущий наверх к рваным краям прорыва. Именно благодаря стараниям мальчишки Егор с Ильей услышали призыв о помощи.

Егор спланировал на край площадки, сбив по дороге парочку чубасей. Он успел заметить, что здесь забавные мультяшные существа уже обзавелись когтями и клыками приличных размеров. И это было неудивительно, твари почувствовали энергию, сочившуюся из располосованного бедра ведьмы. Женщина старалась по возможности не двигать ногой. Но, выскакивавшие словно из ниоткуда твари, заставляли ее поворачиваться в разные стороны, в попытке защитить сына. И каждый шаг женщины означал еще одно радужное пятно энергии на скалистой площадке.

– Ваша дочь спасена. – Егор спланировал на площадку слева от ведьмы – Егор. Спецназ, – представился он – справедливо полагая, что и его ведьма может принять за морок.

– Алла, – бросила она, – запуская очередным огненным шаром в парочку материализовавшихся чубасей.

Егор помог отбить очередную атаку тварей и обратил внимание на то, что женщина вот уже который раз отражает нападение левой рукой, прижимая к груди правую, видимо тоже раненную руку.

Он понял, что приземлился с верной стороны и несколькими направленными ударами смел еще с десяток чубасей.

– Не так быстро, – усмехнулась ведьма. – Это твари каждый раз удваивают свое число. Хорошо хоть частота появлений та же. Смотри-ка, – она нахмурилась, – Нет никого новенького. Интересно, отчего у них заминка вышла?

– Я держу время, – пояснил Егор. Он собрался сказать, что сейчас пора уходить. Он возьмет мальчика на себя. А уж ведьма такой силы как эта наверняка без труда доберется до верха сама даже с небольшой раной.

– Немедленно прекрати! – неожиданно зло крикнула Алла. – Мое личное время ты все равно изменить не можешь. А я хочу еще хотя бы раз увидеть мужа.

Егор вздрогнул и от неожиданности отпустил следующее мгновенье.

– Что это звенит? – мальчик отвлекся от поддержки информационного канала и посмотрел на ведьмака абсолютно спокойными синими глазами. Трудно было представить, что именно этот ребенок так жалобно умолял о помощи.

– Это упущенное время, – пояснил Егор.

Следующие несколько мгновений они были заняты тем, что отбивались от чубасей посыпавшихся как мелочь из дырявого кармана нищего. Егор понял, что Алла права. Если бить этих тварей залпами ведьмакам, долго здесь не продержаться. Но почему нельзя просто уйти?! Какого черта они здесь забыли?!

– Я не смогу уйти, – прошептала ведьма, отвечая на невысказанный вопрос, – и потом кто-то ведь должен зашить дыру с другой стороны. – Алла грустно улыбнулась, и до Егора дошло, что ведьма не просто прижимает к груди раненную руку, а зажимает рану в груди.

– Сейчас спустится муж, и ты заберешь сына, – продолжила она, бросив взгляд на мальчика, вернувшегося к работе, – он станет славным ведьмаком. Настоящим воином. – Алла переключилась на тварей, притаившихся за уступом, и сбила их в пропасть парой заклинаний.

– Странно, – добавила она. – Я знаю многих воинов из спецназа. А тебя не помню. Ты ведь под началом Марка служишь?

– Для вас я буду служить, в смысле в будущем… – Егор с трудом отбил атаку внезапно вывалившихся перед ним пяти чубасей. Сбившись в плотный клубок, они попытались сбить его с ног. Распаханный когтем одного из них армейский ботинок свидетельствовал том, что коготки у милых пушистиков совсем не игрушечные.

– Если муж не вернется, дыру с этой стороны будешь зашивать вместе с моим сыном, – ведьма пошатнулась, но удержалась на ногах, умудрившись очередным заклинанием сбросить в пропасть еще пяток монстров.

Егор восхитился: даже сейчас смертельно раненная, Алла дралась великолепно.

– Папа возвращается, – подал голос мальчик.

Миг и рядом с ним приземлился широкоплечий ведьмак.

– А ты, видимо, Егор, – кивнул он парню. – Все в порядке, любимая? – мужчина обнял жену и мощным заклинанием поставил заградительный силовой щит. – Теперь, когда я отнес дочь, самое время осмотреть твою рану. А потом заштопаем это безобразие и домой.

– Не трать зря силы, Павлуша. Мне уже не помочь. Но я рада, что дождалась тебя. – Алла убрала руку от груди и на землю сразу выплеснулась целая лужа энергии. – Штопать дыру здесь тебе придется одному. Но ты ведь знаешь: мы обязательно еще встретимся…

Яркая вспышка осветила площадку. Когда через секунду она погасла на месте где только что стояла ведьма осталась лишь горстка пепла.

Куча чубасей сбившихся за силовой преградой утробно завыла, сожалея о потерянной добыче.

Ведьмак повернулся к Егору. По его лицу текли слезы.

– Бери моего сына и наверх. У нас мало времени. О них не беспокойся, – он кивнул на монстров, – задержу, пока не подниметесь.

– Я с тобой, – синеглазый мальчик строго смотрел на отца.

– Ты не обычный Защитник как он, – ведьмак показал на Егора. – Ты настоящий Воин, родившийся в семье воинов. Поэтому, прежде всего, обязан выполнить свой долг. Мы обязаны заделать дыру. Я делаю это здесь – ты со стороны нашего мира. Ясно?

– Да, – кивнул мальчик, глотая слезы.

– Мы обязательно встретимся, – отец сделал шаг и погладил ребенка по голове. – Ты же знаешь – смерти нет. Наше племя всегда живет в одном из девяти миров. И когда будет праздник, мы свидимся.

– Как с бабушкой и дедушкой? – парнишка шмыгнул носом.

– Да, только теперь мы придем вчетвером: бабушка, дедушка, я и мама, – голос ведьмака дрогнул. – И присмотри за сестрой. Ты же у нас в семье старший. Пора, – ведьмак кивнул Егору.

Парень подхватил не сопротивляющегося ребенка и рванул наверх к спасительному дневному свету.

Широкоплечий Павел проводил их взглядом, пока мог разглядеть поврежденными глазами едва заметные силуэты. А потом повернулся к чубасям, безуспешно бьющимся о призрачное препятствие.

– В жизни не видел таких кретинов, – хмыкнул он и щелкнул пальцами.

Силовое поле свернулось, пакуя пушистых зубастиков в плотный кокон.

Еще один щелчок и они рухнули в пропасть.

– А я за вами, думаю, вы приведете меня к выходу, – пробормотал ведьмак, прыгая с площадки.

Следующая порция чубасей, вывалившаяся из пространства, растерянно осматривала абсолютно пустую площадку с маленькой горсточкой пепла на краю. Впрочем, замешкались они не на долго. Кто-то показал когтистой лапкой наверх, на сужающееся пространство пролома, и визжащая стая рванула ввысь.

Земля вздрогнула. Лиза и Вера Павловна покачнулись, с трудом удержавшись на ногах.

– Что это было? – спросила Лиза, для верности вцепившись в неожиданно притихшую и уже не бьющуюся в их спины калитку.

– Одно из двух: или провал увеличивается или сужается, – спокойно сказала повариха и поправила седой локон, выбившийся из прически.

– Как ты можешь быть такой… Такой… – Лиза тщетно пыталась подобрать нужное слово, – такой равнодушной.

– Послушай, сейчас от нашей выдержки много зависит, – повариха посмотрела в лицо женщины. – Я семь лет ждала, когда у меня появится возможность отомстить этим тварям. А теперь у меня есть даже не возможность, а реальный шанс спасти погибшую семью.

– А какого черта ты ждала эти семь лет? – Лиза почувствовала, что в ней закипает ярость. Нет, ну действительно. Эта тощая седая дура жила тут неподалеку, прекрасно зная, что рядом тикает мина замедленного действия. Хотя вполне могла вызвать подмогу из этих самых ведьмаков и давно уже решить проблему. И тогда ей, Лизе, не пришлось бы рисковать здоровьем будущего ребенка. Да и мужа она может потерять в этой странной передряге. И, кроме того, это все их дела. Этих колдунов, ведьмаков, знахарей. Ей здесь абсолютно нечего делать… Женщина нахмурилась, собираясь дать поварихе гневную отповедь.

– Вот ведь гаденыш, – ведьма сложила руку в кулак, затем разжала его и дунула в сторону куда-то Лизе за спину.

Раз дался визг. Затем хлопок. Молодая женщина не стала оборачиваться. Ей не хотелось видеть то, что осталось от столь близко подобравшегося чубася.

– Извини, ты хотела добавить что-то еще? – повариха спокойно смотрела на Лизу.

– Это ты меня извини, – пробормотала молодая женщина.

Гнев куда-то ушел и ей стало стыдно, что она так легко повелась на проделки подкравшегося пушистого чубася.

– Так вот, я не могу точно ответить на твой вопрос, – повариха запнулась, – когда отец вытащил меня из этого дома, я была без сознания. Потом долго приходила в себя. Они, – женщина кивнула на тройку шушукающихся тварей у крыльца дома, – Видимо серьезно меня оглушили. А потом я пыталась, поверь мне, – голос ее дрогнул. – Сто раз пыталась выбраться из этой чертовой деревни. Синиц послать не могла: папины и мамины исчезли, а моих у меня еще не было. Да и деревня как клещами в меня впилась. Как ты думаешь, почему я точно знаю расписание местных поездов и автобусов? Совсем не потому, что живу в соседней деревушке как сказала при найме. А потому что каждый вечер после работы и каждый выходной я ищу транспорт, которым могла бы отсюда уехать. И каждый раз, выходя из электрички, обнаруживаю, что снова приехала сюда.

– Но так не бывает… – растерянно сказала Лиза.

– Бывает, домовой объяснил, что я попала в кольцо времени. То есть то, что мы с тобой окажемся здесь и сейчас, было предопределено еще семь лет назад.

Лиза похолодела. Еще кольца времени ей не хватало. Неужели и она может так же застрять?! И никогда больше не увидит Илью. Никогда не сможет узнать кто у нее родится: мальчик или девочка… Лиза подавила рвущиеся наружу рыдания и прошептала:

– Посмотри, наверное, очередной чубась ко мне подобрался.

– Получи, гад! – выдохнула повариха и за спиной у Лизы снова раздался визг.

Вера Павловна строго посмотрела на двух исполнителей у крылечка и показала им фигу. Они заскулили, по-обезьяньи прикрывая головы руками.

– А ты молодец, как догадалась, то он за тобой?

– Обычно я не склонна к истерикам, – Лиза прислушалась к себе, – а тут, то в ярость впадаю, то плакать хочется.

– Ищут слабое место, – кивнула Вера Павловна, – а меня после того случая бабушка-травница заговорила. Повлиять они на меня не могут, но зато и чувствую я их не всегда. Потому, подруга, на тебя вся надежда. Ой, это же папа, – повариха замахала руками, глядя куда-то вверх. – Папочка! Я здесь!

Лиза закрутила головой пытаясь понять, почему женщина ищет своего отца где-то в небе.

– Поздно, он уже залетел в дом, – вздохнула Вера, – значит, уже отнес меня знахарке и вернулся сейчас к маме и брату. Я знаю, почему эта дыра не расползлась за семь лет, – неожиданно добавила она. – Мама, папа и брат остались там и зашили ее изнутри. Вот она и затянулась… почти. А потом еще местные домовые потихоньку подштопывали. Как ты думаешь, я права?

– Вполне возможно, – вежливо сказала Лиза.

Теперь ее охватило полнейшее равнодушие. Ну, какая действительно разница, что было с этими ведьмаками семь лет назад.

– Ты понимаешь, – повариха спешила выговориться. – Ты понимаешь, это может означать, что они живы. Все еще живы, но просто остались там с другой стороны.

Лиза зевнула, прикрывая рот рукой. Сейчас ей точно было наплевать и на ведьмаков, и на мужа с Егором зачем-то полезших в этот дурацкий дом. Что? Ей наплевать на Илью? Лиза почти перестала слушать оправдания поварихи. Она присела и скатала из липкого снега увесистый снежок и, резко обернувшись, запустила им в чубася, спрятавшегося в жидких кустах у ограды. К ее удивлению пушистик, подпрыгнув, легко поймал снежок и показал ей длинный розовый язык. Потом демонстративно вылез из-за куста и, сделав на задних лапках шаг к ней, подмигнул.

– Я люблю своего мужа, – четко практически по слогам произнесла женщина.

Чубась взвизгнул. Снежный ком разорвался у него в руках яркой вспышкой. Секунда и на месте где он стоял, осталась только зеленовато-бурая лужица на снегу.

– А еще говоря, что люди не владеют боевой магией, – спокойно произнесла Вера Павловна.

Лизе ее тон показался оскорбительным. Кто она вообще такая, чтобы ее воспитывать. Она повернулась к женщине.

– Я люблю своего мужа, – снова четко произнесла она и практически увидела, как сгусток розовой энергии понесся в сторону поварихи. В последнее мгновенье, повинуясь желанию Лизы, он чуть отклонился и врезался в довольную мордаху чубася, притаившегося за правым плечом ведьмы.

Раздался знакомый визг и хлопок.

– Слышала я, что любовь страшная сила, но чтобы до такой степени, – хмыкнула повариха и провела по волосам, стряхивая с них ошметки твари, – Но могла и предупредить, – она вытерла ладошкой забрызганное лицо.

– Извини, – Лиза поняла, что теперь она по-настоящему спокойна, поскольку может самостоятельно контролировать ситуацию, – Говоришь – это боевая магия? Всегда думала, что это сказки: даже когда про Егора узнала.

– Ты с этим поосторожней, – предупредила повариха. – В отличие от прирожденных ведьмаков люди могут черпать энергию только из себя. Сейчас ты очень сильна – потому что у тебя энергии на двоих. Но если будешь продолжать в том же духе…

– …то превращусь в злобную колдунью? – улыбнулась Лиза.

– Это совсем не смешно. Хозяйка этого дома, – повариха кивнула на особняк, дрожащий от повторяющихся ударов, как в нервном припадке, – тоже начинала с обычного целительства. Мечтала вылечить больную сестру. А превратилась в отмороженную дрянь, для которой главное – деньги. Докатилась до того, что с демонами общаться стала.

– То есть перепутала средство с целью, – кивнула Лиза. – Держи ее, – крикнула она поварихе, но та уже схватилась за калитку, стремящуюся отбросить женщин от ограды. Они не знали, сколько боролись ожившей деревяшкой, но внезапно калитка застыла. Видимо, вселившаяся в нее сила взяла короткую передышку.

– Что-то я проголодалась, – Лиза почувствовала, что неплохо бы перекусить, а еще лучше серьезно пообедать. Сколько они здесь стоят час? Два? Они ведь плотно поели, перед тем как сюда перебраться. Видимо, это нервы.

– Слушай, а ты с собой ничего не прихватила? – обратилась она к женщине – Печенье? Или хотя бы маленький сухарик?

Повариха закусила губу и озабоченно посмотрела в сторону продолжавшего трястись дома.

– Не очень поняла твою последнюю фразу о средствах и цели, – сказала она, чтобы отвлечь Лизу от мыслей о еде.

– Все просто, – женщина пожала плечами. Деньги нужны не сами по себе, а чтобы работать на достижение других целей. Я, например, регулярно отправляю взносы на содержание одного биосферного заповедника. Там живут редкие животные. Заповедник надо охранять. Платить егерям зарплату. Ну и так далее. Недавно проект один разработала. Надеюсь, что мой отец его одобрит и проект принесет прибыль. Тогда я получу хороший процент от реализации и смогу направить очередной взнос в заповедник.

– Ясно, – повариха в очередной раз посмотрела на припадочный дом. – Слушай. Ждем еще минуту, и если они не выходят, я иду туда. А ты здесь и сама справишься.

– Никуда ты не пойдешь, – Лиза взяла женщину за руку. – Егор сказал: мы должны быть здесь и вместе.

– Ты не понимаешь, – прошипела Вера, – я могу их спасти. Я…

– Теперь он зацепил тебя… – сказала Лиза, – Кажется, до них дошло, что со мной не так просто справится.

– Меня заговорили, – фыркнула Вера, – если думаешь, что меня подбивает чубась, то я уже тебе объясняла… и потом их было четверо… это я хорошо помню и мы их всех уже уничтожили…

– Он за печной трубой, на крыше… – спокойно сказала Лиза. – Подожди, я сейчас, соберусь с силами. Если бы я не была так голодна…

– Я сама, – Вера нахмурилась, понимая, что ловкой твари удалось ее провести. Она сложила пальцы. Раздался щелчок и визжащий чубась скатился с крыши. Следом за ним на укрытую снегом клумбу посыпались какие-то черные комочки.

– Это что, мертвые птицы? – удивилась Лиза.

– Синицы, – выдохнула Вера. – Отец говорил, что все будет хорошо. Он считал, что для ликвидации обычного прорыва вполне достаточно четырех воинов. А мы с братом вполне взрослые и это же не первое боевое крещение. А если, – повариха запнулась, – если что-то случится, то помощь всегда приведут синицы. Десять синиц у папы. Пятнадцать у мамы. Отец говорил, они в случае чего всю округу на ноги поднимут. Надо только не торопиться. Одна синица в пять минут. Одна синица… – женщина захлебнулась рыданиями. – Ненавижу! Твари! – Вера подняла руки, бормоча заклинания, и шквал огня накрыл крышу.

На глазах у изумленной Лизы с нее посыпались прятавшиеся до этого, а теперь покалеченные или просто обожженные чубаси. Их было много. Слишком много, и далеко не все они были мертвы.

– Немедленно остановись! – Лиза ухватила повариху за руку.

Крыша дома пылала. Женщина в ужасе представила, что может произойти с Ильей, находящимся в доме, – Что ты наделала?!

– Помни, мы стоим у калитки и внутрь не заходим, – прошептала, приходя в себя, повариха. Теперь уже она вцепилась мертвой хваткой в руку молодой женщины.

Но она могла этого и не делать. К дому все равно дороги не было. Потому что на снегу перед ним теперь сидело не меньше двух десятков чубасей. И сейчас твари совсем не напоминали милых пушистиков. Они походили скорее на когтистых и зубастых существ из самых жутких ночных кошмаров.

Егору оставалось долететь до спасительного проема, ведущего в спальню дома гадалки, буквально десять метров. Он слышал вой чубасей кинувшихся их преследовать и понял, что оглушенный и полуслепой Павел ушел с уступа слишком рано. Это было бы не страшно, если бы Егор летел один. Но на руках у него находился достаточно тяжелый двенадцатилетний парнишка. И эти десять метров при бешеной скорости гнавшихся за ними тварей они ни за что не успеют преодолеть вдвоем.

– Дальше сам, – Егор посмотрел в голубые глаза мальчика. – И не спорь. Это приказ старшего.

Парнишка растерянно глянул вверх и послушно отпустил руку Егора. Затем он кругами стал подниматься вверх. Медленно, но все-таки подниматься.

– Молодец, – подбодрил его ведьмак. Он буквально кожей чувствовал, с каким трудом ребенок продирается к свету. – У тебя все получится.

Парнишка на мгновенье остановился.

– Сила, – сказал он, – меня зовут Сила. В честь деда. Я рад был встретиться с тобой.

– А меня Егор. Я тоже рад. – Егор усмехнулся и, сосредоточившись, отправил сгусток энергии ускоривший полет ребенка. – Ох уж эти мне воины с их ритуальными прощаниями, – подумал он, концентрируясь на подлетавших чубасях.

Ведьмак как мог затормозил время. Работа-работой, но он, в конце концов, не самоубийца, а потому должен оставить себе шанс на спасение. Егор спокойно и методично бил заклятиями по подлетавшим тварям, отмахивался от создаваемых ими соблазнительных образов и одновременно просчитывал ситуацию. Расчеты оказались верны. К тому времени как ему удалось перебить большую часть атаковавших его существ, проход над ним начал уменьшаться.

– Молодец Илья, – подумал Егор, прекрасно осознавая, каково сейчас наверху другу. – А вот мне домой, похоже, путь заказан.

Чубаси жалобно завизжали и кинулись в новую атаку.

– Вот придурки, – процедил Егор и бросил прощальный взгляд наверх. Затем он собрался с силами и стрелой вонзился в толпу нападавших. Пролетел ее насквозь, расшвыривая растерявшихся тварей, и стал спускаться ниже, еще ниже. Он слишком хорошо знал, что сейчас произойдет.

Растерявшиеся чубаси завизжали, теперь уже от радости. Путь наверх был открыт. И пусть полоса света, ведущая в другой мир, быстро сужалась. Твари были уверены, что успеют проскочить.

Вот полоска стала уже тонким лучиком и, несущийся самым первым пушистик взвился вверх, просовывая голову в ускользающий мир. Его плечики застряли в неожиданно твердой горной породе. Он отчаянно заскреб лапками, понимая, что они наливаются каменной тяжестью. Пятнадцать чубасей бились головами, вгрызались в нарастающую рядом с их товарищем скальную породу.

И тут окружающее пространство тряхнуло. Скалы пришли в движение, замуровывая пространство метр за метром. Растерявшиеся твари не были готовы к такому повороту событий. Они метались из в стороны в сторону пытаясь когтистыми лапками раздвинуть надвигающиеся камни. И в результате сходящиеся уступы впечатывали их друг в друга.

Егор слышал жалкий визг и продолжал с максимально возможной скоростью спускаться вниз. Вот он уже пролетел уступ, на котором вела последний бой русоволосая ведьма. Вот спустился еще метров на двадцать ниже. Но грохочущая волна сдвигающихся скальных пород преследовала его по пятам. И самое главное он понял, что грохочет уже не только позади него. Но и впереди. Это могло означать одно. Отец Веры – ведьмак-воин Павел добрался до второго выхода, и ему удалось запечатать проход и с другой стороны.

Егор завис в воздухе, максимально растягивая оставшиеся ему мгновенья. Умирать точно не хотелось. Даже выкидывая мальчика ведьмака наверх, чтобы оставшись затормозить погоню, он не думал о том, что погибнет так глупо, придавленный разбушевавшимися недрами земли. Земли? Егор запнулся об это слово и не заметил, как отпустил очередное мгновенье. Теперь у него осталось только три мига. Зажатые в ладони они извивались, требуя, чтобы их отпустили на свободу.

– Здесь нет никакой земли, – Егор произнес фразу вслух, и ему как никогда понравился звук собственного голоса. – Помни, это лишь мои особенности восприятия. И что? Что тогда вокруг? Проход между двумя мирами. И сейчас… сейчас… – Егор запнулся, осознавая что пространство рядом с ним начинает меняться.

Упорный миг извернулся и выскользнул с тихим звоном из сжатой ладони ведьмака.

– Это особенности восприятия. А вокруг меня только силовые поля, – прошептал Егор и разжал ладонь, отпуская время на волю.

Мир вокруг бушевал яркими всполохами. Казалось, ведьмак попал в самую сердцевину полярного сияния. Егор отклонился в сторону, уклоняясь от силового потока стремящегося соединиться в единое целое с таким же вихрем, тянущимся к нему сверху. Впрочем, определить в этой буре красок где верх, а где низ затруднился бы даже самый знающий ведьмак. Ясно было одно. Порванная чубасями перемычка между мирами восстанавливается. И стоять на пути у этой силы было бы верхом безрассудства.

Но ведьмак и не собирался этого делать. Ловко лавируя между силовыми потоками, он двигался в поисках более менее спокойного места, где восстановление уже завершено. Такое место требовалось ему для того, чтобы собраться с мыслями и решить, что делать дальше. Егору еще не приходилось зависать между мирами. Хотя он слышал от Марка рассказ о воине, который несколько тысяч лет бродил в силовых потоках, воюя с демонами. Это было что-то среднее между героической легендой и детской сказкой.

Егор невольно поежился и рванул в сиреневатое пространство между искрящейся сеткой силовых линий. Кажется, здесь можно было передохнуть. По крайней мере, этот кусок не пересекали молниями бесконечно соединяющиеся потоки энергии.

– Итак, – подумал Егор, останавливаясь в гостеприимном сиреневатом облаке, – тысячелетия он здесь шляться точно не собирается. Значит, самое время обратиться за помощью, которая была ему обещана, – он вздохнул и полез в нагрудный карман рубашки. Достал оттуда крошечную гнилушку и положил на раскрытую ладонь.

Мгновенья тянулись целую вечность.

– Вот так, когда не надо и время, вроде, не тормозишь, а оно само тянется как кисель, – пробормотал Егор.

Ему порядком надоело пялиться на гнилушку, и он переделал ее в керосиновую лампу. Затем, превратил в мерцающий ночник и уже собрался переделать в миниатюрную копию маяка, как услышал легкие шаги.

– Совсем очумел? – поприветствовала его Стела. – Ты фонтанируешь энергией на всю округу. Хочешь, чтобы чубаси сюда сбежались?

– И я рад тебя видеть, – Егор спрятал гнилушку обратно в карман. Потом посмотрел на девушку, выглядевшую, прямо скажем, странновато. С одной стороны перед ним стояла прежняя очаровательная хрупкая Стела. Русые волосы красивой волной ниспадали на грудь девушки, прекрасно сочетаясь с платьем кремового цвета из непонятного материала похожего на чешую. С другой стороны, за спиной у подруги виднелись приличного размера кожистые крылья.

– Скажи, ты знала, что все так произойдет, когда давала мне гнилушку?

– Предполагала, что ты отправишься замуровывать проход с нашей стороны, и тебе понадобится помощь, чтобы вернуться домой, – пожала плечами Стела. – Но то что ты попадешь в систему лабиринтов и выживешь…Это, думаю, просчитать невозможно…Собственно, поэтому и задержалась. Пришлось искать карту.

– Лабиринтов? – нахмурился Егор.

Девушка полезла в карман на платье и вытащила тонкий мобильный. Я загрузила здесь карту. Надеюсь, у тебя хватит энергии, чтобы поддерживать телефон в рабочем состоянии.

– С энергией у меня все в порядке, – буркнул Егор, протягивая руку.

Он отчаянно отводил глаза от Стелы. Уж слишком хорошо она выглядела, несмотря на отвратительные крылья. А он прекрасно помнил про их договор остаться только друзьями.

– Кстати, как тебе в голову пришло приспособить для карты человеческое устройство. Да и энергию опять-таки тратишь… – он запнулся, понимая, что оскорбляет Стелу, приравнивая ее к вечно голодным исполнителями желаний.

– Ну, в отличие от них я все-таки наполовину человек и ведьма. Так что по сравнению с чубасями… – Стела сделала паузу, – я просто роскошно богата энергией.

– Ты читаешь мои мысли? – поразился Егор.

– Да они у тебя на лице написаны, – рассмеялась она, и ледок недоверия, остававшийся между ними растаял без следа.

– Ну, дурак, – самокритично усмехнулся Егор, – прости недотепу.

– Егорушка, – Стела сделал шаг к нему. – Пожалуйста, будь осторожен. По лабиринту ты придешь в свой мир. Вот это – поможет попасть тебе домой. Она протянула ему кинжал в простой оправе.

– Это то, что я думаю? – Егор бережно взял оружие. – Где ты добыла такую редкость.

– Получила в уплату за услугу. Я в новом мире очень уважаемая ведьма, а не несчастная девчонка, которой никогда ничего нельзя.

– Ты сердишься на меня? – Егор поймал взгляд темно-зеленых глаз Стелы.

– Я не сержусь, – она закусила губу, – но ты должен был меня остановить. Если любил.

– Я просто не успел… – он сделал шаг, придвинувшись к девушке вплотную.

– Сейчас не время и не место, – нахмурилась Стела. – Теперь посмотри на это пространство моими глазами – иначе не сможешь воспользоваться картой, – она протянула ему руку.

Ведьмак взял прохладную ладошку и осмотрелся. Они находились в большой пещере, которую кто-то постарался привести в порядок, но едва ли преуспел в этом. Грубо обтесанные стены. Чадящие светильники под потолком.

– Егорушка, – Стела нежно, но настойчиво отобрала руку. – Теперь, когда разобрался – торопись. И хозяина лабиринта, если встретишь, не пугайся. Он, конечно, не ангел, но и не минотавр.

– Стела, у нас достаточно времени, чтобы поговорить. Или я чего-то не знаю?

– Тебя и меня подставили, Егор, – серьезно сказала ведьма. – Я почти разобралась с этим. Но давай не будем давать им шанса. Выбирайся отсюда, а я вернусь. Потом я тебя найду и все обсудим.

– Ты в опасности? – напрягся Егор.

– Я нет, а вот ты – точно. Так что поторапливайся. – Стела всунула ему в руку мобильник и, встав на цыпочки, неожиданно чмокнула в щеку. – Ну, пожалуйста, не стой столбом. Иди.

Егор вздохнул, посмотрел на карту на мобильнике и шагнул в проход, ведущий из зала.

 Глава 4 
Этот зал можно было бы назвать даже красивым. Каменные стены, покрытые кружевом узоров. Полы, выложенные причудливой мозаикой и громадные витражные окна из цветного стекла. Вот только потолок украшенный барельефами голов уродливых созданий не добавлял атмосфере зала оптимизма. Казалось, что злобные твари готовы прыгнуть на любого, и только ждут удобной минуты чтобы, исполнить задуманное. Впечатление усиливали тени от огня, зажженного в дальнем углу в камине. Рядом в роскошном кресле удобно устроился темноволосый человек. Он протягивал озябшие руки к огню, явно наслаждаясь теплом.

Боковая стена зала дрогнула и неторопливо отъехала в сторону. В открывшийся широкий проем вошла нежить и застыла, глядя на человека у камина.

– Не стоит удивляться, – темноволосый молодой мужчина с улыбкой повернулся к гостю. – Иногда мне хочется побыть самим собой. Знаешь масса приятных воспоминаний и все такое.

Нежить безмолвно хлопнула лягушачьими глазами и сложила крылья за спиной.

– Ну, хватит лирики, – темноволосый симпатичный мужчина встал с кресла, – Я надеюсь все сделано?

– Да, – нежить склонила голову, подтверждая исполнение приказа.

– Значит, кинжал уже у него, – человек довольно потер руки и улыбнулся собственным мыслям. – Славно, очень славно, – прошептал он.

– Господин хотел поохотиться, – проскрипело создание у стены.

– Да, верно, – мужчина сделал шаг к нежити. Потом, вспомнив о чем-то, повернулся к камину и хлопнул в ладоши. Огонь опал пожухлым осенним листом за решеткой и затих в горстке золы.

Человек у камина пробормотал заклинание и обхватил себя за шею. Нежить прищурилась. Ей чертовски не нравились эти превращения. Столько энергии, столько силы, столько еды впустую.

Существо, возникшее у кресла вместо мужчины, довольно захлопало громадными темными крыльями, покрытыми клочковатым буро-зеленым мехом. Подняло лапы, пробуя отточенность когтей, как хороший воин проверят перед боем оружие. Затем повернуло голову к нежити. Складчатая безглазая морда преображенной твари выглядела на редкость отвратительно. Впрочем, в этом мире кромешник был если не самым красивым, то по крайне мере самым сильным существом. И нежить снова склонила голову, признавая его власть.

– Я очень проголодался, – просипел кромешник и, расправив крылья, вылетел в проем. Нежить последовала за ним.

Егор сделал первый шаг в тоннеле и, не выдержав, обернулся. Как и следовало ожидать, Стела уже исчезла. Ведьмак сверился с картой на айфоне и пошел вперед. Судя по карте, ему предстояло пойти не так уже много. Правда, электронное устройство не могло ему помочь, показав точное местонахождение. – Я немножко не в сети, – хмыкнул Егор, улыбнувшись мыслям. Но и просто карта в данном случае стала настоящей палочкой выручалочкой. По его примерным подсчетам пройти по подземным лабиринтам осталось около километра. Он уверенно шагал по просторным тоннелям, когда непонятный шум заставил остановиться на очередном перекрестке.

Строго говоря, это был не совсем перекресток. Тоннель, по которому Егору надо было двигаться, шел прямо и вверх. А боковой проход, находящийся чуть впереди, просто упирался в коридор, где находился ведьмак.

Егор остановился как раз вовремя. Прямо перед ним из бокового прохода появилось что-то больше всего напоминающего громадного червяка. Существо повернуло голову плавно переходящую в туловище в сторону ведьмака и зашипело.

– Точно не ангел, – прошептал Егор, нащупывая кинжал. Перед ним маячила громадная пасть чудовища. – Рад познакомится, Егор. Ведьмак. Я здесь не надолго, – представился он, на всякий случай соблюдая приличия.

– Спш – с —иди, – прошипел гигантский червяк. Шесть газ на его голове одновременно моргнули.

– С удовольствием прошел бы мимо, но мне в ту сторону, – парень махнул рукой, показывая тоннель, перекрытый туловищем червяка. Егор уже понял, что немедленного нападения не последует. Поэтому, почему бы не постоять не поболтать. Может и получится договориться.

Червяк отчетливо икнул. Затем отвернулся от Егора и плюнул чем-то черно-тягучим на стену перед собой. Скальная порода пошла пузырями. Существо разинуло пасть и с удовольствием вгрызлось в размякшие камни. Кольцеобразные мышцы заработали на туловище, и монстр стал уверенно пробивать очередной ход в лабиринте. Прошло несколько минут, прежде чем громадное тело полностью скрылось в только что проложенном ходе. Но Егор подождал еще пару секунд и только затем продолжил путь.

– Не ангел, конечно, но и не минотавр, – повторил он слова Стелы, гоня от себя мысль о том, что было бы, если бы червяк плюнул не на скалу, а в него.

– Просто я для него невкусный, – сделал вывод Егор, окончательно успокаиваясь, – кто– то любит отбивные, кто-то питается энергией. А этот червячок обожает грызть камушки. Хотя с другой стороны, если предположить, что пространство вокруг все-таки энергия… – Егор окончательно запутался в размышлениях и отложил их в сторону как заумную книжку.

Сейчас не время философствовать. Судя по карте, он уже должен быть у цели. И что? Никаких признаков выхода. Даже намека на то, где находится его мир. Тоннель в лабиринте продолжается. Рядом с ним очередной перекресток. И куда спрашивается вонзать кинжал? Где грызть дырку в пространстве? Он не местный червяк-мутант, у него энергии хватит от силы на пару ударов.

Егор обреченно уселся на камни и нахмурился. Он не должен сдаваться, находясь так близко у цели. Не должен. Выход всегда есть. И тут до ведьмака донеслись обрывки разговора.

– Ты не имел права этого делать! Он мой друг, – этот знакомый голос явно принадлежал Илье.

– Воин должен выполнять приказ, – отчеканил второй голос. Он так же был смутно знаком. Ну, кончено же, Это Сила, парнишка, которого он спас.

– Ну, поругайтесь еще немного, – Егор затаил дыхание, стараясь точно определить, откуда идет шум и достал кинжал.

– Знаешь, где я видел твои приказы?! – крикнул Илья и следом раздался грохот удара. Похоже его друг, спеша на помощь, всерьез намеревался пробить дыру в другой мир подручными средствами вроде стула.

Егор улыбнулся и занес кинжал для удара.

Илья всматривался в провал. Егор уже давно скрылся из виду. Хронометр в руке еле двигал секундной стрелкой. Впрочем, Илья уже четко решил для себя, что он сделает, если друг задержится внизу. Он даже успел переброситься парой слов с домовым и убедился, что дед на его стороне и поможет подержать дыру еще несколько мгновений.

– Только ведь бездонная она, – вздохнул домовой.

– Ты слово дал помочь, – нахмурился Илья.

– Дал, дал, – закивал головой мужичок.

– Он возвращается! – радостно крикнул Илья. Он сам не ожидал от себя такой бури эмоций, когда увидел, что кто-то летит, постепенно приближаясь к верхней части пролома.

– Ты иголку-то приготовь, – напрягся домовой. Чую я не один он прибывает. Погоня за ним.

– Уже, – ответил Илья и тут из проема выскочил мальчишка лет двенадцати.

– Я Сила, брат Веры, – только и успел выпалить он, когда следующим на свет стал вылезать уродливый чубасенок.

– А ты куда? – Илья автоматически стукнул пришельца по голове, загоняя его в дыру обратно по плечи.

– Запечатать, – крикнул мальчишка, добавляя еще несколько слов на тарабарском языке.

Илья застыл, глядя на окаменевшего на глазах чубасенка. Дыра в полу мгновенно сузилась, возвращая в комнату остатки ковра. Еще секунда и она сошла на нет, переходя от ковра в каменное подножие бюста демона.

– А Егор? – растерянно сказал Илья. Он покраснел, гневно глядя на мальчишку.

– У меня был приказ. Вход надо запечатать, – мрачно сказал мальчик и плюхнулся на ближайший пуфик. Было видно, что он практически без сил. – Хорошо еще дыра маленькой оказалась. А то не знаю, хватило бы у меня энергии…

– Ты, придурок, – Илья сделал шаг к парнишке, – ты хоть понимаешь, что там остался Егор?!

– А еще там остался мой папа, – сказал Сила, – но я воин и должен был исполнить приказ.

– Ты не имел права этого делать! Он мой друг, – закричал Илья, борясь с желание вытрясти душу из картинно спокойного пацана.

– Воин должен выполнять приказ, – заученно произнес юный ведьмак слегка дрожащими губами.

– Знаешь, где я видел твои приказы?! – крикнул Илья и, схватив стоящий рядом антикварный столик на изогнутых ножках, грохнул им по застывшему в камне чубасю.

Столик рассыпался щепками, не причинив никакого вреда скульптуре.

– Ты не понимаешь… – крикнул мальчишка, – под угрозой была жизнь всех, кто населяет это измерение!

– Это ты не понимаешь! – взвился Илья, оглядывая комнату в поисках чего-нибудь потяжелее. – Я друга там не оставлю!

– А ну цыц, – громкий голос домового перебил спорщиков, что, впрочем, не помешал Илье ухватиться за безобразную уменьшенную копию античной скульптуры у роскошной кровати. Парень с трудом оторвал ее от пола и целенаправленно двинулся к каменному чубасю.

И тут из пушистого ковра показалась рука с кинжалом. Илья моргнул. Рука исчезла. Он хотел что-то произнести, и тут рука появилась вновь, распарывая дорогую вещь. Следом возникла голова Егора. Он удивленно посмотрел на Илью со статуэткой в руках.

– Надеюсь, это не для меня, – хмыкнул ведьмак, проталкивая в узкое отверстие плечи.

– Для тебя, кретин, – Илья отбросил статуэтку и кинулся к другу на помощь.

Он помог ему выбраться и сразу же достал иголку, заштопывая отверстие в полу.

– А теперь уходим. – Егор бросил взгляд на мальчика на пуфике. – Сила, сам идти сможешь?

– Да, – парнишка поднялся на ноги. Ребенка качнуло. Но никто не заметил этого, потому что очередной судорожный припадок сотряс весь дом.

– Быстрее, – Егор подтолкнул Илью к выходу, пропустил вперед юного воина и остановился рядом с домовым.

– Помочь? – заботливо сказал он, глядя на посиневшие от напряжения руки дядьки упирающегося в дверь.

– Не такой я дурень, чтоб от доброй помощи оказаться, – кивнул тот.

Егор поплевал на ладони и бережно отвел сначала одну, а потом вторую руку домового от двери. О том, что эти простые движения дались не так легко, заметно было лишь по вздувшимся венам на лбу у ведьмака.

– Спасибочки, спас старика, – домовой собрался поклониться ведьмаку в пояс, но Егор перехватил его, бережно поднимая на руки.

– Ты не волнуйся дед. Здесь не оставлю.

Отпущенная на свободу дверь дернулась пару раз, словно проверяя свои ощущения, а потом захлопнулась как пасть голодного зверя.

– А запечатать? – юный воин Сила посмотрел на Егора бережно несущего обессиленного домового и, вернувшись к двери, что-то забормотал.

– Поторапливайся перестраховщик, – пробурчал Егор.

– Все надо делать по правилам, – прошептал мальчик, без сил садясь на дрожащие ступеньки лестницы.

– Илья помоги, – крикнул ведьмак другу уже практически спустившемуся с лестницы.

Человек бросил взгляд на теряющего сознание парнишку и в несколько прыжков вернулся назад. Он перебросил мальчишку через плечо и снова поспешил вниз, догоняя Егора.

– Ты, Федька, сам от двери оторвешься? – спросил ведьмак, проходя входную дверь.

– Федя молод, да умен, и не по годам силен, – гордо сказал домовой, пропуская Илью с парнишкой. Только после этого он начал освобождать руки из плена.

Домовой быстро понял суть происходящего. Оказалось, что теперь это не он держит дверь, а она вцепилась в него, не давая отодрать широкие ладони от невыносимо липкой поверхности.

– Федя силен, силен, – шептал домовой, высвобождая правую руку. Левая никак не хотела отдираться от двери.

Егор отнес дядьку Ефимыча на дорожку метрах в пяти от дома, оставил рядом с ним Илью и приходящего в себя парнишку-воина. Он успел вернуться как раз вовремя, чтобы вставить ногу в небольшой проем, оставшийся от широкого дверного прохода. Увлекшийся высвобождением рук Федька и не заметил, как дверь потихонечку затолкала его в дом.

– А теперь ко мне, – Егор всунул в щель руку и дернул домового за шиворот. Затрещали швы на куртке, но заговоренная, как обычно, домовым одежда выдержала натиск.

Егор и Федя кубарем полетели на заснеженные клумбы. Разозленная дверь хлопнула так, что на первом этаже в окнах полопались стекла.

– А эта красота у Феди навсегда? – ничуть не потерявший присутствия духа домовенок внимательно рассматривал кусок деревянной обшивки, прилипший к левой ладони.

– Время вышло, – крикнул Илья, глянувший на хронометр.

Дом судорожно вздрогнул очередной раз и стал с шипением оплывать, как подтаявшее мороженное.

– Он валится в другой мир, – крикнул Егор. – Надо уходить как можно дальше.

Илья взял под мышки Силу, опять начавшего шептать какие-то заклинания. Егор встряхнул Федьку, приводя его в чувство, и подбежал ко второму домовому, бездвижно лежащему на снегу. Ведьмак подхватил дядьку на руки, и друзья поспешили к спасительно открытой калитке, у которой виднелись две женские фигуры.

Лиза и Вера Павловна смотрели на группу из двадцати чубасей подбиравшихся к ним мелкими шажками.

– Держи калитку, – приказала повариха и, сложив ладошки лодочкой, стала что-то в них нашептывать. Она дунула, и легкое серое облачко маревом опустилось на тварей. Раздался визг. Послышались хлопки. Когда облачко осело на землю, существу уже было вполовину меньше. Но оставшиеся в живых продолжали упрямо двигаться вперед. Шли они медленно, будто брели против сильного ветра. Тем не менее, неумолимо приближались к забору.

– Вот это да! – восхищенно выдохнула Лиза. – Чего ж ты раньше так не делала?

– Много энергии надо, – пояснила Вера и, нахмурившись, снова сложила ладошки. – Следующее облачко снова переполовинило жуткое войско.

Но пережившим атаку и изрядно потрепанным тварям до калитки осталось не более пяти шагов.

– Останови их! – потребовала вцепившаяся в калитку Лиза. Она едва сдерживала напор сбесившейся деревяшки, похоже, ощущавшей приближение подмоги.

– А вот это здравая мысль, – повариха развела ладошки, смахнув пот со лба. – Как там отец учил? Что-то не дорабатываю я с силовым заграждением, – забормотала она.

Чубаси с трудом сделали еще шаг и уперлись в невидимую стену.

– Как вам не стыдно! Пустите нас. Пожалуйста, – неожиданно заскулил один из них. Он с несчастным видом присел на снег и горько заплакал.

– Что вам жалко? Здесь же всего полно. А мы дома с голоду помираем, – сказал второй, роняя из мультяшных глаз крупные слезы.

Лиза застыла от удивления, но взбрыкнувшая калитка быстро привела ее в чувство.

– Не слушай их, – прошептала повариха и ухватилась за калитку. Правда сделала она это не для того чтобы ее удержать, а чтобы не упасть самой. Под глазами женщины залегли темные круги. Странно, что сама при этом она казалась помолодевшей лет на десять. – Не позволяй замкнуть круг. Я на защиту почти полностью выложилась. Сюда они не дойдут. Но толку от меня теперь никакого, – добавила она.

– Миленькие мои! Как хорошо, что я вас встретила, – раздался голос.

Лиза и Вера вздрогнули и машинально повернулись. На дороге за ними стояла невесть откуда появившаяся старушка в строгом черном платке и таком же длинном пальто.

– Иду я от станции, а вокруг ни души. Будто вымерли все. И подруга меня не встретила. Улицу Майскую ищу. Дом три. Не подскажете?

– Извините, мы не местные, – вежливо ответила Лиза.

– Вот ведь досада какая, – вздохнула бабка. – Ну ладно. Пойду тогда, у кого другого спрошу.

Она с тяжелым вздохом перебралась через сугроб, переходя с дороги на тротуар и вдруг неловко споткнувшись, растянулась на снегу.

– Я вам помогу, – Лиза уже сделала шаг к бабке, когда повариха поймала ее за руку.

– Следы, – прошептала обессиленная Вера Павловна.

Лиза нахмурилась и шагнула назад. Только сейчас она обратила внимание, что старушка действительно появилась из ниоткуда. Следы в снегу вели только от дороги к тротуару. Но как бабушка оказалась посередине дороге? Не иначе как ее ветром принесло.

– Ты хоть и ведьма, а передо мной колдуньей полное ничтожество, – старушка бодро поднялась с коленок и, усмехаясь, посмотрела на повариху. – Зачем деток моих обижаете?

Чубасята за забором заголосили еще громче.

– Да и калитку нараспашку негоже держать, – с угрозой в голосе сказала бабка, надвигаясь на них. – А ты, милая, о ребенке подумай, прежде чем глупости делать, – теперь она обращалась уже к Лизе. – А вдруг уродцем каким родится? Всю жизнь корить себя будешь. Мне для того только и надо что пару слов заветных сказать.

Лиза побледнела и, отпустив калитку, инстинктивно прикрыла живот руками. Калитка радостно дернулась и стукнула ее по спине. Висящая на деревяшке повариха не могла уже одна ее удержать.

– Пошла вон, – прошептала Вера Павловна. Снег вихрем взметнулся перед бабкой. Повариха истратила на заклинание последние силы и беспомощно опустилась на утоптанный наст у калитки.

– Все равно из бури выйду. Вас найду и заживо съем, – бушевала бабка, похоже, заблудившаяся в скромном полутораметровом вихре кружившимся вокруг нее.

– Продержись еще чуть-чуть, – попросила Вера перепуганную Лизу. – Время истекает. Скоро наши уже выйдут.

Женщина посмотрела на повариху, которая теперь выглядела смертельно уставшей девушкой лет двадцати и вцепилась в калитку двумя руками.

Земля под ногами снова закачалась. Дом захлопал ставнями. С крыши посыпалась обгоревшая черепица. Продолжавшая ругаться старушка оказалась достаточно сильной для того, чтобы разбить плотный вихрь на отдельные снежинки. Лиза уже видела ее силуэт. Еще немного и старая колдунья выберется наружу.

– Пип, – пропищал перепел, выбираясь из сугроба у дороги.

– А он здесь откуда? – удивилась Вера Павловна.

– Не знаю, я его дома отставила, – сказала Лиза.

– Пип! – птичка посеменила к хозяйке и оказалась у ее ног в тот момент, когда разозленная старуха расправилась с последней снежинкой.

– А вот теперь девицы вы напросились, – злобно крикнула бабка и замахнулась рукой, собираясь швырнуть в них проклятье.

– Пип! – перепел взлетел и клюнул вредную старуху в лоб.

То ли сила удара была велика, что представляя размеры птички, казалось странным, то ли от неожиданного нападения, но вредная бабка шлепнулась на пятую точку, подавившись собственным заклятьем.

Перепел пискнул еще раз и вернулся к ногам хозяйки.

– Ты не в курсе, из какого измерения Егор вытащил эту боевую птицу? – поинтересовалась удивленная Вера.

Лиза не успела ответить. Потому что от небольшого домика на противоположной стороне улицы к ним, прихрамывая, спешила бабушка лет шестидесяти. Она не просто торопилась, а размахивала клюкой и ругалась такими словами, что Лиза покраснела до корней волос.

– Баба Нюра, – прошептала повариха. – Лизок, ты бы присела. Калитку и сидя держать можно.

Лиза беспрекословно бухнулась на наст рядом с Верой. И сделала она это вовремя.

Над ними всполохом пронеслось заклинание посланное бабой Нюрой и отбитое уже оклемавшейся после атаки перепела колдуньей. Проклятье рикошетом упало на забор. Тот полыхнул сине зеленым огнем и, странно оплавившись, ушел в землю.

– Я так смотрю, за последние два года ты не только от паралича оправилась, но и научилась коей чему, сестричка, – процедила бабка в черном и изрыгнула проклятие.

Баба Нюра отбила его клюкой. Злое послание врезалось в дорогу, поднимая взрывом облако из снега, обломков асфальта и горстей мерзлой земли.

– Твоими молитвами, сестричка, – крикнула знахарка, приправив ответ очередной порцией отборных ругательств.

Колдунья поморщилась как от зубной боли и кинулась в атаку.

– Теперь нам главное не попасть под перекрестный огонь, – Вера обняла Лизу за плечи и притянула поближе. – Ты не бойся. Я сейчас с силами соберусь, и щит перед тобой поставлю. Чтоб случайно рикошетом не достало, – прошептала она.

Лиза глянула на Веру. От поварихи остались одни глаза. Она стала еще худее. Седые локоны, обычно уложенные в высокую прическу, теперь разметались по плечам, приобретя какой-то буроватый оттенок. Повариха выглядела почти подростком.

– Прекрати, – Лиза поняла, что еще немного и ведьма просто умрет, растратив последние силы на ее защиту. Она перехватила руку Веры, складывающую из пальцев очередной знак. – От тебя и так уже почти ничего не осталось. А нас Пип защитит. Правда, малыш? – Лиза погладила нахохлившуюся птичку и бросила взгляд на бабок, которые перестали ругаться и теперь вихрем крутились вокруг друг друга.

– Пип! – гордо пискнул перепел и взлетел на калитку.

– Куда, глупый, – попыталась остановить его Лиза, но он уже бросился на чубасей, не оставляющих попыток пробиться через силовое поле.

– Классная птица, – сказала Вера, глядя, как Пип быстро расправляется с чубасями. Перепел налетел на них как коршун, ловко уворачиваясь длинных от когтей и прорезавшихся клыков тварей. Было очевидно, что поле боя останется за ним.

– Зачем он это делает? – Лиза смотрела на питомца, ощущая за него одновременно страх и гордость.

– Ты же сама ему приказала нас защитить. Он просто герой, – пояснила Вера и перевела взгляд на старух.

Теперь они подпрыгивали и крутились вокруг друг друга, как какие-нибудь бойцы из китайского боевика. Вот только проклятия и заклинания, посылаемые ими, совсем не по киношному ломали доски в заборе и вспарывали покрытую снегом землю. Вера собралась с силами и, радуясь, что Лиза отвлеклась на перепела, стала потихоньку формировать защитный щит перед молодой женщиной.

Замок плавно покачивался. Каменные ступени под ногами совсем не демонстрировали твердость. Они были упругими, хотя и мужественно держались на своих местах. Что нельзя было сказать о пейзаже за громадными окнами, забранными жидким стеклом. Там, за пределами замка мир постоянно менялся. Над вскипающим морем появлялись и через минуту исчезали острова. Облака тяжелы свинцом плюхались в бушующее море и мирно плыли. Пока очередной кусок скальной породы не выталкивал их в пронзительно оранжевое небо.

Стела торопливо шагала по покачивающимся ступеням. Ее летающий замок был стабилен. Насколько все может быть стабильно в переменчивом мире, ставшем ее второй родиной. Сколько себя помнила девушка, на Земле ей было не очень комфортно. Да что там говорить – совсем плохо. Несмотря на безграничную любовь и заботу отца, она всегда чувствовала себя человеком второго сорта. Ну что это за ведьма, которая практически неумеет колдовать, несмотря на доступ к уникальным знаниям, собранным в библиотеке отца? Да еще ко всему и ведьма с аллергией чуть не на все продукты. Ей всегда казалось, что мир вокруг минимум не любит ее, если не настроен враждебно. Потом она узнала о своем происхождении. И все объяснилось. Не было у нее никакой аллергии на белок. Просто отец боялся, что его милая дочурка, отведав отбивную, превратится в неуправляемую нежить. Но Стела на удивленье легко взяла свою вторую половину под контроль, став гораздо сильнее и спокойнее. Кроме того, ей очень сильно тогда понравился Егор. Жаль, что ведьмаки так и не смогли принять ее в новом качестве. Может быть тогда, она осталась бы там, на Земле с Егором.

Стела нахмурилась и прогнала странные мысли. Очевидно, так на нее подействовала встреча с ведьмаком. Хочется верить, что Егор вернулся домой без особых приключений. О чем жалеть, если ее жизнь в новом мире оказалась на редкость приятной. Наполовину ведьма, наполовину нежить, девушка оказалась одним из самых энергетически мощных существ в гостеприимной новой реальности. Удивительно, что и знания, полученные от отца, здесь работали. Да так, что у Стелы появился собственный летающий замок, слуги и даже поклонники. Впрочем, на поклонников она пока без содрогания и смотреть не могла. Воспитанная в другом мире ведьма вряд ли могла понять, хотя и честно пыталась, оценить красоту нежитей или уродливых безглазых кромешников. Она даже на себя в зеркало спокойно смотреть не могла, когда превращалась в нежить. Поэтому и выбрала компромиссный вариант: человеческая внешность и удобные для перемещения крылья. Вероятно, поэтому Стела и сошлась близко с Андреем. Парень был внуком колдуна, который по собственной глупости провалился в этот мир. Именно Адрей, унаследовавший от деда много человеческих черт, помог ей понять это измерение и устроится в нем.

– Ты так задумчива, милая, – раздался квакающий голос рядом.

В оконном проеме, разбрызгивая завесу из жидкого стекла появилась крупная нежить. Особь спрыгнула на булыжники перед девушкой и преобразилась в смуглого парня с вьющимися черными волосами до плеч. В южную внешность красавчика не вписывались только бесцветные круглые глаза нежити. – Интересно, кто так занимает твои мысли? – ревниво произнес он.

– Ты как всегда в своем репертуаре, – улыбнулась Стела и, сделав шаг вперед, смахнула капли застывшего стекла с крыльев парня, сложенных так, что они скорее напоминали плащ или удобную кожаную накидку.

– И все-таки, о ком ты думала? – настойчиво произнес он.

– О тебе, – абсолютно искренне сказала девушка.

– Я чую, ты не обманываешь, – довольно произнес он.

– Если бы ты не отсутствовал так часто, мне не пришлось бы думать о тебе так много, – капризно сказала Стела.

– Ты же знаешь, я готовлюсь к нашей помолвке, – он нежно обнял ее. – Кстати, милая, остров чубасей на днях за неоценимые услуги передал тебе древний кинжал. Я заглянул в шкатулку – его нет на месте. Я же предупреждал, что вещь слишком ценна, чтобы хранить ее в спальне. Отдай приказ, и я быстро найду вора среди слуг. И он пожалеет, что родился на свет. – Андрей улыбнулся, демонстрирую ряд мелких острых зубов.

– Ты мой защитник, – льстиво сказала Стела и положила голову парню на плечо, стараясь на смотреть ему в глаза. – Понимаешь, я подумала, что ты как обычно прав. Такую вещь нельзя хранить просто так и отнесла кинжал в сокровищницу.

– Предусмотрительно, – Андрей погладил ее по волосам. – Кстати, я давно хотел побывать в твоей сокровищнице. Покажешь, любимая?

– До свадьбы? – Стела отстранилась от парня, и сделал вид, что рассердилась.

– Простите, госпожа, – Андрей заметно побледнел, моментально меняя тональность разговора. Он уже видел любимую в бою и знал, с кем имеет дело. – Я не имел в виду ничего дурного. Понимаю ваш гнев и милостиво прошу…

– Ну, хватит! – теперь Стела разозлилась по-настоящему. Она терпеть не могла, когда парень начинал разговаривать словами, которые, видимо, использовались еще в юность его деда.

– Только не сердись, – Андрей моментально понял причину гнева и, поменяв тон, сделал шаг назад. – Фиг с ней с сокровищницей. Редких вещей я не видел что ли?

– Ладно. Извини, что снова тебя напугала, – Стеле действительно стало неловко.

Парню было чего бояться. В этом мире энергии было не так много. И неосторожно брошенное сильным существом слово могло если не убить, то серьезно покалечить.

– Ты придешь сегодня на ужин?

– Разве я могу отказаться от твоего приглашения? – Андрей снова улыбался, – Гроза прошла, и солнце снова светит, и сердце от любви горит, – продекламировал он и, чмокнув ее в щеку, вылетел в окно. Вероятно, это был очередной стишок, доставшийся ему в наследство от непутевого деда.

Стела покачала головой, но, тем не менее, махнула крылом Андрею, сделавшему круг почета над замком.

– Вряд ли ты знаешь, что такое гроза и солнце, – прошептала она, глядя на очередную тучу камнем летящую в пылающее море. Сердце тоскливо сжалось. Но ведьма быстро взяла себя в руки. Да, в этом мире ей было комфортно, но вот эмоции здесь были лишними. Тут правил трезвый расчет. Ведьма быстро пересекла галерею, нажала на упругие камни в кажущейся сплошной стене и они разлетелись в стороны, как надутые гелем воздушные шарики. Прямо перед ней темнел колодец. Стела расправила крылья и полетела вниз, бормоча охранные заклинания. Потому что человек на дне каменного колодца был очень грозным соперником.

Пип как раз расправился с последним чубасем, когда баба Нюра очередным заклинанием обездвижила соперницу.

– Теперь ты убьешь меня? – поверженная противница рычала и выла от злости.

– Вот еще, больно надо руки об тебя пачкать, – бабка-знахарка подняла отброшенную клюку. Потом поправила платочек на голове и повернулась к Вере и Лизе. – Ну что, красавицы, перепугались? – она скользнула по ним взглядом. – А теперь говорите, кто вы и что тут делаете? Только коротко: слово серебро, а время – золото.

Вера торопливо стала рассказывать свою историю.

– Ага, ага, – кивала бабка. – Теперь все понятно, – она прервала повариху уже начавшую описывать их высадку у дома и бой с чубасятами. – Тебя как зовут, милая?

– Вера, – прошептала повариха.

– Теперь буду знать, как девчушку величать, что у меня в доме без памяти лежит. Смотрю, неплохая ведьма из тебя получилась. А ты, милая, – старуха уже обращалась к Лизе, – не пугайся. Ничего эта мымра старая твоему малышу не сделала. Здоровый парнишка вырастет. Настоящий рыжий хулиган будет. Весь в отца.

– Я девочку хочу, – неожиданно для себя откровенно сказала Лиза.

– Так будет у тебя еще девочка, а потом другой мальчик. Ты ведь детей любишь?

– Люблю, – кивнула женщина.

– Вот и умница, – сказала бабка и, подойдя к ней, помогла встать на ноги. – Я тебе сказку расскажу про трех сестер. Выросли они у одной матери. Две старших сильные да красивые. А третья слабенькой уродилась. Мать да отец всех любили одинаково. А только старшей сестре все хотелось, чтоб ее больше остальных ценили.

– Неправда, это тебе хотелось всю любовь матери забрать! – завизжала старуха на снегу, спеленутая заклятьем.

– Так вот – продолжила баба Нюра, не обращая внимания на поверженную соперницу. – Решила старшая сестра, что обчитается книг умных и вылечит младшенькую. И тогда поймут мать с отцом, что она самая лучшая. Как ты думаешь, это хорошая цель сестру родную на ноги поднять? – баба Нюра пристально посмотрела на Лизу. Та с удивлением поняла, что глаза у старушки яркие синие, как у молодой девушки.

– Конечно, хорошая, она хотела сестре больной помочь, – сказала Лиза.

– Ага, ага, – кивнула бабка, – А про то, что благими намерениями выстлана дорога в ад слышала?

– Ты сама хотела ей помочь. Потому травами и занялась, – снова завизжала вторая старуха.

– Да средняя сестра тоже очень жалела младшенькую. Та ведь даже ходила еле-еле. И жизни нормальной не видела: сплошные уколы, лекарства, врачи. И при этом такая добрая была девушка. Никогда не жаловалась, только по ночам бывало плакала – уж очень большой болью ей эта жизнь давалась. Вот средняя сестра, поняла, что обычная медицина бессильная и стала наведываться к местной травнице. Знаешь, я почему-то искренне верила, что научусь готовить такой сбор из трав, что он сестренку мигом на ноги поднимет.

– Травы твои дрянь! Колдовство надежней, – изрыгнула очередную гадость старшая сестра.

– Травы работают, – баба Нюра повернулась к старухе в черном. А вот от твоих заклинаний сестра чуть на тот свет не отправилась. Да я не вылечила Машеньку полностью, но боли ушли. И ходить она научилась. Даже в институт поступила и прожила вполне хорошую жизнь, работая библиотекарем. Может до ста лет не дожила. Да ведь ей при ее болезнях и тридцати лет жизни не давали. А ты что учудила? Чудикам этим когтистым продалась. Другим людям из-за денег жизнь стала портить. Да и мою жизнь поломала. Я за тобой как Цербер гоняюсь, все стараюсь образумить. А ты два года назад на родную сестру руку подняла. Убить меня задумала. Да если б не мой домовой… – баба Нюра тяжело вздохнула.

– Ты мне просто завидуешь! – старушку на снегу не так легко было переубедить, – Хочешь получить мой дом, мои деньги. Ведь живешь-то в убогой избенке. Помешалась на травах. Лечишь бесплатно. Дура! А как мое богатство увидала, так иззавидовалась…

– Замолкни! – прервала поток гадостей знахарка. Старуха в черном застыла с раскрытым ртом. – Оставайся ты со своим домом, богатством и слугами-прихвостнями, неизвестно откуда пожаловавшими. Надоело мне на тебя жизнь тратить. Уже седьмой десяток лет с тобой валандаюсь. Да и не молода я уже. А ну как опять из под моего присмотра вырвешься? Видно черного кобеля не отмоешь добела, – старуха щелкнула пальцами и вихрь поднял бабку в черном в воздух. Перенесясь через забор, он опустил ношу на провалившуюся крышу дома.

– Я вот к чему тебе эту историю рассказала, – баба Нюра проводила взглядом сестру и, убедившись, что посадка на крышу прошла мягко, строго посмотрела на Лизу. – Глупости ты натворила, пока я занята была спасением малышки, что мне воин принес. Жаль сразу вам на помощь придти не смогла. Но я все знаю, домовой пересказал.

– Что рассказал? – Лиза нахмурилась, не понимая, в чем ее обвиняет бабка.

– Ты колдовством демоном убивала? – ледяным голосом спросила знахарка.

– Убивала. Но…

– Понравилось?

Лиза выдохнула воздух. Она ожидала упреков. Но этот вопрос застал ее врасплох.

– Да мне понравилось, – честно отвела она. – Я была сильной и держала ситуацию под контролем. И потом это было просто необходимо.

– Ага, ага, – кивнула бабка. – Ощущение силы и власти и не таких как ты ломали. Хочешь свою жизнь потерять – продолжай в том же духе, – старуха отвернулась от женщины, потеряв к ней интерес. – Вера, тому ведьмаку, что дыру зашивает, благодарность от меня передай. А мне пора.

Повариха кивнула и хотела что-то добавить. Но знахарка, не дожидаясь ответа, пошла по проложенным в снегу собственным следам, слегка опираясь на клюку. Следы на снегу за ней исчезли. Оставляя нетронутый пушистый снег.

– Временная петля, – раскраснелась повариха. – Нам удалось это. Видишь? – она схватила Лизу за руку. – Мы разомкнули петлю! – крикнула Вера.

– Они возвращаются – Лиза показала на людей, спешащих от дома под дорожке.

– Держи ее! – крикнули они одновременно, вцепившись в озверевшую калитку, решившую взять реванш за долгое спокойствие. Женщины держали ее из последних сил, когда Илья, несущий на руках мальчика-воина и Егор с домовыми перешагнули через черту. Отпущенная калитка захлопнулась и вздрогнула, как раненый зверь. Потому что освободившаяся от пут старуха на крыше дома бесновалась, швыряясь в уходивших проклятиями. Вот только они не долетали до вожделенной цели, врезаясь в последний круг защиты из забора и захлопнувшейся намертво калитки.

– Оборотная сторона защитной магии, – невозмутимо прокомментировал Егор. – Уходим на другую сторону улицы.

Они успели дойти до середины дороги, когда дом с прыгающей на крыше старухой начал растекаться черным пятном по двору.

– Пип. Куда подевался перепел? – Лиза закрутила головой в поисках птицы.

– Думаю, он уже дожидается тебя дома, – пожал плечами Егор.

– Слушай, а ты в курсе, что этих птичек на землю притаскивать нельзя? – не выдержала Вера.

– А ты в курсе, что друзей надо защищать? – парировал Егор.

– Мы должны обезопасить людей, – подал голос очнувшийся Сила. Мальчик слез с рук Ильи и сделал шаг к обугленному забору.

– Это мой брат? – повариха поспешила к юному воину.

– Ты кто? – парнишка уставился на тетку.

Егор покачал головой и повернулся к дому гадалки, который превратился в безобразную кляксу. Он нахмурился. За забором из пространства стал проступать силуэт особняка пережившего сильный пожар.

– По-моему реалистично получилось, – улыбнулся довольный Егор.

– Надо еще охранное заклинание поставить, чтоб сюда никто ближайшие два года и сунуться не смел. – Сила вырвался из объятий сестры и то-то зашептал. Потом повернулся к ведьмаку и, покосившись на Веру, спросил.

– Слышь, друг, а почему эта старуха называет меня братом? Моей сестренке одиннадцать лет и я как старший в семье дал слово отцу о ней заботиться.

– Потому что, друг, ты с родителями завис в этой дыре на семь лет. И теперь у тебя вместо младшей сестры появилась старшая, – ведьмак успокаивающе положил парнишке руку на плечо.

– Вер, ну может хватит притворяться? – он укоризненно посмотрел на повариху пытающуюся уложить седовато-бурые локоны в высокую прическу. – Ты итак почти все силы, что на внешность уходили, на битву потратила.

– Ладно, – сказала Вера и опустила руки.

Илья ойкнул. Лиза широко раскрыла глаза. Рядом с ними стояла крепко сбитая девушка с огненно рыжими волосами. Она шмыгнула носом усыпанным веснушками и прошептала. – Ну, теперь братик ты меня узнал?

Парнишка нахмурился, сканируя девушку взглядом, и неожиданно широко улыбнулся.

– Не волнуйся сестричка. Теперь ты под надежной защитой. – Сила подошел к ней и взял за руку.

– Ты тоже. – Вера обняла едва стоящего на ногах мальчишку.

– Возвращаемся, – предупредил Егор.

Баба Нюра посмотрела из окна горницы на растаявшую в воздухе группу людей и почесала крючковатый нос. Потом вернулась в спальню и сменила тряпку на лбу у горящей в жару рыжеволосой девочки.

– Мамочка, папа, – заплакал ребенок.

– Вот ироды, хоть и ведьмаки, – пробурчала бака. – Хорошее ли дело в бой деток таскать? Совершеннолетие у них, видите ли, в семь лет. Как есть ироды, – продолжая ругаться бабка, снова пошла в горницу, где домовой уже поставил на стол самовар.

– Как ребенок? – поинтересовался он.

– В беспамятстве, – махнула рукой знахарка, – чую я, придется нам с ней повозиться, пока на ноги поставим.

– Повозимся. Не привыкать, – домовой выложил на стол тарелки с румяными пирожками.

– Какой ты у меня хозяйственный, Ефимыч. Спасибо тебе родной. Выходил старуху. От смерти спас. За домом следишь. Готовишь, – наверное, уже в сотый раз бабка поблагодарила домового.

– Да я чего же там. Для хозяйки… Да я завсегда… – Ефимыч засмущался и выложил на стол банку с медом.

Знахарка улыбнулась.

– Да и не забудь, – вспомнила она, – как девчонка очнется, по имени ее кличь. Верой ее зовут.

 Глава 5 
Стела долго смотрела на себя в зеркало из расплавленного серебра. Металл загадочно струился и переливался, стремясь покинуть прочное ложе из местного летучего камня. Девушка протянула руку, окунула пальцы в тягучую жидкость и улыбнулась, стряхивая на пол серебристые капли. Еще пару лет назад, живя с отцом в городе с ведьмаками, она представить себе не могла насколько прочным на самом деле является ее хрупкое тело. Или оно было хрупким только в том измерении, а в этом…Она поправила русые волосы. Еще раз оглядела роскошное платье из почти исчезнувшего на этой планете пушистого серебристого плюща и поправила правый рукав. Плющ послушно обвил запястье, образовав сразу за манжетой пару дополнительных складок.

– Очень красиво, – прошептал чубасенок у ее ног. – Вы самая красивая хозяйка на свете.

– Это ты так думаешь, Фин, – Стела ласково погладила круглоглазое существо по голове. – А все остальные здесь считают меня жуткой уродиной. С другой стороны они поклоняются не красоте, а силе. Так что мне наплевать.

Чубась восторженно глядящий на хозяйку хотел что-то возразить, но звук шагов заставил его искать прибежище за зеркалом. Подволакивая перебитую ногу, пушистик едва успел скрыться, как в комнату вошел Андрей. Парень надел на себя красную шелковую рубашку и штаны из рыбьей кожи. Строго говоря, обитатели местного моря вряд ли являлись рыбой, но Стела так и не смогла выяснить их точное название. Здесь жителей не интересовали названия деревьев, цветов, морской и прочей живости. Может быть потому, что в морях и озерах осталось не так много обитателей. Леса, если когда и были, то давно исчезли. А единственной заботой оставшихся на планете нескольких видов разумных существ был поиск энергии, то есть еды.

– Ты как всегда прекрасна любимая, – восхищенно произнес Андрей.

– Знаешь, а тебе идет красный цвет, – ответила Стела комплиментом на комплимент.

– Рубашка осталось от деда, – улыбнулся Андрей, и почти мгновенно улыбка сменилась хищным оскалом. – Почему он еще жив?

Парень-нежить мгновенно схватил за хвост упирающегося чубася и вытащил его из-за зеркала.

– Потому что Фин теперь служит у меня. Он дворецкий, – невозмутимо произнесла Стела и Андрей разжал когтистую лапу. Он пожал плечами, и лапа нежити трансформировалась в человеческую ладонь.

– Вы так… так добры, госпожа, – выдавил он из себя, сглатывая слюну, – Вы нашли источник энергии на острове этих безмозглых задохликов, обеспечив их жизнью. Я подумал, что вас интересует кинжал, как плата. И спасение этого чубася от жертвоприношения просто совпадение. Но…

– Фин, иди сюда, – Стела поманила пушистика, от ужаса закрывшего глаза громадными ушами.

Тот опустил одно ухо, потом другое и пару раз хлопнув большими мульяшными глазами доверчиво сделал шаг к хозяйке.

– Я не буду против, если вы захотите меня съесть, – обреченно прошептал он, – моя жизнь принадлежит вам.

Андрей плотоядно хмыкнул.

– Глупышка-Фин, – Стела отделила стебель от послушного платья и обмотала его вокруг шеи зверька. – Ты мой помощник и всегда будешь со мной. Следуй за нами.

Чубась удивленно погладил неожиданно подаренное драгоценное живое ожерелье и поспешил за хозяйкой к выходу.

– Андрей, мы опаздываем на пир, – Стела обернулась, дойдя до арки.

– Иду, любимая, – пробормотал ошарашенный парень, глядя на чубасенка, радостно семенящего за хозяйкой.

В парадном зале замка было многолюдно. Или вернее сказать, там было тесно от прибывающих глав кланов кромешников и нежитей. Стела, глядевшая на приглашенных гостей из ниши, расположенной почти у потолка, озадаченно кусала губы. Она знала, как здесь принимают гостей и сделала все, чтобы убедить их еще раз в своей силе и непререкаемом авторитете. Поэтому и создала в замке этот громадный практически стабильный зал. Недолго думая она соорудила каменные столы и кресла в стиле рыцарского замка. Ожидали визитеров и другие сюрпризы. Но если не появится ее главный гость, все будет напрасно.

– Он летит – пискнул Фин, дергая хозяйку за подол платья.

– Замечательно, – Стела даже покраснела от возбуждения, – тогда поспешим ему на встречу.

– Нет, – пискнул Фин, – Слабый всегда ждет сильного. Вы должны опоздать.

– Спасибо за совет, – кивнула ведьма, – о такой мелочи я и не подумала.

И в этот момент в зал в сопровождении свиты вошел глава самого сильного темного клана кромешников.

Гибу место для приема не понравилось с самого начала. Уже подлетая, он понял, что зря принял приглашение. Но проявить слабость на глазах у десятка сопровождавших его воинов, и повернуть назад было крайне неразумно. Поэтому он плавно приземлился на предназначенную для посадки площадку у входа в летающий замок.

Гиб по праву возглавлял самый мощный клан. И у него тоже был замок. Вот только он располагался на одном из чудом оставшихся стабильным островов. Старейшины плели сказки, что когда-то все вкруг было стабильным. Гибу было на это плевать. Он знал, что за обладание островом жизни положили два поколения темных кромешников с трудом вытеснивших серебряных собратьев в зону нестабильности.

А эта ведьма из другого измерения создала полноценный замок в воздухе. И это уже не сказки. Только подумайте: в воздухе! У этой твари из рода нежитей точно есть доступ к непонятному источнику энергии.

Кромешник, рыча, пересек громадный зал, на ходу приветствуя или намеренно игнорируя глав других кланов. Где эта чертова хозяйка? Он покрутил складчатой головой, сканируя окружающее пространство.

– Рада приветствовать в новом жилище всех гостей, – раздался мелодичный голос у него за спиной.

Гиб недовольно обернулся. У главного кресла намеренно возвышающегося над другими столами стояла Стела.

Нежити и кромешники в зале зашушукались. Кое-кто уже осмеливался усмехаться за спиной главы клана. Гиб угрожающе повел крыльями. Поведение хозяйки было возмутительным. Сначала она заставила его ждать, а теперь прямо показывала, что займет главное место.

– Но особенно я рада приветствовать вас, – Стела непринужденно спустилась с возвышения, делая пару шагов навстречу Гибу. – И предлагаю вам по праву сильного занять ведущее место на нашей встрече.

– Она по праву сильного предлагает ему кресло или он силен? – фыркнула мощная нежить в углу зала.

– А хозяйка не только уродлива, но на редкость бесстрашна и умна, – прошипел серебряный кромешник неподалеку.

Андрей стоящий рядом только усмехнулся. Стела умела себя преподнести.

Двусмысленная фраза не осталась незамеченной и другими. Но Гиб, сложив крылья, решительно последовал к креслу. Он был слишком умен, чтобы идти на поводу у эмоций. Ему нужно как можно больше узнать об этой девице. Она, похоже, амбициозна. И это прекрасно. Возможно, у них и найдутся общие точки соприкосновения. Гиб оценивающе посмотрел на девушку. Складки на безглазой морде кромешника со скоростью, недоступной обычному человеку, считывали информацию из окружающего пространства.

– Вы правильно поступаете, мой господин. Эмоции нерезультативны, – за спиной у Гиба приземлился старый советник, дядя Ави, общавшийся еще с его отцом, – теперь ищите ее слабые места.

Гиб фыркнул. Советник совсем выжил из ума. Талдычит ему прописные истины.

– А я, если позволите, – прозвенел голос Стелы, – на правах хозяйки устроюсь рядом с вами.

Гиб фыркнул, выражая крайнюю степень удивления. Где она собралась устроиться? У его ног. Что ж он будет не против. В конце концов, этим миром правит не нежить, а кромешники.

Стела стала рядом с его креслом и, хитро прищурив глаза, отделив от платья накидку из плюща, небрежно бросила ее на пол.

Присутствующие замерли в напряжении. Сейчас на полу рядом с креслом кромешника лежало небольшое состояние, на которое малочисленный клан мог существовать почти период. Стела невозмутимо отстегнула от пояса сосуд и высыпала его содержимое на накидку. Плющ зашевелился, ловя пушистыми серебристыми листьями неизвестный серый порошок, и через мгновенье вскинул вверх могучие стебли, сплетая их в удобное кресло.

Вздох восхищения пронесся над залом. Стела устроилась в кресле, оказавшись на одном уровне с кромешником. Андрей стал сзади.

– Ведьма, – прорычал кто-то за колоннами.

– Да, я наполовину ведьма, наполовину нежить, – невозмутимо сказала девушка. – И именно поэтому надеюсь возродить этот мир. А теперь, хочу еще раз при всех поблагодарить клан моего жениха за оказанное гостеприимство. Ведь именно благодаря их поддержке мне удалось с комфортом устроится в этом мире.

Три представителя клана серых нежитей в дальнем углу зала пробились вперед и гордо сели за длинный стол со стороны Стелы.

– А еще, – продолжала ведьма, – я благодарна клану серебристых кромешников, позволивших мне путешествовать в их землях. Там мной и был найден этот замечательный порошок. Секретом приготовления я обязательно поделюсь с главой этого гостеприимного клана.

Три серебристых кромешника неторопливо заняли место за столом рядом с нежитями.

– Зато я приготовил для всех прекрасное угощенье, – лениво сказал Гиб.

Он раздул складки, отдавая приказ. Зашумели крылья. На посадочную площадку приземлилась группа из нескольких кромешников. Они волокли кого-то, бесцеремонно расталкивая приглашенных в зале. Подойдя ближе к креслу кромешника, воины швырнули на пол пленника.

– Боюсь, глава серебряного клана не сможет по достоинству оценить ваш дар. – насмешливо фыркнул Гиб. – Сегодня Рэс очутился на моей территории и проиграл бой. А свою добычу я намерен съесть. Но ради такого повода как ваш праздник, – он вежливо кивнул ведьме, – готов поделиться.

Серебристый кромешник на полу зашевелился и, превозмогая боль, встал на ноги. Он безуспешно дернул перебитыми крыльями, и капли золотистой влаги посыпались вокруг.

– Энергия… Сила… – прокатился рокот по залу. Толпа бросилась усаживаться за стол рядом с кромешником.

– Как мило, – проворковала Стела, стараясь сдержать дрожь. – Фин, прикажи расставить перед гостями кубки.

Андрей склонился к уху ведьмы, что-то нашептывая.

Чубась пискнул и взлетел под потолок. Оттуда с кубками спикировали десятки пушистиков. Перед ними стояла непростая задача: ловко поставить перед гостями приборы и при этом самим не стать трофеем.

– А скажите-ка дорогой Гиб, – снова заговорила Стела. – Это правда, что добычу можно выкупить у хозяина?

Советник Ави что-то зашептал на ухо кромешнику. Гиб оскалился и прорычал.

– Вроде, был такой обычай.

Советник продолжал что-то нашептывать, и кромешник неожиданно начал сопеть, задыхаясь от смеха. Наконец, он взял себя в руки и извинился.

– Простите госпожа. Своим смехом я меньше всего хотел оскорбить вас. Но советник сказал мне забавную вещь. Он утверждает, что при выкупе добычи за нее надо заплатить двойную цену.

Присутствующие в зале заухали от хохота.

Андрей снова наклонился к Стеле.

– Извини за неразумный совет. Отдать энергии в два раза больше может только безумец.

– Или тот, кто настолько богат, что может себе позволить эту прихоть, – сказала Стела довольно громко.

В зале наступила тишина. Серебристый кромешник у подножия кресел из последних сил расправил могучие плечи и произнес.

– Гиб, ты может меня убить, но смеяться надо мной не имеешь права.

– Это верно, – одновременно сказали три серебристых кромешника, поднимаясь из-за стола.

– В этом замке хватит чистой энергии, чтобы заплатить двойную цену, властно произнесла Стела и щелкнула пальцами. Кубки на столах моментально наполнились живительной влагой. – Сделка! – крикнула Стела.

– Сделка, – эхом отозвался Гиб, приникая к золотистому напитку.

Ведьма дала знак Фину, и чубаси, облаком спустившиеся с потолка, уволокли из зала раненного серебристого кромешника.

– Мы могли бы стать друзьями, Гиб и вместе спасти наш мир, – Стела едва пригубила бокал, посматривая на чавкающих от наслаждения гостей. Кое-кто был настолько голоден, что моментально опустошив кубок, готов был выхватить порцию соседа. Ведьма вздохнула и, прикрыв рот ладошкой, прошептала заклинание мира и спокойствия.

– Дружба – это неразумно. – Кромешник сделал пару больших глотков и с удивлением заметил, что бокал наполняется снова. – Он что бездонный? – поинтересовался Гиб. – И где ты, ведьма, взяла чистую энергию. Таким напитком в детстве меня поила только мать.

– Будем союзниками, и этот небольшой секрет станет общим. Мы объединимся на взаимовыгодной основе, – продолжала гнуть свою линию Стела.

– Я все равно сильнее тебя, – снисходительно сказал Гиб, выцеживая из бокала последнюю каплю. Про себя он уже решил, что надо узнать, где находится источник энергии ведьмы и захватить его. – Твои союзники жалки. На моей стороне большая часть кланов. Мы контролируем основные ресурсы. Этот союз нерационален.

– А если я докажу, что обладаю большей силой? – усмехнулась Стела.

– Вот тогда и посмотрим, – пожал плечами Гиб.

– Господа, – Стела встала с плетеного кресла. – В завершение нашей встречи я с удовольствием представлю вам мою правую руку и начальника личной охраны. Кое-кто из вас возможно встречался с ним в другой ситуации. Но теперь, уверяю вас заранее, он полностью подконтролен мне и безопасен.

– По крайней мере, если вы не собираетесь причинять госпоже зло, – добавил Андрей, слегка выступив из-за кресла.

– И где же этот феноменальный экземпляр? – процедил Гиб, мысленно перебирая знакомых кромешников согласившихся бы занять такой пост при ведьме.

– Я здесь, – через зал уверенно шагал кто-то в плотном коконе кожаных крыльев. Существо подошло к креслам и сбросило кожу, оказавшуюся плащом.

Реакция зала была предсказуемой – несколько нежитей завыли от страха. Кромешники выпустили когти, царапая каменную поверхность столов. Андрей за спиной Стелы сцепил зубы, чтобы не закричать. Гиб вжался в кресло, стараясь сохранить невозмутимый вид.

– Эти существа в нашем мире так же опасны как мы в их измерении, – зашептал ему на ухо советник.

– Да знаю я, – выдавил из себя глава мощнейшего клана.

Ведьмак, скинувший плащ, вздохнул и огляделся, словно не понимая, как его угораздило очутиться в таком гадюшнике. Павел сделал шаг к Стеле и, став на одно колено, поцеловал краешек ее платья, присягая на верность.

– Впечатляет, – просипел Гиб и расправил крылья. – Я подумаю над твоим предложением ведьма.

Не соблюдая приличий, кромешник взлетел прямо в зале и вынесся через арку входа. Остальные приглашенные вежливо кивая и рассыпаясь в комплиментах к хозяйке, тоже поспешили к выходу.

Через несколько минут в просторном помещении остались только Стела, Павел, продолжающий стоять на коленях, и Фин прячущийся за столами.

Ведьмак неожиданно резко распрямился и подмигнул девушке.

– Мне удалась роль покорного раба?

– Более чем, – усмехнулась Стела. – Только, пожалуйста, Павел, постарайтесь не выходить из образа. Здесь полно шпионов.

– Как скажете, госпожа, – ведьмак склонил голову. – Вот только я бы не отказался чего-нибудь перекусить. Желательно что-то более осязаемое, чем чистая энергия, – он недовольно наморщил нос.

– Могу предложить котлеты из морковки и салат из овощей, – улыбнулась Стела. – Я, знаете ли, вегетарианка.

– Я так и знал, что ты получаешь контрабанду с земли, – усмехнулся ведьмак. – Ладно, давай свои овощи.

Фин дождался, когда хозяйка с новым телохранителем вышли из зала, и решил воспользоваться центральным выходом. Он добрался до площадки у входа в замок и уже расправил крылья, чтобы облететь громоздкое сооружение. Его план был предельно прост. Когда хозяйка вернется в спальню, он будет там. И ей и в голову не придет, что он стал ненужным свидетелем секретного разговора между госпожой и ведьмаком.

– А не слишком ли ты размечтался? – раздался голос у чубася над головой.

Фин жалобно пискнул и вжался в подвижные камни площадки.

– Вы могли бы говорить тише? – настойчиво попросил очень знакомый голос.

Фин приподнялся, понимая, что угрожающа реплика относилась не к нему.

– Ты должен был меня предупредить! – пророкотал кромешник.

Фину даже не нужно было поднимать глаз, чтобы понять, кто говорит. Только кромешники, считающие себя богами этого мира, могли так бесцеремонно вести себя на крыше чужого замка.

– Я умоляю потише, – прошипел второй собеседник. – Чтобы там не произошло, все идет по плану.

– Нет! – рявкнул кромешник. – Ты не логичен. Новые вводные вносят в наш план нестабильность. Поэтому их надо убрать.

– В смысле?

– В прямом. Ведьмак должен умереть. Я не собираюсь переносить сроки из-за твоей оплошности. К концу периода баланс сил должен быть восстановлен.

К тому же, ты и твой клан пригрели эту уродину в нашем мире.

– Она не уродина! – неожиданно резко возразил собеседник и чуть мягче добавил – Мы действовали по общей договоренности…

– Твоему клану еще дороги земли предков?

Страшный вопрос мечом завис в воздухе. У Фина от ужаса пересохло во рту. Потеря стабильных земель для любого клана – верная смерть. Чубаси были гораздо слабее нежитей, а уж тем более кромешников, И до сих пор им удавалось отбивать свой остров только благодаря необыкновенной плодовитости. Они просто жертвовали жизнями в интересах клана, заваливая противников трупами. Так что ответ на вопрос был предрешен.

– Я все сделаю, – обреченно прошептал собеседник.

Кромешник взмахнул мощными крыльями, взмывая в воздух. Дворецкий Фин вжался в камни, пока летящее существо не превратилось в едва видимую в оранжевом небе точку. Он понял, что облетать замок сейчас слишком рискованно. Потому чубась распластал крылья и вцепился когтистыми лапками в пористые камни собираясь ползти по стене.

– Не так быстро, малыш, – на крыло Фина наступила трехпалая лапа нежити. – Подслушиваешь чужие разговоры? – Андрей с усмешкой смотрел на малыша.

– Я ничего не слышал про убийство, – чубась так сильно махнул головой, что большие уши захлопали по его щекам.

– Ну, да – Андрей склонился над ним, демонстрируя ряд острых зубов. – Тебе не понять, что я действую в интересах хозяйки. А потому… – бесцветные круглые глаза уставились на Фина, завораживая беззащитную жертву.

– Расти! – Фин неожиданно резким движением сорвал с шеи ожерелье из плюща и сунул его в зубастую пасть.

Пушистые листья как по команде заполнили ее, заползая в узкое горло, куда давно уже не попадала никакая пища, кроме энергии. Нежить зашлась в кашле. Чубась вцепился острыми зубами в трехпалую лапу. Андрей потерял равновесие и упал на площадку. Камни как по команде разошлись в стороны, и задыхающееся существо полетело вниз. Фин удивился. Площадка до этого выглядела на редкость крепкой. Но времени на раздумья не было. Он расправил помятое крыло и тяжело взлетел. Пара мгновений и чубась, пробив тонкую преграду из жидкого стекла, приземлился на пол в спальне хозяйки.

– Совсем неплохо, – задумчиво произнес чей-то голос.

Фин выпустил когти и оскалился, пятясь обратно к окну.

– Ты здорово выкрутился, – спокойно произнес ведьмак не делая попыток приблизиться к дворецкому. – И я не собираюсь нападать, раз уж мы служим одной хозяйке.

Демонстрируя правдивость своих слов, Павел сложил руки на столе, продолжая сидеть в высоком кресле из плюща.

– Не очень много, но я надеюсь скоро пополнить запасы, – в комнату вошла Стела с подносом, на котором стояла настоящая еда. От нее шел такой изумительный запах, что Фин, не удержавшись, пару раз шмыгнул носом.

– Если тебе это нравится, присоединяйся, – улыбнулась Стела. Ведьма щелкнула пальцами, и рядом со столом стал вырастать еще один плетеный стул. – И не надо бояться Павла. Мы теперь одна команда, поэтому надо постараться стать друзьями.

– Вряд ли он знает, что такое друг, – скептически сказал Павел. – Ты требуешь от него невозможного.

– Я знаю, кто такой друг, – неожиданно прошептал Фин, убирая когти и снова превращаясь в милое пушистое создание. – Мой друг погиб, защищая меня. – Чубась подошел к столу и вскарабкался на высокое кресло. – Ты спасла наш остров, спасла меня, но ты ничего не знаешь о нашем мире, – он уставился круглыми глазами на Стелу.

– Так расскажи, – попросила ведьма.

– Хорошо. Но хочу получить откровенность за откровенность. Я не знаю о твоих планах, и не хочу быть предателем.

– Какие слова мы произносим, – недовольно процедил ведьмак.

– Ты предлагаешь сделку? Я согласна, – кивнула девушка.

Тогда слушай, – произнес Фин, игнорируя недоверчивый взгляд ведьмака.

Фин был воином. Их небольшой остров с парой источников энергии постоянно хотели захватить если не кромешники, то нежити. И когда Фину исполнилось всего два периода, его уже отправили на облеты. Это была передовая. Чубасенок едва вставший на крыло должен был патрулировать остров сверху, предупреждая о возможном нападении. Не стоит думать, что он летал один. Чубаси дежурили стаями по двадцать-тридцать особей, в зависимости от того, сколько молодняка появилось за последнее время. Как правило, гибли они тоже пачками. Нежити и кромешники всегда знали, где найти легкую добычу. Порой они даже не думали нападать на остров, а просто устраивали загонную охоту на малышей.

– Извини, – Стела так разволновалась, что побледнела. – Ты хочешь сказать, что в патруль вы отправляете детей?

– Конечно, потерять неуклюжего новобранца для нашего клана лучше, чем лишиться полноценного воина, – подтвердил Фин.

– Не перебивай его, – ведьмак накрыл теплой ладонью холодную руку Стелы.

– Так вот, – Фин удобно устроившийся в пушистом кресле был необыкновенно серьезным. Он сложил уши за головой и наморщил кожистый носик, стараясь сосредоточится. – Через два периода патрулирования самые сильные – то есть выжившие отправляются на чистку источников или становятся воинами. Так я стал воином. Я был одним из лучших. С моим другом, – Фин тяжело вздохнул, – мы могли остановить не только нежитей, но и кромешника. Это на открытом пространстве они такие крутые, – чубась неожиданно злобно рыкнул, показав зубы, но тут же опять стал милым пушистиком. – А когда несешься на полной скорости над стабильной поверхностью и прекрасно знаешь местность, эти твари не всегда успевают увернуться от возникающих препятствий. А у нас, слава богам, довольно скалистый остров. И тогда остается только их добить. Но это уже не моя работа.

– То есть вы заманивали их в горы? – уточнил ведьмак и задумчиво потер подбородок. – Имея противника, явно превосходящего по силе, прекрасная тактика.

Фин довольно хмыкнул и уже менее настороженно посмотрел на ведьмака.

В общем, удача сопутствовала Фину довольно долго. Они вместе с другом заманивали в труднодоступную местность врагов. Но около периода тому назад, гнавшийся за ним кромешник оказался слишком быстрым. Он успел схватить Фина за ногу. И тогда его друг не спрятался за ближайшей скалой, хотя это было разумно, а бросился на обидчика раздирая когтями ненавистные складки на его морде.

– Ему очень досталось, – задумчиво сказал Финн. – Зато почти ослепший кромешник бросил нас, решив, что чубаси сбесились. Он не ожидал ничего подобного и сбежал с перепугу. Я с трудом дотащил Пина до пещеры. Я ухаживал за ним, ухаживал, но…

– Мне очень жаль, – прошептала Стела. – А почему ты не отнес его домой? Не позвал на помощь из клана?

– Потому что друг был смертельно ранен, и в клане бы решили, что энергии не стоит пропадать впустую, – мрачно пояснил ведьмак.

– Да, – согласился Финн, – но я не мог так с ним поступить.

Стела закрыла рот ладошкой, чтобы удержаться от возмущенной реплики. Эти чубаси абсолютно бесчувственные. Чем они лучше людоедов? Поедают своих.

Фин замолчал, сильно наморщил нос и сцепил лапки перед грудью.

– Ты ведь не все нам рассказал? – вкрадчиво сказал Павел. – Непонятно как такой воин как ты согласился, чтобы его принесли в жертву из-за того что засорился какой-то источник.

– Не какой-то, – зашипел Финн. – Это источник, работающий уже двести периодов. Он постепенно глохнет, но если выплеснуть рядом энергию жизни, начинает работать. Так уже много раз было.

– Да, здесь энергия притягивает энергию, – кивнула Стела. – Мне пришлось потрудиться, прежде чем источник заработал снова.

– Мы заключили сделку, – неумолимо напомнил Павел.

– Ладно, – кивнул чубась. – Все равно вы уже ничего не сможете сделать. Ведь это ты зашил проход в другой мир? – он ткнул волосатым пальцем трехпалой лапы в сторону ведьмака.

– Успел. Пока на меня не налетела она, – ведьмак кивнул на Стелу.

– Я спасала тебе жизнь, – улыбнулась девушка.

– Только я этого не знал, – ответил широкой белозубой улыбкой Павел.

– Не смей угрожать моей госпоже! – взвился Фин.

– Я и не думал, – спокойно пожал плечами ведьмак.

– А кто только что показал клыки?! – не успокаивался новый дворецкий.

– Извини, этого больше не повторится, – сказал Павел, сдерживая ухмылку.

– Хватит! – прервала перепалку Стела. – Что ты еще хотел нам рассказать?

– Пожалуй, начну с прихода колдуньи, – чубась расслабился и закатил глаза. Было видно, что эти воспоминания доставляют ему удовольствие.

Колдунья появилась на острове чубасей несколько периодов назад. С одной стороны, она была слабой в этом мире. С другой чубаси знали, что периодически попадающие к ним люди могут делать то, что обычному существу не под силу. Поэтому ее приняли с почетом и не прогадали. Женщина оказалась очень доброй. Она приносила им еду. Много еды. У нее была энергия, так же как и настоящая еда, о которой кое-кто из чубасей даже не помнил. А еще она относилась к ним по-особому. Гладила по шерстке и называла всех без исключения ласковым и непонятным словом «цыплятки».

Неудивительно, что через некоторое время даже умудренные опытом старейшины оказались под ее полным влиянием. Тем более, что колдунья пообещала переселить их в другой волшебный мир. Это вполне соответствовало древней легенде о богине, которая придет и спасет род от вымирания. К тому же, чтобы доказать насколько великолепен новый мир колдунья взяла нескольких чубасей с собой.

– Там… там все стабильное, – прошептал Фин. – Это мир, где никого не надо убивать. Потому что еды в избытке. И еще… – дворецкий понизил голос, доверяя им большую тайну, – в этом мире есть деревья. Большие. Даже выше кромешника! – восхищенно произнес он.

– Это наш мир, а не ваш! – вспылил ведьмак.

– Я так и знала, что здесь тоже были деревья, – прошептала Стела.

– Были. – кивнул Фин – Мама заботилась о дереве с меня ростом. Она берегла его. Ловила светлые периоды, а в темные прятала его в пещере. Но потом был голод – родилось много детей и мы его съели.

– И что там с колдуньей было дальше? – направил разговор в нужное русло ведьмак.

– Она сдержала слово и открыла большой проход, – сказал Фин. – Но мы знали, что времени немного. Такие как ты появятся и захотят его закрыть, – он хмуро глянул на Павла, – Вы жадные и не хотите делиться с нами волшебным миром. Поэтому мы отряд готовили заранее. Если бы я не стал калекой, – Фин брезгливо взглянул на ногу, – моих детей выбрали бы в числе первых. Но я перестал быть сильным воином. И уже не мог оказывать такое влияние как раньше. И тут на мое счастье перестал бить источник. Я предложил принести меня в жертву в обмен на то, что детки получат шанс.

– У тебя странное понятие о счастье, – грустно сказала Стела.

– То есть вы отправили на захват чужого измерения детей? – растерянно сказал ведьмак. – Вот почему они были такими наивным и доверчивыми. – он закрыл лицо широкими ладонями, стараясь прийти в себя.

– Да-да. Мои двадцать детей среди сотен посланных получили такую возможность, – довольно закивал головой Фин.

– Они не получили ее, – рявкнул ведьмак. – Я и моя семья остановили их.

– Нет, – менее уверенно сказал Финн, – получили. Мои младшенькие Фис и Фип, от последней самочки не могли погибнуть. Они очень-очень умные. Весь последний период я занимался с ними. Я ведь был уже калека, а потому хватило времени, чтоб научить их очень многому. Они просто не могли погибнуть, – он растерянно посмотрел на Стелу громадными полными надежды глазами.

– Я не знаю, – честно сказала девушка. – Но в следующий раз, когда буду в другом измерении, постараюсь уточнить.

Фин закрыл мордашку ушами и безмолвно застыл.

– Мне жаль, – неожиданно для себя произнес ведьмак. – Но я тоже воин и моя задача не дать порваться тонкой перегородке между нашими мирами. Я, как и ты, защищаю свой «остров».

– Убийца! – Фин откинул уши назад и зашипел.

Милый пушистик превратился в грозного зверя. Ощерившиеся зубы оказались приличных размеров, как и высунувшиеся из пушистых лапок когти. Стела вздрогнула. Она никогда до этого не видела чубасей в бою.

– Вы тоже убийцы и захватчики, – парировал ведьмак, складывая руку в защитное заклинание.

– Я не позволю вам поубивать друг друга! – девушка стукнула кулаком по столу. Стол из летучего камня не ожидавший такого удара подпрыгнул и завис между врагами. – Фин, ты должен знать, что ведьмак потерял в этом бою жену и детей.

– Мои дети живы, – пробурчал Павел. – Я сам вынес дочь. Хотя, она была без сознания. А сын должен был долететь. Он маленький, но очень сильный.

– Фис и Фип тоже сильные, – прорычал чубась. – Они тоже могли долететь.

– Конечно, могли, – примирительно сказала Стела.

Ведьмак опустил руку.

– Допускаю это, – пробурчал он неохотно.

– И я допускаю, что твои дети спаслись, – прошипел Фин, убирая когти и пряча клыки.

– А теперь, – голос Стелы слегка дрожал, – мы должны выработать общий план действий. И цель его в том, чтобы вы в этом измерении не испытывали проблем с энергией, а вы – она посмотрела на ведьмака, были уверены, что новых прорывов не будет.

– Сделка, – прошипел Фин. – Теперь он пусть рассказывает, что тут делает.

– И расскажу, – с вызовом произнес Павел.

Белая муть клубилась вокруг, создавая причудливые неясные образы. Егор сосредоточился изо всех сил – сказывалась усталость после боя. А ведь ему надо было вернуть обратно в настоящее время не только себя и пару спецназовцев, а практически полноценный отряд.

– Что-то мы здесь зависли? – прошептала Лиза. Пип, появившийся на ее плече, озабоченно пискнул.

– Сейчас, – Егор сжал кулаки и подумал, что ему просто не хватает энергии. Сейчас бы совсем капельку сил получить. Тогда бы он доставил всех в Илюхин дом гораздо быстрее. А так им придется продираться через этот туман еще какое-то время.

– Ты в порядке? – Илья придвинулся ближе к другу.

– Мы обязательно будем дома. Потерпите еще немного, – специально громко и уверенно сказал Егор.

Вера обняла стоящего рядом брата. Домовые насупились, понимая, что не все идет так, как надо.

И тут Егор ощутил прилив сил. Он накрыл его теплой и даже странно пушистой волной.

– С возвращением, – довольно произнес ведьмак, мгновенно перемещая всю компанию. Они очутились сразу в кабинете и, слегка зависнув на ковром, плавно спланировали на мягкую шерсть.

Чистюля и два других коловертыша стороживших вход в настоящее время радостно закружили вокруг прибывших.

– Устали проход держать, – пояснил Егор. – Ничего. Теперь можно расслабиться. Странное действие у твоей энергии, она вроде как не совсем поддается контролю. Но спасибо за поддержку. Как раз вовремя, – он улыбнулся Вере.

– Ты о чем? – она непонимающе уставилась на него.

– Разве не ты мне помогла?.. – протянул Егор и неожиданно резко обернувшись, рявкнул: – А ну быстро появились!

Пара крошечных пушистых чубасят немедленно материализовалась у ног Егора. Коловертыши, ощерившись, бросились на защиту хозяина.

– Подождите! Мы же вам помогли! – запищал один из малышей, выступив вперед и прикрывая второго.

– Мы просто ищем себе новый клан, – пискнул второй, старательно высовываясь из-за пушистого крыла друга.

– Всем стоять! – скомандовал Егор, поднимая руку.

Коловертыши отступили.

– Ефимыч, проверь, мы точно домой вернулись? – бросил ведьмак домовому.

– Точнехонько, – кивнул тот. – Этим двум задохликам большую реальность ни за что не создать.

– Как вы здесь оказались? – строго спросил Егор. – Есть еще один проход?

– Мы за тобой шли, – чубасенок поменьше высунулся из-за плеча друга.

– Нет, сначала мы полетели со всеми. Когда проход открылся, – пискнул другой, – Но мы не успевали. Мы еще маленькие. Нам всего период, поэтому отстали.

– Потом проход как стал сужаться! Мы испугались, – снова вмешался второй.

– И тут ты появился. Большой и сильный. Папа говорил: ваш новый вожак будет сильным. Мы с братом за тобой пошли, – круглые доверчивые глаза уставились на Егора.

– Ты могучий. За тобой идти было легко. Ты нас не прогонял. Брат сказал, что ты теперь наш клан.

– Я вас просто не заметил. Это странно, – нахмурился Егор.

– А мы можем быть невидимыми, – снова высунулся младший, из-за крыльев брата.

– Нет, сейчас не можем, – поправил его старший. – Мы все силы тебе отдали, когда ты попросил.

– Я у вас ничего не просил, – недовольно сказал Егор.

– А вот и неправда. Просил. Ты наш клан. Ты подумал – мы сделали.

– А теперь есть хотим, – жалобно сказал младший.

– Их надо убить, – неожиданно раздался голос мальчика-воина. – Им здесь не место.

В комнате наступила тишина.

И тут большая кастрюля с остатками каши плюхнулась на ковер перед чубасятами.

– Скушай кашки чуток.

Чтоб порадовать роток, – громко продекламировал Федя.

Чубасят не пришлось упрашивать. Они бросились к кастрюле и, запустив в кашу лапки, громко зачавкали.

– Совсем оголодали детишки, – грустно сказал домовой и демонстративно уселся рядом с ними.

– Это не детишки, а чубаси. Причем, благодаря нашей общей невнимательности, полностью воплотившиеся, – нахмурился Ефимыч.

– А проход мы все равно зашили, им его не размуровать, – неожиданно вступилась за чавкающих малышей Вера. – Что я им каши не найду?

– Их надо убить, – снова повторил Сила.

– Я сама убила несколько чубасей, – задумчиво сказала Лиза. – Но эти какие-то неправильные. Вы обратили внимание, что они друг за друга заступаются.

– Почему я не почувствовал опасность, когда они ко мне прицепились? – расстроено произнес Егор.

– Потому что они твой клан, – хмыкнул Илья.

– Не переживай. Они и к нам Лизой пару раз незаметно близко подбирались, – подбодрила ведьмака Вера.

Чубаси довольно хрюкнули, заглатывая последний комок каши и неожиданно, зашатавшись, рухнули на пол.

– Что с ними? – вскрикнула Лиза. – Отравились? Им не подходит наша еда?

– Да они просто дрыхнут, – сказал наклонившийся к малышам Федька и улыбнулся: – Спать пришла пора, деткам до утра.

– Это не детки! – возмутился Егор. – Вы хоть понимаете, что они могут тут натворить без присмотра?

– Значит, я буду за ними присматривать, – уверенно сказал Илья.

– Я не могу этого допустить, – покачал головой ведьмак.

– Я их сам убью, – выступил вперед Сила.

– Идите вы к черту! – окончательно разозлился Илья, бухнувшись на ковер с другой стороны от малышей. – Достали вы с вашим черно-белым миром: свои-чужие. Вы же видите, это просто потерявшиеся дети.

Лиза молча встала рядом с мужем. Пип одобрительно защелкал клювом.

Старший из чубасят сладко потянулся и открыл глаза. Потом зашевелил влажным носиком и, окончательно проснувшись, заглянул в пустую кастрюлю. Младший свернулся калачиком и зачмокал во сне. Старший чубасенок тщательно собрал остатки каши и засунул в рот малышу.

– Они точно какие-то неправильные, – Егор сел на ковер рядом с другом, задумчиво вороша волосы. Чистюля немедленно залез к нему на плечо и что-то замурлыкал в ухо.

– Да как вы не понимаете, они убили маму! – взвился Сила, и бросился на малышей, но был перехвачен твердой рукой сестры.

– Прекрати истерику, папе бы это не понравилось – жестко сказала она, а потом ласково обняла его. И мальчик горько заплакал, прижавшись к ее плечу.

– Значит, так, – твердо сказал Илья. – Я все решил. Этих двух малышей я беру себе. Кстати, и для бизнеса польза. Сейчас все бизнесмены заводят крутых зверушек. Скажу, что это новый вид летучих говорящих мышей из Южной Америки. Да все партнеры от зависти сдохнут! И еще, – быстро добавил он, глядя на собирающегося возразить Егора. – Это мой выбор. И ты не можешь сказать, что я не знаю о чем речь. Я видел их в бою.

– Выбор? – переспросил Егор.

– Да!

– Согласен, выбор принят, – произнес ведьмак. За окном дома сверкнула молния, подтверждая данную клятву. – Только помни, что ты несешь за них полную ответственность.

– Эй, Фис проснись! У нас новый хозяин! – старший чубась растолкал сонного малыша. – Ты всегда просыпаешь самое интересное.

– Нас будут убивать? – сонно переспросил Фис.

– Не сегодня, – усмехнулся Илья.

– Фип и его брат Фис вручают тебе наши жизни, – важно произнес старший и поклонился человеку.

– Ага, вручаем, – подтвердил малыш и, зевнув, полез по рукаву на плечо нового хозяина.

– Простите его, – тяжело вздохнул Фип. – Мы клянемся защищать ваш этот, как его, – он наморщил нос, – бизнес и убивать врагов.

– Вот-вот для бизнеса это самое первое дело, – хохотнул Илья.

– Осторожно, они все понимают буквально! – поправил его Егор. – Вот ляпнешь что-нибудь, а потом обнаружишь хладный труп партнера решившего затянуть с контрактом.

– Холодный труп – это плохо, – пробормотал малыш, устраиваясь на плече у бизнесмена. – Папа говорил, живую пищу надо съедать теплой.

Лиза ойкнула. Егор вопросительно поднял брови.

Илья снял Фиса с плеча и поставил рядом с братом.

– Так, слушать меня внимательно! – сказал парень четким голосом человека привыкшего отдавать приказы. – Я запрещаю вам убивать в этом измерении кого бы то ни было. Еды у вас будет достаточно. Но если вы кого-то хоть коготком тронете, дело будете иметь со мной. Ясно?

– Ясно, хозяин, – послушно закивали вытянувшиеся по струнке чубасята.

– А теперь спать! – он показал им на диван в кабинете, где лежал плед, еще недавно постеленный для Егора.

– Уже идем, – пискнули малыши и, взмахнув крыльями, спланировали на диван. Секунда и оттуда донеслось мерное посапывание.

– А еще они умеют читать мысли. И даже если ты мысленно кого-то проклянешь… – добавил Егор.

– Ни фига себе, – протянул Илья.

– Ты же говорил, что это осознанный выбор, – мстительно сказал ведьмак.

– Осознанный, – буркнул Илья, и тут же нашелся. – Зато у меня, благодаря этим малышам, теперь все шансы стать идеальным человеком. Даже в мыслях я буду чист аки голубь.

– Предлагаю всем поесть, – вступила в разговор повариха. – Спускайтесь на кухню. Через пять минут накрою стол, – девушка вышла из комнаты, увлекая за собой брата, с которым ей хотелось многое обсудить.

– Я такая голодная, что у меня в животе бурчит. Это все из-за путешествия в прошлое? – уточнила Лиза и, не дождавшись ответа от задумавшегося Егора, тоже пошла на кухню. За ней исчезли и домовые.

– Слушай, а одних их оставить здесь можно? – Илья внимательно смотрел на сопящих малышей.

– Они дали слово. Ты их клан и хозяин. Они буду слушать тебя, даже когда вырастут и станут раз в сто сильнее. Так что если чубаси сделают что-то плохое – это будет только твоей виной.

– Слушай, а коловертыши тоже твои мысли читают? – спросил Илья.

Егор кивнул.

– Ну, тогда мы в одной лодке, – довольно хмыкнул друг.

– Лиза права, – сменил тему ведьмак, – с ними действительно что-то не так.

– С малышами? – Илья бросил взгляд на диван. – Да они дрыхнут без задних ног.

– Нет, не с этими детьми. С исполнителями желаний вообще. Они, конечно, еще те создания. Но сейчас мне кажется, что посылать их на прорыв в другое измерение было как-то глупо. Думаю, мне надо кое с кем связаться. Извини, – Егор выскочил из комнаты.

– Что-то я тоже жутко проголодался, – произнес в пустоту Илья и поспешил на кухню.

На кухне за большим столом каждому нашлось место. Помолодевшая повариха, судя по ряду салатниц на столе, совсем не растеряла волшебных навыков. Продолжая бормотать заклинания, она суетилась у плиты, доставая из духовки за пару мгновений подрумянившегося гуся.

– А сейчас будет печеная картошка, – подмигнула Вера домовым, закрывая и через секунду открывая духовку.

– Вот это бытовая магия, я понимаю, – зашедший позже всех на кухню Егор присоединился к компании, усиленно жующей и стучащей вилками.

Ведьмак уселся рядом с Ильей и шепнул: – Приготовься. Уже рассветает.

Илья промычал что-то невнятное, расправляясь с сочным куском говядины.

– Ой, ребята, посмотрите, солнышко поднимается, – радостно сказала Лиза, сидящая лицом к окну. Только теперь, когда исчезла непроглядная темень, она почувствовала, что все в порядке и приключение наконец-то завершилось.

И тут за дверью послышался топот ног. Затем кто-то открыл ее пинком, и в кухню ввалилось человек десять, вооруженных пистолетами и бейсбольными битами. Они уставились на странную компанию за столом. Во главе сидел Илья, рядом его жена кормила с рук перепела. Следом на одном стуле умостились два низкорослых человечка суетливо доставая из какого-то допотопного чугунка печеную картошку. Причем, человечек постарше и побородатее был одет в странную рубашку со стойкой вышитой красными петухами и таким же рисунком на широких свободных рукавах. Вместо прежней поварихи у плиты стояла девушка. А недалеко от нее на краешке стола пристроился мальчишка лет двенадцати в сильно порванном и чем-то запачканном вязаном свитере. У его ног крутилось несколько кошек.

– Всем оставаться на своих местах! – крикнул вошедший следом за мужчинами человек и застыл, глядя на Илью поперхнувшегося куском мяса.

– Данила, ты совсем охренел? – сказал через силу закашлявшийся Илья и залпом осушил стакан с соком. Потом вытер рот салфеткой и уточнил: – Из-за чего тревога? Я смотрю, ты и подмогу из города вызвал.

– Так ведь дом пропал, – пояснил телохранитель, глядя на хозяина.

– Какой дом? – невинно уточнил Илья.

– Ваш, ну который под охраной у нас, – ответил Данила, чувствуя себя полным кретином. – Вечером я проверял дежурных в сторожке. Все как обычно. И тут мы смотрим в окно. А дома-то не видно – темнота непроглядная. Я решил, что-то с освещением. Послал парней. А к дому никто подойти не может. Он словно заговоренный.

В этом месте Егор с Верой переглянулись, а начальник охраны продолжал говорить, боясь, что его перебьют.

– Я сам попытался прорваться. Когда понял, что не могу – вызвал подмогу из столичного офиса. Всю ночь мы топтались, не зная, что делать. Потом уж решили вашему отцу звонить в Лондон, – он посмотрел на Лизу. – И тут темнота ушла и дом появился. Мы ворвались – освещение не работает – лампы везде перебиты.

– Федя не зря старался.

С лампами разобрался, – сказал низкорослый человечек за столом и снова принялся за кашу.

Данил захлопал глазами, не зная, что добавить.

– Отбой! – скомандовал Илья, – все в порядке. Видимо был перепад напряжения оттого и лампы разом перегорели. Вы хорошо сработали. Теперь все расходятся по местам, а то моих гостей перепугали.

Охрана, спрятав оружие, итак уже виновато топталась у двери.

– Игорь, – повариха окликнула одного из охранников. – Вы с ребятами через часик, как обычно, подходите завтракать.

Парень застыл, напряженно глядя на девушку у плиты.

– Я новая повариха, – ничуть не смущаясь, объяснила Вера. Вместо тетки своей буду. Она мне все про здешние порядки рассказала.

Игорь облегченно вздохнул. Объяснение было простым и логичным. Вот только он не помнил, когда успела ухать старая повариха и приехать новая.

– А с этими что делать? – в комнату зашел невысокий крепкий мужчина. Он держал за шиворот притихших чубасят. – Странные зверьки, я их в кабинете нашел.

Фис и Фип выглядели невинными овечками. Они как новорожденные котята безвольно повисли в мощных руках охранника, хлопая громадными глазами и изредка подергивая нескладными длинными ушами. Пушистые крылышки чубасят обвисли, как парус в безветренном море. Впрочем, вели они себя смирно, лишь пока не увидели Илью.

– Хозяин, нас взяли в плен, – пискнул Фис и, изловчившись, цапнул за палец острыми зубками обидчика.

Охранник ойкнул от неожиданности и отпустил добычу. Взлетев, братья приземлились на подоконник и застрекотали, перебивая друг друга.

– Он напал на спящих.

– Мы его не убили.

– Сделали, как ты приказал.

– Ждали, когда увидим тебя.

– Есть хотите? – перебил их Илья и поставил пару тарелок с закусками на подоконник. Исполнители желаний тут же громко зачавкали.

– Это мои новые … э – Илья запнулся, глядя на ошарашенных охранников, – мое новое приобретение. Очень редкая разновидность летучих мышей из Южной Америки. Они смешались с обезьянами. Поэтому у них такой вид.

– Илья выдохся и замолчал.

Охрана недоверчиво смотрела на малышей, продолжавших между чавканьем бурно обсуждать качества предложенной им еды.

– Они говорящие, – зачем-то уточнил крепкий парень, притащивший малышей из кабинета.

– Ну что застыли. Экзотика, – подключился к разговору уже взявший себя в руки Данила. – Может у них в роду были попугаи.

Все заулыбались.

– А судя по ушам еще и кролики, – поддержал шутку кто-то из парней.

– Так, расходимся по местам. Дежурство в офисе как обычно, – тоном, не терпящим возражений, приказал начальник охраны.

Через минуту на кухне не осталось никого, кроме Данила. Он нерешительно потоптался и уточнил, глядя на Илью: – Может, после завтрака вы найдете время для беседы со мной?

– Да садись уже за стол, – махнул рукой Илья. – Лучше мы тебе вместе все расскажем. А то решишь, что твой наниматель свихнулся.

– Я сам думал что свихнулся, когда через эту вязкую темень к дому подойти не мог, – беззлобно сказал начальник охраны, опускаясь на стул рядом с Егором. Он внимательно посмотрел на ведьмака: – А ты хорошо выглядишь. Вчера, когда в дом тебя затаскивали, думал, что помрешь за ночь.

– Егор мой школьный друг, он ведьмак, – буднично пояснил Илья и подмигнул Вере, которая тотчас поставила перед Даниилом тарелку с сочным куском говядины. – А дом пропал, потому что мы провалились в другое измерение.

– А если серьезно? – Данил спокойно орудуя столовыми приборами, подложил салатов и принялся за еду.

– Если серьезно, – в разговор включился Егор, наступая на ногу покрасневшему от возмущения Илье. – мы решили отметить Хэллоуин. Карликов-артистов даже в гости пригласили, – он махнул рукой в сторону домовых. Но с мистикой шутки плохи. Со светом что-то произошло. Все перегорело. Сами не понимаем, что ночью было. Да и напились мы вчера прилично. Очухались, когда уже светать стало и решили пойти перекусить.

– Всегда считал, что мода на западные праздники не к добру, – рассудительно сказал Даниил, отправляя в рот последний кусок говядины. – Ладно, сейчас пошлю за прислугой. Пусть порядок наводят, электриков вызывают. Приятного аппетита, – он встал из-за стола.

– Какой к черту Хэллоуин! – возмутился Илья, когда за мужчиной закрылась дверь.

– Егор все правильно сделал, – рассудительно сказала Лиза.

– Правильно будет, если ты сегодня же полетишь в Лондон. В этом доме долго придется наводить порядок.

– Не сегодня, а завтра. С Лизой вместе полетит Вера и ее брат, – уточнил Егор. – Домовые останутся дом сторожить.

– А вы с Ильей чем займетесь? – насторожилась женщина.

– Как чем? Последим, чтобы здесь все быстрее в порядок привели, – поспешил сказать Илья, опасаясь, что Егор ляпнет что-нибудь пугающее.

– Точно, – невозмутимо кивнул ведьмак. – Лизок, ты главное не бойся. С Верой и ее братом вы в полной безопасности.

Повариха от похвалы покраснела и старательно загремела кастрюлями.

– Я и не боюсь, – пожала плечами Лиза, – а с Верой мы подружились.

Вот только документы нужны для нее и брата, и еще визы.

Ведьмак полез в карман брюк, доставая оттуда два паспорта.

– Оперативненько, – удивился Илья, понимая, что Егор провернул все это во время недолгой утренней отлучки.

– А теперь друг, не уделишь мне полчаса? – сказал Егор. – Женщин отвлекать не будем – им надо собраться. А нам – обсудить предстоящий ремонт дома.

 Глава 6 
Оранжевые всполохи за окнами замка перестали мерцать, уступив место ультрафиолетовым зарницам. Плотные облака до этого предпочитавшие нырять в бушующее желтое море, а затем неожиданно выскакивать из него, теперь неторопливо набирали высоту, то и дело задевая летящий замок. Мощное сооружение вздрагивало от толчков, но гибкая структура махины собранной из отдельных камней, скрепленных магией, с честью выдерживала все удары.

– Входим в зону стабильности, – задумчиво прокомментировала Стела очередной толчок. – Павел, я знаю вашу историю. Может, вы начнете рассказывать ее Фину, пока я обойду замок, – она встала. Мужчины подскочили с кресел, провожая девушку.

– Я никогда еще не встречался с такой сильной ведьмой, – уважительно сказал Павел.

– Хозяйка, – с таким восхищением произнес чубась, что ведьмак сразу испытал к нему симпатию. – Послушай, – он решил действовать напрямик, – Эта девочка хочет помочь и тебе и мне. Поэтому обещай, что не набросишься на меня во время рассказа. Чертовски не хотелось бы ее расстраивать.

– Я слово дал всегда защищать хозяйку, – обиженно шмыгнул носом Фин.

– Тогда слушай, – Павел нахмурился, вспоминая события последних дней. И стал рассказывать обо всем, начиная с вызова знахарки к подозрительному дому, до подробностей последующего боя. Говоря о последних минутах разговора с женой, он невольно запнулся и отвернулся.

– Ты не виноват, что тебя не было рядом, ты спасал дочь, – мягкая лапа Фина легла на руку ведьмака, отчаянно сжимающую грубый бокал из камня.

Павел изумленно повернулся.

– Я тоже потерял первую самочку, Тою, – чуть тише добавил чубась. – Она была слабой после десятых родов. Она бы оправилась. Ей нужно было время. Но я улетел в патруль. И в клане решили, что энергия не должна пропадать даром… – чубась закрыл глаза, стараясь смахнуть ресницами крупную синюю слезу.

– Дерьмовая у тебя жизнь, брат, – сказал ведьмак, накрывая пушистую лапу ладонью.

– У тебя, воин, такая же, – хмыкнул чубась и положил вторую лапу сверху.

– Я бы сказал, что за это надо выпить, жаль нечего, – улыбнулся, не разжимая губ, ведьмак. Он уже понял, что демонстрировать зубы в этом мире стоит только в случае нападения.

– Я был со Стелой, когда она тебя взяла в плен, – Фин снова откинулся на мягком пружинящем кресле.

– Да уж, – поморщился Павел. – Я едва успел зашить дыру с этой стороны, когда налетела целая стая нежитей. Решил драться до конца и неожиданно словно в туман провалился.

– Стела применила какое-то сложное заклятье и похожее на туман. – подтвердил Фин. – С одной стороны она тебя обездвижила, а с другой никто из нежитей не мог пробраться в этот кокон, чтобы с тобой расправиться. Поверь, они очень хотели это сделать. Но хозяйка заявила, что ты ее законная добыча и они, разумеется, уступили.

– М-да, – протянул ведьмак, – очнулся я в колодце. Разорвал остатки пут и тут слышу – сверху кто-то спускается. Я не знал, сколько противников и решил притвориться, что без сознания. Выиграть время, сгруппироваться и оценить ситуацию. А это оказалась Стела.

– И ты напал? – заинтересованно уточнил чубась.

– Ты бы напал на того, кто принес тебе энергетический напиток и собрался делать компрессы из трав на ушибленную заклинанием голову?

– Она лучшая, – довольно заурчал Фин.

– Потом она рассказала о себе, и выяснилось, что я помню ее отца – Валери. Знаешь, я и представить не мог, что его хрупкая дочурка наполовину нежить, – вздохнул Павел.

Чубась закрыл глаза длинными ушами и затих.

– Эй, ты чего? – удивился ведьмак.

– Это очень трогательная история, – вздохнул дворецкий и откинул уши назад. – Ты не враг хозяйке, и я ее друг. Она уже два раза не дала меня убить. Фин должен защищать ее интересы. Ты сильный почти как хозяйка, ты на ее стороне. Значит, защищая тебя, я защищаю ее.

– Твоя логика безупречна, – кивнул ведьмак.

– Я слышал разговор. Случайно. Ты в опасности. Андрей обещал кромешнику тебя убить, – придвинувшись поближе, прошептал чубась.

– Благодарю за предупреждение, – кивнул ведьмак. – А что за кромешник?

– Я не успел разглядеть, – Фин недовольно наморщил нос.

– Знаешь, а у меня есть план, – ведьмак наклонился поближе к дворецкому и что-то зашептал в большое длинное ухо.

Они уже завершали разговор, когда послышались торопливые шаги. Стена из камня рассыпалась на кирпичики, пропуская в комнату Стелу с Андреем.

– Он хотел меня убить! – яростно выпалил Андрей, тыча пальцем в чубася. Выглядел парень-нежить ужасно. С бледного пергаментного лица до сих пор стекали капли ядовитого моря, как и с намокших тяжелых крыльев. – Слышишь! Он сунул мне в рот плющ, чтобы я задохнулся. А теперь наверняка оговаривает меня, придумывая какие-то гадости.

– Я уверена, что его поведению есть разумное объяснение, – миролюбиво сказала Стела.

– Я просто испугался, – сказал чубась мгновенно отпрянувший от ведьмака. – Я случайно услышал разговор…

Нежить взвыла от ярости и не бросилась на чубася только потому, что была остановлена мощной рукой ведьмака. Павел, мгновенно поднявшийся с кресла, преградил Андрею дорогу.

– Я же не знал, что госпожа чуть позже расскажет мне, что ведьмак из другого измерения на самом деле на нашей стороне, а не просто одурманен… – продолжал лепетать Фин. – Я нечаянно услышал разговор госпожи и, поскольку вы на стороне хозяйки… – Фин преданно посмотрел на Андрея, – решил подаренным мне госпожой плющом поклясться в том, что никому ничего не расскажу… Он случайно попал вам в пасть.

– Ты слышал разговор Стелы с этим? – остывая, произнес Андрей и брезгливо отодвинулся от ведьмака.

– Вот видишь, все и прояснилась, – умиротворяюще сказала Стела. – А теперь, если не возражаете, я с Павлом навещу нашего гостя – Серебряного кромешника. Я уже оказала ему первую помощь, и он скоро должен проснутся. Но кромешники так непредсказуемы… – она растянула губы в улыбке, – так что помощь Павла может быть кстати. Я надеюсь, вы будете вести себя разумно? – Стела внимательно посмотрела на Андрея, а потом на чубася.

– Разумеется, милая, – пробормотал Андрей. – Маска нежити уже полностью слезла с его лица, и он чмокнул девушку в щеку. – Только будь осторожна. Кромешники сложные союзники.

Стела кивнула и вышла из комнаты. Ведьмак последовал за ней, бросив ободряющий взгляд на чубася. Кирпичики снова сложились в стену оставляя нежить наедине с Фином.

– У вас здесь, похоже, была совместная трапеза, – принюхался Андрей и заглянул вы пустые бокалы, пытаясь найти там хоть каплю искрящейся жидкости. Стоящие на столе тарелки ничего ему не говорили. Он привык к тому, что Стела любила странные вещи. – Так ты подружился с ведьмаком? – не найдя ничего съедобного, Андрей поднял тяжелый взгляд на дворецкого.

– Я хочу сказать, господин, что слышал ваш разговор с кромешником, – пискнул Фин и тут же взлетел, избегая резкого удара напавшей нежити.

– Здесь замкнутое пространство, – оскалился Андрей, загораживая окно. – Стела словно нарочно оставила тебя со мной, тебе точно не сбежать.

– Вы зря сердитесь, – пищащий чубась метнулся в угол комнаты, снова чудом избежав цепких лап Андрея, – я на вашей стороне. Пусть ведьмак сдохнет. Он убил моих детей.

Андрей, готовившийся к новому удару, притормозил.

– Среди прорывавшихся в другое измерение были твои дети?

– И он их убил, – подтвердил чубась. – Поэтому я не рассказал о подслушанном разговоре Стеле. Я на стороне хозяйки. Но ведь и вы на ее стороне? А ведьмак слишком опасный союзник. Он может ее предать.

– А ты не так глуп, как кажешься – фыркнул Андрей и неожиданно схватил за горло пищащего от страха дворецкого. – Но если ты меня обманываешь…

– Я дал слово защищать интересы хозяйки, – прошипел полузадушенный Фин.

– Неплохой трюк с плющом. Но помни, я сильнее и умнее тебя, – нежить небрежно отшвырнула малыша в угол.

– Я рад что вы оценили мой трюк, хозяин, – залебезил Фин.

– Ладно уж, живи пока, – Андрей вздохнул и встряхнул мокрыми крыльями. Камень недовольно зашипел, впитывая капли желтого моря. – У меня будет к тебе поручение, раз теперь мы работаем вместе. Но позже. Пока найди мне напиток. Я голоден.

– Конечно, хозяин, – сказал Фин и вылетел в окно.

Павел едва успевал за спешащей Стелой. Длинное платье скрывало ноги ведьмы, но по ощущениям ведьмака девушка скорее летела, чем шла.

– А мы не зря оставили с ним Фина наедине? – Павел прибавил шагу и поравнялся с ведьмой.

– Малыш не так прост, как кажется, – уверенно ответила Стела, – он справится. Я ведь правильно поняла: тебе удалось заключить с ним союз? – она остановилась на пустынной площадке, за которой заканчивался замок. Стела застыла, ощупывая пространство.

– Что-то не так? – напрягся Павел.

– Все в порядке, на нас никто не смотрит, – прошептала ведьма и, подняв руки, как кусок бумаги, свернула часть пейзажа за барьером. Теперь край, где только что виднелось стабильная часть планеты с ультрафиолетовым небом, рулоном лежал на полу. А на его месте странной заплаткой торчала очередная каменная стена замка.

– Ты не перестаешь меня удивлять, – прошептал Павел, оглядевшись.

– Я же сказала: на нас никто не смотрит. Я чувствую взгляды кожей лучше, чем здешние кромешники, – усмехнулась Стела и толкнула пальцем стену. Кирпичики привычно разлетелись в стороны, освобождая проход.

– Полезное качество. Скажи. Откуда у тебя такая прорва энергии? – поинтересовался Павел, следуя за девушкой.

– Не скажу, – спокойно ответил она, подождав пока пройдет ведьмак, и плавным движением руки возвратила камни на место. – Такая информация позволит напасть на это измерение.

– Не думаешь же ты, что ведьмаки захотят захватить этот мир? – почти обиженно сказал ведьмак.

– Конечно, нет – примирительно сказала девушка и пошла по узкому петляющему коридору. – Но ты, вернувшись, оставишь отчет о задании, оно попадет в книги к Знающим. А при неблагоприятных условиях до этих книг смогут добраться люди. Дальше продолжать?

– Не стоит, – сказал Павел, опять едва успевающий за ведьмой.

– Он здесь, – произнесла Стела, заходя в большой полутемный зал, освещенный лишь несколькими мерцающими синими факелами.

Изумленный Павел остановился у входа. Он видел кромешников в бою. Он даже убивал их. Но теперь в глубине комнаты на удобной лежанке сидело существо больше напоминающее Кощея Бессмертного из сказки. А истекающая энергией шкура кромешника скомканной тряпкой лежала на каменном полу. Впрочем, первоначальное впечатление о тряпке ведьмаку, глаза которого постепенно привыкли к странной фосфоресцирующей темноте, пришлось отбросить. По шкуре и рядом с ней ползали десятки небольших существ, напоминающих странную помесь медузы с пауком. Желеобразные тушки на длинных тонких ножках неторопливо накрывали собой капли энергии, сочащиеся из шкуры, а затем отсоединялись от нее, как пиявки насосавшиеся крови. Вот только после их обеда место прорыва затягивалось, восстанавливая нарушенный покров.

– Кто там? – с трудом просипел кромешник, сидящий на кровати. Повинуясь голосу, морда с пола приподнялась, словно вглядываясь с посетителей. Но очередная медузопаучиха, прыгнув на жирную складку в каплях энергии, опять припечатала ее к полу.

– Это я, Стела, и мой новый начальник охраны, – громко произнесла ведьма. – Он практически слеп и глух без шкуры, – пояснила она Павлу.

– Но не беззащитен, – прошипел кромешник, старательно шаря с поисках чего-то на ложе.

– Вы у меня в гостях и я гарантирую вашу безопасность, – почти крикнула ведьма.

В тощих клешнях кромешника мелькнуло что-то похожее на светящийся карандаш. Павел мгновенно закрыл собой девушку.

– Ладно, – просипел серебряный кромешник, откладывая непонятное оружие. Я тебе верю полунежить. Хотя видимо в старости стал слишком доверчив и сентиментален. В любом случае спасибо, что выкупила, дала убежище и пригласила крюшей, латающих шкуры. Ты ведь и за них заплатила?

Вопрос был риторическим, но кромешник и не ждал на него ответа. Со свистом набрав воздуха в грудь, он выдохнул: – Ты вложила в меня много, и хотелось бы узнать, чем я должен расплатиться?

– Для начала мы бы хотели подойти поближе и поговорить.

Кромешник молчал, то ли соглашаясь, то ли борясь с воздухом не желающим наполнять измученное тело.

Стела и Павел осторожно приблизились. Ведьмак подумал, что без защитной оболочки кромешник мало отличается от нежитей: такие же круглые глаза, худое лицо обтянутое пергаментной кожей и рот-отверстие с рядом мелких острых зубов. Тощее тело слегка светилось в темноте. Возможно, оно бы светилось и ярче, но сияние приглушала морщинистая пленка, покрывавшая его полностью. Проверяя слова Стелы, ведьмак протянул руку и помахал рукой перед немигающими глазами кромешника.

– Да, я практически слеп, – просипел тот. – Если хотите знать правду, я совсем не вижу вас, только слышу и то плохо. Но не стоит размахивать у меня перед лицом руками. Неприкрытой шкурой я чувствую колебания воздуха и неплохо ориентируюсь в пространстве.

Кромешник, закончив фразу, странно икнул. Сгусток, вылетевший у него изо рта, накрыл липкой массой медузопаука на краю плаща. Тот заскрежетал, как поломанный механизм, и растекся лужицей по полу.

– Я не хотел вас обидеть, – извинился Павел, впечатленный демонстрацией силы.

– Я вожак клана, пока не избран другой. Меня нельзя обидеть, потому что мой обидчик должен умереть. Так что твои извинения не по адресу. Будем считать это просто разговором, – просипел кромешник. – Итак, что ты хочешь? – он повернул безносую морду к ведьме.

– Я хочу узнать историю возникновения рода кромешников. Я хочу знать, почему вы так зависите от своей… – Стела запнулась, ища подходящее сравнение, – верхней шкуры. И, вообще, у меня очень много вопросов. А дополнительные могут возникнуть по ходу вашего рассказа.

– А почему ты так уверена, полунежить, что я с готовностью выдам тайны клана? – кромешник ощерился рядом мелких зубок. – Я не давал тебе слова. Я не просил себя выкупать. И мне не нужна жизнь предателя.

– Но я могу дать слово, что не использую знания против клана, – парировала девушка. – А еще я готова заплатить, – она оторвала часть плюща от платья и вложила его в клешню кромешника. Потом достала из мешочка на поясе горсть порошка и высыпала на стебель. Плющ мгновенно пошел в рост, укрывая тело кромешника теплыми стеблями и пушистыми листьями.

– Вы можете сами придать ему удобную форму, – посоветовала ведьма.

Кромешник недоверчиво фыркнул, но, видимо, все-таки отдал мысленный приказ растению. Плющ услужливо обвил его голову, формирую над ней привычный капюшон.

– Итак, в обмен на информацию я дам вам два кубка такого порошка, – предложила Стела.

– Десять, – ответил кромешник, ощупывая клешнями плющ. – И как только подремонтируют мою шкуру, ты отпустишь меня домой. Там расплатишься, тогда я тебе все расскажу.

– Восемь, – предложила компромисс ведьма.

– Она не поедет к тебе одна. С ней отправлюсь я и дворецкий, – вмешался Павел.

– Да хоть всю прислугу из замка прихватите, – проворчал кромешник. – В моем клане несколько тысяч воинов. Мы ничего не боимся. Но если ты выполнишь условие – от ткнул клешней в сторону Стелы. – Я гарантирую безопасность тебе и твоим спутникам. Девять.

Павел покачал головой восхищенный наглостью серебряного.

– Сделка, – сказала довольная Стела. – Твою шкуру залатают быстро. Не пройдет и десятой части периода, и тогда мы полетим.

– Сделка, – просипел серебряный.

Ведьмак и Стела вернулись обратно в видимую часть замка, и девушка осторожно приладила рулончик со свернутым пейзажем на место. Он снова полностью повторял вид за стенами замка, где несущиеся по небу облака поменяли свой цвет с сизых на коричневые.

– Здорово я придумала, правда? – совсем по-детски похвасталась Стела, входя в зал. – Знаешь, меня на мысль о таком способе маскировки навели обычные фотообои. У меня одно время они был в детской. Конечно, чтобы создать такой эффект пришлось серьезно поработать…

Ведьмак спешил за девушкой, не понимая, как в одном человеке может сочетаться жесткий прагматик с наивным ребенком. Только что она упорно торговалась с серебряным, а теперь хвастается как школьница, получившая пятерку.

Странный свистящий звук заставил их обернуться. Павел, обняв Стелу, бросился на пол замка, пробивая в нем заклинанием дыру. Они еще летели на нижний этаж, когда что-то громадное врезалось в стену и снесло ту часть коридора, по которой они только что шли. Павел помог девушке подняться и посмотрел вверх. Оттуда острыми синими сосульками свешивались щупы какого-то существа.

– В сторону, – скомандовал он, вжимая девушку в податливую стену комнаты.

Потолок из нестабильных камней просел, и шарообразное тело утыканное щупами-иголками рухнуло вниз, занимая почти все пространство комнаты.

– Лети себе с миром, – прошептал Павел и щелкнул пальцами. Камни пола разъехались, повинуясь приказу, и странное существо рухнуло в море. – Похоже, не только я здесь кому-то мешаю, но и у тебя нашлись свои поклонники, – произнес Петр.

– Это местная летающая рыба, – дрожащим голосом сказала Стела – У нее тело как шар и потому ее частенько выбрасывает из моря.

– Так высоко? – уточнил ведьмак.

– В мой замок случайно залетела летающая рыба, – ведьма уже взяла себя в руки. – И мы с тобой стали этому свидетелями и даже посмеялись над таким забавным случаем, – уверенно сказала девушка и чуть тише добавила. – За нами кто-то наблюдает.

– Действительно, забавное происшествие, госпожа, – Павел склонился в полупоклоне, но чтобы такого больше не произошло, я сам займусь силовой защитой замка. – Ведьмак взлетел и нырнул в пролом на полу, чтобы, не откладывая совершить облет и понять, где еще противник сможет устроить прорыв.

Вверху захлопали крылья чубасята из прислуги, раздались возгласы страха и удивления.

Стела хлопнула в ладоши, и дыра, сделанная рыбой в полу из летучего камня замостилась. Ведьма пригладила растрепанные волосы, и тут из верхнего пролома на мягких крыльях спикировал Андрей.

– Ты жива? А где ведьмак? – растерянно произнес он. – То есть я так рад, что ты осталась жива. И жаль, что не повезло ведьмаку. Но у него не было шансов. Ты не представляешь, насколько опасны эти летучие рыбы! Их щупы пробивают даже броню кромешников!

– Андрей, а откуда ты знаешь, что это была рыба? – невинно поинтересовалась Стела, глядя прямо в бесцветные глаза жениха.

В аэропорту было шумно и многолюдно. Табло высвечивало бесконечную череду рейсов, и даже к проходу в вип-зону образовалась небольшая очередь.

– И совсем не обязательно было брать нам билеты бизнес-класса, – смущенно сказала Вера. Сила угрюмо стоял рядом, вцепившись в руку сестры. Несмотря на всю внешнюю невозмутимость юного воина, минувшие приключения не прошли ему даром.

– Ничего, он у нас буржуй и может себе это позволить, – хмыкнул Егор, глядя на Илью суетящегося вокруг Лизы. Парень, похоже, сам уже запутался в путевых наставлениях, которыми загрузил беременную жену по уши. Лиза терпеливо слушала мужа, кивая в такт его словам. Услышав слова друга, Илья обернулся.

– А вы попробуйте за день до отлета купить билеты эконом-класса. Ведь наш замечательный друг-ведьмак паспорта с визами притащил, а о такой мелочи как билеты не позаботился.

– Я просто дал шанс проявить широту твоей натуры, – серьезно сказал Егор, старательно пряча смешинки в глазах. – Но если бы ты попросил, я бы достал любые билеты. А ты вместо этого сам засел за телефон. Кстати, а почему у такого большого босса нет секретаря для подобных поручений?

– То есть ты мог помочь, но предпочел смотреть, как я подпрыгиваю в наших общих интересах?! – взвился Илья.

Вера испуганно смотрела на разгорающуюся ссору.

– Мальчики, хватит дурачиться, – вмешалась Лиза. – Вера не пугайся. Они со школы друг друга подкалывают. Это у них такой стиль общения.

– Да, – серьезно сказал Егор, давясь смешком – А еще я всю жизнь героически вытягиваю этого парня из жутких неприятностей.

– Угу, – подтвердил красный как рак Илья, – только сначала ты меня героически в них затягиваешь.

– Все хватит. Нам пора, – сказала Лиза и поправила перекинутую через плечо легкую сумку. Как прилетим, сразу позвоним, – она поцеловала Илью и, махнув рукой Егору, поспешила за перегородку отделявшую провожающих от улетавших.

– Мы тоже пойдем, – смущенно улыбнулась Вера и потянула за собой брата.

– Хорошего полета, – кивнул Егор, позвони, когда прилетишь, чтобы я не беспокоился.

Девушка покраснела и пошла на регистрацию.

– А ты ей нравишься, – констатировал Илья.

– И она мне, – подтвердил Егор. – Когда все закончится, обязательно предложу переехать ей в дом к Валери.

– То есть в твой дом, – уточнил Илья и, увидев, что друг нахмурился, перевел разговор на другую тему. – Как думаешь, Лиза не догадалась? Пока мы тут перекидывались репликами, я все время опасался, что она начнет уточнять, что именно мы собираемся делать в доме.

– По-моему, нам удалось ее отвлечь, – сказал Егор.

И тут у Ильи зазвонил телефон. Он со вздохом вытащил трубку и ласково произнес: – Я так понимаю, дорогая, что ты звонишь мне уже из Лондона?

– Послушай, – торопливо сказала жена, – Мне показалось или вы с Егором что-то затеваете. Что за представление вы устроили перед стойкой регистрации? Да и всю дорогу болтали без умолку. С нашим домом настолько все серьезно?

Илья вопросительно посмотрел на друга. Егор молча протянул руку а трубкой.

– Сейчас Егор тебе все расскажет, – облегченно сказал парень, отдавая телефон.

– Ты как всегда проницательна, подруга, – улыбнулся ведьмак. – Но не переживай. В дом приедет несколько моих знакомых и к вашему возвращению с ним все будет в порядке. Мы просто не хотели, чтобы ты волновалась.

– Вруны, – беззлобно сказала Лиза. – А теперь поклянись своей самой страшной клятвой, что моему мужу ничего не грозит.

Егор нахмурился.

– Не слышу, – сказала женщина, – Кстати, я не очень и стремлюсь у лететь и, вполне могла бы задержаться в городе на несколько дней.

– Это шантаж, Лизок, – произнес Егор, внимательно глядя на друга. – Но если ты настаиваешь, я клянусь. Пока я жив с Ильей все будет в порядке.

– Успокоил, – ответила Лиза и отсоединилась.

– Какой шантаж? И почему ты назвал мою жену Лизок? – насупился Илья.

– Успокойся, Отелло из тебя никудышный – проворчал Егор, возвращая телефон.

– Это почему? – не сдавался парень.

– Потому что я не могу представить рыжего краснолицего Отелло в веснушках, – улыбаясь, парировал Егор.

– Кретин, – вздохнул, теряя боевой пыл, Илья. – И что теперь мы будем делать?

– Мы идем в кафе, – Егор показал на забегаловку в аэропорту с круглыми столиками без стульев, где продавщица у стойки щедро раздавала посетителям дешевый кофе по сумасшедшим ценам. Они взяли два мутных экспрессо в бумажных стаканчиках и пристроились за столиком рядом с выходом, откуда прекрасно просматривался зал аэропорта.

Илья брезгливо отхлебнул мутную бурду.

– Разбаловался ты, буржуй, – хмыкнул Егор, делая большой глоток.

– Прекрати меня так называть, – обиделся друг. – Ты хоть знаешь, что я пашу на фирму Лизиного отца по двенадцать часов в день без выходных?

– Извини, – серьезно ответил Егор – Больше не буду. Я просто хотел сказать, что очень рад видеть и тебя и Лизу. Только теперь понял, как я соскучился. На самом деле – вы и есть моя семья. Больше никого не осталось.

– Тогда прекращай дурить со своими ведьмаками. Деньги у тебя есть. Иди учиться. Ты ведь собирался врачом стать? Представляешь, какой из тебя доктор получится? А сколько жизней можешь спасти?

– Наверное, ты прав, – Егор задумчиво поскреб подбородок. – Сейчас закончим это дело, и пойду учиться.

– Тогда чего мы здесь торчим? Кажется, собирались дом почистить.

– Там без нас спецназ поработает, – отмахнулся Егор. – Ты не волнуйся, твоя охрана даже ничего не заметит. А вот тебе на фирме надо бы отпроситься на недельку.

– Да не вопрос, – хмыкнул Илья и состроил просительное лицо. – Уважаемый генеральный директор Илья Александрович, не дадите ли вы мне отпуск? – Илья чуть отодвинулся в сторону и принял напыщенный вид. – Так и быть Илья Александрович, раз уж вы решили спасти мир, я вас отпускаю.

– Паяц, – покачал головой Егор.

Илья тем временем достал сотовый и позвонил.

– Софа Павловна, я уезжаю на неделю. Все звонки переводите на первого зама. Мне звонить только в крайнем случае. Да сотовый я не отключаю. Но какое-то время буду недоступен, – он нажал отбой, а затем набрал еще один номер – Данила? Это я. Да не кричи так. Никто меня не похитил. Я с другом жену проводил в Лондон. Теперь решил на недельку на рыбалку отправиться.

Судя по всему, начальник охраны попытался что-то возразить. Илья поморщился.

– Ты не в курсе, именно потому, что я твой работодатель и сам принимаю решения. Да, и на рыбалку я еду без охраны. Когда надо будет – свяжусь. Все отбой.

– Сурово, – Егор отхлебнул еще глоток бурды из стаканчика и заметил девушку в униформе, спешащую к кафе через зал.

– Вы, Егор? – уточнила она, останавливаясь у столика.

– Я, – кивнул ведьмак.

– Это вам, – она протянула пухлый большой конверт.

Егор открыл его и посмотрел на билеты.

– Значит, летим, – вздохнул он. – А потом что?

– В каком смысле? – не поняла девушка.

– Вас просили передать что-то еще? – Егор обаятельно улыбнулся.

– Ничего меня не просили, – разозлилась она. – Я и так должностную инструкцию с вами нарушаю. Билеты сама принесла. Даже не понимаю, как согласилась, – она развернулась на каблуках и поспешила обратно.

– Какая муха ее укусила? – удивился Илья и, не дождавшись от мрачного Егора ответа, уточнил. – Далеко летим?

Ведьмак протянул конверт.

– Сейчас посмотрим, – открыл его Илья. – И что мы забыли на Урале? – удивился он и выложил билеты на стол. – Друг, а тебя не смущает, что вылет через час, а у нас билеты на четверых. Кто такой Наиль Рудбеков и Иван Мамонов?

– Видимо вон они идут, – Егор показал в сторону двух крепких парней, проходящих в зал сквозь стойку металлоискателя. Сделать им это было сложно. Потому что перед стойкой рассыпал книжки студент-очкарик. Теперь он старательно собирал вещи, путаясь под ногами входящих в аэропорт людей. Крепкие парни обошли неожиданное препятствие и, миновав кафе, прямиком направились стойке регистрации.

– Странно, – поразился Егор. – Я был практически уверен, что они из наших.

– Привет, меня зовут Наиль, – очкарик шлепнул собранные книги на стол, тот качнулся и кофе Ильи пролился на столешницу. – Извините, я куплю новый, – смутился парень.

– Ты кто? – удивился Егор.

– Ой, – парень хлопнул себя по широкому лбу. – Все время забываю, что представляться надо по правилам. Я Предсказатель, Наиль, еду с вами.

– Егор, Хранитель Знаний, рядом Илья – человек, – сказал ведьмак.

– Вот вы где, парни, – к ним шел светловолосый мужчина неопределенного возраста. На широком добродушном лице сияла открытая улыбка. – Я Иван – вурдалак, – представился он, протягивая ладонь для рукопожатия.

Илья поперхнулся остатками кофе. Егор невозмутимо представил остальных.

– Нам пора, – он раздал всем билеты. – Идем к стойке регистрации. По дороге разберемся, что к чему.

Все три часа полета Илья шепотом выспрашивал у друга подробности жизни вурдалаков. Он почти успокоился, когда Иван уж в аэровокзале хлопнул его по плечу и доверительно сказал: – Ты, смотрю нашим родом интересуешься. Так лучше у меня поспрошай, а не у ведьмака. И не переживай, мы хоть и оборотни, но своих не трогаем. Это только в детских сказках у волкочеловека мозги после превращения отстегивает.

– Ты все слышал? – покраснел Илья.

– Я не специально, – извинился Иван. – Я многое слышу, например, как на улице трава растет.

– Прости, я не хотел тебя обидеть.

Улыбка сползла с лица вурдалака. Он пристально посмотрел на Илью.

– Триста лет живу, а таких как ты по пальцам одной руки пересчитать могу, – произнес он задумчиво – Искренне извинился. По-настоящему жалеешь, что обидел невзначай. Ты хороший парень. Друзья? – он протянул Илье руку.

Тот ответил крепким рукопожатием. Егор, вернувшийся с обхода полупустого аэровокзала, одобрительно кивнул: – Вот и славно, что подружились. А где наш студент-предсказатель?

– Уж полчаса как отправился в туалет. Похоже, он плохо переносит полеты.

– Понятно. Илья ты не мог бы позвать нашего ученого?

Илья кивнул и пошел к туалетам.

– Нас, похоже, никто не встречает, – констатировал Иван.

– И еще здесь пахнет опасностью, – задумчиво произнес ведьмак.

– Нет, это запах смерти, – не согласился вурдалак. – Того, кто нас должен был встречать, уже нет в живых.

– А вот и мы, – Илья буквально волок под руку растрепанного Предсказателя. Его очки съехали набок. К груди студент прижимал тетрадь в кожаной обложке и карандаш. – Ему не стало плохо. Он просто заперся в кабинке. Видимо испугался.

– Нет, – слабо возмутился студент, пытаясь освободиться от железной хватки человека, – я делал расчеты. Я хотел как лучше. Я знал, что вы мне не поверите.

Егор сумрачно посмотрел на Илью. Тот немедленно отпустил Наиля и парень, лишившийся поддержки слегка покачнулся.

– Уважаемый Предсказатель, – ведьмак слегка наклонил голову – Мы полны доверия к тому, что ты скажешь.

– Вот, так и знал, теперь вы издеваетесь, – расстроено шмыгнул носом студент. – Я говорил Марку, что меня никто не будет слушать. Кого интересует мнение семнадцатилетнего парня?

– Слышь, друг, – неожиданно пришел на помощь Илья. – Прекрати комплексовать. Знаешь что – говори, и не заморачивайся по поводу возраста. Я, знаешь ли, всего на три года тебя старше.

– Правда? – удивился Наиль, с уважением глядя на широкоплечего коренастого человека.

– Так что ты напредсказывал? – вмешался вурдалак – По моим ощущениям, с этого места надо как можно быстрее рвать когти.

– Я так и думал, – опять вздохнул студент, – я рассчитал твою натальную карту – твоя импульсивность основной фактор нестабильности, хотя с другой стороны…

– Я надеюсь, это было не оскорбление? – отчего-то очень тихо уточнил Иван.

– Нет, дружище, – постарался сгладить ситуацию Илья. – Но, может все-таки, перейдем к предсказанию?

Наиль обреченно посмотрел на электронные часы, висящие у выхода из аэровокзала.

– Ты специально тянешь время, – понял Илья. – Что происходит?

– По моим подсчетам мы должны быть здесь еще не менее трех минут, а лучше пяти, – выдавил из себя Наиль. – И это правда, что я тяну время. Я совсем не уверен, что вы прислушаетесь к моим словам.

– Здесь пахнет опасностью, – недовольно проворчал теперь уже Егор.

Илья и сам чувствовал, как в воздухе нарастает непонятная напряженность, но он постарался взять себя в руки. Должен же хоть кто-то здраво рассуждать, когда его лучший друг и новый знакомец вурдалак полностью находятся во власти инстинктов.

– Что произойдет через три минуты? – спросил он Наиля.

– Я точно не знаю. Слишком много людей задействовано. Но надо находиться здесь. Только здесь, – парень ткнул пальцем в пол и снова тоскливо посмотрел на часы.

– Я знаю, что будет, – почти прорычал Иван. – Отходим вглубь зала. Я их слышу.

– Тут кроме нас люди, их надо предупредить, – спохватился Илья.

Он неожиданно заметил, что у входа почти никого нет. По необъяснимым причинам немногочисленные люди, ожидающие приезда друзей, пересели подальше. Только пара смутно знакомых крепких парней со спортивными сумками уверенно двигалась к вращающимся стеклянным дверям.

Илья рванул было к ним, но вурдалак перехватил его железной рукой и потащил в сторону туалета. Они сделали всего нескольких шагов. Илья обернулся, понимая, что единственное, что он может сделать, это крикнуть вдогонку уходящим мужчинам. Он не успел открыть рот, когда громадная фура, несущаяся по дороге на безумной скорости, потеряв управление, врезалась в стеклянную внешнюю стену аэровокзала. Сорванное со стены электронное часовое табло последний раз мигнуло красными цифрами и упало на вымощенный блестящей плиткой пол. И Илья понял, что с момента предсказания прошло ровно три минуты.

Стеклянные стены взорвались мелкими брызгами, осыпая дождем осколков тех, кто находился недостаточно далеко от входа. Послышались крики. Люди бросились к залу приема пассажиров. В узком проходе забитом народом кто-то сдавленно вскрикнул. А фура, танцуя смертельное танго, въехала в зал и по инерции скользила по блестящему полу мимо друзей в сторону туалета. Она со смачным хрустом пробила стену, и прорванный водопровод окатил большегруз фонтаном. Вот только шоферу, вцепившемуся последней хваткой в руль, было уже все равно.

– А теперь надо уходить, – крикнул Наиль. – У нас не больше трех минут.

– Успеем, – прорычал вурдалак, и четверка рванула к разбитой стене у выхода.

В кафе в пяти кварталах от аэропорта было тихо, тепло и уютно. Сидящие за столиками люди мирно беседовали, ели пирожные, пили кофе. Они изредка отрывались от неспешных разговоров, глядя на проносящиеся в сторону аэропорта машины полиции и скорой помощи.

– Мы могли им помочь, – выдавил из себя Илья, после того как официантка принесла им заказ.

Собственно говоря, Илье напарники не оставили выбора. Он так толком и не понял, каким образом подхватившие его под руки Егор, Иван и едва успевающих за ними Наиль буквально через несколько секунд оказались в нескольких кварталах от вокзала.

– Объясни, – попросил Егор Наиля, наливая из чайника горячий напиток. Он привычно обнял чашку ладонями. Такое простое движение всегда приносило мир и покой в душу.

– Понимаешь, временной промежуток был слишком маленьким для корректировки ситуации.

– А ее можно было поменять? – напрягся Илья.

– Многие на первый взгляд безвыходные ситуации можно скорректировать, – убежденно сказал Наиль. – Я могу работать, когда процент совершения действия не превышает 97 процентов. Но в данном случае он зашкалил за 99.

– Неизбежная реальность, – кивнул Егор.

– Говоря обычным языком, – вступил в разговор Иван, – эта махина должна была врезаться в тех, кто первым в этот промежуток времени выходил из здания.

– И вместо нас погиб кто-то другой, – мрачно сказал Илья.

– Я их запомнил. Парни были с нами в аэропорту. Это люди Марка, – уточнил Егор.

– Похоже, твой начальник не очень-то ценил их жизни, – не удержался от сарказма Илья.

– Или ставки слишком высоки, – спокойно скал ведьмак. – Ты что не понял: в твоем доме были только цветочки. Сейчас мы едем собирать ягодки.

– Итак, что мы имеем, – подытожил вурдалак – Кто-то очень не хочет, чтобы мы добрались до места назначения. Причем о самом месте назначения мы пока ничего не знаем.

– Точно, – кивнул Егор. – Кто-то засек курьера, спешащего к нам с билетами и инструкциями в аэропорту. Потому ему пришлось срочно перепоручить задание обычной девушке-служащей. Он так торопился, что даже не успел передать ей суть задания. И здесь нас ждали. Если бы не Наиль, а потом те два парня из прикрытия от Марка, мы бы оказались под колесами фуры и погибли.

– Ну, я бы точно не погиб, – задумчиво произнес вурдалак. – Но на несколько дней выбыл бы из строя. Прежде чем мы определимся, что делать дальше, надо выбрать того, кто у нас главный, – предложил Иван.

Егор задумчиво повертел чашку в руках и посмотрел на Наиля. Тот пожал плечами и обменялся взглядом с вурдалаком.

– На фига нам главный? – прервал затянувшееся молчание Илья. – Каждый из вас обладает уникальными качествами и объединившись вместе – мы настоящая сила. Так что я за равноправие.

– Мы так и подумали, – удовлетворенно улыбнулся Егор.

– Значит ты, Илья, у нас теперь за главного, – согласно кивнул вурдалак.

– У тебя натальная карта прирожденного лидера демократического типа с явными признаками врожденной эмпатии, – подтвердил Наиль.

– Ты в курсе, что это наш командир, – Иван безмятежно улыбнулся, показав Предсказателю изумительно белые зубы. – Так что, говоря о нем, выбирай выражения.

– Не переживай, он меня похвалил, – загасил конфликт в зародыше Илья.

– Тогда ладно. Но в следующий раз пусть говорит по-человечески, – сказал Иван.

– Ребята, – Илья обвел парней за столом взглядом. – Вы что шутите? Какой из меня командир? Я не спецназовец, как этот ваш Марк, не ведьмак, не вампир. Я самый обычный парень.

– Тебе удалось удержать под контролем ситуацию в аэропорту, – вздохнул Егор. – Знаешь, я сам чуть не поддался панике. И потом ты у нас единственный руководитель с опытом. В твоей корпорации ведь занята прорва народу.

– И вы очень удачно гасите недопонимание между мной и Иваном, – тихо дополнил Наиль.

– Ладно, если настаиваете, – пожал плечами Илья.

– На том и порешили, – довольно хмыкнул Иван. – А теперь ребята, не поискать ли нам в этом городе приличный ресторанчик, где можно поесть отбивных с кровью?

– Ресторан подождет, – спокойно сказал Илья. Он достал сотовый телефон. – Софа Павловна, мне срочно нужно пару хороших номеров в гостинице, – он назвал город. – Да, ни на кого невозможно положиться, – чуть шутя, добавил парень. – В этой тмутаракани, похоже, забыли, что мой друг делал бронь. Данила там волнуется? Пусть не переживает. Я с друзьями. Разумеется, сообщите ему, где я. Жду звонка, – он отключил сотовый и посмотрел на друзей. – Я так полагаю, что о нашем прибытии сюда все равно известно. Со встречающим ведь что-то произошло. Авария у вокзала была подстроена. О том, что мы живы, тоже скоро узнают. Поэтому неплохо бы подыскать безопасное место для жилья.

– По-твоему в гостинице безопасно? – недоверчиво хмыкнул Егор.

Наиль открыл тетрадку и зашуршал карандашом.

– Девяносто пять процентов за то, что нас убьют там сегодня до полуночи. Девяносто семь – завтра. Но я могу с этим поработать, – он оторвался от расчетов.

– Мы не будем жить в гостинице, – покачал головой Илья – Егор сделает двойников – как прошлый раз рядом с той квартирой в Москве. Получится?

– Легко, – кивнул ведьмак.

– Хорошо. Наиль посчитай, где у нас больше шансов выжить – если будем жить в квартире в многоэтажке или в частном секторе?

– Квартира – риск пятьдесят процентов. Частный сектор – семьдесят семь, – через пару секунд выдал Наиль.

– Мы что, купим газету с объявлениями? – уточнил Иван – Или пойдем тусоваться на местный риэлторский рынок?

– Егор найдет пустующую квартиру.

Ведьмак кивнул.

– Это противозаконно, – неожиданно возразил вурдалак.

– Мы же не собираемся никого грабить, а погостим немного, – миролюбиво сказал Наиль. – Кстати, у квартиры я смогу рассчитать время прибытия хозяев с погрешность в пятнадцать минут.

Иван недовольно нахмурился, но промолчал. У Ильи снова зазвонил сотовый.

– Да. Софа Павловна. Замечательно. Да жду, – и он, взяв из рук Егора меню, продиктовал адрес кафе. Илья отодвинул бумажку. – Сейчас за нами заедет машина. Перед дорогой никому никуда не надо?

Наиль с Егором встали и пошли к туалетной комнате. К тому моменту, когда они вернулись, Илья уже расплатился по счету.

– Мы быстро, – кивнул он друзьям, и они с Иваном тоже двинулись в конец кафе к закутку, где на двери висела табличка с изображением господина во фраке и цилиндре.

Когда через пять минут к дверям кафе подъехал «Мерседес», вся компания вышла, что-то громко обсуждая, и загрузились в машину.

– Кажется, прокатило, – сказал Егор, наблюдая за отъездом двойников через маленькое окошко в туалете.

– Надо поторапливаться, – Наиль опять чертил в тетрадке непонятные символы. – Через пять минут сюда явится уборщица и поднимет скандал, решив, что мы извращенцы.

– Почему, извращенцы? – возмутился Иван.

– Потому что я переставил две урны ближе к выходу, – туманно пояснил Наиль, – и этим чуть-чуть скорректировал действительность. В противном случае бабушка приняла бы нас за террористов и вызвала полицию.

Илья, не видевший никакой связи между урнами и корректировкой действительности, промолчал. Его давило нехорошее предчувствие. Так бывает, когда продумаешь сделку до мелочей, а потом выяснятся, что был упущен какой-то важный фактор и все катится к черту.

– Мы что-то упустили, – произнес он вслух.

– Четыре минуты, – тяжело вздохнул Наиль.

– Ну что, сиганем в туалетное окошко как в дешевых боевичках? – предложил ведьмак.

– Егор ты можешь поменять нашу внешность? – спросил Илья.

– За четыре минуты? После создания двойников? – поразился Егор – знаешь, энергии маловато, на всех, наверное, не хватит. Помню, я как-то превращался в старушку, спасаясь от погони…

– Энергия! – радостно крикнул Илья и заработал неодобрительный взгляд Наиля. Предсказатель выставил вперед три пальца, демонстрируя оставшееся время.

– Смотрите, – торопливо продолжил Илья. – Они напали на тех парней, которые вышли из аэровокзала, потому что это тоже были ведьмаки. Они просто знали, что должны прилететь не люди. И напали на первых, кто подходил под эту категорию. Егор, как вы отличаете своих? Вашу энергию как-то можно заметить?

– Элементарно, – вмешался Иван. – Мы же все светимся, если взглянуть на нас как бы под другим углом.

– Это свечение гасится? – Илья смотрел на Егора.

– Да чего ты к ведьмаку привязался? – опять влез Иван, нашаривая что-то в карманах. – Ему что раньше прятаться приходилось от толпы колдунов или от погони уходить? Да его ни разу с кольем по деревне не гоняли. Вот держите, – он достал из кармана брюк деревянные фигурки волков на простых бечевках. – Надевайте: ни колдун, ни знахарь в вас чужого не распознают.

Егор и Наиль без разговоров надели амулеты.

– И ты бери. У меня еще есть, – Иван накинул бечевку на шею Илье, – и не спрашивай зачем. Больно умным и сильным выглядишь. Люди таких не любят.

– Ладно, – согласился Илья и расстегнул ворот рубашки, чтобы спрятать амулет.

– Вы что тут надумали делать, извращенцы! – раздался скрипучий старушечий голос. – И не стыдно вам. Нашли место, где раздеваться! – уборщица в синей униформе грозно посмотрела на Илью.

– Вы не так нас поняли бабушка, – попытался оправдаться парень.

– Я все так поняла. Думаете старая – так дурная? – уборщица воинственно взмахнула тряпкой. – Я телевизор смотрю, и все про вас знаю.

– Нам пора. – Егор потащил друзей к выходу.

Они выскочили из туалета, провожаемые недобрыми словами бдительной бабки. Впрочем, за захлопнувшейся дверью ее ворчание было не особо слышным. Друзья двинулись к выходу, когда Егор заметил худенького невысокого человечка в черном, вороном кружившего рядом со столом, где они недавно сидели, а потом оставили чаевые. Скользнув безразличным взглядом по четверке парней выходящих на улицу, человечек продолжил водить ладонью над столешницей и, ухмыльнувшись, схватил меню, которое держал в руках Егор. Заграбастав добычу, он целенаправленно двинулся к скучающим у бара официанткам.

– Ты видел? – прошептал Илья Егору, выходя на улицу. – Что это за тип?

– Оперативненько работают, – сказал Егор. – Первый раз такой уровень встречаю. Будем надеяться, что остаточное свечение двойников собьет их со следа.

Иван подошел к краю тротуара и вытянул руку, останавливая первую попавшуюся легковушку. Шофер резко затормозил и, опустив окошко, озадаченно посмотрел на друзей.

– Ребят, я того, за город на дачу еду, – мужик сам не понимал, зачем остановился.

– А нам тут недалече, – вурдалак запрыгнул в машину рядом с водителем. – Так быстро довезешь нас, что и запомнить не успеешь, – улыбнулся он водиле.

Машина тронулась с места и Наиль, зажатый на заднем сиденье между Ильей и Егором, прошептал: – Девяносто процентов, что они потеряли наш след.

– Так, парни, вам куда? – отмер водитель, автоматически проехавший уже квартал.

– В новый микрорайон, – скомандовал Иван.

– Съездил, блин, на дачу, – сокрушенно пробормотал водитель, но послушно повернул машину. Ему почему-то очень не хотелось спорить с человеком сидящим рядом. И если быть до конца откровенным, он даже не мог себя заставить взглянуть на случайных пассажиров.

 <strong>Глава 7</strong> 
– Итак, что мы имеем, – Егор мерял шагами просторную уютную комнату выбранной ими квартиры. Судя по минимуму обстановки, в этой двушке жил холостяк. Наиль, только подойдя к двери, заявил, что хозяин уехал на какие-то острова и вернется лишь через неделю. Егор, умевший открывать прикосновением любые замки (спасибо бабушкиным урокам), за пару секунд расправился с мощной сейфовой дверью. В результате, внутри они обнаружили идеальный порядок в гостиной и спальне, отличную коллекцию дисков, хорошо оборудованную кухню и пустой холодильник.

И вот теперь ведьмак метался по комнате, стараясь понять, во что именно они влипли. Наиль и Иван тем временем удобно расположились в креслах. Причем студент, против обыкновения, не рисовал закорючки в тетрадке, а мечтательно уставился на доску, где заняли боевую позицию миниатюрные карманные шахматы, и обдумывал очередной ход. Иван же, судя по мерному посапыванию, вообще спал с открытыми глазами.

– Может за продуктами сбегать, убрать или помыть? – Чистюля как обычно внезапно появился на подоконнике в тот момент, когда Егор дошагал до широкого окна.

– Настоящий коловертыш! – Наиль восхищенно уставился на пушистого зверька. – А где он у тебя раньше был?

– Они могу быть невидимыми, – пояснил Егор и гордо добавил, – у меня их три.

– И все три жутко истосковались по работе, – капризно сказала изящная Ноя материализовавшаяся рядом с Чистюлей.

– А мои чубаси очень голодные, – из кухни выглянул сердитый Илья, – пирожного из кафе им явно мало. А здесь я нашел на полке только пакет с гречкой. Похоже, мы попали в квартиру к редкому аккуратисту и зануде.

– Чубаси? – почти зарычал вурдалак.

– Не переживай, – махнул рукой Егор. – Они еще малыши и Илья с ними отлично управляется. Ручаюсь, сейчас для своих деток он варит кашку.

– Конечно, варю, – спокойно согласился Илья и закинул руку за спину, вытаскивая младшего чубася. – Сколько раз говорил: не сиди у меня на спине, – добродушно проворчал он и погладил малыша. Тот довольно заурчал. Второй зверек моментально появился на плече и расправил крылья, тоже подставляя мохнатое брюшко для щекотки. Ему хотелось получить свою долю ласки. Чистюля фыркнул и переглянулся с подругой. Коловертыши явно не одобряли поведение малышей.

Иван посмотрел на зверюшек, полез за пазуху и выложил на изящный стеклянный столик у кресла кожаный мешочек. Растянул матерчатые завязки, и оттуда неторопливо выползла большая бурая жаба.

– Еда! – довольно пискнул старший чубась и спикировал с плеча хозяина на журнальный столик.

– Еда, – довольно крякнула жаба.

– Нет! – одновременно скомандовали Илья и Иван.

Жаба и чубась застыли, сверля друг друга взглядами.

– А у меня Писк, – разрядил ситуацию Наиль. – Вылезай, малыш, здесь все свои.

Пухленький серый мышонок осторожно высунулся из рукава студента и, чуть помедлив, устроился на раскрытой ладони.

– Ну, от жабы хоть какая-то польза, – вздохнул Иван. – А мышь тебе зачем?

– Писк очень умный. В любую щель пролезет, любую информацию добудет, – улыбнулся Наиль. – А, главное, он мой друг.

– А какая польза от жабы? – осторожно уточнил Илья.

– Она песни поет, – важно сказал Иван и погладил любимицу по загривку – Спой, Маруся!

Жаба раздула щеки, растопырила лапы, и раздался нежный переливчатый свист. Мелодия была такой воздушной и легкой, что хотелось плакать и смеяться одновременно. Жаба вывела последнюю трель и сдулась, как шарик, из которого выпустили воздух.

– Прямо соловей, – восхищенно сказал Наиль.

– Она лучше соловья, – насупился Иван, осторожно укладывая подругу в кожаную сумку. – Маруся душу лечит.

– А теперь, когда мы все перезнакомились – подвел черту Илья, – давайте накормим наших любимцев и подумаем что делать дальше. – Кто будет гречневую кашу?

Мышонок радостно пискнул и, скатившись шариком с колен хозяина, побежал на кухню.

– Друзья моих друзей – не еда – шепнул чубасям Илья. Малыши согласно пискнули и взлетели, торопясь добраться до кастрюли с кашей.

– Маруся кашу не уважает, а кузнечиков сушеных у меня с запасом. Но за приглашение спасибо, – кивнул Иван.

– А вы? – начал было Илья, глядя на уже трех коловертышей примостившихся на подоконнике, и тут заметил предостерегающий жест Егора. Илья с опозданием вспомнил, что друзья ведьмака воспринимают любое предложение поесть, как попытку подкупа.

– Он хотел нам предложить еду? – пискнул как обычно растрепанный брат Нои. Черный пушистик мрачно стряхнул с ушей паутину, похоже, готовясь к бою.

– Нет, – вмешался Егор, – он хотел попросить вас об одолжении. Но забыл, что только я могу это сделать.

– И чего надо? – настороженно протянула Ноя. Ее влажный носик дрогнул, улавливая аромат каши с кухни.

– Присмотрите за чубасятами и мышонком, как бы чего не вышло с малышами. Да и потом уверен, что на кухне после готовки жуткий бардак. Тарелки, кастрюли запачканы. Вот вам и занятие, чтоб не скучали, – Егор выкручивался изо всех сил. Он знал, насколько обидчивы эти безобидные с виду малыши.

И тут из кухни раздался победный вопль Фипа и звон разбитой тарелки.

– Конечно, присмотрим, – кивнул Чистюля, и коловертыши исчезли.

Илья довольно улыбнулся, снял фартук и уселся на диван.

– Теперь самое время обсудить наш план действий, – сказал он.

Совещание получилось быстрым и конкретным. Действительно, обсуждать было практически нечего. Они оказались в чужом городе, где их никто не встретил. Марк запретил Егору с ним связываться, опасаясь утечки информации. Так что этот канал получения сведений можно было отбросить.

– Неужели колдунам стучит кто-то из своих? – задумчиво сказал Иван. – Ведь организовали же нам «встречу» с грузовиком в аэропорту.

– Свой-чужой. – недовольно протянул Илья, – прошлый раз в городе ведьмаков одна из ведьм вообще кромешницей оказалась. И никто об этом даже не догадывался.

– Это только в сказках ведьмаки всесильны, – усмехнулся Егор. – Но если говорить серьезно, то все мы прекрасно понимаем, зачем здесь. Готовится новый прорыв в наше измерение, и мы должны его ликвидировать.

– Остается выяснить: где и когда, – согласно кивнул Илья и тут же стал привычно отдавать распоряжения. – Значит так, я сейчас с Фисом и Фипом иду в краеведческий музей, а потом в местную библиотеку. Думаю, нам нужно найти в округе какое-то место с необычными характеристиками или странным названием. Ну, что-то типа Ведьминой горы или какого-нибудь Бесовского болота. Ведь прорывы совершаются обычно в энергетически неустойчивых местах. Люди их все равно чувствуют и названия потому дают соответствующие, – он взглянул на Егора.

– Угу, – кивнул тот.

– Хорошо, тогда Егор отправиться искать наших, то есть ваших, – Илья вздохнул, пытаясь подобрать слова, – в общем, думаю здесь должны быть еще ведьмаки или оборотни. Вы же помогаете друг другу в сложных ситуациях? Пусть хотя бы инфой поделятся.

– Идет, – снова кивнул Егор.

– Наиль сейчас рассчитает наши шансы на успех, – продолжал командовать Илья. – А Иван закупит продукты и будет охранять нашего Предсказателя.

– Да кому он нужен, – проворчал Иван и осекся под взглядом Ильи. – Как скажешь начальник, – вздохнул вурдалак. – Только за продуктами сбегаю, а то мы тут с голоду помрем.

Илья кивнул. Наиль, снова открывший тетрадку, задумчиво чертил каракули закусив губу. Растрепанная челка свесилась на лоб, и сейчас студент выглядел и вовсе не старше пятнадцати лет.

– Я посчитал, – он оторвался от расчетов. – Илья: поиск информации – успех пятьдесят процентов. Вероятность выжить – 97 процентов. Иван: выполнение задания – успех 98 процентов, – парнишка поправил очки.

– А я? – удивленно сказал Егор, ожидая слышать что-нибудь ободряющее.

– Тебя я почему-то не могу просчитать, – расстроено сказал Наиль. – То есть, когда мы работаем группой, я вижу твое опосредованное влияние на конечный результат. Ну, как учитывается влияние на результат последствий бурана или дождя, – пояснил он, понимая, что не все поняли словечко «опосредованное», – А отдельно – нет. Такое впечатление, что ты не существуешь.

– Ну и фиг с ним, – делано равнодушно сказал Егор. – Значит у меня полная свобода действий.

Друзья собрались и вышли втроем на улицу, оставив Наиля наедине с шахматной доской.

– Ты не обижайся на студента, – ободряюще похлопал Егора по плечу вурдалак. – Похоже, наш Предсказатель немного не в себе. Надо же, живого ведьмака в упор не видеть, – хохотнул он. – Ладно, я на рынок. Чую, здесь неподалеку свежее мясо продают, – и Иван завернул за ближайший угол.

– Мне не нравится, что он тебя не видит, – широко шагающий Илья едва успевал за ведьмаком. – Может нам не стоит идти на поиски отдельно друг от друга?

– Боишься, что меня убьют? – Егор с благодарностью посмотрел на друга. – Нет, Илюха, думаю, он меня не видит по какой-то другой причине. А работать нам придется порознь. Времени маловато. Я когда с Марком говорил, он предположил, что у нас максимум неделя в запасе. А мы пока даже не знаем, куда бежать. Вдруг это место где-то за городом? Кстати, дружище, а чего это ты пешочком по музеям и библиотекам собрался? У тебя что, на сотовом интернет отрубили за неуплату? – перевел он разговор на другую тему.

– Потому и иду, что кое-что раскопал, – улыбнулся Илья. – Но, как известно, сведения из сети надо проверять. Да и потом, к счастью или нет, но не все еще газеты и музейные экспонаты оцифрованы. До центра вместе доедем?

Илья поднял руку, тормозя такси. Егор кивнул, и они сели в машину.

Иван с удовольствием прошвырнулся по небольшому рынку. Судя по приветливому, почти дружескому общению продавцов с покупателями, обслуживал рынок только местный микрорайон. А потому все друг друга знали. И это было прекрасно. Поскольку одно дело впаривать плохие продукты незнакомым людям и совсем другое продавать некачественный товар человеку, который практически является соседом. Поэтому Иван без труда нашел свежий творог и сметану, приличный кусок не парной, но вполне свежей говядины и закупил еще гору овощей, рассудив, что вряд ли все его напарники являются поклонниками исключительно мясных блюд.

Вернувшись в квартиру, он обнаружил Наиля на том же месте. Парень продолжал решать шахматный кроссворд. Вурдалак усмехнулся и отправился на кухню. Он обожал готовить и именно по этой причине всегда устраивался на работу поваром или, в крайнем случае, его помощником. И всегда рано или поздно вылетал с работы. Поскольку, с завидным постоянством попадался на том, что его обнаруживали жующим сырое мясо. Еще сотню лет назад его очередной приход к людям заканчивался тем, что разъяренная толпа горожан или крестьян пыталась побить «безумного» с их точки зрения повара. Теперь же пораженный хозяин или управляющий заведения крутил пальцем у виска и ограничивался обычным увольнением. Иван и сам себе не мог объяснить страсть к готовке – ведь он не ел свои супы, сложные паштеты и изысканные салаты, предпочитая парное мясо. Но обожал кормить других и потому снова искал работу в городе.

Вспоминая приключения прошлых лет и насвистывая мелодию, услышанную сегодня от Маруси, Иван надел фартук и достал кастрюли. Через час он заглянул к студенту в гостиную. Тот, похоже, даже не менял позы, продолжая напряжено смотреть на шахматную доску. Только утомившийся мышонок тихонько посапывал у него на колене.

– Эй, студент, пора бы поесть нормально, – позвал его Иван.

– Я уверен, что это решаемая задача, понимаешь? – Наиль посмотрел на него красным от напряжения глазами.

– Я не знаток шахмат, а что интересная партия? – вурдалак попытался проявить дружелюбие. Хотя ему было до слез жаль остывающего обеда.

– Черным мат в три хода с вероятностью 97 процентов, – пояснил Наиль, – но я уверен, что ситуацию можно изменить. Правда, мой предел эти самые заговоренные 97 процентов. Я кожей чую, что до победы мне не хватает даже не процента, а десятой, даже сотой его доли. Понимаешь?

Вурдалак кивнул, он понимал, что значит кожей чуять. Иван вернулся на кухню. Наложив полную тарелку жаркого, поставил на поднос салат и горячий кофе и бережно отнес все это в комнату, водрузив еду на стеклянный столик.

– Поешь студент, а то загнешься от своих шахмат, – он подтащил столик поближе к креслу.

Наиль взял тарелку, подцепил сочный кусок мяса и, попробовав, восхитился:

– Вкусно. Так моя мама готовила.

Иван расплылся в улыбке, тут же решив, что этот зануда не такой уж противный.

– Слышь, – вурдалак решился задать интересовавший его вопрос, – а как ты думаешь: почему тебе Егора не видно? – для наглядности он ткнул пальцем в тетрадку.

Студент прожевал кусок и ответил:

– Могу предположить, что у него не знакомая мне физическая константа. Отсюда несовпадение систем координат с расчетным временем и пространством.

– Спасибо, объяснил, – проворчал Иван.

– Пожалуйста, – не понял иронии Наиль и снова вернулся к не доигранной шахматной партии.

Илья вышел в центре города. Услужливый таксист подвез его прямо к зданию краеведческого музея, хотя, судя по выражению лица, у него так и напрашивался вопрос о том, что человек в дорогом пальто и ботинках из кожи угря забыл в месте, предназначенном для школьных экскурсий. Илья оценил его любопытный взгляд и дал себе слово сразу после поисков зайти в ближайший магазин и купить одежду попроще. Ему не нужно было излишнее внимание. А вот Егора в обычной кожаной курке и джинсах таксист, казалось, вообще не заметил. И даже вздрогнул, когда Илья, протянув ему деньги, сказал: – А друга моего по городу покатаете – он адрес точно не помнит.

Таксист удивленно вскинул брови, но поймав в зеркальце заднего вида взгляд темноволосого сероглазого парня, выругал себя за невнимательность. Он почему– то не мог вспомнить: этот друг дорого одетого мужчины был сразу вместе с ним или подсел позже? Но ненужные мысли сразу испарились, когда темноволосый пассажир улыбнулся и попросил:

– Вы меня по центральным улицам покатайте. Был в гостях всего пару раз у знакомого несколько лет назад. Думаю, как увижу его дом, сразу вспомню.

– За твои деньги, до вечера катать буду, – улыбнулся в ответ таксист, проникнувшись неожиданной симпатией к парню.

Илья проводил взглядом такси. На душе было неспокойно. Ему почему-то очень не хотелось отпускать друга одного. И еще эти странные слова Предсказателя… Чубаси, прячущиеся в карманах пальто зашевелились, устраиваясь поудобнее.

– Ведите себя тихо. Вас никто не должен видеть, – прошептал Илья, толкая тяжелую дверь музея.

Краеведческий музей располагался в старом здании, когда-то принадлежавшем то ли богатому купцу, то ли выстроенном местным купечеством для школы. Высокие потолки и просторные залы как нельзя лучше подходили для размещения экспозиций. Илья, потратившийся на индивидуального экскурсовода, через два часа хождения между стендами и экспонатами выдохся и вынужден был признаться: перед ним разворачивалась жизнь ничем не примечательного среднестатистического городка. Правда, судя по обнаруженным стоянкам еще древних людей, края эти давно уже были обитаемы. Но ничего загадочного, если верить словам экскурсовода, тут отродясь не происходило.

– Анна Игоревна, – Илья предпринял уже наверное десятую попытку вытащить из высокой девушки с короткой стрижкой и по-детски пухленькими губами хоть какую-то информацию, – а, может, вспомните какие-то местные легенды или сказки?

– Так это вам этнографическая выставка нужна, – мило улыбнулась девушка. – А она как раз сегодня закрыта, – предупредила она ответом следующий вопрос.

– Ясно, – вздохнул Илья и, поблагодарив экскурсовода, решил, что если его шансы, по словам Предсказателя пятьдесят на пятьдесят, то уж в областной библиотеке ему точно повезет.

– Ишь ты, легенды ему подавай, – процедила девушка, провожая посетителя недобрым взглядом.

– Ты че дурью маешься, Анька, – к экскурсоводу подошла служащая, считавшая, что по праву долгожительства в музее имеет полное право делать всем замечания. – Чего это у нас закрыто? Вот скажу заведующей, что ты богатых посетителей отшиваешь. Он может пожертвование хотел музею сделать? Ты смотри, как его городская история зацепила.

– Некогда мне с вами разговаривать, – девушка перевела взгляд темно серых глаз на старушку и та поперхнулась собственными словами.

– Чегой-то некогда? – по инерции спросила вредная бабка, несмотря на то, что больше всего на свете ей захотелось удрать от этой страной девки подальше.

– Свадьба у меня сегодня в пять. Так что не до посетителей мне: ни до богатых, ни до бедных, – Анна развернулась на каблуках и пошла прочь от музейной служащей.

– Чокнутая, – прошептала старуха и потихоньку пошла в угол к удобному стульчику у входа в зал. Она уже растеряла боевой задор, но привычка ворчать на все и всех была неистребима. – У нее свадьба, а она на работу вышла. Точно чокнутая.

Анна Игоревна или просто Анька для большинства друзей и знакомых торопливо оделась в гардеробе и выскочила на улицу. Она достала сотовый и набрала знакомый номер:

– Абонент находится вне зоны доступа, – сказал мелодичный бесстрастный голос.

– Ну, где же ты, Аркаша? – прошептала девушка, нажимая кнопку отбоя, и тут телефон радостно зазвонил. – Да, – девушка быстро приложила трубку к уху. Но ее улыбка быстро погасла. – Да иду я уже, Тоня. Почти подошла, – она действительно уже собиралась переходить улицу, на другой стороне которой у имидж-студии размахивала руками девушка-эмо в черном прикиде с густо накрашенными глазами.

– Совсем с ума съехала, – с живостью не подходящей выбранному образу зачастила подруга. – Тебе в загс через три часа, а ты даже прическу не сделала.

– Зато ты для подружки невесты выглядишь просто сногсшибательно, – парировала Аня.

– Я старалась, – не заметила иронии подруга, затаскивая ее в салон.

Илья вышел из краеведческого музея и сверился с картой на мобильнике. Он быстро нашел центральную библиотеку и уже мысленно продумывал план добычи информации, но ему не пришлось предпринимать никаких особых усилий. Милая женщина на приеме сразу же оформила ему пропуск в читальный зал, а седая дама, в самом зале, оценивающе смерив его взглядом, притащила несколько пыльных томов, написанных местными историками. Почти в каждом из них был раздел: легенды и мифы.

Уже через пятнадцать минут беглого чтения Илья нашел интересующий его объект. Еще пятнадцать минут ушло на поиск нужного места на карте. Причем заботливая дама, увидев его интерес, принесла атлас, отпечатанный чуть ли не сто лет назад, заодно вспомнив несколько местных легенд-страшилок про интересующий предмет. Илья отметил, что на современных картах найденный им пункт не то чтобы исчезает, а как-то теряется среди других похожих. Но он был уверен, что отыскал требуемое место и уже собрался уходить, когда дама из читального зала вежливо кашлянула за его спиной.

– Надеюсь, молодой человек, вы нашли, что искали?

– Да спасибо, – улыбнулся он, понимая, что даме что-то от него нужно. Рука автоматически нырнула за бумажником, но к счастью он не успел его достать.

– Знаете, – дама больше похожая на сухую селедку с вздыбленными седыми волосами очень искренне улыбнулась, став сразу лет на десять моложе, – Сейчас не часто встретишь такой интерес к истории родного города. Вы ведь точно из наших, да? Чувствуется, что разбираетесь в деталях.

Илья многозначительно пожал плечами, с благодарностью вспоминая экскурсию в музее. Похоже, знание некоторых фактов из истории городка произвели на служительницу библиотеки впечатление. Кроме того, проводя переговоры с различными людьми, он знал, что человека не стоит разочаровывать. Пусть приятная дама думает, что хочет. Может, придется обратиться к ней за помощью еще раз.

– Так вот, я очень хочу пригласить вас на наши вечера классической музыки. Вы любите Вивальди? – дама явно заторопилась, боясь услышать отказ.

– Все-таки мне впаривают какую то услугу, – подумал Илья. Не то чтобы ему было жаль потратить деньги на благотворительный концерт, но разочаровываться в милой даме было неприятно.

– Вы только не думайте, что нужно платить, – словно прочитав его мысли, сказала она и протянула пригласительный размноженный на обычном ксероксе. – Это добрые вечера для своих. Для тех, кто ценит и понимает. Концерт сегодня в шесть вечера.

– Спасибо, – Илья покраснел. Ему было стыдно за собственные мысли. Неужели его мать права? Занимаясь бизнесом, он очень быстро поделил людей на тех – кто что-то хочет от него, и на тех – от которых ему самому что-то нужно… – Только, сегодня у меня вряд ли получится, – честно признался он.

– А мы проводим концерты каждую неделю в это же время, – дама буквально вложила билет в его руку. – Решите свои дела и обязательно приходите. Душой отдохнете, – улыбнулась она.

– Благодарю, – отчего-то церемонно ответил Илья и, старомодно склонив голову, поспешил из библиотеки.

– Удачи тебе мальчик, – прошептала дама и поправила на блузке затерявшуюся в куче воланов камею в виде волчьей головы.

Илья взял в гардеробе полупальто и, сердечно попрощавшись с доброжелательной женщиной на входе, вышел на улицу. Он прошел пару кварталов, стремясь побыстрее миновать узкие переулки, чтоб добраться к новому центру города. Библиотека, как и музей, располагалась в старой части в бывших купеческих домах. Вечерело, и малолюдные кварталы были не самым лучшим местом для человека одетого слишком дорого для небольшого городка. Илья уже во второй раз за день пообещал себе приобрести другую одежду, и неожиданно вскрикнул от боли. Малыш чубась опять заполз ему на спину и вцепился острыми коготками, проникающему даже через толстую ткань пальто, в плечо.

– Фип, я уже сто раз тебя просил так не делать, – прошептал Илья и закинул руку за спину, чтоб пересадить малыша за пазуху.

– Опасность! – прошипел малыш уворачиваясь от его руки и забираясь на плечо.

– Я помогу, – Фис до этого дремавший за пазухой вылез из пальто, и, расправив крылья, взлетел на крышу деревянного двухэтажного дома.

– Вас не должны видеть! – запоздало крикнул Илья.

– Никто кроме тебя и не видит, – прошипел Фип в самое ухо и еще раз предупредил – Берегись! Они уже подошли. Справа!

И тут из-за ближайшего угла вывалилась группа подростков. Шумя и размахивая банками с пивом, они бурно обсуждали результаты футбольного матча местной команды. Илья вздохнул, не зная как поступить. С одной стороны, большинство мальчишек едва доходили ему до плеча. С другой – их было не меньше десяти. Впрочем, ему не пришлось долго раздумывать над возникшей проблемой. Потому что шумная компания беззаботно прошла мимо, не обратив на молодого мужчину никакого внимания. Илья облегченно вздохнул и двинулся к проулку. Насколько он помнил, именно через него он мог попасть на одну из центральных улиц.

– Не торопись, красавчик, – из подъезда ближайшего дома выглянул щупленький паренек. На лице его играла лукавая улыбка. Такая улыбка вполне могла бы вызвать симпатию, если бы впечатление не портило припухлое лицо хронического алкоголика и сверкнувшее в рукаве куртке лезвие ножа.

– Котлы и фуфайку скидавай, – сказал кто-то хриплым басом позади Ильи.

Илья обернулся. В нескольких шагах от него, покачиваясь, стоял второй парень. Похоже, местные алкоголики вышли на тропу войны. Вот только в отличие от щупленького подельника второй отличался неплохим ростом.

– Ты че не понял? – верзила сделал шаг и погрозил кулаком приличного размера.

– Перевожу для убогих, – ехидно сказал щуплый. – Скидавай свою пальто и дорогую обувку. Часы и бумажник тоже пожертвуешь в нашу пользу. Ферштейн?

Илья с ужасом увидел, что рассердившийся Фис расправляет крылья, готовясь спикировать с крыши на парня.

– Не надо! – крикнул Илья, но Фис так разозлился, что никого не слышал. Только сейчас до Ильи дошло, кого он на самом деле получил в верные помощники. Чубась полностью преобразился. Глаза малыша горели синим пламенем, на трехпалых лапах прорезались когти, по сравнению с которыми нож в рукаве у щуплого был деткой игрушкой. А если к этому добавить ряд острых мелких зубов в оскаленной пасти…

– Че не надо? Че не надо? – верзиле, у которого горела душа, надоело ждать, и он вцепился в плечо богатого дурака решившего погулять вечером в старых кварталах. И тотчас, по-девчоночьи взвизгнув, отскочил в сторону. Из прокушенной до мяса ладони сочилась кровь.

Фип на плече у Ильи сплюнул кровавую слюну и зашипел в сторону нападающего.

– Черт, у него там черт! – выпалил верзила, увидев неожиданно появившееся страшилище на плече у богатого дурака.

– Совсем допился, – хмыкнул щуплый. Лезвие выскочило из рукава в услужливо раскрытую ладонь парня. – Извини, братан. Опохмелиться надо, ты бы бумажничек достал от греха подальше.

Илья вместо ответа бросился, вперед сбивая с ног щуплого. Они упали на пол в подъезде. Не ожидавший такой прыти от Ильи парень выпустил нож из рук и тот зазвенел, прыгая по ступенькам, ведущим в подвал. Илья понял, что там, скорее всего, находится приют местных алкоголиков, и неизвестно сколько еще таких же ханыг выскочит снизу на шум. Но сначала надо было разобраться с чубасятами. Он обернулся и увидел, что промахнувшийся Фис завис в воздухе как раз над тем местом, где только что находилась голова щуплого алкоголика. Вопреки всем законам тяготения он парил там, едва подрагивая крыльями.

– Я запретил вам убивать! – разъяренно произнес Илья, глядя на Фиса.

– Хозяин в опасности, – обиженно пискнул чубась.

– Уже нет, – Илья впечатал кулаком в кафельный пол хватающего его за грудки щуплого алкоголика. Тот всхлипнул и затих. Илья поднялся и отряхнул брюки и полупальто.

Фис жалобно взмахнул ушами и опустился на правое плечо хозяина. Фип, оправдываясь, пискнул: – А я второго укусил. Это же можно?

– Только целях самозащиты – устало сказал Илья. – И помните. Я взрослый и сам справлюсь со своими проблемами.

Чубасята усиленно закивали головами.

– Чертей теперь двое, – жалобно вскрикнул верзила и бросился бежать от странного человека, разговаривающего с двумя страшными существами, сидящими у него на плечах.

– И почему он вас заметил? Вы же обещали быть невидимыми? – Илья грозно нахмурился, собираясь устроить чубасятам серьезную выволочку. Еще не хватало, чтобы они пугали окружающих людей.

– Может потому, что некоторые люди могут видеть даже прячущихся демонов, – раздался знакомый голос.

– Данила? – Илья с удивлением увидел телохранителя, появившегося на том самом злополучном углу, что и недавний верзила. Очевидно там проходной подъезд, подумал он и произнес. – Рад тебя видеть, хотя не понимаю, как ты меня нашел. И почему… – Илья застыл с протянутой рукой, глядя на неожиданно жесткое и чужое лицо так хорошо знакомого человека.

– А я смотрю: ты или не ты? – Данила не сделал даже попытки подойти поближе. Вместо этого он сунул руку в карман, доставая оттуда пистолет, – Вроде, сотовый твой засек. На тебя вышел, а по улицам этого городка совсем другой человек расхаживает. А ты оказывается ведьмовской оберег надел, – телохранитель нагнулся и поднял выточенную фигурку волка. Видимо шнурок лопнул во время драки, и она отлетела в сторону.

– Данила, ты чего? Ты же меня сто лет знаешь, – Илья понял, что надо тянуть время. Он нашарил в кармане сотовый, нажимая кнопку быстрого набора.

– Для тебя, тварь, Даниил Арнольдович, – процедил телохранитель. – Я на тебя козла два года жизни потратил. Думал, наши колдуны ошиблись – за нормальным мужиком отправили присматривать. Я ж думал ты настоящий человек, и тут к тебе этот ведьмак приперся. И ты, с этим выродком, как с другом… Нечисть через свой дом решил на землю перетащить… – мужчина посмотрел на Фипа с Фисом, поперхнулся собственной ненавистью и закашлялся.

Чубаси воспользовавшись моментом, пискнув, взмыли в воздух.

– А друзья твои слиняли, – удовлетворенно сказал Данила. – Но ничего серебряные пули и их догонят.

– И что ты собираешься делать? – уточнил Илья. Он хотел потянуть время, одновременно коря себя за беспечность. За ним следили два года! Как он мог этого не заметить. И в результате подставил друга и себя. Он запоздало вспомнил реакцию старичка-юриста на Чистюлю. А ведь тот совсем не удивился появлению коловертыша. И дело тут не в великолепном самообладании. Кажется, его милейший помощник даже назвал Чистюлю коловертышем? Откуда такие знания? Ну почему он не насторожился? Впрочем, теперь уже поздно себя ругать. Надо как-то выкручиваться.

– Убьешь меня прямо здесь? Практически в центре города? – спокойно спросил он телохранителя.

– Для начала ты мне расскажешь, где прячутся ведьмаки, с которыми ты приехал сюда. Но не здесь. А ну-ка руки из карманов! – скомандовал Данила.

Илья нахмурился. Он не собирался подчиняться приказу. Про себя он уже решил, что если помощь не придет, пусть лучше Данил его убьет. Предыдущий опыт общения с колдунами показал их фанатичную упертость в собственной правоте. Так что правду они из него постараются вытащить любым способом. А подставлять друзей ему не хотелось. И ведь как обидно, он только нашел нужную информацию…

– Думаешь крутой? – Данила презрительно скривил губы. – И не таких обламывали. Он нажал на курок, и пистолет выплюнул пулю, впившуюся в мостовую у ног Ильи. – Следующий раз ногу прострелю. Хоть и неохота тебя на себе переть. Руки из карманов! Быстро!

Илья удовлетворенно заметил, как дрогнули занавески в доме на втором этаже. Конечно, вызванной случайным свидетелем полиции ему не дождаться, но и выведенный из себя Данила теперь понимает, что времени в обрез.

– Что нервишки пошаливают? – Илья широко улыбнулся. Эту улыбку он отрабатывал вместе со штатным психологом. Она предназначалась для деловых партнеров в случаях, когда надо было продемонстрировать собственную твердую позицию по контракту, основанную на полном превосходстве над противником. Такая улыбка должна была дожать Данилу.

– Ну и черт с тобой, скотина! – взвился телохранитель, поднимая пистолет.

И тут бесшумно спикировавшие сверху чубаси зависли перед лицом Данилы. Мужчина инстинктивно попятился.

– Убивать нельзя, – пискнул Фис.

– Но ты плохой, – добавил Фип.

– Ненавижу, – выдохнул телоханитель, инстинктивно отступая назад и прицеливаясь в малышей.

Чубаси одновременно громко икнули и плюнули в Данилу какой-то черной грязью. Телохранитель от неожиданности покачнулся и уронил пистолет. Грязь, залепившая глаза, оказалась липкой. Она не отдиралась от лица, а, пузырясь, расползалась все дальше и дальше.

Илья застыл, глядя на чубасят, продолжающих кружиться над ослепшим противником. И тут с крыши дома на противоположной стороне улице свесилась тварь из фильмов ужасов. С волчьей морды создания капала слюна. Увидев происходящее, существо вцепилось гибкими лапами в водосточную трубу и по-обезьяньи ловко слезло вниз. Клацая когтями по мостовой и повиливая обрубком хвоста, оборотень подошел к ошарашенному Илье и посмотрел на парня знакомыми серыми глазами.

– Ну, чего стоишь? – пролаял он. – Этот тип не один. Там за углом еще целая теплая компания таких же уродов. Садись на спину. Надо рвать когти.

– Как садиться? – уточнил Илья. До него, наконец, дошло, что перед ним стоит преобразившийся вурдалак.

– Как Иван-царевич на серого волка, – фыркнул вурдалак, подставляя широкую спину. – И шерсть не дери. Держись за уши, – проворчал он.

Илья едва успел сесть и ухватится за большие и неожиданно жесткие уши оборотня, как тот, совершив громадный прыжок, разом преодолел расстояние до конца квартала. Илья закрыл глаза, стараясь справиться с подступающей тошнотой. Он с детства не любил сумасшедшие аттракционы типа русских горок. А то, что сейчас вытворял вурдалак, не снилось ни одному циркачу даже в страшном сне. Зверь развил бешеную скорость, несясь по городским кварталам. Он с одинаковым успехом бежал по тротуарам, трассам или крышам и даже пару раз обходил препятствия по стенам домов. Неизвестно, что видели в поздний час редкие прохожие. А вот для Ильи, изредка открывавшему глаза, проносящийся мимо город слился в одну серую полоску.

Неожиданно вурдалак остановился. Илья покачнулся у него на спине и кулем сполз на траву. Парень открыл глаза и увидел над собой кроны деревьев с еще не опавшей листвой и ярко оранжевую полную луну.

– Мы где? – уточнил он, с радостью понимая, что тошнота отступает.

– Извини друг, полнолуние, – рядом, тяжело дыша, сидел Иван, выглядевший теперь вполне обычным человеком, если не считать того, что в его серых глазах плясали желтоватые огоньки. – По старой привычке завернул в ближайший лес. Но это и к лучшему – запутаем преследователей. Колдуны в лес не сунутся. Они природы боятся.

– Нам надо в город. Я нашел это место, – Илья похлопал себя по карману, удостоверяясь, что не потерял блокнот с записями. Потом вспомнил слова Данилы о слежке, достал сотовый телефон и, отключив его, зашвырнул в кусты.

– А вот это зря, – вздохнул вурдалак. – Колдунам понадобится, они тебя не эдак, так по-другому выследят. А сигнал о помощи на мою мобилу ты передать не успеешь. И мысленно связаться со мной не получится – ты ж человек, а не ведьмак.

Фип круживший над ними понимающе пискнул и нырнул в кусты, возвращая хозяину телефон.

– А вы здорово этого парня уделали, – вурдалак посмотрел на чубасят, теперь устроившихся в ногах хозяина. – Что за фигню ему на лицо налепили?

– Желудочный сок, – Фис сложил лапки на груди, накрыл их крыльями и закинул за спину длинные уши. Сейчас большеглазый зверек выглядел словно забавная меховая игрушка в детском магазине. – От такой атаки даже кромешник на время из строя выходит.

– Да, если точно в складки попасть – важно подтвердил Фип.

– Он теперь ослепнет? – подключился к разговору Илья.

– А тебе какая разница: этот парень собирался тебя убить! – сказал Иван.

– Его ввели в заблуждение. Уверен, что если бы нашлось время спокойно с ним поговорить…

– Не ври хотя бы себе, – грустно сказал Иван. – Если бы все можно было решить спокойным разговором, то сейчас люди жили бы вместе с ведьмаками, вампирами и оборотнями в мире и согласии. Я вот всю жизнь мечтаю сеть ресторанов открыть. А вместо этого про таких как я сначала безумные страшилки сочиняли и детей на ночь пугали, а теперь фильмы снимают, где на оборотней смотреть противно. – Иван, рассердившись, плюнул. – И что, чем я особенным отличаюсь от обычного парня?!

Илья благоразумно промолчал, вспоминая, мягко говоря, странный облик знакомого. Хотя не мог не признать, вурдалак не был безумным монстром, готовым разорвать каждого. Максимум на что повлияло полнолуние, так это на его желание быть поближе к природе.

– Пора возвращаться, – Иван потянулся, расправляя суставы, потом кувыркнулся назад, снова превращаясь в помесь волка с обезьяной. – А вы дорогу подсказывайте! Для меня в городе всегда все кварталы один на другой похожи, – гавкнул он чубасятам. Те послушно взмыли в воздух.

– Ну, че застыл? Думаешь, мне приятно на спине такую тяжесть таскать? – шевельнул ушами оборотень, обращаясь к парню.

Илья вздохнул и снова взгромоздился на широкую мохнатую спину.

Чубасята взлетели ввысь, оживленно пересвистываясь. Они прекрасно видели кварталы раскинувшегося под ними города, но Фип отдавал себе отчет, что, прежде всего, нужно добраться до центра. Сейчас они были где-то на окраине.

– Надо спрашивать дорогу, – пискнул Фип брату. – А то загоним оборотня. Видишь, он опять скорость набирает. Только помни, что говорил хозяин: надо быть вежливым и не пугать людей.

Малыш кивнул головой и спустился ниже, выискивая того, кто смог бы поделиться информацией.

Нора Емельяновна тяжело вздохнула и затушила сигарету. На балконе было уже прохладно, но ей всегда лучше думалось на свежем воздухе. Да и стихи лучше писать ночью, когда город устает шуметь и мерцает загадочными огнями. Вот только сегодня она так и не смогла написать ни строчки. И даже знала причину творческого застоя. Все дело в этом мальчишке недавно возглавившем издательство. Он отказался печатать ее очередной сборник, потому что «стихи теперь никому не нужны». Можно подумать, что раньше их читала рабоче-крестьянская молодежь. Да стихи всегда писались для тех, кто понимает и чувствует так же как поэт. Дама тяжело вздохнула и услышала за спиной покашливание.

– Митрич, в долг не дам, – повернулась она, ожидая увидеть на соседнем балконе соседа-алкоголика. Ей, как ни странно, не жаль было для него денег. От такой жены, как у Митрича, не только запьешь, а вообще повесишься. Просто сейчас поэтесса сама переживала не лучшие времена.

Но Митрча на соседнем балконе не наблюдалось. А вот на перилах сидело странное существо. Пушистый зверек сложил за спиной крылья и откинул с мордочки два слишком длинных для такого малыша уха.

– Никогда не думала, что есть такие большие летучие мыши, – пробормотала Нора Емельяновна.

– Меня зовут Фис, – довольно внятно произнес зверек и прищурил круглые большие глаза. – Извините, что я вас потревожил, но мы заблудились.

– Моя муза стала летучей мышью, – покачала головой дама и полезла за новой сигаретой.

– Вы не испугались, правда? – заботливо спросило существо.

– Я столько видела в своей жизни, что говорящим сусликом меня не испугать, – мужественно сказала поэтесса и глубоко затянулась.

– Здорово! – совсем по-детски вскрикнул зверек. – Тогда не подскажете, как пролететь… То есть пробежать. Ну, в общем, добраться до центра города – он озабоченно покосился вниз и добавил, – а то наш друг в уже третий раз обегает этот квартал.

– Исторический центр? – уточнила поэтесса – Это в сторону реки. Города раньше строили на реках. Это потом микрорайоны во все стороны расползлись и живем мы здесь как птицы в клетках.

– Точно, – обрадовался пушистый малыш. – А дальше по берегу новый микрорайон. Это туда лететь?! – он махнул одновременно лапой и расправленным кожистым крылом.

– Немного левее, не ошибешься, – Нора Емельяновна с интересом рассматривала зверька. Наркотиками она никогда не увлекалась. Даже в пору бурной юности, когда с удовольствием присоединилась к движению хиппи в шестидесятые. Неужели на нее так подействовал разговор с этим зарвавшимся наглым издателем-мальчишкой?

– Благодарю за помощь, – вежливо пискнул зверек. – Знаете, добавил он, – в моем мире за добро всегда платят добром. Я могу вам чем-нибудь помочь?

– Спасибо, но не думаю, что маленький ночной призрак способен коренным образом изменить мою жизнь, – грустно сказал она.

– Вы устали, явный дефицит энергии, – задумчиво сказал зверек. – Я поделюсь с вами, – он взмахнул крыльями и взлетел вверх. Мгновенье и Нора Емельяновна осталась на балконе одна.

– Я действительно слишком устала, – дама затушила вторую сигарету и вошла в комнату, плотно закрыв балконную дверь. Правда, теперь она совсем не чувствовала себя вымотанной, скорее наоборот. Поэтесса подошла к письменному столу и взяла телефонную трубку. Она по памяти набрал номер, и услышала знакомый голос.

– Не спишь, Миша? Извини, что поздно.

– Вы никогда не поздно. И потом подзадержался я сегодня на работе, – дружелюбно ответил мужчина. Сегодняшний чиновник одного из региональных департаментов когда-то был одним из лучших учеников в ее литературном кружке.

– Миша, у меня к тебе дело, – женщина коротко рассказала об инциденте в издательстве и подытожила – насколько я знаю, администрация региона частично финансирует издательство. И, если мне не изменяет память, в бюджете, в том числе, отдельной строкой прописана помощь областным литературным организациям. Ты не мог бы переговорить с этим новым главредом и объяснить, что есть одна старая ведьма, которая сейчас поднимет все свои связи и о нецелевом расходовании денег расскажут СМИ не только нашего города.

– За что я вас люблю – так за энергичный подход к делу, – расхохотался мужчина на другом конце провода. – Скажу честно, я не слишком крупный чиновник, чтобы отдавать распоряжение этому новому руководителю. Но информацию до него донесу. Хотя насчет старой ведьмы вы погорячились. Помню нашу последнюю встречу. Вы прекрасно выглядите.

– Ну да, обычно после этого добавляют – для своего возраста, – улыбаясь, уточнила Нора. После обмена еще парой вежливых фраз, она повесила трубку и начала составлять план действий. Поэтесса не надеялась на быстрый успех, потому, пролистав накопленные за годы записные книжки, она составила список как минимум из двадцати человек. Нора Емельяновна с удивлением поняла, что до сих пор помнит многие телефоны наизусть. Да чего уж там телефоны. Если в разговоре с Михаилом она даже вспомнила точные цифры регионального бюджета, который видела один раз мельком в местной газете. Нет, этот мальчишка рано списал ее со счетов.

Телефон на столе издал трель, привлекая внимание.

– Да, Миша, забыл чего? – сказала она, машинально беря трубку.

– Добрый вечер! Это не Миша. То есть не Михаил Филиппович, – забормотал голос в трубке.

– Вы ошиблись номером? – уточнила дама.

– Нет-нет, – зачастил незнакомец. – Это же Нора Емельяновна? А вас беспокоит Александр Николаевич, То есть для вас, конечно же, просто Александр. Вы извините за утренний инцидент. Я вас перепутал. Столько дел. Ваш сборник уже в работе и никто не собирался выкидывать его из плана. А завтра можете зайти за подписанным договором… – мужчина все бормотал и бормотал.

– То есть издательство не отказывается публиковать мои стихи? – уточнила поэтесса.

– Разумеется, нет, – яростно подтвердил мужчина.

– Тогда, наверное, стоит поговорить не только обо мне. Недавно в публикации было отказано еще одному известному в нашей области писателю.

Мужчина по имени Александр тяжело вздохнул.

– Нора Емельяновна, у нас ведь рынок. От меня требуют уровень продаж, – заюлил он.

– Насколько я знаю, этот писатель в школьной программе в истории родной области. Так что тут с реализацией все будет в порядке, – сказала она.

– Серьезно? Я не знал, – казалось, искреннее удивился издатель и добавил – Нора Емельянова, а не могли бы вы завтра заглянуть ко мне на чашечку чая? Часов в одиннадцать утра вас утроит? Вот обо всем и побеседуем.

– Устроит, буду рада встрече, – согласилась она. Как поэт с многолетним стажем она четко знала, когда при разговоре с издателем следует становиться покладистой.

– Вот и замечательно. Буду вас ждать, – сказал главред.

Дама потерла лоб, удивляясь такому быстрому и удачному разрешению неприятных событий. И как здорово пригодилась подсказка про бюджет и школьную программу. Подсказка? Почему она подумала о подсказке? Она неожиданно широко зевнула. Похоже, сегодняшний бурный день ее вымотал. Все-таки не девочка уже. Отбросив мысли о книгах и встрече с издателем, поэтесса пошла в спальню. Обо всем остальном она подумает завтра.

Дружная компания из оборотня, Ильи и пары чубасят добралась до квартиры уже за полночь. В гостевой комнате они нашли заснувшего в кресле рядом с шахматами Наиля-Предсказателя. Илья покачал головой. Он хотел уточнить, в какую сторону Наиль насчитал сегодняшние 97 процентов смертельного исхода поисков. Ведь неизвестно, чем бы все закончилось, если бы не помощь чубасят и вурдалака.

– Есть будете? – Иван уже вовсю гремел кастрюлями на кухне. – У меня отбивная, жаркое, для вегетарианцев овощное рагу, и бисквит на сладкое. Извините, я пока еще не знаю вкусы всех…

Грохот тарелок заглушил голос вурдалака. Это голодные чубасята рванули на кухню.

Илья заглянул в спальню. Еще раз обошел гостиную и пошел к друзьям.

– Егора до сих пор нет, – сообщил он Ивану.

– Что с ведьмаком сделается, – отмахнулся он. – Знал я одного ведьмака. Лет сто назад…

Илья достал сотовый и сделал то, что Егор категорически запретил – набрал номер друга. Длинные гудки тянулись невыносимо долго.

– Да, – наконец ответил усталый женский голос.

– Я звоню другу, – выпалил Илья, прекрасно понимая, что не стоит называть ведьмака по имени.

– Если ваш друг темноволосый сероглазый молодой мужчина, то поторопитесь – сказала женщина – он потерял слишком много крови. Запишите адрес…

 Глава 8 
Стела поманила Андрея и неторопливо двинулась вверх по лестнице. Она шла, не оборачиваясь, прекрасно понимая, что он не осмелится ее ослушаться. Миновав несколько переходов, ведьма зашла в небольшую комнату, которая для этого измерения выглядела более чем странно. Каменный пол покрывал теплый ворсистый ковер, а в углу у стены разместился уютный мягкий уголок из двух небольших диванов. На столике рядом стояла ваза со свежим виноградом и яблоками. Павел, разумеется, был прав, когда говорил о контрабанде. Строго говоря, по правилам все обнаруженные проходы между измерениями надо было немедленно ликвидировать. Но ведьма не могла отказать себе в маленьких радостях. Ее просто тошнило при мысли о том, что она по примеру кромешников, чубасей и нежитей будет питаться одной чистой энергией. Поэтому Стела утешалась мыслью, что оставленные ей проходы слишком малы и незаметны, чтобы стать причиной для серьезного вторжения в любой из миров. Да вроде, пока и не собирался никто никуда вторгаться. То, что произошло с колдуньей, по глупости создавшей пространственную яму, было скорее несчастным случаем, чем запланированным вторжением. И ведьмаки всегда прекрасно справлялись с подобными недоразумениями. Хотя теперь ведьма, удобно устроившись на кресле, и присмотревшись к бледному Андрею, поняла, что ошибалась. Какие бы чувства не испытывал к ней парень-нежить, но долг перед кланом он ставил превыше всего.

– А теперь я хочу слышать правду! – строго произнесла ведьма, взмахом руки приглашая занять его соседний диванчик.

Андрей с сомнением посмотрел на странное сооружение. Его невеста принесла в их мир много разных вещей, и каждый день общения с ней оборачивался очередным сюрпризом. Собрав волю в кулак, он мужественно уселся на неожиданно мягкую и удобную поверхность.

– Я никогда не хотел тебя убить, – честно признался он, – но не стану скрывать – очень рад, что погиб ведьмак из твоего мира.

– Кто организовал покушение? – нахмурилась Стела, она намеренно проигнорировала ложное утверждение о ведьмаке.

– Очевидно, кто-то из клана темных кромешников, – ушел от прямого ответа Андрей. – И мне очень, жаль дорогая, но наш клан решил, что пока тебе лучше не выходить из стен этого замка. Сейчас сюда уже подлетает несколько сотен лучших воинов, чтобы… – он запнулся, подбирая слова, – чтобы обеспечить твою безопасность.

– Когда вы готовите прорыв в мир, из которого я пришла? – уточнила Стела и ласково улыбнулась. – Говори, я ведь все равно в ближайшее время не выйду из замка.

– До конца этого периода, – буркнул Андрей.

Стела посмотрела в окно, прожив здесь около двух лет, она прекрасно научилась определять временные промежутки в этом переменчивом месте.

– То есть максимум через пять дней, – пробормотала она себе под нос. – Андрюш, ну зачем вы этого делаете? – покачала она головой. – У вас тоже сохранились древние знания. Я видела записи в замке твоего отца. Вы же знаете, что любое вторжение всегда заканчивается катастрофой.

– Ты не понимаешь! – резко прервал ее молодой мужчина, – Ты выросла в том мире, где есть еда. Много еды. Тебе не приходилось делать выбор: кого убить в клане: новорожденных детенышей или ослабших от родов женщин. И сделать это надо обязательно, потому что до конца периода еды не хватит на всех. Мой отец глава нашего клана делает такой выбор несколько раз в сотню периодов. И поступает рационально в интересах нашей стаи. Но… – голос Андрея дрогнул, – я устал терять младших братьев и сестер. Мы все устали. И тут Он предложил такой великолепный выход для всех, – парень замолчал, понимая, что итак сказал слишком много.

Неожиданно он пересел к ней на диван и схватил девушку за руки.

– Стела, ты не должна боятся. Я никому не дам тебя в обиду.

Эмоциональный порыв оказался слишком силен для парня-нежити. Он тяжело вздохнул и безвольно отпустил ее руки.

– Ты просто глупый запутавшийся мальчишка и как же много в тебе от человека, – Стела ласково погладила его по кудрявой голове. – Слушай, – неожиданно улыбнулась она. – Уже если так получается, что почти весь твой клан на какое-то время оккупирует замок, почему бы нам не сыграть свадьбу? Я стану полноправным членом семьи, и вы будете по-настоящему мне доверять.

– Свадьба – дорогое удовольствие, – задумчиво процедил Андрей.

– Ерунда, Серебряный кромешник обещал пустить меня на свои земли, где я нашла порошок для плюща. И потом, – Стела загадочно улыбнулась, – нам ли экономить энергию, если до конца периода мы переберемся в другое измерение.

– Так ты не собираешься нам мешать? – изумился Андрей. – Ты же только что рассказывала про древние записи и грозящую нарушителям катастрофу.

– Знаешь, я передумала, – кивнула ведьма. – Если рассуждать рационально, то запасы энергии в этом мире очень ограничены и их надолго не хватит. Так что захват параллельного измерения будет отличным выходом. Вот только без меня вы не справитесь.

– Почему? – уточнил Андрей. Было видно, что он уже перестроился и планомерно просчитывает все слова девушки.

– Я родом из того мира, я знаю о нем все и тоже тоскую по нему. Ты прав – там много еды. Но меня выставили оттуда лишив всего, только потому, что я нежить. Так что я просто верну то, что мне принадлежит по праву. Одной мне это было не по силам. Но если все нежити объединятся с кромешниками – это вполне возможно.

Андрей настороженно мигнул круглыми глазами, он очень хотел поверить ведьме, но рационализм нежити пока брал верх.

– А что касается грядущей катастрофы предсказанной во всех книгах, я действительно в это верю, – задумчиво сказала ведьма. – Но если разыскать все старые записи, мы наверняка найдем упоминание о том, как это предотвратить.

– Стела, дорогая, – Андрей задумчиво сложил крылья на груди. – Я готов тебе поверить. И знаешь почему?

– Догадываюсь, – мило улыбнулась она, – если бы я была против, то легко бы справилась и с тобой, и с парой сотен нежитей из клана.

– Но остальные все равно захватили бы замок, – подытожил Андрей.

– Не факт, – усмехнулась ведьма, – у меня еще много козырей в рукаве. – Вот, например, сейчас воины, которых ты вызвал, кружат вокруг замка, но не могут в него проникнуть.

– Я чувствую это, – согласился Андрей.

– Иди в зал приемов, – улыбнулась Стела. – Сейчас я сниму защиту парадного входа, и мы всем объявим о нашей свадьбе.

– Я уже и не смел надеяться на это госпожа, – улыбнулся Андрей, снова превращаясь в эмоционального человека.

– Мне нужно немного времени, чтобы привести себя в порядок, – ласково сказала девушка.

– Конечно, – парень поднялся с дивана и вышел из комнаты.

– Ну, ты и ведьма, – раздался знакомый голос. Павел вышел из-за завесы, идеально имитирующей каменную кладку. – Этот бедняга тебе поверил. Как хорошо, что в отличие от него я могу читать мысли.

– Во-первых, он никакой не бедняга, – почти обиженно сказала Стела, – он хороший. Просто на него давит чувство долга перед кланом. И еще он, он…

– Я уже понял, что ты в него влюбилась, – кивнул Павел, садясь на второй диванчик. – А что с прорывом? Ты не сможешь его остановить. Нас здесь всего двое.

– Если не можешь остановить восстание – возглавь его, – процитировала Стела. – Это было написано в одной из очень умных папиных книг. Пару лет назад изречение казалось мне редкой глупостью.

– А теперь? – ведьмак отщипнул виноград и, распробовав, подумал, что, судя по необыкновенно сладкому вкусу, родина этой ягоды не иначе как Средиземноморье.

– Теперь я здесь одна, слабая и беззащитная, желающая примкнуть к сильному клану и потому выйти замуж, – сказала Стела – Ты ведь погиб, не забыл?

– Угу, – тогда я пошел прятаться, – согласился Павел. – Если что, я рядом. А это, если не возражаешь в фонд голодного привидения, – он прихватил крупную гроздь из вазы и невинно уточнил: – Виноград из Испании?

– Это абсолютно безопасный малюсенький переход. О нем знаю только я! – вспылила Стела.

– Я просто спросил, – ведьмак предупреждающе выставил свободную ладонь.

– Лучше сними защиту с центрального входа у зала приемов, – сказала Стела – Ума не могу приложить, что ты сделал, но замок сейчас как в плотном коконе из заклинаний. Научишь?

– Извини, не могу, – задумчиво сказал Павел, – вдруг ты запишешь эти знания для своих будущих с Андреем детей. А потом они случайно попадут к членам клана…

– Ладно. Мы квиты, – миролюбиво сказала девушка и протянула ведьмаку руку.

– Квиты, – он осторожно пожал маленькую узкую ладошку. – Ты уверена насчет свадьбы? – серьезно уточнил он.

– Я знаю, что делаю, – ответила Стела.

Павел смотрел на пару сотен нежитей, безуспешно кружащих вокруг замка. Он, кажется, начал понимать, какой именно энергией в этом мире пользуется хрупкая Стела. По крайней мере, немного изменив угол зрения, мужчина различал беспорядочно болтающиеся над проносящимся внизу морем силовые линии, входившие, когда то в единое магнитное поле планеты. Теперь они хаотично скручивались в узлы, или змеями вились над водой пытаясь найти в воздухе точку опоры. Именно эти потоки силы заставляли летать в воздухе тяжеленные камни, и именно они топили невесомые облака, пропитывая их ядовитой морской водой и безжалостно вышвыривая затем в сияющее всполохами небо. Было бы странным не воспользоваться такой дармовой энергией. Именно так и сделал недавно ведьмак, безжалостно оторвав пару извивающихся светящихся потоков от водной глади и опоясав ими замок. И теперь нежити безуспешно пытались пробить непреодолимую для них преграду.

– Для них непреодолимую, – сказал себе Павел, – потому что они принадлежат этому миру. А он из другого измерения. Только так можно объяснить активировавшиеся здесь дополнительные способности ведьмака.

Мужчина взлетел над замком и распростер над ним левую руку. Он успел только подумать о том как, наверное, забавно выглядит со стороны, и в тот же момент левую ладонь нещадно защипало. Зашитый там стебель разрыв-травы начал свою работу. Силовые линии, опутывавшие летящее сооружение вздрогнули и посыпались вниз, словно разрезанные гигантскими ножницами. Следом от тяжелого удара вздрогнул замок.

– Ну, хватит, – прошептал ведьмак, сжимая руку в кулак. В его планы не входило разрушение жилища Стелы.

Павел смотрел, как нежити радостно влетают в главный зал. Они шумно галдели, приписывая себе неожиданный удачный прорыв. Ведьмак плавно опустился на главную башню замка и провел левой ладонью по затылку. Разрыв-трава при правильном применении имела много свойств – одним из них была невидимость по желанию.

Стела увидела, как силовые линии за окном безвольно обвисли и исчезли. Она улыбнулась и посмотрела на чубася:

– У нас много гостей. Угощения должно хватить для всех.

– Запасы позволяют, – кивнул дворецкий, – Надеюсь это все? – он даже высунулся в окно, чтобы пересчитать влетающих в зал нежитей. – Двести семь, – вздохнул дворецкий, мысленно прощаясь с запасами замка. Он так долго жил впроголодь, что сытая жизнь у Стелы казалось ему чем-то нереальным. И вот теперь этому волшебству приходит конец. И как всегда из-за внезапно нагрянувших нежитей.

– Не расстраивайся, – девушка погладила пушистика по голове. – Скажи, – она наклонилась к нему поближе. – Сколько воинов из твоего клана могли бы помочь мне в одном сложном деле?

– Все, – не моргнув глазом, ответил чубась.

После того, как ведьма из другого мира оградила их остров от атак нежитей и кромешников, да еще и восстановила энергетический колодец, она стала для клана олицетворением древней богини. Богиня по преданию должна была вывести клан в другую волшебную сытую жизнь. Сначала они думали, что это сделает старуха из другого измерения. Но потом поняли, что ошиблись. Стела и только Стела по всему подходила под древние предсказания. Но чубась не стал все это повторять вслух.

– Все как один, – еще раз сказал он. – Если вы хотите, госпожа, чтобы мы перебили нежитей ворвавшихся в замок, то я пошлю за подмогой немедленно.

– Милый малыш, – она ласково погладила его по ушам. – Мне нужна ваша помощь не для того, чтобы убивать. Я хочу, чтобы все в этом мире жили долго и счастливо. А сейчас позаботься об угощении гостей и постарайся, чтобы каждый из них получил в напиток крошку от этого плюща. – Стела протянула руку, открывая тайник за креслом, и вытащила оттуда светящийся кокон. Внутри него извивался полуметровый отросток с алыми листьями. – Знаешь, как открывать такие шкатулки? – уточила ведьма у дворецкого.

– Не маленький, – кивнул он и осторожно взял опасный сосуд. – Добавлять всем нежитям, включая вашего жениха? – уточнил он.

– Да, – безмятежно улыбнулась ведьма.

Егор ехал по узким улицам города. Но часовое петляние по старым кварталам пока не дало никаких результатов. Таксист двигался неторопливо, притормаживая у каждого перекрестка.

– Слушай, дорогой, а твой друг в этом городе живет? – не выдержал таксист, сворачивая в очередной узкий переулок.

– В этом, – задумчиво сказал Егор и добавил. – Мы здесь уже проезжали.

– Так ведь весь старый центр объехали, – подтвердил шофер.

– Тогда поехали в новый, – сказал ведьмак.

– Это на другой стороне реки. Через мост поедем. Бензина много надо. Понимаешь?

Егор молча протянул человеку купюру, понимая, что денег, отданных Ильей, прожорливому таксисту недостаточно.

– Какой хороший день, один пассажир – крупный заказ! – шофер не скрывал радости и, включив заунывную мелодию, выехал из старого центра.

Егор продолжал сканировать проносящиеся мимо дома. Ситуация выглядела по меньше мере странной. Если бы в этом городе ведьмаки, вампиры и прочая дружная братия неправильных людей проживали вместе, он засек бы их уже, когда самолет готовился к посадке. Ведь говорят же: ведьмак ведьмака видит издалека. Если они предпочитают жить разрозненно, то он обнаружил бы как минимум десяток домов раскиданных по городу. Но тут не пахло магией. Или… – мысль ускользнула от Егора, потому что он заметил слабый отблеск волшебства.

– Здесь останови, – скомандовал он шоферу.

– Ты что, дорогой, – водитель и не думал притормаживать. – Здесь квартир нет – одни офисы.

– Останови, – тихо и властно приказал Егор.

Машина натужно заскрипела тормозами. Автомобили, едущие следом, возмущенно загудели. Таксист высунулся в окно и разразился градом ругательств. Горячая южная кровь не позволила оставить настойчивые сигналы без внимания. Егор, ни на что не обращая внимания, выскочил из такси и пошел вдоль тротуара. Он так торопился, словно боялся, что найденный им след исчезнет. Но сияние магии только усиливалось по мере приближения к старому дому, зажатому между двумя офисными небоскребами.

Здание постройки пятидесятых выглядело странно в окружении стекла и бетона. Тем более, что сохранило популярный в середине прошлого века стиль: фасад украшало несколько давненько побеленных колонн, плюс аляповатая лепнина у входа. Довершала помпезный стиль одинокая статуя мощного черного пса у широкой лестницы. Эта статуя резанула глаз ведьмака одиночеством. Непонятно, почему строители решили сделать черную псину вместо традиционного белого гипсового льва. Но Егор не стал вдаваться в архитектурные тонкости. Он взбежал по лестнице и вошел в столовую.

Да, несмотря на гордую вывеску «кафе», это была именно столовая с раздачей в глубине зала и горкой пластиковых подносов рядом. Обеденное время давно прошло и толстая блондинка, с пережженными белыми волосами, сидящая на кассе, скользнула ленивым взглядом по новому посетителю и вернулась к прерванному разговору с тощей и какой-то взъерошенной бабой.

– Сказано вам суп закончился, – лениво процедила она.

– Тогда щей мне, – баба поправила сползший на плечи платок, не собираясь уходить без еды.

– Где вы на раздаче щи видите? Нет их, – парировала кассирша.

– А в меню вашем есть, – не унималась баба.

– Время-то то уже сколько, – кассирша демонстративно зевнула, демонстрируя два лишних подбородка. – В обед все разобрали.

– А что есть?

– Бутерброды с копченой колбасой и семгой. Но это по отдельному прейскуранту.

– Тьфу, – не выдержала женщина, в сердцах отставляя поднос, – Разорители! Где мне денег на вас найти? Ни ногой больше в эту забегаловку! – она накинула на голову платок и поспешила к выходу.

Егор, прислушиваясь в пол уха к разговору, взял коричневый пластиковый поднос и подошел к раздаче.

– А мне пару бутербродов и чай, – он доброжелательно улыбнулся кассирше, вкладывая в улыбку максимум обаяния.

– Да я и без улыбок твоих стол накрою, – сказала кассирша и щелкнула пальцами. Тяжелые жалюзи завесой упали на едва закрывшуюся за рассерженной посетительницей дверь и затенили большие окна. – Ты ведь поговорить пришел? А лишние уши нам ни к чему.

Егор кивнул.

– Ну, вот и ладно, – на лице кассирши появилось что-то вроде полуулыбки. – Поди, присядь вон за тот столик. Я мигом все спроворю.

Егор отставил поднос и пошел к дальнему столику у окна. Обещание «спроворить мигом» оказалось буквальным. Он не успел дойти до стола, как на нем появился подрумяненный молочный поросенок, кулебяка, жареный гусь, блюдо отварной картошки, несколько кувшинов с напитками, туесок с медом, закипающий самовар и много чего еще. Небольшое с виду пространство оказалось безразмерным, вмещая не один десяток блюд.

– Ну что, за встречу? – оказавшаяся за спиной Егора женщина, не присаживаясь, протянула слишком длинную для человека руку к запотевшему графину с настойкой.

Егор сел за стол и прикрыл ладонью рюмку из толстого синего стекла.

– Я не пью спиртное.

– Ай, молодца! – обрадовалась тетка и бухнулась на соседний стул.

Графин растаял в воздухе. Впрочем, как и рюмка. Ведьмак, не ожидавший от кассирши такой прыти, от неожиданности хлопнул потерявшей опору ладонью о стол.

– Неплохо, – прокомментировал он явную демонстрацию силы.

– Да я, Егорушка, не со зла, – ласково сказала тетка – Видишь, даже имя твое знаю, а ведь не нападаю. Потому как мы с тобой заодно должны быть. Ты поешь. Устал с дорожки-то. Да и перенервничал, небось, в аэропорту с этим грузовиком треклятым, – продолжала трещать тетка, накладывая парню в тарелку гору еды. – Скажи мне, родной ты мой, как меня нашел?

– По свечению, – Егор пододвинул тарелку и задумчиво поковырял еду вилкой. Он хорошо помнил уроки домового про заговоренные кушанья. Но то, что лежало перед ним, было просто обычными хорошо приготовленными продуктами. По крайней мере, никакой магией тут и не пахло.

– Ты не бойся. Я ж тебе самое лучшее даю, что для себя припасла, – демонстрируя дружелюбие, тетка своей вилкой подцепила с тарелки ведьмака кусок гуся и без раздумий отправила его в рот.

– Да вижу я, что еда без наговора, – парень, понимая, что ведет себя крайне невежливо, решительно откусил приличную порцию кулебяки. – Только странно как-то получается. Я в городе из ведьмаков никого найти не смог. Только вас и обнаружил. Что здесь происходит?

– Что-что? А то, воюют эти дуболомы. Вражда у них древняя. Вот и заслонились щитами мощными, чтоб не видно их было ни своим, ни чужим. У меня тоже щит стоит. Хоть я сама по себе, в их склоки не лезу. Так что расстроил ты меня милы этим свечением. Уж я так старалась. Так старалась незаметной прикинуться. И тут же главное не перестараться. Моя кафешка на хорошем месте в городе оказалась. Ты даже не знаешь, сколько людей злых на этот кусок покушается. А ведь мне для заработку много посетителей надо. Потому полностью затаиться я не могу. Слушай, а ты и правда ведьмак? – кассирша перестала трещать и уставилась водянистыми глазками на Егора.

Парень внутренне поежился от этого липкого влажного взгляда, стараясь не показать как ему неприятно.

– Ведьмак, – кивнул он.

– Ну да, ну да – закивала головой белобрысая тетка, – хотя диковинно как-то получается… – она оборвала себя на полуслове и улыбнулась, – Ты извини за то, что приглядываюсь. Не люблю в распрях всяких участвовать.

– Я понимаю, – сказал Егор, – может тогда, хотя бы объясните мне, что здесь происходит?

– Да легко, милый ты мой, только давай я тебе чайку налью для начала – тетка быстро наполнила кипятком большую чашку расписанную золотыми розами, добавила ароматной заварки и, поставив ее перед Егором, начала рассказ о распре между оборотнями и ведьмаками, и вампирами.

По словам кассирши, началось все лет сто назад. Ведьмаки не поделили часть города с вурдалаками, которых в этих краях развелось великое множество. Вурдалаки-оборотни все плодились и плодились без удержу, и под конец перебили практически всю дичь в местных лесах и стали в городе хулиганить. И тогда ведьмаки выставили им условие – выселится на окраину и ограничить рождаемость. Но вурдалаки не согласились и в отместку похитили дочку одной из ведьм, чтобы выдать за своего главного. И вот тогда началась настоящая война.

– Знаешь, почти сто лет прошло, а вспоминать, как свои своих били – горько, – женщина промокнула уголком скатерти невольную слезу. – Да еще и остальные наши как сбесились. Травники перешли на сторону вурдалаков. Оно и понятно – им вместе в лесу сподручнее. А вампиры метались между теми и другими, не в силах принять решение. Оттого их практически здесь и выбили. Да и годы стояли еще те. Распря пришлась как раз на время гражданской войны. Так что разборки, происходящие в городке, никого не удивили. Местные жители хватались за голову, потому что заснуть они могли при одной власти, а проснуться при другой. И каждая искала предателей и шпионов. Потому смерти, случайные или нет, никого не удивляли.

– А что стало с похищенной ведьмой? – спросил Егор.

– Так сбежала она от вурдалака. Хотя говорят, он влюбился в нее до одури. Но кто ж ведьму против воли удержит?! И поклялась она мстить всем вурдалакам оборотням и вампирам. Чем сейчас ведьмаки и занимаются. Город у нас поделен на части. Чужому, оказавшемуся на вражеской территории, грозит смерть. Все искусство тратим на то, чтобы спрятаться. Новые обереги и щиты изобретаем, – тяжело вздохнула тетка и скосила глаза на бечевку на шее у ведьмака, – а у тебя оберег вурдалачий, так?

– Да, – кивнул Егор.

– И кто тебе его дал и зачем? – задумчиво протянула тетка. – Ты ведь сюда воевать приехал. А на чьей стороне будешь?

– Может и в аэропорту на нас напали из-за этой распри? – задумчиво протянул ведьмак.

– Ну, разумеется, – подтвердила его худшие опасения кассирша. – А ты милый, если не в поддержку одного из кланов приехал, то что забыл в этой глухомани? Мой тебе совет: езжай отсюда, пока в кровную месть не ввязался. Видно же, ты хороший мальчик, сильный, – женщина невзначай накрыла ладонью его руку. – Жаль будет, если погибнешь.

Егор осторожно освободил руку, будто для того, чтобы взять чашку с чаем. Рука женщины была ледяной и очень тяжелой.

– Точно не ведьма, – подумал Егор и понял, что старается закрыть мысли от непрошенного вторжения. Тетка хотела получить над ним контроль. Что ж пусть думает, что ей это удалось. – Спрятавшись за мысленным щитом, он выставил перед ним вполне реальное воспоминание из аэропорта. Тогда он чувствовал себя загнанным в угол зверем. И если бы не Илья… но о друге сейчас думать не стоит.

Егор обнял руками чашку с горячим чаем. Обычно это его успокаивало. Но чай был слегка остывшим и отдавал болотной тиной. Видимо в этом городе были проблемы с водопроводом. Егор отпил малюсенький глоток и поставил чашку на стол.

Тетка довольно улыбнулась.

– Правильно боишься, – протянула она, читая его выставленные напоказ мысли, и, хихикнув, добавила – А еще я смотрю, кроме ведьмовской, у тебя кровь человеческая есть.

– Есть, – открыто улыбнулся Егор, – перед мысленным щитом уже находился недалекий доверчивый паренек. Эдакий маменькин сынок. Это было довольно утрированным воспоминанием о годах, проведенных в школе.

– Ты верь мне, милый, – окончательно развеселилась женщина. – Я плохого не посоветую. Сейчас такси вызовем, и отправишься домой. А вурдалака, с которым прилетел – брось. Он же при первой возможности тебя своим сдаст. Вы ведь вдвоем прилетели? – невинно уточнила она.

– Да – кивнул Егор, – удерживать образ доверчивого идиота в голове было нелегко, но и не слишком трудно. Егора беспокоило другое. Чем дольше он глядел на женщину, тем сложнее ведьмаку было контролировать темную мутную злость пеной поднимавшуюся откуда-то из глубины его души. В горле даже запершило от нахлынувшей ненависти к этой бабе, ведущей свою игру.

– Вот и чудненько, – кассирша довольно потерла пухлые ладошки. – А чтоб ты не с пустыми руками от меня ушел – возьми подарочек, – женщина хлопнула три раза в ладоши и вместо еды на столе появились драгоценные камни и слитки золота.

– Бери, все бери, не стесняйся, – затрещала тетка, пододвигая поближе к нему блюдо из под гуся, где теперь крупными бобами зеленели изумруды. – И это для тебя, – она подтащила с середины стола поднос из под поросенка. Там горкой лежали прозрачные голубые топазы. – И это, – к топазам присоединился туесок с самородками, – и это…

– Хватит… – Егору надоело притворяться. – Ты не ведьма, а Баба Каменная, хранительница недр подземных: ведь так? Охотно верю, что сама не участвовала в распре. Тем не менее, хватить выносить мне мозги. Мне нужно место предполагаемого прорыва.

Тетка осеклась, нахмурилась, но складки на лбу исчезли, как смытый волной узор на мокром песке.

– Ну, угадал, – тяжело вздохнула она. – Умная молодежь нынче пошла, – тетка провела лопатообразной ладонью по лицу и превратилась в миловидную молодую женщину.

Егор ничего не ответил, но мысленно сказал спасибо домовому, который нянчил его в детстве, рассказывая на ночь старинные сказки.

– Ты извини, что проверяла тебя, – спокойно сказал женщина. Она еще раз хлопнула в ладоши и все, чтобы было на столе, бесследно растаяло. – У меня нет ненависти к тебе, Егор. Скажу больше, я ждала тебя. Потому ты и увидел свечение.

Егор недоверчиво посмотрел не нее.

– Я понимаю, у тебя есть причины мне не доверять, – грустно улыбнулась она. – Более того, то о чем я попрошу, покажется странным. Но без твоей помощи мне не обойтись.

– Тогда, если речь идет о доверии, хотя бы скажи мне свое имя? – попросил Егор.

– Когда людей было не так много, они поклонялись мне и звали Инязора Покшава, – усмехнулась женщина, – что значит Великая хозяйка. А мама звала меня Сэ-няше – девушка-дракон. Нет, не потому что у нас в роду драконы, – она рассмеялась серебряным смехом, глядя на озадаченное лицо ведьмака. – Просто я драконов очень любила и во всех горах нарыла им пещер.

– И чего ты хочешь? – уточнил Егор, прикидывая, сколько лет может быть тетке, жившей во времена драконов.

– Мне нужен ребенок, – она улыбнулась так очаровательно, что Егор невольно улыбнулся в ответ и тут же себя одернул. Он уже понял, что Сэ-няше просто начинает новый раунд одной ей понятной игры, и решил занять выжидательную позицию. Пока они шли на равных, пытаясь одолеть друг друга. Но главное заключалось в том, что Каменная баба точно знала что-то о прорыве. Ведь его вопрос не вызвал удивления. А эти сведения были нужны ведьмаку как воздух. За них стоило побороться.

– Заканчивается мой род на мне, – раскрасневшись, женщина придвинулась ближе. – Не порядок это. Понимаешь?

– Понимаю, – спокойно и не делая попыток отодвинуться сказал Егор, – Может, хватит пытаться меня очаровывать, Сэ-няше? Я пришел узнать, где будет прорыв. Не хочешь говорить – не надо, – он приподнялся, собираясь уходить.

– Погоди, – женщина схватила его за рукав, усаживая обратно. – Я расскажу, только прежде чем применить эти знания, подумай. Может, ты против себя пойдешь?

– Хватит говорить загадками, – вздохнул ведьмак. – Ну, неужели за несколько сотен лет не наигралась? Сколько людей ты в свои горы завела? Сколько в пещерах у тебя загинуло или с ношей непосильной из самородков по болотам утонуло. Неужели не надоело?

– Что ты понимаешь? – взвилась Сэ-няше.

Личина молодой женщина слезла с нее как оберточная бумага. Сейчас перед Егором сидела настоящая Инязора Покшава. Рослая ширококостная по-деревенски красивая женщина лет сорока. Роскошные косы были закручены на голове в венец. Вплетенные в волосы драгоценные камни холодно поблескивали.

– Ишь, людей ему жалко стало! – не унималась она. Очевидно, слова ведьмака зацепили ее за живое. – А они когда во владения ко мне пришли, деток моих пожалели? Вечкуша-любимого и Учана-жданного нерожденных из горной колыбели вытащили и в отвалы на съедение ветрам и дождям бросили. А все для того, чтоб до проклятой железной руды докопаться.

– Мне жаль – попытался вставить Егор, но разбушевавшуюся бабу было не унять.

– Ни болота, ни гнус, ни озеро Вонючее их не остановило, – продолжала ругаться она. – И пока я в глубинах горных камни живительные для малышей растила, всю семью мою истребили. Кому теперь это надо? – она махнула широким рукавом, высыпая на стол горсть алмазов. – Людишкам надо, – ответила она сама себе. – И вот за эти камушки они теперь дорого платят жизнями своими. Понял?

– Так говоришь, озеро Вонючее? – уточнил Егор. – А ты в курсе, что в случае прорыва, настоящего прорыва, этому миру придет конец. Погибнут не только люди, но и все кто населяет это измерение.

– Бабьи сказки, – выдавила из себя женщина. Она поняла, что уже выболтала слишком много и пыталась взять себя в руки.

– Но если погибнет все, у тебя точно никогда уже не будет возможности продолжить род. А что-то мне подсказывает, что где-то в глубине гор ты спрятала новых деток.

– Тварь! Ты мерзкая тварь! – Инязора Покшава поднялась со стула и стала увеличиваться в размерах. Не прошло и секунды как бабища вымахала ростом под потолок. – Сейчас я тебя на одну ладонь положу, а другой прихлопну. Только мокрое место и останется.

– Я ведьмак! – Егор встал со стула и понял, что не боится страшной тетки. Темный клубок до этого просто копошащийся на дне души стал стремительно разворачиваться, выбрасывая во все стороны ниточки щупальца. Он расправил плечи и выставил вперед руки. Если бы Егор мог посмотреть по сторонам, то, наверное, удивился бы, увидев, что отбрасываемая им тень не уступает по размеру тени каменной бабы. Но он уже шептал боевые заклинания, готовясь к бою.

– Я должна была понять, что ты не просто ведьмак, – внезапно сникшая Сэ-няше уменьшилась в размерах, снова став обычной женщиной-кассиршей в застиранном форменном халате. – Ты достаточно узнал. Я хочу, чтобы ты ушел.

– И ты не будешь драться? – Егора поразила внезапная перемена.

– Слово даю, – кивнула баба.

– Где находится это озеро? – парень решил воспользоваться растерянностью старой ведьмы.

– Три километра от деревни вурдалаков. Прямая дорога через топь идет, кривая – лесом.

– И как лучше идти?

– С болотником договоришься – топью. С лешими – лесом. – пожала плечами Сэ-няше.

– Когда планируется нападение?

– Через три дня, – выдавила она. – Да уйдешь ты когда-нибудь?

– Я обещаю не причинять зла тебе и твоим детям, – сказал Егор, направляясь к выходу из столовой. – И спасибо за сведения.

– Не за что, – буркнула Сэ-няше и добавила – Ну, не дурак ли ты? Зачем обещание дал? За язык никто тебя не тянул.

– А чтоб поняла: у меня и в мыслях плохого не было, – сказал, оборачиваясь, Егор.

– До квартала вурдалаков десять минут хода по прямой, – процедила тетка. – Помни, только десять минут! Дойдешь, твое счастье.

– Ты слово дала, – напомнил Егор.

– Как есть дурак, – почти грустно покачала головой женщина. – Я слово дала сама не нападать. Но слуг у меня полон дом. А, кроме того, не одному тебе я обещаний надавала. Так что поторапливайся. – Сэ-няше щелкнула пальцами.

Тяжелые жалюзи поехали вверх, освобождая дверь. Только теперь Егор увидел, что на улице уже стемнело. Он вышел из столовой и, спускаясь по ступенькам, машинально отметил, что у помпезного входа рядом с колоннами теперь сидят два черных каменных пса. Он машинально провел ладонью по отполированной спине страшилища. Страж Каменной Бабы стоял изваянием. Или он и, правда, был просто статуей? Но ведьмаку некогда было над этим задумываться. Сэ-няше сказала десять минут хода по прямой. Но сейчас он вышел на улицу, по которой можно было пойти налево или направо. Никак не прямо.

– Просто детский сад! – раздраженно сказал парень. – Его доставала эта привычка нелюдей говорить загадками.

Решив действовать напролом, он перешел улицу и уткнулся в дверь косметического салона. Судя потому, что располагался он в центре города, заведение было не из дешевых. Да и сверкающий огнями фасад говорил о том же. Егор сделал еще шаг, и раздвижные двери услужливо разъехались в стороны.

– Добрый вечер! Салон «Черный лебедь» рад вас приветствовать! – расплылась в улыбке миловидная блондинка на ресепшен. – Вы по записи?

– Мне туда! – махнул рукой ведьмак, двигаясь вглубь салона.

– Вы к кому? Я позову мастера, а вы можете подождать его в комнате отдыха, – крикнула ему вслед блондиночка и закусила от досады губу.

– Черт бы побрал всех этих богатых идиотов, – подумала она, – Сейчас попрется через весь салон, а ей, как обычно, ни за что достанется. Девушка подняла трубку внутренней связи, просчитав, что ломящийся напрямик клиент собрался в кабинет массажа. – Толик к тебе клиент по записи, да уже идет, – обрадовано забормотала она в трубку и облегченно вздохнула. Массажист, оказывается, был в курсе визита ВИПа.

Егор пересек довольно большое помещение салона, не обращая внимания на трудящихся над сложными стрижками мастеров и измазанных разноцветной грязью людей в кабинках. Он увидел нужную дверь и уже собрался ее открыть, когда дверь распахнулась сама. Улыбающийся человек в белом халате залебезил: – какая удача Артур Павлович, что вы выбрали именно наш салон. А охрана осталась на улице? Можете не беспокоиться. У нас тут абсолютно безопасно. Да вы, наверное, слышали рекомендации о салоне от ваших друзей. Чай? Кофе? Или сразу перейдем к процедурам?

Егор отодвинул болтливого человека и вошел в массажный кабинет. Как и следовало ожидать, у кабинета был второй выход, задрапированный красивой занавеской.

– Позвольте, я помогу вам раздеться, – массажист старался изо всех сил услужить ВИПу. Он вцепился в дорогую кожаную куртку клиента. Никогда ему не доводилось видеть такой мерцающей черной кожи необычной выделки.

Клиент, не обращая на него внимания, отдернул дорогую штору, закрывающую второй выход. Приложив руку к замку, он легко открыл дверь.

– Вообще-то, у нас здесь обычно заперто, – растерянно залебезил массажист. – Видимо, дура – уборщица забыла закрыть, – продолжал он бормотать, пока клиент, ничего не отвечая, вышел через запасную дверь и захлопнул ее перед его носом. Окончательно растерявшийся Толик попробовал открыть дверь и понял, что она заперта. Он потер рукой лоб, не понимая, почему эта чертова дверь умудрилась захлопнуться и как теперь вызволять из подворотни за салоном дотошного клиента.

– Это форменное безобразие! – раздался раздраженный мужской голос и в массажный кабинет ввалился полный мужчина в дорогом кашемировом пальто. Одутловатый нос мужчины был покрыт красной сеточкой капиллярных сосудов, свидетельствующих о неуемном гневливом нраве и вредной привычке опрокинуть на ночь бокал коньяка. – Какое хамство! Говорить Мне о каком-то Вип-клиенте в назначенное Мне время! Да я вашу забегаловку вдребезги разнесу…

– Артур Павлович? – удивленно уточнил массажист.

– Нет, блин, Дед Мороз! – продолжал бушевать человек, за спиной которого маячил верзила в черной куртке. Из под руки этого верзилы делала непонятные знаки девчонка с рецепшен.

Массажист расплылся улыбкой, одновременно незаметно показывая кулак идиотке перепутавшей заказчиков.

– Да мы только вас и ждем, – засуетился он. – Позвольте, помогу пальто снять.

– А где другой клиент?! – сдвинул брови ВИП, тем не менее, позволяя снять с себя куртку.

– Да где вы здесь видите кого-то еще? – заюлили Толик. – Эта просто у нас новая дуреха не входе сидит и вечно все путает. А мы только вас и дожидаемся. Такая честь для нашего салона. Чайку? Кофейку? Или сразу перейдем к процедурам?

Дверь за Егором захлопнулась, и он понял, что очутился на заднем дворе. Как обычно за яркими фасадами центральной улицы прятались проулки с мусорными баками. Несмотря на довольно прохладный вечер, запах вокруг них стоял соответствующий. Ведьмак прошел мимо баков и уперся в неожиданно появившуюся каменную кладку.

– Черт знает что, – выругался Егор, больно стукнувшись лбом о кирпичи. Он не мог понять: откуда появилась стена, перегородившая узкий проход.

– Что ведьмак забыл в квартале оборотней? – раздался скрипучий голос больше похожий на лай простывшей дворняжки.

Егор повернулся к мусорным бакам и увидел странное создание: изрядно потрепанное жизнью существо похожее на кошку, выудив из мусорного бака обломок пилочки для ногтей, точило длинные когти.

– Мне надо встретиться с главным оборотнем, – сказал Егор.

– Ты псих? – невинно уточнила создание. – Да его сиятельство с ведьмаками уже лет сто не общается.

– Придется сделать исключение, – невозмутимо сказал Егор – Не до старых распрей сейчас. Готовится прорыв и мне нужна помощь.

Облезлое существо отбросило пилочку, и она как в масло вошла в стену позади мусорников.

– А прорыв точно у нас будет? – оборотень почесал подбородок покрытый клочками шерсти.

– Ага, слово даю, – кивнул Егор – И времени у меня мало. Каменная баба мне всего десять минут дала, чтоб до вашего вожака добраться.

– Тьфу, вот стерва, – разозлился, оборотень и пробормотал несколько слов себе под нос. Кирпичная стена перед Егором растаяла в воздухе. – Тебе туда за десять минут не добраться. Это ж на другой стороне реки в старом центре. Это у дылды каменной ноги как каланча: расстояния шагами в квартал меряет. Значит, слушай, по переулку идешь прямо и дальше еще кварталов десять по прямой. Потом через мост. И дальше еще семь кварталов. Лететь не смей. Только пехом – там от ведьмаков заклинательных заграждений вверху понатыкано. Добираешься до краевой библиотеки и просишься на концерт. Все понял?

– Понял, на концерт в библиотеке, – повторил Егор, не удивившись непонятному сочетанию, – благодарю за помощь.

– Благодарить будешь, если живой туда доберешься и оттуда выйдешь, – вздохнул оборотень. – Не забудь на входе оберег свой показать. И лучше поторопись, а я здесь похулиганю пока, – хмыкнул он, прощально взмахнув когтистой лапкой.

Егор, не задерживаясь, пошел по проулку. Он слышал, как за его спиной вздрогнула земля. Кирпичная стена вновь перегородила узкую улочку.

Оборотень посмотрел на преграду, удовлетворенно потер лапками и спрыгнул с мусорного бака. Потом стал суетливо носиться по огороженному пространству, изредка останавливаясь, чтобы покружиться вокруг собственной оси. Через пару минут оборотень снова взобрался на бак, а потом легко перепрыгнул на крышу. Судя по всему, сделал он это во время. Потому что за дверью, ведущей в салон, послышался шум и испуганные крики людей.

– Идите – идите, гости нежданные, – зверек оскалился, усмехаясь, и еще раз оценивающе посмотрел на сеть из заклинаний, перегородившую рукотворный тупик.

Каменная баба полировала ладонью монолитную столешницу углового столика. Столик этот был необычным. Гладкая гранитная столешница, покоящаяся на массивных медных «львиных ногах» явно не вписывалась в интерьер заштатной столовой. Впрочем, никто из посетителей и не думал усаживаться в угол, заботливо прикрытый хозяйкой мороком от посторонних глаз. А если кто и бросал туда случайный взгляд, то видел колченогое убожество с поцарапанной пластиковой поверхностью, ничем не отличающееся от остальной мебели в зале.

Женщина еще раз провела ладонью по прохладной поверхности и решительно встала. По ее ощущениям прошло уже гораздо больше десяти минут. Значит, слово она сдержала.

Кассирша застегнула верхнюю пуговицу когда-то белоснежного халата, вышла на улицу и застыла на ступеньках.

– Ведьмак отсюда уходил, – прошептала она. – Догоните и убейте до утра. Если не сможете к утру управиться – пусть живет.

Один из каменных псов у входа повернулся к хозяйке, блеснув изумрудным глазом. Он потянулся, разминая лапы, и стал неторопливо спускаться с лестницы.

– А ты чего застыл, каменюка родимая? – Сэ-няше спустилась на пару ступенек и потрепала каменную холку второй псины. Под ее мощной рукой базальтовая шерсть распушистилась, и пес пару раз дружелюбно взмахнул хвостом. – Знаю, что устал, – кассирша почесала пса за ухом. – Целый день по моим поручениям бегал. Да это уже на сегодня последнее. Потом в лес идите и к горам возвращайтесь. Я вас там ждать буду.

Пес согласно ткнулся лбом в бок хозяйки и поспешил за другом.

Каменная баба проводила их взглядом и неторопливо вернулась в столовую. Она обвела взглядом зал и вздохнула. И откуда взялся на ее голову этот молодой ведьмак. Ведь еще утром она была уверена, что поступает правильно. А ну как он прав, и вторжение накроет разрушительной волной не только людей, но и ее родные горы, где глубоко в недрах спрятано новое потомство. Малыши ее почти окрепли. Не пройдет и пятисот лет как выползут они на поверхность. Нет! – женщина решительно тряхнула головой, она не будет рисковать потомством.

Каменная баба подошла к гранитному столу и пару раз хлопнула ладонью по столешнице. Пространство вокруг вздрогнуло и пошло кругами, как водная гладь, прогнувшаяся под каплей дождя. Женщина вздохнула и занесла руку для третьего удара.

– Ты что это творишь, милая? – надтреснутый старческий голос прозвучал слишком близко.

Женщина поморщилась и обернулась.

– Опять как вор подкрался, – презрительно сказала она худощавому человеку неопределенного возраста.

– Чем тише подкрадешься, тем больше узнаешь, – почти ласково улыбнулся ей невзрачный мужичок. – Я смотрю, у тебя тут гости были, – в руках у человека в темном плаще удобно устроился невзрачный кругляшок, похожий на компас. Вот только стрелка необычного компаса могла указывать только на черную или белую половину. Мужичок придвинул прибор к столу, и черная половина прибора плавно совместилась с кроваво-красной стрелкой.

– И кого наша хозяюшка за этим столиком принимала? – спросил он липким медовым голосом.

– Ведьмака, – пожала плечами тетка. – Дурилку свою убери. – Она небрежно отодвинула его руку от стола. – Шел бы ты отсюда. Я тебя в гости не звала, и говорить мне с тобой не о чем.

– Мы так не договаривались… – обиженно зашипел мужичок. – Ты слово дала.

– Слово я сдержала, – раздраженно бросила тетка. – Ведьмака этого до утра мои псы загрызут. Только я уже пожалела, что связалась с тобой. Не о прошлом мне надо думать, а о будущем. Так что ухожу я, и ты иди своей дорогой.

– Вот дурища-то, – противно захохотал мужичок, убирая прибор в карман.

От смеха у него очки сползли на кончик длинного носа. Он снял их, аккуратно положил на гранитную столешницу и достал из внутреннего кармана выглаженный носовой платок. Встряхнув его, мужичок стал тщательно промакивать выступившие от смеха слезы.

– Ты чего и вправду решила от нас уйти? Ты хоть понимаешь, с кем связалась? С какой силищей? Это тебе не горстка из десятка колдунов. Нас сотни, а может даже тыщи… – он почти жалостливо поглядел на неухоженную тетку в застиранном халате. – Тебе теперь никуда от нас не деться. Через полчаса здесь все наши соберутся. И ты расскажешь нам все, что узнала от ведьмака.

– С кем связалась, – передразнила его тетка. – Если хочешь знать, я все этому парню рассказала. И об озере Вонючем, и о времени прорыва. Так что если доберется он до своих – не будет никакого вторжения. А теперь пошел вон!

– Да ты, да я! – мужик растерялся, не ожидая от тетки такого яростного сопротивления. – Да я тебя сейчас прокляну! – выпалил он. – Тебя и твое потомство до седьмого колена.

– А вот это ты зря, про потомство, – грозно нахмурилась Сэ-няше, – и третий раз хлопнула ладонью по столешнице.

Лежащие там очки жалобно хрустнули, и когда кассирша подняла руку, мужик с изумлением увидел оставшиеся от них растертые в пыль осколки.

– Достал ты меня, колдун доморощенный, ясно? Пару заветных книжек прочитал и думаешь, что все теперь знаешь? Пошел вон, пока жив. Некогда мне руки об тебя марать, – она схватила мужика за шиворот, и легко подняв, выбросила в самостоятельно открывшуюся дверь столовой.

Он пролетел мимо ступенек и не очень удачно приземлился на асфальт, разбив в кровь ладони, порвав брюки на коленях.

– Ах ты, гадина! Ах ты, дрянь! Ну, я тебе покажу! – колдун с трудом поднялся и полез во внутренний карман за запасной парой очков.

Он был уверен, что сейчас поставит на место зарвавшуюся бабу. Это она пару книг прочитала! А он всю жизнь посвятил охоте за знаниями. И эта толстая тетка просто не знает, с кем связалась. Покачиваясь, он водрузил на нос очки и повернулся к ступенькам, повторяя про себя все известные боевые заклинания. Вздрогнул. Стащил с носа очки. Полез за носовым платком. Протер чистые стекла. Опять надел очки и почувствовал, что земля качнулась у него под ногами. Перед ним на том месте, где со времен его детства торчала старая столовая, теперь расстилался небольшой заброшенный пустырь, зажатый с двух сторон офисными высотками.

 Глава 9 
Когда Стела спустилась в зал приемов, он уже бы полон. Гости теснились за столами, жадно поедая невиданное по роскоши угощение. Только Андрей мрачно стоял у возвышающегося над залом кресла хозяйки. Он напряженно оглядывался вокруг. Его невеста слишком легко восприняла весть о пленении. Уйдя в зал, он постепенно избавлялся от ее безмерного обаяния. И холодный разум подсказывал, что такие сильные натуры, как Стела так просто не сдаются. Хотя она так не него смотрела. Сердце парня чаще забилось в груди, и Андрей подавил невольный вздох. Человеческая часть его тела последнее время вытворяла странные штуки. Никогда появление самки не вызывало у него такой бури эмоций, как общение с ведьмой из другого измерения.

– Я здесь, любимый, – девушка, как обычно, появилась неожиданно за спиной и положила руку на плечо Андрея.

Сначала он рассердился, что снова не уловил момента ее появления. А потом обрадовался нежному прикосновению. Человек в Андрее снова победил рациональную нежить.

– Я думаю, самое время перейти к делу, – ведьма заняла кресло и подняла правую руку.

Волна энергии прокатилась по залу. Наступила тишина.

– Я приветствую здесь лучших воинов из клана моего жениха. И рада, что вы присутствуете на нашей свадьбе.

Озадаченный шепот пронесся по рядам гостей. Они летели на захват замка и теперь пировали, как победители, а не гости.

– Мы слышали об этом браке, – сидевший ближе всех к Стеле старейшина решил вмешаться. Он повел могучими крыльями и уверенно сказал. – Но думаю теперь, когда мы получили замок в полное пользование, подобный союз нерационален.

– Нерационально заключать союз со слабаками, – Стела кивнула. Ведьма встала, на глазах у собравшихся превращаясь в нежить. – Но я сильнее многих из вас. Хотите убедиться на собственной шкуре? – девушка-нежить взмахнула крылом, и старейшина неуклюже упал лицом на стол. Воин пытался подняться, но не мог пошевелить ни одной конечностью, прижатый невидимой силой.

– Что за чушь! – еще несколько нежитей вскочили с мест, но и их постигла та же участь, что и старейшину.

– Ну что ж, – подключился к разговору Андрей. – Теперь, надеюсь, ни у кого не возникает сомнения в правильности моего выбора?

Над залом повисло напряженное молчание.

– Дорогая, отпусти моих уважаемых соплеменников, – парень повернулся к Стеле.

Она опустила крыло и обессиленные нежити сползли на кресла.

– Мы рады, получить такого сильного союзника, – выдавил из себя старейшина, щуря от стыда круглые глаза.

– Кто голосует за наш союз? – громогласно спросил Андрей.

Одобрением стало дружное хлопанье крыльев.

– Поскольку в голосовании приняли самые сильные воины клана, брак заключен. Союз не подлежит расторжению ни при каких условиях. Единственное исключение – смерть, – возвестил старейшина.

Гул и громкие поздравления поддержали его слова.

Андрей властно накрыл крылом прильнувшую к нему ведьму.

– А теперь я хочу сообщить: моя жена окажет нам поддержку при прорыве, – возвестил он. – Стела на нашей стороне.

– Я даю слово помогать клану, – уклончиво сказала девушка.

Крики одобрения заглушили ее слова.

– На прорыв! К новой жизни! Долой смерть и голод!

Стела смотрела на нежитей, которые радовались как дети. Куда девалась их постоянная невозмутимость и напускная холодность?! Где-то в глубине души ведьма почувствовала укол совести, но быстро подавила ненужную сейчас сентиментальность.

– Чтобы отметить заключение такого удачного союза, предлагаю выпить! – Стела подняла бокал, услужливо подсунутый дворецким.

Чубасята полетели с потолка, разнося гостям бокалы с энергетическим напитком.

Ведьма, улыбаясь, следила за тем, как ничего не подозревающие воины выплескивают в зубастые пасти содержимое бокалов.

– За нас, любимая, – Андрей обнял ее крепче. – Теперь только смерть разлучит нас.

Его глаза сияли, и Стела подумала, что никогда и ни к кому не относилась с такой нежностью, как к этому парню. И надо же было провалиться в другую вселенную, чтобы его встретить.

– Я хочу, чтобы ты мне верил, – прошептала она. – Я тебя люблю.

– Разумеется, я верю, – он одним глотком осушил бокал – Я рад, что ты с нами.

– Я с вами, – кивнула Стела, – только вы сами не понимаете, чего хотите.

– Ведьмы всегда говорят загадками, – усмехнулся Андрей. – А моя ведьма самая загадочная. Знаешь, я до последнего мгновенья не верил, что ты меня выбрала. Ведь ты такая, такая…

Грохот в зале заставил его отвлечься. Воины один за другим падали на каменный пол замка, цепляя посуду со стола.

– Нас отравили! – крикнул старейшина. Могучий воин выпустил когти, собираясь напасть на ведьму, но не успел даже взлететь, подкошенный напитком.

– Что ты натворила? – Андрей покачнулся, и Стела помогла ему сесть в кресло.

– Прости. Мне нужно время, – зашептала она, наклонившись к нему.

– Что же ты натворила, ведьма, – застонал он, теряя сознание.

Стела сглотнула слезы и оглянулась. Нежити, только что пировавшие в замке, лежали на полу, застыли без движения в креслах, замерли, уткнувшись лицами в столы.

– Браво! – серебристый кромешник появился из потайного входа в зал. Глава клана серебряных пару раз сложил и разложил крылья, издавая громкие хлопки. Несомненно, это означало высшую степень восхищения. – Одним махом убрать столько лишних ртов и обезглавить один из крупнейших кланов. Я восхищен вашей хитростью ведьма. Вот уже действительно: только смерть разлучит нас! – и он расхохотался хриплым каркающим смехом.

Стела вскинулась. Резкие слова почти сорвались с ее языка, но голос рядом едва слышно сказал: – Спокойно, девочка. Пусть думает, что хочет. Нам ведь нет до этого дела, не правда ли? Нам нужна от него информация. И мы ее получим.

– Павел? – ведьма оглянулась, она уже поняла, что ведьмак применил заклинание невидимости, и пыталась отыскать его всеми способами, используя возможности не только ведьмы, но и нежити.

– Не видно? – уточнил Павел, появляясь в пяти шагах от ее кресла.

– До этого момента нет, – сказала Стела.

– Значит, в случае чего эти твари меня тоже не увидят, – довольно сказал ведьмак.

– Да в этом замке полно потайных ходов! – кромешник, увидев Павла, взлетел и, в несколько взмахов преодолев зал, опустился рядом с ведьмаком. – Скажите, уважаемая, а вы всегда держите слово так, как с этим славным юношей? – он показал на бездыханного Андрея.

– А разве я нарушила слово? – ведьма нахмурилась.

– Ничуть. Просто сдержали его как-то уж очень буквально. Я тоже не могу нарушить данное слово: я ведь пригласил вас в гости. Но теперь хочу, чтобы мне вы дали более развернутое обещание не причинять зла или ущерба никому из моих сородичей, моему замку и острову ни в каком виде.

– Я клянусь, что так и будет, – спокойно сказала Стела.

– В конце концов этот парнишка сам напросился, – пробурчал Павел. – Мыслимое ли дело – он решил ограничить свободу ведьмы. Настоящий самоубийца.

У Стелы дрогнули губы.

– Думаю, нам пора в дорогу, – Павел двинулся вперед, оттесняя Стелу и кромешника от кресла с Андреем. – Кстати, с нами отправится небольшой эскорт из пары сотен чубасей, – как бы между прочим произнес он.

– Хоть пяти сотен, – хмыкнул кромешник. – Не отставайте, – он расправил крылья и легко взлетел без разбега.

Стела и Павел взмыли следом. Когда они вылетели через центральный вход, ведьму окружила стая чубасей.

– Сея-сия! Сея-сия! – запищали они, роясь рядом с девушкой.

– Это что-то новенькое! – Стела стала набирать высоту.

Им надо было догнать кромешника, который не собирался делать скидку на возможности чубасей и продолжал ввинчиваться в оранжевое небо, превратившись уже в еле заметную серебристую точку.

– Надо знать местный фольклор, – хмыкнул ведьмак, продолжавший держаться рядом с девушкой. – Это их местная богиня. Она должна придти и спасти мир. Для Защитницы знание местных обычаев обязательно.

– Я не Защитница! – разражено сказала Стела, она вспомнила Защитников в штыки воспринявших ее в родном мире. Ведьма тревожно огляделась. Ее беспокоили чубаси. Малышам приходилось нелегко, но они честно старались справиться с набранной высокой скоростью.

– Для этого мира Защитница, – не согласился Павел. – Посмотри, как к тебе относится эта планета.

Стеле не надо было смотреть. Ведьма чувствовала, как тоненькие ручейки энергии, сочащиеся из проносящихся внизу разорванных силовых синий, устремляются к ней, даря поддержку и силу. Бушующее оранжевое море под ними сменилось небольшим островком. Его трясло от землетрясения. Рвущееся магнитное поле расшвыривало скалы острова в стороны. Еще мгновенье и пенящиеся волны стали захлестывать отколовшуюся часть суши. Но даже сейчас умирающий остров бросил пучок энергии девушке, умоляя о помощи и прощаясь одновременно.

Ведьма, закусила губу. Она чувствовала боль страдающей планеты, как собственную. Стела кувыркнулась в воздухе, полностью превращаясь в нежить. Она расправила крылья, и брызги уже ее энергии посыпались на чубасей. Те воспряли духом и выровнялись, выстраиваясь клином за хозяйкой.

– Он никогда меня не простит, – прошептала ведьма, продолжая набирать скорость. Она уже видела впереди серебристую спину кромешника.

– Если любит, простит, – сказал держащийся рядом Павел. – Надо было думать, когда на ведьме женился. С вами, как на вулкане. Уж я то знаю, – он запнулся и перевел разговор на другую тему. – А наш серебряный друг сбавляет темп. Видимо, мы прошли проверку.

Действительно, кромешник стал реже взмахивать крыльями, давая им возможность поравняться с собой.

– Прекрасно идем, – прорычал он, – скоро будем дома.

Оборотень притаился на крыше, глядя, как трещит под ударами стальная дверь. Он почесал за ухом и прошептал еще пару заклинаний. Два мусорных бака поднялись в воздух и зависли в паре метров над землей. За дверью перестали кричать люди. Затем стальная поверхность прогнулась под очередным сильным ударом.

– Надеюсь, это размер головы, а не лапы, – пробормотал оборотень, вжимаясь в крышу. Происходящее нравилось ему все меньше и меньше.

Дверь дрогнула еще раз и обреченно вылетела вместе со стальной рамой. В выломанном проеме стояла громадная собака.

– Не люблю псов, – зашипел оборотень и подтянул кривым коготком одну из магических ниточек, тянущихся к расставленным внизу ловушкам. Висящий в воздухе железный бак качнулся и, перевернувшись в воздухе, высыпал гору мусора на выходящего из пролома пса. Тот зарычал, поднимая голову в поисках обидчика, и тут бак свалился вниз, накрывая собаку.

– Ладненько как получилось, – потер лапки оборотень и замер. В проеме показался второй силуэт. – Два паршивых пса на мой территории – это чересчур! – разозлился зверек.

Вторая собака, как две капли воды похожая на первую, озадаченно прыгнула сверху не перевернутый бак. И ее тут же накрыло вторым мусорным бачком.

– Славная пирамидка получилась, – хихикнул оборотень на крыше. – Теперь мерзкие псы точно не будут ко мне соваться.

Чтобы закрепить эффект он бросил сверху на баки парочку утяжеляющих заклинаний. Теперь даже стая львов, засунутая под железные коробки, не смогла бы их перевернуть.

– Хороший пес – пес в будке! – прокомментировал он дело рук или вернее лап своих и поудобнее устроился на шершавой поверхности крыши. Он был далек от мысли, что песики, бесцеремонно распугавшие людей в салоне, сдадутся без боя. Долго ждать не пришлось. Нижний бак дрогнул под чудовищным напором. Но кем бы ни было сидящее под ним существо, ему не удалось преодолеть силу наложенной магии. Тогда раздался противный скрежет. Каменный коготь пса пропорол железо бака. Мощные лапы раздвинули разрез. Собака выбралась из под нижнего бачка и, сверкнув изумрудными глазами, постучала лапой по верхней коробке.

– Анзор, ты там ночевать собрался?

Новый противный скрежещущий звук сообщил о том, что второй пес так же нашел способ выбраться из железной ловушки. Он вывалился из верхнего бака и прорычал: – Чую запах ведьмака.

Переглянувшись, псы прыгнули в сторону кирпичной кладки перегораживающей проулок. Они не успели даже до нее долететь, как расставленные оборотнем сети опутали их липкими нитями. По щенячьи взвизгнув от неожиданности, псины рухнули на землю с высоты кирпичной стены. Удар был настолько сильным, что оборотень на крыше почувствовал, как задрожала земля. Где-то на улице в припаркованном автомобиле сработала сигнализация.

– Каменные они что ли? – оборотень перевесился с крыши, задумчиво глядя на копошащихся в магических сетях собак. Он тяжело вздохнул. Снова почесал жидкие волосенки за ухом и, ловко цепляясь лапами за водосточную трубу, спустился вниз. – Ну что, каменюки безмозглые, – зверек окрысился, показывая псам мелкие зубы. – Думали, безнаказанно через мой переулок пройдете?

Псы злобно зарычали и попытались вырваться. Одна из магических нитей лопнула. Оборотень едва успел отскочить, когда она пронеслась мимо и врезалась в стену углового дома, кроша кирпичную кладку.

– Тупица! Это тебя зовут Анзором? – ничуть не растерявшийся зверек продолжал прыгать вокруг собак, придумывая новые оскорбления. – Или тебя так кличут, дурачок? – он ткнул лапой в запутавшегося пса и поморщился, тот на самом деле оказался каменным. – Как вас отличает ваша хозяйка? Сравнивает, у кого морда тупее?

Псы зарычали еще яростнее. Нити лопались одна за другой, обивая известку с внутренних стен заднего дворика. Но оборотень, легко уворачиваясь от собственных заклинаний, продолжал оскорблять слуг Каменной бабы. Поэтому, когда псам удалось порвать последнюю нить, они окончательно осатанели.

– Хватай его, Иняз! Держи его, Анзор! – залаяли они, одновременно бросаясь на зверька.

Оборотень увернулся, легко отскочив в сторону. Затем, показав собакам язык, он стал карабкаться по ближайшей стене дома на крышу.

Анзор зарычал и с места прыгнул на стену противоположного дома. Оттолкнувшись от нее, он мгновенно перепрыгнул на крышу. Кровельное железо жалобно заскрипело, прогибаясь под тяжелыми лапами.

– Не уйдешь, – прорычал Иняз, вперевалку подходящий к стене, по которой продолжал карабкаться оборотень.

– Это мы посмотрим! – пискнул зверек и подцепил лапой магическую нить, до этого безвольно болтавшуюся вдоль стены. От его прикосновения, нить сжалась, затягивая хулигана в слуховое окно чердака.

– Безмозглые твари! – донесся оттуда торжествующий вопль.

Анзор, обезумев от ярости, бросился за наглым зверем на чердак. Иняз встал на задние лапы и, глухо зарычав, провел когтями борозду по стене, которой итак уже изрядно досталось от порванных сетей.

– Господи! Чтож это делается?! – раздался испуганный голос рядом. В открытой двери проходного подъезда стояла старушка, решившая в этот поздний час вынести мусор.

Громадный черный пес, сияя необычно яркими зелеными глазами, вихрем пронесся мимо бабки и заскочил в подъезд.

Бабка приложила руку к сердцу, стараясь успокоиться, и неожиданно для самой себя вспомнила слова матери: черная собака, если привидится – это к дождю, нет, черная собака – это к грозе.

Детское воспоминание о маминых словах оказало такой же успокоительный эффект, как таблетка валерианы.

– Надо будет посмотреть в соннике, к чему мерещится призрак черной собаки, – продолжая разговаривать сама с собой, бабушка обогнула разломанные баки, подошла к кучам мусора, вываленным на асфальт, и аккуратненько вытрусила на них содержимое ведерка. Она медленно развернулась и, теребя пуговицу на кофте (верный способ, чтобы не забыть начатое дело), медленно пошла домой.

Оборотень несся по лестнице, слыша, как сзади тяжелым топотом приближается преследователь. Он понимал, что связался пусть и не с самым ловким, но определенно с более быстрым противником.

– Зато я умнее, – подумал он и, вместо того, чтобы преодолев еще пару пролетов выскочить на улицу, с размаху выпрыгнул через окно подъезда на крышу соседнего дома. Этот небольшой двухэтажный домишко, бывший когда-то общежитием, а теперь ставший постоянным приютом для жильцов, вот уже десять лет ждал очереди на снос. И хотя находился домик в лакомом месте практически в центре города, но желающих за свои деньги расселить людей по новым квартирам пока не нашлось. Впрочем, и основная масса жильцов уже давно нашла себе жилье получше при этом «на всякий случай» сохранив прописку в старом доме.

Перелетев на крышу бывшего общежития, оборотень перевел дух и похвалил себя за предусмотрительность. Внизу у выхода из проходного подъезда его поджидал второй пес.

– А он умнее, чем я думал, – отметил оборотень, но вслух крикнул. – Эй ты, терминатор недоделанный, чего у подъезда топчешься? Так я и рванул тебе на встречу. Жди!

Иняз завыл от огорчения. Затем закружился волчком и, подпрыгнув, почти что взмыл в воздух. Каменные черные зубы клацнули в сантиметре от оборотня. Анзор, выглянувший в разбитое окно подъездного пролета примерился и без разгона перепрыгнул на крышу ветхого здания. Хрупкий шифер раскрошился под его лапами, затягивая пса на прогнившие стропила.

– Что, собаки-убийцы, слабо меня достать? – хихикнул оборотень, стремительно подбираясь к коньку крыши.

Анзор бил лапами, пытаясь выбраться из западни. Но шифер крошился под его весом, как ломкий весенний ледок на реке. Иняз задумчиво обошел дом и, примерившись, саданул лапой по одному из деревянных углов. Бывшая общага тяжело вздохнула и начала медленно кособочится на одну сторону.

– Помогите! Землетрясение! Горим! – раздались разноголосые крики.

Немногочисленные жильцы, привыкшие к тому, что в старом доме все без конца проседает и валится, теперь испугались не на шутку. И было от чего. Дом неумолимо продолжал крениться на бок. Люди, забыв про вещи и документы, бросились на улицу. И только Иняз неторопливо обходил дом, ожидая, когда наглое животное посмевшее его оскорбить, свалится с крыши. Анзор тоже успокоился и перестал бесцельно бить лапами. Он понял, что ему не добраться по хрупкой крыше до обидчика и решил избрать другую тактику. Лягнув задними лапами чердачное перекрытие, он стал проваливаться на второй этаж, а оттуда таким же способом вывалился на первый. Старая общага, не выдержавшая коварного нападения с двух сторон, перестала коситься только на один бок. Потеряв, благодаря Анзору, опору и с другой стороны она, грустно вздохнув на прощанье, сложилась, поднимая столб пыли.

Немногочисленные жильцы разрушенного дома, высыпавшие на улицу, от шока потеряли дар речи. На шум стали выглядывать и выходить люди из расположенных рядом домов. Не обращая внимания на собравшихся людей, из под развалин и оседающей пыли выбрался громадный пес черного цвета.

– Где этот наглец? – рявкнула собака, отряхиваясь.

– Перекрывай улицу на севере. Он уходит туда, – рыкнул второй угольно-черный пес, перемахивая через собравшуюся толпу.

Раздался женский визг. Разноголосый людской хор подхватил вопль особо впечатлительной дамы. Но псы были уже в паре кварталов от этого места. Иняз приотстал, чтобы дать возможность Анзору обойти зловредного оборотня. А тот, окончательно обнаглев, и не пытался далеко уйти, продолжая осыпать пса градом едких колких прозвищ.

Они пробежали еще два квартала, когда Иняз остановился и лег, умостив тяжелую голову на мощные каменные лапы.

– Эй ты, кусок каменной породы! – оборотень тоже остановился и сделал нос собаке, – Неужели устал таскать свое тело?

– Нет, он просто хочет увидеть, как я порву тебя на части, – прорычал Анзор, выскакивая из-за угла и придавливая лапой хвост зверька.

– Кажется, я влип, – сказал оборотень, делая жалобную мордаху и валясь на спину, демонстрируя, что сдается.

– Убей его! – рявкнул Иняз.

Анзор оскалился и в это время зверек, пискнул, превращаясь из облезлой кошки в не менее облезлую крысу.

– Пока, ребята, приятно было пообщаться – крикнул малыш, вытягивая уменьшившийся хвост из под каменной лапы. Быстро перебирая лапками, крыса подскочила к ближайшей решетке сточного люка и нырнула в канализацию.

– Всем поможет, всех спасет очень умный Крысокот! – донеслось оттуда громкое пенье. – А ведьмака вы, тупицы, все-таки упустили! – пискнула на прощанье крыса и убежала.

– Он провел нас. Мы действительно тупицы, – рявкнул Анзор и псы рванули к месту, где последний раз унюхали след ведьмака.

Седая дама сняла очки и отложила книгу. Обведя взглядом небольшой холл библиотеки, она посмотрела на часы, потом на список приглашенных на концерт гостей и поднялась из-за стола. Плотно прикрытые двери читального зала, тем не менее, пропускали нежные и успокаивающие звуки музыки. Женщина прислушалась и поняла, что музыканты играют старинный менуэт. Она улыбнулась воспоминаниям молодости и пошла закрывать входную дверь. Вряд ли кто-то из не пришедших гостей решит заявиться через два часа после начала концерта. Да и библиотека по правилам должна закрываться в восемь часов. Она уже собиралась защелкнуть замок, когда из-за стола раздался чей-то писк.

– Опять ты балуешься Сашенька, – женщина обернулась и увидела внука сидящего в кресле. Десятилетний мальчишка был одет слишком легко для осеннего вечера. По крайней мере, с точки зрения бабушки джинсы и замызганная майка со странной надписью «Крысокот forever» была явно не той одеждой, которую должен носить ребенок из приличной семьи.

– Я сто раз тебе говорила, что нельзя появляться так внезапно. Ума не приложу, как ты это делаешь. Через чердак лазишь, что ли? Или я опять забыла закрыть черный ход? – добавила женщина задумчиво, скорее для себя, чем для мальчика. – И, кстати, почему ты не дома? Уже вечер…

– Ба, извини, извини, извини. Я обязательно пойду домой, если ты ответишь на мой вопрос, – прервал поток упреков мальчишка. – Ведьмак уже приходил?

– Кто? – дама растерялась – Дорогой мой, после того, что произошло, я не думаю, что любой ведьмак осмелиться нас потревожить.

– Значит, не приходил, – расстроено сказал мальчишка. – Ба, когда он придет, обязательно проводи его к графу. Это очень важно. Я тебе как Крысокот говорю.

– Опять эти глупости! – женщина сердито топнула ногой. – Крысокот – это мифическое существо. Не может быть оборотень одновременно львом и грызуном. Это не укладываетя ни в какие рамки. Я хочу, нет, я требую, чтобы ты выбросил эту чепуху из головы!

– Моя школьная учительница тоже не верит в оборотней, – пожал плечами мальчик, – но мы же существуем, как и Крысокот. Если хочешь, я могу доказать…

– Александр! – голос дамы стал суровым. – Вы позволяете себе спорить с человеком, который на триста восемьдесят лет вас старше.

– Извини, ба, – послушно кивнул головой мальчик. – Но ведьмака обязательно впусти. Иначе его догонят каменные псы, и наш мир будет разрушен.

– Еще одно слово, – бабушка грозно сдвинула брови, и я звоню твоим родителям с требованием запретить играть в эти современные компьютерные бродилки. Они отрицательно влияют на твою фантазию. Немедленно домой и захлопни за собой дверь черного хода. И никаких превращений до утра! – крикнула она вдогонку уходящему мальчишке.

Проводив внука взглядом, женщина защелкнула замок на входной двери и вернулась к столу. Чуткий нюх оборотня уловил запах крысы. Женщина наклонилась к стулу, на котором только что сидел мальчик, и у нее перехватило дыхание. Два непохожих волоска прилипшие к сиденью могли принадлежать только двум разным существам. Дама осторожно взяла волоски, чувствуя, как дрожат руки. Она аккуратно положила их на список гостей и слишком быстро для ее возраста прошла в библиотечный зал. Проскочив его, включила свет в хранилище редких книг, и вытащила с одной из нижних полок ветхую книгу. Бережно открыла нужную главу и прочитала:

«Крысокот. Мифический оборотень, обладающий редкой способностью в сложных ситуациях превращаться в животное из семейства кошачьих, а потом перекидываться в грызуна. По преданиям, такой оборотень появляется один раз в тысячу лет, когда над кланом нависает угроза полного уничтожения. В отличие от обычного оборотня, Крысокот имеет удвоенную реакцию и силу. Еще одна отличительная черта – удивительные врожденные магические способности, сопоставимые с талантами ведьмаков. По преданиям последний Крысокот принимал участие и погиб в великой битве против Фенрира…» дальше в книге шло нудное изложение древней легенды.

Седая дама захлопнула книжку и чихнула от поднявшегося облачка пыли.

– Принимал участие и погиб, – прошептала она вычитанные в книге слова и решительно выскочила из хранилища. Добравшись до стола, положила книгу и, выдвинув один из ящиков, достала сотовый телефон.

– Василий? – жестко сказала она в трубку. – Ты в курсе, что твой сын Крысокот? Нет, я в порядке. А вот ты с новой женой слишком увлекся воспитанием младшего сына и совсем забросил старшего. Я думаю, что говорю. Александр в страшной опасности. Ему всего десять лет. Ты помнишь кто такой Крысокот? Так вот, мальчик не должен ни в чем участвовать. Почему? Потому что последний Крысокот погиб, помогая выиграть сражение. Ты понимаешь, о чем я говорю? Я не хочу потерять единственного внука!

Женщина, кивая головой, выслушала сына и скривила губы.

– Твой сын от второго брака – человек. А продолжатель нашего рода пока один Александр. И сейчас он на улице. Подозреваю, что решил в одиночку спасти мир. Ты знаешь, что должен делать. Я тоже буду делать то, что должна, – она отключила трубку и еще раз посмотрела на волоски, лежащие на листе бумаги. Потом покачала головой и пошла открывать входную дверь.

– Здесь рады будут принять ведьмака, – прошептала дама, рисуя ритуальную магическую фразу на двери.

Егор бежал по узким улицам старого города. Он был в хорошей физической форме и, наверное, мог бы бежать быстрее. Вот только по дороге то и дело попадались замаскированные ловушки для ведьмаков. Похоже, в этом Каменная баба не соврала и вражда между оборотнями и чародеями шла по полной.

Чистюля, не выдержавший безделья, материализовался у ведьмака на плече.

– Мы хотим помочь, – пискнул коловертыш.

– Немедленно спрячьтесь. Я вас позову, – ответил ведьмак, пригибаясь на ходу, чтобы пройти под висящей у фонаря магической сетью. – Ну, потерпите еще немного, – чуть мягче добавил он – неизвестно сколько здесь ловушек. Возможно, они среагируют на вас.

– Синя-ше хотела тебя убить, а ты не дал помочь, – обижено пробурчал коловертыш.

– Ну, ведь все обошлось? – Егор остановился, выбрав незамутненное заклинаниями место у покосившегося домика. Похоже, он уже подходил к мосту. Ноя с братом незамедлительно появились у ног ведьмака.

– Я вас очень ценю, – Егор улыбнулся пушистым малышам. – Но сейчас вы как кролики в рукаве у фокусника.

– Мы коловертыши, – сердито фыркнул вечно взъерошенный брат Нои.

– Разумеется, коловертыши, – кивнул Егор, – я имел ввиду, что вы вроде моего секретного оружия и, если ситуация будет действительно опасной, я обязательно воспользуюсь вашей помощью. Тогда для противника это будет полной неожиданностью. Так что пока становитесь снова невидимыми.

Ноя с братом переглянулись и растворились в воздухе. Чистюля продолжал невозмутимо сидеть на плече.

– Ты хочешь что-то сказать, друг? – Егор улыбнулся, отпуская на волю из кулака очередное мгновение. Он давно понял, что десять минут Каменной бабы, шагающей семимильными шагами, могут оказаться для него часом. И старательно тянул время.

– У тебя ведь минутки три осталось? – проницательно сказал Чистюля. – А ты только подходишь к мосту и оттуда еще несколько кварталов. Я проверял.

– И тебя не заметили ловушки оборотней? – поразился ведьмак.

– Я просто прошел по изнанке этого мира, – коловертыш почесал нос. – К сожалению, моя подруга с братом не обладают такими способностями. Но мне кажется, что я мог бы тебе помочь сократить путь.

– Никогда о подобном не слышал. – Егор отпустил следующий рвущийся на свободу миг. – А у тебя хватит сил на двоих?

– Я попробую, – задумчиво прошептал коловертыш. – Держись за мой хвост и молчи.

– Хорошо, – согласился Егор привыкший доверять коловертышу и бережно взял зверька за хвост.

– Крепче, – пискнул Чистюля, растворяясь в воздухе.

Егор сжал правой рукой хвост, выпуская из левой следующее мгновенье и заморгал. Мир вокруг него поплыл красками. Несмотря на поздний вечер, вокруг бушевало море разноцветных всполохов.

– Взлетаем! – раздался оглушительный вопль коловертыша.

– Чего кричишь? – изумился ведьмак и понял, что и его голос многократно усиливается в странном мире.

Чистюля хихикнул и подмигнул ведьмаку. Взмахнув лапками, зверек легко взмыл в воздух. Егор напрягся, но неожиданно тяжелое тело никак не хотело отрываться от земли. В результате, он повис на хвосте у малыша, бережно несущего свой груз.

– Ничего, в воде будет легче, – снова крикнул зверек и тут они зацепили одно из охранных заклинаний.

Егор сцепил зубы, ожидая мощного удара, но заклинание ласково прошлось по плечу, дружелюбно просияв на прощанье мощным оскалом волкодлака.

– Не укусило! – раздался торжествующий крик коловертыша.

Егор поморщился. Нарастающий шум начинал бить по перепонкам. Он постепенно начинал слышать этот мир полностью. Громкие разговоры людей в проносящихся мимо домах. Оглушительный писк мышей и крыс в канализации. Грохот машин, несущихся по городским улицам. Противный скрип моста, стоящего на сваях. Звуки наслаивались один на другой, превращаясь в безумную какофонию.

– Мост, – Егор постарался сосредоточиться на этой мысли. Они уже подлетели к мосту и это главное.

– … крепче! – крикнул коловертыш, видимо, предлагая ведьмаку посильнее вцепится в хвост.

Но Егор уже практически оглох от окружающего гвалта. Поэтому погружение в водную гладь произошло для него неожиданно. Он пропустил момент, когда они пронеслись над последним кварталом и очнулся только в теплой ласковой воде. Для осени она была слишком теплой. К тому же, оказалась очень прозрачной. Светящиеся силуэты на дне реки пришли в движение.

– Здесь водяные живут, – крикнул коловертыш. – Я с ними договорился.

Несмотря на погружение в воду, шум не прекращался. Только стал он другим – более мелодичным, хотя и не менее громким. Ведьмак до этого задерживавший дыхание. Осторожно вдохнул. Предположение оказалось верным. Этой странной водой изнаночного мира можно было дышать. Светящийся силуэт приблизился к ведьмаку. Егор, конечно, и раньше видел водяных на общих праздниках в бабкином лесу. У него даже в дальней родне числился кто-то из них. Тяжелый и неповоротливый родственник запомнился косолапой походкой, перепонками на руках и неистребимой привычкой постоянно оставлять мокрые разводы возле всех предметов, мимо которых он проходил или дотрагивался. Но подплывшая к нему девушка была настолько легка и изящна, что если бы не дикий шум вокруг, Егор обязательно бы отпустил ей пару комплиментов. Словно понимая, о чем он думает, красотка приложила палец к губам и, сняв один из браслетов, одела ему на руку.

– Пригодится, – прорычало милое создание неожиданно густым тягучим басом и тут коловертыша вместе с ведьмаком вышвырнуло на берег.

– Еще немного, – крикнул Чистюля, с трудом поднимая в воздух ведьмака.

Егор понимал, что пушистик старается из последних сил, но ничего не мог поделать. В этом странном изнаночном мире было слишком много красок, чересчур много звуков. Как ни старался ведьмак контролировать окружающее пространство, но все силы уходили только на то, чтобы удержать в левом кулаке постоянно ускользающие мгновенья и при этом не сойти с ума от вала обрушивающейся информации.

Коловертыш честно старался лететь по прямой. Но то и дело задевал висящие в воздухе заклинания. Хорошо хоть сейчас они не представляли никакой опасности. Скорее наоборот согревали ведьмака и вселяли в него надежду.

– Здесь все наоборот, – подумал ведьмак, закрывая глаза, чтобы хоть на секунду избавиться от мельтешащих ярких всполохов. – Обжигающие заклинания огня – ласково греют. Проклятия тоски и уныния – дают веру.

Ведьмак больно стукнулся коленом и открыл глаза. Он понял, что коловертыш уже не может подняться достаточно высоко, вкладывая оставшиеся силы в максимально возможную скорость, чтобы преодолеть как можно большее расстояние. Ведьмак поджал ноги, чтобы не врезаться в очередное приближающееся дерево.

– Хватит. Снижайся, – скомандовал он.

Чистюля, планируя вниз, преодолел еще один квартал и буквально упал на тротуар. Мир вокруг перестал полыхать разноцветьем, исчез и разноголосый шум. Егор, приземлившийся более удачно, наклонился и поднял с асфальта обессиленного коловертыша.

– Извини, хозяин, всего пару кварталов не дотянул, – прошептал пушистик.

– Друг, а не хозяин, – ласково поправил малыша ведьмак и бережно засунул Чистюлю запазуху.

Ведьмак поморщился от пронизывающего холода. Вечер уже не казался теплым, а промокшая одежда неприятно липла к телу. Он порадовался тому, что на улицах старого города в этот час никого не было. Неясная тень в подворотне не привлекла его внимания. Наверное, потому, что от недавнего путешествия до сих пор слезились глаза и звенело в ушах. Но времени на то, чтобы приходить в себя почти не осталось. По его подсчетам в сжатом кулаке осталось пять секунд. Он мог растянуть их максимум вдвое.

– По прямой, – напомнил себе Егор и побежал по тротуару. До нужного места оставалось не больше двух кварталов. Ведьмак бежал, продолжая огибать магические препятствия, но было очевидно, что он не успеет.

Неясная тень в подворотне зашевелилась. Оттуда высунулся ребенок десяти лет. Футболка слишком прохладная для такой погоды белела ярким пятном в полутьме царящей вокруг. Мальчик забормотал что-то в кулак, продолжая следить за удаляющимся Егором.

– Не суетись, сынок, – на плечо парнишки легла знакомая теплая рука.

– Па, я хотел ему помочь. Ты не знаешь. Я хотел рассказать. Но ты был занят, – сбивчиво зашептал ребенок.

– Сашок, ты лучше скажи, псы уже близко? – уточнил отец.

– По моим подсчетам появятся через десять секунд, – выпалил Крысокот.

Отец перекувыркнулся назад, превращаясь из рослого молодого мужчины в громадного оборотня, покрытого густой рыжей шерстью. Зверь выпрыгнул из подворотни на улицу и пронесся по ней, по пути согнув несколько фонарных столбов. Потом, оторвал чугунную цепь, отделявшую тротуар старого города от проезжей части и перекрыл ей дорогу, зацепив за погнутые столбы.

– Сколько осталось? – запыхавшийся оборотень был снова рядом с сыном.

– Пять секунд, – прошептал удивленный мальчишка.

– А теперь домой, – нетерпящим возражения голосом приказал отец. – Твой ведьмак дальше сам справиться. А я прокачу тебя, как в детстве.

Сашка улыбнулся и радостно залез на спину отцу. Не прошло и мгновенья, как подворотня опустела.

Егор почти добежал. Он уже видел приглашающую надпись на двери в конце квартала.

– Еще немного, капельку, – едва слышно шептал он, не выпуская из кулака последнее мгновенье. Но время не хотело больше тянуться. Оно, как живое, билось в кулаке в кровь, расцарапывая ладонь. – Чуть-чуть, – он сделал еще несколько шагов, и тут частичка времени вгрызлась в пальцы, как обезумевший зверь. Егор поморщился от боли и отпустил плененное время.

Грохот погони он услышал сразу. Каменные псы, которых он видел у входа в столовую, не стеснялись и не применяли никакой защитной магии, чтобы не беспокоить людей. Это еще раз убедило Егора в близости прорыва. Действительно, зачем прятаться, если через три дня весь мир будет твоим?

Егор выругался и обернулся, готовясь принять бой. Ему точно не хотелось лежать на этой старой мостовой со спиной распоротой каменным когтем. Уж лучше сражаться лицом к лицу. Он нахмурился, припоминая все самые серьезные боевые заклинания.

– Я помогу, – слабо пискнул Чистюля, – надо позвать Ною.

– Я сам, – спокойно сказал Егор, хотя особой уверенности в положительном исходе он не испытывал. Но надеяться, что пушистики будут серьезной защитой, не приходилось. Одно дело перехватить брошенное колдуном проклятие, другое – противостоять древней магии. Ведьмаки редко дрались между собой, а потому в запасе было не так уже много заклинаний способных полностью уничтожить противника.

– Отправляйся к Ное. Я вас позову, – сказал он коловертышу и собрался швырнуть в несущихся псов сбивающее с ног заклинание. И тут каменные собаки, внезапно потеряв опору, кубарем покатились по мостовой. Тяжелая цепь, отделяющая проезжую часть от тротуара, живой змеей обвила их ноги, не давая подняться.

– Вот и чудно, – подумал Егор, мгновенно взмывая воздух.

Коловертыш уже растаял у него за пазухой. Так что он мог рискнуть. Увернувшись от огненного заклинания, пронесшегося над головой, ведьмак за доли секунды преодолел еще десяток метров, получил парализующий удар в правое плечо от следующей ловушки и свалился прямо у двери сияющей приглашением.

Раздался злобный рык. Треснувшие металлические цепи разящими осколками полетели по улице, выбивая окна и царапая каменные стены. Освободившиеся псы бросились в погоню, за какое-то мгновенье преодолев целый квартал. Расставленные на каждом шагу заговоры на ведьмаков, похоже, причиняли им меньше беспокойства, чем зудящий над ухом комар.

– Ни хрена себе! – выпалил Егор, едва дотягиваясь левой рукой до дверной ручки.

Дверь распахнулась, и худощавая женщина с пышно взбитыми седыми буклями железной рукой втащила его в помещение.

– Мерзкие твари! – брезгливо сказала она, захлопнув стеклянную дверь и глядя на оскаленные морды псов за стеклом.

Собаки бросились на хрупкое препятствие, отделявшее их от вожделенной добычи, да так и застыли с раскрытыми пастями, внезапно окаменев.

– Кажется, наша защита сработала парадоксально, – задумчиво сказала женщина и, наконец, соизволила удостоить взглядом мокрого ведьмака на полу. – Вы так и собираетесь сидеть, молодой человек? Я, разумеется, знала, что способности ведьмаков изрядно преувеличены. Но более неуклюжего чародея, чем вы до сих пор не встречала.

– Спасибо за помощь, – ответил Егор, неловко поднимаясь с пола. Сделать это с парализованной правой рукой оказалось нелегко.

Дама едва заметно кивнула, принимая благодарность.

– Граф примет вас после концерта, – церемонно произнесла она, поправляя в складках кружевной блузки старинную камею в виде волчьей головы. – Прошу следовать за мной. Надеюсь, вы любите старинную музыку.

Егор, что хмыкнул что-то невразумительное и последовал за дамой. Ну не признаваться же старой волчице, в самом деле, что он в этой музыке абсолютно не разбирается, предпочитая тяжелый рок. Они вошли в относительно небольшой читальный зал. Судя по скромной, но уютной сцене концерты здесь проходили постоянно. И собирались на них настоящие ценители. По крайней мере, многие из сидящих за столами внимательно вглядывались в лежащие перед ними партитуры. Немногочисленный, но слаженный ансамбль в камзолах и панталонах наигрывал что-то воздушно меланхоличное. Седая дама указала ведьмаку на крайнее место у входа и бесшумно вышла из зала, притворив за собой дверь.

Егор поморщился, усаживаясь на свободное место. Повторяющийся мотив незамысловатой старинной пьесы вызывал ассоциации с зубной болью.

– Не всем дано ценить прекрасное, – назидательно сказал лысый старичок в пенсне, сидящий на соседнем стуле. Он перевернул листок усыпанный нотами и добавил. – Но вести себя вежливо может любой.

– Извините, – прошептал Егор, стараясь придать лицу более респектабельное выражение.

Он, конечно, слышал, что оборотни более зоркие, быстрые и отличаются великолепным слухом. Но о такой преданной любви к классике узнал впервые. Ведьмак попытался удобнее утроить парализованную правую руку. О том, чтобы попытаться снять заклятие прямо здесь не могло быть и речи. Вдруг его попытку все эти любители прекрасного примут за оскорбление.

– На самом деле – это не самая его лучшая пьеса, – заговорщически прошептал старик и невзначай коснулся плеча ведьмака. – Просто именно она звучала на балу, когда я впервые увидел будущую жену. Вот увидите, лет через триста вы будете слушать свой рок с такой же ностальгией, как я сейчас это произведение, – старик улыбнулся так хитро, словно прочитал мысли Егора.

Ведьмак смутился и, не зная, что сказать, поправил левой рукой обездвиженную правую. Пальцы еще секунду назад парализованной руки зашевелились. Руку закололо, потом обожгло огнем, а затем к ней вернулась прежняя чувствительность.

– Благодарю, – сказал Егор старику, понимая, что он снял заклятие одним прикосновением.

– Я тоже был молод и совершал безумства. Ведьмак в нашем логове – это нонсенс. Удачи вам при встрече с графом, юноша, – хмыкнул старик и снова углубился в партитуру.

Музыканты закончили пьесу и поднялись, кланяясь под дружные аплодисменты. Затем все, кроме флейтиста и девушки с арфой, спустились в зал, освобождая место для пухленькой женщины в строгом концертном платье. Хорошо поставленным голосом она объявила:

– А теперь завершающий аккорд нашего концерта. По многочисленным просьбам исполняется баллада «Девушка и дракон».

Зал взорвался шквалом аплодисментов. Раздались восторженные выкрики. Очевидно, баллада пользовалась популярностью.

Пухленькая женщина довольно улыбнулась и, дождавшись пока стихли аплодисменты, продолжила:

– Исполнитель – господин Инкогнито.

На сцену вышел мужчина лет тридцати с приветливым открытым лицом. Его вполне можно было назвать красавцем. Хотя это была красота сильного и уверенного человека, безо всякой слащавости и приторности. Он дружелюбно улыбнулся залу и небрежно откинул ладонью со лба вьющийся светлый локон. Егор старался сохранять невозмутимое лицо, хотя происходящее его позабавило. Странный Инкогнито даже не удосужился надеть маску и от души наслаждался успехом у зрителей. Между тем мужчина поднял руку, успокаивая зал. И тут же наступила полная тишина.

– Я рад приветствовать всех, кто пришел, – сказал Инкогникто низким чарующим голосом и без перехода запел.

Первый куплет старой итальянской баллады звучал в полной тишине. Ко второму куплету к сочному баритону исполнителя присоединилась флейта, а третий и последующие – нежными рыдающими звуками дополнила арфа.

Егор смотрел на сцену, но не видел ничего, кроме разворачивающегося сюжета о безответной любви. Незнакомый язык песни фоном ушел на задний план. А перед слушателями появился дракон, признающийся в трогательном чувстве обычной деревенской девушке. Простушка сбежала, испугавшись, хотя одного ее поцелуя хватило бы на то, чтобы расколдовать несчастного юношу, спрятавшегося в мощном теле огнедыщащего зверя. И тогда дракон, поднявшись в воздух, сложил крылья и камнем рухнул на острые колья, выставленные крестьянами вокруг деревни в качестве защиты. Потому что не мог жить без любви. Егор буквально увидел приближающуюся землю, разбегающихся людей и поле, утыканное торчащими из земли кольями.

– Не надо! – закричал ведьмак, вскакивая с места.

Песня оборвалась. Очарование музыки развеялось. Люди в зале повернулись к нарушителю спокойствия, поднимаясь с мест.

– Влип! – обреченно подумал Егор, подсчитывая, сколько оборотней находится в зале.

– У нас гость! – голос Инкогнито легко перекрыл шум отодвигающихся стульев и нарастающий ропот. – И могу сказать, что этот ведьмак с честью прошел испытание. У вас есть сердце, друг мой. Вы способны услышать чужую боль. А это редкий дар в нынешнее время.

Мужчина взлетел, пронесся над залом и, приземлившись в нескольких шагах от парня, протянул ему руку.

– Егор, – представился ведьмак, от растерянности называя настоящее имя. Теперь он видел, что лица вставших из-за столов оборотней лучатся улыбками.

– Я ценю вашу откровенность, – кивнул мужчина и представился. – Сергей Александрович, но вы можете звать меня просто Серж. Вы ведь пришли сюда по делу?

– Да, мне нужно срочно встретиться с графом, – сказал ведьмак.

– Я к вашим услугам, – кивнул мужчина – Серафима Павловна, – граф обратился к седовласой даме, заглянувшей в читальный зал. Вы не возражаете, если мы воспользуемся вашим кабинетом?

– Это честь для меня ваше сиятельство, – дама сделал книксен.

– Прошу, – граф пошел к боковой двери.

За ней оказалась винтовая лесенка, ведущая на второй этаж в небольшую комнату. Егор ожидал там увидеть старинную мебель, тяжелые занавеси и что-нибудь древнее – типа массивных подсвечников на каминной полке. Вместо этого они попали в небольшой кабинет, где на вполне современном офисном столе красовалась обычная настольная лампа. Пара стульев и сейф в углу довершали скудную меблировку.

– Мы здесь по-простому, без церемоний, – улыбнулся Серж и сел на один из стульев у стола.

– Я уже понял, – Егор занял второе место и без предисловий начал рассказ. Он говорил обо всем, начиная с происшествия в Южной Америке и атакой чубасей на дом друга. Потом пересказал суть своего задания и напоследок добавил:

– Если бы вы поддерживали связи с нашим сообществом, все было бы гораздо проще.

– У меня есть веская причина не общаться с ведьмаками, – по губам графа скользнула грустная улыбка. – Сдается мне, друг мой, вы рассказали не все, – моментально перевел он тему разговора.

Егор нахмурился. Ему казалось, он был предельно откровенен.

– Не сердитесь, я не хотел вас обидеть. Просто по личному опыту подозреваю, что в этом деле не обошлось без женщины.

Егор стиснул зубы. Он действительно «забыл» в разговоре упомянуть про Стелу.

– Она здесь ни при чем, – процедил ведьмак.

– Ну, разумеется, я так и подумал, – Серж поднялся и подошел к сейфу.

Он не стал заморачиваться с замком, а просто поднес к нему руку. Дверца щелкнула и открылась. Мужчина наклонился, доставая оттуда графин с настойкой и пару рюмок. – Не хотите? – радушно предложил он, – местное производство, великолепно снимает печаль.

– Я не пью, – мрачно сказал Егор.

Он скептически смотрел на графа наполняющего розовой жидкостью рюмку. Не хватало еще в поисках помощи наткнуться на волкодлака-алкоголика.

– За прекрасных ведьм, – поднял рюмку Серж.

Жидкость в рюмке вспенилась и исчезла без следа.

– Маленький фокус волшебника-недоучки, – подмигнул удивленному ведьмаку граф и поставил рюмку на стол. – Видите ли, моя бабушка уверена, что мне давно пора исцелится от неразделенной любви. Потому подмешивает в это зелье черт знает что, по совету личной знахарки. Подозреваю, что наведенный морок или легкую влюбленность эта отрава снимает. Но в моем случае от нее только хуже – выть от тоски хочется. Расстраивать пожилую даму не хочется, вот и приходится уменьшать количество зелья подобным способом. А вот у вас есть прекрасный шанс забыть все прошлые обиды.

– Спасибо за предложение. Я не хочу ее забывать, – сказал Егор.

– Скажите, – граф снова опустился на стул. – А вы когда общались с местными ведьмаками, не разговаривали с прекрасной темноволосой ведьмой? Ее просто невозможно спутать ни с кем другим.

– Нам не удалось ни с кем пообщаться, Серж. Как я уже говорил, нас никто не встретил.

– А я подумал, что она запретила об этом рассказывать, – глаза мужчины блеснули надеждой.

– Я клянусь вам жизнью, что рассказал все, – озадаченно сказал Егор. Пылкая страсть графа пробивалась сквозь все условности окружающего его мира. – Вы позволите личный вопрос? – уточнил ведьмак.

– Рискните, – хмыкнул граф. Было очевидно, что он расстроен и втайне надеялся, что ведьма прислала Егора для примирения.

– Неужели за сто лет вы не могли помириться с ней, если так сильно любите? – выпалил Егор. – Тем более, что живете в одном городе.

– Сто лет ссоры?! – выпалили возмущенный граф, – да я за последние полтора года чуть с ума не сошел, а вы говорите про сто лет. Откуда эта чушь?

– Ну, – смущенно сказал Егор, – я не изложил вам в подробностях разговор с Каменной бабой, но она упомянула именно эту цифру.

– Мне всего-то сто двенадцать, – уже более спокойно сказал Серж. – Не мог же я поссорится с любимой, будучи ребенком. А Каменная баба сознательно ввела вас в заблуждение. Мы поругались с любимой полтора года назад. Признаю, я сам виноват. Но я сто раз хотел помириться, а она потребовала перстень обратно, – слова полились из Сержа потоком. – Я сказал, что она ни-ког-да, слышите, никогда и ни за что не получит его назад. И тогда ее братец решил выкрасть у меня перстень. Я возмутился, и мы отгородились от ведьмаков ловушками. И вот сегодня приходите вы. Я решил, что любимая меня простила. Ведь именно сегодня такой день… – граф запнулся.

– Какой? – уточнил Егор.

– Она встретила человека, за которого собралась выйти замуж. Я решил, она передумала, – сухо сказал граф. Рука мужчины непроизвольно сжала рюмку. Толстое стекло хрустнуло, крошась в руках оборотня. – Понимаешь, Егор, – граф перешел на ты, – я думал, она лишь хочет, чтобы я ее приревновал. Я и ревновал. Можно считать, что она отомстила мне той же монетой. Но замуж? За человека? Разве он сможет составить счастье такой ведьмы?!!

– Серж, успокойся, – Егор тоже решил перейти на ты. Граф должен был помочь ему разобраться в ситуации. Но, похоже, этого парня собственные проблемы беспокоили больше, чем грядущий конец мира. – Послушай, ты же знаешь ведьм. Она разозлилась, что ты не отдал кольцо, лишая ее выбора.

– Ага, умник, – слабо огрызнулся граф. – Я смотрю, ты своей перстень отдал. И что, она вернулась к тебе?

Егор вздохнул: – По крайней мере, мы остались друзьями.

– А я не хочу быть просто другом! – граф стукнул кулаком по столу.

– Тогда какого черта ты ей изменил? – тоже разозлился Егор.

– Я так и знал, что ты не просто ведьмак, а еще и вампир. Я ничего не говорил об измене, а ты прочитал мои мысли, – граф уставился на него округлившимися глазами. Оборотень медленно преображался в какого-то большого зверя с кошачьей мордой.

– Сам ты вампир. Прекрати дурить! – фыркнул ведьмак.

– Конечно, вампир, – спокойно согласился Серж, возвращаясь в прежний облик. – Я обладатель уникальной наследственности: вампиро-оборотень. Именно поэтому она ко мне и пришла.

– Ведьма? – не понял ведьмак.

– Девушка из деревни, – поморщился граф. – Мое потомство наиболее живуче. Как минимум пятая часть клана – мои дети. И как глава рода я не мог отказать в такой пустяковой просьбе. По крайней мере, тогда я так думал… – поправил он себя.

– И тут зашла ведьма, – закончил за него Егор.

– Значит, не она тебя прислала, – граф окончательно сник.

Егор заерзал на стуле. Не очень содержательный разговор о несчастной любви графа его порядком утомил. И это раскисшее создание еще как-то умудряется управлять кланом?

– Хорошо, – граф вздохнул и распрямил плечи. – Тогда давай решать, что будем делать.

– С чем? – спросил Егор, понимая, что еще одно упоминание о ведьме выведет его из себя.

– С прорывом, разумеется, – сказал граф.

От измотанного чувствами влюбленного не осталось и следа. Сейчас перед ведьмаком сидел спокойный и уверенный человек. – Кстати, я никогда не слышал о таком озере как Вонючее. Надо поспрашивать у наших стариков. Будем надеяться, что хоть в этом Сэ-няше тебя не обманула.

 Глава 10 
Андрей застонал. Спина затекла от неудобного кресла. Во рту было сухо, как на острове в пору неурожая. Он с трудом открыл глаза и увидел Стелу.

– Что же ты наделала, – прошептал он.

– Отрава из другого мира не сработала, – раздался обрадованный голос старейшины Крэя. – Вы в порядке, господин?

– В полном, – выдавил Андрей.

Лицо ведьмы исчезло. Над ним маячила пергаментная морда старейшины. Парень поднялся, превозмогая тошноту. В отсутствие отца именно он был главой клана. И проявить слабость было бы недопустимой ошибкой.

– Странно, – раздался голос одного из молодых воинов. Он повел плечами, расправляя мышцы. – Если собиралась травить, зачем угробила на нас такую прорву еды?

– Ее задача была не отравить, а задержать, – мрачно выдавил из себя Андрей.

– Я так не думаю, – хмуро поправил его Крэй. – Просто отрава из другого мира не сработала.

– Кто еще хочет со мной поспорить? – холодно уточнил Андрей, полностью отключая человеческую часть своей натуры. Он мгновенно преобразился, став стопроцентной нежитью. Каркас из стальных мышц обвил грудную клетку. Глухо звякнули когти, выпущенные из могучих крыльев.

– Никто, мой господин, – склонил голову Крэй. Старый воин выглядел жалко на фоне молодого и сильного вожака. – Что будем делать?

– Выставить охрану замка. Подсчитать припасы, – сухо отдал распоряжение Андрей. – Мы не можем потерять этот форпост. Крэй, остаешься тут за главного и вызывай подмогу. Чтобы ни думала эта ведьма, но брак заключен по закону. Теперь замок собственность нашего клана.

Несколько воинов одобрительно захлопали крыльями и тут же сникли под грозным взглядом вожака.

– Вы правы. Но ваш отец уже отправил первую партию воинов к месту прорыва, – уточнил Крэй.

– Но не всех же? – процедил Андрей. Дотошный старейшина стал его раздражать. Не случайно он решил оставить его в замке.

– Вит, – подозвал вожак молодого воина, продолжавшего тщательно расправлять крылья. – Хватить красоваться. Собери команду из самых сильных и молодых. Мы должны догнать ведьму.

Крэй что-то хрюкнул себе под нос. С одной стороны он считал решение догнать изменщицу абсолютно верным. А с другой упоминание о молодых и сильных задело опытного воина. Но в этот раз он удержался от замечания вожаку. Он уважительно посмотрел вслед идущему к взлетной площадке Андрею. Совсем скоро этот парень займет место стареющего отца. А учитывая его брак с этой Стелой… – старейшина снова что-то хрюкнул и толкнул в бок стоящего рядом воина: – Чего застыл? Хозяин велел проверить припасы. А вы двое осмотрите зал – должны быть потайные ходы. Десяток Уби – на второй этаж. Сти – бери своих и в наружный патруль…

Андрей слышал приказы за спиной и, стараясь шагать размеренно, вышел из зала на взлетную площадку. Он вытащил из под крыла правую руку и вытянул ее перед собой. Кожа нежити медленно сползла с пальцев, обнажив вполне человеческую руку.

– Ты же предала меня, – прошептал он, глядя на перстень с большим зеленым камнем на безымянном пальце.

Он помнил, как девушка склонилась над ним и прошептала: – Прости. Мне нужно время.

Именно тогда она и одела ему этот перстень.

– Предательница! – он подцепил перстень когтем левой руки, стараясь его стащить. Но тот словно уменьшился в размерах, впиваясь в плоть. Андрей разозлился. Эта мерзавка окольцевала его в буквальном смысле. Что она себе позволяет? Да он отгрызет этот палец вместе с перстнем, если не получится снять его по-другому.

– Хозяин, я отобрал сто воинов. Можем лететь. – раздался голос сзади.

– Прекрасно, – Андрей обернулся и воины отшатнулись увидев его оскал.

– Как мог быстро, – виновато кашлянул Вит, жалея, что стоит первым и ему некуда отступать на заполненной телами нежитей площадке.

– Взлетаем, – скомандовал Андрей.

Захлопали крылья, и стая поднялась в воздух, выстраиваясь в клин за вожаком. Чуть приотставший, но держащийся рядом Вит решился задать вопрос.

– В каком направлении летим?

– Строго на закат, – ответил Андрей.

Буря эмоций улеглась, и теперь холодному сердцу нежити было непонятно, почему он хотел отгрызть палец из-за куска метала с горящим камнем. Тем более что этот камень оказался полезен. Он указывал направление, где скрылась изменщица.

– На закат, – повторил он, с удовольствием видя, как камень полыхнул зеленым огнем в ответ на приказ.

– Первая тройка вперед. Курс на закат. – скомандовал Вит.

Первая тройка воинов вылетела вперед, рассекая упругий воздух крыльями. Летевшие сзади почувствовали облегчение.

– Второй тройке приготовится. Смена каждую сотую часть периода.

Воины выстроились в новый порядок. Строй нежитей в желтом небе неумолимо двигался к цели.

Не прошло и нескольких часов, как стая чубасей ведомая Стелой и кромешником увидела остров, подернутый серебристой дымкой. Кромешник что-то прорычал и пошел на снижение.

– Это облака? – удивленно произнес Павел.

– Это защита серебряных, – пропищал Фин. Его подбитое крыло давно устало и поэтому он без лишних церемоний умостился на плече у ведьмака.

– Всем притормозить, а то от нас и клочка меха не останется, – скомандовал Фин и чубасята передали приказ по цепочке.

Глава клана кромешников Рэс нырнул в белесую мглу. Не прошло и нескольких мгновений как оттуда вылетело два десятка серебристых воинов.

– Добро пожаловать, – махнул крылом один и них.

Мгла расступилась, образовав довольно широкий тоннель. Кромешники окружили чубасят, следя за тем, чтоб ни один из них ненароком не врезался в серебристое облако. Но чубасята итак были предельно осторожны. Похоже, они знали, с чем имеют дело.

– Слишком быстро они сориентировались, – прошептал Павел на ухо Стеле. – Эти ребята телепаты.

– Вполне возможно, – ответила ведьма.

Но сейчас ее больше интересовали не телепатические способности серебряных, а открывающийся внизу вид. Большой остров выглядел ужасно. Были видны следы недавнего землетрясения. И хотя после последнего посещения ведьмой этих земель прошло не больше одного периода, местность серьезно изменилась. Исключение составлял только наполовину вросший в скалы замок. Ему повезло лишь потому, что видимые Стелой силовые поля планеты рядом с ним еще держались изрядно потрепанной, но все-таки целой сеткой.

– Сколько нам осталось, госпожа? – серебряный кромешник как гостеприимный хозяин снова парил рядом.

– Вы и правда телепаты? – грустно улыбнулась Стела.

– Да, но твои мысли я читать не могу. Только эмоции. И тебе сейчас тоскливо. Остров погибает. Ты видишь, сколько ему осталось?

– Если я скажу, что период – ты соберешь войска и пойдешь штурмовать темных кромешников? – Стела ответила вопросом на вопрос.

– Я так и знал, что мне придется возвращать свой остров, – прошипел кромешник. – Пусть мы все погибнем, но наши дети выживут.

– Разве вы не идете на прорыв? – изумленно уточнила Стела, ожидавшая услышать другой ответ.

– Только безумцы будут рвать ткань соседнего мира, – раздраженно бросил Рэс. – В старых записях говорится, что это окончательно разрушит нашу землю.

– Кажется, я нашла единомышленника, – образованно сказала девушка.

Кромешник фыркнул складками на морде и спикировал на площадку перед замком.

– Я могу восстановить остров, – Стела приземлилась рядом с ним и посмотрела в морду существа. Хотя можно ли было считать мордой гору сенсорных складок вместо головы?

– Ты безумна, – пренебрежительно сказал Рэс. – Пришла узнать историю моего рода? Так узнавай и плати, а не мели чепуху.

– Она просто устала с дороги, – подключился к разговору Павел. Он понял, что задумала девушка. Но вряд ли у нее хватит сил, будь она хоть сто раз ведьмой.

– Сколько раз в день вас трясет? – Стела вытянула руку, указывая на разлом, неумолимо приближающийся к стенам замка.

– В последнее время раз двадцать за период. Мы даже высчитали временные промежутки. Каждый раз приходится эвакуировать женщин и молодняк. Ведь камни моего замка пока еще настоящие и не приобрели летучесть, – кромешник поднял один из булыжников на площадке и подбросил в воздух. Тот с грохотом упал на каменную площадку.

– То есть очередное землетрясение может разрушить замок и завалить всех его обитателей?

– Не завалит. У нас хорошо организована эвакуация, – тряхнул складками кромешник.

– Когда должен быть очередной толчок? – спросила Стела.

– Скоро, – сказал кромешник. – Не успеет солнце коснуться горизонта. Знаешь, ты права. Нам лучше переждать его у стен замка.

– Угу, – согласилась ведьма и взмыла в воздух. – Павел, ты должен мне помочь! – скомандовала она.

– Это безумие, – проворчал ведьмак, тем не менее, послушно взлетая.

Чубасята, столпившиеся на площадке, замерли.

– Когда трясет, нельзя летать, – испуганно сказал Фин и закрыл круглые глаза ушами.

Но он не смог удержаться и подсматривал один глазом за странным полетом хозяйки. А ведьма взмыла вверх и кружилась над островом словно голодный кромешник, выглядывающий в камнях добычу.

– Всем оставаться на местах, – скомандовал глава клана воинам.

Хотя те и не собирались лететь. Среди них было много отважных воинов, но не самоубийц. Между тем из замка началась эвакуация. Из тоннелей кромешники выбирались на мощеную площадку и поле рядом, стараясь расположиться подальше от змеящихся по земле трещин. Устроившись в безопасных местах, они переключали внимание на кружащую над островом ведьму.

– Ее сейчас просто разорвет, – жалобно заскулил Фин.

Он хотел взлететь, чтобы уговорить Стелу спуститься на относительно безопасную землю, но не решился. Инстинкт самосохранения взял вверх. И в это время по земле прокатилась дрожь. Испуганные крики прошли по толпе существ. На руках у матерей заплакали дети. Ведьма, парящая в воздухе, камнем сорвалась вниз.

– Нет! – закричал Фин. Несколько чубасей заплакали.

Но ведьма снова взмыла вверх. Еще мгновенье и она вновь совершила головокружительное пике. Павел, набравший высоту, парил в воздухе гораздо выше, страхуя безумный полет девушки.

– Этого не может быть, – прошептал серебристый кромешник.

Земля опять задрожала. Воздух заполнили испуганные крики. Но дрожь так и не перешла в толчки, плавно сходя на нет. А ведьма все летала и летала, совершая немыслимые пируэты. Прошло довольно много времени, но никто не уходил, глядя за воздушным танцем Стелы. Внезапно прервав его, девушка спикировала на площадку и приземлилась на мгновенно расчистившийся пятачок рядом с Рэсом.

– Примерно так, – довольно сказала она, оглядывая скалы и поля вокруг замка.

Глава клана застыл в нерешительности. Даже не поднимаясь в воздух, было видно, что пугающие разломы и трещины отступили от замка. Залатанная ведьмой земля выглядела по-другому. Кромешнику даже показалось, что где-то на ней зазеленел бесценный плющ.

– Простите меня, госпожа, – кромешник склонился перед девушкой. Его голос дрожал.

– За что? – удивилась Стела. Она никак не могла привыкнуть к тому, что существа этого мира абсолютно непредсказуемы. То невозмутимы, как каменные истуканы, то чувствительны как дети.

– За то, что не признал великую богиню пришедшую спасти наш мир. Радуйтесь все! – закричал он, выпрямляясь. – Мы хранили заветы предков и к нам пришла великая Сея-сия!

– Сея-сия! Сея-сия! – закричала ликующая толпа.

Чубасята мужественно выстроились щитом вокруг хозяйки, не давая хлынуть на Стелу восторженному потоку существ.

– Хорошо хоть не Фата Моргана! – хмыкнул плавно снижающийся Павел. Он еще раз окинул взглядом работу девушки и вынужден был признать, что она грамотно залатала порванную сетку силовых линий. Максимум что смог бы сделать он – это связать их узлами. Как тогда вокруг замка. Ведьма же справилась с работой как идеальная портниха.

– Точно Защитница, – пробормотал он, опускаясь на площадку рядом со Стелой. – Послушайте уважаемый! – ведьмак, расталкивая ликующих кромешников и дрожащих чубасей, продолжающих держать оборону, пододвинулся ближе к счастливому вожаку серебряных. – Уважаемый Рэс! – крикнул он, стараясь перекрыть рокот толпы. – Не пора ли нам пройти в замок? Сея-сия славно поработала, стабилизировав как минимум треть площади острова, и ей нужен отдых.

– Ну, кончено, – кромешник вполне по-человечески шлепнул себя крылом по складкам на голове и прорычал что-то воинам. Те мгновенно выстроились в шеренгу, расчищая в ликующей толпе проход к замку.

Стела сидела в подземном зале и задумчиво крутила в руках бокал из неизвестного металла. Зал, выдолбленный в скальной породе, был достаточно большим. Но главным было не это, а литые металлические кресла и такие же столы. В том, что вещи сделаны из металла не было сомнений. Так же, как и кубок у нее в руках, украшенный батальной сценой, где воин без капюшона кромешника метал молнии в другого воина укрывающегося за чем-то похожим на раскидистое дерево.

– Нравится? Великолепная богиня Сея-сия может взять бокал себе, – Рэс сидящий в кресле напротив немного сдвинул капюшон, так что девушка могла видеть нижнюю часть его лица.

Ведьма обратила внимание, что даже в собственном замке кромешники в отличие от нежитей не расставались с верхней кожей. Видимо без нее они чувствовали себя полностью беспомощными.

– Великолепная богиня Сея-сия должна знать, что у нас осталось еще много древних вещей, – продолжал говорить глава клана. – Гиб, глава черных кромешников, разрешил нам взять имущество с собой. Он считает его мусором. Но для нас это память о великих богах, которые были нашими предками.

– Пожалуйста, не называйте меня Великолепной богиней, – попросила ведьма, наверное, уже в десятый раз.

– Разумеется, Пресветлая Сея-сия, – согласно кивнул кромешник. Кивок получился настолько активным, что капюшон снова полностью закрыл лицо старика.

– Слушай, чего ты к нему придираешься? – зашептал Стеле на ухо Павел, – Он уже все слова перебрал, а тебе ни блистательная, ни восхитительная, ни очаровательная богиня не нравится. Не привередничай, а то окажешься самой вреднейшей. Лучше давай думать, что делать с информацией, которую мы здесь раздобыли.

– Да знаю я, что с ней делать, – вздохнула Стела.

– Тогда просвети нас Пресветлая, – подначил ее Павел, – а то мне простому ведьмаку-воину невдомек, как эта великая цивилизация докатилась до такой жизни, – показал на бокал великолепной работы.

– Извини. Чуть позже. Мне нужно еще немного времени, – сказала Стела ведьмаку.

Он пожал плечами. Его личный опыт говорил, что если ведьма просит немного времени, лучше с ней не спорить. Даже если это немного составит целую вечность.

Стела откинула со лба волосы. Она увидела в подвалах замка именно то, что ожидала: сотни сложных машин, тысячи крюшей их обслуживавших и много рожениц в соседних залах. Их детей несли прямо к крюшам. И те прививали новорожденным зачатки будущей защитной шкуры. Стела не разобралась, была ли эта шкура искусственно создана или речь шла о симбиозе с какими-то существами. Но это было не особенно важно. Главное, что глава клана серебряных оказался самым разумным из всех, с кем она вела переговоры до сих пор. Он не поддержал идею вторжения в чужое измерение, несмотря на то, что его племени грозило полное вымирание.

– Пресветлая, – Рэс запнулся, ожидая, что Стела вновь его поправит. Но девушка все-таки прислушалась к совету Павла и сдержалась. – Пресветлая! – кромешник заметно оживился, радуясь, что подобрал правильное слово, – не согласитесь ли вы разделить с нами скромную трапезу. К сожалению, мы не можем предложить вам ничего кроме нескольких стеблей плюща. Сейчас мы в обороне и наши воины были лишены возможности охотиться.

– При упоминании об охоте три чубася сидящие рядом с креслом Стелы запищали. Собственно с точки зрения Фина и других чубасят это был боевой клич, но со стороны он казался забавным писком.

– Не беспокойтесь. Мы не едим гостей, – понял их по-своему кромешник. – Более того, вашу охрану Пресветлая из этих малышей размещенную на верхнем уровне замка тоже накормят.

– Благодарю, – кивнул Стела. – Мы с удовольствием разделим с вами трапезу.

Кромешник довольно хлопнул крыльями. В подземный зал стали заходить приближенные к главе воины и советники. Это была верхушка стаи. Рэс церемонно представлял каждого вошедшего и в зависимости от ранга рассаживал за столами. Как и следовало ожидать, за главным столом оказался вождь клана, Стела, Павел и пара советников. Фин с друзьями, несмотря на все уговоры, устроился за креслом ведьмы. Он не верил кромешникам и считал долгом прикрывать спину хозяйки.

– Я бы сказал, что прием проходит на высшем уровне, – пробормотал Павел, глядя на металлическую посудину перед собой. Сама посудина из тех же древних запасов была очень занимательна. Но то что находилось в ней, совсем на казалось съедобным. Ведьмак осторожно взял в руки лист какого-то скользкого растения, раздумывая, куда бы его засунуть, чтобы не обидеть хозяев.

– Что-то не так? – воин-кромешник, сидящий слева, наклонился к Павлу.

– Все замечательно, – преувеличенно бодро сказал ведьмак, запихивая скользкий лист в рот. Тот оказался кислым, но вполне съедобным.

Дружный хохот раздался в зале. Это был именно хохот. Кромешники хлопали крыльями, трясли складками, закидывая головы так, что с них съезжали капюшоны. Особенно было смешно тому самому кромешнику сидящему слева от ведьмака.

– Эрс, сынок, ты опять за свое? – укоризненно сказал глава клана, хотя его плечи тоже подрагивали от еле сдерживаемого смеха. – Ты обязан извиниться перед гостем и советником Пресветлейшей.

– Прости друг, – кромешник без капюшона выглядел вполне прилично. Его кожа оказалась не такой морщинистой как у отца. В полутемном зале круглые глаза молодого человека мерцали мягким синим светом.

– И что я съел? – уточнил Павел, раздумывая о том, что сделать: врезать этому парню между глаз или сделать вид, что ничего страшного не случилось.

– Это добавка для малышей, чтоб капюшон рос быстрее, – сказал Эрс.

По залу прокатился новый взрыв хохота.

– Вот дебилы, – выдохнул Павел, – мне для полного счастья капюшона кромешника не хватало.

– Не волнуйся советник Пресветлой, – хмыкнул глава клана. – Чтобы ты стал настоящим кромешником, тебе пришлось бы не только есть эту добавку с младенчества, но и чуть ближе познакомится с нашими крюшами.

– А кто такие дебилы? – уточнил Эрс, уставившись круглыми глазами на соседа. – Ты так эмоционально подумал об этом слове, что озадачил нас.

– Это такие существа, – пояснил Павел, тщательно подбирая слова, – которые сначала делают, потом думают.

Эрс стал серьезным. Потом поднял кубок с энергетически напитком и встал.

– Наш гость подсказал мне тост. Давайте выпьем за настоящих воинов, которые сначала защищают родной дом, а потом уже думают о спасении собственной жизни. За нас всех. За дебилов!

– Один один, – улыбнулся Павел. Он поднял бокал, услужливо подсунутый ему слугой, и тоже встал: – За нас – за воинов!

Егор с Сержем спустились по винтовой лесенке обратно в читальный зал. Он уже практически опустел. Только щуплый старичок, рядом с которым недавно сидел ведьмак тихонько дремал, облокотившись на стол.

– Викентий Евгеньевич, – произнес граф, подходя к пожилому человеку. – Нам нужен ваш совет.

– Я весь внимание, – мгновенно проснулся старик.

– Вы когда-нибудь слышали о таком озере, как Вонючее?

– От вашей родовой деревни до него рукой подать. Через топь можно быстро добраться или через чащу, если с лешими договориться. Но зачем оно вам? Места дикие и у озера слава дурная.

Ведьмак и граф переглянулись.

– Не могли бы вы рассказать о нем более подробно, – попросил граф.

– Да почти нечего рассказывать. Я малышом тогда был, несмышленышем, – пустился в воспоминания старик. – Помню только, как прадед ваш все время отряды туда сторожевые отряжал. А потом детей со старухами в большом доме заперли, и взрослые к этому озеру отправились. Дрались там с кем-то, но ребятне подробностей не говорили, чтоб не пугать. Да и некому мне было все это пересказывать. Родители-то мои с этого озера так и не вернулись. Спасибо вашему прадеду. Взял к себе, как сына вырастил. Знаю только, что дорогу к тому месту закрыли. Каждые сто лет к нему ведьмаки приезжали, чтоб заклинания обновить. Вот и сейчас, как вы спросили, думаю, последний раз-то когда они были-то у нас? Лет сто уж точно прошло. Или не прошло еще? – старик задумался и опять задремал с открытыми глазами.

– Спасибо, Викентий Евгеньевич, – сказал граф. Но пожилой человек его уже не услышал, погрузившись в воспоминания молодости.

– Сколько ты говоришь до прорыва? – повернулся к Егору граф.

– Три дня, если верить Сэ-няше.

– До моей родовой деревни почти день пути по тропам. Кроме того, надо прихватить еще твоих попутчиков. И неизвестно, сколько времени займет дорога через топь к озеру. А прибыть к нему желательно до начала прорыва. Надо выступать как можно быстрее.

– Согласен, – кивнул Егор – А что, на машине до твоей деревни не доехать? Все-таки двадцать первый век на дворе.

– Как ты думаешь, сколько просуществовала бы деревня оборотней, если бы люди смогли добраться до нее на автобусе? – мило улыбнулся граф. – Да я еще в начале двадцатого века, будучи юнцом увлеченным дирижаблями и ездящими повозками, сделал все для того, чтобы оградить семейное гнездо от людей. Ведь как глава рода я несу за них полную ответственность.

– То есть день пути по лесу, – угрюмо уточнил ведьмак.

– Поэтому выходим сейчас. Только кое-что уточним, – сказал Серж.

Седовласая дама заглянула в читальный зал.

– Они действительно окаменели. Я проверяла, – сообщила она.

– Я сам, – нахмурился граф. – С этой древней магией сплошные проблемы. Никогда не знаешь, чего ожидать.

Серж вышел из зала, и ведьмак последовал за ним. Каменные псы сидели на том же месте. Граф открыл стеклянную дверь и пнул одну из статуй ногой.

– Вроде сработало, хотя защита стояла на ведьмаков, – пробурчал он. – Никогда не встречался с этими тварями, но слышал, что они практически непобедимы.

– Может они среагируют на меня? – Егор отодвинул графа и положил руку на голову громадного пса. Каменная поверхность была прохладной, но не ледяной. Ведьмак почувствовал, что где-то в глубине этой глыбы бьется искорка жизни. – Они еще живы, – сказал он.

– Значит, парализованы, – подытожила дама. – Тогда вам надо поторопиться. Мы не знаем, сколько продлится действие магии.

– Идем, – граф подошел к гардеробу и снял с вешалки плащ и кожаную перевязь, на которой висела шпага. – У нас традиция сдавать оружие на входе, – пояснил он удивленному Егору. – А покинем мы это гостеприимное место лучше через черный ход. Заодно дворами срежем дорогу.

Они пересекли вестибюль, вышли в коридор и, пройдя по нему до конца, выскользнули на улицу через обшарпанную дверку в задней части библиотеки.

– Итак, – торопящийся граф сразу взял на себя роль руководителя. – Я довожу тебя до разделительной границы. Ты ведь уже понял, что мы с ведьмаками поделили сферы влияния?

– Угу, – кивнул Егор.

– Дальше пройти я не смогу. По крайней мере, без ущерба здоровью. Поэтому запоминай адрес – это недалеко, – он продиктовал Егору название улицы. – Ближайший ведьмак, живущий к границе – Аркадий. Попросишь его отвести к главной ведьме, ее зовут Анна, – граф непроизвольно подавил вздох, – и сразу объяснишь ему все про прорыв. Пусть немедленно снимают заградительные барьеры. Сейчас не время для вражды. Мы свои уже сняли. Ну, почти сняли, – граф бросил взгляд куда-то вверх. Думаю, к утру ведьмаки смогут снова летать над городом. Я тем временем загляну к твоим друзьям, встречаемся все вместе в девять утра за рекой. Моя бабушка предупредит всех местных оборотней. Часть их будет ждать нас там, часть сразу отправиться в деревню, чтобы объявить мобилизацию. Думаю, пару тысяч солдат мы соберем, – граф легко перемахнул через забор на пути, заставив Егора вспомнить навыки паркура.

– Сколько? – уточнил пораженный Егор.

– Если надо больше, я соберу всех, кто может драться, исключая детей и стариков, – по-своему понял его граф. – Тогда будет тысяч шесть. Но это посмотрим по обстановке.

Егор промолчал, оценивая цифру. Видимо не зря граф отгородил деревню оборотней от внешнего мира. И если он и был сумасшедшим влюбленным, то уж плохим правителем его вряд ли можно было назвать.

– Плюс ведьмаки, – продолжал говорить Серж. – Их правда не так много в городе живет – около пятисот. Зато ваши дети разумны и боеспособны уже с семи лет.

– Ага, – согласился Егор, вспоминая собственное безоблачное детство. Он подумал: сколько же сил пришлось приложить маме, чтобы дать ему спокойно вырасти.

Они пересекли уже несколько кварталов. Ведьмак отметил, что освобожденный от защитных заклинаний город выглядел более дружелюбно. И хотя пространство над крышами еще опутывали призрачные сети, но теперь, когда не надо было уклоняться от магических ловушек, Егор без труда поспевал за молодым мужчиной, несущимся не разбирая дороги и при этом умудряющимся вводить его в курс дела.

– Сейчас через двор, до конца квартала и будет граница, – затормозил граф.

Они находились во дворе-колодце окруженном старыми доходными домами.

– Почему мы стоим? – спохватился Егор.

– Чутье, – неопределенно прошептал граф, морща нос и доставая из ножен шпагу.

Егор скептически взглянул на тонкий клинок. Ведьмак не полагался на оружие, предпочитая или силу собственных рук или мощь боевой магии.

– Видимо, мне показалось, мой друг, – преувеличенно громко сказал граф.

– Спина к спине, – предложил Егор, и мужчины мгновенно заняли боевую позицию.

Полная заходящая луна краем цеплялась за угол дома. Прошло немного времени, и она окончательно исчезла за его стенами. Неясные тени зашевелились в проходах, ведущих во двор. Два гигантских пса, сотрясая землю мощными лапами, неторопливо перекрыли выходы со двора.

– Оборотни умные, но Анзор умнее, – пролаяла одна из каменных собак.

– Иняз тоже умный, – зарычал второй. – Мы выманили добычу далеко от убежища.

– Нас провели как детей, – раздосадовано процедил граф. – Но не бойтесь, друг мой, я прекрасный фехтовальщик, а моя шпага видала и не таких монстров.

Егор и не думал бояться. Он перебирал в уме все возможные заклинания, собираясь напасть первым. Ведьмак уже знал, насколько быстрыми могут быть эти псы. Поэтому, сложив в пальцы в защитный знак, зашептал нужные слова.

Проклятие грохотом прокатилось по двору, сбивая с ног собаку перед ведьмаком. Каменную махину отшвырнуло метров на десять. И только угол котельный безжалостно разбитый летящим зверем остановил этот страшный полет.

Анзор, одновременно с ударом Егора, напавший на графа, неожиданно наткнулся на острый стальной клинок. За легкомысленное отношение к «куску железа» пес поплатился распоротой лапой. Ранение было не смертельным, но болезненным. Не ожидавший ничего подобного каменный монстр взвизгнул и отскочил назад.

Граф, между тем, мгновенно воспользовался преимуществом. Еще выпад и отсеченное каменное ухо псины отлетело в сторону. Разозлившийся пес перестал скулить и бросился в новую атаку.

– Милая собачка, – пробормотал Серж, виртуозно отступая и уклоняясь от ударов острых когтей.

Егор осторожно подошел к поверженной собаке. Сейчас она не напоминала живое существо. Но ведьмак помнил о проявленном коварстве и вовремя проявил разумную осторожность. Пес хитро приоткрыл один глаз и блеснул изумрудом. Мощная лапа вытянулась и пронеслась в сантиметре от лица ведьмака. Егор не понял, как пропустил момент, когда пес вскочил на ноги. Но думать об этом было некогда. Ведьмак уже метал в Иняза заклинание за заклинанием. Обычный противник: колдун, вампир, оборотень или даже стая чубасей уже бы давно отправился на тот свет. Но пес, получив очередную порцию боевой магии, лишь слегка замедлял движение.

– И это неплохо, хоть появляется шанс увернуться, – подумал Егор, кувыркаясь псу под ноги. – Как он и рассчитал, собака решила атаковать его в прыжке. Проносясь под каменным животом, ведьмак прошептал заклятие, когда-то свалившее с ног многотонного динозавра случайно попавшего в джунгли Амазонки. Пес завис в воздухе, как компьютерная игрушка, и неожиданно рухнул вниз, прерывая прыжок. Промятый асфальт клочьями полетел в стороны. Егор прикрыл лицо рукой и поблагодарил судьбу за то, что собака рухнула рядом с ним, а не на него.

– Не уйдешь! – прорычал Иняз, пытаясь встать на лапы. Но в этот раз ему никак не удавалось это сделать.

– Дай слово, что отстанешь и можешь уходить, – сказал Егор.

– Я убью тебя, – захрипел зверь, поднимаясь.

– Твой выбор, – ведьмак буркнул несколько слов, впечатывая каменюку в асфальт. Иняз дернулся и затих, распластавшись в выбитой яме. Парень, пошатываясь, повернулся к графу. Только сейчас он понял, насколько вымотал его зверь.

– Я сам, Mon Cher! – крикнул граф, парируя очередной удар псины. Он явно наслаждался боем. Егор был благодарен Сержу за то, что он вызвался его проводить. Одному ведьмаку с двумя псами явно было не справиться. К тому же, оружие графа, судя по наносимым ударам, было заговоренным.

– Тouché, – крикнул граф отступая назад и одновременно делая выпад. Пес, нацелившийся на атаку, двинулся вперед, не ожидая удара, и напоролся на лезвие. Шпага вошла в сверкающий зеленый глаз и со смачным хрустом пробила череп. Зверь дернулся и неожиданно мелким крошевом осел на землю.

– Черт! – прошептал Егор, понимая, что допустил оплошность.

– Сзади! – крикнул Серж.

Но ведьмак не успел обернуться. Острые зубы впились в его спину. Он уже падал, когда граф подлетел к Инязу и с размаху опустил эфес на голову зверя. Пес отпустил жертву и потряс головой. Очевидно, удар оказался сильным даже для его каменной башки.

– Иди ко мне, образина! – рявкнул граф и отпрыгнул в сторону, стараясь увести собаку от упавшего ведьмака.

Пес зарычал, но не двинулся с места. Он решал сложную задачу: кого из обидчиков растерзать быстрее.

– Мerd! – граф понял, что драться придется на условиях зверя и бросился обратно, загораживая собой ведьмака. Он нанес Инязу укол в плечо, но пес изрядно потрепанный в битве с ведьмаком, даже его не заметил. Мощным ударом лапы он отбросил с дороги Сержа и наклонился над Егором.

– Мертв, – прорычал он, переворачивая мордой тело парня.

– Фиг тебе, – Егор из последних сил схватил пса за уши и сказал короткое заклинание убийства прямо в оскаленную морду.

Собака застыла. Потом тряхнула головой, пытаясь сбросить ведьмака. Но Егор крепко вцепился в жертву.

– Не нравится? – прошептал ведьмак. – Тогда получил еще, – он повторил заклинание.

Иняз завизжал, дернулся и мелкой пылью просел на Егора. Ведьмак закашлялся, крошево со вдохом попало в легкие. Он приподнялся, стараясь не облокачиваться на правую руку. Под лопаткой нещадно пекло, будто собака продолжала грызть его спину.

– Эй, граф, ты как? – ведьмак встал на ноги и подошел к мужчине, лежащему в углу двора на спине. Удар лапы каменного монстра был настолько сильным, что разорвал грудную клетку оборотня почти пополам.

– Серж, ты жив? – неизвестно на что, надеясь, сказал Егор, наклоняясь над графом.

– Оставь меня, – прошептал тот, открывая глаза – Иди к ведьмаку… Предупреди Аню… Медальон на груди для нее… – Серж закашлялся захлебываясь собственной кровью.

– Так не пойдет, – нахмурился Егор.

Он знал, что оборотни, как и ведьмаки необыкновенно живучи. Надо только вовремя доставить его в безопасное место к своим. Ведьмак прикинул расстояние до библиотеки.

– Ну ты, благородный придурок, – прошептал граф и через силу улыбнулся, – Катись я тебе сказал. Время дорого. И медальон… – Серж снова кашлянул и неожиданно вытянулся, буравя остекленевшим взглядом темное небо.

– Твою мать! – не сдержался Егор до этого уверенный в том, что обязательно спасет оборотня. – Да что ж ты так быстро сдался?! Чертовы псы, – парень нашарил на груди у графа две цепочки. На одной из них висел медальон. Искать застежку не было ни сил, ни времени. Боль в спине продолжала разгораться. Егор дернул цепь, обрывая ее. Тело Сержа безвольно вздрогнуло, еще раз подтверждая печальную истину. Ведьмак последний раз посмотрел на оборотня и прикусил губу. Сейчас молодой граф выглядел не старше Егора.

– Прости друг, – сказал ведьмак и поспешил ко второму проулку, ведущему из проходного двора. Он очень надеялся, что в запасе у Каменной Бабы было только два пса.

Оставшуюся часть пути Егор преодолел без приключений. Деревянный дом по указанному адресу оказался двухэтажным. В нужной квартире на первом этаже было темно. Но самое главное здесь и не пахло знакомой защитной магией. Егор вздохнул и подумал, что знает еще далеко не все. Вот закончится это дикое приключение, и он, как Хранитель Знаний вернется домой, а потом обязательно отыщет все защитные заклинания. А то в этом городе чувствует себя словно слепой котенок.

– Эй, друг, я пришел с миром. – Егор постучал в окошко.

Ответа не последовало. Видимо местный ведьмак или отсутствовал или спал богатырским сном. Оставалось надеяться, что защита, которую здешние ведуны устанавливали против оборотней, не действует на своих. Егор приложил руку к окошку и шпингалеты как по команде выскочили из пазов. Ведьмак осторожно открыл створки и проскользнул в комнату. Здесь не было никого живого – это он понял сразу. Если бы не местная вражда, Егор давно бы уже перекинулся в волка. Острое чутье и способность видеть в темноте ему бы очень сейчас пригодились. Благо записи, полученные от покойного дядюшки, позволяли это сделать.

Впрочем, Егор и так видел гораздо лучше обычного человека. И увиденное его не образовало. В комнате, куда он залез, царил беспорядок. Вышвырнутые с полок книги, задранный ковер, скинутый с тумбочки телевизор. Ведьмак осторожно обошел препятствия и вышел в коридор. Справа темнел вход в другую комнату. Скорее всего, это была спальня. Но ведьмака, словно магнитом, потянуло на кухню. Открывая туда дверь, он уже понял, что увидит. На стуле у кухонного стола сидело то, что осталось от Аркадия.

Егор подошел и дотронулся до человека рукой. Еще теплый пепел просел под его пальцами, заставляя вспомнить смерть матери. Парень понял, что здесь произошло. Самосожжение – верный способ избежать передачи знаний непосвященным. Значит, здесь совсем недавно побывали колдуны. И настолько торопились, что даже не оставили пост на случай, если объявятся другие ведьмаки. Или, если предположить худший вариант развития событий, колдуны и так знают, где живут их остальные враги. Последняя мысль не радовала.

Егор застыл, понимая, что остался ни с чем. Последняя ниточка, ведущая к местным ведьмакам, оборвалась. Теперь оставалось одно – предупреждать друзей и идти на встречу с оборотнями в условленном месте у городской окраины. Хотелось верить, что они воспримут смерть предводителя с пониманием.

Егор постоял еще минуту, отдавая дань памяти неизвестному ведьмаку, и вышел в подъезд через выбитую входную дверь. Как и следовало ожидать, люди в доме спали беспробудным сном, и завтра с удивлением узнают о гибели своего соседа.

– Чистюля, – позвал Егор коловертыша.

– Я за него, – на плече у ведьмака появилась Ноя. – Поход с тобой его сильно утомил. Он спит, – почти укоризненно сказала она.

– Но мы готовы помочь – на правом плече уже мостился растрепанный брат Нои.

Егор поморщился. Спина опять нестерпимо заныла.

– Тебе нужно в безопасное место. Ты долго не продержишься, – сказала Ноя. – Если бы мы с братом обладали такой силой как Чистюля, то обязательно отнесли бы тебя.

– Но вы не обладаете, – ведьмак попытался улыбнуться.

Егор не мог понять, что происходит. Боль в спине не утихала. За все время приключений ни разу не было случая, чтоб его серьезно ранили. Не говоря уже о том, что даже ожоги от атаки чубасей затягивались на нем практически моментально. Не иначе «древняя магия» как говорил покойный граф.

– Узнайте кратчайшую дорогу к нашей квартире. Я что-то плохо соображаю из-за этого ранения, – пояснил ведьмак просьбу.

Ноя исчезла, а ее братец придвинулся поближе, безбожно танцуя по израненному плечу.

– Иди прямо до конца квартала. Молодец. Теперь сворачивай налево. Хорошо. А теперь вверх по ступенькам.

– Перелезь на другое плечо, – процедил Егор, сцепивший от боли зубы.

– Пока тебе больно, ты не потеряешь сознание, – пояснил коловертыш и шепнул. – Там последний трамвай. Ноя его задержала. Переедешь через мост. Недалеко ваша квартира. До моста три остановки. Мы рядом. Подскажем, когда выходить, – пушистик исчез.

Егор с трудом преодолел несколько ступенек и увидел трамвай на остановке. Он зашел в заднюю дверь и с облегчением занял крайнее сиденье. Несмотря на поздний час народу в вагоне хватало.

– Да поедем мы когда-нибудь уже? – раздался визгливый женский голос на передней площадке.

– Следующая остановка «Завод «Механик», – объявил водитель. И трамвай зашипел, закрывая двери.

– Будто вас ждали, – проворчала старушка, сидящая рядом с Егором. – Что за напасть. Два часа уже домой добираюсь.

Из сумки, стоящей на коленях у бабушки, появилась хитрая морда здорового кота. Котяра посмотрел на Егора, подмигнул ему и замурлыкал.

– Устал. Васенька, устал бедненький, – засюсюкала бабка, запихивая животное обратно в сумку.

Трамвай дернулся и остановился.

– Остановка «Завод «Механик». Следующая – «Мясокомбинат», – возвестил мужской голос через динамики.

На заднюю площадку вошли две странные девушки. Настолько странные, что даже пассажиры, сидящие впереди, не поленились обернуться, чтобы рассмотреть их в подробностях.

– Да, мне нужно перехватить хоть пару сотен, чтобы добраться домой, – говорила темноволосая красавица, одетая в белоснежное платье невесты. Лицо стоящей рядом с ней девушки украшал слишком мрачный макияж. Она нервно кусала губы и теребила кружевное черное платье.

– У тебя точно нет денег? – невеста вопросительно посмотрела на подругу.

– Не-а, – покачала головой та, – мы слишком быстро выскочили из машины, и я забыла там сумку. – Анечка, послушай, зря ты так с Антошей поступила. Может, еще вернемся? Он ведь хороший. Очень хороший, – заныла подружка невесты.

Анечка поморщилась, но ничего не сказала.

– Что у вас на проезд? – к девушкам через вагон шел мужчина-кондуктор.

Сбежавшая невеста вздохнула и скрестила пальцы. Егор увидел знакомый жест ведьмы-безбилетницы и решил вмешаться.

– Мы едем втроем, – морщась от боли, он достал бумажник и протянул кондуктору мелочь.

Невеста посмотрела на парня и подошла поближе.

– Анна, – она протянула ему изящную ладошку.

– Егор, – ведьмак пожал протянутую руку, чувствуя в пальцах легкое покалывание, как всегда при встрече со своими.

– Ты как хочешь, а я возвращаюсь к Антоше, – выпалила подружка невесты, возмущено глядя на парочку.

Невеста пожала плечами. Подружка покраснела и выскочила в дверь, услужливо открывшуюся на очередной остановке.

– Кто тебя так? – девушка наклонилась к ведьмаку.

– Каменные собаки подрали, – прошептал Егор, чувствуя, как стремительно теряет силы.

– Я помогу. Нам выходить на следующей, – Анна помогла встать Егору.

Трамвай неторопливо доехал до моста и резко остановился. Ведьмак покачнулся, но девушка поддержала его неожиданно сильной рукой. Она обняла высокого парня за талию и практически выволокла из вагона на себе.

– Что творится-то, – проворчала бабка, – Невесты со свадеб бегут, за билет продаются, наркоманов по трамваям подбирают, – и она снова затолкала любопытного кота в сумку.

Илья, Иван и Наиль добрались до указанного адреса за пять минут. И дело было не в способностях оборотня. Просто нужный дом оказался по соседству. А открывшая дверь миловидная девушка в свадебном платье сразу же провела их в комнату, где на кровати в беспамятстве лежал ведьмак.

Егор метался по каменному лабиринту, стараясь найти выход. С одной стороны, он прекрасно понимал, что скорее всего бредит и даже слышал знакомый голос Ильи, где-то рядом. С другой – никак не мог выбраться из и проклятого каменного мешка.

– Илья вытащи меня отсюда, – попросил он, отчаявшись найти выход.

– Обязательно вытащу, – Илья склонился над другом, пожимая его вспотевшую ладонь.

– Ранен он куда? – уточнил Иван. – Для начала надо стащить с него эту дурацкую куртку. Он вцепился руками в блестящую и странно липкую кожу, пытаясь найти застежки.

Ведьма Анна растерянно развела руками. Они находились в роскошной спальне. Стены комнаты были украшены живыми цветами, над которыми порхали бабочки. За окном задрапированном кружевной занавеской уже показалось проснувшееся солнце, освещая Ивана, Анну, Илью, стоящих вокруг широкой кровати, покрытой бледно розовым атласным покрывалом. Бледный бредящий Егор в кожаной куртке, выпачканной чем-то черным и липким вроде мазута, явно не вписывался в окружающую роскошь.

– Егор, куртку надо снять, – Илья сжал влажную руку друга.

Ведьмак, продолжавший в бреду блуждать по лабиринту, в изумлении остановился. Стена напротив заговорила голосом старого друга. Более того, ее неровная поверхность пошла волнами, прорисовывая знакомые черты.

– Илья, как хорошо, что ты меня нашел, – сказал Егор, кидаясь к стене. – Я снова застрял в этом чертовом лабиринте и Стела почему-то не приходит. Хотя у нее есть карта. Я точно помню.

– Я тебя вытащу, – сказала стена, – только помоги снять куртку.

– Какую куртку? – удивился ведьмак, не понимая, почему он должен помочь другу раздеться. Тем более если сейчас его друг превратился в стену.

– Твою куртку, болван! – не очень вежливо ответила стена. – Ты наверняка ее каким-то заговором запечатал.

– Хорошо, сейчас сниму, – согласился Егор, нисколько не обижаясь.

Впервые в жизни ему стало страшно и холодно. В лабиринте, где он продолжал блуждать неожиданно пошел снег. Ведьмак, даже в лютый мороз обходившийся легкой ветровкой, теперь чувствовал пронизывающий до костей ледяной ветер. Да еще ко всему где-то под правой лопаткой стал расти комок льда, вымораживая внутренности. Егор подумал: пусть друг ругается. Только бы не бросал его одного в этой каменной холодной пустыне. Он поднял руки стараясь расстегнуть застежку на куртке, и неожиданно понял, что не может это сделать. Вместо пальцев на руках торчали уродливые кривые когти.

– Расстегивается, – послышался довольный голос Ивана. Оборотень первый увидел, как куртка до этого паковавшая своего хозяина в плотный кокон после согласия ведьмака, легко распахнулась.

– Сам не смогу расстегнуть, – простонал Егор. – Илюх, у меня выросли когти.

– Да хоть рога и копыта, – пробасил друг, и его теплая рука легла на ледяное плечо ведьмака. – Давай-ка мы осмотрим рану.

Егор открыл глаза, пытаясь понять, где находится. Его сознание раздвоилось. С одной стороны в каменном лабиринте продолжал бушевать буран. С другой перед глазами пестрели цветочные кусты и порхали бабочки.

– Не знал, что в раю так холодно, – прошептал он.

– То у тебя рога отрастают, то о рае мечтаешь. Ты уж определись, дружище, – сказал Илья, бережно придерживая ведьмака за спину. – Где здесь у вас отопление увеличивается? – обратился он к ведьме.

– Сейчас, – она хлопнула в ладоши, и комнату накрыло волной жара. Причудливые цветущие кусты на обоях сменились пальмами и песком. Вдалеке послышался плеск моря.

– Не люблю море зимой, – застучал зубами Егор, изо всех сил пытаясь сосредоточиться. Перед его глазами показалось лицо ведьмы из трамвая.

– Это надо выпить, – прошептала она, поднося к его губам кружку.

– Ты главная в этом городе ведьма – Анна, – сказал Егор, вспоминая трамвай и отодвигая питье. Он увидел, что его рука выглядела как обычно. Кажется, усилия принесли пользу. Он был в сознании и теперь точно знал, что умирает. И лабиринт со снегом просто предвестник будущей могилы. Но, пока он еще жив, надо успеть сделать несколько дел.

– Каменные псы убили графа, – ведьмак тяжело выговаривал слова, будто пробуя каждое из них на вкус. Ему не просто было тяжело говорить. Егор сосредоточился на том, чтобы донести до друзей точную информацию, не замутненную бушующим в нем предсмертным бредом. – Граф просил передать вот это. – Егор полез в карман джинсов, вытаскивая здоровой рукой медальон. – Готовится вторжение в наш мир. Надо объявить перемирие между оборотнями, вампирами и ведьмаками. Граф перед смертью отдал приказ снять защиту. Теперь ваша очередь. – Егор закашлялся. Волна холода внутри нарастала, замораживая связки.

– Выпей, – ведьма, держа в одной дрожащей руке медальон, другой придвинула кружку с остывающим питьем.

– Я могу отключится от обезболивающего. – поморщился Егор – Слушайте внимательно. В городе орудуют колдуны. Они убили ведьмака Аркадия и каким-то образом перетащили на свою сторону Сэ-няше с ее каменными зверюгами.

Рука Анны вздрогнула при упоминании имени Аркадия. Несколько капель питья с нежным звоном пролились на атлас покрывала.

– Не может быть! – поразился оборотень.

Илья дернул его за рукав, призывая молчать. Егор не обратил никакого внимания на слова Ивана и реакцию ведьмы. Ему было важно выговориться.

– Они организуют прорыв на озере Вонючее.

– Я раскопал, где находится это озеро, – кивнул Илья.

– Утром мы должны встретиться с оборотнями на первой излучине реки за городом. Граф обещал поставить под ружье не меньше двух тысяч солдат. Прорыв в наш мир через три дня. – Егор с трудом выдохнул воздух заледеневшими легкими. Илья с ужасом смотрел на синеющего на глазах друга.

– А теперь питье, – прошептал Егор.

Ведьма влила ему в рот теплую жидкость. Ведьмак сделал пару глотков и обвис на руках у друга.

– Что ты ему дала? – рыжий Илья покраснел от возмущения.

– Легкую смерть, – мрачно сказала ведьма. В нашем клане от этой непонятной болезни за последний год умерло уже пять ведьмаков.

– Что?! – если бы на руках у парня не висел друг, Илья бы бросился на Анну.

– Не дури, это просто сонное зелье, – тяжелая рука оборотня легла на плечо человека.

– Я вас оставлю, – сказала ведьма и вышла из комнаты.

– И ты иди, – Иван помог Илье уложить ведьмака снова на кровать.

– Я не брошу моего друга, – парень упрямо сжал губы.

– Да пошел ты, – Иван легко сгреб его в охапку и выкинул за дверь. Потом бросил в нее охранное заклятье и повернулся к лежащему без сознания ведьмаку.

– Будет больно, – предупредил он Егора, перекидываясь в горилоподобное существо с огромной клыкастой пастью.

Илья вылетел из комнаты и больно ударился плечом о дверь, ведущую в соседнюю комнату. Она распахнулась, и он увидел Предсказателя, сидящего на кушетке в окружении чубасей. Троица склонилась над любимой тетрадкой студента, что-то бурно обсуждая. Внезапное появление Ильи не оторвало их от занимательного занятия.

– Ты ошибся в расчетах, смотри, – обычно сонный Фис сейчас выглядел необыкновенно оживленным. – Вот здесь, – он стал царапать когтем на бумаге.

– А ведь ты прав, – задумчиво сказал Предсказатель, нисколько не возмущаясь тем фактом, что коготь чубася оставил на заветной тетради две строчки непонятных разводов и пару дырок. – Только, похоже, для расчетов ты используешь другую константу.

– Фис умный. Он прирожденный математик, – гордо заявил Фип, гладя по голове младшего брата.

– Пока вы тут развлекаетесь расчетами, Иван вышвырнул меня из спальни, где умирает Егор! – возмутился Илья.

– Не волнуйся, хозяин, – пискнул Фип. – Иван не сделает Егору плохо.

Фис с Предсказателем согласно кивнули и вернулись к только им понятным цифрам.

– Черт знает что такое! – Илья хлопнул ни в чем не повинной дверью и попытался прорваться в спальню к другу. Но он даже не мог подойти к двери. В шаге от нее его просто отшвыривало обратно. Набив еще пару шишек, Илья пошел по коридору в поисках ведьмы. Он заглянул в следующую комнату и даже в ванную, но обнаружил девушку в столовой. Она задумчиво изучала утренний пейзаж за окном.

– Эй, Анна, – Илья зашел в кухню. – Мне нужна помощь. Вурдалак наложил какое-то заклятье на дверь, и я не могу попасть к Егору.

Ведьма ничего не ответила, продолжая смотреть в окно. Только теперь человек обратил внимание на то, что ее плечи мелко дрожат.

– Послушай, – Илья подошел ближе. – Видимо тот погибший граф был твоим родственником или кем-то еще… Мне очень жаль, но я не могу позволить умереть моему другу.

Ведьма, не слушая его, закрыла лицо руками.

– Да с ума вы здесь все посходили, что ли? – Илья резко развернул девушку к себе и увидел, что она не плачет, а смеется. Безумный беззвучные смех исказил красивые черты. Девушка тихонько всхлипнула и почти сложилась от хохота пополам.

– Истерика, – констатировал Илья и, подойдя к крану, набрал в стоящую рядом кастрюлю холодной воды. Потом развернулся и вылил ее на голову ведьме.

Она завизжала и как рассерженная кошка отскочила в угол столовой.

– Как ты смеешь! – прошипела Анна, складывая пальцы в какой-то знак.

– Это ты как смеешь биться в истерике, когда весь мир под угрозой, – спокойно и веско сказал Илья. – Хочешь еще начудить? Давай. Убей и меня. Егор умрет. Мы передеремся, и останется один Предсказатель с двумя чудиками из параллельного мира. Видимо им придется через два часа встретиться с оборотнями на излучине, а потом самим топать к этому проклятому озеру.

– Аркадий был моим братом, а граф женихом, – ведьма опустила занесенную для заклятия руку, – мы поссорились и не успели помириться. Не надо меня жалеть! – почти с угрозой произнесла она, останавливая готовые сорваться с губ человека слова сочувствия. – Я сама во всем виновата. Ладно. Хватит об этом. Почему оборотень закрылся с ведьмаком? – уточнила она, откидывая с лица мокрые волосы.

– Сам бы хотел узнать, – сказал Илья.

– Пошли, – ведьма проскользнула мимо человека. Илья поспешил за ней.

– Ты ничего не напутал? Здесь открыто, – она толкнула дверь в спальню и та распахнулась настежь.

– Было заперто, – возмутился Илья. Он заглянул в комнату и замер. В комнате никого не было, но атласное покрывало и когда-то блестящий паркетный пол были залиты свежей еще не спекшейся кровью.

– Я уверена, этому есть разумное объяснение, – Анна, пытаясь успокоить человека, положила ему руку на плечо.

– Я убью эту скотину. Где он?! – Илья бросился снова распахивать двери. Долго искать волкодлака не пришлось. Он спокойно мылся в ванной уже в человеческом обличье. В раковину с грязных рук стекали ручейки розовой воды.

– А Илья, – Иван обернулся, услышав, что распахнулась дверь. Он не успел еще смыть кровавые разводы с лица. – Терпеть не могу вкус человеческой крови, – смущенно сказал он, взмахивая руками. – Слишком сладкая. Вот пошел сразу в ванную.

У Ильи от гнева потемнело в глазах. Он рванул вперед и понял, что не может двинуться. У него на плечах повисли ведьма, Предсказатель и два чубася. И даже мышонок студента впился зубами в шнурок от ботинка человека, героически упираясь лапками в пол.

– С Егором все в порядке, – примирительно сказал Иван, выставляя руки вперед. Ты что, решил, что я его того – съел? – последнюю фразу он произнес почти обиженно.

– А что я должен был подумать?! – возмутился Илья, все еще пытаясь стряхнуть с себя защитников оборотня. – Где мой друг?

– В туалете, он где-то наелся торфа и болотной травы и теперь его тошнит. Так я помоюсь? – оборотень повернулся к раковине.

– Да отпустите вы меня уже, – дернул плечами Илья.

Его отпустили, и парень побежал в санузел. Предсказатель переглянулся с чубасями. Было очевидно, что они уже понимают друг друга без слов. Студент подхватил с пола мышонка и они тоже вышли из ванной, собираясь вернуться к прерванному занятию.

– Как ты его вылечил? – оставшаяся в ванной ведьма не собиралась никуда уходить.

– У него в спине застрял обломанный клык одного из каменных псов. Я его достал. А дальше он сам, – оборотень склонился над раковиной и стал полоскать рот.

– Что значит сам? – ведьма подошла ближе.

– Да не знаю я, – Иван потянулся за розовым пушистым полотенцем и стал вытираться. – Понимаешь, ведьмак, когда про ледяной холод стал талдычить, я сразу все понял. Мы сталкивались раньше в горах с этими каменными животными. Они в свите у Сэ-няше. Бывало, что вздорили. Там все дело в клыках. Они у них созданы, чтобы ломаться. А потом новые отрастают. Застрял такой клык в плоти – считай, что заледенел и умер через четверть часа максимум. А если выгрызть его – шансы выжить возрастают. Понимаешь?

– Пока нет, – ответила ведьма.

– Наше племя живучее ведьмаков, – наклонившись к девушке, сказал Иван, – и то после такого укуса неделями болеем. Раны плохо заживают. А у Егора, как я зуб достал, все в пять секунд затянулось. Он кто угодно только не ведьмак, поняла?

– Он точно ведьмак, – покачала головой Анна, – Я бы почувствовала. Просто в нем много кровей намешано. Как в Серже… – девушка замолчала и вышла из ванной.

– Я сказал, что думаю, – пожал плечами Иван и стал тщательно вытирать руки.

Илья вломился в санузел и увидел Егора сидящего в обнимку с унитазом. Сквозь порванную в лохмотья окровавленную рубашку просвечивало вполне здоровее тело. Ведьмака скрючило в очередном приступе тошноты.

– Егорка, тебе помочь? – спросил Илья, досадуя на себя за тупой вопрос и идиотское вторжение. Просто после всего случившегося меньше всего он ожидал увидеть друга живым и здоровым. Вернее, почти здоровым.

– Почти, – Егор, покачиваясь, встал. – Спасибо Ивану. Вытащил из меня какой-то клык. А Сэ-няше меня все-таки накормила дрянью, а я так и не почуял. – Егор снова склонился над большим белым другом.

Илья вышел в коридор, прикрывая дверь, и сразу наткнулся на оборотня, покинувшего ванну.

– Ну как он?

– Нормально. Сказал, что ты его спас. Ты извини меня…

– Ерунда, – хмыкнул Иван. – Я смотрю ты за друга любому глотку готов перегрызть. Очень надеюсь, что он поступит так же, – загадочно сказал оборотень.

– Ты о чем? – не понял Илья.

– Держи трофей, – не отвечая на вопрос, оборотень взял руку парня и вложил ему в ладонь кусок камня, напоминающий обломанный клык.

– Это его чуть не убило? – уточнил Илья, с ненавистью уставившись на осколок. Зуб шевельнулся, зашипел и пылью рассыпался по ладони.

– Во как, – изумленно выдохнул Иван. – Вот потому вы люди и правите миром. Когда вы во гневу, мы вам и в подметки не годимся.

– Кто бы ни были эти твари, я не отдам им нашу землю, – Илья поднял на оборотня пылающие ненавистью глаза. – Собираемся в зале. Надо все обсудить.

– Забавно, – прозвучал голос ведьмы у Ильи за спиной. – У вас что – человек за главного?

– У нас – да, – сказал Егор, выходящий в коридор.

– Фис – умница! – заверещал Фип, вылетевший из зала в коридор.

– Только не говорите, что мы решили собраться, – озадаченный студент с Фисом на плече высунулся за визжащим чубасем. – Понимаете, этот малыш, похоже, еще лучший Предсказатель, чем я, – он погладил утомленного чубася, сонно покачивающегося на его плече.

– Совсем со своими вычислениями замучили ребенка, – проворчал Илья и взял малыша на руки. – Какой из него математик! – он положил моментально заснувшего пушистика в карман куртки.

– Он прирожденный математик, – радостно пискнул Фип, приземляясь на плечо хозяина. – А ты-то откуда знаешь? – вздохнул Илья, – он уже понял, что чубась обожает младшего брата.

– Потому что я прирожденный биолог. У нас нет времени обучаться. Поэтому предки встроили знания прямо в нас. Мы получаем знания с рождения по направлениям. Это удобно. Нельзя убить всех носителей информации.

– Очень интересно, – нахмурился Илья и махнул рукой, приглашая всех за собой в зал. Пока все устраивались на креслах и розовых пуфиках, Илья задумчиво вышагивал по паркету. Потом застыл у двери, обводя собравшихся взглядом.

– Наша задача усложняется. Вы слышали слова Фипа. Думаю, вы понимаете, что есть разница меду нападением безмозглых существ, основная цель которых просто все сожрать, и прорывом монстров обладающих серьезными знаниями.

– Какая разница, – отмахнулся оборотень, – цель то их та же – все сожрать.

– Не скажи, – задумчиво сказал Наиль. – Если при этом они предсказывают лучше нас, биологически более выносливы, и… – он запнулся и побледнел.

– … и еще они сильнее физически, – закончил Егор.

Он с удовольствием плюхнулся в мягкое кресло ослепительно розового цвета. Сейчас он чувствовал себя гораздо лучше, хотя под левой лопаткой еще слегка покалывало. – Мы уже дрались с кромешницей из того мира, да Илья?

– Угу, – Илья задумчиво тер подбородок.

– И как вам удалось победить? – спросила Анна.

– Нам помогла птица Гамаюн, – пояснил ведьмак. – Ее незадолго до этого выковал знатный кузнец.

– Боюсь, у нас поблизости нет таких кузнецов, – вздохнула ведьма.

– Значит так, – подал голос Илья. – Анна, ты можешь предупредить всех своих о месте сбора за рекой. Осталось около часа – они успеют?

– Успеют. Небо свободно для полетов. Сейчас отправлю синиц, – ведьма встала.

– И сообщи о колдунах. Пусть избегают столкновения – нам дорог каждый воин.

Девушка кивнула и вышла из комнаты.

– Иван, – Илья пристально посмотрел на оборотня. – Ты ведь не просто так поехал с нами – тебе явно знакомы эти места.

Оборотень неопределенно пожал плечами и выдавил из себя: – Места знакомы. Но об озере я ничего не слышал, иначе бы сразу сказал, поверь.

– Верю, – кивнул человек, – но меня интересует другое – ты с оборотнями у реки договориться сможешь? Объяснить им, что мы не виноваты в смерти графа.

– Я не общался с ними лет сто. Но думаю, обязательно найдется кто-то, кто меня вспомнит. Сделаю все, что в моих силах, – без энтузиазма проворчал Иван.

– Шансы, что мы обойдемся без стычки с оборотнями? – Илья смотрел на предсказателя.

– Почти стопроцентные, – оторвался от тетрадки Наиль. – Кстати, теперь благодаря Фису я могу и Егора просчитать, – похвастался Предсказатель.

– Причем здесь Фис? – удивился Егор.

– Он гений! Он умница! – снова активизировался Фип на плече у Ильи.

– Мы уже поняли, что твой брат самый лучший, – парень улыбнулся и погладил довольного малыша.

– Егор, ты в состоянии с нами идти или тебе еще надо отлежаться?

– Я в порядке, – сказал ведьмак.

По непонятной причине ему не понравилось, что теперь предсказатель включает и его в расчеты. Он хотел уточнить, как именно Фис помог студенту, когда из прихожей раздался женский крик.

– Анна! – мужчины поспешили в прихожую.

Они на мгновенье замешкались у двери из зала и когда толпой вывалились в коридор, увидели ведьму, безжизненно висящую на руках у мужчины в длинном черном плаще.

– А ну немедленно отпусти ее! – выпалил первым Илья, собираясь натравить на незванного пришельца чубасей.

– Боюсь, это невозможно господа, – незнакомец, бережно держащий девушку, повернулся, – Анечка в обмороке.

– Серж, ты жив? – изумленно произнес Егор, глядя на восставшего из мертвых графа.

– Извини за небольшой спектакль, друг мой, но если бы ты потащил меня обратно в библиотеку, мы бы упустили драгоценное время. И потом там могли быть другие псы… Если позволите, я отнесу даму на кровать в спальню.

– Лучше в гостиную на диван, – предложил Илья, – вспоминая о море крови в комнате.

 Глава 11 
Застолье продолжалось вот уже несколько часов. И хотя еда давно закончилась, серебряные кромешники продолжали веселиться. Воины рассказывали смешные и поучительные истории. Кто-то даже вспомнил забавный случай из детства сына главы клана Эрса и тот больше всех смеялся над собой.

– Мы не утомили вас, Пресветлейшая? – глава Рэс в очередной раз наклонился к ведьме, – просто нам так редко выдаются минуты отдыха, что мы стараемся отдохнуть, как в последний раз.

– Совсем нет, – благосклонно сказала Стела. – Напротив, я рада, что увидела ваш клан с новой стороны. Но сейчас у меня появилось несколько просьб, – девушка придвинулась поближе и зашептала что-то в складки кромешника.

Глава мотнул мордой. Виднеющийся из под капюшона рот превратился в узкую щелку с острыми зубами.

– Вы уверены Пресветлейшая, что хотите этого? – зашипел он.

– Абсолютно, – невозмутимо ответила Стела.

Глава калана на мгновенье раздул сенсорные складки, но потом как гостеприимный хозяин снова повернулся к гостье.

– Все будет сделано. А пока могу рассказать еще одну забавную историю, которая случилась со мной не далее, чем на прошлой неделе. Когда я сидел у вас в замке, и мою шкуру штопали крюшы.

– Очень любопытно послушать, – заинтересованно сказала девушка.

Эрс, до этого хохотавший над шуткой Павла, неожиданно стал серьезным.

– Извини друг, – он хлопнул ведьмака крылом по плечу, – дела зовут. Побеседуем еще, если будем живы.

– Я с тобой, – Павел поднялся. Он тоже уловил телепатический приказ отца к сыну и не понял ровно ничего кроме неясного ощущения опасности.

– Буду рад помощи, – искренне сказал Эрс. – Нам в верхнюю часть замка.

Ведьмак и кромешник вышли из зала, сопровождаемые хохотом. Глава клана начал очередной смешной рассказ. Мужчины вошли в коридор, а потом в широкий колодец стрелой пронзающий замок. Крылатым созданиям не нужны были лестницы. Эрс взмыл вверх и Павел последовал за ним. Они вылетели на верхнюю башню замка. В зарождающемся рассвете открывался прекрасный вид на остров.

– Это то, что я думаю или от долгого пира у меня видения? – Эрс застыл, вглядываясь в поля перед замком.

– Тогда у нас коллективный глюк, – сказал Павел.

Мужчины восхищенно смотрели на ростки серебристого плюща, заполнившие все восстановленное Стелой пространство.

– Не думал, что у нее с собой столько семян, – ведьмак почесал подбородок. Даже для сорняка растение выросло слишком быстро. Очевидно, что это произошло не без усилий новоявленной «богини». С его точки зрения ведьма безрассудно тратила энергию. Интересно, что она задумала?

– Воины! Кто на дежурстве? Сюда! – скомандовал Эрс и немедленно отправил подлетевшего кромешника на разведку.

– Там плюща на год еды клану, – изумленно рассказал тот после облета. – И он продолжает расти.

– Немедленно доложи об этом отцу, – приказал Эрс и натянул капюшон. Зашевелившаяся шкура броней прикрыла его тело. Звякнули показавшиеся из крыльев когти.

– Что-то случилось? – Павел завертел головой, не понимая, откуда исходит опасность.

– За пеленой два отряда: темных кромешников и нежитей, – пояснил Эрс. – Отец приказал их встретить, – воин помолчал и добавил, – как дорогих гостей. Так что сначала поговорим с темными – им пелена не помеха. А нежитям придется подождать своей очереди.

– Что здесь нужно темным? – удивился Павел. В отличие от кромешника он знал, зачем или вернее за кем прилетели нежити. – Ведь темные сами вытеснили вас на этот остров.

– На запах жратвы притащились, – прорычал Эрс, взмывая в воздух.

Павел видел, как из десятков колодцев замка взмывают в воздух серебристые воины. В небе стало тесно от белесых тел и хлопающих крыльев.

– Не иначе как всех подняли, – решил ведьмак. – Теперь из-за этого плюща насмерть передерутся. И о чем думала Стела? – он задрал голову и, наконец, увидел то, что телепаты-кромешники почувствовали давно. Защитную пелену над озером прорвал громадный отряд темных кромешников. Павел ощутил холодок между лопатками. В приближающемся войске было, как минимум несколько тысяч воинов.

– Я с вами, – ведьмак взлетел, догоняя сына главы клана.

Эрс быстро набрал высоту. Он еще не видел Гиба – главу клана темных, но чувствовал, что тот разражен и настроен решительно. Неудивительно, ведь получалось, что Гиб по собственной воле отдал остров, где теперь было так много пищи.

Телепатические способности, бывшие у серебряных врожденными, не раз помогали им выигрывать сражения. Эрс надеялся, что и теперь прежняя тактика сработает. Вот только как совместить с этим приказ отца – пригласить Гиба и его ближайших советников на переговоры? В любом случае он будет драться за плантации еды до последнего.

Этот плющ поможет набрать силы его самке, ослабевшей от пятых родов и малышу, такому хилому, что крюши безразлично обходят его, не желая нести к остальным младенцам. Но теперь его сын выживет. Эрс прибавил скорость. Летящий рядом с ним десяток приближенных воинов с честью выдержал бешеный темп. Не отставал и пришлый друг Пресветлейшей.

– Хороший воин, – подумал Эрс, одновременно посылая приказы отрядам у замка.

Там серебристые занимали наиболее выгодные позиции, готовясь к затяжной обороне. Еще пара отрядов была отправлена в засаду в каменные пещеры неподалеку от замка. Остров под ними размерами уже напоминал листок плюща, когда Эрс увидел Гиба.

Глава темных был удивлен тем, что его громадное войско сразу за защитным облаком встречает только десятка воинов и ведьмак из другого мира.

– Слышал о твоем безрассудстве Эрс, – прорычал он. – Но не думал, что ты настолько стремишься к смерти.

– Я передаю тебе приглашение отца. Он ждет тебя и десяток советников в основном зале.

– Вы настолько слабы, что хотите переговоров? – хмыкнул Гиб. – А я не против. Я ценю жизни своих воинов. Но мое условие – немедленно вернуть мой остров.

– Этот остров был твоим, пока ты не отнял наш, – холодно прошипел Эрс.

Он уже получил сообщение о том, что к обороне все готово. И послал приказ, передающий в случае своей смерти командование Зэю. Этот молодой кромешник был не только силен, но блестяще проявил себя как организатор в нескольких боях. Вождь клана одобрил бы его кандидатуру. Но Эрсу почему-то никак не удавалось связаться с отцом.

– Споришь со мной? – Гиб выпустил когти из крыльев.

Десятка Эрса сгрудилась вокруг командира. Тем не менее, выглядела она довольно жалко на фоне сотен темных, спешивших к своему главе.

– Ребята, давайте жить дружно, – Павел ввинтился между раздраженными воинами. – Уважаемый Гиб, если помните, речь шла о приглашении.

– Мне сказали, что ты сдох, ведьмак. – бесцеремонно прорычал Гиб, тем не менее постепенно успокаиваясь.

– Меня не так легко убить, – спокойно ответил Павел, глядя прямо в складки на морде кромешника. Теперь он знал, где примерно находятся глаза этих тварей, как знал и то, как тяжело выдержать его прямой взгляд.

Ведьмак оказался прав. Гиб разражено тряхнул мордой, отворачиваясь.

– Я согласен на приглашение, – проворчал он. – Но никто не запретит мне взять с собой всех воинов, – он оттолкнул крылом ведьмака и ринулся вниз.

Темные советники заклекотали, передавая приказ хозяина. Черная армия начала спуск на остров.

Эрс напрягся. Он остался жив. Но к чему жизнь, если захватчики сейчас займут его дом?

– Погоди, – рука ведьмака, парящего рядом, легла на его крыло. – Умереть мы с тобой всегда успеем.

Эрс ничего не ответил, собирая складки на морде. Он уже отдавал приказы затаившимся внизу серебряным. Сам воин собирался напасть на Гиба, если конечно, удастся добраться до этого наглеца, прикрывающегося телами верных воинов. И в этот момент войско Гиба остановилось. Нет, темные кромешники по-прежнему бешено били крыльями, рассекая воздух. Вот только это нисколько не помогало им продвинуться вперед. Упругая невидимая преграда преграждала дорогу.

– Пресветлейшая богиня желает видеть только тебя и десяток советников, – Павел, словно из ниоткуда появившийся рядом с Гибом, нагло усмехался. В отличие от кромешников, ведьмак видел силовую сетку, только что поднявшуюся с острова. Впрочем, как и дыру, оставленную в ней для прохода.

– Богиня здесь? – сообщение о ней удивило Гиба еще больше чем внезапная невидимая преграда. – Так предсказание о ней не сказка?

– Неужели ты думаешь, что землетрясения на острове прекратились без вмешательства Сея-Сии, а плющ вырос сам собой? – подначил его Павел.

– Я хочу видеть богиню, – сказал Гиб.

– Тогда лети за мной. И учти, если ты захочешь провести больше чем десяток воинов, все лишние будут безжалостно разорваны в клочья невидимыми слугами Пресветлейшней.

Павел, не оборачиваясь, полетел вниз, в узкий прорыв. Он старался как можно четче формулировать мысли, чтобы Эрс, оставленный позади, следовал точно за ним, не врезаясь в невидимую преграду. Кажется, его мысли были услышаны. Потому что серебряный, выстроив воинов цепочкой, устремился следом.

– Пять советников и пять телохранителей за мной, – мрачно скомандовал Гиб, пристраиваясь в хвост колонны Эрса. Осторожность, с которой летел серебряный, убедила его больше слов ведьмака.

Гиб бесшумно шагал по коридорам еще недавно собственного замка. Увиденное снаружи окончательно убедило его в том, что Сея-сия вернулась: сбылось древнее предсказание! Но как он мог упустить момент ее возвращения? И почему Пресветлейшая, как назвал ее ведьмак, оказалась в этом замке? Ошибка, недостойная главы клана. Это у стен его новой крепости должен был серебриться живительный плющ. И именно ему, как самому сильному воину мира, должна была принадлежать эта самка.

Гиб собрался с мыслями и уверенно вошел в зал для приемов. Как и следовало ожидать, за главным столом сидел предводитель клана серебряных Рэс. Он что-то шептал на ухо ведьме из другого мира, которая сейчас совсем не выглядела как нежить.

– Пресветлейшая, – возвестил Эрс, выходя из-за спины Гиба, – я привел гостя, как ты и хотела.

Стела улыбнулась и приветливо помахала темному кромешнику рукой, приглашая его присоединится.

Глава темных подошел к столу. Пусть он и не распознал богиню сразу, отвергнув ее предложение о союзе, зато теперь он точно знал, что нужно делать.

– Я рад нашей встрече, – прорычал он и мощной лапой сдавил одну из складок на капюшоне. Шкура, служившая защитой, зашипела, медленно съеживаясь. Последним слез капюшон, освобождая волевое лицо молодого мужчины. Стройная фигура темного была обтянута одеждой из кожи морских животных. Это была вполне человеческая фигура. Широкоплечий Гиб наслаждался произведенным эффектом, хотя это превращение каждый раз сжигало массу ценной энергии. Но оно стоило достигнутой цели. Кромешник откинул прядь темных волос со лба и склонил голову в полу почтительном поклоне.

– Я рад приветствовать вас Пресветлейшая и простите мое невежество в прошлый раз.

– Ни хрена себе, – прошептал Павел. – Все еще хуже, чем я думал, – ведьмак попятился к выходу. Ведьма разберется с этим красавчиком сама. А ему надо действовать дальше.

Стела зачарованно смотрела на преобразившегося Гиба. Когда тот начал превращение, она ожидала увидеть что угодно: пергаментное лицо нежити, морщинистую внутреннюю кожную пленку, как у серебряных, но только не его.

– Егор, что ты тут делаешь? – растерянно произнесла она и посмотрела в такие знакомые насмешливые серые глаза.

– Егор? – по лицу кромешника пробежала тень – Вы забыли, Великолепная, меня зовут Гиб. Он протянул руку и дотронулся до запястья Стелы.

Если кромешник и хотел таким образом очаровать ее, то добился прямо противоположного эффекта. Наваждение исчезло. Стела нахмурилась. Этот парень был только похож на Егора, что давало пищу для раздумий. Но кромешник был старше и его руки были холодны как кожа змеи.

– Отойди от Пресветлейшей, урод! – возмутился глава клана серебряных, заметивший неудовольствие ведьмы. – Твои фокусы действуют только на неопытных самочек.

– Неизвестно, кто из нас урод, – не остался в долгу Гиб, невозмутимо усаживаясь рядом с девушкой. Пока ваши предки берегли черепки из прошлого, мои сохранили главное – свою сущность.

– И забыли про мозги, – рявкнул серебряный кромешник, занимающий место советника рядом с главой.

Обстановка накалялась и Стела уже собиралась вмешаться, когда у входа в зал как удар хлыста раздался крик:

– Убери лапы от моей самки!

Разгневанный Андрей, у которого на плечах буквально висел Павел, продирался к главному столу.

– Ты обещал быть благоразумным, – ведьмак саданул кулаком в спину нежити. – Где твой разум!

– Я рада видеть тебя любимый, – улыбающаяся Стела сама освободила руку от ледяной хватки Гиба.

Андрей застыл в паре шагов от стола. С большим трудом ему удалось взять себя в руки. Эта ведьма точно когда-нибудь сведет его с ума. Сейчас он вспомнил объяснения ведьмака встретившего его за отравленным защитным облаком. Итак, он женат не просто на ведьме, а на богине. Прекрасно! Она продемонстрировала силу, остановив землетрясения, вырастив горы плюща и заставив бестолку бить крыльями армию кромешников. Но, тем не менее, это была его самка по праву.

– Это моя жена! – Андрей продемонстрировал зеленый перстень ведьмы. – И я имею полное право…

– Право? – лицо Стелы стало непроницаемым, а в голосе послышались металлические нотки.

– Ну да, дорогая, – уже гораздо спокойнее сказал Андрей, – Право сидеть рядом с тобой. Двигайся Гиб. За этим столом тебе без шкуры не нужно так много места.

Гиб нахмурился, но встал, пересаживаясь в соседнее кресло. Как оказалось, без защиты он был не намного выше Андрея, и это стало еще одной причиной заставившей проявить благоразумие. Процесс обратного превращения занял бы время. И безумная нежить могла воспользоваться этим моментом, чтобы располосовать кромешника когтями. Но Гиб не мог оставить наглость безнаказанной. Поэтому наклонившись к вожаку нежитей, занявшему место рядом с богиней прошептал: – Она твоя только пока ты жив, а это продлится недолго.

Андрей повернулся, собираясь что-то ответить.

– Хватит! – голос Стелы заполнил все пространство зала.

Он был настолько звучным и всепроникающим, что чубасята за креслом ведьмы испуганно зажали уши.

– Не могу не согласиться. – Павел бесцеремонно взял кресло, стоявшее за одним из столов, и перенес его в центр зала, расположившись за спинами соперников.

– Сейчас не время для споров! Мы должны принять важное решение, – продолжала говорить ведьма. – Здесь находятся лучшие представители четырех кланов. И только собрав вместе информацию, принадлежащую каждому племени, мы выберем верный путь. И в конце этого пути нас ждут долгие годы жизни, стабильные земли и обильные урожаи.

– За этот путь стоит биться! – оживились воины за столами.

– Осмелюсь спросить, богиня, – раздался голос молодого темного кромешника у входа. – Я вижу только представителей трех крупных кланов: серых нежитей, серебряных и нашего. Где четвертый?

– Четвертый это мы, – седой чубась влез на спинку ведьминого кресла поддерживаемый Фином.

– Тебя еще не сожрала плесень, Старый Мор? – расхохотался кромешник, – Чубаси это пища, а не клан.

Смех воина повис в тишине зала.

– Угомони своего телохранителя, – рявкнул глава серебристых.

– Заткнись, – Гиб повернулся ко входу. – Мы выслушаем всех, кого пожелает богиня.

Молодой воин замолчал.

– Пресветая, говори, где нам добыть много еды, – подал голос кто-то из серебряных.

– Говори, где еда! – гул нарастал, вопрос интересовал и светлых, и темных, и вошедших вместе с Андреем пару десятков нежитей.

Стела вздохнула и закрыла глаза. Волна энергии накрыла зал, заставляя всех замолчать.

– Мы можем получить пищу двумя путями, – произнесла ведьма в звенящей тишине: возродить нашу землю или прорваться в другой мир. Оба пути имеют как положительные, так и отрицательные стороны. Именно потому я собрала этот совет. Мы должны сделать разумный выбор, дающий максимум еды при минимуме затрат энергии. Кроме того, наш выбор должен обеспечить долгую жизнь представителям всех родов, включая самок и беспомощных детей. Вы готовы слушать?

– Готовы! – крикнул первым Эрс. Он только что подошел после того как проверил все посты. Висевшие в небе темные кромешники пока не могли прорваться. Но кто знал, сколько продлится волшебство богини. Он всегда надеялся только на свой разум и силу.

– Мы готовы! – крикнул еще раз Эрс. – Еда и жизнь для всех, включая детей!

– Готовы! Готовы! – раздались редкие выкрики. Воины не спешили с принятием решения. Они привыкли отвечать за свои слова. Но Эрс задал верный тон. К его кличу постепенно присоединился весь зал без различия на кланы. Потому что это была цель понятная каждому.

За окном окончательно рассвело. Теплая компания из ведьмака, человека, Предсказателя и оборотня на кухне пила уже по пятой чашке чая.

– Такими темпами мы не успеем на встречу, – пробурчал Иван. – Давайте я вам хоть бутербродов сделаю.

На предложение радостно отозвались только два вечно голодных чубася. Все остальные уже наелись и крекеров, и бутербродов, и варенья.

– Им надо дать время выяснить отношения. – Илья со вздохом налил еще кипятка из чайника. – Предводители двух местных кланов должны быть заодно. Придется подождать, пока они договорятся.

Несмотря на плотно закрытую кухонную дверь, они слышали крики и шум, доносящиеся из гостиной. Неожиданно раздался жуткий грохот. Крики стихли.

– Они там поубивают друг друга, – Егор решительно встал и вышел их кухни.

– Я бы так не рисковал, – поежился Иван. – Так кому еще по бутербродику?

Егор осторожно приоткрыл дверь комнаты. В разгромленной гостиной он увидел почту буколическую картинку. На диване ведьма сидела на коленях у графа, и он дул на ее обожженную ладошку.

– Любовь моя, я сто раз говорил, что надо быть осторожнее с заклинанием молнии, – ворковал Серж.

– Откуда я знала, что оно отразится от люстры, – всхлипнул ведьма, положив голову на плечо вурдалаку.

– Так легче? – граф нежно поцеловал ладошку.

– Эй, друзья, – Егор постучал по косяку, шире приоткрывая дверь. – Если вы не забыли, нам надо идти спасать мир.

– Пусть сначала отдаст кольцо, – упрямо всхлипнула Анна. – И перестанет отшучиваться по этому поводу. Я серьезно говорю.

– Дорогая, я тоже абсолютно серьезен, – тяжело вздохнул Серж. – Потеряв твое кольцо, я погибну. Ты разорвешь сердце, которое бьется только для тебя.

– Ах, так! – рассерженная ведьма вскочила и уперла руки в бока. – Ты не уважаешь мое право выбора!

– Ну да, право выбора, – Серж тоже встал с дивана. – Как же, я должен уважать твое право – эту гарантированную возможность бросить меня в любой момент.

– Давайте успокоимся, – ведьмак встал между ними. – Серж, перстень был на второй цепочке?

– Да, – кивнул граф, – рядом с медальоном.

– Тогда я знаю, в чем дело, – вздохнул ведьмак. Без долгих предисловий он шагнул к графу и рванул ворот его рубашки. Пуговицы застучали по паркету, прыгая между осколками разбитой люстры. – Смотри, Анна. Он и правда не может отдать тебе перстень.

Девушка уставилась на цепочку, вросшую в грудь вурдалака. Удар собаки был настолько силен, что розовый шарм от него, пересекавший всю грудь, до сих пор был виден.

– Видишь дорогая, я говорил правду: перстень ты можешь получить только вместе с моим сердцем.

– На твоем месте Серж, я бы научился выражаться попроще, – хмыкнул Егор.

– Какой ужас, – голос Анны дрожал, – как ты выжил после такого удара!

– Только потому, что хотел еще раз увидеть твои глаза! – граф подошел к ведьме и обнял ее.

– Я не хотела забирать перстень! Лишь собиралась одеть его тебе на палец.

– Думаю, теперь он в самом надежном месте.

Егор закатил глаза и вздохнул:

– Мы выступаем через пять минут.

Ведьмак вышел из комнаты и отправился на кухню. На столе красовалась очередная гора бутербродов. Два урчащих чубася уплетали их за обе щеки. Предсказатель сидел, уткнувшись в тетрадку. Илья мрачно смотрел на Ивана, полезшего за новой порцией еды в холодильник.

– Они живы? – парень обернулся на звук распахнувшейся двери.

– Что им сделается, – махнул рукой Егор, усаживаясь на стул. – Милые бранятся, только тешатся. Но гостиную они разнесли вдребезги.

– Мой брат всегда отличался бурным темпераментом. Потому и стал главой рода, – хмыкнул Иван. Он нашел в холодильнике зелень, грибы и огурцы и теперь в его голове рождался очередной кулинарный шедевр. – Интересно, а где на кухне приправы? – он вытащил продукты на разделочный столик у плиты.

– Брат? – одновременно переспросили все присутствующие. И даже мышонок на коленях у предсказателя Наиля стал столбиком, вопросительно сложив лапки на пушистом животике.

– Ну, брат. Он младший, а я старший. – Иван, высыпал овощи в дуршлаг, готовясь их мыть. – Удрал я из дому в юности. Ну, какой из меня граф? Я поваром всегда хотел стать. Ясно?

Дверь на кухню снова распахнулась. Серж и Анна вихрем ворвались в небольшое помещение. Пара выглядела вполне счастливой.

– А вот и завтрак, – граф плотоядно уставился на бутерброды.

– Никакого завтрака, – ведьма посмотрела на Егора. – Мы ведь опаздываем, верно?

– Точно, пора идти, – сказал ведьмак.

Компания загремела стульями, выходя в прихожую.

– Не волнуйся братишка, – Иван уже в подъезде сунул пакет с бутербродами Сержу. – Я знаю, как после ранения есть охота.

– Премного благодарен, – Серж взял пакет. – Я рад твоему возвращению. Все будут рады. Ты ведь старший и полноправный наследник.

– Не надейся, – твердо сказал Иван, – Я здесь временно, по личной просьбе Марка. Потом в столицу рвану. Кафе я там открываю.

– Кафе? – Серж неодобрительно покачал головой, одновременно жуя бутерброд. – Это восхитительно! Какой необыкновенный вкус. Что положил?

– Специально для тебя к зелени добавил говядинки сырой, – хмыкнул Иван и хлопнул брата по плечу.

День клонился к закату, когда разношерстный отряд из ведьмаков и оборотней добрался до переправы у небольшой речушки. Собственно сама речка была довольно узкой. Но бурный поток так бешено плясал по камням, что ни одному здравомыслящему существу и в голову не пришло бы перебираться через нее вброд.

– Эй, братишка, нас что, не ждут?! – выступил вперед Иван. Он посмотрел на длинный паром, пришвартованный с другой стороны реки. Рядом не виднелось ни одной живой души.

– Может водяных попросить о помощи? – Егор погладил высохшие колючие водоросли на запястье.

– Никого ни о чем просить не надо, – к ним подошел граф.

Последние два часа он замыкал колонну, следя за тем, чтобы ведьмаки и ведьмы, не привыкшие к длительным пешим прогулкам, не отстали по дороге.

Серж подошел поближе к реке и, задрав голову, протяжно завыл, глядя в сереющее небо. Лес за рекой отозвался многоголосым хором. Там звучало чириканье птиц, кваканье лягушек, вой волков, рык медведей, крики лис и других животных.

– Ни фига себе, встречу подготовили? – удивился Иван. – Да судя по голосам там почти вся деревня. Они что с нами воевать собрались?

Граф нахмурился и недоуменно пожал плечами. У переправы показался здоровый волк. Зверь блеснул янтарными глазами, всматриваясь в пришельцев.

– Станислав, прекрати дурить, – разозлился Серж. – Мы с утра в пути и ты точно предупрежден о нашем появлении.

– Как скажете, – рыкнул волк, – ваша матушка будет рада встрече с вами.

– Совсем с ума сошел? – граф разозлился не на шутку. – Моя матушка умерла почти сто лет назад. Как ты посмел о ней вспомнить?

Волк заскулил и кувыркнулся назад, превращаясь в высокого худого парня лет восемнадцати. Одет парнишка был в простую домотканую рубаху и такие же полотняные штаны. Он выглядел как иллюстрацию к страницам учебника истории, где рассказывается о нелегкой крестьянской доле.

– Извините, ваше сиятельство, не признал, – оборотень поклонился и уперся руками в паром, заставляя его отодвинуться от берега.

– Слышь, брат, а что крепостное право в нашей деревне еще не отменили? – проворчал Иван.

– Очень смешно, – разозлился Серж, – попробуй сам быть демократом, когда под твоим началом тысяча волков, пятьсот медведей и остальных тварей по паре.

– Тут чужие приходили, потому и не признал, – продолжал оправдываться Станислав.

Паром повернулся, перегородив узкую речушку. Переправа была готова.

– Какие еще чужие? – граф подошел к парому, привязывая к столбикам на берегу.

– С виду ровно как вы. У реки Славка дежурил. Мы весточку то приняли и ждали прибытия вашего сиятельства. А только повели вы себя как-то странно. Вот Славка и засомневался.

– Насколько странно? – граф первым перешел на другой берег, проверяя прочность перевязи, и махнул отряду рукой, приглашая за собой.

– Так ить, – парень засмущался.

– Ты говорить толком будешь! – разозлился Серж.

– Вот я и говорю, – окончательно стушевался парнишка, – Вы что не по вашему, очень круты бываете. А тот граф сразу видно поддельный. Когда Славка с переправой замешкался и локоть зашиб, они и запричитал что-то глупое. Мол, не поцарапался ли ты голубчик. Надо быть осторожнее, дружок! Славка и засомневался сразу. Переправу на место вернул и про матушку вашу спросил. Тогда лже-граф попросил ей привет передать. Ну, тут он уж по тревоге всех и поднял, – парнишка замолчал.

– И что? Взяли его? Я каждое слово клещами из тебя тянуть буду? – выпалил граф.

– Ушли они, – покачал головой парень. – Зашли в лес и растворились там. Мы и следов не нашли.

Граф так стиснул зубы, что желваки заходили на скулах. Парень притих и вытянулся в струнку.

– Вы все верно сделали, – сказал Серж. – Молодец, что меня проверил.

Станислав вздохнул с облегчением.

– Эй, кто там еще в лесу? – крикнул граф. – У нас гости. Много гостей. Всех надо разместить на ночевку. Появляйтесь, но в человечьем обличье. Тут ведьмаки городские. Они к вашему виду не очень привыкли.

В лесу раздался шум, хлопки превращений и оттуда начали выходить мужчины и женщины. Иван с облегчением увидел, что часть из них носит вполне современную одежду. Хотя очень многие мужчины предпочитали те же рубахи и штаны из небеленого холста.

Серж, Иван, Илья, Егор и Анна остались у переправы, глядя на то, как подходящие оборотни разбирают по домам на ночлег ведьмаков и городских вурдалаков.

– Господи, а деточек к чему привели? – всхлипнула пожилая женщина в простом домашнем платье, перевязанном передником с вышитыми на нем красными петухами. Ей на ночлег досталась молодая ведьма с двумя мальчиками-близнецами.

– Мы не дети, а потомственные Защитники, – возмутился один из мальчишек. Второй тоже собрался что-то сказать.

– Петя и Федя, ведите себя разумно, – одернула мальчиков мама. – Они в самом деле уже не дети. Им по десять лет как исполнилось, – она доброжелательно улыбнулась женщине. Меня Виктория зовут, будем знакомы.

– Евдокия, я, – тетка неодобрительно покачала головой и повела троицу Защитников к себе.

Илья шел по широкой дороге. Деревня произвела на него неизгладимое впечатление. По договору он с друзьями, разумеется, должен был заночевать в доме графа. Как и полагалось, графское жилище располагалось в самом центре поселения. Трехэтажный каменный особняк высился над остальными постройками. Было очевидно, что ему уже не одна сотня лет. Впрочем, и остальные дома не выглядели по сравнению с ним убого. Деревянные или каменные, все они имели не менее двух этажей и много хозяйственных построек. В них мычали коровы и хрюкали свиньи. В загородках сотнями кудахтали куры и гоготали гуси. Ровно проложенные улицы были вымощены тщательно подогнанными булыжниками. За тротуарами пестрели цветами клумбы. Но, пожалуй, самым удивительным Илье показалось наличие спутниковых тарелок на домах.

– Он догнал Егора беседующего о чем-то с Сержем.

– Это телевидение? – уточнил парень, показывая на крыши.

– Ну да, – пожал плечами граф. – Двадцать первый век на дворе. Или вы думаете, как мой брат, что я держу оборотней в страхе и невежестве? У нас, кстати, кроме обычной, еще и музыкальная школа. А особо талантливые дети едут учиться в город, поступают в институты. Хотя, потом большинство из них возвращаются домой.

– Почему? – спросил Илья.

– Думаю потому, что многие люди с некоторым непониманием относятся к их неистребимой тяге к сырому мясу, – ответил за графа Егор.

– Я не смог бы выразиться более просто и понятно, – Серж поблагодарил ведьмака легким кивком. – Ну, вот мы и пришли.

Егор, Илья, Иван, Наиль, Анна и Серж поднялись по ступенькам и вошли через двери, услужливо распахнутые слугами. Они оказались в громадном зале. Паркетный пол отражал блеск десятков свечей в люстрах под потолком. Старые зеркала в тяжелых оправах подмигивали путниками серебром поверхностей. Мебель, обитая гобеленом, приглашала присесть у камина.

– Могу предложить вам на выбор несколько комнат для гостей, – граф указал в сторону широкой лестницы, устланной ковровой дорожкой. – Хочу сказать, что почти с каждой из комнат связана удивительная легенда. Вот, например спальня моей прабабушки Калерии Львовны…

– Серж хватит дурить, – прервал его Иван, – у нас есть два часа, чтобы помыться, поесть и вздремнуть немного. Выступать надо до рассвета. А у нас еще плана нет. Так?

– Тогда пошли спать, – Илья направился к лестнице.

– Может, сообщишь гостям, что в твоих спальнях нет ни ванны, ни туалета приличного, я уже не говорю о нормальном отоплении.

– Это наследие предков, – обиженно буркнул граф. – Двести лет назад никто не помышлял о таких изысках как горячая вода и канализация в доме.

– Кошмар! – возмутилась Анна, – Ты что, предлагаешь мне жизнь в этом фамильном склепе?

– Ну, разумеется, нет, – хохотнул Иван. – Сейчас наш хозяин прекратит выпендриваться и отведет нас в нормальный дом. Так?

Граф застыл, буравя недружелюбным взглядом кого-то за спиной у Ивана. Старший брат повернулся и увидел парочку растерянных слуг. Они смущенно топтались, жалея, что оказались свидетелями такого фамильярного обращения гостя к хозяину. Иван моментально оценил ситуацию.

– Прошу прощения, уважаемый граф, – он чуть ли не в пояс поклонился Сержу. – Никого не хотел обидеть. Язык мой враг мой.

– Впредь думайте с кем говорите, – надменно процедил граф. – А вы что стоите? Быстро на кухню. Ужин накроете в новом доме.

Слуги испарились из зала.

– Еще раз ты вздумаешь при всех надо мной шутить, – зловеще сказал Серж, придвигаясь к Ивану. – И я всем скажу, кто ты такой, – он наклонился к брату и зашептал, – Тогда тебе придется выполнить долг и остаться здесь. А кафе в столице открою я.

– Не губите, ваше сиятельство, – Иван картинно рухнул на пол и обнял графа за колени. – Все что угодно, только не это.

Дворецкий, притаившийся за дверью и подглядывавший в щелку, довольно хмыкнул и поспешил на кухню пересказывать остальным слугам увиденное.

– Да вставай уже. Ушел он, – устало сказал Серж.

– Обещай, что ты всегда будешь графом, – Иван и не думал подниматься с колен.

– Буду пока жив, – кивнул Серж.

– Мальчики, может хватит? – устало сказала Анна.

– Хватит, так хватит, – Иван подскочил с пола.

– Прошу господа, – граф провел всех через анфиладу комнат и, открыв дверь последней из них, вывел гостей на лужайку на заднем дворе. Там стоял небольшой одноэтажный домик, окруженный зарослями цветов.

– Только у меня всего две спальни. Так что придется потесниться. Я могу лечь в гостиной, – Серж уже поднимался по крылечку.

– Зато спорю, что там есть свет, горячая вода и нормальный туалет, – подытожил Иван и осекся\ под взглядом брата. – Что я сказал-то?

– Дамы первыми, – граф открыл дверь, улыбаясь Анне, и затем зашел сам.

Иван пропустил Егора, Наиля и Илью и, войдя последним, увидел довольно просторный зал. Хотя, конечно, он уступал размерами главной комнате особняка. Большой круглый стол посередине комнаты уже был уставлен едой.

– Когда они успели? Вот это дисциплинка, – проворчал Иван, уважительно глядя на брата.

Через два часа после ужина – успевшие отмыться и немного вздремнуть они сидели в том же зале за столом.

– Сразу хочу сообщить, что происходящее будут слышать все пятьсот пятьдесят ведьмаков пришедших с нами, – заявила Анна.

– Разумеется, это ведь общее дело, – согласился граф, – В моем случае все буду слышать двести десятников и Совет Матерей.

Илья поднял бровь, услышав странное название.

– Совет Матерей оборотней всегда принимает окончательное решение. Ведь даже у самого сильного воина есть дающая жизнь мать, – прошептал ему на ухо ведьмак. Егор встал и заговорил:

– Думаю, начать стоит мне, чтобы все поняли, о чем идет речь, – ведьмак еще раз пересказал всю историю, начиная с нападения в джунглях и ситуацией с домом Ильи. Когда он закончил, слово взяла Анна. Она сообщила о гибели брата, предположив, что сделать это могли только колдуны. Таким образом, кроме исполнителей желаний и других созданий, готовящих прорыв с изнанки мира, врага поддерживают колдуны с этой стороны.

– Полагаю, что именно они пытались прорваться в нашу деревню, приняв мое обличье, – граф встал и потер подбородок. – Прежде чем я продолжу, хочу, чтобы вы послушали моего разведчика. Он только что вернулся из леса.

В зал вошел ребенок лет десяти. Через плечо у него была перекинута черная школьная сумка. Егор напрягся. Непонятно почему, но лицо мальчишки было ему смутно знакомо.

– С каких это пор мы посылаем в разведку детей? – зарычал Иван.

– Я не ребенок, я Крысокот, – спокойно заявил парнишка и, подойдя к столу, занял место указанное графом.

– Это правда, он Крысокот, моя бабушка сверилась со старой рукописью, – мрачно сказал Серж.

– Это значит одно, – прошептала Анна. – Через пару дней будет серьезная битва.

– Битва, которую мы должны выиграть, иначе выживших не будет, – подтвердил граф.

За круглым столом повисла напряженная тишина. Все смотрели на мальчика, назвавшегося Крысокотом. Парнишка между тем придвинул тарелку и, выложив на нее пару отбивных с кровью, принялся уплетать мясо так, как будто не ел год.

– Ну, что? Все смирились с мыслью, что исход сражения зависит от мальчишки? – он отодвинул пустую тарелку.

– Мы тебя слушаем, – сказал граф.

– Я проследил за колдунами, что прикидывались графом и его друзьями, – довольно сказал мальчик.

– Но ведь дозорные не нашли следов сразу после их ухода, – засомневался Иван.

– А я нашел, – спокойно сказал Крысокот. – Где крысой, где лаской, где лисицей пробирался. Все время в разном обличье. Вот лешие меня и не заметили. Иначе бы точно прибили. Ведь это они за колдунами следы затерли. И сейчас приютили их в старой чащобе. Думаю, люди по ночному лесу не пойдут к озеру. Побоятся. Да и лешим они особенно не верят. Хоть те и спасли их от погони.

– Но зачем лешие перешли на их сторону? – удивилась Анна.

– Полагаю, я знаю ответ, – сказал граф. – Помнишь, пару лет назад здесь начались лесоразработки: кто-то там что-то купил. Люди ведь думают, что лес – это их собственность. Говорят, разработчики добрались до заповедной чащи.

– Погоди, – вмешалась Анна, – но мы обращались в региональную службу по охране лесов. Сделали все, что нужно. Выиграли суд и лес оставили в покое.

– Да, но пока мы собирали бумажки, успели вырубить часть старого леса. Задели и лешачью деревню.

Анна прикусила губу.

– Видимо тогда жители леса и решили помочь тем, кто выступил против людей, – закончил граф.

– Людей-колдунов около пяти сотен, – снова начал говорить Крысокот. – Выступают они на рассвете. Собрались из разных мест. Многие сильные колдуны. Я видел, как они руками молнии пускают. И летать некоторые из них умеют. Главный там старичок один весь в черном. Говорит ласково, а одного парнишку из своих убил.

– За что? – спросил Илья.

– Он захотел с девушкой домой вернуться. Сказал, что все понял и это не его война. Старичок его ласково в сторону отозвал и в речку скинул, сверху проклятьями затопив. А девушке сказал, что парень без нее ушел.

– Колдуны вечно друг друга убивают, – не удивился Егор. – Что еще полезного узнал?

– Не узнал, а принес. Но пообещайте вести себя спокойно.

Сидящие за столом переглянулись. Мальчик полез под стол, где лежала его школьная сумка. Он достал оттуда высеченную из черного базальта фигурку белки. Изящную статуэтку дополняли глаза из изумрудов.

Егор и граф вскочили, прекрасно понимая, кого именно принес Крысокот. Иван зарычал, не вставая из-за стола.

– Вероятность нападения ноль, – впервые за вечер подал голос Предсказатель, оторвавшийся от тетрадки с расчетами. – Так что все могут успокоиться.

Ведьмак и Серж сели за стол. Иван перестал рычать, не сводя взгляда с каменной зверюшки. Белочка зашевелилась и встала на задние лапки.

– Госпожа Сэ-няше рада, что ты жив, – повернулась она к Егору. – Она надеется, что ты не держишь на нее зла. Она давала слово не только тебе.

– Я понимаю, – кивнул Егор, – слово надо держать. Но ты пришла не просто извиниться.

– Госпожа Сэ-няше знает о сражении. Она думает о нем, но пока не приняла решения, – пропищал зверек. – Госпожа не будет препятствовать вашей погоне за колдунами. Сэ-няше обещает затормозить колдунов сразу перед болотом. Можете драться с ними там. Не зачем идти к Вонючему.

– Вы примете участие в битве? – уточнил граф.

– Это все, что я должна была сказать, – пискнула белка и блеснула зелеными глазками.

Зверек тревожно закрутил головой. Даже каменной белке было неуютно под перекрестными взглядами недружелюбных глаз.

– Вы можете спокойно покинуть нашу деревню, – граф показал на дверь, которую тут же распахнул слуга. – Мы ценим ваш приход и не воюем с послами.

Белка не заставила себя упрашивать. Раздался торопливый стук тяжелых лапок. Мгновенье и она исчезла из комнаты.

– Быстрый зверек, – сказала Анна.

– Это точно, – ведьмак посмотрел на графа.

– Я говорил с Сэ-няше, – снова вступил в разговор Крысокот. – Она обещала колдунам выставить тысячу воинов. Но после встречи с ведьмаком сомневается, стоит ли это делать.

– Тысячу? – граф заскрипел зубами, вспоминая драку с каменными псами.

– Она пытается отвлечь нас от озера, – сказал Егор. – Прорыв будет там. И пока по моим данным можно ожидать нападения пары сотен кромешников и трех сотен нежитей. Если кончено, не подоспеет помощь Марка, и мы не успеем закрыть проход до их прорыва.

– Я не могу связаться с Марком. Все время пытаюсь, но просто тьма какая-то, – сказала бледная Анна.

– Не переживай. Все местные ведьмаки оказались под колпаком у колдунов. Думаю ваши связи заблокровали заранее. Я уже передал Марку карту, – подбодрил девушку Егор. – Но прорваться ему сюда со спецназом с учетом того, что творят лешие и Сэ-няше будет непросто. Так что нам придется разделиться на два отряда.

– Почему бы ему не бросить сюда всех ваших боевых ведьмаков? – разозлился граф.

– И развязать практически открытую войну с людьми? – покачала головой Анна. – Ты же понимаешь, что быстрая переброска сил не останется незамеченной. В лесу пятьсот колдунов. А сколько их обеспечивают операции поддержку в городе… в регионе… И потом? Кто из вас может быть уверен в том, что прорыв не произойдет в другом месте, если все силы будут стянуты только здесь?

– Эти колдуны. Они что, совсем безмозглые? – вспыльчивый граф саданул кулаком по столу – Они что, не знают, для кого гостеприимно открывают двери своего мира?

– Успокойтесь, ваше сиятельство, – вступил в разговор Илья. – Они не безмозглые, просто упертые. Большинство из них искренне верит в то, что защищает землю. Лично с ними общался. Знаю, что говорю.

– Итак, я предлагаю, разделится на две группы, – подвел черту Егор. – Илья, я и Иван пойдем к озеру, чтоб скоординировать приход Марка. Идем мы небольшой группой. Думаю, так нам удастся пробраться мимо слуг Сэ-няше.

– Возражаю, – снова заговорил Предсказатель. – С вами должен идти я. Так здесь просчитано, – в доказательство он потряс тетрадкой.

– Да кто против, – вздохнул Иван, окидывая взглядом хлипкую фигуру студента. Он уже понимал, что всю дорогу его придется тащить на себе.

– Ведьмаки будут останавливать войско колдунов у болота, – сказала Анна – пятьсот на пятьсот – мы справимся. Но что если в бой вступит Сэ-няше?

– Пока мы можем выставить две тысячи воинов, – граф повернулся к двери, ожидая чьего-то появления.

Слуга в расшитой золотом ливрее снова распахнул дверь. В нее спокойным шагом вошла та самая Евдокия, что принимала на постой ведьму с близнецами.

– Совет Матерей решил, что биться будут все, кроме деток. Ты уж не обессудь, – женщина строго посмотрела на Анну, – но и ваших деток до четырнадцати лет мы тоже в бой не пустим. Негоже породу свою под корень изводить.

– Я все равно буду драться! – мальчик Крысокот вскочил из-за стола.

– Ты Крысокот будешь, – согласилась Евдокия, – но под моим личным присмотром.

– У нас тогда остается четыреста ведьмаков и ведьм, – поджала губы Анна.

– Зато у нас почти семь тысяч бойцов, – сказал граф. – Если что, то и войско Сэ-няше задавим.

– Веди нас, граф. Землю нашу не отдадим. Род должен выжить, – сказала Евдокия и вышла из комнаты.

– За столом повисла тягостная тишина.

– Идите, попрощайтесь с детьми, – граф посмотрел на слуг. – Выступаем через час.

Те не заставили повторять приказ дважды.

– Знаешь, Аннушка, – граф придвинулся ближе к ведьме, – я всегда мечтал о большой семье. Куча детишек – это здорово.

– А, по-моему, вполне достаточно одного ребенка, – вздохнула ведьма и положила голову на плечо Сержу.

– Хотите, я вам что-нибудь сногсшибательное приготовлю? – предложил Иван.

– За час успеешь? – хмыкнул Илья.

– Мы хотим! Мы хотим! – чубаси до этого мирно дремавшие в углу под присмотром коловертышей моментально проснулись и оказались на столе.

– Нельзя выпрашивать еду, – наставительно сказал Чистюля появившийся рядом. Он взял малышей за шиворот, собираясь отнести их обратно в угол.

– Но мой животик хочет кушать, – жалобно заплакал математик Фис. Из мультяшных глазок выкатилось две крупные слезинки.

– Пусть едят. Они еще маленькие, – Ноя шикнула на Чистюлю, заставляя положить малышей у тарелки. Их слезы моментально высохли, пушистые детки вцепились в еду с жадным урчаньем.

– Рад, что вы о них уже заботитесь, – сказал ведьмак.

– Дети в бой не идут, я слышала общее решение. Чубасята останутся с моим братом, – Ноя пристально посмотрела на Илью.

– Мудрое решение, – кивнул парень.

– Мы с Чистюлей вас прикроем, – мурлыкнула Ноя и растворилась в воздухе.

– Может и правда поесть? – задумчиво сказал Егор, придвигая закуски. – Все-таки сорок минут еще до выхода. А то я после драки всегда жутко голодный.

– Мне что-то кусок в горло не лезет, – выдавил Илья.

– Это нервы, – ведьмак вцепился зубами в кусок мяса, – обычное дело перед боем.

– Наверное, есть ведьмачье средство от нервов, – спросил Илья, глядя на меланхолично жующего приятеля.

– Еда, – Егор пододвинул другу тарелку.

 Глава 12 
Стела тратила и тратила энергию. Со стороны казалось, что девушка просто непринужденно беседует, предлагая высказаться по очереди всем руководителям кланов. Но только Павел видел, каких усилий стоит ей удержать от схватки заклятых соперников.

Грамотно выстроенный ведьмой разговор позволил находящимся в зале лучше узнать друг друга. Как и следовало ожидать, серебряные рассказали о титанических усилиях по сохранению и изучению предметов, относящихся к истории рода, и даже разоткровенничались по поводу телепатических способностей. Надменный Гиб оказался не только сильным воином, но и на удивление умным парнем. В клане темных кромешников именно знать являлась хранителями знаний. Так что будущему вождю пришлось буквально зубрить наизусть составы витаминных добавок для подкормки малышей, химию образования защитного капюшона и массу других полезных сведений. Знал он и устройство оставленных предками механизмов. Как понял Павел, эти машины были почти аналогичны тем, что находились в подвалах у серебряных. Только темные не хотели так кардинально меняться, как светлые кромешники. Они старались не просто приспособится к изменяющимся условиям планеты, но и сохранить первоначальный облик.

Нежити оказались самыми необразованными. Их не интересовала история рода как серебряных или сохранение внешнего вида, как темных. Но они отличались жадной склонностью к собирательству всего, что имело в их глазах хоть какую-то ценность. Это относилось не только к старым фолиантам, оставшимся с прежних зажиточных времен, но и любым артефактам, найденным на разрушенных островах или похищенным у тех же чубасей. Если артефакты помогали добыть еду или энергию их использовали. Те, которым не могли найти применения, бережно складывали в тайниках и благополучно о них забывали. Не удивительно, что именно этот клан давал приют существам, случайно проваливающимся в это измерение. Нежити бережно относились и к людям, считая, что свежая кровь полезна для продолжения рода. Тем не менее, попавшие сюда пришельцы хоть и пользовались в клане равными правами и даже создавали семьи, как дед Андрея, но оказывались из-за особенностей планеты навсегда заточенными в подземельях замка. Вообще, к любым созданиям из других миров в клане было почти трепетное отношение. Они никогда не трогали пришельцев, считая тех чем-то вроде благословения древних богов. Павел с удивлением узнал, что у Андрея в детстве жила настоящая живая собака. А библиотека нежитей, описанная парнем, была так хороша, что глава клана серебряных не удержался и попросил разрешения на нее взглянуть. Теперь ведьмак понимал, почему Стеле понравился именно Андрей. Нежити не зацикливались на достигнутом и были открыты для всего нового.

– Сейчас я хочу, чтобы мы с почтением выслушали старейшину чубасей, уважаемого Мора, – сказала Стела.

Она внимательно оглядела присутствующих, готовясь подавить возможные насмешки. Но воины и старейшины кланов, оглушенные обилием свалившейся информации, были на редкость спокойны.

Старый Мор снова забрался не спинку кресла Стелы и аккуратно сложил за спиной зеленые от старости уши.

– Я не буду тратить много времени на слова, – скрипучий голос старика, казалось, врезался не только в уши, но и в мысли. – Скажу одно, сегодня мы выслушали многих и убедились, что после ужасной катастрофы постигшей наш мир, каждая из живущих здесь рас или, как мы говорим сейчас, кланов пыталась выжить самостоятельно, сохраняя наиболее ценное с их точки зрения. Чубаси предпочли уйти под землю. Сначала мы полностью изменили внешность, сделав ее максимально удобной для новой жизни. А потом, осознав, что теперь детей некогда учить и нам не удастся сохранить все присущие прежнему миру знания, изменили сами основные кирпичики, из которых состоит наше тело. Мы вложили в них всю собранную славными предками информацию. Наши дети, с рождения уже обладают необходимыми знаниями по нужному направлению: математика, биология, астрономия, физика…

– Вы заложили знания в геном?! – не удержался от восхищенного возгласа Павел.

– Вы не могли бы говорить понятнее, уважаемые? – перебил его Гиб. – Сначала Старый Мор сыпет непонятными словами, утверждая, что мое целое тело состоит из каких-то кирпичиков. А теперь ведьмак переходит на свой колдовской язык. Это как минимум неуважение.

Павел пожал плечами, не зная, что ответить.

– Ты прав, Гиб, – вежливо кивнул Мор. – Мне не следовало говорить так заумно, приношу извинения.

– Принято, – довольно сказал кромешник. – И все же не могу понять, зачем Пресветлейшая заставила тебя выслушать. Полезный сведений я не получил.

– Если вы позволите мне кое-что вам показать, вы убедитесь, что я не трачу ваше время зря, – хмыкнул Мор.

– Да показывай уже, – заворчал кто-то из старейшин серебряных.

– Надеюсь, это не очередной черепок, – усмехнулся Гиб.

Было очевидно, что воины в зале устали от длительного разговора.

– Помните, я делаю это с вашего согласия, – церемонно поклонился Мор.

Гиб хотел фыркнуть еще что-то язвительное и тут яркая вспышка разорвалась у него в голове. Вожак клана оказался в другом мире. Ох, неспроста кромешник подозревал Мора в сговоре с ведьмаком, потому что сейчас он смотрел на свои руки, держащие непонятный блестящий кусок металла и понимал, что оказался в чужом теле. Он находился в незнакомом большом и просторном замке, и вокруг сновали существа чем-то напоминавшие чубасей, только без крыльев и их обычного мехового покрова.

– Я стал одним из этих уродцев! – волна отчаяния затопила Гиба гордившегося своим телом и древним происхождением. Но уже спустя миг его эмоции были вытеснены волной чужих чувств. Эта волна затопила сознание лишая воли. Теперь он полностью погрузился в другую действительность.

Стела обвела взглядом зал. Застывшие воины четырех кланов смотрели перед собой немигающими взглядами. Вот кто-то вскрикнул в дальнем углу. Молодой темный страж кромешников, стоящий у входа сложился пополам от рыданий. Даже Павел, сидящий неподалеку, вцепился бледными пальцами в металлический подлокотник кресла, переживая как свои чужие видения.

– Не волнуйся, с ними все будет в порядке, – зашептал Фин на ухо ведьме.

Он покосился на Мора. Старик в этот момент производил пугающее впечатление. Он завис в воздухе над креслом Стелы и что-то бормотал под нос так же как и все, глядя перед собой неподвижным взором безумца.

– Я не переживаю, – ответила девушка.

И это было стопроцентной неправдой. Она прекрасно помнила, какое впечатление на нее саму произвели «видения» старика, являющиеся, по сути, сборником записей воспоминаний тех, кто пережил великую катастрофу. Нельзя было без дрожи вспоминать события предшествовавшие разрушению мира. А следовавшие затем воспоминания очевидцев событий, наблюдавших за разваливающимися материками и крушением тогдашней цивилизации, просто били наотмашь.

Стела вздохнула вместе со всеми. Кажется, самая тяжелая часть воспоминаний закончилась. Теперь воины видят, как чубаси приспособились к новой жизни и наладили передачу знаний. Возможно, уровня знаний вояк хватит для того, чтобы если не понять саму технику, то хотя бы принять ее смысл.

– Нет, не надо! – снова крикнул молодой кромешник у стены.

Стела вздрогнула.

– Ничего, – фыркнул Фин, прекрасно зная заключительную часть воспоминаний, – Пусть знают, что чувствуют наши дети, на которых они охотятся ради развлечения.

– Это все, – снова раздался скрипучий голос Мора.

Воины зашевелились, выходя из транса.

– А теперь слушайте меня, – Стела встала и посмотрела на каждого из присутствующих. – Думайте! Думайте, по какому пути мы пойдем. Сейчас вы видели воспоминания тех, кто пытался прорваться в чужой мир. Не знаю, чего им не хватало. Но своими действиями они почти уничтожили эту планету, нашу планету, – поправил она себя. – Мы тоже можем попробовать проникнуть в соседнее измерение. Но никто не знает, что нас там ждет. А наш мир мы разрушим окончательно. И некуда будет возвращаться. Второй путь – возрождать нашу землю. Я гарантирую, что уже через период мы остановим землетрясения на островах. Через пять периодов, простой пищи будет достаточно для всех кланов. Я могу рассказать вам, что будет через десять и двадцать периодов. Но сначала мы должны принять главное решение: идем в другой мир или восстанавливаем свой.

В зале стояло тягостное молчание. Первым его нарушил глава клана темных кромешников.

– Я думаю, всем нам нужно время на раздумье. Слишком много новых сведений.

– Достопочтимый Гиб, уважаемый Андрей и вы Мор, – церемонно кивнул вожак серебряных Рэс, – мы приглашаем всех остаться переночевать в замке и гарантируем гостям полную безопасность. Утром жду всех в этом же зале. Гостям покажут их комнаты.

Стела нахмурилась, собираясь возразить, но подошедший к ней Павел предусмотрительно склонился перед ведьмой, изображая крайнее почтение.

– Не дави на этих парней, – прошептал он. – Слишком много новых знаний для большинства из них, – и добавил в полный голос. – Разрешите мне проводить вас, госпожа?

Продолжая хмуриться, девушка встала. Глава клана серебряных тревожно раздул складки на морде, глядя за тем как вслед за ней поднимаются с кресел Гиб и Андрей.

– Пресветлейшая, я предлагаю вам свои покои, – мягко сказал Рэс.

Ведьмак и глазом не успел моргнуть, как группа воинов, повинуясь мысленному приказу вожака, оттеснила его и двух соперников от Стелы. За спиной у серебряного открылась потайная дверь, и через пару мгновений ведьма с охраной исчезла из зала.

– Грамотно работают, – хмыкнул Павел.

Он посмотрел на раздосадованного Гиба и закипающего от гнева Андрея. Но глава клана темных быстро взял себя в руки. Он невозмутимо последовал с собственной охраной за кем-то из серебряных, предложивших показать комнату отдыха. А вот парень-нежить даже не пытался казаться спокойным. Он ринулся к потайному ходу, явно пытаясь совершить какую-то глупость.

– А я думал, что хладнокровие ваша природная черта, – тихо сказал Павел, подошедший поближе.

Андрей злобно зашипел и повернулся к ведьмаку. Сейчас от человека в нем ничего не осталось. Бледное безносое лицо нежити ощерилось рядом мелких острых зубов. Павел вздохнул. Новоявленный муж Стелы отличался бурным темпераментом. Ведьмак помнил, каких усилий стоило успокоить его на подлете к замку серебряных и вот теперь снова придется проявлять искусство дипломата.

– Если ты успокоишься, обещаю, что увидишь Стелу через полчаса, – тихо, но внятно сказал он.

– Что такое полчаса? – снова зашипел Андрей.

– Тьфу на тебя, корсиканец хренов! Хочешь разрушить все, что создала Стела буйным проявлением чувств? Так вот, как бы она тебя не любила, это не помешает мне припечатать тебя заклинанием, от которого оправишься лишь к утру. Понял? – Павел угрожающе поднял руку, формируя в ней сверкающий сгусток энергии.

Андрей застыл. Пергаментная пленка нежити сползла с его лица.

– Думаешь, она меня любит? – сумрачно спросил он. – Тогда почему так поступила?

– Точно любит, – вздохнул Павел.

– Знаешь, на твоем месте я бы опустил руку, – Андрей посветлел лицом и даже попытался улыбнуться, глядя куда-то за спину Павла, – нельзя безнаказанно угрожать сыну главы одного из самых могущественных кланов.

– Рад, что ты уже шутишь, – хмыкнул ведьмак, он прекрасно ощущал за спиной десяток нежитей, кинувшихся на защиту господина и только ждущих от него приказа. – Обещай, что не будешь устраивать сумасшедших сцен.

– Клянусь, – добродушно сказал Андрей. – Оставьте нас! – приказал он охране.

Павел опустил руку. Ему не нужно было оглядываться, чтобы убедиться в том, что теперь они в зале одни.

– И все-таки полчаса – это сколько? – ненавязчиво уточнил Андрей. – Я готов ждать хоть пять периодов, только бы остаться с ней наедине.

– Так долго не придется, – вздохнул Павел, он про себя отвечал уже на десятое обращение Стелы, спрашивавшей, почему они так долго идут. – Запутался я в ваших периодах, полупериодах и прочей дребедени. Скажу проще: иди за мной и сейчас увидишь ведьму.

– Боюсь, ты преувеличиваешь свои способности, – нахмурился Андрей, – Замок серебряных наполнен древними секретами. Чужаки не смогут двигаться по нему свободно. Тем более что глава клана отдал Стеле собственные покои.

– Угу, – не споря, кивнул Павел, и подошел к стене. Он ощупал ее, и камни с легким скрежетом поддались назад, открывая проход в туннель. – Пошли, пылкий влюбленный, – ведьмак первым шагнул в проход.

– Знаешь, а ты опасный гость, – сказал Андрей, следуя за ним.

Эрс обходил замок с Гибом, пожелавшим посмотреть, как устроились здесь серебряные. Главе клана темных кромешников сегодня не спалось. И гостеприимные хозяева не отказали ему в удовольствии погулять по родовому гнезду. Хотя, по мнению Эрса, выдавать собственные секреты потенциальным врагам было верхом безрассудства.

– А вы сделали неплохую перепланировку, – сказал Гиб, словно отвечая на опасения молодого воина. – Как вам удалось так быстро перестроить коридоры?

– Камни стали более легкими, – безмятежно ответил Эрс и с удовольствием увидел тень беспокойства на лице у Гиба, – но вам не стоит волноваться. С тех пор как прилетела богиня, они обрели прежний вес.

– А там раньше были мои покои, – вожак темных снова излучал холодную уверенность.

– Да это самое тихое место в замке. Там сейчас расположилась Пресветлая.

– Серьезно? – Гиб постарался изобразить удивление, но по дрогнувшему голосу Эрс понял, что именно эти комнаты были целью внезапной «экскурсии». – Как ты полагаешь, не будет ли слишком невежливо заглянуть сейчас к богине? Думаю, после сегодняшнего бурного обсуждения не только мне и тебе не спится.

– Думаю, не стоит это делать, – Эрс перегородил дорогу парню.

– Она не одна? – нахмурился Гиб.

– Пресветлейшая уже спит и видит во сне того, кто будет с ней всегда. Хотя, на мой взгляд, это не лучший выбор, – серебряный кромешник сумрачно посмотрел на темного.

– А я думаю, не лучший выбор копаться в голове у Пресветлой, – довольно усмехнулся Гиб. – Может, покажешь мне работу ваших крюшей?

– Прошу, – Эрс повел крылом в сторону бокового ответвления коридора. И мужчины продолжили ночную экскурсию.

Стела прислушалась к удаляющимся шагам. Эрс великолепно выполнил ее приказ. Теперь остается надеяться, что рыбка клюнет не наживку.

– Тебе пора, любимый, – он приподнялась с ложа, которое по меркам кромешников было роскошным.

Устланное блестящими шкурами морских обитателей оно было скользким и прохладным, но зато блестящим и говорящим о достатке его владельца. Ведь у него нашлось время на свободную морскую охоту! Этими же шкурами были драпированы стены овальной комнаты. В дальнем ее конце стояло ложе поменьше. Видимо там ночевала охрана или сын кромешника.

– Почему ты выгоняешь меня? – вздохнул Андрей. – Снова собираешься предать?

– Разве мы не помирились? – вздохнула Стела.

– Извини, конечно, помирились, но… – Андрей слез с ложа, нащупывая на полу, наспех сброшенную одежду.

– Вот и славно, – девушка соскользнула с блестящих покрывал и встала, закутываясь в одно из них, сейчас она была особенно прекрасна. Легкая, воздушная, окруженная светлым сиянием.

– Вот и славно, – повторила она. – Перстень у тебя и пока я его не забрала – я твоя.

– Не нравится мне слово «пока», – снова заворчал Андрей, но во время спохватился. – Я знаю, что ты беспокоишься из-за Гиба. Но поверь, я сильнее его.

– Я знаю, – сказала Стела, – но сейчас не время для глупой драки. Мы должны выжить и спасти наш мир.

– Согласен, – Андрей оделся и подошел к девушке. – До встречи утром, любимая.

– Я уже скучаю, – она нежно его поцеловала и проводила к выходу. Потом подошла к ложу поменьше и, откинув несколько покрывал, вытащила планшетник. Его темный экран давно требовал зарядки. Но ведьма, не обращая на это внимания, уставилась в серую поверхность.

– Знаешь, мне больше нравилось как раньше, в старые времена, – раздался голос Павла. – Согласись, забавные были заговоры: свет мой зеркальце скажи, да всю правду расскажи…

– Зеркало в этом мире не сработает.

– Ага, а разрядившийся комп сработает, – подначил ее Павел.

– Разумеется, ты не представляешь, какие порой полезные вещи придумывают люди, сами не догадываясь об этом. Погоди-ка, – Стела подняла руку, не давая вырваться следующей язвительно реплике ведьмака. Экран засветился, и на нем показалось лицо Егора.

– Привет подруга, – ведьмак выглядел утомленным. За его спиной маячил стол и спящий у тарелки с закусками Илья.

– Ты где? – он прищурился, вглядываясь в Стелу. – У тебя все в порядке?

– Все замечательно, давай не тратить время зря. Ты добрался до деревни вурдалаков?

– Да, – кивнул Егор. – А ты, как вижу, у серебряных. Эти твари тебя не обижают?

– Они не твари, а милые и гостеприимные, – почти обиделась Стела.

– Тебе виднее, – недоверчиво вздохнул Егор. – Слушай, нам с утра через болото идти. К сроку будем на месте. Сколько их будет?

– Пока по-прежнему: у границы миров сотня нежитей и около двухсот кромешников.

– Многовато, учитывая их силу, но граф обещал поставить под ружье несколько тысяч воинов. А еще я связался с Марком. Будет не только спецназ. Подтягиваются многие боевые ведьмаки. Но из-за безумных колдунов помощь запаздывает.

– Егорушка, если мне не удастся их остановить, во вторжении будет участвовать гораздо больше воинов.

– Насколько больше? – сухо уточнил ведьмак.

– Если пойдут все – это почти шесть тысяч темных кромешников и десять тысяч нежитей. Светлые кромешники в любом случае против вторжения. Но и этого хватит… – девушка замолчала.

– Мы все равно будем драться до конца, – пожал плечами Егор.

– Я постараюсь убедить их. Верь мне, – она положила руку на экран.

– Я верю тебе, девочка моя. – Егор положил руку с другой стороны. – Если твой жених тебя обидит, скажи слово, и я ему голову откручу.

– Ты неисправим, – Стела рассмеялась, но быстро стала серьезной. – У меня еще одно важное сообщение. Но я хочу, чтобы ты взглянул на него сам.

– Стела, у меня не так много времени, – попытался возразить Егор.

У входа в покои послышался шорох. Павел мгновенно спрятался за занавески и для верности провел рукой по затылку, становясь невидимым. Стела приложила палец к губам и отошла от планшетника, повернув его так, чтобы обзор комнаты был максимальным.

– Я знал что ты не спишь, Пресветлейшая, – на пороге комнаты стоял Гиб.

– Я только что проснулась, – Стела поправила покрывало соскользнувшее с ее плеча, – и тут услышала чьи-то шаги.

– И что снилось великолепной Сея-сии? – Гиб грациозно двинулся вперед, быстро сокращая между ними расстояние.

– Пока рано об этом говорить, – Стела изящно ушла от сближения.

– А когда мы поговорим об этом? – Гиб, предпочитавший нападать, снова сократил расстояние.

В этот раз ведьма не стала отступать. Они застыли в самом конце комнаты у небольшого ложа. Гиб ощутил смутное беспокойство, увидев на серебряных покрывалась непонятный светящийся предмет правильной геометрической формы.

– Механизм из твоего мира? – уточнил он, собираясь рассмотреть вещь поближе. Пара шагов и Гиб уставился в экран, увидев там собственное лицо.

– Отражатель, – разочарованно сказал он, откладывая планшетник. – Объясни, почему самочек так беспокоит собственная внешность. Все мои жены просто помешаны на этих штучках.

– Жены? – Стела прикусила губу и тут же улыбнулась.

– Ни одна из них не стоит тебя, – опытный ловелас мгновенно уловил ее настроение.

– Гиб, я тебе уже говорила, что ты чем-то похож на моего старого знакомого. Скажи у тебя нет родственников в другом измерении? Может кто-то из кромешников туда попал и…

– Где-то в других мирах пропал мой отец, но он мертв. А другие совпадения исключены. – Гиб надменно поджал губы. – Это случайное сходство, уверен, что твой знакомый не был так хорош как я. Мы бережем свою кровь. Думаешь, я не понял, о чем говорил старик Мор про кирпичики, из которых состоит наше тело? Но я никому не раскрыл секрет нашего клана. Сто знатных родов темных кромешников с помощью древней магии тоже решили сохранить первоначальный облик прародителей. И я выгляжу так же как мой далекий предок до катастрофы. Такая же мощь в мышцах, Гиб продемонстрировал накачанные плечи, такой же гениальный ум. Все мальчики в роду сохраняют облик предков.

– И сколько у тебя братьев-близнецов? – спросила ошарашенная Стела.

– К счастью, ни одного. Иначе борьба за власть была бы неизбежной. Как я уже сказал, мой отец удачно рано погиб в каком-то другом мире. Из близкой родни жив только дядя. Но он гораздо старше меня, слабее, а потому явно не похож. Но, дорогая, я ценю, насколько ты искусно увела разговор от главной волнующей тебя темы.

– От какой? – вполне искренне удивилась Стела.

– От моих жен. Так вот даю слово, что Пресветлейшей не стоит беспокоиться. Перед нашей свадьбой, я разведусь со всеми.

– Как мило, – хмыкнула Стела.

– Я могу быть очень милым, – Гиб хищно схватил ее руку и прижал к губам. Предательское покрывало снова поползло с обнаженного плеча девушки.

– Богиня, настоящая богиня, – жарко зашептал он.

– Нам не стоит торопиться, – Стела мягко, но настойчиво освободила руку от ледяной ладони парня. – Разумно решать дела по порядку. Прежде всего, мы должны позаботиться о сохранности этого мира.

– Вы правы, госпожа Пресветлая, – кромешник отстранился, переходя на официальный тон. – Сначала мы должны обеспечить спокойную жизнь нашему будущему многочисленному потомству.

– Вот именно, – кивнула Стела. – Я очень люблю детей и всегда считала, что они достойны лучшей жизни, чем родители.

– Полностью согласен, – Гиб расцвел такой очаровательной улыбкой, что ведьма невольно подалась вперед, попав под ее обаяние. – До встречи на утреннем совете. Кромешник развернулся и без лишних слов вышел из покоев.

– Стела ты в порядке? – из ступора девушку вывел знакомый голос Егора.

– Да, все нормально, – она склонилась нал планшетником. – Ты все видел? Он твоя копия. И еще видимо его дядя…

– Не заморачивайся. Спасибо за информацию. Я сам с этим разберусь.

– Хорошо.

– Стела, – в голосе ведьмака звучала тревога, – держись подальше от этого клонированного надутого индюка. У него явно не все дома. Он никого кроме себя не слышит.

– Не беспокойся. Со мной рядом Павел, – девушка показала на ведьмака, выходящего из-за занавесок.

– Привет, – произнес Егор, – рад, что ты по-прежнему жив.

– Спасибо за дочь и сына. Стела передавала, что ты о них позаботился.

– Ведьмак ведьмака видит издалека, – подытожил Егор. – Не подпускай к ней близко этого маньяка. Мне чертовски не нравится его улыбка.

– Не переживай, – кивнул Павел.

– Я сразу сообщу о решении совета. До связи Егорушка, – сказала ведьма и экран погас.

Она устало опустилась на ложе, кутаясь в противное скользкое покрывало. Ей вдруг отчаянно захотелось в свой замок, где в спальне ждали обычные подушки и мягкие простыни контрабандой переправленные с земли.

– Девочка, ты играешь с огнем. Андрей… Гиб… – Павел подошел поближе, – По крайней мере, с покрывалом ты явно переборщила.

– Я не девочка! Я ведьма и нежить! А еще я – Защитница этого мира! – отчеканила Стела. Она отпустила скользкое покрывало, и оно, струясь, сползло на каменный пол. Сразу за обнаженными плечами броней вздыбилась плотная кожа нежити, покрытая мелкими шипами. – Не стоит думать, что я не знаю, что делаю. Просто у меня есть цель – мой мир должен жить.

– Мой мир тоже должен жить. Поэтому я с тобой, – согласился Павел.

Осеннее солнце еще только протирало ладошками сонные глазки, когда деревня оборотней опустела. Оставленная без присмотра скотина мычала и блеяла. Но некому было подоить коров и насыпать корма курам. Полторы сотни женщин-волчиц собрали детей и сонных перевезли в убежище в каменоломни за деревней. На вопрос Ильи, не окажутся ли малыши в горах автоматически заложниками Каменной бабы, граф произнес только одно слово: – Договор. Остальных оборотней летающие ведьмаки начали перетаскивать к болоту. Они должны были опередить колдунов. И напрасно деревья махали сучьями, пытаясь затормозить ночные полеты. Воздух никогда не был стихией леших. К тому же Анна строго запретила ведьмакам отвечать на возможные атаки. А потому, уклоняясь от летевших в них обломанных веток, мха и земли ведьмаки лишь отплевывались и отругивались.

– Они ведь расскажут колдунам о переброске нашего войска, – Илья, мешком висящий в воздухе, чувствовал себя щенком, которого заботливая псина переносит в новую нору.

– Война началась и это уже не секрет, – ответил Егор. – Мы все равно будем первыми, – ведьмак сделал резкий пируэт, уходя от метко брошенного пенька.

Еще один сук взвился в воздух, больно стукнув по ноге не столь ловкого ведьмака летящего рядом. Тот застонал от боли, не выпустив, однако, из рук волка и выпалил, глядя в темный лес: – Мы друзья, чтоб вас… Вас обманули, кретины.

Следующий обрубок со свистом пронесся мимо ругающегося.

– Летим быстрее, – крикнула Анна, – нам за час надо несколько ходок сделать, чтобы все войско перетащить.

Ответом не ее слова из проносящегося под ними леса стал залп из подручных метательных средств. В стае ведьмаков послышалось рычание раненных оборотней и крики подбитых ведьмаков. К счастью, благодаря поддержке друзей никто из них не упал вниз.

– Почему вы не наколдуете какую-нибудь защиту? Силовое поле что ли? – морщась, выпалил Илья, которому в ходе последней атаки снизу прилично расцарапало ногу.

– Боевиков про бэтмена обсмотрелся? – подначил друга Егор. – Наша защита для леших ничто. Они же одни из нас. Все секреты ведают. А вот правду, во что их втравили не знают, – ведьмак замолчал на мгновенье и приказал, – держись крепче, друг. Сейчас будем спускаться.

– Совсем офигел? Зачем это? – Илья испугался всерьез, но тут же крепче вцепился в веревку, которой Егор для надежности его перепоясал.

– Правду говорить будем, – прошептал Егор, вспоминая, как исполнители желаний прокрадывались в его мысли. Способностью к обучению ведьмака сначала поражалась бабушка, насильно усадившая его за ведовские книги, потом Валери, оставивший парню на сохранение заветные рукописи. Да и Марк, его командир, не раз говорил, что Егор как перевертыш, мгновенно учится приемам противника.

Ведьмак сосредоточился, пробираясь в мысли леших внизу. Он знал и любил лесных жителей, не раз гостил у них, будучи у бабки. А потому понимал – для таких существ главную ценность представляют растения: от мала до велика. Он уже несся над самыми вершинами деревьев, сроднившись с лешими, чувствуя их безмерную всепоглощающую любовь ко всему живому. И тогда он показал им, что произойдет в случае прорыва кромешников и нежитей из другого измерения.

Вот к радости леших цивилизация людей уничтожена. Мощные отряды тварей все прибывают и прибывают. Давно повержены и ведьмаки, и колдуны. Людей загоняют как зверей в пещеры и там охотятся на них. Для кромешников охота это не просто развлечение. Это поиск энергии. Люди же – почти бездонный ее источник. Но людей становится все меньше и меньше, а расплодившихся монстров все больше. И тогда безостановочно плодящиеся пришельцы начинают поедать все. Все, включая леса…

Егор несся над деревьями на бреющем полете, показывая лешим картинки того, чужого мира. Мира, куда ему позволила заглянуть Стела. Мира, который твари уже практически высосали. Мира, где из всех растений остался один серебристый лишайник, прячущийся в укромных местах от ненасытных монстров. Жуткий вой понесся над лесом. Ведьмак завис в воздухе, ощущая физическую боль, которую испытывали лешие от показанных им картин. И так больно им было, что у парня перехватило дыхание.

– Егор, какого черта мы висим! – Илья дернул за веревку, – мы сейчас просто идеальная мишень.

Ведьмак ничего не ответил другу. Он медленно, осторожно отпустил мысли плачущих от горя леших и крикнул:

– Вы этого хотите?

Голос его понесся над лесом, отражаясь от розовеющих предрассветных облаков.

– Вы хотите этого? – крикнул он снова.

Лес затих, раздумывая над вопросом. Анна подлетела к Егору. Волченок-подранок в ее руках жалобно поскуливал.

– Что ты сделал? Почему они прекратили атаковать? – спросила она.

Но ведьмак не успел ответить. Деревья зашевелились и впереди в сотне метров от них стал подниматься громадный леший, сотканный из сучьев, веток и переплетений узловатых корней.

– С ним нам не справиться, – крикнула Анна. – Все не пролетим. Перегруппировка! – скомандовала она, и группа боевых ведьмаков перегрузила оборотней на товарищей. Теперь пять десятков воинов были готовы к прорыву.

– Погодите, – поднял руку Егор. – Он сейчас говорить будет.

– Откуда ты знаешь? – недоверчиво нахмурилась Анна.

– Я чую, – просто ответил Егор.

Шелест листьев пронесся по лесу.

Громадный лешак полностью поднялся и поднес гигантскую лапу ко рту. Он откашлялся и провел узловатой ладонью по лицу, открывая затянутые мхом синие, как озера, глаза.

– Ты правду нам показал? – голос лешего бурей понесся на Егора.

Ведьмаки вздрогнули от натиска ветра, но только плотнее сомкнули ряды.

– Слово даю, – крикнул ведьмак. – Иначе сгореть мне на этом месте.

– Ничего себе клятва, – поежилась Анна.

– Ты говоришь правду, а колдуны обманули! – взвился леший. Разозленный лес застучал сучьями так громко, что у ведьмаков по коже пошли мурашки. – Деток моих скормить тварям захотели! А я их сам к болоту, на собственных лапах перенес! – завыл он. – Летите, остановите их. Передайте остальным оборотням – проход через лес свободен. А уж я с детками, кого из колдунов догоню – из чащи не выпущу, – леший зеленым кустом осел в чащу.

– А знаешь, друг, – Илья икнул, – я вот подумал, что не такая уж плохая у меня была жизнь. Ну, подумаешь весь в кредитах, в заботах. И совещания производственные пусть скучные, зато безопасные.

– Они нас опередили, – разозлилась Анна, – колдуны уже у болота.

– Предупрежден – наполовину спасен, – сказал Егор. – И потом, Каменная Баба Сэ-няше их дальше болота все равно не пустит. Для нее колдуны разменная монета. Крючок для того, чтобы нас остановить.

– Лети к графу, – приказала Анна ближайшему ведьмаку. Предупреди, что остальные оборотни могут идти через лес, но колдуны уже у болота. Ведьмак кивнул и полетел обратно к деревне.

Серж несся через лес, вновь ставший дружелюбным. Его войско: медведи, волки, куницы, лисы, еноты и прочая живность спешило следом, едва приминая желтую осеннюю траву. Оборотни почти не оставляли следов. А те, что оставались, благожелательный лес тут же маскировал упавшими с деревьев багряными листьями, осенней паутиной и росой. Оборотни неслись, что есть сил. Неудивительно, что уже через несколько часов они добрались до полян отделявших чащобы от болота. Эти поляны, покрытые пожухлыми в это время года травами, выглядели пустынно. Казалось, тут нет никого, кроме нескольких чахлых березок решивших водить хоровод в глухом месте.

Граф не бегу перекувыркнулся через голову, превращаясь из мощного зверя в человека. Он остановился на опушке и, прихватив с собой десяток слуг, вышел на открытую местность.

– Анна, любимая, – крикнул граф, – Где ты?

– Я здесь, – от березок отделилась стройная фигурка. Девушка, покачиваясь, пошла в сторону мужчины. – Помоги, – всхлипнула она.

Граф принюхался. Тонкое обоняние сказало ему больше, чем вид зачарованной поляны, но он сделал шаг к любимой.

– Помоги, – девушка без сил опустилась на траву.

– Уже иду, – Серж ускорил шаг. Его эскорт из десятка слуг настороженно оглядывался по сторонам. Оборотни слышали и чуяли окружающий мир, но шли за графом, не смея ослушаться приказа.

– Что с тобой дорогая? – граф подошел к девушке, помогая подняться. Как и следовало ожидать, он увидел абсолютно чужую женщину. Слишком много макияжа темных тонов старили еще юное лицо, делая его зловещим.

– Ну, и кто ты? – спросил он, не удивляясь произошедшему преображению.

– Твоя смерть! – девица выхватила кинжал и кинулась на Сержа.

Бросок был отработанным, а движения колдуньи быстрыми и выверенными. Но оборотень успел уклониться, отделавшись лишь царапиной на руке. Подскочившие слуги быстро обезоружили колдунью.

– Скажи, чем я тебя обидел? – грустно спросил граф. – Что я сделал тебе плохого?

– Анна отняла у меня Антошу, приворожила, к себе вернула, а я отниму у нее тебя, – выпалила колдунья.

– Ну, личные счеты. Это понятно, – граф поднес к лицу расцарапанное запястье и как кот слизнул кровь с руки. – Но истина заключается в том, что твоего Антошу на самом деле отнял ваш предводитель. Он убил его вчера. В реке утопил.

– Это ложь, – колдунья вздрогнула как от удара хлыста. Она огляделась, словно ища поддержку.

– Мой друг ведьмак заморозил время. Ненадолго. Так что у нас есть несколько секунд для разговора, – пояснил граф. – Я хочу сказать одно – Анна считает, что ты можешь повлиять на колдунов. Тоня, останови их. Вас обманули. Мы не хотим войны.

– Ты исчадье ада, – с ненавистью сказала колдунья. – И потом, ты уже покойник, – она посмотрела на царапину на его запястье.

– О да, – граф скривил губы, – очаровательная дама достала меня оружием. Дайте-ка подумаю, – он наморщил лоб. – Неужели кинжал был серебряным?

Тоня озадаченно кивнула.

– Увы, – граф продемонстрировал девушке запястье с затянувшейся царапиной. – В распространении мифа о серебре принимали непосредственное участие сами волкодлаки. Уж очень люди достали нас охотой. А так стрельнет какой-нибудь идиот пулей серебряной и идет спать домой спокойно – он ведь монстра убил. А волкодлак ругнется, пулю выгрызет и тоже домой к детям. Все довольны. Никакого смертоубийства. Vous me comprenez? Вы понимаете? Послушайте, по словам Анны, вы очень разумная девушка. Отзовите колдунов.

– Во-первых, я вам не верю, – угрюмо сказал колдунья. – Во-вторых, уже слишком поздно.

– Я два раза предлагал вам мир. Делаю это в третий раз, – стараясь сдержать гнев, сказал граф.

Тоня пожала плечами. Высокий звук оборванной струны пронесся над поляной.

– Время вышло, – прорычал граф, кувыркнувшись назад.

Перед девушкой стоял лев необычного черного окраса. Только грива его золотилась в лучах появившегося из-за кромки леса солнца. Слуги последовали примеру хозяина. Пара медведей и восемь волков окружили главного оборотня. Колдунья всхлипнула и беспомощно прижала руки к груди. Она впервые в жизни оказалась так близко к диким зверям. Или это все-таки были люди? Высокий звук повторился вновь. Мир вокруг приобрел четкость, как редкая картинка в книге, с которой убрали защитную кальку.

Поле, казавшееся безлюдным, ожило. Колдуны заманившие, как им казалось жертву в ловушку, снимая маски невидимости, появлялись прямо из пожухлой травы.

– А мы уж думали, что потеряли тебя, милая, – старичок в черном показался возле чахлых березок. – Чудно ты главаря заманила. Ты у нас лучшая лицедейка. Не оценил тебя Антошка. За то и помер, дурачок.

При упоминании имени любимого, девушка вздрогнула, как от удара.

– Они, наверное, время оставили в пространстве рядом с ней, – крикнул парень лет двадцати, выскочивший из травы неподалеку от охраны графа.

– Умные все такие стали, – прорычал Серж.

Парнишка в страхе отпрыгнул от говорящего льва.

– Всех убить! – приказал добродушный старичок. Несколько десятков колдунов приготовились исполнить приказ. Безоружные животные казались легкой добычей.

– Антошка мертв? – прошептала колдунья и, подхватив отброшенный в траву кинжал, попятилась от назревающей драки в сторону старичка в черном.

Ведьмаки, спрятавшиеся в ветвях много летних дубов на окраине поляны, следили за назревающей дракой.

– Началось, – прошептала Анна, – глядя, как колдуны молниями пытаются достать неожиданно быстрых и ловких животных. Казалось оборотням негде развернуться на оставленном им свободном пятачке. Но пока ни одно из десятков заклинаний не достигло цели.

– Эй, убить их! – снова заорал злобный старик черном, глядя на ловко уходящих от магических ударов оборотней. Еще несколько десятков колдунов, сняв защиту невидимости, бросились на подмогу собратьям.

– Первая десятка, – скомандовала Анна. И десяток ведьмаков и ведьм слетел с деревьев, пикируя на показавшихся колдунов.

– Анна, нам пора, – к девушке наклонился Егор.

– Имей терпение, – спокойно ответила ведьма, – Помни, они могут тебя заметить. Колдуны должны быть заняты битвой. Все заняты.

Старик, ругаясь, запустил в бой еще несколько десятков человек.

– Оборотни, два десятка волков, вперед, – скомандовала ведьма.

Волки воя выбежали из леса, спеша на помощь хозяину.

– Почему нам сразу не задавить их числом? – проворчал Илья. Ему было очевидно, что ведьмаки и оборотни сильнее колдунов. А Анна с его точки зрения неоправданно экономила силы.

Ведьма ничего не ответила, всматриваясь в поле боя.

– Там, – Егор ощутимо толкнул Илью в бок, показывая на марево у чахлых березок.

– И что? – не понял друг.

– Леший перебросил их раньше. У них было время сделать переход. Граф не просто так к нему подобрался поближе. Его надо закрыть.

– Черт это тот самый переход, который мы должны уничтожить, – расстроился Илья.

– Нет, это портал в другой город или место, откуда идет подмога, – сухо сказала ведьма. – Мы пока не знаем, сколько их успело прийти сюда и сколько еще может появиться.

Мужичок в черном у березы продолжал судорожно выкрикивать грозные проклятия, заглушаемые шумом боя. Он совсем не обращал внимания на худеньку колдунью с кинжалом, уже подобравшуюся к нему вплотную.

– Много уже привели, – процедил Егор, видя, как несколько сотен колдунов вырастают из травы, окружая дерущихся ведьмаков и оборотней.

– Сотня наших, две сотни волков, – скомандовала Анна и повернулась к Егору. – Удачи тебе, ведьмак.

– И тебе, ведьма, – кивнул парень и взмыл в воздух, стараясь оставаться в тени веток деревьев. Рядом с ним завис Предсказатель, в руках у которого болталось горилообразное существо.

– А кто-то думал, что ему всю дорогу меня тащить придется, – шепнул Наиль на ухо Ивану.

– Смотри не упусти, – рыкнул оборотень, чувствуя себя без опоры крайне неуютно.

– Я вас прикрою, – сказал ведьма. – Быстро над полем и сразу ныряйте в болото.

– Я сам сделаю защиту, – поморщился Егор.

– Береги силы, они тебе еще понадобятся, – тоном, не терпящим возражений, сказала Анна. Она сложила ладони лодочкой и произнесла:

– От проклятий и заклятий,

от темных глаз

и чар на час,

от слов недобрых,

от мороков злобных, – девушка дунула, серебристый дымок окутал четверку. – Летите!

Воины взвились вверх и понеслись над сражением к спасительному болоту. Анна проводила их взглядом и шепнула: – А теперь твой выход – Крысокот. Сумеешь подобраться к переходу?

– Не только подберусь, но и закрою, – пискнула ласка, вылезая из передника ведьмы. Зверек бесстрашно прыгнул вниз, на лету превратившись в воробья. Серая птичка долетела до поля боя и уже мышкой приземлилась в пожухлую траву.

 Глава 13 
Когда утром Стела и Павел вошли в зал советов, там уже вовсю шла трапеза. Впервые в этом замке не экономили еду. Плантации плюща у его стен росли как на дрожжах, и слуги расстарались, соорудив из одного растения с десяток изысканных по местным меркам блюд.

– Это просто восхитительно, – не скрывая восторга, произнес Гиб, отправляя в рот очередной кусок зеленоватого студня.

– Ага, а сделано все по древним рецептам, которые вы посчитали хламом, – не упустил случая подначить гостя вожак серебряных Рэс.

– Всем доброго утра! – вошедшая Стела кивнула собравшимся и, заняв место за главным столом, вежливо отщипнула кусочек от блюда из плюща. Хотя с большим бы удовольствием ведьма выпила кофе с яблочным пирогом.

– Приветствую вас, Пресветлая, – приподнялся с места Андрей.

– И я приветствую и надеюсь, что вам снились вещие сны! – хитро подмигнул вожак темных кромешников.

– Познакомите меня с вашим соседом, Гиб? – Стела снова отщипнула кусочек студня, отмечая, что он был сладковатым и вполне съедобным. Ей, привыкшей к громоздкой внешности кромешников, было удивительно видеть еще одного человека в компании.

– А это Брю, мои мозги и правая рука, – безмятежно махнул рукой вожак темных. – Брю происходит из рода равного мне, он отличный советник, но слабак. Поэтому ему никогда не быть вожаком клана!

Расположившийся рядом с Гибом парень никак не походил на слабака. Скорее он напоминал викинга с гривой светлых волос, небрежно заплетенных в длинную косу, лежащую на правом плече.

– Слабак? – невольно вырвалось у Стелы.

– Да, Пресветлая, – тот, кого назвали Брю, оторвался от еды и посмотрел на девушку темно-серыми глазами. Добродушная улыбка скользнула по его лицу. – Эта кличка прилепилась ко мне после того как я отказался убить своего брата близнеца. Вы же знаете, в роду должен остаться только самый сильный наследник и исход решает битва. Но мой брат родился с больными ногами. У него итак не было шансов меня победить.

– Вы не знаете самого забавного, – хохотнул Гиб. Кромешник расправился с первой порцией еды и бесцеремонно взял еще одну. – Теперь Брю содержит не только хилого брата, но и его семью.

– Я хороший охотник, мне не в тягость, – широкоплечий блондин одним махом осушил кубок. – Но мы ведь собрались здесь не для того, чтобы выслушивать семейные истории, а для принятия решения, – он пристально посмотрел на увлеченного едой Гиба.

– Точно, – кивнул тот и с сожалением отодвинул тарелку. – И сразу хочу сказать, что мы, обсудив ситуацию в клане, решили не рвать ткань мира. Мы верим, что Пресветлая восстановит нашу землю в оговоренные сроки.

– Мы присоединяемся к этому решению, – громко сказал Андрей. – В отличие от Гиба, парень почти не притронулся к еде. Ему очень не нравилось веселое настроение соперника.

– На том и порешили, – сказал Брю-слабак. – Я так понимаю, что чубаси изначально приняли строну богини, как и многоуважаемый Рэс глава серебряных. Так что нам осталось сделать самую малость… – он сделал паузу, глядя на Стелу.

– Вернуть войска готовые к прорыву, – закончила за него ведьма.

– Я делал расчеты места и времени прорыва, – Брю-слабак откинул за плечи косу и, раздвинув посуду, раскатал на столе карту, нарисованную на холсте, вытканном из волокон дорогого съедобного плюща, – Сейчас Ави, первый советник Гиба и по совместительству его дядя, с войском из ста кромешников и двухсот нежитей-союзников находится у места перехода. Вот здесь. Это самое нестабильное место в нашем мире. Поэтому воины почти все время живут на острове, ограничивая время полетов. В урочное время переход откроется на тысячную долю периода. Этого будет достаточно для того, чтобы перебросить первую группу захвата. Около тысячи наших воинов и две тысячи нежитей. Дальше, я делал расчеты по времени прибытия остальных сил. Проход по моим подсчетам с затуханиями будет открываться еще сто раз, и каждый их них мы могли бы перебрасывать дополнительные силы. Но… – блондин запнулся, – в расчетах я не учитывал сведений, которыми обладают чубаси. Сегодня ночью Почтенный Мор передал мне кое-какие древние свитки. Данные в них говорят, что если в первом переходе будет участвовать хотя бы сотня кромешников, за счет их энергии дыра в пространстве разрастется настолько, что время вокруг станет неуправляемым. Тогда через пару периодов наш мир погибнет.

– Мы должны остановить их, – Андрей решительно поднялся из-за стола. – Мой отец меня послушает. Во всем виноват безумный Ави. Он так здорово рассказывал про соседний мир, что мы все повелись…

– Мой дядя Ави, сам видел этот мир вместе с отцом. Так что он не врал, – проворчал Гиб и тяжело вздохнул, нащупывая у себя на шее уплотнение. Он надавил на него, и, как по мановению волшебной палочки, лоснящаяся черная кожа кромешника стала покрывать тело. – Думаю, что остановить его смогу только я. Воины подчинятся моему приказу.

– Я с тобой, – Брю-слабак тоже встал – Поверьте, мне жаль, что я делал эти расчеты. Я не думал, что все так обернется, – он потянулся к шее.

– Погоди, – вмешался в разговор Павел, – а если какой-то части тварей, тьфу, ваших воинов все-таки удастся прорваться – катастрофа неминуема?

– Из того что я знаю, несколько десятков воинов – это не смертельно. Но больше… – Брю вздохнул, надавливая на шею. Шкура с легким шипением стала окутывать сильное тело.

– Это хренову дыру надо залатать. Я лечу с вами, – ведьмак решительно встал.

– Я смогу залатать ее лучше, – сказала Стела.

– Дело богини возрождать этот мир, а дело мужчин – защищать его, – покачал головой ведьмак. – Если мир лишится тебя, здесь все умрут от голода.

– Я не сказал бы лучше, – из-за стола встал Эрс. – Отец, я буду сопровождать ведьмака из другого мира. Тому, кто может уничтожить проход, нужна защита.

– Конечно, сынок. И возьми с собой сотню, – согласился глава клана серебряных.

– Удачи вам всем и будьте осторожны, – дрожащими губами сказала Стела.

– Пресветлой не стоит беспокоиться, – хохотнул Гиб, уже завершивший преображение. – Я вернусь, чтобы умереть от любви у ваших ног, – он тряхнул складками на морде и направился к выходу из зала. Брю пошел за ним.

– Не знаю, как ты ко мне относишься, но я тебя точно люблю. И я рад, что перстень у меня, – сумрачно сказал Андрей и, не дав ведьме ответить, почти бегом бросился из зала.

– Не переживай, девочка, я присмотрю за твоим корсиканцем, – усмехнулся Павел, глядя, как глаза ведьмы наполняются слезами. – Займись пока делом. Спаси для начала этот остров. Когда работаешь, время летит незаметно.

– Береги себя, – прошептала ведьма.

– Лучше пожелай мне скорой встречи с любимой, – улыбнулся Павел и пошел к выходу.

– Был рад нашей встрече, – сказал Стеле Эрс и поспешил за ведьмаком.

Прошло несколько тягостных минут. Чубаси озабоченно завозились за креслом, не решаясь потревожить мрачную Сея-сию.

– Разрешите мне разделить вашу грусть, – серебристый кромешник положил неожиданно теплую руку на запястье девушки. – Даже для Пресветлейшей такая глубокая печаль – это слишком большой груз.

Стела подняла на старика заплаканные глаза.

– Он ведь вернется? – спросила она.

– Андрей или Гиб? – уточнил кромешник. – Я старый воин и знаю, что возвращаются из боя только те, кого по-настоящему любят и ждут.

– Тогда он точно вернется, – ведьма улыбнулась сквозь слезы и вытерла ладонью мокрое лицо. – Нам надо осмотреть остров до следующего землетрясения. Я рассчитываю вылечить вашу землю за четверть периода.

– Тогда разрешите проводить вас к выходу из замка, Пресветлая Сея-сия. – церемонно сказал старик, пряча руку в складках шкуры.

Кромешники черной тучей приблизились к небольшому островку в бушующем желтом океане. Гиб приказал следовать за собой всему войску и отговаривать его было бессмысленно. Он решил принести богине победу любой ценой. И вот он долгожданный остров.

Сказать, что планета сбесилась в этом месте, было бы очень мягким определением происходящего. Мелкие брызги висели в воздухе над островком, почти пряча его от посторонних глаз. Несчастные морские обитатели, случайно заплывшие в эти воды, безжалостно выбрасывались безумными силовыми линиями на землю, барахтались в воздухе, разрывались не мелкие кусочки. Брю-слабак не зря так тщательно рассчитывал периоды возможного подлета к безумному кусочку суши. Вся эта свистопляска утихомиривалась лишь на определенные короткие промежутки. И только его искусство математика помогло такой большой армии без потерь приземлиться на долгожданный берег.

– Мы не опоздали? – встревоженные Гиб ощупывал сенсорами безлюдную поверхность острова.

– Они в пещере, по расчетам это самое безопасное место, – Брю пошел вперед по подрагивающей земле. – До перехода осталась сотая часть периода. Так что время есть, но поторопиться следует.

– Где эта пещера? – Гиб нетерпеливо расправил крылья.

– Нельзя летать, – покачал головой Брю. – Скоро землетрясение.

Словно отвечая на его слова, земля под ногами покачнулась.

– Все от берега! – зазвучал мощный голос Брю, но его перекрыл шум дробящихся скал.

– Все от края! – Гиб бесстрашно взлетел над просевшей под ним землей и завис над кромкой воды.

Воины бросились прочь от берега. Большинство и них сделали это во время. Те, кто не успел, свалились в бушующее море с отколовшимся громадным куском скалы. Нежити из отряда Андрея пытались взлететь, но не успевали сделать и пару взмахов крыльями, как взбесившиеся силовые линии рассекали их пополам, отрубали крылья и головы. Более тяжелые кромешники, успевшие лишь расправить крылья, видя печальную участь нежитей не решались лететь, отчаянно барахтаясь в воде. Но эта странная вода не держала их тела. Взвесь из мелких брызг проваливалась под взмахом крыльев, как приветливая трясина, только глубже увлекая отчаянно бьющихся за жизнь существ.

Гиб, пытавшийся вытащить из воды воинов, тоже оказался затянут в смертельный ядовито-желтый омут.

– Вот дебил! – выругался Павел. – С гибелью Гиба их шансы вернуть из пещер домой войско кромешников, готовившееся к прорыву, становились нереальными.

– Я помогу! – Андрей побежал по дрожащей земле к обрубленному землетрясением берегу. Он мгновенно оценил расстояние до беспомощно барахтающегося Гиба и решил рискнуть. И делать это надо было немедленно. Большинство кромешников уже исчезли в пучине. И только невероятно сильный вождь клана, распластавший мощные крылья по воде, еще каким-то чудом держался на поверхности. Земля почти перестала дрожать. Тряска сходила на нет.

– Еще один дебил! – Павел видел пару силовых линий прямо над кромешником. Они напоминали обезумевшие высоковольтные кабели, танцующие в воздухе причудливый смертельный танец. Ведьмак прекрасно понимал, что кроме него никто их не замечает. Он без разбега ввинтился в воздух, легко догнал Андрея и сделал это как раз вовремя, чтобы ударить его по крыльям, попадающего в зону действия одного из огненных «кабелей».

Андрей выругался и, сложив крылья, кувыркнулся в воздухе. Ему удалось расправить их уже над поверхностью. Парень схватил за капюшон и потащил их воды почти утонувшего Гиба.

– Пригнись! – крикнул Павел.

Андрей машинально втянул голову в плечи, и силовая линия прошлась выше, лишь слегка зацепив шерсть на крыле.

– Я помогу, – ведьмак уже висел рядом, вцепившись второй рукой в капюшон потерявшего сознание Гиба.

– Кто меня ранил? – сквозь зубы пробормотал Андрей, продолжая тащить из воды невероятно тяжелое тело.

– Идем левее, – скомандовал Павел.

Андрей послушно взмахнул крыльями. Они потащили тяжелую ношу прочь от берега.

– Нас унесет от острова, – прошипела нежить. Андрей сам не понимал, почему слушает нелогичные указания ведьмака.

Море ближе к берегу вспенилось. Выбрасывая в воздух какое-то круглое морское животное. Несчастное создание недолго трепыхалось в воздухе. Несколько секунд и силовая линия разорвала блестящий шар, в лохмотья.

– А вот теперь к берегу, – скомандовал Павел, – и быстрее пока она ушла в сторону.

Андрей не стал выяснять, о ком говорит ведьмак. Увиденное убедило без лишних слов. Он удвоил взмахи крыльями. Еще немного и нежить с ведьмаком опустили обездвиженного Гиба на переставшие дрожать скалы.

– Ты не можешь сейчас сдохнуть! – разъяренный Андрей стукнул крылом по сенсорным складкам кромешника, с которых желтыми непрозрачными каплями стекала океанская вода.

– Иди к своим разложившимся праотцам, – зарычал очнувшийся Гиб.

Он приподнялся и закашлялся, освобождаясь от едкой влаги. Стараясь отдышаться, вожак откинул капюшон и с ненавистью посмотрел на соперника.

– Не думай, что я буду тебя благодарить за спасение.

– А следовало бы, брат, – подошедший Брю-слабак помог Гибу подняться.

Вожак мрачно посмотрел на советника и выдавил: благодарю главу клана нежитей за оказанную помощь.

– Ты просто нужен для переговоров, – скривил и без того тонкие губы Андрей.

– Потом разберетесь между собой, горячие парни, – вмешался в разгорающийся конфликт Павел. – Надо идти к пещере.

Два разъяренных соперника повернулись к ведьмаку. Но подошедший к Павлу Эрс с сотней светлых кромешников заставил их прислушаться к голосу разума.

Уставшие кромешники еле добрались до пещеры. По прикидкам Павла прошли они не больше полутора километров. Но твари, не привыкшие ходить, вымотались до предела. А подняться в воздух после случившегося желающих не находилось.

Как и следовало ожидать, у пещеры их встретили две сотни нежитей. Сотня черных кромешников по праву сильного заняла место в более безопасной и стабильной пещере.

Андрей решительно двинулся к отцу. Парень привел несколько сотен воинов и перевес в силе был на его стороне. Он знал, что кромешники ни за что не вмешаются в чужие семейные разборки. Но от того, что юный вожак собирался сделать, неприятный холодок застыл где-то в груди.

Отец все еще могучий и сильный поднялся с места. Нежити расступались, давая ему дорогу. Они встретились точно посередине пути. Воины стали подходить ближе, готовые выполнить любой приказ командиров.

Андрей упрямо сцепил крылья, готовясь сказать самые важные в жизни слова. Но отец его опередил.

– Насколько я понимаю, перед нами новый глава клана? – просипел он.

– Пришло мое время, – уверенно сказал Андрей.

– Я рад, что ты это понял, – хмыкнул отец, – ты не должен беспокоиться. Я не из тех стариков, что еле дыша, цепляются за власть.

– Я не считаю тебя стариком, – склонил голову Андрей.

– А я считаю тебя достойным преемником. Радуйтесь все! У нашего клана новый вожак! – возвысил он голос.

Нежити одобрительно захлопали крыльями.

– А теперь, – отец расправил крылья, – самое время готовится к переходу в другой мир.

– Перехода не будет! – произнес Андрей. – Мы будем возрождать наш мир.

Хлопанье крыльев среди воинов отца прекратилось. Кто-то злобно зашипел.

– Что еще скажет новый вожак? – невозмутимо спросил отец.

– Мы возвращаемся домой. Немедленно, – приказал Андрей.

– А если кто-то захочет остаться? – зашипел кто-то в задних рядах.

– Кто останется, навсегда будет изгнан из клана, как нарушивший клятву верности. – Андрей обвел воинов взором круглых неподвижных глаз. Большинство склонило голову под пристальным взглядом нового вожака.

– Мы уходим, – Андрей повернулся к стоящему поодаль Павлу.

Ведьмак перевел взгляд на Брю.

– Сейчас путь свободен, – кивнул тот.

Нежить расправила крылья и взлетела в воздух.

– Держите направление строго на север. Через двадцать пятую часть периода на запад. Потом выберетесь в свободное пространство, – крикнул ему Брю.

Нежити, шумя крыльями, покинули остров. От нескольких сотен перед пещерой осталось лишь полтора десятка воинов решивших искать лучшей доли в чужом мире.

– Уже легче, – пробормотал Павел, всматриваясь в оскаленные недружелюбные пергаментные морды.

– Я за Гибом, – беспокойно сказал Брю, – что-то он слишком долго говорит с дядей.

– Тебе лучше остаться здесь, – Эрс остановил Павла. – Это семейное дело.

У пещеры столпились кромешники в ожидании, когда глава клана Гиб и его дядя Ави закончат переговоры.

– Что они там застряли? – раздраженно сказал Брю, бесцеремонно растолкав столпившихся воинов. Он подошел к охране из десятка личных телохранителей Гиба у самого входа.

– Извини, – меланхоличный Эб, расправил крыло, преграждая Брю дорогу. – Вожак сказал, чтобы мы ждали снаружи.

– Там только он и дядя? – уточнил Брю.

– Да, все по-честному, – кивнул Эб.

– Тогда если мы хотим сохранить, хотя бы одного вожака, надо сообщить им, что не пройдет и тысячной доли периода как этот остров уйдет под воду. Пора принимать решение.

– Клянусь предками, я не могу нарушить приказ, – сумрачно сказал Эб.

Брю зарычал, показывая серьезность намерений.

– С другой стороны, – Эб опустил крыло, – дело семейное, а ты ближайший родственник. Думаю, мои предки меня поймут, – он отошел от входа приказав расступиться остальным телохранителям.

Брю зашел в небольшой проход и посильнее надвинул капюшон, максимально активизировав сенсорные возможности. Ему плевать было на непроглядную темень в пещере. Теперь он одинаково хорошо видел всем телом, складывая в единую картинку покрытую мелкими трещинками дорожку, низкий потолок пещеры, готовый обрушится в любую минуту и такие же щербатые стены, на которых серебрился мелкой плесенью каким-то чудом выживший плющ. Он прошел извилистый коридор и очутился в большой внутренней пещере. Затем облазил два ответвления рядом, но нигде не обнаружил ни Гиба, ни его дядю.

– Гиб, дружище, куда ты подевался? – взвыл Брю, плюнув на все приличия. Эхо его голоса покатилось по пещере и ему показалось, что он услышал неясный стон в одном из левых боковых коридоров. Они обшарил два из них, и, уже отчаявшись, заглянул в третий, когда увидел под грудой камней руку.

– С ума сошел? Нашел время для превращений! – Брю бросился к Гибу и начал откидывать придавившие его валуны. Для вожака в человеческом обличье справиться с этими громадинами было непосильной задачей. Но Брю был во всеоружии. Потому работая лапами и когтями на крыльях, он достаточно быстро освободил друга.

– Он снова тебя обманул, – кромешник склонился над вожаком, помогая ему приподняться.

– Ты как всегда был прав, ему нельзя верить, – Гиб застонал, стиснув зубы. – Но знаешь, у него такая обаятельная улыбка, что я поддался на уговоры. Он ведь предложил разумное решение: вернуться к нашей истинной сущности полученной от предков и найти разумный компромисс.

Брю ничего не ответил, он ощупывал пространство в поисках дяди-предателя.

– Не трудись, – понял его Гиб. – Он сбежал. Из этой пещеры несколько выходов. Мой дядя знает, клан не примет предателя напавшего исподтишка. А теперь ты должен мне что-то пообещать.

– Я тебя не брошу, – прорычал Брю.

– Ну, в этом я не сомневался, – Гиб постарался улыбнуться, но вместо обаятельной улыбки получилась жалкая усмешка. – Брю-слабак никогда не бросал друзей на поле боя. А еще Брю всегда давал своему тупоголовому вожаку умные советы. Только никто не знал об этом.

– Ты не тупой. Просто непредусмотрительный. – Брю уже осматривал тело друга, измеряя размер повреждений. – Все не так страшно. У тебя есть шанс выжить. Я дотащу тебя домой.

– Я полечу сам, – Гиб поднял руку, пытаясь нащупать уплотнение на шее.

– С ума сошел? – Брю перехватил его руку. – Вторая кожа тебя раздавит. У тебя половина костей переломана.

– Зато включится обезболивание, и я смогу идти и лететь, а, значит, выведу с этот острова кромешников. Нам не нужна сейчас смута и выборы нового вожака. Главное не допустить прорыв.

– Ты не слышишь? Вторая кожа броней раздавит тебя! Ты не долетишь до дома живым! А если я понесу тебя на себе, есть шанс, что…

– …за нами никто не пойдет. Раненный неудачник не может возглавлять клан кромешников, и мы потеряем будущее нашей земли.

Брю отпустил руку друга.

– Если я найду твоего дядю… – в беспомощном приступе гнева прошептал он.

– Поэтому он и сбежал через запасной ход, – фыркнул Гиб. – Он знает, как хорош Брю-слабак в бою.

Кромешник дотянулся до шишки на шее и зажмурился, нажимая на уплотнение. Он застонал от невыносимой боли. Зашипевшая вторая кожа стала плотным каркасом опутывать изуродованное тело. Прошло немного времени и Гиб открыл глаза. Перед ними маячил привычный защитный капюшон. Сенсорные складки считывали информацию из окружающего мира, который снова стал безопасным.

– Обезболивание подействовало, – Гиб поднялся и скривился, радуясь, что друг не видит выражение его лица. – Или почти подействовало, – подумал он про себя. – Так вот, по поводу твоей клятвы, – вожак, осторожно ступая, пошел к выходу из пещеры. Ты должен обещать, что доставишь меня в любом виде к Пресветлейшей.

– Нашел время, – вздохнул Брю, идя следом за главой клана.

– Я еще никогда не встречал такой самочки. И видимо никогда уже не встречу. Скажи ей, что я сдержал слово. – Гиб остановился. – Обещай!

– Клянусь, – сказал друг.

– Тогда в путь! – Гиб решительной походкой вышел из пещеры и сразу же на выходе взмыл в воздух. Он завис над площадкой заполненной кромешниками.

– Воины! Мой дядя умер. Воздадим ему почести!

Кромешники зашипели, демонстрирую глубокую печаль.

– Теперь мы возвращаемся домой, чтобы исполнить великое предназначение нашего клана: получить лучшие земли и много пищи!

Шипение сменилось радостным хлопаньем крыльев.

Павел, стоявший поодаль, усмехнулся: – А этот парень умеет разговаривать с народом.

– Ведьмак, – Брю облетевший толпу темных кромешников, приземлился рядом с человеком. – Мы улетаем. В сложившихся обстоятельствах я не смогу тебе помочь, как обещал. Я нужен моему брату и клану.

– Долг перед родом прежде всего, – согласился Павел.

– Эрс, если хотите выбраться с этого поганого острова, пристраивайтесь к нам в хвост. Только я смогу проложить курс.

Серебристый кромешник кивнул и повернулся к отряду, отдавая мысленный приказ.

– Ты не передумал? Зачем тебе здесь оставаться? – Эрс обратился к ведьмаку. – Согласись пятнадцать нежитей это не много. Даже если им удастся прорваться, ткань мира не повредиться слишком сильно. Я ведь прав?

– Почти, – ответил Павел. – Но, во-первых, мне все равно придется штопать этот переход, чтобы в будущем ни у кого соблазна не возникло им воспользоваться. А во-вторых, скажи честно, ты бы позволил отряду из пятнадцати злобных голодных ведьмаков свалиться из другого мира на твой остров?

Эрс помолчал. Потом расправил крылья, готовясь поднять в воздух отряд.

– Удачи тебе, Павел. Тебе и твоему миру, – он взлетел, пристраиваясь в хвост громадной колонны темных кромешников.

Брю, вернувшийся к другу, летел рядом. Гибу пламенной речью удалось поставить на крыло всех бойцов. Вожак с честью выполнил долг перед кланом. Брю летел рядом молча. Хотя обычно они с Гибом любили потрепаться после удачной охоты или драки. Мерно шуршали крылья друга, выставленные на методичный боевой режим. Этот режим кромешники в шутку называли боевым, так как его выставляли раненные воины после неудачной схватки, чтобы их вторая кожа самостоятельно донесла измученные тела до спасительного дома. Тогда бойцу в дороге оставалось лишь слегка корректировать курс. Брю летел рядом с другом молча. Потому что теперь только он мог скорректировать курс вожака клана, чьи крылья сильными взмахами рассекали упругий воздух.

Остров словно застыл, прощаясь с улетавшими кромешниками. Земля перестала подрагивать, и даже силовые линии, словно по команде нырнули в желтый океан, освобождая дорогу уходящим воинам.

– Всегда завидовал математикам, – вздохнул Павел, глядя на летящую колонну. – Не думаете, что Брю рассчитал самое удачное время для того, чтобы слинять отсюда? Я бы на вашем месте воспользовался моментом, – последние слова были сказаны громко. Специально для группы нежитей тоже провожавших взглядами спешившие покинуть остров отряды.

– Нам неохота тратить на тебя силы, которые понадобятся в новом мире, ведьмак, – сказала ближайшая нежить. – Остановить ты нас все равно не сможешь. Так что сам воспользуйся этим моментом. Улетай.

Павел обвел взглядом сплоченную группу воинов. Оскаленные пасти и выпущенные когти лучше слов говорили об их намерениях.

– Знаете ребята, – миролюбиво сказал он, – а я, пожалуй, воспользуюсь вашим советом. Только чур, со спины не нападать.

– Лети уже, – хмыкнул второй крупный воин, – нам пригодятся силы в новом мире.

– Ну, тогда, пока, – Павел попятился назад под прицелом пятнадцати пар глаз. Несмотря на данное обещание, он не очень-то верил расплывчатому обещанию нежитей. К счастью пятиться было недалеко. Метрах в десяти берег обрывался и ведьмак, кувыркнувшись через голову, взмыл в воздух. Он быстро набрал высоту. Достаточно быстро для того, чтобы схватить выскочившую из воды силовую линию. Она огненной змеей крутилась в его руках, но Павел потянул ее прочь от берега. Туда, где в воде, вспенивая волны, выбирался на поверхность другой обрывок пылающего кабеля. Ведьмак сам удивился тому, насколько легко он связал электромагнитные нити в прочный узел.

– Неплохое начало, такими темпами хватит получаса, чтобы залатать эту дыру, – подумал он и рванул к следующему, безумно болтающемуся в воздухе обрубку когда-то единого силового поля этой планеты.

Нежити недоуменно топтались на краю обрыва, глядя за беспорядочным полетом чужака.

– Кажется, он не может улететь. Это значит, что дыра в другой мир откроется уже скоро, – задумчиво сказал один из воинов.

Самый крупный боец, негласно принявший на себя обязанности командира, нахмурился. Пергаментная кожа на его лице стала съеживаться то ли от непривычных раздумий, то ли от гнева. Он пристально следил за странным полетом. Не похоже, чтобы ведьмак пытался улететь. Скорее он целенаправленно выполнял какой-то сложный ритуал.

– Он обманул нас, – зарычал командир, – это не полет, а колдовство. Он что-то делает, чтобы перекрыть дорогу в лучший мир. Сбить его!

Нежити, не дожидаясь повторного приказа, взмыли в воздух.

– Умные твари, догадались, – процедил Павел, завязывая очередной узел. Он проделал ровно половину работы и не собирался останавливаться. Перехватив следующую силовую линию чуть пониже, ведьмак оставил свободно болтаться около полуметра огненного вихря, предусмотрительно вытянув руку. Он сделал сложный пируэт, ускользая от первой подлетевший нежити, и перехватил по дороге очередной силовой кабель. Второй подлетевший воин четко видел руки ведьмака. Ему даже показалось что движение его рук похоже на плетение сетей для охоты на глупых чубасей. Этот ведьмак сам, как глупый чубась, решил воин. Потому что ведьмак даже не собирался отражать нападение, подпуская врага слишком близко. Но воин не успел нанести удар мощными когтями. Невидимый для него полуметровый огненный обрубок отсек часть крыла. Нежить взвыла, нелепо взмахнула подрубленным крылом и рухнула в желтый океан.

– Зря ты так о чубасях, – процедил ведьмак, завязывая очередной узел. Для него все мысли нежитей были как на ладони. Он знал, что они поменяли тактику. И теперь с тыла заходит пара тварей. А еще он видел очередную показавшуюся из воды силовую линию.

– Чтоб вас… – раздосадовано прошептал он, пикируя к желтой кромке, стараясь ухватить за хвост очередной силовой поток. – Где же твоя вторая половинка? – Павел закрутил головой пытаясь увидеть другую часть разорванного кабеля. К его разочарованию, нацелившиеся на атаку и рванувшие за ним нежити с честью вышли из сложной ситуации и не свалились от неожиданного маневра в воду. Они лишь слегка коснулись крыльями ее поверхности, и снова взлетели вверх.

– Ага, – ведьмак ввинтился в воздух, набирая высоту.

Пятерка нежитей, теперь уже пятерка, рванула следом за ускользающей добычей, но Павлу было не до них. Он должен был найти недостающий обрывок силовой линии. Время неумолимо приближалось к моменту разрыва между мирами. Ему оставалась еще треть работы. – Ага, – повторил он и резко изменил траекторию полета. Ведьмаку нужно было туда, где вспенивая волны в мелкую пыль, поднимался очередной огненный змей.

– Перехватить! – скомандовал командир нежитей, просчитавший направление полета чужака. Он тоже увидел буруны волн. Восемь нежитей захлопали крыльями, стараясь обогнать противника. – Скинуть его в воду, – скомандовал пятерке, выровнявшей полет, вожак новой стаи.

Петр максимально ускорил полет, оторвавшись от пятерки нападавших. Он изо всех сил сжимал в кулаке сбесившийся огненный кабель, вспоминая все возможные заклинания по укрощению огня. Возможно, именно поэтому он упустил из виду новый маневр тварей. Они опередили его, зависнув над тем местом, где прокладывал себе дорогу к свету силовой поток.

Павел выругался, решение надо было принимать мгновенно. Сзади приближалась пятерка воинов.

– О них не беспокойся, – услышал он голос в голове. Над океаном мелькнула тень. Нежити, не ожидавшие нападения, с визгом рванули от кромешника