» » Механики. Часть 74.

Механики. Часть 74.

Глава 1 
Александр. Таус. 2 Мая.

Вот что не говорите, а дома хорошо. Лежу вот сейчас в кроватке, Булат рядом, его огромная голова, как обычно, на моей груди; Светка, напевая, гремит на кухне посудой. Выспался я просто замечательно. Через минуту или чуть больше из кухни вкусно запахло кофе и вон Света в спальню заглядывает.

— Проснулся? – улыбнулась она, увидав, что я лежу с открытыми глазами.

— Ага, доброе утро.

Она быстренько добежала до кровати и нырнула ко мне в постель.

— Ну не кряхти, не кряхти, – улыбаясь сказал я Булату.

Пришлось перестать гладить его по голове и обнимать Свету, а этот кряхтеть сразу стал.

— Как же хорошо, когда ты дома, – прижимаясь ко мне прошептала Света, – я уж – она не договорила, только опять шмыгнула носом.

— Ну хватит уже, – говорю ей гладя её по волосам – всё позади. Не разводи болото опять.

— Всё. Хорошо, – шмыгнув носом и резко встав с кровати ответила она, – я пойду завтрак приготовлю. Тебе что приготовить?

— Мне? Мне, мне, кашки, манной и сырники или блинчики.

— Хорошо, – во, теперь улыбается и не плачет больш,е – сейчас всё приготовлю. Булат ты есть будешь?

Этот снова кряхтит, раз, его голова снова на моей груди.

— Соскучился.

Мы засмеялись, я снова глажу Волха, а Светка ушла на кухню.

Эх, как же хорошо. Потянувшись, лежу, даже вставать не хочется. Вчера, когда мы наконец-то вернулись, я думал нас со Сливой буквально разорвут наши. Но, наверное, стоит рассказать всё по порядку.

До островов в Водном мире мы дошли уже в более спокойном режиме в сопровождении нашего «Антареса». Всю дорогу Риф трещал без умолку, мы так и остались на захваченном нами корабле, я не стал переходить на «Антарес». Информации у него было не много. Но я понял одно, когда мы пропали, навели такой кипишь в Лос, что даже тараканы попрятались. По горячим следам ничего не узнали и стали копать.

Сразу подключили Колуна, его шпионов и процесс пошёл. Конечно, за эти дни многие пытались у них узнать, что и как, где мы, что происходит и что случилось. Но был вакуум, Туман всё засекретил и что происходило дальше, что предпринималось для наших поисков никто не знал. Боялись утечки. Пацаны-то из лички сказали, что в последние дни перед похищением за нами следили. Работала группа и всё. Риф сказал, что они что-то узнали и принимают определённые меры, а тут мы такие красивые появляемся.

Даже нашим девчонкам ничего не говорили. Света с Наташкой пытались узнать хоть что-то через Чаки, но даже ей Туман ничего не говорил. Только сказал, ждите, мы работаем и всё. Что наши девчонки пережили за это время – я даже боялся представить. Хуже неизвестности нет ничего, и за некоторое время можно так себя накрутить, что самому страшно будет.

Но все девушки и пацаны как могли поддерживали Наташу и Свету, они, кстати, и жили у Чаки, Светка с Наташкой я имею в виду, там же, как хмыкнул Риф, и Зина его была, и они вместе ныли и разводили болото. В общем бабская секта. Тут я, конечно, поржал, уж что-то, а наши девки, да любые в принципе, сопли разводить могут на раз. Туман на это время свалил к Апрелю, Бит там его кормила.

Ах да, когда шли к островам, Риф показал мне на «Антарес» рядом и похвастался, что они установили на него ракетную установку. Я её как-то даже и не заметил сначала. Ракеты и установка из мира Белаза. Естественно, ракеты неуправляемые, но накрыть ими площадь можно на раз. Установка, что-то типа «Града», спереди на носу как раз её и установили. Залп 12 ракет, перезарядка занимает 5 минут расчетом из трёх человек. Тут я резко пожалел, что тот корабль-преследователь от нас свалил. Было бы интересно посмотреть, как его разбирают на составляющие этими ракетами. От них бы он точно утонул, никакие пушки бы не помогли. И в этот момент меня торкнуло. Ведь насколько я знаю, в нашем мире таких установок нет и взять их было тоже негде. Даже когда мы отбивали атаку зверей на стене в Лос, там не было ракет.

Риф, рассмеявшись, рассказал, что оружейники Лос и из нашего мира их придумали, тем более как оказалось, кое-какие наработки уже были. Вот так, теперь у нас есть свои «Грады», их так и назвали, не стали выдумывать велосипед.

Как он мне объяснил, установка на корабле, конечно, отличается от тех военных «Градов», которые мы все видели по телевизору, да я в принципе и сам это уже увидел. Там и масса снаряда больше, 66 килограммов, и длинна другая, и полный залп 40 ракет. На «Антаресе» всё попроще, но всё равно – это сила. Масса снаряда всего 35 килограммов, но даже эти малыши могут причинить массу вреда, будь это корабль или что-то на берегу.

А ещё он загадочно улыбнулся, подмигнул и сказал, что на островах я сейчас увижу кое-что новенькое. Я почему-то сразу про эти ракеты подумал, ну что их на островах установили, он ответил, что это ещё не всё, типа погоди, сейчас сам всё там увидишь. Заинтриговал, так заинтриговал.

А когда подошли к островам, я немного обалдел от увиденного. Да, там были установленные на островах Грады, но не это было самое главное. Помните про силовой барьер? Как его нам демонстрировали?

И вот такой силовой барьер был установлен вокруг острова по берегу, где отдыхали многочисленные туристы. Тут я, конечно, шляпу снял. Столбы эти для барьера я узнал сразу. Их немного доработали и теперь можно было включить барьер, и хрен кто проникнет на этот остров или не выйдет оттуда.

Понятно, что включался он только по команде оператора, но думаю, что лучше средства безопасности нет. Высота барьера теперь была 7 метров, ширина два с половиной. Мы тот-то пробить не могли, когда нам его демонстрировали, а этот и подавно не пробить. Неплохо, совсем неплохо. Во сколько всё это обошлось, я старался не думать. Но сделали всё правильно. Кого ожидать с моря никто не знает.

На других островах такие барьеры были частично, просто огородили какую-то площадь и всё. Самое главное — туристы.

И причалили мы к другому острову, не там, где были ворота и различные домики для отдыха, развлекательные учреждения, кафешки, причалы, толпы туристов и так далее.

Честно говоря, я даже не знал, что на одном из островов построили большие причалы и там же теперь швартовали все корабли, катера и лодки, которые перетащили в этот мир. Там был этакий мини-порт, так как посудин там хватало. Там и частная техника, и лодки или катера рыбаков.

Чуть в стороне были парочка верфей, там же ремонтные мастерские, склады и вся необходимая инфраструктура. Кстати говоря, на этом острове были построенные ещё одни ворота, причём конструкция очень хитрая.

Около берега нашли место, не глубокое, дно выложили плитами с рельсами и по этим рельсам в воду спускали ворота. Потом раз, открывали и сюда сразу же из нашего мира с Речного перетаскивали различную плавающую технику. Таким образом сюда Антарес-то и перетащили. Ну а все грузы на сушу, когда ворота вытаскивали на берег.

Не успели мы причалить и пришвартоваться, как через эти ворота попёр народ, наши пацаны и девушки. Слух о том, что мы со Сливой вернулись, мгновенно облетел города, оазисы и другие миры, вот народ в Водный мир и ломанулся.

Капитан с мужиками снова впали в небольшой ступор от увиденного. Ну толи ещё будет. Всех раненых погрузили на машины и в больницу. Всех остальных, детей, женщин, мужиков тоже начали развозить для осмотра и последующего отдыха. Я только им всем успел крикнуть, чтобы они не переживали, что теперь всё будет хорошо, отдыхайте и набирайтесь сил.

Мы только успели сойти по сходням, пожать десятки рук, как Риф сказал, что вон Светка со Сливиной Наташкой к нам бегут.

Со стороны это конечно, смотрелось, прям, ух! Мы со Сливой стоим среди множества наших бойцов, гномов, Хватальщиков, Рейдеров, Укасов и Архи. Кстати, всем тем людям, которые были с нами, пока мы плыли, сказали, что в наших мирах есть представители других рас, и чтобы они не нервничали. Те вроде покивали, но, когда всех увидели, просто обалдели. Но вроде всё прошло нормально. Рейдеры вынесли раненых с корабля, гномы булькали, бегая вокруг детей веселя их, Укасы, Хватальщики, Архи и другие люди как могли помогали всем остальным.

Помню, как капитан, рассмотрев всё это как-то резко выдохнул и спросил только одно «выпить есть?»

Ну так вот, Светка с Наташкой и Булат с ними прошли сквозь всю эту толпу как нож сквозь масло и не стесняясь никого бросились нам на шеи, девки я имею в виду. Булат прыгать как обычно на меня не стал, он просто подошёл и сел рядом со мной, терпеливо дожидаясь, когда Светка от меня отлипнет.

И вот теперь представьте картину, куча народу вокруг, а наши девки висят на нас, целуют нас, размазывают слёзы по своему лицу и никого вокруг не видят. Да мы и сами со Сливой в тот момент чуть слезу не пустили.

Потом кто-то громко крикнул «кругом», и вся эта толпа вокруг нас резко развернулась на сто восемьдесят градусов, чтобы, так сказать, не смущать нас. Нас тут оказывается уже почти похоронили, так как никто не знал, где нас искать, но об этом чуть позже.

Через несколько минут девки вроде успокоились, но вцепились в нас мёртвой хваткой. Приехали Туман, Грач, Апрель, Чаки, личка, Большой с Кайтой. Да полно народу.

Последнее что я видел, это огромные удивлённые глаза Капитана и ещё нескольких женщин и мужиков уже из машин, когда они отъезжали, когда к нам приехали Селя, Страйк, с ними пару десятков бойцов и Лимуты. От Лимутов-то те обалдели напрочь. Они так к окнам и прилипли, пока не исчезли в воротах.

Кошки, которые всегда сами себе на уме, тоже к нам подбежали и дали себя погладить, хотя раньше они вот так никогда к нам не подходили. Да, гладится давались, даже вроде мурлыкали, но сами не подходили.

Туман, когда на обнимался с нами, громко сказал, что мы свободны, всем отдыхать, всё завтра. Честно говоря, меня это очень сильно удивило, я-то думал, что они сейчас возьмут нас со Сливой под белые рученьки и поволокут в какой-нибудь кабинет или скорее всего большую переговорную, чтобы узнать про наши приключения, но нет, отпустил отдыхать. Хотя, я думаю, их всех очень сильно интересовало что, как, где и почему.

Договорились, что встречаемся завтра и там всё обсудим и расскажем, как и что было. Перед тем, как Светка засунула меня в кабана на заднее сиденье, я успел пару слов шепнуть Туману, дал ему задание, тот всё понял. В общем сегодня вечером у нас большое совещание, будем решать, что делать дальше.

Наверное, правильно, что нас вчера отпустили, надо было отдохнуть, выспаться, привести себя в порядок, нервишки немного успокоить. Наташа Сливы тоже думаю никуда его вчера бы не отпустила, и она точно так же запихивала Сливу в машину.

Время до вечера пролетело мгновенно. Мы даже никуда не выходили и мне никто не звонил. Мы так и валялись весь день в кровати, ели и спали, вернее я поспал ещё пару часиков, ну и само собой рассказал ей, какие приключения у нас были.

И вот пять вечера, через час совещание.

— Вы же сейчас пить будете? – улыбнулась Светка, показывая мне на лежащую на стуле одежду, которую она мне приготовила.

— Честно, не знаю, – беря лёгкие штаны ответил я.

— Ой да ладно, а то я вас не знаю. Вы сейчас мужикам всё расскажете, а потом будете пить и обсуждать, как людей назад вернуть и этому Фоле отомстить.

— Ну, наверное.

— Правильно, – кивнула она, – с торговлей людьми надо заканчивать и домой всех вернуть. Второй раз с детьми, – она покачала головой, — иди уже, – она подошла к окну, – вон ребята тебя ждут внизу.

— А чё не звонит никто? – я посмотрел на лежащий на столике мой сотовый.

— Я запретила, – хихикнула она.

Быстро одевшись, чмокнув Светку и погладив Булата, вышел из квартиры и спустился во двор.

Вот они, красавцы, два кабана и личка. Слива вон уже тоже тут.

— Добрый вечер, шеф, – гаркнули пацаны.

— Здорово, мужики.

По очереди здороваюсь с ними за руку.

— Саш, ты нас извини, – замялся Клёпа после всех рукопожатий, – и ты, Слива, тоже.

— За что это? – я аж обалдел.

— За то, что мы тогда из Лос уехали, – вздохнул Колючий, – и вас со Сливой похитили.

— Да ладно пацаны, – хлопнул по плечу Няму Слива, – всё нормально. Если они решили Саню похитить, то не остановились бы и, скорее всего, убили бы всех, а так нас тёпленькими взяли.

— Туман нас тогда чуть не убил всех, – как-то очень тяжело вздохнув и опустив голову произнёс Няма.

— Сильно орал? – я улыбнулся, представив эту картину.

— Ох не то слово, – покачал головой Колючий, – я думал он нас всех пристрелит прям в Лос. Кипишь был до небес. Мы приехали, а вас нет, охрана внизу тоже ничего не знает. Вы как сквозь землю провалились.

— Время, – перебил Слива, – поехали, сейчас всё подробно узнаем.

— Всё нормально мужики, – сказал я ребятам, – никто не знал, что так будет. На вас обид нет. Девку-то нашли эту?

— Сейчас Туман всё расскажет, – ответил мне Колючий в тот момент, когда я уже садился на заднее сиденье, – там всё сложно.

Сложно? Хм. Ну ладно, послушаем Тумана.

Таус, мне кажется, ещё лучше стал. Пока ехали, я пялился в окно, открыл его и смотрю. На улице плюс 27, ветерок обдувает. Зелень, кустики, деревья, множество народу, причём очень часто на глаза попадались гномы, Рейдеры, Укасы, Архи, Хватальщики.

Кто по улице идёт, кто на машинах или двухколёсной технике едет, кто в кафешках сидит или из магазинов каких выходят.

А когда парк проезжали, там вообще всех полным-полно, лошади вон эти красивые из Киженя и запряжённые в кареты и без них. Вон сразу два гнома катаются на белом красавце.

Автомобилей тоже хватает, разных. Жара спала, народ начал выползать на улицу, кафешек-то как много, потихоньку заполняются, сейчас через пару часиков вообще хорошо будет. Одну кафешку проезжали, там вообще владелец небольшой подиум около входа построил и там сейчас на нём стоит и играет на саксофоне какой-то мужик. А напротив него за столиками Хватальщики с Рейдерами сидят какие-то, коктейли пьют, за соседним столиком Архи и пару человек.

Полицейские, вон, наши, тоже не спеша по улицам на БМВ едут, стройка вон какая-то идёт, ещё стройка. О, бассейн под навесом огромный, в нём куча детей, рядом ещё один большой, ничё себе, в этом бассейне народ плавает. Неплохо, кто-то догадался, сделал.

А вот и сервис. Ворота нам уже открыли и два шестисотых, заехав на территорию, сразу поехали к административному зданию. О, стоящие тут бойцы честь отдали. Успеваю заметить, что под навесами множество битых машин, вон три Камаза стоят с платформами, бойцы около них. Тут на территории сервиса работа, как всегда, кипит.

Паркуемся, тут уже тачки пацанов. Тумана, Грача, Апреля и других ребят. В беседке вон народ сидит курит, дворник с этой пушкой ходит песок с дорожек сдувает, другой кустики подстригает, автовоз вон даже поехал, пустой правда.

Едва вошёл в предбанник, как со своих мест вскочили Таня с Оксаной и, не сговариваясь, быстро подошли ко мне и как тогда поцеловали в щёку сначала меня, а потом и Сливу.

— Мы очень рады, что с вами всё в порядке, – улыбаясь сказала Оксана.

— Тут все очень переживали, – добавила Таня, – мы рады вас видеть.

— Я тоже рад вас видеть, спасибо девочки. Все там уже? – я кивнул на дверь ведущую в мой кабинет.

— Да, – ответила Таня, – все, кого Туман сказал, уже там.

— Чай, кофе? – улыбаясь спросила Оксана, – хотя там уже и так стол хороший.

— Сначала дела, – уже поняв про какой стол они говорят ответил я, – а вот от кофе не откажусь, – пошли пацаны.

Войдя в кабинет, я немного обалдел и от количества народа, который там был и оттого, что они там на стол поставили. Света была права, будем пить, но я-то думал по чуть-чуть, а тут прям полянища.

— Ну наконец-то, – вставая из-за стола, направляясь к нам и широко расставляя руки пробасил Большой, – заждались уже.

Риф, Колун, Большой, Иван, Грач, личка, Корж, Апрель, Страйк, полно пацанов. Пока со всеми как следует обнялись, нас похлопали по плечам, пожали руки. Кофе мне принесли.

— Ну по одной и к делам? – спросил Иван, ловко свернув с бутылки с текилой крышку, – нам жутко интересно, какие у вас были приключения.

— Давайте мужики, рассказывайте, – подключился Грач, подставляя стаканчики под текилу, – сначала вы, а потом мы, и у Димы вон тоже инфа есть, – он кивнул на Колуна.

— Ага, – подключился Туман, – хорошо я вчера вас отпустил, а то мне бы ваши девки точно глаза выцарапали.

Хлопнули по 50, и мы со Сливой начали свой рассказ. От и до, старались ничего не упустить, мужики слушали нас внимательно, а Колун что-то даже записывал и задавал кое-какие вопросы по ходу нашего рассказа.

— Ну вот как-то так, – закончил я рассказ минут через 30 и показал пальцем на бутылку.

Иван, тут же поняв, стал разливать текилу, Корж потянулся за второй.

— Давайте, теперь вы рассказывайте, что узнали, – беря стаканчик сказал я, – а то Риф вчера мне сказал, что вы всё засекретили.

— Да, засекретили, – кивнул Туман, – давай Дим, вещай.

— Ну, за ваше возвращение, – подняв стакан произнёс Грач.

Хлопнули ещё, закусили, стол прям пипец какой. Тут и нарезка, и салатики вон какие-то и в углу пару ящиков с текилой и Арменовской настойкой. Ох ща нажрёмся.

— Пока хватит, – Туман положил руку на свой стакан, когда Большой хотел ещё разлить, – сначала дела и план.

— Понял.

— Дим, говори.

— Ну, значит так, – собравшись с мыслями начал говорить Колун, – на следующий день пацаны сказали, что вы пропали, – кивок на личку, – я-то сначала подумал, что вы вдвоём куда-то в кабак завалились и там зависли, а Клёпа сказал, что ваши вещи, документы, деньги и оружие так у тебя в квартире и лежат. Охрана внизу тоже вас не видела, на всякий случай местных отправили по кабакам, вас нигде нет, вот тогда мы и поняли, что вас похитили. А тут ещё Клёпа добавил, что за вами последние дни следили. Весь шум и ор, который в этот момент был я опущу, – он покосился на Тумана, – тут не до выяснения отношений, вас надо искать.

— Мы сразу в Лос, никаких следов, поговорили с ребятами, – снова кивок в сторону лички, – кое-что узнали. Первым делом стали искать этот купер, нашли через моих, потом узнали про девку.

— Купер-то как нашли? – перебил я его, – у нас же их много.

— Синих не много. По камерам. Записи сохранились, и мы нашли несколько, где вы едете, а за вами этот купер. Потом ещё запись, где эти Укасы около машины стоят и за вами наблюдают. Короче, обычная оперативная работа. Девка там эта тоже с ними была. Посмотрели камеры на терминалах, узнали откуда они прибыли, оказалось из мира Белазов. Там тоже пошукали и узнали, где эта девка и Укасы могут быть.

— Взяли девку?

— Нет, её грохнули.

— Вот же вы, – выдохнул я.

— Не мы грохнули, Саш, – посмотрев мне в глаза произнёс Колун, – тот, который с ней в квартире был. Один из Укасов, мы, когда их брать приехали, он нас заметил и грохнул сначала её, а потом и сам застрелился.

— Ни хрена себе, – обалдел я.

Слива вон тоже аж замер.

— Да, концы в воду. Видать совсем какие-то фанатики были. В общем их мы нашли, но допросить не смогли, концы в воду. Стали снова искать, думать, много думать. На одной из записей в терминале увидели, что один из тех Укасов, который за вами следил, выехал в Водный мир через наш терминал на фургоне, по документам в машине бельё, ну мы сразу поняли, что вы там в мешках и были. Фургон нашли сразу, он был оформлен на одну из фирм, которая занимается обслуживанием гостиниц в Водном мире. Там кое кого за жабры взяли, – он усмехнулся, – тот сказал, что да, ему заплатили денег какие-то Укасы, попросили машину на сутки, что-то перевезти там надо было, он согласился. Дал им машину, они её, как и договаривались, вернули в целости и сохранности. Ну и всё, там нам стало понятно, что вас вывезли морем. Только с того момента уже несколько дней прошло, искать в море корабль бесполезно. Вертолёты, конечно, подняли, летали, искали, но ничего.

— Да, – кивнул я, – нас в этот же вечер на корабль погрузили.

— Вот, мы так же решили. Там шторм этот, дальше не сунешься, – продолжил Колун, – теперь понятно, что это Полоса. Риф на Антаресе вас тоже искал, да много катеров там кружило. Давай Риф, дополни.

— А, ну это, – взял он слово, – на Антаресе мы мигом домчали до этой, как уже известно, Полосы. Только тогда мы думали, что это обычный шторм, но бушевало там будь здоров. Мы, конечно, в него сначала сунулись, а потом как-то жим-жим такой начался, что назад еле вернулись. Пошли вдоль, на 150 километров сначала в одну сторону, а он всё никак не кончается, вернулись, в другую почти на 170 километров прошли, тоже самое. Ждали пару дней, а шторм всё не прекращается. Тут-то и смекнули, что что-то не чисто. В общем, вернулись назад.

— Антарес пройдёт Полосу? – спросил я.

— Исключено, – уверенно ответил Риф, – он не для таких волн, его стихия скорость на более-менее спокойной воде, а там от 6 до 9 балов.

— Нам по любому через неё пройти нужно, – сказал я Рифу, – людей назад вернуть.

— Знаю уже. Единственный корабль, который это сможет, это тот, на котором вы сюда прибыли, у нас таких нет. Я уже дал команду его в порядок привести. Будет как конфетка.

— Там, кстати, капитан супер, – улыбнулся я, вспомнив про него, – и экипаж у него, вернее, что от них осталось, тоже профи.

— Знаю, – так же улыбнулся Риф, – пообщался я и с ним, и с экипажем. Да, он профи, можно сказать морской волк с большой буквы. Он сейчас отдыхает, да все, кого вы привезли отдыхают, но корабль уже чинят.

— Сколько нужно времени?

— Пару недель.

— Мля, долго.

— Нормально Саш, – взял слово Туман, – как раз все раненые поправятся, нам же всех нужно домой?

— Всех.

— Ну вот и доставим. Дима как раз с ними уже пообщался, узнал откуда они и кое-какой план у нас уже есть. Да и просто они много чего интересного рассказали.

Тут я кивнул. Именно я и попросил Тумана, чтобы он отправил ко всем этим людям Колуна для сбора информации.

— Ладно, про это позже, – сказал я, — дальше что было? Связных каких или шпионов нашли? Ведь не просто же так сюда эти Укасы пришли и стали шастать между мирами.

— Нашли, – ответил Колун, – я тоже подумал, что у них тут свои люди были, вернее те, кто слил им информацию. В общем, ситуация такая. Про нас в том Зимнем мире очень хорошо знают. Ведь мы к нам кучу народу из тех трёх городов перевезли и сами там неплохо отметились. Агират, Тунем, Балс, везде про нас знают. А как мы уже сами знали, то Фоле и его бойцы могут так же, как и мы, открывать ворота, тот ваш бой в лесу это только доказал.

— И что сказали те, на кого вы вышли? – с интересом спросил я.

— Ничего, – обломал меня Дима, – четыре трупа мы нашли, а трупы не разговаривают. Ваши похитители круто за собой концы подчистили.

— Обалдеть.

— Ага.

— С помощью тех, кто уже жил в нашем мире, эти наёмники всё и узнали. Кто, где, как и так далее. Ну а когда вы в Лос поехали, быстренько вас взяли. И если бы там была твоя личка, – он посмотрел на мою охрану, – скорее всего, они все были бы трупы. Девка вас хитро выманила. Я, кстати, на неё сразу подумал, а вы своим рассказом это только что подтвердили. Они следили за вами и там, как только мужики уехали, пошла команда на захват.

— Ещё у нас такие законспирированные шпионы Фоле есть? – задал я очередной вопрос.

— Без понятия, – честно ответил Колун, – мы на этих-то чисто случайно вышли.

— Как?

— Да так же по камерам в терминале. Сицов нам хороший подгон с ними сделал. Те, кто следил были с другими Укасами. А как ты сам знаешь, всех кто проходит через ворота, записывают.

— Ну да.

— Ну вот по адресу и нашли, только там уже остывшие трупы были. В общем мы дружно решили, что вас погрузили на катер и на корабль.

— Погодите, – встрепенулся Слива, – а где тогда эти уроды свои ворота открыли? И почему Гера это не просёк?

— Точно.

— Ну у нас было несколько вариантов, – задумчиво произнёс Колун, – первый. Что они открыли ворота где-то там у себя, – он махнул рукой куда-то в сторону, — и по координатам прошли на корабле через Полосу, дальше скоростной катер на один из островов. Нашли этих ухарей из Зимнего мира, а скорее всего их на них просто вывели, дали денег и пошёл сбор информации. Но сейчас я понимаю, что он не рабочий, так как до Полосы минимум три дня хода. Второй, это что они прошли через Полосу и так же отправили катер на остров. Но он тоже так себе, – он покрутил перед собой рукой, – скорее всего они пришли из Зимнего мира, из одного из городов вместе с другими переселенцами, корабль ждал где-то около Полосы, а катер недалеко от одного из островов. Получил сигнал, подошёл.

— Да, корабль ждал, – подтвердил я, – нам там девушка одна сказала, что они неделю на месте стояли. И именно из-за этого наёмники с капитаном и поругались.

— Ну и дальше всё и так понятно, – продолжил Колун, — информацию собрали, дождались удобного момента, захват, фургон, ворота, Водный мир, катер и на всех парах на корабль, и вперёд через Полосу к Фоле. А по поводу Геры. Ну он не всесилен и всё знать и видеть не может.

Дима говорит, а я сижу и киваю, да, всё верно. Всё просто как дважды два.

— Только они этой стычки капитана с нашими похитителями в порту Мано не учли, – хихикнул Слива, – это нас и спасло.

— Именно, этакий форс мажор. Иначе бы вас уже на крепостной стене повесили, – невесело усмехнулся Туман.

— Наливаем? – спросил Большой после паузы в секунд 20, когда все сидели и переваривали информацию.

— Давай, – кивнул я.

— Что ты у тех людей узнал? – спросил я у Димы, когда мы хлопнули ещё по чуть-чуть.

Ох какое же всё-таки вкусное змеиное мясо у нас.

— Момент, – Колун поднял вверх указательный палец, второй рукой доел дольку лимона и достал из кармана небольшой блокнот.

Открыл его и начал говорить.

— Значит, тут у меня все имена ваших новых друзей. Они все из разных мест. Одни с островов, дети все оттуда как раз. Там населения около двух тысяч. Другие из одной деревни, их там около тысячи и третьи, где вы были, там человек 300, она самая маленькая по населению, но зато лучше всех расположена, в горах.

— Про места, где рабы что-нибудь есть? – нахмурившись спросил я.

— Это смотря, что ты хочешь, – ответил Колун, – освобождаем людей? Быстро не получится, и как там и что на этих плантациях, и где они есть мы тоже не знаем, совсем. Так, есть несколько адресов и всё, вернее названия городов или деревень, где рабов держат. Вы сами понимаете, что в том мире людьми торгуют уже не первый год и наверняка кто-то пытался убежать, соответственно с каждым разом охрана усиливалась и они исправляли пробелы в охране рабов. То, что вы так быстро проникли в дом этого торговца и там всех грохнули, тут вам просто повезло. На плантациях всё будет по-другому. Прилететь может от охраны, там все вооружены до зубов и хорошо смотрят за окрестностями.

Отвечать я не стал, посмотрел на всех ребят, решение за ними. Первый ответил Туман.

— Освобождаем, нехер людьми торговать.

— Освобождаем, а всех рабовладельцев и торговцев под нож, – кивнул Грач.

— Я с вами, – хмыкнул Корж, – и мои пацаны тоже.

— Надерём им задницу, – бухнул Большой, – тоже мне, удумали, людьми торговать.

— Я тоже за, – сказал я.

— Ну тогда вопросов нет, – так же спокойно произнёс Дима, – какие-то места, где держат рабов мне известны, – он потряс блокнотом, – по остальным, думаю, узнаем на месте. Я, конечно, понимаю, что у них там другой уклад жизни, но я тоже против торговли людьми.

— Ох мужики, – неожиданно произнёс Слива, – видели бы вы, как людей продают, мы Саней через это прошли, – и у него непроизвольно сжались кулаки.

— Он прав, – добавил я, – от бессилия не знаешь, что делать. Мы тогда просто в шоке были, – у меня перед глазами снова возникла та картина, когда нас и других людей продавали как скот. Та пара, муж с женой и как женщина просила, чтобы её не разлучали с мужем и как эти уроды ржали над ней. В горле снова появился ком, который я никак не мог проглотить, – только злость и ненависть. Как мы тогда сдержались, я не знаю, так и хотелось зубами хоть одному в горло вцепиться, хоть одному, но дать кулаком в рыло.

— Правильно сделали, что сдержались, – сказал Большой наливая мне в стакан текилу, – вас бы сразу убили. А мы сейчас покумекаем, соберем пацанов и пойдем всех освобождать.

— И я бы, если честно, в ту вашу деревню сходил, – тут же повеселев сказал Корж, – Слива нам все уши прожужжал, как там вкусно кормят.

Мужики негромко засмеялись.

— Где твой Братишка, Слива, – добавляя хихикнул Грач.

— Эх Братишка, – вздохнул Слива, – как он там без меня?

— Да жрёт в три горла скорее всего, как и ты, – подколол его Клёпа.

— Ох мужики, знали бы, как они готовят, – покачал головой Слива, а я только кивать как попугай начал, — мы с Саней реально думали, что нас разорвёт и мы от обжорства сдохнем.

— Но какое-же у них там всё вкусное, – добавил я, улыбаясь, вспоминая угощения, – а про собакена не расстраивайся, вернёмся мы за ним.

— Не забыл бы он меня, – снова вздохнул Слива.

— Думаю этот не забудет. Так какие планы-то у нас?

— Ой да ладно, – махнул в мою сторону Туман, – сам уже, наверное, всё придумал.

— Придумал, – улыбнулся я, не став скрывать очевидное.

— Ну так говори, – спокойно сказал Дима, – сравним с нашим планом, внесём, если нужно, поправки и разработаем оптимальный план.

— Ну тогда наливайте, – потёр я руки.

 Глава 2. 
Александр. Таус. 15 мая.

— Берегите себя и будьте осторожней, – напутствовала меня Света, поправляя на мне разгрузку, – особенно ты, и мы вас ждём, а то этот ваш пончик, как вы его за глаза называете, – тут она улыбнулась, – все уши нам с девочками про их кухню прожужжал, Армен вон до сих пор от него в приятном шоке, только вчера у него ужинала, его меню хорошо увеличилось. Нам прям не терпится у тех людей из деревни парочку рецептов взять.

— Это с кем это вы у Армена ужинали? – я сделал строгое лицо, пытаясь скрыть улыбку.

— С бабами, с кем, – отмахнулась она от меня, – пока вы мужики, как мальчишки, к очередной войне готовитесь, мы либо дома по хозяйству, либо вас на берегу, вернее около ворот ждём. В общем предоставлены сами себе, вот и завалились вчера впятером к Армену в ресторан, он нам эти блюда по рецепту Бубы и посоветовал, вкусно всё ужасно.

— Ага, – кивнул я, улыбаясь, – ещё ты забыла про магазины, распродажи и всякие показы добавить, куда вы тоже, наверное, от скуки ездите.

— Ну не без этого, мы же бабы и нам всегда нужно выглядеть на все сто.

— Ещё всякие процедуры, — немного подумав добавил я, – всё для того, чтобы выглядеть на полгода моложе.

— Что? – Светка так же, как и я сделала строгое лицо.

Мы засмеялись, крепко обнялись, и она снова прошептала мне на ухо.

— Пожалуйста, будь острожен.

— Я всегда острожен. У меня вон пацаны видела какие?

Снизу раздалось кряхтенье.

— Да идём, идём уже, – опустив голову вниз, сказал я Булату.

— Пацанов тоже надо прикрывать, – не смотря на Булата сказал Света, – у них тоже есть любимые, которые их ждут.

— Свет хватит. Ты как будто меня в космос провожаешь.

— Ну космос, не космос, – ответила она, резко отлипнув от меня, – но внушение тебе сделать должна. Всё, идите уже, твои пацаны уже внизу ждут, а то я сейчас слезу пущу. Булат, ты его тоже охраняй, – она присела около него на корточки и, схватив его за голову, которая как мои три, а Светки четыре, прижала её к себе, тот снова закряхтел и попытался лизнуть её в лицо.

Поцеловав её ещё раз и подхватив рюкзак, вышел из квартиры, Булат за мной. Что-то насвистывая себе под нос мы спустились вниз, я насвистывал, Булат первый топал. Точно, два кабана уже стоят около подъезда, около них хлопцы, экипированные и вооружённые до зубов. Вон какие-то мужик с тёткой мимо идут, покосились на нас ещё. А Няма ещё, как бы невзначай, в их сторону с пулемётом развернулся, те сразу шаг ускорили.

— Ну наконец-то, – хмыкнул Слива увидав нас с Булатом, – ты там чё, завещание писал?

— Типун тебе на язык.

— Согласен, – тут же сморщился он, – неудачная шутка, поехали мужики.

Булат уже шмыгнул на заднее сиденье шестисотого в открытую дверь, я за ним. Всё, едем в терминал, оттуда в Водный мир, и дальше у нас куча заданий и того, что нужно сделать. Все остальные быстренько погрузились в машины и два чёрных, намытых мерседеса тронулись от нашего дома.

Едем не спеша, могу спокойно ещё раз прокрутить в голове все события последних двух недель. И были эти деньки очень и очень насыщенные.

У нас было несколько задач, от которых мы не собирались отказываться. И к их выполнению все эти дни шла усиленная подготовка. Помимо этого, дела ГДЛ закрутили меня полностью. Крутился как белка в колесе, совещания, встречи, хождение между мирами, работа с документами, встречи с нашими новыми друзьями, которые отдыхали с нашими и им проводили экскурсии, все раненые один за другим выписывались из больницы.

Три дня назад мы снова все собрались у Тумана в 888, ну кроме детишек, конечно, они так и жили в Водном мире, отдыхали и загорали там всё это время. Присутствовал только учитель, а так, все остальные, кто прибыл с нами на корабле, были.

Естественно, там была грандиозная пьянка, но перед этим мы довели до них свои планы, как и что будет, и что мы хотим сделать. Поддержали нас все.

Буба, красавчик. Оказалось, что он замечательно готовит и знает кучу рецептов. Наши девчонки тут же на него насели, и они в квартире у Тумана с Чаки готовили различные блюда. А потом про него узнал Армен, приехал за ним, уговорил его дать несколько уроков. Теперь у Армена в меню в его ресторане есть новые блюда. Буба из наших продуктов умудрялся создавать шедевры кулинарии, от которых все были в восторге.

Позавчера Риф сказал, что корабль готов и мы можем отправляться. За эти почти что 14 дней из него сделали конфетку, работы с ним велись круглосуточно и Риф не без гордости доложился, что всё готово.

Я пару раз был на верфи за эти дни, где этот корабль ремонтировали. В первый раз я увидел, что он уже в сухом доке, они как раз закончили докование и на грузовиках привезли два новых двигателя с винтами и ещё на нескольких фурах кучу дополнительного оборудования, всё это должно было быть установлено на этот корабль. Ведь он единственный может пройти через Полосу.

Во второй раз был, когда новые движки с винтами уже были установлены, заменена куча оборудования, новые пушки и зенитки, и Грады, установлены новые радары и ещё какое-то оборудование, бронестёкла, частично обшит Арканитом, да там много чего сделали, и его только начинали красить после ходовых испытаний. В общем, с ним провели колоссальную работу, и в данный момент это был сильнейший и мощнейший корабль в нашем флоте. Реки – это не для него, его стихия море.

Ах да, самое главное. Капитану с остатками его экипажа настолько у нас понравилось, настолько они прониклись духом Речного и настолько он спелся с Рифом и другими, такими же как они сами моряками, что они так же приняли решение остаться у нас жить в полном составе. Только они просили помочь им перевезти к нам свои семьи, на что получили заверения Рифа, что всех перевезём.

Капитаном данного корабля Риф сделал Хобота. Того самого, который на вертушке летал и нас обнаружил. Хобот, несмотря на свой молодой возраст, ему было всего 32, уже успел зарекомендовать себя как профессиональный моряк и капитан судна. Сначала он был капитаном десантного корабля, затем Антареса и вот теперь, стал капитаном этого военного корабля. Само собой, тут же набрали экипаж.

Риф, конечно, сначала предложил стать капитаном бородачу, но тот ответил, что он рыбак до мозга костей и его люди тоже. Рыбаки нам тоже нужны. Рыбу любят везде, во всех открытых нами мирах.

Их тут же приняли в ГДЛ, выдали жильё, назначили хорошую зарплату и выделили им рыболовецкую шхуну, которую пацаны Рифа несколько месяцев назад вытащили из своего облака. Её так же отремонтировали на верфях в Речном, а потом перетащили в Водный мир. Жить они будут все в Водном мире на одном из островов, и там же заниматься ловлей рыбы в промышленных масштабах. Семьи их перевезём, вообще всё в порядке будет.

— Мы на месте, – отвлёк меня Слива от моих мыслей, – вон пацаны наши около входа стоят.

Немного вытянув шею, через лобовое стекло я увидел, что мы уже заезжаем на большую автомобильную стоянку перед нашим институтом с воротами. Вон Туман с Грачом, рядом с ним братья, Карт, Буба и ещё несколько наших ребят. Чуть в сторонке стоят машины Мушкетёров, все в цепях и костях.

Буба, вот же чувак, не ошибся я в нём тогда. Чувак нереально компанейский, он как-то сразу понравился всем, всегда улыбается, всегда свежевыпеченный, как будто точно-только что из духовки и никогда не унывает.

Как мне рассказывал Грач, с Мушкетёрами он и Лицу даже в наше облако скатались, им провели, как уже потом сказал Котлета, более глубокую экскурсию. Потом, когда все братья поправились после ранений, они попёрлись в мир Динозавров, там, правда, ещё некоторые из наших пацанов с ними поехали, вон Собровцы были, Корж, Тамаз и ещё кто-то. Там вместе сначала смотрели на динозавров, потом на них охотились, потом пили и так далее. В общем здоровые мужики отрывались по полной. Вон Буба стоит улыбается и размахивая руками что-то рассказывает смеющемуся Грачу.

— Здорово, шеф, – гаркнули пацаны, когда мы остановились около них и стали выбираться из машин.

— С собой решил взять? – протянув мне руку для рукопожатия спросил Туман кивнув на Булата.

— Да, он уже большой мальчик, пусть прогуляется.

— Правильно, там Страйк внутри со Шварцем своим уже тоже ждут, – кивнул он головой на терминал, – тоже говорит, возьму кошака своего прогуляться, и Большой с Кайтой.

— О как, неплохо. Он вчера ещё думал брать кота или нет, видать решился. Селя-то где с Дизелем своим?

— В Кижень укатил, – ответил за Тумана Грач, – с пацанами новые Чёрные плащи туда погнали. Как раз обкатают.

— Прикольно, местные там в деревне обалдеют от Лимута и Волхов. Всё готово? – спросил я у Рифа, – поздоровавшись со всеми ребятами.

— Да, все уже внутри, открытие ворот в Водный мир через 10 минут. Корабль тоже готов и полностью загружен, можно отправляться, у нас в институте в зале тоже всё готово.

Я только кивнул, как Туман включил командира и произнёс.

— Так девочки, собрались быстро, – хватаем вещички и вперёд, нас ждут великие дела.

Похватав из багажников машин рюкзаки и оружие пошли внутрь. Быстрым шагом проходим малый зал приёмки. Тут полно ящиков, коробок, бочек, машин, катеров, всё то, что мы решили переправить в тот мир, когда закрепимся на месте. Вон ещё наши хлопцы и Лимут, вот же котяра, прям на ящиках растянулся.

Увидав нас и Булата, лениво поднял задницу, не спеша потянулся, а потом со всей своей грациозностью спрыгнув с ящиков уселся около Страйка. Ну хорош, ну красив. Кайта снизу сидела. Булат тут же подбежал к ним виляя хвостом, обнюхали друг друга и Булат тоже на задницу сел.

— Сань, глянь, – хихикнул Слива.

Посмотрев, куда он показывает, я увидел, как по лестнице к нам спускается Гера.

— Ну прям Рембо, – так же потихоньку хихикнул Грач.

— Смерть врагам, – не удержался от комментария Туман.

Мы остановились и дождались, когда Гера подойдёт к нам. Да уж, видончик у него.

— На нём форма, как на корове седло, – снова ляпнул Слива.

— Ещё раз так скажешь, я тебя в какой-нибудь мир первопроходцем кину и там оставлю, – совершенно спокойно произнёс Гера, подойдя к нам. Во, услышал-таки он его. Слива аж улыбаться прекратил и тут же быстро произнёс.

— Прости, Гер.

Я никак не мог прекратить улыбаться, рассматривая нашего кучерявого. Одет он был, как и все мы, в кроссовки и нашу цифру, только у него ещё на голове болталась каска, мы-то, кто в бейсболках, кто в банданах пока, каски на локте висят, а этот сразу её себе на башку напялил и походу немного ошибся с размером, так как она у него при ходьбе всё время съезжала то набок, то на затылок, то на глаза. Да и, если честно, Слива прав, но я молчу. На нас-то форма сидит как влитая, обмялась уже вся, а этот, видать, её только напялил и вид у него как, в общем Слива прав на все сто. Хорошо хоть без оружия, у него вон вместо автомата и разгрузки на плече сумка небольшая висит.

— И ты не улыбайся, – посмотрел он на меня.

Я аж обалдел. Гера походу не в духе. Затем он развернулся и, не обращая на Тумана никакого внимания, пошёл в большой зал.

— Чё это с ним? – шёпотом спросил Клёпа.

— Туман его брать не хотел, – так же шёпотом ответил Грач, пряча улыбку.

Все тут же посмотрели на Тумана.

— Да, не хотел, он у нас голова какая, – Туман для наглядности вверх поднял указательный палец, – этот упёрся рогом и говорит – я с вами. Типа, что я буду потом своей дочке рассказывать. Пришлось согласиться, хотя маяки мы и так запустим.

Негромко рассмеявшись, мы пошли за Герой в зал с воротами, вон туда перед нами заехал кар с ящиками на поддоне. Гера уже стоит и с деловым видом что-то бубнит в рацию.

— Вы готовы к переходу? – спросил он у нас.

— Ага.

— Открытие через минуту, – тут же сказал и нам, и в рацию одновременно Гера.

Затем отдал рацию подбежавшему пареньку в спецовке.

— Никак я к вашим этим воротам привыкнуть не могу, – раздался сбоку голос Вара.

— Ага, я тоже, – поддержал его Найре, – вроде и ходили между мирами, но всё равно, как-то не то.

— Как будто в воду стоя прыгаешь, – добавил Лицу.

Я стоял и наблюдал за здоровяками. Как же они быстро интегрировались в наше общество. Нормальные пацаны, здоровые, неглупые, без каких-либо понтов, не дураки повеселиться и подраться и не трусы.

Они вон несколько дней назад с некоторыми нашими хлопцами на руках боролись, с Ванечкой особенно. Ваня выиграл у всех кроме Вара, тот оказался сильнее, Большой тоже ему проиграл и Лицу. Потом они брёвна на спор таскали. Потом Вар психанул и поднял за задницу какую-то машину, Ваня не смог. Короче, здоровые детинушки вели себя как дети.

С Малышом их пацаны тоже познакомили, они, конечно, от него сначала в аут ушли, а потом ничё, даже как-то общались.

Опять у нас отличился Тамаз. Мы, когда в Речной на небольшой пикничок на пляж приехали, там все собирались как раз. Получилось так, что около стола с едой стояли одни эти здоровяки. Братья, Карт, Большой и Ваня, вот тот и заорал на весь пляж «здорово сироты». Ржали все, картина точно, как в фильме 12 стульев была. Братья и Карт вроде сначала не поняли юмора и хотели уже Тамаза немного помять, в шутку, конечно, но им быстренько объяснили, что к чему. А потом приехали Ватари с Полукедом и гномами, наши старые знакомые Дук и Гук и как давай свистеть.

Потом мы выпили, пожарили мяса, ещё выпили и полезли купаться. И вот когда наш якудза снял с себя одежду, сироты, как их тут же начали все называть обалдели, Братья и Карт я имею в виду, Бубе было пох, он там с мясом чё-то мудрил над здоровенным мангалом вместе с Малышом.

Короче Лицу сказал, что тоже хочет себе какую-нибудь наколку. Вар на это тут же заметил, что батя его убьёт, если он такой же разноцветный приедет. Ватари с присущим ему спокойствием сказал, что такое количество наколок нельзя набить за пару часов, это месяцы работы. В итоге Лицу на следующий день всё-таки поехал с Ватари в тату салон и набил себе на левую руку какой-то рисунок.

Потом девчонки наши подъехали, капитан со своими пацанами, и мы на берегу реки жарили шашлык, пили, играли в волейбол. Во всадников, как тогда, больше не играли. На следующий день поехали всей толпой на озеро, там в Аватаров играли. Опять было прикольно наблюдать, как Волхи и Лимуты, выбравшись из воды, носятся синие туда-сюда по берегу.

— Открытие через 5,4, 3, 2,1, – раздалось из колонок под потолком.

Раз, мерцание.

— Пошли, мужики, – весело сказал Слива, и первый шагнул в Водный мир.

Несколько шагов и мы в Водном мире. Я успел заметить, как братья проходят ворота зажмурившись и задержав дыхание, а Карт ещё нос зажал, как будто в воду прыгает. Выйдя из ворот на острове, где были верфи, я сразу увидел красавец корабль.

— Моща, – выдал Слива.

Да уж, корабль впечатлял. Он какой-то другой стал. Походу они рубку ещё более покатую сделали, ракетные установки вон, эти вообще вид меняют и покрасили его маскировочными пятнами, как хаки, только они какие-то серо-голубые были. Ну прям огонь смотрится. Позади рубки вон, даже стрела небольшого подъёмного крана имеется, насколько помню, там большой люк в трюм, вот видать свой кран и сделали, неплохо.

Идём к кораблю, по ленточному трапу на него грузят ящики и тюки с вещами, рядом на берегу стоит фургон. Вон Мушкетёры в полном составе, Малыш ящик прёт, Апрель стоит с матросами. Здороваемся со всеми и, не останавливаясь, по соседнему трапу наверх.

— Экипажу всё проверить и как следует закрепить, – раздаётся из громкоговорителя голос Хобота, – всем посторонним покинуть борт корабля, отправление через 10 минут.

— Фигасе он темп взял, – кряхтит Слива протискиваясь с нашими тюками по узким коридорам корабля, – глянь Сань, они тут тоже всё переделали.

Пытаюсь вспомнить, что и как тут было.

— Там столовка дальше, – напоминает он мне, – только тут коридор был и большая каюта, сейчас тут кубриков наделали.

— Точно.

Мля, а как тут вкусно пахнет. Видно, что стены только выкрасили, и в нос должен бить запах краски, но нет, везде пахнет растениями гномов, они же на раз впитывают в себя любые запахи, любую вонь. Так бы его проветривать нужно было пару суток точно.

— Вы сюда, вы двое сюда, – слышим впереди голос.

Это нас уже встретил матрос и распределяет всех по каютам. Нам досталась каюта на четверых, большая. Тут я, Слива, Большой и Волхи. Едва мы в неё вошли, как Кайта, обернувшись и увидав, что людей трое, тут же запрыгнула на нижнюю койку, Булат было тоже на соседнюю, но я его согнал.

— Э нет брат, будешь на коврике спать, это моё место.

Сгоняю Волха, рюкзак на кровать, Слива наверх, ну а Большой покряхтев забрался на соседнюю верхнюю.

— Отправление через 2 минуты, – снова раздаётся голос Хобота из колонок.

По многочисленным коридорам, лестницам и трапам корабля слышен топот десяток ног.

— Может наверх пошли? – предложил Слива, – вещички потом разберём.

Булат как раз только улёгся на коврик, который я, догадавшись, взял с собой, кряхтит вон лежит.

— Да и этим нужно место для туалета найти и воды принести, – кивнув на Волхов сказал Большой.

— Пошли, посмотрим, как отходить будем, — согласился я.

В дверь постучали.

— Да.

— Вот вашим, – в открывшуюся дверь просунулась сначала белобрысая голова паренька, одетого в морскую форму, а следом он протянул две большие металлические миски и большую же бутылку с водой, – там дальше по коридору закуток под трапом, – продолжил он, показав пальцем в ту сторону, – Хобот сказал, пусть ваши, – кивок на волхов, – туда в туалет ходят, Страйку я уже сказал. Всё, я пошёл, – раз и он исчез.

— Сервис, однако, – улыбнулся я, успев взять у него тарелки и воду.

— Пошли уже, – поторопил нас Большой одевая на ноги шлёпки.

В коридоре встретились со Страйком и его Шварцем, посмотрели на туалет для зверей. Там под лестницей стояли три больших лотка с песком, мы сказали нашим зверюгам, чтобы они сюда ходили со своими делами, вроде поняли. Наверх мы поднялись в тот момент, когда как раз отдавали швартовые. Идём на нос, рассматриваем наши Грады, пушки, зенитки.

— Я из такой стрелял, – с гордостью произносит Большой гладя ствол зенитки, – убойная штука.

В течение пары минут наверх поднялись все наши, как сказал Слива, наш десант. Нас 35 бойцов, Хас, Бер, Юп, Малыш, Ватари с Полукедом, Мушкетёры, в общем, все те, кто постоянно лезет в самую задницу.

А прикольно вот так наблюдать отход от причала, стоя на высоком борту корабля. Даже Волхи и Лимут вон сидят смотрят на берег и немного щурятся от ветерка.

Ещё через несколько минут наш корабль издал протяжный гудок, и мы стали набирать скорость.

Отойдя от островов, разбрелись по кораблю кто куда. На глаза нам то и дело попадался кто-либо из экипажа, либо бойцов. Должен признать, что корабль прям ожил. Само собой, опробовали столовую, там почти 10 человек готовили на всю ораву мужиков.

Риф сказал, что экипаж корабля состоит из 50 человек, ну и нас плюс 35 и трое зверюг, которые как двое-трое мужиков каждый жрёт, да плюс ещё пятеро здоровяков, ладно четверо, Буба пухлый. В общем, работы на кухне хватало. Поели, поспали, потом ещё поели, скучно, тот бы капитан нас сейчас наверняка заставил бы корабль драить, а тут у Хобота полноценный экипаж.

Кстати говоря, все остальные, те, кто приплыл с нами на корабле, ждут нас в институте, их мы немного по-другому домой отправим, а потом из колонок раздался голос Хобота.

— Внимание всем на корабле, впереди по курсу Полоса.

Автоматически смотрю на часы. Быстро мы до неё дошли, ну да, с новыми движками мы так хорошо пёрли. Уж не знаю, где Риф взял эти движки, но, по его словам, корабль на максималке теперь выдавал 31 узел.

— Вон она, – негромко сказал Слива, когда мы поднялись на палубу и прошли на нос.

Там уже было несколько наших ребят. Вон Малыш стоит, широко расставив ноги, и смотрит на тёмное небо впереди. До Полосы было ещё несколько километров, но мы все уже без биноклей её видели.

Если сейчас тут над нами светлое небо, почти полный штиль, то там прям серая стена, молнии вон сверкают и без каких-либо объяснений понятно, что там идёт сильный шторм.

— Два дня мы тут ждали, – сказал Риф стоя около нас, – а он всё не кончался.

Постояли так несколько минут и снова команда Хобота через громкоговорители:

— Всем пассажирам пройти в свои каюты, ещё раз проверить все вещи, чтобы вам на бошки ничего не свалилось. Экипажу закрыть все люки и иллюминаторы, приготовится к сильному шторму, проходим его с ходу, на максимальной скорости, мужики, будет качать, очень сильно, и кто метнёт харчи, будет потом сам убирать, так что готовьте пакеты.

Делать нечего, выбора нет, идём внутрь, в свою каюту.

— Чё, страшно вам? – подколол Большой Кайту и Булата.

Те только что с нами на носу точно так же смотрели на Полосу и походу сообразили, что мы плывём в самую задницу, как-то оба Волха сразу поджали уши, а Булат ещё и хвост.

— Не боись, зверюги, – погладил я по голове сначала Булата, а потом и Кайту, когда мы уже пришли в нашу каюту, – пройдём, у нас хороший корабль.

Быстренько проверяем все свои вещи, закрываем шкафы и два иллюминатора у нас в каюте.

— Минута до вхождения в Полосу, – снова голос Хобота.

Я лёг на кровать, Булат на свой коврик, пацаны вон пока сидят, Кайта тоже на кровати лежит. Через парочку минут я начал чувствовать, как качка корабля усилилась, потом мой вестибулярный аппарат потихоньку начал паниковать. Булат с Кайтой закряхтели, Сливе пох, Большой вон немного бледный сидит, держится за койку.

— Большой, выпей, – Слива протянул ему свою фляжку, – легче будет.

Тот не глядя сграбастал фляжку и в один глоток её осушил. У Сливы аж глаза на лоб полезли.

— Страшно? – спрашиваю у Большого.

— Есть немного, – честно признался он, – я же сухопутный.

— Как и все мы, – добавил Слива доставая из рюкзака бутылку с Текилой.

А качка-то усиливается. Булат, вон, притих, Кайта тоже насторожено смотрит на иллюминаторы, в которые то и дело бьются потоки воды.

Качает всё сильнее и сильнее, вставать не рискуем, на ногах не устоишь. Снаружи гром, молнии и вода, много воды.

Раз, Булат весте с ковриком поехал в сторону двери. Ох, вы бы видели в этот момент его глаза. Он как лежал на коврике, так и поехал, только голову поднял и охреневшим взглядом смотрит как он едет, потом сообразил, что что-то не то, вскочил и ко мне.

— Вот же ты трус-то, – засмеялся я, еле успев подвинуться на кровати.

Эта 170 килограммовая хреновина запрыгнула на кровать и прижалась ко мне.

Да и Кайта, вон, уже тоже на руках Большого сидит, из-за её тела только частично голова Большого видна.

Качает, ещё, что-то где-то загремело, потом затрещало, потом кто-то на кого-то орал, снова треск, потом кажись в соседней каюте что-то разбилось.

— Итить, – выдохнул Большой.

Снова он напоминает большого краба, который своими клешнями вцепился во всё, что только можно.

Волхи так и сидят на нас. По тому как бьётся сердце у Булата, я понимаю, что он напряжён и ему пипец как страшно. Кайта вон тоже напугана. Во мля, здоровые зверюги, я думал они ничего не боятся, сейчас, поди, поливают нас на своём языке на чём свет стоит.

Качка пипец, меня укачало, ком в горле всё больше и больше. Васёк вон пару раз хватался за пакет готовый метать харчи, но вроде его отпускало.

Не знаю сколько мы так плыли, но постепенно качка стала становиться всё меньше и меньше. Потом, ещё минут через пять, она окончательно прекратилась. К этому моменту я уже сам был готов метнуть всё что съел на камбузе, Большой таки не удержался разок, его вывернуло, Сливе так же пох, он вон лежит на койке, пьёт Текилу и читает какой-то журнал, Волхов тоже укачало, по крайней мере Булата точно, он как-то смотрит на меня, но сквозь, хреново ему точно. Кайта просто лежала на Большом закрыв глаза.

Наконец из динамиков раздался голос Хобота.

— Экипажу и пассажирам, Полосу прошли.

— Урааааа, – начали орать на всём корабле.

Мы не орём, нам хреново. Слива попытался конечно тоже крикнуть, но увидав наши взгляды заткнулся.

— Экипажу проверить все механизмы, – снова голос Хобота, – пассажиры, выползайте на палубу, подышите, легче станет.

На палубу выползли еле-еле, я чувствовал себя как после хорошей попойки, тошнило очень сильно. Странно, что в первый раз, когда нас на корабле везли, что, когда назад прорывались, меня так не укачивало, а тут прям ушатало. У меня было такое ощущение, что меня засунули в какой-то барабан и крутили меня в нём несколько часов. В голове были не вертолёты, а какие-то горки, зрение плавает, тошнит, короче, качка выжала меня как лимон, да и другим тоже досталось.

Да вон пацаны тоже как зомби. Хас опять бледно зелёный, Малыш тоже башкой трясёт и тащит на себе Полукеда, сзади Ватари плетётся. Потом Страйк с Апрелем появились, они в каком-то брезенте Шварца вынесли и аккуратно положили его на палубу под ветерок, им помогают Котлета и Мамуля.

Мне, прям, кошака жалко стало. Укачало его бедолагу просто в хлам. Страйк стоит около него на коленях, водичкой ему морду поливает и что-то шепчет на ухо.

— Вот это аттракцион был, – выпив половину бутылки с водой сказал Корж.

— Американские горки мля, – добавляет Тамаз.

— Ну чё, сухопутные, – из динамиков раздался довольный голос Хобота, – укачало вас?

Он в рубке вон сидит, видит нас на палубе, как мы тут в себя приходим. В сторону рубки тут же показались пару десятков средних пальцев от нас. Хобот, гад, снова смеётся.

— Больше я на такую затею не соглашусь, – охнув и садясь на задницу, произнёс Апрель.

— А больше и не надо, – говорит Гера, сидя на палубе и держась за голову, – маяки установим, запустим, будем через ворота ходить. Пусть Хобот сам на этом корабле назад идёт. Сможем, сделаем ворота как на острове, чтобы через Полосу не ходить, раз, – Гера щёлкнул пальцами, – и мы дома.

Волхи уже пришли в себя. Вон оба подошли к Шварцу и тыкаются в него носами, Лимут тоже вроде очухался, но ещё немного в прострации. Жалко кошака, ну ничё, очухается, Страйк вон ему миску с водой поставил, правда из неё сразу всю воду Кайта и Булат выпили. Пришлось мне идти им за мисками и за водой.

Минут двадцать ещё прошло, народ вон из бледных поганок более-менее приобретает естественный цвет лица. Только Упырь как обычно с синей рожей. Братья и Буба как огурчики, Слива всем предлагает жахнуть текилки. Туман даже не орёт на него, ему самому хреново.

Наконец всех отпустило, мы так и сидим на палубе, дышим морским воздухом. Парочка матросов, пряча улыбки, принесли нам крепкого чаю без сахара, выпили, помогло.

Да уж, морская болезнь дело такое, либо она есть, либо её нет. Привыкнуть к ней, конечно, можно, но сложно.

До нужной нам точки шли два дня, всё-таки с новыми движками движемся гораздо быстрее. Туман, видя, что мы изнываем от безделья и не знаем куда себя деть, придумывал нам всем задания, потом к нему присоединился Грач. Сначала-то прикольно было, вроде есть чем заняться, а потом как-то надоедать стало, но время летело гораздо быстрее, так два дня и прошло. У экипажа-то всегда работа есть, то вахта, то отдых, то ещё что, Хобот там им тоже особо расслабляться не давал.

Короче, Туман с Грачом разбили нас не несколько команд. Но в соревнованиях мы не участвовали. Они, эти отцы командиры сделали так. Для одной команды взяли две пустые бочки, ссыпали туда несколько десятков цинков различных патронов и заставили их сортировать. Вроде чём там такого, этот калибр сюда, этот сюда. Ага, щас, когда патронов сотня, ну две, ну тысяча, то еще ладно, а вот когда их тысяч 30-40 и там 4-5 видов. Несколько часов сидели перебирали, у меня аж пальцы заболели. Это же надо зачерпнуть в бочке жменю патронов, рассортировать, снова зачерпнуть, а они там не кончаются.

Не, Слива-то конечно предлагал часть в море ссыпать, но как-то жалко стало, так и сидели вокруг бочек перебирали.

Потом припёрли на палубу другую бочку, Мушкетёры приперли по их команде. Вторую команду они заставили разобрать несколько десятков единиц оружия, все запчасти в бочку и потом всё это собрать. Да ещё гады сказали, что на нескольких деталях есть пометки, типа чтобы все детали на том или ином стволе с него же и были. От это была лотерея, искали эти пометки, собирали.

Третью команду заставили тренироваться ставить эти клинья и распоры. Грач какого-то матроса нашёл, который свободный был. Мы со Сливой тут сами виноваты, рассказали же им, как щель эту ловили, вот они и вспомнили. В общем за эти пару дней то одно, то другое, то третье, но время пролетело очень быстро.

— Впереди по курсу земля, – в наш кубрик ввалился довольный до ушей Слива.

Мы с Большим в это время занимались тем, что сначала я, а потом Васёк аккуратно мазали друг друга мазью дока. Это мы только недавно из трюма вернулись с очередной тренировки, сначала просто учились быстро эти распоры ставить, а потом на время. Отбитые пальцы и попадания по телу перестали считать после первого десятка. Но зато сейчас, если не дай бог будем тонуть, тьфу три раза, то любой из нас этот распор установит на раз, да плюс все знают куда бежать, чего хватать и как спасаться.

Хобот сначала смотрел, как мы почти что трюм разнесли, а потом включился в обучение, пригнал к нам боцмана, сурового дядьку лет 55, и тот начал гонять нас в хвост и гриву похлеще того матроса. Потом, когда мы в очередной раз не уложились в норматив и старались отдышаться, он увидел зашедших в трюм Тумана и Грача.

Те пришли проверить, как у нас тут дела. Ну и их тоже к нам до кучи, ох мы и злорадствовали, в шутку конечно, но подкалывали Тумана и Грача только так. Мы-то там уже по несколько часов были, тем более я и Слива ваще почти профи. Два раза тонули, но распоры правда ставили один раз и в холодной воде, хоть тут её, хорошо, нет. Но всё равно в такой толпе, то один, то другой из нас получал то распором, то ключом, то наступит кто, то об ящик ударишься. А Боцман мужик серьёзный, такому и отказать-то не удобно, вот наши командиры и фигачили с нами.

Волхи и Лимут всё это время сидели на лестнице и смотрели, как куча здоровых мужиков носятся по трюму туда-сюда с этими распорами между различных грузов и двух небольших парящих катеров, которые погрузили в трюм, потом устанавливают распоры, где покажет боцман, двигая эти ящики туда-сюда и после этого с надеждой смотрят на него, типа сдали или нет. И нам казалось, что звери над нами смеются.

За это время мы много узнали о себе нового. Таких забористых выражений я даже от Рифа не слышал. Потом он всё-таки над нами сжалился и сказал: «пойдёт».

— Наконец-то, – буркнул Большой, намазав мне спину мазью, когда мы уже находились в нашей каюте после всех этих учений по выживаемости, – я больше не хочу в трюм идти распоры эти ставить и ящики двигать. Я лучше один бочку патронов переберу.

— Я с тобой, – кивнул я тут же соглашаясь.

— Да уж, – тут же включился Слива улыбаясь, – хорошо, что тут земли нет, а то бы они нас заставили копать от сих и до пока не …, ну вы поняли.

Мы рассмеялись.

— Пошли посмотрим, чё там за земля-то, – всунув ноги в кроссовки сказал я.

 Глава 3. 
Александр. Корабль. 17 мая.

— Вот и дом, – вздохнув произнёс Лицу, когда мы поднялись и вышли на нос корабля.

Там уже было много наших, все так же смотрели на приближающийся берег.

— Где Вар то? – спросил кто-то у Лицу.

— В рубке с Хоботом, уточняет там что-то.

— Как там мой Братишка? – тихо пробубнил сам себе под нос Слива.

— Нормально всё с ним, ждёт тебя, я в этом уверен, – тут же ответил ему Карт, – эти собаки очень верные. Мы сегодня к нам попадём? – спросил он у Тумана.

— Всё зависит от капитана, – ответил Туман кивнув в сторону рубки, – нам же ещё до вашей этой бухты идти.

— До неё час ходу, – тут же ответил Буба, – мы почти точно вышли к нужному месту.

— А от бухты до деревни? – спросил Апрель.

— Час лета на катере.

— Вы ещё не забывайте, что нам ещё нужно лагерь разбить, – нахмурился Туман, – и площадку для приёма грузов приготовить.

— Сделаем всё, а потом домой, – уверенно кивнул Карт, – пусть и ночью, нам всё равно рады будут.

— Да-да, – закивал Слива, – меня Братишка ждёт, Туман, я пешком пойду если не отпустишь.

— Да полетим, полетим мы к ним, успокойтесь. Да и засветло ещё до вашего дома скорее всего доберёмся.

— Отлично, – сироты тут же повеселели.

Смотрю на часы, время почти три. Нормуль, точно успеем. Теперь мне, наверное, стоит поподробней рассказать про наши дальнейшие планы, долго же мы над ними корпели, но вроде придумали всё как могли и разработали.

В этой бухте мы разбиваем большой лагерь, там запускаем наши ворота, принимаем грузы и людей. И оттуда же начинаем шаг за шагом колоть Фоле.

Почему не в самой деревне? А мы сразу решили, что не будем им мешать жить, как они там привыкли. Пусть лагерь будет рядом, всё-таки то количество народу, техники, различных вещей, продуктов, оружия, которое мы планировали туда перетащить через ворота достаточно большое. Загадить нашим присутствием деревню мы не хотим.

Нам же ещё рабов освобождать, тех кто с нами были домой нужно доставить, так что лагерь нам нужен обязательно. И расположен далеко и найти его не просто, и ворота у нас для получения всего необходимого есть.

В гости ходить в деревню, пожалуйста, если местные против не будут, и командиры разрешат. Но опять же, я точно знаю, что в лагере будет железная дисциплина, хрен Туман с Грачом всю толпу в деревню пустят.

Очень большой плюс, что у нас есть вертушки, а у противника нет средств ПВО, вообще. По несколько человек в вертушку, туда же маяк и они летят ищут, где они там живут. Далее они садятся, маяк, ворота, все дома, люди, грузы, торговля, если кто захочет, конечно.

Конечно, была вероятность того, что те из местных, кто полетят на вертушках, просто не смогут сориентироваться сверху, но надеюсь, всё получится.

Несколько человек катали на вертолётах в нашем мире, чтобы они заранее знали, что это такое и хоть как-то привыкли и освоились. Тот же штурман, молодой парнишка, который нам курс прокладывал, когда мы корабль захватили и которого ранили. Учитель летал, остальных кого укачало, кто банально испугался, женщина там ещё какая-то тоже летала, в общем несколько человек полетят с нашими пилотами и бойцами с маяком.

Примерное направление куда лететь нам известно, а там сверху разглядят родные места. Горы, дороги, чё у них там есть.

Потом мы максимально собираем информацию, где могут быть рабы. Местные о них тоже сто процентов знают, далее разведка.

А вот дальше, дальше наши планы были просто грандиозные, я бы сказал Наполеоновские. Риф безумно загорелся флотом. Мы как-то, сухопутные, до этого не допёрли, а он сразу сообразил. Ведь мы знаем, что у Фоле есть несколько таких же кораблей по типу того, на котором мы сейчас плывём, а скорее всего и другие тоже.

Карт сказал, что все его верфи и ремонтные мастерские находятся не в Ману, а где-то в другом месте. Что это за место, знает один из мужиков в его деревне, он сбежал оттуда из рабства. Вот мы с этим мужиком побеседуем, узнаем, что и как, потом туда, проводим разведку, снова маяк. Ворота и бойцы пошли, много.

Наводим там конкретный кипишь. Захватываем по максимуму что там будет, хоть ещё парочку кораблей, катеров, оборудование, инструменты, материалы и снова открываем ворота. И всё это утаскиваем к нам на остров в бухту. Всё остальное пускаем на воздух.

Естественно, как только мы там наведём конкретный шухер, информация дойдёт до Фоле, сразу мы всё охватить не сможем, у нас бойцов столько нет. Фоле оставим на десерт. Одно плохо, мы вообще не знаем, что там у него за замок. Местные, кто знал, просто сказали, что он живёт в замке и всё.

Ладно, найдём тех, кто даст нам информацию и по замку. Так же посидим покумекаем, разработаем план захвата и вперёд. Очень мне хочется на этого урода посмотреть, сломать ему ноги и прекратить торговлю людьми в этом мире.

— Вон бухта, — негромко сказал Слива, отвлекая меня от моих мыслей.

Мы всё так же стояли на носу корабля, погода располагала, и я уже и сам видел, как наш корабль, на малом ходу заходит в бухту.

— Кстати мужики, а чё у корабля названия то нет? – неожиданно спросил Клёпа.

— Да, – тут же встрепенулся я, вспомнив, что действительно не видел название на его борту.

— Есть, – усмехнулся Риф, – не успели медные буквы сделать к отплытию. Вчера моя, её крестной матерью назначили, об борт корабля бутылку разбила. Название угадаете? – он улыбнулся и посмотрел на нас.

— «Варяг»? – тут же хором сказали несколько человек.

— Ага.

— Ну и название, – сморщился Колючий, – у нас вон Белаз с таким названием был. Его весь на иголки пустили.

— Ну тут я не лез, – развёл руки в стороны Риф, – Хобот капитан, ему и флаг в руки.

— А чё нас-то на разбивание бутылки не пригласили? – спросил я, – вроде же корабли всегда с помпой, с шумом, с оркестром на воду спускают.

— Это построенные, а этот ремонтировали, мы сами, потихоньку. Вот построим сами корабль, тогда и будет вам и шум, и помпа, и салют, и оркестр.

— А мне нравится, – подумав сказал Туман, – «Варяг», прикольно.

— Ага, – хихикнул Риф, – Мушкетёры предлагали ему другое имя.

Все разом с огромным интересом посмотрели на Рифа. Тот продолжал улыбаться и добавил.

— В жизни не угадаете.

— Смелый? Всем хана? Один за всех? – тут же посыпалось со всех сторон.

Каждый из нас тут же постарался включить фантазию и пытался хоть примерно угадать название, которое придумали Мушкетёры, или хотя бы к нему приблизиться. Даже я несколько вариантов предложил, но я так же понимал, что до того, что взбредёт в голову Мушкетёрам, особенно когда они вместе, я никогда не догадаюсь. На все наши предложения Риф только отрицательно махал головой продолжая улыбаться.

— Сдаюсь, – через пять минут сказал Туман.

— Я тоже и я.

Короче мы сдались все, и я сказал.

— Давай Риф, колись, что там за название.

— Скажу, – кивнул он, – кстати говоря, очень многим из экипажа их имя корабля понравилось, но Хобот как-то побоялся его так называть, мне оно тоже понравилось. А тот капитан ваш, – он кивнул головой в бок показывая на острова, – вообще очень долго ржал вместе с пацанами своими, но им оно тоже понравилось. Короче, если захватим у Фоле ещё какую посудину, думаю это название точно будет.

— Да какое название то? – не выдержал я.

Риф снова хихикнул и ответил.

— «Небздящий».

И тут мы все разом заржали. Такого названия или имени точно никто из нас не ожидал. Тумана от смеха вон аж пополам согнуло, а лежащий рядом со мной Булат поднялся и на меня смотрит, а я ржу вместе со всеми.

— Ну и названьице, – вытирая слёзы от смеха сказал я, – да уж. «Небздящий». Это только эти до такого додуматься могли.

— Ты только никого из них капитаном не делай, – так же просмеявшись сказал Грач Рифу, – а то они точно на нём тут первую или вторую мировую устроят и полностью оправдают название корабля.

Снова взрыв хохота.

Да уж, «Небздящий», надо же такое придумать. Но Мушкетёры у нас ребятки креативные, всякие чудные штуки, которые нормальному человеку в голову никогда не придут, из них так и сыпятся.

— Нормальное название, – лыбясь поддержал нашу четвёрку Слива, – по нему сразу видно, что там экипаж на всю голову отмороженный.

Снова смеёмся.

— Хватит там ржать на носу, – раздался из громкоговорителя голос Хобота, – по сторонам лучше смотрите, мы в бухте.

Красиво тут, тихо, тепло, пляж вон большой впереди. «Варяг», мы так корабль сразу стали называть, так же на малом ходу шёл вперёд. По бокам от нас горы, Туман вон уже показывает, где должны быть наблюдатели, матросы бегают суетятся по палубе, готовят стрелу крана и снимают верёвки и тросы с ящиков, которые закреплены тут же на палубе, другие матросы внимательно смотрят в воду по курсу.

Вода как стекло, дно видно очень хорошо, как и камни на дне, какая глубина я понять не могу, вода всё искажает, но метров 10 точно есть. По крайней мере идём уверенно. Мы стоим молча, не мешаемся. Хобот вон кого-то по матюгальнику песочит, все забегали ещё быстрее.

Ещё минут через десять ход скинули до самого малого, и ещё через некоторое время я почувствовал лёгкий толчок, всё, нос корабля упёрся в песок, до берега метров 20. В дно ткнулись идеально.

— Я не поплыву, – тут же сказал Слива.

Вот же, я, честно говоря, тоже надеялся, что мы прям до берега дойдём. Вот совсем мне не хочется лезть в воду. Но тут где-то в недрах корабля заработали двигатели, огромные створки трюмного люка открылись, над ним тут же зависла стрела крана и вниз пошёл трос.

Мы все с интересом так же стояли на носу и с интересом наблюдали за происходящим. Через минуту на палубу из трюма начали одну за другой вытаскивать какие-то синие кубики, вот прям до боли что-то напоминающие.

— Да это же как в Египте или Турции причалы эти или пирсы, – воскликнул Колючий.

Точно, вон матросы их уже распаковывают, потом, дружно навалившись, парочку таких пластиковых секций они просто скинули их в воду, спустили трап с левого борта, потом ещё секцию.

— Точно тренировались, – выдал Грач.

— Да, – подтвердил Риф, – мы как знали, что к берегу не подойдём, вот вам и проход до берега, потом уже пирс построим.

Ещё через пол часа мы, уже дружно похватав оружие, спустились по трапу, прошли по этим пластиковым штукам и оказались на берегу. Булат, Кайта, а следом за ними и Шварц быстренько свалили в лес, сейчас проверять все будут. Я, конечно, хотел их окликнуть, но просто не успел, они втроём ломанулись сразу, Страйк и Большой только руками махнули, типа пусть бегут.

— Прикольно, – улыбнулся Слива, – как они хоть называются то? – кивнул он на синюю ленту, идущую от берега к трапу корабля, когда мы уже стояли на чистом песочке.

Матросы уже вбивают колья на берегу, крепят этот пластиковый пирс.

— Понтон модульный, – с видом знатока сказал Риф, – у нас их много. Полгода назад из нашего облака баржу вытащили, их там полно было. Лёгкие, не тонут, шторм до двух балов выдерживают, да и собираются легко.

— Давайте с разгрузкой поможем, – предложил я, – пока катера вытащат, пока туда-сюда.

— Согласен, – кивнул Слива, – катера в самом конце трюма, надо палатки установить, площадку для открытия ворот подготовить.

— Да-да, – закивал очутившийся рядом Гера, потом покрутил головой и, показав рукой, продолжил, – мне вон там палатку установите, туда же и всю аппаратуру с кубами, я пока настройкой займусь.

— У нас же маяк есть, – немного растерянно сказал Колючий, – нажми кнопку и ворота откроются.

— Да, ага, – поддержали мы Колючего.

— Не, – отрицательно помахал головой наш кучерявый, – просто так открыть маяк мы не можем, – затем на пару секунд завис, посмотрел на наши рожи и быстро затараторил, – вернее сможем, но надо по-другому.

— Гера, по-русски, мля, – нахмурился Слива.

Я, если честно, тоже ничего не понял, ведь действительно изначально речь шла о маяке, а теперь надо всё по-другому. Мы кучкой встали и смотрим на Геру. Тот вздохнул, воздал руки к небу, чё-то там пошлёпал губами, к нему как раз подошёл какой-то его коллега, мужик лет 40, сразу всё понял, тоже вздохнул, оба учёных, или кто они там, укоризненно на нас посмотрели, типа, тупые какие, и Гера, снова шумно выдохнув нам сказал.

— Объясняю для вас, – тыкает в нас пальцем, – мы сейчас можем нажать кнопку, коллеги засекут в институте наш сигнал и откроют ворота.

— Ну так нажимай и открывайте, – не унимался Слива.

— Слива помолчи минуту, – зашипел на него Грач.

Гера снова выдохнул и продолжил.

— Так как мы, планируем открыть несколько ворот в этом мире, ну там в Мано, в порту их, ещё где-то в деревнях, куда сначала вертушки полетят, то тут, — он ткнул пальцем в песок, – должен быть, по-вашему говоря, пункт, куда будут стекаться все показатели по работе маяков и открытии ворот. Из института из нашего мира это сделать невозможно. Настроив аппаратуру, мы с коллегой, – лёгкий кивок на стоящего рядом с ним мужика, – в любой момент сможем открыть ворота в любом месте в этом мире, где до этого сработал маяк, который кто-либо из вас активирует. Для этого нам и нужны эти кубы, – кивает на них, — так понятно?

— Теперь понятно, – тут же ответил заулыбавшийся Слива.

Да, теперь понятно, мы все разом бошками закивали, сироты, вон, тоже кивают на всякий случай, хотя, я думаю, они ничё не поняли. Буба опять чё-то жуёт, стоит вместе с Мушкетёрами, хотя Упырь и Мамуля, вон, уже поваленное дерево из леса вытащили. Вот же шустрики какие.

— Так что давайте, не стойте, – не давая нам опомнится снова начал Гера, – ставьте палатку и тащите аппаратуру и аккуратней.

Тут раздался треск веток, из леса вылетела наша троица. Сначала Булат через кусты, как обычно весь в листве, затем полёт Шварца через эти самые кусты и мягкая посадка на песок, за ними Кайта, так же как Булат, проломившись через кусты. Подбежали к нам, довольные, хвостами виляют, отметились, мы их только погладить успели, и они снова свалили в лес.

Разгрузка идёт полным ходом. Из, казалось, бездонного трюма всё поднимают и поднимают грузы, и всё это добро на берег.

Кстати говоря, матросы собрали парочку довольно-таки больших плотов с твёрдым дном, прицепили на корму движки, и теперь часть грузов перевозили на них. За полтора часа мы всем скопом установили несколько палаток, сделали парочку навесов, подготовили площадку для приёма грузов из ворот, свалили с десяток деревьев и так далее, и тому подобное. Несколько человек уже по суше пошли на горы, чтобы там обустроить наблюдательные пункты, про которые говорил Туман пока мы плыли. В общем лагерь обустраивался полным ходом.

Наконец из трюма вытащили и доставили на берег оба катера.

— Крот, сколько тебе нужно времени на проверку катеров? – спросил у него Туман.

— 15-20 минут.

— Давай проверяй. Гера, что с воротами?

Тот высунулся из своей палатки и громко прокричал.

— Почти всё готово. Вы если хотите, можете лететь в деревню, мы тут сами ворота откроем.

Тут же смотрю на сирот, все умоляющим взглядом смотрят на Тумана. Им вот сейчас точно ворота не нужны, им домой хочется. Туман увидел их взгляды, улыбнулся и сказал.

— Летим к вам, мужики. Надо налаживать связи.

Ох как же они обрадовались.

— Вы мне лучше скажите, сколько километров до вашей деревни.

— Ну где-то километров 30, – неуверенно ответил Лицу.

— Да не, чутка больше, – подхватил Вар, – километров 40.

— Ясно, – кивнул Туман, – техника пройдёт? Не вечно же мы тут на катерах летать будем, да и у нас их не так чтоб много.

Мы разом посмотрели на два висевших над землёй катера.

— Не знаем, – ответил за всех Буба, – сейчас полетим и посмотрим. Мы, конечно, местность вокруг знаем, но машин у нас нет и никогда не было, всегда на катерах или лошадях передвигались.

— Дорога от бухты до вашей деревни нам в любом случае нужна, – взял слово Грач, – и хорошая дорога.

— Ничего, – улыбнулся я, – дайте нам только ворота открыть. Будет у вас нормальная техника.

От своей идеи подарить всем в деревне по машине и ещё кучу всего я не отказывался. Когда я это предложил, то абсолютно все пацаны меня поддержали. Мы же со Сливой своими глазами видели на чём там они все передвигаются. Катеров у них у самих в деревни раз два и обчёлся, больше на лошадях все.

Эта пятёрка обалдела напрочь, когда в нашем мире увидела такое количество машин, и когда их на них катали. Самое интересное то, что, сев за руль, почти все они поехали, смогли управлять машинами, с грехом пополам, но ехали. Сказались навыки управления катерами, машина-то, конечно, отличается, но в целом принцип тот же. Да и матросы те и все остальные тоже были в восторге от автомобилей. На них всех прокатили и не по одному разу.

Им всем очень понравились пикапы и нивы, дорог-то толком в их деревнях нет. А ещё эти здоровяки сказали, что такие машины пользовались бы в их деревне огромным спросом. Всё-таки что не говорите, а пикап для деревни вещь необходимая.

Вот и решил я подарить каждой семье в деревне по машине. Плевать на деньги, захотелось мне отблагодарить за гостеприимство всех тех людей. Да и ещё кучу различных вещей и инструментов мы им тоже подарим. От нас не убудет.

Кстати говоря, за те две недели, пока мы ждали, когда отремонтируют «Варяг» и поправятся после ранений все остальные, я по делам ГДЛ снова скатался в Лос, в мир Белазов. Там мы прокатились вокруг Лос, я своими глазами увидел, как растут различные посёлки, как там селятся люди, укасы и архи. И вот там внедорожники, выпускаемые нашим заводом, пользовались вообще бешеным спросом. Пикапы вообще на ура шли.

Ведь помимо различных таунхаусов, просто шикарных загородных домов, строились и дома попроще. Где местное население активно осваивало сельское хозяйство. Одни использовали дома для выходного дня, как обычные дачи на выходные, другие жили в домах постоянно, но особо ничего не выращивали, а третьи превращались в мелких и крупных фермеров. Да и своё подсобное хозяйство у многих там стало появляться. Вот такие тачки для этих людей и было то, что нужно.

В общем, все наши подарки в данный момент стояли и ждали своего часа на стоянке около института. Там и пикапы «Эльдорадо» и «Нивы», и каблучки. А также запчасти, инструменты, различные вещи и так далее.

Я как-то сильно сомневался, что народ из этой деревни захочет переселиться в наш мир. Слишком у них там всё крепко, надежно. Вот и поможем мы им это укрепить и развить ещё больше. Оружия им тоже дадим, чтобы от всяких злодеев защищались. Хотя на них никто ни разу не нападал, но всё же, пусть будет.

Ведь ворота в этой бухте теперь будут постоянно. И в гости все начнут туда-сюда ходить и торговать. Так что машины нужны обязательно.

Но самый прикол был, когда Буба и Лицу увидели лошадей из Киженя. Мы как-то с ними куда-то поехали в первые дни их пребывания в Таусе, не помню куда, но мне по делам нужно было заехать на конюшню. И вот там было пару десятков этих лошадей.

А ведь, как мы все помним, они внешним видом кардинально отличаются от привычных лошадей. Мужики буквально зависли от их вида. А они же там ещё все ухоженные, подстриженные по-разному, красивые. Да что говорить, я сам первый раз обалдел, когда их увидел. Да и люблю я лошадей, а эти вообще считай всю жизнь в деревне с лошадьми, а тут такие красавцы. Потом туда привезли и остальных братьев, и Карта. Так же приятный шок и ступор от увиденного.

Естественно, каждый из них, спросив разрешение и покормил, и покатался на красавцах, и уже в ту минуту я совсем не сомневался, что они найдут способ, но купят себе по такому красавцу. Денег у них пока наших нет, но это пока. Торговля всё равно будет, значит будут и деньги. Лошадок им дарить точно никто не собирался, но купить можно. Эти купят, обязательно купят и перевезут к себе в деревню.

Так вот, осесть у нас решил только Буба, первая ласточка, так сказать. С ним вообще получилось очень интересно. Я уже говорил, что Буба оказался великолепным поваром, и в его голове была куча различных рецептов. Все эти две недели его буквально разрывали на части и наши девочки, и Армен, и другие повара, пытаясь узнать у него какой-то новый рецепт.

И со слов того же Армена, Буба не просто великолепный повар, он повар высочайшего класса, хоть и самоучка, и у него нет звезды Мишлен и каких-то там грамот, и корочек об окончании курсов поваров или чего они там заканчивают. Да и все остальные тоже не раз говорили, что Буба – это просто уникум. Вроде из всем знакомых и привычных продуктов он готовил такие блюда, что все просто обалдевали от того, какие они вкусные.

Сначала-то Буба дал Армену несколько рецептов и показал, как и что готовить. Армен тут же включил их в меню своего ресторана и эти блюда шли на ура. Только одно дело, когда их готовит Буба, а другое сам Армен или какой-либо из поваров. Всё равно не то, ну не могли они приготовить так же.

В общем Армен почти все эти дни ходил вокруг Бубы, как кот вокруг банки со сметаной и уговаривал его остаться и стать шеф поваром в его ресторане. Буба то сначала отказывался, отшучивался, так же говорил рецепты и то и дело улучшал то или другое блюдо, готовя его совершенно по-другому или с добавками. Говорил, да нет, у меня дом там, в деревне, в горах, да и готовить не очень люблю. Но Армен был неутомим, он всё уговаривал и уговаривал его стать шеф поваром.

Примечательный был случай, когда Армен один раз уговорил Бубу дать мастер класс в его ресторане.

Слухи о появившемся поваре уже поползли по Таусу, а ведь каждый из нас прекрасно знает, что любителей пожрать вкусно и эксклюзивно хватало всегда и везде. Пусть за это и нужно будет платить, и дожидаться своей очереди.

Ну так вот, уговорил он Бубу на мастер класс. Естественно все места были тут же забронированы и Армену пришлось устанавливать даже дополнительные столики. Ну Буба и дал. Приготовил из мяса ската и змеиного мяса какие-то шедевры. Да такие, что народ там в аут просто после дегустации ушёл.

Естественно, информация о новых блюдах мгновенно разлетелась по Таусу и его окрестностям.

На следующий день в ресторане Бубы было ещё больше народу, но готовил уже не Буба, а сам Армен со своими помощниками по рецептам. Столики бронировали уже на неделю вперёд, прорваться в ресторан Армена было невозможно. И Армен снова насел на Бубу, уговаривая остаться жить в Таусе и стать шеф поваром его ресторана.

Короче, он его уговорил. Бубе, как какому-то высокооплачиваемому спортсмену, тут же была предоставлена квартира, машина и хорошая зарплата, очень хорошая. Если с зарплатой всё было понятно, то где Армен взял квартиру и машину я не понимаю, но решил и молодец. Так что теперь с уверенностью можно было сказать, что Буба в Таусе самый высокооплачиваемый повар. И не удивлюсь, если со временем его захотят переманить к себе другие владельцы ресторанов. Но там это уже проблемы Армена. Но то, что чувак буквально всколыхнул кухню Тауса — факт. Буба молодец, тут же смекнул, что все его рецепты и знания — это деньги и прекратил их раздавать налево направо, чему Армен был несказанно рад.

Сейчас Буба с нами, но это на несколько дней. Надо же ему сказать своим, где он теперь будет жить и работать. А Армен его ждёт, как и все эти многочисленные гурманы и просто любители вкусно поесть.

— Всё, – раздался громкий крик Крота, – можно отправляться.

— Наконец-то, – негромко выдохнул стоящий недалеко от меня Найре, – или у нас ещё какие дела?

Автоматически смотрю на часы. Время почти 5 вечера.

— Нет, – заулыбался подошедший Туман, – поехали, вернее полетели. Где ваши зверюги то? Вы же с собой их наверняка взять захотите.

Мля, точно, я с этой разгрузкой как-то забыл про волхов и кота. Смотрю Большой уже набирает в свои лёгкие воздуха чтобы их позвать, но они появились сами, как чувствуют, засранцы. Снова треск кустов, на этот раз через них первый проломился Шварц, за ним Кайта, которая в зубах несла какого-то зверя и Булат, у того в пасти кажись небольшой кабанчик. Мы, честно говоря, немного обалдели. Троица подбежала к нам и волхи положили свою добычу около наших ног.

— Молодцы, охотнички вы наши, – принялся я по очереди наглаживать всех троих.

Лимут, вон, аж сам о Страйка башкой своей трётся.

— Ты загонял зверюшек? – весело спросил у него Страйк гладя его одной рукой, а второй вытаскивая у него из шерсти колючки, ветки и листву.

— В смысле загонял? – переспросил Вар.

— Да мы с ним у нас в джунглях на охоту ходим, он великолепный загонщик. Ему что на дерево залезть, что прыгнуть куда, дичь хорошо на охотников гонит.

— Я это есть не буду, – рассмотрев зверюшек которых принесли волхи сказал Клёпа.

— Да и не надо, – усмехнулся Грач, сев на корточки около их добычи и рассматривая тушки, – сами съедят.

— Так девочки, грузимся, – снова громко отдал команду Туман, – Грач за старшего, как ворота откроете дашь знать.

— Добро.

— Булат, двинься, – пытаюсь его немного столкнуть с места.

Он первый забрался в кузов катера, за ним тут же запрыгнули Кайта и Шварц. Здоровые блин, хрен сдвинешь. Тот, покряхтев, всё-таки подвинулся.

— Ща ваши собаки там обалдеют, – засмеялся Слива забираясь в кузов следом за мной.

— Не только собаки, – усмехнулся Карт косясь на наших зверей, – но и жители точно.

— Полетели уже, – снова начал подгонять нас Слива.

Быстро считаю пацанов, вроде в двух катеров 10 или 11 наших пацанов, три зверя и эта пятёрка здоровяков, ладно четыре, Буба пухлый, вернее круглый весь, но для своей комплектации и веса достаточно шустрый.

Туман встал в кузове второго катера, осмотрелся на кипевшую вокруг работу по обустройству лагеря и махнул рукой. Тронулись, в первом катере за рулём Буба, во втором Крот. Полетели.

Перед тем, как мы покинули эту всё увеличившуюся площадку, я увидел, как матросы уже достали буры и начинают готовить их, чтобы начать вкручивать сваи под более крепкий причал около берега, а из леса раздаётся звук бензопил, костры вон горят, народу полно, генераторы во всю работают.

Летим, хорошо, тепло, Буба уверено ведёт первый катер, мы за ним. Булат всё-таки двинул меня своей задницей и занял самое козырное место спереди в кузове. Сидит, вон, щурится от ветерка, Кайта тоже довольная, да и Шварц рядом с ним, так же по сторонам зырит. А тут красиво, вокруг нас поля, леса, зелени полно, сопки и горы. То и дело видим стайки то птиц, то диких животных. Пролетели через какой-то лес. Едва в него залетели, как в нос шибанул такой запах леса и зелени, что у меня аж голова немного закружилась от переизбытка кислорода, чистейший воздух.

— Саня, глянь, – толкнул меня Слива.

Я в этот момент сел на дно кузова и перешнуровывал свой кроссовок.

— Вот это моща, – поражено произнёс стоявший и смотревший куда-то вперёд Клёпа, держась за Кайту.

Сначала я услышал гул, мощный такой. Быстро поднимаюсь на ноги. От увиденной картины я просто завис. Оба катера остановились, и мы все смотрим вперёд. Подлетели мы к довольно-таки большому озеру, а дальше водопад, огромный. Десятки тонн воды ежесекундно низвергаются вниз с высокой скалы. Я не знаю, какая там высота, но метров сто точно есть, я таких водопадов никогда вживую не видел. И теперь представьте какой гул выдаёт эта вода. Но зрелище, конечно, завораживающее.

— Вот тут мы иногда рыбачили, – высунувшись из кабины катера крикнул нам Буба.

— Ага, рыба тут вот такая, – не менее довольно произнёс Карт разведя свои руки в стороны.

— Вон там у нас местечко для ночлега и лагеря, – подхватил Вар показав рукой куда-то на тот берег.

— Да уж, – хмыкнул Колючий, – я бы тут тоже порыбачил.

— Не загадить бы это место, – сказал я, – народу-то сколько сейчас на берегу будет, – киваю назад, откуда мы только что прилетели.

— Не загадим, если аккуратно себя все вести будут, – добавил Слива.

И тут же мы услышали, как зашипела голосом Грача выкрученная на полную мощность рация Тумана.

— Туман, приём.

— На связи.

— Ворота открыли, всё нормально, грузы и техника пошли. Вы на месте?

Туман тут же посмотрел на Бубу, тот выбрался из кабины и стоит разминает ноги, хотя наш полёт длился всего 20-30 минут.

— Тридцать минут нам ещё, – тут же ответил Буба, – мы небольшой крюк сделали, очень мне захотелось вам эту красоту показать.

— Точно, красоту, – кивнул я.

— Тридцать минут, и мы на месте, – тут же ответил Грачу Туман, – будем на месте, сразу запустим маяк.

— Добро, – зашипела в ответ рация, – у Геры тоже всё готово, конец связи.

— Полетели дальше, – снова отдал команду Туман, а сам смотрит на водопад.

— Не, я определённо приеду сюда на рыбалку, – не унимается Колючий.

— И я, я тоже, мы с тобой, – тут же поддержали его пацаны.

Озеро с водопадом остаётся позади, мы облетаем одну гору, вторую, снова жиденький лес и огромное поле.

— Всё, мы почти дома, – радостно потирая ладони сказал Вар спустя ещё минут 25-30 полёта, – вон наши поля.

Да, все тут же увидели, что поле ухоженное, вон даже через него прокопаны каналы для воды. Перелетев через него, сбоку увидели спокойно пасущиеся стадо баранов и овец. Собак нет, пастухов тоже, видимо, тут совсем безопасно. Ещё один поворот и вон она деревня.

Слива тут же растолкав всех встал спереди в кузове. Смотрю, нахмурился и спустя секунду сказал.

— Там будки же вроде не было.

Чем ближе подлетали к деревне, тем больше народу я видел, нас уже заметили, вон и несколько всадников остановились и человеческие фигурки тут и там видны. Кто сено собирал, кто в огороде копался. А вот той будки на выезде не было точно. Я хорошо помню момент, когда мы улетали, там, вон около того большого столба остался сидеть и провожал нас до последнего Братишка. Я не стал говорить про это Сливе, сам наблюдал как пёс сидит и смотрит нам вслед. Сейчас там около этого столба была довольно-таки большая будка. Неужели? Додумать я не успел, из будки вылез пёс.

— Братишка, – заорал во всё горло Слива так, что от неожиданности я аж пригнулся.

Твою ж мать. Это точно был собакен, услыхав орущего Сливу он почти что с пробуксовкой ломанулся навстречу.

— Крот стой, стой млять, – снова заорал Слива и одновременно начал бить руками по крыше кабины так, что я подумал, что катер сейчас развалиться.

Деревня вот уже, до неё метров 50. Оба катера начали тормозить, видимо вопли Сливы услышал и Буба. Не дожидаясь, когда катер окончательно остановится, Слива спрыгнул с него на ходу. Пёс уже добежал до Сливы и буквально прыгнул на него. Слива успел его поймать широко расставленными руками, но не удержался на ногах, и они оба упали на землю. Пёс крутился юлой по Сливе, поскуливал, пытался его лизнуть в лицо. Слива катался с ним по земле и пытался его как можно сильнее обнять и погладить. Честно, у меня от этой картины аж ком, приятный ком к горлу подступил.

— Братишка, братишка, – орал на всю округу Слива, – я вернулся, я же обещал, ты дождался меня, дождался, Братишка. Здоровый-то какой стал.

Это точно, тут невооружённым взглядом было видно, что собакен поправился, его рана на боку заросла шерстью, он как бы крепче стал, видать кормили его на убой. И пару десятков килограмм он тоже прибавил. Нет, ну надо же как собака радуется встрече, а уж как Слива рад. Они оба катались по земле, обнимались и целовались, но Слива его в морду целовал и прижимал к себе, а пёс, пёс вообще мне кажется улыбался.

— Ну хватит, хватит уже, – Слива встал на одно колено, и пёс снова и снова прыгал вокруг него.

Да уж, вот что значит собачья радость.

— Обалдеть песик, – хмыкнул Клёпа.

— Красавчик, – добавил Колючий.

Всё это время волхи и лимут спокойно сидели и наблюдали за тем, как Слива обнимается с Братишкой, я специально на них посмотрел. Сидят такие в кузове, зырят.

— Здорово, народ, – заорал кто-то со стороны деревни.

— Наши вернулись, – подхватил какой-то звонкий девичий голос.

И в этот момент я понял, что мне хорошо, что это не дом, но я вернулся туда, где мне очень и очень хорошо, и моя печень как-то вздрогнула, и мурашки по спине забегали. Знаете, бывают такие места, что, побыв в одном из них несколько дней, тебе хочется туда вернуться. В таком месте ты не то, что постигаешь дзен, как говорят всякие умники, в этом месте ты обретаешь какое–то нечеловеческое спокойствие, расслабуху, я не знаю, как это объяснить. Но скажу честно, этой деревни и их жителей мне не хватало все эти дни, я это только что понял. Вполне возможно, что эту деревню можно сравнить с родительским домом, когда ты возвращаешься в него через многие месяцы, а то и годы. В этот момент я понимал, что вот тут я буду в своей тарелке, все мои проблемы и тревоги отойдут на второй план, да какой там план, они забьются на самую дальнюю полку в моём мозгу.

Признаюсь честно, такого спокойствия как сейчас, я не получал даже не своём острове, где совсем ни души, тут как-то всё по-другому.

К нам навстречу уже скачет парочка всадников и народ как-то разом попёр навстречу.

Дальше, ну а дальше были слёзы радости и счастья у прибежавших девушек и женщин. Народ всё прибывал и прибывал, мы шли к деревне окружённые толпой людей и лошадей. Я то и дело жал руки, представлял пацанов и зверей. Наши волхи и лимут были в центре внимания. Если взрослые к ним ещё относились с опаской и особо их никто не решался гладить, то несколько подбежавших детишек тут же принялись наглаживать эту троицу. Даже Шварц, который всегда сам себе на уме, и то позволял себя гладить.

Братишка сначала аккуратно понюхал Булата, Кайту, затем Шварца, мы все наблюдали за ними, а я с Клёпой на всякий случай держали его вдвоём за поводок, мало ли. Но нет, Булат понюхал в ответ пса и завилял хвостом.

Потом на телеге приехал Батя с мужиками, снова обнимашки, дед даже всплакнул чутка. Он-то нам и сказал, что, когда мы уехали, Братишка наотрез отказался уходить от того столба. Его и звали, и пытались приманить едой, но тот не уходил. На следующий день пошёл дождь, но он не уходил, сидел ждал Сливу. Вот мужики и сделали ему будку, в которой он все эти дни и жил, а дети таскали ему туда еду. Вот же верный-то какой, дождался Сливу.

— Мать, зови всех, накрывайте на стол, – громко крикнул на всю деревню батя, – наши вернулись, будем гулять.

Что такое гулять, я уже знал. Слива вон тоже как-то разом пригнулся и сглотнул. Не, у них конечно всё очень вкусно, но ползать снова с полным брюхом, вернее, сделать попытку пошевелиться, я не хотел. У меня после того «гулять» их еда несколько дней переваривалась. Причём батя отдал команду, даже не спрашивая, где мы и что, и сколько нас. Просто гостей надо накормить и точка. Их гостеприимство может убить.

— Подождите люди, – собрав волю в кулак, крикнул я.

Народ разом притих и уставился на меня, как много знакомых лиц. Оглядевшись, я увидел, что один из наших катеров стоит позади меня. Забравшись в его кузов, я обалдел от толпы, которая была вокруг нас. С ума сойти, тут походу сейчас вся деревня. Вот как им сказать? Что сказать? Мысли лихорадочно собирались у меня в голове и чёткой линии не было. Вроде и продумывал эту речь, а тут все мысли разом куда-то потерялись, у меня не сейчас не башка, а какое-то Шереметьево. А, была не была, ляпну как есть.

— В этот раз мы пришли не с пустыми руками, – начал я орать и размахивать руками.

Эмоции буквально переполняли.

— Как вы видите, мы благополучно вернулись домой с помощью ваших сыновей, – показываю рукой на братьев, Карта и Бубу, тот опять че-то жуёт, стоит, – спасибо вам за помощь, у нас всё получилось.

Кто-то засвистел, кто-то захлопал в ладоши. Мля, я ща точно, как Ленин на броневике, именно такие ассоциации у меня сейчас возникли. Туман с пацанами гады смеются стоят, видать понимают, что я сейчас чувствую. Поднимаю руки, призываю всех успокоится, свист и улюлюканье стихли.

А дальше, дальше я нёс какую-то хрень, по крайней мере мне так казалось. Как я уже сказал, у меня из башки вылетела вообще вся заготовленная речь. Там сейчас и Шереметьево, и Внуково, и Домодедово, и вообще все аэропорты мира. Но я чё-то говорил и говорил.

 Глава 4. 
Александр. Деревня. Вечер. 17 мая.

— Саня ещё будешь?

— Да.

Слива, ухмыльнувшись и немного пошатываясь, подошёл к одной из деревянных бочек на двести литров, стоящих на телеге, и, открутив краник, наполнил мой кубок до краёв. Закрутив краник, он как Никулин пальцем снял последнюю капельку, облизал палец и вернулся ко мне.

Следом за Сливой к бочке по одному подходят наши пацаны. Даже вон непьющий Полукед и тот наливает.

Вино — вещь, сидим бухаем и смотрим за процессом приёма грузов, ну как можем, помогаем, словом. Рядом на нескольких кострах в огромных казанах местные женщины и девушки готовят еду. Чуть дальше уже стоят сбитые длинные столы и на них так же местные снова и снова ставят тарелки с едой.

А мне хорошо, я уже знал, что сегодня мы опять наедимся так, что я Бе сказать не смогу, да и пох. Булат, Кайта и Шварц уже наелись до отвала и теперь валяются вон в травке, Братишка с ними, но нет-нет, но поглядывает на Сливу, словно боится, что тот опять куда-то уедет.

— Мне синюю, можно мне синюю? – прокричал мужской голос.

— Да уж, местные охренели, – падая рядом со мной в траву крякнул Слива, – о, батя идёт.

Старик подошёл к нам, обернувшись, посмотрел на открытые ворота, на кучу ящиков и бочек, стоявших тут на поле, на машины и другую технику и, выдохнув, уселся рядом с нами. Затем помолчал с десяток секунд и произнёс.

— Даже не знаю, как мы вас теперь сможем за всё это отблагодарить, – лёгкий кивок в сторону грузов.

— А не надо, – махнул я рукой, – я же сказал, это всё бесплатно. Вы хорошие люди, и мы просто захотели вас отблагодарить.

— Было бы за что, – хмыкнул дед.

— Да ладно отец, не переживай ты так, – подключился довольный до ушей Слива и хлопнул по ноге.

Лежащий в траве Братишка тут же сорвался с места и виляя хвостом подбежал к нему.

— В вашем большом хозяйстве это всё пригодиться, – продолжил я, – а с Фоле мы вопрос решим. Больно сильно он тут всем насолил.

Планы, как и что мы хотим сделать, я ему уже рассказал. Оказалось, что есть у них двое мужиков, которые знают про замок и про верфи Фоле. Оба пастухи, сейчас где-то в горах пасут отару и за ними уже отправили гонца. Ладно, приедут они, потрещим.

— Мальчики, а где ваши девушки? – к нам от ближайшего стола подошла его супруга – Света твоя и Наташа.

— Да и другие девчонки тоже, – раздался звонкий голос Кали.

— Да собираются, как обычно, – улыбнулся я, – ща будут. Туман уже сказал, что они готовы сюда перейти.

— Туман у вас, прям ух! – дед потряс кулаком.

— Ещё бы, на то он и командир.

— Это моя, синяя моя, — снова прокричал тот же мужской голос.

Посмотрев в ту сторону, я увидел, как один из местных мужиков подошёл к только что выгнанному из ворот синему пикапу, за рулём был Няма. Вот он, отъехав в сторону к другим машинам, остановился, выбрался из-за руля и увидав этого мужика, хлопнул ладонью тачку по капоту.

— Во, принимай аппарат мужик, кучу всего на нём перевезти сможешь, – затем на секунду задумался и спросил у этого дядьки, – мужик, ты водить то хоть умеешь?

— Не-а – честно с улыбкой до ушей ответил этот мужик и полез за руль.

— Мужик погоди, мы тебе пару уроков дадим, не крути там ничего пока не сломал.

— Моя машина, – гладя по рулю и кивая Няме, бубнил мужик.

— Туман, – крикнул я, встав из травы.

Тот стоял и разговаривал с тремя местными мужиками. Чего-то им втирал и показывал рукой на ближайший сарай. Услышав, что я его зову, обернулся.

— Чё?

— Где девки-то наши?

— Да собираются опять, – сморщился тот, – ща будут.

Дед засмеялся.

— Я за ними Клёпу уже послал.

— Ох ща тут народу будет, – негромко произнёс Слива.

— Ничего страшного, – ухмыльнулся дед, – всех накормим. Вон мужики какие столы сделали.

Да уж, столы впечатляли. Такого их количества я ещё не видел. Вон наши пацаны уже под градусом весело гогоча и общаясь с местными везли на двух телегах ещё доски для столов и лавок.

— Вы себе-то машину выбрали? – спросил я у старика.

— А на кой она мне? – удивился дед, – у меня лошадь есть и сыновья вон. Если нужно, на их машинах теперь что нужно отвезём. А вот из инструмента вашего я бы себе кое-что взял.

— Берите конечно, его там тоже много.

— Спасибо вам, – поблагодарил он нас ещё раз.

— Да хватит уже.

Блин, приятно, приятно вот так дарить подарки и какие. После моей речи из кузова катера, местные, конечно, немного прибалдели, особенно после слов, что мы приготовили для них подарки. Они-то думали, что там вещички какие, ну мелочёвка, в общем. Мы попросили у них только одно, место для ворот и место для приёмки грузов, на что нам практически сразу показали небольшое поле с краю деревни. Не, сначала-то, конечно, хотели накормить, но мы вежливо отказались, как-то всем очень хотелось сделать им приятное. Нам-то со Сливой так точно. А пацаны, которые прилетели с нами на катерах, как-то быстро нашли общий язык с деревенскими. Звери, вон, тоже с местными собаками снюхались. Носились по всей деревне только пыль столбом. Вернее, носились только Кайта и Булат, Шварц в свойственной ему манере аристократа залез на крышу ближайшего сарая, где его не могли достать дети и оттуда смотрел на всех.

Не, детишки-то, конечно, пытались его оттуда выманить едой и кис-кис, но тот просто лежал, лениво на всех поглядывал, свысока.

Ну а мы, мы дотопали до этого небольшого поля, запустили маяк, и Гера дал сигнал в институт, уже оттуда открыли ворота, и вот уже второй час из ворот сюда переправляют грузы. Машины. трактора, инструменты, топливо, вещи, обувь, какие-то строительные материалы даже.

Деревенские впали в ступор от увиденного, особенно от машин. Их вон уже катают на них и мужики в полном восторге. Один из мужиков сел за руль трактора, снёс на нём забор по неопытности и стену сарая, но счастья у него были полные штаны.

Мы стояли и смотрели за всем этим. Вино кто-то привёз, вот бухаем. Дед, подергав себя за бороду сначала посмотрел на небо, кивнул сам себе, а потом отдал команду накрывать столы здесь, прям в поле.

Пацаны наши разом из ворот попёрли, народу все прибавлялось и прибавлялось. Пыль столбом, все знакомятся, музыку кто-то включил, вернее это Мушкетёры наши снова колонки с центром припёрли.

Дед снова рявкнул на всех, сказал, что все складывать аккуратно в одно место, дождя не будет пару дней. Типа, они потом сами разберутся, что куда. Вон уже в рядочек стоят пикапы, с пяток Нив, трактора, четыре штуки, прицепы к ним же, бочки с топливом и остальные все ящики с грузом. Конечно, часть их уже вскрыли, всем же интересно что там, но никто ничего под шумок к себе домой не уволок. Что ещё раз убедило меня в том, что они тут все живут одной семьей.

Потом из ворот вышел Малыш, Хас, они, оказывается, уже умудрились из бухты перейти назад в наш институт и оттуда уже сюда. Снова у местных шок. Один здоровый и страшный как атомная война. Второй полностью зелёный. Но вроде ничего, мы наших пацанов быстренько представили, да и сироты тоже, как бывалые кореша, с ними общались, и уже через 20 минут Малыш вливал с себя литры вина.

Вот из ворот выехал очередной пикап с кучей ящиков в кузове. Из окна показалась довольная морда Клёпы, и он проорал.

— Хозяюшки, куда вкусняшки?

Несколько готовивших женщин тут же на него посмотрели, а матушка тут же прокричала.

— Да у нас тут еды и так хватает.

— Не, это наше, как говорится от нашего стола к вашему, куда ставить то?

— Давай сюда всё, – сдалась она, – мужчины, помогите кто-нибудь с разгрузкой.

— Пошли поможем, – хлопнул я по плечу Сливу, – а то мы сейчас пьяные будем.

— Я уже, – икнул Слива, – почти, хорошее вино, да на голодный желудок. От запахов с ума сойти можно, где эти девки?

Честно говоря, я уже сам начинал потихоньку злиться. Вот говорил же Светке, чтобы они были готовы, чтобы не задерживались. Эх, женщины, вечно им нужно много времени на «припудрить носик» и «мне нечего надеть».

В кузове пикапа в ящиках было очень много змеиного мяса в разных видах приготовления, мясо из животных с пустыни, текила, овощи и фрукты, все это быстренько распределялось по всем столам.

Наконец пришли девушки, снова знакомства, честно, я думал у меня язык отвалится. Чаки Тумана уже никого не удивила, ну зелёная, ну бывает, вон Хас уже надегустировался с мужиками вина и так же стал своим.

Потом дед снова взял всё в свои руки и бахнув на всё поле, ох и голос у него, пригласил всех к столу. Ну а дальше, дальше было много еды, речей, тостов. Тосты говорили в матюгальник, так как народу было столько, что можно было сорвать голос говоря, как можно громче, чтобы его все услышали. Так продолжалось до позднего вечера, потом стемнело, включили прожекторы и фонари, разожгли с десяток костров, и вечеринка продолжилась. Было шумно, весело, много музыки, даже танцевали.

 Глава 5. 
Александр. Деревня. Утро. 18 мая.

Утром меня разбудил стук в дверь. Рядом сопит Светка, она вчера вина немного перебрала, ну ничего, очухается. Булата нет, последний раз я его видел вместе с Братишкой под столом, местные дети их опять перекормили, Кайта и Шварц где-то носились, а этот троглодит всё ел и ел, вот и пережрал, ладно, найдётся.

Часть нашего народу ушла через ворота в институт, часть назад в бухту, а часть осталась в деревне. Аккуратно выбравшись из-под Светкиной руки, подошёл к двери и открыл её, на часах 8 утра. Да уж, в желудке ещё тяжеловато, но башка не болит.

На пороге стоял уже одетый Туман.

— Доброе утро, – шёпотом произнёс он, – 20 минут тебе на сборы, мужики те приехали.

— Доброе, – буркнул я, протирая глаза и стараясь проснуться, – какие мужики?

— Которые про замок и про верфи знают. Пока информация от них не очень хорошая.

— Чё случилось? – проснулся мгновенно.

— Пока ничего, 20 минут, сбор на поле, там палатку установили. Девки пусть тут остаются высыпаются, сами в институт перейдут.

— Добро.

Через 19 минут я уже вышел из дома, на ходу схватил чашку кофе и булку, которую мне в руки сунула мама и потопал на поле, где мы вчера все гуляли. Первый раз вот так шёл по деревне на ходу жуя булку и запивая кофе, прикольно, а местные уже не спят. Они вон и животных на пастбища выгоняют из дворов и в огороде копаются и пикапы в некоторых дворах стоят и трактор вон проехал.

На поле уже во всю шла уборка, да можно сказать, что уже почти всё убрали. По крайней мере многочисленных столов и лавок уже не было, так, мусор только собирают и кострища растаскивают. Ящики с подарками тоже грузят и куда-то увозят.

Вон ворота работают, теперь какие-то ящики передают на ту сторону, парни наши стоят, местные. А вон и палатка. Около неё горит ещё один костёр, на котором две девушки что-то готовят и стоит стол с едой, там нарезка, фрукты, в общем, что после вчерашнего осталось. Предложили мне, отказался, я вроде на ходу уже перекусил и, кстати, нормально.

— Доброе утро, – поприветствовал я всех войдя в палатку.

Тут Грач, Туман, батя и два мужика лет по 50-55, оба тоже, кстати, с бородой. Стоят, склонившись над столом, на нём больший лист бумаги, что-то нарисовано и один из мужиков карандашом в него тычет.

— Доброе, привет, – поздоровались со мной.

— Ну что тут у вас?

— Это Дикат, – представил мне этого мужика Туман, – Дикат, это Александр. Саша, он про замок нам сейчас рассказывал.

Рукопожатие у него крепкое.

— Это Нилас, — представил он второго, — он на верфи в рабстве был, сбежал. Сейчас оба пастухи.

Этот точно постарше, под 60 ему. Фигасе тут пастухи, здоровья видать у мужиков на десятерых хватит. Оба поджарые, глаза горят, прям живчики такие. Хотя, чему я удивляюсь, по горам с отарой скакать здоровья вагон нужно.

— С чего начнём? – хмыкнул Туман.

— Давайте с замка, – допив кофе и поставив кружку на стол сказал я, – чё там и как?

— Мы его не возьмём, – ошарашил меня Туман, – по крайней мере с наскока точно.

— Чего? — я аж обалдел.

— Вот смотри, – Туман махнув рукой пригласил меня к столу.

На листе бумаги была кое-как нарисована схема этого замка. Дальше, чем больше он говорил, тем больше я охреневал и хмурился. Замок оказался тем ещё крепким орешком. Я уж не знаю зачем, но отгрохали его таким, что и на танке хрен возьмёшь и на двух, и на трёх и, честно говоря, отцы командиры вообще не знали, что делать, они даже как-то немного растерянными выглядели.

В общем ситуация была такая. Как такового замка не было, был город, со всех сторон окружённый высокими и толстыми стенами.

А теперь внимание, размеры этого города. Полтора километра на два, этакий прямоугольник. Я аж два раза переспросил про размеры. Стены, высота под десять, ширина 5-6, а в некоторых местах семь метров. Многочисленные пушки, пулемёты. Вокруг этих, можно сказать крепостных стен, вырублен весь лес на расстоянии километр-полтора, да и травку подстригают. То есть там чистое поле, на котором нельзя спрятаться.

А вот внутри за этими стенами уже различные здания и сооружения, где живёт Фоле, его семья и многочисленные приближённые. Там же внутри парки, небольшие поля, прудики и так далее. То есть можно смело сказать, что он полностью автономный и не зависит от внешних источников. А охраняет всё это почти пять сотен отборных бойцов, живущих там же в казармах. Там даже под землёй есть и жилища, и склады, короче этакий город с населением в тысячи полторы. Обалдеть просто.

— Проникнуть туда скрытно нельзя, – снова хмыкнув сказал Туман, – по крайней мере Дикат таких способов не знает.

— Не знаю, – подтвердил тот кивнув головой.

— Если там столько охраны, – задумчиво произнёс Грач, – то они уже давно там всё облазили по несколько раз, и все мало мальские проходы либо завалили, либо заминировали, либо держат под охраной. Это не тот замок куда мы проникали.

— И там одни Архи, – снова сказал Туман, – люди есть, но, как правило, рабы и занимаются только чёрной работой.

— Да-да, – снова закивал Дикат, – там даже обслуживающий персонал у Фоле Архи. Людей к нему вообще не подпускают. Его здание, вернее дворец, почти в центре стоит, – он ткнул карандашом в лист бумаги, где были нарисованы небольшие прямоугольники.

— Десант нельзя, – вздохнул Туман склонившись над листом, – потери будут большие. В лоб не возьмём, разберут на составляющие из пушек ещё на подъезде, тоже потери будут.

— И потери немаленькие, – добавил Грач.

— Не-не, пацанов класть не будем точно, – сказал уже я, – надо что-то другое придумать.

— Может ну его, этого Фоле, – осторожно сказал батя.

— Нет, отец, – отрицательно покачал головой Туман, – после того, что мы тут сейчас натворили и ещё натворим, в покое он нас не оставит. Пятьсот бойцов внутри, и это только предположение. Думаю, стволов у них там завались. Парочка сотен таких ребятишек может натворить много плохих дел. У нас, конечно, тоже ребятки не лыком шиты, но терять их никто из нас не хочет. У нас не идёт война за ресурсы и территории. У нас задача прекратить работорговлю.

Задумались, разом все заткнулись, про верфи пока даже не заикаемся. Минут через пять тишины снова начали обсуждения. И так, и этак, всё думали, как туда проникнуть, как вывести из строя их бойцов. Ничего толкового не придумали, мы не знаем, что там и как. Дикат тоже много нам не рассказал, так, несколько зданий и казармы нарисовал и всё. Ну коммуникации там, где и какие и где рабов держат, всё.

И тут меня торкнуло, пришла мысля. Хитро улыбнувшись и посмотрев на мужиков, я сказал.

— Есть один способ, как обычно безумный, но в принципе, у нас всегда так.

Все разом посмотрели на меня.

— Белазы, 2-3 штуки, обшитые таким количества железа и арканита, что его никакая пушка не возьмёт.

— Точняк, – хлопнул в ладоши Грач.

— Внутри будет как в колоколе, – снова хмыкнул Туман.

— Не будет, – ответил Грач, – да шумно, да по ушам лупит, но не сильно, терпимо. Помните на наш тот Белаз Рейдеры напали около деревни и из пушек по нам фигачили?

— Помним, конечно.

— Думаю на тех стенах калибр-то поболее будет, чем у Рейдеров на тех тракторах, – добавил Туман.

— Ну так и мы стены на Белазе наварим потолще, – воскликнул я, – он же под 600-700 тонн переть может. Там железа хоть метр, хоть полтора навешивай. Сделаем, как на танке, лоб как можно сильнее забронируем и на нём попрём, а таким весом, как у Белаза, мы любую стену пробьём. И если не видели, короче я разок видел в кино. У полицейских в Америке есть небольшие бронетранспортёры, которыми они как раз и пробивают стены, где засели злодеи. На носу такой машины установлено что-то типа пики, метра 3-4 длиной. Машина, разогнавшись, сначала врезается этой пикой в стену и проламывает её. Стена нарушена, а дальше уже в действие вступает вес этого бронетранспортёра. Так и нам можно будет сделать. Пику, а то и две, метров по 10-15 длинной и покрепче. Врезавшись такими пиками, он ими стену толщиной 6-7 метров на раз пробьёт, надо будет только внутри покрепче держаться.

— А дальше в стену врезаются все остальные 600 тонн, – добавил Туман, – бац и нет стены, и Белаз внутри, дави всё подряд, отвал там какой или ещё че сделать.

— Это точно, – закивал Грач, – Рыжий точно оторвётся.

— Ну а дальше что? – снова спросил Туман, – ну прорвались мы на, предположим, трёх Белазах к стенам этого города или чего там. Ну пробили, ну проехали внутрь. Десант пускать? Эти как тараканы со всех сторон на тачки полезут, будем отстреливаться во всех направлениях и из Белаза носа высунуть не сможем. Подожгут его и тогда вообще весело будет. Глупо думать, что они сопротивления не окажут.

— А мы артподготовку проведём, – спокойно сказал Грач.

Туман задумался, улыбнулся и кивнув сказал.

— Можно и так. Десятка три орудий расположить в лесу с разных сторон. Запускаем квадрокоптер.

— У нас их два, – напомнил я.

— Значит, два. Сверху всё видно хорошо, он, – Туман ткнул пальцем в Диката, от чего тот аж дёрнулся, – сидит у экрана с операторами и говорит, где что, туда и лупим.

— Вот, – ещё больше обрадовался я, – отцы командиры начали думать.

— Простите, – подал голос батя, – а что такое Белаз? Который 700 тонн переть может.

— Нам тоже интересно, – потихоньку сказал Нилас.

— Это, мужики, такая большая машина, – улыбнувшись ответил я им, – ну как ваш дом, – показал я на батю, – а, скорее, раза в три ещё больше, и она может ехать.

Смотрю, сначала дед загрузился, а потом и эти два мужика, пошёл мыслительной процесс и заработала фантазия. Потом до них видать допёрло, и их глаза стали очень большими, а Дилат аж как рыба стал ртом воздух хватать.

— С ума сойти, какая большая машина, – выдавил из себя Нилас.

Дед снова дёргает себя за бороду, что-то бубнит под нос и качает головой. Видать у него никак в башке не укладываются размеры Белаза.

Тут около входа раздался женский вскрик и в палатку ворвался Булат собственной персоной и тут же с улицы голос Большого.

— Кайта, Булат, ну-ка быстро ко мне.

Волх подбежал ко мне.

— Привет, обжора, – я погладил его по голове, – ты где всю ночь шлялся?

А тот довольный, глаза горят, опять весь в каких-то листьях и репейниках. Ох Светка и замучается его вычёсывать. Шаги, в палатку просовывается голова Большого.

— Извините, – стушевался тот, – Булат, иди сюда.

Тот сидит около меня.

— Иди, иди, – легонько подталкиваю его к выходу.

Краем глаза вижу, как оба пастуха неосознанно приложили руки к своему хозяйству. Ха, ещё бы, у меня бы тоже от такого забежавшего в палатку зверя душа в пятки ушла. Они же их не видели. Это вы ещё Шварца на видели. От кота вчера вообще все без ума были, правда ему быстренько все надоели, и он так и лежал на крыше сарая, наблюдая за всеми. Только эти двое, Булат и Кайта, два маленьких телёнка всё около столов крутились.

— Страйк со Шварцем где? – спрашиваю у Большого.

— Там, – неопределённо кивнул он головой в бок, – Булат иди сюда, не мешай, там тебя Кайта ждёт и сейчас вас покормят.

— Иди уже, обжора, – снова толкаю волха к выходу.

Ну как толкаю, 170 кило живого веса я не сдвину, так, указал ему направление. Крутанувшись на месте и чуть не снеся своим хвостом лёгкий стол, волх выбежал из палатки. Снова там девичий вскрик. Фух, хоть эти нашлись.

— А теперь самый главный вопрос, – поднял руку как школьник Туман проводив взглядом Булата, – где мы возьмём три Белаза? Наш тот шестиколёсный пустили на иголки, вы это знаете. У нас есть один, нужно ещё два, и их ещё нужно подготовить и как следует всё просчитать.

— А тут уж Хас и братки нам в помощь, – хмыкнул я.

— Простите, – снова подал голос отвисший дед, – а кто такие братки?

— Погоди, отец, – отмахнулся от него Туман, – потом всё.

Дед снова дергает себя за бороду.

— Ага, – засмеялся я, – ща ловим Хаса, даём ему задание и пусть идёт в Лос, занимается Белазами. С ним, допустим, ты Грач, ты примерно понимаешь, что нам предстоит.

— Денег надо будет, – он покачал головой.

— У братвы возьмёшь, – буркнул Туман, – они нам по жизни должны. А Белазы, я думаю, есть в Лос ещё, не все же их разобрали.

— Есть, – уверенно кивнул я, – Хас недавно только говорил, что на некоторых из них до сих пор между городами там ездят.

— Ну вот, – Туман посмотрел на Грача, – давай, ищи Хаса, он где-то тут наверняка крутится и валите с ним в Лос. И шевелитесь, чем быстрее вы всё сделаете, тем лучше. Мы пока другими работорговцами и верфями займемся. Как только мы начнём действовать, визг всех тех, – он кивнул головой куда-то в бок, – долетят до Фоле. Как бы он ответку не включил, нам нужно торопиться.

— Сколько у меня есть времени? – по-деловому спросил Грач.

— Неделя, ну может две, – подумав ответил Туман, – ремонтные мастерские в Лос ещё есть. Опыт в строительстве и ремонте таких машин тоже, так что думаю успеете.

— Десант?

— Ну думаю бойцов по 50 в каждый.

— Три?

— Да, три Белаза, – кивнул Туман, – позади наши коробочки тоже с десантом, там с десантом позже решим. Бойцы есть, Коржа свистни, думаю он не откажет и Ивана, да и Хас бойцов тоже подгонит. Заплатим всем.

— Не откажут, – согласился я, – тут и будущая торговля, и ресурсы, и заработок для бойцов удачи. Потери, конечно, будут, но постараемся свести их к минимуму.

Оба кивнули.

— На Белазы надо как-то наши Грады установить, – добавил я.

— Нет, – ответил Туман, – Грады будут из леса вокруг работать по пушкам на стенах. Их задача заткнуть их, чтобы в проломы без потерь коробочки прошли. В общем так, Грач, давай двигай в Лос. Я ещё подумаю, как и что. Доклад каждый вечер и думаем, наверняка ещё что-то придумаем. Рыжего тоже найди, этот безумный водила точно что-нибудь придумает.

— Понял.

Козырнув Туману, Грач резко развернулся и вышел из палатки.

Туман шумно выдохнул, поводил у себя перед носом пальцем, чё-то пошлёпал губами, снова сам себе пару раз кивнул, улыбнувшись, посмотрел на Ниласа и произнёс:

— Теперь давай ты, мой друг, рассказывай про верфи.

Эти трое бородатых так и стояли и большими глазами смотрели на нас, как мы тут планируем войну, а не банальное освобождение рабов. Обалдели они, конечно, напрочь.

— Разрешите? – в палатку вошёл Туча.

— Докладывай, – выпрямился Туман.

— Постоянная связь с бухтой настроена, – начал доклад, вытянувшись по стойке смирно Туча, – по докладу Геры ворота и кубы работают стабильно. 15 минут назад две вертушки с погруженными на них гостями и маяками полетели на поиски селений тех людей, что прибыли на корабле с Александром и Сливой. В первой вертушке учитель, во второй женщина из другого селения, всего их три. Из третьего селения у нас 3 человека. По прибытию на место, в селения этих людей и, если позволит связь, пилоты с нами свяжутся для доклада. Если нет, запускают маяк для открытия ворот. Тревожная группа в бухте на двух коробочках готова, её готовность 2 минуты. Все подходы к бухте как со стороны моря, так и со стороны суши, взяты под наблюдение. Огневые точки оборудованы. Доклад окончен.

Смотрю на мужиков. Да уж, такого они ещё не видели. Вроде батя, как его уже все тут у нас называют, сам тут всех в деревне строит, но у нас всё круче. Вот что значит армейская дисциплина и субординация. Если вчера мы все вместе пили и веселились, то, когда дошло до реальных дел, пацаны разом подобрались и стали серьёзными. Молодца Туман, всё-таки он командир от бога. Переварив информацию за несколько секунд Туман произнёс.

— Доклад каждый час. Тревожной группе не расслабляться. В случае каких-то непредвиденных ситуаций мне доклад мгновенный, 4 канал, – он постучал по висевший у него на разгрузке рации, – найди мне Казака и сюда его с одним из квадрокоптеров. Свободен.

— Есть.

Туча так же, как и Грач несколько минут назад отдал честь Туману, круто развернулся на месте и вышел из палатки чуть ли не строевым шагом.

— Казака я хочу послать снять верфь, и ты поедешь с ним, – он ткнул пальцем в Ниласа, – подскажешь, где там и что.

— Хорошо, – сразу согласился мужик.

— А пока Казака ищут, в двух словах расскажи нам про верфь.

— Туман извини, момент, – перебил я его.

— Че?

— Нам нужно так же узнать про плантации, где держат рабов.

— Точно, – Туман почесал затылок, – пока будем готовиться к штурму этого замка, вернее небольшого городишка и верфи, неплохо было бы всех рабов освободить.

— Вот-вот – закивал я, — пока их там от злости всех под нож не пустили.

— С этим проще, – взял слово батя, – несколько плантаций, где их держат, мы знаем и несколько один человек.

— Че за человек и где он? – по-деловому спросил Туман, – тоже где-нибудь в горах овец пасёт?

— Нет, он торговец, в этом городе рядом живёт, – старик кивнул головой в бок.

— Торгует с Архи? – удивился уже я.

— Да, – невесело ухмыльнулся батя, – деньги многое могут.

— Охрана есть у него? – спросил я.

— Да так, трое каких-то балбесов, – улыбнулся дед, уже понимая к чему мы клоним, – я могу из наших проводника дать, он знает где этот торговец живёт.

— Тоже мне проблема, трое, – фыркнул Туман и крикнул, – Большой.

Через пару секунд Вася вошёл в палатку. Его голос мы слышали рядом, он там зверюг кормил и с готовящими на костре еду женщинами заигрывал, следом за ним помятый Слива. Этот вчера опять наелся так, что пошевелиться не мог. Сливе я кивнул, типа всё нормально, но лучше свали отсюда. Тот понял всё правильно и выскользнул из палатки.

— Я, – вытянулся по стойке смирно здоровяк.

— Батя даст вам проводника, – начал Туман говорить Большому, – ты берёшь катер, собровцев, можешь ещё одного-двоих взять и летите в город, он тут рядом. Там пакуете одного мужика и тащите его сюда. Мужик нужен живой, всех остальных, кто будет сопротивляться, можете валить. Задача ясна?

— Сделаем, – заулыбался Большой и потёр свои кулачища, — давай отец своего проводника.

Батя мгновенно выскользнул из палатки за Большим. Тут же в палатку сунулась морда Булата, убедившись, что тут всё нормально, башка исчезла.

— Большой, я с вами, – раздался снаружи голос Страйка.

— Охрану этого торговца они наизнанку вывернут, – улыбнувшись сказал я.

— Ну, не повезло им значит, – пожал плечами Туман, – так, возвращаемся снова к тебе, Нилас, че там по верфи?

 Глава 6. 
Александр. 19 мая. Утро. Верфь.

— Всё-таки тут как-то жидковатенько, – прошептал Слива.

— А ты что думал, что тут как на верфи в Северодвинске или Архангельске будет? – хмыкнул лежащий рядом с нами Риф.

— Бывал там? – спросил я у него.

— Доводилось. По сравнению с теми масштабами, тут так, мелкий заводик.

Светает, мы группой из 7 человек лежим в траве на ближайшей сопке и рассматриваем в бинокли эту верфь, где Фоле строит свои корабли.

Пару дней назад, Туман отправил Казака с квадрокоптером, несколькими бойцами на двух катерах к этой верфи. Нилас рассказал, где она находится, как там и что. Вот они и отправились туда все вместе, провести воздушную сьемку. Потом мы это всё рассматривали на экране ноута.

Сначала, когда я смотрел видео первый раз, масштабы меня поразили, всё-таки у нас в Речном всё гораздо меньше. В принципе, у нас и такие корабли не строят, а настоящие верфи я никогда не видел.

А потом, когда смеющийся Риф откуда-то притащил видео и показал нам, как действительно выглядит верфь для строительства кораблей, я понял, что у Фоле всё меньше и в несколько раз.

В общем, у Фоле тут было так. Два сухих дока, к которым подходит железнодорожная ветка. С десяток ангаров складов, два небольших завода, где лили железо и производили другие необходимые вещи для строящихся кораблей.

В обоих доках были заложены два корабля. Оба такие же, как наш «Варяг». У первого уже была видна палуба, у второго нет надстроек и разобрана корма, как мы предполагали, ждали двигатели. Там же над доками и по два крана с каждой стороны.

Дальше два длинных пирса. К одному пришвартованы два брата-близнеца «Варяга», военные корабли, к другому с пяток различных катеров.

Так же есть причалы. В момент сьемки два дня назад они были пусты. Сейчас к самому длинному пришвартованы два сухогруза. На берегу стоит железнодорожный состав, и из трюма одного из кораблей установленными тут же кранами что-то выгружают и сразу грузят на железнодорожные платформы. У причалов так же несколько разных по размерам катеров и парочка барж. Ещё дальше хлам, в виде вытащенных на берег остовов кораблей, катеров, лодок и барж.

Ещё чуть дальше снова какие-то ангары поменьше и жилые постройки, причём все постройки огорожены вышками с часовыми, там держали рабов-людей. Это рабочие, по нашим прикидкам их там около 200 человек.

И где-то в километре от доков и заводов казармы для экипажей кораблей и охраны верфи, большой плац, большое административное здание и ещё с десятка полтора одно- и двухэтажных зданий. В них баня, столовая, склады, небольшой бар и магазин.

Вся территория верфи хорошо освещена и огорожена забором из сетки в два ряда, ну кроме той, что в воде. Между рядами сеток пару метров. Куча фонарей и прожекторов. Вышки через каждые 200 метров, на вышках часовые с пулемётами и мощные прожекторы. Хрен убежишь. Как Нилас оттуда свалил, я не представляю.

Невооружённым глазом видны многочисленные шныряющие туда-сюда парящие катера и мотоциклы эти. Вооружённых архи тоже хватает, как и архи в рабочей одежде, и матросы, и ещё одни архи в другой форме, которые по двое-трое ведут куда-нибудь группки людей по 10 человек, охрана рабов.

За моцики у нас пацаны уже поспорили. Всем очень хотелось на таком прокатиться, а некоторым и заиметь в личное пользование. Только Туман и ещё несколько байкеров Тауса презрительно сплюнули и сказали, что это не мотоциклы, это ерунда. Настоящий мотоцикл должен быть на двух колёсах и ехать по земле или чего там под колёсами, а этот просто летит над землёй. Да, это очень хороший транспорт для передвижения по непроходимым местам, с этим Туман не спорил, но для кайфа нужно ехать, именно ехать, а не лететь над поверхностью.

Кстати, Славка с Игорем в сервисе разобрались с темя двумя катерами, которые мы захватили в качестве трофеев в лесу, где погибли пацаны. Так вот, вместо топлива у них был порошок, сильно смахивающий на муку.

Потом потрепавшись с теми, кто прибыл с нами на корабле мы узнали, что его добывают почти как мы Арканит. В некоторых местах в этом мире, на поверхность выступают кристаллы, они собираются голыми руками, просто собираются как грибы, потом перетираются, и топливо готово. Всё просто, как дважды два. Но беда в том, что таких мест, где эти кристаллы растут, очень мало и более-менее их большие посадки взяты под контроль Фоле и его бойцами. Растут они круглый год, собирай не хочу.

Наши деревенские друзья так же нашли такие посадки в своих горах, так же их собирают и перерабатывают. Катера они купили на рынке.

Но вернёмся к верфи. До Мано отсюда почти 50 километров, до ближайшей деревни около 70. Все остальные деревни, которые тут были в округе разорены, а жители проданы в рабство. Со слов Нилас рядом было две деревушки рыбаков, теперь там только трубы от печей остались. Фоле тут косой по людям прошёлся. Остались одни Архи.

Ах да, совсем забыл. Две наши вертушки, которые улетели из бухты на поиски деревушек тех людей, что приплыли с нами благополучно, достигли своих целей. Все три деревни были найдены с воздуха. Одну только долго искали, но нашли, как раз ту, которая была на островах.

Как потом сказали пилоты не зря, совсем не зря этих, так сказать, воздушных проводников несколько раз катали в нашем мире на вертушках чтобы они к ним привыкли. Одно дело лететь над пустыней и совершенно другое между горами. Деревню-то разглядеть надо. А уж чего-чего, а гор тут великое множество. Выше поднимешься, ничего не видно, облака мешают. Вот и показывали наши пилоты чудеса пилотажа.

Так вот деревни. Во всех трёх садились рядышком, в двух всё население тут же попряталось, а в третьей вертушку чуть не расстреляли из каких-то берданок, пилот видел, как местные мужики огородами пробирались к месту посадки и уже были готовы открыть огонь. Благо учитель, который с ним летел, успел выскочить из вертолёта и начал орать, размахивая руками. Его, естественно, узнали.

Ну а потом маяк, открытие ворот, дети и все остальные прошли через них и оказались дома. Само собой, снова слёзы радости и счастья, а уж как детишки были довольны, когда их к родителям вернули. Вместе с этими людьми туда перешли и наши люди, мы, посовещавшись, решили посмотреть своими глазами, как и чем там живут эти крестьяне или кто они там.

Все эти три деревни, и наша четвёртая, откуда сироты, достаточно далеко разбросаны друг от друга, и в гости друг к другу они тоже не ездили. И оказалось следующее.

Деревня, в которой мы уже стали своими, была более развита технологически, так как рядом находился город, в котором вели торговлю. А вот те три, это не каменный век конечно, но очень многого, что было у нас, тех вещей, которые у нас как само собой разумеющееся, у них не было.

Где-то один генератор на всю деревню, где-то два, где-то минимум инструментов, где-то минимум техники, вещей, лекарств, дома так-сяк.

Они все живут подсобным хозяйством, так же разводят скот, овощи, фрукты, живут так годами и ни о чём не тужат. Надо ли говорить какое впечатление на них своими рассказами произвели те, кто был в нашем мире эти две недели? Про детей вообще говорить не стоит. Все эти дни они были в Шанхае, в Водном мире, и не ошибусь, если скажу, что своими рассказами они просто прожужжали все уши родителям.

Естественно, очень многие захотели сходить к нам, тем более мы изначально решили, что препятствовать не будем. Так же те из людей из нашего мира, кто пришёл в эти деревни собирали общее собрание.

Для начала, на центральной площади, собиралась вся деревня и наши говорили, как и что. А уж когда они увидели, как и чем там живут люди, то очень аккуратно предлагали помощь. Об этой самой помощи мы решили заранее. Так как Колун хорошо собрал информацию у бывших пленных и несостоявшихся рабов, то и мы уже понимали, что у них там много чего не хватает и взять негде, а тут всё своими глазами увидели и убедились. Поможем, у нас не убудет.

И вот уже второй день через открытые ворота туда-сюда ходят люди из нашего мира и перевозят различные грузы. А оттуда к нам люди, сначала Шанхай, море, оказывается, среди них тоже мало кто видел.

Да, там есть рыбаки, но что на нём можно отдыхать, не опасаясь за свою жизнь, мало кто знал. Тем более, в Шанхае всё для этого сделано. Ну и процесс пошёл. Грузы, люди, торговля наверняка пойдёт, туризм так точно. Там одни горы чего стоят. А в горах реки, те же сплавы на байдарках, пешие прогулки, да и просто отдохнуть душой и телом. Обязательно среди наших миров найдутся те, кто организует там охоту, рыбалку или обычный отдых в лесу на берегу какой-нибудь речки или озера. Потом реклама, и народ пойдёт. Всё это мы уже прошли в мире Динозавров. Про полезные ископаемые даже говорить не буду.

Не удивлюсь, если и к нам в Хозяйственный многие переедут. Ну а чё? Зарплаты хорошие, цивилизация гораздо лучше, опять же медицинское обслуживание, учеба для детишек и их будущее. Да и вообще другие возможности для каждого.

Ну а не хотите, не надо, живите у себя, поможем чем сможем. А может кто и в другие миры или другие города, или оазисы переедут. Короче планы у нас были наполеоновские, маховик мы запустили, теперь все остальные будет его медленно и верно раскручивать. ГДЛ этим всем точно заниматься не будет. У нас и так пирог слишком большой. Наше дело ворота, тут мы монополисты. Как же вовремя построили второй большой терминал с двумя воротами и краем уха я слышал, что мелькают идеи об открытии ворот в Руви и Кижене. Сейчас с Фоле окончательно решим вопрос и станет вообще прекрасно.

Сейчас нам нужно захватить верфь и лишить Фоле транспорта, на котором он или его приближённые могут куда-либо свалить. После этого нас ждут плантации и на десерт этот замок, вернее хорошо укреплённый небольшой городок. В общем настреляемся вволю.

Продолжение следует.