» » Саша Шулерман и празднование Рош- а-Шана. Часть 1.

Саша Шулерман и празднование Рош- а-Шана. Часть 1.

Наивные люди перенаселенной планеты полагают, что у русских все через в жопу, но они глубоко заблуждаются, все и у всех через жопу. Просто каждый считает себя умнее других и выше по происхождению. Даже Новый год в мире каждый народ отмечает по-своему. Мы празднуем первого января, китайцы в феврале, в марте Новый год празднуется в Пакистане, Иране, Азербайджане. В Индии Новый год вообще 4 раза в год, вечный праздник, сука. И так далее и тому подобное. Евреи празднуют новый год в сентябре или октябре, все зависит от того на какой день приходится новолуние осеннего месяца тишрей. 

Я сижу на кухне переключаю каналы и лакаю беленькую под вкусный ужин, после тяжелого трудового дня. Новости много лет назад не сильно отличались от новостей современных. Умение наших телеканалов заворачивать какашки в красивые бумажки из слов, потрясает меня до сих пор. В телевизор посмотришь все охуенно на улицу выйдешь полный пиздец, живешь как будто в разных мирах. Пока я размышлял над своим никчемным бытием, в дверь раздался звонок. Я встал из-за стола и пошел открывать. На пороге мялся приятель, с которым мы когда-то работали в гостинице, мы давно не общались, так как я сменил за годы много телефонов, а его контакт у меня затерялся в потоке женских лиц и мужских рукопожатий. Но он по старой памяти помнил мой адрес и проезжая мимо решил заехать. 

- Дима?! Какими судьбами? 
- Да, вот проезжал…
- Заходи, чего ты в дверях встал – пригласил я его в квартиру. 
Он прошел в коридор и начал снимать обувь. 
- Ужинать будешь? Мне такие ребрышки из Подмосковья привезли, закачаешься! Под соточку, а? 
- Да, я не голоден – смущенно ответил он. 
- Давай, давай, не ломайся – прошел я на кухню и поставил ему тарелку и приборы. 
Мы разместились за столом, и выпили за встречу.
- Как дела? Где работаешь? 
- Да, где только не работал после «России», вот сейчас в отпуске на месяц. Только из плавания вернулся? 
- Не понял? 
- Я на круизном лайнере работаю. 
- Серьезно! И как качка не мучает? 
- Да, вроде нет – улыбнулся он. 
- Жена, дети? 
- Да какая жена с моей работой, а дети тем более – как-то с грустью сказал он. 
- Согласен, глупость спросил. Полный лайнер баб, которым некуда бежать посередине моря. Нафиг вообще жена при таких раскладах?! – усмехнулся я. 
- Ты все такой же. Все смеешься.
- А, чего? Плакать что ли. Сидим в говне, тепло, уютно. Красота! Ты какой-то зашуганный? – посмотрел я на него. 
- Нет. Устал, наверно просто.
- Не ври, я тебя два года наблюдал. Влюбился что ли? 
- Откуда узнал? 
- А, у вас у всех влюбленных, взгляд как у кролика перед тем, как он превратится в кроличье рагу под женским соусом.
- Там все сложно – вздохнул он. 
- В жизни все сложно – закурил я и открыл окно – Просто было только в «России», когда приезжали, брали бабки и уезжали по кабакам. 
- Сань? 
- Что? – выдохнул я дым в окно.
- А, ты еврей? 
- Кха-кха-кха – закашлялся я, поперхнувшись сигаретным дымом – Это ты к чему этот вопрос задал? 
- Да, так…
- Дим, я ни ухом, ни рылом на еврея не похож. 
- Просто ты, когда мы бухали, частенько лехаим произносил. 
- И что? 
- Ты извини, подумал ты один из них. 

Я сел за стол и разлил водку. 
- Так, теперь с чувством, с толком, с расстановкой. Я ни хера понял. 
- В общем, был круиз по Средиземному морю, Греция, Италия и так далее… Народу полно, практически из всех стран были люди. Ты знаешь, чествуется какое-то единение людей и наций в таких круизах. 
- Я засыпаю уже. К сути переходи. Мне тут про ООН и общее братство рассказывать не надо. 
- Да, да. Извини. В общем, я там познакомился с девушкой, она была с семьей. Так получилось, что им не нравилась каюта, я помог им переселиться в более комфортабельную каюту. Потом разбирался с уборкой, им не нравилось, как убираются…
- Стоп! – разил я водку и махнул рюмку – Они евреи? 
- Да – выдохнул он. 
- Понятно. И что ты от меня хочешь? 
- Ничего. В общем, обменялись с ней телефонами и вот в Москве встретились. Она пригласила меня на ужин семейный, в эти выходные. 
- Так в чем проблема!? Иудеи русских дураков не едят, они просто их дурят – усмехнулся я.
- Я это понимаю, просто Рахиль говорила...
- О-о-о-о-о! - налил я еще водки. Перед глазами сразу предстала вся семейка Ленки. 
- Говорила, что у них очень традиционная семья, все привержены традициям. 
- Тогда не ходи, там зять еврей нужен, а ты у нас из Рязани, по-моему…
- Из Тулы! 
- Не важно, для них это одно, и тоже. 
- Ее отец не против, чтобы я пришел. 
- Наверно запал на тебя, потому что ты весь круиз им все задницы вытирал – улыбнулся я. 
- Ну, зачем ты так? 
- Ладно, не обижайся. 
- В общем, я уже весь извелся, прочитал кучу книг, в Интернете лазил, смотрел как себя вести надо, про традиции читал. 
- Эка тебя звездой Давида пиздануло! – покачал я головой. 
- Извини. Я пойду наверно – встал он из-за стола. 
- То есть ты специально через столько лет приехал ко мне, даже не зная, тут я или нет, чтобы узнать про то еврей я или нет? – улыбнулся я. 
- Нет. Честно, просто проезжал мимо, вспомнил. Телефон то ты мне новый не оставил.
- Верю. Тебе всегда верил, потому что ты глуп, чтобы уметь врать - вздохнул я. 
- Я не глупый!
- Глупый, глупый, влюбиться в еврейку только идиот может! Потому что с ней получаешь полную Синагогу родственников, а их так просто по матушке не пошлешь. 
- Она очень хороший человек. 
- Кто бы сомневался. И что? После прочтения книг и ликбеза в Интернете, КПД нулевое? 
- К сожалению… - вздохнул он и сел обратно на стул. 
- Сколько время? 
- Почти полшестого вечера – посмотрел он часы. 
- Нормально. Успеем. 
- Куда? 
- Ты же хочешь понять всю суть еврейского народа? 
- Да. 
- Значит, едем в Синагогу, сегодня Рош-а-Ашана. Успеем на Маарив. 
- Чего, чего? – прищурился он. 
- Бутылку захвати с собой, в такси допьем. Новый год у них сегодня, поедем к вечерней молитве. Сейчас только соберусь. 
- А говорил, что не еврей – пошел он за мной в комнату. 
- Я и не еврей, просто в отличие от тебя я понимаю, что я читаю. Если я Коран читаю, это не значит, что я мусульманин. 
- Зачем ты его читаешь? 
- Чтобы дураком не быть! – достал я костюм из шкафа и открыл небольшую шкатулку, оттуда достал цепочку со звездой Давида, которую дарила еще Ленка. 
- Даже звезда есть! – смотрел на меня Димка. 
- Это что-то вроде формы одежды – снял я крест и посмотрел на икону – Прости меня Господи! – перекрестился я и надел цепочку со зведой – поднял глаза и произнес – Бару хаШем.
- Чего? – косился он на меня. 
- Ничего! Все торкнуло! Хочется валить арабов и расширять территорию Израиля, и виски чешутся, пейсы полезли – начал я надевать черный костюм с белой рубашкой. На, держи, - передал я ему кипу. Попробуй, нацепи.
Димка встал перед зеркалом и надел кипу, но как только начал движение она упала. 
- Чего ты башкой крутишь, как баран? 
- Да, падает она! 
- Ой, азохен вэй! – открыл я шкафчик, где лежали куча заколок и резинок, забытых различными дамами. Но подходящая была только с цветочком.
- Я такую заколку не хочу! – запротестовал Димка. 
- Цыц, шлемазл! – прикрепил я кипу. – Вот так будет держаться, все, пока снимем, а то местная братва, которая знает меня как ярого националиста и ни разу не пацифиста не поймет. Пока будем ловить такси, можем и выхватить крепких русских пиздюлин. Ты вроде в костюме, так что нормально – осмотрел я его - Да, один момент.
- Какой? – спросил Димка
- Если я у тебя буду просить бабло не давай, во мне сейчас такая борьба дикая происходит, что ты можешь к концу этого еврейского тренинга без штанов остаться. 
- Хорошо.
- Ой, все-таки рязанская харя у тебя Димон – посмотрел я на него 
- Я из Тулы! 
- Хрен редьки не слаще, матушка Вазуза… Так, тут меня плойка, кудри себе сделай, чтобы хоть башка похожа была, и рожу грустную сделай. Представь, что ты на земле уже больше 5000 тысяч лет, и тебя все заебало. 
- Почему? 
- Что почему? 
- Почему заебало? 
- Потому что. Представь, что ты обладаешь оружием, которого ни у кого нет, и в любой момент ты можешь уничтожить кого угодно и что угодно, ты так или иначе заскучаешь и заебешься жить среди тех, у кого такого оружия нет. 
- Что это за оружие такое? 
- Интеллект называется. Хотя между нами, придурков среди евреев полно. У них как, или еврей абсолютнейший гений или полный идиот! Да… - задумался я, рассматривая Димкино лицо - Слушай, оставайся со своим лицом, будешь евреем - идиотом – протянул я ему плойку. 

Пока он делал себе кудри, я почистил туфли, выпил еще водки, и полбутылки убрал в пакет. Подушился и вошел в комнату. 
- Ну как? – повернулся Димка. 
- Как кудрявый рязанский дурак…
- Я из Тулы! 
- Не суть. Ладно, закругляйся ехать пора. На…- протянул я ему несколько листков. 
- Что это? 
- Молитвы…
- Дофига их! 
- А, ты думал? За 5000 тысяч лет они до хера придумали слов. 
- Сань? 
- А?
- А, ты без бумажки знаешь их все? 
- Я чего на ебнутого похож? Я вообще их не знаю.
- А, как же ты будешь? 
- Ничего, буду сидеть подвывать в унисон. Поехали! 
- Сань? 
- Что еще? 
- Я у отца Рахили видел на левой руке красную нитку, и жена его носит ее и сама Рахиль, может мне тоже стоит надеть? 
- Ты смысл ее знаешь? 
- Нет! 
- Тогда не стоит, спросят тебя за Кабалу, а ты им про Рязань будешь загонять! 
- Да, из Тулы я! 
- Значит, про самовары и пряники будешь парить, а потом они нас морально, а может, и физически опустят всей Синагогой. Больше молчи. Будешь молчаливым евреем идиотом с кудрявой башкой! Все, поехали! – вышел я в коридор. 

Мы вышли из квартиры, дошли до проспекта, поймали машину и поехали на Большую Бронную. В такси я прицепил Димке кипу и сам надел кипу, которую мне подарил Ленкин дядя Боря, в свое время. 
- У тебя красивая шапочка! – посмотрел на меня Димка
- Это кипа, не вздумай там про шапочку ляпнуть! Хэнд мэйд еврейский! – достал я бутылку отпил из горла и протянул ее Димке. 

Водила то и дело посматривал на нас. 
- Что-то не так? – спросил я.
- Нет. Просто не думал, что евреи, вот так могут пить.
- У нас сегодня праздник. 
- Да? 
- Угу. Новый год! 
- В сентябре?- удивился водитель.
- Да. Сегодня отпразднуем, потом в январе еще один отпразднуем. 
- Хорошо устроились – вздохнул водятел. 
- А то! Не зря же мы сорок лет по пустыне как чумные болтались. 
- И как вы празднуете, если не секрет? – спросил водитель. 
- Секрет конечно, но вам расскажу, так уж быть. Все собираются в Синагоге, при входе у женщин проверяют документы, а у нас причиндалы. 
- Прямо там штаны снимаете? – удивился водятел.
- Нет, конечно! В специальной комнате сидит раввин, и линейкой измеряет правильно ли было сделано обрезание, бракованных евреев у кого обрезания нет или кому не дорезали отправляют на переделку, остальные проходят в зал. 
- Так строго? – удивился водитель.
- Конечно! Обрезание это вам не в кипу гадить. Когда все собрались, происходит молитва, а потом мы все начинаем считать деньги, которые заработали за год. Считается так же недвижимость, золото, автомобили, акции и так далее. 
- Зачем? 
- Ну как! Выяснить, кто из нас круче. Победитель получает слиток золота от раввината! 
- Большой? 
- В том году на килограмм пять потянул. 
- Круто! – вздохнул мужик. 
- Не очень! В Америке по 10 кило дают, а у нас евреи бедные в стране. Раньше было другое соревнование, кто больше гоев наебет, но сейчас государство так доит всех, что гоев просто не на что наебывать – зевнул я. 
- Интересные традиции. 
- Нормальные, для культурных людей – отпил я еще водки.

Возле Синагоги мы расплатились и вышли из машины. 
-Сань? 
- Чего тебе? 
- Ты ему сейчас правду рассказал? 
- Не всю. 
- Почему? 
- Ну, потому что если бы я ему сказал, что они там еще в конце всей это церемонии русских младенцев едят, он бы в столб въехал. 
- Серьезно? 
- Ты дурак что ли? – рассмеялся я – Пошли, шлемазл рязанский. 
- Из Тулы я! 
- Не суть. 

Возле Синагоги стояли группы прихожан, кто-то в традиционной одежде, но большинство были одеты очень обычно, хотя и нарядно, праздник все-таки. 
- В общем, больше смотри и слушай, как разговаривают и о чем, постарайся уловить их манеру общения и если сможешь, попробуй разобраться в их понимании жизни. 
- Шалом! – ударил меня по плечу знакомый. 
- Эрев тов, Лева! Шана Това! – приобнял я его. 
- Шана Това, Саня! Ма шломха? 
- Тов тада. Вэата? 
- Това тада! 
- Все? Проверку прошел? – улыбнулся я.
- Не очень – улыбнулся Лева. 
- Что делать, старею, память уже не та. Кстати, это Дмитрий показал я на приятеля. 
- Шалом! Я, Лева – протянул он руку. 
- Ну, чего молчишь, иудей? – толкнул я Димку. 
- А! Шалом, кх-кх-кх – откашлялся Дима и пожал руку. 
- Чего это с ним? – спросил Лева.
- Не обращай внимание, вновь обращенный. 
- Гиюр что ли прошел? 
- Типа того. 
- Тогда добро пожаловать! Кашель мучает? – обратился он к Димке. 
- Да! Тору перечитал вслух. Вот и сорвал голос. Ты же знаешь, как у нас. Заставь русского дурака Богу молиться, так он лоб себе об канон разобьет, а заставь нашего дурака молиться, так он весь мецах об стену Плача расфигачит – вздохнул я.
- Да уж. Полоскание поможет. 
- А, где Мойша, по фамилии Отдам, который решил сто лет жить и долг мне не отдавать? 
- Он в США, говорит на год уехал, какой то бизнес налаживает. 
- Бизнесмен! А деньги вернуть не может. 
- Сколько он тебе должен? 
- Пару тысяч. 
- О! Это разве деньги…
- Это мне говорит человек, который за 200 рублей мне мозг проел – ухмыльнулся я. 
- Ты мне их так и не отдал. А, я за кофе заплатил! 
- Лева, он хреновый был! 
- Да? А, чего ты тогда его выпил? 
- Чтобы тебя не обидеть!
- Двести рублей верни! 
- Нет денег, за такси все отдал – вывернул я карманы. 
- Я могу одолжить! – прохрипел Дима, изображая, что он сорвал голос, следуя легенде, и достал из кошелька 200 рублей.
Лева с укором посмотрел на него и взял деньги.
- Да! Сразу видно, что переделанный, как же тебе тут тяжко будет – вздохнул он. 
- Ну, а чего, Саня потом мне отдаст. 
- Ха-ха! – рассмеялся Лева – Думаешь, у него 200 рублей нет? Ой, несите меня за Храмовую гору. 
- Не понял? 
- Дим, не заморачивайся – вздохнул я. 

В это время, улыбаясь к нам, шел Сева Шлейман, мега жид, который в конце девяностых благополучно кинул, целую криминальную группировку на всю кассу, а потом еще и сдал их ментам, за что получил почётную грамоту от милиции и крепкое рукопожатие опера. Бандиты конечно пытались его достать, но Сева на то и был умным, что часть этой кассы пустил на то, чтобы данных фартовых парней удавили прямо на пересылке. 
- Шалом! Шана Това! – обнял он нас с Левой и пожал руку Димке. 
- Шалом, Сева, как твое драгоценное? – улыбнулся я. 
- Ой! Азохен вэй, Саша. Лучше не спрашивай, Севу за дела, одни проблемы. 
- Что случилось?
- Я же квартиру новую купил. А там ремонт. Ты знаешь, как тяжело в наше время делать ремонт? Своих отправил в Майями на месяца три, пока рабочие с мыслями не соберутся, и не изобразят мне Лувр. А сам пока переехал к бабушке. Ты же знаешь мою бабушку? Ой! Чудная старушка, но не хочет она из Москвы и России уезжать к родителям в Германию. Говорит я не для того в партию вступала и фашистов била, чтобы рожи их наблюдать. Представляешь? А, ей уже за девяносто! И вот нужно было мне срочно уехать в офис. А офисе, в офисе, Боже мой, я сейчас новый бизнес работаю, ты представляешь, Саша, какой бизнес, мечта, а не бизнес, вкладываешь мало, получаешь все! 
- Сева, ближе к телу, как говорил Ги де Мопассан! – вздохнул Лева, глядя на часы. 
- Лева я не с тобой разговариваю, а с Сашей. Ты слушать умных людей совершенно не умеешь, поэтому все еще и ютишься в трешке на Нагатинской. Так вот, Саша, извини, этот шлемазл меня сбил. Уехать надо было срочно, а ее сиделка, которую я нанял за хорошие деньги, как назло заболела. Чем они тут все болеют в этой стране? Ленью что ли? В общем, уехал я ненадолго, а в квартире остался ноутбук мой, думаю ну зачем мне с собой его вести. В офисе же есть ноутбук. А там в этом ноутбуке на паузе женщина была с мужчиной. Ну, Райка то уехала в Майми с детьми, ты понимаешь. Я же верный муж…
- Сева! – рассмеялся Лева – Ты наверно забыл про Беляево и сауну. 
- Тихо! – осмотрелся по сторонам Сева – Что за жид?! – показал он на Леву – Язык, как помело! Я прошу тебя немного помолчать! Так вот, бабушка решила прибраться, а она уже плохо видит у меня, и случайно видно сняла с паузы. Видит то плохо, но суть рассмотрела. Саша, ты знаешь мою бабушку!? Она очень впечатлительная. Я вообще не понимаю, как мой папа получился у них с дедушкой, ее послушаешь, и поверишь в непорочное зачатие! В общем, когда я приехал, она в истерике была, с сердцем плохо! Кое-как откачал ее. Говорит, Севочка: «Что показывают по современному телевидению?! Боже мой, он так над девочкой издевался, что я не выдержала и позвонила в милицию! Сказала им, что по центральному каналу девочку таки просто как Латкес разделывают в Хануку! И ты знаешь, что они ответили? Сказали, проспитесь гражданка! При СССР такого ужаса не было!».
- А, ты чего? – улыбнулся я.
- Что я? Подумал, как водится и сказал, что это не то, что она подумала. Сказал, что это не телевизор, а компьютер и мужчина с женщиной просто засыпают, ворочаются, очень устали, мол фильм про семейный отношения. Мелодрама!
- Поверила? 
- Саша, ты знаешь мою бабушку, если бы не национальность, она бы большим сыщиком стала, Дзержинский тихо плакал бы в сторонке. Она мне сказала, что с такими лицами, уставшие женщины спать не ложаться. Когда я спросил: Почему? Она ответила, что дама была слишком счастливая! В общем, Саша, одни проблемы!
- Пошли уже, проблема – улыбнулся она, видя, как Лева и Дима двинулись внутрь Синагоги...
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.