» » Механики. Часть 34

Механики. Часть 34

Глава 1.
11 апреля. Таус.
В день нашего возвращения в Таус нам устроили грандиозную пьянку. С расспросами особо никто не лез, видимо, понимали, что нам надо прийти в себя, и были мы там явно не на курорте. Единственное, что всех очень удивило, так это парящие плоты, которые были прицеплены к трём машинам. Наши учёные утащили их к себе, а Апрель, Славка и Игорь тут же начали облизываться и сыпать вопросами, как и что. Ну и, само собой, они угодили под жернова наших женщин, в общем, пацаны от нас отстали.
Ну а потом мы всей этой большой толпой завалили в 888 и… В общем, проснулся я на следующий день в своей постели, рядом спала Света, Булат дрых на своём любимом коврике около двери. Всё, я дома, я окончательно дома, и больше не будет всяких злых туземцев, и динозавров, вернее, они будут, но уже не так, как было в момент нашего нахождения там.
— Доброе утро, – как обычно, не открывая глаз, сказала Света, обнимая и прижимаясь ко мне.
— Привет, который час?
— Почти 11. Как голова?
— Да вроде нормально, – ответил я, осторожно покрутив ей по сторонам. – Много мы вчера выпили-то?
— Много, – наконец открыв глаза, сказала Света, – вы все напились, хорошо напились, видимо, вам надо было снять напряжение. Сложно там было?
— Не то слово, – вздохнул я и погладил Булата по голове.
Тот, услыхав нас, мгновенно проснулся и так же по привычке положил свою большую башку на кровать, преданно смотря мне в глаза.
И тут лежащий на тумбочке мой сотовый зазвонил.
— Начинается, – сморщилась Света и, перекатившись через меня, взяла трубу в руку. – Апрель. Да, – ответила она звонок, – нет его, спит он, дайте ему отдохнуть, – начала она шипеть в трубку на Апреля.
Я лежал, смотрел и улыбался на всё это дело. Вот она на мне, голая Светка, которая чихвостит Апреля, рядом Булат, коситься на Светку, но башку свою из-под моей руки не убирает.
Тук-тук, раздался скромный стук во входную дверь.
— Я вас всех убью, – зло нажимая на кнопку отбоя, крикнула Светка. – Кого там принесло?
— Светик, извини, – раздался за дверью знакомый голос Игоря, – а Саша уже проснулся?
— Он нам очень нужен, – добавил стоящий там же Славка.
— Идите отсюда все, – крикнула она, – не дадите поспать. Уходите, пока я на вас Булата не натравила. Булат, голос, – шепотом сказал она ему.
Булат, недолго думая, сначала завыл, а потом зарычал, и должен признать, что получилось у него это очень угрожающее. Тут же послышались удаляющиеся шаги по коридору.
— Всех разогнала, – засмеялся я и снова стал гладить Булата.
Тот, немного порычав, снова ткнулся мне под руку, типа, я молодец, продолжай гладить.
— Да ну их, – кладя телефон назад на тумбочку, сказала Света, – вы не успели вернуться, почти что с того света, а этим уже неймётся.
— С чего ты решила, что с того света? – удивлённо спросил я.
— Да мы вчера с девочками кое-кого из ваших пацанов в оборот в баре у Тумана взяли, пока вы там текилу пили, нам кое-что рассказали.
— И кто же такой болтливый?
— Не скажу, – хитро улыбнулась она, – но он не виноват, мы его хорошо в углу зажали, и под нашим давлением он был вынужден всё нам рассказать. Ты мой бедненький, – снова прижалась она ко мне, – злые динозавры вас там гоняли, неандертальцы за вами бегали, в плену вы были.
Вот же блин, кого они, интересно, так раскрутили-то? Не, понятно, что я и сам бы всё рассказал, ну почти всё, а тут наши дамы уже раскололи кого-то. Мушкетёры? Не, этих хоть режь, ничего не скажут, кто же, блин?
— Можешь не гадать, – сказал Света, увидав у меня на лице мыслительный процесс, – всё равно не угадаешь.
Снова стук в дверь. Булат тут же навострил уши, посмотрел на меня, на Свету и, походу, снова приготовился рычать и выть, только команду ждал.
            — Ох ты ж, — тряхнула головой Света. – Кто там? 
— Светлана, это я, Георгич. Саша уже проснулся?
— Проснулся я, поспишь тут с вами, – весело крикнул я.
— Собрание через час у тебя в кабинете.
— А чего секретари мои не сказали мне об этом? – удивившись, спросил я. – Проблема какая-то?
— Ага, – послышалось из-за двери, – рядом с тобой лежит и всех гоняет, – крикнул нам Георгич, и мы услышали его удаляющиеся шаги.
— Это я всем сказала, чтобы тебя не трогали, – улыбаясь, сказала Света, – но я так понимаю, всем дюже интересно, как и что там, в том мире. Про динозавров когда все услышали, вообще обалдели. Вы-то пили, а мы сидели, уши развесив. Завтракать идём?
— Идём, конечно, – крикнул я и, схватив её в охапку, перевернулся с ней на постели, подминая её под себя.
Тут же услышал негромкое рычание Булата, про него типа забыли.
— Доброе утро, – поприветствовал я всех, входя к себе в кабинет.
Через час я, конечно, не успел, пришёл через час пятнадцать.
— Гля, мужики, – крякнул Туман, – довольный, как кот, объевшийся сметаны.
— Ага, – поддакнул Апрель, – походу, ему оказали жаркий приём.
— Остряки, – улыбнулся я, садясь в своё кресло.
Мля, кажется, что я тут целую вечность не был.
— Извините, можно? – в дверь раздался стук, и появилась запыхавшаяся голова Рифа.
После моего кивка он быстро шмыгнул на своё место. Пока все ещё негромко переговаривались, я посмотрел на свой стол. На нём лежали две большие папки, в которых мне секретари приносили документы на подпись, и ещё одну папку мне показала Оксана, едва я вошёл в предбанник своего кабинета. И Оксана, и Таня были рады меня видеть, накрутились обе, накрасились, в принципе, они и так всегда хорошо выглядят, а тут прям сами себя превзошли, а может мне и показалось.
Электронку я вообще пока боюсь открывать, там, наверное, куча писем со всех наших производств и писем от друзей. Мля, это же каждое надо прочитать и ответить. Я хочу назад к динозаврам, там хоть и опасно, но нет этой бумажной волокиты. Вот же блин, директор. Вздохнув, я открыл ноут и нажал кнопку запуска.
— Кто первый? – спросил я у ребят, ожидая начала доклада.
— Давайте я что ли, – немного прокашлялся Георгич.
За пару часов высказался каждый из присутствующих. Дела в ГДЛ шли очень и очень хорошо. Выручка у нас за март месяц зашкалила за 12 лямов, прибыль за 3 с лишним миллиона. О как, я теперь миллионер, только была одна проблема, эти деньги тут тратить некуда. Меня больше всего пугала инфляция, и как бы эти деньги не превратились в фантики. Да и зарплаты у всех работников возросли, многие же на процентах и нормо-часах сидят. Но Георгич меня заверил, что экономисты в мэрии очень хорошо знают своё дело, и сильной инфляции в нашем мире не допустят. Один-два процента экономика Тауса проглотит и не заметит.
Продали мы за март 232 автомобиля и около 100 единиц двухколёсной техники, что так же не могло не радовать. Благодаря гномам, с которыми у нас, да и не только у нас, идёт очень хорошая торговля, и их технике и инструментам, наш сервис вздохнул полной грудью. Конечно, на ту же технику и инструменты у нас ушло много денег, но зато теперь каждая бригада в сервисе была обеспечена необходимым инструментом выше крыши.
Если в феврале мы могли подготовить на продажу не более 180 автомобилей, то вон в марте уже 232, что не могло не радовать. Увеличиваем производство-то, ремонт, покраску, всё идёт в гору. Очень хорошо, я бы даже сказал, прекрасно. Но со слов того же Кирилла, директора сервиса, машин всё равно нужно было очень и очень много.
Экономика города растёт бешеными темпами, у людей есть деньги, и неплохие деньги. Вот народ и прёт к нам в салон за тачками. Повторюсь уже в какой раз, очень многие хотят купить иномарку бизнес-класса, о которых в том мире, на земле, все могли только мечтать.
Я сегодня с утра не удержался, пошёл в наш паркинг, проверить и пощупать свои машины, соскучился я по своему автопарку. Поэтому-то собственно я и задержался. Поднявшись на второй этаж в паркинге, прошёл в свой угол, где стояли мои тачки. Панамера, Кадиллак, Эво, восьмёрка и Ламборгини, Светкиного Икса не было, его я на стоянке около столовки видел, видать, ей лень было идти ставить в паркинг свою бэху.
Так вот, поднявшись в паркинг, я был приятно удивлён стоявшим там машинам работников ГДЛ. Там же теперь у нас все паркуются, работников-то много, тачек тоже. Ауди, Мерины, БМВ, Тойоты, джипы, седаны, все машины буквально блестят в свете ламп освещения, различная покраска, диски, обвесы. Ну прям приятно посмотреть, вот что значит работать в ГДЛ.
Георгич мне много раз говорил, что в ГДЛ зарплата на 10-20 процентов больше чем на аналогичных должностях в других фирмах в Таусе и его окрестностях. А с учётом того, что средняя ЗП у нас сейчас в районе 6 тысяч лин, то те же 20 процентов это 1200 лин. А на эти 1200 лин можно довольно-таки неплохо одеться, обуться семье из трёх человек или пару раз повеселиться, или в зимний съездить на несколько дней.
Рыбзавод. Консервы распробовали все, покупают их очень хорошо. Имеется в виду, покупают из Руви и Киженя, ну и плюс ещё разной рыбы много.
Оптовая база. Вертолёт там развернулся на полную. Фуры, грузовики и фургончики прут, как говорится, косяками. Везут и свою продукцию на продажу, и нашу, и других производств продукцию покупают. Туда даже охраны пришлось добавить, стоянку для машин расширили, ночных зверей никто не отменял, пустыня всё так же живёт своей жизнью, особенно ночью.
Паровозы. Киженьцы с помощью людей из Руви, проложили к ним железнодорожные ветки. Теперь у нас есть железка и напрямую из Киженя в Руви, и из Тауса в Руви. Так же проложили железку до нашего хозяйственного оазиса. В данный момент тянут ветку в сторону Нового оазиса, и дальше в планах добраться до Речного. Ну и, само собой, руководство Руви, Тауса, Нового и других оазисов хочет связать все большие и мелкие оазисы железнодорожным сообщением. Короче, начали ходить электрички, где-то проложили параллельные ветки дороги, либо только приступили к укладке. Георгич нам даже карту показал с будущими и настоящими железными дорогами.
Кстати говоря, кто-то из местных архитекторов сразу предложил строить туннели для машин. Ну чтобы не получилось, как в том мире, встал ты на переезде и ждёшь, пока электричка или эшелон не пройдёт, тут сразу всё продумали. Теперь в местах пересечения автомобильных дорог и железных будут построены большие и широкие туннели для машин. Влетит это, конечно, всё в хорошую такую копейку, зато пробок на переездах не будет, и машины могут спокойно проезжать под железкой.
Наши нефтяники. Блюр добывается успешно. Торговля им и различными жидкостями, производимыми из него, потихоньку растёт. Машин-то больше становится. Помня нашу договорённость с местными нефтяниками, цены Блюра держим выше, чем на бензин и соляру. У людей есть право выбора, либо ты покупаешь привычный для себя бензин и солярку, ну и различные масла из нефти, либо наш Блюр и масла и жидкости из него, но на порядок дороже..
Арканит. Тоже все неплохо. Хотелось бы, конечно, лучше, но грех жаловаться. Места под фортами с его залежами практически все разведали. Если по первой казалось, что его очень много, то потом это оказалось не так. На дне этого озера он был рассыпан мелким слоем, и в некоторых местах на тонну породы оказывалось всего несколько десятков килограмм арканита, которого при переработке, сушке, и чего там с ним ещё делали, оставалось пару килограмм. Да и речной арканит перерабатывается не так, как тот, который до сих пор добывается в карьере. Но, в принципе, его хватает, даже торговать уже готовой продукцией умудряемся. Конечно, всегда хочется больше, ну уж как есть. Если уж Риф вон умудрился обшить им несколько катеров и лодок, и плюс какие-то запчасти из него делают как в Речном, так и в сервисе, то решают же как-то директора, кому и сколько килограмм пластилина отойдёт после его производства.
Флот. Тут тоже всё хорошо. Наш флот растёт, лодок, барж, катеров у нас хватает. Даже торгуем потихоньку. Река большая, всем хочется плавать. Как я уже говорил ранее, другим бригадам добытчиков не мешаем, хотят плыть в облако и вытаскивать оттуда различные посудины, ради бога. Мастерских тоже много. Восстановить катер или лодку это вам не машину починить, там в разы всё сложнее. В общем, там тоже процесс идёт. Острова активно заселяются и застраиваются. Движуха по реке идёт полным ходом.
Когда мы продали остров под строительство там дома отдыха, новые владельцы попросили у нас установить на реке в указанных ими местах 5 башен, ну как в фортах те были, только их немного доработали и увеличили. Что они там будут делать, нас не касалось и не интересовало.
И на 5 башен меня развели наши пацаны. Из одной мы уже сделали в паре десятков километров от порта заправку, одну себе попросили Слива с Клёпой, они там захотели сделать бар. Им из трёх башен собрали одну, там они и будут делать бар. Две забрал Риф, в обоих будут небольшие сервисы для лодок и катеров, небольшой склад и небольшой же магазинчик. И одну попросил Армен, тоже достаточно большую, там будет его ресторан. Все 5 башен уже были построены и собраны на реке.
Бондарев сделал речную полицию. Мэрия выкупила у владельцев дома отдыха одну из башен, и там сделали полицейский участок на реке. Теперь, со слов Рифа, по реке буду кататься быстроходные катера полицейских. Как раз сейчас 4 штуки усиленно ремонтируют в паре ангаров в наших мастерских. Присутствующий на совещании Серый, ну ближайший помощник Рифа, сказал, что эти полицейские катера будут очень быстроходные, оторваться и уйти от них будет невозможно. Шанс есть только у нашего Антареса, и то надо постараться. Ну и само собой, на все катера и лодки, которые бороздят реку, будут сделаны те же номера, документы, и капитаны обязаны будут сдать на права и знания правил речного судоходства. Плюс в этой же полицейской башне будет и скорая с парочкой катеров.
Было уже несколько случаев, когда пьяные рулевые той или иной посудины либо врезались куда, либо топили свои катера и лодки. И на островах люди какие-либо ранения по глупости или из-за несчастных случаев получали, скорая нужна обязательно. Вот и решил Бондарев сделать с водной техникой то же самое, что и со всеми автомобилями в городе. Ну и плюс эти же полицейские катера имели неплохую защиту и вооружение, по крайней мере, по пулемёту на них будет установлено. Ну и само собой, прожекторы. Я обязательно съезжу и посмотрю на них, да и себе надо катер купить и на острове начать строиться.
Так же со слов Серого, очень большое количество людей начало селиться на островах. Многие не хотят жить ни в городе, ни в оазисах, вот и возникают там небольшие деревушки и посёлки. Там люди занимаются либо сельским хозяйством, либо производством чего-либо, либо ездят на работу на катерах. И на всех башнях будут установлены мощные передатчики, чтобы по рации можно было связаться с любым островом. Серый так же сказал, что на дальних островах установят вышки, в общем, со связью проблем точно не будет. Вышки-то в пустынях у нас нормально работают, так и на островах сделают.
Гранит, мрамор, алюминий, торговля с гномами. Всё тоже хорошо, камень добывается, перерабатывается, продаётся, алюминий тоже, торговля с гномами тоже идёт. Плюс они купили один из островов себе и теперь там активно строятся. Всё больше и больше людей находят с ними общий язык, дружат, торгуют, общаются. Вообще замечательно.
Выслушал по одному ребят, у меня прям настроение поднялось. Даже не верилось, что всё так может быть хорошо. А с другой стороны, почему бы и нет? Это в том мире перед тобой было много проблем, задач и различных чиновников, которые так же ставили перед тобой препятствия. А тут люди построили свой мир, можно сказать, свой идеальный мир, и каждый понимал, что ты можешь его улучшить, и никому тут эта волокита не нужна. Поэтому и старались люди, вкладывали в развитие того или иного направления всю душу.
— Ну, пряники получили, – взял слово Колун, наш главный по шпионам, – теперь немного другие новости.
— Ну вот, – вздохнул я, – только я обрадовался, что всё хорошо, и ты тут.
— Ну, что поделать, – развёл он руки в стороны. – Первое. Двух землян, которые ушли от нас в пещеры, все помните?
Мы тут же кивнули. Ещё бы, тот бой с пытающимися сюда прорваться людьми олигарха и этого Погонщика все мы помним очень хорошо, и как с ящерами бились, когда их преследовали, и как нас всех чуть не взорвали, Кедр спас, тоже помним.
— Ну так вот, – удостоверившись в том, что ещё никто не жалуется на память, продолжил Дима, – одного нашли, труп, второй ушёл. Куда ушёл, непонятно.
— Поподробнее можно? – попросил напрягшийся Туман.
— Это к нему лучше, – кивнул Дима на сидевшего за столом Чуба, одного из экипажей Крота, которые всё так же ездили по пустыне и собирали там провалившихся сюда людей.
А я ещё, придя сейчас на собрание, подумал, зачем он тут нужен, раньше никогда он на них не присутствовал. Оказывается, вон для чего.
— Как мы и договорились, – начал Чуб, – некоторое время наши экипажи катались вокруг этой пещеры, куда ушли эти двое. Потом экипаж, который там дежурил, вызвал на помощь другой экипаж, там вновь прибывшим надо было помочь. Среди них оказалась беременная девушка, у которой из-за переноса отошли воды, и она начала рожать прямо в башне. А у нас один из парней как раз врач хороший, вот они и бросились к ней на всех парах.
— Родила нормально? – тут же спросил Грач.
— Да, – улыбнулся Чуб, – вовремя успели. Мальчика родила, папаша был ещё в большем шоке, чем мама. Ехали они куда-то на земле, попали в дождь, ну всё как обычно, хлоп и пустыня, они вдвоём, его жене рожать скоро, вокруг ничего не понятно.
— Ох, и натерпелся он, походу, – покачал головой Вертолёт.
— Да не то слово. Выехали к башне, там мы как раз были, припасы оставляли, у неё схватки начались, ну короче, я в рацию давай орать, звать всех на помощь. Достучался до наших пацанов, те на всех парах к нам. Везти её поздно уже было, так роды в башне и принимали, потом потихоньку до больнички доехали. Папашу напоили в хлам, да и сами мы, если честно… – Чуб махнул рукой. – Уж чего-чего, а роды я ещё в пустыне не принимал.
— Дальше что? – поторопил его Туман.
— На следующий день экипаж, который я отправил к этим скалам, куда ушли злодеи, доложился, что нашёл труп одного военного и двоих гражданских. Нашли их на месте временной стоянки, в камнях. Видимо, попали сюда к нам какие-то охотнички, встали лагерем, а тут эти двое. А может и наши сбежавшие земляне там стоянку себе оборудовали, и вновь прибывшие к ним приехали. Экипаж там диких зверей увидел, днём, – Чуб поднял палец вверх, – значит, там сто процентов еда. Подъехали, животных разогнали, а там как раз три трупа, частично съеденные.
— О как, – воскликнули мы.
— С чего ваши поисковики решили, что это наш военный, которого мы ищем, и обычные люди? – тут же спросил Грач.
— Загар, одежда, расположение тел, пулевые отметины, – тут же перечислил Чуб, – военный был в ботинках, которые мы видели на пытающихся прорваться сюда землянах, и перевязан он единственный был, но умер от ран.
— Ушёл-таки один, – выдохнул Туман и, встав из-за стола, подошёл к стоящему у меня в кабинете холодильнику.
— Да, – покивал головой Чуб, – случилось то, чего мы так и боялись. Эти двое нарвались на вновь прибывших, или вновь прибывшие на них нарвались, тут уже не выяснить. Уж не знаю, чего у них там произошло, но, походу, они там перестреляли друг друга. Результат — три трупа и следы машины, уходящие в пустыню. Можете не спрашивать дальше, – Чуб тут же поднял руку, – по следам поехали, но началась песчаная буря.
— И все следы замело, – зло сказал Туман, срывая крышку у бутылки с водой.
— Точно, – кивнул Чуб, – в общем, где теперь этот чувак вынырнет, никто не знает, куда он поехал и на сколько ему хватит топлива, тоже неизвестно. Они в этих пещерах больше недели сидели, потом вылезли. Может, видели они нас, может выход искали, но пацаны оказались не пальцем деланные, и те, на кого они нарвались, тоже не лохи, вальнули-таки одного из них. Все вещи, которые там должны были быть, а они должны были быть обязательно, собрали, даже костёр песком закидали. Только этот последний трупы спрятать не успел, может, спугнул кто, может ещё что.
— Аппаратуру, скорее всего, этот уцелевший в машину погрузил, – сказал я. – Чё за тачка-то, не понятно?
— Может джип, может ещё что-то, лапти широкие. Мы, конечно, после бури кружили там, даже парапланеристов запускали, бесполезно всё. Найди его попробуй в пустыне.
— Всех вновь прибывших с того дня мы проверяем особо тщательно, – тут же сказал Дима, – но тут даже легенда никакая не нужна. Ехал в том мире, провалился сюда, это на тот случай, если он к одному из оазисов выедет или к городу нашему. Только чисто случайно сможем его вычислить, если он, конечно, из этой пустыни выберется.
— Выберется, – сказал Туман, – если в пещере выжил за это время, то в пустыне тем более выживет. Я бы на его месте аппаратуру спрятал, а потом бы вернулся за ней. Наверняка он профи, и сориентироваться ему на местности как два пальца. Ох ты ж блин, – Туман потёр свои щёки, – вот где этот гад? Где он сейчас всплывёт? Какую пакость нам сделает? Найдёт он энергию или нет?
— Много вопросов Валер, – нахмурив лоб, сказал я. – Тут никто тебе ничего не скажет. Одно хорошо, наши учёные что-то там перекрутили, и их кубы всосали в себя всю энергию. Вчера же только сотрудники института на пьянке говорили, что минимум неделя нужна, а может быть и больше, чтобы энергия тут эта появилась.
— А если он выедет в ту местность, где кубы энергию не всосали? – тут же спросил Грач.
— Тогда они смогут открыть ворота с земли с его помощью, – тут же ответил я, – но мы будем знать об этом за пару дней, успеем туда             подтянуться. 
— Мы-то ещё будем ходить в мир к динозаврам и в другие миры? – тут же спросил Апрель. – Я с вами хочу. Ну если, конечно, наши учёные смогут открыть другие миры.
— Будем, конечно, – уверенно кивнул я, – всё только начинается. Да и с теми, в мире динозавров, всё вроде порешали.
— Может, расскажете нам, как там и что было? – тут же сказал Игорь. – А то вы вчера напились все и толком ничего не рассказывали.
— Да-да, – тут же поддержали другие присутствующие тут пацаны, которые не были в том мире.
Глава 2.
— Ща расскажем, – улыбнулся я и почесал затылок. – Ещё у нас есть что, Дим?
— Ага, – широко улыбнувшись, кивнул он, – партнёры появились.
— Какие партнёры? – удивился я, а остальные мужики, с кем мы были в мире динозавров, тут же затихли. Зато те, кто был в это время в Таусе, тут же начали улыбаться.
— Америкашки к нам приезжали, – выпалил Колун.
— Вы их замочили хоть? – тут же спросил Грач, сжав кулаки.
— Не, – рассмеялся Дима, – хотя рука так и тянулась к курку, они на двух машинах приехали с белыми флагами с двумя переводчиками.
— И в белых тапочках, – сморозил Туман
— Не, в армейских ботах.
— Чё хотели-то? – спросил я, немного напрягшись. — Счёт нам предъявить хотели?
-Не угадал, – снова засмеялся Колун, – торговать с нами хотят.
— Да ладно? – обалдел я от этого ответа. – А вы чё?
— Ну пока послали, решили вас дождаться. Через пару дней забили с ними стрелку, они опять приедут.
— Я поеду, – тут же зашипел Туман.
— Я тоже, – подхватил Грач, и все остальные сидящие в кабинете тут же захотели поехать, правда все сразу же стали говорить, что они скажут при встрече америкашкам, а кое-кто и грохнуть их хочет.
— Да мы им и так уже высказали всё, что о них думаем, – улыбнулся Дима, выслушав желания ребят по каре американцам. – Переводчики красные как раки стояли, но переводили. Там Апрель вон с Чубом, – он кивнул на ребят, – так завернули, что переводчики еле слова подобрали, чтобы перевести.
— Чё вы им сказали-то? – удивлённо спросил я у сидящих и тихо улыбающихся пацанов.
— Ну если мат опустить, то обычных слов было очень мало, – снова засмеялся Дима.
— Ой, да ладно, – передразнил его Апрель, – а сам-то? Заползите под свой камень, аэродром наш, не суйтесь сюда, все тут ляжете, и в таком же духе.
— Ну да, – кивнул Дима, – только я нормальным русским языком всё это говорил, а вы матом.
Все сидящие в кабинете тут же заржали.
— Ну так чё с ними делать-то будем? – спросил у нас Дима. – Тут у нас народу много, кто не прочь их пощипать опять поехать. Кстати говоря, – он поочерёдно ткнул пальцем в Тумана и Грача, – не знаю, доложили вам или нет вчера, но теперь у нас есть пушки.
— Урааа! – тут же заорали мы хором.
— Какие? – прооравшись, спросил Туман.
— Знаю точно, что сделали 45-мм пушку. Видел я её, маленькая такая, и 85-мм, за образец взяли, как вы и говорили, пушку Д-44.
— Д-44 хорошая пушка, – крякнул довольный до ушей Туман, а Грач закивал головой, – использовали мы такие в Афгане. Мы долго думали, какую пушку попробовать сделать, надо же, сделали-таки оружейники наши.
— Ага, – хитро улыбнулся Дима, – «знания» помогли.
Туман тут же посмотрел на меня и чуть заметно моргнул глазом. Типа видишь, я же говорил, что они пригодятся.
— Когда испытания? – тут же спросил Георгич.
Мы прям ну очень удивлённо на него посмотрели.
— Ну а чё? – улыбнулся он, словно оправдываясь. – Я чё, не человек? Тоже хочу посмотреть, как из них лупить будут.
— Это уже к ним всё, – тут же перевёл Дима стрелки на наших командиров.
А Туман с Грачом аж пританцовывали от радости, сидя в кресле.
— Может, это, – тут же взял слово Грач, – на америкашках и попробуем? Влупим по ним по паре десятков снарядов. Д-44, правда, только джипом таскать, а вот 45-мм можно на руках перенести.
— Если испытания пройдут удачно и ствол не разорвёт, – сказал Риф, – 45-мм мы себе точно закажем. Поставим на парочку кораблей, только площадку надо будет рассчитать, чтобы после выстрела пушку с креплений не сорвало, но это, думаю, наши инженеры сделают.
— Зачем тебе пушки-то на кораблях? – обалдело спросил Апрель.
— Пусть будут, буду по пиратам из них стрелять.
— Тут нет пиратов, – ещё больше обалдел Апрель.
— Пусть будут, – упёрто повторил Риф. – Как дам из двух стволов, мало не покажется.
Я только сидел и улыбался на всё это дело.
— Так что с пиндосами-то делать будем? – напомнил нам про них Колун. – Валим их или торговать будем? Ах да, самое главное-то чуть не забыл. Браунса-то они сами замочили.
— Очень хорошо, – тут же обрадовались мы.
— Ага, откопали они его из-под здания после нашего нападения. Ох, не зря мы оставшимся в живых американцам говорили, кто виноват в нашем мщении. Ну и короче, они его с его отрядом быстро к стенке поставили. Больно сильно мы их там потрепали, как мы и предполагали, родственники и друзья погибших очень их невзлюбили. Конечно, были горячие головы, кто жаждал поехать и отомстить нам, но мы же и к этому готовы были, а америкашки по своей натуре трусливые шакалы, — Дима внезапно стал серьёзным, – они же только слабые и беззащитные страны бомбить могут. А тут они поняли, кто будет воевать против них.
— Кто? – не поняв, спросил Славка.
-Мы, Русские, и они сразу свой воинственный пыл умерили и хвосты поджали. Уцелевшие-то им передали, на каком языке мы разговаривали. В общем, не захотели они, я так понимаю, с нами воевать. Мы же постоянно наблюдали и наблюдаем за той стороной, не было ни разведчиков, никого. Сидели в своей норе, жалобно скулили и раны зализывали. Вот вылезли, теперь торговать с нами хотят. Исключительная нация, мать её, – Дима хотел сплюнуть на пол, но вовремя остановился.
— Насколько сильно мы их потрепали? – тут же спросил Туман, искренне, всей душой и сердцем, как и многие из нас ненавидящий американцев.
— Ну про потери они молчат, а вот инфраструктуру мы их сильно потрепали, я бы даже сказал, что много чего уничтожили.
— Так я и говорю, давайте по ним ещё раз вмажем, – не унимался Грач. – 85-мм это вам не из гранатомёта палить. Там разрушения похлеще будут, и до их главного острова точно добьём. Или нет, давайте сначала пушки испытаем, а потом сделаем таких штук 10 и врежем им от души.
Все снова засмеялись..
— Вы прям ненавидите американцев, – смеясь, сказал Георгич, – хотя я их тоже недолюбливаю.
— А за что их любить-то? – начал закипать Грач. – Они сколько бед там, – он ткнул пальцем себе за спину, – принесли. Пора им и на своей шкуре ощутить, что это такое, когда к тебе сверху просто так снаряды начинают прилетать. Жаль, у нас тут ракет нет, а то бы я и ракетами по ним жахнул. Саша, валим пиндосов?
Я сидел, наблюдал за ребятами и думал. Американцев я ненавидел больше всех на свете и, честно говоря, с удовольствием бы пострелял по ним из пушек ещё. Но было одно но.
— Вы забыли один маленький нюанс, – взял я слово, и все тут же притихли, – это мы ненавидим пиндосов, но обязательно найдутся те, кто захочет с ними торговать.
— Да, точно, обязательно, – тут же согласились со мной ребята.
— Будет обычная контрабанда, – продолжил я, – так что лучше всего организовать это дело так, чтобы вся торговля была на виду, это первое. Дим, наша Мэрия знает про то, что америкашки хотят с нами торговать?
— Знает, конечно. Они к ним тоже неоднозначно относятся, особенно Костя безопасник, но зарабатывать многие хотят.
— Вот, – поднял я вверх палец, – значит, найдутся те, кто попрётся к америкашкам, и вполне возможно, что потом просто сделает пару скрытых мест, где будут с ними торговать, и со временем там просто небольшой рынок образуется. Поэтому я и предлагаю на небольшом удалении от аэродрома сделать небольшой рынок. Вернее, это надо Мэру нашему предложить, но сделать так, чтобы цены для пиндосов были ну очень высокие, наложить полный запрет на продажу им оборудования, инструментов, по списку лучше подумать.
— Так ты же сам говоришь, что они сделают пару мест и будут там всем этим торговать, – немного растерянно сказал Славка.
— Думаю, я понимаю, к чему клонит Саша, – задумчиво сказал Георгич, – будет список того, чем можно торговать с американцами. Так же будет список на запрет того или иного товара. Да, цены будут высокие, и куш может превысить риск, но! – Георгич по моему примеру поднял вверх палец. – Как вы все знаете, за нарушение тут изгнание. Поймают таких торгашей, изгонят, куда они поедут? Куда пойдут со своими деньгами? Тут им не земля. Как вы думаете, много таких рисковых будет, которые захотят рискнуть и продать пиндосам то или иное оборудование, например? Я прав Александр?
— Да, – улыбнулся я, – именно это я и имел в виду.
— Горячие головы всё равно найдутся, – сказал Апрель, – и будут торговать.
— А вот для этого уже пусть мэрия делает патруль, поисковые отряды, чё хотят, – улыбнулся Туман, – несколько таких торгашей поймают, изгонят, другим урок будет. Вся контрабанда тут же прекратиться.
— Всё правильно, мужики, – закивал я головой, – просто мэрии нужно всё разжевать и объяснить. И тем более добиться полного запрета посещения американцами наших городов. Если я увижу тут пиндоса, я за себя не ручаюсь. Пусть сидят на своих островах. И торговать мы с ними будем только едой. Это я про ГДЛ говорю, считайте это моим распоряжением. Никаких материалов, технологий, машин, одежды, обуви, ничего, полный запрет. Меня все услышали?
Мужики покивали головами.
— Георгич и Вы, – кивнул я на Вертолёта, – езжайте в Мэрию, доводите до них эту информацию, думайте, устанавливайте цены. Думаю, все согласятся с тем, что торговля только за наши лины и цены на продукты для американцев должны быть на порядок выше, чем у нас тут. И самое главное, всё общения только на Русском языке, пусть учат Русский, не хотят — пошли в жопу. Скажите Мэру, что мы даже готовы вложиться в строительство рынка, или чего там будет, только пусть они охрану свою ставят.
Затем мы ещё минут десять-пятнадцать разговаривали по поводу будущей торговли с американцами, прикинули примерную схему рынка, блокпостов, благо опыт в этом уже есть. Правила тоже кое-какие придумали, ну наподобие того, что вход с оружием американцам на территорию рынка полностью запрещён. В общем, унижать и унижать их по полной. Мы им ничего не должны и никак от них не зависим. А Туман с Грачом ещё уже под конец разговора предложили через какое-то время потравить им рыбу и урожай, в общем, пакость какую-нибудь сделать. На счёт этого подумаем, ну очень мне хочется пиндосов загнать под камень так, чтобы они испытали весь страх, ужас, унижение, боль, отчаяние от ситуации, которые испытывали от них все те народы в нашем мире. И мне их не жалко, вот ни капельки не жалко.
Я больше чем уверен, что из всего населения американцев, которое живёт на тех островах, а это, напомню, около 20 тысяч, обязательно найдутся те, кто напрямую или косвенно участвовал в нападении на другие страны на земле. Военные, снабженцы и так далее, все те, кто унижал, убивал, смеялся над другими людьми, которые находились в отчаянии. Как все эти псевдовояки, вернее диванные герои, радовались победам их типа непобедимой армии перед телевизором, как выпячивали грудь, говоря, что они исключительная нация. Терпеть не могу америкашек. Вот мы и постараемся вернуть это всё с лихвой.
Глава 3.
— Ну а теперь вы нам расскажете, как в том мире было? – снова спросил Апрель, когда мы закончили обсуждение всех дел.
— Щас расскажем, – ответил я и нажал кнопку спикерфона. – Оксана.
— Да, Александр.
— Чаю, кофе, бутеров, короче перекусить нам чего-нибудь.
— Сейчас всё будет, – ответила она.
Грач посмотрел на меня и шлёпнул пальцем по горлу, показывая всем известный жест.
— Щас же опять нажрёмся, – увидав его жест, усмехнулся Апрель.
— И чё? – ответил Грач. – У нас тут чисто мужская компания.
— Слива! – громко крикнул я, улыбаясь.
Через несколько секунд дверь в кабинет распахнулась, и в кабинет ввалился Слива, за ним маячили головы Кирпича и Лешего.
— Чё?
— Тащи чё выпить.
— Щас всё будет, – радостно улыбнулся он и исчез.
— Вот же блин, – почесал щёку Славка, — я своей сегодня обещал пораньше домой вернуться.
— Не переживай, – потирая руки, сказал Туман, – тебя отвезут.
— Как вчера, – добавил Грач, и все заржали.
— Может ну его? – сделал робкую попытку отказаться от выпивки Славка. – Мы же только вчера пили.
— Вчера нас было много, – парировал Туман, – а тут все свои. Сейчас хоть спокойно посидим, время вон только 3 часа.
— Да, мне вчера толком и не дали выпить, – про бухтел Большой, – меня Ирка практически сразу домой утащила. Ей кто-то сказал, что я в речку упал.
Все снова засмеялись.
— Мушкетёров-то звать? – спросил Грач.
— Зови, – улыбнулся я, – заодно расскажем пацанам, как Котлета своей бензопилой голову динозавру отпилил.
— Да ладно! – вытаращил глаза Апрель.
— Ох, дружище, – покачал головой Маленький, – ты бы видел эту картину.
— Да-да, – поддакнул Страйк, – я тоже охренел, у меня весь Утюг потом в крови был.
Через 5 минут секретари принесли нам кучу закуски, и я сразу отправил их за добавкой. Так как народу, ну своих пацанов, в кабинет набилось достаточно много. Как же хорошо, что мне его сразу таким просторным построили. Нас тут чуть больше 35 человек было, а мы все спокойно разместились. Стол тут же оказался полностью заставлен едой и напитками.
Ещё минут через 10 в кабинет, звеня бутылками, валилась моя личка в лице Сливы, Кирпича и Леший, и следом Собровцы, вот же блин, как на запах пришли. Жалко только Ватари с Полукедом к гномам укатили, это мне уже ребята сказали. С гномами эти двое особенно сильно подружились, вот и поехали к ним сразу.
— Ну, вздрогнули, пацаны! За нас! – сказал я небольшой тост, держа в руках первую рюмку с текилой.
— Ох, хороша! – крякнул от удовольствия Апрель. – А теперь давайте, рассказывайте с самого начала, как там и что в этом мире, и про камни эти расскажите.
— Туман, начинай – перевёл я на него стрелки.
Так под хорошую закуску, Арменовскую настойку и текилу Киженьцев шёл наш неторопливый рассказ про мир динозавров. Рассказывали всё честно, без утайки, друг друга не перебивая, разве только дополняя те или иные моменты. Те, кто с нами там не был, сидели слушали, затаив дыхание и то и дело восторженно вскрикивая. Конечно, всех очень впечатлили динозавры, потом добрались и до камней.
— Кстати, говоря, – сказал Апрель между очередным тостом, – мы сегодня сгоняли с утра в институт, – выцыганили у наших яйцеголовых пару камней.
— Ага, еле отдали, – подключился Серый.
— Саня, ты должен нас рассудить, – слегка захмелевшим языком сказал Игорь, – каждый тянет одеяло на себя.
— В смысле? – замер я с рюмкой в руках.
— Ну в том смысле, что эти камни очень хорошая штука. Серый вот, например, хочет их к себе в речной, я хочу в сервис, Ванька со своими пацанами хочет какую-нибудь парящую тачку построить. Даже уже нарисовали там хрень какую-то с пропеллером сзади.
— Я предложил, – гордо сказал Саныч.
Саныча, кстати говоря, наш Док хоть и положил вчера в больничку, но он оттуда благополучно смылся и теперь сидел тут с нами, опасаясь прихода Дока и получения по шее. Док набрал в мире динозавров каких-то трав, но перед этим он долго разговаривал с местным лепилой, так что, думаю, у нас ещё какие лекарства появятся. В общем, в данный момент наш Док со своими лаборантами, или как их там, разбирали на составляющие эти растения. Мы его честно сюда сейчас звали, но были посланы, вежливо, правда.
— Метла, – коротко сказал я, разливая текилу по рюмкам.
— Что метла? – не поняв, переспросили пацаны.
— Та штука, которая будет с пропеллером, я хочу назвать «метла».
— А что? Нормальное название, – тут же согласился Ванька.
Остальные мужики тоже согласились.
— Что это хоть за средство передвижения-то будет? – с интересом спросил я.
— На сколько нас сегодня проинформировали Гера и Лев Олегович, эти камни делятся по классам, по грузоподъёмности.
— Точно, – кивнул я, – нам те аборигены целую лекцию по ним прочитали.
— Слушайте, мужики, — воскликнул Славка, – вы бы до рассказали сначала про своё освобождение, а потом мы и к камням вернёмся. А то вроде разговор шёл, что вы их всех замочить хотели, а тут раз и уже с местными вась-вась и чуть ли не друзья.
— Поддерживаю, – икнул Туман, – Саша продолжай.
Эх, ну давайте я расскажу. Грач сейчас как раз остановился на том месте, когда они с Лесником подъехали к этой крепости и пошли разговаривать с местными.
— Ну, значит, дело было так, – сказал я, отставляя рюмку и собираясь с мыслями, – в этом сарае мы сидели уже вторые сутки, и тут двери открываются, и мы видим этого Германа, как потом оказалось, его отца, кучу здоровяков и нашего Грача.
— Ага, я в тот момент грешным делом подумал, что у меня глюки, – захихикал Туман.
— Грач нам сказал, что мы свободны, – продолжил я, – выползли мы, значит, на свет божий, тут же остальные пацаны подскочили, давай нам помощь оказывать, Лев Олегович с Доком быстро перевязки всем сделали. Если честно, мы офигели от всего. То нас в плен взяли и обещали нам кары небесные, то вот так раз, – я щёлкнул пальцем, – и мы уже свободны.
— Как договорились-то? – не выдержав, спросил Апрель.
— Тут давайте я дальше расскажу, – взял слово Грач. – Этот Лесник оказался очень умным человеком, ну мы вам рассказывали недавно. Ещё стоя перед воротами, он позвал Германа с отцом, эти двое подстраховались и пригласили меня и Лесника внутрь. Зашли в дом небольшой, туда же и Василич этот пришёл, третий их. Когда я оказался внутри этой крепости, то понял, о чём нам говорил Лесник.
— В смысле? – переспросил Славка.
— Ну, о техническом прогрессе. Я как будто в нормальной современной деревне оказался. Каменные дома, клумбы, дорожки, стёкла в окнах, фонари уличного освещения, ливнёвка, населения-то там полно, все чистенькие, аккуратненькие такие. Гармонирует, конечно, с теми пленными, которых мы освободили, очень сильно. Как те живут, мы не видели, но тут по внешнему виду было всё понятно. Те бомжи какие то, а тут прям цивилизация. И хорошо продуманная система обороны, навесы, бойницы, ящики с песком, бочки с водой около стен и около домов стоят, подумали там над всем этим.
В общем, в этом доме слово снова взял Лесник. Объяснил этим троим, кто мы и откуда, и зачем сюда пришли. Сразу было видно, что те к леснику прислушиваются. Ну и потом я уже к разговору подключился, тоже объяснил им кое-что, – Грач смущённо замолчал и наклонил голову.
— Чё объяснил-то? – спросил Апрель.
— Ну то, что мы не хотим войны, что пусть они отпустят наших друзей, взамен они получат знания и что-то ещё, решим, в общем. Если нет, будет война, мы-то, может, и ляжем там все, но нас всё равно будут искать. А судя по нашей одежде, вооружению, машинам, ресурсы в нашем мире гораздо круче, чем у них там, и рано или поздно на наши следы наткнутся. Вот тогда уже может быть весело местным, и никто из них не уцелеет точно.
— Короче, на понт их взял, – ухмыльнулся Славка.
— Ну типа того. В итоге, те покумекали и решили, что наших пацанов проще отпустить, чем убить нас всех и рано или поздно получить по голове от тех, кто придёт в тот мир нас искать.
— А мы бы пришли обязательно, – сжал кулаки Апрель, – раскатали бы там всё.
— Ну вот и я так примерно и подумал, – кивнул, соглашаясь, Грач, – и те так же решили.
— И что, вы просто так ушли? – спросил Игорь.
— Ага, щас, – пробасил Большой. – Саш, расскажешь? – обратился он ко мне.
Я быстро проглотил кусок мяса и сказал.
— Мы на них очень злые были.
— И это мягко сказано, – снова пробасил Большой.
— Перед тем, как нас выпустили из сарая, – взял я слово, – к нам пришли Лесник и Грач и объяснили нам всё, ну как там и что. Пример о землянах, которых мы не пускали в наш мир, оказался очень хорошим. Но злость-то берёт. Они в нас палками тыкали, били, на холоде держали, Большого вон чуть не грохнули. Короче, предложили мы им подраться.
— Как это? – обалдело спросил Игорь.
— Да вот так, – ухмыльнулся Большой. – Мы, те, кто попал в плен, против тех, кто нас вёл в их крепость.
— Но их же вроде как больше было, – испуганно сказал Славка.
— Да, – кивнул я, – минус у нас ещё Полукед и Гера, в рукопашке они точно не бойцы. В итоге нас 11, против 30 человек. Герман, гад, отказался драться, хотя ну очень нам хотелось ему зубы выбить, желательно все. Мы хоть и побитые были, но от злости сразу силы появились. В итоге, пошли все на большое поле там внутри посёлка, у них там, оказывается, большая спортивная площадка есть, типа небольшого футбольного поля с дорожками для бега, турниками, кое какими спортивными снарядами, трибунами для зрителей. Договорились сразу, дерёмся только на кулаках, кого убьют, без претензий потом.
— И после этого никаких претензий друг к другу не будет, – добавил Туман. – Как говорится, всю злость друг на друге вымещаем и всё, не то что друзья, просто негатив сливаем.
— И как оно? – заулыбался Апрель. – Драка, видать, что надо была.
— Не то слово! – заржал Клёпа.
— Выставили они против нас и тех, кто нас в крепость вёл по горам, и ещё несколько здоровяков, – сказал я, ухмыльнувшись, — ну и после отмашки пошли мы куча на кучу.
— Как в хорошей уличной драке было, – снова пробасил Большой, – или если кто участвовал в драке футбольных фанатов.
— Я пару раз видел, – тут же поднял руку Ванька.
— Ну вот и у нас так было, – кивнул я, – но хорошо, что эти не поняли, что перед ними профи. Ладно, я не каратист там какой, а Ватари, Большой, Клёпа, Туман, Маленький, эти бойцы-то будь здоров.
Все покивали, соглашаясь с моими словами.
— Большой опять людьми кидался? – засмеялся Славка.
Мужики тут же заржали, вспомнив их драку в кафе. Вася тут же заулыбался.
— Ага, – покосился я на него, – драка пипец была. В общем, положили мы их всех, нескольким руки ноги поломали, наши все на ногах остались, а те все лежали. Те из них, кто стонал от боли, вырубались всё равно, били мы их очень сильно, никого не жалели. Местные, конечно, охренели, когда увидели, как мы из этих 30 человек отбивные сделали.
— Ну а потом-то чё? – с интересом спросил Апрель.
— Да ничё, – ответил Туман, – бухали сидели, они нам поляну накрыли. Этих всех в чувство привели, никого мы не убили, хотя могли им там всем шеи свернуть. Ватари с одного удара их валил. Бил по точкам, и противник сразу выпадал из реальности.
— Да-да, – тут же сказал Чуб, – он нам показывал, куда бить надо. Какой бы здоровый против тебя противник не был, после удара по болевой точке он падает как подкошенный.
— Ну вот, – улыбнулся Туман, – рукопашный бой 21 века, против аборигенов из каменного явно выигрывает.
— Хорошая была драка, – хихикнул Клёпа, – я прям по полной программе оттянулся.
— Жалко только нас не пустили, – обиженно сказал Кирпич, – но орали мы там будь здоров.
Все снова засмеялись
Глава 4.
— Короче, все недоразумения были сняты, – вновь продолжил я рассказывать ребятам, – нужно было домой возвращаться. Перед тем, как сесть за стол, нам показали их производства. Должен признать, что эти трое там много чего сделали, – я с уважением покивал головой, – лесопилка, плавка, фермы их, мастерские, да много чего у них там есть, даже бассейн для жителей.
— Фигасе, – присвистнули ребята.
— Да, Лесник прав оказался. Эти попаданцы там действительно много чего сделали, я их невольно даже зауважал. Разговаривали мы с ними долго на предмет дальнейшего сотрудничества, – я ухмыльнулся, – как мы и предполагали, место, где есть эти камни, они нам показывать наотрез отказались. Я бы, наверное, тоже не показал, а вот дать нам несколько комплектов согласились. Заряда у этих камней хватает на неделю, потом надо будет к ним назад, заряжать их или брать новые, об этом мы тоже договорились. Так же они попросили кучу всего, генераторы, станки, литературу, рации, оружие, да всего полно.
— Только за камни? – удивлённо спросил Апрель. – Не многовато ли?
— Там не только камни, – ответил я, – там и полезные ископаемые, которые нам пригодятся, и куча трав, из которых Док обещал лекарства сделать, охота та же самая, например.
— Я бы поохотился на динозавров, – тут же сказал Чуб.
— Я тоже, – поддержал его Апрель.
— А я бы просто посмотрел на них, – закивал Славка, – хочу посмотреть на этих мастодонтов.
— Да, они так и сказали, – тут стал говорить Туман, – что из нашего мира будет много народу, кто захочет либо на охоту к ним туда приехать, либо на экскурсию.
— В общем, у нас там теперь есть место, где мы можем остановиться на ночлег, – вновь стал говорить я, – они нам обещали построить что-то типа гостиницы и давать проводников. Кто хочет там обустроиться, ради бога. Только у нас есть жёсткая договорённость, что мы не лезем в их управление. Избавиться они от нас не могут, и им это не выгодно, так как мы им дофига чего предложить можем. Их бойцы тут же захотели научиться драться как мы, значит, туда нужны инструктора, машины водить, тачки туда им тоже надо, да куча всего. Будем думать, кого мы туда можем отправить для обучения, и что будем туда поставлять.
— Оружие тоже? – спросил Апрель.
— Тут надо подумать, они не скрывают своих наполеоновских планов на этот мир. Дав им стволы и обучив людей ими управляться, мы сделаем армию, которая снесёт всё на своём пути. А с другой стороны, мы не знаем, что там дальше, ну, допустим, за 500 километров, за тысячу.
— Интересно, – с горящими глазами сказал Апрель.
— Мне, если честно, тоже интересно, – согласился я, – если в нашем мире вон сколько различных форм жизни мы видели, не исключено, что и там тоже есть. Кстати говоря, все те, кто примыкает к ним из местных, сразу считаются полноценными членами общества. И их порыв на захват пленных и доставку их в крепость мне теперь тоже понятен. Посмотрели мы на этих неандертальцев. Тупые, трусы, неграмотные, грязнули, всего бояться и ничего делать не хотят. А у них там производства, везде работники нужны. Кроме как силой, их больше никак не затащишь.
— Получается, что тех здоровых вы зря перестреляли? – спросил Апрель у Грача.
— Не зря, – неожиданно ответил Грач, – если бы они были более цивилизованные и пошли бы на контакт, то они были бы живы. А они сразу в атаку на нас поперли, не разобравшись, кто мы такие, нам пришлось защищаться, а то бы они нас там на ленточки порезали.
— Вот для этого и нужны там толковые люди, чтобы объяснить им, как вести переговоры и как себя вести, – сказал я. — Отправятся они, допустим, в дальний поход, а там другая цивилизация, более сильная. Можно так получить, что сами ноги не унесут. Повторюсь, никто не знает, что в том мире за 1000 километров. Поле для деятельности широчайшее. А с нашей помощью у них сейчас такой технологический рывок вперёд будет, что мама не горюй.
— И когда к ним назад? – спросил Апрель. – Я бы сходил в тот мир.
— Не знаю, всё зависит от ворот.
— Кстати, вы как-энергию-то для ворот нашли? – снова спросил Апрель. – Тут яйцеголовые наши кипишь подняли, что их кубы всю местную энергию в себя всосали, и ворота открыть проблема.
— Ага, – поддакнул Чуб, – я думал, их бабы ваши разорвут.
— Тут вообще интересно получилось, – улыбнулся я, – интересно и просто. Их этот Василич, третий человек, он немного в физике и химии понимает, он там кое какие процессы запустил, тот же самый обжиг глины, плавку руды и всё такое. Недалеко от их крепости в горах есть небольшая лощина, в ней, как он сказал, есть энергия, много энергии. Понял это по тому, что наблюдал за этим местом несколько раз, туда молния в дождь бьёт будь здоров, и рации, которые у них с собой были, ведут себя по-другому. Вот туда нашего Льва Олеговича и отвезли, у него на его аппаратуре сразу показало, что там куча энергии и можно открыть ворота. Эта лощина в паре километров от крепости, так мы сюда и вернулись.
— Прикольно, – сказал Чуб, – я как раз в институте был, когда там приборы показали, что ворота скоро откроются, там чуть с ума все не сошли. Нам сразу сказали, что это вы, учёные эти с точностью до часа сказали, когда вы их должны оттуда открыть.
— Да, – кивнул я, – Гера нам сказал, что в институте будут знать про открытие ворот. Теперь мы можем постоянно в тот мир ходить.
— Список, чего им передаём, уже есть? – спросил Игорь.
— Да нет пока, – честно признался я, – так, поверхностно всё, они, конечно, много хотят, но надо думать, плюс нужны люди, которые туда пойдут.
— Ну с добровольцами, думаю, проблем не будет, – продолжил Игорь, – я бы вот, например, тоже сходил в тот мир на экскурсию.
— Тут надо подумать, мужики, – обвёл я взглядом сидящих перед собой своих друзей. – Желающих туда сходить, как ты говоришь, будет полно. Одно дело поставка чего-либо, и второе дело — это экскурсии. За это можно будет деньги брать, но при этом же необходимо обеспечить безопасность этих туристов.
— Прям парк Юрского периода, – засмеялся Славка.
— Типа того, – засмеялся я в ответ. – Потом соберёмся, подумаем, как и что. Какие-то элементарные вещи мы им сможем и так предоставить. Те же генераторы, например, у нас они есть, нам они ни к чему тут точно.
— Мэрия, кстати, в курсе про этот мир, – сказал Георгич. – Их туда будем пускать?
— Да, конечно, – пожал я плечами, – почему бы и нет. Там ресурсов и ископаемых всем хватит. Надо только наладить проходы в тот мир постоянные, сделать расписание открытия ворот, подумать, будем ли мы там делать свою базу, да много чего обдумать надо.
Потом мы ещё около часа сидели и обсуждали перспективы открытия нового мира. Ну и само собой наша так называемая пьянка продолжилась. Предложений сыпало валом, но все склонялись к тому, что нам нужна там своя база. И подробно мы поговорили про камни, рассказали, как они парят и как на них передвигаются местные. Сюда-то мы в институт взяли только три плота, на которых сами и разместились, машин-то у нас там столько не было.
А там нам просто дали три обычных плота с коробкой этой для камней, а вот перьев и рулей не было, мы и рассказали, как на них кататься здорово. Игорь с Ванькой пообещали сделать-таки небольшую платформу для передвижения или ещё чего-нибудь, в любом случае, новое средство передвижения у нас будет. Покатаемся на нём, потом ещё камней выторгуем у тех, что-то, может, себе оставим, что-то продавать начнём. То, что это новое средство передвижение будет пользоваться спросом, никто не сомневался. Да мало ли куда и для чего эти камни можно использовать.
Уже под вечер, устав от нахождения в кабинете, вышли на улицу, вернее выплыли. Ух и жарко-то тут, щас накроет, в кабинете-то кондеи на полную работают.
— Валер, время? – спросил я у него.
— 20.00
Фигасе мы посидели, с трёх до восьми.
— Искупаться никто не хочет? – громко спросил Апрель, держась за Славку, или Славка за него.
— Никто не хочет, – тут же развернулся к нему Грач. – Ещё утонуть не хватало, спать все.
— Я не хочу спать, – услышал я пьяненький голос Упыря. – Айда в 888, пацаны.
— Точняк, – икнул Туман, – там сегодня какая-то новая программа. Только мушкетёры, с посетителями не драться.
— А я бы искупался, – вздохнул Апрель
— Да думаю, нас сейчас купаться и не отпустят, – услышал я позади себя голос Колючего, и он легонько толкнул меня, разворачивая чуть левее, – и на стриптиз не все попадут тоже, походу.
На территорию сервиса заезжал Икс моей Светки, а за ней 7-ка БМВ Васьков.
— Бабы, – коротко сказал Слива. – Атас, мужики.
Но было поздно, сидящие в машинах девчонки засекли нашу шатающуюся компанию, и обе машины, пару раз посигналив, подъехали к нам и остановились. Не. Конечно, кто-то из ребят успел свалить, мы же не знали, кто там из наших дам в тачках сидит. Некоторые вон в стоящий рядом чей-то Чероки полезли, снесли стоящего Упыря и запихнули его в тачку, даже не спрашивая, хочет он этого или нет.
— Попали. Мля, – начал метаться Грач, увидав, как следом за обоими БМВ заезжает его кабриолет, и в нём сидит его супруга с дочкой.
— Вот откуда они все взялись тут? – в сердцах сказал Туман. — Не могли попозже приехать.
— Да наверняка опять по магазинам ездили или на очередной показ мод, – предположил Ванька.
Машины остановились около нас, и из них, держась за животы от хохота, стали вылезать наши женщины. Мы, как могли, стояли ровно, правда, мне приходилось поддерживать стоящего рядом со мной Няму, трепыхало его как то, хотя ветра не было.
— Ой, девочки, посмотрите на них, – громко смеясь и держась рукой за капот, сказала Ирка Большого, – стоят они, типа трезвые.
— А мой-то вообще ни в одном глазу, – засмеялась девушка Нямы.
Снова взрыв хохота девчонок.
— Опять напились? – с улыбкой на лице и небольшим укором, так же смеясь, сказала моя Света.
— Светик, мы по чуть-чуть, – попробовал я сказать это чётко и не заплетающимся языком.
Но, видимо, у меня это получилось не очень убедительно, так как от девчонок снова последовал взрыв хохота.
— Девочки, сюда посмотрите, – услышал я чей-то крик от стоящего Чероки, куда забились пацаны.
Все мигом окружили машину и стали ржать.
— А вон задница моего Васька торчит, – ткнув пальчиком в стекло, сказала Ирка Большого.
Снова девичий хохот.
— Ну ладно, эти-то балбесы, – незлобно, подойдя к Грачу, сказала его жена, – но ты-то куда, старый пень?
— Папа, ну мы же тебя дома ждали, – укоризненно сказала ему дочь.
— Ик, я Тумана поддерживал, – попытался тот оправдаться.
— Вишенка, Кнопка, не бузите, – подключился Туман, – мы по чуть-чуть.
— Ага, вижу я, как по чуть-чуть.
Снова взрыв девичьего хохота. Обернувшись на него, я увидел, как кто-то из девчонок открыл заднюю правую дверь Чероки, и на улицу вывалился Маленький, на него упал Большой. Следом выпихнули Паштета и упирающегося Котлету.
— 8, – закончила считать Бит Апреля, когда последним из багажника вылез Апрель.
Девчонки уже смеяться не могли. Они просто хрюкали, держались за животы, и их буквально пополам от смеха согнуло.
— Вы бы со стороны видели, – вытирая слёзы рукой, сказала Света, – как вы, увидав нас, в Чероки залезали. Вася, ты зачем Упыря пополам сложил и в машину засунул?
Снова ржачь.
— Я? – сидя на земле и тряся головой, спросил Большой.
— Наверное, потому, что он тощий, и Вася подумал, что он много места не займёт, – звонко крикнула Бит.
Снова хохот.
— Домой, или ваша компашка требует продолжение банкета? – спросила у меня Света, прекратив улыбаться.
— Мы на стриптиз, – гордо сказал Котлета.
— Какой стриптиз? – тут же нахмурились девчонки и прекратили улыбаться.
Котлете тут же прилетел подзатыльник из толпы, а Туман ему показал кулак. Котлетос понял, что сморозил глупость, и тут же шмыгнул за Черокез.
— Ты домой, – тут же взяла под руку Грача его жена.
— Ты тоже, – вцепилась в Большого его Ира.
Оглядевшись, я увидел, как девчонки хватают своих мужиков и распихивают их по тачкам. А эти кренделя упираются и разъезжаться не хотят.
— Домой, моя хорошая, – улыбнулся я и отпустил Няму, чтобы её обнять.
Рядом послышался звук упавшего тела.
— А где Няма? – удивлённо спросил я, увидав валяющегося на земле Славку.
— Да его уже забрали давно, к тебе Славку прислонили, – улыбаясь, ответила Света.
— Так, где мой? – услышал я девичий голос, и сквозь толпу к нам пробилась Люда, девушка Славки.
— Я так и знала, – вздохнула она, увидав лежащим его на асфальте.
— Люда, я не хотел, – тут же стал оправдываться Славка, увидав её, – это эти всё со своими динозаврами.
Снова смех.
— Да-да, – кряхтя, ответила она и попыталась его поднять на ноги, – да помогите же мне кто-нибудь.
К ней на помощь тут же бросился Чуб, правда, его самого хорошо так штормило, но он всё-таки помог поднять Славку, и они вдвоём с Людкой потащили его к стоящей машине.
— Нда, – оглядел я пустеющую площадку, – пошли домой, Светик, что-то у меня голова кружиться.
— Сам дойдёшь или тебе помочь? – спросила она у меня.
— Шеф, куда тебя нести? – услышал я откуда-то снизу голос Сливы.
Посмотрев, рассмеялся в голос, ко мне полз Слива, а за ним Кирпич. Остальная моя личка куда-то исчезла. Хотя нет, вон Собровцы уже грузятся на заднее сиденье Ауди А5, Клёпа ещё так обернулся и рукой мне помахал. Вот же засранцы, быстренько ноги сделали.
— Во какая у меня охрана, – с гордостью сказал я, показывая на Сливу и Кирпича пальцем, – в жопотень пьяные, а охраняют.
— Я его не подниму одна, – тут же появилась Наташа Сливы. – Вставай давай, и ты, Кирпич, вставай, пока я вам по пинку не отвесила.
— Ща, ща, встаём, – тут же закряхтели оба и, поддерживая друг друга, поднялись на ноги.
Ну и картина, мне кажется, дунь на них, и оба поваляться.
-Ик, мы в порядке, – выдохнул Кирпич.
— Ага, я вижу, – уперев руки в боки, наехала Наташа на них. – Шагом марш домой. Кирпич, давай к нам, я твоей сейчас позвоню, скажу, что ты у нас. Шефу вашему охрана уже не нужна, он сейчас тоже спать пойдёт.
— Спасибо, красатуля, – расплылся в улыбке Кирпич, и они, ковыляя, потопали в сторону жилых зданий.
— Шеф, до завтра, – услышал я крик Сливы.
— Иди давай, телохранитель, – легонько толкнула она его.
— Я сам пойду, – тут же выпятил я руки перед Светкой.
— Туда, – показала мне Света пальчиком, указывая на дома, в которых мы жили.
— Мужики, аривидерчи, – увидал я развалившегося на заднем сиденье кабриолета Грача.
Машина с сидящей за рулём его женой тут же развернулась и поехала в сторону выезда из сервиса. Дочка Грача протянула ему бутылку с водой, это я успел увидеть. Туман уже тоже куда-то делся. Да и вообще все как-то быстро исчезли, кого их женщины расхватали, чтобы они дальше за приключениями не пошли, кто-то усел спрятаться. Вон Крот из-за мерина своего выглядывает, и, кажется, рядом башка Игоря торчит.
И тут я увидел, как во двор сервиса въезжает чей-то Мерседес, шикарный шестисотый в 140 кузове. Чёрный, тонированный, на хорошем литье, намытый и наполированный. Ну прям красавец, у меня, честно говоря, челюсть отвисла. Тачка не спеша притормозила, пропуская чью-то Ауди А7 и потихоньку покатилась дальше. Блин, как же он мне нравится, есть в нём что-то такое мощное, монолитное, безумно красивое.
— Кирилл где? – стал я крутиться вокруг себя, ища его взглядом.
— Ушёл он уже, – сказал появившийся рядом Страйк, – как не странно, он довольно-таки уверенно держался на ногах, хотя я вон тоже стою, только вертолёты небольшие в голове.
— Тачку видишь? – ткнул я пальцем в паркующийся мерин.
— Это не моя, – тут же ответил Страйк.
— Водилу надо вытряхнуть и тачку сюда пригнать? – рядом тут же нарисовался Паштет, рядом с ним Котлета и Упырь, Мамуля с Одуваном оказались слабаками и заснули ещё у меня в кабинете. Их уже давно домой отнесли.
— Котлетос, твой водила, мой пассажир, – тут же распорядился Паштет – Упырь, прикрываешь.
— Стоять, – сказал я им, стараясь не заржать, – не надо никого вытряхивать, идите отдыхайте.
— Тогда мы на стриптиз, – повиснув на Паштете, выдохнул Упырь.
И троица, поддерживая друг друга, поплелась к выездным воротам с территории сервиса.
— Ох нарвутся они сейчас там на кого-нибудь, – покачала головой Света, наблюдая как мушкетёры, путаясь в ногах и что-то весело обсуждая, идут к воротам.
— Да их охрана внутрь не пустит.
— И ты думаешь, их это остановит? – улыбаясь, спросила Света.
— Да уж, – вздохнул я, тут же вспомнив, как они в поезд в первый день его отправления залезли. Раздобыли где-то верёвку, залезли на крышу вокзала и с неё спустились на вагоны, а там уже как какие ниндзя через окно проникли в вагон, правда, Котлету уронили, но потом его так же затащили внутрь.
— Страйк, мерин видишь? – повторил я свой вопрос.
— Ну вижу, – прищурился Страйк, наводя взгляд на Мерседес.
— Два мне таких, – выдохнул я, – из облака своего притащите. Починим, буду на них ездить с личкой.
— У тебя и так уже автопарк, – улыбнулась Света, так же рассматривая чёрного красавца, – но должна признать, что машина очень красивая. А если такие ещё две друг за другом будут ездить, ещё красивее будет.
— Будет сделано, шеф, – кивнул Страйк, – я пошёл?
— Давай. Ты же моя умничка, – обнял я Свету и пробулькал ей на ухо: – Какая же ты у меня хорошая, всегда меня поддерживаешь.
Глава 5.
14 апреля.
Три дня я зависал у себя в кабинете, разгребал почту, документы, накопилось всего очень много. Секретари сбились с ног, принося мне то одно на подпись, то второе, то соединяя с кем-то, то посетителей отшивали. Народ на встречи не то что толпами пёр, но шли. В общем, дел хватало. К вечеру 14 я уже был готов на всех наорать, снова напиться и уехать куда-нибудь, настолько меня все достали. Ну не диванный я руководитель, мне бы в какую-нибудь задницу влезть, побегать, пострелять, подраться, а тут бумажки эти, письма электронные. Но приходилось работать и вникать в дела ГДЛ.
Я уже и так, как мог, делегировал очень многим полномочия на прямую подпись. Но всё равно, много информации и вопросов, которые решить мог только я, мне надо было либо отмашку давать, либо прекращать всё, либо что-то другое предлагать, собрав директоров и проводя совещания или разговор с глазу на глаз.
Георгич, помня наш разговор около двух месяцев назад, нашёл-таки двоих людей, которые будут проверять все наши производства, всю бухгалтерию. Это нужно для того, чтобы не воровали, причём эти двое новых аудиторов будут работать по отдельности. Потом сведём, как говорится, дебит с кредитом аудиторов и бухгалтеров на производствах. Вот и посмотрим, кто и сколько у нас ворует. В искреннюю честность тех, кто работает с большими деньгами, я уже давно не верил.
Я понимал, что воруют, что тянут всё равно, но одно дело, когда по чуть-чуть, и другое, когда много, таких сразу…, в общем решим, что с ними, надо проверить сначала.
— Всё, млять! – крикнул я на весь кабинет в 10 вечера, ответив на последнее электронное письмо. – Я свободен! – тут я заорал.
— Александр, к вам Светлана, – заговорил спикерфон голосом Татьяны.
— Пусть заходит, – устало ответил я.
Дверь открылась, и в кабинет первым ворвался Булат.
— Привет, мой хороший, – повернувшись, стал я гладить его голову.
— Тебя сегодня во сколько домой ждать? – спросила, войдя, Света. – Опять в 12 ночи, как вчера?
— Нет, я закончил, всё, со всеми делами, вроде, разобрался.
— Очень хорошо, – обрадовалась она и, подойдя ко мне, наклонилась и обвила мою шею своими руками. – Я там тебе мяско вкусное приготовила. Домой идём?
— Идём, – кивнул я, – девчонок надо отпустить, – кивнул я в сторону предбанника, – они тут со мной каждый день допоздна.
— Александр, — снова заговорил спикерфон, – чай, кофе?
— Нет, Тань, всё, спасибо. Можете идти домой, на сегодня всё. Спасибо вам.
— Не за что. Хорошо, спасибо.
— Теперь всё проще будет. Я сегодня снова директоров собрал и дал им ещё больше полномочий, теперь всего вот этого, – я показал Свете на лежащие папки с документами на столе, – будет гораздо меньше.
— Дело, конечно, не моё – улыбнулась она, прогоняя Булата и садясь ко мне на колени, – но ты не боишься, что они не то, что воровать начнут, а левачить там или ещё чего?
— Это тоже предусмотрели, – улыбнулся я, прижимая её к себе, – есть у нас способы, как их проверить всех.
— Ну и хорошо, пошли домой.
— Кстати говоря, у меня для тебя сюрприз, – загадочно сказал мне Света, когда мы не спеша шли по территории сервиса к зданию, в котором мы до сих пор жили.
И она достала из кармана ключи и погремела ими у меня перед носом.
— Да ладно? – не поверил я. – Это то, о чём я думаю?
— Ага, ключи от нашей трёшки. Ты в делах весь, дом-то достроили, я сегодня получила.
            — Когда переселяемся? 
— Погоди, – засмеялась она, – там ещё ремонт сделать надо, там же бетон.
— Поехали, посмотрим? – тут же загорелся я.
— Не, поздно уже, завтра поедем. Посмотришь, когда светло будет, и дизайнер приедет, я уже договорилась, там же свободная планировка, вот и пусть он нам рисует квартиру. Бригаду для ремонта мне дядя Паша нашёл уже. Они обещали ударными темпами за три недели ремонт там сделать.
Светка трещала весь вечер. Её слова со скоростью пулемёта стихли только тогда, когда я ушёл в душ, но едва я из него вышел, она начала говорить снова. Не, я, конечно, тоже был очень рад тому, что у нас наконец-то появилась своя квартира, но Светка — это что-то. Эмоции её буквально переполняли, я вообще удивляюсь, как она терпела весь день и пришла ко мне в кабинет с Булатом только поздно вечером, уже ночью, можно сказать. В общем, через какие-то 15 минут её трескотни я знал всё.
Наша квартира на 4 этаже четырёхэтажного дома, отлично. Площадь 117 метров, тоже хорошо, есть где развернуться. Завтра приедет дизайнер, и мы ему скажем, а он нам подскажет, как там всю эту площадь можно разделить, и какой ремонт там сделать. Господи, из неё идеи лились, как из фонтана вода. Не успев накормить меня, она тут же начала рисовать мне на листке, где и как она что хочет. Тут же накидала мне пару планировок, две гардеробные, кладовка, кухня гостиная, плюс можно сделать ещё три комнаты. Ох ты ж вот её торкнуло-то. Но, последнее слово за мной, и она это знала, вот она и вываливала на меня информацию и различные варианты.
Так же там у нас две лоджии, одна 8 метров, вторая 10, считай, ещё пару комнат. Перед домом на каждую квартиру по два машиноместа, есть возможность купить ещё два, надо будет купить обязательно. Так же полностью огороженная и охраняемая территория, консьержи, шлагбаум, камеры наблюдения.
ГДЛ мэрия отдала 4 таких дома. Дома эти, кстати, все трёх подъездные. Света нарисовала мне схему этажа, получилось так, что на этаже, однушка, двушка и трёшка. Двушка и трёшка распашонки, то есть окна выходят на обе стороны дома, хотя, думаю, есть дома, где и вместо трёшки сделано две двушки или три однокомнатные квартиры. В общем, по моим грубым прикидкам, в районе 150-170 квартир отдали полностью нам, ГДЛ.
Неплохо так, совсем неплохо. Фирма наша большая, жильё есть не у всех, вот и будем мы теперь жить кучей. Интересно, кто у нас соседи, но моя трещотка, которая так и крутилась волчком вокруг меня, кто у нас соседи, не знала, ладно, завтра или позже узнаем.
Блин, мне прям реально захотелось прыгнуть прям сейчас в тачку и поехать посмотреть на нашу квартиру. Пока она убежала в душ, я сидел, пил вкусный чай, который нам продают гномы, и ловил себя на мысли, что экономика города опять пойдёт вверх. Ведь этот район очень большой.
Появилось очень много рабочих мест, это я не говорю про строителей. Это охрана, консьержи, на территории откроется куча всего, первые этажи наверняка под коммерцию, там откроются парикмахерские, различные магазины, аптеки, химчистки и так далее и тому подобное. А уж те, кто будет заниматься производством материалов для ремонта квартир, вообще озолотятся. Обои, ламинат, краска, межкомнатные двери, различные лампы, выключатели, светильники, мебель, кухни, те вообще будут в шоколаде.
Я вот, например, хочу мебель только на заказ, пусть мне её на картинке рисуют, а я буду пальцем тыкать, благо, позволить я себе это могу. Пол с подогревом мне не нужен, а вот пол из дерева, которое растёт только у гномов, я точно хочу. А в коридор хочу мрамор, и стены хочу из мрамора, чёрного мрамора, и чтобы он отполирован был до зеркала.
Я прикидываю, сколько там коммуналка будет, если и консьержи, и круглосуточная охрана. Ладно, разберёмся, вон Светка уже из душа вышла, без одежды, сейчас есть другие дела.
15 апреля.
Растолкали меня пол восьмого.
— Чё так рано-то? – окончательно проснувшись и посмотрев на часы, спросил я у вставшей с постели Светы и уже убежавшей в ванную.
— Нормально, – крикнула она из ванной, – вставай давай. Поехали квартиру посмотрим и с дизайнером пообщаемся, я с ним на 9 утра договорилась.
— С ним?
— Да, это мужчина. Я же знаю, что тебе не нравятся все эти завитушки, яркие цвета и всякая такая женская ерунда, а все женщины дизайнеры к этому склоны. Мужчина в этом плане более практичен, и, думаю, ты с ним быстро общий язык найдёшь.
— Точно, – улыбнулся я, потягиваясь на кровати, и тут же мне на грудь легла большая чёрная голова.
— Тебе же тоже надо там комнату свою сделать? – спросил я у Булата. – А лифт там есть? – крикнул я Свете.
— Есть, конечно.
Позвонил Сливе, он у меня стал вроде старшего охраны, и кто в тот или иной момент едет со мной, решал теперь он. В каком бы состоянии он не был, всегда ответит на звонок, и поручить ему всё можно. Вот и сейчас он только спросил, на какой машине я изволю ехать, я решил на восьмёрке, на чём охрана поедет, пусть сами решают.
В 8.45 мы уже заезжали на территорию этого нового района. Несмотря на то, что ещё во многих местах велись какие-либо работы, будь то облагораживание территории, уборка и вывоз мусора, укладка асфальта или просто ездили грузовики, охрана на въезде бдила. Шлагбаум, за который нас пропустили после того, как проверили наши документы и записали в журнал. Я был на восьмёрке, пацаны сзади на Кадиллаке, охрана, конечно, немного прибалдела от такого вида и сопровождения, но вопросов не задавала. Я так понимаю, что кто-то в Мэрии организовал ЧОП, и теперь будет зарабатывать на охране.
Последний раз я тут был давно, кажется, больше месяца назад, или дальше больше, и был немного в другой стороне этого района. Здесь же дома отличались от тех как внешним видом, так и придомовой территорией. А может быть и в тот раз я просто не обратил внимание на площадки внутри домов.
А место нашего будущего жительства мне понравилось. Внутри домов большая площадка, как для детей, так и с различными турникетами, лавочки, зелени много, деревья, урны, дорожки, всё сделано очень аккуратно и радовало глаз.
Входная группа в подъезде так же была отделана по высшему разряду. Для тех, кто не знает, входная группа это сам подъезд, то, что вам сразу бросается в глаза, едва вы шагнули внутрь дома.
Вот где разгулялись строители с мрамором и гранитом, он был везде: и колонны, и место для консьержа, и небольшая площадка для велосипедов или колясок, всё это было отделано гранитом. Поднялись на лифте на 4 этаж, Светка довольная до ушей открыла дверь, пацаны остались внизу в машине.
Как я уже говорил, машиноместа для жителей были рассчитаны с запасом, по два машиноместа на квартиру, плюс достаточно большая гостевая стоянка и можно было купить ещё места. Всё это было под навесами, я сразу отправил Сливу искать, где тут продают эти самые места, пусть ещё два купит, пригодятся однозначно. Поставлю около дома свои тачки, как олигарх какой, и буду менять их каждый день, гы, но это я так, прикалываюсь.
И ещё в подъезде, когда я его осматривал, я увидел ещё одно помещение, уж не знаю, для чего его сделали, но оно было. Площадь у него где-то 10-12 квадратных метров, может под склад какой, может под коммуникации какие будущие, хрен его знает. Но Слива так же получил задание найти, кто всем этим хозяйством заправляет, и выкупить его. Зачем? Отвечаю, охрана моя и Светкина где будет сидеть? На нашем этаже места нет, постоянное нахождение ребят в квартире мне вот точно не нужно. Вот и будут они тут сидеть, сделаем ремонт, оборудуем всем необходимым и всё, 4 этаж, не так далеко бежать, если что. Натыкать по квартире тревожных кнопок и всё. Может я, конечно, перестраховываюсь, и у меня паранойя, но лучше пусть так будет. А то вдруг появятся ещё какие злодеи, захотят меня или, чего доброго, Светку грохнуть, не, лучше пусть тут пацаны дежурят.
Короче, квартира. Увидав её, я крепко выругался, ну прям хоромы. Наверное, со стороны я смотрелся как дурачок, когда ходил по ней, разве только капающих слюней изо рта не хватало. Ну а потом пришёл этот дизайнер, молодой парнишка, лет 27 наверное, с ним мы трепались часа 4, а может и больше.
Так как в квартире не было ничего из мебели, Слива и Кирпич притащили какие-то раскладные стулья и ящики, на них мы и сидели, рисовали всё и мерили. Я даже не предполагал, что меня так увлечёт этот процесс. Нарисовали всё, где будут стены, гардеробные, кладовка, кухня, оружейный шкаф, сделали 4 комнаты, на одной из лоджий у меня будет кабинет. Причём этот дизайнер предложил установить на ней пуленепробиваемые стёкла, о как, оказывается тут и такие уже есть, вернее в Руви уже наладили выпуск. Денег они, конечно, стоят мама не горюй, но делаем-то для себя, короче, я заказал поменять окна во всей квартире.
Само собой, кондеи так же везде. В 10 утра меня начали доставать звонками с работы, кого-то скидывал, кому-то отвечал, постоянно отвлекаясь. В итоге пацаны привезли Таню, и она сидела на одном из ящиков, принимала звонки и быстро подсовывала мне бумажки, хороший у меня секретарь.
Самое моё главное пожелание было, это сделать полную шумоизоляцию, сделать так, чтобы я вообще соседей не слышал, и, если я тут музыку сделаю громко, до них долетали бы лишь тихие звуки. Ну вот люблю я тишину. Дизайнер тут же прикинул, что все стены сократятся на 7-9 сантиметров, да и хрен с ними, зато будет тихо, как на подводной лодке на глубине.
В общем, нарисовали и довольные друг другом разошлись. Я прям с интересом ждал завтрашнего дня, когда мне этот хлопец пришлёт счёт за свои услуги, потом будет счёт за материал и за бригаду работников. Но если честно, мне было абсолютно не жалко денег, вот, наконец-то я могу потратить свои тысячи Лин на себя и свою любимую женщину, ну и на Булата, конечно, ему мы тоже комнату нарисовали. А так на рисунке квартирка неплохая получилась: гостевой санузел, комната для гостей, большая кухня-гостиная, развернулись короче. Ну и наша спальня, по спальне вообще прикольно получилось.
Наша кровать будет стоять на подиуме, я придумал, вот хочу две ступеньки и кровать, большую кровать, жалко только в этой квартире не было панорамных окон, вот не предусмотрели строители такого, очень жаль, и поменять нельзя, монолит, внешние стены несущие, ломать нельзя. Ладно, и так квартирка хорошая.
Уже когда довольные до ушей вернулись в сервис, я вспомнил, что забыл спросить, кто у нас будет соседями, на площадке наша трёшка, вернее, мы из неё четырёхкомнатную сделали, двушка и однушка. Пацаны тоже похвастались, что получили там квартиры, и мушкетёрам нашим там дали хаты, короче, вокруг будет только ГДЛ, прикольно.
Слива нашёл, кто заведует машиноместами и этим помещением. Два машиноместа по 7 тысяч, помещение почти 20, неплохие такие цены.
Глава 6.
17 апреля.
Очередные три дня прошли в заботах и делах, только хорошо, что я мало сидел в кабинете, больше ездил по нашим объектам. Со мной постоянно была мой секретарь Татьяна, и все вопросы решались достаточно оперативно. Тут же как бывает, кто-то позвонил, о чём-то с ним договорился или надо дать ответ, или что-то решить, или созвониться позже, да всякое бывает. Вот как раз для этого и нужен хороший секретарь, который сделает себе в блокноте кучу пометок, когда надо напомнит или соединит с тем или иным в данный момент нужным человеком.
— Накатались? – весело спросил с закопченной мордой Грач, когда вечером мы вернулись из хозяйственного оазиса.
Мы как раз объехали заправки, кроме дальних, съездили на оптовую базу, где я поразился количеству товара на складах и количеству фур, которые там загружались и разгружались. Вчера были в новом и речном, смотрели на порт и были на рыб заводе, там тоже всё кипит.
— Вы, смотрю, тоже повеселились, – кивнул я на платформы, на которых стояли битые машины.
Видать, они только что вернулись из облака с очередной партией машин. Вон усталые бойцы сидят кто где и перекуривают, а слесаря уже начинают разгрузку тачек, да и платформы в крови чуток.
— Ага, – кивнул Грач и шмыгнул носом, – на сегодня всё, две ходки сделали, 16 машин привезли.
Я посмотрел на стоянку, на которую обычно разгружали машины из облака и оттуда их забирали в ремонт, она была заставлена машинами, не полностью, но тачек там хватало.
— Куда ты его поволок? – услышал я из-за платформы громкий голос Игоря. – Его сразу надо в ангар затаскивать, мы его хрен сдвинем.
Судя по звуку, там пытался развернуться грузовик, и из-за платформы виднелась крыша какой-то машины, джип точно, но что за тачка, я понять не могу.
— Я нужна ещё? – спросила у меня Таня.
— Нет, спасибо, езжай отдыхай. Завтра есть встречи какие?
— Минутку, – она аккуратно поставила на капот Панамеры портфель и вытащила оттуда свой блокнот. – Нет, завтра никаких встреч нет, – сверилась она с записями, – три звонка только надо будет вам сделать, я напомню.
— Хорошо, тогда завтра с Оксаной решите, кто из вас будет работать, я на весь день в оазис разборку поеду.
— Хорошо, всего доброго, если что, звоните мне или Оксане. Смс завтра на всякий случай, кто из нас в офисе, я скину.
— Добро.
— Саша, мы в столовой, – тут же сказал мне Клёпа, дождавшись, когда она от нас отойдёт.
— Да осторожней, млять! – вновь раздался крик Игоря.
Да что у них там такое происходит.
— Да идите уже ешьте, – махнул я рукой и стал обходить платформу, больно меня заинтересовало, что там творится.
— Я тоже пошёл, – выдохнул Грач и, свистнув пацанов, направился на оружейный склад. Со мной остался только Кирпич.
Обойдя Камаз с платформой, я увидел, как головастиком Маном, который у нас переделали под грузовой эвакуатор, в ангар для ремонта затаскивают Кадиллак Эскалейд, только не как у меня, а удлинённый.
— Ух ты, – воскликнул Кирпич, – длинный какой, прям офис на колёсах.
— Хм, офис говоришь?
— Ну да, смотри заднее стекло какое длинное, там наверняка сзади куча места, сиденья друг напротив друга поставить, и можно вчетвером ездить, я бы ещё перегородку для водителя сделал.
А Кирпич-то прав, вот чего мне так не хватало. Буквально сегодня днём, когда мы были на оптовой базе, решили поехать с Вертолётом на склады около железной дороги, показать он мне там всё хотел, а сажать его некуда, места-то в Кадиллаке у меня сзади два. Там я и мой секретарь, спереди водила и охрана. Так и ехал Вертолёт со своим замом сзади нас на своей тачке, а была бы вот такая машина, все бы разместились внутри без проблем.
— Давай! Давай, аккуратней! – увидал я Игоря, он стоял позади Кадиллака и командовал водителю грузовика, куда рулить.
Пока Кадиллак затаскивали внутрь ангара, я успел его обойти и как следует рассмотреть. Точно Лонг, белого цвета, бит в задницу и в задний правый угол, и кажется, правой стороной ещё где-то притёрлись, она вся счёсана, передний бампер тоже на соплях держится.
— В 7 бокс его загоняйте, – вновь услышал я голос Игоря. – Серёга!
— Чё? – из бокса вышел молодой парнишка, и Игорь молча ткнул ему в Кадиллак пальцем.
Этот Серёга улыбнулся, кивнул головой и, обернувшись, кому-то свистнул, спустя несколько секунд из недр бокса вышло 4 человека.
— Привет, дружище, – поздоровался я с ним, подойдя.
— Привет, Саш, если что-то срочное, то давай. Нет — потом, работы дофига. Матвей, затаскивай А5 со стоянки, – вновь крикнул Игорь водителю грузовика, – серебристая там перевёртыш, и тащи её в 4 бокс. Лёха! Лёха, твою мать!
— Тут я, – сзади нас неожиданно нарисовался этот Лёха.
— Здрасти, – кивнул он мне, улыбнувшись.
— Привет.
— Вы с Саабом закончили? – спросил у Лёхи Игорь.
— Да, сейчас вот хотели Сонату брать и начать ремонтировать, Олег как раз на стоянку пошёл, ищет тачку.
— Отбой по Сонате, с салона заказ пришёл. Матвей вам сейчас А5 притащит, ей займитесь.
— Там две А5, – наморщив лоб, сказал Лёха, – перевёртыш и битая в бочину.
— Точно, млять, – хлопнул себя по лбу Игорь. – Битую в бочину быстрее сделаете.
— Ага, – снова заулыбался бригадир.
— Иди на стоянку и показывай Матвею на эту Ауди, – тут же сказал ему Игорь, – я ему перевёртыша сказал вам тащить. Осмотрите, прикиньте, завтра мне скажете, сколько времени на ремонт уйдёт.
Лёха кивнул и побежал на стоянку.
Пока Игорь раздавал распоряжения, я с интересом крутил головой, ну прям как ребёнок в магазине игрушек. Не устаю повторять, что мне дико нравится вот так зайти в один из ангаров и посмотреть, как тут идёт процесс. А тут он не то что шёл, он тут кипел. Инструмента-то теперь у нас благодаря гномам всё больше и больше, и вот бригады вздохнули полной грудью. На сколько я видел, в каждом из отсеков кипела работа, в каждом ремонтировали машины. Стучали молотки, слышались звуки дрели, болгарки, шруповёртов, ещё каких-то механизмов. Народ что-то тащил, катил, перетаскивал в ангаре из отсека в отсек и из угла в угол. Посередине ангара потихоньку ехал кар с большим ящиком, в который двое мужчин скидывали весь мусор из отсеков.
Около склада, который был недалеко от нас, аж небольшая очередь была, и вон из окошка двое слесарей получают коробку передач и, кряхтя и немного матерясь, потащили её куда-то дальше, походу, на тачку ставить. Коробка блестит, как начищенные самовар.
Ваня мне уже давно говорил, что у нас даже сделали отдельный бокс для ремонта моторов и коробок передач, там эти самые главные детали в автомобили разбирались практически до винтиков, отмывались, восстанавливались, собирались назад, и всё это складировали на складе, а уже оттуда механики получали их по мере надобности. Точно, вон из ворот склада выезжает ещё один кар, и на поддоне, который установлен на его лапах, гордо лежит двигатель с коробкой передач в сборе, рядом так же двое механиков. Раз, и кар зарулил в отсек, оттуда торчит задница какой-то машины, правда, не могу понять, что за тачка.
А уж запах-то тут какой, он мне сразу в нос шибанул, как только мы сюда вошли. Растения эти гномов тоже везде, вон практически на каждой двери отсека висят маленькие горшочки с этими цветочками, и дышится тут легко.
— Чё хотел? – тут же развернулся ко мне Игорь.
— Игорь, нам тоже тачка нужна, – как из-под земли рядом с нами вырос ещё один бригадир, я даже воздуха не успел набрать.
— Так, погоди, – Игорь тут же отвернулся от меня и стал листать свой блокнот. – Вот, заказ от Киженьцев, два Гетца. Два возьмёте? Их на стоянке полно.
— Возьмём, – подумав пару секунд, кивнул этот мужчина.
— Тогда бери своих и идите за тачками, завтра жду инфу по срокам.
Тот так же кивнул и пошёл вглубь ангара.
— Чё хотел? – вновь повернулся ко мне Игорь.
— Игорь, куда Максимку ставить? – услышал я очередной голос, и трое мужиков выкатили из бокса Ниссан без капота и дверей.
— К Ваньке её катите, пусть её готовят.
Пипец тут работа кипит.
— Чё хотел? – в который раз у меня спросил Игорь.
И тут у него зазвонил телефон.
Не выдержав, мы с Кирпичом заржали.
— Чё ржёте? – растерянно спросил Игорь и на всякий случай оглядел себя, держа в руках звонящий сотовый. – Алле! – махнул он на нас рукой.
— Вот же у них тут движуха-то – захихикал Кирпич.
— Не то слово.
— Михалыч! – снова заорал рядом Игорь.
Из-за Кадиллака вышел усатый мужик в рабочем комбинезоне с ключами в каждой руке и молча уставился на Игоря.
— Займись ими двумя, – ткнул Игорь в меня с Кирпичом, – я пошёл. В третьем ангаре тачку с подъёмника уронили, а она уже продана.
— Сделаем, – пробасил этот Михалыч и, положив ключи, направился к нам.
— Извините, мужики, – обернулся к нам Игорь, – некогда мне, жопа в мыле, – и он, тут же свистнув ещё одного слесаря, быстро пошёл к выходу из ангара.
— Добрый вечер, – протянул нам поочерёдно руки Михалыч. – Чем помочь? Что подсказать?
А рукопожатие у него крепкое, мужское, люблю такое, а то бывают такие мужики, руку жмут, а ощущение такое, как будто рыбу в руке подержал.
— Я про него хотел узнать, – ткнул я пальцем в Кадиллак, который с помощью другого кара уже загнали в отсек, и вон механики уже начали его разбирать. Ну как разбирать, задний бампер просто оторвали, а к переднему с монтировкой в руках уже примеривается молодой парнишка, да ещё язык высунул. Шлёп, загнал-таки монтировку с щель, хрясь, оторвал его с креплений.
— Их всё равно новые будут лепить, – проследив за моим взглядом, сказал Михалыч, – оба треснутые, восстанавливать дольше будем.
— Вам виднее, – улыбнулся я.
— Так что вы про него узнать хотели? – спросил Михалыч.
— Живой?
— Себе?
            — Ага. 
— Живой, – улыбнулся Михалыч, поняв меня с полуслова, – пробег не скажу какой, но его осматривал один из наших слесарей. Кузов сделаем через неделю, ещё какие-то пожелания будут? — вот так, этот мужчина сразу врубился в ситуацию и выдал интересующую меня инфу. – Наверное салон переделать?
— Ага, – немного обалдел я от его прозорливости.
— Петро! – крикнул Михалыч.
— Чё? – из-под машины на небольшой платформе, которая была на салазках, выехал ещё один слесарь.
— Тащи сюда Кудесника.
— Ща сделаем, – тут же ответил этот Петро и, встав с платформы, тут же куда-то пошёл
— Кто такой Кудесник? – заинтересованно спросил Кирпич.
— Старший по перешиву салонов, – пояснил нам усатый, – руки откуда надо растут, из говна конфетку делает, любой салон переделает и перешьёт.
Через минуту появился этот Петро, и рядом с ним быстрым шагом к нам шёл ещё один парнишка. Вот те на, ему с виду-то лет 25 дашь, не больше. Вот уж действительно говорят, полна земля Русская Кулибиными и самоучками.
— Сколько ему лет-то? – спросил я у Михалыча, поразившись тому, как молодо выглядит этот Кудесник.
— 22, – ухмыльнувшись, ответил Михалыч, – но не смотрите на его возраст, он действительно очень хорошо знает своё дело.
— Добрый вечер, – поздоровался с нами этот молодой парнишка, а Петро опять шмыгнул под Кадиллак. – Кудесник, эээ, Антон меня зовут.
— Александр, – протянул я ему руку, улыбнувшись. – Вот эту машину хочу себе, – ткнул я пальцем в Кадиллак, с которого уже снимали задние двери. Блин, как же быстро они его разбирают-то. Так щас пару часов, и один кузов останется, это я, конечно, утрирую, но разбирают они тачку действительно быстро. – Салон сможешь перешить?
— Конечно. Как надо сделать и что установить?
— Четыре сиденья в задней части машины, по два сиденья друг напротив друга, и сделать перегородку, которая будет отделять водителя с охранником от пассажира.
— Телевизор с картинкой с передней камеры надо?
— Хм, давай, пусть будет.
— Салон кожа, велюр, бархат?
— Да фиг его знает, – растерянно пожал я плечами, обалдев от столь быстрого решения моего вопроса, – сиденья точно хорошие с электроприводами, а вот чем их обшить, вопрос.
— Можно сиденья, потолок, частично двери и боковую обшивку сделать из змеиной кожи, – тут же предложил этот кудесник, – пол либо ворс, либо велюр жёсткий, он, конечно, будет в себя пыль собирать, но будет приятно и тихо. Могу нарисовать картинку и показать, как будет.
— Давай, – обрадовался я. – Тачку в чёрный цвет покрасьте и полностью затонируйте и оба Кадиллака, – я кивнул в сторону выезда головой, – на одинаковые диски оденьте.
— Интернет, выдвигающиеся столики, ноут на подставке? – вновь спросил кудесник. – В общем, надо сделать офис на колёсах?
Я только кивнул.
— Две-три недели, – немного подумав, сказал он, – максимум месяц, это если с запасом.
— Добро, – согласился я и пожал руки обоим мужчинам. – Жду от тебя картинки с салоном.
Кудесник тут же куда-то свалил, а Михалыч остался с нами и спросил:
— Ещё что-то подсказать?
— Тачки для мира динозавров готовятся?
— Да, пойдёмте покажу.
Глава 7.
Три дня назад мы-таки решили, какие машины и какие инструменты для их обслуживания мы отправим первой партией к тем людям в мир динозавров, и вот теперь Михалыч повёл нас за собой в другой ангар, чтобы показать их.
— Вот они, – показал он нам на готовящиеся тачки.
Напомню, что те охотники, а теперь правители земель, попали в мир динозавров на двух тачках. Это Ниссан Патрол и Гелендваген, обе машины были на приколе, так как у них кончилось топливо, нефть они нашли сравнительно недавно и только-только приступили к производству топлива. Обе тачки дизеля, то есть у них заняло бы какое-то время на производство своей соляры, а тут мы такие появились. В общем, топлива мы им оставили из своих тачек, оба их внедорожника завели, чуток подшаманили, и теперь эта троица была на колёсах.
Я с ними пообщался, и планы у них действительно были Наполеоновские, и как я уже говорил, я их даже уважать начал. Уважать за то, что они там сделали и как развернулись. Другой бы, может, жил бы где-нибудь сам потихоньку, жаловался на судьбу, что попал в такой дикий и злой мир, а эти нет, эти давай там раскручиваться. Кстати, за примером далеко ходить не надо. Тот же самый лесник, вот он да, ушёл, живёт один и не тужит. Может он просто испугался того, что предстоит сделать, может, он действительно так любит одиночество, но факт остаётся фактом. Ему мы благодарны, благодарны за то, что не было крови.
Так вот эта троица. Конечно, узнав, кто мы и откуда, они стали просить у нас кучу всего. Но всё вот так давать тоже нельзя, получится так, что если мы им всё это предоставим сразу, то они могут не то что потерять в нас интерес, а начнут диктовать свои условия, другие. У нас, например, на тот мир тоже планы, это не правление там, нет, разведка, изучение мира, поиск чего-то нового и, само собой, ресурсы той земли.
Как все помнят, наши ребята притащили с нашей земли кучу «знаний» и запуск одного, требует запуска другого. Ведь строительные материалы, лекарства, другую одежду и ещё кучу всего производят в нашем мире. Облака да, они много нам дают, но мы так же много делаем и производим сами. Если раньше у нас люди готовы были жить в деревянных домах, то теперь все хотят жить в кирпичных или монолитных. И вот маленький пример, монолитный дом — это не только бетон, это ещё и арматура. Это прутки железа, толщиной в человеческий палец, которые связываются между собой на небольшом расстоянии, ну как забор какой, потом всё это оббивается деревяшками и внутрь этого короба уже льётся раствор. И вот такой арматуры надо ну нереально много. Это прям если совсем грубо объяснять. А где её столько взять?
Да, у нас в нашем мире есть пару мест, где добывают железную руду и переплавляют её в железо. Но там запасы-то не безграничны, а тут вот он мир, тут, наверняка, всего полно. А железо-то на все производства нужно разного качества, разных сплавов. Химическая промышленность в нашем мире, конечно, далеко шагнула, но всё равно надо что-то из материала и полезных ископаемых, путём смешения которых, можно получить необходимую субстанцию, но в нашем мире на разведанных территориях этого нет. И так чего не коснись.
Так что этот мир динозавров нам для нашей цивилизации будет очень полезен. Базу мы там всё равно построим, гостиницу, как я уже говорил, они нам там в своём посёлке построят, но всё-таки лучше своё. Надо будет только как-то с местными договариваться, а вот тут как раз и будет бартер, обмен одного на другое или ещё что-нибудь. Так что всё будет потихоньку, не спеша.
А эти хотят толкнуть там цивилизацию вперёд, опередить развитие местных на несколько десятилетий вперёд. Каких-то там временных провалов, развития нашей той земли, с которой мы все сюда провалились, по другому пути двигаться мы не боялись. Ну как в фильмах или книжках, убил кого-то в детстве, какого-нибудь в будущем великого учёного или правителя, и время пошло по другому пути. Бред всё это, проверить это мы всё равно не сможем, да и не нужно это никому.
И они хотят собрать армию и двинуться дальше, восток, запад, юг, север, куда, ещё не решили, но то, что они двинуться, никто из нас не сомневался. И сделают они это и без нашей помощи, просто вопрос времени, мы это всё ускорим. Ну и попутно они будут реальными властителями, как же без этого.
То, что они прорвутся к нам, в наш мир, мы тоже не боялись. Не надо им это. У них тат власти будет, хоть одним местом ешь, и на многие сотни километров вокруг они будут рулить. Сунутся к нам — будет война, они это понимают. Единственный вопрос, который возник у многих, как они станут относиться к нам через несколько лет, когда они реально создадут армию. Но тут, думаю, что мы будем это контролировать. На крайняк, отправим нашу экспедицию за много километров от сегодняшней точки входа в тот мир и откроем ворота там. За тысячу, две, три, пять тысяч километров отъедем и откроем ворота там. А эти пусть варятся сами в своём котле, как хотят. Уйти мы всегда сможем и успеем и отомстить, если что, троица это тоже уже поняла. У нас ресурсов больше, гораздо больше.
Да и всё-таки я надеюсь, что мы рано или поздно в Таусе сможем построить самолёт, и улетим на нём далеко-далеко от этих правителей, а наши ворота около их посёлка просто закроем навсегда. Добраться до нас им будет очень сложно, да и думаю, что не нужно.
Будем ли мы участвовать с ними в походах? Не знаю. Но предполагаю, что искатели приключений обязательно найдутся.
Ворота одни, пусть мы ещё одни в тот мир со временем откроем, и их будущая армия точно не сможет проникнуть к нам. Ворота под жёстким контролем. А тут я точно знаю, что Туман с Грачом сделали выводы и накрутили в этом институте всех так, что теперь точно не то что мышь не проскочит, муха из того мира к нам не прилетит.
Да и опять же. Вот сейчас они попросили у нас машины, которые мы готовим для их мира. А кто будет обучать аборигенов там? Обучать вождению, обслуживанию. Эта троица? Ха, им и двух жизней не хватит. Это же касается не только автомобилей: генераторы, электрика, медицина, строительство, производство не только кирпича, стекла и чего они там делают, но и ещё куча всего.
То есть, туда нужны люди на постоянное место жительство. А многие эти люди туда отправятся либо на временной основе, либо сразу на постоянку, либо перетащат туда потом своих близких. Получается, что местным правителям нужно предоставить им, этим учителям, такие условия для жизни, чтобы они ни в чём не нуждались и тем более не боялись за свою жизнь за жизнь своих близких. И вот тут будет самое интересное, за это время, наши люди с интегрируются в их общество и вуаля, через год они там будут уже в доску своими.
Отец с сыном всё равно будут общаться с такими добровольцами учителями и, развивая своё общество, они рано или поздно придут к тому, что поймут, что они уже не могут всем рулить сами. Пример ГДЛ. Сколько у меня больших начальников? На каждом производстве.
А там они хотят создать цивилизацию. И думаю, что я окажусь прав, если скажу, что толковый руководитель из нашего мира, то есть наш современный человек, будет на порядок грамотней и лучше на месте руководителя, чем абориген, который, прожив 15-20-25 лет или и того больше, в первый раз увидел лопату, колесо или ещё что-нибудь посложнее, машину или механизм какой.
Не, конечно, среди аборигенов есть и толковые люди, в этом мы уже тоже убедились, но мыслят-то они всё равно по-другому, им просто не хватает знаний думать, как мы. Так глобально они всё равно думать и действовать не смогут сразу, может через несколько лет, но не сразу. Так что всё там будет хорошо. Там будет что-то типа как в Англии на той земле: замок, приемы, король, в нашем случае царь, император, кем они там себя провозгласят, мне всё равно. В Таиланде вот, например, король, да много где короли на земле есть. Только в мире динозавров это всё будет немного жёстче, и масштабы будут другие.
О, надо, кстати, Ивану Мэру поторговать с этими императорами, как у нас тут уже в шутку их все называют. Лошадки, кареты, их холодное оружие и доспехи, думаю, в том мире на ура пойдут. Да и паровоз с железкой тоже наверняка купят, позже. Это же какой грузопоток будет проходить через наши ворота. Тут хоть отдельно пункт приёмки строй, чтобы через институт меньше ходило, ох не знаю, это пусть уже наши военачальники и учёные думают. Все эти мысли мы озвучили на собрании, ну, когда пили, и Туман с Грачом последние три дня достаточно много времени проводят то в мэрии, то в институте, то все вместе они где-то собираются. А кажись вчера приезжали представители из Руви и Киженя, тоже чё-то они там тёрли. Я не поехал, у меня своих дел в ГДЛ хватает. То-то мне и Корж с Иваном не звонят, они-то наверняка уже в курсе про динозавриков, хи-хи. Ладно, поживём увидим.
Кстати, по поводу оружия, амуниции и вещей, которые у нас были с собой, когда мы попали в плен.
Наши обвесы со скрипом, но они вернули. Вещи, стволы и боеприпасы мы оставили им, как и одежду с обувью, брезгую я как-то одевать шмотки, которые уже кто-то носил, пусть они и мои были. Конечно, они просили огнестрела ещё, но мы мягко отказали, сославшись на то, что у нас самих его не так много, чревато им пока давать оружие, потом, сначала посмотрим, как у нас с ними будет сотрудничество и торговля идти. Кстати говоря, они сразу согласились на то, что торговля будет идти за уже привычные нам лины. Теперь ждём отмашки от наших яйцеголовых на открытие ворот и отправляем в тот мир первую партию с тем, что они заказали: люди для обучения и наши экономисты, чтобы они там цены прокачали, и потихоньку будем туда вкачивать наши бумажки.
Так глядишь, если всё хорошо будет, через пару лет там прям в натуре цивилизация будет: магазины, кафешки и так далее, и зарплата у рабочих будет, которую они будут там же и тратить. Надо только, чтобы все эти наши бумажки там, в том мире были чем-то обеспечены, золотом или ещё чем, чтобы цены не сильно отличались, отличаться-то они, конечно, будут, но надо сделать так, чтобы не глобально. Конечно, это всё делается не за неделю и не за месяц, но главное запустить процесс, а там потихоньку маховик раскрутится.
Так же мы долго думали, что делать с гномами. Эти наши новые головастые друзья наверняка так же захотят туда пойти, преследуя свои интересы. И среди них так же хватает отмороженных ребятишек, которые и на охоту попрутся, и на разведку того мира дальше. Дук с Гуком точно пойдут, оружием увешаются и пойдут. Хороший они всё-таки народ, гномы эти. Свистнут пару раз, все динозавры с Мамонтами разбегутся.
Короче, мы решили так, препятствовать им не будем, с нашими-то людьми они нормально сошлись, думаю, и с теми сойдутся. Захотят идти в тот мир, пусть идут, представим их только и всё, ну и поможем, чем сможем.
Да, самое главное-то. Под словом МЫ, кто будет там обучать чему-то аборигенов, подразумеваются не люди ГДЛ, а все те, кто пройдёт отбор. Обычные люди с биржи, из Тауса, из Руви, из Киженя, те, кто готов шагнуть в другой мир. По информации от Георгича, набор людей уже идёт, и с ними ведётся беседа, пока только из Тауса, но появления там людей с других городов, это вопрос времени. Туда ведь не только знающие люди нужны, туда нужны инструктора, учителя, те, кто в первую очередь стрессоустойчив и не захочет через пару часов из-за тупости местных там всех перестрелять, и самое главное, те, кто будет готов мириться с правилами жизни аборигенов в том мире, которые установила та троица. Это тут мы все свободные, говорим и делаем, что хотим. А там они правят железной рукой, потому что нельзя по-другому. Георгич сказал, что будет куратор, который будет плотно общаться с императорами и, если что, отзывать назад учителей и инструкторов.
И ГДЛ не собирается там развёртывать добычу чего либо, это уже прерогатива города, нашей Мэрии. Им надо, вот пусть они и развёртывают там добычу. Мы поможем на первых парах теми же самыми машинами, например, за которые нам Мэрия заплатит, а вот ворота, хождение туда-сюда, это уже наше. ГДЛ будет этаким вокзалом, барьером безопасности от проникновения оттуда какой-либо опасности. Да, мы так же готовы помочь построить там базу для всех этих добытчиков, разведчиков, может даже наша охрана будет, но не более.
В общем, планы на тот мир колоссальные, у меня, честно говоря, аж в голове не укладывается, как это всё будет. Но как говорится, время покажет. Есть люди умнее меня, вот пусть они и думают.
— Вот тачки, Александр, – повторил наш провожатый, увидав, что я завис в своих мыслях.
— Прости, задумался.
Мы пришли в другой ангар, в котором так же кипела работа. Передо мной стояли две багги и два грузовичка, которые были сделаны из джипов.
— Чё за телеги? – с улыбкой спросил Кирпич.
— Багги из запчастей собрали, – начал пояснять Михалыч, – вернее, у нас были эти тачки, их просто в порядок привели. Одна с ручной коробкой, вторая с автоматом.
— Зачем так сложно? – удивился я.
— Игорь сказал, что на них инструктора будут обучать вождению аборигенов, ну и ремонту. Один хрен, либо разобьют, либо сломают, вот мы и делаем их как можно проще. А чё, там правда динозавры есть, в том мире?
— Есть, – кивнул я, улыбнувшись. – Ворота откроют, можешь сходить туда, своими глазами увидишь.
— Чё, правда можно? – вытаращил он на меня глаза.
— А почему нет-то? – пожал я плечами.
— Класс! – обрадовался Михалыч. – Так вот, две багги, на которых местных будут обучать вождению, – повторился он, – к ним запчастей так же.
— А грузовички для перевозки чего-либо? – кивнул я на машины.
— Да, это из дизельных Соренто переделали, там уж очень кузова помятые были, вот и сделали из них такой вариант, в хозяйстве всё пригодиться.
А кстати, неплохие тачки-то получились. Хорошее решение слесаря с ними придумали. Взяли джип Кия Соренто, отрезали у него половину кузова до пола, машина получилась двухместной. Позади нарастили небольшой кузов, спереди только капот остался и фары; крылья, бампера — ничего этого нет. Зато спереди и сзади есть мощный швеллер, вместо бампера на него спереди ещё лебёдку установили. Скорее всего, и заднюю подвеску усилили, точно, вон амортизаторы другие стоят, грузоподъёмность-то у машины другая стала из-за кузова. А чё? На них теперь можно и песок, и землю, и гравий, и ещё какие-то грузы перевозить, думаю, тонны две он легко упрёт. Ну и само собой резина другая.
Тачки напоминают этакие машины для леса и работы в тяжёлых условиях, при отсутствии дорог, вон даже на окнах решётки установлены, дополнительный свет, неплохо, совсем неплохо.
Интересно, что им город ещё туда решит передать? Они-то у нас и шмотки, и обувь, и холодное оружие, и посуду, и различные инструменты, и семена различные, да много чего просили, им всё надо.
Глава 8.
18 апреля.
— Ты сейчас в Речной? – спросил у меня утром Туман в столовке.
— Ага, – кивнул я, – поеду на катера эти полицейские посмотрю, да и наконец-то домом на острове займусь. Как дела-то? Я тебя в день по паре минут вижу.
— Соскучился? Нормально дела. Тут с этим миром динозавров как с ума все посходили. В Мэрии постоянные совещания. Как же тебе повезло, что ты от них отмазался.
Я усмехнулся, вспомнив, какая волна поднялась из-за открытого нами мира, и как Таус гудел, как растревоженный улей, обсуждая эту новость. И как я отказался заниматься вопросами, связанными с этим миром. У меня своих дел хватает.
— В Мэрии все ну очень засуетились, – продолжал мне рассказывать Туман, намазывая на свежий хлеб масло, – уже и геологов нашли, которые будут там полезные ископаемые искать, и людей, которые туда отправятся жить и обучать этих туземцев. Только наши яйцеголовые никак ворота не могут открыть, им уже все мозги съели запросами. Геру нашего вчера видел, у него глаза красные, как у вампира какого. Говорит, достали его все, всё им проход подавай, а о безопасности от землян никто не думает. Они, кстати, сделали этих кубов ещё, и Крот со своими экипажами развёз их к башням, теперь тут в радиусе 200 километров земляне не смогут ворота открыть.
— И мы тоже?
— Не, они обещали какой-то обходчик сделать, как раз сейчас работают над этим. Просто если бы их никто не дёргал, они бы спокойные были. Там же и наши учёные подключились, и Мэрия каких-то компьютерщиков или электронщиков в усиление нашим передала. Короче, хрен его знает, – он закончил намазывать масло и облизнулся, – думаю, они таким коллективом решат этот вопрос. Как мне Гера объяснял, этот мир динозавров, ну ворота туда, открываются на определённой волне, которую можно открыть только отсюда, ну как ключ от двери только у тебя есть, и только ты её можешь открыть.
Я кивнул.
— Вот они сейчас и разрабатывают новые кубы там какие-то и ключик этот шифруют. Мы им с Грачом сильно хвоста накрутили на счёт безопасности. Тут наш Мэр молодец, относительно всего, что касается безопасности, он даже с нами не спорит. Знает, что мы беспорядка не допустим. Там даже финансирование город на себя взял.
— Так когда ворота-то откроют? – не выдержав, спросил я.
Туман только хотел откусить бутерброд, но отвёл его от своего рта, вздохнул и ответил:
— Ты бы знал, Саш, сколько раз мне на дню этот вопрос теперь задают. Не знаю я, но яйцеголовые сказали, что в течение пары недель откроют, может раньше, неделя уже прошла.
— А соседи?
— О, там и Руви, и Киженьцы тоже туда хотят. Всем ископаемые нужны, да и на динозавров посмотреть всем охота.
— Институт-то наш не захлебнётся с таким потоком людей?
— Не, – улыбнулся Туман, – приняли решение отдельный терминал для них строить.
— О как? – удивился я. – Надеюсь, не за наш счёт?
— Нет, три города скидываются. Будет что-то типа вокзала или приёмного пункта. Только вчера совещание по этому поводу было. Недалеко от нашего института будут строить. Пока через нас туда ходить будут, а потом через этот терминал. Там размеры такие, – он покачал головой и откусил-таки бутерброд, на который смотрел голодными глазами, – вплоть до возможности прокладки железнодорожной ветки, – сказал он с набитым ртом.
— Не торопят они события-то? – усомнился я в таком решении. – А вдруг чего не получится?
— Чего не получится? Всё получится. Или ты сомневаешься, что, в случае чего, мы этих императоров не сможем на место поставить? Да их быстро в блин раскатают, просто сейчас все решили их не трогать, пока. База будет своя, большая, там мы и будем обитать. А уж если эти браконьеры умудрились там найти ту же железную руду, то наши геологи тем более найдут.
Обалдеть, сколько новостей выдал мне Туман за 10 минут, видать действительно закрутилось такое колесо с этим миром, что хрен его теперь остановишь. А что будет, когда наши учёные найдут другие миры? Блин, вот же жизнь штука-то какая интересная бывает. База большая и своя. Я прикидываю, какая там махина будет, если три города между собой договорились.
— И ещё одна хорошая новость, – проглотив бутер, продолжил Туман, – через два дня у нас будут соревнования.
— Какие соревнования?
— Бойцов, – хихикнул он. – Рукопашка, стрельба, полоса препятствий и так далее.
— Крутяк, – обрадовался я. – Пора людей из городов ещё ближе друг с другом знакомить, да и пацаны покажут, кто на что способен, и душу отведут.
— Вот так же и в Мэрии решили, – кивнул Туман. – Короче, по 50 человек от каждого города, соревнования два дня. Это первые соревнования в этом мире такого рода. Сначала участвуют только бойцы, как более подготовленные, потом, если опыт окажется удачным, через пару месяцев и что-то типа олимпиады замутят для гражданских. Только там, само собой, виды спорта другие будут. Быстро так потому, ну через два дня, я имею в виду, что мы люди военные, нарезать задачи — проблем нет. Гражданские, конечно, будут дольше раскачиваться. Да и как говориться, объёмы там другие. Сейчас Грач как раз на встречу с людьми из Руви и Киженя поехал, – Туман посмотрел на часы. – Я в Мэрию опять, – он тяжело вздохнул. – Теперь я понимаю Георгича и тебя, когда вы свои совещания проводите или в них участвуете.
— Давай-давай, Валер, – засмеялся я, – не всё же тебе с автоматом бегать, пора и большим начальником становится. Так глядишь, понравится тебе, сядешь в кресло, будешь каким-нибудь чиновником по спорту.
— Нет уж, – отрицательно помахал он головой, – я человек военный, всю жизнь воюю, не готов я пока в кресле штаны просиживать. И, кстати, тебе привет от Коржа и Ивана Мэра, они-то точно приедут, тоже в делах все, но про мир динозавров знают и так же туда хотят попасть. Я их не видел, пацанов их видел, они это всё передали.
— Спасибо, буду рад их видеть с ребятами.
— Командир, мы готовы, – раздался от входа в столовую мужской голос.
Повернувшись на него, я увидел стоящего там крепкого парня, который сказал это Туману, и мне тут же его лицо показалось смутно знакомым.
— Иду, – быстро ответил Туман и запихал целиком бутерброд в рот.
Парень кивнул и вышел из столовой.
— Где я его видел? – прищурившись и пытаясь вспомнить, спросил я у Тумана. – То, что он наш боец — это понятно, но где-то я его видел?
Туман засмеялся, запил кофе и, вставав из-за стола, ответил:
— Двоих парней из зимней пещеры помнишь? Ну которые в дзоте там сидели и сдались нам?
— Точно, – хлопнул я рукой по столу, – крепыш и второго, кажется, Лёха звали.
— Точно, – вновь улыбнулся Туман, – они у нас теперь. Нормальные пацаны и бойцы, мы их проверили по всем показателям. Хорошо, что мы их тогда в расход не пустили.
— Это точно, – немного обалдело ответил я и снова посмотрел на вход в столовую, но там появились два каких-то слесаря, и следом за ними вошла тётка, все трое уверенным шагом направились к раздаче.
— Ладно, я поскакал, – вновь сказал Туман. – Давай, Саш, на связи.
Не успел Туман выйти из столовой, как в неё вошла Света с Булатом.
— Влад будет в Речном часа через три, – забирая у меня с улыбкой кружку с кофе, сказала Света. – Я только до него дозвонилась, так что время у нас ещё есть.
— Ну и хорошо, – кивнул и встал из-за стола, чтобы налить себе ещё кофе, мой вон как Светка пьёт хорошо, и Булат уже чего-то жуёт.
Влад, это тот строитель, к которому я посылал Свету пару недель назад, чтобы он нарисовал несколько вариантов дома, который я хочу на острове. Рисунки он сделал, мы выбрали дом. Вчера я только закончил с делами, и мы решили сегодня съездить ещё раз в Речной и смотаться на этот остров, выбрать место будущей постройки и причала. И Риф же вчера позвонил, сказал, что они для меня притащили катер, и он уже отремонтирован. Вот так двух зайцев и убьём.
Только Светка вчера так и не смогла дозвониться до этого Влада, видимо, тоже где-то катается по делам, вон, только дозвонилась и договорилась о встрече.
— Пойду в сервис пока прогуляюсь, – закончив с завтраком, сказал я.
Да тут и девчонки подошли, тут же присели к нам за стол и стали трещать со Светкой.
— Булат, пошли прогуляемся.
Вышли на улицу, хорошо, время 10 утра и ещё не особо жарко. Рядом тут же нарисовались Слива с Кирпичом.
— Через час в Речной поедем, – сказал я личке, поздоровавшись с пацанами.
— На чём едем? – тут же спросил Слива.
— Я со Светой на Ламбе, вы на чём хотите, – пожал я плечами. – Булата к себе посадите только.
— Тогда на Панамере, – тут же выдал Кирпич, – ты же наверняка быстро поедешь.
— Ага.
— Тогда Порш, больше ни на чём мы не угонимся, – иди, Кирпич, бери Няму, – сказал ему Слива, – и подгоняйте тачки сюда.
Мы же пошли к сервису. Обойдя раскорячившуюся во дворе фуру, я обалдел от открывшейся нашему взгляду картины.
В линейку стояли 10 джипов, 10 поисковых джипов, на которых ребята привозили людей из пустыни. Я вот так первый раз их все вместе видел, по одному, по двое они тут мелькают постоянно, а чтобы вот так все вместе 10 штук — первый раз. И должен признать, я снимаю шляпу от их вида. Тачки смотрелись нереально круто, как я уже несколько раз говорил, каждый экипаж придавал своей машине индивидуальность в виде различных примочек и прибамбасов, которые они навешивали на тачки, ну и наверняка ещё внутри там тоже у каждого своё.
Все тачки были в костях, черепах животных, каких-то цепях, антеннах, канистрах, дополнительных фарах. У каждой либо мощный передний бампер, либо не фиговый такой кенгурин, на котором так же висели большие фары, а может быть даже и прожекторы. Вот, походу, с кого Мушкетёры черпали вдохновение, когда переделывали свой Крайслер, хотя у этой нашей пятёрки и так с креативом всё в порядке.
Все машины были пыльные, немного помятые, но, повторюсь ещё раз, смотрелись они очень и очень впечатляюще. Тут волей-неволей, увидав такую тачку, сходу начнёшь уважать её владельца и точно подрезать или сгонять его с левой полосы не захочешь.
На каждом из джипов экспедиционный багажник с кучей вещей наверху: у кого запаски, у кого какие-то ящики, у кого канистры, какие-то палки, лопаты, в общем, барахла с собой полно.
И перекрашены они уже все были в пустынный камуфляж. Если первые машины были чёрные, то теперь вон хаки все стали. А с этим камуфляжем они смотрелись ещё злее что ли, более борзыми.
А чуть дальше стояли два десантных грузовика, уже наши, сделали их, кажется, на базе какого-то тягача Вольво. Низкая кабина, десантный отсек позади, спойлера и различные воздуховоды. На одном из грузовиков была откинута кабина, и было видно, как в моторе копаются два механика, ещё двое лежат под вторым грузовиков и что-то там крутят.
Ну пипец тачки, конечно, вот какие надо машины в фильмах снимать, вот это реальные машины для пустыни. Жаль, тут ещё Пустынных Поршей не хватает, вообще бы красота была.
Насмотревшись на джипы и грузовики, пошли дальше. Обойдя стоящую тут какую-то будку, увидели и все экипажи во главе с Кротом.
— Саня, глянь, – тут же ткнул меня локтем Слива, – это Волхи что ли? И, млять, вон лимуты ещё.
Я аж остановился как вкопанный, да и Булат вон уши навострил. Тут же я вспомнил, как кто-то из ребят, кажется, это был Крот, рассказывал о том, что какие-то из экипажей ездили сами в облако и искали там щенков Волхов, больно им всем мой Булат и Кайта Большого понравились, вот и захотели себе пацаны таких же щенков. И вон мы теперь видим двоих щенков Волхов, которые терпеливо сидят рядом с ребятами, сами пацаны стоят в шеренгу, и Крот им что-то втирает.
Но вот про лимутов я точно помню, что таких себе завели ещё пацаны Страйка, помимо двух, что у Сели и у самого Страйка, Дизель и Шварц. Селя так и ездит на чёрном плаще с Дизелем своим, а Страйк на Утюге, но в мир динозавров он с собой Шварца не брал.
А тут два лимута виднеются среди ребят, кошки лежат, не сидят на задницах, как волхи, поводки держат хозяева. Значит, кошек больше? Так что ли получается?
— Видать, они нашли ещё котят лимутов, – улыбнулся я. – Видишь, Булат, вон твои сородичи ещё.
Тут сидящие волхи увидали Булата, мгновенно встали на ноги и начали смотреть на него. Крот тут же замолчал и повернулся в нашу сторону.
— Пристегни Булата за ошейник, – тут же крикнул мне Крот, показывая на волхов.
Там владельцы этих местных зверюшек тоже уже поводки натянули.
— Ага, удержать бы его ещё, если он рванёт, – пробурчал я себе под нос, но поводок-таки пристегнул.
— Привет, мужики, – поздоровался я, подойдя к пацанам.
Шеренга мужчин практически синхронно со мной поздоровалась. Лимуты тут же напряглись и встали на лапы, а волхи стали тянуть шеи, пытаясь получше разнюхать Булата. Ну и здоровый же Булат по сравнению с ними, эти, видать, точно щенки. В Булате уже под 100 килограмм, а в этих ну может по 30-35 в каждом. А я сам вешу 73 кило, и речи о том, чтобы удержать эту хреновину за поводок, не могло и быть.
— Тихо, тихо, – тут же сказал один из пацанов, который держал на поводке своего волха.
Но два маленьких волха и один большой, Булат, упёрто двигались друг к другу, и если тех двоих ещё могли держать, то я начал чувствовать, как мои ноги начинают ехать по асфальту, а Булат, мне кажется, даже и не чувствует моего веса, он так и тянет свою здоровую башку к тем двоим.
— Только бы не подрались, – потихоньку сказал Слива и взялся своей рукой за поводок Булата. Ну это на тот случай, если он всё-таки рванёт, вдвоём-то мы его быстрее назад оттащим.
Но вот волхи потихоньку обнюхали друг друга, потом смотрю, Булат раз хвостом вильнул, второй, а эти два мелких раз и тут же легли на животы.
— Всё, – облегчённо сказал Крот, – признали его главным, – они так же и с Кайтой себя вели, обнюхали её и на животы легли.
— Да, – подтвердил парень, который держал одного из щенков, я вот, правда, забыл, как его зовут, и тем более не знаю, как зовут его волха, – драться точно не будут. Я всё переживал, как они на Булата отреагируют.
— А кошки даже не подходят, – хмыкнул Слива.
— Они всегда сами себе на уме, – тут же сказал Чуб. – Дизель и Шварц такие же, если не хотят общения, хрен подойдёшь к ним. Они только Страйка и Селю слушаются. И эти такие же, – кивнул он на двух кошек, каждая по размерам с небольшую овчарку.
Кошки сначала напряглись, а потом, увидав, что драки не будет, тут же успокоились.
— Вы же вроде говорили, что ребята Страйка себе в джунглях котят лимутов нашли, – напомнил я Чубу и Кроту.
— Ну да, – кивнул Чуб, – двоих ещё, они так и есть там у Страйка, теперь там ватага из 4 кошек носится, а двоих вон нашим пацанам подогнали. Нюх у них хороший, охрана из них тоже будь здоров, и мы обратили внимание, что не все животные в пустыне к нам осмеливаются подходить, когда чуют либо лимутов, либо волхов.
— О как? – удивился я.
— Ага, конечно, когда ребята в пустыне за вновь попавшими в наш мир людьми приезжают, народ сначала шарахается от них, а потом ничего, привыкает.
— Я прикидываю, как народ будет от волхов шарахаться, когда они до размеров Булата вырастут, – заржал Слива, – или как Шварц с Дизелем. Там же тигры натуральные, только чёрные.
Тут да, тут Слива был прав. Обе кошки достаточно быстро выросли до больших размеров, не тигры, конечно, я бы сказал, как гепард или пума, большие, короче. А видя такую кошку, я бы точно не рискнул к ней подойти. Кстати говоря, Бука и Луна того лесника чуток поменьше размерами Шварца и Дизеля. Но блин, какие же они красивые и быстрые, лимуты, рука так и тянется погладить, а как они мурчат, мурчат так, что обо всём на свете забываешь и готов слушать вечно. Прям мини дизеля, Селя метко своего лимута Дизелем назвал. Интересно, а Бука с Луной умеют мурчать? Я так и не рискнул их погладить, как-то пальцы и сама рука мне ещё нужны.
Глава 9.
— Мужики-то у тебя серьёзные какие все, – подколол я Крота.
Пока мы подходили, здоровались и ждали, пока Волхи насмотрятся друг на друга, я успел, как следует, рассмотреть стоящих в шеренгу 22 мужчин. Должен сказать, что экипажи произвели на меня впечатление: все мужчины, ребятами их язык не поворачивается назвать, были явно старше 35 лет, но они все были разные внешне. То есть я не могу сказать, что они там все одинакового роста или качки какие, нет, напротив, они все различались. Да и одежда на них отличалась друг от друга кардинально, видимо тут им Крот предоставил полную свободу действий.
Увидав их вблизи, мне почему-то мгновенно вспомнился фильм Безумный Макс, 2 часть, битва за бензин.
Помните, там всякие водители и мотоциклисты были одеты кто во что горазд? Так и эти экипажи, я, конечно, не хочу сказать, что они как оборванцы или бомжи какие одеты, как говорится, форма номер 8, что украли, то и носим. Нет, напротив, вся одежда была, скорее всего, сшита на заказ.
На ком-то короткая жилетка, на другом та же жилетка, только у неё рукава по длине разные, у третьего виднелись на ногах в специальных карманах магазины, как они с ними ходит, не понятно, ну ладно, ему виднее. У следующего на обоих руках по три крепления для пистолетных магазинов, и у него вместо автомата, как у большинства, за спиной торчит помпа, и он весь увешан пистолетами. Два подмышками, два в набедренных кобурах, так же на обеих ногах, прям какой-то ковбой.
Почти все в банданах, кто в лёгких кроссовках, кто в добротных ботинках, касок нет ни у кого, частично присутствуют обвесы из арканита, наколенники и налокотники, бейсболки буквально у троих. Ну и команда.
У другого на ноге в ножнах виднеется нереально огромный тесак, это не меч, а именно тесак, а на груди у него висел АА12 с барабанным магазином, и у него куртка вся в заклёпках, как металлист какой. У его соседа такая же жилетка, и из разгрузки торчат два неплохих ножа. Но больше всего меня поразил особо здоровый мужик, ему, думаю, лет 45 точно есть. Он по размерам как наш Большой, лысый, здоровый и в шортах, но не это самое главное, самое главное то, что у него на тело одета сетка, ну как футболка какая, уж не знаю, что это, но больно смахивает на рыболовную сеть, и на ней висит куча всяких палок, маленьких косичек из волос, черепушек животных и костяшек. Пипец персонаж, я его и не видел-то никогда. Такого увидишь где-то в переулке, да и не только в переулке, тут и днём-то увидишь — полные штаны счастья будут. Кстати, у него-то и был щенок волха на поводке. Вот же смесь-то из человека и животного, не удивлюсь, если он и на волха что-нибудь нацепит.
И у этого мужика на поясе огромный меч, как у Ивана Мэра, он походу в рукопашку с пустынными зверями бьётся, и это несмотря на то, что из-за его могучей спины торчит складывающийся приклад какого-то автомата и помпы, на каждом боку по куче магазинов для винтовки.
В общем, эти мужики точно дорвались до дизайна своей одежды и до дизайна тачек, и делают то, что хотят. Да уж, мы-то тут все в цифре ходим, ну бывает, конечно, и в летней одежде, а эти вон, смесь рокеров, панков, металлистов в одном лице. Зрелище, конечно, нереальное, я ещё обратил внимание, как работники сервиса с опаской и интересом наблюдают за ними.
— Да, мужики у меня серьёзные, — улыбнулся, отвечая на мой вопрос, Крот. – Знал бы ты, сколько я их подбирал. 5 человек после первой поездки сдулись и отказались, ещё трое после того, как неделю в пустыне провели. У нас же работа специфическая, те, кого ты сейчас видел, суперпрофи, и один троих стоит точно. Мужики прошли огонь, воду и медные трубы.
Да уж. Тут Крот был прав на все сто. Ездить ночью по пустыне, которая кишит зверями, и спасать людей, это надо незаурядным мужеством обладать и полностью доверять своему напарнику и машине.
— Некоторые из них отказывались ездить с новичками, – продолжил Крот – типа слабаки, положиться нельзя, обучению не поддаются и так далее. Приходилось мне у Тумана и Грача других ребят искать. Зато сейчас у нас в ГДЛ супер команда, и на них всегда можно положиться.
— Серьёзные пацаны, – с уважением в голосе сказал Слива, провожая мужиков взглядом.
— Сколько сейчас у нас башен? – спросил я.
— 10, как и машин, – ответил Крот, — и 4 базы для ночёвки и пополнения запасов, – плюс у каждого экипажа есть по одному-два укромных места, и там наверняка тоже какие-то запасы есть. У каждого экипажа свой сектор объезда, вот они и катаются там целыми днями и вытаскивают людей. Если какие проблемы, – ухмыльнулся Крот, – действуем как наши Мушкетёры, один за всех и все за одного.
И тут Крот был прав. Я помню, как несколько раз было, что поисковики гибли от рук особо отмороженных попаданцев, сюда же разные люди проваливаются. Вот так приехали спасать, а их убивали, и вот тогда на этих убийц наваливались все, и насколько я знаю, от них ещё никто не ушёл. Это мне Туман рассказывал, он в курсе дел Крота. У экипажей тоже потери бывают, в том числе и от животных, когда они спасают людей, которые забрались куда-нибудь на скалы, и к ним подбираются животные. Вот мужики их и вытаскивают, рискуя своими жизнями, не у всех получается уцелеть.
Помню, когда мы базу рокеров-индейцев брали, Полукед с двумя девчонками на мотоциклах поехали в хозяйственный. Наступила ночь, и они залезли на камни, спасаясь от животных, двое пацанов из хозяйственного оазиса поехали их спасать на Патруле, еле вырвались, но их спасли. Этих двоих пацанов я сейчас тут увидел, вот такие мужики тут все. И что такое ценность человеческой жизни, они знают не понаслышке.
Грач ещё рассказывал, что некоторые из наших бойцов изъявляли желание стать поисковиками, но через какое-то время отказывались, больно работа специфическая и опасная. В общем, не каждый потянет. Не мудрено, что у этих ребят одни из самых высоких зарплат, и держатся они всегда отдельно. У них свои интересы, свой круг общения, с бойцами, которые ездят в облако, ни разу конфликта не было, наоборот, каждый старается им помочь, понимая, чем они занимаются.
В общем, уважают их у нас в ГДЛ, очень уважают. А уж как их уважают те люди, которых они спасли, думаю, и так понятно.
Сколько они так уже из пустыни людей вытащили? Тысячу? Полторы? А ведь сюда люди разных возрастов и пола попадают. Сначала-то они, конечно, в шоке, особо-то может и не понимают, что произошло, и какой опасности подверглись, зато потом, когда шок проходит, им объясняют, что и как, и они въезжают в реалии нашего мира, до них доходит, откуда их вытащили эти хмурые и серьёзные мужики. Про тех, кто оказался в заднице и которых вырвали из клыков животных, говорить не стоит, там и так всё понятно.
— Кстати говоря, – хмыкнул Крот, – появилось ещё 5 экипажей.
Я вопросительно посмотрел на него.
— Не наши, такие же психи, как и мои, – засмеялся наш гонщик. – Купили тачки, подготовили и катаются по пустыне, вытаскивают людей. Бывает, что и с нами ночуют и помогают в чём-то, сегодня они помогли, завтра мы поможем.
— Конкуренты? – улыбнулся Слива.
— Ну можно и так сказать. Попаданцев на всех хватает, к нам идти не хотят, разговаривали мы с ними, сами себе хозяева. Тем более, как вы знаете, город таких поисковиков всячески поощряет и в деньгах никогда не обижает. Конечно, и среди них потери бывают, но в целом бизнес развивается, и такие, как они, всё дальше и дальше забираются от Тауса и его окрестностей.
Вот это, честно говоря, для меня было новостью, во как оказывается. Раньше были проводники в облако, да и сейчас они есть для любителей приключений и тех, кто хочет заработать, а сейчас вон ещё и поисковики появились.
Это же сколько людей на земле-то пропадает, что на всех попаданцев хватает, и сколько ещё их не находят? Я периодически слышу информацию о том, что нашли либо трупы, либо кости, брошенные машины или выжившего одного, или двух из группы людей. Пипец, сюда народу прёт, не, нам-то, конечно, хорошо. Но вот действительно, сколько вот так таких людей спасли наши ребята, а теперь ещё и другие поисковики. Таким образом, через год или два можно будет им всем памятник при жизни ставить, поисковикам, я имею в виду.
Ведь из месяца в месяц, количество найденных людей в пустыне нашими экипажами меньше 300 человек не бывает. И значит, ещё больше будут сюда привозить. И точно знаю, что Корж и Иван мэр по нашему примеру так же создали такие экипажи у себя в городах. Правда, у Ивана всё проще, там у него люди сразу около Киженя появляются, а вот у Коржа ребятки его катаются по пустыне. Я даже пару раз видел, как его бойцы приезжали и консультировались с нашими ребятами. Смотрели, как у нас тачки подготовлены, и некоторые из них даже на так называемое дежурство в пустыню с нашими ездили, смотрели на процесс от и до. Башни такие же они у себя в Руви уже сами делали.
И так же начали людей спасать и привозить в Руви. Значит, не зря это всё, значит, есть от этого толк. И дело не в деньгах, дело в человеческих жизнях. Каждый попавший сюда человек может принести пользу обществу, тут другая планета в прямом смысле слова, и очень многие, отойдя от шока и горечи потери навсегда своих близких, назад, на ту землю, не хотят. Тут другие правила жизни, другие законы, другой мир, не побоюсь повториться, всё проще, надёжнее и лучше, чем было на матушке земле.
Пока разговаривали с Кротом, видели, как эти мужики тащат в свои машины различные ящики и сумки, Крот пояснил, что это припасы для башен или обычные боеприпасы. По ночам, бывает, приходится конкретно отбиваться от зверей и улепётывать на тачках, не особо разбирая дороги.
Потом нашего гонщика позвал Чуб, и они пошли на наш оружейный склад за пульками для зверюшек, как сказал, засмеявшись, Крот.
Кстати говоря, эти экипажи ещё подзарабатывают тем, что возят в различные кафешки и рестораны в нашем городе мясо животных, либо, подстрелив нужное животное, выходят на связь с курьерами и привозят трупы животных туда, и делать это надо всё быстро, чтобы мясо на жаре не испортилось. Ведь животных-то они нет-нет, да убивают.
Я вот был недавно в очередном открывшемся у нас в городе ресторане, ели мы со Светой мясо шестиногого льва, думаю, что это пацаны и привезли. Я не препятствовал этому их заработку, есть у них договорённость, пусть возят. А шестиногого льва вальнуть не так-то просто, это одна из самых опасных тварей в пустыне.
Чуб тоже рассказывал, видят человека с оружием, сразу сваливают, и как они понимают, что у него в руках ствол, ну вот уходят и всё. Сутками может в засаде сидеть, и выпрыгивает мгновенно. Может, помните, Крот рассказывал, как такой пустынный лев спрыгнул сверху на них со скалы. Наши пацаны тоже опытнее стали, знают уже, куда стрелять и как защищаться от таких зверюшек, самое главное, чтобы рогач тачку не перевернул ударом, тогда всё, выбраться шансов минимум. Будут долбиться в машину головой до тех пор, пока она не развалиться вся, и звери человека по частям оттуда не вытащат. Ладно-то эти их Тойоты крепко сделанные, а попаданцы? Сколько они вот так тачек в пустыне с останками людей находили, да полно. Или сами люди и рассказывали, что убегали, спасались, видели таких зверей, кто посообразительней и менее подвержен панике от попадания в другое место, сразу на скалы на ночь лезут, да холодно, да есть охота, зато тебя самого никто не сожрёт.
В общем, много чего интересного поисковики могут рассказать, прям хоть книгу по их приключениям пиши, и слушая их всё больше и больше, я действительно понимаю, что не каждый согласится на такую работу, и мужеством точно надо обладать большим. Вроде че там такого, сел в крепкую тачку, вооружился до зубов и поехал по пустыне кататься. Ночь настала — приехал на базу или в башню, там переночевал, на следующий день опять поехал кататься. Ага, нифига подобного.
Много попадается обессиленных людей, тут же жара, как в духовке, или ногу подвернул, или поранился где. Кто-то банально не верит, что в другом мире оказался и что это всё не сон, и этих надо в тачки погрузить, вот время и уходит, темнеет, а надо ещё до безопасного места доехать, в общем, весело бывает, очень весело, смертельно, я бы сказал.
Ну а мы со Сливой пошли прогуляться в ближайший ангар, посмотреть на процесс ремонта тачек, время до отъезда в Речной у нас ещё было.
Обошли ангар, где у нас была малярка, там всё равно ничего не видно, одни покрасочные камеры, в том числе и две большие для грузовиков сделали. Вышли к следующему ангару, и мать твою, перед ним под навесом стояли тачки 90-х в количестве 9 штук.
— Лапули! – с улыбкой до ушей произнёс Слива и начал ходить среди этих тачек.
— Тебе же современные машины нравятся, – немного обалдел я, – ты же говорил, что тачки из 90-х — фигня.
— Говорил, – кивнул он, открывая дверь и заглядывая в салон белой БМВ в 36 кузове, – я тогда совсем малой был, и не до тачек было. А теперь, видя, как ваше поколение по ним облизывается, и сам впечатлился.
— Ценитель, – засмеялся я.
— Ну ценитель не ценитель, а на кабане меня прокатили. И должен признать, что тачка меня очень впечатлила. А тут вон, – он обвёл рукой машины, – какое великолепие.
— Вы чё тут трётесь среди тачек, – внезапно услышали мы сзади грозный голос, – а ну валите отсюда.
Обернувшись, увидели двоих охранников. Когда они поняли, кто перед ними, немного побледнели с лица.
— Ох, здравствуйте! – сглотнув, сказал один из них, парнишка лет 25. – Извините, Александр, не узнали вас со спины.
— Просто эти машины для Коржа приготовлены, а народ сюда частенько ходит посмотреть на них, замучались гонять уже, – добавил второй, думаю, ему ещё меньше лет было.
Но выглядеть оба стараются грозно, в цифре нашей, обвесы, по автомату вон у каждого.
— Расслабьтесь, мужики, – махнул я рукой, – всё нормально, правильно делаете, что гоняете таких зрителей.
— Точно-точно, – аккуратно прикрывая дверь, добавил Слива, – а то сломают чё, неудобно потом перед Коржом и его пацанами будет.
— Да только вчера вот на этом мерине чуть магнитолу не свистнули, – обрадовавшись, что им сейчас не попадёт, ткнул первый пальцем в красавца мерседеса в 126 кузове, как у Георгича у нашего, – с поличным взяли.
— И чё с ним сделали? – с интересом спросил я.
Оба тут же замялись и немного покраснели.
— Да ладно, колитесь уже, мне просто интересно.
— Руки сломали.
— Как это? – охренел Слива. – Прям вот так взяли и руки сломали?
Я, честно говоря, тоже немного припух от этих их слов.
— Нам Грач сказал так делать, – выпрямившись, ответил тот, что помоложе. — Если бы магнитолку колупнули, то руки сломали бы нам.
— А скорее всего, не только руки, – вздохнул другой охранник.
Я на это только улыбнулся. Да уж, с нашим Грачом не забалуешь. Руки сломали, ну пипец, хотя, может быть, это и правильно, больше соваться не будет.
— А чё вы камеру-то сюда над ними не повесите? – спросил Слива.
Один из охранников молча ткнул пальцем на ближайший ангар, на углу которого висела камера скрытого наблюдения.
— По ней мы вас и увидели, – радостно сказал охранник.
— Ладно, пошли мы, – насмотревшись на машины, сказал я и кивнув Сливе, мы потопали назад ко входу в ангар.
А тачки реально хороши. Корж покупает такие машины из 90-х, как горячие пирожки, видать, и в Руви у них есть ценители прекрасного. Тут сейчас мы видели Ауди, БМВ, Мерседесы, два Сааба и мицубиси 3000, все машины в идеальном состоянии, они аж горят. Под капот я, конечно, не полез, но, думаю, там тоже всё блестит, а вот салоны у некоторых машин через закрытые окна рассмотрел, все перешиты, ну прям конфетки.
— Кирилл, привет, – набрал я его номер, чтобы задать интересующий меня вопрос.
— Добрый день, Александр.
— Скажи мне, сколько машин ты продал в марте?
— 301, – мгновенно ответил он, – но нужно больше, – тут же запел он свою песенку.
— А сколько из них тачек из облака разборки? – перебив его, спросил я.
— Момент, – я услышал шуршание бумаги, видимо, ищет цифры. – Вот, 69 машин. Но таких тоже нужно больше, с ними проблем с восстановлением больше. А что? – спустя пару секунд спросил он.
— Да мне интересно, пользуются они спросом или нет?
— Ха, ещё как! – тут же ответил директор салона. – И не только у нас в Таусе. Руви, Кижень, многие хотят такие машины. Корж вообще готов их все покупать, у него же все пацаны практически на таких ездят.
— Да видел я, – согласился я с Кириллом.
Тут да, про Коржа он был прав. К нам частенько приезжают его ребята, и приезжают они именно на таких машинах. Прям вот мода у них на старенькие БМВ, Мерседесы, Ауди и спортивные тачки. Конечно, старенькими их можно назвать с большой натяжкой, так как у нас их до идеального состояния доводят. Мы даже несколько раз у Киженьцев оборудование какое-то покупали, не помню сейчас уже точно, но какие-то станки, кажись, как раз для восстановления там чего-то у этих машин.
— А если мы ещё один ангар специально для таких машин построим и слесарей наберём для их ремонта? – спросил я у Кирилла.
— Это было бы замечательно, машины все купят, – заверил он меня, — все до одной!
— Хорошо, я тебя понял, подумаем, – ответил я ему и отключился, тут же набрал свой секретариат.
— Да, Александр, – трубку взяла Оксана.
— Оксана, здравствуй. Мне нужен дядя Паша или Степаныч.
— Дядя Паша в Кижень уехал, – тут же ответила она, – сервис расширять.
— О как, они же вроде большой там его построили.
— Он под грузовики будет, – ответила она, – всё в одном месте, а вот Степаныча сейчас постараюсь найти.
— Жду тогда, соединишь меня с ним, – сказал я и отключился.
— Ещё один ангар! – хихикнул Слива. – Крутяк, подумаю, может и себе кабана куплю.
— У тебя и так две тачки.
— Бмв Наташке оставлю, Соната для гонок, а вот кабан для души будет, только купе хочу, серебристый, не, чёрный, не, белый.
Я только засмеялся на это.
Ещё один ангар, мы как раз вышли на площадку, с которой были видны все наши ангары. Какой раз я благодарю дядю Пашу, что тогда он настоял на покупке большого участка земли, чем нам надо было тогда.
На данный момент у нас было 14 ангаров. Два под малярку, в одном красили джипы и легковушки, во втором грузовики и прицепы к ним. Один большой ангар, где все машины готовили к покраске, один для ремонта и восстановления мотоциклов, но он самый маленький был, хотя там различного оборудования тоже хватало. Один, где строили машины, багги, пустынные Порши, десантные грузовики и различные машины на заказ, те же багги или пустынные Порши. Один, где были станки, где проводились различные работы по металлу, его мы только недавно построили. Два ангара с отсеками, как раз в них и ремонтировали все машины из облака, разбирали, тянули на стапелях. Ещё один был полностью отдан под электрику, перетяжку салона, различный тюнинг, ремонт двигателей, раздаток, коробок, он был самый большой, и у него у единственного было 4 въезда. Один под разборку и сборку грузовиков и автобусов. Ещё один под большой склад запчастей и расходников для сервиса, и ещё один под военный склад, там обмундирование, оружие, боеприпасы.
Военный склад, как его тут все называли, был двухэтажный, и боеприпасы с оружием были на минус первом этаже, и он весь из бетонных блоков. Еще два ангара для обслуживания ранее проданных машин, там обслуживали всё подряд, бывал я там несколько раз. Конечно, смотрится не то что дико, но очень непривычно. Представьте висящую на подъёмнике, ну, например, Ауди А8 или семёрка БМВ, а рядом какая-нибудь багги или пустынный Порш, или Чёрный плащ, или тачка поисковиков. Клиенты, которые заезжают в этот сервис, конечно, офигевают от вида машин, которые там ремонтируют.
И абсолютно все ангары как внутри, так и снаружи были разрисованы граффити нашими художниками, та семейная пара с форта, работали они без устали, плюс к нам постоянно приходили различные художники, вот они и разрисовывали всё подряд.
Где-то граффити, где-то какой-нибудь пейзаж из этого мира, где-то машины со зверями. Было даже пару рисунков с Чёрным плащом и пустынными поршами. А я не видел ни одного человека, который бы сказал, что фигня, рисунки плохо смотрятся или тут не нужны.
Причём как-то неожиданно возникла мода у бригад слесарей разукрашивать свой отсек индивидуально. Я не препятствовал, пусть ребята делают, как хотят. Вот и было так, что в одном отсеке какие-нибудь девахи нарисованы, в другом перерисовали ночной город из того мира, в третьем лес, дальше горы, реки, озёра, но всё было очень и очень красиво.
Само собой, везде поддерживалась идеальная чистота, тут даже говорить никому не надо, никто не хочет в грязи работать, не, конечно, свинушки были, но им быстро сказали, как надо работать и убирать за собой.
Вот и пришла пора строить ещё один ангар под тачки из облака разборки, под машины из 90-х. Ну что же, будем строить, 15 по счёту, благо там со строительством ничего сложного. Остов из балок и обшивается всё это листами железа. Подводятся все коммуникации, снаружи вешаются кондиционеры, вытяжка и вуаля, ангар готов. От начала постройки до сдачи меньше месяца, рука уже у наших строителей набита.
Само собой, в каждом ангаре есть свой собственный склад, так не набегаешься за запчастями или ещё чем, но там только необходимое держат, и они маленькие. Нужен движок, тебе на карах привезут с главного склада, нужен мост, раздатка — заказывай, всё привезут. У салона свой собственный склад.
Так же очень хорошо, что мы построили паркинг. Я прикидываю, какие бы тут у нас были пробки из-за машин работников, никакой стоянки бы не хватило. Все сервисы работают круглые сутки, как и столовая. А так приехал работник или работники, загнали машину в паркинг и всё, полезная площадь перед ангарами свободна.
Так же перед ангарами есть несколько больших навесов, там и готовые тачки стоят, и те, которые из облака привезли, и частично разобранные, и машины закупщиков, машины клиентов, гостей или тех, кому тачка в любой момент может понадобиться. Вот, например, Инфинити пузатики туда ставят, секретарь мой туда свою Шкоду ставит, бухгалтерия, да много кто. Директора тоже под навес ставят свои машины, лень им, видите ли, в паркинг ехать.
Всё чётко разделено, куда какие машины ставить. А то, помню, был случай, приехал наш курьер на Гранд Витаре и поставил машину под навес, куда сгружали машины из облака, пока ходил деньги получал и отчёты сдавал, его тачку вскрыли, отволокли в сервис и частично разобрали, слесаря решили, что она тоже из облака. Вот он орал-то, когда увидал Сузуку свою без дверей и бамперов. Ну ничё, назад ему её собрали, дали пару подзатыльников и сказали, чтобы он туда больше автомобиль не ставил.
Глава 10.
Ух ты, как интересно в малярке-то, я имею ввиду в грузовом, в том, который предназначен для машин поменьше, я бывал много раз, а вот в этом, где красят грузовики, был пару раз, как-то руки не доходили, вернее, ноги не доносили, или просто с грузовиками особо дел не имел. В этом ангаре было 4 покрасочные камеры, и были они ни чета тем, которые в соседнем ангаре предназначались для покраски легковушек, джипов и фургонов, тут всё гораздо массивнее и мощнее было.
Тут у нас одна камера была длинной 25 метров, это для покраски автобуса или фуры, или цистерны, чтобы всё хорошо и чистенько получилось, без пыли.
Ведь очень многие заказывают покраску не в один цвет, а в два, три, четыре. Сколько уже таких весёленьких автобусов ездят по маршруту у нас по городу или с автовокзала между оазисами.
Сразу при входе на посту подготовки стоит автобус, обычный автобус, которые ездят между городами, по бокам от него леса, и человек 6 усиленно трут его шкуркой и шлифовальными машинками, готовят к покраске, рядом и чуть левее самосвал Вольво, он, походу, уже подготовлен к покраске, вон у него вся кабина специальной бумагой залеплена, в камеру загонят, воздухом пройдутся, сдувая пыль, включат вытяжку и всё, можно красить.
И вон как раз в большой камере виднеется цистерна, целиком будут красить, чтобы минимум пыли на ней было. А нет, ошибся, его хромировать будут, такие бочки с химией, как стоящая в камере, я уже видел пару раз. Хромирование, это очень сложный процесс.
Кстати говоря, несколько таких хромированных цистерн уже катается между городами, смотрится, конечно, обалденно красиво, я сначала думал, что это плёнка, пока меня кто-то не просветил, что это хромирование полностью всей цистерны.
Дальше мы не пошли, включили какую-то машину, и всю вокруг тут же заволокло пылью, недаром тут большинство людей в масках, респираторах, а некоторые ещё и в специальных масках работают, в которые воздух подаётся. А грузовиков тут хватает: и головастиков, и тягачей, и строительной техники, всё это, конечно, завораживает.
Уже когда шли к столовой, Света мне позвонила и сказала, что пора бы выезжать, так вот, когда шли к столовке, за самым дальним ангаром увидели фюзеляж самолёта, даже, кажется, двух, рядом аккуратно сложенные крылья и хвост. Честно говоря, эта картина меня немного сбила с толку, так как я точно знал, что эти самолёты никогда не поднимутся в воздух, Саныч всем уже по сто раз сказал, что нет абсолютно никаких запчастей и оборудования, чтобы запустить какой-нибудь из самолётов, которые десятками в разобранном виде лежат на аэродроме, в небо.
Одно он сказал точно, с помощью «знаний», которые привезли ребята с земли, он и ещё несколько энтузиастов попробуют построить небольшой самолёт.
Слива тоже не знал, что тут делают самолёты.
— Игорь, привет, – набрал я ему на ходу. – Что у тебя за самолёты лежат? На кой они?
— Привет, Саш. Город заказал для детских площадок. Нам их надо собрать, привести в божеский вид, покрасить, напихать туда кнопок, рычагов, сидений, и их поставят на нескольких детских площадках, у детишек полные штаны от счастья будут.
Точно, как мне только в голову такая идея не пришла. Поблагодарив Игоря, отключился.
— Ну, поехали уже, – увидав нас, сказала нетерпеливо Света, стоя около Ламбы, – нас там люди ждут.
Няма и Кирпич сидели в Панамере, и с заднего же сиденья в окно торчала башка Булата.
— Поехали, – улыбнулся я, падая за руль Ламбы, – щас мигом домчим. Слива, не отставай.
— А ты не гони сильно, – крикнул он и сел за руль Панамеры.
— Смотрите, чтобы Булата не укачало, – весело крикнула Света.
Как же классно ехать вот так по трассе с ветерком. Мы как обычно низко летели, а не быстро ехали. Вырвавшись за город, я сразу вдавил педаль газа, 700 лошадей под капотом фыркнули и выстрелили, унося нас вдаль по прямому как стрела шоссе. Кирпич тут же начал орать в рацию, чтобы я сбросил скорость, так как на Панамере угнаться за нами они не могли, пришлось скидывать с 310 километров в час до жалких 260, но всё равно, ощущения не передаваемые, главное не вилять и держать крепко руль.
Врубил дальний, так мы и пёрли по левой полосе до самого каньона, 109 километров пролетели за 26 минут, быстро, очень быстро. А самое главное то, что я, не смотря на такую скорость, практически не устал, вот что значит полностью сбалансированный и построенный для таких высоких скоростей автомобиль.
— Саша, а это что за машина? – с интересом спросила у меня Света, когда мы выехали с блокпоста заправки, залив полные баки блюра в тачки, расход при таких скоростях, конечно, впечатлял, Ламба почти 50 литров смолотила и не подавилась.
Эти 7 километров до Нового оазиса мы ехали не спеша, в районе 150 километров в час, тут и дорога немного другая была, и, как это обычно бывает, перед крупными городами и населёнными пунктами все скидывают скорость, и трафик увеличивается. Где-то за пару километров нас догнал маленький, небесно-голубого цвета хот-род.
— Это Риф, – уверенно ответил я, вспомнив, как нам этот Смирнов, хозяин мастерской по строительству таких машин, говорил, что наш Риф заказал себе такую тачку, как раз небесно-голубого цвета.
Вот и сейчас он обошёл нас с правой стороны, радостно побибикав, а сидящая справа от Рифа его Зина, помахала нам рукой.
— Красивая машинка, – впечатлившись увиденным, сказала Света.
Я, конечно, вдавил педальку-то, но Рифа уже и след простыл, надо будет узнать, что там у него под капотом. Да, если бы трасса была чуть длиннее, я бы догнал и обошёл его, но дальше был первый светофор на перекрёстке, и пришлось скидывать скорость.
Кстати говоря, дорогу-то эту мы и разведывали, когда приехали в этот новый оазис в первый раз, ломали деревья своими грузовиками после ночного боя в пустыне, так она и осталась тут. Направо наш посёлок, где у меня дом, где дома наших ГДЛовцев, налево посёлок, который построил город.
Голубенькая машинка мелькнула вдали и, не дожидаясь нас, поехала сразу по дороге, ведущей в сторону Речного. Пока ехали, я решил, что ночевать сегодня мы будем в нашем доме. Ночевали мы в нём всего несколько раз, ну, когда отдыхали тут с нашими друзьями. В данный момент мне хотелось посмотреть на катер, который для нас приготовил Риф и который я, скорее всего, куплю, но больше всего, хотелось сходить на нём на остров и отдать команду на начало строительства дома.
Так что пробравшись через небольшое движение по-Новому, поехали по так называемой окружной к Речному. И вот выехав из Речного, на небольшой прямой в пару километров я уже поддал газку, и долетели мы до очень быстро. Риф на своей маленькой и юркой машинке в самом Речном от нас оторвался, но на прямой я его практически догнал, и на территорию нашего военного городка, как его тут уже все называли, мы въезжали одновременно на трёх машинах.
Тут же перед въездом в Речной так же был сделан перекрёсток, одна дорога вела к нам, во владения ГДЛ, вторая в порт, третья к жилым домам, где так же были все необходимые здания и сооружения для жителей. Там были школы, садики, поликлиника, магазины, клуб, стадион, да много чего там уже построили, ведь население тут, в Речном, росло очень быстро. Очень много людей было занято на строительстве порта и на обслуживании и ремонте различной водной техники.
Если мне не изменяет память, месяц или полтора назад Риф говорил, что в Речном уже около 7 тысяч человек проживает. Про завод наш забыл, там тоже работников хватает. Много народу сюда из Руви переехало и из Киженя, толковых людей хватает во всех городах. Ну а почему бы и нет, жильё дают, работой обеспечивают, зарплату платят, почему бы вместе с семьёй, если таковая имеется, сюда и не переехать.
Хотите развеяться, прогуляться, пожалуйста, такси или маршрутные автобусы регулярно ходят в другие города, ну кроме Киженя, туда только на паровозе.
— Привет, гонщик! – радостно поздоровался я с Рифом, когда мы припарковались на стоянке и все выбрались из машин. – Здравствуй, Зина. Вижу, вы купили-таки себе аппарат, – кивнул я на Хот-Род.
— Ага, – кивнул, улыбаясь, Риф, пожимая нам всем по очереди руки. – Красавец, да?
Это да, машинка была действительно красивая. Даже не знаю, как её описать. Большой капот, вынесенные по бокам передние колёса, без крыльев, без брызговиков, скорее всего 19 колёсики, задние тоже были 19, но вот по ширине они раза в два с половиной шире и так же вынесены по бокам. Машинка была с низкой крышей, по размерам, ну может как Хендай Акцент, только шире.
Заглянув в салон, я увидел два ковша, позади них небольшое пространство, скорее всего для мелкой ручной поклажи. Запаски как таковой нет, Риф нам багажник открыл, туда пару сумок поместится не очень больших. Машинка аж горела вся на солнце, цвет очень красивый.
— Чё под капотом? – с интересом спросил Няма, рассматривая салон.
— Движок от 525 БМВ, автомат, вся электрика и начинка тоже от бумера. Кстати говоря, крыша съёмная, она пластиковая, – он постучал по крыше костяшками пальцев, и мы услышали характерный звук пластика, – на её вес, этого мотора вполне, я вас на 160 сейчас на трассе обошёл.
— Ещё бы, – согласился я, – такая крошка с таким мотором. Едет она очень хорошо, думаю.
— Не то слово, – любовно погладил по большому капоту свою тачку Риф. – Моя девочка.
— Он её, походу, больше чем меня любит, – засмеялась Зина.
— Ну что, покажешь нам мой катер? – спросил я у Рифа после того, как мы вдоволь насмотрелись на его хот-род, облазив его вдоль и поперёк.
— Конечно, пошли.
По хорошим, выложенными брусчаткой тропинкам мы спустились к реке, и с небольшого бугорка я увидел несколько длинных причалов, которые были построены перпендикулярно реке.
— Это все наши катера? – обалдело спросил я, увидав пришвартованные катера и лодки.
— Да, это всё техника ГДЛовцев, – подтвердил Риф.
С виду там стояло штук 30 разных посудин. Большие катера швартовались чуть дальше. Риф уже давно говорил, что народ активно покупает катера в личное пользование, и для них он будет строить отдельные причалы, вот и построили. Да уж. Впечатляет, кому-то машины, а кому-то катера и лодки. Мы шли по берегу, я рассматривал различную технику и гадал, какой из этих катеров он сейчас предложит мне.
— Вот твой аппарат, Саш, – ткнул мне пальцем в белоснежный катер Риф, – принимай.
— Да ладно? – вырвалось у Светки, я завис, а Булат как понял, что эта посудина наша, хотя посудиной её язык не поворачивается назвать, мгновенно перепрыгнул с причала на заднюю площадку катера.
— Ну пипец! – только и смог я вымолвить, когда мы осмотрели катер сверху донизу.
Сказать, что я был впечатлён, это ничего не сказать.
— Как он хоть называется-то? – спросила Света, крутясь в капитанском кресле.
Личка уже развалилась на мягких диванах, а Слива нашёл холодильник, достал оттуда бутылку воды и сидит вон, попивает из неё.
— Название сами придумаете, – пожал плечами Риф. – В той жизни это феретти 450, можно сказать, что это даже не катер, а самая маленькая яхта в своём классе. Я знаю о том, что дом на острове ты хочешь без каких-либо удобств, – вновь засмеялся Риф, – без электричества, без водопровода, без канализации, только деревянный дом и печка на дровах.
— Совершенно верно, – подтвердил я, – хочу быть как можно ближе к природе, разжигать печку, мыться из тазика или ведра и готовить на костре.
— Короче, мы с Серым подумали, что вам, – он кивнул на довольную Свету, – не помешает катер, где все эти удобства будут, если вдруг вам надоест единение с природой. Как вы уже успели заметить, на борту есть хорошая спальня, кухня, нормальный туалет и душ, запас питьевой воды 600 литров, бак для топлива почти полторы тонны, 1400 литров блюра мы уже в него залили. Осадка у него метр двадцать пять, так что на мель можешь особо не бояться налететь. 14 метров длина, 3 палубы, так что на него поместится куча народу. Управление, если вы не заметили, продублировано на верхней, открытой палубе, если погодка хорошая будет, можно оттуда рулить и наслаждаться видом и свежим речным воздухом.
Движок отремонтировали, 550 лошадей есть, идёт он на максималке 31 узел или 55 километров в час. До твоего острова в районе 40 километров, в общем, час неспешного плавания, и ты на месте.
— Класс! – я с удовольствием погладил кресло, в котором сидел.
Было видно, что здесь все новое: мебель, панели, обшивка, и катер буквально горел от свежей покраски.
— Вот ценник, – хмыкнул Риф и протянул мне листочек бумаги, на котором была указана сумма.
— Однако, – улыбнулся я, увидав цену.
163 тысячи лин, цену я решил вслух не озвучивать.
— Сам видишь, есть за что, – Риф обвёл руками салон, в котором мы находились, – тут работы очень много было, сейчас он новый. Не, если, конечно, хочешь, можем другой показать, он дешевле, этот всё равно купят.
— Беру! – уверенно кивнул я
Потом я подошёл и осмотрел приборную панель, сказать честно, много непонятных приборов. Да их тут и нет то особо, штурвал, как ему и полагается, справа, по форме как обычный руль, два небольших экрана сверху, один маленький снизу, 5 или 6 кнопок рядом с этим экранчиком, и сбоку на панели вон ещё с десяток кнопок, рация. Всё, больше ничего.
— Серый тебе даст человека, который обучит тебя управлению, и будешь сдавать на права.
— На права? – удивился я и тут же вспомнил про Бондарева.
— Да, – кивнул Риф, – у нас тут теперь полицейские есть. Вон, кстати, их катер пошёл, – показал он рукой через лобовое стекло. – Два мы им уже спустили на воду, ещё три в ремонте. Тот, что вы сейчас видите, маленький, меньше этого, но идёт он очень хорошо. И три больших будет. На всех вооружение, так что, если что, имейте в виду, не оторвётесь. Бондарев какого-то мужика нашёл в Кижене, тот всю жизнь на реке проработал в рыбнадзоре, на Волге кажись. Толк в катерах знает, вместе с нами в облако ходил и вытаскивал катера. И 3 катера для скорой тоже будут.
— Ничё себе, – поразился я такому ходу.
— Да, хороший мужик, зовут его все Чугун, под полтос ему годков где-то.
— Почему Чугун? – удивился я.
— Не знаю, он так представился. Чугун и Чугун, нам-то чё. Сам знаешь, у нас тут половина пацанов с кликухами и позывными. Как Крота зовут? – неожиданно спросил Риф. – А меня?
— А меня? – тут же, улыбаясь, спросил Няма.
Кирпич молча поднял руку.
— Аааа… – я тут же завис, а девчонки звонко рассмеялись
— Вот то-то и оно, – хмыкнул Риф. – Башни уже построили. Сейчас пойдёте на остров твой?
— Да, сейчас Влад этот строитель должен приехать, – тут же сказала Света, – с ним пойдём, дом-то надо строить.
— Ну тогда Серый с вами, я его сейчас пришлю, покажет вам, как тут рулить этим всем хозяйством, – Риф покрутил штурвал-руль. – Покажет, где какие башни, заправка, магазины, как где плыть, швартоваться и всё остальное. Потом скажешь ему, когда будешь приезжать учиться управлять, и только после сдачи экзаменов сможешь самостоятельно ходить на остров. Ты же сухопутный с ног до головы.
— Она тоже будет учиться, – ткнул я пальцем в Светку, – и эти балбесы, – улыбнулся я, показывая на сидящую личку.
— Да ради бога, – поднял вверх руки. – Ещё что надо?
Я задумался, огляделся вокруг, словно ища поддержки у ребят и Светы, но все молчали.
— Да, – вспомнил я, – два водника и ещё обычную деревянную лодку с подвесным мотором. Водники покататься, а лодка — там по месту плавать.
— Лодка с двигателем есть, – тут же ответил Риф, – один водник тоже есть, второй будет позже, у нас сейчас в ремонте около 7 штук. Тебе же помощнее водники?
            — Ага. 
— Тогда RXP, у меня самого такой, этакий водный байк, 300 лошадей, очень хорошо выстреливает и едет по воде.
— На котором тогда мы катались? – спросил Слива.
— Да.
— Ну и дура, – с уважением покивал Слива. – Я когда на нём первый раз газу дал, думал, меня с сиденья выкинет, Наташку сдуло с сиденья.
— Берите такие, привыкнете, нормально будет, лыжи сразу покупай, будете кататься по воде, ну и спасательные жилеты тоже. Короче, Серому скажу, он тебе накидает список необходимых вещей.
— Походу, сейчас я у тебя все деньги оставлю, – засмеялся я.
— А ты как хотел? – хихикнув сказал Риф. – Водная техника, это тебе не машина. Тут в разы всё дороже, счёт я тебе потом пришлю.
Поговорили с Рифом ещё минут 10, потом он убежал, сославшись на дела. А я, дожидаясь этого строителя Влада, пошёл ещё раз лазить по катеру, всё ещё не веря, что эта маленькая яхта моя.
Глава 11.
Ещё минут через 15 пришёл Серый и практически сразу за ним этот Влад строитель. Быстро все познакомились, отдали швартовые, причём я делал всё сам, больно меня заинтересовал этот процесс, надо же мне учиться управляться с этим катером.
Потом Серый меня позвал к штурвалу, сказал стоять рядом, слушать и запоминать. Затем он отвёл катер от причала, попутно сопровождая свои действия короткими и чёткими предложениями. Краем глаза я заметил, как Светка сосредоточенно записывает всё в свой блокнот, на что Слива ей сказал, что он потом у неё спишет, и тут же получил лёгкий подзатыльник от Кирпича.
А катер на ходу мне понравился, прям ух! Серый нас ещё наверх позвал, и уже оттуда мы стояли и обозревали окрестности, и ветер дул нам в лицо. Тут Серый нам стал ещё больше информации выдавать, блин, тут движение-то как в городе оказывается, одна посудина пропускает другую, правилом хорошего тона считается помахать таким же капитанам рукой с мостика. Показал он нам и башни, в которых были магазины, заправки и ремонтные мастерские.
А башни меня впечатлили, я их вживую-то и не видел, не, вру, одну видел, перед портом, там диспетчерская, и там сидят лоцманы и всякие мужики с рациями, Серый их как-то назвал, но у меня их правильное название тут же вылетело из головы.
Блин, волновался как школьник, вроде не первый раз вот так плыву, на Антаресе, помню, тогда жарили по реке так, что я за леера держался, а тут, видать, сработало то, что мы плывём на моём катере. Так и хотелось сказать Серому, типа аккуратней по ямам, или вон за штурвалом той лодки какая-то безумная тётка или дед пенсионер.
Река жила судоходством. Сколько же всяких плав средств снуёт туда-сюда. Пока шли по реке мимо островов, видели на них большое количество народу и множество уже построенных и строящихся домиков, домов, сараев, причалов, кто-то купался, кто-то рыбачил, кто-то катался на лыжах или аквабайках.
Прошли мимо острова, где будет этот дом отдыха. Там мне вообще показалось, что строят что-то нереальное. Даже с большого расстояния было видно, что в лес на берегу острова встроено, или как это модно говорить, интегрировано большое количество не фиговых по своим размерам домов. Ну и вся береговая линия, само собой, обустраивалась. Три баржи разгружали, по острову ездили небольшие грузовички, работали пару кранов, народ как мухи, ну вы поняли где.
С другого большого корабля разматывали с огромной бухты, установленной на корме, кабель и тянули с одного острова на другой, видать, на том, с которого тянули, есть электрические камни.
На другом острове видели гномов, блин, такие домики у них прикольные, мне вот интересно, они сами их дизайн придумали, или подсказал кто? Мы даже специально подошли и медленно проплыли мимо, рассматривая их. Ну прям сказочные домики, как у эльфов каких. Причём очень многие из них были построены вокруг дерева. Представьте избушку, чуть не сказал на курьих ножках, а у неё из крыши дерево торчит или из крыльца, или два дерева из дома. Прикольно, очень прикольно, смело и неожиданно.
Ну и само собой у гномов лодки, катера, такие же причалы, навесы для лодок и катеров построенные прямо на воде, этакий водяной гараж, или метрах в 5-10 от берега, и тут же виднеются небольшие рельсы, которые уходят в воду. Вот же они как пчёлки, бегают по берегу, стучат топорами, работают бензопилами.
А проплыв чуть дальше, мы увидели небольшую компанию людей, эти отдыхают, пара палаток, костёр, две или три голые девки бегут в воду, за ними пару мужиков, тоже голые, это Светка рассмотрела, мы за бинокль боролись, чтобы на девок попялиться, остальные трутся около палаток или костра, правда, в одежде, ну почти в одежде. Увидав нас, помахали нам руками, и краем уха я услышал, как у них там играет музыка, а Слива учуял запах жареного мяса.
Чем дальше мы отплывали от Речного, тем меньше становилось движухи на реке, но всё-таки один раз мы видели полицейский катер и один раз катер скорой помощи, но и тот и другой шли потихоньку, без сирен и мигалок, хотя они на специальных дугах над катером были, и у полицейских ещё Печенег на сошках на носу стоит. Полицейские помахали нам руками и, повернув налево, пошли в сторону башен заправок, мимо которых мы только что проплыли.
А какой же вид, какой воздух, я даже попросил Серого, чтобы он скинул скорость, чтобы насладиться. Штиль, вода спокойная, птички летают, думаю, что и поют, из-за работы двигателя их было особо не слышно, но рядом с Нямой какашка одной из птичек приземлилась, что вызвало у нас бурю восторга.
Рыбы вообще тьма, постоянно кто-то плещется на поверхности воды, то и дело пуская круги. Мы тут же пожалели, что у нас с собой нет удочек, только Слива молча достал и показал из разгрузки гранату. Не, это не то, вот так весь кайф сесть на корме или на берегу с удочкой и ловить рыбку. Как говорил один мой хороший знакомый, чё там ловить, наливай и пей.
Так же я обратил внимание, что в километрах 30 от Речного те катера и лодки, что были пришвартованы у причалов различных островов, отличаются от тех, которые были у ближних островов. Задали вопрос Серому, да, так оно и оказалось, чем дальше ты живёшь от Речного, тем быстроходнее люди покупают катера. Все-таки те же 30-40 километров идти со скоростью 25-30 километров в час и со скоростью 50, это две большие разницы. Причём мой остров-то ещё не самый дальний, есть острова, которые так же обживают, но до них все 60-70 километров и ведь находятся люди, которые вот так готовы жить. Ну а в принципе, почему бы и нет? Каждому своё.
Видели мы и уже аккуратно обработанные поля на островах, и заборы вокруг пастбищ, и коров, и овец, и лошадей Киженьцев. Причем лошадки и паслись на лугу, и мирно брели запряженные в телеги.
Нда уж, вот чем не рай? Рай, и ещё какой. Так и хочется приплыть сюда, выкинуть нахрен телефон, отключить рацию и всецело отдаться отдыху. Разжечь костёр, наловить рыбы, закоптить или пожарить её или сварить ухи. Потом расстелить скатерть, прям на земле, на неё поставить запотевшую бутылочку текилы или Арменовской настойки, рядом положить чёрный хлебушек, свежий лучок, петрушечку, укропчик, можно огурчиков малосольных и свеженьких из теплицы, редиски, квашенной капустки, тонко нарезанное сальце, грибочков, колбаски, помидорчиков, варёной и холодной картошечки, и как налить рюмочку, и кааааак жахнуть, да как закусить рыбкой или ухой из котелка!
Мля, у меня от этой картины аж желудок свело. И вот так сидеть на берегу, ничего не делать и только дровишки в костёр подкидывать. А потом, когда начнёт темнеть, забраться в палатку, не, в палатку не хочу, не любитель, лучше в дом, в котором будет пахнуть дровами и деревом, из которого он будет построен, так же разжечь печку, чтобы дровишки трещали, и заснуть. А ещё лучше, сделать небольшой навес, и туда привезти сена, немного, чтобы просто упасть и заснуть на нём, как в детстве я спал у бабашки в деревне в сарае, где у неё было сено.
Тот, кто ни разу не спал на сене, никогда не поймет, что это такое, и никогда не поймёт, как на нём можно выспаться, главное, постелить что-нибудь, чтобы не кололось. Запах сена, когда ты спишь в нём, и вдыхаешь его, передать невозможно, это надо пробовать. А с утра, когда просыпаешься, видишь в щели в стенах или потолке, как начинает светать. И эти первые лучики рассвета словно говорят тебе, вставай уже, лежебока, иди искупайся в речке. И ты выходишь из-под навеса или из сарая, а над рекой стелется ещё небольшой туман, кукует кукушка, тихо, все спят, на траве росса, и вокруг нет никакого движения. И ты понимаешь, что вот она МАТУШКА РОССИЯ, вот он, тот момент, ради которого стоит жить, и пусть он будет у тебя пару раз в жизни, но он будет, и тебе ничего больше не надо. Ты просто идёшь на причал, садишься на него, сидишь и смотришь на реку. Твой мозг ОТКЛЮЧАЕТСЯ, и ты буквально впитываешь и дышишь положительными эмоциями, твоя нервная система восстанавливается мгновенно, и тебе не хочется никуда ехать, вот сейчас точно нет, потом да, надоест, но вот в данный момент ты наедине с природой, ты её слушаешь, видишь, чувствуешь. А потом раз, раздеваешься догола и прыгаешь в воду. Да, с утра она холодная, но уже через пару минут ты понимаешь, что тебе тепло и приятно, а когда выбираешься на берег, ты заново родился.
Конечно, если холодно или боязно в воду лезть, можно встать во весь рост, раскинуть руки в стороны, набрать в грудь побольше воздуха и заорать во всё горло «эгеее- ге-ге-гей» или крикнуть «ёжииик» и не удивляться, если тебе кто-нибудь ответит «лошааадка», всё, хорошее настроение тебе будет обеспечено на весь день. И всегда, я повторюсь, всегда, что бы с тобой не произошло, в какой бы ты ситуации не находился, ты будешь вспоминать этот момент, эту ситуацию, этот кусочек своей жизни с улыбкой на лице.
Конечно, тут не земля, не матушка Россия, мы вообще не пойми в каком созвездии, но окружающая меня сейчас природа один в один как там, на той, находящейся неведомо где, земле, и думаю, что, различия не будет.
Эх, неужели я всё это смогу снова осуществить? Неужели у меня это всё снова получится, и я вспомню, что это такое?
— Ну вот ваш остров, – вернул меня с небес на землю голос Серого.
Катер резко сбросил скорость, и его нос тут же опустился в воду, мы потихоньку обходили вокруг острова против часов стрелки. А ничего так остров-то, ели, сосны, берёзки, ещё какие-то деревья, много зелени, очень много. По размерам? Ну может как два футбольных поля, а может и меньше, в общем, небольшой, мне больше и не надо.
— Где будем дом строить, причал, навес для техники? – тут же включился Влад.
— Теперь давай потихоньку швартоваться, – сказал мне тихо Серый, когда мы вернулись в Речной в наш порт часов через шесть.
Место под строительства будущего домика выбрали, обойдя остров по кругу раза три. Мне и Свете понравился небольшой пляж на берегу. По бокам от него росли довольно-таки крупные деревья, и домик как нельзя лучше впишется в этот ландшафт. Кстати говоря, к берегу подошли без проблем, промерили дно длинными шестами. Глубина около берега оказалась около двух метров, самое оно.
На острове пробыли почти 5 часов, запасливый Риф загрузил-таки перед нашим приездом на катер немного еды, и мы устроили на берегу небольшой пикничок, ну и попутно проговаривали, как и что тут будет.
В общем, выбрали место для дома. Будет он в 15 метрах от берега, прикинули, где будет причал для катера и лодки. Так же нашли место для туалета, да-да, обычного деревенского туалета, водопровода-то в доме не будет, септик не прокатит. Так же я попросил построить пару навесов на всякий случай, и Влад предложил построить один крупный сарай-гараж для лодки. Частично он будет в воде, а частично на берегу, этакая кишка. Там будет храниться лодка и водные мотоциклы, ну и наверняка ещё различный хлам.
По поводу воровства чего-либо отсюда я не боялся, так как в этом мире его не было, тут за это разговор один, изгнание. Так что, если кто-то и тиснет отсюда ту же лодку или водник, рано или поздно это где-то появится, полицейские-то на реке тоже есть.
Пришвартовался под чутким наблюдением Серого, тот был серьёзный. Потом договорились о времени, когда я сюда приеду с пацанами вновь обучаться вождению катера. Обратно мы шли, я стоял за штурвалом, и Серый просто молча наблюдал и иногда подсказывал, где и как рулить, а вот уже ближе к самому порту, когда движухи на воде стало больше, он активно включился в моё управление катером, но из-за штурвала меня не выгнал, и швартовался я сам.
В общем, я и сам понял, учёба нужна, это вам не машиной рулить.
— Вот тебе список того, – протянул мне листок бумаги Серый, – что тебе, по моему мнению, нужно купить на остров.
— Спасибо, дружище, – поблагодарил я его, когда мы вышли на палубу.
Булат всю дорогу туда и обратно сидел на носу катера и пялился по сторонам. Да и на острове он сначала обнюхался, а потом исчез в лесу, видимо, обходил свои будущие владения. Вернулся весь в листьях и ветках, но довольный как поросёнок, который нашёл хорошую лужу с грязью, Светка запарилась его вычёсывать.
Пока шли к тачкам уже в порту, я мельком пробежался по списку. Генератор, провода, большая аптечка, пара лопат, кирка, несколько топоров, огниво, запас блюра в нескольких канистрах, запас круп, короче, по мелочам список получился внушительный, но всё это может пригодиться в любой момент там, на острове.
Влад обещал дать смету на строительство завтра, и убежал в свой офис, завтра же он и скажет, сколько это всё там будет строиться под ключ. И я категорически запретил валить хоть одно дерево, пусть весь необходимый материал везут на барже, да, доставка, разгрузка и строительство влетит мне в копеечку, но вот так я решил, и решил уже давно, не хочу я видеть пеньки на своём острове. Вот и навес, кстати говоря, один пригодиться, туда я, возможно, сложу несколько кубов досок и построю сам чего-нибудь, беседку какую-нибудь, например.
Поблагодарили и попрощались с Серым и поехали в Новый, в наш дом. Света недавно мне сказала, что она его наконец-то обставила, я же в делах весь, она мне только картинки показывала и фотки, где что у нас будет. Но перед этим всей нашей шумной компанией завалились к тем пенсионерам, которые провалились сюда на четвёрке. Это была первая моя с ними встреча с того момента. Сказать, что они были нереально рады нашей встрече, это не сказать ничего.
А хозяйство-то у них тут неплохое, пацаны молодцы, обеспечили их всем необходимым: гуси, утки, куры, три козы, куча грядок и теплиц и самое главное, лошадь. Вот это действительно был красавец, чёрный, подстриженный, когда мы вошли во двор, он стоял около небольшого сарая, где была конюшня, и мирно жевал солому, ну хорошо, здоровый ещё такой.
Потом кто-то из пацанов позвал родителей Большого, сам Вася где-то по делам мотался. В общем, старички тут же накормили нас до отвала. И те, и другие перед ужином показали нам своё хозяйство, ещё раз горячо поблагодарили за всё это. Посидели с ними очень душевно, милые люди, ну а потом мы со Светой поехали в наш дом спать, а ребята укатили в пещеру Митяя, их там уже Васьки вроде как ждали.
А дом действительно получился хороший. И дом, и забор резной какой-то, и двор с дорожками, и кустарниками, и мебель. Светка у меня умничка, о чём я ей сказал раз 50, наверное. Засиделись допоздна, потом потихоньку расползлись спать.
Глава 12.
19 апреля
Ох и выспался я на втором этаже в нашей спальне. Тут, в Новом всё по-другому, не так как в Таусе, так я, наверное, высыпался только в пещерах Митяя. А кровать у нас тут большая, не то что в этой студии в сервисе. Когда только ремонт уже в квартире закончат?
— Доброе утро, – сказала Света, входя в спальню.
— Привет, моя хорошая, а где Булат?
— Ест уже, – улыбнулась Света и, открыв шкаф, стала доставать оттуда какие-то вещи. – Иди умывайся и спускайся завтракать. Пацаны твои уже звонили, скоро приедут. Телефон твой я забрала, чтобы тебе выспаться дали.
Я машинально посмотрел на висевшие часы на стене, почти 12, неплохо, совсем неплохо я поспал.
— Завтра же соревнования, – вспомнил я, поднявшись с кровати. – Корж и Иван мэр со своими бойцами приедут, – пояснил я ей. – Туман там, походу, всё замутил. Пусть пацаны побьются между собой, и народу зрелище, и вообще.
— Они звонили уже, – улыбнулась Света, закрывая шкаф, – я их к нам пригласила.
Я только удивлённо брови поднял.
— Не надо было?
— Не-не, наоборот, я очень рад, спасибо, но тебе же готовить сколько надо.
— Ничего страшного, девчонки помогут. Завтрак внизу на плите, я за продуктами поехала, сейчас только ребят дождусь.
— А мне что делать? – обалдело спросил я, не предполагая, что мы тут ещё на день останемся.
— Не знаю, – пожала она плечами, – на лошади покатайся, съезди в порт к Рифу, – и тут с улицы раздался сигнал клаксона Панамеры. – О, Слива приехал, всё, я убежала, – она чмокнула меня в щёку, накинула лёгкую кофточку, позвала с собой Булата, и я только услышал, как хлопнула входная дверь.
Я всё ещё валялся в постели, когда услышал, как кажется к моему дому подъехала машина, затем пару раз посигналили, а мне так лень вставать было. Затем внизу зазвонил мой сотовый. Вот же блин Светка, чё вот она его сюда не принесла?
— Саня, ты дома? – услышал я снизу голос Клёпы.
— Да дрыхнет ещё поди, – тут же добавил Колючий. – Ламба его во дворе, значит, и он тут, иди на второй этаж, посмотри.
— О, еда, пацаны, давайте порубаем пока, походу, Света приготовила, – тут же подключился третий голос, кажется, это Маленький был.
— Я вам сейчас похаваю, – тут же остановил их женский голос, его я узнал сразу, это была Ира Большого, значит и сам он тут.
— Куда продукты складывать? – это уже Наташка Сливы.
А по лестнице кто-то уже поднимается ко мне на второй этаж.
Я только улыбнулся на всё это. Вот же блин народ, тут же приехали.
— Вон там у них холодильник и шкафы, – начала раздавать распоряжение Ира, ну да, она в этом доме чаще нас бывает.
— Привет, шеф, – обрадовано произнёс Клёпа, войдя в спальню. – А неплохие тут у вас хоромы-то, — обвёл он её взглядом, – и кровать-то такая большая, можно и так, и так, – следом за ним в спальню забежала Кайта.
— Иди ты в задницу, Клёпа, – незлобно сказал я, пожимая ему руку и входя в ванную, перед этим погладив Кайту. – Иди поешь чего-нибудь, я сейчас спущусь, дайте только умыться.
Снизу уже доносился радостный смех, потянуло кофе, и гремели шкафы, видать, народ там кашеварит вовсю.
— Ну и куда едем? – спросил у меня Клёпа, когда мы уже сидели и ели завтрак, который нам всем приготовили девчонки. Того, что приготовила мне Света, естественно на такую ораву не хватит.
СОБРовцы с девчонками только что приехали из Тауса, им тоже Света позвонила и пригласила всех к нам в гости. Девчонки тут же начали готовить еду и на нас, и на гостей, которых тут сегодня будет очень много, ну а нам, мужикам, надо куда-нибудь свалить.
— Если у вас нет работы, – развернулась от плиты Ира Большого, – мы вам сейчас её найдём.
— Да, – тут же включилась Наташка Сливы, – чистите вон картошку и столов каких-нибудь с лавочками сделайте и во дворе поставьте, куда вы всех сажать сегодня будете?
— А сколько народу-то будет? – еще больше охренев, спросил я.
— Без понятия, – отвернувшись, сказала Ира, – но если Корж, то значит с женой, Иван скорее всего со своей девушкой.
— А она у него есть? – тут же спросил Клёпа.
— Не знаю, с ними их товарищи наверняка. Тамаз там, Колобок, Марк, – начала она перечислять ребят, наморщив лоб, пытаясь их вспомнить.
— Короче, человек на 30 надо стол точно делать, – несильно хлопнул по столу Большой, – пошли, хватит жрать.
— У меня тут досок нет, – растерянно произнёс я.
— У меня есть, пошли говорю, – вновь пробасил Большой и поднялся из-за стола.
— Э, а картошки кто нам почистит? – тут же возмутилась Наташка.
— Слива щас из магаза вернётся и начистит, – тут же отмазались мы и разом вышмыгнули из дома.
В общем, до вечера время пролетело практически незаметно. Часа через два, когда мы во всю стучали молотками и делали столы и лавки, вернулась Света со Сливой и Кирпичом, я ещё подумал, что они на Панамере не увезут такое количество еды, ха, Панамера остановилась на улице, а во двор заехал небольшой фургончик, и вот там, когда мы его начали разгружать, еды и выпивки было очень много. Моя печень как-то опять жалобно всплакнула.
Позвонил Туману, Грачу, Страйку, пригласил их сюда, Туман меня успокоил, сказал, что все соревнования начнутся послезавтра, сегодня приезжают все бойцы, размещаются у нас в Таусе, завтра у них тренировки и всё такое, так что можно пить. Типа мы спокойно выспимся и завтра вечером вернёмся в Таус.
Ну а к вечеру этого дня начал подтягиваться народ. Вся улица оказалась тут же заставлена дорогими тачками, народ пёр и пёр. Я был безумно рад видеть Коржа, Ивана, Тамаза, Марка, Колобка, они приехали всей гурьбой, привез их Грач, Туман с Кротом, его девушкой и Апрелем с Бит подъехали чуть позже. Народу оказалось гораздо больше 30 человек, но было нереально весело и круто.
Рыжий тут же организовал какие-то конкурсы, мы пили, орали, веселились, пели в караоке, короче, весь посёлок гудел, как растревоженный улей. К нам приехала куча народу, часов в 9 вечера видел каких-то двух мужиков около мангала в своём дворе, правда, откуда взялся мангал, я так и не понял, да и что за мужики, тоже не понятно, но мясо жарили хорошо.
Риф, Серый, девчонки Собровцев, Митяй, пипец народу было. Даже мушкетёров позвали, Полукед с Ватари приехал, и особым сюрпризом для всех были Дук и Гук, гномы, наши друзья, этих вообще никто перепить не мог, но когда они начали танцевать, все ржали так, что я просто под стол сполз от этой картины. Оба уже довольно сносно говорили на нашем языке, и их все знали, так что свои они уже были в доску.
В 11 приехали менты, сказали, чтобы мы вели себя потише, видать какие-то уж очень капризные соседи вызвали. Мы сказали «есть!» и притихли, на 5 минут, потом потихоньку опять пляски, шум гам, менты, вернее полицейские, приехали снова, мы снова сказали «есть!», они нам сказали, что заберут нас всех в местную ментовку, если мы не успокоимся. Туман молча взял их под руки и завёл во двор, вот там-то они и охренели от количества народу, а особенно охренели от двух гномов, которые выскочили на них из темноты с бутылками в руках. Полицейские тут же сдулись и попросили нас сильно не шуметь. Ладно, и так уже засиделись, пора расходиться.
За столом мы с Коржом и Иваном, как успели, обменялись последними новостями друг с другом. Оба города были уже наслышаны о другом мире, динозаврах и наших там приключениям, естественно, все хотели туда попасть, да не вопрос, сделаем. Только дайте ворота открыть.
Знали они и про попытки прорыва сюда землян, оба заверили нас в готовности помочь, так как понимали, что может последовать в случае, если земляне тут закрепятся. А нарушать наш мир никто не хочет, всех устраивает всё, как есть сейчас.
Разговор о том, чтобы вернуться назад или притащить оттуда своих близких родственников, тоже не шёл, тоже всем понятно, что будет, когда все десятки тысяч людей проживающих в этом мире, поймут, что это возможно. Ну в общем хорошо так и побеседовали, и отдохнули. Потом Риф пригнал своих ребят из порта, и они развезли всех гостей либо по другим домам, либо в пещеры, там места полно, все смогут спокойно переночевать.
— Классный вечер был, – прижимаясь ко мне, сказала Света, когда мы проводили последнюю уехавшую машину с Туманом и мушкетёрами.
— Это точно, – обнял я её ещё сильнее, а второй рукой погладил по голове сидящего рядом Булата. – Вы такие умнички с девочками, столько приготовили сегодня.
— Ничего сложного, завтра они приедут, помогут убрать всё.
Я обернулся и посмотрел на двор, да уж, уборка тут предстоит грандиозная, ничего страшного, завтра уберёмся.
— Пошли спать, – чуть не порвав рот от зевка, сказал я.
— Пошли, они завтра в 11 обещали приехать, сегодня устали все очень, надо выспаться. Нам же вечером только в Таус надо?
— Да.
— Тогда можно и искупаться съездить на озеро, а потом в Таус.
— Согласен.
Захлопнув калитку, поплелись на второй этаж.
Глава 13.
20 апреля.
Не знаю почему, но на следующее утро я проснулся сам, около 9 утра. Попробовал снова заснуть, не получилось, осторожно выбравшись из-под руки Светки, спустился вниз на кухню, выпустил на улицу Булата, а сам стал готовить себе завтрак.
Через 5 минут в окно увидел, как к воротам моего дома подлетела белая БМВ Тумана. Из тачки вылезли Риф, Туман, Серый и, быстро открыв калитку, направились в дом. Булат только хотел на них рыпнуться, но тут же узнал ребят. Походу, что-то случилось, если они вот так с утра примчались.
— Саша, привет, – вломились пацаны в дом и увидали меня, сидящего за столом.
— Привет, – немного обалдело ответил я. – Вам чего не спится-то? Чё в такую рань приехали? Время вон полдесятого, мы же вроде на 11 утра договаривались.
— Ты сейчас обалдеешь, – с серьёзным лицом сказал Риф и стал вытаскивать из кармана штанов несколько листков бумаги.
По лицам пацанов я видел, что они все напряжены.
— Что случилось? – напрягся я, разглядев их, как следует.
— Вот это, – Риф положил передо мной на стол 3 листочка с изображением какого корабля, – сейчас стоит у нас в облаке.
— Что это? – спросил я, рассматривая распечатанные рисунки. На них был корабль, напоминающий прямоугольник. Я бы даже сказал большой прямоугольник.
— Это корабль для перевозки автомобилей, – выпалил Серый, – и он сейчас у нас там, – он стал тыкать рукой в сторону, намекая на облако.
Остатки сна у меня ушли мгновенно и я завис.
— Наши ребята с утра на разведку в облако пошли, – начал быстро говорить Риф, присев за стол, – а там эта хреновина стоит. Залезли на него, пока речных гадов нет, проникли внутрь и охренели. Саша, он битком забит машинами, – Риф взорвался и начал возбуждённо размахивать руками, – их там тысячи!
— Доброе утро, мальчики, – послышался Светин голос, и обернувшись, я увидел, как она спускается по лестнице со второго этажа, – вы чего так рано?
— Погоди, Свет, – тут же отмахнулся я от неё.
У меня прям цифры в голове щёлкать стали.
— Сколько там машин? Где он стоит?
— Этот корабль называется Hoegh Target, – взял слово Серый, по-нашему Цель. Пацаны с ошалевшими глазами ко мне сегодня приехали. Мы тут же нашли данные в своей базе по нему. Там 14 палуб, и может перевозить 8500 автомобилей, – выпалил он. – Я к Рифу, там Туман был, ну мы к тебе.
— Охренеть, – крякнул я и стал крутить листки, как следует рассматривая корабль.
— Три нижних палубы частично затоплены, – продолжил Риф, – он под небольшим наклоном на корму сидит на мели. Ты представляешь, сколько там новых тачек?
— Представляю, – так же возбуждённо ответил я, – но также представляю, сколько зверей на нас накинется, как только мы туда сунемся.
— Вытаскивать надо тачки, – хлопнул кулаком по столу Туман.
Я встал и стал нарезать круги по кухне, обдумывая, как нам поступить.
— Такое количество машин мы не вытащим, – резко развернувшись, сказал я смотрящими на меня ребятам.
— Да хрен с ними, – снова грохнул кулаком по столу Туман, – вытащим, сколько сможем.
— Так, стоп, – я резко остановился, – вы уже придумали, как опустить аппарель и как их выгонять на берег?
— Да, – тут же ответил Риф, – он в ста метрах от берега, перед ним есть несколько полузатопленных катеров, их мы постараемся выдернуть с помощью гарпунов или расстреляем из РПГ, так же у нас есть несколько барж, на которых мы перевозим гранит, мрамор и песок, есть несколько платформ, которые мы можем поставить одну за другой, ну что-то типа понтонной переправы будет.
— Где мы столько людей возьмём? – спросил я, осознав какая будет битва.
— Корж и Иван, – хитро прищурившись, сказал Туман.
— Точно, – вспомнил я про бойцов, – пирог слишком большой, сами можем подавиться, а от тачек никто не откажется.
Я возбудился ещё больше, представив, что там за тачки.
— Какие машины-то там?
— Разные, – ответил Серый. – Пацаны быстро с фонарями по нему пробежались, охренели ещё больше и быстренько назад. У нас время до 9 вечера, чтобы оттуда выгнать как можно больше машин, дальше стемнеет. А увидали они там Куперы, Чероки, Ягуары, Ролсы, фургончики, грузовики, ящики какие то, бочки, да полно тачек, – так же замахал руками Серый, – их там сотни, Саша, тысячи машин. Головастики есть, строительная техника.
Я сел за стол и схватился руками за голову, меня просто унесло от такой информации, и я никак не мог представить себе такое количество машин. Это же пипец как много тачек, и они всем пригодятся. Глупо упускать такой шанс. Что делать? С чего начать?
— Надо общий сбор объявлять, – направил меня Туман. – Коржа и Ивана напрягать, пусть к нам в порт все едут.
— Ты и ты, – наконец -о сообразив, что надо делать, ткнул я пальцем в Рифа и Серого, – готовьте баржи и платформы. Ты, – показал я пальцем на Тумана, – звони Коржу и Ивану, срочно пусть из пещер в порт едут, там всё ещё раз обсудим. И позвони Грачу, пусть нашим общий сбор объявляет.
Вскочив из-за стола, увидел притихшую в углу Светку, рядом с ней сидел, поджав уши, Булат.
— Мы быстро управимся, – сказал я, подскочив к ней, – давай мне одежду.
Светка знала, какие звери водятся в речном облаке и весь наш разговор сейчас слышала, она не глупая девочка и поняла, в какую жопу мы сейчас собрались лезть, но будучи мудрой женщиной, быстро побежала наверх за одеждой. На прощанье она меня крепко поцеловала и старалась не заплакать, это я видел по её глазам.
Через 5 минут я уже вылетел со двора на ламбе, чуть не снеся чей-то забор, и взял курс на наш военный городок.
Так, надо чуток успокоиться и решить, куда мы будем ставить машины, как обезопасить ребят, которые эти самые машины будут перегонять, вопросов была куча, у меня мысли в голове наплывали одна на другую, и я никак не мог сконцентрироваться, слишком перевозбудился от такой информации. Ладно, сейчас в нашем военном городке все соберёмся, обсудим, все равно пацаны из Тауса приедут сюда не раньше, чем через два-три часа.
Через 20 минут мы были уже в кабинете Рифа. Заспанный Корж, помятый Иван, взлохмаченный Тамаз, даже Колобок вон тут, ребята были уже в курсе о корабле, поэтому все немного подёргивались. Всё-таки такое количество новых автомобилей тут ещё не появлялось. Видать, в том мире этот корабль-перевозчик либо затонул, либо сел на мель, либо ещё что-то, раз он тут у нас оказался или продублировался. Глупо, очень глупо упускать такой шанс и не попытаться вытащить с этого корабля некоторое количество машин. Да опасно, да, речное облако это не суша, в воде всё гораздо опасней.
— Вы в доле? – без предисловий спросил я у Коржа и Ивана, пожимая им руки.
— А как же, – зевнул Корж, – нам тачки нужны. Стволы и патронов подкиньте нам только, мы же на соревнования приехали.
Ваня только хрустнул пальцами и хищно улыбнулся.
— Вызывайте сюда всех своих пацанов. Туман, то же самое, – сказал я. – Рекомендую сразу сказать, куда придётся лезть, и обеспечьте их бойцов всем необходимым.
— Колобок, – тут же пробасил Иван, – через 5 минут мне связь по рации со всеми нашими бойцами, которые в Таусе.
— Тамаз? – тут же сказал Корж.
— Понял, – кивнул Тамаз и вслед за Колобком вышел из кабинета, на ходу доставая рацию.
Далее за эти пять минут мы быстро прикинули, что командиры сейчас скажут бойцам.
— Готово, – ввалился в кабинет Колобок с рацией.
И тут же показался Тамаз. Туман молча взялся за рацию.
— Всем внимание, – взял рацию из рук Тамаза Корж и вышел из кабинета.
— Мужики, слушайте, – так же пробасил Иван.
— Туман в канале, – начал говорить наш командир, – слушать меня внимательно и действовать быстро. В Речном облаке сегодня с утра появился корабль для перевозки автомобилей. По данным разведки там несколько тысяч автомобилей, у нас есть огромное желание вытащить оттуда хоть часть. В данный момент мы разрабатываем план, как это сделать. Каждый из вас был в Речном облаке и знает, какие монстры там водятся, идут только добровольцы, работка предстоит тяжёлая и опасная.
Я молча встал с кресла и вышел в коридор, там у Рифа куллер стоял, что-то на меня сушняк резко навалился.
— Буду с вами честен, – услышал я голос Ивана.
Повернувшись, увидел, как он стоит около окна и говорит в рацию, чуть дальше что-то бубнит в свою Корж.
— В речном облаке звери гораздо опаснее, чем те, к которым мы все привыкли на суше, – продолжил Иван ,– если упал в воду дальше расстояния вытянутой руки, ты труп, никто не спасёт. Есть предложение вытащить тачки, нам нужны только добровольцы. Идут пацаны из Руви, из Тауса и мы, оружием и боеприпасами нас обеспечат ГДЛовцы. Те, кто хотят поучаствовать в крутой заварушке, сейчас вооружаются, грузятся в тачки и едут сюда в порт, дорогу вам покажут. Поступаем в распоряжение Тумана и Грача, все их приказы выполнять без промедления, они местные и знают, как тут и что. Жду вас пацаны, – закончил здоровяк и отключился.
— Сейчас выезжаем Корж, – услышал я чей-то голос в рации Коржа.
– Будем все, – подхватил другой.
– Повеселимся пацаны, – добавил третий.
— Вань, хорошие тачки есть? – внезапно заговорила рация у Ивана.
— Есть, будет тебе Лёха тачка, – улыбнулся отвечая Иван, – всем будут.
— Ну тогда мы едем, – ответил этот Лёха, и на заднем фоне я услышал радостные крики.
— Будут пацаны, – практически вместе сказали Иван и Корж.
— Давайте сразу решим маленький нюанс, – поднял руку как школьник Колобок, когда мы все вернулись в кабинет Рифа, – как делим машины? Вы сейчас обеспечиваете нас всем необходимым, соответственно у вас будут крупные расходы боеприпасов и оружия. Мы вам возвращаем боеприпасами, каким-то товаром или машины как-то делим? Вам большую часть, нам меньшую?
— Не рано мы шкуру медведя-то делим? – спросил Серый.
— Думаю он прав, – поддержал я Колобка, – у нас щас весь склад боеприпасов выгребут. Сколько бойцов будет?
То, что мы вот-вот приступим к выпуску боеприпасов, тех же патронов, я пока решил не говорить.
— У меня 57, – тут же сказал Корж.
— У меня 55, – добавил Иван, – как и договаривались на соревнования.
— У нас около 150 человек, – добавил Туман, – ещё около 50 подтянуться чуть позже.
— Я могу ещё человек 100 из Руви вызвать, – тут же сказал Корж, – часа через 3-4 будут.
— Вызывай, – уверенно кивнул ему Туман, – мы там на весь день, и бой будет до небес, свежие силы нам не помешают, и пусть боеприпасов везут побольше.
— Так как поступим? – вновь напомнил о себе Колобок.
— Машины делим поровну, – тут же сказал я, – потери наверняка будут, и все рискуют одинаково.
А по тому, чем вы нам потом компенсируете боеприпасы и оружие, решим позже, после того, как закончим. Может, у нас ещё ничего не получится.
— Получится, – медленно и по слогам проговорил Иван, – нам машины больше всех нужны.
— Ну тогда давайте разрабатывать план, – хлопнул себя по ляжкам Риф, – бойцы тут максимум через полтора часа будут. Серый, рассказывай всё быстро.
— Ну и большой же он, – покачал головой Иван, рассматривая картинку.
— Значит так, мужики, – прокашлялся Серый и подошёл ближе к столу, – это самый большой в мире перевозчик автомобилей, и каким боком его занесло сюда, никто не знает, да и не важно это. Сколько там автомобилей, тоже не известно, но мои пацаны сказали, что все палубы ими забиты.
— Гы, – снова улыбнулся Иван.
— Три нижних палубы частично затоплены водой, и как я уже говорил, корма у него немного погружена в воду, мы думаем, что градусов на 30-40, – продолжил Серый, – сдёрнуть и утащить у нас его не получится, весит он чуть больше, чем дохрена. До берега чуть больше 100 метров, и пока есть грубый план.
Далее он быстро рассказал про катера с гарпунами и про баржи с платформами. Тут все его поддержали, всё равно других вариантов нет. Нам нужен жёсткий мост, чтобы машины, выгоняемые с корабля, сразу переезжали по этой переправе на берег и там уже все ехали в одно место.
Через час, разработав план, мы бегом побежали на плац. Там в две шеренги уже стояло человек 150 бойцов, и вон шли ещё ребята, выгрузившись из автобуса, вернее они бежали, подгоняемыми своими командирами.
— Вроде все собрались, – подбежал к нам с докладом Тамаз минут через 40, когда мы, позвав командиров, вновь обсуждали и прорабатывали план.
— Туман, иди речь толкай, – сказал я ему.
— Ща толкну. Риф, когда твои катера и баржи будут готовы?
— Уже готовы, готовы выступать, ждём от вас отмашки.
Туман кивнул, выпрямился, посмотрел на уже построенных бойцов, поправил форму и направился к стоящим бойцам.
Блин, я столько народу-то вооруженного тут никогда и не видел. Мы шли рядом с ним, и я с огромным удовольствием смотрел на стоящих по стойке смирно ребят. Тут навскидку-то человек 200 точно было, а скорее всего больше, практически все в военной форме и вооружены до зубов, хотя вон в гражданке тоже мужиков хватает, видать, примчались по команде сбор в сервис, быстро вооружились, погрузились в тачки или посадили к себе кого-то, и ринулись сюда в Речной.
Корж с Иваном тоже охренели, а Колобок с Тамазом негромко выругались от такого количество бойцов.
Туман говорил мало, но всё по делу. Ему вон Риф матюгальник даже в руки сунул. Объяснил бойцам, какие там нас ждут звери, как они нападают, как двигаются, как их уничтожать, что делать, если свалился в воду или упал твой товарищ. Так же сказал, как и куда будем выгонять тачки, и как водители будут добираться назад. Как будем отбиваться, разделил их на отделения, каждому нарезалась своя задача. Через пару часов мы ждём подкрепление из Руви в количестве ещё 100 человек, может больше, об этом тоже сказали.
Слишком большой куш был на этом корабле, и тут было необходимо мобилизовать все силы, которые были у нас в наличие. Жаль, что мы не могли позвать ещё бойцов из Киженя, им слишком долго добираться. Кстати говоря, Грач сказал, что от ГДЛ будет ещё человек 50 с заправок и с других оазисов, короче, народу будет очень много, но и зверей будет, хоть одним местом ешь. Надеюсь, у нас будут небольшие потери, а ещё лучше без них совсем обойтись, но, к сожалению, они будут, и пацаны, которые стояли сейчас перед нами на плацу, тоже это понимали. Но никто не отказался, все готовы были пойти в облако. Ох, надеюсь я, что бойцы из Руви и Киженя не струхнут, когда увидят этих речных гадов, которые всеми правдами и неправдами будут пытаться добраться до человека, порвать его на части или просто утащить под воду.
Напоследок Туман посоветовал каждому из бойцов держать под рукой гранату, это на тот случай, если свалился в воду. У наших ребят уже давно такая практика была, и были случаи, когда ребята, оказавшись в воде, просто подрывали себя. И вот после этих слов, я прям по лицам некоторых чужих бойцов увидел, как они бледнели и их проняло. Видимо они только сейчас поняли, что речные гады — это далеко не ящеры, волхи и рогачи, к которым все привыкли.
— Время – негромко напомнил нам Риф посмотрев на часы.
Я машинально глянул на свои, 11.47, темнеет тут около 9 вечера. У нас почти 9 часов, чтобы выгнать с этого корабля как можно больше машин, может быть имело смысл ещё бойцов из Киженя позвать?
— Саня не спи – ткнул меня Туман и мысли тут же улетучились.
На отделения нас всех уже разделили и услышав команду Тумана, все стадом понеслись за своими командирами.
— Ну сейчас повеселимся – хищно улыбнулся Клёпа, когда мы запрыгнули внутрь баржи с высокими бортами.
Часть 35.
Глава 1.
20 апреля.
 
— Тронулись! – отдал команду в рацию Туман.
Наш десант в количестве 220 человек погрузился в две баржи с высокими бортами. Было около 170 бойцов и остальные слесаря, механики, электрики, то есть люди обычных гражданских профессий.
Пока мы разрабатывали план, как будем выгонять машины с корабля, Риф как наскипидаренный носился с телефоном и двумя рациями и собирал добровольцев из обычных людей для поездки с нами на этот корабль.
На наш резонный вопрос, а нафига нам там гражданские, он хитро улыбнулся и ответил, что мы все темнота и ничего не понимаем. Типа мы хоть представляем, сколько на таком корабле различных полезных штучек? Радары, различные
электронные морские приборы, провода, лампочки, двери, посуда, мебель, датчики, системы внутренней связи, видеокамеры, различные двигатели и насосы, да там куча различного оборудования, которое обязательно подойдёт на наши
корабли.
Вот тут-то мы все и зависли, об этом мы, сухопутные, как-то не подумали. Риф тут же положил нам на стол фотографии этого корабля и стал тыкать в них пальцем. Да, там вон и радары, и антенны, и прожекторы, и мигалки всякие,
и это только то, что мы увидели своим невооружённым взглядом, а там же ещё много всего. И вот что-то из этого они хотели свинтить, Туман с Грачом тут же озадачились и выделили его людям охрану.
Серый нам объяснил, что по этим нереально высоким бортам ни одна речная тварь на корабль не заберётся. Будет только два места, через которые они смогут проникнуть. Первое, это опущенная аппарель, второе, это дырка в
корпусе, через которую залилась вода внутрь корабля. Тут мы тоже покумекали и придумали, как и что делать, как обезопасить себя.
— Саня, глянь, какие броненосцы сделали, – ткнул меня стоящий рядом Слива, показывая вбок.
— Охренеть, – вырвалось у меня, когда я рассмотрел эти плавающие средства.
Как мы все помним, до берега от корабля было около 100 метров, и нам нужно было навести небольшую переправу, чтобы спокойно перегонять по ней различные машины.
В качестве понтонов решили использовать две баржи и три платформы. Рубки барж за эти два часа обварили толстыми листами железа, я даже представить не могу, с какой скоростью это всё делали, как и сколько людей в этом
участвовали. Но в данный момент их рубки напоминали натуральный броневик с бойницами. Эти же баржи используются для хождения по реке и перевозки различных грузов, а тут на них суются в облако, где куча всяких злых и
кровожадных речных гадов, которые не прочь сожрать человека.
И три платформы толкали перед собой два небольших катера тягача, которые я видел на реке неоднократно. Рубки катерков так же были обварены и укреплены. Платформы были обычные, ну может метров 25-30 в длину, у нас таких в
порту много. Если баржи загрузили, и они пошли по реке и вынуждены ждать погрузку разгрузку, то платформа, это просто большой железный плот. Загрузили их, катера тягачи дотолкали их, куда надо, оставили там и пошли за
другой платформой, времени экономится куча. Вот из этих двух барж и трех платформ мы и решили сделать переправу.
С обеих сторон платформ были сделаны лапы, как на платформах для перевозки автомобилей, это на тот случай, если нужно будет что-то затащить крупное или загнать какую-либо технику. На баржах такие лапы были только спереди,
сзади-то рубка.
Сейчас смысл в нашем понтонном мосту был такой. Отдельный отряд, как только мы высаживаемся на корабль с автомобилями, несётся к аппарели и опускает её. Подходит первая баржа, встаёт перпендикулярно кораблю, аппарель
опускают на неё. Затем к барже один из катерков тягачей подталкивает две соединённые между собой платформы, их ставит на одну линию с кораблём, и вот эти лапы с платформы падают на баржу, затем второй катерок-тягач ставит
ещё одну платформу к тем двум и отваливает. Но уже и к этой последней платформе подходит вторая баржа, становится так же перпендикулярно, и лапы соединяют борта платформы и баржи. На носу этой баржи так же есть лапы, и их
опускают на берег, всё, переправа готова. Там как раз, со слов разведчиков, которые обнаружили этот корабль, был небольшой участок суши, куда эти лапы можно опустить.
Но самая ответственная задача была у двух наших Чёрных плащей. Плащи Макара и Санты уже загнали на эту вторую баржу, вон они стоят, я их очень хорошо вижу, баржа как раз от причала отходит, и вокруг грузовиков стоят бойцы,
там, кажется, по 10 человек на каждую машину Грач выделил. Так вот, у Плащей будет самая сложная задача. После того, как лапы с этой баржи опустятся на берег, им надо будет съехать и проложить дорогу, снеся своими отвалами
различный хлам на берегу. И вот вопрос. Хватит ли мощности и веса машин, чтобы расчистить путь для автомобилей, которые мы погоним. До выезда из облака от корабля около километра, я представляю, какие там гонки будут и
стрельба.
— Всем внимание, – услышали мы голос Тумана, усиленный мегафоном, – подходим к облаку.
Адреналин как-то у меня подскочил, я посильнее сжал калаш и выставил ствол в небольшую смотровую щель.
— Сзади Антарес, Мангуст и ещё два катера с гарпунами, – негромко сказал стоящий рядом со мной Слива.
Эти 4 катера, полностью обшитые арканитом, должны будут всё время крутиться около переправы и берега и отстреливать особо резвых зверюшек. Антарес на подводных крыльях близко подойти не сможет, чтобы их не повредить, на дне
полно различного хлама, так что будет работать метров с двухсот.
И вот она, дымка, как туман какой. Все тут же притихли и уставились в смотровые щели, вот везущая нас баржа ныряет в эту дымку, проходит меньше минуты, и мы выныриваем уже в речном облаке, там, где смерть везде.
— Ох ты ж мать твою! – крепко выругался Слива.
Да я, честно говоря, и сам не удержался от крепкого словечка, когда увидел корабль. Это был кораблище, я таких и не видел никогда. Вокруг меня ребята выражали своё восхищение, не стесняясь в выражениях, этот перевозчик
автомобилей впечатлил всех.
Он был как на фотографиях, которые нам сегодня показывали ребята, но я даже представить себе не мог, что он такой здоровый. Белый верх, вдоль борта которого крупными буквами написано его название. Тёмно-зелёный низ, так и
есть, корма немного в воде, хотя для такой хреновины немного — это три палубы и висящие спереди якоря.
Чем ближе мы к нему подходили, тем больше я поражался его размерам. У меня просто не укладывалось в голове, что на нём может поместиться 8500 автомобилей. Про 8500 нам сказал Серый, когда нашёл где-то более подробную инфу
про этот корабль. А разведчики сказали, что он весь полный машинами. Как? Где? Я в жизни не был на таких кораблях и даже себе представить не могу, как там всё устроено. Но млять, 8500 автомобилей, это внушает уважение.
Надеюсь, ребята смогут опустить эту нереально огромную аппарель. Мы полным ходом влетели в облако и увидели нос корабля, а вот когда баржа круто начала разворачиваться, увидели аппарель, которую надо опустить. Шедшая с нами
вторая баржа с бойцами и гражданскими круто отвернула от нас и стала заходить с другой стороны к его борту.
— Приготовить лестницы и верёвки, – снова голос Тумана.
Вокруг меня началась возня, пацаны тут же стали готовить необходимые для абордажа приспособления. Сам корабль без окон, без дверей, нет их у него на борту, вернее они есть, вон я вижу трое больших ворот сбоку, но они
наглухо закрыты, так что нам только карабкаться наверх и тащить за собой необходимое оборудование и инструменты.
— Справа по борту в воде движение, – громко закричал вперёд смотрящий, когда нам до корабля осталось метров 150, – слева тоже!
Я даже на цыпочки привстал, чтобы посмотреть на воду. Точно, млять, вон волны, и что-то быстро плывёт к нам.
— Второе и третье отделение, приготовить гранаты! – очередная команда Тумана.
100 метров до корабля, зверюшкам до нас метров 60, вот баржа начинает разворачиваться левым боком.
— Гранаты в воду! – крикнул Туман.
Бах, бах, бах, тут же за бортами слева и справа начались раздаваться взрывы. С той стороны тоже начало бухать, походу, там на вторую баржу с людьми тоже зверюшки начали нападать. Сзади нас тут же заработали крупнокалиберные
пулемёты, это начали работать катера по целям в воде, снова взрывы. Нас окатывает водой, мля, холодная вода-то, вот кусок рыбы шлёпнулся на пол. Повернув голову, я увидел, как из рубки башни, из её смотровых щелей, начали
палить по воде длинными очередями Печенеги, надеюсь, пацаны там догадались одеть наушники, иначе они в таком маленьком помещении тут же оглохнут от выстрелов.
Капитан нашей баржи ювелирно подвёл её к кораблю и практически плавно коснулся бортом баржи борта корабля. Раздался противный свист металла о металл, тут же мы почувствовали, как баржа скинула скорость, некоторые из нас от
небольшого толчка не удержались на ногах и повалились на товарищей, прям как в битком набитом автобусе при его резком торможении или в метро.
— Верёвки наверх быстро! – очередная команда Тумана.
Хлоп, хлоп, хлоп, вверх полетела куча кошек с крюками. Больше 10 штук кинули пацаны, и все они зацепились за какие-то железки наверху корабля, леера там как-то частично были. Следом, не дожидаясь команды, наверх по этим
верёвкам как какие пираты полезли пацаны, у каждого через плечо была перекинута бухта верёвки.
Тут же я стал слышать удары в борт баржи.
— Тюлени! – заорал кто-то.
— Гранаты, мать вашу, кидайте! – закричал другой голос, стараясь перекричать выстрелы из пулемёта. – Только дальше кидайте!
Я всё это время смотрел, как пацаны шустренько забираются наверх, затем, повернувшись, снова посмотрел на воду в смотровую щель, посмотрел, и у меня волосы зашевелились на теле. Вся вода перед баржой бурлила, и бурлила она
не от выстрелов и взрывов, а от дикого количества живности, которая пёрла на баржу.
— Быстрее, быстрее, мать вашу! – не выдержав, заорал я и, снова выставив калаш в смотровую щель, дал длинную очередь.
Тут же все те, кто стоял по правому борту, открыли огонь.
— Нате вам! – зло заорал Кирпич и, вырвав кольца, выкинул за борт две гранаты.
Взрывы превратились в один сплошной. Я то и дело видел, как в воздух вместе со столбами воды взлетают части зверей, то вон пика полетела, то часть тюленя этого, то эти четырёхглазые с косичками. Пулемёты наверху из рубки
вообще молотили без остановки.
Расстреляв пару магазинов, я обернулся и увидел, как все эти абордажники уже забрались на довольно-таки высокий борт корабля, скинули оттуда свои верёвки, к верёвкам на барже тут же привязывались лестницы, и эти лестницы
тянут наверх.
— Генераторы поднимайте, мать вашу! – взревел Туман. – Пошли, пошли, живее, нас тут сейчас сомнут!
То, что нас сомнут, я вот уже совсем не сомневался. Вода буквально вскипела, и я уже видел, как некоторые из тюленей с пиками добрались до борта нашей баржи, и вон гады уже тыкают ими, пытаясь уцепиться.
Сверху опустили ещё верёвки, по ним как какие обезьяны полез народ, следом стоящие уже наверху ребята поднимают приготовленные бензогенераторы, чтобы подключиться к сети корабля и хоть частично, но дать там свет.
Вокруг стоял нереальный грохот, взрывы, мат, я был уже весь мокрый от воды, Слива матерился как бешеный, поливая из автомата воду. Вот следом стали поднимать связки РПГ, ящики с боеприпасами, выгрузка продолжалась полным
ходом.
Тут слева мы все отчётливо услышали несколько сильных взрывов.
— РПГ пошли! – радостно заорал Колючий, меняя магазин в своём автомате.
Так как корабль находился в 100 метрах от берега, то перед ним в воде было несколько затонувших кораблей и лодок, не хватало ещё пропороть днище баржи, платформ или катеров тягачей, когда они там переправу будут наводить.
Вот те из бойцов, кто уже забрался на корабль, расстреливают из РПГ эти затонувшие посудины. Взрывов было много, мне показалось, что больше 30 точно, надеюсь, они хорошо там почистили, и никакое из наших плавсредств не
напорется на препятствие под водой, а спокойно займёт свою позицию.
Бах, недалеко от меня точно в смотровую щель воткнулась пика, стоящий около щели боец еле успел отпрянуть от этой щели, он тут же зло всунул в щель ствол автомата и дал длинную очередь, попал или нет, я не знаю, некогда
смотреть. Млять, это значит, что сейчас ещё несколько минут, и они будут тут внутри.
Туман орал как бешеный, подгоняя пацанов. Хорошо, что этих лестниц у нас было много, вон, кажется, больше двадцати штук уже висят вдоль борта вертикально, и по ним все лезут наверх.
— Ааааааа! – услышали мы полный ужаса крик.
Повернувшись на него, увидели, как с крайней лестницы сорвался человек, кажется, это рабочий, он ударился о борт баржи, его крик тут же оборвался, и тело свалилось в воду. Млять, вот и первый погибший.
— Саня, пошли, пошли! – стал оттаскивать меня от щели Слива. – Полезли наверх!
Всё, практически все уже наверху, и теперь сверху с борта корабля ведут яростный огонь по воде. Там, наверное, человек 50 стреляет, грохот нереальный, Слива мне практически в самое ухо проорал.
Так, автомат за спину, хватаюсь за перекладину лестницы и как на тренировках лезу наверх. Чуть выше меня мелькает чья-то лезущая наверх задница. Только бы не сорваться, только бы не соскользнуть. Упаду в воду, никто не
вытащит, никто даже помочь не сможет при всём желании. Рядом по лестницам лезут другие пацаны, снизу за мной карабкается Слива и, кажется, Кирпич. Мля, только бы эта лестница выдержала.
Вот и леера, около них стоит Большой, увидав нас, он как котёнка схватил меня одной рукой за шкирку и мгновенно вытянул наверх. Рядом с ним проделывает такую же процедуру Иван Мэр с Упырём.
По крыше корабля бегает огромное количество бойцов, вон некоторые из них стреляют в воду, кто-то взламывает различные люки, чтобы проникнуть внутрь, другие несут бензогенераторы. Схватился за леера и посмотрел на воду. Мать
твою, недалеко от корабля крутятся 4 катера и стреляют по воде во все стороны, а она кипит, кипит, мать вашу, от количества зверей, которые там находятся. Антарес, кажись, вообще на полном ходу идёт, и мало того, что из
него стреляют больше 10 пулемётов, так он ещё своими подводными крыльями зверей режет, вон видно, как их страшными ударами выкидывает из-под воды, и за те несколько секунд, что я наблюдал за его ходом, отчётливо видел, как
буруны белой воды, превращались в ярко-красные.
Но, не смотря на ад, который творился на воде, все бойцы работали спокойно, без суеты. У каждого была своя задача, не зря, ох не зря Туман и Грач всех разбили на отделения по 10 человек, и теперь эти отделения чётко
выполняли поставленные перед ними задачи, и каждое отрабатывало свой сектор.
— Баржи пошли! – закричал я.
Тут мы все увидели, как из дымки тумана выскочили две баржи и два катерка-тягача, которые толкали перед собой платформы, а это значит, что место для них расчистили. С другой стороны на корабль тоже пацаны забрались, а вон и
наша баржа улепётывает на полном ходу из облака, и из её рубки ведётся непрекращающийся огонь. Кстати говоря, на её корпусе мы увидели несколько убитых зверей, забрались-таки гады на неё, хорошо, что мы выгрузились быстро.
А вон и вторая появилась, та, которая с другого борта к кораблю подошла. Ей досталось сильнее, в прицел на своём автомате я увидел, как вдоль правого борта к ней прицепились своими пиками тюлени, правда, они не шевелились и
не делали попыток вырваться, значит, мёртвые, и на рубке так же несколько этих с косичками дохликов и дверь выломана.
Нда уж, что было бы, если бы эти баржи задержались тут минут на 10 больше. Я бы в жизни не поверил, что больше 100 человек с одной баржи могут так быстро забраться по лестницам наверх. А вот же сколько мы выгружались, минут
15-20? Не знаю, но вроде быстро.
 
Глава 2.
 
— Взламывайте люки! – взревел Туман.
Мало того, что я услышал его голос на крыше корабля, так он ещё у меня в наушнике продублировался. Но тут и без этого мужики уже пытаются взломать несколько обнаруженных люков, а механики и слесаря, ну гражданские, уже
полезли скручивать радары, прожекторы. Несколько бойцов тут же взяли их под охрану, ощетинившись стволами в разную сторону. Правильно, мы же сейчас все внутрь полезем, мало ли какая гадина заберётся сюда наверх и накинется
на безоружных людей.
— Вы чё тут встали? – услышал я грозный голос Тумана. – Хватайте РПГ, – показал он нам на валяющие связки гранатомётов, — и бегом на корму, расчищайте дорогу для переправы.
Хватаем эти РПГ и бежим на корму. Ох ты ж мать твою, ну и здоровый корабль-то. Кто-то из ребят сказал, что он по длине как футбольное поле, ага, куда там, корабль гораздо длиннее и шире, чем футбольное поле. И вот мы,
увешанные оружием с ног до головы, несёмся в его конец. Пока бежали, я видел, как стоящие там пацаны то и дело стреляют из РПГ куда-то вниз.
Подбежали на корму, я посмотрел вниз и охренел. На полном ходу к корме корабля подходила баржа, из её рубки велся непрерывный огонь из пулемётов, она как раз стала разворачиваться перпендикулярно корме, как и
договаривались. Следом за ней шли два катера тягача, и, мать вашу, на платформы уже запрыгнули эти уроды с косичками и, пытаясь увернуться от летящих в них со всех сторон пуль, двигаются в сторону рубки.
— СОБР, стреляйте из РПГ по бокам баржи! – заорал я, хватая автомат. – Остальные огонь по платформе, только в рубку не попадите.
За несколько секунд, пока мы все целились, я увидел, как из воды, словно там был какой-то трамплин, на платформу выпрыгивают эти четырёхглазые существа. Они приземлялись на платформу словно ниндзя. Тут же отталкивались
ногами и, не обращая внимания на стрельбу вокруг, тут же снова отталкивались и прыгали на рубку. Пулемёты там молотили без остановки, они буквально выкашивали эти чудовищ. И тут сверху дали мы, всех животных своими
выстрелами мы мгновенно снесли с платформ, и они как горох посыпались в воду. СОБРовцы и ещё несколько человек стали лупить из РПГ по бокам барж.
Мля, кино и немцы, вокруг барж вспухли фонтаны воды, вверх полетели ошмётки этих речных зверюшек, всех тех из них, кто был на платформах, мгновенно убили, и кто-то из них упал в воду, кто-то так и остался лежать на
платформе. Картина просто завораживала. Мы, стоя наверху, палили из всего, что у нас было.
— Надо будет трупы с платформ убирать! – заорал рядом со мной Слива, перекидывая магазин в своём автомате. – Легковушки не проедут.
— Уберём! – прокричал я в ответ и, поймав в свой прицел мелькающую голову четырёхглазого, стал стрелять по нему очередями по три патрона. Есть, попал, я отчётливо увидел, как мои пули впились ему в голову, и он тут же пошёл
на дно.
— Люки открыты! – услышал я голос Грача в наушнике. – Все отделения для перегона машин вниз быстро!
Своим адским огнём из автоматов, пулемётов, РПГ мы уничтожили огромное количество зверей, этих речных гадов. Их тела плавали повсюду, они то и дело попадали то под идущие баржи, то под катера, но не смотря на это, их было
всё ещё много. Хотя, думаю, первую их волну мы полностью уничтожили. У меня только мелькнула одна мысль, если они таким количеством так и будут на нас переть, где мы столько боеприпасов возьмём?
— У них там ксероксы что ли стоят?! – зло прокричал Няма, меняя короб на своём пулемёте. – Держи, братишка! – сунул он пулемёт стоящему рядом с ним бойцу в другой форме.
Это точно не наш боец, у нас форма другая. Тот с благодарностью кивнул, взял у Нямы пулемёт, а взамен отдал ему свой калашник и тут же вытащил из разгрузки 4 пары связанных вместе магазинов. Няма так же быстро отдал ему ещё
два короба с патронами, каждый короб на 200 патронов. Всё правильно, внутри корабля с автоматом будет удобнее. Боец тут же положил ствол пулемёта на леера и стал короткими и злыми очередями стрелять куда-то вниз.
— Пошли вниз! – крикнул я, увидав, как остальные пацаны один за одним спускаются внутрь корабля через открытые люки.
Вон Иван мэр, увидав нас, стоя в люке по пояс, махнул мне рукой.
— Вот боеприпасы, мужики! – к нам подбежали мушкетёры и свалили около остающихся тут бойцов несколько довольно-таки объёмных сумок. – Там гранаты тоже есть.
Тут наверху оставалось около 20 человек, их задача была стрелять по воде около уже практически наведённой переправы и не давать зверям выпрыгивать из воды. Вон ещё несколько ребят несут такие же сумки, млять, сколько же
патронов-то. Вся эта крыша вокруг нас и так уже в гильзах, а при таком темпе стрельбы, их будет ещё больше.
— Сюда, мужики! – крикнул нам Тамаз из открывшегося люка.
Он уже успел спуститься внутрь корабля, нашёл этот люк и открыл его.
— Там тачек море! – с горящими от восторга глазами проорал он во всё горло.
И тут те, кто услышал его, ломанулись ещё быстрее к этим люкам, ха, ещё бы, там тысячи машин, и всем не терпится посмотреть на эти тачки. Вон в несколько люков уже пропихивают бензогенераторы и канистры с топливом. Сейчас
отделения быстро разбегутся по всем палубам и попробуют эти самые генераторы подключить к щиткам, которые, правда, ещё надо найти. Корабль нереально большой, и освещение нам там точно не помешает.
Уже практически спрыгнув в люк, я увидел, как механики скрутили несколько стоящих тут наверху прожекторов и аккуратно складывают их рядом. Да уж, это всё точно Рифу на другие корабли пригодится.
Через несколько секунд мы оказались на самой верхней палубе, 14й, как говорил нам Серый. Вся палуба мгновенно наполнилась криками ребят, матами восхищения, топотом ног и мелькающими тут и там лучами подствольных фонариков.
И практически рядом с нами кто-то врубил мощнейший фонарь, честно говоря, я, наверное, больше охренел не от количества автомобилей, которые мгновенно увидел в лучах фонарей, да и свой подствольный зажёг, а от этого
нереально мощного света.
— Это у кого такой? – не меньше меня охренев, спросил Слива.
— Это я, Упырь! – раздался знакомый голос, и рядом с нами нарисовался довольный до ушей наш мушкетёр с этим мощным фонарём.
— Ты где фонарь спёр? – тут же спросил я у него.
— Чё сразу спёр-то? – обиженно засопел он. – Вон там на стене висел.
— Не расслабляться! – тут же послышалась в наушнике очередная команда Тумана. – Электрикам подключить бензогенераторы. Каждое отделение знает, что ему надо делать.
— 11-12 отделения, быстро вниз! – включился Грач. – Опускайте аппарель, мужики.
Упырь, улыбнувшись, направил луч этого мощного фонаря вдаль. Получилось так, что мы спустились на эту 14 палубу практически на самом носу корабля, и перед нами была палуба, полностью заставленная автомобилями. Тут же в
голове всплыла информация от Серого, когда он рассказывал про этот корабль. Палуба или док, как её ещё называют. Всего 14 доков, каждый док 200 метров в длину и 36 в ширину. Представили?
— Твою же мать! – только и смог выговорить я, когда увидел мелькающие в свете фонаря крыши машин.
Их тут пипец как много было. Прям перед нами стояли Тойоты Короллы, все как один серебристые, дальше виднелись крыши других автомобилей.
— Побежали! – поправив автомат, крикнул я, и мы ломанулись вниз по пандусу.
Я не выдержал, я честно хотел дождаться, когда электрики запустят притащенные нами бензогенераторы и дадут освещение, но увидав такое количество тачек, у меня в хорошем смысле поехала крыша.
— Это Тамаз, – внезапно услышали мы его голос на общей волне, – речные гады отступили! Повторяю, мужики, речные гады отступили!
Резко остановившись и прислушавшись, мы действительно услышали, что стрельбы стало гораздо меньше.
— Не обольщайтесь, – тут же сказал Риф, – они сейчас перегруппируются, ксерокс свой включат и опять попрут, мы первую волну всю завалили, тут одни трупы плавают.
— Риф, что с переправой? – спросил Туман, и по его тяжёлому дыханию я понял, что он бежит.
— Баржи и платформы установили, оба Плаща уже на берегу, прорубаются сквозь хлам, делают вам дорогу. Как у вас там дела?
— Всё нормально, процесс идёт.
— Не забудьте отправить два отделения в самый низ, – напомнил часть нашего плана Риф, – пусть перекроют проход снизу, мало ли там дырка в корпусе большая, и звери через неё полезут внутрь корабля.
— Уже тут, – послышался другой голос, – держим на прицеле проезд, остальные все выходы закрыли и заминировали. Ну и тачек же здесь, мужики, – спустя пару секунд сказал этот голос, – у меня прям глаза разбегаются.
— Я себе уже подобрал аппарат, – добавил кто-то в рацию.
— И я.
— Отставить разговоры, – жёстко гаркнул на всех Туман, всё так же тяжело дыша, – занимайтесь своими делами.
И тут я услышал, как у нас за спиной заработал бензогенератор, резко обернувшись, увидел, как лампочки под потолком начинают разгораться.
— 14 док, свет дали, – тут же доложился кто-то из ребят.
— 5 док, свет дали.
— 7, 8, 10, – посыпали доклады от ребят.
Пока мы спустились на 13 палубу, там уже тоже включили электричество, и сверху с пандуса мы увидели стоящие на ней машины.
— Твою же мать! – выругался Слива.
Да честно говоря, я и сам охренел. Свет включился, и мы увидели машины, много машин. Как же хорошо, что Серый придумал с этими бензогенераторами, и не зря мы, матерясь и кряхтя, затаскивали их верёвками наверх. А ведь
многие не верили в эту его затею, ну что можно будет подключиться к щиткам корабля на каждой палубе и дать свет. Оказывается, можно, вот и сейчас, резко перегнувшись через перила и посмотрев вниз, я увидел, что там тоже
загорается свет. Конечно, светильники и лампы под потолком светят недостаточно ярко, мы хоть бензогенераторы и взяли самые хорошие и мощные, что у нас были, но их мощности явно недостаточно, но и того света, что они давали,
хватало для осмотра доков.
— Красатули! – шмыгая носом, выпалил Упырь, рассматривая автомобили.
На 13-й палубе ровными рядами стояли Тойоты Ярис, я даже прикинуть не могу, сколько их. Чуть дальше какие-то высокие машины, что за тачки, не понятно.
— 13 палуба Тойоты Ярис, Хендай Санта Фе, Мазда 3, – услышали мы доклад бойца.
Несколько бойцов должны были быстро пробежаться по палубам и посмотреть, какие там стоят автомобили.
— 4 палуба грузовички, – очередной доклад, – что-то типа небольших портеров и каблучки Фольксваген кадди, их тут несколько сотен.
— Мужики, – взревел чей-то голос в рации, – на 5 палубе Ролсы, мать вашу, и Бентли стоят, правда, их не много.
— Маны есть, – добавил кто-то ещё, – есть как небольшие, так и головастики.
Твою же мать, честно говоря, я даже немного растерялся от обилия информации по машинам и никак не мог сообразить, какие тачки нам надо вытаскивать. А доклады всё шли и шли, в эфире стоял нереальный шум от радостных выкриков
ребят, всё это было ещё сдобрено матом и всякими словечками, которых у некоторых людей в их словарном запасе с избытком.
— Вытаскиваем грузовую технику и каблучки, – сказал я стоящим около меня мушкетёрам и личке, – каблучки точно пригодятся, да и головастики не повредят.
Пока я это говорил пацанам, к нам на палубу прибежало несколько механиков в гражданке. Вон они в своих этих комбинезонах и с большими сумками на боку. Позади них трое или четверо бойцов в качестве охранников. Гражданские
бежали по доку и крутили головами, двое несли алюминиевую лестницу, во, нашли уже где-то. Первый из них что-то увидал на потолке и ткнул пальцем. Они резко свернули к ближайшему Ярису, затем со всей силы врезали этой
алюминиевой лестницей по его лобовому стеклу, хрясь, хрясь, три удара и лестница внутри машины. Они установили её прямо внутри тачки, один полез по лестнице к потолку, другой стал её держать, запрыгнув на капот тачки.
— Пожарные датчики, походу снимают, – предположил Клёпа.
Точно, вон этот слесарь, или кто он там, залез по лестнице под потолок, достал из кармана отвёртку и стал что-то быстро скручивать с потолка.
— Побежали на 4 палубу, – скомандовал я, не став дальше смотреть на работу наших слесарей.
— Когда аппарель опустите? – спросил кто-то в рацию.
— Работаем, – тут же ответили на общей волне, – тут моторы другие, придётся вручную опускать, ждите, 10-15 минут, мужики.
Пока мы спускались по пандусам вниз, я видел, как бойцы срезают ремни, которыми машины были прикреплены к полу, у некоторых тачек уже горели фары, что давало дополнительное освещение, народ метался между машинами и
восторженно ликовал. А уж как я-то пёрся от обилия автомобилей, в общем, нормальными словами это не передать. Вон Слива, а следом за ним и мушкетёры, выражает свои эмоции вслух так, что у меня под каской уши в трубочку
свернулись.
Спустившись на 4 палубу, мы увидели, как около десятка гражданских крутят какие-то ручки, и аппарель начала потихоньку опускаться.
Спустились вниз ещё на одну палубу, краем глаза, пока бежали вниз, я рассматривал стоящие автомобили, честно, глаза разбегались от их количества, мне хотелось их все. Но особенно меня заинтересовали Маны, про которые
говорили по рации.
Скорее всего, это были какие-то новые модели, так как я не видел таких ранее. В моём понятии грузовики Ман, это большие и мощные тягачи, у нас такие наши «Красавчики», а эти были маленькие, чуть побольше обычной Газели,
например, и чуть поменьше стандартного тягача Ман, что-то среднее между ними. Все эти грузовики были одинакового оранжевого цвета.
4 палуба, мне кажется, вообще вся была заставлена грузовой и строительной техникой, я увидел стоящие там же трактора, экскаваторы и ещё технику.
— Тихо у вас тут? – спросил я, подойдя к Грачу на 3 палубе.
Стоя тут, мы видели, что она частично затоплена водой, и если пройти ещё с десяток метров, то, думаю, по колено в воде точно окажешься, вон вся строительная техника стоит в воде, а перегнувшись и посмотрев через перила,
увидел, что две нижние полностью затоплены, только крыши грузовиков торчат, эх, столько тачек утонуло. Нам бы они точно не помешали, там вон и трактора какие-то с ковшами и с отвалами, кажется, и самосвалы, и фургоны, но
всё это находится под водой. Надо будет получше посмотреть, какая техника находится на 4 и 5 палубах, наверняка там тоже грузовики и трактора, а выше идут легковушки и джипы.
— Пока всё тихо, – негромко ответил мне Грач, кивнув на ребят, которые с деловым видом уже столкнули вниз по пандусу несколько джипов Ренегат и перекрыли ими весь подъём наверх, – тачками дорогу забили, чтобы зверям сложнее
было прорваться, наверняка в корпусе дырка есть, как Риф и говорил.
Неожиданно позади нас мы услышали рёв грузовика. Обернувшись, увидели, как по пандусу сюда к нам на 3 палубу съезжает один из самосвалов Ман.
— А вот и Крот, – довольно произнёс Грач. – Отходите, мужики, сейчас подъем запечатывать будем.
Сидящий за рулём Крот нам ещё посигналил, мы быстренько разошлись в стороны, он развернулся на этом грузовике, стал задом к спуску, быстро выглянул из кабины, удовлетворённо кивнул головой и снова прыгнул за руль. Затем
врубил заднюю передачу и дал полный газ. Ман взревел своим дизелем и прыгнул назад. Раздался страшных грохот, звук сминающегося железа, разбивающихся стёкол. Стоящие на спуске 5 Джипов Ренегатов грузовик мгновенно смял в
одну большую кучу, затем Крот, немного побуксовав, поднялся наверх и, разогнавшись, снова врезал железным кузовом в и так уже помятые джипы.
— Вот теперь пробка точно хорошая будет, – крякнул Грач, увидав, что джипы полностью перекрыли подъём наверх.
Тем временем Ман с Кротом за рулём попытался выбраться из устроенной им ловушки наверх, но он слишком сильно загнал своими ударами их воду, и задние колёса грузовика беспомощно буксовали в воде.
— Крот бросай ты его нахрен, – прокричал ему кто-то сверху.
Наш гонщик тут же прекратил буксовать, заглушил двигатель и, открыв дверь, выбрался наружу.
— Класс! – подбежал он к нам с горящими глазами. – Всегда так хотел машинами в боулинг поиграть.
И тут снаружи снова раздались выстрелы и взрывы.
— Риф, доклад! – тут же крикнул в рацию Грач.
— Вторая волна пошла, чего вы там телитесь?
— Да открываем уже, – покосился Грач на потихонечку опускающуюся аппарель. – Много зверей?
— Их тут всегда много, – услышал я смех Рифа, – работаем.
Меж тем на улице разгоралась нешуточная стрельба, и взрывов становилось всё больше и больше.
— Чё встали? – заорал на нас всех подбежавший Туман. – Быстро бегите к тачкам, давайте выгонять их отсюда. Плащи проложили дорогу, в тачку по два человека прыгайте.
— Только сначала легковушки и джипы выгоняйте, – напомнил я всем.
Об этом мы договорились заранее. Мы знали, что на корабле есть тяжёлая техника, но если её выгонять первой, то она наверняка разобьёт всю дорогу, и поэтому сначала выгоняем более лёгкие машины.
— Какие тачки-то брать? – услышал я в рации.
Только я хотел было сказать, что нужно первыми выгонять каблучки, как тут же сообразил, что все бойцы разбежались по всем палубам, и мы их дольше тут на 5 ждать будем, второй ходкой примемся за каблучки. Поэтому я быстро
сказал в рацию:
— Какая вам нравится, в такую и прыгайте.
— Свобода выбора, мужики, – пробасил Большой.
Тут же внутренности корабля наполнились топотом десятков ног. По два человека со светящимися жезлами, как какие-то гаишники, встали на каждой палубе перед пандусами. В их задачу входило рулить тут движением, чтобы летящие
на машинах ребята не влепились друг в друга. И выгонять все машины с одного этажа тоже смысла нет. Спуск с каждого дока один, машин полно, бойцы прыгали в те тачки, которые поближе.
Оленями мы своим отделением добежали до 5 палубы, про мои слова про нужные нам каблучки и маленькие грузовички все помнили. «Гаишники» уже перекрыли нам пандус, и вниз поехали первые машины. Как я и предполагал, с верхних
палуб сгоняли самые шикарные автомобили.
Мы когда вниз бежали, видели там Ягуары, БМВ седаны и Джипы, также, кажется, чуть дальше Ауди были, Мерседесов не видел. Вот те пацаны, что на тех верхних палубах были, эти тачки и выгоняли первым делом.
Я прыгнул за руль ближайшего ко мне Фольксвагена Кадди, рядом в салон нырнул Слива. Ох, аппарат вещь. Поворот ключа, тачка завелась без проблем, дизель, на палке, рабочая лошадка, такие точно как горячие пирожки будут
расходиться. Да и нам самим в ГДЛ такие пригодятся. Вокруг меня вспыхивали фары и заводились двигатели других автомобилей.
Ха, бак полный, как и говорил Серый. Он нас всех предупреждал об этом. Кто-то ему задал вопрос, почему мол бак полный. Серый нам и пояснил, что на таком корабле всегда во всех машинах полные баки топлива, это на случай
пожара, ведь полный бак не взрывается, а вот половинка или едва полный от нагрева может рвануть.
— Пошли, пошли! — заорал и замаха своим жезлом наш «гаишник».
Я видел, как он прижал к уху рацию, видимо, получил добро, махнул нам, и мы, рванув с небольшой пробуксовкой, попёрли вниз. Окна мы заранее открыли, и я услышал, как наверху взревели мощные моторы, кто-то там на верхних
доках дал как следует под задницу тачке. Визг резины эхом прокатился по внутренностям корабля.
Слетели вниз на 4 палубу, вон и аппарель уже открыта. Так получилось, что мы со Сливой были первые, в боковые зеркала я видел множества фар других автомобилей, едущих за нами.
Ох ты ж мать твою. Стоящие по бокам от уже опущенной аппарели бойцы стреляли по сторонам от нашей переправы. Мля, там снова кипела вода от количества в ней различных зверей. Пока мы ехали к выезду из корабля, я видел, как
на платформы пытаются залезть тюлени, они своими пиками старались уцепиться за борта и забраться наверх. Но их отстреливали, и отстреливали очень хорошо и сверху с корабля, и наши пацаны около аппарели. Вон двое бойцов
легли по бокам с пулемётами и лупят длинными очередями вдоль переправы.
— Пошёл! – заорал во всё горло очередной «гаишник» и замахал нам автоматом, указывая на переправу.
— Держись, Слива, – сквозь зубы сказал я и, воткнув первую передачу, дал полный газ.
Фолькс взревел своими 4 горшками и с длинной пробуксовкой прыгнул вперёд. Аппарель мы пролетели мгновенно, плюх, съехали на стоящую первую баржу, хлоп, кажется, хорошо так приложился бампером, дальше переезд на первую
платформу, хлоп, подлетели на нём, Каддик мягко приземлился на 4 колеса, вторая платформа, снова небольшой прыжок.
Я вцепился в руль и ловил машину, вот и последняя баржа, мля, тут поворот почти на 90 градусов, съезд на берег, на большой технике тут будет сложновато развернуться, и надо будет пускать через переправу по одному грузовику
или трактору, не ровен час ещё вся эта переправа разъедется.
Бах, снова приземляемся, уже на берег, там на песке лежат железные плиты, которые положили Плащи. А вон и они оба, первый, увидав меня, резко тронулся с места и попёр вперёд, и из всех его смотровых щелей вёлся нехреновый
такой огонь во все стороны. Второй Плащ врубился в очередную кучу хлама, видимо, решил проложить ещё одну дорогу на всякий случай.
Твою же мать, если на платформе зверей не было, их всех уничтожали, то на берегу их мёртвых тел уже хватало. Едва мы выехали на финишную прямую из облака, как я увидел, как Плащ своим отвалом снёс нескольких выбежавших на
проложенную среди различного хлама дорогу этих самых карликов, которых я сам давил и сшибал на Инфинити.
Тут же вдоль кромки берега прошлись фонтанчики от пуль. Быстро посмотрев направо, увидел, как два маленьких катера прикрывают нашу колону. А тут и Слива открыл огонь. Из-за остова какого-то ржавого и гнилого катера на нашу
машину кинулся четырёхглазый с косичками. Вот Слива через открытое окно и влепил в него длинную очередь, четырёхглазого так и откинуло назад. Если бы я ехал один, то точно бы не успел среагировать.
Проезжая мимо нашей переправы, краем глаза увидел, как по ней вслед за нами несётся множество машин, и практически из всех их ведётся огонь. Даже некоторые водители стреляют.
Ох и сделали они тут дорогу, Фолькс ревел дизельком, и мы то и дело объезжали различные препятствия. В некоторых местах было видно, что Плащи буквально прорубались тут сквозь весь этот мусор. В некоторых местах что-то
горело или дымилось, видать пацаны особо сложные участки расстреливали из РПГ.
— Саша, слева! – заорал Слива.
Я увидел, как из-за двух поваленных бочек на машину бросилось сразу трое карликов. Двоих я успел объехать, а вот третий попал точно под колёса. Раздался тонкий писк, грохот, и нас подкинуло. Что стало с теми двумя, смотреть
было некогда, я слишком быстро разогнался, и пришлось резко давить на тормоз, чтобы не врезаться куда-нибудь. Но боковым зрением я отчётливо видел множество мелькающих тех среди гор мусора и железок.
— Готов, – радостно заржал Слива и стал быстро перезаряжаться.
Всё, вот она, прямая, вон дымка, выезд из облака, метров 200-300 осталось. Втыкаю вторую, газ в пол. Фух, хороший подхват, я прям почувствовал, как передние колёса немного буксанули в песке.
Из облака вылетели на наш большой пляж, который был огорожен забором и пулемётными точками. Часть забора уже разобрали, и там стояли другие «гаишники» и махали нам флагами, показывая, куда надо ехать. Ха, прям как у нас на
Воробьевых маршалы, только там никто не стреляет, и нет зверей, которые хотят тебя сожрать.
Наушник из моего уха выпал, и я одним движением врубил громкость своей рации на полную. В эфире слышались команды, стрельба, маты, всё как обычно.
 
Глава 3.
 
Проехав ещё метров 400, мы выехали на большое расчищенное поле под будущее строительство нашего военного городка. Там нас уже ожидала куча народу. Резко затормозил перед стоявшими людьми, и мы со Сливой выбежали из
Фольксвагена. За руль тут же прыгнул какой-то молодой паренёк и погнал машину дальше, а мы со Сливой со всех ног бросились к стоящим столам, на которых лежали оружие и боеприпасы, чуть дальше уже наготове стояли наши Плащи
и четыре микроавтобуса.
Следом за нами останавливались другие автомобили, из них точно так же выбегали двое бойцов, за руль этой тачки садились либо парень, либо девушка, и машина гналась дальше, а бойцы так же бежали к столам за боеприпасами.
Именно такой у нас и был план. Мы долго думали, как будем пополнять боеприпасы, ставить машины и возвращаться назад в облако. Ведь тачек будет много, вон они одна за одной заезжают на этот пятачок. Если бросать их все как
есть, будет куча мала и неразбериха, гнать им самим дальше, это значит, что минимум триста метров по этому полю надо будет бежать бегом назад. Поэтому Риф и свистнул всех добровольцев, кто умеет водить, но не едет в облако,
как раз в их задачу и входило отгонять машины и расставлять их дальше. Ну а мы как раз успеем пополнить свои боеприпасы. Для этого установили несколько столов, привезли кучу боеприпасов и разложили их там.
Пару десятков человек занимались тем, что вскрывали цинки и набивали магазины патронами. У ребят, которые остались на корабле, нереально большой расход боеприпасов.
Подбежав к столу, мы быстро вытащили из своих разгрузок пустые магазины, бросили их на стол и стали тут же распихивать полные магазины по своим карманам. Сзади ревели двигатели, потом резкие остановки, снова рёв двигателей
и вот уже тут всё больше и больше пацанов, которые так же метут со столов всё подряд.
— Короба для пулемётов берите, – услышал я рядом голос Тумана, – и стволов сменных им возьмите. Мушкетёры, хватайте РПГ.
— Туман, как у нас дела? – спросил я у него, хватая бутылку с водой, которые так же стояли на столе.
— Нормально всё, – резко ответил он, схватив несколько пулемётных лент и закинув их себе на плечо.
— Интересно, сколько мы тачек вывезли первой ходкой? – спросил я, обернувшись и отпивая из бутылки.
— Чуть больше 50 машин, – ответил Туман, – две или три разбили, когда гнали, хорошо, что колонной ехали, ребята успели в другие машины запрыгнуть.
— Ага, звери как бешеные тут же на тачки кидались, – добавил появившийся рядом Крот.
— Александр! – услышал я громкий крик. – Шеф, ептыть!
— Кажись, тебя зовут! – засмеялся Клёпа.
Я стал крутить головой и искать, кто меня зовёт. Тут я увидел, как кто-то из ребят показывает на меня пальцем, и сюда к нам тут же ломанулся Константин, безопасник мэра, и с ним толпа человек в 20 пацанов, все прекрасно
вооружены.
— Помощь нужна? – радостно спросил Костя, прорвавшись сквозь толпу к нам и протянув мне руку для рукопожатия.
Некоторых из его ребят я несколько раз видел, так же знаю, что все они хорошо подготовлены и физически, и стрелковая подготовка у них на уровне. Охрана у мэра тоже не лыком шита. Вон с Калашом в руках стоит крепкий
парнишка, этот провалился сюда вместе с депутатами, мы его разоружали, когда шли с депутатами разговаривать, с ним ещё трое, тоже из охраны, о, секретарь вон тот рыжий, он точно за столом сидел, когда мы в кабинет к нашему
мэру ввалились, а сейчас смотри-ка, стоит с помповиком.
— Никак мэрия тачек себе тоже захотела? – улыбаясь, спросил я, в ответ пожимая ему руку.
— Поехали, поехали, мать вашу! – заорал Грач. – Грузитесь в автобусы.
— Ну а почему бы и нет? – пожал плечами Костя. – От хороших тачек глупо отказываться. И мэрию обеспечим и себе в личное пользование и вам поможем, готовы поступить в ваше распоряжение.
Ха, я тут же прикинул, что им мэр, скорее всего, хорошую премию пообещал, если ребята обеспечат определённых людей в мэрии хорошими тачками.
— Не сдрейфите? – хихикнул Туман. – Там зверюшки не как в облаке.
— Не сдрейфим, – уверенно кивнул Костя. – Фургон с боеприпасами там, белый с чёрными полосками, – махнул он, развернувшись, рукой. – Как я вижу, у вас тут общий котёл, ну и мы не с пустыми руками.
— Туман, – коротко сказал я.
— Митяй! – заорал Туман.
— Тут я.
— Сбоку белый фургон с чёрными полосками, там боеприпасы, разгрузить, и всё сюда.
— Понял.
— Винт! – уже крикнул я.
— Я здесь, – вырос он как из-под земли за моей спиной.
— Это пацаны из мэрии, – показал я рукой на стоящих ребят. – Дай кому-нибудь команду отмечать машины, которые они пригонят, чтобы потом путаницы не было. Пусть там фломастером на лобовухе пишут, или ещё чего.
— Сделаем, – кивнул Винт и тут же исчез в толпе ребят.
— Умно, – согласился Костя. – Там хоть тачки-то стоящие есть?
— Есть, – ответил мужчина из его команды, – вон смотри, какие красавицы.
Повернувшись за его рукой, мы увидели, как сюда на площадку заезжает серебристая БМВ семёрка, за ней пятёрка, а следом загоняют джип Гранд чероки красного цвета.
— Я вот такую хочу, – ткнул этот рыжий в заехавший на площадку нереально красивый чёрный Ягуар Икс Е.
— Лучше бери Ягуар SWB, – весело сказал ему Маленький, набивая коробчатый магазин для своего помпового ружья АА12, – или джипа Ф-Пейс, их там как грязи.
После слов Маленького я прям увидел, как у ребят загорелись глаза.
— Мужики, автомобили супер, – проорал пробежавший мимо нас Корж.
Бежавшие с ним рядом Иван Мэр и Марк показали большие пальцы.
— Поехали, мать вашу! – снова услышал я голос Грача. – Там пацанов зажимать начинают.
— Все по машинам! – тут же заорал Туман. – Вы со мной вот в тот автобус, – сказал он этим ребятам, – проведу вам краткий инструктаж на ходу.
Быстренько похватав боеприпасы, погрузились в ожидающие нас микроавтобусы. Кстати, эти микроавтобусы тоже были с корабля. Серый раньше работал в каком-то порту и видел, как на такие корабли перевозчики автомобилей загоняют
машины. Он нам много информации дал по кораблю. Так вот, он же нам рассказал и про эти микроавтобусы, в данном случае это были пассажирские Форд Транзит.
Бригада, которая загоняет машины на паром в порту, состоит из 35-45 человек. Все тачки стоят на берегу, и эта бригада садится в тачки и гонит их вместе. 30 человек их, значит, 30 машин сразу и гонят, расставляют их на
корабле и возвращаются назад на берег на таких вот автобусах, вот бойцы и взяли эти машины, в них мы сейчас и грузились.
— Лишнее, – радостно крикнул Клёпа, выбивая боковое стекло в автобусе.
Тут же все пацаны стали так же выбивать стёкла. Стрелять-то нам по любому сейчас придётся. Ох, и набились мы в них.
— Все не взлезаем, – прокричал кто-то.
— Берите вон те два, – стоя на подножке, крикнул я, показывая на два микроавтобуса, которые только что пригнали с корабля.
Это были белоснежные красавцы Тойота Хайс, как раз грузопассажирские. В них мгновенно так же выбили все стёкла, и я только увидел, как из разбитых окон выставили стволы.
— Готовы? – спросил в рацию Макар.
— Поехали, – отдал команду Туман.
Плащ взревел дизелем, выкинул в небо два столба чёрного дыма, и мы тронулись назад на корабль. Первый Плащ, за ним на максимально близком расстоянии шесть микроавтобусов с бойцами, замыкает второй наш Плащ.
В момент разработки плана по вывозу автомобилей с корабля мы предусмотрели ситуацию, когда к нам захотят присоединиться другие люди, и на этот случай у нас для таких было припасено несколько условий. Хочешь себе тачку, да
не вопрос, только сначала будь добр сделать, как мы хотим. И с фломастерами придумали, и ещё кое-что, закончится всё это, потом посмотрим, кто что сделал.
— Сейчас оглохнем нахрен все, – вставляя себе в уши беруши, радостно произнёс Маленький.
Млять, точно, я с пацанами залез в Форд, нас тут, кажись, 15 человек, а может и больше, и многие выставили оружие наружу. Как дадут все одновременно, вмиг оглохнем.
Только мы влетели в облако, как из впереди идущего Плаща тут же открыли ураганную стрельбу.
— Справа, мужики! – заорал ютившийся в уголке Няма.
Я только успел рот открыть, как многие из нас открыли огонь. Тут и там из-за хлама на нас снова попёрли звери. Были тут и четырёхглазые, и карлики, и вон из-под листов железа тюлени выползали.
Мы неслись по пляжу и стреляли по зверям. Машины то и дело подпрыгивали на неровностях, сбивая нам прицел. Особо шустрые четырёхглазые практически допрыгнули до машин и пытались своими лапами схватиться либо за торчащие
стволы, либо за машину. Тачки виляли из стороны в сторону, животных сбивали, расстреливали, полетели гранаты, вокруг машин стоял нереальный грохот. Вот сидящий за рулём в нашей машине Слива не успел увернуться и сбил
четырёхглазого с косичками. ОТ удара этого зверя подкинуло, и он, подлетев, упал точно на крышу нашей машины, недолго думая, я задрал автомат и дал длинную очередь в крышу, и тут же пожалел об этом. По моим ушам как будто
двумя сковородками одновременно ударили. Ребята, которые стреляли в окна, тут же пригнулись от неожиданности, а СОБРовцы вон открывают рот и что-то мне зло кричат. Но что кричат, я не слышал, оглох, но думаю, что-то не
очень хорошее.
А вон в хламе торчат и задницы нескольких новых машин, про которые говорил Туман. Первой на глаза нам попалась синяя БМВ пятёрка. Ей сбили сразу двух тюленей с пиками, их вон частично видно из-под машины, видать на полном
ходу в них влетели, водитель не смог удержать руль и впечатал их в корму ржавого катера на берегу, само собой тюленей раздавил, но и тачку разбил буквально в хлам. Вся морда завёрнута вниз, капот домиком, лобовуха разбита,
подушки выстрелили.
Чуть дальше стоит белый Санта Фе, вернее он на боку лежит, и судя по удару, его снесли Плащом. Видать, тоже на кого-то нарвался, бойцы успели перепрыгнуть в другую тачку, а саму тачку просто ударом замыкающего Плаща
столкнули с этой дороги. Какой была третья машина, я не успел рассмотреть, она горела.
Первый Плащ остановился около переправы, и находящиеся там пацаны разом дали из всех стволов. Пулемёты вообще стреляли, не переставая, по воде и частично переправе.
Вот и переправа. Микроавтобусы, взревев двигателями, забрались на баржу. И тут я немного прифигел. Из-под воды, как по команде, на переправу стали выпрыгивать четырёхглазые. Они выпрыгнули разом, штук 10-15 точно.
— Стреляйте! – заорал не своим голосом сидящий за рулём Слива.
Ну и мы стали стрелять, эх люка в тачке нет, Большой вон уже выбил лобовое стекло и, положив ствол Печенега на панель, стреляет короткими очередями по беснующимся зверям. Жалко, нельзя длинными очередями стрелять,
переправа-то точно внутрь корабля идёт, прямая, можно там кого-нибудь из ребят зацепить.
— На корабле, придурки, не стреляйте по переправе! – закричал в рацию Клёпа. – нас зацепите, идиоты! По воде стреляйте, по бокам!
В этот момент я вот совсем не завидовал сидящему спереди справа Большому с пулемётом, да и тем, кто был на пароме тоже. Оттуда перенесли огонь на переправу, и уму непостижимо, как нас тут в машине всех не положили, хотя
несколько попаданий я видел. Вон мгновенно в крыше несколько лишних дырок появилось, и оба зеркала тут же снесло.
Мы-то вот сообразили, что нельзя стрелять в ту сторону, а вот что за придурки там, не понятно. Я тут же почувствовал, как в машину стали попадать пули, у меня прям душа в пятки ушла, вместе с моими друзьями мурашками.
Выглянув из-за сиденья, за которое я спрятался от пуль, можно подумать, оно спасёт, я увидел, как в заезде на корабль двое бойцов буквально бьют по стволам и рожам лежащих пулемётчиков около въезда. Вон одному, который,
походу, с испугу и дал длинную очередь по зверям, которые запрыгнули на переправу, один мужик влепил с ходу армейским ботинком прямо в голову, как по мячу ударил. Этого недоделанного пулемётчика аж подкинуло. А этот мужик
не успокаивается, махая автоматом перед собой, он что-то орёт и бьёт ногами ещё одного бойца. Скорее всего, кричит им, чтобы они не стреляли по машинам.
— Я живой, я живой! – заорал Слива, продолжая крутить баранку.
Бах, практически сюда к нам в салон ввалился мёртвый четырёхглазый, хотя у него только один глаз остался. Большой с испугу с силой воткнул ему в голову ствол своего Печенега и вытолкнул мёртвую тушу назад.
Практически всех четырёхглазых, которые из воды запрыгнули на переправу, положили пацаны сверху корабля. Мы ещё когда только-только на переправу заезжали, я видел, что там наверху стоит около 30 человек, и все ведут огонь,
вот они нам и помогли прорваться внутрь. Только эти два придурка с пулемётами при въезде стали лупить нам навстречу.
Всё, все микроавтобусы один за одним залетели внутрь корабля. Злющие Слива и Большой тут же выскочили из машины и бросились к этим двум пулемётчикам, которые едва нас всех не погубили.
— Ты куда, урод, стрелял?! – зло кричал Слива и начал бить ногами лежащего в прострации пулемётчика. – Ты нас чуть всех не положил, скотина!
Большой молча подбежал к другому, перевернул его на спину, схватил за разгрузку, приблизил к себе и от души врезал ему своим немаленьким кулаком в лицо, раз, еще, ещё.
— Хватит! – закричал подбежавший к нам тот самый мужик, который и бил этих двоих. – Они всё поняли, дуйте за тачками. Где боеприпасы?
Четыре автобуса, не сбавляя скорости, рванули наверх по пандусу, в каждом из них была куча боеприпасов и вооружённых до зубов бойцов. Сейчас пацаны быстро заедут наверх и передадут боеприпасы тем, кто расстреливает зверей с
крыши корабля.
— Боеприпасы в машине, – крикнул я и на трясущихся ногах вернулся к машине и выдернул оттуда несколько коробов с патронами к пулемётам. Покосившись на пулемётчиков, которых только что избили, увидел, как они оба сидят в
сторонке и сплёвывают на пол кровь и свои зубы.
— Козлы, млять! – взорвался Колючий и направил на них ствол автомата. – Вы чё, сволочи, делаете?!
— Простите, – испуганно заорал один из них, – мы с испугу.
— Быстро за тачками бегите, снайпера хреновы, и вниз выгоняйте, – крикнул подскочивший к ним и дав каждому по паре оплеух Няма.
Оба тут же вскочили и что есть мочи, сверкая пятками, рванули наверх по пандусу. Оба, наверное, бежали и радовались, что мы их сейчас не пристрелили. Нда, времени у нас особо нет, а то бы, думаю, их бы сейчас тут просто
забили бы, и мы были бы правы. Это же надо додуматься, открыть огонь по переправе в тот момент, когда мы по ней ехали.
— Спасибо, братишка, – поблагодарил я этого мужика с усами, который выбил у этих двоих из рук пулемёты.
Он кивнул мне головой и, высунувшись, дал длинную очередь в продолжающих пытаться залезть на переправу тюленей.
— Вы двое, – резко прокричал появившийся из ниоткуда Туман и ткнул пальцем в двух бойцов, – падайте за пулемёты, работайте по краям переправы . Лупите длинными очередями. Мушкетёры!
— Мы тут, — тут же я услышал голос Упыря.
— Сменные стволы к этим двум пулемётам быстро и патронов побольше, – Туман ткнул своим автоматом в два валяющихся пулемёта, из которых нас всех только что чуть не положили, и наша машина едва не стала братской могилой.
Я повернулся и посмотрел на Форд, на котором мы сюда сейчас приехали, абсолютно вся морда разбита. Слива пёр на нём по переправе и сбивал как кегли выпрыгнувших туда четырёхглазых, и так же я заметил в морде машины много
пулевых отверстий. Ох как же нам повезло, если бы эти двое взяли чуть повыше, всё, всех бы нас там положили. Видимо, рано нам ещё умирать, либо нам просто офигенно повезло, что не скажешь о Форде. Из него вытекло всё, что
только можно, под машиной огромная куча жидкостей, которые продолжают вытекать, даже масло вон вытекает хорошо так, видать поддон прострелили. Меня прям трясло всего, смерть вот она, рядом прошла, и причём от пуль своих.
— Отталкиваем Форд! – закричал я от избытка адреналина и первый упёрся в него руками.
О том, чтобы его завести, не могло быть и речи, машина умерла, и умерла окончательно, Форд до конца выполнил свой долг и привёз нас на этот корабль.
Уперевшись с ребятами в машину, мы оттолкнули его в сторону, и она, прокатившись ещё несколько метров, глухо ткнулася разбитой и окровавленной после зверей мордой в стену корабля.
 
Глава 4.
 
Сделали ещё две ходки. Точно так же выгнали машины, вернулись назад, похватали первые попавшиеся тачки, снова на берёг и снова назад. Во второй раз, когда мы возвращались назад на корабль, я уже увидел больше 10 стоящих и
разбитых новых автомобилей среди хлама, а вокруг них куча мертвых зверей. Как раз практически у нас на глазах первый едущий Плащ Макара со всего хода снёс стоящий серебристый Ниссан Мурано. Под Ниссаном валялся очередной
тюлень. Видимо, от удара в машине что-то повредилось, и бойцы были вынуждены его бросить прямо посередине дороги. Вот Макар и сшиб его своим мощным отвалом. Млять, новая тачка, Мурано от удара отлетел на несколько метров,
затем Макар его ещё раз догнал и впечатал в какую-то кучу железа, а там притаились несколько карликов. Я только увидел, как двоих из них раздавило, а третий отлетел в сторону, и его тут же добил из нашего микроавтобуса
Кирпич. Микроавтобус мы взяли на корабле.
Поднявшись на 7 палубу, я увидел там кучу таких машин. Микроавтобусы точно пригодятся. Там были Хундай Аш-1, Мерседес Спринтеры, Тойоты Хайс, Пежо Боксер. Были и грузовички, и пассажирские. Слава богу, большинство ребят,
которые занимались перегоном машин, включили голову и первым делом стали выгонять именно вот такие рабочие машины.
Если в первую ходку большинство автомобилей, которые выгнали, были шикарные и дорогие иномарки, то теперь целенаправленно выгоняли каблучки, микроавтобусы и маленькие грузовички Портеры. И самое классное было то, что эти
Портеры были с кондиционерами на кузов, самое оно в нашем климате. Не, конечно, были те, кто выгонял шикарные иномарки, но большинство выгоняли рабочие машинки.
Вторую и третью ходку вообще, мне кажется, одни автобусы выгнали. Я прям офигел, когда так же остановился на стоянке третий раз и побежал за боеприпасами. Сюда прям штук 50 точно микроавтобусов заехало. Даже Костя
безопасник со своими ребятами и то вон автобусы гнали, хотя я помню, как у них глаза горели, когда они про Ягуары услышали.
Теперь, я думаю, город и его окрестности маршрутными такси будет ну очень надолго обеспечен. Там на 7 палубе кто-то из пацанов рулил, ну говорил, какие тачки хватать и выгонять, так что молодцы мужики, все без разговоров
выгоняют машины. Хотя я даже примерно не могу представить то чувство, когда ты пробегаешь мимо шикарной тачки, ну например, того же Ягуара, она может быть твоей, при чём перед тобой стоит штук 100 таких, а может быть и
больше, даже цвета разные все, а тебе надо другие машины выгонять.
Ну ничего, время у нас ещё есть, выгоним и хорошие машины. Нам всё равно нужно постараться как можно больше машин выгнать.
А машины там, конечно, классные. 10 палуба была полностью забита различными Ниссанами. Были там Мурано, Кашкай, Х-Трэйлы, Жуков полным-полно, я даже пару рядов ГТР видел, пацаны облизывались, бегая вокруг них, но сначала
надо было стоящие перед ними машины выгнать. Ох глазки-то разбегались.
— Саша, приём, — это Корж, – услышал я его голос в рации.
— На связи, дружище, – крикнул я, тяжело дыша, – мы в этот момент бежали по 12 палубе, там стояло множество Куперов, и они так же были тут всей своей линейкой. И это была 5 или 6 наша ходка. Мы их решили тоже хоть пару
десятков выгнать, правда, перед этим пришлось выгнать наружу кучу Фольксваген Тигуанов, Амароков и несколько Туарегов, причем стоящие перед Куперами Гольфы просто сбили в кучу, пригнав сюда с нижней палубы очередной
грузовичок Ман. Им-то и сдвигали в сторону Гольфы, чтобы освободить Куперы.
Так вот, Куперов было, мне кажется, вообще штук 150 или 200, ну очень много. Были 3-х и 5 дверные, кабриолеты, КлубМэн и КонтрМэн. Уж не знаю почему, но как только мы кинули клич, что есть такие маленькие и красивые
букашки, к нам тут же прибежали бойцы и, прыгая в тачки, стали их выгонять.
Не ну а чё? Тачки эти хорошие, моторы, подвеска, привод, всё это уже проверенное временем. Да и полный привод, и мотор под 200 лошадок очень достойно себя ведут, на такую машину обязательно найдётся покупатель.
Шёл хороший такой поток выезжающих автомобилей из этого нереально огромного корабля. Все бойцы по приказам командиров менялись между собой сами. Я имею в виду, что те, кто выгонял тачки, периодически менялись с теми, кто
стоял наверху корабля и отстреливал зверей.
— Мои пацаны приехали, – радостно известил меня Корж, – 110 человек. Боеприпасы уже разгружаем на столы, куда ребятам?
— Ох ты епт. Замечательно, только у нас столько микроавтобусов нет, чтобы их сюда перевезти, – крикнул я в рацию, открывая дверь пятидверного Купера и садясь за руль, – найди Рифа или Серого, пусть твоих пацанов на баржу
сажают и сюда везут, лезьте, как мы забирались в первый раз.
— Уже сделали, — включился в наш разговор Риф, – баржа уже отошла и там ещё человек 50 -60 из Тауса.
— Кто такие? – спросил я, заводя Купер.
— Добытчики из других команд, – услышал я голос Тумана, – это я разрешил, тачек на всех хватит.
— Добро, всех сюда. Корж, Туман, скажите всем этим ребятам, чтобы выгоняли машины с 12 и 13 палуб, там Вольво стоят и Форды различные.
— Понял, – тут же отозвался Корж.
— Сделаем, – ответил Туман.
— Винт.
— На связи, — тут же отозвался он.
— Помечай там тачки чужие.
— Само собой, – радостно ответил он, – будем на лобовухе позывные писать, чтобы не запутаться потом. Кстати говоря, я слышал, как Туман их всех предупреждал, чтобы тачки выгоняли не только для себя.
— Добро. Сколько тачек уже выгнали?
— Больше 400, считать особо некогда. Тут то пометь чьё, то патронов принеси, то ещё что.
— Туман, – переключил я рацию.
— На связи, шеф! – проорал он в рацию, и где-то там на заднем фоне я услышал бешеную стрельбу и хорошие такие маты, кажись, Большой наш орал. Только было не понятно, на бойцов он орёт или на зверей.
— Потери?
— 5, – резко ответил Туман, – все в машинах погибли. Тут сам видишь, что творится, ребята спешат, торопятся выехать из облака и врезаются куда-нибудь, а эти карлики, мать их, так и ждут этого. Сразу на тачки бросаются.
— Понял, спасибо, – я стиснул зубы от злости.
Млять, нас тут хрен знает, сколько народу, а всё равно уже 5 человек погибло.
— Ещё 160 человек, — это совсем неплохо, – засмеялся слышащий наши разговоры Слива, сидя рядом со мной в Купере.
— Ага, – кивнул я, едя к пандусу среди разбитых Гольфов, которые сдвигали Маном, – все хотят откусить свой кусок от такого пирога.
— Машин на всех хватит, – открывая окно, с усмешкой сказал Слива.
— Ещё и останется, – добавил я, переводя коробку в драйв.
Быстро съехали на 10 палубу, и я чуть не влепился в задницу резко затормозившего перед нами Купера. Только я хотел заорать в окно на «гаишника», как тут же увидел причину остановки и тут же образовавшейся небольшой пробки.
— Добрались-таки, – радостно закричал Слива, тут же выбравшись из машины и смотря куда-то вдаль палубы.
Я быстро выскочил из машины и посмотрел, что там происходит. Вон и другие пацаны повылезали, больно картина нестандартная.
Тут, на этой 10 палубе буксовали и носились два самосвала Ман. Уж не знаю, кто там сидел за рулём, но оба водителя разгонялись и сбивали в плотную такую кучу множество Ниссанов. Вот один из Манов резко отъехал назад,
водитель как следует дал газу и резко бросил сцепление, самосвал с дикой пробуксовкой и выпуская дым из-под колёс ринулся вперёд.
— Пипец отморозки, – только и успел сказать Слива.
Ман как мог успел разогнаться и влепился в бок стоящей Альмеры, он её смял как консервную банку и стал собирать стоящие рядом с ней другие Альмеры, отодвигая их дальше. Второй Ман в этот момент врезался в стоящие рядом Жуки
и так же своим весом отодвинул 5 или 6 машин. После ударов оба грузовика остановились, и водители выпрыгнули из-за руля, а стоящие вокруг с десяток бойцов всё это время радостно свистели и орали.
— Моя чур чёрная, – заорал во всё горло какой-то белобрысый парень и со всех ног бросился к стоящему Ниссану ГТР.
Ну и все остальные так же кинулись к тачкам. Понятно, расчищали дорогу, чтобы выгнать эти машины.
— Во дают, – усмехнулся я.
Тут же около 10-15 ГТР взревели двигателями, зажглись фары, засигналили клаксоны.
— Поехали, поехали, – выйдя из ступора от увиденной картины, закричал «гаишник» и замахал своим жезлом.
Выехали на переправу. Шли так достаточно плотненько друг за другом, расстояние между машинами было минимальное. Шлёп, уже на берегу, мне Купер понравился, и рулится хорошо, и выстреливает нормуль, да ещё он сам маленький,
рулить им, объезжая различные препятствия в виде хлама, ржавых кораблей или брошенных и разбитых машин было одно удовольствие. Прям вёрткий такой пепелац. Сливу вон по сиденью туда-сюда мотает, как какашку в проруби. Я даже
улыбнулся, когда увидел, как в очередном повороте, в который я вошёл с небольшой помощью ручника, его кинуло на дверь, и он громко выругался и выронил из рук автомат. А разбитых тачек действительно было много. Хорошо, что у
нас Плащи есть, ими просто сдвигали машины в сторону, освобождая проезд.
Вон стоит когда-то бывшая красавица Ауди ТТ, только у неё почему-то задница разворочена, странно, морда целая, а задница прям замята, аж колёса задние зажало. Проехав метров 50 и объехав очередной остов небольшого катера,
увидели и того, кто врезал по самые помидоры этой Авдотье. Аккуратно приткнувшись в бетонные блоки стоял серебристый Форд Фокус, и морда у него была ну очень хорошо разбита. Видать на нём врезали Ауди, пацаны решили, что
доедут, но не доехали, бросили вон его, да и ещё со злости пару очередей по нему влупили или просто так, от скуки. Хотя нет, проезжая мимо него, я увидел лежащего за ним мёртвого четырёхглазого, видать прямо через машину
стреляли.
Я не знаю, какие мы ехали в этот раз по счёту, но перед нами пёрло около 10 различных Куперов, и машины, ревя моторами, выкидывали из-под колёс кучу земли, пацаны ехали быстро, но аккуратно.
Где-то там вдалеке коптил небо своим выхлопом Плащ, кстати говоря, Апрель доложился на общей волне, что прибыл ещё один Плащ. Теперь дело пошло веселее. Плащи без устали прокладывали дорогу, расчищая путь от мёртвых
животных. Пару раз я видел, как чей-то Плащ разгоняется и прорубается сквозь завалы, а из всех его бойниц во все стороны ведётся нефиговый такой огонь. В каждый грузовик-то практически по 10 стрелков засунули, вот они и
стреляли. Вскрыть такую тачку звери не смогут при всём своём желании, так что стрелки там точно были в безопасности. Я прикидываю, какой там кумар от пороховых выстрелов, про грохот я не переживал, наушники в таких машинах
на большое количество людей уже были давно. Уж слишком часто эти Плащи используются как бронепоезд, и ребята знают, что, если начать стрелять внутри хотя бы из двух автоматов, можно мгновенно оглохнуть. А там два пулемёта,
и судя по вспышкам, по бокам ещё человек 7 точно стреляют. Боеприпасов в них всегда было много. Конечно, лучше всего сейчас нам бы тут помог наш Монстр, но он как обычно был занят в оазисе на добыче лиан.
И тут я увидел, как впереди нас, машины за две, на ярко-красный Купер бросились два тюленя и подловили его ещё гады в тот момент, когда водитель слишком сильно дёрнул за ручник и задницу машину закинуло в сторону больше,
чем надо, я бы даже сказал, что машину развернуло. Ехавшие за ним два Купера тут же промчались дальше, а этот немного тормознул, и вот в этот момент из-за каких-то ржавых бочек на него и бросились два Тюленя.
Всё произошло очень быстро, за какие-то секунды. Купер развернуло жопой к этим бочкам, и сидящие в нём два бойца не успели среагировать на этих тюленей, тем более водитель опустил голову вниз, а его штурман стрелял куда-то
из автомата в сторону.
Тюлени мгновенно подползли к Куперу по бокам и воткнули свои пики в двери машин. От того, как заорал водитель, я понял, что в него тюлень эту пику и воткнули. Пару секунд ступора пассажира, и он, резко развернувшись,
выставил автомат в своё окно и стал стрелять в продолжающего тыкать пиками тюленя в машину и делать в кузове Купера лишние дырки, и тут, как всегда бывает в такие моменты, в его автомате кончились патроны.
— Слива, держись, – заорал я во всё горло и выжал полный газ.
Мгновенный кикдаун на пару передач вниз, и Купер выстрелил вперёд. До тюленя было метров 15, но мы чуток успели разогнаться и врезались в зверя, который сто процентов проткнул водилу, я прошёл практически впритирку с
машиной, раздался грохот сминаемого железа, отлетели зеркала, обе наши подушки выстрелили. Я крепко держался за руль, а вот Слива, не успев привязаться, влепился мордой в свою.
Врезавшись в тюленя, мы оторвали ему обе пики, тачку подкинуло, под днищем раздался нереальный грохот, кажись, что-то оторвало, и мы влепились в эти самые бочки, парочка из них упала на нашу машину, и лобовуха тут же
покрылась трещинами.
— Из машины! – заорал я, почувствовав, как она заглохла.
Только я успел избить руками свою подушку и выбраться из машины, как увидел, что едущий за нами ещё один Купер проделал такую же операцию, как и мы, только с правого бока. Водитель точно так же направил свою машину как
какой камикадзе на здорового тюленя.
— Вытаскивай водилу, – прокричал я Сливе.
Сам оббежал этот Купер, где был раненый водитель, и увидел того тюленя, которого на моих глазах сбили пацаны. Зверя перевернуло на спину, он был ещё жив, беспомощно ворочался на спине и махал как ошалелый своими пиками.
Быстро вскинул свой автомат и выстрелил ему длинную очередь в голову, всё, готов.
Рядом тут же остановились ещё два Купера, и пацаны, разом выскочив из него, стали стрелять во все стороны, на нас тут же попёрли карлики.
— Гранаты подальше кидайте! – заорал я во всё горло и, вытащив из разгрузки пару гранат, вырвал кольца и закинул их подальше за кучу хлама, следом полетели ещё штук 6 или 7.
Бах. Бах, бах, взрывы этих гранат практически слились в один. На нас всех полетела куча земли, какие-то тряпки, небольшие железки и пару карликов, один из них прям точно приземлился на Купер, в котором только что ехали мы
со Сливой. Барахтающегося карлика на нашей тачке тут же изрешетили из трёх стволов, само собой убили карлика, ну и тачку тоже. Думаю, что тачка после такого расстрела восстановлению не подлежит.
— Аааааа! – орал этот водитель, когда его вытаскивали из машины.
Обернувшись и не глядя меняя магазин в своём автомате, я увидел, как его уже вытащили из машины тащат к открытому багажнику Купера.
Рядом тут же остановился Киа Соренто и из него так же выскочили двое ребят. Один из них мгновенно открыл багажник, второй стал махать руками другим машинам, чтобы тут больше никто из них не останавливался и не создавал
пробку. Только проезжающий мимо Ниссан Жук притормозил, и сидящий рядом с водителем пассажир, не наш боец точно, сунул этому парню в руки помпу и патронташ.
Пока двое грузили раненого мужчину в багажник Соренто, мы вчетвером или впятером отстреливались от вновь попёрших на нас зверей. Вот из-за бочек выскочили два нереально страшных карлика и быстро побежали на меня, я еле
автомат успел развернуть в их сторону.
Бах, очередь на 10 патронов мгновенно наделала в них дырок и откинула назад.
Слива с ещё двумя бойцами в три ствола уработали двух тюленей, другой из помпы расстреливает четырёхглазого, который как какой-то кузнечик выскочил откуда-то и приземлился точно перед нами на небольшой пятачок, после трёх
быстрых выстрелов из помпы он улетел практически туда же, откуда и прилетел, только в нём уже было несколько лишних дырок.
— Валим, валим! – заорал один из ребят из того Купера, что взял на таран второго тюленя.
— Езжайте на Соренто! – крикнул я.
Мы со Сливой и с ещё каким-то мужиком отстреливали пытающихся сделать нам кусь-кусь карликов. Но раненого успешно погрузили в джип, туда же нырнул и его сопровождающий, и Кия, пробуксовав всеми четырьмя колесами на песке,
резко взял с места.
Рядом с нами тут же затормозили ещё два таких же джипа, и мы быстренько, кинув на прощанье себе за спину ещё по паре гранат, погрузились в тачки и рванули отсюда от греха подальше. Я ещё успел посмотреть назад и увидел, как
на место, где мы только что стояли, выползли очередные два тюленя и тут же подорвались на наших гранатах, только пики полетели, и одна из гранат так удачненько залетела под кузов одного из брошенных нами Куперов и рванула.
Бах, Купер аж подкинуло, и его в прямом смысле слова разобрало на запчасти. Оторвало обе двери, лобовуху выбило, бампер и капот на соплях. Двое других Купера только покачнулись от взрыва, и их посекло осколками.
Эх, сколько тачек тут сегодня поколотили, а уж про корабль, где новые машины сдвигали грузовиками, я вообще молчу. Сердце кровью обливается, а моя внутренняя жаба вместе с хомяком уже давно провели совместный суицид.
— А ничё так аппарат-то, – радостно произнёс Слива, оглядывая багажник джипа, в котором мы ехали.
— Спасибо, пацаны, что остановились, – поблагодарил я сидящих спереди двух ребят.
— Пустяки, братан, – засмеялся водитель, – нас самих с Егором полчаса так же эвакуировали.
— Ага, – подтвердил Егор, – вон наша тачка как раз стоит.
В этот момент мы как раз пролетали мимо белой Мазды 6 с вырванным правым рычагом подвески, а чуть сзади неё валялся такой же мёртвый тюлень. Сто процентов так же ребята на него нарвались, как и мы только что.
— Вы откуда, мужики? – спросил Слива. – Кижень, Руви?
— Кижень, – ответил этот Егор, – на соревнования приехали.
И мы вчетвером разом засмеялись. Пока петляли и играли тут в Коллинов Макрейев, это гонщик в ралли такой известный был, игра такая даже есть, хороший человек был, разбился с сыном и другом сына на своём вертолёте, так вот,
я увидел, как наша баржа уже подошла к левому борту корабля, и большое количество ребят карабкаются вверх по верёвкам и лестницам. Вот и подкрепление, сейчас выгрузка тачек пойдёт ещё быстрее.
Рядом крутились два небольших катерка и чуть побольше Мангуст, а вот Антареса видно не было, видать свалил куда-то. Ладно, там Риф на реке рулит, своих он точно не бросит, не тот человек.
А баржу-то зверюшки снова облепили, и находящиеся внутри неё ребята принимают хороший такой душ от воды, гранаты-то там кидают походу в воду все, кому не лень.
Тут же увидел, как сверху корабля одновременно выстрелили из трёх РПГ. Три дымных следа протянулись в воду в одну точку, и раздался хороший такой взрыв, баржу аж покачнуло, и теперь накрыло водой её большую часть, попутно
смыв водой парочку зверюшек, которые карабкались к рубке.
Мельком глянул на часы, 14.23, почти три часа мы уже так воюем, а тачек вытащили маловато, а ещё грузовики надо выгнать и технику строительную. Надо как-то ускориться, может по одному в машину пусть ребята садятся, а кто
прикрывать будет? Хотя тут такие толпы народу ездят, будем надеяться, что отобьют.
Просто я всё-таки справедливо полагаю, что очень многие ребята первым делом под шумок выгоняют машины для себя, наглядный пример только что был с Ниссанами ГТР, пацаны аж не поленились грузовики пригнать и ими таранить и
сдвигать в сторону другие машины, чтобы выгнать эти спортивные тачки, а только потом уже для своих городов. Ну да, я, если честно, тоже бы так сделал. Хотя в первые две ходки мне казалось, что первым делом выгоняют рабочие
машинки, теперь вон себе стали выгонять. Ох, чую я, начнётся сегодня вечером или завтра с утра. Эта моя тачка, я её себе выгонял и всё такое. Ведь наши бойцы сейчас насмотрятся на пацанов Коржа и Ивана и тоже начнут себе
тачки вытаскивать. А с другой стороны, почему мы, вернее я должен им разрешать так поступить? Пусть Корж с Иваном сами разбираются, а наши нет. Тут мне придётся поступить жёстко, и все машины на продажу. Да, обязательно
найдутся те, кто начнут вопить, что я вот ту или эту тачку выгонял себе, и почему я не могу её себе забрать?
Тут я тоже сделаю хитро. Я таким умникам просто задам пару вопросов. Тебе кто-то говорил или обещал, что та тачка, которую ты выгонишь, будет твоей? Или чем ты лучше того же самого слесаря, маляра, электрика, который целыми
днями ремонтирует машины? Чем ты лучше? Тем, что ты бегаешь с автоматом? Смешно, конечно. Так что хрен им, все машины, которые отойдут ГДЛ после сегодняшнего дня, на продажу. Что-то оставим себе, что-то на торги, но дарить
я точно никому тачки не собираюсь просто так. А вот премии бойцам можно будет выписать. Ладно, сейчас закончим со всем этим, и потом ещё раз подумаем.
Да и с каждой ходкой мы видели всё больше и больше гражданских, которые стояли в линейку с фломастерами наготове, ими они на лобовухе писали чьи тачки, прежде чем прыгнуть за руль и отогнать машину на общую стоянку.
— На всех, – выпалил наш водила в открытое окно девушке, и одновременно с этим мы разом выскочили из машины.
Девушка мгновенно написала на лобовом стекле какую-то пометку и, прыгнув в тачку, укатила дальше.
– Егор, я Черокеза себе хочу, – крикнул он, – там вроде Марк в рацию сказал, что в углу на 8 палубе STR стоят, только к ним пробиться надо.
— Грузовик возьмём и пробьёмся, там и тачка нашего малыша стоит.
— Кто такой малыш? – с интересом спросил я, когда мы быстрым шагом шли к столам с боеприпасами и я наблюдал, как сюда на площадку один за другим заезжают Ниссаны ГТР. И тут же в голове мелькнула мысль, что неплохую тачку-то
он себе хочет, Черокез STR, хорошая пулялка, 6.4 мотор и 468 лошадок.
— Мэр наш, – засмеялся Егор.
— Хороший малыш, – заржал Слива, – а мы и не знали, что его так зовут.
— А вы его знаете самого-то? – спросил Егор.
— Знаем, – кивнул я. – Чё за тачку-то он хочет?
— Ролсы видели там?
— Ага, ясно всё, – улыбнулся я, представив этого человека-гору на заднем сиденье этого автомобиля, – хороший вкус у вашего Мэра.
— Ему по статусу положено, – практически хором сказали пацаны, – хороший мужик.
И мы все услышали приближающуюся к нам музыку. Играла песня группы Тату, «Нас не догонят». Музыка становилась всё громче и громче, народ, который тут в этот момент стоял, с интересом повернули свои головы и стали ждать
появления этой машины.
И тут на площадку заехал, дымя радиатором, синий Ягуар Ф-Пейс, джип этот новый, который они выпустили. Из него музон-то и орал.
— Сто пудово наши мушкетёры, – весело сказал Клёпа.
Ох и досталось же ему, этому синему Ягуару, морда частично разбита. Левая фара, крыло, капот домиком и бампер расколот, лобовуха тоже разбита, и кажись, прямо через неё из салона стреляли, я такие повреждения на стёклах уже
видел. Все окна открыты, заднее, кажется, отсутствует. Но самое поразительное было то, что этот синий Ягуар на тросу тащил точно такой же джип, только серебристого цвета. Они ещё так шустренько заехали на площадку и
проехали мимо нас дальше к перегонщикам. У серебристого вообще морды нет, ну только капот есть, стёкол тоже нет, крышка багажника открыта, и в нём с пулемётом в руках с довольной мордой и дёргая башкой в такт музыки сидит
довольный Одуван.
Картина была настолько весёлой, что народ невольно заулыбался, и некоторые из девчонок захлопали в ладоши.
— Точно мушкетёры, – крякнул Клёпа.
Оба джипа остановились, и наша доблестная пятёрка вылезла из машин.
— Что за мушкетёры? – с интересом спросил этот Егор.
— Да есть тут у нас такие кренделя, – ответил я ему. Я даже немного растерялся, не зная, как ему объяснить, кто такие мушкетёры.
Музыка резко стихла, и стоящий около синего джипа Паштет уже вон втирает что-то двум подошедшим к нему перегонщикам. А Котлета и Мамуля с деловым видом стали вытаскивать из багажника серебристого пики тюленей и отдали их
ещё двум подошедшим к ним ребятам.
— Это у них пики что ли? – охренел напарник Егора.
— Походу, да, – обалдев не меньше него, сказал Егор, – они их что, отпилили?
— Точно отпилили, – подключился третий боец, кажется, он из команды Коржа был и сейчас стоял недалеко от нас и так же рубал бутерброды, – вон у них бензопилы. Я слышал про этих мушкетёров, – заулыбался он, – один за всех и
все за одного. На ящеров с бензопилами в облаке ходят.
— Как это с бензопилами? – ещё больше офигел Егор.
— Да, дружище, – вздохнул я, – эти ходят, пилят их там.
— Я тоже про них слышал, – весело заржал ещё один мужчина, – пленных предпочитают не брать. Саш, скажи, – обратился он ко мне, – они чё правда динозавру бошку ими отпилили? И тачка у них такая боевая вся в цепях и черепах,
и они ей забор вместе со стеной в полицейском участке выломали.
— Правда, – вздохнул я, улыбнувшись и поразившись тому, какая слава ходит о наших мушкетёрах.
Тем временем мушкетёры быстренько подбежали к столам с боеприпасами, растолкали пацанов, нахватали себе боеприпасов и стали их рассовывать по карманам.
— Вы чё тут толкаетесь? – раздался чей-то мужской голос.
— Ох, щас что-то будет, – замерев, сказал Клёпа.
А я, если честно, буквально завис.
— У тебя проблемы, братан? – наехал на него Упырь, весь как обычно перемазанный с ног до головы какой-то грязью.
— Тебе проблемы нужны? – шагнул вперёд другой боец и легонько толкнул Упыря в грудь.
— Понеслась, – только и успел сказать Клёпа.
Тут же на этого бойца откуда-то сбоку прыгнул Котлета и сбил его с ног, тому, кто замахнулся на Паштета, сбоку в челюсть прилетел кулак Мамули, Одуван и Паштет, недолго думая, начали раздавать тумаки стоящим рядом бойцам,
особо не разбираясь, наехали они на них или нет.
— Наших бьют, – заорал во всё горло Упырь и бросился в эту кучу малу.
Я реально охренел, мгновенно завязалась драка. Мушкетёры колошматили всех подряд, девки завизжали как резанные, тут же перевернули пару столов.
— Гля, мужики, – радостно сказал Слива, – тёлка Паштета.
— Где? — тут же встрепенулся я.
Правда, я хотел заорать, чтобы они прекратили драться, но мне очень хотелось посмотреть, что там за тёлка-то у этого отморозка. Когда я её увидел, то сразу понял, что она такая же отмороженная, как и эта пятёрка. В эту
толпу мужиков с диким визгом врубилась рыжая девка. Раз сунула одному, второму, пригнулась и сбила с ног третьего.
— А ну прекратили, мать вашу, драться! – услышали мы громкий голос и длинную автоматную очередь.
Клубок из дерущихся тел тут же рассосался и прекратил колошматить друг друга, только эта девка висела сзади на одном из крупных бойцов и продолжала его бить.
— Да снимите с меня эту бабу, – крутился он с ней и пытался врезать ей с локтя.
Но она умело уворачивалась и продолжала его бить. Кстати говоря, за эти несколько мгновений, как она участвовала в драке, я понял, что деваха умеет драться и сможет за себя постоять, серии ударов она такие хорошие
проводила. Мамулю-таки вырубили, и он лежит на земле без сознания, Котлета и Одуван оттаскивают его в сторону, а Паштет с Упырём уже стоят с какими-то стульями в руках и прикрывают пацанов. Рыжая спрыгнула с этого мужика,
пнула его ногой и подбежала к мушкетёрам. Вокруг них тут же образовался неплохой такой кружок из бойцов. Девке лет 30, обычное телосложение, но не в моём вкусе точно.
Но мушкетёры и не думали сдаваться, они быстренько стали скидывать с себя оружие и разгрузки, готовясь к драке. Рыжая тут же встала в стойку и зашипела на мужиков.
— В натуре один за всех и все за одного, – заржал Егор, – а тёлка, кажись, вообще пришлёпнутая.
— Да уж, – почесал я затылок.
— Стоять всем, я сказал, – грозно повторил этот мужик и шагнул в круг бойцов. – Вам чё, заняться нечем? Там пацанам надо помогать, – ткнул он рукой в сторону облака, – а вы тут драку устроили.
— Да это не мы, – возмутился кто-то из толпы, – эти отморозки в драку полезли.
— Ты кого отморозком назвал? – тут же взорвался Паштет.
— Иди сюда, умник, – подключился Упырь, шмыгая разбитым носом, – я тебе сейчас зубы пересчитаю.
— Ты кому сказал?
— А ну стоять всем! – рявкнул я.
— Равняйсь, смирно! – тут же рявкнул Паштет, увидав меня.
Четверо мушкетёров как по команде встали по стойки смирной, Мамулю уронили, но встали по линеечке. Только девка стояла и растерянно хлопала глазами, смотря то на меня, то на бойцов, то на мушкетёров.
— Рыжая, отбой, – услышал я громкий шёпот Паштета.
— Вы, – ткнул я пальцем в мушкетёров, – взяли, что вам надо, и свалили отсюда, больше ни с кем не драться. Ты, назад, – ткнул я в девку.
— Так точно! – гаркнули четверо.
Мамуля вон головой заворочал. Мушкетёры тут же похватали свои вещи, почти пришедшего в себя Мамулю, его себе на плечо Котлета закинул, и ломанулись к стоящему микроавтобусу, быстренько погрузились в него и свалили с этой
площадки.
— Саша, это что за психи? – спросил у меня этот мужик, который остановил драку.
— Мушкетёры наши, – развёл я руки в стороны, – извините, мужики, неловко получилось.
— Знаем про таких, слышали, – тут же раздались голоса со всех сторон.
— Саша, приём, – услышал я вызов Апреля.
— На связи! Ты где?
— Я на корабле с подкреплением. Какие тачки гнать?
— Я же сказал, там на 12 и 13 палубе Вольво и Форды стоят, выгоняйте их.
— Понял, – ответил Апрель и отключился.
Пока мы распихивали по своим карманам и разгрузкам боеприпасы, сюда на площадку одна за одной ехали машины. Прям потоком шли, даже небольшая пробка образовалась, но кто-то тут же начал орать во всё горло на нерадивых
перегонщиков, и тачки очень шустро угнали дальше, а водители и пассажиры тут же побежали за боеприпасами.
 
Глава 5.
 
— Мужчины, – раздался на всю эту площадку усиленный мегафоном девичий голос, – кто хочет подкрепиться, ориентируйтесь на большой флаг ГДЛ.
Покрутив головой, я тут же его увидел. О как, молодцы наши девочки, покушать быстренько точно не помешает. Словно в подтверждение моих мыслей, мой желудок тут же о себе напомнил.
— Пошли, съедим чего-нибудь, – тут же сказал я Сливе и стоящим около меня пацанам, – а то с утра носимся как оголтелые с этими тачками.
Быстренько дошли до флага. Ух ты, там девушки и женщины установили множество столов, и на них лежало в тарелках большое количество бутербродов, фруктов, овощей, дымились тарелки с кашей.
— Саша! – услышал я звонкий голос Светы.
— Привет, – радостно поприветствовал я её, когда мы подошли к ней.
Она нам всем тут же сунула в руки по небольшой тарелке с кашей и по ложке.
— Ешьте давайте, – тут же начала командовать Светка и быстро стала накладывать кашу в другие тарелки и раздавать её всё подходящим и подходящим пацанам.
— Надо пацанам на корабль еды отвезти, — с набитым ртом сказал Слива.
— Отвезли уже, – быстро сказала появившаяся рядом Ирка Большого, – никто голодный не останется, вы главное аккуратней там.
— Ох, девочки, спасибо вам, – поблагодарил я их, быстро проглотив кашу и запив её водой из бутылки. – Слива, ищи транспорт, который нас доставит на корабль.
— Да вон аппарат, – тут же сказал Клёпа, который с Колючим и Нямой присоединился к нашей трапезе.
Ели все очень быстро, практически не жуя, так как понимали, что надо назад на корабль, выгонять другие машины, да и мало ли там зверюшки, куда не надо, прорвутся. Посмотрев, куда показывает Клёпа, я увидел стоящий
серебристый микроавтобус Форд, на нём живого места не было. Ни одного стекла, боковая пассажирская дверь выломана, весь кузов уже помят и поцарапан, фар тоже нет, и как-то он на один бок чуток присел, видать тачку на этой
дороге туда обратно к кораблю гоняют и в хвост, и в гриву. В принципе правильно, жалеть эти машины некогда, выживут они — хорошо, нет — бросим или на запчасти пустим. Если те машины, которые гнали с корабля, старались
особенно не бить, не царапать и не прыгать на них, то микроавтобусы, на которых возили бойцов назад, нет.
Мы буквально пару ходок назад на таком же на корабль ехали, вернее, мчали по этим ухабам и рытвинам, и мне приходилось, стиснув зубы, держаться за всё, что только можно. А нас народу ещё в полной боевой экипировке в него
забилось почти 20 человек. И какие-то очередные бочки им сбили, уступая дорогу новым машинам, которые гнали с корабля, потом ещё куда-то врезались, я не видел, куда, но почувствовал удар, и на меня кто-то свалился, громко
матерясь на водилу. Водила в натуре какой-то шахид, он даже на самом корабле умудрился врезаться в стойку там какую-то. Зато радости у всех пацанов были полные штаны, а уж мата-то сколько, особенно когда мы выпихивали друг
друга из машины.
Быстренько погрузились в этот многострадальный микроавтобус. Когда мы толпой в него полезли, машина жалобно заскрипела, как бы говоря нам, хватит надо мной издеваться, лучше сожгите меня и убейте окончательно. Тачка была
абсолютно новой, была, и я раньше даже не думал и не предполагал, что за какие-то 10-15 километров, которые она проехала в своей жизни, машину можно так убить.
Но тем не менее, результат был на лицо. Вон залезающий в салон Большой просто схватился за сиденье и окончательно оторвал его от пола с креплений.
— Ты, млять, как Арнольд прям в «Командо», – тут же заметил Клёпа.
— Поехали, – коротко сказал я.
За рулём уже сидел довольный Слива и всё ещё что-то жевал. Взревев двигателем, тачка ринулась с площадки вниз, в сторону берега реки.
— Потише ты, млять! – заорал Большой, пытаясь устоять на ногах. – Не дрова везешь.
Влетели в облако и тут же поехали по новой дороге, которую тут уже проложили Плащи. Навстречу нам ехали машины. А хороши тачки-то, Вольво V90, кроссовер XC60 и джип XC90, джип мне особенно понравился, стильный такой
аппарат, морда у него красивая. Машин было много, очень много, пока мы петляли среди железяк, я таращился по сторонам в поисках зверей и нет-нет, но также смотрел на перегоняемые с корабля тачки.
И из многих машин вели огонь по зверям, кстати говоря, тут на берегу стало гораздо больше брошенных, разбитых и расстрелянных тачек, некоторые из них горели. Вот мы как раз пролетели между двумя большими катерами, которые
валялись кормой вверх, между ними стоял разбитый Форд Эксплорер, рядом ещё два таких же, и стоящие около машин бойцы яростно молотили из помпы и автоматов по борту одного из катеров, видать там кто-то из зверюшек себе
гнездо свил. Один из ребят на себе быстро дотащил человека до синего Форда, закинул его в салон, и тут же все стали сваливать.
В самый последний момент я увидел, как один из мужчин, причём один из них очень уж напомнил мне Ивана Мэра, больно чувак здоровый, бросил гранату в салон Форда, вот же засранец. Уже отъехав на несколько десятков метров от
этого боестолкновения, я увидел, как вверх взметнулся столб огня, рванула тачка походу, и рванула хорошо.
Вот разминулись с другими Фордами, наше подкрепление в лице пацанов Коржа гнало Форды Эксплореры, Мондео, Транзиты с высокой крышей, и вон промчались несколько красавцев пикапов Ф-150, ну и здоровые же они.
— Тюлени слева! – заорал сидящий спереди Маленький и сходу открыл огонь из автомата.
— Справа, пацаны! – тут же крикнул Няма.
Снова стрельба, снова мы прорываемся на корабль, честно говоря, я уже как-то подустал сегодня, всё бегаем, тачки гоняем, стреляем, надо, наверное, ещё ходку сделать и сменить пацанов на корабле, вон они наверху стоят и
стреляют по воде. А вон и Антарес прёт на полном ходу, хорошо идёт, Корды с его борта лупят короткими и злыми очередями.
И снова беготня по палубам, мне кажется, машин даже не уменьшилось. «Гаишники» вообще, думаю, уработались, махая своими жезлами. Тут же носятся все как угорелые, да и тачки как на подбор берут мощные и дорогие, ну дорогие в
той жизни, конечно, у нас тут попроще с ценами. Мы как раз бегом поднялись на 5 палубу, и мимо нас с рёвом пронеслись несколько джипов Хёндай Санта Фе. В этом новом кузове мне машины больше понравились, старый он какой-то
кургузый был.
— Саша, бэхи берём? – заорал Слива, когда мы забежали на 6 палубу.
Оглядевшись, я увидел множество стоящих БМВ. Млять, вот какую хватать-то? Тут и Иксы, и 5-ки, и 7-ки, все тачки новые, это видно по плёнке, которой оклеены их капоты и частично двери, так обычно только новые машины
обклеивают.
Не дожидаясь нас, несколько прибежавших с нами ребят тут же попрыгали в Иксы и, заведя двигатели, рванули вниз, причём «гаишник» еле отскочить успел.
— Давай в 7-ку, – крикнул я Сливе, одновременно показывая на стоящую симпотную БМВ 7-ку синего цвета.
У Тумана-то в предпоследнем кузове, а эта вообще, наверное, как космический корабль какой.
— Нихрена себе аппарат, – воскликнул Слива, когда мы залезли в салон этого Баварца, и я завёл мотор.
Да уж, салон тут, конечно, красивый, кнопок практически нет, только джойстик. Завёл, перед нами всё пространство тут же осветилось мягким белым ксеноном, и стало светло как днём.
Поехали, спускаясь по палубам вниз, меня так и подмывало дать ей побольше газку. Несмотря на внушительные размеры Бэхи, рулится она очень хорошо. Почему-то, когда мы сейчас ехали вниз, у меня возникла мысль, что у нас в
Таусе через пару дней, ну, когда мы начнём продавать все эти машины, появиться вторичный рынок. Ведь наверняка найдутся те, кто захочет пустить взаимозачётом свою машину.
Ведь, конечно, глупо сравнивать те машины, которые мы притаскиваем из облака, восстанавливаем и продаём, и вот эти, которые мы сейчас выгоняем с корабля. Надо, кстати, у Винта спросить, сколько уже тачек выгнали. Блин, я
как какой куркуль, всё пытаюсь посчитать, какое количество машин отойдёт ГДЛ. Конечно, часть автомобилей отойдёт другим людям, к нам же несколько десятков совершенно посторонних людей присоединились, и они так же выгоняли
машины с корабля, но как я уже говорил, для таких мы придумали несколько правил, и вот потом посмотрим, кто из них выполнял их, а кто думал только о себе.
Вот и переправа, «гаишник» выпустил нас следом за тремя Каблучками Фольксваген, и мы помчали по переправе в сторону берега. Слива тут же открыл окно и дал короткую очередь в четырёхглазого, который попытался выпрыгнуть из
воды и приземлиться на платформу. Ох, Слива хорош, короткую очередь он влепил точно в зверя, когда он был ещё в полёте, я прям увидел, как пули рвут его плоть, и его откинуло назад, бах, четырёхглазый упал в воду, и сверху
с корабля в него выпустили ещё пару очередей.
Съезд на берег, машины тут же стали петлять среди трупов зверей, брошенных машин, вот мы увернулись от одного тюленя, второго, впереди едущий каблучок чуть-чуть зацепил пытающегося ткнуть своей пикой машину, и зверь
растерянно стал махать пиками в воздухе. Бах, бах, бах, послышались короткие очереди, и я увидел, как пацаны из других машин расстреливают этого тюленя, проезжая мимо него. Всё, готов, кто-то добил-таки его, либо вон те
ребята на Соренто, либо вон те на Фокусе. Тут на берегу Плащи уже проложили 3 дороги, и машины, съехав на берег, рассыпались в разные стороны.
Я крутил рулём как бешеный, Бэха ревела движком, но мы упорно продвигались вперёд к выезду из облака. Проехав метров 600, увидели, как наперерез нам прёт Плащ, мало того, что он кувыркает перед собой один из брошенных тут
Куперов, так грузовик ещё и впечатал его в какие-то листы железа, тут же сдал назад и врезался в многострадальный Купер ещё раз. Шлёп, Купер смялся как пустая пачка сигарет в руке, и под мощным ударом тяжёлой машины пробил
эти листы. Готово, вот ещё один проезд есть, а вон и трупы нескольких карликов валяются, видимо, они прятались там. В этот проезд тут же устремилось несколько машин, и белый Ниссан Жук переехал копошащегося на земле ещё
живого карлика, он прям лопнул. Фу, слизь какая-то вылетела из-под колёс.
Вот тут сейчас точно будет прямая метров 300. Обойдя веером небольшую лодку, нас боком вынесло на эту прямую, и тачка тут же стабилизировалась, краем глаза я заметил, как на панели приборов заморгало несколько лампочек, и
своей пятой точкой почувствовал, как будто невидимая рука схватила машину за задницу и поставила её ровно, всё, можно поддать газку.
Ох ты ж мать твою, едва я полностью выжал педаль газу, как спустя несколько мгновений баварец выстрелил вперёд. Справа от нас ехал Фокус, слева пробирался через валяющиеся доски Эксплорер, видимо, ребята, ехавшие на нём,
особо не разбирали дорогу, точно, вон передний бампер на нём оторвали, засранцы.
Баварец рванул вперёд, все тачки мгновенно остались позади, Слива тут же притих и вцепился в ручку двери. За какую-то сотку-полторы метров мы успели набрать приличную скорость.
— Саша, справа! – внезапно заорал Слива, когда мы подъехали к очередному остову корабля.
Из-за него одновременно выбежали двое четырёхглазых и, быстро перебирая своими пиками, выползли двое тюленей. Дальше всё произошло очень быстро. Одного четырёхглазого и тюленя тут же порвали выстрелы, видимо, их в самый
последний момент заметили вон с того катерка, который подошёл практически к самому берегу. Видимо, там был очень хороший пулемётчик, так как он точно влепил в них несколько коротких очередей, а вот дальше стрелять побоялся,
чтобы не зацепить несущуюся на всех парах нашу Бэху.
Я успел среагировать, крутанул руль влево, но было поздно, второй тюлень уже выполз прямо перед нами на дорогу, и этот гад четырёхглазый споткнулся и упал точно на капот нашего баварца. Раздался страшный удар, грохот. И тут
я почувствовал, как Беха подлетела на тюлене. Тут же сработали обе наши передние подушки, дальше я уже тачкой не управлял.
Последнее, что я увидел, так это появившееся небо в лобовом стекле. Вы когда-нибудь летали и переворачивались на 7-ке БМВ? А я вот только что. Летели мы не долго, по крайней мере, мне показалось очень быстро, мы со Сливой
даже заорать от испуга не успели. Зато приземление было очень жёстким. Я так понимаю, упали мы на переднее левое крыло.
Сначала в лобовом стекле появилась земля, потом удар, и всё. Тут же всё перемешалось, мы со Сливой, наши руки, ноги, вокруг нас разом открылись подушки. У меня только мелькнула мысль, что в такой тачке их минимум 10 штук
должно быть в стандартной комплектации. Адреналин в моём организме тут же зашкалил, испуг был или нет, не знаю, наверное, всё-таки был. Не каждый день, знаете ли, приходится в машине переворачиваться. Я не знаю, сколько раз
мы перевернулись, но кажется, раза два точно и, приземлившись на крышу, ещё несколько метров проехали.
Я только зажмуриться успел перед взлётом. Потом на меня посыпался какой-то мусор, бумаги, ещё какая-то фигня, Слива, что-то больно ударило меня в плечо, пару раз я приложился головой, хорошо, что в каске был.
И тут же мгновенно всё стихло. В первые секунды я вообще не понял, где нахожусь. Кажется, вишу вниз головой, Сливы нет, а нет, вон он стонет где-то в салоне, млять, где руль-то? Где я, долбаные подушки, ничего не видно и
из-за них, и из-за дыма сработавших пиропатронов, пищит ещё какая-то хрень противно.
Башка немного кружится, я замер, не в силах пошевелится, где небо, где земля, не понятно, в глазах всё двоится, состояние хуже, чем с утра с бодунища.
— Вытаскивайте их быстро, – услышал я знакомый голос, и тут же вокруг нас поднялась нешуточная стрельба.
— Слива, – позвал я его и не узнал свой голос.
Это был какой-то хрип, стон, всё что угодно, но только не мой голос.
— Няма, прикрывай, – очередной голос снаружи.
Тут же раздались длинные очереди из, кажется, двух пулемётов и несколько взрывов.
— Саня, Слива, вы живые, пацаны? – в окне показалась голова Маленького.
В каком, правда, окне, я так и не понял, я вообще ничего не понимал, вон, вроде, панель приборов и руль, но где я нахожусь, не понятно.
Увидав, что я моргаю глазами, он радостно кивнул, и его голова тут же исчезла. Я только видел множество появившихся ног вокруг машины, и стоявшие вокруг пацаны начали выламывать двери.
— Дайте я, мать вашу, – раздался такой знакомый бас.
Затем я увидел, как в дверь воткнулся меч и стал её выламывать. С мечом у нас постоянно только Иван, он же вот сейчас и курочил тачку.
— Вытаскивайте Сливу, – услышал я позади себя голос, и в машине стало ощутимо светлее, значит, Слива сзади, и там уже выломали дверь.
— Слива, Слива! – заорал я во всё горло, находясь в небольшом шоке от кувыркания, и начал дёргаться в машине, как какой эпилептик.
— Жив, жив он, не ори, – успокоил меня пролезший ко мне Маленький.
Вася тут же порезал на части ремень безопасности, в котором я запутался, и я грохнулся на потолок тачки. Там меня уже схватили чьи-то руки и рывком через боковое окно выдернули наружу.
— Уходим, уходим! – снова бас Ивана. – Няма, слева прут.
Затем меня подхватили на руки, быстро закинули в какую-то тачку. Вокруг всё это время раздавались маты, взрывы, стрельба. Я, честно говоря, находился ещё в небольшой прострации. Только помню, что, когда меня тащили куда-то
на руках, кажется, к машине, я увидел баварца, на котором мы ехали.
Мать твою, мне стало страшно от увиденной картины. Тачка лежала на крыше, и мало того, что у неё была разворочена вся морда, так ещё и трёх колёс не было, их просто вырвало вместе с подвеской, а это значит, что мы
кувыркались на ней очень хорошо.
— Где он, что с ним? – услышал я Светкин голос. — Саша, Сашенька.
— Всё нормально, – уже немного придя в себя, прокряхтел я ей, стараясь принять горизонтальное положение на заднем сиденье какой-то тачки. Башка ещё немного кружилась, и я всё никак не мог сконцентрироваться.
— Что со Сливой, где он? – спросил я.
— Всё нормально с ним, – рядом опять появился Маленький, – покувыркались вы хорошо. Но на вас ни одной царапины, вас в тачке просто поколбасило немного, как бельё в стиральной машинке.
Под нос мне тут же сунули ватку с нашатырём, и я окончательно вернулся в реальность. Тут же с меня сорвали каску, стянули разгрузку, обвес и вытащили из машины. Да, теперь мне определённо лучше, я так и сел на задницу,
прислонившись к колесу какого-то джипа. Меня начала бить небольшая дрожь.
— Вы 4 раза перевернулись, – продолжил Маленький.
— Ага, это было что-то, — рядом нарисовался Иван, – как в кино каком. Только взлёт вашей тачки, потом вы врезались в землю, куча пыли, потом снова кувырок, сносите парочку зверей, влетаете в маленькую лодку, сносите её и
летите дальше. Ты нахрена так разогнался? Мы сзади ехали, видели всё. Ты как?
— Да вроде живой, – покрутил я головой. – Мотор хороший, вот и дал ей под задницу.
Рядом суетилась моя Света.
— Хватит гонять, Саша, – причитала она, – потихоньку надо было.
А у самой глаза на мокром месте.
— Вон Слива, – показал мне Иван.
Посмотрев туда, я увидел метрах в пяти точно так же сидящего на земле Сливу, рядом с ним его Наташу и Дока, тот бинтует ему голову. Слива увидал меня, помахал рукой, я помахал ему в ответ, сил что-то сказать особо не было.
Как в центрифуге какой прокатился, потом ещё в тачку закинули, особо не церемонясь. Вот же млять, прокатились-то. В тачке я ещё не кувыркался в своей жизни.
— Машине реально хана, – пощёлкав у меня перед лицом пальцами, сказал Маленький, – все подушки сработали, они вас и спасли. Крепкая тачка-то оказывается БМВ.
— Хрен с ней, с тачкой, – снова пробурчал стоящий рядом Иван. – Док, занимайся ими, мы поехали назад.
— Мы с вами, – тут же сказал я.
— Сидеть, – рявкнул на меня появившийся рядом Док со своим чемоданчиком, – никуда я вас сейчас не отпущу.
— Правильно, – тут же всхлипнула Света, – засуньте их в больничку.
— Нам нельзя в больничку, – тут же закряхтел Слива, – там тачек ещё вагон.
— Ну мы пошли, – заулыбался Иван.
Он кивнул стоящим рядом пацанам, и те, весело подмигнув нам со Сливой, тут же побежали к стоящим микроавтобусам.
— Ох, как голова-то кружится, – застонал Слива, схватившись за голову.
— Меньше надо было в гонщиков играть, – не оборачиваясь, ответил ему Док, светя мне фонариком в глаза.
— Это всё Саня, – тут же отмазался Слива.
Когда док убрал фонарик от моего лица, я увидел, как Слива сидит, улыбается и тыкает в меня пальцем.
— Жить будут, ранений нет, – вынес свой вердикт Док. – Нате вот, выпейте – он сунул каждому из нас по таблетке.
— О, – тут же обрадовался Слива, – щас закинемся, и нас торкнет, будем как терминаторы.
 
Глава 6.
 
Минут через 30 мы со Сливой уже пришли в себя. Девчонки напоили нас кофе, мы ещё раз поели, сидели как короли в раскладных стульях и смотрели, как мужики гонят сюда машины. У меня прям глаза огнём горели, когда я видел,
какие тачки сюда гонят, и какое количество.
— Саша, там пацаны, кажется, на 8 палубе в углу кучу Смартов нашли, – сказал нам это подошедший Чуб. – Нужны нам такие?
Хм, я прям, честно говоря, завис от такого вопроса. Тачка маленькая, чисто городской вариант, даже не знаю, будут такие покупать-то или нет. У нас тут народ постоянно что-то перевозит, да и как такового багажника-то у него
совсем нет, вернее он есть, но прям совсем маленький.
— Это такая маленькая красивая машинка? – тут же встрепенулась Наташка Сливы.
— Ага.
— Ой, у меня на той земле у подружки такая была, – добавила Ирка, – мы по Питеру на ней так классно ездили. В любую дырку можно залезть, и с парковкой проблем нет.
— Тут-то не Питер, – улыбнулся я, – тут места для парковок полно.
— Да гоните вы их тоже, – включилась Света, забирая у меня пустую чашку из-под кофе, – для девушек самое оно будет.
— А ещё там каких-нибудь маленьких и красивых машинок нет? – спросила Наташа. – А то вы только одни какие-то большие и дорогие машины гоните. А нам, девушкам, хочется что-то милое, розовенькое.
Мы с пацанами разом заржали.
— Чё вы смеётесь-то? – улыбнувшись, спросила Света. – Или вы, мужики, думаете, что у нас все девушки в городе мечтают ездить на больших машинах?
— Да, – тут же закивали другие девчонки.
— Есть там крохотули, – улыбнулся Чуб, – Смарты эти, Куперов мы уже нагоняли вам.
— Ещё что есть? – повторила свой вопрос Наташа.
— Ситроен DS3, Форд Фиеста, Фольксваген Жук, – продолжил говорить Чуб.
— Я бы себе Ситроен купила, – тут же сказала одна из девушек.
— А я бы Смарт, – добавила другая.
Тут как-то мгновенно вокруг нас образовался круг из девушек, и они стали трещать как сороки, говоря, кто какую бы себе машину купил и в каком цвете.
— Понятно, – вздохнул Чуб, – будем перегонять.
Я машинально посмотрел на часы, 16.04. Время у нас ещё есть.
— Поехали, – резко сказал я, вставая со стула. – Мы вам за машинами, – тут же сказал я девчонкам, увидав, как они открыли, было, рты, чтобы нас остановить. – Мы уже нормально себя чувствуем. Чуб, где тачка?
— Там вон автобус, – тут же врубился он, – хотя можно и на барже, туда как раз сейчас пацаны грузятся, автобусов на всех не хватает.
— Не, лучше на автобусе, – хватая свой автомат, сказал Слива, – не хочу опять по этим лестницам наверх лезть.
— Девочки, мы поехали, – радостно сказал я, и пока они не успели очухаться, мы, похватав оружие и боеприпасы, чуть ли не бегом помчались к стоящему микроавтобусу. Кстати говоря, у него кто-то уже выломал все двери, ну и
видон у Форда этого, прям шахид-мобиль какой-то. Даже вон дырок в кузове наделали, типа бойницы. Где-то там, в облаке, пару раз что-то сильно взорвалось.
— Плащи дорогу прокладывают, – пояснил нам Чуб. – Макар там всё прорваться через хлам не мог – вот и рванули они там всё.
— Хорошо, видать, рванули, – добавил Слива, заходя в полный рост в Форд.
— Мужики, минутку внимания, – стал я говорить в рацию на общем канале. – До темноты осталось несколько часов. Тут поступило предложение пригнать с корабля маленьких машинок, там Смарты есть, Ситроены, Фиесты.
— И Куперов ещё полно, – добавил кто-то.
— Цыц, млять! – тут же рявкнул Туман, его голос я ни с кем не перепутаю. – Не перебивай, когда старшие говорят.
— И как вы уже все наверняка видели, – продолжил я, – на четвёртой палубе стоит грузовая и строительная техника. Для любого из городов она пригодится, давайте заканчивать джипы и легковушки гонять, пора и за эту браться.
Нас народу много, думаю, если что, сможем отбиться от зверей, поэтому предлагаю садиться в машины по одному человеку. До темноты ещё 5 часов, должны вытащить побольше тачек.
— Сделаем, понятно, так точно, – тут же послышалось множество голосов.
— Винт, сколько машин уже выгнали? – спросил я у него, переключившись на другой канал.
Водитель Форда, в котором мы ехали, уже влетел на нём в облако и несся на всех парах к кораблю. В покрытое трещинами лобовое стекло я снова увидел бэху, на которой мы со Сливой кувыркались. Только теперь мы с другой стороны
ехали. Тачка так и лежала на крыше, да уж, её правая сторона вообще вся была счёсана, видать, мы ну очень хорошо на ней влетели куда-то, а вон куда мы влетели. Я увидел стоящие лодку и катер, судя по отсутствующему верху
катера, мы снесли его, пролетая над ним, боком БМВ. Нда, траектория полёта очень хорошо видна, вон там был удар об землю, тут мы ещё раз приземлились, вон колесо с оторванным приводом лежит.
— А классно мы покувыркались-то, – радостно засмеялся Слива, точно так же как и я рассматривая в окно валяющуюся 7-ку.
— Саш, щас сложно посчитать, – ответил Винт, – не до этого, тут бы народу для перегона найти, тачки расставить, написать, какую куда, давай потом мы всё посчитаем.
— Хорошо.
Опять стреляя, мы прорывались на корабль, но зверей было меньше, гораздо меньше, чем хотя бы час назад. Пока мы со Сливой приходили в себя, Риф сказал, что у зверей давно пошёл спад, видать, подкрепление у них всё
кончилось. Только особо отмороженные всё ещё периодически выныривали и пытались кого-нибудь из людей сожрать. Видимо, всё-таки не безгранично их количество в облаке. Да и мы их сегодня тут чуть больше чем дохрена уложили,
эх, знать бы, откуда они вылезают, из какой дырки, можно было бы там рвануть всё хорошенько и запечатать дырку.
Да, Риф прав, вон оба наши Плаща спокойно делают дорогу и своими отвалами прокладывают путь среди мёртвых туш тюленей, и никто из грузовиков не стреляет. Да и мы, остановившись около переправы, пропуская выезжающие с
корабля машины, решили добраться до корабля бегом. Даже сверху корабля стало меньше выстрелов, и на переправу четырёхглазые перестали выпрыгивать. Неужели правда звери кончились. Ох, а сколько их дохлых вон в воде плавает-
то. Мы пока по переправе сейчас бежали, я видел нереально огромное количество мертвых тел зверей.
Хм, а вон и пару тачек плавает, кажется, Купер очередной и джип какой-то, и вон ещё колесо торчит.
— Тачки-то откуда в воде? – на бегу спросил я у Чуба, стараясь не сбить дыхание.
— Откуда? – зло ответил он. – Четырёхглазые сбили, выпрыгнули из воды, водилы дернулись, четыре или пять машин туда ушли.
— Пацаны? – тут же спросил я.
— Сам-то как думаешь? – обернувшись и посмотрев на меня, спросил Чуб.
Млять.
— 10 человек? – охренел я.
— 7, – сплюнул в воду Чуб, – 7 погибло, в парочке машин по одному человеку было. Как в воду нырнули, все звери сразу на машины ринулись, сам знаешь, в воду упал — шансов нет. Вон колёса видишь? – показал он мне стволом
своего автомата на виднеющиеся три колеса из-под воды.
Было видно, что там тачка на крыше лежит.
— Форд Ф150, выехал на платформу, трое четырёхглазых одновременно выпрыгнули, двое приземлились точно в кузов, сразу окна разбили и в салон проникли.
— Твою же мать! – выругался Слива.
— Ну тачка в воду и ушла, там пацаны себя подорвали.
— Млять, млять, млять! – стал ругаться я.
— Сколько всего человек погибло?
— Не знаю, – ответил Чуб, когда мы уже толпой забежали на корабль, – надо у Тумана спросить, он в курсе должен быть.
— Туман, приём, – тут же стал вызывать я его.
Кстати говоря, пока мы сейчас бежали по переправе, в воде я не видел ни одного движения зверей, действительно кончились, только их трупы, валяющиеся по обоим бокам переправы, так же в воде машины. Нереальное количество
стреляных гильз везде, где только можно, говорило о том, что совсем недавно тут был нешуточный бой.
— На связи.
— Какие у нас потери?
— 17 человек погибло, 19 ранено.
— Твою мать, – снова выругался я.
— Ты сам видел, что тут творилось, – словно оправдываясь, сказал Туман, – зато сейчас вон зверей практически нет, а по грубым подсчётам мы всей толпой больше двух тысяч машин выгнали.
— Да ладно, – охренел я.
— Да-да, Саш, – засмеялся Туман, – многие не по двое, а по одному ездят, сам видишь, какой поток машин идёт. А нас тут народу больше 250 человек водителей.
Ух ты, вот это новости. Про поток, да, Туман был прав, машины выезжали из корабля постоянно. Вот и сейчас, пока я с ним разговаривал, мимо нас проехало в сторону выезда машин двадцать.
— Потом точно посчитаем. Ты где сейчас?
— Вижу тебя, – тут же сказал я Туману, увидав его среди других ребят
Мимо нас тут же на выезд снова стали проезжать машины. О, вон пацаны Ситроены уже погнали, их прям штук 15 разом мимо нас проехало, поправка, четырнадцать, пятнадцатый вон не вошёл в поворот и влепился в столб.
— Шумахер недоделанный! – заорал Туман, когда из машины в клубах дыма от сработавших подушек вывалился водитель. – Беги за другой, мать твою, а эту в сторону оттолкните.
Тут же к жёлтому Ситроену подбежало несколько человек и, уперевшись руками в разбитую машину, из двигателя которой вытекала жидкость, оттолкнули её в сторону. А этот водитель, хромая, снова убежал наверх.
— Вот всё гоняют, всё наиграться не могут, – улыбнулся Туман, – как дорвались все.
— Здорово, мужики! – проорал появившийся рядом Тамаз вместе с Коржом.
— И вам не хворать, – ответил я, обрадовавшись им. – Вы чё дышите, как загнанные лошади? Тут вон все на машинах ездят, – показал я рукой на то и дело мелькающие мимо нас машины.
— Мы это, – стараясь перевести дыхание, затараторил Корж, – на третью палубу лазили.
— Нахрена? – удивился Туман. – Мы же пандус на неё запечатали. Вам чё, на остальных палубах тачек мало?
— Да погоди ты, – отмахнулся от него Корж и нагнулся, стараясь поглубже вздохнуть. – Корабль частично сидит на корме, так?
— Ну, – кивнули мы с Туманом.
— Короче, в его носу стоят эвакуаторы.
— Какие? – тут же снова хором спросили мы.
— Любые, млять, – передразнил нас Корж и улыбнулся закопченной мордой от пороховых газов. – Есть, как и грузовики такие с кранами, – он стал размахивать руками, – есть и обычные платформы, и есть маленькие с кранами, на
базе Форд Ф150, ну чисто американские тачки.
— Охренеть, – вырвалось у меня.
Такие тачки нам точно нужны.
— Что перед ними? – тут же спросил я
— Грузовики и маленькие фургончики.
— Всех сюда! – взревел Туман. – Крот! Крот, мать твою, ответь! – закричал он в рацию.
— На связи.
— Иди сюда, на 4 палубу, будем пандус на третью назад открывать. Ты запечатывал, ты иди и открывай.
— С хрена ли?
— Крот! – начал закипать Туман.
— А чё я-то сразу? Мне Грач сказал забить тачками там всё, я и забил. У тебя там чё, водил нет? И вообще я далеко.
— Где ты? – чуть ли матерясь, снова спросил Туман.
Меня эта ситуация начала забавлять, я стоял и улыбался, наблюдая за тем, как Туман наезжает на нашего гонщика.
— У нас обед, – раздался в рации весёлый голос Митяя.
— Да вы охренели? – взорвался Туман.
— Нет, – спокойно ответил ему Митяй, – вы сами пожрали, а мы нет. Зверей уже нет почти, щас поедим и приедем к вам. Короче, ищи других водил, и вообще, тебя плохо слышно, – раз, щелчок и пацаны отключились.
Все из пацанов, кто стоял рядом с нами, разом заржали. А Туман растерянно смотрел то на нас, то на рацию.
— Ну я вам устрою потом! – зло сказал он, сплюнув.
— Да ладно, Валер, – зашипела рация голосом Грача, – пусть поедят ребята, сейчас распечатаем съезд и выгоним тачки оттуда.
Через минуту мы уже спустились вниз, и наверху слышался топот множества ботинок, сюда, походу, ну очень много пацанов бежало. Тут же сверху к нам стали спускаться, яростно бибикая, два Мана. Мгновенно этот застрявший в воде
третий Ман зацепили тросом и вытащили наверх. Следом уже тремя грузовиками стали цеплять тросами эти битые джипы, которыми запечатали съезд. Ох, это была и картина! Грузовики как пробки из бутылок выдёргивали из этой
баррикады джипы, рвали их на части и, бешено буксуя, ехали наверх на 4 палубу. У одного этого маленького джипа Ренегата оторвали задницу, второму как-то не совсем удачно вырвали двигатель, уж не знаю, куда там цепляли
тросы, но тачки в прямом смысле слова рвались. Стоявшие и наблюдающее за этой картиной пацаны едва успели разбежаться в стороны, когда движок, вылетел из тачки и долетев до кузова Мана, с грохотом в него врезался. Через 10
минут проезд был открыт.
— Воды по колено, – заорал кто-то из ребят, спустившись туда.
— Электрики, мать вашу, давайте свет! – закричал Грач, держа автомат наготове. – Тут темно как у негра в жопе, всем быть внимательными, мало ли тут звери в воде есть. 5-6 отделение, держите подъём со второй палубы сюда и по
сторонам поглядывайте. Вы трое и вы, – начал он тыкать в стоящих с оружием наготове бойцов, – прикройте электриков, – сюда мгновенно принесли один из генераторов, мужики в гражданке всё ждали, когда проезд откроют.
Услышав команду, все разом ломанулись вниз, хорошо, у нас у многих были подствольные фонари, и по тёмной палубе тут же замелькало множество лучей.
Ох ты ж млять! В какой раз за сегодня во мне проснулась жаба. На сколько было видно в лучах наших фонариков, вся эта палуба была так плотненько заставлена фургончиками и какими-то тракторами. Нам и тракторов-то столько не
нужно, млять, многие из них на гусеницах, пока выгонишь их отсюда, уйма времени пройдёт.
— Эвакуаторы вон там, – врубив мощный фонарь, показал нам Тамаз.
Фонарь он, походу, как и Упырь, где-то здесь на корабле нашёл. Но его луч не доставал до конца палубы. Нда, была проблема, перед ними стояли трактора на гусеницах и какие-то огромные ящики.
— Что в ящиках? – тут же спросил я. Хоть ящики на салазках, это я успел рассмотреть.
— Ща глянем, – крикнул появившийся мужик в разгрузке и, ловко вытащив из-за спины монтировку, подбежал к ящику и стал отламывать доски.
Точно так же стали поступать и ещё трое с другими ящиками.
— Там явно не запчасти, – покачал головой Грач, – слишком здоровые для этого.
Ящики и вправду были по размерам с Камаз.
— Думаю, там движки какие-нибудь, – сделал предположение Грач.
— Выгоняйте, что можете, – закричал всем Туман, давая команду. – Пацаны, кто умеет тракторами управлять? – схватился он за рацию и крикнул на общем канале. – Дуйте на третью палубу, тут гусеничная техника стоит.
— Я умею, я могу, уже бегу, – тут же заголосили рации.
Фух, хоть это хорошо, я прям вздохнул с облегчением. Есть у нас такие трактористы, надеюсь, они разберутся, как их заводить и выгонять отсюда.
— Вот этот точно надо выгнать, – крикнул Тамаз, и луч его мощного фонаря упёрся в какой-то большой трактор с какой-то стрелой на конце и колёсами, каждое с меня ростом.
— Это что за трактор? – тут же спросил Слива. – И чё у него за хрень висит?
— Сам ты хрень, – весело ответил Тамаз, – это трактор для валки леса. Видите, у него на стреле набалдашник? – луч тут же осветил его. – Он подъезжает к дереву, зажимает его этой штукой, пилит, очищает от веток и может тут
же пилить брёвна на необходимую вам длину. Короче, этот один трактор заменяет бригаду лесорубов.
— Вещь, – только и выдохнул я, – нам такие точно надо. Посмотри, Тамаз, может там ещё какая интересная техника есть.
— Да когда уже свет будет? — снова заорал Туман, щурясь от света фар грузовиков, которые начали отсюда выгонять.
— Пять минут, тут к щитку просто так не подберёшься, – тут же ответили.
Мы стояли и смотрели, как пацаны один за одним прыгают в грузовики, заводят их и тут же выгоняют наверх. По воде пёрли тока так, брызги в разные стороны летели. Потом прибежали и приехали бойцы и гражданские, которые умели
управляться с гусеничной техникой. Когда эти трактора начали один за одним заводить, я охренел, а когда они тронулись с места и поехали к пандусу, корабль вздрогнул.
— Риф, там сейчас гусеничную технику будут выгонять, – спохватился я и, вызвав его по рации, стал в неё говорить, – переправа-то выдержит?
— Выдержит, не боись, – усмехнулся он.
— Что со зверями? – закричал я, пытаясь переорать прогрохотавший мимо меня какой-то гусеничный трактор с нереально огромным отвалом. Мага увидит такой — сдохнет от зависти. Он несколько раз говорил, что ему бы на его Плащ
отвал нужен от бульдозера. Кстати, грузовик ему уже притащили из облака и сейчас в сервисе как раз его делают. Взамен того утонувшего.
— Тихо со зверями, единицы только, но в основном тихо.
— Опять перегруппировываются?
— Да кто их знает, такое количество мы их в облаке тут ещё не уничтожали. Работайте, выгоняйте тачки. Будут проблемы, или они снова попрут, дам знать.
Его последние слова утонули в грохоте лязга гусениц. Я дождался, когда эта громыхающая техника проедет мимо, и задал Рифу следующий вопрос:
— Вы с корабля-то всё скрутили, что хотели? Датчики там всякие, радар.
— Даже более чем, уже вывезли на фургонах. Ты даже не представляешь, сколько мои мужики скрутили с этого корабля. На нём мастерская прям золотое дно была, даже несколько небольших станков упёрли, правда, пришлось резать
стены автогеном, но дырку расширили.
— На нём и мастерская есть? – удивился я.
— А как же, Саш, – Риф засмеялся, – на каждом большом корабле, да и не только на большом, есть мастерские, ремонт-то мелкий надо делать на корабле. А на этом тем более, тут механизмов-то сколько. Вот мои туда первым делом и
ломанулись всё скручивать.
— Молодцы, – обрадовался я такой продуманности его ребят.
Вот что значит матросы, или кто они там. Мне сухопутному бы в голову не пришло, что тут есть мастерская и что с этого корабля можно свинтить. Риф, конечно, говорил нам перед тем, как мы сюда пошли, что на этом корабле добра
много, но я особо не вдавался в подробности, меня больше тачки интересовали. Каждому своё, как говорится.
И тут дали свет, хлоп, под потолком зажглись лампочки.
 
Глава 7.
 
— Ух ты! – выдохнул Слива, оглядев стоящие перед нами машины.
А у меня аж дыхание перехватило от этой картины. Я даже по примеру Грача быстренько забрался в кузов ближайшего Мана и оттуда оглядел всю палубу. Мать твою, да она вся грузовой техникой заставлена. Я представляю, какой
шоколад на двух нижних палубах стоит, но для нас он, к сожалению, не доступен.
— Бетономешалки хватайте, – заорал мне на ухо Грач, тыкая рукой в сторону.
— В ящиках дизель-генераторы, – выпалил подбежавший к нам мужик, тот, который первый побежал их взламывать.
— Что за дизель-генераторы? — переспросил я у него, спрыгивая из кузова на железный пол палубы.
— Большие такие, – его глаза аж огнём горели, – их куда хочешь ставь, соляру лей, и будет электричество.
— Млять, – выругались рядом со мной пацаны.
— Нам такие точно нужны, – крикнул я, снова пытаясь переорать проезжающий мимо очередной гусеничный трактор.
Вот же грохоту-то от их гусениц оказывается.
— Нах они нам? – недоверчиво спросил Туман. – У нас же электрические камни есть.
— А в мире динозавров? – прищурился я.
— Точно, млять.
— А если ещё какие миры откроем? Или ты думаешь, там электричество не нужно будет? Сомневаюсь, что нам так же повезёт и там будут электрические камни.
— Да понял, понял я, – пробурчал Туман. — Клёпа! – закричал он.
— Тут я.
— Тормози трактора, пусть подъезжают к этим ящикам, цепляйте и все тащите к нам.
— Понял, сделаем, – ответил Клёпа и, засвистев как заправский разбойник, побежал к ближайшему гусеничному трактору, который только завели.
Как только Туман отдал команду Клёпе, мы не сговариваясь побежали в конец палубы, больно нам не терпелось посмотреть на эти эвакуаторы.
Да, Корж с Тамазом были правы. Перед нами в ровную линеечку стояло 18 штук грузовых эвакуаторов ярко- желтого цвета Скания, которые предназначены для эвакуации грузовой техники, фур, автобусов, они всё упрут. Рядом тут же
появился какой-то мужик, быстренько стал открывать множество ящиков и маленьких дверей на кузове и сказал, что они полностью оборудованы необходимыми инструментами. Помимо самой стрелы сзади, есть ещё и куча лебёдок,
которыми из кювета можно фуры на раз вытаскивать, и инструмент, да всё есть.
Короче, эти Скании мы решили вытащить все, осталось только перед ними расчистить выезд. Но так как Туман и Грач сюда позвали множество ребят, то машины очень быстро с этой палубы выгонялись. Дальше стояли эвакуаторы на базе
Форда Ф150, как площадки, так и такие же маленькие со стрелами, ну по типу этих больших. Их было 35 штук, тоже вывозим все.
— Мужики, это Риф, – спустя пару часов услышали мы его голос в рации.
— Чё там у тебя? – с тревогой спросил я.
— Да тут какое-то нездоровое шевеление вокруг корабля начинается.
— В смысле? – ещё больше напрягся я.
Риф не успел ответить, как там, где-то в самом конце корабля на нашей палубе вспыхнула стрельба. Одновременно стреляло больше 10 стволов точно.
— Звери из воды лезут, – взорвались наши рации воплем человека.
И судя по тому, как он орал, ему было страшно, очень страшно.
— Помогите! – услышали мы другой крик, и он тут же захлебнулся.
— Аааааааа! Из воды лезут! – этот крик тоже тут же затих.
Раздался взрыв, второй, всё произошло за какие-то доли секунды.
— Уходите оттуда быстро! – закричал Риф. – Эвакуируйтесь с корабля, звери в дырку в корпусе прорвались к вам, вы их не остановите.
— Поняли тебя, – крикнул я уже на ходу.
Мы со всех ног побежали к корме корабля, на ходу передёргивая затворы своего оружия. Меж тем там лупили из всего, что только у ребят было. В эфире стоял мат, крики о помощи, бахнуло ещё что-то, и вот взорвался один из
фургончиков. За те два часа, что мы тут были, эту 3 палубу успели как следует очистить от машин, и она была практически пустой. Но несколько машин всё равно стояли, и вокруг них мы видели бойцов, которые огрызались из
оружия по выныривающим из воды зверям.
— Командуйте полную эвакуацию! – закричал я срывающимся голосом Туману и Коржу. – Пусть все уходят, валим отсюда.
Пока Туман, Корж и Грач орали в рации об эвакуации, я, держа автомат наизготовку, успел добежать до ближайшего ко мне грузовика. Около его заднего колеса лежал и стрелял длинными очередями по воде из пулемёта человек.
Сев около него на колено и прижав автомат к щеке, стал искать цель и практически сразу увидел её. Из воды вынырнуло несколько четырёхглазых и, мгновенно среагировав, спрятались за машинами. Я только небольшую очередь успел
дать и увидел, как мои пули не причинили вреда зверю, зато я прострелил кабину, и от моих пуль тут же лопнули оба боковых колеса.
— Уходим! Уходим! – хлопнул я по плечу пулемётчика.
— Пандус перекрыт, – резко обернувшись, крикнул он мне.
Твою мать, точно, на пандусе стоял колёсный трактор, его кабина была открыта, и из неё торчал человек и парочка четырёхглазых, видимо, они напали на него в тот момент, когда он поднимался наверх.
— Там лестница есть, – заорал рядом Корж, – валим на неё.
Зверей было очень много, вот твари, они походу сначала собрались там все в этой воде, а только потом хлынули наверх, снеся бойцов, которые там стояли в оцеплении. Вон я вижу валяющиеся вещи ребят, оружие, мёртвых зверей и
частично человеческие тела. Вон один из тюленей, не выдержав, быстро перебирая своими пиками, добрался до половинки тела человека и, воткнув в него одну из своих пик, попытался утащить как какой-то крокодил в воду.
Но тут же в него стали стрелять пять или шесть автоматов, и этот боец с пулемётом, прицелившись, выпустил в него длинную очередь. Тюленя тут же изрешетили и порвали на части. Я видел, как в него впиваются пули и рвут плоть.
Зато другие речные гады как какие тараканы расползаются в стороны.
Ещё один взрыв, перед этим я услышал рядом с собой выстрел подствольника, кто выстрелил, смотреть было некогда. Граната влетела в кабину стоящего Портера, и взрывом из-за него вынесло двоих четырёхглазых, которых тут же
добили.
Внезапно стоящий рядом с нами трактор завёлся, опустил отвал и, набирая скорость, попёр на зверей.
— Куда?! Назад! – заорали мы что есть мочи.
Но водитель нас не слышал, он ехал на зверей. Вот он берёт немного правее, цепляет отвалом ещё один стоящий грузовик и, толкая его перед собой, тащит машину к воде. На него тут же ринулись несколько четырёхглазых и трое
тюленей, четырёхглазые успели отпрыгнуть в сторону, правда, одного из них всё-таки зацепили выстрелами, а тюлени нет. Мы только услышали их писк и противный хруст, хруст от ломающихся пик.
— Выпрыгивай, мать твою! – заорал Туман.
Всем было понятно, что этот камикадзе-водитель его не слышит, но он буквально и сам почувствовал, что надо валить из трактора. Боковая дверь открылась, и парень выпрыгнул наружу. Трактор поехал дальше, а мужчина попытался
побежать к нам, но тут же упал.
— Ногу, млять, он ногу повредил! – закричал Слива.
До этого безумного храбреца было метров 40, и мы все увидели, как к нему тут же со всех сторон ринулись звери. Но все те, кто был тут с нами, тут же стали одиночными выстрелами прикрывать его, сбивая зверей.
Тех пацанов, что были ближе к воде, уже снесли, всё до этого стреляющее там оружие уже замолчало. Зато замолотило сразу несколько пулемётом с пандуса, один, второй, третий, сверху захлопали помпы, и стали стрелять длинными
очередями автоматы. Зверей, которые пытались прорваться наверх по пандусу, буквально сносило выстрелами. Мы видели, как их в прямом смысле слова отбрасывает назад, и они плюхаются в воду.
Тем временем этот парнишка, прыгая на одной ноге, стрелял и пытался добраться до нас. Мы как могли прикрывали его.
— Пошли, млять! – взревел я и, вскочив на ноги, ринулся к этому парню.
— Веер сделали быстро! – заорал Грач.
Нас было человек 10, ещё несколько ребят к нам присоединились, выскочив из-за других машин. Все, кто находился в данный момент на этой палубе, все, кто остался живой, видели картину, когда этот трактор попёр на зверей.
Действия этого героя не пропали даром. Он выпрыгнул из кабины трактора в самый подходящий момент, трактор, так же толкая перед собой грузовик, заехал в воду и, проехав ещё метров двадцать, заглох. Там как раз было бурление
зверей, видимо, там и была дырка, из которой эти речные гады и вылезали, и он запечатал её. Но также слишком много зверей успело выбраться сюда на палубу. Я только понял, что у меня осталось три полных рожка.
— Патроны! – закричал рядом Слива.
Я быстро вытащил из разгрузки два связанных между собой изолентой магазина и протянул ему.
Веером мы добежали до этого парня, поливая всё вокруг. Это оказался не наш боец, да и не важно. Он, обернувшись, увидел нас и обессилено свалился нам под ноги, видимо, слишком больно ему было в ноге.
Клёпа, не говоря ни слова, тут же с помощью Колючего закинул его себе на плечо, и мы стали быстро пятиться назад, стреляя по прущим на нас зверям. Вот я попал в четырёхглазого, вот Колючий всадил очередь в тюленя, отстрелив
ему пику, и тот стал беспомощно барахтаться. Вот этот пулемётчик орёт и стреляет от бедра с Печенега, снося всех зверей. Бах, рванул ещё один грузовик, тут становится слишком жарко.
Корж вывел нас к одной из лестниц, я слышал, как он кричал пацанам, чтобы нас там встретили.
Риф тоже орал в рацию, приказывая всем тем, кто в этот момент был наверху на корабле, спускаться по лестницам вниз, мол катера сейчас подойдут, валим все резче с корабля.
— Быстрее давайте его сюда, – на лестнице показался Иван Мэр и его протянутая могучая рука.
Клёпа подбежал к лестнице первый, поднялся на несколько ступенек. Иван схватил за шкирку этого бойца и, поднапрягшись, я видел, как у него вздулись мышцы на руке и шее, втянул его наверх.
— Пошли! Пошли! Пошли! – орал Туман, стоя на колене около лестницы и стреляя в зверей.
Щёлк, у меня кончились патроны, перезаряжаться некогда, перекинув автомат за спину, как мог быстро полез наверх.
Бах, ещё один взрыв, ещё. Следом за мной лезли пацаны, выскочив наверх, я, тут же поскользнувшись на гильзах, упал, больно ударившись лицом об пол, на меня как обычно наступил матерившийся Слива и свалился рядом. Вот как он
так умудряется? Всегда наступает на меня и матерится, даже можно не оборачиваться, чтобы понять, кто это.
— Быстро к тачкам, – закричал Иван и тут же, выдернув кольца у трёх гранат, скинул их вниз.
Мы только успели от лестницы отбежать несколько метров, как гранаты рванули, и тут же рвануло что-то внизу ещё сильнее. Тут же я увидел стоящие два микроавтобуса, на которых мы ездили туда-сюда.
Дальше около пандуса с этой четвертой палубы вниз стояли около 10-15 человек в два ряда и стреляли вниз. Сверху продолжали спускаться машины, визжа тормозами и ревя двигателями.
— Все уходим с корабля быстро! – вновь заорал Туман. – Уходим, пацаны, звери прорвались на третью палубу, они сейчас на весь корабль расползутся. Все спускайтесь на 4 палубу.
Но эти слова Тумана были лишние, я видел, как в спускающихся машинах сидят по 4-6 человек. Многие из ребят, проезжая мимо тех стреляющих вниз, просто выкидывали из окон полные магазины.
— Слива, Колючий, за руль быстро, – крикнул я, показав на стоящие микроавтобусы.
Мы же все остальные ломанулись к ребятам, которые прикрывали пандус. Добежав до них, я быстро схватил валяющийся магазин, поменял его в своём автомате.
Вот сверху, визжа тормозами, спустился ещё один микроавтобус, и из него выскочил один из «гаишников».
— Всё, наверху больше никого нет, все уехали. Мы с самого верха приехали.
— Валим, пацаны! – снова закричал я. – У кого остались гранаты, кидайте вниз.
Тут же вниз на третью палубу полетело больше 20 гранат. Едва мы стали грузиться в машины, как стали раздаваться взрывы. До нас тут же стали долетать брызги воды, крови, куски мяса, снизу хлынуло пламя. Но благо тачки уже
стояли на выезде, и практически все из нас уже залезли в машины.
Я выхватил из разгрузки последнюю гранату и кинул её вниз, следом полетело ещё несколько. Бах, бах, бабах, рванул трактор, и вот теперь стало по-настоящему жарко. Обернувшись, я уже хотел закинуть свою тушку в машину и
увидел, как на переправу из воды выскочил какой-то ошалелый четырёхглазый. Быстро вскидываю автомат, но меня уже опередили, из первого стоящего Форда послышалась длинная пулемётная очередь, этого зверя буквально сложило
пополам, и он, разбрызгивая в разные стороны кровь, улетел назад в свою водную стихию.
— Все погрузились, – закричал Иван, – поехали.
В эти два разбитых Форда и третий микроавтобус Спринтер, который приехал сверху, мы забились как шпроты в банке, было тесно, неудобно. Ещё на этих ухабах и трамплинах машину то и дело подкидывало. Млять, в жизни так больше
не поеду. Вокруг стоял сплошной мат и крики пацанов.
Бах, я почувствовал, как мы спустились на берег, и рёв двигателя усилился. Только бы не забуксовать, сядем и кирдык. С реки доносились длинные пулемётные очереди, работали Корды, их я ни с чем не перепутаю.
Затем последовало несколько сильных взрывов.
— Переправу взорвали, – тут же зашипели наши рации голосом Рифа, – за вами несколько по переправе сунулись, теперь хвоста нет, зверей нет, потише вы там в фургонах. Спасать вас некому будет.
Баржи жалко. Мы и изначально планировали их бросить в облаке, спасать их точно некому было. Мы видели, как звери разобрали их рубки за эти часы на составляющие, а уж сколько их дохлых на самих баржах валялось. Их там
десятками валили, и машины с корабля практически ехали по переправам, красным от крови и мяса, по убитым зверям.
Хорошо, что в самом начале тех, кто эти баржи парковал и швартовал, сразу эвакуировали Плащи, а то бы, думаю, экипажи там точно бы погибли, вот и рванул их сейчас Риф, отрезая зверей от берега. Всё-таки много их через дырку
в корпусе корабля внутрь просочилось. И хрен бы мы их оттуда всех выковыряли, вернее выковыряли бы, но какие бы у нас потери были. Они бы, гады, расползлись по всему кораблю, прятались бы за машинами и нападали на ребят.
Нет уж, правильно мы сделали, что свалили с корабля, хватит нам тачек.
Ага, потише, тут жим-жим, причём конкретно. Разобравшись, где чьи руки и ноги, потихоньку превратились в вертикальные шпроты, ну на ноги встали. Так и ехали, выставив стволы в импровизированные бойницы, держась друг за
друга и не злобно, ну как было возможно в этой ситуации, ругаясь на сидящего за рулём Сливу. А тому хоть бы хны, сидит вон, улыбается, баранку крутит и иногда предупреждает о неровностях или поворотах.
— Слива, делай его! – внезапно заорал практически мне на ухо Иван.
— Кого делай? – не понял я.
— Держитесь, пацаны, – заорал Слива, воткнул вторую передачу и выжал полный газ.
Пригнувшись и посмотрев в дырку в левом борту, я увидел, как слева от нас прёт точно такой же Форд, там за рулём Клёпа.
— Слива, убью! – успел заорать я перед тем, как наша тачка снова подскочила на каком-то ухабе, и мы все снова повалились друг на друга и превратились в горизонтальные шпроты.
— Давай, Слива, давай! – тут же заорал Туман откуда-то из-под меня.
Вот же млять. Ну и тут же заорали все остальные, подбадривая нашего водилу, я тоже хотел заорать вместе со всеми, азарт прям какой-то охватил, но орать мне пришлось от боли, кто-то наступил мне на левую руку, и кроме мата,
я ничего выдать не мог.
Вот теперь я ощущал себя в огромном барабане, вокруг меня летали все и всё. Я только при очередном прыжке сгруппироваться успел и приземлялся то на пол, то на ржущих, орущих и матерящихся пацанов.
Когда началась эта последняя прямая, там дорога была чуток получше, мы все более менее приняли вертикальное положение и, толкаясь и отпихивая друг друга, смотрели в смотровые щели на наших «соперников».
Кто-то из пацанов предположил, что там сидящий за рулём Клёпа походу тоже решил с нами покататься, так как в отсутствующие окна того микроавтобуса мы видели довольные рожи пацанов, которые на ухабах периодически либо
пропадали, либо подлетали наверх. Даже вон факи кто-то показывает, так же орут и размахивают руками, подгоняя Клёпу.
Риф всё это время шёл рядом с берегом на Антаресе и наблюдал за ходом нашей гонки. Его слова о том, что мы все придурки, были самые тёплые.
Спринтер отстал, видать там не настолько отмороженный водила.
На площадку мы влетели первые, правда, перед самым въездом Слива или Клёпа пошёл на таран, и мы хорошо так соприкоснулись бортами. Под наши радостные вопли мы влетели на площадку, распугивая дымящимся радиатором, пробитым в
паре мест глушителем и клаксоном находящихся там людей.
Все как по команде кинулись в рассыпную, а Слива гад, куда-то засмотревшись, не успел затормозить, и мы врезались в задницу стоящего Чероки, правда, скорость уже была маленькой, так, у Чероки теперь нет задних фонарей,
бампера и стекла на задней двери.
Из машины мы вывалились кучей, тут же стали радостно орать и поздравлять друг друга с победой. Следом заехал второй Форд и Спринтер. Едва из Форда вылезли пацаны, мы снова как какие озорные мальчишки стали орать, что мы
выиграли, а они проиграли.
— У нас балласт был тяжёлый, – сделал робкую попытку оправдаться Клёпа, показывая на Ивана и Большого.
На что от нас ему тут же посыпались всякие шуточки и подколки. В общем, просмеялись и потихоньку успокоились, теперь можно дух перевести и посчитать, что у нас и как.
 
Глава 8.
20 апреля, вечер.
 
Потери, погибло всего 29 человек, ранено 23. Эх, всё-таки погибли пацаны, но тут все знали, куда идут. Сколько и откуда ребят погибло, я в подробности вдаваться не стал. Все делали одно дело, и пацаны это из Киженя, из Руви
или из Тауса, значения не имеет. Жалко всех, но ничего не сделаешь.
Пока Винт с другими помощниками подсчитывали количество машин, которые мы общими усилиями выгнали с корабля, все приходили в себя. Кто-то ел, кто завалился спать прямо на берегу реки. Устали, конечно, все очень сильно. И
набегались, и настрелялись, и накатались. Кстати говоря, всё-таки хорошо, что мы решили выгонять тяжёлые машины в самом конце, все дороги, ведущие от переправы, они, конечно, разбили будь здоров. А уж когда там прошлась
гусеничная техника, то вообще была яма на яме.
Оказывается, сюда так же приехал Кирилл с некоторыми работниками салона и сервиса, и они так же занимались перегоном и расстановкой машин. Я его и не видел в течение дня, видать, всё с тачками носился.
Не удержавшись, многие из нас сбегали на небольшой пригорок, с него была видна практически вся площадка, куда перегоняли машины. Забравшись и обозревая её сверху, я увидел, что все тачки стоят практически ровно и разбиты по
маркам, отдельно БМВ, отдельно Куперы, микроавтобусы, грузовики и так далее, и среди этого множества машин, а их ну очень много было, я даже прикинуть не мог сколько, потихоньку ездило несколько квадрациклов, как раз велись
подсчёты.
Мы уже даже по чуть-чуть выпить успели. Вон Корж рассказывает какие-то истории, Иван Мэр пропесочивает кого-то из своих бойцов, Туман потихоньку разговаривает со своей женой. Апрель как обычно строит глазки своей Бит.
Большой одной рукой гладит Кайту, второй обнимает свою Иру, я, в принципе, делаю то же самое, только у меня под левой рукой лежащий с высунутым языком Булат, рядом сидит на таком же, как и у меня, раскладном стуле Света.
Народу вокруг нас тьма. И бойцов, и гражданских, и мужчин, и женщин. Мне кажется, больше трёхсот человек точно, хотя нет, Грач, кажется, за несколько часов до момента, как мы стали сваливать с корабля, сказал, что у нас
одних бойцов было больше 300 человек, и очень многие из них занимались перегоном автомобилей. А потом ещё гражданские подтянулись. Ох, надеюсь, не зря все наши сегодняшние усилия прошли, хотя, когда я увидал количество
машин на поле, понял, что не зря. Но мне, естественно, очень хотелось узнать, сколько всё-таки тачек мы выгнали.
— Вон он идёт, – воскликнул Слива, кивнув на Винта, когда мы, окружённые заботой наших девчонок, плотно поужинали и теперь сидели и наслаждались спокойным вечером, смотря на реку, и как по ней туда-сюда снуют корабли, ну и
Винта этого ждали, больно долго он там что-то считает.
— Ну? – поторопил я его, когда он подошёл к нам и остановился, улыбаясь во все 32 зуба.
— Всем приём, Винт в канале, – взялся он за рацию, и мы услышали, как вокруг нас разом зашипели голосом Винта десятки раций.
Шум от разговоров вокруг нас тут же стих, кое-где играла музыка, её тоже тут же выключили, и десятки глаз уставились на стоящего Винта. А этот засранец ещё паузу небольшую выдержал и оглядывает всех с улыбкой.
— Я тебя сейчас ударю, – зашипел на него Туман.
— 3684 автомобиля, – выпали Винт.
И тут мы все разом вскочили и заорали. Орали так, что я чуть не охрип. Народ вокруг ликовал, кто-то свистел, кто-то хлопал в ладоши, в общем, все были очень довольны.
— Охренеть, – немного успокоившись, с горящими глазами прокричал Туман, – почти половину тачек вытащили.
— Как у нас так получилось-то? – немного растерянно спросил Большой. – Я думал, ну тысячу, ну две. Но чтобы столько.
— Всё очень просто, дружище, – радостный, как ребёнок, ответил ему я, – нас народу-то сколько было? Сначала, в первые часы, машины гоняли по два человека, потом стали по одному, ты же сам видел, какой поток шёл с корабля.
Потом подкрепление подъехало, и процесс пошёл веселее.
— Для примера бригада из 30-35 человек в том мире загоняет такое же количество машин на корабль за 8-9 часов, – продолжил Серый, – а у нас водителей было больше двухсот. Разгружают где-то за 10-11 часов. Правда, на ту
бригаду не нападают звери, вокруг не стреляют, и гоняют они их с корабля на асфальтированную площадку перед кораблём. И было у нас на всё про всё чуть больше 6 часов.
— Когда тачки делить будем? – довольно потёр руки Иван.
— Там 122 машины посторонних, – сверившись со своими записями, сказал Винт.
— Каких таких посторонних? – тут же спросил Грач.
— Других добытчиков, Костю безопасника забыл? С ним 19 человек было.
— А они наши условия все выполняли? – тут же спросил Риф.
Мы тут же усмехнулись и заулыбались. Ещё на стадии разработки операции мы подумали, что наверняка появятся чужие люди, которые так же захотят себе выгнать тачки. Да ради бога, нам не жалко, мы понимали, что все машины с
корабля мы всё равно выгнать не успеем, нам просто звери не дадут, так оно и получилось, слишком много времени терялось на прорыв и растаскивание небольших заторов, когда та или иная машина нарывалась на зверя, и другие
пёрли в другой проезд. Ох, как же хорошо, что у нас были Плащи, без этих грузовиков, без их отвалов и того, как они ими делали проезды, хрен бы мы столько тачек выгнали.
— Почти все выполнили, – кивнул Винт.
— А что за правила? – с интересом спросил Света.
— Одну тачку себе, три на общак, – тут же ответил Винт.
— А почему так? – спросила Наташа Сливы.
— Потому что если бы этого не было, – начал пояснять я, – то они просто с нашими бойцами проникли на корабль, схватили бы себе по понравившийся тачке и всё, кто-то бы тут же уехал, а кто-то вернулся бы за ещё одной.
— А завтра многие бы из этих машин продавались бы, – подхватил Грач, – вот мы и решили таких любителей халявы сразу от этого отучить.
— И им пришлось ездить вместе со всеми 4 раза в облако, – вновь продолжил я, — а были те, кто узнал об этих правилах и отказался?
— Ха, – усмехнулся Винт, – конечно. Мы сразу при въезде к нам в городок о них говорили. Некоторые услышали, наезжать начали, типа вы чё? Вам жалко? Там же, говорят, корабль большой полностью забитый тачками.
— А вы чего?
— Ну а мы им, кто вас охранять будет? От зверей отбивать, если что? Почему другие должны работать и рисковать, а вы одну, две, три тачки выгнать и свалить?
Слышащий вокруг нас народ слова Винта одобрительно кивал головой. Абсолютно все нас в этом поддержали. Да, рисковали все, а тут приезжает такой дартаньян, едет на корабль с нашими пацанами, хватает например какую-нибудь 7-
ку БМВ, которую легко можно в Таусе тысяч за 50 продать, не напрягаясь, и сваливает на ней. Вот же народ-то у нас, халявщики никогда не переведутся. Ох не зря Винт с этими фломастерами и различными метками на лобовом
придумал.
— А так в принципе многие чужие люди адекватные – продолжил Винт – они нам сейчас сами говорили, какие тачки выгоняли, и мы их по пометкам на стёклах находили. Тут всё честно, так что 122 машины отдаём. Там несколько
пацанов есть, они умудрились по две машины себе выгнать.
— Пусть забирают, если всё честно, – махнул я рукой.
— Как тачки-то делить будем? – вновь спросил Иван.
— У нас была договорённость, что все машины делим ровно на три города, – тут же напомнил Колобок.
— Да, – кивнул я, – так и делим. у нас остаётся…- я посмотрел на Винта.
— 3562 автомобиля, – тут же сказал он, – по 1187 машин на город. Сейчас они все под охраной. Дадите команду, начнём выдавать эти 122 машины.
— Выдавайте, – снова кивнул я, – люди заработали. Ну а мы, как мы будем делить? Да прикиньте марки, каких сколько, и на всех делим.
— Я так и предполагал, – сказал Винт, – мы уже разделили, – и он тут же протянул мне, Коржу и Ивану по листочку, на которых были указаны марки машин и их количество.
— Крутяк, – снова хлопнул в ладоши Иван, – столько тачек разом. Что-то продадим, что-то хорошим людям у нас в городе так отдадим.
— Мы точно так же сделаем, – подхватил Корж, – а вы? – посмотрел он на меня. – Все в автосалон?
И вот тут я задумался. Действительно, а почему бы и нам часть машин не раздать, просто подарить? И у нас в ГДЛ есть достойные люди, да и в городе, и в оазисах можно найти тех, кто в машине нуждается. Те же семьи большие,
например, или ударник труда какой, или врач, или учительница в школе, воспитательница в детском саду. Точно, меня как током прошибло, почему бы и нет? А старики, пенсионеры, они что, не люди?
У меня прям мозг начал мгновенно соображать. Премию надо будет всем выписать. Так, надо остановиться, а то меня понесло, надо сесть, успокоится, посоветоваться с пацанами и только потом принимать взвешенное решение.
— Мы подумаем ещё, – ушёл я от ответа.
Корж кивнул и снова углубился в чтение.
Я тоже стал смотреть в листок. Тут же мне на ухо засопел Слива, Няма, Клёпа вон бухтит и так же пытается протиснуться. Нда уж, на листочке корявым почерком было написано:
БМВ-97 машин, Куперы-53, Кия-60, Ленд Ровер- 38, Ауди-91, Тойоты- 114, Хендай- 45, остальные тачки Ягуары, Ситроены, Ниссаны, Форды, Смарты и Фольксвагены. Так же после разделения нам отходило 90 единиц различной грузовой
техники. А это очень много, там и трактора, и строительная, и гусеничная техника, и обычные грузовики головастики. И что меня особенно радовало, это 52 фургончика Фольксваген Кадди. Были там и обычные грузовые и
грузопассажирские. Эти машины точно на ура уйдут, предпринимателей тут полным полно, и эти рабочие лошадки точно будут пользоваться спросом.
Под каждым брендом была сделана приписка по маркам, сколько и каких. Например, из 97 БМВ 19 это 7-ки, 29 это 5-ки, Х-5 10 штук, Х-6 8 штук, среди них по парочке спортивных М, 7 штук купешек 6-й серии, Х-3 9 штук и 15 штук
БМВ 3 серии. Нда, список внушал уважение. Я прикидываю, какой ажиотаж будет в салоне, Кирилл вон уже растолкал всех ребят и чуть ли не висит на мне, впившись глазами в список.
— А сколько тачек разбили? – спросил Колючий.
— Этого я не знаю, – ответил Винт, – но со слов ребят, где-то в районе 50 машин.
— Риф, а завтра точно этот корабль в облаке исчезнет? – жалобно спросил Грач. – Может быть, он останется, и мы ещё пару раз на него за тачками сгоняем?
Все потихоньку засмеялись.
— Исчезнет, друг мой, – усмехнувшись, ответил Риф – это сто процентов, ты же сам прекрасно знаешь.
— Да знаю, мало ли.
— Нам теперь минимум на 3-4 дня в облако дорога закрыта. Там сейчас всё бурлит, как растревоженный улей. Я даже не предполагал, что там столько зверей может быть. Как из ксерокса лезли.
Ага, про ксерокс я уже неоднократно от ребят слышал.
— Посмотреть на тачки никто не хочет в спокойной обстановке? – неожиданно спросила Света. – Я такого количества новых машин никогда не видела. Хочется среди них походить, а то с бугра этого смотришь на них, особо не
рассмотришь.
— Я тоже хочу, – подняла руку Наташа.
— И я, и я, – тут же заговорили другие девчонки.
— А пошли, – тут же сказал я, резво вставая со стула.
Своей небольшой компанией мы пошли на эту импровизированную стоянку. Дотопали к временному КПП, оказывается, тут и его уже сделать успели, вон какую-то будку приволокли, поставили шлагбаум и двоих ребят с оружием. Пока шли,
Риф сказал, что угнать отсюда тачку будет невозможно, выезд только тут, эта стоянка примыкает к территории, которая относится к нашему военному городку. Её и расчищали все последние месяцы с перспективой под дальнейшую
застройку.
Выезд тут только один, вокруг барханы и небольшие скалы, диких зверей на этих нескольких десятков квадратных километрах уже давно выбили. Тут же вон рядом сам городок, где другие люди живут.
Тут же увидели, как к КПП со стоянки подкатило 2 семёрки БМВ белого цвета, три Ниссана ГТР и четыре Ауди А7. Охрана терпеливо дождалась, когда эта небольшая колонна остановиться, затем один из них остался стоять около
шлагбаума, второй с тетрадкой стал подходить к водителям, что-то у них спрашивать и отмечать в тетрадке.
— Это он так чужие машины отмечает, – пояснил сопровождающий нас Винт, – они все отмечены.
Словно в подтверждение его слов, увидав нас, из стоящего третьим Ниссана ГТР синего цвета вылез довольный до ушей Костя безопасник, ну Мэра нашего. Он прям аж светился весь от счастья.
— Ну, тебя можно поздравить? – громко крикнул я, подходя к нему и протягивая руку. – Или это ты не себе?
— Себе, – крякнул он и легонько хлопнул рукой по машине, – всегда о такой мечтал, теперь она у меня есть. Так что мы ещё погоняемся с тобой на Воробьёвых.
— Да легко, — улыбнулся я, – мотора-то хватит?
— Он сказал, хватит, – ткнул продолжающий улыбаться Костя в Крота, – у тебя 610 в Ламбе, у меня 570, обкатаю и вызову тебя на дуэль, – Костя снова засмеялся. — Правда, чуть не сожрали за эту тачку.
— Нас многих чуть не сожрали, – ответил ему Туман. – А эти, – он кивнул на белые семёрки БМВ, – я так понимаю, Мэру и его заму?
— Ага, на Ауди тех депутатов, которые вы им презентовали, уже пробеги большие.
— Давайте мы у вас их выкупим, – тут же шагнул вперёд Кирилл, – или на комиссию в наш салон поставим.
Вот же башка у него варит, я ему вообще ничего про вторичный рынок сказать не успел, сам допёр, молодец чувак.
— Я передам, – кивнул Костя.
— Езжайте, пожалуйста, не загораживайте проезд, – вежливо попросил подошедший охранник, – там ещё люди сегодня хотят уехать.
— Ладно, спасибо вам, что не отказали, за остальными завтра приедем.
Затем он обернулся, посмотрел на стоящие за ним машины его команды, сел в свой ГТР, охрана открыла шлагбаум, и тачки одна за одной потихоньку выехали со стоянки.
— А ведь он может тебя сделать, Сань, – проводив взглядом выехавшие машины и махая перед собой рукой, разгоняя поднявшуюся за ними пыль, сказал Крот, – 40 лошадок не такая большая разница.
— Да и пусть делает. Мне кажется, что мне уже нет смысл что-то доказывать. Ты лучше смотри, чтобы он тебя и твой АМГ не сделал, а то потеряешь звание самого быстрого гонщика на этой планете.
— Да тут тюнинга такого нет, – спокойно ответил Крот, – нет у нас таких спецов в городе, кто может ГТР прокачать.
— У нас-то нет, – ухмыльнулся Грач, – а вот в Руви?
— Млять, – выругался Крот, – надо прокачать эту ситуацию у Коржа и у Ивана на всякий случай, а то и мне придётся спецов искать, чтобы мой АМГ ещё мощнее сделать.
Крот очень не хотел терять своё звание обладателя самого мощного и быстрого автомобиля. Хотя я точно знаю, что пару раз точно из Руви приезжали ребята и вызывали его на гонки. Все гонялись тут, в карьере. Одни были на Ауди
S6, тоже с каким-то безумным тюнингом и безумным количеством лошадей под капотом, вторые не помню на чём, то ли на Мерине каком-то, то ли на Скае, короче, не важно, Крот у них выиграл. Сохранил свою репутацию и заработал
кучу бабок. Так что ему теперь принципиально держать первенство.
Пока мы, пройдя КПП, шли к стоящим чуть дальше машинам, мимо нас проехало ещё около 30 автомобилей, видать, некоторым не терпится поскорее забрать свой честно добытый автомобиль и свалить отсюда.
Что-то я у Ивана не поинтересовался, как они планируют отсюда вывозить свою тысячу автомобилей. По железке? Тогда им нужны будут вагоны для перевозки машин, и я бы сказал, очень много вагонов. Своим ходом? Хм, тысячу с
лишним машин перегнать за 650 километров? Тоже сложновато, ладно, это его проблемы.
По этой стоянке мы ходили часа полтора точно. Да уж, глазки-то у меня разбегались. Дикое количество новых машин, Смарты такие прикольные, я их особо-то и не видел никогда вблизи, и тем более не сидел за рулём, ну чисто
городской вариант.
Видели Ивана Мэра, он как раз с колобком около Ролса Фантом крутился. Поздравили его, сказали, что теперь он на нём как какой олигарх будет ездить.
 
Глава 9.
21 апреля.
 
Ночевали в Новом в своём доме. Вчера же вечером я собрал несколько людей и довёл до них свою идею о том, чтобы подарить некое количество автомобилей простым людям. Народ, конечно, немного обалдел от такого предложения, но в
целом все меня поддержали. А что? Идея хорошая, расстояния тут большие. Не убудет у нас. Так же наш город строится с расчётом на то, что у многих жителей города рано или поздно будет свой автомобиль. Все здания, сооружения,
производства, парки, магазины и так далее, всё это строится с большими стоянками, и дороги даже в черте города широкие, по несколько полос в каждую сторону. Пусть сейчас и нет такого трафика, но это точно не повредит.
Ведь как было в том мире, построят какой-нибудь огромный торговый центр и сделают к нему два-три подъезда и выезда, отсюда пробки, выехать или заехать невозможно, да и дороги узкие, на обочине припарковался, всё, одна
полоса осталась.
Тут такого нет, тут сразу 4 полосы. Спокойно можно ездить. В общем, некоторые из присутствующих вчера мужчин, особенно Георгич, получили задание, найти людей, которым мы можем подарить машины. Свои пожелания по кандидатурам
я тоже озвучил. Дарить будем всё подряд, пусть люди катаются и радуются.
Я прикидываю, как у народа будет рвать шаблоны, особенно кто недавно в этом мире живёт, когда, например, уборщица в детском саду приедет на работу на новеньком Жуке, или какая-нибудь медсестра припаркует на стоянке около
больницы свою Тойоту Короллу. Пенсионеры, старики так же одна из наших ценностей после детей.
Вот кому надо кланяться в ноги всегда и везде. Ведь это чьи-то отцы и матери. На той земле в большинстве своём как? Всю жизнь они вкалывали, гнули спину, и что в итоге? Жалкая пенсия? Хорошо, если дети есть и помогают, а
если нет? Так пусть хоть тут, в этом мире, они будут себя чувствовать гораздо лучше, чем там.
И я очень горжусь тем, что ГДЛ приложило руку к формированию пенсий местным пенсионерам. Часть налогов, которые мы платим, идут в местный пенсионный фонд. И знаю точно, что минимальная пенсия у нас в Таусе 8 тысяч лин. У
нас минимальная зарплата в городе 5 тысяч. Старики ни в чём не нуждаются, у всех всё есть, они не считают копейки и живут так, как хотят, покупают, что хотят из еды, одежды и обуви. Работать им не надо как там, на той
земле. Специально для них в Таусе построено несколько зданий, куда они всегда могут прийти, где могут встретиться с такими же, как и они. Погулять, поговорить, покушать, там им всегда помогут работники. Туда молодежь
отбирали специально, и зарплаты там будь здоров.
Это сейчас мы все молодые, а через 15-20 лет? Кто о вас будет заботиться? И жильё старикам дают чуть ли не в первую очередь, есть и дома престарелых, кто не хочет жить в своей квартире или доме. Там за ними тоже хорошо
ухаживают и контролируют, чтобы не обижали их.
Это там было, живут старички на даче или в квартире, к ним нет-нет, да приезжают родные и близкие, ели они у них, конечно, есть. А попали они сюда? Кто приедет? Кто поможет? Кто позаботится? На произвол их бросать? Хрен.
Будем помогать, всем помогать. Они уже не могут начать тут всё с начала. И наша обязанность им помогать и сделать всё возможное для того, чтобы они не считали себя какими-то ущербными.
Даже наши мушкетёры и то взяли под крыло несколько пенсионеров и постоянно таскают им сумки с едой, и помогают по хозяйству. Да и многие из наших пацанов занимаются тем же самым. В этом мире это в порядке вещей.
Их задача жить и наслаждаться жизнью. Пусть хоть в конце жизни, но у них будет такое право.
А как приятно смотреть, когда заходишь в какой-нибудь магазин, а там какая-нибудь бабушка или дедушка прилично одетые, хорошо выглядящие, с румянцем на щеках покупают себе достаточно дорогие продукты и не считают копейки на
кассе. Или как дед с бабкой на хорошей тачке подъезжают к магазину, парку или просто едут по трассе.
И лекарства, какие тут есть, пенсионерам отпускают бесплатно. Наш город богат, а будет ещё богаче, Мэрия может себе это позволить, взять эту статью расходов. И я видел разок, как Мэр пропесочивал в больнице врачей и
санитарок, или Георгич рассказывал, как на совещании в Мэрии вставляли по самое не балуйся врачам, чтобы они относились ко всем старикам, как к своим родителям.
Да, бывают и противные старики, и капризные, и с тараканами в голове. А обычные люди такие не бывают? Не нравится, увольняйся, у тебя зарплата специально сделана такой, чтобы ты им помогал. Старики должны себя чувствовать
комфортно везде в этом мире. Можно сказать, что это святое, не до фанатизма, но УВАЖЕНИЕ должно быть у всех. Мы ВСЕ будем такими, кто доживёт, конечно, до пенсионного возраста.
— Мы готовы, – в дом ввалился Слива с Клёпой с утра, когда я только успел позавтракать, – в сервис едем?
— Я тут останусь, – ответила мне Света, когда я вопросительно на неё посмотрел, – езжай, у тебя сейчас там наверняка в салоне дел будет много.
— Наши девчонки тоже тут остаются, – хмыкнул Клёпа.
— Ну тогда поехали, – ответил я, вставая из-за стола.
Едва успел выйти из дома и сесть в Ламбу, как зазвонил мой сотовый.
— Да, Кирилл.
— Доброе утро, Александр.
— Доброе.
— Какие из машин мы можем продавать?
— А что, уже есть покупатели? – удивился я и тут же понял, что сморозил глупость.
— Покупатели всегда есть, – хихикнул в трубку директор салона, — а тут новости про тачки уже облетели весь город, и у нас тут с утра паломничество. Кстати, тут двое мужчин пришли, хотят купить у нас все маршрутки Форд, все
27 штук.
— О как.
— Ага, нам 27 маршруток отошли вчера после распределения. Продаём? Есть 27 Фордов транзитов, 9 Спринтеров и 15 Фольксваген Транспортёр и Мультивены. Эти двое хотят все Форды купить.
— А нам в ГДЛ нужны маршрутки? – спросил я.
— Ну, если только пару штук.
— Погоди, там же вроде фургоны ещё были.
— Да, 9 штук Фордов, их все Вертолёт забирает. Ваня из сервиса уже ребят за ними в Речной послал, будут перекрашивать, все же в едином стиле должны быть. Так что с маршрутками-то делаем? Спринтеры и Фольксы тоже можем
продать.
Я так понимаю, кто-то взял кредит в банке, сейчас выкупит у нас эти Форды и пустит их по различным маршрутам и в городе, и между оазисами.
— Тут, конечно, ещё люди есть, которые так же хотят эти маршрутки купить, но эти двое были первые, – продолжил Кирилл, – если этим двоим, то по 29 тысяч они все заберут, если в розницу их продавать, то по 35 уйдут, но это
дольше будет. Спринтеры и Фольксы дороже.
— Давай дадим развиваться предпринимательству, – улыбнулся я, – продавай этим двоим, если они были первые. Со Спринтерами и Фольксами пока погоди.
— Я же говорю, две штуки нам нужны, мы же только на той неделе их транспортом обеспечили, – ответил мне Кирилл, — про Мерседесы и Фольксвагены понял, дальше.
— Погоди, Кирилл, – остановил я его, – сейчас я минут через 40 в салон к тебе приеду, там поговорим. Ты же наверняка сейчас мне ещё про продажи машин сказать хотел.
— Да, – немного растерянно ответил он, — там грузовики хотят купить.
— Жди меня, – повторил я и отключился.
Вот так только что ГДЛ заработала 783 тысячи лин. Неплохо, совсем неплохо. Едва выехал на дорогу, ведущую к каньону, как телефон зазвонил вновь. На заднице Ламбы висела Панамера с пацанами.
— Да, Борис Петрович, – поприветствовал я нашего директора по оптовой базе.
Называть его напрямую Вертолётом у меня как-то язык не поворачивался. Да и никто его так, вроде, не звал. Борис Петрович, за глаза Вертолёт, он не обижался.
— Здравствуй, Саша. Перейду сразу к делу. Ещё фургонов, как я понимаю, нет?
— Нет.
— А Каддики мне можно?
— А нужно? – вопросом на вопрос спросил я.
— Машины всегда нужны, мы же постоянно развиваемся.
— Сейчас есть в них острая необходимость? Или мы сможем так же таскать из облака такие же фургоны, восстанавливать и передавать вам.
Чую, замялся наш Вертолёт, значит, необходимости как таковой нет, значит просто руки загребущие. Оно и понятно, новые тачки, кто же от них откажется.
— Кстати говоря, – спохватился я, – в течении месяца будет ещё 12 Фордов.
— Откуда и почему так долго? – тут же посыпались из него вопросы.
— Это 12 машин, на которых возили бойцов с корабля на берег, – пояснил я, – только все машины разбиты и покалечены, их отремонтировать надо. Вот их мы вам и отдадим.
Тут я не лукавил. Мы вчера действительно решили, что эти 12 Фордов, которые гоняли в хвост и гриву, отойдут ГДЛ. Гнать этот хлам на восстановление в Руви Корж отказался, Ивану в Кижене они тем более не нужны, и ещё плюс 8
Меринов Спринтер, эти тоже нам. Правда, досталось машинам очень сильно, но ничего, все восстановим у нас в сервисе.
— Хорошо, уговорил, – засмеялся Борис Петрович, – штук пять фургонов дашь? – зашёл он с другого бока. – С кондиционерами, которые.
— И про эти вы уже знаете, – засмеялся я.
— Знаю, тут все уже знают. Ты же сам понимаешь, что мы некоторые продукты на машинах возим, а на такой жаре они имеют тенденцию портиться.
— Какие именно вам фургоны нужны? Там же и малотонажники есть, и большие с кондиционерами.
— Скании которые, – тут же пояснил он мне, – большие грузовики.
— Хорошо, эти забирайте.
— Спасибо, сейчас в Речной водителей отправлю, кого там спросить?
— Винта, он там тачки распределяет.
Пока доехали то Туаса, было ещё пять или шесть звонков, звонили хорошие знакомые, у которых был свой бизнес, все хотели машины. Ну это и не мудрено, если все уже знали про такое количество новых автомобилей, которым нужен
только владелец. Я их всех перенаправил к Кириллу, потом позвонила мой секретарь, сказала, что телефоны уже раскалились докрасна, звонки всё так же на счет тачек. И некоторые люди занимали очередь в салон уже чуть ли не со
вчерашнего вечера.
Вот же создали мы ажиотаж-то, надо только выкручиваться из этой ситуации. И надо ещё тачки сюда все перегнать, но с этим проблем нет, Туман с Грачом уже запрягли наших пацанов, и в момент, когда я разговаривал с Вертолётом,
Туман позвонил сидящему рядом со мной Клёпе и сказал, что пацаны уже прыгают в наши тачки и гонят их в сервис, пусть типа площадку для них готовит. За несколько ходок все машины сегодня перегонят в салон. Для тяжёлой
строительной техники Апрель отправил в Речной несколько платформ.
— Хренасе тут народу, – воскликнул Клёпа, когда мы подъехали к нашему автосалону.
Да уж, тут всегда в принципе народу хватает, но сейчас это было что-то. Прорвавшись через людей, быстренько направился в кабинет к Кириллу, пока меня кто-нибудь не перехватил. Пока шли, я слышал, как несколько раз
выкрикнули моё имя, но я сделал вид, что не услышал. В секретариате увидели, как секретарь Кирилла буквально грудью встала на охрану двери своего босса и не пускает к нему множество находящихся в предбаннике мужчин и
женщин.
— Мужик, ты куда без очереди лезешь? – крикнул мне какой-то лысый дядька, когда я, извиняясь, протискивался через народ к двери в кабинет Кирилла.
— У нас проездной, – осклабился на него Слива, и они с пацанами тут же сделали мне в людях небольшой проход, вежливо, но настойчиво оттеснив их в стороны.
Вид пятерых крепких пацанов с оружием остудит любую голову, и рыпаться никто не стал.
— Господа, – остановившись около двери и повернувшись к страждущим, сказал я, – прошу вас пройти в автосалон и ожидать там.
Я уже понял, что все эти люди хотят купить машины. Тут им явно делать нечего, секретарь вон сейчас их уже бить начнёт, одна её рука уже тянется к стоящей на столе вазе с цветами. Но народ не спешил расходиться, побурчали
только, но все стоят.
— Ну чё не понятно-то? – тут же наехал на всех Слива.– Сказали же, идите в салон и там ждите.
— Хитренький какой, – воскликнул какой-то мужичок с плешивенькой бородкой, – мы сейчас уйдём, а он купит машины, которые нам нужны, и будет нам их потом в три дорога продавать. Я вообще сюда первый пришёл и буду стоять,
потом не докажешь.
— Я за дедом занимала, – тут же крикнула какая-то тётка в длинном платье.
— А я третий, – зашумел молодой парень с конским хвостом.
Толпа снова зашумела. Тут же каждый стал выкрикивать, какой он по счёту в очереди, тут же нашёлся какой-то Василич, мужик похожий на бухгалтера, который вытащил несколько листков бумаги и стал трясти ими в воздухе, типа у
него все ходы записаны. Ну кто какой в очереди.
— А вы собственно чего тут все собрались-то? – решил включить я дурака.
— Как чего? – аж охренел мужик с бородкой. – Ты откуда такой инопланетянин? Да весь Таус знает, что вчера в Речном облаке вытащили из появившегося оттуда корабля тысячи машин.
— 5 тысяч, – выкрикнул кто-то.
— Там любые тачки есть, – добавил ещё один.
Дождавшись, когда они наорутся и перестанут перечислять марки автомобилей, которые, по их мнению, там были, я сказал.
— Наорались?
Все разом притихли и уставились на меня.
— Теперь послушайте меня внимательно. Да, вчера действительно в Речном облаке появился корабль с автомобилями.
— Я же говорил, – тут же воскликнул какой-то мужик сзади.
— Мы перегнали оттуда некое количество автомобилей на берег.
— Сколько? – тут же воскликнула эта баба в длинном платье. – Каблучки есть?
— Мне фургоны нужны, – крикнул кто-то из коридора.
Я сморщился как от лимона, ну не дают рот открыть.
— А ну заткнулись все, – рявкнул на них Слива и передёрнул затвор автомата.
Следом за ним это сделали и остальные мои пацаны. Лязг затворов тут же остудил горячие головы, и в предбаннике стало тихо-тихо, а секретарь Кирилла молча плюхнулась за свой стол, бледная правда какая-то.
— Ты нам оружием-то не грози, – раздался тихий голос, – и не таких видели.
— Чего ты там видел, герой? – взорвался Клёпа. –Поехали со мной прям сейчас в облако, я посмотрю, как ты с ящерами воевать будешь, или в Речное облако прям сейчас поехали, я для тебя специально экскурсию устрою. Там на
речных зверей посмотришь и попробуешь от них улизнуть.
Все разговорчики и шипение людей мгновенно прекратились.
— Видел он, – продолжал кипятиться Клёпа, – да нихрена никто из вас в этом мире не видел. Мы 29 пацанов там вчера потеряли, вытаскивая эти машины, ещё 23 ранены.
— Так мы и не солдаты, – попробовала возмутиться эта тётка, – мы покупатели, которые хотят купить у вас машины. Тут же вроде какой-то Александр владелец, нам надо с ним поговорить.
— Точно, где он? – уже гораздо тише поддержали её люди.
— Я Александр, – сказал я, уже начиная уставать от этой ситуации, – и я, как вы выражаетесь, владелец.
— Опа, – крякнул кто-то в толпе.
— Я же говорил, – послышался снова голос этого мужика.
— Да, вы покупатели, так и ведите себя как покупатели, а не как стадо. Мы действительно вытащили вчера некое количество автомобилей. Но своими силами с речными зверями мы бы не справились. Нам помогали наши друзья со своими
бойцами из Руви и Киженя, и после этого боя машины были разделены поровну на всех. Нет там никаких 5 тысяч.
— А сколько тогда? – немного обалдев, спросила эта тётка.
— Коммерческая тайна, – улыбнулся я, хотя узнать им, сколько и каких мы действительно вытащили машин, это вопрос часа, ну двух, сарафанное радио быстрее всего сработает. – Скажу вам сразу, там не тысячи, их не так много,
как вы думаете. Продавать мы их будем, сейчас часть из них уже гонят сюда. Какие модели, мы скажем чуть позже. Поэтому прошу вас, идите в салон. Продавать будем что-то с торгов, чтобы другим обидно не было, что-то по
списку, который есть у него, – я ткнул пальцем в Василича. – Про очередь с утра я знаю.
— Я же говорил, – вновь послышался уже знакомый голос мужика.
Пока мы разговаривали, сюда стал подтягиваться ещё народ, вон уже в коридоре людей сколько. И оттуда то и дело слышны выкрики «вас тут не стояло» и «куда прёшь, козёл».
— Так что прошу вас всех пройти в салон и там дожидаться, – вновь призвал я всех, – торги и продажи будут сегодня.
— Я же говорил, – в какой раз выдохнул этот мужик.
— Слышь, Нострадамус, – крикнул ему кто-то из коридора, – цены какие будут? И тачки какие?
Все тут же засмеялись. Ну всё, вроде расслабился народ.
— Пошли, люди, – лихо развернувшись на месте и снеся мужика с бородкой, крикнула эта тётка, – сказали, будут торги и продажа, так что ждём, нечего тут толпится. Они воевали, мы будем покупать, действительно, мы же не стадо.
А ребят жалко, – уже чуть тише сказал она, но многие её услышали.
— У них вроде как страховка есть, – услышал я ещё один голос.
— Да есть, – поддакнул кто-то, — в ГДЛ хорошие условия труда. Тут о семьях погибших заботятся. А ребятам, видать, конкретно вчера досталось.
Так немного бубня и переговариваясь, вся эта толпа вышла из предбанника и пошла в салон.
— Спасибо вам, Александр, – услышал я сзади голос.
Обернувшись, увидел стоящего позади меня Кирилла.
— Я думал, они меня порвут тут, – продолжил Кирилл, немного расслабившись, – каждому тачки нужны.
— Ты чё её под танки-то бросил? – наехал на него Слива, – А вы, милая девушка, в следующий раз сразу зовите охрану, чтобы тут такого больше не было.
— Кстати, где она? – тут же спросил я. вспомнив про охранников.
— Да их сюда люди эти не пустили просто, – вздохнула секретарь, – я едва зайти успела, как сюда народ переть стал. Охранники пытались сюда прорваться, их не пустили. Не драться же с людьми.
— Ну да, – согласился я.
— Чай, кофе? – повеселев, спросила секретарь.
— Мне кофе, – тут же расцвёл Слива и плюхнулся на диван.
— Мне тоже кофе, пожалуйста, – сказал я, и мы с Кириллом вдвоём зашли к нему в кабинет.
С Кириллом мы просидели не долго. Быстро прикинули с ним, какие тачки продаём в первую очередь. Я так же показал ему список машин, которые нужны для ГДЛ.
Ещё вчера я дал задание директорам наших производств, чтобы они прикинули, какие автомобили кому нужны, один Вертолёт только мне с утра звонил, остальные все сделали списки и передали моей личке.
Получалось так, что в основном тяжёлая техника нужна Рифу для продолжения строительства нашего городка в Речном и строительства порта. Семь самосвалов, три экскаватора, два бульдозера, ещё штук пять различных тракторов с
ковшами какими-то.
Я видел вчера на стоянке этакие большие четырёхколёсные трактора и спереди у него огромный ковш, вот такие Риф себе и оставил, ну и пару подъёмных кранов. Семёновна взяла несколько единиц строительной техники в
Хозяйственный, нефтяник один бульдозер и трактор.
Так же директора сервиса оставили в ГДЛ три грузовика эвакуатора и несколько эвакуаторов на базе Форд Ф150, с десяток фургончиков, десяток каблучков фольксваген и девять головастиков Скания под будущие фуры.
Всё остальное можно было продавать, но я помню про своё обещание подарить машины обычным людям. К вечеру мне должны предоставить списки таких людей, и будем заниматься подарками.
С Кириллом мы дольше думали, по чём эту самую строительную технику продавать. По всем прикидкам её стоимость должна быть гораздо выше любого автомобиля. Но мы уже довольно-таки успешно продавали восстановленную технику,
которую возили от наших друзей гномов. Так что лупить безумные цены за тот же бульдозер смысла я не видел. Да и остальное всё, слишком она специфическая. Георгич тут дал мне хороший совет. Типа погоди, сейчас в Мэрии
прочухают и выкупят у нас её всю.
Как только стала появляться техника от гномов, город на месте старых складов построил автобазу, выкупал технику и использовал по своему усмотрению. Конечно, её нехватка остро ощущалась, особенно когда этот новый район
строили. Но теперь, когда у нас этой техники чуть больше, чем дохрена, можно будет ещё два таких района построить. Да и город постоянно развивается, оазисы. Бульдозеры, самосвалы, трактора, подъёмные краны везде нужны. Так
что ждём, как Мэрия разродится. Цены лупить не будем, смысла нет.
Пока сидели разговаривали, наши пригнали первую партию машин в салон, 130 штук. В первой партии были каблучки и фургончики Портер, мы так решили вчера, что их первыми продаём. Эта партия машин ушла влёт, Кирилл носился как
в задницу ужаленный, девчонки в оформлении из-за столов не выходили, оформляя машины. Народ из города и оазисов пёр и пёр за такими машинами.
Я только увидел, как два мужика подрались за Портер, но их быстро растащили, и видел, как Кирилл, стоя на крыше такого же фургона, проводил торги.
Посмотрел я на это безобразие, посмотрел, как его менеджеры носятся как угорелые, и как дополнительно пригнанная Туманом охрана не пускает людей на стоянку машин, чтобы их там не разобрали на составляющие, и пошёл к себе в
кабинет.
Туман к вечеру обещал ещё пару ходок сделать и пригнать ещё тачек. С учётом такого количества людей, я вот ни капельки не сомневался, что все эти машины будут проданы.
Так же была решена проблема с Мерседесами Спринтер. Их у нас выкупает больница, скорые помощи-то нужны. Три единицы уйдут в Новый, остальные останутся здесь в Таусе, наша задача их только привести к внешнему виду, которому
должна соответствовать скорая помощь, покраска там, сирены и мигалки. Всё внутреннее убранство и устанавливать туда необходимое оборудование будут люди из Киженя. Тут уже Колобок подсуетился, ну да, у них же в городе
медицинское оборудование есть, им и устанавливать его в новые скорые.
Ну и город, как и говорил Георгич, к вечеру разродился, выкупил у нас всю грузовую и строительную технику. Остальные минивены Фольксваген ушли по детским садам, школам, ещё каким-то структурам.
Я так понимаю, что эту всю инфу им слил Георгич, про машины я имею в виду, вот Мэрия их быстро и выкупила, пока мы их не продали в салоне. Да, мы отдавали дешевле, чем могли бы продать в салоне, но тут я точно понимал, что
эти минивены будут возить детишек в садики, а не чью-то жирную жопу, какого-нибудь директора, например, или старичков вывезут на природу из дома престарелых, пусть лучше так будет.
Население-то города растёт, вроде как по последним данным только в одном Таусе уже почти 60 тысяч живёт и в оазисах вокруг ещё почти 25 тысяч. У нас тут прям бум какой-то с людьми. И пацаны Крота из пустыни возят, и из Руви
и Киженя к нам много людей переезжает. Наш Мэр и его команда добились своего, к нам стали переезжать на постоянку люди семьями, а это не могло не радовать. Такими темпами глядишь, и Руви по количеству населения переплюнем,
там сейчас вроде как 70 тысяч проживает.
Политику по переселенцам наши правильную ведут. Тут и вся необходимая инфраструктура создаётся для комфортного проживания людей, и жильё каждому. Не удивлюсь, если действительно наш новый район будут расширять. А сколько
рабочих мест появилось? Полным-полно. Город вон уже больше 15 километров в длину и около 5 в ширину.
Особый упор делается на «знания», которые наши пацаны притащили с земли. Уже заложены и стояться несколько больших учебных заведений, так же строятся институты по изучению этого мира, по развитию того или иного направления,
будь то машиностроение, химическая промышленность, биология, ведутся опыты с Блюром, что из него можно сделать, изучаются формы жизни на этой планете, вернее, начали изучаться. Маховик со скрипом, с большим скрипом, но
раскручивается. Сейчас это всё в начальной стадии, всё делается на коленке и как правило энтузиастами.
А через полгода, ну может быть больше, когда все эти институты будут построены, оборудованы и запущены, сюда в прямом смысле слова хлынут учёные головы, которые, попав в этот мир, оказались не удел и вынуждены заниматься
другим делом, а не работать по своему профилю. Тупо сидеть в лаборатории и изучать какого-нибудь Рогача или Ящера, не многие согласятся. Людям же где-то надо жить, проводить свой досуг. Сюда же многие с семьями
проваливаются, значит, нужна инфраструктура, вот это всё потихоньку и делается.
И вот тут, как я уже говорил, очень вовремя и появился этот мир динозавров. Там ресурсы, много, очень много, и нам они все нужны тут. Одних строительных материалов только сколько, а мы-то развиваемся. Пусть тут и некоторые
представители флоры и фауны растут очень быстро, пусть тут и есть необходимые полезные ископаемые, но нет-нет, да начинается их нехватка. Значит, будем разрабатывать и добывать их в том мире, в мире динозавров. Та же
известь, глина, лес, железная руда. Значит, там точно так же нужна будет вся необходимая инфраструктура, и к нам сюда ещё больше народу хлынет с других городов.
А поле для деятельности и в этом мире, и в том широчайшее. Мы вот, например, никак не можем спуститься вниз по реке от Венеца по второму руслу. В первом русле от форта мы спустились и упёрлись в этот остров баскетболистов,
где Грача отбили, а во второе русло так и не совались ещё, всё как-то некогда. А что там? Что на нашей планете за 1000 километров отсюда? Никто не знает.
Но нам надо сначала на 100 процентов закупорить наш мир от этих уродов с земли, чтобы они сюда не прорвались и жёстко поставить на место местных америкашек, чтобы они под своим камнем сидели и не высовывались на своих этих
островах.
 
Глава 10.
29 апреля.
 
Прошла неделя с того момента, как мы выгнали множество автомобилей с этого корабля. Как я хотел и планировал, мы подарили некое количество автомобилей различным людям в ГДЛ, в Таусе и оазисах. Сказать, что народ охренел от
подарков, это ничего не сказать.
Часть списков с фамилиями привёз Георгич, где уж он их взял я не знаю, часть фамилий взяли, просто поспрашивав у наших ребят, у каждого же есть хорошие знакомые, кто нуждается в машине.
Например, у моего секретаря Оксаны сын ходит в садик, вот я и спросил у неё между делом, есть ли там в этом садике хорошая воспитательница, повариха, уборщица. У кого-то у знакомых учились в школе дети, там тоже есть
достойные люди. Дядя Паша лежал в больнице после ранения, там медсёстры, у нас в ГДЛ те же самые повара и уборщицы. Я вот, например, сам несколько раз видел, как пожилой мужчина убирался в нашем паркинге, другой в боксах,
две тётки убирались в сервисе для клиентов и так далее и тому подобное. У Вертолёта, у наших директоров производств, у Семёновны, везде есть достойные люди, причём особый упор мною делался на низы, на тех, кто работают
руками, те, которых в том мире особо не замечали. А ведь они тоже люди, они так же говорят, двигаются, общаются, просто у них работа другая. Уважение должно быть ко всем. После того случая, когда я с позором уволил
бухгалтера, который наорал на уборщицу, как-то уважения к таким людям прибавилось. А то ходят, через раз с уборщицами здороваются.
Короче, 4 дня мы собирали эту информацию, мы, это я и ещё несколько человек, кто был в курсе моей задумки. Кирилл всё не понимал, почему около 400 автомобилей я отложил и запретил их продавать.
Никакой шумихи, праздников и бьющих барабанов мы из этого делать не стали. Просто те, кто был в курсе моей затеи, собрали пацанов, вручили им адреса и сказали какие тачки кому дарить. Пацаны конечно охренели, но в целом так
же горячо поддержали эту идею. Практически три дня эти машины отгонялись их новым владельцам.
Естественно потом каждый из них делился своими впечатлениями или эмоциями от поведения людей, когда им на работу или к дому пригонялась та или иная модель автомобиля и говорился, что он теперь их. Да, были и такие кто не
умеет водить и, кто вообще ни разу в жизни за руль не садился. Но школу то по обучению вождению у нас в Таусе уже кто-то сделал. Вперёд, обучаться, сдавать на права и катайся на здоровье.
Дарили всё подряд. Например, в Хозяйственном оазисе двум мужикам плотникам, от которых там все были в восторге, подарили по 5-ке БМВ. Там же в Хозяйственном трём поварихам по Ниссан Жук, бригаде слесарей, которые там в
каждый дом провели водопровод и сигнализацию, каждому по Хендай Санта Фе. Дарили только тем, у кого нет своего автомобиля. Там люди всё больше хозяйственные, они там и жили, всю зарплату на обустройство своего дома, о
машинах даже и не думали, а тут такие подарки.
Да и не все могут машину то себе купить, не хватает их тут в этом мире, сильно не хватает.
Тому дядьке, что убирался у нас в паркинге, я кстати даже не предполагал, что туда машины столько песка и пыли завозят, пока мне Туман не показал кучу в стороне, который этот мужик выгреб из паркинга за неделю, мы подарили
новую 7-ку БМВ серебристого цвета. Воспитательницам в садиках, нянькам, некоторым учителям в школе и ещё в нескольких местах, где люди учили других чему то, каждой женщине или девушке по Куперу или Жуку, мужчинам учителям
или ахошнику в той же самой школе по Ниссан Икстрейлу. Дарили тем, о ком хорошие отзывы. Сарафанное радио то работало всегда. Курьеры, няньки, сиделки, сантехники, электрики, дворники, да и просто хорошие, совершенно
простые и обычные люди, которые в силу тех или иных причин не могут позволить купить себе автомобиль.
Да, этими 400 автомобилями мы всех обеспечить не могли, ну хоть так-то. Не всё же под себя грести.
Короче шаблон в эти дни разорвало у всех. Город буквально взорвался, обсуждая эти новости.
Моим секретарям буквально разорвали телефоны словами благодарности и мне мой сотовый оборвали. Уж не знаю, откуда люди узнавали номер, но факт остаётся фактом. Должен признать, что я все эти дни ходил и сиял как начищенный
пятак, я буквально светился весь от переполняющих, буквально разрывающих меня положительных эмоций.
Но последний выстрел был, это предложение Грача. В речном есть мужчина, ему около 45 лет, провалился он в наш мир пару лет назад вместе со своей женой и двумя детьми. Устроились, он с женой работает, дети учатся в школе.
Так вот он устроился работать на тракторе, который со всех небольших производств рыбы вывозит отходы на полигон, где их сжигают. Мужик этот, не сотрудник ГДЛ. Он просто делает своё дело, приезжает на тракторе, собирает все
потроха и вывозит. Без лишних слов, без нытья, без суеты, надо, значит надо. Так вот, ему мы подарили Бентли, но не простую, а 4-х дверный седан Бентли Флаинг Спур, это нереально шикарнейший автомобиль. Там то народ вообще
охренел, там директора то на Мерседесах и БМВ ездят, а тут тракторист на Бентли.
Мне всё равно, что все эти люди будут делать со своими машинами. Кто-то наверняка свои подарки продаст, купит себе тачку попроще, остальное куда-нибудь пустит или вложит. Это их дело, тут уже сам факт таких подарков. Как
сказала одна тётка, которая таки прорвалась ко мне в кабинет чтобы отблагодарить за подаренного ей Фольксваген Жука, чудеса случаются.
Надеюсь, где-то наверху, нам всем это зачтётся. Пацаны, которые дарили машины насмотрелись на не верящих и чуть ли не плачущих от счастья людей по самое не балуйся, и они так же в полной мере хлебнули хороших эмоций. Пусть,
пусть люди поймут, что не всё в мире измеряется деньгами, связями и положением в обществе. Пусть хоть тут будет мир, в котором КАЖДЫЙ чувствует себя человеком. Пусть это машина, железка, сегодня она есть, а завтра её нет.
Но сам факт понимания того, что ты получил машину просто так, да ещё машину, на которую тебе пришлось бы зарабатывать пару лет, а кому-то и больше и получил ты её просто за то, что ты ЧЕЛОВЕК.
Ну а все остальные тачки мы продали, салон наш. По самым грубым подсчётам, с продажи остальных чуть больше семистах автомобилей, ГДЛ заработала чуть больше 25 миллионов лин. Теперь я могу с полной уверенностью сказать, что
я стал миллионером, я им правда и так уже был, а тут с такими деньжищами тем более и трое, Игорь, Славка и Ванька тоже миллионеры. Правда, что делать с такими деньгами я реально не знал, не знал и Георгич. Куда их вложить,
тоже никто не знал. Тут же нет акций, заводов, фабрик, самолётов, недвижимости, ценных металлов и пароходов, ну куда на той земле обычно богатеи вкладывают деньги. Ох кукушка бы не уехала с такими деньгами. Ими в прямом
смысле слова можно было сорить. Положили пока в банк, пусть там лежат, крутятся, на безбедную старость я уже себе заработал и обеспечил её с лихвой.
Ах да, самое главное. Мы выписали всем нашим работникам премию. Всё-таки с помощью этого корабля мы сорвали очень и очень хороший куш. Премия была в размере его заработной платы за месяц каждому работнику ГДЛ, ну кроме тех,
кому машины подарили, а работников в ГДЛ 760 человек, плюс каждому бойцу, который участвовал в заварушке в этом облаке с кораблём, ещё 20% от его зп. Короче 7 лямов улетели на премию. Пусть, всех денег не заработаешь. У
меня на счету уже чуть больше 5 лямов лежит и плюс эти ещё 4.5 ляма от оставшихся 18. Я их при всём желании тут не смогу потратить.
И это только доход за эту неделю, с продажи этих машин с корабля, а так-то у нас уже давно за 15 лямов ежемесячный оборот был и с учётом всех расходов прибыль 2.5-3 миллиона ежемесячно, которая так же делилась на нас
четверых.
От таких нереальных сумм я просто офигевал, я не мог представить такую сумму денег и в жизни бы не поверил, если бы мне год назад сказали, что у меня будет столько денег, что их можно будет хоть одним местом есть. Я реально
не знал куда их потратить.
Как-то меня после всех подсчётов подколол Георгич, он сказал, что скоро наступит такое время, когда сам Город в лице Мэрии будет брать у меня деньги под проценты, чтобы не печатать новые и не создавать инфляцию.
Ну а катаясь по городу и видя дорогие и шикарные иномарки я уже не думал, что вон за рулём того Форда Ф-150 или за той семёркой БМВ или вон в той Кью 7 сидит какой-то бизнесмен, белый воротничок или чья-то любовница, а за
рулём этой тачки сидит обычный работяга, слесарь, да кто угодно. Он обычный человек, просто в этом мире чудеса случаются. Мы сами его таким создали, и мы хотим так жить.
Да, видел на озере, как туда приехали два Фольксвагена Мультивена, которые мы по очень низкой цене отдали в дом престарелых и в центр, в который приходили тусоваться старички, которые живут в своих квартирах. Микроавтобусы
привезли их человек 20 и старички с шумом гамом, как молодые и озорные люди посыпались в воду. Два деда подхватили бабку на костылях и вместе с костылями закинули её в озеро. Водители и двое молодых девчонок, которые были
вместе с ними, еле выловили эту бабку, а ей ничего, она довольна до ушей, правда костыли утопили, но ну суть.
Вот такая должна быть старость у наших стариков, вот так они должны жить и не считать свои копейки называемой пенсией. И я приложу все силы для того, чтобы у них так было в этом мире. Слива без слов тут же мотыльнулся в
ближайший магаз и притащил им несколько коробок мороженного. Старики были просто на седьмом небе от счастья от такого внимания. Пусть мы их и не знаем, кто они, откуда, чем они занимались и делали в той жизни меня не
касается, но только в силу своего возраста они вызывают у меня Уважение.
А большинство мороженого, который привёз Слива, сожрал Булат. Так мы и не смогли его от старичков отогнать. Булат и дети, которые были там же на озере со своими родителями. И вы бы видели лица этих пенсионеров, этих
стариков, у которых лица в глубоких морщинах, у которых большинство волос на голове седые. Мне в тот момент показалось, что они даже помолодели, у них аж блеск в глазах появился. Они реально тут живут, не существуют, живут.
Так и должно быть в старости у каждого. У каждого, а не у избранной верхушки.
А тачек мало конечно. Не этих 400 которые мы подарили, вообще мало. Население растёт, а машин мало. Возить из облака, чинить и продавать, очень много, надо и надо. Конечно машин на улице города стало больше, чуток, но город
то тоже растёт и народ прибывает. Тут таким темпами, которые выдают все сервисы в совокупности в Таусе хотя бы к показателям 150-200 машин на 1000 человек приблизиться. Короче спрос опережает предложение.
Тут по самым скромным подсчётам, в данный момент только на Таус и ближайшие оазисы нужно в районе 40-45 тысяч автомобилей. Это на сегодняшний день, а что будет через год никто не знает.
40-45 тысяч это в расчёте 700 машин на 1000 человек, это прям совсем грубо. А есть ещё хозяйственный, Новый, Речной, которые тоже расширяются и куда тоже народ активно переселяется для жизни.
Ну хоть одно хорошо, электрички запустили между оазисами, проще стало везде добираться. Да и маршруток прибавилось. В Таусе ещё два сервиса открылись, которые занимаются только микроавтобусами и автобусами. Разведчики
каждое утро спозаранку прут в облако и выискивают битые автомобили для перевозки людей. Есть тачки, сразу своим звонок, вытаскивают, чинят, продают и их бизнес идёт в гору.
Ещё мне тут про наш блокпост рассказали, ну который мы около облака построили. Оказывается, мало того, что он пользуется бешенной популярностью у всех команд добытчиков, так его и ещё в несколько раз расширили.
Там даже свой бар есть, где тусуются хмурые добытчики и для них этот бар что-то типа отдушины. Дежурят там тоже мужчины из разных команд, ездят вытаскивать своих коллег по нелёгкому ремеслу. Ведь в облаке как, сегодня помог
ты, завтра помогут тебе. И тем, кому хочется адреналина и острых ощущений едут в этот бар. Любители подзаработать среди добытчиков всегда найдутся. Уж не знаю кто там рулит, подозреваю что Грач, но он не колется, но там
идеальный порядок и строжайшая дисциплина. Меня прям заинтриговала эта информация, надо съездить посмотреть, как там и что и чего там понастроили.
 
Глава 11.
 
30 апреля.
 
С утра как обычно я сидел в своём кабинете, когда у мен зазвонил мой сотовый.
— Да.
— Саша доброе утро – поздоровался со мной Игорь – занят?
— Доброе, да нет, так, с бумажками как обычно.
— Приходи в мастерскую, где у нас тачки строят, мы тебе один аппарат покажем.
— Чё за аппарат?
— Метла – сказав одно слово ухмыльнулся Игорь.
— Ох епт, иду – спохватился я – летать будет?
— Неа, батарейки сели – засмеялся в ответ Игорь – мы пока только саму или сам этот аппарат построили, ты её Метлой назвал, так название и прилипло.
— Иду – ответил я, выключая свой ноутбук.
Блин, я с этим кораблём и машинами совсем забыл про эти камни и что ребята у нас в сервисе строили специально под камни какой-нибудь летающий аппарат. Интересно, что они там придумали? А ещё интересней мне было, когда наши яйцеголовые снова откроют ворота в мир динозавров.
Свистнув личку, не откладывая дела в долгий ящик я набрал Гере.
— Да Александр – радостным голосом ответил он мне.
На заднем фоне слышались крики людей и визг болгарки.
— Не обращай на шум – прокричал мне в трубку учёный – это рабочий процесс. Чем могу помочь?
— Вы когда ворота откроете в мир динозавров? – подходя к ангару спросил я.
— Дайте нам ещё несколько дней. Мы почти разобрались с проблемой, которую нам создали кубы. Сам понимаешь, ехать куда-то отсюда за 300 километров и там открывать ворота не совсем удобно. Поэтому искали способ, чтобы открыть их, короче попробуем взять энергию из кубов. Сделаем так, что мы сможем ворота открыть, земляне нет, нужно ещё несколько дней, я тебе сразу сообщу.
— Хорошо – вздохнул я – держи меня в курсе.
Зашли в ангар, этот аппарат я увидел сразу. Он стоял на подставках и вокруг него крутилось несколько механиков, включая Игоря.
— Привет мужики – поздоровался с нами Игорь – вот смотрите – он шагнул в сторону и показал руками на эту машину, квадр без колёс, хрен его знает, что это такое.
Я его ещё с задумчивым видом обошёл пару раз по кругу. В общем напоминал этот аппарат следующее. Представьте квадроцикл, только без колёс и раза в два, два с половиной длиннее и раза в полтора шире. Сзади на корпусе был приделан двигатель с большим пропеллером, как у наших парапланеристов.
Два сидячих места, спереди большой обтекатель, мощные фары спереди, большие ножки для ног водителя и пассажира, причём они сплошные и широкие, думаю, что стоя ещё по паре человек по бокам могут ехать или вернее лететь.
— Ну как? – с интересом спросил Игорь – это и есть наша метла. Кузов очень лёгкий, движок мощный, пропеллер рассчитали и сделали специально для него.
— Сколько жмёт? – тут же спросил так же с интересом рассматривающий Метлу Слива.
— Без понятия – радостно ответил Игорь – давайте камни, проверим, а так всё работает. Но по расчётам, должна больше 100 выдавать.
— А как тормозить? – спросил я – шестами как у аборигенов точно не получится по земле шкрябать.
— Вот этим – тут же спохватился один из механиков.
Он нажал какую-то кнопку и снизу на этот небольшой помост упали небольшие грабли.
— Плюс — вот тут по бокам – он нам показал небольшие приделанные направляющие – будут ещё установлены шесты, по паре метров длинной. Они будут на амортизаторах, их можно будет опускать по бокам, и они уже сами будут
тормозить об землю, все усилия рассчитаны на вес и скорость.
— А поворачивать как? – задал я очередной вопрос – у вас вон руль обычный.
— Да – кивнул этот мужик – за основу конструкции мы взяли обычный квадроцикл. Только этот аппарат, вернее эту Метлу построили с нуля. Поворачивать она будет с помощью винта.
С этими словами он подошёл к задней части Метлы, взялся за металлическое кольцо, в котором и находился винт и повернул его рукой.
— Он с помощью руля будет поворачиваться, мы заводили уже, пробовали, всё работает, всё поворачивается, осталось только камни — вот сюда положить – показал он на специальную нишу между ног водителя – на крайняк этот маленький камень вытаскиваешь и аппарат сам ложится днищем на поверхность и тормозит. Днище тоже гладкое, Метла поэтому и широкая такая, чтобы не перевернуться. В общем надо пробовать, наверняка ещё каких-то доработок потребует.
— Когда камни то будут? – спросил Игорь.
— Я только что Гере звонил – ответил я, рассматривая Метлу – он обещал в течении нескольких дней открыть ворота, сразу камни вам привезём, будете пробовать.
— Ух скорее бы – потёр руки этот мужик – десять раз всё пересчитывали, должен он хорошо и быстро летать.
— Да уж – с уважением покачал головой Слива – равных по скорости этому аппарату не будет и бездорожье ему не почём.
— Это точно — хмыкнул я – потом можно будет и побольше платформу сделать и пару винтов поставить.
— Всё будет – заверил меня механик – считаем уже, рассчитываем, но без практики пока ничего больше не сделаем. Думали те камни попробуем, которые вы из мира динозавров привезли, но они сели.
— Да – снова кивнул я продолжая ходить вокруг Метлы и рассматривать её – на неделю у них заряда хватает. Тут пока все попробовали, как они поднимают грузы, вот они и сели.
Тут я говорил чистую правду. В сервис то мы один комплект камней привезли, но народу то сколько, всем же интересно, как эти камни работают, вот и таскали их наши мужики туда-сюда, то тачку поднимут, то ещё груз какой, то микроавтобус в кювет улетел, с помощью камней вытащили, вот и разрядили их. Я честно говоря думал, что наши механики раньше Метлу построят. Хотя, судя по этому аппарату, быстро такой не построишь, вон как они накрутили тут
всего. А это же ещё надо было всё придумать и рассчитать, и воплотить в жизнь, вернее в железо.
— Хорошо – снова сказал я, закончив с осмотром – будут камни, будем проверять, меня позвать на пробы не забудьте.
— И меня – тут же весело сказал Слива.
— Ну пошли ещё тебе кое-что покажу – с хитрой рожей сказал Игорь.
— Сюрпризы не заканчиваются?
— Ага.
Вслед за Игорем мы прошли в другой ангар. Едва зайдя в него я понял, как сюрприз он имел ввиду. Перед нами стоял красавец Кадиллак Эскалейд, тот самый, удлинённый. Чёрный, тонированный, рядом с ним мой короткий. Обе тачки были на одинаковом литье и внешне одинаковые, ну кроме длинны разумеется.
— Красатули – крякнул Слива – теперь ты Саш как настоящий шеф будешь ездить.
Покачивая головой от восхищения автомобилями, я подошёл к длинному Кадиллаку и открыл заднюю правую дверь.
Да уж, царство роскоши. По два кресла друг напротив друга. Нырнув в салон, я буквально утонул в одном из кресел. Везде змеиная кожа, прошитая белыми и чёрными нитками, выдвигающиеся столики из кресел, подставки для ног,
поигравшись кнопками слева на небольшой панели обнаружил кучу примочек по типу дополнительного света, выезжающего холодильника, закрывающейся перегородки водителя и так далее.
— Обалдеть просто – выдохнул я – ваш Кудесник — это что-то.
— Ну так – хмыкнул Игорь – плохих не держим. Надо, он так же перешьёт салон и в коротком.
— Не надо, там нормальная кожа.
А салон и внешний вид обоих автомобилей мне очень понравился. Смотрятся они и богато, и красиво и мощно и ехать на них будет одно удовольствие.
Но от своего желания притащить из облака два 600 Мерседеса в 140 кузове, в простонародье Кабан, я не отказывался. Один кстати уже тут, чинят его, второй пока никак вытащить не могут. Может съездить мне туда к Страйку?
Давненько я там уже не был. А почему бы и нет, заодно и на этом Кадиллаке прокачусь. Время, 11.03, до вечера сто раз вернёмся, кстати говоря можно будет и до оазиса с лианами долететь. Там я вообще в последний раз был, когда мы туда Монстра перегоняли. Надо же хозяйство своё объехать. На крайняк, заночуем где-нибудь.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.