» » 06. Корисс - Мурера - Земля

06. Корисс - Мурера - Земля

- А ты не мог клинера вызвать?!
- Заткнись, овца и вытри пыль вон с той полки!
- Я на это не подписывалась!
Я оглядел девицу, стоящую посреди моей гостиной, с головы до ног и только добавил:
- Не урони с неё камни. Они с очень далёкой планеты, на которую попасть теперь уже вряд ли удастся.
Она наградила меня испепеляющим взглядом и порывисто направилась к указанной полке, как-то разражённо крутя при этом голой задницей. Аккуратно поднимая по одному камни и стирая пыль, девка сопела с таким возмущением, что меня едва не разобрал смех.
- Да что за бред, в конце концов?! Домашнего андроида бы завёл, что ли, раз самому лень убирать весь этот срач!
- Милочка, мой Тео в ремонте. А по деньгам одинаково — тебя вызвать или клинера. Но на тебя хоть попялиться можно.
Девка положила последний камень на место и повернулась ко мне. Грудь у неё не была идеальной, но и не изуродована имплантантами, животик вполне себе плоский, но не от тренировок, а, скорее, от недоедания.
- Послушай, я точно не буду мыть тут пол, вот как хочешь. Я проститутка, а не клинер!
- Будешь. Я заплатил за час. Сосала ты ровно пять минут, так что решай: вернёшь деньги за оставшиеся сорок минут или вымоешь пол.
Девка вскинула руки в жесте отчаяния. Возвращать деньги она не хотела, но и ползать раком с мокрой тряпкой ей совершенно не улыбалось.
- Можно я хотя бы оденусь?! Ты сидишь и пялишься на меня!
- Нет. Сама сказала, что ты проститутка. Вот и делай всё, что не запрещено договором. Ходить голой по квартире клиента в списке запрещённых действий нет, я читал внимательно. И про запрет мытья пола там тоже нет ни строчки. Не тяни время, дрянь такая! Хватай ведро и мой пол, пока я не пожаловался на тебя за отказ исполнять мои желания. Не запрещённые, кстати.

Скрипнув зубами, девка устремилась в санузел.
Вскоре она уже ползала по гостиной на четвереньках, остервенело оттирая мокрой тряпкой грязь с пола, а я с удовольствием разглядывал все её бабские красоты, растрёпанные волосы, собранные в узел на макушке и раскачивающиеся в такт движениям небольшие сисечки. Красота! 

***
Садящееся Солнце подмигивало мне сквозь окно. 
В своё время я выкупил квартиру в Академгородке, в зоне древней застройки, сохранённом районе памятников архитектуры ХХ века. Старинные, многовековой давности, здания, имеющие примитивные системы отопления и энергоснабжения, законодательно запретили как бы то ни было менять, но оставили именно жилыми. Моя квартира, скажем, расположена на последнем, четвёртом этаже. В ней есть крохотная прихожая, санузел с антикварными приборами утилизации и гигиены, тесная даже для одного, кухонька и две комнаты, смежные. Окна, закрытые стеклянными щитами, невелики, но расположены с южной стороны и вид из них странный, но не раздражающий: такой же четырёхэтажный дом, заселённый такими же чудиками, как и я.

Сказать честно, мой родной деревенский дом на Регенде куда как совершеннее и просторнее этой примитивной и тесной квартирки, но цена этого жилья такова, что на Промглобал, скажем, я за эти деньги мог бы купить целый купол полностью. Причём не в промышленном районе, а где-нибудь возле Неосанфры. Но. Ни на Регенде, ни на Промке я не видел бы у себя за кухонным окном сосен. Громадных, едва не тысячелетних деревьев. И белок, бегающих по стволам, прыгающих с дерево на дерево — тоже. И не мог бы запросто, пешком, ходить в антикварную книжную лавку и в кафе-мороженое. Да что там! На Земле осталось не много мест, где над головой не шмыгают бесконечно антигравы, где можно просто выйти из дома и погулять, не чувствуя под ногами вибраций от подземных коммуникаций.

От созерцания заката меня отвлёк Тео. Этот старый андроид был выкуплен мной после списания его со службы в космопорте и уже множество лет жил со мной, время от времени проходя профилактику и небольшие, доступные его конструкции, модификации. Я привык к старой машине, заботящейся о моём быте и, что греха таить, любил андрошку, ставшего мне едва ли не другом.
- Зорин, я тут перебрал информацию по твоей просьбе.
- Рассказывай!
- Из доступного: Шара, Корисс и Харон.
- Харон в жопу! Я недавно поинтересовался новостями оттуда… Ну его, Харон этот. Что за Шара?
Тео аккуратно подвинул стул к столу и начал порциями скидывать информацию на голограмму развёртки моей персоналки, комментируя по мере необходимости.
- Налажена телепортация, поэтому координаты неважны. Гравитация полуторная, (я недовольно сморщился), животный мир представлен насекомыми, растительный весьма разнообразен и обилен, атмосфера непригодна, колонисты активно меняют газовый состав. 
- Народу много?
- Не очень пока. Но, в перспективе…
- В жопу! Мне скучно сейчас, а не в перспективе. Что за Корисс? Не слыхал раньше…
Тео сменил вкладку, появился нормальный урбанистический пейзаж.
- Благополучная, населённая вилоидами планета, телепортация налажена на нашу орбитальную станцию. Людей там много, контакт с аборигенами неактивный, но налажен.
- Жрать-то есть что?
- Да. Продовольствие закупается у вилоидов, вода поставляется с планеты, энергетика…
- Стоп! Что за вилоиды?
На развёртке появилось фото человекообразного существа. Я покрутил его так и сяк, подивился на копыта и огромные уши. Особо повеселил немаленький половой член аборигена.
- Вполне разумны, промышленность на уровне конца ХХ — начала ХХI века на Земле. Плюс-минус местные особенности.
- А бабы? Такие же лошади?
Картинка сменилась и моему взору предоставилась аборигенка. С добротной конской жопой, нормальными, совершенно человеческими сиськами и гениталиями. Мордашка вполне приемлемая, волосы длинные, хоть и растут, как грива у кобылы. Хвала небесам, что хвоста нет! Я увеличил масштаб и ещё раз присмотрелся к сиськам. Ну что, получше, чем у той девки, что мне тут порядок наводила в квартире, пока Тео чинили.
- Личные контакты лучше не планировать. Размеры мужских гениталий вызывают у аборигенок неудержимый смех. Там без вариантов. Да и рост средней вилы — более двух метров.
- Я на Глэдис и побольше видал. И на размер… кхм… гениталий она не жаловалась. Но ты прав, я не зоофил. В детстве даже не мог овце заправить, хоть на Регенде такое и было заведено.
- Есть опасения, что на Корисс тебя не пустят.
- Почему?
- Потому, что землянам у этой планеты вообще-то нечего делать. То есть вообще нечего. И контакты с аборигенами сведены к необходимому минимуму, поскольку таковые могут привести к различным дурным последствиям.
Я задумчиво почесал макушку и спросил:
- Наши там торчат, чтобы не голодать здесь?
- Очень на то похоже, Толик.
Снова стало скучно. Я перетянул курсором задницу корисской бабы поближе и от нечего делать принялся поворачивать её так и этак. Ну так-то хорошая корма, тут что сказать! Если не смотреть на лошадиную морду и копыта — так и вовсе замечательный станок.
- Так, Тео! Это из доступного. Есть что-то ещё?
Андроид сперва посмотрел мне в лицо, затем убрал с голограммы вилоидскую пиписку.
- Есть пара миров, где нет телепортации. На Муреру можно попасть на космолёте с орбитального комплекса у Корисс.
- Фото есть?
- Есть. Очень старые и вряд ли актуальные. Контакт с людьми, отправившимися туда больше двух веков назад, не поддерживается.
- Как это?!
- Они не хотят контактировать с жителями других планет.
- Вот это новости…
Тео молча вывел на развёртку космографические данные и я погрузился в изучение газового состава и прочей скукоты. Планета хорошая, судя по всему. Может именно поэтому мурерцы и отмалчиваются?
- Второй мир совсем малоизучен, отмечен в каталоге как малоперспективный. Атмосфера негодная из-за большой концентрации кислорода и углекислоты. Растительный мир крайне недружественный, животного мира не обнаружено.
- Но он доступен? Меня кислородом травить бесполезно, как ты понимаешь…
Андроид что-то уточнил в сети и только после этого ответил.
- Доступен условно. Чисто теоретически, там есть орбитальная станция, в режиме ожидания. Но без большой группы исследователей и латников там делать нечего. Совсем.
Я в задумчивости почесал в трусах и махнул свободной рукой.
- Собирайся! Летишь со мной на Муреру.
- Нужно провести подготовку маршрута, выяснить технические и прочие возможности. Толик, почему ты решил в этот раз взять меня с собой?
- Будешь вилу овсом кормить и за уши придерживать, пока я её под хвост оприходую. Ну раз для нормального способа им людской прибор смешным кажется, что делать?!
- Со стремянки упасть не боишься?
Я рассмеялся и толкнул андрошку в плечо.
- Там невысоко!

***
Надо признаться, что в тот момент меня гнала из дому не только скука. Финансы мои стремительно таяли, просирать заработанное, сидя в Колыбели, не хотелось. Я вполне безбедно мог бы жить на Регенде, но внуки Марии Репиной, недавно ушедшей в грунт родной планеты, ясно дали мне понять, что не рады такому родственнику. Да, Регенда велика, мест на ней хороших теперь немало, но меня, землянина по статусу, никто и нигде не примет, хоть я овец любить буду, хоть задницу кирпичом подтирать.

На Промглобал меня не заманить никакими коврижками, тут нечего и говорить даже. На Урудин я не полечу просто потому, что сойду с ума от того идиотизма, что там теперь творится. И началось это всё с моей подачи, а этого мне урудинцы не простят, пожалуй. На Бета Альбы меня не только пустят, меня туда на верёвке приволокут за танкером, прям сквозь вакуум. А то, что от меня останется, смешают с напалмом и публично сожгут. Парадиза может приютить ненадолго и за дорого.

А в Колыбели оставаться дальше просто невыносимо. Продовольственный кризис год от года усугубляется, причин тому масса. Регенда не собирается кормить Землю, столь долго державшую своих питомцев впроголодь, Парадиза наотрез отказывается принимать переселенцев и делиться плодами своего сельского хозяйства, вовсе не такого уж и развитого. Порым-Ду закрыта для человечества по настоянию бусов, а те люди, что живут в Дальске и колхозах, просто не способны прокормить жителей Колыбели, даже если бы и хотели. 

Жить на Земле становится всё менее комфортно и всё дороже. И сидеть безвылазно в квартире — не выход, поскольку окружающие держат меня за деревенского выскочку, неправедно разбогатевшего. Так-то да, я не беден, но перспектива голодной старости меня как-то не прельщает, да и зимы в Сибири холодные, а каждый отопительный сезон вытягивает столько денег, что аж в голове звенит. Очередной рейд сулил избавление от скуки и давал надежду на то, что по возвращении на Землю, я застану тут более сытую ситуацию. Должны же эти жирные коты как-то выкрутиться! Поэтому я и решил свалить в очередное путешествие, прихватив с собой Тео для компании.

На всякий случай я известил о своём намерении посетить Муреру заинтересованные организации. Удалось выцыганить сохранение и содержание квартиры и даже частичную оплату телепортации до Корисс. Там мне предоставят космолёт для рейда, бесплатно. У них этого добра там, на орбите конюшни, болтается с избытком. С припасами и оборудованием тоже обещали всё решить на месте. Уж овёс-то на Корисс должен колоситься!

***
На орбитальной станции меня встретили кислыми минами: никому визит праздного летописца-бездельника не был нужен, а если учесть, что для избавления от этого лишнего рта (да ещё и столь остроязыкого) нужно пошевелить задницей, то радовало уж и то, что Тео не позволил просто пристрелить меня на пороге камеры телепорта.

Командир всей этой своры бездельников, некий Уолт Мессерер, похожий на запойного алкоголика, долго и беспомощно возил пальцами в развёртке персоналки, пытаясь найти рейдовый космолёт. Увидев нечто, похожее на что-то, что-то ему напоминающее, он вывел картинку и сказал:
- Вот. Ничего другого предложить не могу.
- Уолтер, это сухогруз-автомат. Он не имеет даже пассажирского закоулка, поскольку летает вообще без пилота. И размером он с город.
- Нет у нас другого. Если этот не устраивает — возвращайтесь на Землю.
Тео положил ладонь мне на плечо и слегка погладил, успокаивая.
- Позвольте я посмотрю характеристики этого судна?
Мессерер скосился на андроида и приглашающе мотнул головой в сторону голограммы. Тео запустил пальцы в сектор управления и в долю секунды вывел на развёртку нужный файл с перечнем всех космолётов, когда-либо прибывавших к Корисс. Их оказалось несколько десятков! Отсеяв не пассажирские и самые древние, андроид быстро выбрал отличный рейдер, созданный для исследователей-соло. Относительно новый и в прекрасном состоянии. Командир орбитальных хомячков пытался что-то сделать, чтобы помешать роботу, но с тем же успехом можно бить пощёчинами планетарный горный комбайн. Я тихо рассмеялся и сказал:
- Спасибо, командир Мессерер, этот нам подходит. Распорядитесь, пожалуйста, снарядить его соответствующим образом. Тео потом проверит, не переусердствовали ли ваши подчинённые и не нагрузили ли чего-то в избытке. Времени у вас на это будет не меньше недели, поскольку мы не хотим вас как-то торопить или стеснять своим присутствием. Полагаю, недели нам на прогулку по Корисс вполне будет достаточно!
- Посторонним спускаться на планету категорически запрещено!
Я закивал, едва не сломав себе шейные позвонки.
- Правильно-правильно! Нечего там всяким бездельникам шляться! Тео, друг мой, предъяви командиру Мессерер наши допуски, пожалуйста.
На развёртке появились бланки допуска в места, абсолютно закрытые для посторонних. На них красовалась моя морда и лицевая сторона головы андроида Тео. Багровый от предвкушения предстоящих хлопот, Уолт шумно выдавил выдох сквозь стиснутые зубы и вызвал секретаря. Андрошка, войдя в рубку, быстро сориентировался и настроил радиоканал с Тео. Не прекращая соглашаться с шефом, твердя «да, командир», как попугай. Наши роботы быстро столковались и секретарь, дождавшись разрешения уйти, поспешил избавлять от хлопот командира Мессерер и загружать головняками остальных обитателей орбитальной хомячатни.

Вскоре нас с Тео деликатно опустили на Корисс, на ферму близ города Эсвур, где небесные хомячки затаривались кормами и водой. Сопровождающего нам не дали, дали лингвофайл и заверили, что хозяин фермы свой в доску. Встречавшее нас милое существо не было похоже ни на хозяина, ни, тем более, на доску: совершенно очаровательная вила с роскошной гривой, обалденными сиськами и очень характерной для аборигенок задницей. Пока я хлопал глазами и пускал слюни, Тео поприветствовал девушку и назвался. Та подмигнула роботу, лихо стриганула ушами и ответила:
- Меня зовут Риква Мао, я дочь хозяина. Папа в отъезде, я за старшего! А тебя как зовут, маленький небесный человек?
Я подобрал слюни и кивнул. Вила рассмеялась, переступила с копыта на копыто, сморщила носик и задумчиво поводила ушками. Потом протянула руку и пристукнула пальцевой подковкой мне по лбу, приводя в чувства.
- Зо… Зорин. Я. Т-толя.
Росту в Рикве было, судя по нивелиру, два метра двадцать два сантиметра. При максимально выпрямленных ногах, в смысле. Сама же виланька выглядела хрупкой, невыносимо стройной и совершенно очаровательной девчушкой, а вовсе не здоровой кобылой, как мне представлялось вначале. Она вежливо кивнула мне в ответ, тихо рассмеялась и ушки её мелко завибрировали.
- Пойдёмте в амбар, я отпущу продукты!
Продукты мне (а уж Тео и подавно) были совершенно неинтересны, но отказывать милой девушке, когда она приглашает тебя в амбар?.. Да я что, дурак, что ли?! Смущало лишь то, что глаза свои карие юная Мао строила андрошке. Похоже, с концепцией роботов она была совершенно незнакома. 

В амбаре Риква, словно невзначай, глубоко наклонилась, демонстрируя Тео роскошный вид в декольте. Он вежливо заглянул, потом изобразил глубокий вздох и мягко произнёс:
- Милочка, тебе следует обратить внимание на Анатолия. На мою беду, я не обладаю никакими мужскими достоинствами, в отличие от него.
Виланька выпрямилась и недоумённо посмотрела на андроида, словно не верила своим, безостановочно шевелящимся ушам.
- Сударь, что вы себе позволяете? Вовсе не следует считать меня легкомысленной, только потому, что я простая селянка! И вообще, — уши её вытянулись в горизонт и мелко завибрировали, — даже простая селянка в курсе, что небесные люди — никуда не годные маломерки.
Тео сделал руками примирительный жест и широко улыбнулся.
- Риква, даже среди небесных маломерок, я совершенно незначителен в этом отношении. Я ни на что не намекаю и никоим образом не хочу тебя оскорбить! Но, видя твой интерес к моей персоне, считаю правильным предупредить о своей полнейшей несостоятельности.
Виланька обиженно фыркнула и удалилась к полкам с мешками, а Тео очень тихо сказал мне по-русски:
- Мао озабочена до предела, насколько я могу судить. Прояви инициативу!
- Как?! Сухариком с ладошки угостить?
- Попроси показать грудь.
- Ты что, дурак?!
Тео наградил меня взглядом, каким отец смотрит на сына-недоумка.
- Надо было изучить материалы про вилоидов, Толик.
Меж тем, Риква вернулась и сердито посмотрела на меня. Тео её, похоже, расстроил донельзя и она снизошла до совсем маленького небесного коротышки.
- Зорин, что будете брать? Крупу, сахар, сироп? Есть мясо на льду и тушёное, в банках. Есть живая птица — нужно? Сколько голов забить?
Я изобразил максимальное радушие и небольшое смущение.
- Мао, литанька, мы прибыли не за продуктами. Я и мой спутник — летописцы.
- Кто?
- Зорин, у вилоидов нет понятия истории, обойди вопрос.
- Мы исследуем обычаи и традиции вашего народа. Тео, коллега, оставь нас с девушкой, ты умудрился расстроить её своей бестактностью!
Робот с некоторой даже поспешностью покинул амбар, шепнув напоследок:
- Проси сиськи. Если покажет — даст!

***
Со всей тщательностью изучив быт корисских фермеров и по разу выхватив копытом от Мао каждый, мы с Тео вернулись в хомячье царство, на небеса. Андрошке пришлось вскрыть грудной отсек, чтобы выправить вмятину в реброимитаторе, а мне напылили пену с анестетиком на громадную гематому на бедре. Лягаются вилоиды архибольно, надо сказать, и подковы на их копытах немало тому способствуют!

Туземный сироп оказался на вкус просто восхитителен, я с вернувшимся хозяином фермы, Пректом Мао, выдул немало этого чудесного напитка. Это же снадобье примирило меня с Риквой и она показала-таки мне свои чудесные сисечки. Вторжение моё в виланькино лоно вызвало закономерный и ожидаемый смех, а вот визит через подхостье вызвал непроизвольное движение правым копытом, что и привело к образованию вышеупомянутой гематомы. В конце концов, всё наладилось к обоюдному удовлетворению.

Уолт Мессерер, главхомячок орбитального царствия небесного, выдал Тео данные по рейдеру и тот попросил установить в рубке добавочную гиперсонку и организовать спальное место для двух персон. Пока командир ругался и спорил, секретарь метнулся с поручением к техслужбе, где, к слову, работали самые адекватные хомячки. Вскоре всё было готово к нашему отлёту, оставалось главное и самое сложное: умыкнуть с Корисс юную Мао, решившую радикально изменить сельскую свою жизнь и стать первым в истории (про которую не имеет никакого понятия) вилоидом-космонавтом.

Посадка капсулы на ферме — довольно-таки заметное явление и производится в определённое время суток и при определённых метеоусловиях. Чтобы сделать визит небесных людей минимально публичным. О том, чтобы спуститься на планету на космолёте, можно было и не заикаться, командир Мессерер точно расстрелял бы и меня, и Тео ко всем местным чертям. Но на всякого мудреца довольно простоты: Тео, не боящийся перегрузок совсем, уложил меня в гиперсонку и в режиме метеора свалил наш «Торес» с орбиты в лес, простирающийся за самыми дальними угодьями Пректа Мао, вечно синеухого фермера, не разорившегося лишь благодаря торговле с небесной канцелярией.

Отчаянная виланька Риква, поджидавшая своего милого небесного коротышку, едва не померла со страху, когда с небес свалился раскалённый добела «Торес», размером превышающий её амбар! А уж вывернутые и подожжённые им деревья и вовсе повергли несчастную девульку в священный трепет. Если бы спуск капсулы не был для неё привычным явлением, то лишь небо знает, чем бы закончилось для её психики падение столь большого предмета.

Меж тем, Тео вынул меня из капсулы и, пока я приходил в себя, затащил на борт Рикву и принялся готовиться к старту с планеты в режиме стратостата, дабы не шокировать возможных наблюдателей. Мао испуганно озиралась, дивясь необычному интерьеру рубки космолёта и едва не подскакивала от каждого шороха. Я едва увернулся от её копыта, неосмотрительно приблизившись к ней сзади.
- Тишь-тишь-тишь! Риква, не лягайся, у меня с того раза ещё нога болит!
- Толик, это что?! Это ваш небесный дом?
- Нет, это космолёт. Как дирижабль, но летает… Повыше и подальше. Немного.
- Зорин, Мао, идите в гнездо, я на антиграве сейчас стартую.
Вила вскинулась, повернулась к Тео и поинтересовалась:
- А у тебя бок сильно болит?
Робот посмотрел на неё, перевёл взгляд на меня и буркнул:
- Объясняй, как хочешь.
Я почесал макушку и, ухватив Рикву за руку, потащил в гнездо, устроенное в углу рубки, подальше от важных или гудящих частей оборудования. Улегшись поудобнее, я глубоко вздохнул и выдал:
- Лапка, Тео — неживой. Он машина. С виду похож на человека, но на самом деле не человек. Робот. Андроид. Короче, зови его Тео и больше не заморачивайся!
- Так что, ему не больно было, когда я его подковой жахнула?
- Нет, — в один голос ответили мы с роботом.
- А я-то думаю: как так?! У меня аж бабка хрустнула, а он встал, задницу отряхнул и как ни в чём не бывало! Вот негодяй.
- Ну прости ты его! Это я подговорил, чтоб он тебя за уши придержал.
Вила сердито взмахнула ушами и фыркнула. Потом почесала нос подкованным пальцем и махнула рукой:
- Дураки.

***
Первую неделю полёта мы с Мао почти не выбирались из гнезда. Виланька сперва стеснялась Тео, потом привыкла и перестала обращать на него внимание и зажигала по рубке нагишом. Окончательно её успокоило то, что робот не ел, не пил и не спал. Следовательно — не человек. Даже не небесный. А ко мне девулька просто приклеилась! Никогда в жизни (а повидал я немало, поверьте) не видывал я, чтобы кто-то так быстро и так сильно привязывался к кому-то. 

Тео всё время полёта неподвижно сидел в пилотском кресле и почти не подавал признаков жизни. Если он и управлял как-то какими-то функциями «Тореса», то делал это по радиоканалу. Однажды, дождавшись, когда Мао уснёт, я подошёл к нему и спросил:
- Тео, у нас всё нормально?
Робот повернул ко мне лицо и чуть улыбнулся.
- Да. Беспокоиться совершенно не о чем.
- Нам лететь, я так понимаю, около пятнадцати лет? Ты как, сам справишься или?..
- Толик, я робот. За пятнадцать лет практически полного бездействия со мной ничего не произойдёт. Если возникнут какие-то внештатные ситуации, я тебя разбужу. Или ты хочешь просыпаться раз в году?
Я немного подумал и сказал:
- Завтра научу Рикву одному фокусу и заляжем в капсулы. Буду нужен — буди. Ну а если всё будет ровно, то подъём на подходе к орбите Муреры.
- Ты хочешь обучить Мао оральному сексу?
Невольно рассмеявшись, я взлохматил волосы на голове андроида.
- Тео-Тео, ты знаешь меня лучше, чем я сам себя знаю!
Робот снова улыбнулся и подмигнул. Проклятые изуверы на Бета Альбы, всё же, добились неимоверных результатов в создании андрошек. И страшно подумать, чего эти вивисекторы добились за годы, что прошли с моего последнего визита на их планету.

***
- Нет, милая, убери язык! Он у тебя как тёрка, ты мне больно делаешь. Губами, губами… Ну я же тебе объяснял, вспомни! Вот, вот… хорошо. Так хорошо.
Я лежал на спине, Риква стояла на четвереньках надо мной. Вся её красота располагалась прямо у меня над лицом, я то пошлёпывал её по ягодицам, то тискал грудь, то перехватывал за уши и немного тянул вниз. Если не обращать внимания на лишние колени, то от землянки не сильно-то и отличается.
- Уф-ф-ф… Всё, лапанька, всё, милая. Отпускай.
Вила перебралась через меня и улеглась рядом, потешно кося карим глазом. Потом чмокнула губами и расстроенно произнесла:
- Вот чё он у тебя такой коротенький?!
- Ну Рикванька, солнышко, я же человечек, а не вилоид, как ты. Я по-другому устроен. Есть хочешь?
- Немного.
- Давай, лапка, беги, приготовь нам пожевать.
Мы сидели за столом и неспешно перекусывали. Мао улыбалась и то и дело сжимала мне пальцы. Тео неподвижно сидел за пультом в рубке и не подавал признаков жизни.
- Толик, а он не умер?
- Тео не может умереть, он и так не живой.
- А почему он не дышит?
- Риква, он втягивает воздух только для того, чтобы говорить. Ему не нужно дышать, как нам.
Вила немного помолчала, потом спросила:
- Тебе хорошо со мной?
- Конечно! Ты самая славная девушка, какую я только видел.
Мы ещё помолчали, просто глядя друг другу в глаза. Я поймал себя на мысли, что действительно любуюсь ею. Риква сморщила нос, весело крутнула ушами и принялась убирать со стола. Потом подошла ко мне, прижалась к спине и запустила пальцы в шевелюру.
- Смешной ты, Толик. Сколько раз видела небесных людей — все какие-то не такие были. Не злые, но и не добрые. Даже Тео лучше них! А ты какой-то совсем-совсем другой. Живой, добрый, весёлый!
- Лапка, ты спать не хочешь?
- Хочу.
- Тогда пойдём, я тебя в капсулу устрою. Тут лучше в ней спать.
Говорить, что уснёт она на пятнадцать лет, смысла не было: с концепцией времени вилоиды почти не знакомы.
- А почему не в гнездо?! Я не хочу одна спать, Толик. Хочу, чтоб ты рядышком был.
- Солнышко, это только один разик. Так надо, милая! В следующий раз ляжем вместе.
Я отвёл притворно хнычущую вилу и уложил в капсулу гиперсна. Потом забрался в свою и принялся считать. На втором десятке сознание померкло.

***
Проснулся я в дурном настроении и дурном самочувствии. Как ни верти, годы берут своё и выход из телепорта становится намного предпочтительнее выхода из состояния гиперсна. Пока я кряхтел и крутил головой, разминая шею, Риква успела меня расцеловать, одеться и даже подёргать Тео за волосы, отросшие и собранные в конский хвост. Есть не хотелось, но воды организм настойчиво требовал, а вылезти из капсулы было невмоготу.
- Риква, принеси попить, пожалуйста.
Виланька примчалась, бодро громыхая подковами и протянула стакан. Я напился и улыбнулся этой славной жеребчушке.
- Толик, а мы долго ещё в лесу сидеть будем?
- В смысле?
- Ну ты говорил, что мы на этой штуке полетим, как на дирижабле. А сами всё сидим и сидим тут, никуда не летим…
Я ошалело посмотрел на Тео. Тот не менее ошалело посмотрел на меня. Потом включил обзорный экран и стала видна близкая звезда и даже какая-то планета, возможно, что и Мурера.
- Риква, туда посмотри.
Она обернулась и замерла, разглядывая нечто совершенно ей непонятное. Концепция межзвёздных перелётов вилоидам тоже незнакома. Основной массе — точно.
- Что это, Тео?
- Зорин, объясняй, как хочешь.
Я выбрался-таки из капсулы и принялся одеваться, сочиняя на ходу понятную виле версию.
- Литу видишь? Вон, яркая такая.
- Угу.
- А вон ту штуку, поменьше и которая не светится? Шарик такой.
- Угу.
- Так вот, лапка, мы поднялись так высоко, что видим мир вот таким маленьким, как мяч.
Риква повернулась ко мне и нетерпеливо дёрнула ушами.
- А зачем мы так высоко взлетели? Это мы у вас на небе теперь, что ли?
- Да.
- Ух ты! Здорово!
- Тео, это Мурера?
- Нет. Мурера вон там, из-за светила выходит.
- Ну и славно. Сколько у нас до посадки и что там с атмосферой и прочим?
Разговаривали мы по-русски и Мао, смешно поднимая брови, смотрела то на меня, то на робота, недоумённо шевеля ушами. Тео повозил пальцем в развёртке бортмашины и забубнил:
- Кислород чуть в избытке, углекислота присутствует, азот... Нормально всё. Ты справишься, а Рикве дадим маску. Там ещё какие-то странные примеси, не могу понять, что такое, но они как-то пятнами. Похоже, что есть источники, извергающие странные газы, но те не смешиваются с атмосферой и собираются пузырями. Ерунда какая-то, надо на месте смотреть.
- Температура? Радиация?
- Прохладно. Радиация — следы, насколько я могу понять. Зонд заслать?
- Да. Повисим на орбите, подождём результаты. Биосфера?
- Даже отсюда видны поселения. Активные. Тепло, радиосигналы, свет.
- Орбитальная инфраструктура?
- Отсутствует.
Я с улыбкой повернулся к виланьке и получил в лоб подкованным пальцем.
- А нельзя разговаривать так, чтоб всем понятно было?!
- Извини. Тео, переведи ей про атмосферу как-нибудь.
Робот пожал плечами и перевёл. Риква выслушала и обернулась ко мне.
- Это он по-нашему, что ли?
- Да.
- А почему ничего не понятно?
Теперь я пожал плечами. Судя по переводу, речь андроида была вполне осмысленна и не искажала вложенный в неё смысл.
- Лапка, есть темы, совсем непонятные милым девушкам. Поэтому, уж извини, нет разницы, на каком языке мы с Тео их обсуждаем. Не обижайся, ладно?
Она состроила задумчивую мину, поставила уши торчком и как-то асинхронно повертела ими туда-сюда. Потом кивнула и улыбнулась.
Меж тем, встреча с Мурерой всё приближалась и мне пришлось несколько невежливо отогнать от себя вилу. Не то, чтоб я как-то содействовал этому сближению, но предвкушение вторжения в новый мир — сами понимаете. Ну какая тут, нафиг, любовь?! Тео всё так же неподвижно восседал в кресле пилота, изучая метеорную, гравитационную и радиационную обстановку.
- Что зонд?
- Люди на планете живут. Судя по отсутствию спутников, сильно деградировали. Сельское хозяйство развито, присутствуют признаки промышленности. Радиосигналы слабые, местного действия.
- С газовыми пузырями прояснилось?
- Судя по всему, это именно выбросы, по типу гейзеров. Непонятно, почему не происходит смешивание с атмосферой, мне никогда не приходилось слышать о подобном эффекте.
- Как местные реагируют на выбросы?
- В жилых районах используют в качестве горючего. В нежилых — просто обходят, насколько я понимаю.
Я задумался над такой странностью и, немного помолчав, спросил:
- А что за горючий газ там? Метан или что-то типа того?
- Да. Углеводородный, судя по спектру. Смешению выбросов с атмосферой препятствует присутствие в воздухе то ли полей, то ли иных мембран непонятного происхождения.
- Бр-р-р! А в остальном, говоришь, воздух годный?
- Тебе. Как вила на него отреагирует — не знаю.
- Но люди ж вон живут. Два века — срок немалый! Раз не вымерли…
Тео повернулся ко мне и посмотрел, как на недоумка. В такие моменты я испытываю смешанные чувства: во-первых — ожидание новой информации, а во-вторых — желание взять кувалду и врезать по его надменной роже.
- Зорин, Риква не человек. У неё как бы другая физиология. И то, что атмосфера Корисс годна для людей, вовсе не означает, что виле годна атмосфера Муреры.

***
Поскольку на запросы с орбиты на планете так никто и не обратил внимания, я велел Тео садить «Торес» близ уединённого небольшого поселения. Радиосвязь на Мурере зафиксирована, но слабая, а если наш визит покажется нежелательным местному населению, то подмогу малонаселённая деревня вряд ли сможет быстро привлечь. А с малой группой даже негативно настроенных людей сговориться всё-таки проще, чем с целым городом.

Корабль был аккуратно опущен на поверхность в месте, где не наблюдалось никакой хозяйственной деятельности; как выходец из фермеров, я предположил, что это пастбище, но сейчас там всё равно скота не было — осень, бестравье. Пока Тео высматривал, не спешит ли кто с дробовиком наперевес встречать пришельцев, я приспособил Рикве дыхательный фильтр и предупредил, чтоб держалась поближе ко мне, когда выйдем. Сам же снарядился по полной программе: закрепил на бедре в захвате унипистолет с запасом боепитания, урудинский нож свой в ножнах закрепил на поясе и модифицированную ябеду активировал.
- За бортом плюс пятнадцать по Цельсию, — сообщил андроид, — надо одеть вилу. Она к такому вряд ли готова. Да и сам оденься, не молодой, чтобы без штанов прогуливаться под дождём.
- Там дождь? Надеюсь, обычный, водяной?
- Не совсем. Он проходит сквозь один из газовых пузырей, в воде содержатся разные компоненты и я не могу сказать, как вы на них отреагируете. Толик, я же далеко не всё знаю, хоть и достаточно много. Лучше не рисковать, согласись.
- Людей видно?
- Нет.
Это меня и смущало больше всего: можно подумать, на это пастбище по три раза в день космолёты садятся!

Одеваться мы с Риквой не стали. Велев виле раздеться догола, я напылил на неё бодипейнт, затем разделся сам и Тео «одел» из баллона меня. Высыхая, пена не только сохраняет тепло тела, но и не пропускает внутрь ни пыли, ни влаги. Конечно, можно сказать, что в таком виде человек больше выглядит голым, чем одетым, но вот ни меня, ни Рикву это совершенно не волновало. Ну меня уж точно.

Включив защиту корабля, Тео выгнал нас с Мао в шлюз, отдал бортмашине команду, чтоб нас выпустило и присоединился к компании. Внутренняя дверь шлюза закрылась и начала опускаться аппарель. Меня мандражило, как перед экзаменами, вила испуганно вцепилась мне в плечо и прижала уши, а андрошка принялся насвистывать Прокофьева.
- За дверями нас встречают, вроде бы не агрессивно настроены, — вдруг проговорил робот по-русски.
Спокойствия мне это не прибавило. Одно дело — ксеномир. И совсем другое, когда за дверью люди, от которых не знаешь, чего ожидать! Поэтому за рукоятку унишмалера я, на всякий случай, взялся. Аппарель опустилась и...
- Тьфу, блять.
Тео ухмыльнулся и пошевелил пальцами приветственно поднятой руки. Риква шумно выдохнула и обмахнула себя ушами, а я спешно убрал руку с пистолета. За дверью стояли дети. Они зябко кутались в дождевики и с любопытством таращили глазёнки из глубин капюшонов. Обычные дети! Включив лингвер ябеды, я улыбнулся и проговорил, стараясь скрыть волнение:
- Привет! Взрослые есть дома?
Говорил я по-русски, но ответ, каким бы он ни был, нуждался в переводе, уж для Мао-то точно. Встречающие переглянулись, одна фигурка помахала нам ладошкой, а другая чуть вышла вперёд и заговорила на староанглийском:
- Странники, вы напрасно нанесли нам визит. Покиньте наши пределы, чужаки!
Я отцепил от себя Рикву и подтолкнул к роботу, а сам спустился по аппарели и, подойдя вплотную к мальчику, повторил вопрос, чтобы тот услышал перевод с ябеды:
- Взрослые дома есть?
Вопрос прозвучал по-английски, сам я этим языком не пользуюсь принципиально. Пацан недоумённо оглянулся на остальных, словно бы ища у них поддержки, затем посмотрел мне в лицо и ответил вопросом на вопрос:
- Сэр, вы тупой?
Я протянул руку, ухватил паршивца за ухо и хорошенько дёрнул.
- Пацан, не хами незнакомым людям. И отвечай, когда спрашивают!
Тот заверещал, остальные развернулись и побежали в сторону деревни. Тео подошёл и постучал мне по руке, прося отпустить мальчишку. По-староанглийски он не говорил, но современным владел свободно.
- Мальчик, нам нужно поговорить с кем-то взрослым. Будь добр, проводи нас.
- Сэр, ваш голый спутник недостоин беседы даже с червями.
- Ты заблуждаешься, мальчик. Мы прибыли издалека и вовсе не для того, чтобы тратить время на невежливых детей. Проводи нас к взрослым, не упрямься.
Риква тоже подошла и присела, заглядывая в лицо мальца. Тот вытаращился на неё и отмахнулся рукой, как от наваждения.
- Мэм, вам надлежит одеться.
Странно, что пацана больше заботило одеяние вилы, нежели её анатомия. Я б на его месте заинтересовался парой лишних коленок и ушами, это как минимум.
- Я одета. И мой спутник тоже. Присмотрись — это не кожа. — Паренёк протянул руку, но Мао отвела её от себя в сторону. — Его потрогай, не меня.
Мальчишка вопросительно посмотрел на меня. Я протянул ему руку, предлагая убедиться в том, что она не голая. Он потрогал, погладил, ущипнул… и улыбнулся.
- Одежда ваша необычна.
- Ну… какая есть.
- Но спутник ваш, сэр, вот этот почтенный человек, сэр, он одет обыкновенно!
Я поглядел на андрошку и язвительно произнёс:
- Объясняй, как хочешь!
За трёпом я не заметил, что к нам подошли взрослые пейзане. Они стояли в отдалении и негромко переговаривались меж собой. В руках их ничего не было, агрессии не чувствовалось. Я приветственно поднял ладонь и спросил:
- Вы тоже посоветуете нам убираться с вашей планеты или как?
Реакции не последовало, мужики всё так же тихо переговаривались кивая в нашу сторону головами. И не подозревая, что я их отлично слышу и понимаю. И не только я.
- Заявились.
- Этого следовало ожидать!
- Земляне не оставят нас в покое.
- Надо убить этих троих, пока не привели остальных.
- Кто это делать будет, ты, может быть?
Я переглянулся с Тео и снова взялся за рукоять унишмалера. Робот отрицательно мотнул головой и пошёл к мужикам, улыбаясь и показывая пустые руки. А я положил вторую руку на плечо пацана и прижал его к себе.
- Господа, приветствую вас. Меня зовут Тео и я робот. Не пытайтесь причинить мне урон, это почти невозможно.
Мужики заткнулись и с опаской посмотрели на него, потом кто-то показал пальцем на меня с пацаном. Потом кто-то вскрикнул, разглядев, наконец, Мао. Риква переступила с ноги на ногу, потом подошла ко мне и положила свою четырёхпалую ладонь с подкованным средним пальцем на голову парнишки.
- Похоже, нам тут и взрослые не рады.
- Похоже.
От группы местных отделился самый здоровый мужчина и подошёл вплотную к Тео.
- Послушай, робот Тео, лучше вам отпустить мальца и улететь отсюда.
- Вы даже не интересуетесь зачем и откуда мы прибыли, вы просто гоните нас. Почему?
- Неважно, робот Тео. Отпустите парнишку и убирайтесь.
Я пихнул локтем Мао и подтолкнул пацана в сторону взрослых.
- Беги домой, парень. Сейчас я устрою хорошую трёпку этим дебилам, ни к чему тебе смотреть на это! Беги, парень, поторопись.
Дождавшись, пока пацан добежит до околицы, я подошёл к здоровяку и с ходу вломил ему в челюсть. Тот выгнулся и тут же переломился вбок от удара в печёнку. Тяжко охнув, мужик упал на жухлую травку и скрючился от боли. Его компашка, словно по сигналу, ринулась в драку. Тео, одарив меня осуждающим взглядом, поймал и зафиксировал двоих — бить людей он не может априори. Оставшиеся трое накинулись на меня и месилово пошло по-взрослому. Я едва успевал парировать удары и раздавать тычки всем троим, дело могло закончиться худо, но Риква включилась в драку и вскоре двое из трёх согнулись на траве, отведав кованного корисской сталью копыта. Последний мужик вознамерился бежать, но я сделал подсечку и влёт добавил пинка под зад. Двое, задержанных Тео, поняв, что вырваться не реально, перестали дёргаться и понуро уставились на меня, поняв, кто тут главный.
- Кто тут из вас разговаривать умеет, ребятки?
Тео отпустил задержанных и те, переглянувшись, указали на здоровяка.
- Вам с Джошуа говорить надо, сэр. Мы вам ничем не поможем, нет, сэр. С Джошуа надо, да.
Я подошёл к сидящему Джошуа и опустился рядом на корточки.
- Джошуа, меня зовут Толик. Давай ты пригласишь нас в гости и мы поговорим, как люди?
- Нет, сэр. Я в дом чужих не впущу, нет.
- А на корабль со мной поднимешься?
Здоровяк с тоской оглянулся на своих товарищей, перевёл взгляд на меня и кивнул обречённо. Словно уж и к смерти приготовился. Что за дурость? Это и предстояло нам выяснить в беседе.
В рубке мы расселись кто куда. Я и Джошуа устроились в креслах пилотов, Тео стоял — ему без разницы, а Риква взгромоздила жопу на панель и свесила копыта.
- Итак, Джошуа, почему вы столь негостеприимны?
- А чего нам доброго от землян ждать, сэр? Наши предки от вас не зря ушли, нет, сэр, не зря.
- Хм. Ну я, скажем, регендиец, а эти двое и вовсе не люди.
- И что? Сэр, вы уж что хотите говорите, но мы знаем твёрдо: от людей, что придут в наш мир, добра не будет.
Тео подал голос:
- Вы опасаетесь колонизации?
- Мы опасаемся изменения нашей жизни, робот.
Я задумчиво потёр подбородок и сказал:
- Есть в твоих словах рациональное зерно, Джо. Но в нашем случае тебе бояться нечего. Мы не те люди… я не тот человек. А Тео и Рикве на вас и вовсе плевать, поскольку один робот, а вторая инопланетянка. Что до меня, то я тут не разведчик и даже не прислан с какими-то такими целями. Я — летописец. Посещаю миры и описываю их. Это не работа, это моё увлечение, хобби. Знаешь, Джо, я готов даже не публиковать свои заметки с Муреры, если уж на то пошло, никто меня не заставляет этого делать.
Наш гость насупился и принялся внимательно разглядывать ногти на руках. Было видно, что мнения своего он не поменял. Внезапно подала голос вила.
- Толик, слушай, так вот эти все — они тоже небесные люди?
- Пф-ф-ф… Как сказать-то… Мы сейчас очень далеко от ваших небес. Очень далеко, не знаю, как сказать, чтоб понятно было. И вот Джошуа, он хоть и такой же, как и я, но мы живём в разных мирах, на разных планетах. Понятно? И для него я такой же небесный человек, как и для тебя.
- Так что, мы сейчас не на твоей планете?
- Нет.
- И Джошуа хочет, чтобы мы ушли с его планеты?
- Да.
Риква подёргала ушами, постучала подкованными пальцами по панели, на которой сидела и спрыгнула, грохнув копытами по полу.
- Джошуа, ты зря переживаешь. Эти небесные люди очень-очень давно сидят у нас на небесах и ведут себя вполне прилично. Покупают еду и воду и не лезут, куда не просят. Мне можешь поверить — от них никакого вреда нет. А робот и вовсе безобидный, я его как облупленного знаю. А Толик и вовсе замечательный! Я его в шутку попросила прокатить на небо, а он вон меня к вам в гости привёз.
Абориген внимательно выслушал перевод с лингвера и уставился на Рикву, словно она была говорящей лошадью, а не гуманоидом. Радовало уже то, что он вообще ещё слушал хоть что-то.
- Слушай сюда, Джошуа. Я получил координаты Муреры на Земле. То есть там знают, где вы живёте. Эта планета была найдена и изучена в своё время, иначе ваши предки не полетели бы сюда. Сам подумай: если бы вы кого-то интересовали, кроме меня, почему никто другой сюда не явился?
- Это непросто понять, сэр.
- Просто, Джо, просто. Не знаю, почему вы решили, что до вас кому-то есть хоть какое-то дело.
- Сэр, вы здесь. Значит — есть дело.
- Не-а. Да мне начихать на вас. Мне интересно, что за хрень у вас с атмосферой происходит, а вы… Да что я — людей никогда не видел, что ли?!
Джошуа задумался и надолго замолчал. Было видно, что человек он неглупый, но давить на него сейчас не стоило, это могло вызвать обратный эффект. Наконец мужчина поднял голову и по очереди посмотрел на меня, на Рикву и на Тео.
- Я не могу решать сам, сэр, мэм. Позвольте пригласить сюда нашего шерифа. Если он решит, что вам можно побыть в нашем мире, то так тому и быть.
- А что ж ваш шериф не пришёл сам к кораблю и прислал тебя?
- Он пришёл, сэр. Мэм стукнула его подковой, сэр.
- Вы обсуждали возможность убить нас, Джошуа. Поэтому я не буду извиняться за устроенную драку. Зови шерифа. Тео, проводи гостя.

Шериф, крепкий мужик с рукой на перевязи (Мао приложила копытом), пришёл едва ли не через два часа. Обсуждение, похоже, в деревне шло бурное, новости, принесённые Джошуа, вызвали множество вопросов. Тео встретил нового гостя на аппарели и проводил в рубку. Тот быстро осмотрелся, подошёл ко мне, обойдя стороной Мао и спросил:
- Сэр, вы главный тут?
- Зорин. А тебя как звать?
- Майкл, сэр.
Я предложил Майклу сесть и кратко обрисовал ситуацию. Тот молча выслушал и спросил:
- Могу я поговорить с каждым из вас отдельно, сэр?
- Кстати, да! Робот не умеет лгать, так что поговори с ним. А с Риквой… Ну и с ней поговори, раз охота. Иди в шлюз, Майкл и беседуй, сколько хочешь, я вас там не услышу. Тео, поговори с шерифом, будь так любезен.

Андроид вернулся в рубку и кивнул Рикве. Та пошла в шлюз, а я с удовольствием проводил взглядом её бодро раскачивающуюся жопку. Потом подозвал робота.
- Ну что?
- Нормально. Шериф, скорее, склонен сотрудничать.
- Чего спрашивал?
- Ерунду. Он боится, что мы тут что-то вынюхиваем. Сказал ему, что мы интересуемся атмосферными аномалиями.
- Ну это естественно. Ладно, подождём ещё, раз уж всё равно уже здесь.
Майкл вернулся в компании Мао и уселся в кресло. Немного помолчал, подбирая слова, затем заговорил.
- Зорин, я не пущу вас в наше поселение. Не нужно тревожить людей понапрасну, сэр. Вы можете изучать наш воздух, нашу землю и нашу воду, никто вам не будет мешать. Если вам нужно будет поговорить с людьми, что прежде занимались изучением Муреры, прочитать их документы, то с этим вам тут никто не поможет. В нашем поселении ничего такого нет, сэр.
- А проводника в вашем поселении можно найти?
- Я ожидал этого вопроса, сэр. Возможно, Джошуа согласится помочь вам. Должен предупредить, что газовые пузыри очень опасны, не трогайте их вблизи нашего поселения. Они горят, сэр. 

***
Мы пробирались сквозь мокрый от дождя сухостой. Здоровенные, метра по три-четыре и толщиной с бицепс, стебли травы, высохшей к зиме. Замаявшись выискивать среди них проход, я вынул нож и рубанул один из стволов. Лезвие оставило зазубринку, а травина даже не хрустнула.
- Летом бы срубил!
- Нет, сэр, — отозвался Джошуа, — летом мы бы здесь уже умерли. Пауэрграсс никого живым не пропускает.
- В смысле?
- Он током бьёт, сэр. Насмерть.
- Джошуа, — подал голос Тео, — а почему мы идём здесь? Разве нельзя было обойти эти заросли?
Проводник с кряхтением протиснулся меж двух травин и ответил:
- Здесь не бывает пузырей, робот.
- То есть ты ведёшь нас там, где нет того, что нас интересует?
- Я веду вас там, робот, где никто не пострадает.
Я помог Рикве пройти, отогнув в сторону один из стеблей и сказал:
- Джо, мать твою за ногу, да мне и Тео до фонаря состав воздуха, а на Рикве маска дыхательная! А ты б и в сторонке мог постоять…
Проводник задумчиво почесал щёку и пожал плечами.
- Сэр, спустимся с холма — там будут мелкие пузыри и прослойки. Любопытствуйте, сколько вам угодно будет.

Джошуа не соврал. В лощине воздух выглядел довольно странно: то ли бекон с прослойками, то ли пирог «зебра». То тут, то там виднелись зеленоватые пузыри, слои и языки. Прозрачные, но с чётко видимыми границами и зелёные. Не так чтоб прям зелёные-зелёные, но с явственной прозеленью.
- Джо, нам известно, что там газ сродни метана. Но мы не знаем, как он действует на людей. Расскажешь?
Проводник вынул из кармашка разгрузки зажигалку и поднёс язычок пламени к небольшому пузырю. Тот ярко вспыхнул и схлопнулся, обдав нас волной горячего воздуха.
- Отрава, сэр.
- А симптомы? Головокружение там, рвота? Запах?
Джошуа нашёл маленький пузырёк и, помахивая на него ладонью, подогнал к моему лицу.
- Тут немного, сэр. Вдохните и сами поймёте.
Я вытянул губы и всосал зелёный комочек в себя. Никакого удушья, никакого запаха — ничего вообще.
- И?
Джошуа дождался моего выдоха, обнюхал и пожал плечами.
- Не берёт, сэр? Видать, правду вы сказали, что вам и роботу наплевать, что в воздухе летает.
- Так чего ты ожидал-то, можешь сказать?!
Проводник смущённо помялся и нехотя ответил:
- Оно по-разному бывает, сэр. Кто смеётся, кто начинает чепуху молоть всякую…
- Галлюциноген?
- Наверное, сэр.
Я посмотрел на Тео, тот кивнул.
- Вполне возможно. Меня больше интересует, почему этот газ не смешивается с остальным воздухом.
- Ну-ну. Думай, Тео, думай.

Через лощину шли довольно забавным образом: впереди был Джошуа, периодически то приседающий на корточки, чтобы проползти под слоем или пузырём, то просто отгоняющий зелёные сгустки в сторону; следом шёл я, просто и не разбирая атмосферы; за мной следовал Тео, разгоняющий тучи зелени, чтобы Риква меньше пугалась этих воздушных соплей.

Шли мы к небольшому поселению Клевеленд, где, по словам проводника, жили учёные люди. Что за учёные и чем они занимаются — Джо не знал, но называл их именно так. Нам предстояло идти ещё несколько суток, но это никого из нашей компании не тревожило. Экипированы мы были подходяще, припасов и воды несли с собой достаточно, а отбор образцов и прочего, для детального исследования на «Торесе», во время обратного перелёта, не особенно нас утруждал.

За всё время пути был только один нештатный инцидент: Риква наелась семян пауэрграсса и её прохватила свистуха. Сам я их тоже поел. Вкусно! Если слегка обжарить — вообще пойдут за милую душу. Нас спровоцировал проводник, он на ходу надрал метёлок с не осыпавшимися семенами и набил карманы. И потом всю дорогу грыз их. Но что приемлемо людям, то не обязательно годится вилоидам…

А вообще, эти семена мне показались довольно забавными. Начать с размера: чуть меньше двух фаланг мизинца. По форме ближе к бобу, чем к зерну, буро-зелёного цвета и с бежевой сердцевиной. Тео определил, что они ещё и содержат заряд электричества, пол-вольта, не больше, но по пол-ампер-часа в каждом зёрнышке. При разжёвывании это придаёт им особенный, «электрический» привкус. А на вкус… Смесь подсолнечного семени с арахисом, но с ноткой хины и электрокислинкой.

Миновав лощину, мы подошли к щебнистому склону, с набольшими скальными утёсами. Карабкаться по ним никто не планировал, а подъём по осыпи давался тяжело.
- Джо, это место обойти можно?
- Можно, сэр, но идти далеко придётся.
Я дождался Тео, помогавшего идти Рикве и спросил его.
- Судя по данным со спутника, километрах в трёх южнее этот склон покрыт чем-то сродни леса. Не знаю, удобнее ли там идти.
- Как бы проверить?
- Никак. Мы просто сейчас спустимся и пойдём туда.
- Эм-м-м… поясни.
- Здесь мы не пройдём и это точно: меньше, чем в полукилометре отсюда — огромная трещина, вроде оврага. Нам через неё не перебраться без специальных средств. А их у нас с собой нет! Не знаю, зачем Джошуа привёл нас сюда.
Я с подозрением посмотрел на проводника, тяжело передвигавшегося по осыпи.
- Думаешь, он что-то замыслил нечистое?
- Вполне допускаю.
- Джошуа, а там мост есть через провал?
- О чём вы, сэр? Идёмте, что вы там застряли?
Я посмотрел на робота, на запыхавшуюся Мао и тихо сказал:
- Идём вниз. Когда этот хер спустится к нам, надо будет его хорошенько отмудохать. Без членовредительства, но так, чтоб перестал хернёй страдать. Ну и попытаться выяснить — что это он такое сделать пытался.
- Толя, можно я его разик лягну? У меня камушки под подкову набились, я за это его убить уже готова!
- Можно. Но без переломов.

***
Располагаясь на очередную, последнюю на природе, ночёвку, я попросил Тое негласно проследить за нашим проводником. Джошуа, получив от меня с Риквой хорошую трёпку, так и не раскололся и планы его в отношение нас остались нераскрытыми. Теперь же, когда до поселения Клевеленд осталось меньше суток пути (и спутник подтвердил это), следовало проявить бдительность.

Утро выдалось туманным, Риква зябко ёжилась, жуя сухое волокно. Я тоже завтракал. Ни единый звук не нарушал торжественной тишины, если не считать хруста разгрызаемых брикетов. Тео сидел на связанном по рукам и ногам Джошуа, который зачем-то решил ночью оставить нашу компанию, но был задержан. Запив волокно лимонадом из корабельных припасов, я собрал обёртки от еды и спихал их в рюкзачок.
- Тео, Риква, вы ступайте к Клевеленду неспеша, мы с Джо вас догоним. Ступайте!
Андроид закрыл рот и, подав виле руку, помог ей встать. Подхватил свой немалый мешок с припасами и, закинув его за плечи, повёл Рикву в туман. Едва они скрылись из виду, я подошёл к проводнику и демонстративно вынул нож из ножен. Джошуа вздрогнул. Присев подле лежащего на корточки, я негромко поинтересовался:
- Ничего не хочешь мне сказать?
Проводник дико скосился на чёрное, со сверкающей режущей кромкой лезвие, которое я поднёс к его лицу, но только отрицательно покрутил головой.
- Ну что ж, — мирно сказал я, — на нет и суда нет. Не хочешь с нами идти — иди, куда хочешь. Сейчас выколю тебе глаза и разрежу верёвки. И иди себе…
Поймав Джошуа за нос, я отжал кончиком лезвия нижнее веко его левого глаза и слегка прижал отстриё к глазному яблоку. Тот вздрогнул и окаменел, боясь неловким движением навредить сам себе.
- Сэр, не надо. Пожалуйста, сэр! Я отведу вас в Клевеленд, честное слово!
- Да мы и сами не заблудимся. Больше ничего не хочешь мне сказать?
- Сэр, прошу вас, уберите нож! Я скажу, сэр, скажу всё, только нож уберите, сэр!
Я отодвинул остриё от его глаза, но веко придавил посильнее.
- Рассказывай.
- Я на вас в обиде, сэр. Вы меня побили у всех на виду, опозорили. Хотел вас в расселину столкнуть. Робот же не будет драться, а с девкой я бы справился. Ну… Я так думал. А вчера она меня копытом! Понял, что бесполезно, вот… Решил ночью домой уйти, сэр.
- Это шериф тебе велел нас угробить?
- Нет. Да, да, сэр! Уберите нож, сэр! Я вас на электрополе завёл, чтоб вас током убило, но пауэрграсс совсем высох. Потом хотел джи-джи вас отравить, а вы, сэр, им не травитесь. Роботу всё едино, а девка маску не снимает. Вот и повёл вас к провалу, чтоб там как-то вас прибрать по одному, а вы меня раскусили, сэр, не пошли туда.
Я убрал нож в ножны и сел на грудь проводнику. Ситуация нравилась мне всё меньше и меньше.
- В Клевеленде нас тоже прибрать захотят?
- Не знаю, сэр. Мы с ними не водим дружбы, у них шерифом баба.
- Ну это всё объясняет. А ваш Майкл почто на нас окрысился-то? В деревню не пустил, тебе вот убить нас велел. Тоже из-за побоев обижен? Что за дурость?
- Сэр, я не знаю. Но в нашу деревню и людей-то не пускают, не принято у нас.
- Ага. А я — не люди? Или Риква? Вашу ж мать, Джо, хоть бы её постеснялись, ведь стыдоба какая! Девка из другого мира. К вам в гости… А вы её с обрыва сталкивать. Тьфу!
Я порывисто, не заботясь целостью конечностей проводника, распластал ножом верёвки, встал, поднял рюкзак и, не оборачиваясь, пошёл догонять своих. Стёр с ножа кровь о штанину и сунул в ножны, в который раз горько разочарованный соплеменниками. Небо Пресветлое, Космос Великий! Ведь эти люди не были такими на Земле, даже двести лет назад такой дикости в Колыбели уже не было. Так почему же они так быстро и охотно возвращаются к животному состоянию-то? На Порым-Ду я видывал колхозников-меланинцев, что жили едва ли не в родо-племенном состоянии. Но там наркота, ФДБ. Да, в их колхозе могли украсть, фингал поставить, бабу чужую трахнуть. Но тем неграм и в голову бы не пришло убивать человека! Неужели на Мурере настолько всё скатилось в тартарары?

Робота и вилу я догнал едва ли не через час. Тео давал мне импульсы для ябеды, но прогулка по пресечёнке — это прогулка по пресечёнке, а густой туман — это густой туман. Несмотря на хорошее зрение и помощь ябеды, пару раз я навернулся весьма смачно, особенно удалось мне второе падение: запнувшись о петлю корнелианы, я широко шагнул вперёд и наступил в жерло гейзера, плюхнулся в эту чёртову лужу плашмя, вызвав извержение высоченным зелёным фонтаном.

Едва не утонув в жиже, перемазавшись и изматерившись, я выбрался на относительно сухое место и с отчаяньем осмотрел себя. Да что ж такое, ну как так-то?! Вспомнилось, как отец с мужиками вытаскивали Володьку Репина из навозной ямы — тот так же выглядел по итогу. Правда, там ещё и вонь стояла соответственная. Так что в этом отношении я пока выигрывал: грязь пахла грязью, а не дерьмом.

К Клевеленду мы подошли под непрекращающееся хихиканье Риквы. Стоило ей хоть на долю секунды, хоть искоса, глянуть на меня и смех так и разбирал девчонку.
- Тео, надо бы какую-то хоть лужу найти. Ну не могу я в таком виде на люди показываться! Со спутника не видать чего?
- Видать, — немедленно отозвался робот, — два пешехода в компании куска грязи приближаются к местному Академгородку.
- Скотина. Чтоб тебя замкнуло накоротко! Кстати, Джо-то наш не маячит поблизости?
- Нет. Наш проводник довольно-таки резво движется в сторону своей деревни. А помыться, я полагаю, нам предложит вон та дама. Судя по всему, она и есть местный шериф. Хай, мэм! Май фрэнд вонтс ту вош.
Мэм подошла поближе, мельком глянула на меня, на Тео и вперила взгляд в Рикву. Та непроизвольно спряталась роботу за спину.
- Привет. Судя по всему, тут у нас андроид, инопланетянин и какой-то поросячий обсосок. Не могу сказать, что в восторге, но и не могу не признать, что впервые вижу ксеноморфа и настолько человекоподобного робота. Хотелось бы послать вас куда подальше от Клевеленда, да любопытство мешает. Так что — добро пожаловать в наш городок, странники!

Пока Тео, которому мыться не было никакой надобности, разговаривал с шерифом, мы с Риквой забрались в душ и оттянулись на славу. Правда, она едва не слетела с копыт от кислородного отравления, но это не испортило ей удовольствия от пары спаррингов. Кое-как одев и уложив вилу отдыхать с маской на довольной физиономии, я привёл себя в порядок и присоединился к беседе робота с местной властью.
- Зорин, как я понимаю?
- Да, шериф. С кем имею честь?
Женщина подмигнула и усмехнулась:
- С вилой, насколько я заметила.
- Очень смешно, да, — совершенно серьёзно заметил я, — ухохочешься. Или это тебя Вилой зовут?
- Ладно, не зарывайся. Меня зовут Рэйчел, шериф Рэйчел Элмер.
- Анатолий Зорин, летописец. С Тео, я полагаю, ты уже знакома. Если он не просветил ещё, то нашу команьонку зовут Риква Мао. Тео — мой товарищ, несмотря на искусственное происхождение, а вила — спутница. Первая в своём народе космическая путешественница.
- Толик, твой робот мне уже вкратце изложил вашу историю. И что вас угораздило посадить космолёт у самой неподходящей деревни Муреры. Я б вам рекомендовала перегнать его сюда, но это на ваше усмотрение. Есть желание снова пообщаться с говнючьём из Сент-Питерс — оставьте там. Надеюсь, корабль имеет достаточную защиту от дурачья.
Я повернулся к Тео и тот отрапортовал:
- Я через спутник передал команду бортмашине. «Торес» втянул опоры и теперь неприступен, как монолит. Мне намного интереснее узнать, как вы, люди, умудряетесь жить в этой атмосфере?
Шериф Элмер пожала плечами и кивнула на меня.
- Он вон тоже нормально себя чувствует.
Я жестом остановил Тео и веско заявил:
- Рэй, я не землянин и меня рассматривать в этом отношении некорректно. Нам бы с Тео поговорить с умниками вашего Умгородка.
Меня, если честно, это не интересовало вообще, а сведения для отчёта в Колыбели собирал андрошка. Ему сподручнее, он хоть что-то в чём-то понимает.
- Ну… Робота можно отправить в мэрию, он там разберётся сам. А вот с тобой мне надо составить беседу куда как более подробную. И с вилой Мао тоже, кстати.

***
Словом, в Клевеленде нас приняли радушно и мы решили немного пожить в гостеприимном городке. И если меня и Тео устраивало абсолютно всё, то Мао начала создавать проблемы. Причём, зачастую, на пустом месте абсолютно. Не то, чтоб она капризничала или там реально плохо себя чувствовала, нет. Просто…

Однажды я застал Рикву в каком-то странном состоянии. Она пританцовывала, что-то напевала и всё бы ничего, но настораживало то, что на ногах она держалась крайне неуверенно и голос совершенно не походил на её обычное сопрано. Я позвал Тео, тот попытался расспрашивать вилу, но не преуспел. Я б решил, что та пьяна, но спиртного в Клевеленде не водилось. Как мне было известно, на Мурере с пьянством покончили ещё в первом поколении переселенцев и больше к нему не возвращались. Вообще нигде на планете.

А Риква, тем временем, начала вести себя ещё более странно. Тео подошёл к ней поближе и выхватил в лоб пальцевым копытцем. Я сделал пару шагов, чтобы хоть как-то поучаствовать в происходящем, как вдруг Мао, оттолкнув робота, кинулась на меня с каким-то диким воплем. В поднявшейся суматохе Тео умудрился схватить её в охапку и крикнуть мне через плечо:
- Зорин, беги! Она джи-джи надышалась.
Дожидаться повторного предложения уносить ноги я не стал и со всей доступной скоростью покинул не только комнату, но и дом, гостеприимно предоставленный нам клевелендской мэрией для проживания. Я ещё не забыл, как она меня подковой приложила, а анестетиков для меня на Мурере вряд ли кто приготовил.

Прогуляв по городку с час, я, окончательно продрогший, вернулся домой и робко заглянул в приоткрытую дверь. Внутри было тихо… Увеличив уровень громкости звуков ябедой, я внимательно прислушался.
- Вот-вот-вот, Риква, всё, всё. Сейчас, сейчас, милая. Ещё немножко и всё пройдёт.
Голос принадлежал Тео, ещё были слышны всхлипывания и, кажется, звуки рвоты. Я сбросил слышимость на нормальный уровень и пошёл искать своих компаньонов. Нашлись они в санузле. Тео держал висящую над раковиной Мао и по-отечески утешал, а ту выворачивало наизнанку.
- Ну как вы тут?
Тео молча кивнул, указывая на свои ноги. Я чуть не упал! Псевдомышцы андроида были перебиты подковами вилы в нескольких местах и теперь висели клочьями, сочась голубой гидравликой.
- Твою мать… Брось ты её к чёрту, Тео, ты мне куда как нужнее! Что делать-то теперь? Это можно как-то починить? Гидравлику чем заменить можно? Тео, ну что ты молчишь?!
- Толик, у Риквы теперь ещё и кислородное отравление, ей медика нужно. Я же не врач, пойми.
- Да срать на неё три кучи! Мне ты нужен, Тео! Что я без тебя-то тут буду делать?!
- Зорин, успокойся. Подвижность я не утратил, потеря гидравлической жидкости не критична. Надо оплавить порванные волокна псевдомышц и заклеить псевдокожу, любой пластырь сойдёт. Главное, чтобы Риква совсем не разболелась, ведь на Мурере ни один человек не знает, как её лечить!
Я нашёл дыхательную маску, наспех сполоснул Рикве моську и налепил ей намордник.
- Всё. Сади её на толчок, пусть просрётся, что ли. А сам говори, что мне с тобой делать!
В гостиной, когда я закончил сшивать и заклеивать роботу кожу, нарисовалась пошатывающаяся на ходу Риква.
- Толик, отвези меня домой. Мне тут плохо и ты меня совсем не любишь больше.
- Погоди. Я руки вымою.
- Тео, тебе сильно больно?
- Нет, Риква. Я не живой, не чувствую боли.
Отмыв с рук липкую гидравлику, я вернулся и несколько раздражённо заговорил с вилой.
- Риква, я не разлюбил тебя, но я сердит из-за того, что ты сделала с Тео.
- Ему не больно.
- Ну да! Но это не означает, что его можно ломать. Милая, мы, конечно, можем прожить и без него, но будет намного сложнее.
- Так отвези меня домой, — Мао плюхнулась на лежак и вытянулась, — трудно что ли? А сами тут гуляйте на свежеотравленном воздухе, сколько хотите.
- Кхм. Не трудно. Долго.
- Прям… Ночь и летели-то всего.
- Ой-ё… Риква, детка, мы летели сюда пятнадцать лет.
- Селемо, селемо… Что это такое? Пятнадцать чего?
Я посмотрел на Тео. Тот пожал плечами.
- Год на их языке — селемо. Но Риква не знакома с этой единицей времени.
- Вы всё время говорите непонятные слова. Вроде и звучат по-нашему, но смысла в них нет.
- Тео, ну как ей объяснить?
- А надо?
- Надо! — Риква перевернулась на живот и сердито зыркнула на робота. — Что такое селемо?
- Один оборот Корисс вокруг Литы.
- И что? Селемо — что такое?
- Это время, за которое Корисс делает полный круг вокруг Литы.
- Зорин, давай ты, от Тео толку мало.
Я уселся на банкетку и поёрзал, поудобнее пристраивая зад.
- Ты день рожденья отмечаешь?
- Нет.
- Новый Год?
- Опять селемо, только новое...
- Ну… День независимости, праздник урожая… Какой-то у вас есть значимый праздник?
Риква задумалась и с сомнением сказала:
- Папаша мой устраивает попойку каждый раз, когда заканчивает сбор урожая изюма.
- Годится! От одной попойки до следующей — один селемо. Точнее, от урожая и до урожая.
- И что? Хочешь сказать, что мы улетели с фермы пятнадцать селемо назад?!
- Да. Когда я уложил тебя в капсулу, ты погрузилась в такое состояние, что за это время не изменилась. Как и я не изменился. Трудно понять, но это так. Просто поверь. Или Тео спроси — он не умеет врать.
Риква повернулась к роботу и тот кивнул.
- А ты не спал?
- Я неживой, мне не надо.
- А что ты делал всё это время?
- Сидел в кресле пилота и следил за полётом.
- Всё это время?!
Тео снова кивнул и погладил свои длиннющие волосы, отрезать которые почему-то отказался. 

***
В один из дней погода сжалилась и Лямбда вышла из-за туч, чтобы подарить нам немного тепла и света. Пришедшая в себя (после нескольких ночных схваток со стариной Зориным) Риква попросилась гулять, клятвенно пообещав больше не нюхать джи-джи. Тео, периодически ходивший к учёным умникам Умгородка, решил в этот раз вытащить на прогулку Элайджу Симмонса, старейшину местного учёного сообщества. Да я и сам, изрядно заскучав, был рад представившейся возможности пошляться на природе и поболтать с новым человеком.

Мы с виланькой прогуливались по пологому склону холма, наслаждаясь теплом. Я беспечно лапал её за прелести и тихо радовался установившемуся миру. Риква то обнимала меня и прижималась всем телом, то с визгом подскакивала и со смехом отбегала в сторонку, потирая ущипнутую задницу. Небо Пресветлое! Как же хорошо вот так просто и без затей шляться в безлюдном месте, и дурачиться на лоне природы. Вот Мао подошла ко мне, показывая совершенно немыслимый побег, оторванный от петли корнелианы. Я подивился игре природы и похвалил её за наблюдательность. А Риква задрала свитерок и подразнила меня голыми сисечками. Хорошо!

На вершине холма показались две фигуры людей и я с сожалением снял ладони с груди виланьки, присевшей в смешном книксене на четыре коленца.
- Оденься, лапка. Тео ведёт к нам господина Симмонса.
- Опять будете говорить непонятные вещи?
- Милая, ну так мы сюда прилетели именно для этого. Я понимаю, что тебе с нами не очень интересно, но ты вспомни, что на ферме бывает, когда не завалена работой по уши.
- Да. Тоска такая, что и небесным людям рада.
- Вот. А тут — сама видишь. Ни работы, ни папаши синеухого с его нудёжкой.
Риква помрачнела и скосилась на меня карим глазом. Уши её прижались и как-то нервно передёрнулись.
- Не надо про папашу. Когда мама умерла, он… Ну это.
- Тебя вместо неё приспособил?
- Да. У меня ещё грудей даже не было.
- А почему не уйдёшь-то от него?
Риква пожала плечами и резко дёрнула ушами в стороны. Потом поставила их торчком, улыбнулась и помахала ладошкой приблизившимся Тео и Симмонсу. Элайджа, наслышанный о прилёте ксеноморфа, но не видавший Мао лично, смущаясь, посмотрел на неё и вежливо склонился в полупоклоне.
- Позвольте представиться — Симмонс. Элайджа Симмонс, историк и краевед.
- Зорин Анатолий, летописец. А это моя спутница, Риква Мао, путешествующая вила с планеты Корисс.
Риква недовольно дёрнула ухом, что не осталось незамеченным Симмонсом.
- Что-то не так, леди?
- Ну край родной, как бы, нормально изучать. А зачем истории-то собирать?
Элайджа, благообразный старец, растерянно посмотрел на меня. Потом обернулся к Тео. Робот улыбнулся и пояснил:
- Вилоиды не знают истории в виде науки. Это слово у них имеет скабрезный смысл. Скажем, рассказать историю или попасть в историю… Вы понимаете, доктор?
Симмонс благодушно рассмеялся и погрозил Рикве пальцем.
- Милочка, я не занимаюсь сбором сплетен. Я изучаю и описываю предметы и события, относящиеся к давним временам. Ваш спутник, господин Зорин, к примеру, делает то же самое, но относительно вещей и событий, имеющих место быть в настоящее, текущее время.
Риква скептически склонила голову и одарила доктора насмешливым взглядом.
- Мой спутник Зорин, господин Симмонс, занимается более интересными вещами. Он или сам попадает в истории, или устраивает так, чтоб другие в них попали. То морду кому набьёт, то сам выхватит в бубен. То подол на уши задерёт кому. Я б вам про него порассказала истории, да не стану. Потому как он и сам про меня порассказать может.
Терпение моё лопнуло и я заржал в голосину, не обращая внимания на окружающих. Отсмеявшись и утерев слёзы, я отечески похлопал Мао по заднице и подмигнул всё ещё трясущемуся от смеха доктору. Тот кивнул и снова зашёлся в приступе хохота. Глядя на нас, Риква тоже принялась смеяться, как всегда задорно и безудержно. Лишь Тео скромно улыбался, не придавая особого значения юмору ситуации.
- Вот что, доктор. Вижу я вон там небольшой скальный выступ, сдаётся мне — присесть там будет славно.
Элайджа посмотрел в указанном мной направлении и согласно кивнул. Мы прогулялись до примеченного места и удобно расположились на горячих от Лямбды камнях. Тео по привычке остался, было, стоять, но Симмонс настрожился и настоял, чтобы тот сел, а Рикве предложил не стесняться и спрашивать обо всём, что будет непонятно.
- Док, для начала, можно узнать — что творится в Сент-Питерсе?
Симмонс скромно потупился и чуть усмехнулся.
- Несколько бестактно обсуждать такие вещи, Зорин. Но вам простительно, вы пришлые. — Доктор перевёл взгляд на горизонт и продолжил: — Первые поселенцы на Мурере не пришли к общему мнению лишь по одному вопросу. В отношении пьянства единогласно решили: отречься и никогда более не возрождать. Так и есть по сей день. Прекратить сообщения с Землёй тоже решили единогласно и почти без споров, поскольку предки наши, фактически, бежали от ситуации, что в те времена сложилась в Колыбели человечества. Поскольку срок службы тех механизмов и приборов, что были на «Ковчеге-5», рано или поздно приходил к концу и не знать об этом могли лишь новорожденные, было принято решение максимально слиться с природой нашей новой родины, дабы не зависеть от вещей, произвести которые мы всё равно не сможем.
- Так в чём было разногласие, доктор?
- Джи-джи. Как вы уже заметили, мы используем источники этого газа для выработки тепла для нужд населения. При сгорании выделяется двуокись углерода — это неизбежно. Но у Муреры в атмосфере избыток кислорода, есть места, где и два века спустя люди так и не смогли прижиться. Это касается морских берегов и лесных массивов. И наши смешные выбросы Це О два никак вообще не могут повлиять на экологическую обстановку.
- А как согреваются жители Сент-Питерса? Еду как готовят? Моются?
Симмонс досадливо сморщился и махнул пальцами.
- Они выращивают пауэрграсс. Питание семенами этого растения способно согревать человека безо всякого отопления. Конечно же, они едят и другую пищу, но в основе их питания, с самого младенчества, именно семена электротравы. Да и электроэнергию они с полей в период вегетации снимают очень эффективно. Словом, общество на планете разделилось на нас, огневиков, и на электриков.
- Враждуете?
- Скажем так: недолюбливаем друг друга. Понимаете, друзья, мы осознаём, что воздействуем на окружающую среду отрицательно, но мы направляем усилия не только на то, чтобы не умереть и дать потомство. Пусть наши разработки и весьма далеки от совершенства, пусть и примитивны с точки зрения жителей более благополучных миров. Но мы не даём обществу полностью деградировать до животного состояния! Я не осуждаю электриков, нет. Они вправе жить так, как им хочется, ничьих прав и интересов они не ущемляют. Но, во имя Зенона Всемогущего, разве достойно звания человека существо, совершенно чуждое эволюции?! Их обвинения в наш адрес смехотворны, ну не серьёзно же, в самом деле, упрекать нас за использование огня. Можно подумать, что природных пожаров на Мурере не бывает и вулканы тут не извергаются.
- Дело ваше, доктор. Вы не должны перед нами оправдываться. — Я встал и немного прошёлся взад и вперёд, чтобы размяться. — Кстати, наш бортовой интелмат выдал интересную теорию.
- Любопытно.
Я вернулся и сел рядом с Риквой, обняв и прижав её к себе. Виланька улыбнулась и весело крутнула ушами.
- Скучно тебе с нами?
- Нет! Док очень интересно рассказывает и слова все понятные. Не то что ты с роботом.
- Ну и славно. Так вот, Элай, интелмат выдал забавную теорию, возможно, вы даже приходили к этому выводу на основе собственных наблюдений.
Симмонс нетерпеливо покрутил кистями рук, молча подгоняя меня.
- Дикий пауэрграсс именно затем и вырабатывает электричество, чтобы поджигать джи-джи. Спровоцированные таким образом пожары уничтожают сухие стебли и освобождают землю для новых растений.
Доктор широко улыбнулся и похлопал в ладоши.
- Вот! Я знал, что мы правы! Сейчас очисткой занимаются электрики, они используют сухие стебли в хозяйстве. Но делают они это нерадиво, не везде и не вовремя. А площади культивации, меж тем, увеличивают, нарушая природный баланс. И это уже привело к тому, что часть насекомых покинула привычные ареалы обитания, а другие виды, живущие в симбиозе с пауэрграссом, расплодились в великом множестве. А ведь от насекомых зависит популяция стрекофаг, багоедов и прочих животных!
- И не только это, — подал голос Тео, — пожары образуют необходимый растительному миру углекислый газ. Так что выхлопы ваших теплостанций, скорее, на благо биосфере Муреры.
Доктор Симмонс засиял, словно мы передали ему секреты победы над электриками. А я подумал, что всё население планеты, все эти несчастные пятьдесят тысяч человек, никак не могли бы повлиять на экологию. То есть вообще никак. Масштабы несопоставимы ввиду мизерности населения и его стремления жить в гармонии с природой. Вспомнилась Земля с её двадцатью девятью миллиардами населения и несколькими веками загрязнения окружающей среды. Да Земле насрать на наше присутствие или отсутствие! Это нам там жрать нехер стало, это нам там тесно и некомфортно. А планета не заметит даже, если мы в одночасье все передохнем. Масштабы несравнимы. Даже 29 000 000 000 блох — это всего лишь блохи, которых и в микроскоп-то не видно, образно говоря.
- ...Зорин?
- Что, простите?
- А как на Земле сейчас дела обстоят?
Я посмотрел на Тео и тот едва заметно кивнул.
- Всё хорошо, док, спасибо! Как видите, праздные бездельники шляются по Вселенной на собственных космолётах, в сопровождении собственных роботов. Я вот, как видите, предпочитаю малопосещаемые места, мне в изученных мирах уже неинтересно. К Рикве вот на Корисс заскочил, прихватил самочку, чтоб не скучно было. С людскими бабами, знаете ли, уже надоело...
Мао сердито воззрилась на меня но я подмигнул ей, давая понять, что шум поднимать не надо. Она вопросительно стриганула ушами и повернулась к Тео, тот мило ей улыбнулся и чуть заметно кивнул — типа да, так надо, не шуми. Вила презрительно фыркнула, надулась и прижала уши. Но шуметь не стала. Симмонс, не знакомый с её сигнализацией ушами, ничего не понял и это было очень кстати.
- Зорин, а как долго ещё продлится ваш визит?
- Полагаю, не очень. Мне нужно сделать ещё всего одну вещь и мы можем смело отправляться в обратный путь!
Лямбда склонилась к закату и небеса причудливо заиграли красками. Слоистая атмосфера планеты давала столь необычные преломления и искажения, что описать это простым человеческим языком просто невозможно. Я таращился на закат и ябеда послушно фиксировала это великолепное зрелище. А думал я при этом о вещах, далёких от любования природой. Очень далёких.

***
- Толик, ты размышляешь над тем, как вытряхнуть из трусов шерифа Рэйчел Элмер?
Я посмотрел на андроида, заплетающего свои псевдоволосы в косу.
- Да, о проницательнейший из роботов!
- Возможно, стоит поискать менее важную задницу для этих целей? И помоложе.
- Лучше скажи, почему стричься не хочешь? Не лень возиться с этой гривой?
Тео затянул на конце косы хомутик и закинул её за спину.
- Знаешь, Толик, это первое решение, принятое мной для самого себя и по собственной инициативе. Это же никому не мешает?
- Нет. Но выглядит неприятно. А жопа помоложе мне неинтересна. Пусть мисс Элмер и не юна, но мне она интересна именно как должностное лицо. Считай это бзиком вроде твоей косы.
Ни один из способов раскрутить бабу на эротическую съёмку, известный мне, не годился в данной ситуации. Нет алкоголя. Нет денег. Нет гнусных делишек для шантажа. Ничего нет. Соблазнить это официальное лицо тоже не представлялось возможным: во-первых замужем, во-вторых — пренебрегает мной из-за связи с вилой. Вроде как бы я зоофил. Знала бы, что вытворяют крошки-Другие на Глэдис! Оставалось как-то подглядеть за ней и это меня привлекало ещё сильнее, надо сказать.

Многочасовые исследования дома и рабочего кабинета шерифа ни к чему не привели: снаружи эти помещения не просматривались. Офис отпал после запуска туда бидрона, установившего, что на работе Рэйчел не переодевается и не моется. А происходящее в туалете меня не интересовало совсем. Я с причудами, но не настолько. 

Бидрон, этот мелкий, с пчелу, шпион, давал лишь весьма низкокачественное видео. Поэтому использовать его в доме шерифа было бы нерационально: картинка так себе, а риск спалиться на столь неприличном занятии — напротив, весьма высок. Тео помогать в удовлетворении моей прихоти отказался, мотивируя это тем, что не может причинять моральные страдания человеку. На мои моральные (или аморальные) страдания андрошке было плевать.

Идея появилась, как всегда, неожиданно. Ночью, после пары туров произвольной программы, Риква спросила вдруг:
- Толик, а самки человека от меня сильно отличаются?
- Ты же видела женщин, солнышко.
- Нет, я в другом смысле. Не пальцы там и не коленки.
- В ночных делах, что ли?
- Да.
Именно в этот миг и появилась та самая, нужная, мысль. Я в общих словах обрисовал Рикве стереотипы поведения земных женщин во время секса и вскользь поинтересовался — не хочет ли она попробовать носить ябеду. Гарантии, что земное устройство будет работать на ксеноморфе, не было никакой. Но всё срослось! Оторвав от себя и налепив ябеду на Рикву, я обучил её приёмам улучшения слуха, увеличения масштаба изображения и прочим функциям этого замечательного прибора.

Выждав пару дней, чтобы Риква окончательно привыкла к ябеде и перестала обращать на неё внимание, я завёл с ней разговор на тему различий женщин и вил. Поворачивая тему так и эдак, постепенно разжёг у Мао любопытство и подсказал пойти к самой знакомой женщине — к шерифу Элмер. И уговорить ту показать свою тушку для визуального сравнения с её собственной. Надо будет для этого самой заголиться — так что за проблема? Рэйчел же женщина, при ней можно и пощеголять прелестями.

Больше всего я рассчитывал на природное женское любопытство мисс Элмер. Ведь вполне может быть, что ей захочется посмотреть на голую вилу. А там, глядишь, и сама растелешится! Ближе к вечеру Риква свинтила в офис шерифа, а я принялся донимать Тео, чтобы тот быстрее закончил возню с джи-джи. Этот зелёный гад так и не сознался пока, почему не смешивается с воздухом Муреры.
- Знаешь, Толик, мне сильно не хватает приборов. Но вот исходя из некоторых данных, я могу предположить следующее: диффузия не происходит в силу образования тончайшей, толщиной в несколько молекул, оксидной плёнке на поверхности пузырей. Джи-джи, попадая в богатую кислородом среду, не рассасывается, не смешивается, а тупо окисляется, образуя своеобразный полимерный мешок, препятствующий диффузии.
- Приборов нет, но судишь. Интересно.
- Толик, я у местных нашёл древние записи, ещё первопоселенцев, так вот, их наблюдения...
- Ой, всё. 
Проболтали мы с ним до ночи, вернувшаяся Риква бесцеремонно поволокла меня в спальню и проблема отсутствия диффузии так и осталась решённой лишь в теории. Зато я несколько раз диффузировался в Рикву, самыми разнообразными и приятными способами. Дождавшись, пока она уснёт, я содрал с неё ябеду и налепил на себя. Разочарованию моему не было предела: видео, записанное через её глаза, я не мог просмотреть! Разница физиологии, чёрт бы её подрал. Утешив себя надеждой, что получится дешифровать файл на мощном компьютере, я прижался чреслами к жопке спящей вилы и грустно уснул. 

Утром, после прохладного душа, я растёрся полотенцем и внимательно оглядел себя на голограмме персоналки. В рост, как в зеркале. Для своих почти шестидесяти — прилично. Морда, некогда перешитая в клинике, вообще как картинка. Да и тушка, благодаря постоянным тренировкам, не обрякла. Седина, прокравшаяся в реплантированную шевелюру, совсем не портила картину, напротив, добавляла мне суровости и брутальности. Одеваясь, я вспоминал регендийских стариков, мужчин моего возраста. Грустное и жалкое зрелище, учитывая, что гладких в моём окружении в те времена совсем не было. А классический регеш, войдя в зрелость, превращается в настолько неприглядное существо, что даже имей он ангельский нрав, всё равно будет выглядеть чёртом.

День мы решили посвятить подведению итогов и сборам. Риква со скучающим видом слонялась по дому, мы с андрошкой паковали образцы и сувениры, а заглянувшая на огонёк шериф Элмер пила корабельный лимонад. Когда жидкость перестала в неё вмещаться, Рэйчел рыгнула в ладошку и окликнула меня.
- Зорин, на пару слов отойдём.
- Шериф, чем тебе могут мешать робот и ксеноморф? Говори уже, чего там.
- Как бы эти двое тебе не начали мешать. Поди сюда, по-хорошему.
Я несколько насторожился, но виду не подал. Мы ушли в дальнюю комнату, Рэйчел заперла дверь и уселась в кресло.
- И?
- Зорин, ты вилу ко мне зачем подослал вчера?
- Я?! Мы с Тео обсуждали газовую диффузию, вот она и свинтила от нас. Чего она натворила?
Миссис Элмер окинула меня шерифским взглядом. Словно карманы вывернула.
- Кобылка твоя странную вещь мне рассказала, Зорин.
- С интересом выслушаю. Поделишься?
Шериф отвернулась и какое-то время молчала, раздумывая. Потом в сторону же сказала:
- Вроде как ты на меня виды имеешь. Это так?
- Уф-ф-ф… Не знаю, что она тебе сказала, но доля истины в этом есть. Ты мне действительно нравишься. Но я уважаю твоё общественное и семейное положение, и никоим образом не хотел бы бросить тень на твою репутацию.
Рэйчел искоса смерила меня очередным взглядом и часть мелочи вернулась в мои карманы.
- Слышать приятно, не скрою. Даже от тебя.
- Рэйчел, я понимаю, что не нравлюсь тебе, но я и не стремлюсь к этому. Раз уж нехорош, чего напрягаться-то. Так о чём ты со мной поговорить хотела?
Миссис Элмер глубоко вздохнула и выгребла из карманов всё до последнего медяка.
- Зорин, так тебя провсяк, мог бы и напрячься, сучий ты сын, обсосок свинячий. Хоть бы для виду приударил, гном ты этакий. Приволок с особой эту лошадь и сидишь довольный — любуйтесь, люди добрые, как я генетический материал в скотину перевожу! Ладно робот, он тебе реально нужен, своих мозгов у тебя как таракан насрал. Но мать твою за ногу, нахера ты эту Мао сюда приволок?! Неужели так трудно было сообразить, что на Мурере отчаянно бедный генофонд?! Что здесь и твоим живчикам были бы несказанно рады, не взирая на малость роста и скудость ума.
Бешенство кипело вовсю, но я сдерживался. Устраивать свару накануне отлёта, да ещё и с шерифом, в мои планы не входило. Но и выслушивать вот это всё тоже не хотелось.
- Ну так чего время теряешь? Рэй, выпрыгивай из порток, орошу я тебе ливер своим скромным генетическим материальцем, жалко что ли.
- Нет, вы посмотрите на этого дебила. Зорин, мне пятьдесят три, я уже климаксная! Что лошадь твою, что меня драть — одни мозоли в результате.
Больше всего на свете мне хотелось разбить этой суке рожу, но следовало сдерживаться, хоть и не было в помещении фиксатора происходящего, не писалось ничего. 
- Рэйчел, тот факт, что на Мурере сложилось так, как сложилось, не даёт тебе права оскорблять меня и мою спутницу. Не я виной тому, что здесь творится. И уж не Риква тем более. — Не сорваться и не наорать стоило мне немалых усилий, надо сказать. — Пятьдесят три тебе, говоришь? Мне под двести, если что. Даже биологически, и то почти шестьдесят. И годится ли мой генетический материал на пошив вашего генофонда — ещё бабка надвое сказала.
Шериф снова отвернулась и раздражённо обронила:
- Мог бы хоть попробовать, скотина.
- Блядь. — Сдерживаться не было больше сил, меня сорвало и понесло. — А если я просто не хочу?! Да в рот тебя, сука, бычьим хером, блядь ты такая, сидишь тут, сука, блядь, умничаешь, манду морщишь — гад, бля, Толька, девок наших ебать брезгает, лошадь пользует. А тебе в жопу такая мысль не приходила, простая, бля, как белый день, что я могу вообще не хотеть лезть вашим сучкам под юбки?! Да в хер вы мне тут все не впёрлись, срань вы господня. Вырождаетесь? Да и хуй с вами! Съебали с Земли, сидите в раёчке, сраки расквасивши. Хуй забили на всё, слились, блядь, с природой.
Рэйчел резко вскочила с кресла и двинулась ко мне с бешеным оскалом на лице. И я с превеликим удовольствием вломил ей в нос, да так, что шериф рухнула на жопу, выбросив ноги вперёд едва не выше головы. В запале она ещё пыталась подняться, но я зарядил ей ботинком в ухо, уложив на пол окончательно. И долго стоял над поверженным телом, не решаясь искать пульс. Я просто боялся его не найти. Заметив, что Рэйчел слабо пошевелилась, стремглав выбежал из комнаты и рванул искать врача.

Почему меня не пришибли на месте или ещё как-то не уконтрапупили — могу только догадываться. Ещё могу понять реакцию шерифа: придя в себя и получив первую помощь, она не стала на меня ругаться за фатальную порчу её портрета. Хоть и с натяжкой, но сама выпросила. И сделала правильные выводы, кстати — не подначивала больше с вилой и вообще вела себя прилично. Но почему её супруг (оказавшийся тем самым врачом) не вывернул меня наизнанку? Теряюсь в догадках, честное слово.

Отлёт пришлось отложить. Генетического материала я в Клевеленде выдал каждой особе репродуктивного возраста, пожелавшей такового получить. Мистер Элмер, врач, поил меня местным снадобьем для поддержки штанов, поскольку в моём возрасте уже не сильно-то порезвишься. Говорить жительницам Умгородка о том, что они набитые дуры (с набитой дурой-шерифом во главе), я не стал. Как и того, что гражданин Земли Зорин Анатолий бесплоден по определению и отродясь. Никогда не интересовался этим обстоятельством, а вот во время очередного исследования земными эскулапами моих особенностей, таки узнал, что мой иммунитет убивает мои же сперматозоиды, принимая их за чужеродные биологические объекты. В конце концов, надежда должна умирать последней. 

Эротического видео для своей коллекции я записал столько, сколько и просмотреть-то вряд ли смогу. После всего этого коитуального цирка нас собрали в обратный путь с такой тщательностью, что я стал опасаться, что «Торес» не сможет оторваться от Муреры. Кстати, пока я производил покров клевелендок, Тео сходил в Сент-Питерс и перегнал оттуда наш космолёт в лощину близ города учёных. Аборигенам-электрикам не удалось причинить никакого ущерба кораблю, хоть они и пробовали, судя по записям охранной системы.

Прощаться на борт «Тореса» поднялись только Симмонс и шериф. Элай что-то торопливо толковал роботу, а Рэйчел, оглядев рубку, подошла ко мне и протянула руку для пожатия. Искра проскочила, я притянул её к себе, крепко обнял и хорошенько потискал за жопу. Миссис Элмер оставила мне на шее засос и, смахнув слезу, ломанула на выход. Старый доктор, пожал руку Тео, поцеловал лапку Рикве и обнял меня. Его за жопу я хватать не стал. Закрыв, наконец, аппарель и проследив, чтобы провожающие достаточно удалились, Тео на антиграве поднял «Торес» на орбиту.
- Живые, вы спать сразу заляжете или?..
Это была уже новость! Прежде Тео никогда не шутил подобным образом.
- Позже. Выходи на курс и стартуй на гиперсветку.
- Хорошо, Толик.
Робот замер в кресле и перестал подавать признаки жизни, а мы с Риквой перелетели в гнездо, чтобы оторваться в невесомости. Позже Тео закрутит космолёт и такой забавной веселухи не будет. Мао хотела забраться в мешок, но я принайтовал её воронкой кверху и, вцепившись в её корму, как клещ, недурно побаловался, пользуясь её беспомощностью. Если б не страховочные фалы, то быть бы Тольке Зорину биту подковами. Оставив беснующуюся и грызущую путы Рикву в гнезде, я подтянул труселя и перелетел в штурманское кресло, где и поспешил пристегнуться.
- Готово? Стартуй!
Тео обернулся, убедился, что Мао хорошо привязана и кивнул. «Торес» немного прижал нас к спинкам и выдавил из вилы возмущённый вопль, а после этого снова наступила невесомость. Риква чертыхнулась и жалобно попросила меня отвязать её.
- Лягаться будешь?
- Нет.
- Кусаться?
- Нет.
- Тео, закрути нас, пожалуйста.
Почувствовав, как зад вдавило в кресло, я отстегнулся и пошёл отвязывать Рикву. Для начала освободил руки и тут же получил звонкого щелчка подковкой в лоб!
- Гад! Нафига вот снова это сделал?!
Я потёр ушибленное место и с укором посмотрел на вилу. Та отвязывала ноги и злобно дёргала ушами.
- Мдя. В следующий раз надо не забыть взять обещание не бить меня этими железками.
- Зорин, я сколько раз тебе говорила, что мне туда не нравится?
- А сколько раз говорить, что мне пофиг?
Освободившись от пут, Риква продефилировала в сортир и заперлась внутри. Выждав секунд двадцать, я намотал фалы на кулаки и крикнул роботу:
- Останови вращение!
Тео кивнул и секунд десять спустя я завис на шнурах, наслаждаясь доносящимися из-за дверки воплями вилы.
- Зорин, какие планы на после перелёта? — негромко поинтересовался андроид.
- Надо будет Мао домой вернуть, да пошляться по Эсвуру, матерьяльцу на репортаж набрать. Вдруг пригодится? Туристам там делать нечего, но для учебных программ или космокаталога там — лишним не будет же.
Вопли в сортире утихли и я попросил снова организовать гравитацию. Опустившись на пол я удовлетворённо хихикнул: маты из санузла возобновились.
- Толик, зачем ты издеваешься над ней?
Я сел в кресло и пожал плечами. 
- Тео, я, похоже, никогда не избавлюсь от деревенских повадок. Такие шуточки вполне в духе регешей времён моей юности.
- А почему бы не попробовать вести себя более цивилизованно?
- А зачем? Мне и так хорошо.
- А Рикве?
- Отстань, робот! Мао такая же деревенщина, как и я, нешто не успел заметить?
Тео посмотрел на меня взглядом «уеби меня кувалдой», но промолчал. К спинке моего кресла подошла Риква и я втянул голову в плечи, ожидая возмездия.
- Тео, у нас всё в порядке? Что-то притяжение то есть, то нет.
Я мысленно поблагодарил небеса, а робот, даванув в мою сторону косяка, ответил:
- Прости, Риква, так получилось. Всё хорошо, не волнуйся. «Торес» стал на курс и вышел в подпространство, скорость уже почти маршевая.
- Кстати, — я посмотрел на вилу снизу вверх, — когда мы вернёмся на Корисс, минет тридцать лет. Прект к тому времени уж помрёт, наверное. Что делать будешь?
Риква обошла кресло и взгромоздилась на панель, свесив копыта. Посмотрела на меня, на Тео, задумчиво покрутила ушами и коротко вздохнула.
- Схожу на могилку, отпущу. Папаня мой гад, конечно, но отпущу, не то самой потом как жить?.. Маму отпустила и его отпущу.
Робот отмер и, вытянув из-за спины косу, принялся её кончиком похлёстывать себя по щеке. Выглядело так себе, но как-то делало его живее, что ли.
- Будешь сама на ферме работать? Справишься?
- А куда деться, Тео? Буду справляться! Мужа у меня не предвидится, разве на ферму кто позарится, да возьмёт такую. А нет, так нанимать буду. Главное, чтобы ваши не перестали у нас харчеваться, а то у нас мало кто урожай покупает, пунктов вечно ни на что не хватает.
Она поёрзала на панели и с укором посмотрела на меня. Я выбрался из кресла и кивнул, чтоб садилась на мягкое. Сам хотел турнуть андроида, но тот молча вывел на развёртку сводку, где чёртова уйма цифр и знаков с бешеной скоростью менялись местами.
- Трепаться тебе это не мешает, а вот постоять ты, конечно, не можешь никак!
Робот ухмыльнулся и пожал плечами. Риква поднялась и потянула меня в кресло.
- Садись, Толь, я к тебе на ручки, ага?
Я согласно кивнул и буркнул Тео:
- Чуть помедленнее вращение сделай. В девушке весу немало как бы.
Притяжение уменьшилось. Я сел, взял Мао за бёдра и, хорошенько потискав, усадил на колени. Она обняла меня за шею, положила мою руку себе на передок и прижалась грудкой. И стало совсем хорошо и уютно. Поглаживая едва не мурлычущую вилу и наслаждаясь её теплом, я прикрыл глаза и откинул голову на подголовник.
- Риква, — тихо заговорил андроид, — на Корисс, именно в Эсвуре, есть место, где работают люди, твои собратья, которые занимаются контактами с нами. Не торговля продуктами втихаря, а нормально поставленное исследовательское и научное сотрудничество. Полагаю, им будет весьма интересно с тобой пообщаться. И уж пунктов за это они тебе перечислят, я думаю, немало. Мы поделимся с тобой материалами о твоём путешествии, это заинтересует ваших учёных, можно не сомневаться.
- Чего загадывать, — отозвалась вила, — может папаня и не откинется к моему прилёту.
- Так и будешь его бухлом и своим добром с небесными людишками барыжить? — Я щипнул Мао за мякоть передка и почувствовал, как напряглись и расслабились её ягодицы. — Не хочешь стать хозяйкой на крепком и современном хозяйстве?
- Хочу. Но пока там папаня заправляет — никакие пункты не помогут.
Тео повертел кисточкой косы у себя перед носом и закинул её за плечо.
- Смотри сюда, Риква. Если ты легально оформишь торговлю с небесной канцелярией, получишь лицензию, то Прект, если он и не помрёт к тому времени, не сможет контролировать твои финансовые потоки. И по закону не сможет мешать тебе.
- Ну не знаю. Это ж уметь надо, чтоб всё там как-то сделать и всё такое.
- А мы с Анатолием тебе поможем. Всё равно собираемся в Эсвуре пожить немного.
Мы помолчали. Я переложил руку Рикве на грудь и принялся теребить ей сосок. Она засопела громче, потом зарылась лицом мне в волосы и прошептала:
- Пойдём топить твоего маленького землянина в корисской шахте. Не могу уже, как хочется.
- А хорошо мне потом сделаешь?
Она поцеловала меня в макушку и согласно кивнула. Уши её рдели алым…
А после побудки, через шесть часов, мы с ней поели, напились лимонада и разошлись по капсулам, чтобы назавтра, пятнадцать лет спустя, понаблюдать за стыковкой «Тореса» с небесной клетью хомячков-жиробасиков.

***
- Зорин, ни о каком спуске на Корисс и речи больше не будет!
Постаревший и совершенно обрюзгший Уолт Мессерер сжимал в кулачки ручонки и брызгал слюной. Я с милой улыбкой, сложив ладони на животе, наблюдал его истерику. Когда главхомячок устал верещать, я позвал через плечо Рикву и спросил:
- А её тут оставим?
Командир Мессерер застонал и едва не разрыдался.
- Зорин, ты смерти моей хочешь?!
- Да. Тогда можно будет назначить на это место нормального руководителя, а не вот то, что мы все вынуждены лицезреть. Зови секретаря, ушлёпок, хватит жопу из себя изображать.
- Девку скинем в эвакоскафандре! Не дам я вам больше спаскапсулу, не дам! Снова там натворите дел, а мне расхлёбывать.
Я подошёл вплотную к Уолту и выдал ему лёгкую пощёчину. Тот вскрикнул и закрыл лицо руками, я чуть подождал и выписал ему подзатыльник.
- Делай, что говорю, свинота! Вот выведешь, ей-ей, вспорю твою утробу и на собственных кишках повешу. Зови секретаря, блядина!
Уолт отнял руки от лица и с обречённостью приговорённого вызвал андрошку.
- Опустите их на поверхность, чтоб им сдохнуть, гадам проклятым!

А в Эсвуре было литово (солнечно) и немного жарко.
Адрес конторы, где располагались местные интеллектуалы, нам выдал секретарь командира Мессерер. Следовало сесть в трамвай, доехать до метро и в нём пересечь город, но Лита радовала ласковыми лучиками, а свежий ветерок наполнял лёгкие. И поэтому мы, позвонив с телефона-автомата ещё незнакомому нам господину Дайло, решили прогуляться от старинного пансиона на окраине города до метро, а по пути перекусить где-нибудь нормальной, не космической едой. И чуток прибухнуть сиропу. Мне просто понравился вкус этого замечательного напитка, а Мао слегка мандражировала в полной неизвестности, ведь с момента её отлёта из дома прошло так много времени!

Мы расположились на террасе приличной таверны, расположенной возле городского парка, близ небольшого озерка. Молоденькая кельнерина, бодро отбивая дробь подковами-кастаньетами, подошла принять заказ и вытянулась, выпятив грудь и отклячив жопку. Риква заказала себе печёного голубя с овощами, я попросил крупную, жареную в сыре рыбу и пару дозников сатурата. Красотка широко улыбнулась, бодро крутанула ушами, заставив звякнуть все свои шесть серёжек и воззрилась на Тео.
- Сударь?
- Спасибо, я не голоден.
Кельнерина перегнулась через стол, выставив на обозрение неосбруенные сисечки и смахнула на пол несуществующую крошку.
- Совсем-совсем ничего не хотите?
- Именно так, милочка.
Девушка сморщила носик, выпрямилась и бодро пошла за едой, лихо крутя на ходу жопкой. Положительно невозможно пропустить такое зрелище, вот клянусь! У любой вилы, даже немолодой, пропорции талии и зада таковы, что глаз не оторвать. Даже Тео проводил кельнерину взглядом, а Риква легонько приложила мне в лоб подкованным пальцем.

Получив заказ, мы сразу выпили газировку и я налил в дозники на два пальца сиропу. Под столом, чтобы не смущать окружающих. Убедившись, что никто не смотрит, мы с Мао скомандовали друг дружке: «Огонь!» Глотнули и принялись жадно трескать горячую, свежую, сочную еду. Тео с улыбкой смотрел на нас и крутил в пальцах свою косу, длина которой уже превышала метр.
Утолив первый голод, я снова плеснул в дозники и спросил у Риквы:
- Лапка, а есть тут зелень какая? Салатика хочется.
- Есть. Сейчас попросим принести.
Она выбила пальцами дробь по столу и почти тут же послышалось стаккато кельнерины.
- Что-то ещё?
- Да. Принеси нам огородную корзинку, милая.
Девушка кивнула и снова посмотрела на Тео.
- Сударь?..
Робот отмахнулся и сосредоточился на пересчёте волос в кисточке косы, а я легонько дёрнул её за подол и тихо осведомился:
- А нельзя ли вот тут кости от рыбы убрать? Нет, не так! С той стороны стола!
Кельнерина хихикнула, посмотрела на Мао и, не заметив у неё возражений, обошла стол и наклонилась, демонстрируя персонально мне свои прелести. Смахнула в блюдце косточки, подмигнула, брякнула серьгами и тут же резко выпрямилась. Озадаченно посмотрела на Рикву и потёрла ягодицу.
- Милочка, я огородную корзинку просила, помнишь?
- Да, сударыня! Уже бегу.
Она повернулась и поспешила на кухню, звонко рассыпая перестук подков. Я, было, вытянул шею, чтоб полюбоваться, но в лытку мне пребольно врезалось копыто Мао.
- Огонь, Толик.
- Огонь… Совершенно с тобой согласен! Огонь-девка.
- Зорин!
- Что?!
Риква показала мне дозник. Мы снова прибухнули и поменялись тарелками. Я вывернул голубю оставшуюся ножку, а вила оторвала рыбе хвост и принялась стаскивать мяско с косточек. Вскоре подоспела и заказанная зелень, под неё мы ещё приняли. И если мне это ничем не грозило, то вила начала соловеть и Тео жестом показал мне не наливать ей больше.

Обошлось. Поев, мы немного погуляли по парку, неспешно дошли до метро и спустились в подземелье. Там царил полумрак, пахло дымом и шпальной пропиткой. Поезд с грохотом унёс нас в тёмный тоннель, раскачиваясь во все стороны, нещадно трясясь и дребезжа. Интерьер вагона был столь спартанским, что даже у андроида, кажется, вызвал недоумение. Топорные лавки из некрашеных брусков, металлический пол, трубчатые поручни без следов обработки, но отполированные миллионами рук… И тусклые плафоны освещения.

В конторе господина Дайло работал лифт, что порадовало, поскольку подниматься по бетонной лестнице на шестой этаж было бы совсем неинтересно. Пока кабина шла вверх, я слегка пощупал Рикву за зад, чем вывел её из хмурого настроения. Немного поблукав по этажу, мы всё же нашли нужную дверь и наконец-то познакомились с потомком человека, впервые лично вступившего в контакт с небесными людьми. Господин Дайло пожал нам руки и радушно предложил по-русски:
- Задитесь нах!
Скрыв смешок, я устроился на диванчике, Риква села рядом и взяла меня под локоть, а Тео поставил стул возле конторки и оседлал его верхом.
- Господин Дайло, новости такие: эта юная красавица совершила небольшое космическое путешествие в нашей компании. Она может многое порассказать, думаю, вам всем это небезынтересно.
Хозяин поставил уши торчком так, что они аж щёлкнули.
- Реально?! Эфиоп твою мать, вот так новость!
Матерился Дайло по-русски, но весьма своеобразно.
- Мы передали госпоже Мао некоторые материалы, которые также могут заинтересовать научную общественность. Запись произведена в формате, доступном вашей аппаратуре, с этим проблем не будет.
- Тишкина мартышка, ушам своим не верю. Риква, вы реально путешествовали с небесными людьми в космосе? Как далеко вам довелось побывать?
Виланька смущённо шмыгнула носом, расправила складки на юбке и решительно заговорила.
- Господин Дайло, полагаю, подвергать сомнению слова небесных людей не самое умное, что вы можете сделать. Но я подтверждаю: тридцать селемо назад я покинула Корисс и вернулась буквально вчера. Прежде чем рассказывать что-либо, я бы хотела прояснить пару вопросов. И от того, какие ответы я услышу, будет зависеть моё красноречие.
- Что за вопросы, госпожа Мао? Готов оказать любую помощь, какая потребуется!
- Первое: мне надо знать — жив ли мой отец, Мао Прект, фермер.
- Тот, что изюм разводит?
- Да.
Дайло снял с телефона трубку и позвонил в бургомистрацию. Дождался соединения с бюро населения и поинтересовался здоровьем сперва некоей госпожи Пильки, затем фермера Мао Пректа. Выслушав ответ, поблагодарил и повесил трубку на аппарат.
- Риква, ваш папенька скончался шесть селемо назад, во время пьянки по случаю сбора урожая изюма. Примите мои соболезнования!
- Где он похоронен?
- На ферме, на вашем семейном погосте. Рядом с вашей матушкой, насколько я понял.
Риква глубоко вздохнула, шмыгнула носом и выписала ушами столь сложную траекторию, что я б не взялся угадать эмоции, которые это должно было передать.
- Ну ладно, спасибо. Как бы узнать, кто на ферме заправляет хозяйством?
Снова снимается трубка, снова ожидание соединения с нужным абонентом.
- Добрый вечер, Рорран. Посмотри записи по ферме Пректа Мао, что там сейчас? Нет-нет, я подожду. — Дайло прикрыл микрофон ладонью и негромко сказал нам: — Налейте себе сатурату, в бюро пресс-графинчик и дозники. Ало? Да-да, слушаю. Так… Так. Спасибо, Рор. — Он положил трубку и постучал простыми стальными подковками по столу. — Поскольку наследница, Мао Риква, не вступила в права, ферма передана под доверительное управление гильдии сельских общин. У вас, госпожа Мао, есть ещё четыре селемо на то, чтобы заявить права и принять ферму под своё управление, либо назначить своего управляющего.
Пока Риква переваривала услышанное, Тео негромко заговорил о главном.
- Господин Дайло, необходимо официально оформить торговые отношения госпожи Мао с небесной канцелярией и выдать ей лицензию на право заниматься этим видом деятельности. Не троньте трубку, я не закончил. Поскольку госпожа Мао в данный момент не имеет средств и не вступила в наследство, следует перевести на её счёт авансовый платёж за информацию по её космическому путешествию.
Дайло постучал подковками на пальцах друг о дружку, пошевелил ушами и согласился.
- Да, это возможно. У вас карта с собой?
Риква вынула из сумочки требуемое и протянула хозяину кабинета. Тот приложил карту к считывателю телефона и набрал номер. Затем, выслушав оператора, набрал какие-то ещё цифры. Через пол-минуты снова выслушал что-то и набрал ещё несколько цифр. Потом повесил трубку и вернул карту со словами:
- Тридцать тысяч пунктов. Остальное — по мере поступления сведений.
Риква прижала уши, поставила торчком, вытянула в разные стороны. Потом присвистнула и выдохнула:
- Бла-а-ад…

***
Благодаря знакомству с далеко не самым простым гражданином Эсвура, нам с Тео удалось побывать во всех городских закоулках. Я набрал мелких деталюшек с ископаемых станков в руднике номер три, где некогда едва не случилась чудовищная трагедия. Заказал и выкупил пальцевые подковки из золота, дюжину пар серёг самых различных видов из самых разных металлов и сплавов. Получил в подарок ушную бляху городового в жандармерии. Проиграл пять тысяч пунктов на бегах. Выменял на чёрном рынке местный аналог журнальчика с порнографическими фотографиями.

А перед отлётом на орбиту посетили мы с Тео и нашу милую Мао. Убедившись в том, что дела её совершенно наладились, я подарил ей самые красивые серьги и тайно от робота передал мешочек семян пауэрграсса, памятуя о том, что ей эти зёрна пришлись по вкусу.
- Попробуй посеять. Где-то в тенистом месте, наверное и чтоб сыро было. И да — если прорастут, осторожнее с ними! Джошуа говорил, что эта трава убить может.
- Ой, Толя, какой ты молодец! Сама ещё думала, что надо б попробовать, да забыла напрочь.
- Вот, держи. Я по-русски написал, но ты переведи обязательно. Это вся информация по пауэрграсс, что нашёл в своих интервью. Только во имя Зенона Всемогущего, будь осторожна с этим растением, умоляю тебя!
- Хорошо, Толик, хорошо. Мне теперь моя жизнь очень дорога, знаешь ли. За время, что я отсутствовала, дурная слава по мне забылась. От женихов отбою нет!
- Так ты и невеста нынче завидная! Своя ферма, своя торговля. Да и счёт не пустой?
Риква сморщила нос и мелко потрясла ушами.
- Пустой, Толя. Я заказала кучу оборудования, проект причала для спаскапсулы, сиропогонку, ветряк… Дом и амбар уже ремонтируют, на очереди погреба, ледник, службы. Всё пунктов требует! Но зато этот урожай не будет пропит папашкой, вся прибыль в дело пойдёт.
Я только головой покрутил. И позавидовал в глубине души. А вслух пожелал ни пуха ни пера и предложил подурачиться напоследок. Риква рассмеялась и просто кивнула.
- Думала — не дождусь, сама предложить уж собиралась.
Мы забурились на сеновал, поскольку только там не было посторонних. Виланька расстелила попонку, быстро поснимала с себя всю одежду и легла, укрывшись холстинкой. А я стоял на коленях, в расстёгнутой рубахе и, закрыв глаза, глубоко вдыхал знакомый с детства пыльный аромат сухой травы. И никак не мог заставить себя перестать улыбаться.

***
- А когда ты сдашь ябеду, Зорин?
- Хоть сейчас. Но память там пустая.
Шеф дальразведки аж подскочил на жопе:
- Как пустая?!
- Так. Следи за артикуляцией: пус-та-я! Да не скачи ты, во имя мирового света. Переберу файлы и скину тебе копии.
- Какие копии, Зорин?! Ты что, вообще охренел? Мне нужна полная запись памяти ябеды! Вся!
Я переложил ногу на ногу и почесал задницу. Откинулся на спинку и принялся насвистывать, разглядывая звёзды за окном.
- Хер тебе, мистер Трустар. Там девяносто процентов записей личного характера и я это никому показывать не собираюсь. Отчёт по Мурере я предоставил полный, с цифрами и картинками. А видео, пока не отсортирую, не дам.
Винс Трустар гаденько ухмыльнулся и прошипел:
- Хер тебе, недомерок. Сейчас тебя отправят в трюм, на семь этажей под землю, а домой к тебе придут люди. И когда ты туда вернёшься — если вообще вернёшься — не найдёшь там камня на камне. И всё, что мне нужно, будет у меня. И видео твоих поебушек тоже.
Я перестал свистеть и улыбнулся собеседнику. Тот это понял по-своему и довольно гыгыкнул.
- Винс-Винс, ну как же ты так неосторожно-то? Ну почему ты так уверен, что дальразведка никому ни в чём не отчитывается и не подчиняется? — Лицо Трустара начало вытягиваться. — Ведь это не я сейчас на семь этажей под землю отправлюсь, а ты. И не в трюм, а на помойку. Небо Пресветлое, Винс, как такой тупица может возглавлять такую серьёзную организацию?!
- Не бери меня на понт, Зорин. Не те времена, чтоб ты с пинка любую дверь открывал!
- Мистер Трустар, тридцать лет назад, в этом самом кабинете, был совсем другой разговор и с совсем другим человеком. Помнишь, Винс, кто тогда занимал эту должность?
- А при чём здесь?..
- Да-да, мой юный друг! За время моего отсутствия изменилось многое. И тот человек сейчас в Кремле. На высшей государственной должности России. И вчера мы с господином Президентом очень душевно почаёвничали. — Я улыбнулся настолько ядовито, что сам чуть не окочурился. — Так видео с ябеды тебе сильно срочно или месяц-другой потерпишь?
Шеф дальразведки оцепенело таращился в крышку стола, сжав челюсти и стиснув кулаки. Я отлично понимал его эмоции и откровенно наслаждался его бессилием. Всегда недолюбливал тупорылых служак. Всегда. Наконец, скрипнув зубами, Винс выцедил:
- Не спеши. Не горит.
- И я так считаю. Да и тебе это видео ни к чему. А с тем, кто тебя тут сменит, я потом как-нибудь договорюсь. — Я поднялся со стула и пошёл к двери. У выхода приостановился и бросил через плечо: — Прощай. Вряд ли ещё свидимся. Я по помойкам как-то…

Выйдя из телепорта в Доме Учёных, я с упоением вдохнул терпкий, пахнущий сосновой смолой воздух и неспешно побрёл к дому. Морской проспект за высоченным экраном гудел потоком транспорта, а здесь, на неширокой дорожке, мощёной асфальтобетоном, приготовленным и уложенным по старинной технологии, бегали дети, белки и прогуливались голуби. Дойдя до подземного перехода, я спустился вниз на эскалаторе, прошёл полста метров и поднялся на другой стороне Морского. Немного вернулся на юг и свернул во дворик своего дома. Чинно раскланялся с молодой мамочкой, выгуливающей малыша в антигравовой люльке и вошёл в подъезд.

Дома меня ждал вкусный ужин, приготовленный заботливым стариной Тео. Поев, я переместился в кабинет, опустил на окне римскую штору и уютно устроился в качающемся кресле. Вывел на развёртку персоналки видео с голым шерифом Рэйчел Элмер и поймал стоп-кадр, где та поправляет причёску. Всё-таки Риква справилась, славная моя виланька. И Тео не подвёл, дешифровал-таки запись. 

Андроид неслышно вошёл в комнату, встал у стены и склонил голову к плечу.
- Проблем в Москве не было?
- Всё нормально, Тео. Всё хорошо.
- Толик, скажи, почему ты велел мне составить отчёт таким образом, чтобы создавалось впечатление, будто на Мурере всё плохо и нет никаких перспектив для полномасштабной колонизации?
Я толкнул кресло и они сильно качнулось, поскрипывая полозьями. Говорить об этом я не хотел, даже с роботом.
- Тео, а что тебе перед отлётом так страстно вещал Элай Симмонс? Хватит уже темнить, рассказывай.
Робот усмехнулся и поднял руки.
- Сдаюсь. Но я спросил первый, Толик. Ответь, пожалуйста.
Я остановил кресло и рывком наклонился к нему.
- Нихера! Что тебе говорил доктор Симмонс?! Отвечать!
Тео смял улыбку и опустил руки. Потом всунул пальцы в развёртку и я услышал торопливый, сбивающийся голос старика:
- Тео, послушай… Ни под каким предлогом не присылайте сюда других. Во имя Зенона Всемогущего, не искушайте нас, об одном прошу: не искушайте! Не нужно нам помогать, не нужно ничего, совсем ничего… Мы справляемся, Тео, пойми, сами со всем справляемся! Самое главное, чтобы наши люди навсегда забыли, что можно жить как-то по-другому, понимаешь?! Важно не дать нашим потомкам снова выбрать тот порочный путь… Это важно, Тео, очень важно! Дайте нам шанс стать колыбелью другого человечества… Пусть даже у нас ничего не получится, пусть мы тут выродимся и вымрем, пусть. Лишь бы не повторять снова весь тот ужас, лишь бы не снова... Пообещай мне, Тео! Пообещай, что больше сюда никто не прилетит, хотя бы ещё лет пятьдесят!
Голос доктора затих и робот вынул пальцы из голограммы. Я откинулся на спинку и толкнул кресло, едва не опрокинув его. Полозья натужно скрипнули по паркету и этот звук прошёл мне по хребту, вломился в череп и заставил стиснуть зубы. Стоп-кадр моргнул и пошла запись. Шериф Элмер поправила волосы и, держа кисти рук у плеч, улыбнулась, глядя мне в глаза. Звук был отключен, но я помнил наизусть то, что она в тот момент говорила Рикве: «Вот так выглядят самки людей, Мао. Как видишь, я немолода и совсем не конкурент тебе, девочка!» Изображение было чётким, но с искажениями перспективы и несколько неверной цветопередачей. Особенности зрения вилоида, не дефект записи и не дурная дешифровка.

Немного успокоившись, я сказал:
- Тео, прости. Я сорвался.
- Я не обижен. И тоже прошу прощения за то, что уходил от ответа на твой вопрос про Симмонса.
- Ты же понимаешь: нельзя заселять этот мир. Он уже занят.
- Людьми?
- Не притворяйся, робот! Ты далеко не глуп, дорогой мой андроид.
Тео подошёл, положил руку на спинку кресла и принялся мерно, плавно раскачивать меня.
- Толик, у меня были сомнения по поводу просьбы доктора Эдайджа. Но ты исключил противоречия, попросив, по сути, о том же самом. У людей на Мурере хороший шанс построить жизнь иначе, не так, как на Земле. Если они не поубивают друг дружку, во что я, честно говоря, совершенно не верю, то ни вырождение, ни вымирание им не грозит. 
Кресло мерно качалось, тихо поскрипывая. Я сидел и улыбаясь смотрел сквозь голограмму на здоровущую пластиковую банку с землёй, в которую посадил пяток зёрен пауэрграсса.
- Всё правильно, робот. Всё. Правильно.

20 11 2018 Бердск.
Rumer ©
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.