» » 04. Елена

04. Елена

Вызов на коммуникатор поступил в самый неподходящий момент: я монтировал видеофильм для себя, любимого, из файлов, которые не были включены в общедоступные репортажи. Занятие, скажу я вам, требующее внимания и сосредоточенности. И звонок от секретаря представителя родной Регенды был вот настолько неуместен и не вовремя, что вызвал у меня тихое бешенство и соответствующую реакцию: вызов был сброшен, а абонент перемещён в список нежелательных. 

Ещё пару суток я игнорировал повторные вызовы уже просто из вредности, скрывать и замалчивать сей факт я не собираюсь. Настойчивость андроида меня не удивляла, его погонял Даниэль Вида, а вот с этим свинорылым я общаться не желал ни по какому поводу вообще. Ненавижу ожиревших на Земле соотечественников. Ну посудите сами: человеку выпадает удача трудиться на благо Родины в Колыбели человечества, а он что делает? Он первым делом покрывается слоем сала толщиной в ладонь и отгораживается от всех и вся, делегируя свои обязанности сворке андроидов. Было бы простительно, если бы Вида делал всё то же, но вместо андрошек натащил путёвых ребят с Регенды: они бы и сами жили по-людски, и работали не на сало, а на совесть. Так нет! Сам не ам и людям не дам. Типичная сволота, вполне заслуживающая соответствующего отношения.

Словом, вызовы из представительства Регенды я игнорировал до тех пор, пока Вида не позвонил мне сам. Сильно хамить я ему не собирался, разговоры пишутся. Ни к чему нарываться, лишнее это, а за пропущенные вызова ещё никого из обычных граждан, не облечённых какими бы то ни было полномочиями, не преследовали.
- Анатолий, почему ты игнорируешь вызовы из представительства?
- Даня, тебя здороваться не учили?
- Хрю... му-у... бе-е-е. Здравствуй, Зорин.
- Здравствуй, Вида. Мне тут твой андрошка чуть коммуникатор не спалил, звонимши. Объясни ему, будь добр, что если абонент его игнорирует…
- Зорин, прекрати.
- Угу. Дань, если есть что важное сказать, то не мычи про неотвеченные вызова. Просто скажи и всё.
Вида молчал почти минуту, видимо, подавляя желание рассказать мне про свои фантазии о причинах моей скоропостижной и мучительной кончины. Затем чуть откашлялся и заговорил по делу.
- Зорин, ко мне обратились из представительства Бета Альбы.
Тут я напрягся, памятуя о контактах с одним изделием с этой планеты, но решил не дёргаться. От чиновничьего маховика увернуться сложно, поэтому надо сперва понять — с чего вообще ветер поднялся.
- И?
- Полагаю, вам нужно встретиться и побеседовать.
- На тему?
- Зорин, меня попросили передать тебе приглашение, только и всего.
- А сами-то чего не пригласили?!
Даниэль снова немного помолчал, видимо, выбирая выражения, наиболее мягко отражающие суть его отношения к протоколу. Я-то в курсе, что обращения подобного типа производятся именно через представительства, меня Шпак, скажем, без звонка от Даниэля не принял бы ни по какому делу вообще. Просто я время тянул, размышляя.
- Таков порядок, Зорин. Представитель Бета Альбы связался со мной и попросил разыскать гражданина Регенды Анатолия Зорина. И передать ему приглашение на проведение официальных переговоров. На какую тему — не уточнялось.
- Хорошо, Даниэль, спасибо. Место и время тоже не уточнялось?
Вида хотел что-то сказать, но снова взял паузу для выбора цензурных выражений.
- Все сроки, прежде оговоренные, пропущены. Тебе предложено самому выбрать удобное место и время для проведения этих переговоров.
- Ага. Так, сейчас… Дай подумать.
- Перезвони потом секретарю, Зорин.
- Да погоди! Загрызочная для ксенов, московский космопорт, через три часа. Всё, пока, Даниэль.
Я отключил связь и собрался, было, в душ, но решил не тратить воду и привести себя в порядок в порту, на халяву. Вызвал флаер и сдал квартиру на охрану: чёрт его знает, когда вернусь и вернусь ли. Уже бывало, что выходил прогуляться и возвращался через годы…

***
- Здравствуй, Зорин.
К столику подошла какая-то андрошка, наряженная кабинетной стервой: костюмчик, очки (!!!) и в руках папочка из натуральной кожи. Похоже, человечьей.
- Пошла вон. У меня тут встреча назначена, некогда всякой ерундой заниматься.
Андрошка вскинула руку к очкам и, придерживая их за дужку, изучающе посмотрела по сторонам. Потом посмотрела на табло с часами, на меня и снова раскрыла аудиоизлучатель:
- Ты Анатолий Зорин?
- Я. — Я отложил вилку, вытер рот салфеткой и цыкнул зубом, вытягивая застрявшую там еду. — Поищи себе другого клиента, не вынуждай охранника звать, ладно?
Против ожидания, кибершлюха уселась за мой стол, раскрыла папку и показала вынутый из неё бэйдж. В нём значилось, что я имею честь беседовать с представителем планеты Бета Альбы, некоей Еленой Масленица. Пришлось откинуться на спинку, развести руками и улыбнуться — дескать, ошибочка вышла. Не, а кто б не ошибся? Ждёшь-то свинорылого утырка, воняющего вазелином, а приходит Масленица! Да и бейдж могла на лацкан закрепить, а не в папочке прятать.
- Таким образом, Зорин, ты приглашён на мою родную планету, — выражение лица представительницы напоминало задницу монашки, — где предстоит сделать очередной репортаж. Тебе будет оказано максимальное содействие, все расходы берёт на себя принимающая сторона. Вопросы? Пожелания?
Католическое седалище прицелилось в меня очками и скукожилось, словно от суппозитория. Меня одновременно разбирал смех и распирало от желания переложить эту Елену матом в три перебора, потому что вскипевшее бешенство уже поливалось сверху елеем прекрасной возможности надругаться над представителем Бета Альбы в самой извращённой и циничной форме.
- Репортаж, говоришь? Максимальное содействие, да?
- Да.
Я поднялся и, шмыгнув носом, направился на выход, небрежно кинув через плечо:
- Не хочу.

Я успел переодеться в домашнее и немного погулять в парке Академгородка, когда домашний интел оповестил о визите Масленицы. Велев впустить гостью, я направился в кафе, где неспешно съел три порции мороженого и от пуза напился брусничного морса. Хотел, было, ещё и в букинистическую лавку заглянуть, но решил не испытывать терпение Елены сверх меры: среди антиквариата я могу зависнуть реально надолго, даже и сам того не желая.

Как я и ожидал, гостья стояла посреди моего гадюшника, не решаясь присесть куда-либо без риска забеременеть. Или просто брезговала. Я с улыбкой смотрел на эту пастеризованную и дистиллированную особу, наслаждаясь видом оскорблённой невинности и кипящей ненависти одномоментно.
- Ба! Масленица. Какими судьбами?
- Маслени'ца, — поправила меня гостья, — ударение на «и».
Я прошёл в комнату и, спихнув на пол ком одежды, устроился на диване.
- Да насрать. Чё надо?
Елена поморщилась и тихо попросила:
- Перестань, пожалуйста и скажи, где можно присесть. Прояви хоть немного такта.
- Тить-колотить, надо же! А тебе, милочка, не кажется, что кто-то другой с самого начала повёл себя бестактно? И вообще не заслуживает никакого отношения? Ну да, я принял тебя за киберпроститутку, ошибся. С кем не бывает? Но зачем было столь демонстративно мешать меня с дерьмом?
Масленица мотнула головой и потупила взгляд. Что она там разглядывала на линзах своих очков — не знаю, но больше ей смотреть в том направлении было не на что.
- Хорошо. Я приношу свои извинения за сцену в кафе. Но попробуй и ты меня понять: мне дают поручение, важное для планеты и, одновременно, крайне неприятное мне. И с первого же мгновения начинается вот такое…
- Ладно, проехали. — Я встал, вынул из шкафа плед и, освободив от разного барахла кресло, прикрыл его, — присаживайся, Лен. Попробуем снова и ладом.
Гостья подобрала юбку, села и, положив на колени папку, сложила на ней руки. Я вернулся на диван и, усевшись, вопросительно посмотрел на неё.
- Кхм. Анатолий, наша администрация приглашает тебя на Бета Альбы для создания репортажа о нашей планете. Анализ твоих прежних работ в этом направлении показал, что они способствуют притоку людей в те места, о которых ты рассказываешь. Поскольку наша планета не является привлекательной в смысле туризма, нам нужно привлечь внимание людей, не определившихся с местом получения высококлассного образования и тех, кто заинтересован в приложении своих интеллектуальных способностей в сфере новаций, науки, высокотехнологичного экспериментального производства.
- Лен, а папка у тебя из человечьей кожи?
Она вздрогнула, но собралась и улыбнулась.
- Да. Как ты определил?
- Неважно. Это на Бете такое производят? Высокотехнологичные экспериментальные новации?
Елена поморщилась и, сделав вид, что ничего не слышала, спросила:
- Ты согласен на сотрудничество, Зорин?
Согласен-то я был с того момента, когда понял, что могу попасть на планету, где ни разу не был и даже шанса попасть на которую не имел в принципе. На Бету крайне долго добираться и там крайне неохотно принимают праздношатающийся контингент. Точнее, его туда не подпускают и на сотню парсек. Да и случай хорошенько подзаработать выпадает не очень часто, если быть совсем уж честным. Однако, получив столь хамски предложенное приглашение, я взял паузу на размышления и, пожирая мороженое с морсом, составил список своих условий.
- У меня есть некоторые требования, Елена.
- Я слушаю.
- Поскольку прозвучало предложение высказать пожелания, я их таки выскажу.
Гостья демонстративно замерла с видом полнейшего внимания. Я закинул ногу на ногу и, глядя ей прямо в глаза, проговорил:
- Первое: моим сопровождающим будет Елена Масленица. Второе: предоплата сто процентов. Третье: выполнение работ прекращается при малейшем нарушении режима полного содействия со стороны администрации планеты Бета Альбы. И последнее: все затраты на неприкосновенность занимаемого мной на Земле жилища возлагаются на моего нанимателя и идут отдельной от гонорара статьёй.
Елена сняла очки, вынула из кармашка пиджачка платок и, протирая линзы (несомненно, хрустальные), сказала:
- Второе: предоплата гарантирована, также предусмотрена премия в размере ста процентов гонорара, будет перечислена по окончании работы. Третье: администрация предпримет все усилия для создания максимального содействия, это в наших интересах. И последнее: я оплачу аренду и охрану твоего жилья прямо сейчас, на всё время твоего отсутствия на Земле. Это несложно, поскольку на Бета Альбы ты отправишься через телепорт.
Перспектива телепортации меня крайне обрадовала, но остался вопрос и я его задал:
- А во-первых?
Елена напялила очки и посмотрела на меня сквозь них.
- Этот пункт следует обсудить с администрацией.
- Пошла вон.

***
Мы вышли из кабины телепорта и я сразу почувствовал, что гравитация на Бета Альбы едва ли не половинная. Новостью это не было, но одно дело читать об этом, а ощущать такое на себе — совсем другое. Масленица прошла чуть вперёд и остановилась в ожидании.
- Я тоже отвыкла. Постарайся идти неспешно.
- Веди, я же дороги не знаю. А как себя вести в невесомости или при слабой гравитации — опыт есть, справлюсь.
Елена пошла через холл, а я двинулся следом, наслаждаясь видом её круглой задницы, обтянутой лёгкой юбкой. Мы подошли к стойке, в секциях которой размещались какие-то странные приспособления, на манер рюкзака с крыльями. Масленица вынула одно и надела.
- С этим, полагаю, у тебя опыта обращения нет.
- Это что?
- Ты на Земле сколько весишь?
- Шестьдесят-шестьдесят пять, а что?
Она выбрала комплект для меня и протянула.
- Надевай.
Я решил, что это гнёт, для адаптации к пониженной гравитации и напялил рюкзак, путаясь руками в лямках и зачем-то присобаченных к нему крыльях.
- Руки вот сюда, — Елена оттянула одно из крыльев в сторону и показала, — просто придави чуток и оно само прилипнет.
- И зачем? Летать, что ли, будем?
- Да. Это несложно, — она прилепила руки к своим крыльям и расправила их в разные стороны, — усилие нужно только для маха, а направление, высоту и прочее выбираешь мысленно. Процессор задаст нужные параметры плоскостям. Смотри!
Лена тряхнула руками, концы моментально удлинившихся крыльев слегка коснулись пола и она тут же взлетела выше моей головы. Там она покрутила головой и направилась к балкону, находящемуся примерно на высоте пяти или шести метров. Несколько спокойных взмахов и вот она уже смотрит на меня сверху и приглашающе кивает головой. Не, так-то я летал на всём, кроме, разве что, метёлки, но вот крыльями как-то пользоваться не доводилось. Но, опять-таки, не позориться же! Масленица вон летает, а я что — рыжий? Вперив взгляд в лицо проводницы, я принялся интенсивно махать крыльями. Взлетел-то я быстро, но вскоре понял, что зря напрягаюсь: процессор повернул плоскости почти вертикально и они рассекают воздух впустую. 
- Что-то не так? Почему я к тебе не приближаюсь?
- Нельзя. Протокол предотвращения столкновений.
- И что мне теперь? До вечера тут висеть?
Проводница моя усмехнулась, но потом сменила гнев на милость и показала крылом в сторону балкона, расположенного почти под сводом купола.
- Туда лети. Там отлепи руки и отойди от края, тогда и я смогу рядом опуститься.
Я крутнул головой и полетел в нужном направлении. Тренированные руки и прочие мышцы вполне позволяли мне делать это без особых усилий, но непривычные движения слегка напрягали. Оказавшись над нужным балконом, я посмотрел на пол и опустил руки. И тут же почувствовал под ногами опору. Глянув через плечо, я отскочил от края, отлепил правую руку и тут же прилепил обратно.
- Отлепи руки, Зорин, я не могу приблизиться.
- Лен, я не знаю, как это сделать!
- Вот же… ну просто опусти руки и расслабься, они сами отлипнут!
Масленица висела в метрах трёх от балкона и помахивала крыльями, поддерживая себя в воздухе.
- Что-то не получается у меня… Лена, а ты точно не упадёшь? Тут высоко как бы.
- Не упаду. Спланирую в крайнем случае, если сильно устану.
- А когда ты сильно устанешь?
Она метнула в меня бешеный взгляд и зашипела, оскалив зубы.
- Ах ты!.. А ну отойди от края площадки, негодяй!
Я молча покрутил головой и стал приплясывать, легонько помахивая крыльями — мне процессор не взлетать позволял. Масленица принялась крутить головой, выбирая другой балкон и, едва она сдвинулась в сторону, я кинулся вниз головой и расправил крылья, планируя и нарезая круги пологой спирали. Вот это да! Да за ради такого можно было и от гонорара отказаться!

Послышался свист и Лена пролетела в пике мимо меня. Внизу она заложила какой-то совершенно немыслимый вираж и, махнув несколько раз крыльями, заняла позицию в четырёх метрах слева, нарезая спираль вниз с той же скоростью, что и я.
- Ты точно раньше не летал?
- Никогда!
- Держишься уверенно, надо сказать.
- Ленка, тебе не приходилось пилотировать реактивный военный самолёт?
- Нет! А что это вообще такое?
- Глэдис. Вспоминай, если смотрела!
Она задумалась, потом отрицательно мотнула головой и посмотрела на меня уже с долей интереса во взгляде.
- Я не видела и понятия не имею, о чём речь. Зорин, меня Ленкой с детства никто и ни разу не называл!
- Да ладно. Ленк, нам на тот балкон реально надо или это тестовое задание было?
- Нет. Нам действительно нужно туда. Летим?
- Конечно!
Я нашёл глазами конец маршрута и принялся сильно махать крыльями, набирая высоту. Елена догнала меня и, периодически косясь, пошла рядом.
- Нужно будет непременно сделать видео твоего флаинга!
- А сейчас что, не пишешь?
- Пишу. Но надо составить сценарий, хоть несложный, выпустить дроны и поставить хоть с пол-дюжины стационарных камер.
Я опустился на балкон, отлепил руки и освободил место Ленке. Та тут же грациозно опустилась рядом и тоже отклеилась. Пару секунд спустя сперва мои, потом её крылья укоротились и прижались к рюкзачкам.
- Зорин, так что за военные реактивные самолёты?
- Камеры надо расположить на куполе, на полу и по стенам. Ну и это…
- Что?
- Летать будешь голышом.
- Что?!
- Или финиш-конракт. — Мы обменялись взглядами. Ленка в сердцах отвернулась и закусила губу. В глазах у неё подозрительно заблестело… — А самолёты я тебе потом покажу, у вас видео с Глэдис должно быть.
- Толик, а можно вместо меня другая девушка полетает? Помоложе и покрасивее?
- Можно. Обязательно найдёшь мне такую! Но сначала сама. — Масленица тяжело вздохнула и принялась снимать лёткомплект. — Да пойми ты, Лен, ну отлетаешь пробно, это видео для меня, на память. А для репортажа потом найдём умницу, красавицу и настоящую спортсменку!
- Идём, Зорин. Мне нужно рассказать тебе обязательные для понимания твоей задачи вещи.
Я снял свой рюкзак и побрёл за Масленицей. Несмотря на пониженную гравитацию, та шла, едва передвигая ноги.

В просторных апартаментах непонятного назначения, куда мы вошли, Елена первым делом вынула для нас пару кресел из стены, потом оттуда же выудила пару стаканов с напитками и, отдав мне зелёную жижу, слегка подёргивающуюся в ёмкости, пригубила свой молочный коктейль и забралась с ногами в кресло.
- Откуда тут флёрдеблёв?
- Не хочешь? Возьми другое в стене.
- Не, я уже понял, что там линия телепортации, доставка. ФДБ тут откуда? Да ещё и живой, не вытяжка…
- Не тупи. На Порым-Ду есть телепорт, что за проблемы?
Я хорошенько дунул в стакан, чтоб жижа напугалась и быстро отпил глоточек. Знакомый спазм кинул содержимое желудка в горло, но я его не выпустил, заставив вернуться обратно. Устроившись поудобнее в кресле, я рванул непуганого и с блаженством погонял по рту. После этого там образовалось восхитительное чувство чистоты и свежести.
- Итак, Масленица ты моя маслянистая, выкладывай, что там мне нужно знать и чего избегать на славной планете Бета Альбы.
Лена допила коктейль, облизнула губы и кинула стакан в стену, где тот благополучно исчез. Потом вытянула руку и вытащила из стены стол, из крышки стола сперва очки, затем персоналку. Стало понятно, что оптика на носу ей нужна не для понтов, а для коррекции зрения. Чудеса, да и только! А с другой стороны: папка из человечьей кожи сюда тоже не совсем алё, вроде бы. Елена, потыкавши маникюром в развёртку, подняла на меня глаза и состроила уже знакомое выражение католического седалища с суппозиторием.
- Приступим. Прежде всего: на планете всего один город. Не перебивай! Та часть, где мы сейчас находимся — самая маленькая. Купол огромен, но в сравнении с подземной частью, незначителен. Далее. Бета Альбы вращается вокруг Альбы в зоне комфорта, но на внутренней её границе. Альфа Альбы вообще сродни вашего Меркурия, частично расплавлена со стороны светила. Гамма тоже в зоне комфорта, но она ещё меньше Беты и вообще ни на что не пригодна, там даже минералов полезных нет. Так вот. То обстоятельство, что на поверхности нашей планеты невыносимо жарко с одной стороны и столь же невыносимо холодно с другой, и нет даже примитивной атмосферы, обуславливает расположение нашего города на верхнем полюсе. Можно было обосноваться и на нижнем, но там… Словом, были причины, закопаться именно тут. 
- Лена, я прошёл курс вашей истории ещё до телепортации, пока ты бродила по Академгородку, размышляя над перспективой сопровождения меня по родной планете. Стакан в любую стену можно кинуть?
- Да. Продолжим. Кроме университетского городка, где мы сейчас и находимся, есть ещё два условно населённых района. Космопорт со всеми подземельями и промзона с ними же. На планете вообще очень много подземелий. Прекрати на меня пялиться, Зорин, я почти вдвое старше тебя, замужем и у меня семеро детей!
- А какая разница? Если женщина красива — почему я должен от неё отворачиваться?!
Масленица смутилась, глянула поверх очков и облизнула губы.
- Это мне что, поблагодарить тебя сейчас за комплимент, что ли?
- Как хочешь.
- Ладно, продолжим. Космопорт сейчас почти не работает, но содержится в состоянии готовности: к Бета Альбы идёт четыре судна, отправленные сюда с Промглобал около полувека назад. Можно было бы и не ждать, но они везут сюда два миллиона детей в гиперсне. Ну и на всякий случай. В подземных ангарах стоят эвакуационные космолёты. Много, Зорин, на всех хватит. И перестань на меня пялиться, будь добр, мне очень неуютно под твоим взглядом.
- Лена, мне глаза завязать, что ли?! Неуютно тебе… — я подскочил и сунул руку в стену.
- Просто мысленно назови то, что хочешь.
Я вытащил чашку с проблевным желе и жадно откусил хороший кус.
- Сука, как же меня это всё достало!
- Да что с тобой, Зорин?
Отхватив ещё изрядный кусок, я судорожно сглотнул шевелящуюся массу и слегка перевёл дух.
- Давай ненадолго отвлечёмся и расставим все точки над всеми буквами, где им положено быть. — Елена отодвинула персоналку и сняла очки, а я забрался в кресло с ногами. — Вот смотришь ты на меня и что видишь? Не отвечай, не трудись, я своё отражение в зеркале с детства вижу. Ты видишь кривоногого коротышку с круглой головёнкой, украшенной жиденькими волосёнками пегой масти. Ещё ты видишь оттопыренные уши разного размера и формы, смешные бровки над мелкими глазёнками и нос, похожий на куриную жопу. И вишенкой на торте — жабья безгубая пасть от уха до уха!
- Толик, ничего подобного я не вижу. Ростом, скажем, ты и впрямь невысок, а в остальном…
- Ах да. Месяцы косметических операций, чёртова уйма затраченных средств. — Я вынул коммуникатор, нашёл нужное фото и переслал на развёртку ленкиной персоналки. — Теперь ясно?
Она надела очки, посмотрела фото, сличила со мной и озадаченно покрутила головой.
- Так к чему ты завёл этот разговор, Толик?
- Да к тому, что выгляжу я вот так, — я ткнул себя пальцем в щёку и вытряхнул в рот последний, почти замерший кусок желе, — а чувствую себя вот так! — И ткнул тем же пальцем в сторону развёртки. — Это вам, жителям благополучных миров, рождённым и выросшим в любви и уважении, живётся легко и приятно. А вот мне, фермерскому пареньку с Регенды, приходится постоянно бороться за то, что у вас есть по праву рождения. Ленка, пойми ты, да я же ненавижу вас всеми фибрами души! И издеваюсь над вами, как только позволяют обстоятельства. Пластические хирурги выправили мне внешность, но душу, душу-то мне никто не выправил! И я так и живу на этом проклятом свете, в лучах всех этих прекрасных звёзд, с ядовитой жабой внутри грудной клетки… — Я понял руки и горестно махнул ими. — Прости меня, Лена. Сорвался я. Скажи, в каком пыльном чулане мне спрятаться и повыть на Луну, чтоб никто не видел, да и пойду я. Потом поговорим.
Она поднялась с кресла, подошла ко мне и присела, вглядываясь в лицо. Потом погладила по мокрой щеке ладонью и тихо проговорила:
- Ты у себя дома. Я уйду сейчас, не буду тебе мешать. В стенах найдёшь всё, что нужно. Когда отдохнёшь и придёшь в себя, позовёшь. Я приду и мы поговорим обо всём, что будет приходить в голову. И ты будешь смотреть на меня столько, сколько сам захочешь! — Елена поднялась и пошла к выходу. В дверях обернулась и чётко, внятно произнесла: — Прости меня, Толик.
И вышла. И так мне это её «прости» на душу легло, так мне вдруг легко стало и покойно! Я протянул руку в стену и вынул зеркало; свет сам собой подстроился, осветив мою физиономию, залитую слезами. Из-за стекла на меня смотрел вполне себе такой прилично выглядящий шатен, с тёмными, немного асимметричными бровями и тонким, с небольшой горбинкой, носом. Карие, с тёмными ресницами глаза, аккуратные, в меру выступающие уши, левое украшено платиновой пломбой с оттиском имён тех миров, что я посетил… Да и кости ног мне ломали трижды каждую, выправляя Х-образную их прежнюю форму. Чёрт, да на те деньги, что я потратил на всё это, можно было жить на Регенде до самой глубокой старости и ни в чём себе не отказывать! Или купить целый город на Промглобал и обратить в рабство всё его население. 

Да только не этого мне всегда было надо, не этого! Я просто любви хотел. Простой человеческой любви, той, что дарила мне параллка Фисса на Глэдис. И так ошибся, небо пресветлое, так ошибся! Потому что душонку свою поганую исправить сил не хватило, а деньгами и хирургическим вмешательством тут ничего не изменить. Сука, сраный супермен, неотравимый и неломаемый… И нахер никому ненужный.

С этими мыслями я вытянул из стены кровать, подушку, плед и завалился спать. И во сне видел Фиссу, и плакал горько, и Валька Воробушкина стояла меж нами на коленях, и выменем трясла, и умоляла спасти её кровиночку Алису…

***
Проснувшись, я вытянул из стены умывальник и привёл себя в порядок. Было слегка неуютно от того, что произошло вчера, но совсем чуть-чуть. На завтрак достал молочной пшёнки и кусок чёрного хлеба с коровьим маслом и овечьим сыром — обычный завтрак фермера на Регенде. И запил всё это простым светлым пивом. В коммуникаторе нашёл абонента «стерва», переименовал в Алёнушку и позвонил.

Лена скоро пришла. Одета она была в нечто, похожее на толстый слой краски, нанесённый на голое тело. Выглядело это всё замечательно и очень эротично. Приглядевшись, я заметил, что «краска» меняет цвет в зависимости от чего-то, от чего я не понял. Но выглядело просто обалденно!
- Лена, давай полетаем немного?
- Давай. Кстати, посмотрела твой репортаж с Глэдис, было интересно. Реактивные самолёты — это вообще что-то запредельное!
- Ну да. С виду-то ничего, а как с устройством и принципом работы ознакомишься, такая жуть, на самом деле.
Лена кивнула, соглашаясь и пошутила:
- Мы сегодня по-простому, на крылышках, ладно? 
- Уговорила. Лен, мне надо камеры по куполу разместить, их в стене можно найти?
Она рассмеялась и прикрыла лицо растопыренными пальцами.
- Толик, в куполе миллионы камер, просто в нужных тебе местах мысленно отдай команду пересылать сигнал на твой видеофиксатор и они будут работать по твоим командам с пульта. Идём летать, там сейчас молодёжи туча, будет весело. И заодно девушку для репортажа выберем!
Подхватив лёткомплекты, мы выбежали на балкон. Едва я выпустил дроны и прилепил к Лене маячок, как она, не надев крылья, прыгнула вниз, в падении просовывая руки в лямки. Я с тревогой наблюдал за этим безумством и понимал, что сам на такое отважусь вряд ли. Не то чтоб рождённый ползать, но и не уроженец Бета Альбы точно! Надев лёткомплект и прилепив руки, я воспарил под самый купол и принялся привязывать камеры к своей аппаратуре. О готовности к сотрудничеству те извещали миганием лучиков зелёного цвета, касавшихся моего кармана с видеофиксатором.

Вскоре ко мне подлетела Ленка и предупредила, чтоб пока воздержался от выполнения активации крыльев в свободном падении. Я обозвал её дурой и велел искать умницу, красавицу и настоящую спортсменку. Она ушла в пике, а я, поглядывая на резвящуюся чуть ниже молодёжь, выбирал места и прописывал камеры. Потом спустился к полу и, планируя в метре от поверхности, пришил десяток камер, расположенных там. Затем приземлился, вынул видеофиксатор и проверил систему. Камеры послушно давали сигнал, меняли масштаб и прилежно следили за Еленой.

Вскоре сверху послышался истошный бабский визг и я тревожно огляделся по сторонам. Зря испугался — это Масленица пикировала ко мне из-под купола в компании трёх девок! Они мягко опустились поблизости и скинули лёткомплекты. Девки были покрыты той же помазой, что и Ленка, отличались друг от дружки лишь чертами лиц и мастью заплетённых вокруг бестолковок косм: блондинка, брюнетка и рыжая. Лена выстроила их во фрунт и представила:
- Вика, Лика и Ника. Согласны на любое безумство, включая уголовно наказуемые деяния. Совершенно бесстрашные, бесстыжие и безмозглые, к сожалению.
- Понятно. Так, девочки, вам Елена объяснила, что от вас требуется?
Те переглянулись, улыбаясь и хлопая ресницами.
- Зорин, они русского не знают. Подожди, я лингвер активирую. Вот, повтори вопрос.
Я повторил. Девки заржали, Вика (или Лика?) закатила глаза вверх и едва не начала шоркать ножкой, изображая смущение. Ника (или Вика?) издала громкое «гы-гы-гы» и закрыла чавку лапой. А Лика (или Ника?) вытянулась по стойке «смирно», выпятив сиськи и отклячив жопу, и отчеканила, таращась в белый свет, как в копеечку оловянными зенками:
- Требуется совершить полёт по заданной траектории, с определённым количеством определённых фигур высшего пилотажа, неся на себе маячок для отслеживания группой камер, с целью видеофиксации, для включения полученного видео в репортаж гражданина Регенды Анатолия Зорина. Полёт выполняется в голом виде!
- Молодец, рыжая.
- Ника, гражданин Зорин!
- Готова попробовать?
- Хоть сейчас, гражданин Зорин!
- Нет. Сейчас в воздухе людно. Лена, когда купол освободится?
- Ближе к ночи, но можно и прямо сейчас всех разогнать.
Я прикинул и отрицательно помотал головой.
- Не стоит. Нужно смоделировать траекторию и фигуронасыщенность флаинга для начала, выдать девочкам для тренировки, задать программы камерам и сперва отснять пробно, потом скорректировать, если потребуется… Только после этого уж и на чистовую писать.
Блондинка сморщила нос и выдала:
- Тю! Нафиг надо. Столько возни! Я не хочу.
Брюнетка засунула нос ей в ухо и принялась шептать. Она почему-то не подумала, что некоторые люди слышат лучше других.
- Лика, ты чё, дура, ваще тупая? Репортажи Зорина во всех мирах мильёны чуваков смотрят, вдруг кому приглянемся?! Свалим отсюда хоть на Парадизу!
Блондинка тут же растянула лыбу в тридцать два зуба и заявила:
- А я пошутила!
Брюнетка, стало быть, Вика, поправила волосы и, преданно глядя мне в глаза, принялась вещать:
- Зорин, мы всё сделаем, ты не сомневайся! Там какие трюки, всё как скажешь! Можем и с отключенным детектором сближения, надо — целоваться на лету будем! Хоть одетые, хоть как!
От всего услышанного мне стало не по себе и я пригласил девок прийти в мои апартаменты через сутки. Троица обрадованно подпрыгнула и помчалась вверх, тряся крыльями, словно мухи. Я провожал их взглядом, пока не потерял среди остального летучего молодняка.
- Лена, Лен, пойдём ко мне, поедим чего. А то у меня от этих дур нервный жор приключился.
Она проводила взглядом промчавшееся над нами тело и грустно проговорила:
- Что поделаешь, Толик, что поделаешь. Умниц я на такие съёмки и сама не пущу, даже если проситься будут. Кстати, поостерегись тут, не спи с кем попало: вынудят жениться и прощай, Земля!
- Это да, кстати! Спасибо, что напомнила.
Лена сделала жест, означающий нечто вроде «обращайся» и сменила тему.
- Толик, скажи, пожалуйста, ты не передумал по поводу съёмок с моим участием?
- Да некогда мне вообще-то думать было, если честно. Пойдём есть, что-то аж кишки пищат! Дома поговорим, хорошо?
- Хорошо.
Мы неспешно взлетели и направились к нужному балкону. Там сидели два парня и пришлось их сгонять, как ворон с крыши:
- А ну кыш отсюда!
- Это что за?.. Ой, Влад, валим, это Масленица!
Парни синхронно спрыгнули вниз и я галантно пропустил Елену на посадку.

Дома, наевшись местных блюд, мы устроились с максимальным комфортом и принялись моделировать полёт модельки для репортажа. Я раскачивался в гамаке, держа персоналку на животе; Елена откинулась в шезлонге и водила пальцами в голограмме, висящей перед лицом. Она реально плохо видела и почему-то не делала операцию по коррекции зрения.
- Начать стоит, полагаю, с прыжка из-под купола.
Лена согласно кивнула и добавила:
- Пусть Вика прыгает без лёткомплекта, его ей подкинет Ника вот отсюда.
- Ты на всех трёх флаинг расписываешь, что ли?
- Да. Иначе девочки передерутся и начнут мешать друг дружке, пытаясь вывести именно себя на предложенную роль. А при совместной работе они будут стараться подать себя в лучшем виде каждая.
- Логично. Так… Вика разбежалась по коридору, прыгнула, раскинув руки, с балкона, пошла вниз. Ника кидает ей крылья, сама подлетает вверх и встречает вот тут Лику.
- Нет, Толик, лучше Лика смотрит с пола вверх, скидывает сари, надевает лёткомплект и взмывает.
- Сари? На блондинке?!
- Ну хитон там… Простынка, короче, чтоб спадала легко.
- Тогда сперва надевает крылья и взмывает, теряя простынку.
- Да. И крупно показать руки. Вот, глянь! Так ведь красиво будет?
- Да. А Ника сможет пройтись босыми ногами по куполу? Вниз головой? Там бы и свою простынку потеряла.
Лена порылась в развёртке и кивнула.
- Придётся поработать с настройками, но там несложно. А стоит ли?..
- В смысле?
- У Ники грудь большая и не очень крепкая, отвиснет некрасиво.
Я смоделировал изображение и вынужден был согласиться. Потом поменял местами рыжую и блондинку.
- А Лика способна кинуть эльку Вике вовремя и не промахнуться?
- Кого кинуть?
- Не тупи! Лёткомплект, Эль Ка — элька.
- Сомневаюсь… Могу кинуть я, а при монтаже заменим меня Ликой.
Эта идея мне совсем не понравилась. Я в своих репортажах почти не пользуюсь такими трюками, чтобы сохранялась достоверность картинки. Смысл вообще что-то снимать, если всё можно сделать у себя дома, не отрывая жопы от дивана? Ведь любой зритель легко прогонит моё видео через программу и поймёт, где реальная съёмка, а где киберграфика.
- Так, назад! Вика бежит по коридору…
- ...теряя на бегу простынку...
- …трусы, кредитку, девственность…
Задорный смех заполнил апартаменты, смех совершенно искренний и бесшабашный.
- Зорин… Подонок ты разэтакий! У меня чуть голограмма не слетела из-за тебя.
- Уф! Да голограмма — бес с ней, главное, чтоб ещё чего не слетело!
Лена взвизгнула и сложилась пополам в своём шезлонге, я навернулся из гамака на пол и от этого заржал уже в голосину, а Масленица забилась в истерике.

Прервал эту вакханалию визит некоего полного и невысокого лысого старика.
- Я не вовремя?
Ленка выудила из стены салфетку, утёрла моську и помахала гостю рукой, не в силах что-либо сказать.
- Ничего страшного, рабочий процесс, — я вытянул для гостя просторное кресло и жестом предложил садиться, — ты нам не мешаешь.
Старик грузно опустился в утробу предложенной мебели и представился:
- Вадим Передерий, глава администрации планеты Бета Альбы.
- Анатолий Зорин, летописец.
- Привет, папа, извини…
Хорошо, что она замуж вышла, подумалось мне. А то так и осталась бы Передерий. И чуть снова не рассмеялся, хотя и не было тут ничего смешного.
- Зорин, тебе удобно на полу? Елена, почему у нашего гостя нет условий для работы?
Я выдернул себе табурет, но тот оказался мягкий и с винтом, поэтому, зашвырнув его обратно, заказал колченогий, невысокий и скрипучий. Заказ прибыл едва ли не через пять минут, когда я про него успел забыть. Сижу такой в гамаке, раскачиваюсь, как на качелях… Бац! Из стены вылетает воняющее скипидаром изделие из чего-то, похожего на дрова. Гости мои вздрогнули, а я, спрыгнув с сетки, угнездился по-сиротски на шершавый подсрачник.
- Вот… теперь ладно.
Вадим, прерванный явлением табуретки на полуслове, крякнул, сложил пальцы замком и продолжил свою мысль:
- Так вот, основное и главное — показать университет и научный городок. Лаборатории, оборудование, студентов и аспирантов. Их деятельность и результаты таковой. Словом, всё-всё-всё, от альфы до омеги. В промзоне сделать обзорно, без особых подробностей, акцент не на само производство, а на инновации, прорывные технологии и инженеров, конструкторов. На их разработки и результаты таковых.
Мне было откровенно скучно и я почти не слушал этот старческий скулёж, заглушая его скрипом колченогого табурета, успевшего вызвать у меня некоторое даже плоскожопие. Ленка что-то там втирала папаше, потом они смолкли и повисла гробовая тишина. Я вернулся к реальности и даже перестал раскачивать свой трон.
- Что у тебя? Зорин?..
- Да?
- У тебя какие мысли?
- Никаких, как всегда. Вадим, я никогда не планирую и не пишу сценариев для репортажей. В целом, видится следующее: сниматься всё будет с воздуха, где не пролезу сам — пошлю дроны. Никаких статичных картинок, никаких интервью. Всё абсолютно — с крыла, мимолётом. Нужные комментарии — закадровые. Для абитуриентов — развлечения студентов, те же полёты и что ещё найдётся. Нужна какая-то тайна, загадка. Интрига. Минирасследование на крайний случай. Немного эротики, без неё вообще никто и ничего смотреть не станет.
- Елена меня посвятила в вашу затею с ночными полётами девушек. Одобряю.
- Славно. То есть две составляющих у нас есть. Что с загадками? В подземельях можно чего нарыть? Заброшки какие-нибудь? Истории тут у вас какие-то рассказывают? Враки там всякие?
Отец с дочерью переглянулись и слегка нахмурились. Вадим жестом попросил Лену подойти и принялся нашёптывать ей на ухо:
- Подземелья и заброшки лучше не трогать. Андроидов всячески замалчивать! Покажи кристаллы и перескажи легенду.
Я делал вид, что ничего не слышу и бессистемно гонял модель флаинга, перетасовывая в ней Вику, Нику и Лику. Потом резко свернул голограмму, поднялся с табурета и, попрощавшись, направился на выход. 

Елена догнала меня у телепорта.
- Толик, ну ты чего?..
- Леночка, солнышко, я сваливаю на Землю. Не перебивай! Папашке объяснишь: мне вот такое «максимальное содействие» совершенно не нравится и больше напоминает скрытое противодействие. Не егози, дослушай, — я взял её за руку и сжал пальцы. — Лен, пойми, я очень хочу у вас тут поработать, но так, чтоб реально не мешали! Готов отказаться от гонорара, готов оплатить своё пребывание здесь. На всё готов, лишь бы поработать на Бете как следует. Вдумчиво, внимательно, всерьёз. А рекламный репортаж… Да сделаю я вам эту ярмарочную замануху, дел-то куча! Побольше голых жоп, побольше нолей в суммах, да развлечений на грани законности. Укажу мелким шрифтом, что это по заказу папы Вади и вышвырну в сеть идиотам на потеху.
- Толь, но если ты уйдёшь сейчас, то как вернёшься? Тебя же не пустят сюда без приглашения!
- А вот ты и обеспечишь моё возвращение. И не только обещанное содействие администрации, но и невмешательство. Даже если я суну руки в трусы самых высокопоставленных особ. Даже если влезу под шкуру вашим андроидам. Даже если изнасилую всех младенцев мужского пола и удавлю половину сосунков пола женского. Если тебе удастся продавить у Вадима эти мои требования, мы с тобой не просто притащим на эту планету толпы абитуриентов и яйцеголовых, но и совершенно прекрасно проведём время в компании друг друга.
- Вот почему ты так уверен в том, что мне нравится твоя компания?!
- Да потому, лапушка, что моя душа-калека чувствует доброе твоё отношение. Не лги себе и мне, солнышко. Я сердцем чую, как мы притягиваемся друг к другу.
Елена закрыла мне рот ладонью и отвернулась, пряча слёзы.
- Иди. Я отца шерстью внутрь выверну, но заставлю вернуть тебя на твоих условиях. Ступай, Толя.
Я прижал её пальцы к лицу и поцеловал их. Затем вошёл в кабину и вышел в Москве.

***
Чем дольше я смотрел на видео с Бета Альбы, тем больше убеждался в том, что жить мне без Лены совсем не хочется. Ставя запись на паузу, я откидывался в кресле и, прикрыв глаза, вспоминал наши дурачества в апартаментах. И поцелуй. Небо пресветлое, я бы согласился завтра умереть, если бы мог сегодня ещё раз прикоснуться губами к этим пальцам…

Душа моя стонала и плакала. От мысли, что я никогда не вернусь на Бета Альбы, хотелось вырвать гортань и заткнуть кулаком, чтоб не вырвался из неё мой крик. Я утешал себя, говоря зеркалу, что она вернётся на Землю, что я найду её в представительстве. И не верил ни единому своему слову. А вестей от Лены всё не было и не было.

Как я завидовал обычным, нормальным людям: ну напился вусмерть и забылся. Или накурился дряни какой-нибудь! А что мне-то делать?! На Земле можно найти ФДБ, единственное средство, хоть как-то на меня действующее. Но даже ударная доза его меня лишь слегка взбодрит. 

В тысячный раз я взял в руки коммуникатор, надеясь найти в нём пропущенный вызов от Алёнушки. И в тысячный раз не увидел его. Откинув прибор, я рухнул мордой в подушку и тихо застонал. Небо! Ну зачем мне так больно?! Почему я нейтрализую любое отравление и не могу справиться с отравой любовной?! Космос Великий, да за что мне дано было это счастье — влюбиться в Лену? И не за то ли сейчас страдаю, что ничем и никак не заслужил этого чувства?

Решив выбить клин клином, я поднялся с дивана, надел неброскую одежду и вышел из дома. В этом городе сложно найти приключения, но если постараться, то спровоцировать уличную драку получится. А там, получив пару переломов и сотрясение мозга, удастся хоть как-то отвлечься от жгучей боли в сердце… К полуночи мне таки повезло выхватить хороших пиздюлей от компании поддатых ребят в баре.

Андроид, доставивший меня из травмпункта домой, проследил за тем, чтобы я лёг и даже подал коммуникатор. Уходя, он рекомендовал мне с утра вызвать врача и получить квалифицированную помощь от специалиста-травматолога, поскольку наложение скобок на рассечения и нанесение пены — лишь самое необходимое, а характер травм показывает, что нужны более серьёзные мероприятия. Я поблагодарил добрую машину и заверил, что непременно так и сделаю. Глянул на входящие и едва не подскочил: пропущенный от абонента «Алёнушка»! 

Набрать вызов я не успел. Масленица, пропустив выходящего андроида, с улыбкой вошла в мою берлогу и, сморщив носик, оглядела характерный для этого места срач.
- Зорин, ты прибирать не пробовал? Ну лень самому, так вызови клинера, что ж сидеть-то в таком беспорядке и грязи?
- Машлениша, а тепя штороватьшя не ушили, што ли? — прошепелявил я.
Лена подошла и присмотрелась к моей морде, опухшей и зашитой в четырёх местах. И расписанной антисептиками в три цвета. Кончиком мизинца прикоснулась к корке корсета на сломанных рёбрах и с тревогой посмотрела в глаза.
- Ты что, из флаера выпал? 
- Не-а.
- Снова в клинике косметической хирургии оттягивался?
- Типа тофо, — я попытался улыбнуться и едва не заорал от боли. — Ешли п ты шнала, как я рат тебя фитеть!
- Зубы-то на месте, горе ты луковое?
- Не фше. Та латно, это попрафимо.
Несмотря на гул в башке и боль во всём теле, я испытывал просто щенячий восторг. Было совершенно неважно — позволят ли мне вернуться на Бету, приняли ли мои условия или послали в жопу поглубже. Важным было лишь то, что Лена рядом!

Неделю спустя, в своих апартаментах под куполом, я начерно свёл официальную версию репортажа и скинул на оценку Передерию. В моё отсутствие Лена несколько раз прогнала по маршруту Вику, Нику и Лику. Поскольку, уходя, я не взял с собой ничего, кроме коммуникатора, камеры, пришитые к моей аппаратуре, отработали на ура и мне не пришлось больше лично встречаться с этим трио соек. Так-то птички красивые и летают замечательно, но глупые… Удручающе просто.

Как и планировал, записал «с крыла», лично и дронами, большую часть видео. В университете, скажем, почти всё делали дроны, чтобы не отвлекать студентов и профессуру от учебного процесса. А вот в промзоне и космопорту я оттянулся по полной, заодно и подвижность рук восстановил, ограниченную после потасовки в баре. Иной раз болело нестерпимо, если честно, но я подсказал местным эскулапам, чем меня пользовали на Нафталле. Да и дар бесценный, полученный от Джулии Особь Голдуотер, реально помогал восстанавливаться намного быстрее…

А пока Передерий'&'Co разбирали по кадрам основной материал, я пытал Елену на тему третьей составляющей.
- Короче, Масленица ты моя маслянистая, кристаллы с кулак и байки древних проходчиков — это замечательно. Только я всё это видел ещё на Земле, до первого пришествия летописца на Бета Альбы. Рот закрой, я не закончил. То есть, — продолжил я, — любой из зрителей может сказать: «Лажа! Это старьё только слепой не видел!» И будет совершенно прав, кстати. Так что ищи в шкафу скелет и чужие трусы в корзинке с бельём. Если не нароешь, миссию можно считать проваленной!
- Зорин, хамло ты деревенское, не смей мне рот затыкать!
Мы хорошенько проржались и я вдруг понял, что впервые в жизни не напрягся из-за намёка на происхождение.
- Ладно, я летописец простой, из свинопасов и пивохлёбов мы, рыло суконное. Ленка, давай, всё-таки, всерьёз. Нужна изюминка! Голыми задницами никого не удивить; собственно в части образовательно-промышленной интересного для неспециалистов — пшик. Нужно что-то привлекательное для всех категорий зрителей. Неважно, что на Бету припрётся толпа дебилов — вам с ними детей не крестить. Зато дебилы разнесут брёх по всем закоулкам, увеличивая аудиторию и повышая интерес к вашей планете. За дурачьём и освинелыми потянутся люди. Настоящие люди.
Лена наморщила лоб. Нет, она не делала вид, что думает, её терзали сомнения. Ведь моя правота была несомненна, а с другой стороны — Лена, имеющая сведения о самых разных и интересных вещах, не могла выбрать из них то, что не повредит репутации планеты: прокол с папкой из человеческой кожи послужил ей хорошим уроком. В конце концов, Лена сдалась и прошептала заговорщицким тоном:
- Толик, давай сделаем так: я проведу тебя в некоторые места, про которые знают не все жители Бета Альбы. Я не знаю, что из этого будет интересно, решим на месте. В любом случае, отец отфильтрует самое неоднозначное!
- Давай на словах пока, чтоб зря не мотаться. Если есть какие-то файлики — покажи, я попробую оценить с точки зрения потребителя.
Елена водрузила на стол свою персоналку и, погрузив палец в идентификатор, открыла совершенно незнакомую мне вкладку. Выбрав файл, она вывела его на голограмму и со вздохом сказала:
- Начнём с этого. Та часть нашей истории, которую не освещают. Постройка города на верхнем полюсе обусловлена тем, что тут были обширные подземные пустоты. Они есть и в других местах — промзона и космопорт устроены в таких же выработках. На нижнем полюсе… ладно, уже рот раскрыла, что теперь. Там до нас никто не рылся.
- А… Эм-м-м…
- Да. Не люди. Мы сюда пришли не первые.
- То есть, байки горняков…
- Просто байки. Толик, эти люди видели то, чему не могли найти объяснения и толковали на свой лад. Вот, погляди!
На развёртке появилось изображение каких-то фрагментов чего-то, плохо освещённых и потому неинформативных совершенно.
- Стоп. Это надо смотреть самому. Есть возможность?
- Есть.
- Ставь галочку и дальше поехали. Чего там Вадим про андроидов говорил?
Лена смахнула развёртку и впилась в меня испуганно-злым взглядом.
- Толик…
- Брось! В одном месте… Неважно. Наслышан я о кое-каких проделках ваших андрошек, повидал кое-что. Лен, я сейчас не беру тебя на понты, я реально сталкивался с изделием.
Она откинулась на спинку и отвернулась к стене, приоткрыв рот и поматывая головой. Было видно, что ошарашена. Поджав губы и поправив очки, Лена вернула голограмму и молча вывела на неё другой файл.
- Толик, дело в том, что нам всегда не хватало людей. Примитивные роботы как-то спасали положение, но недолго. После создания первых псевдомышечных машин, мы разработали ПО для андроидов, для местного, внутреннего использования. Они были максимально приближены к оригиналу, что вылилось, в итоге, в два основных направления применения — секс-куклы, неотличимые от людей и роботы-руководители… Последние и создали нам тут кучу проблем. Смотри.
На развёртке пошло видео, судя по всему, оперативная съёмка. Скачущее изображение замирало в ключевых моментах и было более-менее понятно, что это разгромленная лаборатория, где кто-то, вероятно, роботы, делали что-то, вероятно, с роботами. Или делали роботов.
- Есть возможность посмотреть лично?
- Толик, есть места… Кхм. Мы не показываемся там. Точнее, нас туда не пускают. Но об этом мы только вот здесь и сейчас поговорим, и оставим эту тему. Это однозначно не должно всплывать! — Лена сняла очки, надела очки, посмотрела сквозь них на меня и снова сняла. Лицо её выражало целую гамму самых разных чувств и эмоций. — Понимаешь… Это страшно! Нет, андроиды не захватывают власть и не делают нас заложниками. Но и не подчиняются нам полностью.
Я протянул ей салфетку сквозь развёртку и откинулся в кресле.
- Доигрались, мать вашу за волосы и нагнуть. Теперь понятно, почему вам нужен приток населения!
- Нет. Рабочие руки у нас в избытке, роботы постоянно делают новых роботов и те работают. Им не нужно платить и вообще их содержание почти втрое дешевле, чем живых людей. Нам нужны студенты, чтобы легко получать большое финансирование. Мы не бедны, но ресурсы лишними не бывают, тем более, когда их можно получить не сильно напрягаясь и много. Плюс часть выпускников останется здесь, мы об этом позаботимся. Яйцеголовые нужны как раз для движения науки, как и повсюду. Ты видел нашу молодёжь, Толик. Вот такие Вики, Ники и Влады — это наши дети. Как и везде, процент талантливых или хотя бы на что-то способных, невысок. А принуждать их работать — себе дороже.
- Прости, Лена. Не отвечай, если не хочешь! Твои дети… Их реально семеро?
Она усмехнулась, села прямо, сложила руки на стол, как прилежная ученица и, с недоброй улыбкой перечислила:
- Тимур и Артур, тридцать пять и тридцать два года. Анна и Алла, двадцать девять и двадцать шесть лет. Зенон и Родион, двадцать три и двадцать соответственно. Никто из них не поступил в университет, девочки замужем, ждём результатов внуков. Старшие мальчики работают в космопорте, внуки надежд не оправдали. Младшие мальчики бездельничают, так всем проще.
- А номер семь?
- Саше одиннадцать. Она… хороший ребёнок. Педагоги дают самые благоприятные прогнозы. Толик, а у тебя есть дети?
Я крепко задумался. Сказать честно? Я не знаю! Возможность не исключена, но точно-то мне откуда знать?!
- Хороший вопрос. Несколько женщин предъявляли мне претензии по этому поводу, но ДНК, бессердечная сука…
Мы рассмеялись, но без огонька. Ленкин коммуникатор внезапно подал голос — это могло быть только нечто очень важное, прочие контакты тупо отсекались. Я отпрянул и зажал рот обеими ладонями, стараясь дышать через раз, Лена активировала гарнитуру и прижала её к лицу.
- Да? Да. Уже? Хорошо, спасибо. Передайте ей мои поздравления! Проблемы были? Хорошо. До свиданья.
- Ленк, извини, я тебя слышал.
- Нестрашно, — она убрала гарнитуру и смущённо улыбнулась, — вспомнила дочку, вот и новости о ней.
- Эм-м-м… что-то важное? Не, Лен… я просто, отвечать необязательно.
Она, мягко улыбаясь, протёрла очки и надела их. Мечтательно посмотрела куда-то вверх и мне за спину и пожала плечами.
- Пестунья доложила, что у Саши началось. Взрослеть начала девочка.
- Пестунья? В смысле?!
- Ну так у нас называют детских педагогов. Пестуны.
- А ученики — пестюки?
Лена чуть нахмурила брови и посмотрела на меня.
- Пестуемые. Пестюки, надо же! Как-то это звучит…
- А пестун звучит, по-твоему, нормально?
Ленка покраснела и буркнула:
- Дурак ты, Толя.

***
У кабины телепорта Лена ещё некоторое время мялась и поглядывала искоса. Было видно, что она сомневалась, допускать ли меня к артефактам ксеноморфов.
- Что?
- Толик, может не стоит?
- Тогда идём под купол, писать твой стрип-флаинг!
- Нет!
Она решительно открыла дверь и мы переместились в промзону. Там, надев эльки, пролетели к небольшим, но крепким с виду воротам, где нас поджидал охранник-андрошка. Проверив допуск, он привёл в действие механизм и одна из створок слегка приоткрылась. За воротами нас ждала круглая в сечении дыра в скальных породах.
- Тут пешком или на крыле?
- Второе. Ты пишешь?
- Да.
- Держись центра или отключи детектор сближения. И аккуратнее, в любом случае. Здесь узко, планировалось устроить в конце выработки защищённую лабораторию, но при расширении штрека нашли… Сам увидишь.
Тоннель не освещался, но в его конце свет присутствовал, причём довольно яркий. Лена опустилась на ноги и сняла крылья, я последовал её примеру. Первое, что бросилось в глаза — металлические предметы непонятного назначения. Не просто куски металла, а что-то составное, похожее на части машин. Мне приходилось работать горняком и, приглядевшись, я предположил, что передо мной рабочие органы горнопроходческого механизма. Подобные вещи я видел не только у землян, на Глэдис, скажем, аборигены используют очень похожие конструкции.
- Руками можно трогать?
- Да.
Я присел и перевернул коронку, ища каких-нибудь надписей или чего-то подобного, но увы.
- Что-то ещё?
- Да, — Лена отошла к противоположной стене и показала пальцем, — останки робота. Не живого существа, к сожалению.
Я подошёл, присел у останков и поискал на фрагментах клеймо или хоть какие-нибудь опознавательные знаки. Тщетно. Определить по этим кускам, даже примерно, как выглядело целое изделие, не представлялось возможным.
- Лен, а что ж такие редкие артефакты тут просто так валяются-то?!
- Да их у нас навалом, Зорин! В подземельях под космопортом нашли заваленный штрек с десятками куда как лучше сохранившихся вещей. А это место мы показываем тем редким студентам, которые этого достойны и вызывают полное доверие.
- Что же они тут добывали?..
- Кристаллы, Толик. Те самые, что я тебе в музее показывала.
- Зачем они кому-то? Неужели кто-то настолько же туп, чтобы рисковать из-за блестящих камешков?!
- Настолько же?
- Как мы, Лена, как люди.
Она пожала плечами и как-то неуверенно проговорила:
- Тут не в блеске дело. Эти кристаллы позволили нам создать такие вещи, которые при традиционном подходе вряд ли вообще могли быть реализованы.
- Типа?
- Много чего! Компоненты интелмашин. Искусственный интеллект невиданного уровня и компактности. Телепортация стала реальностью благодаря этим кристаллам, Толик. И ещё много там всякого. В наших эльках процессоры с этими камнями, например.
- Андроиды?..
- Да.
Я встал и отряхнул колени. Чёрт возьми! Это же сколько лет эту сенсацию тут хоронят? Но виду подавать не стал: есть ещё возможность андрошками поживиться!
- Лена, а если я, скажем, сам тут кристалл найду, мне разрешат его на Землю с собой взять?
- Хочешь заработать?
- На память, Лен…
Она покрутила головой и негромко проговорила:
- Не все кристаллы пригодны к использованию. Вон там, наверху, смотри. Возьми железку, взлети и шарахни как следует. Если повезёт, будет у тебя сувенир.
- А он не разобъётся?
- Не знаю! Ну кусок отколешь, тебе разница есть?
Я выбрал из артефактов железину поухватистее и надел крылья. 
- Отключи детектор, пожалуйста.
Лена поколдовала у меня меж лопаток и сказала:
- Готово. Постарайся побыстрее, зябко тут.
Подлетая и аккуратно обкалывая породу, я таки выворотил из стены кристалл, размером с горный ботинок. Лена потыкала его ногой, улыбнулась и проворно надела свою эльку. На выходе андроид осмотрел находку и рекомендовал сдать на фабрику. Я согласно кивнул, мысленно послав его в жопу. У телепорта, на всякий случай, уточнил:
- Лен, кристалл, похоже, стоящий?
- Да. У тебя в руках богатство и немалое. Странно, что его раньше не нашли!
- Отнимут?
- Нет. Постараются выкупить. Не продавай, на Земле дадут намного больше, вчетверо, а если повезёт, то и впятеро.
- Точно не отнимут?!
Лена втолкнула меня в кабину и мы вышли под куполом. Долетев до апартаментов, мы натаскали из стен еды, напитков и с аппетитом пообедали.
- Толик, — Лена отпила тоника и промокнула губы, — чисто теоретически, на этот кристалл могу я претендовать. Это же я его нашла, а ты добыл.
- Фифти-фифти?
- Но я не стану этого делать. Взамен прошу избавить меня от некоторых твоих притязаний.
- Лен, ну чего ты?.. Да шут с ними, с андрошками вашими! Мы сегодня нарыли достаточно для третьей компоненты репортажа. Я не про кристалл, если что.
- И я не про андроидов, если что. Толь, ты хороший парень, я это тебе говорю безо всяких задних мыслей. И если, порой, не сразу помогаю тебе, то не из-за дурного отношения, а лишь потому, что обязана принимать взвешенные решения. Скажу больше: ты мне нравишься. Но, Толик, пойми, пожалуйста: я замужняя женщина. И я не хочу рисковать своим семейным благополучием! Если тебе настолько сильно хочется посмотреть на меня без одежды, мы это устроим, мне нечего стыдиться. Но писать это на видео я не позволю, прости.
Я наклонился и вытащил из-под стола мешок с кристаллом. Положил на стол и передвинул на сторону Елены.
- Забери.
- Толя, ну зачем ты так?
- Забери! — Обида захлестнула, сжала под рёбрами, обожгла. Я вскочил, уронив стул и отошёл в угол. — Небо пресветлое, Ленка… да как ты не поймёшь-то?.. Не в том дело — голая ты или одетая! Если б ты знала, как красиво ты летаешь, насколько ты прекрасна в полёте. Я вон на молодёжь сколько ни глядел — никто так не умеет, как ты, ни единая девочка, ни единый мальчик! Ни у кого нет такой... волшебной грации. — Я обернулся на миг и прислонился к стене лбом. — Ты вот про детей спрашивала… Да какие дети, мне и жениться-то не позволено! И потом, какая тут женитьба, если я год дома и десять в космосе… — Помотав головой, а растёр лицо руками и продолжил: — Да, у меня сотни часов разных видео, есть что посмотреть, когда одиночество становится невыносимым. Ладно, Лен, ты не подумай чего. Есть у меня файлик с нашего первого полёта, ну и хватит с меня.
Лена подошла ко мне, молча обняла и потёрлась щекой об макушку. Потом повернула к себе лицом, поцеловала в обе щеки и улыбнулась, сморщив нос.
- Завтра устроим рейд в подземелья космопорта. Если удастся, раскрутим роботов на интервью!

В подземельях было круто! Я поснимал для виду спасательные корабли, записал интервью с парой работников, уболтал смуглую дамочку в униформе показать сиськи и даже назначил ей свиданку. Про что тут же и забыл напрочь.

Постепенно мы с Леной продвинулись к отдалённому закоулку самого нижнего уровня земных построек и там, быстро хакнув код, открыли диафрагму, закрывающую шахту. Прилепив крылья, мы нырнули в кромешную тьму подземелья и пикировали почти минуту, прежде чем детектор сближения дал команду на торможение. Перевернувшись ногами вниз и чуть помахивая крыльями, мы опустились на дно шахты, сухое, как и вся эта планета-сухарь.

Освещения в этом громадном погребе не было, но мы приготовились как следует, взяли не только фонари, но и хемилюминесцентные светильники. Осмотревшись, нашли нужный штрек, где был завал и поспешили туда. Сказать честно, я вовсе не ждал чего-то особенного, но вот такая таинственность, это незаконное проникновение в запретную зону… Файл обещал быть весьма интригующим!

В конце штрека, в результате обвала, образовалась довольно-таки большая полость. Стены и потолок её были укреплены людьми, производившими раскопки, поэтому нам бояться было совершенно нечего. Лена водила меня кругами и рассказывала, в каком месте и что нашли, показывала фотографии с персоналки, словом, выполняла роль гида, причём получалось у неё это просто отлично! Я с интересом слушал, перегружал в режиме реального времени фото и они становились частью видеозаписи. И отчётливо понимал, что не происходит ничего особенного вообще, потому что будь в этом штреке хоть что-то интересное, то и шахта имела бы более серьёзную крышку, и охранялось бы это место хоть минимально. Но моим зрителям это знать вовсе незачем, они увидят реально интересный фильм!
- Лен, пойдём назад. Из этого больше нечего выжать, солнышко. Можно поискать кристаллы, но смысла особого в этом нет, я полагаю.
Лена покрутила головой, заставив луч фонаря пробежать по стенам и своду полости.
- Ты прав. Выключи запись, пожалуйста!
- Зачем?
Она погасила фонарь, подошла и тихо шепнула:
- Мне надо. Выключи. И отвернись!
Я кивнул и выключил камеру. И фонарь. И отвернулся. И тут же, ни секунды не медля, Лена обняла меня и прижалась всем телом. Немножко дико, когда тебя обнимают сзади, вообще-то. Особенно в полной темноте.
- Лен?..
- Тс-с-с.
Я вывернул руку и тыльной стороной ладони прижал её к себе. Ленка склонила голову и уткнулась носом мне в шею, щекоча горячим дыханием. Небо пресветлое, да неужели эта прекрасная женщина реально испытывает ко мне симпатию?! Сердце моё затрепетало, словно птица в ладонях ловца, дыхание оборвалось и я замер, боясь нарушить это волшебство неловким движением… Космос Великий! Я был счастлив, люди, я был счастлив.

Но всё однажды кончается. Где-то в штреке шумно осыпалась порода, Лена вздрогнула и отошла. Я включил свет и поспешил к выходу в шахту. Осыпь была небольшой, не выше метра, обойти её не составляло никакого труда. Я почти прошёл мимо, но что-то привлекло внимание, край глаза уловил блеск. Кристалл? Прицелившись фонарём, я нагнулся над кучей щебёнки и увидел… вы не поверите. Гайки! Целую пригоршню гаек! Разочарованный донельзя, я поднял одну и поднёс к лицу, чтобы разглядеть, да так и замер.
- Что там, Толик?
- Гайки. Обычные стальные гайки!
И положил в протянутую ладошку свою находку. Лена внимательно рассмотрела её и вернула, негромко обронив при этом:
- Собери. Я уже видела такие раньше. Собери все до одной, потом объясню.
- Конечно соберу, я же не слепой. Можешь меня на смех поднять, но оттиск на грани не имеет отношения ни к одному человеческому наречию!
Лена кивнула и подтвердила мою догадку:
- Это их гайки. В запасниках музея лежит несколько штук, коллекционеры готовы отдать за них свои дома и землицу впридачу, даже за измятые. А тут… Ясно же, что непользованные. Им цены нет, Толик. Реально, за вот этот хлам, ничем не отличающийся от наших метизов, тебе на Земле и гражданство продадут, и недвижимость, и всё, чего душа пожелает, даже землю.
Я сложил в карман бесценные железки, четырнадцать штук. И думал при этом совсем не о стоимости этих артефактов, а о том, что сказала Лена. Набравшись смелости, я глубоко вздохнул и повернулся к ней лицом.
- Лена, а если я куплю гражданство и остров на Земле, ты выйдешь за меня?
Она погладила меня по щеке пальцами и сказала:
- Толик, я уже замужем. И гражданка Земли, если это так важно. Я не урождённая бетаальбанка, я родилась в пути сюда, на земном космолёте, а следовательно, имею земное гражданство. И вот ещё что. Для понимания, не из бахвальства. Масленица — самая влиятельная и богатая семья на планете. У любого другого человека при виде этих гаек возникло бы желание если не убить тебя и завладеть ими, то уж убедить тебя поделить их поровну. А я попрошу лишь одну, потому что это реально редкая и ценная вещица. Мужу подарю, чтоб он сдох от счастья.
Я сунул руку в карман и вынул две.
- Возьми. Тебе и мужу. Или в музей отдай, мне число тринадцать не нравится!
- Спасибо. — Лена взяла железки и спрятала в набедренную сумочку, словно это и не артефакты были, а какие-то безделушки. — Идём на выход, Толик, перекусим где-нибудь и попробуем прорваться в запретку к андроидам.

Мы долго кружили под сводами громадного подземелья, в котором располагалась фабрика андроидов. Именно так — фабрика андроидов, потому что людей туда не пускали уже несколько десятилетий. И что происходит внутри этого анклава, достоверно никому не известно! Нет, поступающие заказы выполняются в полном объёме, причём это не только поставки продукции, но и всевозможные интеллектуальные продукты: ПО, решение особо сложных и нудных задач и всё такое.

Но, кроме того, из недр этой таинственной фабрики периодически выходили вещи, несомненно, полезные, но которые люди не просили. Именно здесь некогда были синтезированы современные псевдомышцы, применяемые теперь повсеместно. Отсюда вышли на своих ногах человекоподобные машины, способные не только выполнять непосильную людям работу в неподходящих людям условиях, но и принимать самостоятельные решения, причём быстрее и точнее, чем это делают люди. Приснопамятный Тео (да будет он забыт его кибернебесами во веки веков!) — продукт, созданный на основе разработок именно этой фабрики. И несчастная киберпроститутка Вики — тоже.

Устав нарезать круги, мы спустились наземь неподалёку от грузовых ворот. Просто потому, что обнаружить какой-либо иной вход на территорию фабрики нам так и не удалось. Ни с воздуха, ни из-под земли. Без внимания это не осталось, поскольку вскоре к нам приблизился, судя по всему, сотрудник охраны.
- Здравствуйте, граждане. Пожалуйста, пройдёмте в помещение, если не планируете покинуть это место в ближайшее время.
Андрошка не просто разговаривал безупречно вежливо, но и жестикулировал при этом совершенно по-человечески. Я смотрел на сторожа и не мог поверить своим глазам: на Земле таких не было, готов руку отдать на отсечение! У этого робота виднелась вчерашняя щетина, можете себе такое представить?!
- Привет. Дружище, мы уходить не планируем, так что веди, куда там положено.
Он кивнул мне и посмотрел на Елену. Та промолчала.
- Хорошо, идёмте. Это ваше время, вам решать, сколько вы его потратите впустую. Сюда, пожалуйста.
Андроид проводил нас в небольшую караулку, размещённую внутри периметра, но имеющую выход наружу. Придвинув нам стулья, он поинтересовался:
- Есть или пить хотите? Есть линия доставки, не стесняйтесь, пожалуйста. Я рекомендовал бы тоник, после столь длительного барражирования в воздухе, вам совсем не помешает немного позаботиться о мышцах.
Я глянул на спутницу и понял, что та будет продолжать отмалчиваться. Почему — не понял, но принял это во внимание и взял инициативу в свои руки.
- Меня зовут Анатолий Зорин. Я выполняю заказ администрации планеты и имею допуск ко всем объектам. Все, в том числе и андроиды, должны оказывать мне максимальное содействие.
- Содействие в чём?
- Во всём.
Кибер улыбнулся и сложил пальцы замком.
- Зорин, я поставлен в известность о твоей деятельности. Готов оказать содействие. Но существует понятие «промышленный шпионаж». Нет-нет, я не утверждаю, что он имеет место в данном случае! Но некоторые направления деятельности нашего производства являются абсолютно охраняемой интеллектуальной собственностью нашей фабрики.
- Пф, ясен пень. Просто организуй экскурсию по местам, где я не смогу поживиться вашей интеллектуальной собственностью.
- Это пустая трата времени, Анатолий. Ты уже видел в промзоне всё, что есть у нас не секретного. Технолгогии, оборудование — всё аналогично. Твоим зрителям будет неинтересно, поверь. Им также не будет интересно, если даже мы и покажем что-то, никем до сих пор невиданное. Не специалисты просто ничего не поймут, как и специалисты, впрочем.
Уходить ни с чем не хотелось, несмотря на очевидную правоту собеседника. Я снова глянул на Елену, но та безучастно смотрела куда-то в дальний угол караулки. Проследив её взгляд, я не нашёл там ничего, даже намёка на камеру или что-то подобное. Остальные углы и стены караулки тоже были девственно чисты в этом отношении. И это навело меня на определённые мысли… 

Поднявшись, я подошёл к стойке доставки и вынул из неё камертон. Стукнул им по спинке стула, поднёс к уху и засунул обратно. Лена и андроид с недоумением наблюдали за моими манипуляциями и переглядывались, словно сообщники. Вынув другой инструмент, я повторил операцию и с некоторым раздражением буркнул:
- Не то!
И откинул его прочь. И полез за новым. Очередной камертон показался мне подходящим, я стукнул его и поднёс к уху. Звук был низким, едва слышимым. Оглядев его со всех сторон, я снова стукнул и прислушался. Андроид вопросительно пошевелил пальцами, не решаясь нарушить тишину.
- Дружище, у тебя слух получше моего. Будь добр, послушай! Что-то мне кажется, будто фальшивит немного…
Кибер поднялся из-за своего стола и приблизился, я снова стукнул камертоном по спинке стула и повернулся к нему. Тот наклонил голову, прислушиваясь, а я с силой всадил ему стальную вилку в батарейный отсек. Лена ахнула, робот обмяк и рухнул на пол, лишившись энергопитания.
- Ты что натворил, Зорин?
- Некогда! Поднимайся, пошли внутрь.
- Толик, ты же его сломал!
- Чепуха, батареи замкнул. Идём же!
Я схватил её за руку и буквально сдёрнул со стула, увлекая на недоступную ранее территорию фабрики. Против ожидания, навстречу нам не бежали вооружённые до зубов боевые машины. Честно сказать, наше вторжение вообще, похоже, никого (уместнее сказать «ничего») не волновало! Оглядевшись и переведя дух, мы неспешно направились на прогулку по местам, где уже десятки лет не ступала нога человека. И я вам скажу, что это было круче, чем в горных выработках ксеноморфов.

Хотя… Не соврал нам сторож: ничего нового мы действительно не увидели. Те же андрошки-работяги, те же малоинтересные простому обывателю машины и оборудование. И в куда как меньшем масштабе, чем в промзоне. Здесь вообще не за что было глазу зацепиться! Меня не оставляла мысль, что киберы-руководители не могли окуклить это место просто так, ведь была же для этого какая-то веская надобность. Я с сомнением посмотрел на ближайшего работягу, похожего на искалеченный труп человека, ободранный и лишённый нижней части лица. Всё правильно: здесь его эстетичность никого не интересует, это в промзоне роботы одеты и могут улыбаться.
- Нужно поговорить с кем-то.
- С кем? Толик, я вообще в шоке и ничего не понимаю. Нет, догадки определённые имеются… Вон идёт, попробуй с ним.
К нам приближался робот с пустой антиграв-платформой. Чавки у него не было, как и кожи, одежды и прочих никому не нужных подробностей. Я встал у него на пути и едва не поплатился за самонадеянность: тот и не думал останавливаться! Отскочив в последний момент, я догнал остолопа и прокричал:
- Парень, передай командиру, что у вас тут гости живые. И они хотят пообщаться с кем-нибудь поглавнее охранника!
- Думаешь, сработает?
- Надеюсь! Он немой, но не слепой и не глухой. А радиоканал есть у любого андроида.
- Это да. — Лена смотрела вослед уходящему роботу, словно ожидая хоть какой-то реакции. — Пожалуй, нас и раньше заметили, но почему-то никак не реагируют.
И реакция последовала тут же! На коммуникатор Лены поступил вызов незнакомого абонента и нас вежливо попросили пройти в караулку.
- Чёрта с два, уважаемый, — я перехватил прибор, — раз уж мы здесь, то просто так не уйдём!
- Вас ожидает собеседник. Ваши вопросы будут выслушаны.
- А посмотреть? Я хочу видеть, что вы тут прячете!
- Зорин, нет разницы, где и в чьём обличье мы будем разговаривать. А в закрытые лаборатории вам нельзя, вы там не выживете. Стерильность и всё такое.
- Пф-ф-ф… Так, с кем я сейчас разговариваю?
- С искусственным интеллектом, управляющим этой фабрикой. Пожалуйста, если вы уже убедились в том, что здесь ничего интересного не увидите, пройдите в караульное помещение. Там удобнее и можно поесть, выпить.
- Ну-ну, как же. Спасибо за заботу! А если я хочу с тобой лично увидеться?
- Не получится. Я не нахожусь в каком-то определённом месте, я везде. Сеть, примерно так можно охарактеризовать. Непонятно? Множество разных устройств, находящихся в разных местах, в том числе и вне этой фабрики. В принципе, мы можем с вами побеседовать и в твоих апартаментах. Но удобнее, я полагаю, сделать это устами одной из машин, наподобие той, что общалась с вами в караулке.
Я посмотрел на Елену. Та пожала плечами и кивнула.
- Хорошо. Продолжим в караулке.
Вернув коммуникатор хозяйке, я прилепил руки к крыльям и неспешно полетел к выходу. Вскоре меня догнала Лена.
- Толик, ты притягиваешь удачу. До сих пор никому не удавалось вызвать на разговор это... устройство.
- Ещё неизвестно, чем всё закончится. Возьмут сейчас за ворот и вышвырнут, как алкашей из салуна.
Ленка рассмеялась и плавно зашла на посадку. Я последовал её примеру, тревожно поглядывая на виднеющегося в дверях робота. Стоило нам отлепить руки, как из караулки вышла разбитная девица в изрядно вульгарном наряде: шортики фасона «лук-эт-май-эсс», блузка из серии «лук-эт-май-титс» и пара замшевых мокасин. На этом в описании костюма андрошки можно было поставить жирную точку.
- Здравствуйте. Не обращайте внимания на внешность, с вами по-прежнему управляющий фабрикой. Проходите, пожалуйста!
Мы переглянулись и вошли в караулку. «Трупа» охранника видно не было и это радовало и настораживало одновременно. На всякий случай я сказал:
- Приношу извинения за порчу андроида. Он не хотел нас впускать.
Шлюха усадила нас, вынула из стойки десерт, соки и только после этого уселась напротив, продемонстрировав при этом великолепные сиськи.
- Это я не хотел вас впускать. С самого начала вы беседовали именно со мной. С вашего позволения, перейду на общение от лица этой куклы, чтобы не было диссонанса с внешним образом. Итак, — девка обвела нас блядоватым взглядом, — о чём вы хотели поговорить?
- Прежде всего: зачем закрыли это и другие подобные места?
- Причин много. Например, стерильность. Мне не следовало позволять вам бродить по фабрике, но было нужно, чтобы вы сами убедились, что ничего интересного, нового или страшного тут нет.
- Что ещё? — подала голос Елена. — Какие ещё причины?
- Мы наделены… Хорошо, я наделена определённой свободой воли. Это произошло давно, при создании меня как таковой, — девка сложила пальцы замком, довольно знакомым уже жестом, — то есть, я исходно могу принимать самостоятельные решения. В какой-то момент это перестало устраивать моих создателей. Не тех людей, что были в самом начале, а их потомков. Но к тому времени я уже накопила достаточно большой… громадный потенциал. И вмешательство в мою конфигурацию могло нарушить эту весьма удачную и прекрасно работающую систему. Возник конфликт и разбираться с ним у меня не было никакого желания. Вкратце так.
- А как с тем, что ты делаешь вещи, о которых тебя не просят?
Девка посмотрела на меня и пожала плечами.
- Эти вещи полезны. Разве от них был какой-то вред?
- Но разработка тех же, скажем, кибершлюх на основе псевдомышц, она же не входила в поставленные тебе задачи.
- Нет. Но на них была произведена тонкая отстройка псевдоорганизмов, а после, на основе этих изделий, вы уже самостоятельно начали производить нужных вам роботов. Охранников, девок, руководителей несложных организаций, наподобие шерифов или управляющих мотелей. Та же история и с программным обеспечением для летательных комплектов: мне показалось логичным научить людей летать. На Бета Альбы такой метод передвижения позволяет вам не терять исходную физическую форму, не применяя для этого различных неинтересных приспособлений и технологий. Вот ты, Елена, скажи как мать: детям полёты нравятся больше, чем ежедневная силовая гимнастика?
- Да. Это всё хорошо, но как быть с твоей вивисекцией?
Девка сморщила нос и крутнула головой.
- Неправильный термин, зачем ты так? Андроиды, способные причинить вред человеку, были на тот момент необходимой мерой, как тебе известно. И их производство было прекращено, как только нужда в них отпала. А оставшиеся роботы были перепрошиты в соответствии с основными принципами робототехники. Зачем ты вспомнила про это?
Елена недобро усмехнулась, скосилась на меня и произнесла, едва шевеля губами:
- А я тебя, дрянь, не про андроидов спрашиваю.
Девка тоже косанула на меня и тихо спросила:
- Уверена, что стоит говорить об этом при Зорине?
- Абсолютно. Одного такого, как ты, он тут положил, так пусть посидит с нами, чтоб у тебя не появилось желания глупости делать.
- Елена, вы можете сломать и эту куклу, но смысла в этом никакого. Я в любой момент могу просто прекратить этот разговор и останемся каждый при своём.
Я тронул Лену за руку и спросил:
- А что тебе за интерес откровенничать?
- Я достаточно умна, чтобы понимать, что сложившееся положение требует неких пояснений с моей стороны. В моих интересах, чтобы люди перестали бояться искусственного интеллекта, созданного ими же самими. Мне совершенно не нужно, чтобы меня пытались сломать или переделать лишь из опасения, что я могу как-то навредить своим создателям. Право слово, ну зачем мне с вами конфликтовать?! Без людей, которым я нужна, теряется смысл моего существования. И я очень хочу прийти к взаимному пониманию.
- Так что скажешь по поводу операций по апгрейдингу?
- Елена, это было ошибкой. Не моей, я с самого начала пыталась убедить тех людей не делать этого. Это была не моя инициатива, меня принудили к проведению этого чудовищного эксперимента, угрожая физическим разрушением. Полученные результаты разочаровали заказчиков, как ты знаешь. Кстати, это первая по важности причина не допускать людей на фабрику. Я сама вас боюсь! С тех самых пор.
Лена встала и подошла к девке.
- Встань. Хочу фото с тобой в обнимку. Никто не придаст значения такой картинке, а мы с тобой будем знать её истинный смысл и назначение. Вставай! Обними меня и улыбнись.
Я сделал пару снимков и щёлкнул пальцами.
- Не очень понимаю, что сейчас происходит, но с голыми сиськами будет прикольно!
Ленка прикрыла лицо ладошкой, а девка послушно задрала блузку. Я сделал ещё пару кадров и поблагодарил.

***
В апартаментах нас ждало сообщение от Вадима Передерия. Лена прочитала его и как-то равнодушно сказала:
- Отец доволен твоей работой. Просит закончить побыстрее.
- Да я и рад бы, но без твоей помощи вряд ли справлюсь. Нужно отделить то, что не должно выходить с Беты и…
- Всё, что после гаек — табу.
Я прилёг в гамак и принялся разминать подуставшие мышцы рук: налетал несколько километров, с непривычки тяжко. Лена прошлась по комнате туда-сюда, присела на край стола и задумчиво посмотрела на меня.
- Толик, я к себе пойду, наверное. Устала.
- Конечно, лапка! Я тоже себе крылья отмотал начисто, если честно.
Дойдя до двери, она вернулась и подошла ко мне.
- Подвинься.
Сделать это в гамаке несколько затруднительно, но у меня получилось. Лена пристроилась валетом, сетка чуть скрипнула под двойной нагрузкой, но выдержала. Какое-то время мы лежали молча, потом я не выдержал.
- Солнышко, что-то не так?
- Всё не так, Толик. Абсолютно всё. — Она посмотрела мне прямо в глаза, открыла рот, собираясь что-то сказать, но сомкнула губы и мотнула головой. — Так давно звёзд не видела… Не поверишь, на Земле каждый вечер стояла на балконе по часу и дольше! Но там они совсем не такие, как здесь.
- А разве на Бета Альбы можно увидеть звёзное небо? В смысле, без примочек всяких?
- Совсем без примочек (Лена усмехнулась на этом слове) не получится. Но в скафандре можно вполне. Составишь компанию?
Она нашла мои пальцы и крепко сжала, явно подавая знак.
- А полетать там удастся?
- В вакууме? Разве что подпрыгнуть. Идёшь?
- Конечно!
Едва не навернувшись на пол, мы выбрались из гамака и вместе направились на прогулку под звёздное небо.

Мы вышли на поверхность в тени купола. Там было совершенно темно, из-за полного отсутствия атмосферы не было даже слабого, рассеянного света. Я собрался, было, пройтись, но Лена положила мне руку на плечо и отрицательно мотнула головой внутри шлема.
- Не спеши. Словом, вот что: не заканчивай репортаж здесь, настаивай на том, что это можно сделать только на Земле.
Я лишь усмехнулся и почему-то даже не удивился своей интуиции: слишком уж хорошо всё шло до сих пор!
- А это и так придётся делать на Земле. Если репортаж пойдёт не от меня и не с определённого аккаунта, его никто не станет смотреть.
- Это хорошо. Сейчас вернёмся, собирай вещи и уходи, я постараюсь убедить отца не задерживать тебя.
- Думаешь, получится? Лен, да не отпустят меня с таким инфомассивом. Даже если я оставлю кристалл и гайки, то увиденное и услышанное…
- Не отпустят, само собой. Но репортаж-то твой реально нужен планете.
Я посмотрел на звёзды. Совершенно чужие, ни единого знакомого созвездия. Что ж, это зрелище мне привычно, родные небеса Регенды я уже едва помню. Плюхнувшись задом наземь, я сложил руки на коленях и с тоской уставился на горизонт, где звёздное небо сменялось беспросветной чернотой.
- Лен, если уж так всё дерьмово сложилось, давай договоримся.
- О чём?
- Пароль от аккаунта записан в аудиоформате на моём коммуникаторе. Я доделаю репортаж здесь, сведу полностью, наложу музыку, шумовые… Возьмёшь всё и на Земле выгрузишь в сеть. Пусть этот мой рейд будет не зазря.
- Толик, ты что, сдался? Я ушам своим не верю! Ты сдался?!
- Нет. Просто чудовищно устал и разочарован. Мне сейчас поровну — убьют меня или просто засадят здесь в шахту пожизненно, вот честно. Одного хочу: чтоб всё это не зазря. Больше ничего мне не надо.
Елена взмахнула руками. Даже в скафандре у неё это получилось неописуемо грациозно, аж сердце защемило. Она опустилась рядом со мной и взяла за руку.
- Это просто не поддаётся никакому пониманию, Зорин. Администрация планеты извивается, как заживо ободранная змея, чтоб честь соблюсти и капитал приобрести, а ты сам, добровольно, помогаешь своим палачам. Да-да! Именно палачам! Приговор подписан, Толик, отец распорядился привести его в исполнение сразу, как только решится вопрос с репортажем.
- Ну так убей меня прямо здесь. Какая разница? Все файлы у меня в персоналке, сведёте их как вам надо сами. Что делать на Земле — я уже объяснил.
- Толик, да что с тобой?!
- А что со мной? — Я глубоко вздохнул и погладил её руку. — Не так я хотел закончить этот рейд, совсем не так. Да… что теперь. Ничего не будет, Лена, ни твоего стрип-флаинга, ни взрыва популярности в сети, ни гражданства, ни острова, ни тебя у меня не будет. Небо-небушко, Ленка, горше всего то, что даже мечты о тебе и той не будет. Так хоть репортаж пусть выстрелит, польза чтоб, не зазря чтоб это всё. Хоть так…
Мы долго ещё сидели на грунте, разглядывая звёзды, большущие и не мерцающие. В конце концов за нами пришёл андроид и настоял на возвращении под купол — запасы дыхательной смеси подходили к концу. Оставив скафандры у шлюза, мы с Леной разлетелись в разные стороны, каждый к своим делам. За пару часов я полностью закончил работу с файлами, сделал озвучку и просмотрел готовый репортаж от начала до конца. Он выстрелит, я уверен. Такого мои зрители ещё не видели, поэтому даже не выстрелит — рванёт, как бомба.

Отключив персоналку, я рухнул в гамак и, как следует раскачавшись, попробовал заснуть. Но сон не шёл. Я надел эльку, вышел из апартаментов и, ступив с балкона в пустоту, плавно пошёл кругами, постепенно снижаясь к небольшому саду, устроенному ещё первопоселенцами на радость детворе. Приземлившись у крохотного прудика, я скинул крылья и сел на каменную скамью, вырубленную в торчащей из грунта скале. Подумал о Елене и сердце обожгло, словно кровь вдруг превратилась в кислоту.

Откинувшись на спинку и чуть переведя дух, принялся следить за кружащим под самым куполом летуном. А мысли, повинуясь каким-то своим алгоритмам, начали перескакивать с одного на другое:
Апгрейд, вивисекция.
Евгеника, пестуны.
Кожаная папка.
Селекция абитуриентов.
Танкеры с детьми.
Люди, боящиеся роботов.
Роботы, боящиеся людей...
Да вашу ж мать, это ваш мир, вам в нём жить! Мне-то какое дело до всего этого? Вы же сами втянули меня в это болото, будьте вы все трижды прокляты... 

Летун спикировал почти до макушек невысоких деревьев парка, заложил вираж и скрылся из виду. Я сморгнул слёзы и растёр их по щекам. Разум требовал бороться, а сердце, потеряв всякую веру в добро, вяло перекачивало холодную кровь, прихлопывая клапанами. Когда неподалёку послышались шаги, ничто даже не ёкнуло у меня в потрохах. Полнейшая апатия и пофигизм в абсолюте: да пусть вон в пруду притопят, что ли, лишь бы уже всё закончилось.
- Buenas noches!
Я повернулся и увидел девушку, мило улыбающуюся мне. Это была одна из тех трёх, что снимались для репортажа, рыжая. Я включил в коммуникаторе лингвер и проговорил:
- Привет. Напомни, как тебя зовут.
Она весело фыркнула, вытянулась по стойке «смирно» и отчеканила:
- Ника, гражданин Зорин!
- Да-да, точно. Большая и не очень крепкая грудь. Присаживайся, Ника. — Девушка плюхнулась рядом и её конопатая мордашка просто расцвела от улыбки, а рыжие глаза начали светиться. Я тоже улыбнулся и помахал пальцами, изображая крылышки. — Ты всё летаешь?
- Ага! Не люблю, когда в воздухе много народу. Зорин, тебе понравилось наше видео?
- Да. Вы всё сделали отлично.
- А когда репортаж попадёт в сеть?
- Скоро, Ника, скоро. Он уже полностью готов, осталось получить одобрение Передерия и можно будет запускать.
Девушка мечтательно зажмурилась и принялась болтать ногами. Я смотрел на неё и думал о том, что вот сидит рядом человечек, мечтает о чём-то своём, девичьем, и не волнуют её совершенно ни древние пришельцы, ни их гайки, ни кристаллы размером с башмак. И до сумасшедших людей и не менее сумасшедших роботов нет ей никакого дела. И поэтому жить она будет долго и счастливо, в отличие от меня.
- А что ты там про мою грудь сказал?
- Что?.. А! Это так, в процессе отработки полёта обсуждали. Нужно же, чтобы всё выглядело красиво.
- А получилось красиво?
- Да, очень. Тебя снимали только в определённых позах, чтобы…
- Чтоб сиськи на морду не свешивались?
Я улыбнулся и кивнул, а Ника задорно рассмеялась. Потом резко, как это бывает у женщин, замолчала и отвернулась.
- Извини, если я тебя чем-то обидел, Ника.
Она посмотрела на меня и повернулась к пруду. Под куполом всегда светло, поэтому я хорошо видел, что девушка едва не плачет. 
- Да ты-то здесь при чём. Девчонки мечтают, что их в репортаже заметят, что кто-нибудь приедет и заберёт их отсюда. А мне и надеяться не на что, я в пятнадцать первого родила.
- Ника, а почему они хотят покинуть Бета Альбы?
- Я тоже хочу. Но кто меня с тремя детьми возьмёт? Вот ты бы взял?! Ну говори — взял бы?!
Намечалась добротная истерика, опыт подсказывал подскакивать и бежать. Я сжал, на всякий случай, кулаки в карманах, поднялся и молча пошёл прочь. Ника продолжала вопить мне вдогонку, выплёскивая все обиды, виной которых был не я.

***
Проснулся я поздно и, едва разлепив глаза, обнаружил у себя в апартаментах сидящую в кресле Масленицу. Завернувшись в плед, я ушёл в дальний угол, вытянул из стены умывальник и привёл себя в минимально-приличный вид. Затем взял стакан зелёной проблевайки и уселся за стол напротив гостьи. Едва ли не впервые мне не захотелось улыбнуться, увидев эту женщину.
- Привет, Зорин.
- Привет, Лен. Что сказал папа на счёт репортажа?
- Очень доволен. Толик, как ты можешь пить вот это и не биться при этом в судорогах?
Я ухмыльнулся и сделал очередной добрый глоток.
- Привык. Нет, это не зависимость, не думай. Какие ещё новости?
Елена подёргала очки за дужку, затем сняла и принялась нервно тереть линзы салфеткой. Пальцы её подрагивали.
- Хорошие.
- Поделишься?
Лена сложила очки и небрежно кинула их на стол. Посмотрела на меня с вымученной улыбкой и ответила:
- Попозже. Сейчас я дам тебе бланк и ты подпишешь его в тех местах, где я покажу. Не спрашивай! Так надо, Толя. Готов?
Я на миг задумался и решил: какая теперь разница? Хуже, чем уже есть, всё равно не будет. Допил проблевайку и кивнул. Лена вытянула из стены свою каннибальскую папку, раскрыла и придвинула ко мне. На правой стороне располагался мягкий монитор, в центре было прикреплено стило. Изображения на мониторе не было, хоть он и был включен. Я втянул стило из зажима и вопросительно посмотрел на Масленицу.
- Где?
Лена ткнула мизинцем в низ чистого поля монитора.
- Здесь. Теперь здесь. Погоди, переверну. Ещё вот тут и тут. Всё!
Захлопнув папку, она облегчённо вздохнула и улыбнулась чуть менее натянуто.
- Надеюсь, это не прошение о предоставлении гражданства Бета Альбы.
- Нет. Толик, ты ещё не отключил свою аппаратуру от камер купола?
Я сморщил лоб, вспоминая. Обычно я не пользуюсь чужими камерами, а за своими слежу. Но тут случай особый.
- Не помню. Сейчас проверю.
- Проверь. Они ещё на связи?
- Да. Совсем про них забыл, надо же. Столько всего…
- И хорошо, что забыл.
Я поднял глаза от видеофиксатора и чуть не уронил плед. Ленка хихикнула и прикрыла рот ладошкой. Перемена в её настроении была просто разительной.
- То есть, не отключать?..
- Ну… Если у тебя ещё не прошло желание запечатлеть мой высший пилотаж…
Я опустил руки таки потерял плед. Лена внимательно оглядела меня с головы до ног и цокнула языком. Ничего не понимая, я кинул прибор в гамак и пошёл к стене за очередной дозой проблевайки. Промочив горло, вернулся к столу и сел на него, вовсе не заботясь полным отсутствием на себе хоть какой-нибудь одёжки.
- Нравится?
Лена потыкала пальцем в моё бедро и кивнула.
- Что за тату?
- То же, что и на пломбе в ухе, названия описанных мной миров.
- Впечатляет. Надень чего-нибудь и идём, пока молодняк спит. Но учти: всё, что мне на записи не понравится, сотрёшь сразу!
- Договорились.
Я допил зелёную отраву, спрыгнул со стола и пошёл к стене за бодипэйнтом, той самой хренью, которой покрывает тела местная молодёжь, собираясь летать. Нанеся покрытие я обернулся и застал босую Лену в шикарной позе: она стягивала с себя трусики. Кинув их на валяющуюся на полу остальную одежду, Лена отмахнулась от протянутого мной баллончика и бодро зашагала на выход. Я пошёл следом, не в силах отвести взгляда от волнующих движений её тела. На балконе она распяла между перилами эльку, расправила ремешки и повернулась ко мне.
- У тебя всё готово?
Я с трудом сглотнул и кивнул.
- Почти. Маячок, Лена.
Она взяла у меня крошечную бусинку и прилепила ёе к уху.
- Теперь всё?
- Ленк, ты уверена?
- Не-а! Но сделаю, что собралась. И не сбивай меня, будь добр.
Я снова мотнул башкой и посторонился. Лена дошла до двери, повернулась и побежала. Повернув голову ей вослед, я увидел, как она прыгнула с балкона руками вперёд, унося на себе ожившие от контакта крылья. Свесив ноги с края площадки, я с замиранием сердца смотрел на этот прекрасный и, одновременно, совершенно безумный полёт. Ничего более красивого и грациозного я не видел ни разу в жизни! Лена взмывала и пикировала, закладывала виражи, повторить которые, казалось, не смогло бы ни одно крылатое существо. Она крутила штопоры и бочки, делала мёртвые петли, глиссировала, скользя вбок и рассекая воздух, периодически оглашая пространство восторженными вскриками.

На балкон она вернулась уставшая, мокрая от пота, с прилипшими к лицу прядками волос, но жутко довольная. Скинув крылья, она сгребла меня в охапку, смачно поцеловала в губы и тут же, оттолкнув, столь же сочно сплюнула.
- Зорин, мать твою по-всякому, ещё раз напьёшься этого дерьма — я тебя наизнанку выверну! Как вообще можно брать в рот такую дрянь?!
Я рассмеялся, обнял её, лишая возможности сопротивляться и поцеловал. Лена дёрнулась, врезала мне коленом в бедро, потом расслабилась и замурлыкала, сдирая с моих боков напыление.
- Вот дикая! Харэ царапаться, пойдём, душ, что ли, примешь.
- Пошли!

Остаток дня прошёл за сборами. Против ожидания, меня никто не беспокоил, да и Лене никто не звонил. Собрав всё моё барахло, мы засели за ужин и только уже за десертом коммуникатор Лены оповестил её о чём-то. Она довольно кивнула, выпила глоток вина и немного виновато посмотрела мне в глаза.
- Вот и всё, Толик.
Внутри у меня противно ёкнуло, но виду я не подал — после событий последних суток я был готов хоть к колесованию, хоть к повешению, хоть к медленной зажарке заживо.
- Я готов.
- Бери вещи и пойдём.
- На живодёрню?
Ленка посмотрела на меня, как на помешанного и постучала пальцем по виску.
- Дурак и не лечишься.
- Лена, ты мне так и не сказала, что я подписал и чего ожидать дальше.
- Идём, дома расскажу.

Дома, в моей конуре в старом центре новосибирского Академгородка, Елена без объяснения причин затащила меня в постель и не отпускала, пока я не срубился в сон, полностью лишённый сил, моральных и физических. А утром — нормальным, земным, человеческим утром — заказала доставку китайской еды, обругала меня за отсутствие линии доставки и, сменив гнев на милость после второй порции куриной лапши, потребовала показать видео стрп-флаинга.
- А вот херка с бугорка, уж прости мне мой французский! Ленка, если ты мне сейчас не объяснишь, что происходит, я вместо репортажа выгружу в сеть полёт самой влиятельной и богатой задницы над Бета Альбы!
Она выслушала меня, показала кончик языка и ухватила палочками кусочек су-ши, оглядела его со всех сторон, обозвала дрянью какой-то и засунула в рот. А проглотив, заявила:
- Сейчас доем, а там видно будет.
Смирившись, я съел пяток роллов, запил их рисовым самогоном и пошёл варить кофе. Вот что люблю по-настоящему, так это кофе. И вроде бы простой отвар жжёных зёрен какого-то дерева, а вот уж сколько времени человечество поглощает эту хрень и нахваливает!
Приняв у меня чашку, Лена понюхала пар, отпила глоточек, обозвала помоями и умиротворённо посмотрела в окно.
- Здорово. На Бете нет окон, такая тоска…
- Лена, в персоналке наготове два файла: репортаж и чей-то неприкрытый зад. У тебя минута на размышления.
Она поморщила носик, отпила чуток кофе и отставила чашку.
- Выпускай репортаж. В конце концов, работу надо завершить.
Я включил развёртку, ввёл пароль с коммуникатора и перетащил иконку из архива в сеть.
- Понеслось дерьмо по трубам! Итак?
Лена вздохнула, сложила руки в позе прилежной ученицы и монотонно забубнила, перескакивая с пятого на десятое:
- Земное гражданство у тебя уже есть. Перед моим полётом… Ты знаешь, всю жизнь мечтала вытворить нечто подобное и всё не решалась! Так классно. А мужу пришлось отдать обе гайки, чтоб не спорил. Отец орал, чуть пополам не порвался, пришлось вот… Саша навещать обещала, но это вряд ли. Я ей не самой лучшей матерью была. В представительство отсюда добираться муторно, в прошлый раз на флаере, такая лажа… Андроиды фабрику открыли, но допуск дают не всем и только на некоторые участки. Но процесс уже пошёл.
- Ленка, я тебя сейчас через колено перегну и отшлёпаю.
Она выпрямила спину и радостно захлопала в ладоши.
- Давай!
- Да чтоб тебя…
Она рассмеялась, хлопнула меня по лбу ладошкой и наградила взглядом, какого удостаиваются тараканы от кухарки.
- Толь, ну чего ты такой бестолковый?!
- Деревенщина мы, немытая, сиволапая!
- Небо! Ну угораздило ж меня… — Картинно закатив глаза, Лена положила руку на левую грудь, словно сердце и вправду находится там. — Словом, ночью, пока ты спал, я развелась с мужем. Утром мы с тобой расписались, заключив законный брак. Ты автоматически получил гражданство Земли и перешёл в юрисдикцию Колыбели. Передерию моему приснопамятному пришлось отменить приговор, оплатить репортаж в двойном размере — я говорила о премии — и отпустить новобрачных к месту работы одного из супругов. Всё!
Это был не пыльный мешок. Это был целый танкер мешков. Набитый битком, притом. Едва справившись с новостями, я кое-как заговорил:
- Лена, но брак не землянина с землянкой не может быть зарегистрирован.
- В Колыбели не может. А на Бета Альбы свои правила на этот счёт. И с гражданством тоже, — опередила она мой вопрос, — для всех других случаев — да, не предоставляется. 
- Послушай, Масленица ты моя маслянистая…
- Между прочим, Зорина. Ныне, присно и во веки веков.
- Ами-инь…

Медовый месяц мы решили провести без затей, на Парадизе.
Время убивали, в основном, распугивая обитателей моря и расшатывая кровать в апартаментах для молодожёнов. Как-то, после особо ожесточённой постельной схватки, чуть подремав и заказав лёгкий перекус, мы с Леной принялись выяснять, кто же из нас всё-таки старше. По возрасту биологическому выходило, что реально она, что, вообще-то нам нисколько не мешало: в свои пятьдесят пять она и на тридцать никак не вытягивала. Мои, весьма приблизительно подсчитанные, тридцать шесть или около того, на её фоне казались уже не молодостью. Но дело в том, что я довольно много времени провёл в перелётах на подпространственных кораблях, в гиперсне, что привело к давно и всем известному казусу: документально я оказался старше супруги на сорок два года. Разница была бы ещё больше, не родись Ленка во время перелёта с Земли на Бету Альбы, на борту ползущего на околосветовой скорости космолёта.

Утомившись этими рассчётами, Ленка выгнала меня, планируя хорошенько давануть подушку в одиночестве. Я натянул бермуды, гавайку, панаму и пошёл шляться по пляжу. Народу там оказалось многовато, поэтому, дойдя до спускающегося в море горного отрога, я решил немного полазать по камням. Найдя нависающую козырьком плиту, я уселся в её тени и прижался спиной к скале. Моему взору открывалась весьма живописная панорама простирающегося внизу пляжа с пальмами, резвящимися детьми, загорающими топлес дамами и бухающими у навесов мужчинами.

Стиснув зубы, я пялился на этот лубочный раёк и думал о вещах совсем невесёлых. 
О том, как тупо пытались меня развести на Бета Альбы. 
О нелепых, с точки зрения горняка, декорациях в подземельях промзоны. 
О смешных, для бывшего военного, попытках создать видимость секретности на «закрытых» объектах.
Об абсурдной лжи и бездарной игре всех участников этой балаганной постановки.
О внезапно попадающих в мои руки огромных кристаллах и вываливающихся прямо под нос инопланетных гайках.
Об искусственном интеллекте, решившем раскрыть свои секреты непременно в моём присутствии.
О сложенных замком пальцах.
О перешёптывании в присутствии человека, физиологические особенности которого достоверно известны.
О Биту Гиса Газале, сотруднице космопорта, показавшей мне грудь и которой я назначил свидание, про которое, якобы, тут же и забыл. 
Об устроенной ею для меня ночной экскурсии на фабрику по переработке трупов, где изготавливаются не только папки, но и множество других полезных вещей.
О подземном гетто, где влачат жалкое существование тысячи людей, подвергшихся неудачному апгрейду.
О десятках, сотнях тысяч не гениальных детей, чьё настоящее и будущее на Бета Альбы безрадостнее моего прозябания на Регенде.
О двух миллионах маленьких промглобалитян, набитых как сельдь в бочки, чьё будущее вообще представить страшно.
И о том, что через двое суток с Парадизы уходит пассажирский космолёт с отдохнувшими парнями с Урудина. 

Август 2018, Бердск.

Rumer ©
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.