» » Кошка с Собакой - 3. НОВАЯ НАДЕЖДА

Кошка с Собакой - 3. НОВАЯ НАДЕЖДА

— Надо что-то тебе с бабами решать!

Только кошка может так беспардонно вмешиваться в личную жизнь.

— Что не так?

— Да всѐ вроде так, только вот какие-то они у тебя постоянно разные.

— Вы зато одинаковые! И вас, между прочим, предупреждали.

— Смотри сам, но я бы на твоѐм месте тормознулась. Годы уходят, здоровье перед собой гонят. Ну, мы, понятное дело, не бросим, еды приготовим

, бельѐ постираем, наскоку войдѐм в горящий холодильник, но хозяин в доме всѐ-таки — ты.

— И что с того?

Кошка задумалась.

— А чѐрт его знает, к чему я всѐ это развела?

— Конечно, хозяйка, я имею в виду, женщина — необходима,— это уже собака начала

«сказку про белого бычка».— Но тут появляются различные острые моменты. В ней мы все должны быть уверены, причѐм на все сто. Риски надо максимально исключить или, как сейчас модно говорить, — минимизировать: если узнают, что у тебя собака и кошка

разговаривают, — житья нам не будет.

— Да, иногда довольно трудно молчать! Помнишь, эту, Надю, которая деньги чуть не спѐрла в большом количестве. — Кошка обратил к собаке, ища поддержку.

— Да! — Собака сразу же вскочила и нервно прошла по кухне пару кругов. — Я могла бы с ней просто поговорить, а так, сразу кусать пришлось. А всѐ из-за чего? Потому что тащишь в дом всех, кого не попадя!

Я вспомнил эту историю и заржал. Дело было так.

Не помню уже, где я еѐ подцепил. Вроде на улице. Видимо, мама ее не предупреждала об опасности таких знакомств. Да и судя по вcему, девочкой она была не особо послушной. Или нет? Не, не помню, как всѐ было с этим знакомством... Ну, короче где-то пересеклись наши пути-дорожки. Сразу пошли мы с ней в кино. Какой фильм — тоже не помню, хоть убейте. Потом ужин при свечах, естественно, в ресторане, далее, как у классиков — ночные катания на тройке. Тройка — это третья модель жигулей. Поймали где-то на Невском, и так это ретро нас впѐрло, что часа четыре нас возили по городу. Круче всего, конечно, были горбатые мостики. Романтика, одним словом. Шарман, бля.

Водила попался с юморком:

— Везѐт мне на влюблѐнных,— рассказывает. — Вчера тоже таких же катал, вроде вас,

только кавалер там старый был уже и к утру кони двинул. Девчонка ему попалась — ух!

Перетискала видать сердечный клапан.

— Кошмар какой! — Надя вся аж охладела ко мне резко.

— Денег-то вначале заплатили? — Я как человек практичный, поинтересовался этой

стороной истории.

— Как ты можешь про деньги в такой ситуации! — Надежда уставилась на меня, выпучив глаза. Типа такая вот она... Ну-ну. Тогда я ещѐ порадовался за чистоту еѐ сердца.

— Да хуй там был! Ой, девушка, простите, ради Бога,— водила выдал в сердцах.— Они как начали тискаться, мне уж и неудобно было, а потом не до денег, сами понимаете. Баба орѐт, этот посинел как баклажан, я понятное дело, сам пересрался. Ещѐ скажут, что я его завалил, пойди потом докажи.

— У тебя в машине окуклился?

— Не, иначе точно пиздец бы был. Успел до больницы дотянуть. Летел как

Шумахер. Меня бы в тот момент на трассу, «за честь страны», я бы им такой рекорд

поставил, не поверили бы, что эта машина может так летать.

— Вы так хотели спасти человека? Как это благородно! — Надя явно прониклась таким

рыцарством, однако водила сразу вернул еѐ на землю:

— Да мне на этого чахоточного— насрать и закопать. Опять прошу прощения, дама. Я свою жопу спасал!

— Быстро говоришь ехал? — смеясь (ну смех и грех, хули говорить), спросил я.

— Ещѐ и ногой левой в форточку отталкивался!

Водила явно уже отошѐл от вчерашнего стресса и как это часто бывает после конкретного пересѐра — словил бесшабашного удальства. Такое состояние, когда всѐ тебе по херу. Как сапоги болотные.

— Ну, а в больнице как?

— А хули в больнице? Залетаю во двор, ору, у меня, мол, человек отходит, хорошо там

экипажи от скорых тусовались. Они ко мне. Ромео мой, ещѐ хрипит, царствие ему небесное.

Баба его орѐт. Я так понял, что он ей тоже ни хуя не заплатил,— тут водила злорадно

хохотнул. — Врачи, ясное дело, начали его электричеством хуярить. Ну и видать добили всѐ-таки. Ничего не скажешь — наука!

В общем, весело мы с Надей погуляли в городе. Ну и под утро, когда все нормальные люди идут на работу, поднимаемся на лифте. На площадке перед дверью нос к носу столкнулся с соседкой. Зовут еѐ Марина. Говорил про неѐ, кажется? Вроде замужем, но мужа я ни разу не видел. Поздоровались. Надя сразу губки надула. Мне такие моменты, пиздец, как не нравятся в женщинах. Матриархат этот совсем не для меня. Знакомы меньше суток, а уже, видать, планы на меня какие-то.

Маринка — девчонка простая, всѐ это кривлянье, конечно, видит, но она баба умная, бровью не повела. Подмигнула мне, только когда Наде за спину зашла, мол, давай, веселись, все на работе.

Дома тоже «холодная война» — недовольные косые взгляды. Я сразу Надю в ванную. Пока она там была, мне кошка всю плешь прошипела:

— Мы салат приготовили, ждали тебя. Холодильник даже специально научились открывать с помощью системы рычагов.

— Ну вы даѐте! — поразился я звериной соображалке.

— Голод не тѐтка,— важно добавила собака.

— Слушайте, а что это выражение значит?

Я решил и тему разговора перевести, и словарь свой обогатить.

— Ну, во-первых, зубы нам не заговаривай, а, во-вторых, это значит, что сильный голод в отличие от родственника может подтолкнуть к плохому поступку.

— Чего ж в открытом холодильнике плохого?

— Есть потери...

— Какие ещѐ потери? — я начал понимать, куда они клонят, но надеялся, что всѐ это

несущественно.

— Твой кий сломали...— с деланным чувством скорби произнесла собака.

— Бильярдный?!

— Ну, наверное, не «брючный»?— тут уже кошка острить начала не по делу.

— Он же денег стоит, пиздец, как много!

— Деньги — вещь абстрактная и нам не понятна.

— Я на этот кий мог грузовик сосисок купить!

— Вот как... — Кошка явно растерялась.—Скорбим, но жрать нам тоже хотелось.

— Но кий-то зачем брать было? Он же даже в футляре был! Да как вы вообще его нашли?!

— Мы понюхали, какую вещь из тех, что нам подходит, ты меньше всего юзал.

Тут они меня уели.

— И правда, давненько я не катал шары,— разочарованно произнѐс я.

— Ничего, сегодня накатаешься,— подбодрила кошка.

— Да ну вас в баню.

— Что за тѐтя, хоть?

— Тетя как тѐтя. Руки-ноги, всѐ на месте.

— Ну, эти-то части тела тебя не особо волнуют.

— Слушайте, вы что, мой моральный облик хотите обсудить?

— Сейчас уже некогда, вода выключилась,— и собака юркнула в комнату.

Кошка, задержавшись в дверях, бросила:

— Удачи! — и, хохотнув, поскакала следом.

Я пошѐл на кухню и увидел конструкцию, в которой с изумленьем разглядел часть кия,

металлические трубки от пылесоса, двухпудовую гирю (еѐ-то они как приволокли с

балкона?), верѐвку и мои подтяжки от Hugo Boss. Вся эта хуерага открывала холодильник при минимальном давлении на одну из трубок Я стоял, разинув рот, когда сзади меня кто-то нежно обнял за талию. Разумеется, это была Надя. На «устройство для открывания холодильника» она посмотрела с меньшим удивлением, чем я. Эх, не знала она, кто это соорудил! Но тем не менее спросила:

— А это что у тебя?

— Вчера всѐ думал, как мне наиболее по-идиотски бильярдный кий сломать.

— Ну и как же?

— С помощью холодильника...

Проснулся я часов в пять. Надя отчалила ранее по каким-то своим делам. Я побрѐл на кухню, где опять узрел чудо инженерной мысли. Кий угробили! Вот сукины дети! Вспомнил про животных и пошѐл в комнату. Они смотрели телевизор, как ни в чѐм не бывало. Что-то про рыбу. Меня сразу начало мутить. Мысли в голове путались и мешали сами себе. Хороший холодный душ вернул меня в реальность. Она была такой привычной, что если бы не крики из комнаты, то и приходить в неѐ было бы излишне. С удовольствием вспомнил, что у меня сегодня выходной. Жениться что ли?

Позвонила Надя, спросила, ехать ли ей ко мне? Пусть, думаю, едет. Может, правы мои

«родственники» четвероногие? Пора создавать семейный очаг со всеми последствиями.

Несколько настораживало странное потребительское отношение к этому вопросу. Причѐм именно с моей стороны. Как-то всѐ больно ловко выходило, захотел жениться — нате вам невесту на выданье. Так не бывает в жизни, я это ещѐ в армии усвоил...

Ну вот, только подумал об армейке, и сразу начались воспоминания. Служил я в РВСН, в Тверской области. У нас там было два кота, клички соответствующие — Гептил и Амил, вот это были два паскудника! «Подпой» наш их ненавидел лютой ненавистью. Война у них шла не на жизнь, а насмерть. Коты из-за этого постоянно находились в повышенной боевой готовности, чтобы в случае чего адекватно отреагировать на возможные угрозы и провокации. Как-то Гептил подъедался в столовой. Повар их баловал обоих, добряк был, татарин Марат Гайбидулин. Ну и влетает «подпол». Марат сидит на корточках и умилѐнно смотрит, как кот пожирает кусок мяса. Повар при виде подполковника вытянулся и стоит молчит. Забыл с перепугу, что надо говорить. А «подпол» подлетает и со всей дури кота сапогом! Тот свечой в небо, как «Тополь», ушѐл, но не выпуская мясо изо рта.

Подполковник поворачивается к Марату и как заорѐт:

— Почччему?!!

— Виноват! Трщ подполковник.

— Как зовут?!!!

Марат стоит — ни жив, ни мѐртв. Молчит. Подполковник аж позеленел весь.

— Я спрашиваю, имя какое!!!

Марат моргает и, наконец, выдаѐт:

— Гептил.

Ну, а дальше прямо как у Шаламова:

— Рядовой Гептил — два наряда!!!

И убежал. С тех пор кота иначе как «рядовой Гептил» никто не называл. Так они и жили, коты срали и ссали везде, где по их предположениям была сфера влияния подполковника, а тот, в свою очередь, безбожно гонял их при любой возможности. Демобилизовался я, так и не узнав, чем их противостояние закончилось. Почему-то мне кажется, что коты победили.

От мыслей меня отвлекла собака:

— Там пока реклама какая-то мутная. Ты бы устроил нам ликбез про деньги.

— Какой ликбез?

— Ну, у нас плохо развито абстрактное мышление, трудно нам понять, что такое деньги.

Объясни хотя бы, что сам понимаешь, мы уж потом расширим кругозор.

— А, это запросто, неси кошелѐк и кошку тоже зови.

Собака исчезла в коридоре.

— Значит так. На деньги можно купить всѐ,— начал я, когда благодарная аудитория уселась напротив.

— Совсем всѐ?

— Абсолютно! И это основная проблема человеческого общества. Считать же вы умеете?

— Умеем,— отвечали они хором.

— Ну, тогда смотрите и запоминайте,—я стал доставать купюры из лопатника.

— Это «десятка», ни хера незначащая купюра.

— Ты нам говори, сколько эта бумажка сосисок стоит! «Оригинальный способ измерять деньги»,— подумал я.

— Сосисок? Это смотря каких...

— Ну вот тех, которыми ты нас в первый раз угощал.

Я задумался, цифра получалась неудобная, с тройкой в периоде.

— Если в этих сосисках, то приблизительно одна, ну чуть поменьше, может быть.

— Отлично, начинает проясняться,—ликовало зверьѐ.

— Это «полтинник»,— продолжал я.

— Пять сосисок,— гордо доложила кошка.

— Совершенно верно!

— А машина сколько твоя стоит?

— В сосисках?

— Да говори уж в рублях, мы сами пересчитаем «по курсу». Потренируемся заодно.

Назвал я им цифру, те прикинули. Собака покачала головой.

— Очень много сосисок, ну очень много!

— Мне почему-то кажется, что «много сосисок» не бывает,— возразила кошка.

— Ладно, сосискоеды, пора мне в магазин, а то в вашем банке маловато валюты.

— Бери побольше, мы проценты не снимаем! — успокоила собака.

— Неужели они вкуснее, чем кусок мяса?

— Нет, не вкуснее, но просто это сейчас модно.

— У кого!? — я слегка прихуел.

— У тех, кто голодный.

Всѐ в мире перевѐрнуто кверху жопой. Даже у собак и кошек сосиска круче, чем кусок

нормального мяса!

Я, не спеша, оделся, наказал собаке, чтоб вели себя хорошо и пошел за сосисками. Соседи — «синяки» продолжали ругаться. Живѐт у меня рядом такая заноза. Контингент, бля. Пару раз бил бубен мужской особи, только ему это абсолютно до фонаря. Когда ж они отравятся чем- нибудь (прости Господи)? Каждую ночь хороводы водят. У Марины с ними, вообще, общая стена. Точно! Она и просила меня помочь. Тогда я Валере этому и дал пиздюлей. Блин, бить алкаша, конечно же, не правильно, но что делать, когда другого выхода нет?

Да и не бил-то особо, сунул пару раз.

Зазвонил телефон, смотрю — бухгалтерша с работы.

— Алексей Николаевич, у нас проверка в понедельник ожидается, вы не забыли?

Блин, ваще из головы вылетело!

— Да помню, конечно! — отвечаю бодрым голосом, всѐ и вся помнящего и знающего

начальника.

— Я на всякий случай вам звоню, вы уж простите, что в выходной день...

— Что ты, Валя, молодец, что позвонила! Мало ли что со мной может быть!

Я убрал трубу в карман. Надо ехать в офис. Хорошие люди предупредили, что возможен незапланированный визит одной из государственных контролирующих организаций, а у нас в сейфе налика непонятного тыщ сто зеленью. Как-то автоматически прикинул это в сосисках. Лучше такие вещи не засвечивать. Пришлось возвращаться домой за большой спортивной сумкой.

— Сосиски не забудь! — всѐ-таки успела крикнуть кошка.

Дежуривший охранник удивлѐнно уставился на меня.

— Алексей Николаевич! Не ждали вас...

По-моему, он чутка струхнул. Наверное, в кваку резался на рабочем месте. Я подмигнул ему ободряюще:

— Кроссовки забыл, с утра хочу в фитнес заскочить, а то совсем расклеилось здоровье.

Какую хуйню приходится про себя придумывать...

Перегрузив деньги в сумку, я прикрыл их газетой и поставил сверху кроссовки. Давно хотел их забрать. Появились они у меня тоже довольно интересно.

Как-то в середине недели секретарша сообщила, что собирается в декрет. Я напряг голову, но так как у меня с ней ничего не было абсолютно стопудово, то в конечном итоге порадовался за неѐ. Задал стандартные вопросы и получил такие же стандартные ответы. Потом позвонил знакомой, работавшей в конторе по найму, попросил подыскать замену. Всякие приходили на «смотрины», но я всѐ не решался выбрать. А выбирать было из кого! Я- то, вообще, падкий до буферных зон и коротких юбок. И вот день эдак на десятый пришла очередная симпатичная девушка с большим полиэтиленовым пакетом в руках. Почему-то я этот пакет запомнил.

— Здравствуйте, я на собеседование.

И глазѐнками — хлоп-хлоп.

— Здравствуйте, садитесь.

Я указал на стул, и тут мне позвонили.

Звонок был очень важный, и чтоб не гонять человека туда-сюда, я, извинившись, сам вышел из кабинета. В порту подвисала большая партия контейнеров из-за косяков в

сопроводительных документах. Само собой разговор был очень нервным и долгим, надо ли говорить, что о девушке с хлопающими ресницами я напрочь забыл! По-моему, у меня даже батарея в телефоне разрядилась. После разговора я решил, не возвращаясь в кабинет, поехать и обдумать всѐ, о чѐм договорился, за обедом. Так вот всѐ это время человек меня ждал! Часа два! Надо ли говорить, как хуѐво я себя почувствовал, когда вернулся!

— Извините, очень срочное дело... — попытался я оправдываться.

— А мне показалось, что вы про меня просто забыли.

Я почему-то решил, что возьму еѐ. Не потому, что она тихо и преданно ждала, и не потому, что почувствовал себя виноватым — Боже упаси! А именно за вот эту еѐ фразу. Почему?

Хрен знает... Загадки человеческого мозга.

И я не ошибся, работала она надѐжно и хорошо. Но я всегда помнил про эти два часа и как- то спросил еѐ:

— Яна, что бы вы хотели в качестве компенсации за те самые два часа?

— Кроссовки для занятия спортом,—ответила она мгновенно. Потом подумала и

уточнила.— Чтобы бегать.

— Кроссовки?

— Ага.

— Размер и фирма?

Она сообщила все нужные данные, и на следующий день я торжественно вручил ей подарок. Поблагодарив меня, она, как бы между делом, спросила, какой размер у меня и что бы я выбрал. На следующий день она вручила мне подарок. Тоже кроссовки.

С тех пор я всегда держал еѐ подарок на виду в кабинете.

По-моему, она была самым умным и порядочным человеком в нашей конторе...

После меня, естественно.

Приехав домой, я убрал сумку в диван.

— Сторожите. Тут денег — тьма,— обозначил я задачу кошке с собакой.

— Сколько?

— Много.

— А нам купил харчей?

— Забыл, да и с таким кошельком лучше не пижонить в людных местах Знающий человек по щщам сразу выкупит.

— Как всегда! — театрально заявила кошка. — Вместо еды — отмазки.

— Да не нойте вы, сейчас всѐ будет, вы только приглядывайте в четыре глаза.

Тут в дверь позвонили. Я скорчил недовольную рожу.

— Надя,— понюхав воздух, сообщила собака.

Открываю — точно Надя. Сразу с порога — бросилась мне на шею.

«Любимый... Хуѐ-маѐ...»

Объяснил ей, что надо купить еды животным.

Хочешь — со мной поехали, хочешь — телик смотри или лучше картофан почисти.

Вернулся — и часа не прошло, а когда вошѐл в комнату, то увидел следующую картину: Надя, забравшаяся на кресло, перед ней собака, порыкивающая для острастки, тут же раскрытый диван и пачки денег на полу. Хули тут объяснять...

Ещѐ и картофан не почистила. Вот так мы с Надей и расстались.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.