» » Шибел Паундер — Ведьмочки Гламбурга. Кто станет королевой?

Шибел Паундер — Ведьмочки Гламбурга. Кто станет королевой?

Шибел Паундер

Кто станет королевой?



* * *

Посвящается Эмлин и Шинид.

Ш. П.

Посвящается Мари.

Л. Э. А.


Пролог

Ведьмы жили на нашей планете с самых древних времён. Они варили в огромных котлах вонючие зелья, летали на мётлах, злобно хихикали и непременно держали кошек.

Многие думают, что ведьмы – злые горбоносые старухи, все в бородавках. Носят они какие-то лохмотья, а из головных уборов признают только остроконечные шляпы. Всё это ерунда. Ну, почти всё. Если же вы хотите узнать правду, придётся заглянуть… в канализацию.

1 Вниз по трубе

В тот день, когда началась вся эта история, в саду мисс Хекс никто бы и не разглядел фею Фрэн, несмотря на её пышное платье и замысловатую причёску, ведь ростом она была с маленькую картофелину.

Фея осторожно кралась по газону, выставив перед собой большой увядший лист. Ей очень не хотелось, чтобы её заметила хозяйка сада – жуткая старуха с грозным взглядом и ножищами сорок второго размера. Если только она увидит фею, наверняка тут же её растопчет!

У Фрэн было важное дело. И чтобы его выполнить, нужно пробраться в сарайчик в глубине сада – туда, где прячется девочка по имени Вега Дьямема.

– Эй, ты! – Вега ткнула пальцем в слизняка, который лениво полз по старой каменной раковине. – Ты-то мне и нужен для спектакля. Будешь играть Бериллу, честолюбивую танцовщицу, которую замучила икота.

Девочка пряталась в сарае уже несколько часов.

Злобная мисс Хекс была её опекуншей, и Вега с раннего детства знала, что лучше лишний раз не попадаться ей на глаза. Завидев Вегу, старая карга тут же заставила бы её штопать отвратительные колючие платья. Или бегать по саду в огромных уродливых башмаках, и при этом мисс Хекс то и дело вопила бы из окна кухни: «БЫСТРЕЕ!» или «ЧТО, СПОТКНУЛАСЬ, ДА?»

Вега посветила на слизняка фонариком.

– Ты станешь самым лучшим актёром в мире!

Фрэн вздохнула.

И вовсе не потому, что наконец-то нашла Вегу после такого длинного и трудного путешествия, во время которого её чуть не слопала собака.

Нет, Фрэн вздохнула потому, что сама любила играть!

Несмотря на свой маленький рост, Фрэн была очень важной персоной в шоу-бизнесе. Все звали её Феерическая Фея Фрэн (это имя она сама придумала). Фрэн вела несколько престижных телешоу, таких, как «Каждой крошке по крошке» и «Придавленные и прихлопнутые», и даже сыграла главную роль в теледраме «Блестящая Сью» – о фее, которая посыпала волосы блеском и не могла от него избавиться.

– Ну и актёр у тебя! – фыркнула Фрэн, здорово испугав Вегу.

Открыв рот, та уставилась на маленькую фею.

Фрэн важно прошествовала по полу, затем с огромным трудом и сердитым ворчанием неуклюже вскарабкалась по ножке старого кресла-качалки и протянула девочке руку:

– Рада с тобой познакомиться, Вега! Ведь так тебя зовут, да? Естественно, я же не могла ошибиться. Я очень легко запоминаю имена, да и всё остальное тоже. Я – Феерическая Фея Фрэн. Впрочем, можешь звать меня Фрэн. Или Феерическая Фрэн. НО НИКОГДА НЕ ЗОВИ МЕНЯ ПРОСТО ФЕЕЙ! Я этого терпеть не могу!

Само собой, Вега решила, что сошла с ума. Ну, или, по крайней мере, уснула. Прищурившись, она посмотрела на странную крохотную даму с высокой причёской, а потом – на слизняка, словно надеялась, что он ей чем-то поможет, но тот полз по полу с таким видом, будто отлично знал Фрэн и мечтал от неё поскорее сбежать.

– Не думаю, что он заслуживает главную роль, – заявила фея, ткнув пальцем в сторону слизняка. – Он слишком скользкий и рассеянный.

Фрэн пошевелила ножкой, и на голове у слизняка появилась такая же высокая причёска, как и у неё самой.

– Вот так-то лучше! И намного! – удовлетворённо заметила фея.

Вега испугалась ещё больше – подумать только, слизняк с волосами! Причём эти волосы аккуратно уложены в замысловатую причёску! Девочка машинально смахнула фею с кресла-качалки, точнее, попыталась смахнуть. Фрэн зашаталась, но удержала равновесие.

– Ты что, хотела меня прихлопнуть?! – возмутилась фея. – Неслыханная наглость!

Вега смущённо опустила глаза, а потом посмотрела на слизняка. Ей показалось – хотя это было бы уж совсем невероятно, – будто тот неодобрительно покачал головой.

– ВЕДЬМАМ СТРОГО ЗАПРЕЩЕНО ПРИХЛОПЫВАТЬ ФЕЙ! ТАКОВ ЗАКОН! – важно проговорила Фрэн.

– Простите, пожалуйста! – воскликнула Вега. – Я думала, что вас на самом деле не существует, что вы мне просто почудились! И зачем сразу обзываться? Какая же я ведьма?

– Обыкновенная, – отозвалась Фрэн. Теперь фея летала перед Вегой, уперев руки в боки. – Никаких сомнений, она и есть!

– Кто – она? – обескураженно переспросила Вега.

– Она самая, ведьма. – Фрэн закружилась в воздухе, но тут крылья запутались в её пышном платье, и фея шлёпнулась на пол.

– ЭЙ, ДЕВЧОНКА! – раздался громкий крик из сада. – Ну-ка выходи из сарая! Пора обедать!

Вега испуганно выглянула в окошко.

– Если вы на самом деле существуете, хотя я в этом всё ещё до конца не уверена, вам лучше поскорее отсюда уйти. Мисс Хекс – вот уж кто точно ведьма! – ужасно злая, она с вами церемониться не будет.

Но Фрэн будто не слышала.

– Что у вас сегодня на обед? – поинтересовалась она.

– Сырный суп, – со вздохом ответила Вега. – У нас всегда только сырный суп и бывает.

Фрэн на секунду задумалась.

– А как вы готовите этот сырный суп?

– Ну, берёшь засохший кусок сыра и бросаешь в кипяток, – объяснила Вега, и ей стало тошно.

Фрэн резко спикировала на край раковины.

– Увы, у нас в Гламбурге сырного супа нет. Мы предпочитаем пирожные.

Вега изумлённо посмотрела на Фрэн.

– В гамбургере?

– В Гламбургееееее! – весело завизжала фея.

Вега пожала плечами:

– Никогда о таком не слышала.

– Но ты же ведьма! – воскликнула Фрэн.

– Да не ведьма я! – вскричала Вега.

– Ведьма, ведьма!

– Нет, не ведьма!

– Как не ведьма? Ведьма и есть, – заявила Фрэн. – У тебя даже имя подходящее.

Фея помахала мизинцем, и в воздух взвилось целое облако блестящей пыльцы. Из пыльцы сложились два слова: ВЕГА ДЬЯМЕМА. Внезапно буквы заплясали, поменялись местами… и Вега с удивлением прочитала: Я МЕГАВЕДЬМА.

– Это какой-то фокус, – пробормотала она и осторожно толкнула буквы.

На её месте многие бы уже давно поверили Фрэн, но для Веги магия, фокусы и полоумные феи – всё это было одинаково в новинку. А потому, несмотря на такое убедительное доказательство, что она – ведьма, девочка направилась к двери. К противному сырному супу.

– ВЕГА! – снова завопила мисс Хекс. – ТВОЙ СЫРНЫЙ СУП УЖЕ ВЫКИПАЕТ!

– Сырный суп, ну надо же! – ухмыльнулась Фрэн. – Погоди! Куда это ты?

– Меня ждёт обед, – тоскливо ответила Вега. – До свидания, Феерическая Фея Фрэн. Рада была с вами познакомиться.

Фрэн вскинула руку:

– Стой! Ты что, правда не хочешь отправиться со мной в Гламбург, где полно чудес и совсем нет сыра?

Вега остановилась. Пусть это и дурацкий сон – всё лучше, чем сырный суп. И она развернулась и снова подошла к фее.

Фрэн завизжала, запищала и даже перекувырнулась от радости.

– ЧТО ТАМ ПРОИСХОДИТ? ТЫ ЖЕ НАВЕРНЯКА МЕНЯ СЛЫШАЛА, МАЛЕНЬКАЯ МЕРЗАВКА! – закричала мисс Хекс.

В окно Вега видела, что старуха уже шагает к сараю.

– Нельзя терять ни секунды! – воскликнула Фрэн. – Пора отправляться в Гламбург!

– Но как? – Вега быстро оглядела сарай, пытаясь придумать, как бы из него выбраться.

– По трубам, конечно! – С этими словами фея бросилась к раковине и нырнула в сливное отверстие. – Давай за мной, Вега! – послышался её пронзительный голос.

Склонившись над раковиной, Вега заглянула в сток. Ничего не видать. Ни огонька. И уж точно никакого города.

Дверь в сарай распахнулась, и в воздух взметнулись щепки, отлетевшие от притолоки.

– ГДЕ ТЫ ТАМ?! – рявкнула мисс Хекс.

– ДАВАЙ ЖЕ! – закричала Фрэн.

Вега просунула в слив палец. «Какие глупости!» – успела подумать она, и её тут же засосало в трубу.

2 Гламбург

Вега, как большой слизняк, скользила вниз по трубе.

Это было не очень-то приятно.

Она почему-то думала, что такие переходы совершаются быстро и грациозно – с ветерком. С ветерком, а не с ржавчиной! Прижавшись щекой к ржавой трубе, Вега медленно, но верно куда-то скользила. Впрочем, куда – было понятно: в Гламбург. Фрэн, хотя и казалась немного безумной, никогда не обманывала.

Выбравшись из трубы, Вега пролетела сквозь густые чёрные облака и с громким воплем и шмяком приземлилась на крышу торговой палатки.

– Ты отлично справилась! – воскликнула Фрэн, когда Вега подняла голову. – НЕ РАЗБИЛАСЬ НАСМЕРТЬ И ДАЖЕ НИЧЕГО СЕБЕ НЕ СЛОМАЛА! УМНИЦА!

Вега заморгала, переводя взгляд с феи, порхавшей у неё перед носом, на город, в котором она очутилась.

Вокруг всё было чёрным и серым. Ни одного яркого пятна. Даже синее платье Фрэн стало тёмно-серым. Но чёрные силуэты домов на сером фоне выглядели вовсе не так жутко, как сарай в саду ночью. Нет, тут было очень красиво. По небу плыли пушистые чёрные облака с серыми краями. На тротуарах, сколько хватало глаз, стояли чёрные киоски и палатки. А позади них высились здания из блестящего чёрного камня – их крыши терялись где-то в облаках. Из облаков лились струйки воды, хотя на дождь это было непохоже.

«Как будто кто-то решил выключить дождь, но кран закрутил не до конца», – подумала Вега.

Она спрыгнула на землю, укрылась за палаткой и осторожно выглянула из-за неё. Вдоль улицы в огромных чёрных вазонах росли симпатичные серые цветочки, у домов за чёрными заборами – маленькие, ухоженные кустики. По тротуарам гуляли женщины в роскошных платьях самых разнообразных фасонов и тканей: длинных, коротких, узких, пышных, шёлковых, шифоновых, бархатных. Но на голове у каждой красовалась широкополая чёрная шляпа. Вега улыбалась во весь рот. Гламбург оказался самым удивительным городом на свете.

– Ой-ой-ой, – пискнула Фрэн. Прямо к ним подошла женщина с огромной чёрной пушкой. – Вега, тебе лучше заткнуть уши…

– МОЛНИЯ! – закричала женщина, развернула ствол к небу и…

БА-БАХ!

Вега бросилась на землю.

Посмотрев вверх, она увидела, как в воздухе кружатся и опускаются на тротуары сотни бумажных листочков.

– Это же… – начала Вега.

– «Гламбургский вестник», наша ежедневная газета, – закончила за неё Фрэн, и одна из газет спикировала девочке на голову.

На первой странице Вега увидела заголовок: «„БИТВА ВЕДЬМ“ УЖЕ ЗАВТРА!»

– Что ещё за «Битва ведьм»? – удивилась Вега, подбирая газету. – Куда мы попали? И почему эта женщина ходит по улицам с оружием и никто её не арестует?

Фрэн хотела было ответить, но тут из палатки, на которую шлёпнулась Вега, выглянула ведьма и крикнула:

– Привет! Я – Мэвис. Будешь джем? Девочка робко покачала головой.

– Почему? – удивилась Фрэн. – Все ведьмы джем просто обожают!

– Именно поэтому у нас во всех киосках и палатках продают джем, – пояснила Мэвис. – Во всех, кроме одной, в конце улицы. Там продают не только джем, но и кошек.

Вега поднялась на ноги и отряхнулась.

– Никакая я не ведьма, Фрэн. И неважно, что у меня за имя.

– Да все – ведьмы! – воскликнула Мэвис, выстраивая рядком баночки с джемом. – По крайней мере тут.

Вега посмотрела на жительниц Гламбурга. Они совсем не были похожи на ведьм.

– Ну не знаю, шляпы-то у них точно не как у ведьм, – пробормотала она себе под нос. – У ведьм должны быть остроконечные. А у этих – какие-то плоские.

– Так я и думала! – ухмыльнулась Фрэн и закружилась в воздухе. – Просто ты видела ведьм только наверху. Когда ведьма отправляется туда – хотя я лично понятия не имею, что она там забыла, – её засасывает в трубу. Шляпа вытягивается и становится остроконечной. От грязи на лице могут появиться уродливые бородавки – тут уж как повезёт. Некоторые даже умудряются сломать себе нос, и он становится крючковатым. Платья тоже, естественно, мнутся и рвутся. Нелёгкое это дело – путешествовать по трубам.

– А ты вот неплохо справилась. Всего-то щёки измазала, – заметила Мэвис и протянула Веге платок.

Девочка стала отчаянно вытирать лицо.

– Я-то думала, что ты из тех, у кого бородавки на носу вырастают, – хихикая, добавила Фрэн.

– А что за вода льётся сверху? – спросила Вега. – Это же не дождь?

– Нет. – Фрэн посмотрела на струйки воды, которые сочились из облаков. – Вода льётся из тех домов наверху, где живут ведьмы. Даже если они и не подозревают, что они ведьмы. – Фея многозначительно подняла бровь.

Вега вздохнула. Она уже поняла, что спорить с Фрэн бесполезно.

– Ну ладно, нам пора, а то опоздаем, – заявила фея и щёлкнула пальцами у Веги перед носом.

Попрощавшись с Мэвис с её баночками с джемом, они зашагали по оживлённой улице. Точнее, зашагала Вега, а Фрэн устроилась у неё на плече и принялась рассказывать о городе:

– Это – Гламурный проспект, здесь полным-полно магазинов и кафе. Вот тут кондитерская «Пироги и пирожные, вот и всё». Здесь пекут пироги и пирожные. А «Вот и всё» – это особый пирог, который можно попробовать только в Гламбурге. Очень-очень вкусный.

Прижавшись к витрине, Вега с интересом разглядывала пирожные.

В глубине кафе были столики. Увидев за стеклом Вегу, все ведьмы с не меньшим интересом уставились на неё.

– А вон там, – взволнованно продолжала Фрэн и дёрнула девочку за волосы, – магазин одежды миссис Брю. Я его просто обожаю! Мне там шьют платья на заказ, потому что я такая феерическая и известная, да к тому же невероятно маленькая. Миссис Брю – лучший модельер в Гламбурге, но её нечасто увидишь. Бо́льшую часть времени она проводит в своей студии. Во-о-он там. – Фрэн махнула на большое круглое окно на втором этаже.

Веге показалось, что кто-то промелькнул за стеклом. Тут из магазина вышла целая компания ведьм. И у каждой в руке был чёрный пакет с буквой «Б» в изящных завитушках.

– Класс! – восхитилась Вега и направилась к двери.

– Некогда выбирать платья! Идём! – воскликнула Фрэн и полетела вперёд по улице.

Вега неохотно поплелась следом. Если она упустит Фрэн из виду, то что вообще будет делать? Ведь она больше никого не знает в этом Гламбурге!

И тут Фрэн остановилась у самого красивого особняка из всех, какие Вега когда-либо видела. А видела она целых три особняка.

– Это Липовый Дом, – объявила Фрэн.

Рядом с огромным зданием Вега почувствовала себя маленькой и ничтожной. На фасаде висел здоровенный плакат, украшенный сверкающими гирляндами. На нём было написано: «БИТВА ВЕДЬМ». А под ним колыхались на ветру девять флагов с портретами девочек. Вега узнала из них только одну. Саму себя.

3 Пегги Пигвигл

– Так и думала, что они возьмут именно эту фотку! – сказал кто-то за спиной у Веги. – Её сделали несколько лет назад, в школе. Я тогда забыла причесаться. И зубы почистить. В них застрял кусок капусты, и я никак не могла его выковырять. А по пути к фотографу меня ещё и пчела ужалила, и глаз, само собой, заплыл. Мама говорит, что у меня нет ни одной нормальной фотографии. Вечно я на них вся растрёпанная и покалеченная!

Вега повернулась и увидела перед собой незнакомую девочку. В руке она держала широкополую шляпу, какие здесь многие носили. Грязные чёрные волосы были не так взлохмачены, как на фото на флаге, но всё равно торчали в разные стороны.

Девочка протянула руку.

– Меня зовут Пегги Пигвигл. Как ты прикольно одета! Ты из верхнего мира, да?

– Я – Вега, – пробормотала та, удивлённо посмотрев на свои совершенно обычные джинсы и футболку.

С волос Пегги скатилась жирная чёрная капля.

– Не бойся! – воскликнула Пегги, заметив, что Вега невольно поморщилась. – У меня с волосами всё в порядке, они не плавятся. Просто… ну, понимаешь, я пыталась создать зелье, чтобы разгладить волосы. Но не нашла подходящего рецепта и… – Она запнулась. – В общем, я использовала зелье для приручения медведей.

– Потому что у тебя волосы такие же непослушные? – предположила Вега.

– Ага, – кивнула Пегги. – Думала, удастся их приручить.

– Понятно.

Тут повисла тишина.

И висела довольно долго.

Вега смущённо переминалась с ноги на ногу.

Пегги посвистывала.

– Э-э-э… – проговорила наконец Вега, – а как варят зелье?

Пегги вытаращила глаза.

– Ты не знаешь, как варить зелья? Сожри меня жаба, это плохо. А я так переживала, что не очень-то умею обращаться с зельями и путаю заклинания. Кстати, а с заклинаниями у тебя как?

– Плохо. Пегги ахнула:

– Кошмар! Крысу мне в суп, даже не знаю, что и сказать! Завтра тебе придётся туго.

Флаг Веги вместе с восемью остальными затрепетал на ветру, который, похоже, набирал силу.

– А что будет завтра? – спросила Вега.

– Ну хватит, Пегги Пигвигл! – вмешалась Фрэн. Хлопая в ладоши, она уже мчалась к девочкам. – Поболтали и ладно. Завтра вы станете врагами. Понимаете? ВРАГАМИ!

– Почему? – удивилась Вега и глянула на Пегги, которая вскинула испачканную в зелье бровь.

– Потому что мы будем участвовать в «Битве ведьм», – объяснила Пегги. – Ты разве не знала? Зачем же ещё твоё фото напечатали на флаге?

Вега пожала плечами:

– Кто-то ошибся на фабрике, где их шили.

– Нет-нет, – улыбнулась Фрэн. – Завтра ты отправишься на «Битву»!

– Победительница «Битвы ведьм» получает всё! Она становится королевой, управляет Гламбургом и его окрестностями! – радостно воскликнула Пегги. – И всего-то надо выиграть у всех ведьм на флагах, в том числе у меня. Впрочем, меня-то ты наверняка победишь, пусть даже ты и не разбираешься в зельях и заклинаниях. Я вообще ничего не умею. А вот других, честно говоря, победить не так просто.

У Веги всё закружилось перед глазами. Она здорово перепугалась. Да и ветер этот никак не унимался. И Фрэн порхала прямо под носом, отчаянно пытаясь удержаться на месте.

Вега глянула на фото на флагах. Вроде вполне обычные девчонки. Все, кроме одной. Вега подошла к развевавшемуся флагу и пристально посмотрела в тёмные, злые глаза. Да, у этой ведьмы на пути лучше не вставать.

Вега зажмурилась, глубоко вздохнула и изо всех сил ущипнула себя за руку. Она уже насмотрелась на этот Гламбург, пора просыпаться.

4 Злая ведьма

Далеко-далеко в горах, которые возвышались над Гламбургом, две ведьмы летели к Липовому Дому. Точнее, одна. Непосредственно летела Фелисити Бэт.

А вторая, Эгги Хуф, устроилась на подушке тремя метрами ниже. Подушка лежала на спине третьей ведьмы, которая мчалась по тропинке на четвереньках, причём с потрясающей скоростью – руки и ноги у неё крутились без устали, как колёса машины.

– В «Шикарной жабе» пишут, что на этой неделе туфли с острыми носами непопулярны, но вполне могут войти в моду на следующей, – сообщила Эгги Хуф. – НЕМЕДЛЕННО ВЫБРАСЫВАЕМ ВСЕ ОСТРОНОСЫЕ ТУФЛИ!

Фелисити Бэт закатила глаза:

– Этот журнал слишком тупой.

– Нет, что ты, Фелисити! Он классный! Откуда ещё я узнаю, что носить? Не ходить же как дуре в туфлях с неправильными носами! Лучше лишний раз перепроверить.

Фелисити Бэт промолчала. Раздражённо вздохнув, она выпустила из пальца целый рой жуков. Они зависли над ведьмами, то и дело сталкиваясь друг с другом.

– О, НЕТ! ТОЛЬКО НЕ ЖУКИ! – завопила Эгги Хуф и прикрыла голову журналом.

– Тихо! – прикрикнула Фелисити, подняла палец и стала стрелять в жуков.

Те сперва застывали в воздухе, потом из них начинали вываливаться внутренности.

Эгги заёрзала на подушке.

– Фу! Какая мерзость!

Останки жуков завертелись и сложились в стрелку, которая указала в сторону Гламбурга.

– ПРЕЛЕСТНО! – заявила Фелисити. Дохлые жуки посыпались на голову Эгги Хуф, и та сердито нахмурилась. – Осталось совсем чуть-чуть, – бросила Фелисити Бэт и полетела быстрее.

– Мы обязательно победим! МЫ ПОБЕДИМ В «БИТВЕ ВЕДЬМ»! – прокричала Эгги.

Она отлично умела кричать, но большим умом не отличалась. Ей и в голову не пришло, что в «Битве ведьм» может победить только одна ведьма.

– Ну конечно! – проговорила Фелисити Бэт и криво улыбнулась. – Мы победим. Ты и я…

– Ты прямо создана для этого, Фел-Фел! – воскликнула Эгги.

Фелисити Бэт усмехнулась:

– Ага. Главное, чему меня научила бабуля Крэйфиш, – «Битву ведьм» может выиграть только злая ведьма.

– Но ведь предыдущая королева была вполне милой, – возразила Эгги.

– Это всё в прошлом! – Фелисити Бэт мерзко захихикала себе под нос, как настоящая ведьма. – Гламбург давно пора хорошенько встряхнуть!

5 Когда щипать бесполезно

Фрэн провела девочек в Липовый Дом, а Вега всё продолжала щипать себя за руку.

– Это понарошку. Ты в сарае, только что играла со слизняком, а потом ударилась головой. Ты в сарае, ты просто ударилась головой. Слизняк… – бормотала Вега, крепко зажмурившись.

Однако, открыв глаза, девочка не увидела ни стен сарая, ни мисс Хекс. На неё обеспокоенно смотрела Фрэн.

– Всё-таки ты очень странная, – заметила фея.

Вега перестала себя щипать и оглядела огромный холл.

Липовый Дом напоминал гостиницу. Гостиницу, которая слопала небольшой мебельный салон.

– Это самый роскошный особняк во всём Гламбурге, – с гордостью объявила Фрэн.

Мраморная лестница вела вверх, казалось, этажей на сто, хотя на самом деле их явно было не больше восьми.

– Ур-р-ра! – воскликнула Пегги и забежала в соседнюю, почти что пустую комнату, посреди которой стоял потрёпанный диван в цветочек.

– Осторожно, Пегги! – крикнула Фрэн и устремилась за ней.

Закапав весь пол чёрным маслянистым зельем с волос, ведьмочка подбежала к дивану, плюхнулась на него и начала подпрыгивать, забавно размахивая руками.

Вега засмеялась. Но тут же умолкла – диван внезапно опрокинулся и исчез.

Когда он появился вновь, Пегги на нём уже не было.

– Не девочка, а ходячая катастрофа, – проворчала Фрэн, порхая над диваном. – Вега, забирайся сюда.

Вега медленно подошла к дивану, с подозрением осмотрела его. Потрогала одной рукой. Потом второй.

– Давай живей, у нас не так много времени! – одёрнула её Фрэн.

Вега поспешно села.

Диван перевернулся, и они очутились в комнате, просто забитой мебелью и разными предметами.

Повсюду были стулья, книги, по меньшей мере пять столов, а на стене была нарисована огромная красивая карта. Вега подошла к ней.

– Круто, да? – сказала Пегги.

– Это… – начала Вега.

– Гламбург и его окрестности, – закончила за неё Пегги.

– Но где он находится? – прошептала Вега.

Пегги улыбнулась:

– В Водостоке, где же ещё.

Вега принялась рассматривать карту. Вот Гламбург, а вот доки, вот сотни высоких и узких башен на холме. Вот странные подводные домики. Веге пришлось хорошенько задрать голову, чтобы их разглядеть.

– А это, – Пегги хлопнула своей запачканной в зелье ладошкой по карте, – Проливуд. Там снимают фильмы и всякие телешоу. Именно там живут все знаменитые ведьмы.

– И Я ТОЖЕ! – встряла Фрэн. – Я очень знаменитая. Я там живу. И работаю тоже там, веду телешоу – например «Битву ведьм».

– А «Битва ведьм» – это шоу? – удивилась Вега.

Фрэн замахала руками:

– Я всё объясню, как только мы уйдём отсюда, где нам быть не полагается, и окажемся там, где полагается.

– Что полагается? – спросила Пегги.

– Полагается быть, – ответила Фрэн.

– Кем?

Фрэн недовольно поморщилась:

– Полагается быть тут.

– То есть нам полагается быть тут? – хитро спросила Пегги.

– ПЕГГИ! – взвыла Фрэн.

Вега между тем разглядывала карту и заметила, что над Проливудом гораздо больше труб, чем где бы то ни было ещё. Проследив за её взглядом, Фрэн пояснила:

– В Проливуде все ходят с зонтиками. Из труб всё время что-нибудь льётся. Ой, судя по запаху, в Липовый Дом пришли другие участницы «Битвы»…

Вега не ощутила никакого особого запаха. Она посмотрела на Пегги. Наморщив нос, лохматая ведьмочка принюхивалась, но, заметив, что Вега на неё смотрит, лишь пожала плечами.

– Идёмте! – скомандовала Фрэн и подлетела к дивану.

Вега снова глянула на карту. Она не успела изучить весь Водосток – он был очень большой.

– Можешь в любое время вернуться и всё рассмотреть, – с улыбкой сказала Фрэн. – Только не в среду. По средам этой комнаты не существует.

6 Все в сборе

Фрэн порхала перед девочкой с длинными волосами, доходившими до колен, которая была гораздо выше и крупнее, чем все остальные ведьмы.

– Привет, Лиззи Бист, – едко сказала Фрэн, совсем не так, как она разговаривала с Вегой и Пегги. – Как поживает твоя мама?

– Здравствуйте, Фрэн, – ответила Лиззи. – Хорошо, спасибо. Она сегодня на съёмках.

– Мама Лиззи работает оператором в Проливуде, – прошептала Пегги. – Они с Лиззи очень неуклюжие…

Тут Лиззи взмахнула рукой и случайно хлопнула по лицу одну из ведьм.

– Как-то раз мама Лиззи снимала передачу о пользе пыльцы. И конечно, среди гостей были феи. Так вот мама Лиззи случайно села на одну из них и раздавила. Из-за этого феи устроили митинг.

– Надо же! – удивилась Вега. – Как это?

– Да очень просто. Они кружили по городу и кричали: «ЧТО НАМ НУЖНО? ЧТОБЫ НАС НЕ ДАВИЛИ! А ЕЩЁ НАМ НУЖНЫ ПОНИ!» Правда, про пони кричала только одна фея, и все остальные на неё страшно злились. В итоге стали драться прямо в воздухе. Дёргали друг друга за волосы и вопили: «Элисон, перестань кричать про пони!» Ты ещё встретишься с другими феями. Они помогают организовывать «Битву ведьм». Правда, в Водостоке их почти не осталось.

– Надо же! – повторила Вега. – Как это?

– Да очень просто! – опять ответила Пегги. – Когда изобрели заклинание, с помощью которого феи могут стать большими, почти все они решили им воспользоваться – неприятно же всё время бояться, что тебя кто-нибудь раздавит. Вообще даже хорошо, что фей теперь мало. Не знаю, заметила ты или нет, но они иногда страшно раздражают.

Кто-то кашлянул совсем рядом.

– Ну, кроме тебя, Фрэн, – быстро добавила Пегги.

– Может, мы кого-то и раздражаем, но зато у нас…

– Пронзительные голоса? – подсказала Пегги.

– Пыльца! – завопила Фрэн и бросила целую горсть в лицо Лиззи Бист.

Все ведьмы тут же обернулись к Фрэн. Вега между тем устроилась за каменной статуей радостной ведьмочки, сидящей в мусорном ведре, и стала разглядывать участниц «Битвы».

В любой другой день Вега наверняка бы спросила, зачем кому-то понадобилось изображать ведьму в мусорном ведре, но сегодня совершенно не хотелось ни о чём спрашивать. Ей казалось, будто она первый день в новой школе, только вместо учеников тут ведьмы и немного чокнутая болтливая фея.

Фрэн достала из кармана крошечную ручку и быстро написала в воздухе: «Лиззи Бист». Буквы тут же лопнули, и в разные стороны полетела пыльца, как искры салюта. Когда пыльца рассеялась, тонкие, обгоревшие буквы упали на пол.

– А без этого никак нельзя? – пискнула одна из ведьмочек.

Фрэн важно подняла палец, готовясь выпустить очередное облако пыльцы.

– Ладно, ладно. – Ведьмочка примирительно вскинула руки.

Смерив её сердитым взглядом, Фрэн объявила:

– Пэтти Пиджин!

Крошечная ведьма с косичками, торчавшими из-под шляпы, кивнула:

– Да, я – Пэтти из Башен.

Фрэн улыбнулась и написала в воздухе: «Пэтти Пиджин». Когда из букв посыпалась пыльца, ведьмы втянули головы в плечи.

– СЛЕДУЮЩАЯ! – прокричала Фрэн. Эта ведьма со скучающим видом стояла у стены, и тем не менее на неё было трудно не обратить внимания. Такой пышной юбки Вега ещё ни разу не видела. Она была даже больше похожа на торт, чем на юбку.

– Я вообще не понимаю, что тут делаю, – громко заявила ведьма и оглядела других, оценивая, как они отреагируют на её слова.

Фрэн взволнованно порхала перед ней.

– Привет, Флафанора! Рада тебя видеть! Ты выглядишь просто восхитительно! Как поживает миссис Брю? Она часто обо мне говорит?

– Э-э… Да нет, не особенно, – отозвалась Флафанора и посмотрела на Вегу. – Классные джинсы.

Вега так и не поняла: ей правда понравились джинсы или она просто издевается?

Фрэн мельтешила перед Флафанорой, пытаясь перехватить её взгляд.

– Мы уже встречались в магазине твоей мамы. Я… я очень знаменита.

Пегги придвинулась к Веге, которая всё дальше отходила за статую.

– Это Флафанора Брю, дочка миссис Брю. Миссис Брю – очень крутой модельер. В «Шикарной жабе» то и дело мелькают её фото. Говорят, она самая стильная ведьма Гламбурга.

– А твоя мама не рассказывала о юбке с бриллиантами, которую она сшила специально для меня, когда фильм «Моя прекрасная фея», в котором я играла, был назван лучшим фильмом года? – спросила Фрэн, не переставая улыбаться.

Флафанора покачала головой. Фрэн немного скисла.

– Что, даже туфельки с бархатными бантиками и мордочкой попугая не упоминала?

Флафанора выглянула из-за Фрэн и посмотрела на Вегу, прятавшуюся за статуей.

– У нас в Гламбурге не носят джинсы – их можно купить только в верхнем мире. Прикольно смотрятся!

Смутившись, Вега кивнула и неловко выставила одну ногу, как будто пыталась продемонстрировать джинсы всем собравшимся.

Мимо Флафаноры прошли две девочки.

– А вот и наши близнецы, – заметила Фрэн. – Добро пожаловать, Милли и Молли.

Встретившись взглядом с одной из них, Вега улыбнулась, но девочка скорчила ей рожу, а другая хихикнула.

– Итак, – начала Фрэн и радостно закружилась в воздухе. – Все девять ведьм здесь. Можно начинать. Ах, со времён прошлой «Битвы» прошло целых девять лет!

– Э-э-э… Фрэн. – Набравшись храбрости, Вега глубоко вздохнула и вышла наконец из-за статуи.

– Что такое, Вега?

Девочка оглядела ведьм, которые вдруг все разом посмотрели на неё.

– Ты говоришь, что ведьм девять, но нас тут всего семь.

Фрэн покосилась на свои крошечные часики.

– Они ОПАЗДЫВАЮТ! – завопила фея, и тяжеленная люстра закачалась.

Вега сперва подумала, что она качается от вопля Фрэн, но быстро поняла, что фея к этому не имеет отношения. Свет потускнел, каменная ведьма спряталась глубже в мусорное ведро, а картины на стенах закачались.

Входная дверь резко распахнулась. Все подпрыгнули от неожиданности.

Дверь ударилась о стену, отскочила и захлопнулась. Ведьмы засмеялись.

Однако, когда дверь снова приоткрылась и все увидели, кто стоит на пороге, смех тут же стих.

Собственно, там никто и не стоял. Одна ведьма сидела на спине у другой, а третья парила в воздухе.

7 Правила

– Крысу мне в суп, это что, джинсы? – воскликнула Эгги Хуф, спрыгнув с ведьмы и бросив «Шикарную жабу» на пол. – Ну, теперь понятно, кто тут из верхнего мира!

Она захихикала. Милли и Молли тоже. А Фелисити Бэт уставилась на Пегги.

– Вот и наша Пегги-Соплегги! – протянула она. – Странно, что ты тоже участвуешь.

– Ха-ха! Пегги-Соплегги! Вот и Пегги-Соплегги! – завопила Эгги Хуф.

Пегги поморщилась.

– Вообще-то меня зовут просто Пегги.

– Не-а. Тебя зовут Пегги-Соплегги! – заявила Фелисити Бэт.

– Ты их знаешь? – спросила Вега.

Пегги вздохнула:

– Мы ходим в одну школу на Волшебной Вершине. Это самая лучшая школа в Водостоке. Моя бабушка много лет копила, чтобы я могла там учиться. Ты даже представить не можешь, сколько стокелей надо отдать за каждый год обучения. Я-то сама из Доков, там совсем не так, как на Волшебной Вершине.

– В Доках живут одни лузеры, – встряла Эгги Хуф. – Не то что на Волшебной Вершине. Это один из самых старых и самых престижных районов Водостока. На Волшебную Вершину шлёпнулась первая ведьма, провалившаяся сюда из верхнего мира. Ямка с её очертаниями до сих пор осталась! И у нас есть американские горки – больше их нигде нет, – и замок, и настоящее небо, и много чего ещё!

– Почти все победители «Битвы ведьм» с Волшебной Вершины, – с гордостью заявила Фелисити Бэт. – Так будет и в этот раз.

– Как по мне, так на Волшебной Вершине ужасно скучно, – вмешалась Флафанора, успевшая плюхнуться в кресло. – Да, там есть замок. Но вообще на Вершине слишком холодно, и снежно, и темно. И много злобных ведьм. И одеваются они ужасно.

Эгги ахнула.

– ЭТО МЫ, ПО-ТВОЕМУ, УЖАСНО ОДЕВАЕМСЯ? Да кто ты вообще такая?

– Я – Флафанора Брю.

Эгги Хуф застыла с открытым ртом, а когда пришла в себя, заулыбалась так, как могут улыбаться только очень лицемерные люди.

– О, сожри меня жаба! Я тебя не узнала! Ты же самая модная девочка во всём Водостоке… по крайней мере так говорится в «Шикарной жабе». А значит, так и есть. Я без ума от твоих нарядов! Как здорово, что мы наконец познакомились! – Она подошла поближе и крепко обняла Флафанору. – Давай дружить!

Флафанора покачала головой:

– Прости, но я выбираю подруг так же, как шляпки. С большой осторожностью. Уродливые мне ни к чему.

Эгги Хуф сердито фыркнула, повернулась и уставилась на Вегу.

– А ты чего улыбаешься, Чучело из Верхнего Мира?

Вега перестала улыбаться.

– Что это за ведьма, на которой Эгги приехала? – спросила она у Пегги.

– Обожаю идиоток из верхнего мира! – усмехнулась Фелисити Бэт.

Эгги хихикнула.

– Ведьмы обычно путешествуют на мётлах или пылесосах, – быстро ответила Пегги. – Можно ещё подложить под каждую ногу метёлку для пыли…

– Или сесть верхом на уборщицу, – вставила Эгги. – Карен – моя уборщица, поэтому я езжу на ней.

– Она единственная, кто так делает, – добавила Пегги.

Тем временем Фрэн уже написала в воздухе имена Фелисити Бэт и Эгги Хуф и теперь счастливо посмеивалась, глядя, как волшебная пыльца рассыпается по всей комнате.

Фелисити Бэт вздохнула и пробормотала:

– Ну что за радостная сверкающая пышка-глупышка.

– Дамы, – улыбаясь, объявила Фрэн, – время идёт, и нам пора перейти к правилам. За мной, пожалуйста.

Эгги Хуф растолкала остальных и зашагала за Фрэн. Фелисити Бэт и другие ведьмы пошли следом. Пегги ткнула Вегу в плечо:

– Идём!

Они прошли по коридору мимо статуй и множества дверей и оказались у небольшой дверки. За ней начинался ещё один коридор, в котором тоже было немало статуй и дверей. Открыв совсем крошечную дверцу, они прошли в комнату, вдоль стен которой стояли высокие стеллажи с тысячами книг в серых переплётах. Тут же были блестящие чёрные лестницы, чтобы добраться до верхних полок.

Фрэн подлетела к разделу «Б» и нажала на одну из книг.

– А теперь, – объявила она, – я расскажу вам ПРАВИЛА «Битвы»!

Стеллажи вдруг затряслись, и все книжки стали разноцветными – бирюзовыми, ярко-оранжевыми, тёмно-фиолетовыми – с красивыми узорами на корешках.

– К сожалению, только здесь можно увидеть разные цвета, это единственное место во всём Водостоке, – со вздохом пояснила фея.

Восемь ведьм раскрыли рты от удивления.

– Я такие цвета ещё никогда не видела, – прошептала Пегги и шагнула к стеллажу. – Я слышала, что они существуют, но сама ни разу не видела.

– А у нас в верхнем мире есть все цвета, – смущённо протянула Вега.

– Ой-ой! «У нас в верхнем мире есть все цвета»! – передразнила её Фелисити Бэт.

– Во время Великого Переселения, – принялась объяснять Фрэн, – несколько злых ведьм навсегда ушли из Водостока в верхний мир и унесли цвета с собой. Отовсюду, кроме библиотеки. Здесь, в книгах – вся история Водостока. Вот поэтому они не смогли добраться до цветов в этой комнате.

– А почему они ушли? – спросила Вега.

– Этого никто не знает. Многие считают, что злые ведьмы ушли, чтобы запугивать детей наверху. Некоторые любили так развлекаться – пробирались вверх по трубам и пугали ребятишек. Силия Крэйфиш, например, придумала домашние задания и брюссельскую капусту – ими до сих пор мучают бедных детей. Отправившись в верхний мир, ведьмы забрали с собой не только цвета, но и многое другое. Например, свои дома и магазины. Вот почему в Водостоке то тут, то там не хватает какого-нибудь здания.

Вега провела пальцем по разноцветным корешкам. Фрэн тут же шлёпнула её по руке и продолжила:

– В каждой книге рассказывается о ведьме, которая правила Водостоком. Раз в девять лет девять ведьм девяти лет каждая должны состязаться в «Битве ведьм». Победительница – одна из вас – станет королевой, той самой, которая управляет Водостоком. В этих книгах можно прочитать о самых разных ведьмах – и о плохих, и о хороших, о страшных занудах, – но все они были очень могущественны. Прошлая королева, Биг Сью, была необычайно хорошей и сделала много добра: сажала деревья, раздавала деньги бедным и даже снова разрешила урнам разговаривать. Но были у нас и злые королевы, такие, как Силия Крэйфиш. – Фрэн глубоко вздохнула. – Она устроила ежегодный Праздник Сжигания Подарков – его надо было отмечать на следующий день после Рождества.

– Силия Крэйфиш великолепна! – воскликнула Фелисити Бэт. – Кстати, это моя бабушка.

– Да, точно, – отозвалась Фрэн. – А я уже и забыла об этом. Она действительно была суперзлодейкой.

Фелисити довольно улыбнулась.

– В этой комнате накануне «Битвы ведьм» побывали все будущие королевы. Они знали, что, если победят, о них тоже напишут в книгах, и книги окажутся на этих стеллажах.

Фрэн сделала несколько кувырков и поклонилась.

Ведьмы неохотно захлопали.

– И ещё кое-что, – продолжила Фрэн. – Многим из вас наверняка известно, что королева будет жить в Липовом Доме. Долгое время на его месте ничего не было, кроме грязного пустыря. Потом какая-то ведьма построила себе здесь соломенную хижину. Само собой, хижина быстро развалилась, и кто-то чрезвычайно неглупый решил: «Надо построить нормальный дом!» Так и сделали. И вот теперь мы с вами находимся в самом роскошном особняке во всём Гламбурге. Здесь лучшие произведения искусства, самая большая лестница, самые странные скульптуры и шеф-повар Пэт, которую никто не видел уже лет пятьдесят, но она явно ещё жива, потому как еду продолжают готовить.

– А почему королеву выбирают из девочек девяти лет? – спросила Вега. – У нас наверху никто не разрешил бы девятилетке издавать законы.

Фрэн подлетела к Веге и села ей на плечо.

– Видишь ли, девятилетки видят мир совсем по-другому. Он для них прекрасный и полный чудес. К тому же они ещё маленькие. А чем меньше человек, тем он лучше, это совершенно точно.

– Ты так говоришь, потому что сама крошечная, – заметила Эгги Хуф.

Фрэн метнулась к Эгги и ущипнула её за нос.

– Так какие правила в этой вашей «Битве ведьм»? – спросила Вега.

Фелисити Бэт хихикнула.

– А зачем тебе это знать, Вега?

Хочешь выиграть?

Вега смущённо посмотрела на свои потёртые кроссовки.

– Сейчас расскажу, – отозвалась Фрэн. – Завтра каждой из вас выдадут по сушёной голове.

– Фу! – воскликнула Пэтти Пиджин.

– Трусиха, – фыркнула Молли.

– Пока у вас есть сушёная голова, вы в «Битве», – продолжила Фрэн. – Если сушёная голова рассыпалась, вы выбываете. Можно попытаться уничтожить сушёные головы своих соперниц, если хотите выбить их из «Битвы», но помните: чтобы победить, нужно отгадать четыре загадки одну за другой и добраться до финала. Если хоть одну загадку пропустите, финала вам не видать.

– На самом деле это ведь не настоящая битва, правда? – осторожно спросила Вега.

Фрэн покачала головой:

– Раньше ведьмы дрались друг с другом насмерть, но потом кто-то решил, что это уж чересчур. Так что теперь мы просто проводим интересную и запутанную игру. А название оставили – оно очень звучное. Все ведьмы слушали её очень внимательно и кивали. Все, кроме Фелисити Бэт, которая взлетела к верхней полке и читала «Правление Силии Крэйфиш».

– У каждой из вас будет своя фея, с камерой. Феи снимают всё, что вы делаете, ребята из Проливуда транслируют «Битву ведьм», и ведьмы всей страны, затаив дыхание, смотрят, как вы состязаетесь. Представляете? Так что не удивляйтесь, если вас начнут узнавать на улицах. Используйте магию и смекалку, чтобы добраться до финала раньше других участниц. А больше правил нет. Кто-то побеждал честно, кто-то жульничал.

– Например, моя бабушка, – заметила Фелисити, помахав книгой про Силию Крэйфиш.

– О да, она была очень мерз… ой, как время летит! Пора обедать! – весело объявила Фрэн. – Идёмте!

Грубо оттолкнув Пегги, Фелисити полетела к двери.

– Ты хоть по сторонам смотри! – воскликнула Вега и тут же поняла, что не стоило этого говорить.

– Чего это ты кричишь на мою Фел-Фел? – грозно спросила Эгги Хуф.

– Я сама разберусь, – прошипела Фелисити и встала так близко к Веге, что почти коснулась её носа своим – острым, с бородавками. – Ты никто. Ничтожество из верхнего мира. Тебя я первой вышибу из «Битвы». Вместе с твоей подружкой Пегги-Соплегги.

– Ходишь, как дура, в своих джинсах! – добавила Эгги. – Все над тобой смеяться будут! Эй, Соплегги, а сколько лет твоей шляпе?

– Она мне досталась от прапрапрабабушки, – сказала Пегги, сняв с головы старую пыльную шляпу.

– Отвратительно! – фыркнула Эгги Хуф.

– А знаешь, – вмешалась Флафанора, – ты ведь права, Эгги Пуф или как там тебя.

– ХУФ! – взвизгнула Эгги.

– Ну Хуф так Хуф, – пренебрежительно бросила Флафанора. – Джинсы не особо годятся для «Битвы ведьм». Вега, давай зайдём к моей маме и выберем тебе платье.

Вега просияла.

– Правда?

– И новую шляпку для Пегги, – добавила Флафанора.

– С УМА СОЙТИ! ЭТО ПРОСТО ФАНТАСТИКА! – завопила Фрэн. – Можно, я с вами?

– А кто тогда будет присматривать за другими участницами? – спросила Флафанора.

Фрэн растерянно огляделась и вздохнула:

– Паучьи лапки! Придётся остаться. Три девочки взялись за руки и отправились в магазин миссис Брю. А Фелисити Бэт и Эгги Хуф стали шёпотом придумывать план мести, как самые настоящие злые ведьмы.

8 В магазине миссис Брю

За окнами стемнело, и в Липовом Доме зажглись люстры, когда Вега вышла на оживлённую улицу. Было тепло. Вдоль дороги, рядом с домами в воздухе висели маленькие фонарики. Роскошно одетые ведьмы прогуливались по тротуарам, весело болтая друг с дружкой. Вега заглядывала в окна кафе, которые в этот час были забиты под завязку: вот ведьмы смеются, болтают, едят что-то вкусное, вот одна из них упала со стула…

Веге ужасно хотелось побывать в магазине миссис Брю. От нетерпения она сжала руку Пегги и улыбнулась.

– Не из-за чего так радоваться, – заметила Флафанора. – Там ничего особенного. Магазин как магазин.

Она поднялась по белой мраморной лестнице и вставила маленький чёрный ключ в замок.

Когда дверь распахнулась, Вега ахнула. Магазин был просто огромный и по-настоящему РОСКОШНЫЙ!

Всё вокруг сверкало. Можно было подумать, что тут взорвалась фея размером со слона.

Флафанора пошла вглубь мимо сотен ведьмочек в чёрных платьях.

– Они выкладывают товар к завтрашнему утру, – объяснила Флафанора. – Только мне можно заходить в магазин так поздно.

Слева на полках стояли туфли, в углу ведьмы выкладывали шёлковые перчатки. Пожилая ведьма забралась на лестницу у дальней стены и бросала шарфы и шейные платки молодым ведьмам в пышных юбочках. Высокая худая ведьма проехала мимо Веги на тележке, полной шляп, и весело помахала девочке.

Флафанора пробежала вдоль длинной вешалки, выбирая платья и бросая их одной из помощниц.

– Не забудьте выложить новые зонты! – послышалось за спиной у Веги. – Завтра мы ждём покупателей из Проливуда!

– Хрустальные сумочки кто распакует? – закричала ещё какая-то ведьма.

Вега повернулась и увидела в руках у Флафаноры шикарное чёрное платье с кружевами. Рядом с девочкой стояла помощница. Впрочем, догадаться, что это помощница, можно было только по двум ножкам, торчавшим из-под груды платьев, которые она держала.

– Вот это как раз для тебя. Давай примерим, – предложила Флафанора.

– А эти все… вам… точно не нужны?.. – робко спросила помощница. Ноги у неё дрожали.

– Не-а, – отозвалась Флафанора и повела Вегу к примерочной.

Обернувшись, Вега увидела, что дрожавшие ножки подкосились, и все платья беспорядочной грудой упали на пол.

– Пегги, выбери себе шляпу, – сказала Флафанора, снимая чёрное платье с вешалки.

Пегги чуть не задохнулась от радости.

– Шляпу? Я думала, ты просто так сказала, ну, чтобы Фрэн отпустила меня с вами!

– Я никогда ничего не говорю просто так. Иди выбери шляпу. Любую, какая тебе понравится.

Пегги издала какой-то странный звук, больше всего похожий на бульканье. Потом у неё вырвалось:

– О, вот жаба-а-а-а-а-а!

И она ускакала в отдел шляп.

Когда Флафанора застёгивала на ней платье, поправляла кружева и одёргивала подол, Вега думала о том, какая же она добрая.

– Отлично! – наконец объявила Флафанора и развернула Вегу лицом к зеркалу.

Вега с трудом себя узнала.

– А теперь тебе нужна… – начала Флафанора.

– ШЛЯПКА! – закончила за неё Пегги.

Она подскочила к Веге и водрузила ей на голову шляпу с широченными полями. А на самой Пегги по-прежнему была всё та же старая шляпа.

– Ты ещё не подобрала себе новую? – удивилась Флафанора.

Пегги покачала головой:

– Честное слово, у вас все шляпы прекрасные. Лучше я нигде не видела! В моей, кажется, живут жуки, но мне её дала бабушка, поэтому для меня это особенная шляпа, понимаешь? Лучше я останусь в ней.

Флафанора улыбнулась.

– Чем это вы занимаетесь? – вдруг спросил кто-то.

Вега резко обернулась. Перед ней стояла взрослая ведьма в длинном платье в горошек. А ещё на ней был мягкий кардиган. В ушах – крупные серьги, волосы собраны в небрежный пучок и заколоты кисточкой.

– Мам, привет! Вот, выбираю одежду для моих подруг из «Битвы ведьм», – сказала Флафанора.

Вега стянула с головы шляпу и спрятала у себя за спиной.

– Понятно, золотце, – отозвалась миссис Брю и, улыбнувшись Веге, добавила: – А тебе нужны туфельки!

С этими словами она вручила Веге пару чёрных туфель, украшенных жемчужинками, с каблуками в бело-серую полоску.

– Спасибо! – радостно воскликнула Вега.

– Ты ведь Вега, да? Та самая, из верхнего мира? А я – миссис Брю.

Вега улыбнулась и уже хотела было поклониться, но потом передумала.

– Наверняка тебе очень непривычно здесь, – проговорила миссис Брю. – Я слышала, там у вас всё по-другому. Надеюсь, тебе нравится в Гламбурге?

– Конечно нравится, мам, – ответила за неё Флафанора. – Кстати, Вега, если хочешь, можешь ещё взять хрустальную сумочку. Я сама их придумала.

– Э-э, – взволнованно протянула Пегги. – Кстати, о сумочках. Я так мечтала поскорее выбрать себе шляпу, что случайно зацепила стойку с этими сумочками. И разбила… несколько… штук двадцать, по правде говоря. – Она зажмурилась, ожидая, что её будут ругать.

Но к счастью, миссис Брю только рассмеялась.

– Может, вам зайти в «Клаттербакс»? – предложила она.

– А что это? – в один голос спросили Вега и Пегги.

Флафанора и миссис Брю улыбнулись друг другу.

– Решено: идём в «Клаттербакс», – заявила Флафанора. – Но сначала… Вега, можно, я надену твои джинсы?

9 «Клаттербакс»

– Может, лучше вернёмся в Липовый Дом? – предложила Пегги. – Уже совсем поздно.

– НИ ЗА ЧТО! – воскликнула Флафанора и, счастливая, в джинсах, вприпрыжку понеслась по улице.

Рассмеявшись, Вега поспешила за ней.

– Идём, Пегги! – крикнула она подруге. Когда Пегги догнала их и побежала рядом, Вега вдруг поняла: Гламбург – самое лучшее место на земле (если, конечно, можно сказать, что он на земле)! И ей очень хочется здесь остаться.

Из-за этой «Битвы ведьм», ухмылок, дразнилок и Фелисити Бэт Вега уже решила, что Гламбург явно не для неё. Но сейчас ей тут было хорошо.

Флафанора ловко лавировала между прохожих, которых очень удивляли её джинсы. Вега бежала рядом в своём новеньком платье и огромной шляпе и впервые ощущала себя настоящей гламбургской ведьмой.

Они свернули налево в тупик, в котором на первый взгляд ничего интересного не было. Но в тени пряталась маленькая дверца и совсем уж крошечное окошко. Флафанора постучала семь раз, потом забарабанила пальцами и снова стукнула – один раз.

Дверь открылась, на пороге стояла полненькая розовощёкая ведьма в огромной широкополой шляпе.

– А-а, Флафанора! ОЙ, А ЧТО У ТЕБЯ С НОГАМИ?! – вскричала она.

– Это джинсы, миссис Клаттербакс. Такие носят в верхнем мире.

Миссис Клаттербакс удивлённо вскинула бровь:

– Принцы?

– ДЖИНСЫ, – поправила её Флафанора. – Ладно, неважно. Завтра мы участвуем в этой дурацкой «Битве ведьм», поэтому сегодня самое время отдохнуть и посидеть в «Клаттербаксе». Это мои подруги – Пегги и Вега.

– В «Битве ведьм»? Ну что ж, заходите! Заходите, мои милые!

Вега думала, что за дверью – крошечная комнатка с парой деревянных столиков, но там оказался огромный зал. Под потолком сверкало название – «Клаттербакс», выложенное белыми гирляндами. Вдоль стен не стояли, а висели в воздухе резные столы и стулья. Ведьмы за столиками хихикали, хохотали и пили что-то из стильных бокалов, а из маленьких устройств, вделанных в пол и стены, то и дело вырывались клубы пара.

– «Клаттербакс» – тайное кафе, сюда ходят только важные ведьмы из мира моды. Здесь делают самую лучшую газировку во всём городе и очень вкусные пирожные, – объяснила Флафанора. – Мои подруги никогда ещё здесь не были, – сказала она ведьме, которая повела их по залу.

Вега глянула на Пегги и рассмеялась. Глаза у неё были широко открыты, рот тоже, а ладони она прижала к щекам.

Вега заметила в углу компанию ведьм, которые то и дело взмахивали руками и меняли цвет юбки своей подруги – чёрная, белая, серая…

– Ой, а серый ничего! – воскликнули они.

В горошек, в полоску, НЕВИДИМАЯ.

Вцепившись в свои кружевные панталоны, ведьма завопила:

– Ну хватит уже!

Официантка провела их по спиральной лестнице и указала на столик неподалёку.

– Мы специально делаем так, чтобы они парили в воздухе. Экономим место, – пояснила она и выдала каждой девочке меню.

Вега притянула к себе стул, неуверенно забралась на него, и он закачался из стороны в сторону. Пришлось одной рукой вцепиться в шляпу, а другой придерживать непослушный стул.

Пегги запрыгнула на стул так резко, что он описал круг в воздухе, шляпа сорвалась у неё с головы, пролетела через весь зал и приземлилась прямо на пирожное на одном из столиков.

– Ой, простите! – одними губами прошептала Пегги.

Флафанора села за стол спокойно и изящно.

«КЛАТТЕРБАКС»

У нас самая вкусная газировка в истории газировки!

 

★ Гламурная содовая – 5 стокелей

 

★ «Ведьмин круг» – 8 стокелей

 

★ «Лимонад-очень-рад» – 6 стокелей

 

★ Коктейль «Мы ненавидим Силию Крэйфиш» – 6 стокелей

 

★ Шейк «Битва ведьм» – 5 стокелей

 

★ Содовая «Великое Переселение» – 5 стокелей

 

★ Коктейль «Чудесная Биг Сью» – 8 стокелей

 

★ «Ба-бах»* – 9 000 стокелей

 

* Внимание! С помощью этого напитка можно на десять минут отправиться на сто лет назад (или двести, если выпить через нос).

 

К их столику подлетела миссис Клаттербакс с подносом, на котором стояли бокалы с какой-то блестящей чёрной жидкостью и огромными полосатыми соломинками.

– Вот, мои милые. Приятного аппетита! Я думаю, вам понравится «Битва ведьм»! – Она подмигнула и добавила: – Сейчас вам подадут десерт.

По воздуху уже плыл, покачиваясь, большой трёхъярусный торт.

Пегги с бульканьем втянула через трубочку напиток.

– Мне здесь нравится! – сказала Вега.

– Ну да, тут и правда ничего, – отозвалась Флафанора.

– Ты классная! – выпалила Пегги. – И у тебя такое удивительное имя!

Вега кивнула, но Флафанора покачала головой, сделала глоток из бокала и только потом проговорила:

– Оно ненастоящее. Когда мне было четыре года, я потребовала, чтобы мне сменили имя. Вообще-то меня звали Анна, но тогда мне казалось, Флафанора звучит гораздо прикольней. Иногда я думаю: лучше бы мне не позволяли всего, что мне хочется.

Пегги захохотала так, что чуть не свалилась со стула.

– Паучьи лапки, я сейчас лопну от смеха! Ты сменила имя! На ФЛАФАНОРУ!

Флафанора сурово посмотрела на неё, но потом тоже захихикала. Вега впервые услышала, как она смеётся.

За соседним столиком внезапно тоже послышался взрыв хохота. Вега с изумлением заметила, что ведьмы смеются, глядя на ложки.

– Чего это они?

– Телевизор смотрят, – ответила Пегги.

– На ложках? – ещё больше удивилась Вега.

– Ну да. А ты где смотришь телевизор?

– Как – где? В телевизоре.

– Это понятно. Но куда ты проецируешь экран?

Вега никак не могла понять, о чём её спрашивают.

– То есть ты не знаешь телезаклинания? – спросила Флафанора и махнула миссис Клаттербакс, чтобы та принесла ещё газировки.

Веге не хотелось признаваться, что она не знает ни одного заклинания.

– Она не знает заклинаний, – сказала Пегги, хлопнув Вегу по плечу. – Но я её научу.

– На «Битве ведьм» без заклинаний будет трудновато, – заметила Флафанора, но, увидев, как скисла Вега, быстро добавила: – В принципе, можно, конечно, обойтись и без них…

– Правда можно?

Ей почему-то казалось, что никак нельзя.

– Пегги, может, научишь её телезаклинанию? – предложила Флафанора.

– ТОЧНО! – воскликнула Пегги и хотела было вскочить на ноги, но вовремя вспомнила, что её стул висит в воздухе. – На чём бы ты хотела посмотреть телик, Вега?

В паре столиков от них какая-то ведьма почёсывала свою лысую голову.

– На её голове! – пошутила Вега.

– Ладно, – спокойно сказала Пегги, – смотри на её голову и повторяй за мной: «Телевизор».

– Мы можем смотреть передачи прямо у неё на голове? – поразилась Вега. – Я же просто пошутила.

– Конечно можем! Ну давай, повторяй: «Телевизор».

– Телевизор, – сказала Вега.

– Телевизор, – сказала Пегги.

– Телевизор.

– Телевизор, телевизор, телевизор.

– И всё? Других слов не будет? – спросила Вега.

– Повторяй за Пегги, – велела Флафанора.

– Телевизор, телевизор, телевизор, – забубнила Вега.

И тут на лысом затылке ведьмы вспыхнул экран!

– Только не этот канал! – воскликнула Пегги. – Это «Форум фей», тут все передачи для фей.

Фея-ведущая показывала на закрытое окно, в которое врезались летящие феи, и грозила пальцем. Внизу бежала строка:

«Осторожно! Берегитесь стёкол!»

– Чтобы переключить канал, надо щёлкнуть пальцами, – сообщила Пегги, но Вега не успела этого сделать: лысая ведьма натянула на голову шляпу, и изображение пропало.

– Вот почему многие предпочитают ложки – так проще, – заметила Пегги. – Кстати, «Битву ведьм» правда будет смотреть весь Водосток.

– Эй! – воскликнула одна из ведьм за соседним столиком. Толкнула в бок свою подругу и показала на Вегу: – Это же участницы «Битвы ведьм»!

Вега улыбнулась им, и они засмеялись.

– А давайте не будем участвовать в «Битве», – вдруг предложила Флафанора. – Это так глупо.

– Но ведь если выиграть, можно поселиться в Липовом Доме! – возразила Пегги.

– Липовый Дом в пять раз меньше моего, – заявила Флафанора, – кукольного дома у нас в саду, который для меня построили, когда мне исполнилось два годика.

– Не знаю, как по мне, так он огромный, – протянула Пегги, потягивая коктейль. – К тому же победительница сможет придумывать законы и помогать людям.

Пегги достала из кармана старый потрёпанный блокнот.

– Я всю жизнь придумываю новые законы. Каждый раз, когда мне приходит в голову какой-нибудь стоя́щий, я его тут же записываю. И если встречу кого-то, кому плохо, сразу заношу его имя в блокнот. Вдруг стану королевой и смогу всем помочь?

Вега улыбнулась, а Пегги убрала блокнот в карман.

– Да, но это так скучно! – Флафанора всплеснула руками. – Какая разница, кто и из-за чего грустит? Давайте лучше спрячемся в «Клаттербаксе», пусть кто-нибудь другой выиграет «Битву».

Веге нравилось в «Клаттербаксе» и совсем не хотелось выставлять себя дурой, над которой будут смеяться, разглядывая в ложке. И она точно не успеет выучить достаточно заклинаний, чтобы победить. Поэтому она воскликнула:

– Да! Давайте останемся в «Клаттербаксе» НАВСЕГДА!

Она чокнулась с Флафанорой, и та ей подмигнула:

– Мудрое решение!

Пегги печально нахмурилась.

– Но, Вега, неужели ты не хочешь даже попробовать? И к тому же, что ты скажешь тому, кто отправил тебя на «Битву»?

Вега поставила бокал на стол.

– Чего? А меня кто-то на неё отправил?

– Ну конечно! Для участия в «Битве» тебя должна рекомендовать одна из ведьм Водостока. Обычно выбирают тех, чьи имена записали первыми в день, когда закончилось правление королевы.

– А тебя кто записал? – спросила Флафанора у Пегги.

– Бабуля. Она считает, я всё умею. Но я-то знаю: это просто потому, что она меня очень любит и к тому же почти совсем слепая. А тебя кто?

Флафанора поморщилась.

– Мама. Она решила, что так я смогу завести себе друзей. Правда, я ей напомнила, что когда-то на «Битве» шли настоящие кровавые бои.

Обе девочки посмотрели на Вегу, но та только удивлённо хлопала глазами.

– Кто же отправил тебя на «Битву», Вега? – спросила Пегги.

Вега покачала головой:

– Никто. Такого просто не может быть. Я не знаю ни одной ведьмы! Я первый раз увидела ведьм, когда попала сюда.

– И всё же кто-то в Водостоке тебя знает, – заметила Флафанора, допивая газировку.

– Кто? – спросила Вега.

Но Пегги и Флафанора понятия не имели.

10 Пух и перья

Ветер трепал им платья, когда девочки шли к Липовому Дому. Вега отчаянно вглядывалась в каждую проходившую мимо ведьму, пытаясь понять, не видела ли она её раньше. Ведьмы смеялись, повсюду мелькали их огромные широкополые шляпы.

– С тобой всё в порядке? – спросила Пегги, когда они добрались до Липового Дома.

С оглушительным визгом из почтового ящика вылетела Фрэн.

– НУ-КА! НУ-КА! ДАЙТЕ ВЗГЛЯНУТЬ! – И резко остановилась перед Вегой. – С УМА СОЙТИ! – воскликнула она и добавила: – Вы как раз вовремя. Пора выбирать себе кровати.

В холле повсюду летали серые перья, так что ничего не было видно. Казалось, они сыплются с потолка.

– Я ХОЧУ ВОТ ЭТУ КРОВАТЬ!

– Я ЖЕ СКАЗАЛА: ЭТО МОЯ КОМНАТА!

– ХВАТИТ ЖЕВАТЬ МОЮ ПОДУШКУ!

– Девочки спорят, кому где спать, – объяснила Фрэн, но тут её задело огромное перо, и фея шлёпнулась на пол.

На втором этаже Фелисити Бэт летела по коридору, а за ней бежала Эгги Хуф.

– Фел-Фел, можно, я буду спать с тобой в одной комнате?

– Нет.

– А если я пообещаю не читать вслух «Шикарную жабу»?

– Нет.

Вега дёрнула Пегги за рукав.

– Как Фелисити удаётся летать? Это какое-то заклинание? Такое же, как с телевизором?

Пегги вздохнула.

– Нет, не такое же, а очень, очень сложное. Редко какая ведьма с ним может справиться. Говорят, у Фелисити Бэт особый талант.

В комнате справа Молли лупила Лиззи Бист по голове подушкой, а Милли крутила Пэтти Пиджин, схватив её за косички.

– ДЕВОЧКИ! – воскликнула Фрэн. – Не ссорьтесь! Все комнаты одинаковые. Кроме разве что одной, этажом выше, – она огромная.

Все замолчали и посмотрели на фею. Потом, как по команде, гурьбой помчались вверх по лестнице, толкаясь и обгоняя друг друга.

Вега, Пегги и Флафанора смотрели им вслед.

– Правда, там и кровати-то нет, – ухмыльнувшись, закончила Фрэн. – Зато есть злой кот…

Флафанора зашла в одну из комнат и потрогала кровать, проверяя, насколько она мягкая.

– Спокойной ночи, дамы, – сказала она, и тут сверху донеслось яростное кошачье шипение.

Фрэн улыбнулась.

– Да-да, злой кот. Невероятно злой.

Пегги и Вега пошли по коридору, то и дело поскальзываясь на перьях, которыми был обильно усеян пол. Они выбрали себе две светло-серые комнаты. Из одной можно было попасть в другую через большую дверь.

Они пожелали друг другу спокойной ночи, и Вега наконец-то осталась одна – впервые с тех пор, как Фрэн зашла в старый сарай посреди сада мисс Хекс. На кровати лежала коробка с чёрной ночной рубашкой, чёрной зубной щёткой, чёрной зубной пастой и кремом для ног «Цветочный крем для ног от Флэппи Флоры».

Вега уютно устроилась под одеялом. На неё смотрели сотни ведьм с портретов, висевших на стенах. Может, она всё-таки знакома с одной из них? Или всё это – ошибка, и никакая она не ведьма? Может, есть другая Вега Дьямема, настоящая ведьма, и их просто перепутали? Вега переводила взгляд с одного портрета на другой и наконец остановилась на очень страшной ведьме. Её лицо скрывала вуаль, сквозь которую можно было разглядеть острые клыки.

Внезапно в комнату ворвалась Пегги.

– Я ПОДУМАЛА, ВДРУГ ТЕБЕ НУЖЕН КРЕМ ДЛЯ НОГ? ВОТ, ВОЗЬМИ МОЙ! – завопила она, и Вега чуть не подпрыгнула от неожиданности.

– Спасибо, Пег, но крема для ног мне вполне хватает…

– Ну, в общем… Я не из-за крема пришла… Можно, я буду спать с тобой в одной комнате? У меня там повсюду жуткие портреты… – Тут Пегги оглядела комнату. – Ой! А у тебя портреты ЕЩЁ страшнее! Я думала, страшнее уже не бывает! Но вот, гляди!

Вега захихикала и похлопала по кровати. Пегги радостно запрыгнула на одеяло, не забыв вручить Веге банку с кремом.

– Сейчас такой уже не делают – поняли, что «Цветочный крем для ног от Флэппи Флоры» слишком длинное название.

Улыбнувшись, Вега понюхала крем.

Пахло цветами и грязными ногами.

– В Водостоке столько странных вещей, – заметила она.

– А как у вас там, в верхнем мире? – спросила Пегги, забравшись под одеяло. Вега помолчала немного, а потом сказала:

– По-разному, но не лучше, чем здесь. Я живу с противной старухой мисс Хекс. Она нашла меня в раковине в своём сарае, когда я была ещё младенцем. Никто не знает, кто мои родители и откуда я, поэтому мисс Хекс взяла меня себе. Но она терпеть не может детей, особенно меня. Поэтому я почти всё время сижу в сарае – только там и можно спрятаться от этой старушенции.

– Какой кошмар! – ужаснулась Пегги. – Похоже, она хуже любой злой ведьмы!

– Ну, – Вега показала на страшный портрет, – думаю, всё же не хуже вот этой. Но мне здесь гораздо лучше, чем там, наверху. Я бы с радостью осталась в Гламбурге навсегда.

Пегги сочувственно улыбнулась и похлопала Вегу по руке.

– Тебе не придётся возвращаться. Мы уж постараемся. Я научу тебя заклинаниям, и мы вместе выиграем «Битву ведьм»! Вега широко улыбнулась. Когда рядом Пегги, «Битва» уже не кажется такой страшной.

– А сколько заклинаний ты знаешь?

– Почти восемь! – с гордостью заявила Пегги. – И четыре из них даже иногда срабатывают!

Вега застонала и забралась глубже под одеяло.

– КАРЕН! – долетел до них крик Эгги Хуф. – Ты будешь спать внизу.

– Там ведь холодно, – прошептала Вега. – Может, предложить Карен переночевать с нами?

Пегги кивнула.

– Отличная мысль!

Она вытащила блокнот, открыла на страничке с надписью «Люди, которым Пегги обязательно должна помочь» и нацарапала карандашом имя Карен.

Чёрная капля скатилась с волос Пегги и упала на страницу. Все имена расплылись.

11 Вега принимает решение

– ПОРРУМЫВАТЬСЯ!

От этого крика Вега проснулась.

Было уже утро.

– Давайте вставайте! Мы же не будем вас ждать весь день! – вопила Фрэн, летая по комнате. – То есть мы, конечно, можем и подождать, если только не помрём от скуки. Но не стоит думать о смерти в такое чудесное утро, лучше поднимайтесь поскорее и приводите себя в порядок!

В семь утра мозг у Веги отказывался работать так быстро, и она с трудом понимала, о чём вообще говорит фея.

– Завтрак ждёт внизу, – сообщила Фрэн и вылетела в коридор.

Вега застегнула своё роскошное платье и надела шляпу.

Тут раздался вопль:

– КА-А-АРЕН!

– Надеюсь, победит одна из вас, – прошептала Карен и поспешила к Эгги.

Пегги тоже выбежала из комнаты, бросив:

– Идём, Вега! ЗАВТРАК!

Вега хотела было пойти за ней, но тут заметила в окне какую-то ведьму. И взвизгнула. Их комната на третьем этаже – никак не ожидаешь, что кто-то будет заглядывать в окна! Ведьма помахала рукой, сфотографировала Вегу, а потом внезапно исчезла.

Выглянув в окошко, Вега увидела, что ведьма лежит на тротуаре рядом со сломанной лестницей, а вокруг толпятся другие жительницы Гламбурга в широкополых шляпах. Все они тотчас задрали головы.

– ЭТО ЖЕ ВЕГА! – закричала одна из них.

– ТА САМАЯ, ИЗ ВЕРХНЕГО МИРА! – воскликнула другая.

Вега в ужасе отшатнулась и выбежала в коридор.

Перепрыгивая сразу через две ступеньки, она промчалась вниз, в холл. Из столовой доносился звон вилок и весёлая болтовня. Вега ринулась туда. Флафанора уже сидела за столиком, разглядывая меню. Пегги устроилась рядом. Она ела хлопья, рассыпая их во все стороны.

Фрэн летала вокруг и отдавала приказы.

– Где Вега?

Вега спряталась за дверь.

– Напферфу, – ответила Пегги с набитым ртом.

– Это какой-то новый магазин? – тут же насторожилась Фрэн.

– Наверху, – перевела Флафанора.

– Тогда я немедленно слетаю за ней и приведу сюда!

Фрэн пронеслась мимо, недовольно цокая языком.

И тут Вега решилась. Она не будет участвовать в «Битве ведьм».

Она быстро зашла в комнату с диваном в цветочек. Но сейчас же туда влетела Фрэн. И, прежде чем фея начала болтать, Вега вскинула руку и твёрдо сказала:

– Фрэн, я не буду участвовать в «Битве ведьм». Я лучше посмотрю «Битву» в ложке в «Клатербаксе».

Фрэн застыла на месте и вздохнула.

– Боюсь, это невозможно. – Расправив оборки на платье, она села – прямо в воздухе. – Либо ты участвуешь в «Битве», либо я отвожу тебя домой.

У Веги всё поплыло перед глазами, и она вцепилась в диван. Ей и в голову не приходило, что она должна будет вернуться к мисс Хекс.

– Мне нельзя остаться? Фрэн покачала головой:

– После «Битвы» тебе надо вернуться домой. Ну, если, конечно…

– Если что? – с надеждой спросила Вега.

– Если ты не выиграешь и не станешь королевой.

У Веги ноги подкосились, и она плюхнулась на диван. Сердце выпрыгивало из груди, голова кружилась. Она и забыла, что это не обычный диван! Он тут же перевернулся, и девочка оказалась прямо перед картой.

– Я была бы рада, если бы ты осталась, – сказала Фрэн, появившись в комнате.

Вега не сводила глаз с карты.

– Фрэн, кто послал меня на «Битву»? Фея пожала плечами:

– Мне такие вещи не говорят. Не потому, что я слишком мелкая персона. Нет, я как раз очень важная персона, я лицо всей передачи! Но мне не сообщают такие подробности.

– А кто, кто не сообщает?

– Продюсеры из Проливуда. Они ведь работают над этим шоу. А почему ты спрашиваешь?

– Тот, кто рекомендовал меня на «Битву», знает меня. Он знает, что я существую, и думает, что я могу выиграть «Битву», – затараторила Вега. Мысли у неё неслись на бешеной скорости. – Вдруг он мне поможет! Надо пойти в Проливуд и узнать, кто меня сюда отправил.

– О, тебе наверняка понравится в Проливуде! – завопила Фрэн. – Я могу даже устроить экскурсию. Но сначала надо запустить «Битву ведьм».

– Ладно. – Вега вздохнула. – Я обязательно найду ведьму, которая отправила меня сюда. И попытаюсь выиграть в этой «Битве». Я согласна на что угодно, лишь бы остаться в Гламбурге. ВПЕРЁД, ФРЭН!

С этими словами девочка подошла к дивану и уверенно уселась на него, но диван не перевернулся.

– Он иногда заедает, – проворчала Фрэн и пнула его изо всех сил.

12 «Битва ведьм» начинается!

Когда диван наконец перевернулся, Вега увидела, что все девочки толпятся у входной двери вместе со взрослыми ведьмами.

Пегги радостно смотрела на невысокую полную женщину с милой улыбкой.

Фелисити Бэт, раздражённо вздохнув и холодно глянув на худощавую женщину, которая стояла в тени, сложила руки на груди и сказала:

– Привет, мама!

Рядом перед Эгги Хуф приплясывала странная дама, с головы до пят увешанная драгоценностями, которые звенели и брякали при каждом её движении.

– Крошка моя, ты просто неотразима в этой дорогой шляпке! ОЧЕНЬ ДОРОГОЙ!

Она огляделась, проверяя, какое впечатление произвели эти слова, но её услышала только Вега.

А к Флафаноре подошла миссис Брю в роскошной широкополой шляпе, украшенной пёрышками и переливающимися стёклышками.

– Запомни, милая, что это – отличная возможность.

Поправив дочери шляпку, она крепко её обняла. Вега заметила, как Флафанора капризно поморщилась.

Слева Пегги смущённо вытирала платком слёзы своей маме. А прятавшаяся в тени мать Фелисити Бэт неловко погладила дочь по голове. Казалось, они жутко бесят друг друга, а Веге так бы хотелось, чтобы кто-то погладил её по голове! Закусив губу, она прислонилась к стеллажу. И тут увидела подходящую книжку.

Можно сказать, она сама упала с полки прямо Веге на ногу. Если, конечно, «сама упала на ногу» означает то же, что и «тайком взяла с полки».

«Водосточные заклинания, зелья и рецепты корма для кошек».

Книжка была крошечная, в старом, потёртом кожаном переплёте. Легко уместится в кармане маленькой ведьмы…

– Раздавительница фей! – фыркнула Фрэн, и Вега чуть не подпрыгнула от неожиданности.

– В смысле? – спросила она, быстро спрятав книжку за спину.

Фрэн кивнула в сторону мамы Лиззи Бист, огромной женщины с широкой улыбкой на лице.

Тут к Веге подошла миссис Брю и похлопала её по плечу.

– Удачи тебе, Вега, – сказала она и обняла девочку. – Я буду болеть и за тебя, и за Флафанору!

Вега обняла миссис Брю в ответ крепко-крепко – так, что стекляшки на её шляпе зазвенели, а несколько, кажется, даже отвалилось.

– О, миссис Брю! Миссис Брю! Миссис Брю! – завопила Фрэн.

Выдавив из себя улыбку, миссис Брю попыталась обойти фею.

– НА МНЕ ОДНО ИЗ ВАШИХ ПЛАТЬЕВ, МИССИС БРЮ!

– Вижу. Оно вам идёт.

– Я НОШУ ВАШИ ПЛАТЬЯ ПОТОМУ, ЧТО ПРОСТО ОБОЖАЮ ВАС! – ещё громче прокричала Фрэн.

Вега засмеялась и вдруг увидела, как входная дверь со скрипом приоткрылась. Кажется, больше этого никто не заметил. Вега шагнула вперёд и уже взялась за ручку, но тут дверь распахнулась.

– Настоящие шляпы, застрявшие в трубах! Не подделки! Покупайте шляпы из труб над Водостоком!

На пороге стояла старая ведьма, вся грязная, в жутких лохмотьях. Она толкала перед собой тележку, полную жутких, рваных шляп, покрытых чёрной слизью.

Вега, конечно, не могла знать, что Дама с тележкой приходит на каждую «Битву» вот уже тысячу лет, со времён самой первой. Так что для своего возраста она выглядит не так уж плохо.

Фрэн хлопнула в ладоши:

– Ну вот, пора начинать! Идёмте во двор. Встаньте в шеренгу.

По традиции старая ведьма приходила к Липовому Дому перед началом соревнований, вручала каждой участнице сушёную голову и предсказывала победительницу. Причём она никогда не ошибалась. Она даже значок носила, на котором так и было написано: «Я НИКОГДА НЕ ОШИБАЮСЬ».

Фрэн вскинула руки:

– Итак, Дама с тележкой, вручайте сушёные головы!

Старушка противно хохотнула. БАЦ!

– Что случилось? – спросила Пегги.

Вега повернулась к подруге и увидела, что на полях её шляпы появилась сушёная голова – голова самой Пегги!

А Пегги ткнула пальцем в шляпу Веги и расхохоталась:

– Ха-ха-ха! Вега, только посмотри на себя!

Вега сняла шляпу. Сушёная голова была крошечная, вся сморщенная, страшная, с закрытыми глазами. Флафанора тоже с отвращением разглядывала свою сушёную голову.

Впрочем, все ведьмы, собравшиеся перед Липовым Домом, чтобы посмотреть на начало «Битвы ведьм», пищали, визжали, охали, ахали и орали «фу-у-у!».

Фрэн снова хлопнула в ладоши и взлетела над толпой.

– ТИХО! – закричала она. Тут же наступила тишина. Кашлянув, фея тихо сказала: – А теперь, Тележка с дамой, скажите, кто победит в этой «Битве».

Старуха вышла вперёд, помолчала и хрипло продекламировала своё предсказание:

Стильная ведьма будет всем управлять,А наглая ведьма станет ей помогать.Одна – доброта, а другая… МУЧЕНЬЕ!С одной – тишина, а с другой – приключенья.И прямо как в сказке годы пройдут —Откусят от яблока – разом…

Ой, я совсем не слежу за временем! Мне давно пора!

И она пошла прочь, проталкиваясь сквозь толпу. А как только пробралась мимо всех, Дама с тележкой вдруг закричала:

– Настоящие шляпы, выпавшие из труб! – да так неожиданно, что все подскочили на месте.

13 Явление фей

– Стильная? – пробормотала Пегги. – Ну, это точно не я.

– И не ты, – сказала Фелисити Бэт Веге.

– Вот я очень стильная, Фел-Фел! – воскликнула Эгги Хуф, взяв Фелисити под руку. – А ты – вполне наглая!

– Ага, только вы обе злые и обе – сплошное мученье! – заметила Флафанора.

Фрэн посыпала девочек волшебной пыльцой, и они разом умолкли.

Пегги пыльца попала прямо в рот. Она откашлялась, и из горла вылетел слипшийся шарик, похожий на блестящий комок шерсти.

– Каждой из вас, – торжественно объявила Фрэн, – я вручаю карту и замечательную книгу «Совсем даже не полная история Водостока». Надеюсь, они помогут вам в «Битве».

Перед каждой участницей тут же с громким стуком шлёпнулись старая книга и свиток. Откуда они взялись, непонятно. Веге показалось, упали прямо с неба.

Эгги взяла книгу и швырнула её в сторону.

– Я читаю только «Шикарную жабу»! Вега пролистала «Историю».

Год Большого Сидения

 

В год Большого Сидения

 

каждый житель хотя бы раз

 

на чём-нибудь сидел.

 

Вега оторвалась от книги, и как раз вовремя – Фрэн закричала:

– ИТАК, пора начинать отсчёт!

В толпе поднялся невообразимый шум.

– Три! Два!..

Вдруг какая-то женщина с блокнотом шепнула:

– Феи!

Вега заметила, как со лба Фрэн скатилась капелька пота.

– Ах, ну да, точно, феи. Я и забыла про них. ФЕИ! – завопила Фрэн.

Тотчас же с неба свалились феи. И зрители наконец перестали таращиться на участниц.

– У каждой из вас, девочки, будет своя фея. Их прислали нам из самого Проливуда. Феи будут помогать вам, чем смогут, и самое главное – снимать всё, что с вами происходит. Видите, у них на головах крошечные камеры?

Зрители радостно закричали. Фрэн просто сияла, явно довольная собой.

– Пэтти Пиджин, тебе достаётся Салли! Самая маленькая фея с трудом поднялась на ноги и злобно посмотрела на Фрэн. Потом стала летать вокруг Пэтти.

– Флафанора, с тобой будет красавица Милбаг-Мэй!

Милбаг-Мэй, полная фея с огромными глазами, подлетела к Флафаноре и села к ней на плечо.

– Лиззи Бист, тебе достаётся Джули Джамбо Вингз!

– МОЖНО ПРОСТО ДЖУЛИ! – взвизгнула фея.

Она поднялась в воздух и, вытянув вперёд руку, направилась к Лиззи. Пролетая мимо Пегги, она случайно хлопнула её крыльями по лицу. Шлепок получился знатный, крылья у неё были немаленькие – больше ладони Веги.

– Ничего страшного… – пробормотала Пегги, потирая щёку.

Милли и Молли достались две феи, которых звали Суровые Сестрички. Они непрерывно ворчали:

– Пф! Терпеть не могу всю эту возню! Всё время нас дёргают! Ну почему они выбрали именно нас? Пф!

Возле Фелисити Бэт закружила клыкастая фея по имени Криспи. Веге подумалось, что лицо у Криспи такое, будто оно растаяло, а потом кто-то попытался его вылепить заново, но у него не очень получилось. Фея Эгги Хуф оказалась не таким страшилищем, но отношения у них с самого начала не заладились.

– Лети, Донна! Лети! Ну пожалуйста! – просила Эгги.

Твёрдо стоя на земле, Донна всплеснула руками:

– Ага, конечно! То есть, по-твоему, раз я фея, то, значит, просто обязана летать?! Лети, лети, феечка! Фу, какая же ты хамка! Эгги опустилась на четвереньки и принялась уговаривать свою фею:

– Но как же мы сможем участвовать, Донна, если ты будешь ходить?

В ответ Донна состроила рожу.

– Итак, Вега, только ты осталась без феи. С тобой буду я! Представляешь, как тебе повезло? – объявила Фрэн, радостно порхая перед девочкой.

Вега представляла. И не назвала бы это «повезло». Конечно, ей могла достаться медлительная Донна или ужасная Криспи… Но Фрэн сумасшедшая! Да, феерическая, но всё равно малость того.

Вдруг сзади кто-то кашлянул. Вега обернулась и увидела Пегги.

– Не переживай, Пегги, ты скоро избавишься от пыльцы. Потерпи и помолчи, – нетерпеливо отмахнулась от неё Фрэн и одарила публику ослепительной улыбкой.

– Прости, Фрэн, но я кашлянула, чтобы привлечь внимание. Дело в том, что… э-э-э… я осталась без феи.

Женщина с блокнотом поводила пальцем по строчкам на странице.

– Бау, – крикнула она Фрэн.

– Ах, ну да, точно! Бау – фея Пегги! – Фрэн полетала туда-сюда, но Бау не обнаружила. – Она не явилась. Бау не явилась.

– Как это? – удивилась Пегги.

– А вот так. Не явилась, и всё тут. Так что у тебя, Пегги, не будет феи. Тебя, наверно, и по телевизору толком не покажут. Прости.

Пегги подняла указательный палец и хотела было поспорить, но тут раздался громкий хлопок, и в воздухе возникли строчки.

Пегги вздохнула.

– Ага, вот и первая загадка! – воскликнула Фрэн, облетая переливающиеся слова, написанные изысканным шрифтом:

Встаньте, ведьмы, друг на друга,Не кричите от испуга.Это очень высоко?Высоко!Видно стало далеко?Далеко.Только сколько ни старайтесь,Друг на друга ни взбирайтесь– Вам до неба не достать,Выше нас никак не стать.

Ведьмочки в недоумении перечитывали загадку.

– Чего? – выдавила Эгги Хуф. Фрэн покачалась на крылышках:

– Ой! Забыла пару строк!

В воздухе возникли новые слова:

– А какая вам нужна?Присмотритесь: вон она– Лысая и шумная…И не очень умная!

– Чего? – повторила Эгги.

– «БИТВА ВЕДЬМ» НАЧИНАЕТСЯ! – завопила Фрэн и быстро шепнула Веге: – Фелисити Бэт вот-вот нападёт на тебя.

14 Первая загадка

Всё произошло в считаные секунды.

Это событие даже официально вошло в историю «Битвы ведьм» как самое стремительное нападение на соперницу.

Фелисити Бэт кинулась к Веге, чтобы разбить сушёную голову на её шляпе.

А дальше, если смотреть в замедленной съёмке – а именно так этот эпизод и показывали телезрителям, – произошло следующее: Донна укусила Эгги за большой палец на ноге, Эгги дёрнулась и толкнула Пегги, та врезалась в Лиззи, которая, понятное дело, тут же обернулась посмотреть, чего это Пегги толкается, ненароком задела огромные крылья Джули и отбросила её прямо в лицо Фелисити Бэт.

К счастью, Пегги сообразила, что к чему, схватила Вегу за руку и, завопив «БЕЖИМ!», помчалась в переулок, хотя и понятия не имела, куда он вообще ведёт.

Они с Вегой бежали со всех ног. Вперёд, вперёд!

– Кажется, мы оторвались, – выдохнула наконец Вега. – Спасибо, Пегги!

– От Фелисити Бэт? Или от ФРЭН? – с трудом проговорила Пегги, согнувшись пополам.

– Вообще-то я имела в виду Фелисити, но, похоже, Фрэн тоже осталась далеко позади…

Они огляделись, посмотрели в небо…

– Фрэн нигде не видать, – сказала Вега.

– Да ну? – самодовольно воскликнула Фрэн, спускаясь со стены. – Я – настоящий профессионал. Когда я вела шоу о феях, которые отказываются летать – «Ненужные крылышки», – мне приходилось много бегать, так что, будьте уверены, я хорошо подготовлена к «Битве».

Пегги никак не могла отдышаться. Не разгибаясь, она подняла большой палец вверх:

– Молодец, Фрэн!

– Фелисити чуть не выбила меня из «Битвы»! – взволнованно проговорила Вега.

Пегги вытащила из кармана блокнот, с трудом записала загадку и положила блокнот на землю.

– Понятия не имею, о чём это всё, – призналась она.

Девочки склонились над страницей.

– Что-то высокое… Даже если ведьмы встанут друг на друга, он всё равно будет выше… Может, великан? – предположила Вега.

Пегги хихикнула.

– Великанов не бывает!

– Может, какая-то гора? Например, Волшебная Вершина, о которой болтала Эгги.

– Да, Волшебная Вершина вполне подходит, – пробормотала Пегги и достала из кармана карту. – Нет, погоди. В загадке говорится: «Выше нас никак не стать». Во всём Водостоке только одна гора. А это должно быть место, где много высоких штук.

Вега оглядела карту и вдруг заметила узкие, высокие здания.

– Башни, – прочитала девочка.

– Точно! БАШНИ! – радостно воскликнула Пегги.

15 Флафанора добилась, чего хотела

В это время в десяти шагах от Липового Дома Эгги стояла на коленях и умоляла свою фею:

– ПОЖАЛУЙСТА, ДОННА, ЛЕТИ! ЛЕТИ! НУ ПОЖАЛУЙСТА!

А рядом Флафанора беседовала с Мэвис у палатки с джемом.

– Больше всего в джеме мне нравится его название. Джем. Приятное словечко, правда? – говорила Флафанора, крутя в руках баночку с джемом. – Джем. Джем. Джем.

Мэвис удивлённо подняла брови:

– Ты ведь участвуешь в «Битве ведьм» и должна сейчас разгадывать первую загадку.

Флафанора покачала головой:

– Меня это не интересует. Совсем.

Тут мимо них прошла старуха с тележкой, полной уродливых шляп.

– Настоящие шляпы из труб! Не подделки! Я сама их вытащила! Кому нужны настоящие шляпы из труб?

– ЛЕТИ, ДОННА! ЛЕТИ!

Эгги не обратила на старуху никакого внимания, хотя та остановилась прямо рядом с ней.

– Настоящие шляпы из труб!

– ДАВА-А-А-АЙ ЖЕ! – завопила Эгги.

Старая ведьма решила, что Эгги имеет в виду: «Давай же мне скорее эту чудесную шляпу!» Хотя, разумеется, о таком головном уборе Эгги Хуф вовсе не мечтала.

Старуха сорвала с Эгги её шляпу и водрузила ей на голову страшную и грязную.

– Вот так! Эту шляпу, ведьмочка, я сама лично достала из трубы над Водостоком!

Воцарилась тишина. Казалось, все вокруг застыли. Все, кроме Донны. Фея поправила крошечную камеру на голове и принялась старательно снимать Эгги.

– Что… это… у меня… НА ГОЛОВЕ?! – завопила Эгги.

Её крик эхом прокатился по улицам. Его услышали все в радиусе двух километров, в том числе Вега с Пегги и Фрэн. Они были в нескольких кварталах от Липового Дома и уже мчались к холму, на котором возвышались Башни.

Пегги резко остановилась.

– Как думаешь, что там произошло? – спросила Вега.

Пегги взяла подругу за руку:

– Телевизор, телевизор, телевизор.

На ладони у Веги возникло изображение. Эгги Хуф крутилась волчком так, что ничего было толком не разобрать: только пышное платье и разлетающиеся волосы. Да ещё трудно было не заметить старую, грязную остроконечную шляпу.

– СНИМИТЕ! СНИМИТЕ ЕЁ СЕЙЧАС ЖЕ!

Флафанора подошла к Эгги:

– Да успокойся ты.

Но Эгги Хуф вопила и ничего не слышала. И не видела тоже – шляпа сползла ей на глаза.

– Давай сниму… – начала Флафанора, но закончить не успела.

Эгги Хуф наткнулась на неё. С Флафаноры слетела шляпа.

– СНИМИТЕ! СНИМИТЕ!

Флафанора так и сделала.

– Какое счастье! – воскликнула Эгги. – Ах, Флафанора, я знала, что мы подружимся! Ты спасла меня! – Она шагнула вперёд, чтобы обнять Флафанору…

ХРУСЬ!

Эгги посмотрела себе под ноги и раскрыла рот от ужаса.

– АХ ТЫ МЕРЗКАЯ, ТУПАЯ УРОДИНА!

ЖАБА ТЫ НЕСЧАСТНАЯ! – взревела Милбаг-Мэй, тыча крошечным пальчиком в Эгги Хуф.

До этого Милбаг-Мэй всё время молчала. И пожалуй, не зря.

– Эгги Хуф раздавила сушёную голову Флафаноры! – воскликнула Пегги.

Вега посмотрела на экран. У ног Флафаноры заклубился чёрный дым и начал подниматься всё выше.

Эгги попятилась, а потом сорвалась с места и помчалась прочь по улице. Фея Донна по-турецки уселась на тротуар и помахала вслед своей подопечной, которая уже скрылась вдали.

Вега в ужасе смотрела, как чёрный дым окутывает Флафанору. Внезапно раздался тихий чпок, и Флафанора исчезла.

Фрэн захихикала и ткнула в экран.

– Какой классный чпок, слышали? Раньше участницы просто исчезали в дыму. А этот чпок предложила я! Здорово получилось, правда?

– Куда она делась? – заволновалась Вега.

– С ней всё в порядке. Она вернулась домой, – успокоила её Фрэн.

А в это время на фасаде Липового Дома флаг с портретом Флафаноры свернулся и упал.

ФЛАФАНОРА ВЫБЫВАЕТ!

Первой из «Битвы ведьм» выбыла дочь знаменитого в Гламбурге модельера – причём всего через час после начала соревнования! Наш корреспондент разыскала Флафанору и задала ей несколько вопросов.

 

Корреспондент. Флафанора, ты выбыла из «Битвы». Как ты себя чувствуешь?

 

Флафанора. Отлично, спасибо.

 

Корреспондент. А что ты испытываешь к Эггк Хуф, самой богатой девочке с Волшебной Вершины, у которой дома живёт единственный в Водостоке осьминог, украшенный бриллиантами? Ведь именно она раздавила твою сушёную голову! Эй, Флафанора!

 

Комментарий редактора «Гламбургского вестника». Интервью не удалось продолжить, так как Флафанора зашла в «Клаттербакс», а нашего корреспондента туда не пустили.

 

А что скажет фея Флафаноры, Милбаг-Мэй?

 

Милбаг-Мэй. НЕТ УЖ! Лучше я буду помалкивать!

 

Корреспондент. Ну и хорошо.

 
16 Хитрость Фелисити Бэт

– Какая же я ду-у-у-ура! Такая красивая и такая ду-у-у-ура! – выла Эгги, сжимая в руке «Гламбургский вестник», который только что вылетел из пушки. – Как же я могла раздавить её сушёную голову?!

– Легко, – отозвалась Фелисити Бэт. – Отлично сработано! Ты молодец.

Эгги вытаращила глаза:

– Правда?

Но Фелисити Бэт её уже не слушала. Она мяла одеяло на кровати в Липовом Доме. Ну, то есть мяла она, по сути, воздух, зависнув над кроватью, а одеяло мялось само по себе, послушное её движениям.

– А теперь, Криспи, наведи-ка камеру вот сюда.

Страшненькая Криспи приковыляла к кровати и наставила камеру на скомканное одеяло.

– Фел-Фел, что ты делаешь?

Фелисити сняла шляпу и положила её на подушку.

– Вот так!

– А, понятно! – сообразила Эгги. – Ты заставишь Криспи снимать кровать целый день, чтобы все думали, будто ты спишь.

– Вот именно! – самодовольно заявила Фелисити. – Тогда никто не узнает, где я на самом деле.

– Я НЕ ХОЧУ ЗДЕСЬ СИДЕТЬ! – закричала Криспи. Но Фелисити глянула на неё так, что фея испугалась. – Ладно, ладно, останусь тут, – послушно пролепетала она.

Фелисити Бэт вышла из комнаты и зашагала по коридору. Эгги засеменила рядом.

– Дай-ка сюда, – резко сказала Фелисити и сдёрнула с подруги шляпу.

– Теперь я осталась без шляпы! – заныла Эгги.

– Молчать! – рявкнула Фелисити.

– Хорошо, хорошо, Фел-Фел!

17 Башни

В районе под названием «Башни» кругом были башни. Сотни башен, натыканных по всему холму. Несколько остроконечных крыш даже торчало прямо из земли, так что Вега заключила, что, видимо, башни тут не только на холме, но и под холмом.

Башни были из чёрного кирпича, чёрного мрамора, чёрного камня и чёрного дерева. Все высокие и узкие, зато с самыми разными крышами. Закрученными, как мороженое в рожке, или плоскими, как будто на то же мороженое кто-то сел.

– Мы никогда не найдём нужную! – в отчаянии воскликнула Вега. – Вон их тут сколько! Что там говорится в загадке?

Пегги пожала плечами:

– Что надо искать кого-то лысого и шумного. И не очень умного почему-то. Они сновали между башен, прислушиваясь, не доносятся ли откуда-нибудь истошные вопли и не видать ли кого-нибудь лысого.

На двери каждой башни были цифры, а под ними какие-то слова. Сперва Вега подумала, что это фамилии тех, кто здесь живёт, но потом подошла поближе и на одной из дверей с удивлением прочитала: «Пироги и пирожные, вот и всё».

– Э-э… Фрэн! Почему тут написано «Пироги и пирожные»? – спросила Вега.

Она же знала, что кондитерская совсем в другом месте! Рядом с Липовым Домом.

– Это переход, короткий путь, – пояснила Фрэн.

– У вас что, наверху такого нет? – изумилась Пегги.

– Да есть конечно. Только у нас короткий путь – это такой путь, который покороче, чем другой. Обычно он выглядит как дорога, а не как башня на холме.

Фрэн перекувырнулась в воздухе.

– Ха! У нас короткий путь намного удобнее и короче! Это просто дыра в полу: прыгаешь в неё и оказываешься в другом месте. Здесь в каждой башне жилые комнаты на втором этаже и выше, а на первом – переход. Когда ведьма покупает башню, она придумывает, куда ход будет вести. Обитательницам этой башни, видимо, нравятся пироги и пирожные из «Вот и всё».

Вега с интересом стала читать надписи: «Книжный на Волшебной Вершине». «Клаттербакс (только для членов клуба)», «Таверна „Чай и чайки“», «Проливуд. Киностудия».

Проливуд!

Там знают, кто записал Вегу на «Битву ведьм»!

– Ах, милый, родной Проливуд! – умильно проговорила Фрэн.

Вега потянулась к двери.

– Думаю, надо заглянуть туда. Вдруг найдём какую-нибудь зацепку.

– В Проливуде? – озадаченно переспросила Пегги. – Почему? В загадке об этом ничего не было.

– Да нет же! Я имела в виду, что там знают, кто отправил меня на «Битву». Фрэн так сказала.

Пегги покосилась на Фрэн.

– Могут знать, – поправила Фрэн.

– Ну хорошо, давайте туда сходим, – пробормотала Пегги. – Мы, конечно, отстанем от других участниц, но раз тебе это важно…

– Спасибо! Спасибо тебе, Пегги! – Вега так и подпрыгнула. И тут что-то выпало у неё из кармана.

– Вега… – Пегги подняла с мостовой книжку. – Это же «Водосточные заклинания, зелья и рецепты корма для кошек»! Откуда она у тебя?

Вега поспешно схватила книгу.

– Взяла в Липовом Доме. Позаимствовала. Ненадолго.

– Давай посмотрим, нет ли тут заклинания, чтобы найти нужную башню. А потом рванём в Проливуд.

Вега неохотно раскрыла книгу. Девять десятых её занимали рецепты кошачьего корма.

– Хм… – Она с сомнением листала страницы. – Что, если…

– Ни в коем случае! – вмешалась Фрэн, просвистев у неё над головой. – Даже не вздумай! И это не подойдёт. Ты же не хочешь, чтобы башни стали невидимыми? Это тоже нельзя – иначе всё взорвётся.

– Может, это? – Вега ткнула пальцем в заклинание «Полезный луч». – Тут написано: появится луч, который укажет на то, что вы искали.

– По-моему, в самый раз, – одобрила Пегги.

И Вега громко и четко зачитала:

– «Луч волшебный, помоги! То, что нужно, подсвети!»

В ту же секунду яркий луч высветил крышу одной из башен.

Вега немного скисла.

– Он же всем виден, да? – проговорила она.

Пегги поморщилась:

– Наверняка. Ну, не всё так плохо. Подумай сама: ты прочитала заклинание, и оно сработало! Это же здорово! Ты просто молодец.

Вега чувствовала себя и героем, и дурой одновременно. Глупо получилось. Но размышлять было некогда – они уже мчались к подсвеченной башне. Из окошка под самой крышей высовывалась лысая мадам и орала:

– ПОДНИМИСЬ ПО МОИМ ЧЁРНЫМ КОСОНЬКАМ! ПОДНИМИСЬ ПО МОИМ ЧЁРНЫМ КОСОНЬКАМ!

18 Где же косоньки?

– ПОДНИМАЙТЕСЬ ПО МОИМ ЧЁРНЫМ КОСОНЬКАМ! НУ ЖЕ! – прокричала лысая ведьма, завидев Пегги и Вегу.

– Э-э-э… – протянула Пегги, переминаясь с ноги на ногу. – Но ведь… у вас… нет косонек. Вообще волос нет.

– Кажется, она не знает, что совсем лысая, – шепнула Вега.

– ПОДНИМАЙТЕСЬ ПО МОИМ ЧЁРНЫМ КОСОНЬКАМ! ПОДНИМАЙТЕСЬ ПО МОИМ КОСОНЬКАМ, ЕСЛИ ВАМ НУЖЕН ПЕРЕХОД!

Вега посмотрела на дверь в башню. В отличие от других дверей, на этой не было написано, куда ведёт переход.

– ИЩЕТЕ ПЕРЕХОД? ПОДНИМАЙТЕСЬ ПО МОИМ КОСОНЬКАМ!

Вега и Пегги недоумённо уставились на ведьму.

– ПОДНИМАЙТЕСЬ ПО МОИМ КОСОНЬКАМ!

Пегги подошла к двери, подёргала ручку, нахмурилась…

– Закрыто! – прошептала она.

– ТЫ ЧТО, ПЫТАЕШЬСЯ ОТКРЫТЬ ДВЕРЬ?! – завопила ведьма. – ДУМАЕШЬ, В МОЮ БАШНЮ МОЖНО ЗАЙТИ ЧЕРЕЗ ДВЕРЬ? НАДО ЗАЛЕЗТЬ ПО МОИМ РОСКОШНЫМ ЧЁРНЫМ КОСОНЬКАМ!

– Наверно, нужно какое-нибудь заклинание? – предположила Вега.

– НУ ДАВАЙТЕ, ИЩИТЕ ЗАКЛИНАНИЕ, ЧТОБЫ ОТКРЫТЬ ДВЕРЬ! НО ЛУЧШЕ ВСЁ-ТАКИ ПОДНИМАЙТЕСЬ ПО МОИМ ЧЁРНЫМ КОСОНЬКАМ! – проорала ведьма так громко, что Вега едва расслышала чьи-то шаги.

– Это же… – начала Пегги.

– Милли и Молли! – пискнула Фрэн.

– О, нет! Только не они! Где бы нам спрятаться?

От волнения Пегги принялась перепрыгивать с одной ноги на другую, не удержала равновесие и шлёпнулась. Падая, она крепко вцепилась в шляпу и, когда встала, первым делом проверила, не разбилась ли сушёная голова. К счастью, всё было в порядке.

– Давай сюда! – крикнула Вега.

Они заметались от одной башни к другой, потом заскочили в какую-то дверь и прыгнули в дыру в полу.

– Вот так совпадение! – хмыкнула Пегги. – Мы провалились прямиком в Проливуд!

– Сама удивляюсь, – неискренне пробормотала Вега. – Ну, раз уж так вышло, надо попытаться узнать, кто послал меня на «Битву».

19 Проливудское приключение

– Я ТАК РАДА, ЧТО МЫ С ВАМИ ОКАЗАЛИСЬ В САМОМ ПРОЛИВУДЕ! – голосила Фрэн. – ЗДЕСЬ СТОЛЬКО ВСЕГО ПОТРЯСАЮЩЕГО! МЫ МОЖЕМ… О-О-О! КСТАТИ, СОВСЕМ РЯДОМ МОЙ ФУРГОН! Конечно, вы в него не протиснетесь – слишком огромные. Но я опишу его вам во всех подробностях! Пегги и Вега сидели на диване и ошарашенно озирались. Чего тут только не было: костюмы, шляпы, очки, туфли, парики, макеты машин и даже серый попугай из папье-маше на краю мятого ведра.

– Мы в реквизиторском цехе, – продолжала радостно верещать фея. – Хотя это, конечно, не цех, просто так называется.

– А у кого можно узнать, кто отправил меня на «Битву»? – перебила её Вега.

– Как это у кого? У продюсера «Битвы ведьм», разумеется! – воскликнула Фрэн.

Вега тут же вскочила с дивана.

– Отведи меня к ней! Фея кивнула.

– Отведу. Но только если назовешь меня «феерической».

Пегги хихикнула, а Вега вздохнула и торжественно проговорила:

– Феерическая Фрэн, пожалуйста, отведи меня к продюсеру «Битвы ведьм».

– Ох, Вега, ну к чему такие комплименты! – прощебетала фея. – Идём. Только зонтик захвати.

Проливуд оказался именно таким, каким Вега его себе представляла, когда рассматривала на карте в Липовом Доме. Над головой тут было гораздо больше труб, чем в Гламбурге, и лило куда сильнее.

– Когда-то была такая классная программа про людей, которые проваливаются по трубам в Проливуд, – трещала Фрэн, стараясь не попасть под потоки воды.

– Обычные люди? Не ведьмы? – удивлённо уточнила Вега.

– Ну да. Иногда такое случается. Конечно, мы их тут же отправляем назад. Но я всегда даю им что-нибудь на память. Например, мой портрет с автографом. Кстати, вы тоже можете приобрести мой портрет. Это совсем недорого. – Фрэн махнула в сторону киоска. За стеклом были сотни фотографий. На большинстве – как раз Фрэн.

Рядом стоял огромный фургон, забитый прожекторами. А с другой стороны красовался великолепный чёрный замок размером с сарайчик.

Фрэн ткнула пальчиком в сторону замка и сообщила:

– Там как раз кабинет Патриции, нашего продюсера… Ой, а вот и она сама!

Вега подняла голову и увидела, что с неба спускается ведьма с раскрытым зонтиком.

– Она это в каком-то фильме увидела. И с тех пор перемещается только так, – пояснила Фрэн, с преданным восторгом глядя на Патрицию.

– Супержабские жабы! – заорала продюсер, неловко плюхнувшись Веге под ноги. Затем встала, поправила огромные очки и крошечную шляпку. – Здравствуйте, девочки. Вы зря пришли в Проливуд. Здесь вам никто не подскажет, как выиграть «Битву ведьм». И даже это я зря ляпнула…

– О! Так вы знаете все отгадки! – воскликнула Пегги. – Как пройти в башню с лысой ведьмой?

Патриция хохотнула.

– Не скажу!

– А кто записал меня на «Битву ведьм»? – спросила Вега.

– Это конфиденциальная информация.

Вега расстроилась.

– Но все знают, кто их записал! – возмутилась она. – Пегги знает, что её записала бабушка. Флафанора знает, что мама!

Патриция заметно рассердилась:

– Они не должны были об этом рассказывать!

Тут её рация затрещала:

– Срочно в пятый павильон! У нас тут фея застряла в дыне.

Продюсер вздохнула:

– Фрэн, мы очень надеемся, что, когда «Битва ведьм» закончится, ты вернёшься в нашу кулинарную передачу «Каждой крошке по крошке». Без тебя там просто беда.

Фея расплылась в самодовольной улыбке, но не успела ответить – Патриция уже ушла.

– Жаль, что ничего не узнали, – огорчённо проговорила Пегги и направилась обратно к реквизиторской. – Ладно, идём придумывать, как пробраться в башню.

– Погоди! – бросила Вега и метнулась к чёрному замку размером с сарайчик.

20 Фелисити находит выход

– Ты же лысая, – фыркнула Фелисити Бэт. – Хватит орать про свои косоньки!

– ЧТО ТЫ СКАЗАЛА? – крикнула ведьма.

– ЛЫСАЯ! – повторила Фелисити. Эгги Хуф смотрела на ведьму и качала головой.

– Бедняжка! У меня такие шикарные волосы, а она совсем лысая!

Фелисити снова метнулась к двери.

– Фел-Фел, вряд ли мы сможем её открыть.

– Молчать!

– ПОДНИМАЙТЕСЬ, ПОДНИМАЙТЕСЬ ПО МОИМ ЧЁРНЫМ КОСОНЬКАМ, ЕСЛИ ВАМ НУЖЕН ПЕРЕХОД! – завопила ведьма наверху.

– ДА ЗАТКНЁШЬСЯ ТЫ ИЛИ НЕТ?! – рявкнула Фелисити Бэт.

– Может, Пегги-Соплегги и та, из верхнего мира, уже пробрались внутрь и заперли дверь?

– Сомневаюсь, – отозвалась Фелисити Бэт, яростно дёргая ручку. – Посмотри, где они.

Эгги повернулась к кирпичной стене и забормотала: «Телевизор, телевизор…» Наконец на одном из кирпичей возникло изображение: Лиззи Бист идёт по тропинке вместе с Пэтти Пиджин.

– Показывают толстуху. Она идёт по тропинке, – доложила Эгги.

Но тут на экране появились Пегги и Вега, а вокруг них – кипы бумаг.

– Где это они?

Фелисити Бэт отшвырнула дверную ручку, которую всё же отломала, и уставилась на экран.

– В Проливуде. Видишь, за окном льётся вода? Видимо, они неправильно поняли первую загадку.

– Ты уверена, Фел-Фел? В «Шикарной жабе» пишут: никогда не доверяй людям с курчавыми волосами, а у Пегги волосы уж-ж-жасно курчавые!

Фелисити Бэт вздохнула:

– Мы зря теряем время. Раз эта уродина не собирается открывать дверь, мы сделаем, как она хочет.

– В смысле?

Фелисити Бэт взлетела к окошку и с нехорошей ухмылкой уставилась прямо в лицо лысой ведьме. Та испуганно попятилась.

21 Что в документах?

По всей комнате летали листы бумаги.

– Здесь ничего, – объявила Пегги, сидевшая на стопке папок.

– Прошу заметить: я не одобряю то, что вы делаете! – заявила Фрэн.

Вега устало опустилась в мягкое кресло за огромным столом. Они обшарили весь кабинет продюсера и не нашли ничего полезного.

– Ну как же не везёт! – вздохнула Вега и в отчаянии опустила голову на стол с тихим «бумс». И тут же – вот так удача! – раздался «бамс», ящик стола выскочил и ударил её в живот.

– Наши документы! – взвизгнула Вега, вытаскивая из ящика толстую папку. – Пегги! Я их нашла! Нашла!

Пегги и Фрэн кинулись к ней.

– «Фелисити Бэт, – стала читать Вега. – По рекомендации миссис Бэт, Мерзкой Мойры и Ненавистной Нэнси».

– Фелисити Бэт знает всех злых ведьм в Водостоке, – пояснила Пегги.

Вега уткнулась носом в листок. Она всё надеялась, что прочитает там что-то другое. Но нет, про каждую участницу говорилось, кто её порекомендовал: Пегги – бабушка, Флафанору – мама, а напротив имени Веги было написано: «Аноним (письмо)».

– «А-но-ним», – медленно прочитала Пегги.

Письмо Вега нашла в той же папке.

«Вега Дьямема – к участию в „Битве ведьм“» – вот и всё. Вега осмотрела листок со всех сторон, но больше ничего не обнаружила.

– Узнаёшь почерк? – с надеждой спросила Пегги.

Вега покачала головой.

– Это что, шутка? Или какая-то ошибка! Они должны знать, от кого оно.

– У нас в Водостоке не может быть никаких ошибок, – важно заявила Пегги. – Нет, правда, однажды построили цирк вместо больницы. А ещё был период, когда мы пытались носить желе вместо украшений. Но в «Битве ведьм» ошибок быть не может. Это уж точно!

Вега по-прежнему разглядывала листок и не верила своим глазам. А по всему Водостоку ведьмы, смотревшие «Битву» в ложках, ошеломлённо охали.

Трансляцию увидела и Патриция, которой как раз удалось наконец извлечь фею из дыни. И ей совсем не понравилось, что девочки шарят в её кабинете.

– Взять их! – рявкнула она, и десять здоровенных ведьм-охранниц бросились исполнять приказ.

22 Великанши

– Почему эти ведьмы такие огромные? – пропыхтела на бегу Пегги.

Они с Вегой улепётывали со всех ног. – РАЗ В ДЕСЯТЬ ВЫШЕ ОБЫЧНЫХ ВЕДЬМ!

Вега боялась оглядываться, она неслась вперёд, не сводя глаз с двери реквизиторской. «Только бы не оказалось заперто!» – подумала девочка. К счастью, дверь легко распахнулась, Вега влетела внутрь. Пегги заскочила следом, а Фрэн задержалась на пороге.

– ПАТРИЦИЯ, ПРОСТИ-И-И! – завопила фея. – Я ТУТ НИ ПРИ ЧЁМ! Я ОБЯЗАНА БЫТЬ С НИМИ! ЭТО МОЯ РАБОТА! НЕ ЗЛИСЬ, ПАТРИЦИЯ!

Пегги бросилась к дыре в полу, а Вега метнулась к задней стене.

– ТЫ КУДА? – крикнула Пегги.

С каждой секундой тяжёлые шаги великанш-охранниц звучали всё ближе.

Вега схватила что-то с полки.

– НЕ НАДО ВОРОВАТЬ! – завопила Пегги, но Вега уже подскочила к ней, взяла за руку и прыгнула в дыру.

Последнее, что Вега успела заметить, – это как великанши просунули в дверь свои огромные лапищи.

– Что ты такое взяла? И зачем? – спросила Пегги, когда они снова очутились в башне.

Вега показала ей несколько париков: чёрных, белых и серых.

– Пригодится!

23 А вот и косоньки!

– ПОДНИМАЙТЕСЬ ПО МОИМ ЧЁРНЫМ КОСОНЬКАМ! ПОДНИМАЙТЕСЬ ПО МОИМ КОСОНЬКАМ!

Вега шагнула вперёд.

– Простите, не хочу вас расстраивать, но… у вас нет никаких косонек. У вас вообще волос нет.

– НЕТ ЕСТЬ!

– Нету, совершенно точно, – сказала Пегги.

– Но зато, – продолжала Вега, – мы нашли для вас отличные, просто роскошные парики.

Она открыла книгу заклинаний, пролистала все рецепты кошачьего корма и наконец обнаружила «Зелье роста».

Пегги сняла шляпу и осторожно, чтобы ненароком не раздавить сушёную голову, положила её на мостовую.

– Для зелья, – пояснила она.

– А разве зелья варят не в котлах? – удивилась Вега.

Пегги тряхнула головой.

– Не-е, когда-то сто лет назад, может, и варили в котлах. А сейчас варят в кастрюлях. И в чём угодно, что под руку попадётся. Думаешь, удобно таскать с собой тяжеленный котёл?

Вега улыбнулась и принялась читать:

– «Ингредиенты: волосы…»

Пегги вырвала несколько волосков.

– «Немного воды…»

Пегги стряхнула с ближайшего куста пару капель.

– «Кость дракона».

Пегги огляделась.

– Мда, с этим сложнее. Но будем импровизировать. Возьмём камешек.

– А сработает? – засомневалась Вега. Пегги бросила в шляпу камешек, затолкала туда же парики, и они тотчас зашевелились, как мохнатые кошки.

– Гляди! Они растут! Только не останавливаются! – закричала Вега, вытаскивая парики. Волосы в самом деле становились всё длиннее с каждой минутой. Она подняла серый парик и помахала: – Эй, смотрите! Мы нашли для вас волосы!

Лысая ведьма просияла.

– О-о-о! Серые!

Фрэн закатила глаза, потом подхватила парик, с трудом подняла его к окну и пристроила на голову ведьме.

– Ну как?

– ОЧЕНЬ КРАСИВО! – хором закричали Вега и Пегги.

Уже-не-лысая ведьма спустила серые волосы за окно, Вега схватилась за них и тут заметила трансляцию «Битвы ведьм» на одном из кирпичей. Заклинание Эгги Хуф ещё работало.

– Пегги, гляди, – прошептала Вега.

– Неужели это?.. – начала Пегги.

Вега кивнула. Внизу экрана была надпись: «Фелисити Бэт».

– Она что?.. – снова не договорила Пегги, а Вега опять кивнула.

Девочки недоумённо смотрели на экран. Неужели Фелисити Бэт и правда спокойно спит в Липовом Доме?

– Теперь мы точно её обойдём! – воскликнула Пегги. – Надо же додуматься! Дрыхнуть посреди «Битвы»!

– Что-то здесь не так, – пробормотала Вега.

– Какая разница! Главное, мы легко вырвемся вперёд! – Пегги чуть не прыгала от счастья.

А Вегу мучили сомнения. Она вздохнула и стала карабкаться по волосам ведьмы.

– ЭЙ! ПОЛЕГЧЕ! – крикнула та.

– Простите!

– Это так здор́ово, что Фелисити Бэт спит, – радовалась Пегги.

Вега посмотрела вниз, чтобы ответить подруге, и тут кое-что заметила: к башне со всех ног мчались двое.

– Милли и Молли! – закричала Вега. – Лезь быстрее, Пегги!

Но было уже поздно. Близняшки их заметили и стали дёргать волосы ведьмы.

– Я СКАЗАЛА: ПОЛЕГЧЕ! – взвыла Уже-не-лысая ведьма.

Милли и Молли тут же дёрнули изо всех сил.

– Пф… вот ещё – снимать эту дурацкую возню! Пф! – проворчали Суровые Сестрички – феи Милли и Молли.

Молли между тем полезла вверх. Вега принялась раскачиваться взад-вперёд, надеясь её сбросить, но Молли уже добралась до Пегги и схватила её за ногу. Пегги задёргалась, а Уже-не-лысая ведьма завопила:

– А-А-А-А! СЛЕЗЬТЕ С МОИХ СЕРЫХ ВОЛОСОНЕК! СЛЫШИТЕ? ЭТО ВАМ НЕ КАЧЕЛИ!

– Простите! – снова крикнула Вега и перестала качаться. И тут почувствовала, что и ниже никто волосы не раскачивает. Она похолодела. – Пегги? – Страшно было даже посмотреть, что там случилось.

Повисла тишина, только Уже-не-лысая ведьма ворчала:

– Пошевеливайтесь! Можно подумать, мне больше нечем заняться, кроме как торчать в окне весь день.

Хотя ясно было, что и так, и так она только этим и занималась.

– Ой, Молли, прости! Я попала тебе по носу? – взволнованно пробормотала Пегги. – Извини, я не хотела…

– ПЕГГИ! – заорала Вега и посмотрела вниз.

Пегги едва висела на волосах. А Молли стояла на мостовой, страшно недовольная. Одной рукой она держалась за нос, а в другой у неё была разбитая сушёная голова. И чёрный дым уже окутывал её ноги.

– Пф! Вылетела. Так и знала, что нас приставят к неудачникам, – фыркнула одна из Суровых Сестричек. – Вот бред!

Послышался чпок, и Молли исчезла.

– Ах, какой славный спецэффект, – заметила Фрэн, раскачиваясь на каблуках прямо в воздухе. – Я уже говорила, что это я предложила, чтобы участницы исчезали с чпоком?

Не слушая болтовню феи, Вега с ужасом смотрела на Милли. Что она будет делать? Рассердится? Попытается отомстить Веге и Пегги за то, что вышибли её сестру из «Битвы»?

Но Милли поступила иначе.

– Я не буду участвовать, если Молли выбыла, – заявила она, швырнула на мостовую сушёную голову и раздавила её. Тут же повалил чёрный дым.

– Пф! Даже не попыталась выиграть! – простонали Суровые Сестрички. – Кругом одни лузеры. Пф!

МИЛЛИ И МОЛЛИВЫБЫВАЮТ ИЗ «БИТВЫ»!

«Битва ведьм» продолжается, но для некоторых она уже закончилась. Близнецы Милли и Молли внезапно выбыли. Наш корреспондент отправилась в их дом в Гламбурге, чтобы узнать, какие впечатления о «Битве» остались у близняшек.

 

Молли. По крайней мере, мою сушёную голову разбила Пеггк. А Милли вообще свою сама раскрошила.

 

Корреспондент. Но я же ещё ни о чём не спросила…

 

Милли. Почему?

 

Корреспондент. Ну, я как раз собиралась…

 

Молли. Вы хорошо берёте интервью?

 

Корреспондент. О да, конечно.

 

Милли. Что вам больше всего нравится в вашей работе?

 

Корреспондент. Много чего! Когда я была маленькой…

 

Комментарий редактора «Гламбургского вестника». Печатать дальнейшее нет смысла, так как в итоге Милли и Молли взяли интервью у нашего корреспондента.

 

И наконец, что думают феи Милли и Молли – Суровые Сестрички.

 

Суровые Сестрички. Пф! Давать интервью та-а-а-ак скучно! Бред какой-то! Пф!

 

Корреспондент. Спасибо.

 
24 Переход

– Мы победим! Победим! – кричала Пегги, когда они с Вегой бежали вниз по винтовой лестнице в башне Уже-не-лысой ведьмы.

Полки на стенах были завалены куклами, книгами и обувью. На третьем этаже находилась кухня – вся чёрная, только ручки шкафчиков белые. А вот в гостиной этажом ниже всё, наоборот, было серым: и старые диваны, все в пятнах, и облезающие обои.

– ПЕРЕХОД! – взвизгнула Пегги, спрыгнув с последней ступеньки и увидев дыру в полу.

А Вега вдруг обратила внимание, что дверная ручка отвалилась.

– Может, поэтому дверь и не открывалась, – предположила Пегги.

– Или кто-то пытался взломать замок, пока мы были в Проливуде. Не помнишь, когда мы оттуда вернулись, ручка с той стороны тоже была сломана?

Пегги пожала плечами:

– Да какая разница! Фелисити Бэт спит в Липовом Доме. Флафанора, Милли и Молли выбыли, Эгги наверняка жалуется кому-нибудь, что её фея не хочет нормально работать. А Лиззи и Пэтти… даже если это они сломали ручку, значит, им не удалось сообразить, как пробраться к переходу. Мы вот-вот выиграем, Вега! Осталось совсем чуть-чуть! И главное, мы победим Фелисити Бэт!

Девочки нырнули в дыру, но Вега никак не могла отделаться от мысли, что что-то тут не так.

25 «Кривые куклы»

– Я знаю, куда мы попали! – воскликнула Пегги. – Это самый древний магазин кукол в Гламбурге. Здесь продают только старых кукол без глаз, без волос, без рук…

Вега никогда в жизни не видела такого жуткого магазина. Он весь был набит покалеченными куклами.

– А где мы? Это вообще Водосток? Очень похоже на район, в котором я живу вместе с мисс Хекс, – проговорила Вега, с сомнением разглядывая пейзаж за грязным окошком. На улице не было видно ни души. Все дома стояли полуразрушенные и как будто бы необитаемые. Только кое-где в прорехах штор виднелся свет – значит, кто-то тут всё-таки жил.

– Это Доки. Я здесь живу! – бодро объявила Пегги. – Гляди, вон туда свозят весь протухший джем и делают из него кошачий корм.

Фрэн кружила по комнате с самым недовольным видом. Ясно было, что фея уверена: это совершенно неподходящее для неё место.

– ПУСТЯКИ! НУЖНО ТОЛЬКО НЕМНОЖКО ВОЛШЕБНОЙ ПЫЛЬЦЫ, И ЭТОТ РАЙОН СТАНЕТ ПРИГОДНЫМ ДЛЯ ЖИЗНИ! – крикнула фея.

Пегги выставила руку – мол, не надо тут ничего менять, – но сказать не успела: на всей скорости Фрэн врезалась в её ладонь и шлёпнулась на пол.

– Я в порядке, – пискнула фея.

– Здесь… мило, – соврала Вега.

– Спасибо! – радостно отозвалась Пегги. – Все говорят, что Доки отвратительные. Но на самом деле тут можно найти что-то хорошее, если только поискать. Очень-очень-очень старательно поискать…

– Наверняка ты сама – единственное «хорошее», что тут есть, – пробормотала Вега.

Пегги шутливо поклонилась и зашептала:

– А вот старуха мисс Флинт – хозяйка магазина – не очень хорошая…

Пегги не ошиблась. Мисс Флинт не была ни доброй, ни вежливой.

– Простите… – начала Вега.

Но старуха тут же её перебила:

– Я не разговариваю с ведьмами из мерзкого мира наверху. – Мисс Флинт ткнула пальцем в Вегу, но смотрела только на Пегги. – Они ещё хуже, чем этот сброд из Гламбурга. Не хочу с ними иметь никакого дела. А уж пустить такую на «Битву ведьм» – это вообще безобразие! Они там в своём Проливуде совсем чокнулись!

Вега расправила плечи и твёрдо сказала:

– А мне кажется, это справедливо, что у всех есть шанс участвовать!

Мисс Флинт прямо затрясло от злости. Она шагнула к Веге и чуть не уткнулась в неё своим длинным носом. Пегги поспешно втиснулась между ними.

– Мисс Флинт. Мы пришли не просто так. Мы ищем следующую загадку. Она должна быть где-то здесь.

– Ничего не знаю, – проворчала старуха и вернулась за прилавок. – Нет тут никаких загадок.

Она деловито приделала огромную ступню крошечной кукле. Веге показалось, что кукла недовольно поморщилась.

Фрэн устроилась на прилавке рядом с куклой и с подозрением на неё косилась.

– Как новенькая! – объявила мисс Флинт и попыталась куклу поставить. Но поскольку одна нога у неё была крошечная, а вторая огромная, кукла тут же плюхнулась на прилавок.

Не сводя глаз со старухи, Вега осторожно отступила назад и пробралась к полкам у дальней стены.

Здесь были сотни безголовых, безногих, безруких, обгорелых кукол. Веге показалось, что они шепчутся. Девочка невольно отступила назад и тряхнула головой.

«Что за глупости, – сказала она сама себе. – Это же просто куклы! Они не живые!»

Тем временем Пегги всё допытывалась у старухи:

– То есть вы уверены, что не должны передать участницам «Битвы» следующую загадку?

– Никому я ничего не должна, – ворчала старуха.

Вдруг Вега заметила на самой верхней полке необычную куклу: одноглазую, с клочковатыми волосами. Но необычным было не это. На ноге у неё чернели слова: «Битва ведьм. Битва ведьм. Битва ведьм. Битва ведьм». Из чего Вега заключила, что кукла, скорее всего, имеет какое-то отношение к «Битве ведьм».

Она осторожно взяла куклу, у которой тут же вывалился и второй глаз. Вега наклонилась за ним и услышала шёпот. Сотни тихих голосков хором читали загадку:

Там, где о камни бьётся прибой,Там, где ракушки блестят под лукой,В кресле-качалке старуха сидит —Может, задумалась, может быть, спит.Рядом присела ещё одна.Волосы гребнем чешет она.Годы несутся, столетья бегут,Тысячи лет они уже тут.

– ПЕЕЕЕЕГГГИИИ! – заорала Вега и помчалась назад к прилавку.

– Ох, жаба, – выругалась мисс Флинт.

– Пегги, ты слышала? – закричала Вега, но подруга непонимающе на неё уставилась. – Ты слышала шёпот?

– Шёпот? – Пегги недоумённо озиралась.

Тогда Вега обратилась к мисс Флинт:

– Они прошептали загадку, так ведь?

Мисс Флинт только присвистнула и деловито прикрепила неподходящие пальцы очередной кукле.

– Кто прошептал? Куклы? – не поверила Пегги.

– Я тоже слышала, – сказала Фрэн, но на неё никто не обратил внимания.

– Да! – радостно воскликнула Вега и тут же с ужасом поняла, что совершенно забыла саму загадку. – Там было что-то про ракушки. И двух ведьм.

Пегги только глазами хлопала.

– И вроде как им тысячи лет…

Пегги достала блокнот и записала то немногое, что Вега запомнила.

– Это может быть что угодно, – проговорила она, задумчиво покусывая ручку.

Вега достала карту и внимательно оглядела Гламбург и его окрестности.

– Ракушки… камни… Тут везде травянистый берег и песчаные пляжи… А вот здесь скалы!

– Она ткнула пальцем в побережье недалеко от Доков. – Как раз там и должны быть камни и ракушки!

Пегги всё грызла ручку.

– Пегги? – окликнула Вега, но подружка молчала.

Вдруг Пегги подпрыгнула и закричала:

– Скальные ведьмы! Это точно Скальные ведьмы!

И она схватила Вегу за руку и поволокла к выходу.

26 Лодка

Пегги стояла на причале. Её платье развевалось на ветру, и Вега подумала, что подруга сейчас больше похожа на пиратку, чем на ведьмочку.

Увидев, что участницы «Битвы» прибыли в Доки, местные жители сперва стали осторожно выглядывать из-за своих рваных занавесок, а потом выбрались на улицу и столпились позади Веги с Пегги. Любопытные перешёптывались, и это мешало Веге сосредоточиться, а вот Пегги как будто бы даже не замечала толпу. Она думала о Скалах.

– Вон они. – Она указала вдаль на чёрные скалы – холодные и жутковатые на вид. – У нас в Доках есть легенда о двух ведьмах, которые живут в Скалах. Они ужасно злые и о-о-очень старые – самые старые ведьмы в Водостоке! Их никто никогда не видел. А если и видел, то не смог о них рассказать. Дело в том, что тот, кто отправляется в Скалы, никогда не возвращается.

– ЧТО?! – Вега в ужасе вытаращилась на подругу. – Тогда давай не пойдём в эти жуткие Скалы!

Пегги достала «Совсем даже не полную историю Водостока», пролистала и быстро нашла нужную страницу.

Под заголовком «Легенды Доков» была картинка. А на ней – две ведьмы: одна сидит в кресле-качалке, другая расчёсывается.

Вега вспомнила, что куклы шептали о ведьме, расчёсывающей волосы, и о другой, в кресле-качалке, но решила не говорить об этом Пегги.

– Разве куклы не говорили о ведьме в кресле-качалке и о второй, которая расчёсывает волосы? – услужливо подсказала Фрэн, но Вега быстро сняла шляпу и накрыла фею.

– Но в загадке-то говорилось явно про Скалы, – пробормотала Пегги, задумчиво глядя, как шляпа Веги сама собой ползёт по земле.

– Не обращай внимания, – бросила Вега.

Пегги указала на черневшие впереди Скалы.

– Нам надо туда.

– Нет! Ну пожалуйста! Только не туда! Пегги улыбнулась:

– Да ладно тебе, Вега! Может, там очень даже неплохо.

Вега вздохнула:

– Будь по-твоему. Но как мы туда доберёмся? Где у вас лодки?

Она огляделась, но на всём побережье Доков не заметила ничего похожего на корабль, лодку или хотя бы плот.

– Лодки? – переспросила Пегги, как будто не сразу вспомнила, что это такое. – А, ну да, лодки! Кажется, лодок не осталось. Придётся плыть.

– Ты что?! Нам ни за что туда не доплыть! – воскликнула Вега и схватила подругу за руку. – Послушай, это правда слишком далеко. И потом, я промочу платье, а оно ведь из магазина миссис Брю! Пегги уставилась на Вегу так, будто хотела сказать: «ПАУЧЬИ ЛАПКИ, ТЫ ЭТО СЕРЬЁЗНО?!» Но Вега не собиралась отступать.

– А кружева? Я порву кружева о камни… Или их обкусают рыбёшки…

Пегги вскинула брови:

– Прости, Эгги Хуф, я не думала, что платье так много для тебя значит.

Вега поняла, что придётся смириться: путешествия на Скалы не избежать.

– Ладно, ты права! – сказала она и смело прыгнула в тёмную воду.

– Вы искали лодку? – раздался за спиной Пегги скрипучий голос.

Девочка обернулась – к ней ковыляла старушка и волочила по камням вёсельную лодку.

– Вега! Ты только взгляни! Всё-таки лодки ещё остались! Прости! Но нам чудо как повезло! А то Скалы и правда далеко, вряд ли бы нам удалось до них доплыть. Спасибо, мадам ведьма, мы вернём лодку, как только сможем.

27 Скальные ведьмы

Пегги старательно гребла, как настоящая пиратка. Вега отжимала платье и сердито косилась на подругу. А разобиженная Фрэн сидела на ручке весла и ворчала.

– Гляди, как страшно! – радостно кричала Пегги.

– Кошмар! Накрыть меня шляпой! – возмущалась фея. – Это почти то же, что раздавить!

Вега осторожно обернулась. Впереди громоздились чёрные скалы, среди них сверкали два крошечных огонька – два окошка в узких башенках, пристроенных к старому ветхому дому. Все остальные окна были тёмными, но из трубы поднималась тонкая струйка дыма.

Лодка со скрежетом вылетела на чёрную гальку.

Пегги выскочила и снова завопила:

– Как страшно!

«Как страшно… Как страшно… Как страшно… Как страшно…» – эхом разнеслось вокруг.

– Эхо! – весело взвизгнула Пегги.

«Эхо, эхо, эхо, эхо, эхо…» – отозвалось эхо.

– Привет, эхо! – закричала Пегги. Всё это ей явно ужасно нравилось.

Вега любила читать и знала, что за этим обычно следует. Вместо «Привет, эхо» эхо ответит что-то жуткое, отчего мурашки побегут по коже. Что-то вроде: «Привет, Пегги… Привет, Пегги… Привет, Пегги…»

Но нет, что ответило эхо, она не услышала, потому что в эту секунду дверь дома распахнулась и из-за неё показалась голова старушки с жидкими волосёнками.

– Что ещё за Эхо? Тут таких нет! Уходите, откуда пришли!

Пегги и Вега так и подпрыгнули. Фрэн взлетела на шляпу к Веге и завернула поля так, чтобы полностью за ними спрятаться.

– М-м… т-т-тут… э-э… – начала Пегги.

– Нам нужны Скальные ведьмы, – сказала Вега и стряхнула со шляпы дрожащую от ужаса фею.

Старуха вышла из дома. На ней было чёрное платье с узким лифом, украшенное крупными шёлковыми розами.

– Вы обе ведьмы, так? – спросила она.

Вега с Пегги кивнули.

– И вы сейчас в Скалах, верно?

Пришлось кивнуть снова.

– Так, может, вы и есть Скальные ведьмы? – ехидно спросила старушка.

Девочки недоумённо переглянулись.

– Но мы-то сюда только что приплыли! – воскликнула Пегги. – И никогда раньше здесь не были, а про Скальных ведьм уже сотни лет говорят!

Ведьма мило улыбнулась. Ну, насколько мило можно улыбнуться, если у тебя совсем нет зубов.

– Умная девочка, – похвалила она.

– Вовсе нет. Все говорят, что я как раз довольно глупая.

– Кто говорит?

Пегги вздохнула:

– Все.

– Не знаю, кто такие эти Все. Но сразу видно, что они сами не очень умные.

Пегги улыбнулась.

Вега подумала, что старушка вроде незлая и довольно милая. Но всё же это старушка, которая живёт в Скалах, из которых никто не возвращался…

И тут из-за двери высунулась ещё одна ведьма – помоложе. У неё были чёрные волосы, аккуратно убранные назад, и огромные солнечные очки, хотя в Скалах темнота стояла кромешная.

– У нас гости! – воскликнула молодая ведьма и выскочила из дома.

На ней было чёрное платье по фигуре, чуть ниже колена. Вега подумала, что шила его наверняка миссис Брю, – так хорошо оно сидело.

– Мы обожаем гостей! – продолжала молодая ведьма. И тут же поёжилась: – Ох, как тут холодно! Я Бетти, а это Лили. Заходите, не мёрзните.

– Да, – неохотно поддержала Лили. – Заходите… не мёрзните.

Вега покосилась на Пегги. А та посмотрела на ведьм, пожала плечами и тут же, к ужасу Веги, шагнула в дом.

Фрэн закатила глаза.

– Это не девочка, а катастрофа!

– Э-э… Пег? – начала Вега, но слишком поздно – Пегги уже оказалась в доме.

28 Вечеринка в Скалах

За дверью начинался длинный тёмный коридор. По стенам висели древние картины, на которых были изображены ещё более древние торты. Только на одной Вега увидела толстого кота-жонглёра.

В конце коридора виднелась большая дверь, из-под которой просачивался свет.

– Классно, да? – воскликнула Бетти, шагавшая под руку с Пегги.

Вега неохотно плелась рядом с медлительной, шаркающей Лили. Девочка нервничала и на всякий случай крепко держала свою шляпу.

– Следи за шляпой, – шепнула она Пегги, но та не услышала.

Наконец Бетти распахнула дверь. В коридор хлынул яркий свет. Вега на миг ослепла, а когда глаза привыкли, чуть не ахнула.

– Ур-р-ра! – вопила ведьма, раскачиваясь на люстре.

Она с грохотом соскочила на стол, схватила бутылку с лимонадом и ловко выдернула пробку кривыми зубами.

Другая ведьма готовила в миске горячий шоколад. Рядом с ней стояли ещё пятеро и пели хором, но песня то и дело прерывалась, потому что сами певицы покатывались со смеху.

В зале было полным-полно народу, и в соседнем тоже – Веге это было хорошо видно, – и в третьем, за ним, – не меньше. Ведьмы хохотали, шутили и развлекались, как умели. А умели они ого-го как!

– Никто не хочет отсюда уходить! – с улыбкой пожаловалась Бетти. – Вот уже три тысячи лет мы никак не можем ни одну спровадить!

Мимо них промчалась ведьма на роликах, крикнула:

– Жизнь – одна большая вечеринка! – и тут же шлёпнулась лицом в торт.

Все остальные громко захохотали.

– Это Вега и Пегги, – объявила Лили и опустилась в кресло-качалку в углу.

– Мы же не говорили ей, как нас зовут, – шепнула Вега подруге. – Как-то это странно…

– Участницы «БИТВЫ ВЕДЬМ»! – радостно взвизгнула какая-то ведьма, кружась в танце.

– А, понятно, – сказала Вега.

Она и забыла, что все ведьмы Водостока смотрят «Битву» по телевизору и знают всех участниц в лицо.

Пегги её не слушала. Счастливо улыбаясь, она смотрела, как полная ведьма взлетела к самому потолку и… пробила его головой. Ведьма захихикала и рухнула на пол. Из дыры в потолке показалась ещё одна ведьма.

– Поднимайтесь к нам! – крикнула она. – У нас тут отличная вечеринка!

– Теперь понятно, почему никто не хочет уходить, – проговорила Вега.

– Мы вынуждены постоянно пристраивать новые комнаты, чтобы всем хватило места, – пожаловалась Лили и с грустью посмотрела на потолок.

Блестящая туфелька вылетела из дыры и упала на стол.

– Ох, зря я вообще открыла заклинание левитации! – вздохнула Лили.

– Вы открыли это заклинание? – изумилась Пегги. – Так вот кто его придумал!

Лили улыбнулась:

– Да. И совершенно случайно.

Пегги аж рот открыла от удивления.

– Совершенно случайно? Как можно случайно придумать «ВЭДИ ГХЭНБЕЛИ АТА ЫЭШТИ МУШАР КАХЖИНЫ БЕЕБОВНЕНЫ»?

Пегги покосилась на свои туфли и нахмурилась. Взлететь не удалось.

Лили кивнула:

– У нас была вечеринка, мы приготовили кучу тортов. Из мусорных корзин торчали пустые бутылки и всякие объедки. Я сказала Бетти: «Бетти Крэнбери, надо вынести мусор, корзины переполнены». Но в тот момент я как раз дожёвывала пирожное, и поэтому вышло: «ВЭДИ ГХЭНБЕЛИ АТА ЫЭШТИ МУШАР КАХЖИНЫ БЕЕБОВНЕНЫ». Я тут же оторвалась от пола и взлетела!

Вега посмотрела на Пегги. Та выпучила глаза и тыкала в Лили пальцем так, будто старая ведьма была каким-то удивительным, редким зверем.

– Вы изобрели заклинание левитации – самое сложное из всех заклинаний – случайно? Вега, представляешь, она СЛУЧАЙНО изобрела это заклинание! Вега кивнула. Может, если бы она не только вчера узнала о том, что вообще можно летать, и не так боялась, что Скальные ведьмы их сожрут, это открытие произвело бы на неё большее впечатление.

– А это кто? – спросила Вега, указав на портрет какой-то дамы в пышном платье с оборками.

– Как кто? Эдди Эгби, исследователь моды! – ответила Бетти. – Она была просто супер. Жаль, пропала лет сто назад. И никто не знает, что с ней случилось. – Ведьма вытащила с верхней полки небольшую папку, обтянутую чёрной кожей. – Эдди путешествовала по верхнему миру, делала зарисовки модной одежды и привозила свои рисунки нам. Чего тут только нет!

Вега открыла папку. В ней были сотни карандашных набросков, а также ценные записи.

Высокая мода в далёком верхнем мире

Автор набросков – Эдди Эгби

 

Юбка, стянутая под коленями

 

На редкость удивительное изобретение! Ходить в такой юбке почти невозможно. Вот дамы и ковыляют, как разряженные пингвины.

 

Капор

 

Женщины сейчас носят шапочки, как у младенцев. Я даже сперва испугалась, что мир захватили огромные малыши. Но нет, я зря волновалась. Оказалось, это просто женщины в капорах.

 

Оборки сзади

 

Теперь в моду вошли крупные оборки сзади. Кажется, будто дама в такой юбке села на торт и он к ней прилип. Выглядит потрясающе! Мне очень нравится!

 

– Флафанора была бы в восторге от этих рисунков! – воскликнула Вега. – Ей так понравились мои джинсы!

– Забирайте! – разрешила Бетти. – Мы уже сто раз всё пересмотрели.

Вега просияла:

– Спасибо!

– Ты же из верхнего мира? Как тебе у нас в Водостоке? – спросила у неё Лили.

– Просто замечательно! – отозвалась Вега и вдруг задумалась. – А вы ведь живёте здесь несколько тысяч лет?

– Ну да.

– Вы, случайно, не знаете, тут кто-нибудь хотя бы слышал обо мне до «Битвы»?

Лили встала с кресла-качалки:

– Напомни, как твоя фамилия?

– Дьямема, – сказала Вега и вытащила анонимное письмо из кармана.

– КТО-НИБУДЬ ЗНАКОМ С ДЬЯМЕМАМИ? – заорала Лили на весь зал.

На секунду ведьмы замолкли, потом хором крикнули:

– НЕТ!

– А зачем тебе? – поинтересовалась Лили.

– Да так просто, – пробормотала Вега и разочарованно убрала письмо обратно.

Тут в зал вбежала Пегги. Всё лицо у неё было вымазано сладким кремом.

– Я случайно упала в торт, – пояснила она.

Вега даже не заметила, что Пегги куда-то уходила.

– ТЫ ОТЛИЧНАЯ ДЕВЧОНКА! – завопила какая-то ведьма и сунула кусок торта Пегги прямо под нос. – СОВСЕМ КАК МЫ!

– Вега, кажется, я нашла очередную загадку, – сообщила Пегги, жуя торт, – но, боюсь, нам немного не повезло…

29 Загадка пропала!

На стене висела рамка. Совершенно пустая. Над ней изящным шрифтом было напечатано: «Поздравляем! От начала вы так же далеки, как от конца. Иными словами, вы прошли полпути! Молодцы!»

– Загадку украли! – ахнула Вега. Ведьмы закивали.

– Это та девчонка, Бэт, – сказала одна из ведьм. – Я ей говорила, что так нельзя.

Пегги и Вега разом к ней обернулись.

– Фелисити Бэт? – уточнила Пегги.

– Да, – ответила Лили. – И её подружка – Хуф. Они ушли, как раз когда вы появились. Чуть-чуть разминулись.

– Но как же… – недоумённо начала Пегги и вдруг заорала, глядя на свою ладонь:

– Телевизор! Телевизор! Телевизор! Телевизор! Телевизор! Телевизор! Вот, здесь показывают, что Фелисити Бэт спит в Липовом Доме.

Камера была под странным углом. Криспи явно задремала.

– Ах она обманщица! – воскликнула Вега. – Её там нет! Видите, это просто свёрнутое одеяло и шляпа!

Фрэн уже достала крошечный телефон и торопливо говорила:

– Патриция, у нас проблемы. Камера показывает, что Фелисити Бэт спит в Липовом Доме, а она только что была на Скалах в Доках… да, хорошо… да, да. Я скажу Криспи, чтобы немедленно отыскала Фелисити. И наору на неё. Тебе тоже советую. Да, НАОРАТЬ! И почему никто не снимает Эгги Хуф? Ах, Донна не хочет? Ей надоело? Она отправилась делать причёску? А какую причёску? Да, извини, действительно неважно какую.

– Вы можете нам сказать, что было в загадке? – спросила Вега у ведьм.

Те дружно замотали головами и убежали дальше развлекаться.

30 Та самая загадка

Фелисити Бэт вытащила из кармана листок бумаги.

Всю жизнь ношусь кругами,Местами вверх ногами.Но всё равно я не боюсь:С пути я точно не собьюсь.

Ухмыльнувшись, она разорвала листок на мелкие кусочки и выбросила в грязную, серую воду.

Эгги Хуф радостно взвизгнула, запрыгнула подруге на спину, и Фелисити поднялась в воздух. Когда они мчались над водой, злобно хихикая, Фелисити оглянулась и щёлкнула пальцами.

Маленькая лодочка в Скалах сама собой отошла от берега и утонула.

31 Лодка на ножках

– Думаешь, её кто-то украл? – спросила Вега.

Пегги шагала туда-сюда вдоль кромки воды, грызла кулак и качала головой.

– Может, Фелисити Бэт забрала нашу лодку? – продолжала Вега. – Или мы просто забыли её привязать?

Пегги остановилась и вынула кулак изо рта.

– Скорее всего, я забыла её привязать, но давай считать, что её конечно же, увела Фелисити Бэт.

– Ну ладно…

Пегги опустилась на землю и обхватила колени руками.

– Мы пропали.

– Чего?

– Пропали!

Вега осмотрела бухту. Ничего похожего на лодку или хотя бы плотик.

И тут её осенило:

– Слушай, Пег… Когда мы сюда приплыли, здесь же не было лодки, верно?

Пегги покачала головой:

– А если Фелисити Бэт и Эгги Хуф ушли, как только мы появились, то какая-то лодка должна была быть. Но лодки не было. И как тогда они сюда добрались?

– С помощью колдовства, наверное, – со вздохом ответила Пегги.

– Значит, и мы можем уплыть с помощью колдовства, нет?

Пегги резко встала и подошла к Веге.

– Я тебе сто раз говорила, с заклинаниями у меня хуже некуда, особенно со сложными, со всякими дурацкими словами вроде заклинания левитации. И чтобы перебраться на сушу, нам уж точно понадобилось бы что-то такое же сложное. А вот Фелисити Бэт просто ас в заклинаниях! Она каждый год побеждает в конкурсе на ПУК.

– Конкурс на пук? – Вега хихикнула.

– ПУК. Превосходное умение колдовать, – расшифровала Фрэн. Она дремала, уютно устроившись на шляпе Веги. Теперь, когда девочки явно лишились шанса выиграть, фея потеряла к «Битве» всякий интерес.

– ЭЙ! ВЫ ЕЩЁ ТАМ? – раздался вдруг крик из окна.

– ДА! – заорала в ответ Вега. – У нас лодка пропала.

– Возьмите!

Что-то здоровенное вылетело из окна и грохнулось прямо перед ними. Это оказалась широкая кровать.

Вега вздохнула.

– Супер. Кровать-то нам зачем?

Она обернулась к Пегги, думая, что та уже наверняка рыдает, но подружка прыгала от радости.

– Ого-го! Ого-го! Я знаю, что делать!

Если бы в тот вечер жители Доков выглянули из-за своих дырявых занавесок, они бы увидели, как Пегги и Вега плывут на огромной кровати.

Ну, не столько плывут, сколько тонут.

– Мне кажется, ножки не справляются! – крикнула Вега.

Дело в том, что как только Пегги заскочила на кровать, она прочитала короткое заклинание по книжке Веги:

– «Неважно, что это штука простая – пусть это будет штука морская».

И в тот же миг по бокам кровати появилось шестнадцать толстеньких ножек – по восемь с каждой стороны.

Не сказать чтобы судно получилось идеальным. Ножки были человеческими, с ногтями, покрытыми лаком в полосочку. Они изо всех сил молотили по воде, но кровать не двигалась с места. Зато брызги летели во все стороны. Веге даже пришлось отползти поближе к середине кровати, потому что по краям одеяло сразу промокло. Фрэн между тем мирно посапывала на её шляпе и ни о чём не беспокоилась.

– Боюсь, мы начинаем тонуть! – прокричала Пегги и свесилась с кровати, держась за спинку.

Вега решила подойти к ней, но, когда встала, заметила какие-то огоньки глубоко под водой.

– Придётся плыть самим. С кроватью не выходит… – объявила Пегги и щёлкнула пальцами. Ножки заработали быстрее, но ничего не изменилось. Точнее, тонуть кровать стала гораздо эффективнее.

– А, жабьи лапки! – выругалась Пегги. А Вега всё разглядывала огни внизу. Она осторожно сняла шляпу, чтобы не разбудить болтливую фею, достала оттуда карту и развернула.

«Так я и знала! – подумала она. – Подводный мир прямо под нами!»

– МЫ ТОНЕМ! – заорала Пегги, готовясь зажать нос. – Плывём? По-моему, у нас нет выбора…

Вега быстро сложила карту и убрала её в шляпу.

– Пегги, держись за спинку, пока не опустимся на самое дно.

– Чего?

Вега указала на огоньки в глубине.

– Мы попадём как раз на спа-курорт «Затонувший корабль».

Пегги была уже по шею в воде.

– Куда?

– Ты никогда не была в Подводном мире в Доках?

Но тут Пегги ушла под воду. Разобрать, что она пробулькала, было непросто, но Веге показалось, что это было:

– В ДОКАХ ЕСТЬ ПОДВОДНЫЙ МИР?

32 Спа-курорт «Затонувший корабль»

Кровать опускалась всё ниже и ниже. Изо рта у Веги вырывались пузырьки, да и у Пегги тоже. Зато Фрэн спокойно кружила рядом, не переставая причитать:

– Вы меня разбудили! Что за ерунда? Вы даже не знаете, что теперь делать! У вас нет следующей загадки! И вы не придумали ничего лучше, чем купаться!

«Интересно, как Фрэн удаётся нормально разговаривать под водой?» – удивлённо подумала Вега.

– Что вы скажете в своё оправдание?

Вега выпучила глаза и надула щёки в надежде, что фея догадается, что она не может ей ответить.

– Ой, а я слышала про это место! – вдруг сообщила Фрэн, указав куда-то вниз. – Сюда часто приглашают всяких знаменитостей вроде меня. Наверняка здесь мне обрадуются! Ох, лишь бы не собралась толпа. Когда поклонники меня фотографируют, я всегда так смущаюсь.

Огни стали ближе. Теперь Вега видела, что это роскошные люстры, ярко освещающие огромные стеклянные ящики. Дно вокруг было усеяно затонувшими лодками и кораблями. Когда кровать опустилась на дно, в одном из стеклянных ящиков открылась дверь, и на пороге показалась ведьма, одетая в чёрный комбинезон и широкополую, но совершенно плоскую шляпу. Она встала, сложив руки на груди, и холодно кивнула девочкам и фее.

Вега с Пегги отпустили кровать и поплыли к стеклянному дому. Внутри воды не было. Вега глубоко вздохнула. А Пегги выплюнула воду на пол. Незнакомая ведьма брезгливо поморщилась.

– Простите, – сказала Пегги, вытирая рот.

Фрэн подлетела к ведьме.

– Меня зовут Фрэн, я с телевидения, а это – Вега и Пегги из «Битвы ведьм».

– Да-да, я знаю про «Битву ведьм». Один из наших лучших клиентов принадлежит участнице «Битвы». – Ведьма кивнула на картину на стене. – Осьминожка Оливия живёт у Эгги Хуф. Она каждую неделю приезжает сюда, чтобы почистить бриллианты.

На картине была изображена самодовольная осьминожиха. Все щупальца у неё были усыпаны бриллиантами. Вега хмыкнула и ткнула Пегги в бок.

Между тем ведьма-администраторша повела их в холл.

– Добро пожаловать на спа-курорт «Затонувший корабль». Здесь мы проводим лучшие процедуры в Водостоке.

– О да, я об этом наслышана! – Фрэн аж ёрзала от нетерпения.

– Что бы вы хотели сделать? Только сегодня у нас действуют специальные предложения на исправление формы пальцев ног с помощью колючей раковины, а также на полное рыбное обёртывание.

– Это ещё что такое? – удивилась Вега.

– Сунем вас в рот большой рыбе, – сухо объяснила администраторша.

– ЗАЧЕМ?! – воскликнула Пегги.

– Как – зачем? Чтобы вы стали красивее!

Вега с трудом сдерживала смех.

– Честно говоря, мы оказались тут чисто случайно. И надолго не задержимся.

– Нет? – подала голос Фрэн. – А я бы с радостью полежала во рту у рыбы, лишь бы стать красивее. Ну, ещё красивее!

Вега покачала головой.

– У нас нет времени, Фрэн. «Битва ведьм» продолжается. Или ты забыла? – Она принялась озираться. – Где тут у вас выход?

– Выход только через трубы, – ядовито сказала администраторша.

Вега поморщилась. Ей совсем не хотелось опять путешествовать по трубам.

Администраторша открыла стеклянную дверь, за которой оказалась стеклянная платформа. Посмотрев вниз, Вега ахнула.

– Крысу мне в суп! – пролепетала Пегги.

Фрэн промолчала. Она пыталась тайком засунуть ногу в рот рыбине.

Внизу были стеклянные платформы – десятки и даже сотни, до самого дна. Платформы соединялись стеклянными переходами. На некоторых платформах были кафе и магазинчики, совсем как в Гламбурге. На одной Вега разглядела большой бассейн и балкончики по краям – кажется, это было что-то вроде жилого дома. А над всем этим поблёскивал стеклянный купол, на который лилась вода из труб.

– Вы впервые в Путаном Пути? – спросила администраторша, заметив изумлённые лица Веги и Пегги.

Девочки кивнули.

– Понятно. Чтобы уйти отсюда и вернуться на сушу, вам надо спуститься на лифте на дно. Там есть небольшая дверка. Зайдёте в неё и подниметесь по трубам в Доки.

Вега вздохнула.

– А разве мы не можем подняться наверх так же, как попали сюда?

– Нет, – фыркнула администраторша. – То был путь сюда. А внизу – путь отсюда.

Повернувшись, она отобрала у Фрэн рыбу и сердито зашагала прочь.

– Как думаешь, где здесь лифт? – пробормотала Пегги.

Вега огляделась, и тут кое-что привлекло её внимание. Снаружи плавал клочок бумаги. Его относило течением, и Вега поскакала за ним по коридору.

– Ты чего это? – крикнула ей Пегги. Вега показала на бумажку, на миг прилипшую к стеклу.

…кругами,…вверх ногами.…боюсь:…бьюсь.

– Это наша загадка… – сказала Вега, прижавшись носом к стеклу.

– Думаешь? – недоверчиво спросила Пегги.

– Гляди! Тот же шрифт, каким были написаны все другие загадки в «Битве». К тому же бумажка плавает совсем рядом со Скалами. Наверняка Фелисити забрала листок, разорвала и бросила в воду… Не таскать же ей его с собой!

– Возможно… – начала Пегги, но тут кто-то объявил:

– Ну всё, больше ваши волосы не пахнут этим отвратительным дымом!

– Спасибо, – ответил очень знакомый голос.

Вега и Пегги переглянулись.

– ФЛАФАНОРА! – хором воскликнули они и сломя голову помчались по коридору туда, где Флафанору мяли, гладили и пощипывали восемь ведьм со спа-курорта «Затонувший корабль».

Увидев подругу, Вега рассмеялась.

И вовсе не потому, что какая-то ведьма натирала ей волосы рыбой, нет, просто Флафанора по-прежнему была в джинсах. К ним она надела чёрный топ с оборками, а на шею повесила сотню разных бус.

– Я просто не могла их не надеть. – Флафанора улыбнулась и показала на джинсы.

– Вы же собирались уходить, – напомнила противная администраторша и схватила Вегу за руку.

– А ну-ка отпустите мою подругу! – приказала Флафанора.

– Да ничего, – пробормотала Вега, – нам действительно уже пора. Мы сюда попали совершенно случайно, и нам надо наверх. А для этого придётся спуститься на лифте на самое дно, потом пройти в дверцу, а потом…

– ЧТО?! – воскликнула Флафанора и бросила на администраторшу такой гневный взгляд, что та вся съёжилась и бочком стала отходить к двери.

– Ну и чушь! – возмутилась Флафанора. – Мы поднимемся наверх, как все нормальные ведьмы, – с помощью фенов.

Она похлопала по соседним креслам. Над каждым висел большой фен, похожий на купол. Фрэн кашлянула. Флафанора взяла маленький ручной фен, и Фрэн встала под него.

– Так, теперь опустите фен на голову, – скомандовала Флафанора.

Фены взревели, и девочек вместе с феей всосало внутрь. Вскоре они были уже далеко от спа-курорта «Затонувший корабль».

33 «Крыса Энн»

Через секунду они оказались посреди магазина миссис Брю, где сотни миниатюрных ведьмочек раскладывали одежду по полкам.

Вега и Пегги переглянулись. Выглядели они по-дурацки. У обеих волосы стояли дыбом.

Может, у Фрэн они тоже встали дыбом, но в её сложной причёске этого всё равно не было видно.

– Ой, чуть не забыла! – воскликнула Вега и вручила Флафаноре кожаную папку с заметками Эдди Эгби.

Флафанора просияла:

– Это мне? – И тут же принялась перебирать листочки. – Юбки с оборками!

– Ага.

– Капоры!

– Точно.

– У вас и сейчас такое носят? – недоверчиво спросила Флафанора и поморщилась.

– Не-а. Это всё было модно лет сто назад, когда Эдди Эгби изучала моду наверху.

– Это самый лучший подарок! – вскричала Флафанора и обняла Вегу. – Огромное спасибо!

Тут платья на ближайшей вешалке раздвинулись и между ними показалась любопытная физиономия одной из помощниц.

– И что вы теперь будете делать?

– Да, что вы думаете делать? – спросила Флафанора.

– Фелисити Бэт украла листок с загадкой, так что даже не знаю… – начала Вега.

– Я страшно разозлилась, когда Фелисити уничтожила загадку! – вскричала помощница и толкнула вешалку так, что та укатилась в другой угол зала. – Многие требовали, чтобы её дисквалифицировали! Но, увы, это не запрещено. Хотя, по-моему, так нечестно! Да-да, она нечестно играет, точь-в-точь как когда-то её бабушка Силия Крэйфиш… Ну хотя бы Криспи наконец нашла Фелисити, и теперь мы всё видим, что она делает…

Вега чуть не подпрыгнула.

– Телевизор! Телевизор! Телевизор! Телевизор! Телевизор! – заголосила она.

Изображение появилось на стене. Показывали Фелисити Бэт и Эгги Хуф. Они шли по улице, окутанной туманом, мимо высоких чёрных домов и заснеженных деревьев.

– Волшебная Вершина, – выдохнула Пегги и подошла так близко, что впечаталась в стену.

– А где шляпа Эгги Хуф? – сердито проговорила Фрэн, скрестив руки на груди. – Все участницы должны быть в шляпах.

– Видимо, в подсказке говорилось что-то про Волшебную Вершину. Надо и нам туда, – сказала Вега.

– Знаешь, как далеко до Волшебной Вершины? – спросила Флафанора, поправляя съехавшую набок шляпку Пегги.

– Ну и что? Нам надо туда. У нас больше никаких зацепок.

Флафанора схватила с вешалки расшитый блёстками плащ и заорала:

– МА-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-АМ! ИДИ СЮДА-А-А-А-А-А! ПОДВЕЗИ НАС!

Вега и Пегги застыли, открыв рты.

– Что такое? – спросила Флафанора как ни в чём не бывало. – Мы всё равно собирались поужинать в ресторане «Листочек» на верхушках деревьев. Это в паре миль от Волшебной Вершины. И мама обожает водить «Крысу Энн».

– «Крысу Энн»? – хором повторили Вега и Пегги.

Флафанора улыбнулась:

– Ну да, «Крысу Энн».

«Крыса Энн» оказалась машиной миссис Брю. Вега в жизни таких машин не видела. У неё совсем не было бортов, зато сиденья были мягкие, чёрные, скреплённые блестящими металлическими трубками. Перед каждым пассажирским сиденьем был столик с рядами серых квадратиков, а у водителя, разумеется, руль – только огромный и богато украшенный.

– О-о-о! Я о таком слышала! – воскликнула Пегги, разглядывая кнопки на столике.

Они как раз мчались по главной улице Гламбурга.

Флафанора обернулась.

– Закажите себе что-нибудь, – посоветовала миссис Брю. Она сидела за рулём в огромной шляпе с помпончиками вдоль полей. – Вы наверняка проголодались.

Вега была голодная как волк. Пегги, видимо, тоже – при мысли о еде у неё аж слюнки потекли. Буквально.

– Знаете, что делать? – спросила их Флафанора.

– Кажется, да, – ответила Пегги и зашептала Веге: – Слушай, это так круто! Выбираешь, какой нравится, ресторан или магазин, мимо которого проезжаешь, и нажимаешь на кнопку. Скажем, я хочу туфли из вон того магазина…

Вега посмотрела, куда показывала Пегги, и увидела обувной магазин под названием «Ходим в Хекс».

– Хекс! – рассмеялась Вега. – Прямо как моя опекунша мисс Хекс.

Пегги улыбнулась.

– Ага. Ну так вот, нажимаешь на кнопку, на которой видишь «Ходим в Хекс», и опля! Тебе показывают всю обувь, какая есть в магазине (если, конечно, ты не слишком далеко отъехала). Теперь выбираешь, скажем, вот эти туфли, и они должны…

Пегги возилась с кнопками на столике и не обратила внимания на свист. А вот Вега обернулась и увидела, как туфли пронеслись по воздуху. Они грохнулись на столик перед Пегги, и та нажала на кнопку с крестиком. Туфли тут же улетели обратно.

– Круто, да? И точно так же можно заказать еду в любом кафе по дороге. Видишь, как только оно появится на кнопке, можно заказывать.

Вега не верила своим глазам. Она стала разглядывать кнопки на своём столике. «Мистическое мороженое», «Спутанные спагетти», «Таверна „Чай и чайки“»…

– Во! СУПЕР! – воскликнула она. Но Флафанора покачала головой:

– Только не заказывай ничего в этой таверне. Там совсем не супер.

А на столик к Пегги уже опустилась огромная миска со спутанными спагетти. Вега таких никогда не видела. Они и правда были необычайно спутанные.

Она с радостью их заказала.

– Ну как ваши успехи, девочки? – спросила миссис Брю. – У меня не было времени смотреть «Битву».

Фрэн тут же принялась объяснять, что сначала успехи были отличные, но потом начались одни неуспехи. Мало того что непонятно зачем попёрлись в Путаный Путь…

– Ещё и в Проливуде устроили не пойми что! – закончила фея сквозь зубы.

– Мы хотели узнать, кто записал Вегу на «Битву ведьм», – объяснила Пегги.

– И как, узнали? – спросила миссис Брю.

– Нет, – мрачно ответила Вега. – Узнали только, что кто-то прислал анонимное письмо.

Она вытащила листок из кармана, и тут же ветер чуть не вырвал его у неё из рук и не унёс в темноту.

– Осторожнее! Береги его! Это же единственная улика! – крикнула Флафанора, и Вега поспешно убрала письмо в карман.

– Анонимное письмо… любопытно, – пробормотала миссис Брю, сворачивая на неосвещённую сельскую дорогу.

– И подозрительно, – добавила Пегги, дожёвывая спагетти. Она нажала на кнопку, и перед ней появилась вазочка с целой пирамидой из шариков мороженого. – Вега никого в Водостоке не знает.

– Но кто-то явно знает её, – заметила миссис Брю.

– Если она выиграет, сможет хоть до старости расследовать, кто прислал письмо, – продолжала Пегги, плюясь во все стороны мороженым. – А если проиграет, то ей придётся вернуться наверх к этой ужасной мисс Хекс.

Миссис Брю обернулась и посмотрела на Вегу.

– У тебя всё получится.

– Только попробуй не выиграть! – подхватила Флафанора. – Без тебя в Гламбурге совсем не то. Ты же притащила джинсы!

Пегги энергично закивала – так энергично, что забрызгала Вегу мороженым.

34 Ночёвка

Помахав на прощание, Флафанора со своей мамой поехали прочь, а Вега и Пегги остались на обочине извилистой чёрной дороги. Она поднималась по склону горы и, извиваясь, вела к далёкой заснеженной вершине, которую окутывал густой туман.

– Волшебная Вершина, – сказала Пегги и зевнула. – Знаешь, уже так поздно. Может, нам выспаться хорошенько, а завтра утром со свежими силами отправиться в путь? Сомневаюсь, что Фелисити Бэт и Эгги Хуф сейчас ищут следующую загадку.

Вега несколько раз повторила: «Телевизор», и на дороге возникло изображение. Вместо Фелисити и Эгги был только чёрный экран. То же самое показывали и камеры фей Лиззи и Пэтти.

– Видишь, – заметила Пегги, – все давно уже спят.

Тут на экране возникли они сами.

Пегги помахала в камеру Фрэн.

– Прекрати сейчас же! – взвизгнула Фрэн. – Актёрам нельзя смотреть в камеру! Это главное правило на телевидении!

– Но мы же не актёры! – возмутилась Вега, подскочила к Фрэн, уставилась в камеру и показала язык.

Пегги стала дурашливо пританцовывать.

Фрэн сердито зафыркала:

– Девочки! Что вы творите! Это непрофессионально!

Вега огляделась. По одну сторону дороги был крутой обрыв, по другую – росли чудесные деревья с узловатыми ветками, которые спускались до земли. В листве поблёскивали белые огоньки.

– Где устроимся на ночь? – спросила Вега.

Пегги тоже огляделась.

– Давайте прямо здесь! – Она подошла к деревьям, сняла с ноги туфлю и пробормотала заклинание:

Помогите отыскатьМне уютную кровать.Я шнурочки завяжуИ спасибо вам скажу.

– Что это ты делаешь? – удивилась Вега.

Туфля между тем странно затряслась.

– Молодец! – похвалила Фрэн и навела камеру на туфлю.

Туфля взлетела в воздух.

БАЦ!

Пегги легонько дёрнула Вегу назад. Перед ними с громким стуком упала гигантская туфля с небольшой дверцей в каблуке.

– Давайте заходите! – скомандовала Пегги.

Шагнув внутрь, Вега от удивления так вытаращила глаза, что они стали размером чуть не с апельсины. Это была не пустая огромная туфля, как она думала. Внутри оказался покосившийся кухонный гарнитур, деревянный стол, криво висящие картины на стенах. Маленькая лестница вела в мансарду над кухней. Там стояли две кроватки.

– Сойдёт, – сказала Пегги, поправляя одну из картин. – Простите, что у меня такие старые туфли. Чем лучше туфли, тем лучше дом из них получается.

Вега глянула на туфли, которые ей дала миссис Брю:

– Можно было взять мои…

– Неплохо я придумала, – заметила Пегги, взбивая подушку на кровати.

В гостиной, где стояла Вега, висели огромные, украшенные жемчугом люстры. Повсюду были разбросаны мягкие подушки в полосочку, а с потолка свисали качели.

– Мне вспомнился стишок про старушку, которая жила в дырявом башмаке, – усмехнулась Вега. – У неё ещё была куча детишек.

Пегги кивнула.

– Ага, она была ведьмой.

– Что?! – Вега аж подскочила.

– Она была ведьмой, – спокойно повторила Пегги. – Той самой, которая изобрела заклинание, чтобы превращать туфли в дома. С тех пор стало гораздо легче ходить в поход. А то раньше ночевали в этих отвратительных палатках.

Вега засмеялась.

– У нас в верхнем мире и сейчас спят в палатках.

– Когда мы выиграем «Битву ведьм», ты сможешь сколько хочешь спать в туфлях! – проговорила Пегги и свернулась калачиком. – А ещё ты будешь всем помогать и придумывать новые законы… Например, такой: если ведьма сделала что-то по-настоящему мерзкое, то она должна сколько-то там носить дурацкую шляпку. И ты сможешь навести порядок в самых ужасных районах Водостока, и ведьмам, которые там живут, станет легче… Или…

Повисла тишина.

– Что «или»? – спросила Вега, но Пегги уже заснула.

35 Нежданные гости

Сперва качнулись качели в гостиной – вперёд-назад и тихонько скрипнули.

Потом задрожала жемчужная люстра, затем уже и кровати, в которых спали девочки, начали подпрыгивать.

Вега подскочила и разбудила Пегги.

– А? Что это? Что происходит? Вот же жабьи жабры! – закричала Пегги, непонимающе озираясь.

Послышался бабах, потом ещё и ещё.

– Снаружи кто-то есть, – прошептала Вега.

Пегги встала с кровати и надела шляпку.

– Идём.

Они на цыпочках подобрались к двери. Она ходила ходуном под тяжёлыми ударами.

Бум!

Казалось, кто-то пытается её вышибить. БУМ! БУМ! БУМ!

Вега всем весом навалилась на дверь.

– Нам нельзя туда выходить.

Пегги тем временем подбежала к кухонному окошку.

– Эх, ничего не видно – каблук мешает. Она сердито задёрнула занавеску.

И тут грохот прекратился.

– Попробуй ты, – сказал кто-то снаружи.

Вега и Пегги в ужасе переглянулись, и тут…

Тук-тук-тук… – послышался самый вежливый стук в дверь, какой только можно представить. Как будто маленькая птичка аккуратно постучала по дереву карандашиком.

Вега перевела дыхание, открыла и увидела знакомый силуэт на фоне светлого леса.

– Пэтти Пиджин! Так это ты нас перепугала?! – Пегги чуть не кинулась на неё с кулаками.

– Я пришла с миром, я пришла с миром, – поспешно проговорила Пэтти.

Рядом с ней кружилась фея Салли. Она помахала девочкам и тут же получила по носу крылом Джули Джамбо.

– Я тоже здесь, – проревела огромная Лиззи Бист и просунула в дверь голову.

– По мне так «Битва» кончилась, – сказала Пэтти Пиджин. – Можно войти?

– Кончилась?! – взвизгнула Пегги. – Кончилась! Ох, жабьи лапки! Я же знала, что нельзя ложиться! Вот всё и проспали!

– Нет-нет, не то чтобы совсем кончилась, – поправилась Пэтти Пиджин. – Но Фелисити Бэт и Эгги Хуф ушли далеко вперёд. На Скалы мы добрались раньше их. Лиззи плыла, а я сидела у неё на спине. И мы прочитали загадку до того, как Фелисити её забрала. Но нам не удалось её разгадать. Вот мы и подумали: вдруг у вас получится. Мы всё равно не выиграем, да нам это и неинтересно. Главное, чтобы не победила Фелисити Бэт и эта её Эгги Хуф. Мы смотрели, когда вас показывали по телевизору…

– Идеальная съёмка, правда? – тут же встряла Фрэн.

Пэтти Пиджин кивнула.

– Мы считаем, что вы можете выиграть. Поэтому решили прочитать вам загадку.

Вега ахнула.

– Вы прочитаете нам загадку из Скал? Лиззи Бист кивнула и махнула Пэтти. Та тут же прочла – красиво и с выражением:

Всю жизнь ношусь кругами,Местами вверх ногами.Но всё равно я не боюсь:С пути я точно не собьюсь.

Пегги счастливо рассмеялась, но Вега смотрела на соперниц с подозрением.

– Что, если это ловушка? Может, вы нарочно нам неправильно подсказываете? А сами помогаете Фелисити Бэт.

Прижав руки к груди, Пэтти Пиджин воскликнула:

– Поверьте, это не так! Фелисити – мой враг. Пегги, скажи ей.

– Это правда, – поддержала Пегги. – Фелисити то и дело хватает её за косички, взлетает и поднимает очень-очень высоко. А потом бросает в какие-нибудь колючие кусты.

Пэтти Пиджин поёжилась.

– И не только, – добавила она. – Ещё в болото, в колодцы, в мусорные баки, однажды швырнула меня в дымоход, а в другой раз я пролетела сквозь крышу кондитерской «Пироги и пирожные, вот и всё».

Вега кивнула и сочувственно обняла Пэтти.

– Ладно, давайте разбираться, что говорится в загадке. Что-то ходит по кругу, причём иногда вверх ногами.

– Непонятно зачем, – проворчала Пегги.

– И никогда не сбивается с пути… – задумчиво продолжала Вега.

– Может, это железная дорога? – предположила Пегги.

Вега подпрыгнула и кинулась ей на шею.

– Точно! Как поезд, только ходит по кругу и иногда переворачивается. Это американские горки! Эгги Хуф же говорила, что единственные американские горки в Водостоке как раз на Волшебной Вершине!

– ВЕРНО! – хором воскликнули Пегги и Пэтти.

– УРА-А-А-А-А-А-А! – взревела Лиззи Бист, подскочила и сбила с потолка люстру. Та грохнулась на пол. И придавила Пэтти Пиджин.

– Ой! – пискнула та из-под груды жемчужин. И тут повалил чёрный дым.

Лиззи Бист закрыла рот рукой.

– Я… я не хотела…

Она торопливо подняла люстру. Дым уже окутал ноги Пэтти. Фрэн радостно подпрыгивала в воздухе.

– Сейчас, сейчас будет чпок!

Вега, Пегги и Лиззи Бист изумлённо уставились на фею. Чпок! – и Пэтти Пиджин исчезла.

– Что вы так смотрите? – надулась Фрэн. – Отличный спецэффект. Мне нравится.

ПЭТТИ ПИДЖИН ВЫБЫВАЕТ!

Участница «Битвы ведьм», за которую не болел никто во всём Водостоке, выбыла!

 

Корреспондент. Пэтти, мы все почти забыли про тебя. За Лиззи Бист тебя всё равно было не видно. И тут она же разбила твою сушёную голову. Что ты чувствуешь? Злость? ЯРОСТЬ?

 

Пэтти Пиджин. Да нет…

 

Корреспондент. ТЫ СТАНЕШЬ МСТИТЬ ЛИЗЗИ БИСТ ЗА ТО, ЧТО ОНА ЛИШИЛА ТЕБЯ ШАНСОВ НА ПОБЕДУ?

 

Пэтти Пиджин. Простите, что?

 

Корреспондент. ТЫ ЗАТАИШЬ НА НЕЁ ЗЛО И БУДЕШЬ ЖДАТЬ, КОГДА НАСТУПИТ КРОВАВЫЙ ЧАС ВОЗМЕЗДИЯ…

 

Пэтти Пиджин. Вы меня пугаете.

 

Комментарий редактора «Гламбургского вестника»: интервью пришлось прервать, потому что наш корреспондент совершенно запугала бедную Пэтти Пиджин.

 

И наконец слово Салли – фее, снимавшей Пэтти Пиджин во время «Битвы ведьм».

 

Корреспондент. Салли… Салли? Где Салли? Её точно не раздавило люстрой?

 
36 Битва на Волшебной Вершине

– И это самый маленький дом на Волшебной Вершине, – сообщила Пегги, когда они проходили мимо гигантского многоэтажного здания, похожего на каменный свадебный торт. – А в магазине «Шик и блеск» продают самые дорогие украшения в Водостоке. Вон в том ресторане – «Невероятно дорого» – самые высокие цены. Это вот – денежное дерево, а это…

Вега ещё никогда такого не видела. На Волшебной Вершине оказалось темно, холодно и сыро, но здания здесь были роскошные и сверкающие – сверх всякой меры. Вокруг росли деревья совершенно одинаковые, как будто искусственные. А вдалеке виднелся красивый, покрытый снегом замок, вокруг которого извивались рельсы американских горок.

На Вершине царила тишина. На ледяной улице не было ни души.

Правда, потом кое-кто появился.

– Добро пожаловать на Волшебную Вершину, – ядовито проговорила Фелисити Бэт, вынырнув из тумана.

– Спасибо, – машинально отозвалась Пегги, но тут же сообразила, что это Фелисити, а Фелисити никогда не отличалась вежливостью.

– Очень жаль, что вам удалось дойти так далеко. Мне ничего не остаётся, кроме как оторвать вам головы, – ухмыльнулась злая ведьма.

Эгги Хуф захихикала и дёрнула Фелисити за руку:

– Давай сначала избавимся от противной девчонки из верхнего мира.

Фелисити Бэт пристально посмотрела на Вегу и направилась к ней.

– Пора бы тебе кое-что понять: тебе здесь не рады. Тебе не место ни на Волшебной Вершине, ни вообще в Водостоке. Такие, как ты, недостойны здесь находиться. Так что пора тебе возвращаться в свой ужасный верхний мир.

Тут она взлетела, но вовсе не потому, что прочитала заклинание левитации. Просто Лиззи Бист схватила её за ремешок на поясе и подняла. Сняв с Фелисити шляпу, Лиззи вручила её Веге.

Но Фелисити не растерялась. Она взмахнула рукой, и Лиззи Бист оторвалась от земли.

– Вот паучьи лапки! – воскликнула Пегги, топнув ногой. – Она подняла Лиззи с помощью магии! Давай, Вега, разбей её сушёную голову!

Вега сорвала сушёную голову со шляпы и бросила на землю. «Слишком это просто, – подумала она. – Не может быть, чтобы мы так легко победили Фелисити Бэт, которая получает награды за ПУК».

Вега подняла ногу, посмотрела на Фелисити Бэт и улыбнулась.

И странное дело – она улыбнулась Веге в ответ.

Вега наступила на сушёную голову и с хрустом её раскрошила.

Вот-вот Фелисити окутает дым. Осталось только немножко подождать.

Все ждали.

Лиззи Бист ждала, зависнув в воздухе.

Фелисити Бэт ждала, скрестив руки на груди.

И вдруг…

– А-а-а-а-а-а-а-а-а! – послышался крик. Вега резко обернулась. Эгги Хуф как раз собиралась напасть на Пегги, но под её модными туфлями уже заклубился чёрный дым.

– На ней была шляпа Эгги Хуф! – воскликнула Пегги.

– Ах ты обманщица! – закричала Вега.

– ТЫ РАЗБИЛА МОЮ СУШЁНУЮ ГОЛОВУ! – завопила Эгги и…

– ЧПОК! – радостно сказала Фрэн.

Эгги Хуф исчезла.

Но вдруг послышался знакомый хруст…

– О, НЕТ! – закричала Пегги и бросилась к Лиззи.

Лиззи лежала на земле в клубах чёрного дыма. Джули Джамбо Вингз хлопала крыльями у её лица, пытаясь как-то помочь, но только лупила Лиззи крыльями по щекам.

– Ой! Крылья! Ой! Крылья! Ой! Крылья! – повторяла Лиззи.

Вега метнулась к Фелисити, но та уже поднялась в воздух и теперь злорадно хихикала, как самая настоящая спятившая ведьма.

– Где твоя шляпа? – крикнула Вега Фелисити.

– Далеко! Тебе уж точно не достать! – фыркнула она и умчалась прочь.

Её противное хихиканье постепенно затихало вдали.

Грустная, скучающая Криспи порхала в воздухе. Фрэн бросила на неё строгий взгляд.

– Ну ладно, ладно. Я полетела за ней, – проворчала фея и, поправив камеру, улетела.

– ДАВАЙ ЕЁ ДОГОНИМ! – завопила Пегги, когда Лиззи исчезла всё с тем же чпоком.

Но Вега медлила.

Конечно, они могли бы помчаться вслед за Фелисити, отыскать её шляпу и разбить её сушёную голову – она наверняка осталась на кровати в Липовом Доме, – но им надо найти и разгадать последнюю загадку. Вдруг Фелисити её ещё не нашла?

Всё это Вега и изложила Пегги. А та вдруг спрятала руку за спину.

– Ты чего? – удивилась Вега.

– Э-э-э…

Пегги показала экран у себя на руке.

«ФЕЛИСИТИ БЭТ НАШЛА ПОСЛЕДНЮЮ ЗАГАДКУ И МЧИТСЯ К ФИНИШУ!» – гласила бегущая строка.

– Жаба меня сожри! – проворчала Вега. – Вонючая, голодная жаба!

ЭГГИ ХУФ И ЛИЗЗИ БИСТВЫБЫВАЮТ!

Только что из «Битвы ведьм» выбыла самая богатая ведьма с Волшебной Вершины и самая крупная во всём Водостоке! Наш корреспондент решила у них узнать, каково это – выбыть из «Битвы» незадолго до финала.

 

Корреспондент. Эггк Хуф, Лиззи Бист, можно вам задать несколько вопросов?

 

Эггк Хуф. НЕТ! Я ДАМ ИНТЕРВЬЮ ТОЛЬКО ЖУРНАЛУ «ШИКАРНАЯ ЖАБА»! И ТОЛЬКО ОДНА, БЕЗ НЕЁ!

 

Корреспондент. Что поделаешь, вы выбыли из «Битвы» практически одновременно, так что статья будет посвящена вам обеим. Скажите…

 

Эггк Хуф. НИ ЗА ЧТО!

 

Корреспондент. Фелисити Бэт забрала твою шляпу. Получается, именно она виновата в том, что ты выбыла. Она же твоя лучшая подруга! Тебя не удивляет, что ей явно наплевать, что ты вылетела?

 

Эггк Хуф. НЕТ, ЕЙ НЕ НАПЛЕВАТЬ!

 

Корреспондент. Ты что, не смотрела «Битву» после того, как выбыла? Фелисити Бэт совершенно точно наплевать.

 

Эггк Хуф. Я БОЛЬШЕ НЕ БУДУ ОТВЕЧАТЬ НА ВАШИ ВОПРОСЫ!

 

Комментарий редактора «Гламбургского вестника». Эггк Хуф отказалась отвечать на вопросы, а Лиззи Бист наш корреспондент просто забыла опросить, так что на этом всё. Эггк Хуф также не разрешила себя сфотографировать, поэтому мы размещаем фото Лиззи Бист и фото Лиззи Бист в наряде Эггк Хуф.

 

А теперь несколько слов от фей Лиззи и Эггк – Джули Джамбо Вингз и Донны.

 

Донна. Как вам моя новая причёска?

 

Джули Джамбо Вингз. Зовите меня просто ДЖУЛИ!

 
37 Американские горки

Девочки сели на сиденья, и, как только Пегги опустила железный поручень, аттракцион ожил. Засверкали лампочки, заиграла развесёлая музыка, и громовой голос объявил:

– ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА НЕВЕРОЯТНЫЙ, УМОПОМРАЧИТЕЛЬНЫЙ, ИЗУМИТЕЛЬНЫЙ И ОДУРИТЕЛЬНЫЙ АТТРАКЦИОН. САМАЯ БЕЗУМНАЯ ПОЕЗДКА В ВАШЕЙ ЖИЗНИ НАЧИНАЕТСЯ!

Внизу стояла целая толпа ведьм в чёрных-пречёрных платьях. Они не кричали, не свистели и не подбадривали Пегги и Вегу, а хранили гробовое молчание. Нетрудно было догадаться, за кого они болеют.

Набирая скорость, вагонетка полетела вниз, а потом вверх.

– Мы просто теряем время! – крикнула Вега.

– МОЖЕТ, ЗАГАДКА БУДЕТ ВИСЕТЬ ГДЕ-ТО ПО ПУТИ! – проорала Пегги ей на ухо.

Вега вздохнула. Настроение у неё было хуже некуда, вдобавок её начало слегка подташнивать, но тут вагонетка промчалась по трём петлям подряд, развернулась, ухнула вниз, и прямо перед ними появились витиеватые буквы:

Конец, где начало, осталось немного.Катрина укажет прямую дорогу.И ночью, и утром, и даже в обед.Но только лишь в среду пути туда нет.

– ТЫ ВИДЕЛА? ВИДЕЛА? – завопила Пегги Веге в самое ухо.

Вагонетка остановилась. Вега, пошатываясь, выбралась на платформу.

– «Конец, где начало…» – повторила Вега. – Мы начали в Липовом Доме. Значит, видимо, нам туда.

– Или нам надо на Волшебную Вершину, – возразила Пегги. – Туда, где приземлилась первая ведьма. Может, имеется в виду не начало «Битвы ведьм», а зарождение всего Водостока.

Вега задумчиво шагала взад-вперёд.

– Может, и так.

– И что это за Катрина? – недоумевала Пегги. – Никогда о такой не слышала!

Вега всё шагала, нахмурившись, а Пегги листала бесполезную «Историю Водостока».

– Может, посмотрим телевизор и узнаем, куда отправилась Фелисити Бэт? – предложила Пегги.

– А что, если она ошиблась и идёт не туда, куда нужно? У нас есть подсказка, а значит, мы можем сами сообразить, куда идти.

– Нет тут ничего ни про какую Катрину! – воскликнула Пегги и сердито отшвырнула книжку.

«Что же это значит? – ломала голову Вега, всё быстрее шагая туда-сюда. – Думай, Вега Дьямема, думай! Ты же мегаведьма!»

– Ты чего остановилась? – спросила Пегги.

В самом деле, Вега застыла как вкопанная. С безумной улыбкой на лице.

– Это анаграмма! Точно так же, как из моего имени и фамилии складывается «Я мегаведьма», так и тут…

– Тебе повезло! – фыркнула Пегги.

– Даже проще… – продолжала Вега, улыбаясь всё шире, хотя, казалось бы, шире уже некуда. – Какое слово складывается из «Катрины»?

Пегги наморщила нос и принялась мысленно переставлять буквы.

– Картина?

– Вот именно! – воскликнула Вега. – Надо найти картину!

– Потрясающе! – Пегги радостно запрыгала на одной ножке. – И где эта картина?

Вега открыла рот и тут же закрыла.

– Э-э… не знаю. Наверно, в Липовом Доме. Мы же там начали. В загадке было про начало. И Фрэн говорила, что все лучшие произведения искусства Водостока хранятся там. Значит, и нужную картину надо искать в Липовом Доме.

– Да-да, я такое говорила! – вставила Фрэн. – Я часто говорю очень умные вещи!

– А почему в загадке сказано, что туда можно пробраться и ночью, и утром, но только не в среду? – спросила Пегги.

Вега охнула.

– Точно! Это не просто картина, а карта Водостока! К которой попадаешь через диван! Та комната как раз не существует по средам! Ведь так, Фрэн? Фрэн?..

Фея исчезла.

– УРА! – завопила Пегги. – МЫ РАЗГАДАЛИ ПОСЛЕДНЮЮ ЗАГАДКУ!

– Но куда подевалась Фрэн? Она же секунду назад была тут.

– Да какая разница, где она! – вскричала Пегги. – Если Фелисити Бэт тоже разгадала загадку, она уже летит к Липовому Дому. А отсюда до него ого-го сколько. Надо скорее её догонять.

– Наверняка должен быть какой-то короткий путь, – пробормотала Вега. И вдруг кое-что вспомнила. – Пег, ты знаешь, где на Волшебной Вершине книжный магазин?

Пегги уставилась на неё как на ненормальную.

– Слушай, Вега. Я тоже люблю читать, но давай мы в другой раз купим книжки, не посреди «Битвы ведьм».

– Ты не понимаешь! – зашептала Вега и схватила подругу за руку. – Я видела в Башнях переход в книжный магазин на Волшебной Вершине. Пока мы там носились, я его заметила. А от Башен до Липового Дома гораздо ближе, чем отсюда.

Пегги пискнула от восторга и помчалась вниз по улице к маленькому книжному магазинчику. Снаружи он был весь в морозных узорах, а внутри – набит чёрными книжками.

– Я запрещаю вам пользоваться переходом, – проворчала вредная ведьма в крошечных круглых очках на носу.

– МАМА, МАМА! МОЯ КУКЛА ПРОПАЛА! – завизжала её маленькая дочка. – ПРОПАЛА! ПРОПАЛА!

– А ты поищи её в магазине кукол в Доках, – посоветовала малышке Пегги. – Он называется «Кривые куклы». Его хозяйка собирает всех потерянных и поломанных кукол и э-э… чинит их.

Девочке эта идея явно понравилась.

– Она хорошая, – важно сообщила малышка. – Пусти их в переход, мама. ПУСТИ ИХ В ПЕРЕХОД! ПУСТИ ИХ В ПЕРЕХОД!

Вредная ведьма закатила глаза и сказала:

– Ладно, ладно. Проходите.

Пегги и Вега тут же подбежали к дыре в полу и прыгнули.

38 Фелисити вырывается вперёд

Фелисити Бэт шагала по улице Гламбурга, злорадно ухмыляясь. У неё теперь полно времени, так что лететь не обязательно. Вокруг шумели толпы болельщиц.

– Пегги и Вега нашли загадку! – воскликнула какая-то старая ведьма.

– Одна из них ещё может победить! – крикнула другая.

– Тихо! Вон, глядите! Это же Фелисити Бэт! – прошептал кто-то.

Зарычав от злости, Фелисити взмыла в воздух и понеслась к Липовому Дому.

39 Спасибо, Карен!

Вега со всех ног бежала к Липовому Дому.

Перед ним собралась целая толпа. На стене остались только три флага.

– Ого! Тут тысячи ведьм! – крикнула Пегги. – Куда это они смотрят?

Вега резко остановилась. Пегги врезалась ей в спину и сбила с неё шляпу. К счастью, Вега успела подхватить её на лету.

– Прости, – пискнула Пегги, нетерпеливо прыгая с ноги на ногу.

Вега чувствовала, что они обе паникуют. И это плохо.

Она вытянула руку, прошептала: «Телевизор! Телевизор!» – и увидела, что Фелисити Бэт уже в Липовом Доме. Она снимала со стен картины и выстраивала их вдоль стены – в той самой комнате с диваном в цветочек, который – сто́ит на нём опрокинуться – приведёт к карте!

– Она не поняла, о какой картине идёт речь! – радостно воскликнула Вега. – Она не знает про диван и карту! Помнишь, она ведь опоздала! И её не было, когда мы смотрели на карту и когда перевернулись на диване тоже. Она знает только, что разгадка в одной из картин в Липовом Доме!

– Значит, мы ещё можем выиграть! – ахнула Пегги.

– А без Фрэн, – зашептала Вега, – никто нас не снимает, а значит, никто и не видит, где мы. Можно пробраться… Думаешь, с ней всё в порядке?

– Конечно, – не слишком уверенно ответила Пегги. – Ну уж не померла, это точно.

– Ещё бы! Фрэн так просто не убьёшь.

– Да уж, – хмыкнула Пегги. – Не заметить её и случайно прихлопнуть ни у кого не выйдет. Зато как она обрадуется, если мы выиграем…

Вега кивнула и показала Пегги экран на руке: Фелисити Бэт расставляла картины. И шляпы на ней не было.

– Пег, предлагаю хитрый манёвр. Фелисити без шляпы, но зато она как раз в той комнате, куда нам нужно. Давай отыщем её шляпу и разобьём сушёную голову. А если не получится, тогда как-нибудь выманим её из комнаты, чтобы пробраться к карте.

Пегги кивнула.

– Главное, чтобы она не плюхнулась на диван раньше времени…

Вега и Пегги осторожно обошли всё разраставшуюся толпу, подобрались к Липовому Дому сзади, обнаружили, что окно на кухне открыто, пролезли внутрь и рванули вверх по лестнице к комнате Фелисити Бэт.

Шляпа по-прежнему лежала на кровати. Трясущимися руками Вега схватила её и разочарованно охнула – сушёной головы не было.

– Её тут нет, – прошептала Вега.

Пегги вырвала у неё шляпу и лихорадочно ощупала.

– Где же она?

– ВОН ЕЩЁ УЧАСТНИЦЫ «БИТВЫ»! – закричал кто-то снаружи. Девочки обернулись и увидели ведьму, которая забралась на приставную лестницу и заглядывала в комнату сквозь стекло.

Пегги уронила шляпу. Вега застыла. И в ту же секунду они услышали торопливые шаги в коридоре.

– Прячься! – крикнула Пегги.

– Бежим! – крикнула Вега, схватила подругу за руку и потащила из комнаты. В дверях они налетели на Фелисити Бэт.

– Так-так… Думали, сможете меня обхитрить? Уж ты-то, Пегги-Соплегги, должна знать, что я намного умнее тебя. Ты ничего не умеешь. Ты пустое место. Шла бы со своей подружкой наверх и жила там. Все будут только рады, если ты свалишь из Водостока. Ты тут никому не нужна.

– О-о-о-о-о! – кричала толпа снаружи.

– Сколько можно говорить всем гадости?! – возмутилась Вега. – Куда ты дела свою сушёную голову, злобная ты ведьма?

Фелисити Бэт расхохоталась.

– Между прочим, у нас тут злые ведьмы как раз ценятся.

Криспи, облетавшая Фелисити, кивнула.

– НЕПРАВДА! – закричала ведьма на лестнице.

Фелисити Бэт щёлкнула пальцами, и лестница опрокинулась.

Раздался грохот, дружное «оооох», а потом: «Я в порядке».

Фелисити Бэт откашлялась и продолжила:

– Я лучше всех всегда и во всём. И вы никогда не догадаетесь, где я спрятала свою сушёную голову. Вы её не найдёте!

– Она в пачке с овсянкой на столе в столовой, – сказала Карен и подмигнула Веге. Как оказалось, Карен приставила лестницу, забралась по ней и наблюдала за тем, что происходит в комнате.

– КА-А-А-А-АРЕН! ИДИОТКА-А-А-А-А! – раздался крик снаружи. Очевидно, где-то среди толпы была Эгги Хуф.

Фелисити Бэт пристально смотрела на Вегу.

Вега смотрела на Фелисити Бэт.

И тут Вега бросилась вниз по лестнице. Но увы, убежать от Фелисити Бэт было непросто. Та летела за ней, как ракета.

– А-а-а-а! Даже не думай! – взвыла Фелисити Бэт.

До столовой оставалось не так много. Но Фелисити Бэт махала руками и швыряла в Вегу статуэтки.

Уворачиваясь и прикрывая голову, Вега рванула к столовой, но дверь захлопнулась перед её носом. Вега врезалась в неё и шлёпнулась на пол. Фелисити злобно расхохоталась.

У Веги всё плыло перед глазами. Она застонала, схватилась за голову… Шляпа исчезла. Девочка медленно подняла глаза и увидела, что Фелисити Бэт висит в воздухе прямо над ней, а в руке у неё шляпа Веги – единственное, что удерживает её в Гламбурге.

– Я сейчас раздавлю твою сушёную голову, и тебя тут же отправят наверх. Даже без всякого дурацкого интервью для этого никчёмного «Гламбургского вестника». Ты даже не увидишь финал «Битвы». Хотя и так ясно, кто победит. И когда я стану королевой, ты будешь сидеть наверху в своём тухлом мире с этой вредной тёткой, которую ты терпеть не можешь. И во всём Гламбурге никто про тебя и не вспомнит.

Вега стиснула кулаки и закусила губу. Она очень старалась не расплакаться. Посмотрела на лестницу. Пегги не было. Она даже не сможет с ней попрощаться!

– Это, конечно, неоригинально, – продолжала Фелисити Бэт. – Но может, ты хочешь что-нибудь сказать на прощание?

И тут дверь в столовую распахнулась.

– ХОЧУ! Я ПЕГГИ! ПРОСТО ПЕГГИ!

И Пегги бросила об пол сушёную голову.

Фелисити Бэт застыла с открытым ртом.

– Что? Как?.. Ты же была наверху!

– Любопытная ведьма одолжила мне лестницу. Я по ней спустилась, а потом залезла в окно столовой. Не такая уж я дура! – заявила Пегги с довольной улыбкой.

Чёрный дым заклубился у ног Фелисити Бэт.

– Что это?.. Я не… ТАК НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ! – вскричала она и влетела в столовую, всё ещё крепко держа сушёную голову Веги.

Подружки бросились за ней.

Фелисити с воплем запустила сушёной головой в стену. Вега ахнула, но голова медленно подплыла к ней и легла в руку.

– Фелисити выбыла, – с улыбкой пояснила Пегги. – Так что уже не может уничтожить твою сушёную голову.

– А-а-а-а! – взвыла Фелисити Бэт, и её окутал чёрный дым.

Вега обняла Пегги так крепко, что та едва смогла пискнуть:

– А теперь идём к карте.

Взявшись за руки, они направились в комнату с диваном в цветочек. В дверях Вега обернулась: Фелисити Бэт исчезла.

С чпоком.

ФЕЛИСИТИ БЭТ ВЫБЫВАЕТ!

Родственница одной из самых злых ведьм в истории Гламбурга, та самая участница, у которой, по мнению большинства, были самые высокие шансы на победу, наконец выбыла! Наш корреспондент отыскала её в таверне «Чай и чайки».

 

Корреспондент. Ты считала, что здорово придумала спрятать голову? Мы все тоже сначала так решили, ну, что это умно, но в итоге получилось очень глупо.

 

Фелисити Бэт. Это ещё не конец. Нахалка из верхнего мира не станет королевой. Она этого не заслуживает.

 

Корреспондент. То есть ты хочешь, чтобы победила Пеггк Пигвигл?

 

Фелисити Бэт. Вы рехнулись?!

 

Корреспондент. Но ведь теперь королевой станет либо одна, либо другая…

 

Фелисити Бэт. Это так кажется…

 

Корреспондент. Что ты имеешь в виду?

 

Комментарий редактора «Гламбургского вестника». Дальнейший разговор наш корреспондент забыла записать. Приносим свои извинения.

 

И наконец финальное слово от феи Фелисити Бэт – Криспи.

 

Криспи. СВОБО-О-О-О-ОДА-А-А-А-А!

 

Корреспондент. Сколько шума от такой крошечной феи…

 
40 Карта

– Кто бы ни послал меня на «Битву», он явно не ошибся – я почти её выиграла! – воскликнула Вега, помахав письмом.

Оно выскользнуло у неё из руки и упало на пол. Пегги подняла его.

– Вот и разгадка последней загадки, – сказала Вега и провела пальцами по стене.

– Как странно пахнет, – заметила Пегги, обнюхивая письмо.

– Осталось только понять, как использовать карту, – пробормотала Вега.

– Слегка отдаёт грязными носками, – продолжала Пегги.

Не отрывая глаз от карты, Вега выхватила у подруги листок и понюхала.

– Это сыр. Может, надо прикоснуться к нужной части карты? Или что-то вроде того…

– Сыр? – удивилась Пегги. – А что это?

– Как – что? Сыр – это сыр!

– В жизни о таком не слышала. Наверно, он бывает только в верхнем мире, – предположила Пегги.

Вега медленно повернулась к подруге. Она вдруг вспомнила разговор с Фрэн в сарае мисс Хекс: «Стой! Ты, что, правда не хочешь отправиться со мной в Гламбург, где полно чудес и совсем нет сыра? Где полно чудес и совсем нет сыра… совсем нет сыра…»

– С тобой всё в порядке? – забеспокоилась Пегги.

У Веги было такое ощущение, будто ей на голову рухнул весь Водосток. Ноги у неё подкосились, и она села на пол. Пегги тут же кинулась к ней:

– Что случилось?

Вега протянула ей письмо.

– Мисс Хекс, – проговорила она. – Это мисс Хекс.

– Что? Думаешь, мисс Хекс послала тебя на «Битву»? Но с чего ты это взяла?

Вега медленно встала.

– Сыр, Пегги, сыр… Её сырный суп. Ну конечно! Теперь всё ясно! Мисс Хекс вполне похожа на ведьму, которая поднялась в верхний мир по трубам. Помнишь, я сказала, что дома в Доках похожи на тот, в котором я живу с мисс Хекс? Может, она из тех ведьм, которые ушли из Водостока во время Великого Переселения? И это именно она отправила меня на «Битву»!

Вега победно улыбнулась.

– Но зачем ей это? – озадаченно спросила Пегги.

Вега скисла:

– Не знаю.

– Слушай, а тебе не кажется, что Липовый Дом на карте светится?

Вега присмотрелась. Да, действительно, Липовый Дом слегка светился. Вега прикоснулась к нему и провела по карте пальцем. За ним потянулся блестящий след. Она дотянула линию до Башен, и они тоже засветились!

– Может, нам надо прочертить путь от одной загадки к другой? – предположила Вега. – И если мы это сделаем вместе, то вдруг обе победим?

Пегги поставила свой палец рядом.

– От Липового Дома, – хором сказали они, – к Башням! Потом «Кривые куклы» в Доках! И к Скалам! Потом Подводный мир, – ой, нет, нам туда не надо было. Значит, потом Волшебная Вершина! А от Волшебной Вершины НАЗАД К ЛИПОВОМУ ДОМУ!

Все точки на карте, где побывали девочки, засветились.

Но ничего не произошло.

– А что должно было произойти? – спросила Вега.

И тут с громким «ХЛОП!» свет в комнате погас.

41 Победа

– Поздравляю, – кисло сказала Джули Джамбо Вингз. – Итак, вы обе сделали все задания одновременно, и теперь вам придётся сражаться до тех пор, пока одна из вас не победит.

Вега и Пегги снова оказались на ступеньках Липового Дома. Толпа ревела, выла, топала и хлопала. Кто-то крикнул: «Фейерверк!», но зачем – никто не понял.

– Где Фрэн? – спросила Вега. – Разве не она должна объявить победителя?

– Она повредила крыло на американских горках, – ответила Джули Джамбо. – И теперь топает сюда от самой Волшебной Вершины. Наверняка скоро придёт, но, сами понимаете, на её-то коротеньких ножках…

Веге стало очень стыдно.

«Бедная Фрэн! – подумала она. – Я даже не заметила, что она поранилась. На американских горках с ней вроде всё было в порядке…»

– Ну ладно, что тянуть? – объявила Пегги, сорвала со шляпы сушёную голову и подняла её на вытянутой руке. – Если я разобью эту голову, ты сможешь навсегда остаться в Гламбурге. И станешь королевой Водостока!

Толпа разразилась аплодисментами.

– Да, чуть не забыла! – Пегги выудила из кармана блокнот и протянула его Веге. – Тут кое-какие полезные идеи. Ну, кому стоит помочь и всё такое.

Вега взяла потрёпанный блокнот, стёрла с обложки каплю жира с волос Пегги и улыбнулась.

Пегги закрыла глаза и принялась считать вслух:

– Раз… два…

– Стой! – крикнула Вега и схватила подругу за руку. – Подожди, не разбивай.

– Почему?

– Добрее тебя во всём Водостоке никого нет, – с улыбкой проговорила Вега. – Поэтому ты должна выиграть «Битву» и стать королевой.

Толпа ахнула.

– Так нельзя! – воскликнула Пегги. – Тогда тебе придётся вернуться наверх и жить с этой ужасной мисс Хекс!

– Пегги, Водостоку нужна именно такая королева, как ты! А я ничего не знаю про Водосток! И заклинаний не знаю. А ещё мне надо выяснить у мисс Хекс, почему она отправила меня на «Битву».

– Ты так говоришь, просто чтобы я не чувствовала себя виноватой. А я всё равно чувствую! Я хочу помочь тебе. К тому же я слишком глупая, чтобы быть королевой.

– Ты умная! Ты разгадала почти все загадки.

– Неправда…

– И научила меня нескольким заклинаниям.

– Ерундовым.

– И ты победила Фелисити Бэт, которая всегда получала награды за ПУК.

Пегги ухмыльнулась.

– Это верно, Фелисити Бэт я победила.

– Ты просто обязана выиграть, Пегги. Водостоку нужна хорошая королева. А у тебя столько замечательных идей! – Вега вернула Пегги блокнот. – С самого начала было ясно, что именно ты должна выиграть «Битву».

– А казалось, что выиграет Фелисити Бэт! – крикнул кто-то из толпы.

– Но старуха сказала, что победит «стильная» ведьма, а это никак не я… – пробормотала Пегги.

Вега закатила глаза.

– Ох, ну какая разница, стильная королева или нет, если она добрая и хорошая! Старуха просто болтала какую-то ерунду.

– ДАВАЙ, ПЕГГИ! СОГЛАШАЙСЯ! – заорала Лили Крэнбери.

Впервые за три тысячи лет она покинула Скалы – и всё для того, чтобы посмотреть, чем кончится «Битва ведьм». А с ней явились и сотни ведьм, которые всё это время развлекались в их хижине.

– ПЕ-ГГИ! ПЕ-ГГИ! ПЕ-ГГИ! – кричали они.

Пэтти Пиджин и Лиззи Бист хором завыли:

– ПЕ-ГГИ! ПЕ-ГГИ!

– ПЕ-ГГИ! ПЕ-ГГИ! ПЕ-ГГИ! – Лысая ведьма из башни размахивала париком.

– ПЕ-ГГИ! ПЕ-ГГИ! – кричала малышка из книжного магазина на Волшебной Вершине и подкидывала в воздух потрёпанную куколку.

Пегги потрясённо смотрела на всех.

– Видишь, – сказала Вега. – Все хотят, чтобы ты выиграла.

– ПЕ-ГГИ, ПЕ-ГГИ, ПЕ-ГГИ! – кричала миссис Клаттербакс и хлопала в ладоши.

– ПЕ-ГГИ! ПЕ-ГГИ! ПЕ-ГГИ!

Крики становились всё громче, ведьмы принялись топать.

Пегги обводила взглядом толпу и не верила своим ушам.

Любопытная ведьма с лестницей помахала ей и тоже крикнула «Пегги!». И мама Пегги выкрикивала её имя, вытирая счастливые слёзы, которые ручьями бежали по щекам. Рядом с ней стояли миссис Брю и Флафанора и грустно улыбались. Тут же были помощницы из магазина миссис Брю. Они подпрыгивали и взвизгивали:

– ПЕ-ГГИ, ПЕ-ГГИ, ПЕ-ГГИ!

Вега глубоко вздохнула и бросила свою сушёную голову на камни.

ХРЯСЬ!

В ту же секунду у её ног заклубился чёрный дым.

– Поздравляю, Пегги. Ты теперь королева Водостока, – проговорила Джули Джамбо Вингз с кислой миной.

– Ну кто так поздравляет?! – возмущённо воскликнула Фрэн, отпихнула Джули Джамбо и осыпала всё вокруг волшебной пыльцой (и снова бо́льшая часть попала Пегги в рот).

– Ты же вроде как крыло сломала, – подозрительно нахмурилась Джули.

– Я сама так думала, но потом всё прошло. – Фрэн подмигнула Веге.

Та улыбнулась. Но тут посмотрела себе под ноги и с ужасом поняла, что это конец. Она больше никогда не увидит Фрэн.

– Можно, она будет жить со мной в Липовом Доме? – попросила Пегги. – Я присмотрю за ней.

Фрэн покачала головой.

– Нет, вы же ещё маленькие! Дети не могут друг за другом присматривать.

– Но… – начала Пегги. – Вы же разрешаете мне управлять всем Водостоком!

– Это совсем разные вещи! – фыркнула Фрэн. – Одно дело придумывать законы, а другое – не забывать чистить зубы и вовремя ложиться спать!

Вега кивнула. Чёрный дым поднимался всё выше.

– В этом есть смысл.

– Да ладно?! – взвыла Пегги.

– К тому же мисс Хекс – её опекун, – продолжала фея. – Мы же не можем просто похитить Вегу.

Вега понимала, что Фрэн права, хотя всем сердцем хотела тут остаться.

– Прости, – грустно сказала фея. – Я ничем не могу тебе помочь.

Вега снова кивнула. Она бросила последний взгляд на чёрно-белые домики. Как было бы здо́рово тут поселиться! Но чёрный дым уже окутал её до самой шеи.

– Я что-нибудь придумаю! – крикнула Пегги, когда дым полностью скрыл Вегу.

И – с надоевшим чпоком – Вега исчезла.

42 Дома

Вега медленно скользила по трубе. По щекам у неё текли слёзы и смешивались с грязной водой и слизью.

Она чувствовала, как её шляпа вытягивается, а красивые кружева на платье обрываются.

Наконец очутилась в сарае, помятая, оборванная и грязная.

Остроконечная шляпа криво сидела у неё на макушке. Сама она сгорбилась и никак не могла ни распрямиться, ни отдышаться.

Вот она и дома.

Хотя… Сарай теперь выглядел совсем по-другому. Раньше стены были облезлые, покрытые плесенью, а теперь их кто-то покрасил в весёлую разноцветную полоску. А ещё появилось множество полочек. Но на всех конечно же лежал сыр.

И тут в сарай зашла мисс Хекс. Увидев Вегу, она застыла на месте. Сырные головы посыпались у неё из рук.

– Вега Дьямема! – сердито взревела она.

ПЕГГИ ПИГВИГЛ ВЫИГРАЛА«БИТВУ ВЕДЬМ»!

Неуклюжая девочка, которая, как многие думали, должна была выбыть одной из первых, победила в «Битве» и теперь станет королевой! Наш корреспондент навестила её в новой резиденции – роскошном Липовом Доме – и задала несколько вопросов.

 

Корреспондент. Почему ты такая грустная? У тебя теперь есть всё: и власть, и деньги!

 

Пеггк. Моя лучшая и единственная подруга отправилась наверх, и мне нужно придумать, как её вернуть.

 

Корреспондент. Но ведь ты победила! Наверняка радуешься: «Я ВЫИГРАЛА! ВЫИГРАЛА! ВЫИГРАЛА! УР-Р-РА!»

 

Пеггк. Нет.

 

Корреспондент. Эх…

 

Пеггк. Ещё вопросы?

 

Корреспондент. Да! Каким будет твой первый закон?

 

Пеггк. Я запрещу ездить на уборщицах. А все уборщицы, на которых когда-то ездили, теперь имеют право целую неделю кататься на своих хозяйках.

 

Комментарий редактора «Гламбургского вестника». Надо же! Нашему корреспонденту наконец-то удалось взять нормальное интервью!

 

А теперь несколько слов от феи Пеггк – Бау.

 

Бау. Я так рада, что Пеггк победила! И мне очень приятно, что я сыграла не последнюю роль в её победе!

 

Корреспондент. Бау, все знают, что ты вообще не явилась на шоу.

 
43 Визитёры из раковины

– Поверить не могу, что ты проиграла! – рявкнула мисс Хекс.

– Так я и знала, что это вы придумали! – воскликнула Вега и погрозила старухе пальцем.

– Чтобы ноги твоей больше не было в моём сарае! Будешь теперь сидеть на кухне и мешать сырный суп. И НИКАКИХ ДРУГИХ ЗАНЯТИЙ ОТНЫНЕ У ТЕБЯ НЕ БУДЕТ!

Вега выпрямилась и шагнула вперёд.

– Значит, вы из тех ведьм, которые ушли во время Великого Переселения?

Мисс Хекс шутливо поклонилась.

– Ишь какая сообразительная! – ядовито фыркнула она.

– Зачем вы отправили меня на «Битву»?

– Чтобы избавиться от тебя, разумеется! Чтобы ты сгинула в этом мерзком Водостоке.

– Он не мерзкий! – крикнула Вега. Если бы она так громко не кричала, то услышала бы, как в раковине за её спиной что-то скребётся.

– ЭТО САМОЕ ЛУЧШЕЕ МЕСТО В МИРЕ! И ТАМ САМЫЕ ЛУЧШИЕ ЛЮДИ! Если не считать нескольких, которые не очень. НО ОСТАЛЬНЫЕ – САМЫЕ ЛУЧШИЕ ЛЮДИ!

Мисс Хекс чертыхнулась и указала на раковину, из которой вылезли три ведьмы в потрёпанных платьях и фея.

– Пегги? – ахнула Вега.

– У меня что-то не то с носом, – пожаловалась Пегги, потирая сплющенный нос. Рядом с ней стояли миссис Брю и Флафанора. Шляпа миссис Брю стала остроконечной, да ещё кривой. Её платье превратилось в лохмотья. А наряд Флафаноры был весь покрыт слизью.

– Мда, путешествие по трубам действительно не сахар, – пробормотала она.

– Что вы тут делаете? – воскликнула Вега. Она хотела их обнять, но решила, что лучше остаться посреди сарая – между своими друзьями из Гламбурга и вредной мисс Хекс.

– Мы хотим забрать тебя в Гламбург, – объяснила Флафанора и, повернувшись к мисс Хекс, добавила: – Мы удочерим Вегу. С нами ей будет лучше.

Мисс Хекс разразилась омерзительным злым смехом.

– Удочерите?!

– Моя мама её удочерит, – уточнила Флафанора, подталкивая миссис Брю вперёд.

– Да, да, я с удовольствием, – подтвердила миссис Брю. – Если, конечно, Вега не против.

– Я за! – завопила Вега прямо под ухом у мисс Хекс, так что та поморщилась и недовольно взвыла. Но Вега уже бросилась обнимать своих друзей. И чуть не сбила их с ног.

Затем все вместе воззрились на мисс Хекс.

Старуха застыла на месте и молчала. А кругом так воняло сыром, что ожидание превратилось в настоящую пытку.

Наконец она надулась, упёрла руки в боки и рявкнула:

– ДА ЗАБИРАЙТЕ! Я только рада от неё избавиться.

Вега не поверила своим ушам.

– Правда?

– Конечно. Я уже много лет не знаю, куда её сбагрить. Бездарная девчонка даже в «Битве ведьм» не смогла выиграть.

– Она и выиграла, просто уступила мне, – вмешалась Пегги.

Мисс Хекс презрительно прищурилась.

– Рохля, – бросила она Веге.

– Ну, раз мы договорились, – объявила миссис Брю и встала у раковины, – мы, пожалуй, пойдём.

Вега подхватила слизняка, сунула его в карман, и все четверо взялись за руки.

– До свидания, мисс Хекс, – сказала Вега.

Старуха проворчала что-то невразумительное.

И ведьмочки исчезли.

– В ОБРАТНУЮ СТОРОНУ ПУТЬ НЕ ЛУЧШЕ! – крикнула Флафанора.

– Мисс Хекс, – послышался тоненький голосок с кресла-качалки. – А вы не пробовали хранить тут что-нибудь менее вонючее? Цветы, например? Или велосипеды?

– ВО-О-О-ОН! – взвыла старуха, даже не повернув головы.

– Хорошо, уже ухожу, – пробормотала Фрэн и метнулась к раковине. – Эй, меня подождите!

44 Вечеринка в Гламбурге

Ведьмы танцевали на улицах Гламбурга.

Отовсюду лилась музыка, тут и там сверкали фонарики.

– Не хотите коктейль из «Клаттербакса»? – спросила какая-то ведьма. В руках она держала поднос с бокалами.

Миссис Брю обняла Вегу:

– Теперь Гламбург такой, каким и должен быть!

– Ты здесь! НАВСЕГДА! – завопила Пегги и заскакала на одной ножке.

Флафанора нырнула в толпу танцующих и первым делом всех распихала, чтобы освободить себе место.

Вега заметила Фелисити Бэт – та стояла в тени, сложив руки на груди. Перехватив взгляд Веги, она злобно поморщилась. Рядом была Эгги Хуф – на четвереньках, а верхом на ней сидела и радостно улыбалась Карен. Она глянула на Вегу и подняла большой палец вверх.

– Ты уже придумала новые законы, Пегги? – спросила Вега.

Пегги улыбнулась и помахала Карен.

Эгги Хуф раздражённо вздохнула.

– Идите потанцуйте! – сказала миссис Брю и легонько подтолкнула девочек.

– Дайте и мне месте-е-ечко! – завопила Фрэн и бросилась в толпу.

В тот вечер Вега плясала несколько часов подряд – вместе с другими жителями Гламбурга. Все шутили и смеялись, пили коктейли из «Клаттербакса» и болтали, в том числе о Даме с тележкой, которая всё-таки ошиблась. Выиграла не стильная ведьма, а нечёсаная, сообразительная Пегги Пигвигл.

– Ошиблась! Первый раз за тысячу лет! – говорила одна ведьма.

– Да ещё КАК! – поддержала другая. – Надо запретить ей носить значок «Я никогда не ошибаюсь»!

А старуха стояла со своей тележкой и наблюдала за ними. На её морщинистом лице застыла хитрая ухмылка. Она ведь всё знала, в том числе и то, что случится потом.