» » Механики. Часть 52.

Механики. Часть 52.

Глава 1

14 ноября. Утро. Таус.

Я нереально выспался. Как же хорошо дома, в постели с любимой женщиной! Вон она, сопит, повернувшись ко мне спиной. Булат тоже дрыхнет, а не, вон, открыл один глаз и смотрит на меня. Вчера, когда мы вернулись в Таус, этот маленький телёнок чуть не затоптал меня до смерти. Вот же Волх  -то! Я же всегда при нашей встрече после долгой разлуки успевал отходить в сторону от его прыжка, а тут не успел, и эта стапятидесятикилограммовая туша сбила меня с ног, у меня аж дыхание перехватило, и он начал по мне топтаться! Очень, скажу я вам, неприятные ощущения. Потом он, увидев, что я слабо под ним трепыхаюсь, слез с меня и начал облизывать. Хорошо Светка подбежала и окончательно привела меня в чувство.— Привет, – шёпотом произнёс я, когда Булат с виноватыми глазами и поджав уши подошёл ко мне и положил свою здоровую башку рядом со мной на постель, – виноватым себя чувствуешь? – погладил его пару раз, тот тут же потихоньку стал вилять хвостом, – больше не прыгай по мне, ты мне так все рёбра переломаешь! – уши ещё сильнее прижались к голове.

— Доброе утро, милый, – Светка перевернулась и прижалась ко мне, – как спалось?

— Великолепно, – улыбнулся я, одной рукой обнимая её, а второй продолжая гладить Булата.

— Виноватым себя чувствует? – спросила она, кивая на Булата.

— Ага, вон уши прижал.

Булат понял, что говорят о нём, как-то немного сжался и покряхтел.

— Ладно, ладно, – смягчился я, – прощаю, но, чтобы больше не прыгал по мне!

Тот тут же встрепенулся, фыркнул, отошёл на пару шагов назад и начал потягиваться. Мы только улыбнулись.

— Какие планы на сегодня? – спросила Света.

— Да надо в сервис съездить и узнать, как в салоне дела, да и вообще, в ГДЛ.

Честно говоря, я пока даже сам не знал, с чего начинать. Хозяйство-то большое, узнать, как дела нужно везде, да и ещё Палиус в Лос, хотя, там на заводе Апрель, разберётся, не маленький.

— Ну, тогда я умываться и сейчас завтрак приготовлю, – поцеловав меня в небритую щёку, сказала Света, вставая с кровати.

На слово «завтрак», Булат тут же сделал стойку, у него прям глаза заблестели. Нда, вымахал мальчик, как же хорошо, что у нас есть такая большая квартира! Жили бы мы в той, студии на территории сервиса, места для троих нам явно было бы маловато.

Нащупал на тумбочке пульт от кондея, пощёлкал кнопками, включая его на двадцать четыре градуса, время почти десять утра, и на улице уже ощутимо припекает. Ха, это не как там, в мире Белазов с мартышками, где мы двое суток сидели в пещере и уже начинали потихоньку замерзать, так как дровишки у нас заканчивались, народу-то много, в машинах тоже особо не посидишь.

Но, наверное, стоит рассказать всё по порядку, хотя, чего там рассказывать, ещё ничего особенного-то и не произошло. Поговорили с мартышками, решили, как будем общаться дальше, чем торговать и так далее. Потом один из этих шерстяных нам сказал, что сейчас будет окно, и можно рвать когти. Они к себе, мы к себе.

Ну, мы и рванули, правда, Мага на своём Плаще только с третьей попытки снёс огромный сугробище, который навалило перед входом в пещеру. Ветрище, конечно, был мощный, да и снег валил достаточно сильно.

Но Мага своим огромным отвалом хорошо так расчищал нам путь, а командир этого маленького обезьяньего отряда выдал нам проводника, и тот вывел нас из этого лабиринта скал. Дальше мы рванули к своему временному лагерю, а он залез на одну из скал и потопал куда-то дальше.

Со слов наших новых друзей, этот буран будет длиться ещё несколько дней, так что не может быть и речи, чтобы снова соваться на это замёрзшее озеро, да и Туман решил-таки сначала провести разведку этого института, а не переться туда всей толпой. Больно много интересного рассказали нам мартышки, как и что там наделали эти новые жители их деревни.

Короче, так – кончается буран, с парой мартышек идут наши разведчики, осматриваются, потом возвращаются назад, разрабатываем план по уничтожению этого института, где выращивают или производят этих огромных животных. Думаю, до данного мероприятия у нас дней пять, точно есть, так что, смысла сидеть в нашем лагере никто не видел.

Без происшествий доехали до наших палаток, там Туман оставил несколько бойцов, дальше – в лифт, доехали до посёлка, Малыш и Юп остались там, не поехали они с нами. В посёлке народ уже более-менее обустроился. Кстати говоря, в деревню около лифта, который ведёт на замёрзшее озеро, мы заезжать не стали, но, со слов пацанов, которые там были (ездили туда за едой для нас) там всё тихо и спокойно.

Всех, кто был на стороне охранников тюрьмы, поставили к стенке, остальной народ вздохнул с облегчением и понял, что у них наступила новая жизнь, можно заниматься своими делами без оглядки, что приедут злые дядьки. Мы-то хорошие дядьки, добрые.

В посёлке тоже были новости, приезжали туда и владельцы домов, и те, кто забеспокоился о долгом отсутствии тех или иных людей или Укасов, которые отправились туда на выходные или на несколько дней.

Само собой, их всех встретили, короче, теперь сбоку от посёлка в небольшом овражке около десятка расстрелянных и сожжённых автомобилей, часть тачек, конечно, уцелела, но машины большинства бояр и их шестёрок там знали, поэтому с ними не церемонились.

Апрель привёз туда с пару десятков наших пацанов и кучу оружия с боеприпасами. Привез по распоряжению Тумана, так как мы предполагали, что искать будут в посёлке и этих бояр, и другие приедут. Народ в посёлке обживался и потихоньку привыкал к мирной жизни, без плёток, унижений и оскорблений.

Так как люди там собирались жить постоянно, то у нас, само собой, попросили некое количество необходимых вещей и техники, тех же тракторов. Полей-то вокруг видимо-невидимо. Распахать, да засеять, с животными мы всё-таки надеялись покончить, да и секрета из этого мы и не делали, они же знали, для чего мы тут появились.

Как я уже неоднократно говорил, сельское хозяйство в мире Белазов будет развиваться, по-любому. Да и в городах, сто процентов, найдутся те, кто захочет перебраться жить в деревню или посёлок и заниматься каким-нибудь хозяйством или просто жить среди природы в своё удовольствие.

Ну а мы, узнав все новости, рванули к лифту около посёлка, шлёп! – и мы около Лос. Дальше в город, ох, охрана там на воротах и охренела от Эво! Хорошо, что Туман настоял, чтобы мы ночью в шлюз приехали. Быстренько опознались и к нашим воротам, ну а там нас уже ждали, раз! – и мы дома.

— Доброе утро, шеф! – бодро поприветствовал меня Слива, открывая заднюю дверь длинного Кадиллака, когда я спустился вниз, – Булат, привет, куда едем?

— В сервис, – ответил я, пожимая ему руку.

Сзади стоял коротыш Эскалейд, вон, Леший и Няма машут мне из машины. Булат запрыгнул в салон тачки и тут же расположился на сиденье.

Как же я соскучился по этому шикарному креслу! Открыл окно Волху, и тот, высунув свою большую башку в окно, стал рассматривать окрестности, ну, я и себе тоже окошко открыл.

— Хорошо дома, да? – повернувшись и улыбаясь, спросил сидящий впереди Клёпа.

— Не то слово, там намёрзлись все, – ответил я, намекая на замёрзшее озеро.

— Я вчера часа два в ванной отмокал, – останавливаясь на светофоре, добавил Слива, – еле согрелся.

— Ой, да ладно, – хохотнул Клёпа, – тебя наверняка Наташка грела!

— Спинку тёрла, – крякнул я, продолжая подкалывать Сливу.

— Ну, не без этого, – не стал отрицать Слива, – можно подумать, вы одни были.

Н-да уж, вымахал наш Таус-то. Мы не спеша ехали по улицам, и я с удовольствием рассматривал всё вокруг. Раньше это был просто город в пустыне – пыль, песок, катающиеся тут и там перекати-поле, а сейчас всё цивилизованно. Куча зелени, кустики, деревья, травка, асфальт, столбы освещения, красивые и чистенькие здания и сооружения, но самое главное – это широкие дороги, город-то строили и продолжают строить с размахом и запасом, пустыня огромна, и ничто не мешает сразу закладывать на дороги гораздо больше места.

На улицах и пешеходов хватает, и различных машин. Все куда-то едут или идут, хотя, проезжая мимо парочки кафешек, видели там отдыхающих. Вон, и Укасы есть, и на светофоре видел нескольких гномов на скутерах.

Машин точно стало больше, если ещё буквально полгода назад движуха была не такая плотная, то сейчас автомобилей попадается гораздо больше. Пробок, конечно, нет и до них ещё очень и очень далеко, и машин на всех не хватает. Но всё равно, то около одного, то около другого магазина или здания видны припаркованные машины или двухколёсная техника.

Проезжая мимо какого-то строительного магазина заметил, как пятеро или шестеро гномов что-то лихо грузят в кузов фургона, рядом с ними стоит Укас и что-то объясняет человеку в спецовке. Насколько я знаю, как только мы открыли большой терминал с воротами в Лос, многие оттуда стали активно заниматься бизнесом с нашим миром, ну и процесс пошёл.

Да и народ переселяется в миры. Кто-то оттуда к нам, от нас к ним, вон ещё Укасы, гномы, люди.

Самое интересное то, что есть и такие, кто, например, из мира Белазов переселяются либо в Водный мир, либо в мир Динозавров.

О, сколько народу-то на автовокзале, мы как раз мимо него сейчас проезжаем. Пассажиры сидят под навесом и терпеливо ждут свой автобус. Вон стоят три ярко раскрашенных междугородних автобуса, а рядом маршрутка, успеваю прочесть название на ярко-зелёном борту: «Экскурсии в мир Динозавров»

Где-то сбоку прогудел паровозный гудок, ну да, тут же вокзал недалеко. Снова гномы, на этот раз их двое, и они катят перед собой тележку с какими-то коробками. Вот и городской рынок, Слива, походу, по большому кругу решил прокатиться по Таусу.

— Пацаны, гляньте слева на светофоре, – зашипела рация голосом Нямы.

Посмотрев туда, я немного обалдел. На светофоре стоял джип, белый джип Т6 из мира Белазов.

— Это-то тут откуда? – удивлённо спросил Слива, останавливаясь на красный сигнал светофора.

Тут у джипа загорелся зелёный, и он, потихоньку тронувшись с места, покатил куда-то по своим делам. Я успел рассмотреть, что за рулём сидит Укас в солнечных очках и с ним двое пассажиров людей.

— Я знаю, откуда они тут, – снова голос Нямы, – мне вчера моя сказала, что у нас тут в Лос какие-то Укасы автосалон открыли.

— Да ладно! – охнули мы почти хором.

— Ага, – Няма засмеялся, – может заедем? Адрес я знаю.

— Конечно заедем, – тут же произнёс я.

— Слива, на следующем перекрёстке направо и прямо. Помнишь, где раньше здание водопроводчиков было, и они там же и трубы хранили?

— Помню, – тут же ответил Слива, трогаясь с места, – тут ехать-то пару минут.

Мне прям интересно стало, что этот тут за автосалон такой. О, ещё одна тачка из мира Белазов попалась, на этот раз какого-то серого цвета маленькая машинка С-2. Конкурентов я не боялся, ГДЛ слишком большая организация, чтобы кто-то смог в ближайшее время нас переплюнуть. Тут же дело не только в салоне, тут дело в тех, кто таскает эти машины из облака и потом приводит их в нормальный вид.

О, а вот вижу новые тачки уже с нашего завода в Лос. Точно, ярко-жёлтый жук с какой-то девушкой за рулём, а вон ещё около рыбного магазинчика стоит красный Гольф, по тачкам видно, что вообще новьё.

— Вот салон, – произнёс Слива из-за руля.

О как. Неплохо, совсем неплохо.

— Булат, сиди, – сказал я, когда мы припарковались на стоянке среди других автомобилей клиентов и выбрались из машин, – Няма, останься тут.

— Добро.

Блин, припекает на улице-то. Как-то за несколько дней я немного отвык от жары. Едва подошли ко входу, увидели большой плакат с надписью: «Выкуп автомобилей»

— О как, – кивнул я на плакат, – походу, эти пацаны не только свой хлам сюда таскают, но и от нас к себе наши тачки, если конечно их кто-то ещё продаёт.

— Смотря за какие деньги, – ухмыльнулся Слива, – за хорошую цену можно продать. Многим же не нужны машины, да и не привыкли они к ним, хотя у нас тут расстояния большие.

— Что только потом с этими деньгами делать? – буркнул Клёпа.

— Народу-то сколько! – присвистнул Леший.

Это точно, прям, как у нас в автосалоне ажиотаж. Сам автосалон был под открытым небом. Огороженная площадка, на ней штук сорок-пятьдесят различных автомобилей из мира Белазов, хватает там и этих страшненьких грузовичков, и маршруток с бывшего завода Мадам Ти.

С нетерпением заходим на территорию салона. Вон несколько Укасов и людей, вероятно это менеджеры, так как одеты одинаково, водят за собой небольшие группы людей и что-то им рассказывают.

— Да это же хлам какой-то! – послышался сбоку возмущённый голос мужика.

Оборачиваемся и видим, как двое мужиков в шортах и футболках стоят около грузовичка и рассматривают его, а вон и третий, его ноги торчат из-под капота.

— Да ладно, Коль, – отвечает ему тот, что рассматривает двигатель, – нам бы хоть на чём-то грузы перевозить. В ГДЛ, хрен пойми, когда машину купишь, вернее, они сейчас открыли завод в Лос этом, но пока они всех ими обеспечат, куча времени пройдёт, там своих покупателей хватает.

— Да-да, – закивал другой мужик, – я точно знаю, что в Лос полтора ляма людей живёт, а есть ещё Севох и Галт, там тоже сотни тысяч жителей.

— Да это, млять, не машина! – снова возмутился этот мужик, которого назвали Колей, растерянно показав на неё руками, – как она вообще едет?

— Извините, вы будете покупать этот грузовик? – рядом с этими тремя мужиками нарисовался Укас менеджер.

Нас они не видели, так как мы стояли немного в сторонке за белым седаном К-5, делали вид, что с интересом рассматриваем эту машину.

— Будем! – хором ответили двое мужиков, а этот Колян только сморщился.

— Пятнадцать тысяч лин, – тут же, улыбаясь, выпалил Укас.

Хренасе цены!

— Сколько? – вытаращил глаза Колян – да это хлам, вот смотри, – он ткнул пальцем в пару вмятин на кузове грузовичка, – да и там – его палец переместился на открытый капот – тоже наверняка всё старое и изношенное.

— Нет, – тут же ответил Укас, – все машины, которые продаются в Таусе, проходят технический контроль в Лос. Да, это не такие машины, к которым вы привыкли в своём мире, и они не такого качества, мощности и комфорта. Но этот грузовик может увезти на себе две тонны груза. Не хотите – он спокойно пожал плечами – не берите, его другие купят.

— Берём, – закрывая капот, сказал один из этих мужчин, – на несколько месяцев его, думаю, хватит. Запчасти-то у вас тут продаются?

— Конечно, – снова начал улыбаться Укас, – вот в этом здании будет магазин запчастей на любые наши машины. Сейчас там ремонт закончат, и мы его откроем. Вот вам мои визитки, – он тут же достал из кармана три визитки и раздал их мужикам, – на них телефон, если что – звоните, не будет в магазине – организую доставку за сутки. Но вскоре мы сделаем так, чтобы с запчастями вообще никаких проблем не было.

— Правильно, – снова буркнул этот Коля, рассматривая грузовик, – ну и тачка, – он покачал головой, – на сколько её только хватит?

— А ремонтировать его где? – спросил другой мужик.

— Ну, или сами, или в ГДЛ, – спокойно ответил менеджер, – у нас сервис пока не предусмотрен.

— Лишь бы продать, – опять начал возмущаться Колян, – в ГДЛ их ремонтировать, да там своих машин для ремонта хватает!

— Где оплачивать-то? – спросил улыбающийся мужик из этой троицы, глядя на Коляна.

– Ну уж нет! – чуть было не заорал я, – эти помойки мы точно у нас ремонтировать не будем!

— Прошу вас за мной, господа, – пригласил их Укас, – сейчас произведёте оплату, оформимся и можете ехать, час – максимум.

Двое мужиков тут же направились за менеджером, а Колян снова вздохнул, попинал колёса грузовика, словно проверяя, не отвалятся ли они, и поплёлся за остальными.

— Во, мля, – захихикал Слива, – свои тачки тут толкают. Директор этой богадельни наверняка из Лос, явно не из Тауса кто-то этот салон открыл.

— Да правильно они всё делают, – поддержал я этих торговцев, вздохнув и осматривая стоянку с машинами, – вы же прекрасно знаете, что тачек на всех не хватает. Вот они и таскают сюда свои машины и продают их гораздо дешевле наших. И их всё равно будут покупать. Из пункта А, в пункт Б она тебя по-любому довезёт. Да и с запчастями, я думаю, проблем точно не будет.

Минут пять мы ходили среди этих машин, рассматривая их. Наблюдая за клиентами этого салона, я видел на их лицах различную гамму чувств. Кто-то морщился от вида машин, кто-то откровенно смеялся, но были и такие, кто покупал эти тачки. При нас купили ещё несколько автомобилей. Покупали всё подряд. Все эти машины были Б/У, думаю с их ремонтом не заморачиваются, выкупают их там в Лос и тащат сюда.

А машины тут попадались и в хорошем состоянии, и средней паршивости. Цены от пяти до двадцати тысяч Лин. Этот автосалон напомнил мне авторынок на той земле. Я частенько на таких бывал в 90-х. Точно так же идёшь среди машин и рассматриваешь их. Так и тут – царапины, вмятины, ржавчина, вон, кое-где даже на некоторых машинах видна.

Вон ещё двое мужиков осматривают большой джип Т-7 чёрного цвета, рядом девушка и парень смотрят маленькую машинку С-3 белого цвета. Девушка морщится, а парень довольно кивает. Подхожу ближе и вижу на лобовухе ценник, пять тысяч триста Лин.

Ещё один грузовичок, только маленький, Мин-1, ну, как наш Портер. Мужик с большой бабой, больше она, конечно, смахивала на пробничек слонихи, короче, мужик открыл кабину и сначала посмотрел на её размеры, а потом на тётку, отрицательно покачал сам себе головой. Точно, эта тётка в кабину, однозначно, не влезет, её разве только в кузове возить. А вот эта бабища схватилась за ручку двери фургона и дёрнула, ручка осталась у неё в руках. Ох и бабища, мы быстренько от них ноги сделали, пусть сами там разбираются.

А в самом углу этого автосалона мы увидели несколько других машин. Там стоял синий Гетц, хороший Мерин в 221 кузове, рядом с ним БМВ в 39 кузове, Мицубиси Паджеро и серебристый Галант.

— Глянь, пацаны, – тыча в тачки рукой, выпалил Слива, – походу, кто-то не удержался и продал свои машины этому салону.

— Интересно, за сколько? – негромко произнёс я, рассматривая эти автомобили.

Точно, они выкуплены. Стоят в сторонке, чистенькие, впрочем, у нас тут все машины чистенькие. Да уж, эти бизнесмены из Лос быстренько сориентировались и выкупают всё подряд, а потом наверняка перетаскивают их в свой мир. Ох и будет в Лос и его окрестностях кататься множество б\у иномарок, прям как на той земле, нереальное количество старых иномарок.

— Добрый день, молодые люди – поздоровался с нами один из менеджеров, – подсказать вам что-то? Машину подбираете?

— Нет, спасибо, – тут же ответил я, – мы пока так, посмотреть.

— А это что за машины? – ткнул я пальцем в эти, стоящие отдельно.

— Они не продаются. Это машины, которые выкуплены у местного населения, их мы переправим в наш мир для последующей продажи. Были у нас в мире?

— Доводилось, – улыбнулись мы.

— Ну тогда вы прекрасно понимаете, что эти машины, – он почему-то ткнул пальцем в БМВ и глубоко вздохнул, видать, мечтает о такой, – обязательно найдут в Лос своего покупателя. Кстати, – он встрепенулся, – может, вы хотите нам продать свой автомобиль? Есть у вас машины?

Я чуть не заржал, пацаны, вон, улыбаются стоят.

— Нет, – ответил я, – мы пока не готовы продать.

— Хорошо, – кивнул менеджер и тут же, потеряв к нам интерес, направился к другой группе людей.

— Поехали, пацаны, – насмотревшись на машины, сказал я.

Погрузившись в Кадиллаки, мы взяли курс на сервис. Да уж, молодцы, конечно, те, кто организовал тут этот автосалон. Машины из того мира, естественно, не чета нашим, но всё-таки эта машина. И те мужики тоже правы, ГДЛ и Палиус не может обеспечить спрос, блин, нужно сейчас Апреля найти, если он тут конечно, либо Георгича – этот точно в курсе всех дел. Я с этими мартышками и зверями как-то выпал из дел.

Опа, ещё пара тачек из мира Белазов попалась, очередной грузовичок, гружёный так, что у него аж морда задралась, и снова седан К-5, мля, в седане двое Укасов, и из окошек торчат морды гномов. Не удивлюсь, если и те, и другие наладят между собой торговлю.

Ещё минут десять езды и мы на месте. Сразу в глаза бросается огромная вывеска ГДЛ на нашем административном здании.

Как же я соскучился по сервису! Шлагбаум нам подняли без промедлений. На территории идеальная чистота, вон какой-то мужик ходит с тележкой от урны к урне и собирает в свою тележку весь мусор. Много деревьев, кусты.

— Куда ехать-то? – спросил Слива, немного сбросив скорость и пропуская один из «Красавчиков».

Эта здоровая чёрная фура, дымя выхлопом, проехала мимо нас к выезду.

— Давай к административному зданию, – немного подумав, ответил я.

— Добрый день, – поздоровались со мной две девушки, как только я с Булатом выбрался наружу.

— Добрый.

— Здорово, Шеф, – рядом со мной, как из-под земли, вырос Славка, в какой-то спецовке.

— Тьфу ты, напугал.

Со Славкой мы пожали руки и крепко обнялись.

— Как дела-то? – спросил я у него.

— Нормуль, здорово, пацаны, – поприветствовал он мою личку, – Булат, хай!

Волх сидел около меня на заднице и смотрел на девчонок, а они смотрели на него. По виду девушек было видно, что они любуются здоровым зверем. Ещё бы – эта хреновина кого хочешь впечатлит! Он, вон, на заднице сидит, а его башка выше моего пояса.

— Да нормально всё, – продолжил Славка, – ты к нам как, на пару часов и снова в бой?

— Не, там у нас пока затык с погодой. Давай, рассказывай, что тут у вас происходит.

— Ну пошли, – поманил он нас рукой, – ща сами всё увидите.

Оставив автомобили около административного здания, мы направились за Славкой.

— Булат, рядом.

Волх тут же пристроился слева от меня.

— Ну, значит, дела такие, – начал Славка, перекладывая из кармана в карман своей спецовки пассатижи, кусачки и какие-то провода, – начали мы строить ещё два ангара.

— О как? – удивился я.

— Ага, тачек становится всё больше и больше, ну и завод этот, Палиус, начинает поставлять в наш мир автомобили. Обслуживаться же им нужно где-то будет.

— Ну да, в принципе, ты прав.

— Ну вот, мы с Игорем и Ванькой подумали насчёт этого, так что будет у нас ещё два ангара. Ах да, – улыбнулся он, – пошли, я тебе одну вещь покажу, только сильно не удивляйся.

— Тачка какая-то специфическая?

— Неа, – засмеялся он, – щас охренеешь!

Пока мы топали среди ангаров за Славкой, я крутил башкой во все стороны. Да уж, движуха тут была – будь здоров! Прошли мимо стоянки, на которую сгружали битые машины из облака, и должен признать, что увиденная картина меня порадовала. Сходу – ну, машин двести там точно было. Отдельно стоянка автомобилей для торгов. Вон, мы как раз увидели, как туда своим ходом перегоняют синюю Ауди Кью 7, бита в морду, левой фары нет, и капот домиком, можно сказать, что повреждения минимальные. Такая на торгах тысяч за десять, точно, уйдёт, потом её какой-нибудь ГДЛовец купит, восстановит и будет кататься на ней по окрестностям.

Славка подвёл нас к одному из ангаров и остановился.

— Вы только это, за стволы не хватайтесь, – предупредил он нас.

— Мне уже это не нравится, – напрягся Слива.

— Саша, на Булата посмотри, – как-то напряжено произнёс Леший, и его рука непроизвольно легла на укорот калаша, висевшего на груди.

Мля, Булат весь напрягся, его загривок встал дыбом, и он начал глухо рычать.

— Булат, тихо ты, – вздохнул Славка, – там всё нормуль.

— Чего у вас там? – встревожился я.

— Зверь, – ответил Славка, – пошли.

Обошли этот ангар и я обалдел от увиденной картины.

— Охренеть, не встать! – выпалил Слива, когда увидел это.

— И нахрена? – спросил Леший.

— Какая киса! – засмеялся Клёпа.

Няма заржал, а я, честно говоря, даже и не знал, что сказать. Булат начал потихоньку дёргаться вперёд.

— Булат, фу, мля! – не отводя взгляда от увиденного, произнёс я.

— Это Дракоша, – заулыбался Славка, – наш красавчик.

Няма снова заржал. Перед нами была клетка, большая клетка из толстых прутьев. Ну, может пять на пять метров, а может и больше. Внутри этой клетки был домик, а на небольшой площадке на этом домике сидела и смотрела на нас двухголовая гиена.

— Он маленький ещё, – продолжил Славка, – это пацаны Крота привезли. Его родичи на один из экипажей напали, экипаж отбился, этот шлепок остался.

— И они не придумали ничего лучше, как привезти его сюда, – продолжил я, — да уж, Слав, я бы никогда не подумал, что тебе такие зверюшки нравятся.

— Ага, – кивнул Славка, – жалко животину, – он же совсем малой. Булат, да хватит тебе рычать на него.

Булат как будто понял Славку, сразу перестал рычать, и его загривок опустился, но к клетке он меня таки подтащил, я упирался как мог, но Волх оказался сильнее.

— Дракоша, иди сюда, не бойся, – позвал гиену Славка.

Та продолжала сидеть на своём домике и смотреть на Булата, а Волх смотрел на неё.

— Имя прикольное, – крякнул Слива, – Дракоша.

— Ну да, у неё же две башки, вот кто-то из слесарей её так и назвал. Кстати, нормальный зверь, не кусается.

— Я как-то не горю желанием его погладить, – тут же сказал я, присаживаясь на корточки рядом с Булатом и обнимая его за мощную шею.

— А не надо её гладить, – философски сказал Славка, – он только двоих к себе подпускает, на остальных шипит.

Словно в подтверждение его слов, гиена встала на четыре ноги и зашипела. Булат, млять, тот тут же начал рычать, и его загривок снова вздыбился.

— Тихо, тихо, мой хороший, – погладил я его по шее, проверяя второй рукой прутья на решётке.

Решётка оказалась сварена на совесть, крепкая.

— Кормим три раза в день, мясом, – добавил Славка, – сидит тут и никому не мешает. Многие сюда на него, как на диковинку, приходят посмотреть. Какие-то учёные приезжали пару дней назад, хотели его на опыты забрать, мужики не дали. Он общий любимчик тут.

Обе головы Гиены смотрели на нас и Булата. Тут этот Дракоша перестал шипеть, с лёгкостью спрыгнул со своего домика и осторожно направился в нашу сторону. Булат снова напрягся, мля, я уже запарился его держать, ну не хватает мне сил! Был бы тут столб какой рядом, я бы поводок вокруг него обвязал, хотя этих зверюшек разделяет клетка, хрен его знает,что они друг другу сделают. Поводок я немного ослабил, и Булат этот почувствовав, тут же ткнулся носом между прутьев клетки. Гиена осторожно, шаг за шагом приближалась к Волху.

Не доходя до него метра полтора, этот Дракоша вытянул шею, и обе головы начали нюхать воздух. Ну пипец, они тут себе любимчика завели! Это же, мать вашу, хищник, опаснейшее из существ, которые живут в пустыне.

— Вы бы, млять, ещё тут шестиногого Льва завели или Рогача! – выпалил Слива.

— Планируем, – ответил Славка.

— Что, правда? – спросил я.

— Ну да, – Славка пожал плечами, – только не тут между ангаров. В городе хотят зоопарк сделать. Где народу ещё на местных зверюшек-то посмотреть? Мэрия нашему Георгичу задание дала, поймать и привезти из пустыни зверей. Сам зоопарк уже строится. Думаю, что посещаемость ему обеспечена.

Тем временем Гиена нюхала и смотрела на Булата, а тот на неё. Вроде не шипят и не рычат они друг на друга. Хотя, вон, у Гиены пару минут назад обе башки шипели.

— Тогда и Ящера надо ловить, – весело произнёс Няма, – только ему клетку помощнее сварить.

— Мы до сих пор не знаем, смогут ящеры выжить вне облака или нет, – напомнил я ему.

— Ну вот, заодно и узнаем.

А идея с зоопарком мне понравилась. Действительно, почему бы и нет? Разных видов зверей обитающих в местной пустыне полным-полно, да и в других мирах они наверняка есть. Народу тут тоже проживает много, больше половины из них ни разу таких животных не видели, а тут – раз! – и зоопарк будет.

— Дракоша! – раздался громкий голос, и из-за угла ангара вышел мужик с двумя пакетами, – о, здрасте, – увидал он нас, – а я тут ему поесть принёс.

— Ну так и корми, – усмехнулся я и, натянув поводок, оттащил-таки Булата подальше.

Гиена тут же расслабилась, увидев мужика, и завиляла своим коротким хвостом. Мужик, ни капельки не боясь, открыл клетку и шагнул внутрь к гиене. Млять, она тут же оказалась около его ног и начала об них тереться телом и обеими головами, как какая-то кошка. Слива и Леший непроизвольно схватились за оружие.

— Не надо стрелять, парни, – не оборачиваясь, сказал нам мужик, – он безобидный.

Мне кажется, я даже услышал, как она мурчит, вот же, млять, кошка-то! Но встретив такую где-нибудь в пустыне, я бы постарался как можно быстрее её пристрелить, я-то знаю какие они быстрые и опасные, а эта вон, ничего, ластится к мужику, а тот её наглаживает. Достал из пакета кусок мяса и бросил ей в миску. Гиена сразу двумя головами впилась в мясо и с глухим рыком начала его есть.

Да, этот Дракоша точно ещё маленький, по размерам, ну, как четырех-, пятимесячный щенок овчарки, а вырастают они килограмм до шестидесяти и высокие ещё такие все, не доги, конечно, но в рукопашную я с ней точно не хотел бы сойтись. Я хорошо помню, как мы с такими бились около Нового оазиса, когда отправились на поиски пропавших экспедиций. Там вот такие твари окружили нас и напали, хотели всех живём сожрать.

— Млять, да как он её приручил-то? – шёпотом произнёс Леший, – они же дикие.

— Любовь и ласка, – буркнул мужик, услыхав Лешего.

Он тут же достал из пакета ещё пару кусков мяса и кинул их гиене в миску. Затем поднялся и начал вычищать её лоток и убираться в домике. Гиена одной головой наблюдала за мужиком, второй поглощала мясо. А мужику хоть бы хны, он, насвистывая себе под нос какую-то песенку, продолжал заниматься своим делом.

— Смотри, мужик, чтобы эта тварь тебя самого не сожрала, – негромко произнёс Слива.

— Не сожрёт, – затем немного подумал и добавил, – наверное. Вырастет чутка, я её через клетку кормить буду. Мне все говорят, что эти твари опасные.

— Ты даже не представляешь, насколько! – закивал Леший.

— Ну вот такой у нас новый житель, – развёл руки в стороны Славка, – пусть живёт.

— Дракоша, мля, – улыбнулся, – ну и имечко.

Булат уже успокоился, сидел на заднице и смотрел, как гиена поглощает куски мяса.

— Ладно, пошли дальше, – вновь позвал нас Славка, – ангары посмотрите.

Через несколько минут мы подошли к двум строящимся ангарам, работа кипела. У одного уже закончили стелить крышу, и сбоку на его стене вешали большие промышленные блоки кондиционеров.

Вот подъехали пара грузовиков с листами железа и какими-то балками, и к ним тут же под разгрузку подкатил кар. Рабочих было достаточно много, а вон и лианы на асфальт кладут, сразу делают нормальный подъезд, а то сейчас тут пыль столбом.

Понаблюдав за ходом строительства несколько минут, мы направились дальше. Тут у Славки зазвонил телефон.

— Алло, что там у вас? Какие Порши? Новые? Да ладно? Не едут? В смысле «не едут»? – Славка слушал невидимого собеседника и кивал головой, — иду уже, – он нажал кнопку отбоя и убрал телефон назад в карман, – всё, мужики, я побежал.

— Что за Порши-то? – с интересом спросил Клёпа.

— Да прикиньте, наши из облака автовоз Кайенов притащили, новых.

— Да иди ты! – ахнули мы.

— Ага, помните, как мы тогда автовоз Сузук притащили? Так и тут. Шесть новых Порше Кайен. Правда они не едут. Не, они, конечно, заводятся и с автовоза своим ходом съехали, но больше пятнадцати-двадцати километров в час не едут, никто не может понять, в чём дело. Вот мне и позвонили, что-то там с электроникой.

Я громко засмеялся. Ребята уставились на меня.

— Я знаю, почему они не едут, – продолжая улыбаться, сказал я.

— Ну?

— В данный момент у них в мозгах заложена специальная программа, как раз первая передача и не больше пятнадцати-двадцати километров в час. Сделано это для того, чтобы, если автовоз где-то там угонят, – я неопределённо махнул перед собой рукой, – без специальной прошивки с завода, угонщики не смогут нормально на них передвигаться. Автовоз приезжает в конечную точку, дилер связывается с центральным офисом, оттуда присылают код, его вводят в мозги каждого Порша, и тачка начинает ехать, как нужно. Так что тебе, Слав, придётся сейчас постараться, чтобы его взломать.

— Тю, всего-то, – хмыкнул наш гуру электроники, – взломаем. Хуже, когда машину из облака совсем без ключей притаскивают, а это фигня, всё мужики, пошёл я. Походу, все эти тачки на наши торги определят.

— Саня, пойдём посмотрим, – взмолился Клёпа.

— Чё, созрел-таки для тачки себе?

Клёпа был у нас чуть ли не единственный без машины. Даже Колючий, вон, уже и тот, забрал из ремонта свой Тахо. Я вчера видел его серебристого красавца около дома. Тахо и правда, получился красивый. Трёхдверный кузов, серебристый цвет, полностью тонированный и на чёрных литых дисках, смотрится великолепно.

— Ну, может быть, смотря какие Порши, – уклончиво ответил Клёпа.

Быстрым шагом мы направились за Славкой. Шли между ангаров, а прикольно тут везде сделали. В укромных местечках, вдали от посторонних глаз, среди деревьев и кустарников были построены беседки, чтобы слесари и механики и другие рабочие могли выйти перекурить и посидеть в тенёчке. Вот и сейчас мы видели перекуривающих людей. Пока топали, с нами то и дело здоровались, мы отвечали в ответ.

Блин, да когда мы уже придём-то? Ангары здоровые – пока дойдёшь, вспотеешь. Но всё равно, деревья, которые насажали по бокам ангаров и вдоль дорожек, давали хороший тенёк, на улице только жарковато, за тридцатник точно есть. Только Булат, вон, спокойно семенит рядом, ему эта жара нипочём.

Обойдя последний ангар, сразу увидели две платформы с битыми машинами из облака, рядом с ними куча бойцов, которые, кто курил, кто сидел в тенёчке, а кто шёл в сторону ангара оружейки, кстати, надо туда сходить потом, посмотреть, что там у нас по стволам и боеприпасам, давненько я там не был.

А вон и сам автовоз стоит, точно, на нём стоит два Порша Кайена, остальные четыре уже сгрузили они стоят с открытыми капотами. Хм, а тягач-то у автовоза неплохой – Красная Скания, только я повреждений на грузовике не вижу.

А нет, подойдя ближе, увидел – левая сторона кабины грузовика замята, водила точно повредился, либо заснул, либо почти в лобовую ему кто выехал. Ну ничего, у нас и не такие вытягивали.

— Отцепляйте тягач и в ангар его, – прокричал какой-то мужик.

Тут же двое механиков в комбинезонах полезли к седлу тягача. Блин, народу-то тут сколько, пока со всеми поздороваешься и руки пожмешь, охренеешь.

— Ну, чё тут у вас? – спросил Славка у двоих ребят, которые стояли около одного из Кайенов.

В руках одного из них я заметил небольшой ноутбук.

— Да не едут они нифига! – в сердцах произнёс один из них, молодой парень, лет двадцати пяти – не можем понять в чём дело.

— Код им нужно ввести, – и Славка быстро пересказал им мои слова.

Я начал крутить головой в поисках Клёпы, заметил его, уже сидящего за рулём серебристого Кайена.

— Ну и? – подойдя к нему, спросил я.

— Бери, Клёпа, – стал подначивать его Слива, – как дашь на нём на трассе! Я уже узнал у пацанов, там три литра, – показал он пальцем на капот, – триста сорок живых лошадей.

— А тачка абсолютно новая, – добавил Няма.

— Блин, хорош! – выпалил Клёпа, любовно поглаживая руль и панель приборов, – очень хорош. Он же стоить кучу бабла будет!

— Да ладно тебе, – подключился я, – сделаем тебе скидку, рассрочку.

— Эх, ладно, беру, только обвес на него хочу и салон перешить.

— Фигасе, ты аристократ, – засмеялся Слива – то денег нет, а то обвес и салон.

— Ну а чё? Я же его не на один месяц покупаю, так что нужно. По деньгам – к Кириллу? – спросил он у меня.

— Да, можешь сказать ему, что я разрешил хорошую скидку сделать.

— Спасибо, шеф! – довольный до ушей выскочил из-за руля Собровец, – отпустишь меня? Дел – во появилось! – он провёл рукой над своей головой, — надо и к пацанам по обвесу зайти, и к Кудеснику, хочу салон так же, как в Кадиллаке, из змеиной кожи перешить.

— Да иди уже, иди.

Тут один из Поршей резко сорвался с места. Мы все тут же повернули головы и посмотрели на него. Было видно, что машина на небольшой прямой выстрелила с места, затем резко затормозила, развернулась, и водила снова выжал газ. Все четыре колеса на гравии пошли в пробуксовку.

— Готово! – радостно крикнул Славка, стоя около другого джипа, – я же говорил – фигня вопрос, не такие взламывали.

— Этот – Клёпы, – постучал я костяшкой пальца по стойке, – не вздумайте на нём так вжигать, а то он открутит кому-нибудь что-нибудь.

— О как? – удивился Славка, – быстро вы, вернее он, наконец-то созрел. Могу ему все эти Евро отключить, чипануть и ограничитель снять. Будет без ущерба коробке и раздатке плюс сорок лошадей.

— Это ты с ним лучше обсуждай.

— А где он?

— К Кудеснику поскакал.

— Ладно, – направляясь к другому Порше с маленьким ноутбуком, ответил Славка, – решим с ним.

<p>Глава 2.</p>

14 ноября. День. Таус. Сервис ГДЛ.

А Порши хороши – новенькие, блестящие, в салоне запах приятный, странно, что Кирилл не примчался, обычно он тут как тут, ладно, всё равно, наверное, все эти машины на торги пойдут, тут Славка прав.

Не удержавшись, заглянул я и в обе платформы, вернее, с одной начали выгонять тачки, а у второй открыли аппарель. С первой, одну за другой, каром мгновенно вытащили шесть тачек, все разной степени битости. Особенно мне бросилась в глаза синяя Вольво S60. Моторчик там, конечно, не самый мощный, она без капота была, поэтому я и увидел, 2.5 мотор, двести сорок девять лошадок, но зато полный привод. Так вот, она была бита точно посередине, то ли в неё на мотике кто влетел, то ли в столб её боком ударило, но средняя стойка дошла почти что до середины салона.

Когда я стоял, смотрел на неё и обалдевал от её вида, ну, как она была бита, один из слесарей меня заверил, что на стапеле всё вытянут, запчастей полно, железа тоже хватает.

— Саша, здравствуй, – раздался позади меня голос.

Обернувшись, увидел Грача, тот был в нашем обвесе, с автоматом, руки и лицо закопчённые от пороховых газов, не иначе только из облака вернулся.

— Привет, командир, – пожал я ему руку, улыбнувшись, – не сидится тебе? Не успел из одной переделки выбраться, как тут же в облако поехал.

— Да соскучился я по ящеркам нашим, – заулыбался тот, – а вы чё, прогуливаетесь?

— Ну да, Славка вон нам ещё два строящихся ангара показывал.

— Гиену видели?

— Видели, – хмыкнул я, – и про зоопарк знаем. Твои-то пацаны ящера ещё не поймали в облаке? Или Рогача?

— Пока нет, но поймаем обязательно, главное, чтобы они при выезде из облака не сдохли. Нам зоологи уже все уши прожужжали.

Тут на территорию сервиса заехал сначала Икс моей Светки, за ним пузатик Инфинити с охраной, а за ней Туман на мотоцикле, с ним Чаки. Булат тут же ломанулся к тачке, а Туман подъехал к нам.

— Здорово, мужики, – снимая очки и глуша двигатель, произнёс Туман.

— Добрый день, мальчики, – улыбаясь и так же снимая очки, поприветствовала нас Чаки.

— Привет, добрый день, – поздоровались мы в ответ.

Светка помахала мне в окно и, открыв дверь, стала наглаживать Булата, а с задних сидений выбрались Тамаз и его Эва, привёз-таки он её сюда. Мы тут же собрались в кружок и стали обсуждать мелкие и не очень дела. Блин, я так до кабинета своего хрен доберусь, там же наверняка электронка завалена письмами, и у секретарей, сто процентов, ко мне информации море.

— Ладно, вы тут трепитесь, – сказал я, – а я пойду в оружейку зайду и в кабинет – дел полно.

— Саша, на пару слов, – тут же среагировал Туман.

Мы с ним отошли в сторонку, и он сказал.

— В оружейке работает наш боец, он инвалид, надеюсь, ты не скажешь, чтобы его уволили.

— Почему я должен так сказать? Если ты в курсе, значит так и должно быть.

Тумана аж распёрло от моих слов.

— Ну я так, на всякий случай. Хороший мужик, наш боец, в облаке попал под ящера, тот ему позвоночник повредил, теперь не ходит, его Мушкетёры вытащили, в оружии шарит – мама не горюй, он у нас один из тех, кто отвечает за стволы, – Туман усмехнулся, – зовут его, кстати, ПМ.

— ПМ?

— Ага, – захихикал Туман, – сам же знаешь, у нас тут позывные у некоторых, будь здоров, есть.

— Ну, ПМ так ПМ, ладно, пойду гляну на наше богатство и за работу.

— Нормальный он мужик, – буркнул Леший, – я его знаю, пару раз с ним в облако катались, просто не повезло мужику.

Я кивнул Лешему и снова обратился к Туману.

— Ты-то, вернее, вы, куда дальше?

— Мы с Чаки прокатимся до ближайшей заправки, мне шепнули, что смена, которая там сейчас, плохо отстреливает зверюшек. А нам нужно, чтобы эти твари боялись к заправке по ночам подходить, короче, вкручу им фитиля, да заодно и коня выгуляю, – он кивнул на свой мотоцикл, – да и Чаки понравилось на мотоцикле кататься. В мужские дела она не лезет, – тут же поспешил он успокоить меня, зная, как я отношусь к этому.

Я считаю, что женщина вообще не должна лезть в мужские разговоры, спросят – ответит, нет –значит уйди и не мешай. Но Чаки умная девушка, с советами к нему не лезет и вообще, когда она рядом с Туманом, то превращается в маленькую беззащитную девочку, а не в ту воинственную фурию, которую мы видели в баре Крестьянин, когда она била всех подряд.

Свистнув пацанов, направились в ангар, где у нас были оружие и боеприпасы. Едва переступили порог, в нос тут же шибанул запах оружейной смазки. По лестнице наверх поднималось трое пацанов, увешанные пулемётными лентами для Корда, последний нёс в руках сразу два Печенега. Мы посторонились, пропуская их, и обменялись кивками.

Пока спускались, я всё пытался вспомнить, как выглядит этот мужик, ну Пм, больно позывной запоминающийся, но как не пытался, так и не смог – ну плохо у меня с именами, да и народу в ГДЛ почти восемьсот человек работает, попробуй их всех по имени запомни. Вот на лица у меня память лучше, а на имена – так себе.

Спустились вниз, напомню, оружейный ангар у нас был врыт в землю и плюс весь обложен толстыми бетонными блоками.

— Опять ствол перегрели? – едва спустившись в коридор, который с лестницы вёл на склад, услышали мы строгий голос.

— ПМ снова кого-то отчитывает, – хихикнул Слива.

— Да блин, там на нас ящеры пёрли… – начал отвечать ему другой.

— А гранатомёт я тебе с гранатами нахрена дал? Где я тебе сменный ствол возьму? Там допуски знаешь какие?

— Да ладно, Пм, – заканючил другой, – у тебя тут, как у куркуля, всё есть.

— Конечно есть, но, если вы мне каждый раз будете кривые и перегретые стволы приносить, никаких запасов не хватит. В общем – в последний раз!

Вышли в большой зал, и я увидел, как сидящий в инвалидном кресле мужик лет сорока пяти-пятидесяти резко развернулся и поехал вглубь склада.

— Добрый день, Александр, здорово, пацаны, – поздоровался с нами сначала один, а за ним и второй наш боец.

— Держите, – из-за стеллажа с цинками патронов вышел ещё один обитатель этого склада, его я знал, только, млять, я не помню, как его зовут. Он у нас с самого начала за оружие отвечает. Он положил на стойку перед двумя бойцами ленту с Вогами.

Внутри склада что-то громыхнуло, послышался короткий мат, а затем сюда, к небольшой стойке, снова подъехал этот ПМ.

— Приветствую, шеф, – бодро отрапортовал он мне, – Леший, Слива, Няма – салют.

— Привет, дружище, – поздоровались с ним ребята.

— Нате вам, – ПМ резко развернулся на своём кресле, и сзади в небольшом креплении я увидел стоящий ствол Корда, – последний раз даю.

— Спасибо, Пмушка, – обрадовался один из ожидающих бойцов и резко схватился за ствол, пока тот не передумал.

— Вам еще чё надо?

— Не, остальное мы уже получили – ответил второй боец.

Вспомнил, я вспомнил этого Пма, точно, видел его среди бойцов. А коляска-то у него электрическая, вон как он лихо управляется с ней с помощью джойстика. Бойцы схватили ствол, Воги и шустренько направились на выход со склада.

— Ну а вам что, молодые люди? – спросил у нас ПМ, а второй просто молча уставился на нас, – или вы просто посмотреть?

— Да мы просто посмотреть, – улыбнулся я, глядя вглубь склада, – давненько я тут не был.

— Ну пошли, – ПМ тут же откинул крышку стойки, приглашая нас внутрь.

Да уж, млять, я попал в магазин игрушек! Во-первых, сам склад был нереально здоровый, во-вторых, различного оружия и боеприпасов тут было видимо-невидимо. Что мне очень понравилось – все стволы аккуратно стояли в пирамидах, снизу или по бокам от них стеллажи с патронами. Много взрывчатки, обмундирования, какие-то провода, рации, всё это тоже очень аккуратно лежало на полочках.

Оба этих оружейника шли, вернее, ПМ ехал, а второй шёл, рядом с нами и отвечали на вопросы, но больше они касались того или иного оружия. Нам даже разрешили покрутить в руках несколько винтовок и пистолетов, которые в единичных экземплярах стояли в отдельных пирамидах. Уж не знаю, откуда эти стволы, но выглядели они идеально.

Чуть дальше, в глубине склада, увидели мы и небольшой огороженный уголок, там пару кроватей, стол, три стула и некоторые бытовые приборы. А ещё чуть дальше два верстака, на которых лежало несколько разобранных автоматов или ружей, дальше несколько станков, ноутбук.

— Круто у вас тут – кивнул я на верстаки и станки.

— Ну да, – хмыкнул ПМ, – пацаны, бывает, такие стволы приносят, что только диву даёшься, как их так можно запустить, вот мы с Василичем и приводим их в божеский вид.

Вот как второго зовут – Василич. Эх, Саня, тебе должно быть стыдно, что не знаешь, как зовут этого второго оружейника.

— Слушайте, мужики, – вспомнил я одну вещь, что хотел у них спросить, – а чё у вас тут растений-то от гномов нет? Они бы весь этот запах оружия и смазки быстро в себя втянули.

— Не, Александр, – тут же ответил Василич, – мы с ним, – он кивнул на сидящего в кресле, – любим, когда оружием пахнет, это наша вотчина.

ПМ только кивнул пару раз.

— Ну ладно, дело ваше.

Погуляв ещё пару минут по складу и попрощавшись с мужиками, отправились наружу. Едва вышли на улицу, как у меня зазвонил сотовый.

— Оксана звонит, – вздохнул я, посмотрев на входящий, – секретарь.

— Александр, добрый день, – защебетала она в трубку, – вы сегодня в офисе будете? Или мне подойти куда? Тут есть некоторое количество документов, на которых нужна ваша подпись.

— Через пару минут буду.

— Ну все Саня, теперь до ночи, – подколол меня Слива.

— Вы можете быть свободны, – отпустил я ребят, понимая, что Слива прав, и мне сегодня в офисе быть до вечера, а то и до поздней ночи.

Снова звонок – Георгич, тот тоже меня искал, едва ответил Георгичу – снова звонок, Игорь с Ванькой звонят, все хотят моего тела. Посмотрев на довольных ребят, поплёлся в свой кабинет. Мля, куда свалить-то? Может, в Новый махнуть? Не, надо с делами разобраться.

— Добрый день, девочки, – поздоровался я со своими секретарями, едва вошёл в предбанник, – найдите мне Кирилла и пригласите его сюда.

Ох, а я, оказывается, соскучился по своему кабинету. Внутри идеальная чистота, все на своих местах, пыли нет, прохладненько – кондей лупит хорошо. Подошёл к окну, увидел, как по территории сервиса туда-сюда ездят машины и ходят люди. О, вон вижу, как в сторону салона едут два автовоза с машинами, не иначе это тачки с мира Белазов, с нашего завода.

— Оксана, – нажал я кнопку спикерфона.

— Да.

— Апреля тоже поищите, если он тут, давайте его тоже сюда.

— Хорошо.

Первым, минут через десять, пришёл Кирилл.

— Привет, директор, – поздоровался я с ним, пожимая руку, – как дела в салоне?

— Великолепно, – пожимая мне руку в ответ и присаживаясь в кресло напротив, ответил тот – машин, конечно, не хватает, но поставки из Лос начались, хоть немного, – он сморщился, – но спрос перекрыли.

— Ну ничего, сейчас Апрель ещё завод по производству грузовиков и автобусов запустит, вообще хорошо будет.

— А когда он его запустит?

— Александр, Апрель подошёл, – заговорил спикерфон голосом второго секретаря.

— Пусть заходит, – нажал я кнопку, – а вот это мы сейчас у него и узнаем.

— Здорово, мужики, – выпалил тот, едва войдя в кабинет.

— И тебе не хворать. Сразу, не отходя от кассы, как дела в Лос с заводом? Кирилл, вон, интересуется, – я кивнул на сидящего директора салона, – когда ты там завод запустишь?

— Через неделю-две пойдут первые грузовики и автобусы, – тут же ответил Апрель.

— Отлично, – потёр руки Кирилл, – можно мне зарезервировать некое количество машин?

— Да можно, – пожал плечами Апрель, – вообще погоди, дай запустить его. Там в Лос тоже уже к нашим тачкам клинья подбивают. Да и это, мы там и Нивы начнём выпускать.

— Вот это вообще отлично! – ещё больше обрадовался Кирилл.

— Погоди, – остановил я его, – Нивы мы планировали все в том мире продавать.

Кирилл тут же сдулся, затем набрал воздуха и выпалил.

— Ну и зря. Думаете, тут не найдутся те, кто захочет купить Ниву?

— Конечно найдутся, – ответил я, – но пока всё на тот мир. Мы-таки надеемся покончить там с животными, и надёжный и неприхотливый автомобиль там будет как нельзя кстати. Апрель, вы там с механиками покумекали, как болячки Нивы устранить?

— Конечно, – хмыкнул он, – у нас тут в ваше отсутствие целый консилиум был. Вы же знаете, что каждый из мужчин хоть раз в жизни, но передвигался на Ниве, а многие и слышали, и владели, и буксовали, и так далее. Короче, собрали статистику. В итоге наша Нива не будет идти ни в какое сравнение с теми, – он ткнул пальцем в потолок, – наша будет лучше.

— Чё там хоть исправили-то или добавили? – с интересом спросил я.

— Да много чего, всё это сейчас внедряется на заводе в Лос. Мы у нас в Таусе и в Руви нашли по парочке Нив, народ сюда на них провалился, выкупили и переправили туда, там их, как сами догадываетесь, разобрали на составляющие, изучили и сейчас заканчивают настройку оборудования под производство всего этого. Ну а добавили там, – он немного задумался, – ну, наверное, самое главное, это тяговитости движку на низах. Я же, точно так же, как и вы, покатался по окрестностям и Лос и Севоха, в Гвалте не был.

— В Гвалте никто из нас не был, – кивнул я.

— Неважно. Так вот, дорог там нет почти, одни направления, асфальта тем более, нет. Значит, и буксовать будут и резину другую ставить, вот мы и добавили тяговитости на низах. Кое-что в самом движке переделали, будет он чуток и помощнее, и понадёжнее, и, само собой, инжектор. Опций не будет никаких, ну, кроме музыки, само собой. Карданы эти, мать их, будут все балансировать, шумки чуток тоже добавили. Бампера будут из хорошего железа, да и покрепче их крепить к кузову будут, чтобы при очередном рывке не вырвать его с корнем, как бывало. Думаем два варианта Нивы сделать.

— Как это – два? – спросил я, а Кирилл поднял брови домиком.

— Ну, первый вариант – это для города. Кирилл правильно говорит, будут те, кто будет покупать их просто кататься по асфальту, изредка выезжая на бездорожье. Вот и будет на таких Нивах резина помягче. А вот второй вариант будет чуть дороже, но на ней уже будет грязевая резина, ну, по типу как на тех ВЛИ 15 шла, только та шумная, а мы другой рисунок разработали, и лебёдка.

— Лебёдка? – тут я вообще обалдел.

— Ну да, – Апрель хлопнул в ладоши и с хитрецой посмотрел сначала на меня, а потом на Кирилла, – лебёдка. Сам же говорил – машины будут за городами гонять в хвост и в гриву. Вот мы и добавили спереди хорошую лебёдку. А так, вся начинка в городских и деревенских Нивах будет одинаковая. Ну и, само собой, при продаже будет полный комплект прибамбасов. Это мы уже тоже придумали, как сделать. Дуги, дополнительные фары, комплект для лифта подвески, прицепные, усиленные шрусы, Хайджеки, багажники и так далее. Сделаем несколько образцов и поставим там, где будут продаваться Нивы. Народ, однозначно, будет покупать.

— Особенно, когда там местные прочухают, что это за автомобиль такой – Нива! – захихикал Кирилл, – мы-то знаем, на что она способна на бездорожье, а они пока нет.

— Вот, – ткнул Апрель пальцем в Кирилла, – будут обязательно покупать. Ну а тем, кто решил на городских Нивах прокатиться по бездорожью, – он снова пожал плечами, – пожалуйста, так глядишь, тоже что-нибудь купят, ту же резину, например. Да я по себе помню, была у меня Нива. Купил я её, значит, поехал в лес, засадил – вытащили трактором, купил другую резину, поехал снова, проехал уже дальше, засадил, купил лебёдку, заехал ещё дальше – еле вытащили, ну и всё, пошло-поехало. Тут, конечно, так не будет, но по грязи и бездорожью на них накатаются, точно. Как говорится – чем круче джип, тем дальше идти за трактором.

— Н-да, неплохо, совсем неплохо, – согласился я со словами Апреля, – слушайте, а вы тут автосалон-то видели? Какие-то хлопчики из Лос открыли.

— Видели, – тут же ответил Кирилл, – тачки у них, конечно… – он вздохнул и покачал головой, – но покупают.

— Конечно, покупают, – поддакнул Апрель, – и будут покупать. Мы физически не сможем обеспечить спрос на всех желающих.

Я тут же вспомнил слова тех мужиков, которые покупали грузовичок.

— Машины у них хуже и дешевле, – снова стал говорить Кирилл, – многие из нас уже отвыкли от таких, а кому-то и такая подойдёт. Всё лучше, чем на автобусе или на своих двоих передвигаться. Был я у них там, с запчастями проблем не будет. Только вот чинить их кто будет?

— Мы там тоже были, – взял я слово, – слышали, как один из менеджеров при продаже грузовика ответил на вопрос покупателя, ну, где типа его чинить, он сказал – в ГДЛ. Хрен, чтобы этих помоек тут не было!

— Правильно, – кивнул Апрель, – вон ещё два ангара строят, поток тачек возрастает, с этими бы справиться.

Кирилл на это только пару раз кивнул, а потом добавил.

— Да, сто процентов, в гаражах откроется какой-нибудь дядя Вася, который будет эти тачки из Лос на коленке чинить. И машины они наши готовы выкупать все подряд, а потом перетаскивают их в свой мир.

Вот, я оказался прав, когда думал о таком варианте.

— Хорошие деньги дают? – спросил я.

— Ну как, смотря за какую машину. В принципе примерно процентов на десять-пятнадцать дороже, чем мы продаём, ну, чтобы у людей стимул был. Статистики у меня по выкупу нет, но я сильно сомневаюсь, что будет большое количество тех, кто захочет продать свою тачку. Ну продашь ты её, только деньги-то куда вкладывать?

Снова я прав. Тут не Земля, тут деньги-то и вкладывать некуда. Усмехнулся и добавил.

— Да, плакат с выкупом мы видели. И с вложением денег ты прав. Квартиры тут всем дают, лишь бы город развивался. Думаю, что свои машины этим из Лос продают те, кому они действительно не нужны.

— Наши машины им нравятся, – взял слово Апрель, – многие из того мира тут были, видели, на каких машинах мы тут передвигаемся. Естественно, многие из мира Белазов захотели себе не тачку с завода Палиус, а более современную иномарку. Запчасти достать тоже не проблема, богатых людей там полным-полно.

— Только запчасти ждать нужно будет, – добавил Кирилл.

— Да ерунда, – успокоил я его, – я тебе больше скажу. Когда в России стали появляться первые, шикарные и дорогие иномарки и ещё не было сервисов по их обслуживанию, богатые люди их на самолётах возили на ТО в Германию.

— Да ладно? – не поверил мне Кирилл.

— Да, я не вру. Именно так и было, я это точно знаю. Например, тот же самый Роллс-Ройс. Начало 90- годов. Ни одного сервиса по их ремонту и обслуживанию в России тогда не было. Те, кто их покупали, именно так и делали, – я усмехнулся, – самое интересное то, что немцы офигевали от пробегов, ну, когда им их в сервис с аэропорта на эвакуаторах привозили. Они же как привыкли, если у человека есть Роллс, то он на нём ездит только по выходным или на вечер там какой, чтобы себя показать. А наши гоняли их в хвост и в гриву. Если у европейцев в год пробег был тысяч пять, то наши по тридцать-сорок накручивали. Это потом уже начали сервисы и представительства в России открывать, поняли, что у русских денег куры не клюют. А тут-то, вон терминал, сломалась тачка, на неё либо запчасть будут заказывать, либо на тот же эвакуатор и сюда к нам в ГДЛ. Да наладят всё, я в этом ни капельки не сомневаюсь.

— Так и до угонов дело скоро дойдёт, – буркнул Кирилл.

— Не дойдёт, – тут же ответил Апрель, – через ворота они их не переправят – документы, каждая машина фиксируется, кто, чего, откуда и так далее. Если хоть одна тачка всплывёт, то тем, кто приходил в наш мир, дорога сюда будет закрыта навсегда.

— Но и это ещё не всё, – хитро улыбнулся Апрель, – я взял на себя смелость запустить в производство ещё одну машину.

— Какую? – разом спросили мы у него.

Я, вот честно, очень удивился. Вроде же мы все машины предусмотрели.

Апрель звонко рассмеялся и сказал.

— Ладно ты, Кирилл, ты тут со своим салоном завис, но ты-то, Сань, ты-то должен был догадаться. Даю одну попытку.

Млять, я тут же стал в своей башке прокручивать варианты автомобилей. Для города есть, джипы есть, грузовики есть, рабочие лошадки есть, Нива, млять, и то будет.

— Сдаюсь, – честно ответил я.

— Я тоже не понимаю, – сдался Кирилл.

— Александр, – заговорил мой спикерфон, – к вам Георгич и Иван с Игорем.

— Пусть заходят, – быстро ответил я.

Трое мужчин тут же зашли в кабинет. Мы быстро поприветствовали друг друга, пересказали им, о чём мы тут разговариваем. С тем, что не надо чинить машины из Лос в ГДЛ и Иван, и Игорь согласились, больно они ломучие, и надёжности в них маловато, рекламаций будет очень много. Да и по качеству запчастей они уступают. Это как с нашими помойками – вазы или уазы, новую запчасть ставишь и не знаешь, на сколько её хватит. Короче, однозначно решили, что ремонтировать их ГДЛ не будет.

Про то, что из мира Белазов у нас тут есть люди, которые пытаются выкупить машины и переправить их к себе они тоже знали. Ну что же, это бизнес тех людей, каждый зарабатывает, как может, ну, если это конечно не касается криминала. Хочет человек продать свою тачку – ради бога.

Только Георгич сказал то же самое – вкладывать тут бабки особо некуда. Открыть свой бизнес? Ну, это нужно жилку иметь, а сколько на твою голову ежедневных вопросов будет сыпаться? Проблем? Не, не каждый согласится. У нас вон в ГДЛ очень, ну очень хорошие зарплаты. Да, парадокс. На той земле есть бабки, ты упакован с ног до головы, машины, девушки, золотишко, заграницы и так далее, да и вложить куда-то можно, в ту же недвижимость, например, или ещё куда. А тут этого ничего нет, так и будешь сидеть, как собака на сене. Бабки есть, а потратить некуда.

Потом я им рассказал про наши приключения в мире Белазов. Про посёлок, шахту, говорящих обезьян, мужики, конечно, впечатлились.

— У меня для вас тоже новости есть, – взял слово Георгич, ёрзая в кресле.

— Погоди, – улыбнулся я, – Апрель тут, помимо Нивы, ещё одну тачку решил на бывшем заводе мадам Ти запустить. Мы с Кириллом уже всю голову сломали, что за машина.

Смотрю, Иван с Игорем тоже задумались, Игорь вон даже шёпотом стал перечислять автомобили, которые мы там стали выпускать, но перечислив все марки, он сдался.

— Для колхозников что ли? – неожиданно выдал Георгич, – с кузовом джип?

— Млять, точно! – хлопнул я рукой по столу.

— Бинго! – обрадовался Апрель, – он самый, полноприводный пикап с кузовом. А то Нива да Нива, на чём будущие колхозники и фермеры будут грузы перевозить?

— Вот же мы тупые, – негромко произнёс, улыбаясь, Кирилл, – такие тачки и тут будут покупать.

Мы засмеялись.

— Чё за тачка-то? – спросил я, – из облака пацаны Страйка притащили, поди?

— Ага, – кивнул Апрель, – а тачка будет до безобразия простая. Каждый из вас наверняка видел в кино такую машину – Шевроле Сильверадо 1500, только мы взяли не новую модель, а, как вы уже поняли, машину из девяностых того века, с нашей земли-матушки. Если быть точным, пиндосы выпустили её в 98 году, и тачка имела оглушительный успех. У них есть два кузова, двух и четырёхдверный, будем выпускать оба.

Я прям с огромным интересом слушал Апреля, да и пацаны, вон, тоже притихли.

— У них было с завода три двигателя, – продолжил Апрель, – 4.3, 4.8 и 5.4 объём. Ребята Страйка притащили с 4.8, 8 цилиндров, 275 лошадок, постоянный полный привод и грузоподъёмность у него будь здоров, всяким фермерам самое оно будет. И простой он до безобразия, мощная рама, неубиваемая подвеска, надёжный автомобиль. Стоить он, конечно, будет подороже, чем Нива, но кому надо, купят однозначно.

— Обязательно купят, – добавил Игорь, – там в кузов столько барахла можно погрузить, да и по кочкам и ямам самое оно с полным приводом будет. Задница лёгкая, на заднем тяжеловато будет, а с полным – самое оно.

О как, этот момент с пикапами мы как-то упустили. Ну, Апрель молодца, додумался до такой машины.

— А линий-то хватит? – спросил я, – мощности завода позволяют?

— Нормально там всё с заводом. И Ниву будем выпускать и пикап, и грузовики с автобусами.

— На них тоже лебёдку, резину и так далее?

— Частично, – сморщился Апрель, – думаем ещё, – всё-таки цены на Ниву и Шевроле разные. Шевроле-то жалко колотить где-то будет.

— Да, неплохо будет, совсем неплохо, – почесал я макушку, – движуха между городами, точно, возрастёт. Животных не будет, Рейдеров и Хватальщиков рано или поздно выбьют. Когда там ещё дороги нормальные сделают, ну как у нас асфальт везде.

— Там же вроде лифты есть – напомнил Кирилл.

— Часть из этих лифтов работает только в сезон дождей, который раз в три месяца, – начал объяснять я, — мы вот, например, точно знаем, что всегда работает лифт около посёлка, где жили богатенькие буратино и творили что хотели, он выводит под Лос. Лифт около деревни, недалеко от шахты, этот выводит на замёрзшее озеро и около бывшей бандитской базы, которую мы с пушек расфигачили, ну и скорее всего ещё около того института, где этих самых животных и выращивают. Остальные лифты, из которых выходили животные около городов, работают только в сезон дождей и тумана.

Вот пусть эти рабочие лифты и будут общие, – продолжил я, — расстояния там огромные. Пусть там местные строятся, гостиницы там делают, заправки, что хотят. Всё равно ими кто –то будет пользоваться.

Сейчас ждём, пока там наладится погода, отправляем к этому институту разведчиков, а потом поставим во всём этом жирную точку. И вот из всех этих лифтов, нам, скорее всего, пригодится только тот, который около посёлка. А так везде народ будет по старинке на машинах между городами передвигаться. Трактора и Белазы постепенно уйдут в небытие.

— Большие там расстояния-то между городами? – спросил Георгич.

— От Севоха, где у нас уже есть база, до Лос – двести километров, от Лос до Галт, где производят нефть – триста пятьдесят, и от Галт до Севоха – ещё сто восемьдесят. Железка между городами есть, но, сами знаете, что автомобильные перевозки обходятся дешевле, чем по железной дороге.

— Так мы же можем ворота между городами открывать, – воскликнул Ваня, – вот вам и мгновенная перевозка.

— Не ошибусь, если скажу, что это чревато, – хмыкнул Георгич.

— Точно, – поддержал я его, – во-первых, там такой мир, что не везде можно открыть ворота. У нас есть наши ворота в Севохе, Лос и около бывшей бандитской базы, вернее, там есть энергия для их открытия. Сколько мы там ни катались, Гера не смог найти другие места с энергией, и плюс там нельзя летать, разряды там какие-то в воздухе или ещё какая-то хрень. И ты, Георгич, прав, нельзя нам перевозки замыкать на себя.

— Почему? – не понимая, спросил Ваня.

— Да потому что другим тоже надо давать работать. Мы не можем подгрести всё под себя. И так боялись, когда заводы запускали. А сколько там людей из нашего мира своих предприятий открыли? Корж, Крот, другие наши пацаны.

— Можно подавиться, – буркнул Игорь.

— Вот, – ткнул я в него пальцем, – вы же знаете, что не будет животных – не будет стены. Куда все эти вояки пойдут? Чем будут зарабатывать на жизнь? А тут, представляете, какое широчайшее поле деятельности открывается. Грузоперевозки, – произнёс я по слогам, – заправки, гостиницы, грузовики и автобусы, различные склады, логистика, обслуживание дорог, которые ещё нужно проложить. А если мы просто тупо будем открывать ворота между городами и с их помощью передавать грузы, то рано или поздно это кому-то надоест. Да и не забывайте про всех тех, кто имеет со стены, оружие, обмундирование, боеприпасы и так далее. Там поставщиков представляете сколько, всего и вся? И им всем нужно будет на что-то переквалифицироваться. Но больше всего меня пугают трущобы – вот где рассадник зла.

— Да уж, – невесело ухмыльнулся Игорь, – наслышаны мы об этих трущобах.

Остальные покивали головой.

— Ну ничего, думаю и с трущобами мы решим вопрос.

— Как? – удивился Кирилл – там же вроде тридцать тысяч человек живёт.

— Да, тридцать тысяч, и контингент такой, что из десяти девятерых нужно к стенке ставить. Мы пока ещё не придумали, как от этих трущоб избавиться, в голове мысли как-то кружатся, но избавляться от них нужно будет обязательно. Иначе, когда не будет стены, а я надеюсь, что мы решим вопрос с этими большими животными, весь этот нарыв лопнет и вся падаль, там проживающая, расползётся в разные стороны. А те, кто привык всю жизнь бегать со стволом и стрелять из-за угла в конкурентов, точно не захотят честно жить и трудиться.

— Ох, вы там и умоетесь, – покачал головой Игорь.

— Ничего, разберёмся. Мы же местных прежде всего против трущоб будем настраивать. Да и, честно говоря, думаю, что многим в Лос не нравится, что у них под боком живут убийцы, наркоманы, насильники, воры и так далее. Вот придумаем как, подкинем пару идеек тому руководству, надавим на нужные кнопки или точки и всё, пусть сами зачищают, квадрат за квадратом.

— Ну да, – абсолютно спокойно произнёс Георгич, – я тоже про трущобы думал, потом соберёмся, я вам подкину пару идеек.

— Вот, – ткнул я в него пальцем, – да и у других ребят, наверняка, тоже идеи будут.

— Млять, мужики, там же тридцать тысяч человек и Укасов, – возмутился Игорь, – вы их чё, всех под корень хотите?

— Ну, не всех, – уклончиво ответил я, – но решать с ними точно нужно. Все там, – я почему-то ткнул пальцем в пол, – хотят жить и работать спокойно.

— А как же бандиты? Шун этот ваш, Хас и другие братки. Они же рэкетиры, – хитро прищурился Игорь, – я бы вот точно не хотел бы отдавать часть своих честно заработанных денег каким-то бандитам. Хватит, насмотрелся на таких уродов в 90-х у нас. Хорошо, что сейчас многие из них в земле лежат.

— С этим пока сложнее, – вздохнул я, – но, думаю, и там дойдёт до того, что их либо перестреляют, либо пересажают. Те, кто будет поумнее, просто в легальный бизнес уйдут. Мы же накачали информацией наших, как ты говоришь, бандитов. И Хас, и Шун и многие их пацаны понимают, что всё это так долго длиться не будет, что рано или поздно наступит конец. Тот же Хас сейчас, например, активно вкладывается в легальный бизнес. Шун, опять же с нашей подачи, даёт деньги бизнесменам на развитие и раскрутку.

— Кстати говоря, Шун нам на завод почти миллион Кут дал, – сказал Георгич.

— Да он со своими братками теперь вообще ваш должник по жизни, – снова сказал Игорь.

— Да, ну и пусть, – согласился я, – у нас есть подушка, есть те, кто готов нажимать спусковой крючок. Пока, слава богу, до этого не доходило. А потом посмотрим, что будет через несколько лет. У нас-то бандиты сколько пробыли? Я имею в виду, в том виде, в котором мы их все помним по 90- годам.

— Сколько? – спросил Апрель.

— Ну, если грубо, то с 87 и до конца 90-х, то есть чуть больше десяти лет и всё. Думаю, так же будет и там, проституция останется, конечно, наркота частично, правда с ней из наших бандитов никто не связывается, контрабанда, а вот рэкет, похищения и заказные убийства точно уйдут в небытие. Откровенного криминала, когда каждый юноша хотел стать бандитом, потому что нет работы, такого не будет. Там экономика знаете какая, – я потряс кулаком в воздухе, – рабочих мест полно, иди работай. Поэтому и нужно избавиться в первую очередь от тех, кто привык жить криминалом, откровенным криминалом, убивать, грабить, стрелять и всё остальное. И первые на очереди трущобы, туда, млять, даже местные полицейские не суются, не только ночью, но и днём. Там, пипец, контингент – ножом пырнут и глазом не моргнут! Разберёмся, остальные тоже притихнут, тут подскажем, там подскажем, с нашими-то братками на земле решили вопрос. Не со всеми, конечно, но повторюсь, откровенного криминала как в 90-х уже не было. Вы же сами всё видели.

Сидящие со мной за столом мужчины синхронно кивнули головами.

<p>Глава 3.</p>

14 ноября. День. Таус. Сервис ГДЛ.

— Ну а у тебя-то что, Георгич? – спросил я у него, когда мы закончили обсуждать бандитов.

— Помните, мы разговаривали про то, что наши учёные хотят попробовать в нескольких местах засыпать пустыню землёй из мира динозавров и попытаться на ней что-нибудь вырастить?

— Помним.

— Чё, получилось что ли? – спросил я, – только вроде же там кто-то сказал, что это солнце всё спалит нафиг, сколько бы земли не сыпали.

— Переиграли они чутка, – улыбнулся Георгич, – в общем, пока вы там где-то задницу морозили и на каких-то Идату катались, припёрли из мира Динозавров несколько вагонов земли, перегрузили её на грузовики и насыпали около одного из ближайших оазисов возле Тауса.

— И попёрло? – вновь обалдел я.

— Нет, её не засеивали. Но земля там прижилась и над местом, а получилось около 100 квадратов, стала такая же температура, как и в оазисе. Ну и, само собой, там травку и деревья посадили, можно сказать, что у пустыни отвоевали кусок.

Тут-то мы и охренели, я – так точно.

— И чё, теперь можно площадь оазисов увеличить? – сглотнув, спросил я.

— Можно, – продолжал улыбаться Георгич, – это сейчас и будут делать. Там, вроде, слой земли нужен несколько метров, но в Мэрии сказали, что будут возить землю из мира динозавров и высыпать тут.

— Охренеть не встать! – снова выдал я, поражённый этой информацией до глубины души, – как же они допёрли до этого? Ну, учёные эти.

— Ну, как сказать. Тут же полно народу, кто давно живёт в этом мире, кто-то сам проводил какие-то исследования, изучал, пробовал. Потом, вы же знаете, у нас в Таусе открыли институт, где всех этих учёных и собрали. Район-то какой для жилья отгрохали. Одни зверями местными занимаются, вторые – растениями, третьи ещё чем-то, вот там какие-то агрономы и додумались до этого.

— Да тут всё нафиг этой землёй засыпят, – хихикнул Игорь.

— Ну, всё, не всё, – парировал Георгич, – вы про перепады высот не забывайте. Вы же все не один раз по пустыне ездили. Сами знаете, что там такие горы и ямы есть, что туда, хрен его знает, сколько, этой земли нужно, и выровнять это всё просто нереально. Сейчас выбираются более-менее ровные площадки около оазисов, туда и будут везти землю. Первые посадки уже, кстати, сделали, народу-то у нас тут всё больше и больше, поля для засева всё больше и больше нужны. Да и просто, под строительство, ведь на земле-то приятней дом строить, чем на песке.

— Просто обалдеть, – выдал, пораженный не меньше меня, Апрель, – даже если и будет какой-нибудь оазис сбоку увеличен, всё равно прикольно.

— Прям, как эти Арабы острова свои насыпают в море, – добавил Игорь.

— Вот-вот, – сказал Георгич, — только те в море камни, песок и чё-то там ещё насыпают, а у нас к уже существующему оазису землю, и спустя несколько дней там, где насыпана свежая земля, становится такая же температура; шаг – и снова пустыня и жара.

— Земли, конечно, охренеть, сколько сюда нужно, – покачал я головой, – десятки вагонов, да что там десятки, сотни. В мире динозавров её нужно выкопать, наверняка там её тоже как-то просеивают, погрузить в вагоны, перевезти сюда, тут разгрузить в грузовики и отвезти на место.

— Да, процесс не быстрый, – подтвердил мои слова Георгич, – ты, Саша, прав. И землю просеивают и добавляют там в неё чего-то, но первый шаг сделан, главное, чтобы на ней расти что-то начало, это будет лучше, чем просто семенами из оазисов с птицами засеивать.

— И это будет гораздо лучше, чем расчищать территорию под посадки в оазисах, – добавил я, – в Новом, помните, какие деревья растут?

— Да и нет тут уже в близлежащих оазисах земли для посадок, – вновь взял слово Георгич, – все распахали. Из Руви к нам, вон, уже давно за продуктами приезжают. Кушать-то всем хочется и вкусно и несколько раз в день. У меня, кстати говоря, в голове это тоже не укладывается. Ладно просто землю насыпали, но как, млять, солнце-то? – он задрал руки к потолку, – как солнце-то перестаёт печь? Такое ощущение, что какой-то купол образуется. Ведь сегодня вот тут – он очертил на столе невидимую линию, – плюс тридцать пять и выше, завтра сюда насыпали земли и стало двадцать пять-двадцать семь. Как?

— У природы тут много загадок, – вздохнул я, – а в других мирах их ещё больше.

— Да уж, – хмыкнул Георгич, – загадок тут очень много. На часть их будем скоро в зоопарке смотреть, там тоже всё грандиозно будет. Большие клетки, зелень, водопады, план я уже видел. Ладно, это ещё не всё, – Георгич снова улыбнулся, – вездесущий Колобок с другими ребятами скатался в Севох, к вашим браткам, – он кивнул в мою сторону.

— Вот же Колобок, – заржал Апрель, – человек в разных местах одновременно, – я его только вчера в Лос видел.

— Нахрена? – обалдел я, – опять магазины свои открывать?

— Ща скажу, тебе Иван ещё не звонил?

— Нет, – я тут же посмотрел на свой сотовый, так, машинально. Зачем?

— Ну, помимо всего, что они уже продают в Лос, там они хотят наладить продажу компьютеров.

— Александр, к вам Иван и Марк из Киженя, – заговорил спикерфон.

— Вот, – засмеялся Георгич, – на ловца и зверь бежит, сейчас он тебе всё сам расскажет.

— Пусть заходят.

— Здорово, бродяги, – выпалил зашедший в кабинет здоровяк.

Этого человека-гору я всегда был рад видеть. Обалденный мужик, мы все тепло поздоровались и с ним, и с Марком.

— Ну, рассказывай, чего вы там хотели? – спросил я у этих двоих, едва они сели в кресла, причём под Иваном оно как-то жалобно заскрипело. Ох, и здоровый же он всё-таки мужик. Прям по размерам как Рейдер, – Георгич нам только начал говорить, что Колобок в Севохе был, компьютеры ваши впаривает, и какой-то у него затык.

— Там не только с компьютерами, – улыбнулся Иван, – хотел сам к тебе приехать рассказать, но не успел, – он посмотрел на Георгича, – короче, нам нужен спец по компам, лучше несколько, чтобы они помогли наладить там серваки, закачать в них информацию и начать делать интернет по городу, ну и там людей обучали. Спецов по сотовой связи мы уже нашли.

— Кстати говоря, в Лос уже скоро будет сотовая, – добавил Марк.

— Тоже Колобок? – улыбнулся я.

— Не, это уже другие наши люди, – пробасил Иван.

— У вас что, спецов по компам нет? – удивлённо спросил я.

— Да есть, только они все так себе, – он покрутил перед собой своей лапищей, – больше гонору, а нам нужны именно спецы. Зарплату, охрану – всё обеспечим. Шуна-то и его пацанов мы знаем, за нами не заржавеет, – и он мне подмигнул.

Ну да, мы же их сами с ними и познакомили, когда братков в наш мир на экскурсию возили; ну и нажрались же мы тогда…

— Погодите, мужики, – я немного тряхнул головой, – вы хотите сказать, что в нашем мире нельзя найти несколько толковых программистов и сисадминов?

— Саша, ты даже не представляешь, какой на них спрос, – ответил за Киженьцев Георгич, – ты прикинь, сколько их задействовано у нас в Таусе, в Лос и в Руви. В нашем мире с этим интернетом сколько возились, – он ткнул пальцем в мой ноутбук, — настраивали всё, «знания» туда закачивали. Про мир Белазов нужно говорить? Сколько вы туда ребят перевезли? Ваш один завод чего стоит? Синяя зона эта ваша. А сколько их туда так переехало, или друзья пригласили. Мы то все, уверенные пользователи, а вот сетку наладить или сервак, ты вот, например, сможешь?

Тут-то я и охренел, охренел от масштабов и глобальности задачи, вернее о работе, которая ведётся у нас, и которую нужно теперь сделать в другом городе.

— Вот-вот, – вновь пробасил здоровяк, увидев мою озадаченную рожу, – мы уже на бирже несколько раз были. Нашли нескольких таких псевдоспецов. Хорошо, у нас один чувак толковый есть, мы их к нему, он с ними разговаривает по специфике их работы, а те ничего ответить не могут. Я же говорю, гонору много, а толку нет.

— Там не всё так просто, как кажется, – добавил Марк, – с одной сеткой из нескольких серваков только проблем – мама, не горюй. А люди из Севоха специально ездят в Лос, чтобы побыть на лекциях людей из нашего мира или распечатать ту или иную информацию.

— А уж какие это бабки! – закатил глаза к потолку Апрель.

— Ой, да ладно, не прибедняйтесь, – усмехнулся Марк, – ваш завод и инструменты ни в какое сравнение с нашими компами и сотовой не идут.

— Ну, так что, Саш, есть у вас такие спецы? – вновь спросил Иван.

Мля, где я им спецов-то таких возьму? Если Георгич прав, а он сто процентов прав, то таких уже давно разобрали, они сидят на хороших местах и получают хорошие бабки, вот так взять и сорвать человека никто не даст, да и сами они наверняка не захотят переезжать туда, где нужно начинать всё с нуля.

Тут я как-то посмотрел на свой работающий ноутбук, я же его только включить успел и почту посмотреть, в ней тридцать семь писем, каждое нужно будет потом посмотреть. Хлоп, в правом нижнем углу экрана моргнул значок антивируса. Антивирус! Пашка наш, или как там его? Всё, дальше память уже сама выдала нужную информацию.

— Годзилла! – воскликнул я.

— Где? – тут же спросил Марк и оглянулся.

— Какая Годзилла? – начав хмуриться, спросил Ваня.

— Ох, мужики, есть тут два чувака, – начал я вспоминать ту ситуацию, улыбаясь, – только мы их так напугали, что они скорее всего к компам больше не подходят.

— Нафига напугали? – уже хором спросили все.

Ну, я им и рассказал ту ситуацию. Когда эти двое наши серваки положили, как девушка по имени Киса их вычислила, как мы к ним поехали и взяли с собой Мушкетёров, ну и что сделали с ними и с их жилищем. Когда я закончил рассказ, хохот стоял на весь кабинет.

— Да уж, Сань, – вытирая слёзы от смеха, сказал Иван, – ваши Мушкетёры креативные ребятки, с ними точно скучно не бывает. И где эти двое сейчас?

— Без понятия, – честно ответил я, – я их больше с того момента не видел.

— Как их найти? – спросил Марк – адрес-то помнишь?

Я взял свою трубу и набрал номер Сливы.

— Да, шеф, – звонко ответил он мне после второго гудка.

— Годзиллы помнишь?

— Опять они что-то натворили? Я им ноги вырву, щас мушкетёров возьмём и к ним скатаемся. Как их убивать? – поток слов из Сливы лился, как вода из крана, я даже включил громкую связь на телефоне, чтобы сидящие у меня кабинете люди послушали, как Слива кипятится и с ходу выдумывает казнь для этих двоих.

— Слива, стоп! – резко оборвал я его, когда он уже предложил отвезти этих двоих в облако к ящерам и запереть их в каком-нибудь доме на ночь.

— Что? – выдохнул он.

— Не надо их мучить и тем более отдавать Мушкетёрам.

— А чё надо? – обалдел Слива.

— Нужно, чтобы ты привёз их прям сейчас ко мне в кабинет. Вежливо, аккуратно, не пугать, Мушкетёров с собой не брать, они нужны тут в целости и сохранности. Как понял?

— Да понял я, понял, – в трубке послышался разочарованный вздох, а мужики напротив меня потихоньку захихикали, Георгич, вон, руками лицо прикрыл.

— Адрес помнишь?

— Помню, ща возьму кого-нибудь из пацанов, скатаемся к ним, будут тебе эти двое.

— Хорошо, жду, только не вздумай им напомнить про ту ночь, они сразу от разрыва сердца умрут.

— Обижаешь, шеф.

Я нажал кнопку отбоя и положил на стол телефон.

— Нда, – продолжал хихикать Иван Мэр, – у этих двоих, наверное, после встречи с Мушкетёрами, волосы не только на голове седые стали, но и на заднице.

— Не удивлюсь, – согласился я, – думаю, мы с ними договоримся, только, Вань, не надо им напоминать про ту ночь, они реально от страха обделались.

— Толковые хоть ребята-то? – спросил Марк.

— Толковые, – кивнул я, – и Пашка, наш сисадмин, про это говорил, и Киса, подруга его.

— Ну, тогда ждём ваших Годзилл, – хмыкнул Иван.

Следующие минут сорок мы сидели и общались на различные темы. Киженьцы нам рассказали, что автомобили с парома, часть из которых отошла им, произвели нереальный фурор в их городе. Они, так же, как и мы, некоторое их количество просто так отдали хорошим людям, а остальные продали. У них в городе так же, как и у нас, полным-полно людей с деньгами. Ну и, само собой, все эти тачки будут обслуживаться там, в нашем сервисе, а это несомненный плюс, хороший и постоянный источник дохода в бюджет ГДЛ.

Конечно, есть и у них там люди с головой и руками, которые так же скооперировались и открыли свои автосервисы. Тем более, что поставки с нашего Палиуса из мира Белазов уже начались. Киженьцы сами сделали несколько вагонов для перевозки автомобилей, и первые машины с нашего завода уже там. Мы ведь не одни принимали участие в его запуске, люди с Киженя там тоже есть. Всё честно, без обмана, часть машин остаётся в том мире, часть переправляется в наш мир, и тут они уже делятся на три города – Руви, Кижень и наш Таус.

Но, блин, не хватает тачек, сильно не хватает. За машинами очередь, как раньше в Советском Союзе была. Нужно, очень нужно увеличивать количество выпускаемых машин, но сделать это пока нереально. Завод и так работает круглосуточно. А в совокупности всех жителей и в том мире, и в нашем около трех миллионов человек. А мощности завода – двадцать-двадцать пять тысяч машин в месяц.

В Палиусе мы все выпускаемые автомобили делим пополам. Чуть больше десяти тысяч отходит нам. Мы сначала хотели там какую-то часть продавать, а потом покумекали и решили, большинство переправлять сюда, всё-таки наш мир нам как-то роднее, а там и своих торгашей хватает.

Конечно, в мире Белазов спрос тоже опережает предложение, и продавать их там можно дороже, но всё-таки большую часть переправляем сюда.

В Лос мы оставляем несколько сотен автомобилей, для своих, я имею ввиду для знакомых, нужных людей, в конце концов, для работников завода, стимулировать-то их как-то нужно, эх, увеличить бы мощность Палиуса раза в два, лучше в три, но пока это просто невозможно, нет ни сил, ни возможности.

Да и этих-то машин на наш мир не хватает. И марок много, и что такое девять тысяч автомобилей на три города и кучу оазисов, всё равно мало. Да и многие, живущие в нашем мире люди, предпочитают ждать нормальные, современные иномарки, чем покупать с завода Палиус. Хоть одно хорошо – с запчастями проблем не будет.

У Страйка с облаком-разборкой теперь тоже немного поменялось направление по машинам. Всю выпускаемую линейку с завода они теперь с облака вытаскивать не будут. Конечно, тот же Волчок идёт в нашем мире на «ура!», но эти тачки крайне редки.

В общем, вытаскивают они теперь другие марки. На «ура!» тут у нас идут Саабы, особенно 9-5 Аэро, Ауди 100, Вольво тоже идут, само собой – Т5, в общем, машин на любителя из 90-х хватает.

Другое дело будет, когда Апрель запустит бывший завод мадам Ти. Там уже все выпускаемые автомобили будут наши. И товар будет очень ходовой. Там же грузовики, много грузовиков. Тягачи, самосвалы, подъёмные краны, фургоны различных модификаций, фуры, всё это там и тут пойдёт просто нарасхват. Маршрутки, автобусы, Нива, Форд этот и две спортивные тачки, Супра и Мицубиси 3000, последних две будет немного, посмотрим, как они пойдут.

— Александр, – заговорил спикерфон голосом Оксаны, второго моего секретаря, – к вам Слива, Колючий, и с ними два молодых человека.

— Годзилла, – снова хихикнул Марк.

— Ага, – быстро закивал Иван, – походу, нашли-таки этих хакеров ваших.

— Пусть заходят, – нажал я на кнопку.

— Ну, я, пожалуй, пойду, – спохватился Георгич и быстро встал из-за стола, – если что – я на связи, дел ещё полным-полно.

Дверь в кабинет распахнулась.

— Да идите уже вы, – несильно толкнул двоих ребят, которых я сразу узнал, Слива, – с вами просто хотят поговорить, Георгич, салют.

— Привет, телохранители, – поприветствовал он их, пожимая руки Сливе и Колючему, который зашёл в кабинет последним.

По этим двум пацанам он просто скользнул взглядом. Я ещё раз махнул ему рукой, и Георгич кивнул и вышел, прикрыв за собой дверь. Да уж, как-то эти двое напуганы. Стоят вон, где их поставили и с опаской и страхом смотрят на нас, особенно на Ивана Мэра.

— Добрый день, молодые люди, – поприветствовал я их.

Млять, они оба вздрогнули. Походу, узнали мой голос.

— Добрый, – поздоровался со мной тощий, а толстяк только кивнул.

— Садитесь, – показал им на стулья Колючий.

Те стояли не шевелясь.

— Мы ничего не делали, – сглотнув и глядя на меня, промолвил тощий парнишка.

— Узнали? – спросил я.

— Да, – выдавил-таки из себя толстый после трёх кивков головой и покосился на Сливу с Колючим.

— По ним узнали? – кивнул я на этих двух улыбающихся балбесов.

— Да, – снова кивок от тощего, – и ваш голос тоже.

— Жаловаться побежите? – тут же наехал на них Слива.

— Нет, не побежим, – ответили оба практически одновременно.

— Мы больше не подходим к компьютерам, как и обещали, – снова выпалил толстый.

Мне казалось, что ещё чуть-чуть, и он снова наложит в штаны.

— Пацаны, – встал я из-за стола, – расслабьтесь, никто вас тут обижать не будет, – я подошёл к ним и протянул руку, – меня зовут Александр, а вы именуете себя Годзиллой.

Оба прям на моих глазах стали бледными. Вот же, млять, походу, мы тогда всё-таки перегнули палку.

— Пётр, – протянул руку тощий.

— Дима, – отозвался толстяк.

— Короче, мужики, – я встал между ними и обнял их за плечи, – вон тот здоровый дядька, – я кивнул на Ивана, – и второй с ним, поменьше, хотят предложить вам работу по вашей специфике. Вы, кстати, где сейчас работаете-то оба?

— На лесопилке, – сглотнул тощий, – как и обещали с той э… – он покосился на меня и моих телохранителей.

Оба уже стоят около бара и, достав по бутылке с водой, пьют.

— Понятно, навыки с компами не забыли?

— Да нет, вроде, – уже немного расслабившись, ответил Дима, – а что сделать-то надо?

— Это он вам всё объяснит, – подводя их к уже поднявшемуся со своего места Ивану, произнёс я.

— Ваня, – бухнул Мэр.

— Марк.

— Короче, пацаны, – взял слово Иван, когда этих двоих посадили за мой стол и дали по бутылке воды.

У них даже цвет лиц нормальный стал, и толстый перестал потеть.

— Про мир Белазов вы же, наверняка, слышали? – спросил Иван.

— Ну да, – ответил Пётр, – новости по телику видели.

— Ну, значит знаете про города там, и про уровень их технологий и их развития.

Кивок двух голов.

— Извини, что перебиваю, Вань, – включился я в разговор, – Дим, Пётр, это, кстати, Мэр города Кижень. Оттуда у нас все компьютеры, электроника, сотовая, спортивная одежда, поезда, да много чего.

Оба будущих сисадмина с, ну очень огромным уважением посмотрели на Ивана, а тот только улыбнулся и снова начал говорить.

— Мы хотим вам предложить перебраться в Севох. Перебраться для того, чтобы настроить там некое количество серверов, сетку, интернет со временем и так далее. Короче всё, что сделано тут. Помощники у вас будут, вы будете двое начальников. Жильё, охрану, достойную зарплату, всё обеспечим, ваша задача всё это настроить и запустить.

— Я согласен! – выслушав Ивана, тут же выпалил Дима.

— Я тоже, – кивнул Пётр.

Оба окончательно расслабились.

— Ну и отлично, – обрадовался Марк и потёр ладоши, – Александр нам вас рекомендовал, так что не подведите мужики.

— Ну, тогда поехали, пацаны, – вставая из-за стола, сказал Иван, – сейчас заскочим к вам домой, соберёте вещи, которые вам нужны, и сегодня же в мир Белазов. Марк, свяжись с Колобком, пусть пацанам по квартире сделает. У вас, кстати, девчонки есть? Можно их туда с собой.

— Нет, – вздохнули оба.

Блин, вот же лохи-то, им лет по двадцать-двадцать пять обоим, а девок нет. Хотя, они, прям ботаники, девчонки таких не любят.

— Ну ничего, в Севохе найдёте себе по девушке, – миролюбиво произнёс Иван, – и это, Марк, на лесопилку кого-нибудь из пацанов отправь, пусть они скажут, что пацаны уволились, напишут там чё или что там надо.

— Сделаем.

— Саня, спасибо, – огромная лапища полностью скрыла мою ладонь, – за мной не заржавеет.

— Да не за что, Ванечка.

Меня прям так и подмывало его вот так иногда называть. Здоровый, нереально огромный чувак, добрый, хороший, но, если разозлить, пипец машина, хрен остановишь. Как он дерётся, я тоже видел, называется «зашибу всех!». Да и Марк тоже нормальный чувак.

Киженьцы быстро попрощались с остальными пацанами и с этими двумя вышли из кабинета.

— Я же тебе говорил, что они нас узнали, – плюхаясь в кресло, улыбнулся Колючий.

— А, – отмахнулся Слива.

— Ну, если больше новостей нет, мы тоже пойдём, – произнёс Игорь.

Оба директора и Кирилл, попрощавшись с нами, вышли из кабинета.

— Ну, – вопросительно посмотрел на меня Слива, – есть ещё какие дела? Или нам можно сваливать?

Я барабанил пальцами по столу и думал. Посмотрел на экран ноутбука, где виднелась почта, блин, уже сорок четыре письма, затем на пацанов. Хочется свалить, я бы сейчас прыгнул в восьмёрку и ломанулся в Новый, заехал бы на наш завод Блюра, потом на рыбный, узнать, как там у них дела.

— Не, пацаны, – вздохнул я, снова уставившись на экран ноутбука, на сегодня свободны, у меня дел вон, – я кивнул на ноут.

— Ну, тогда мы пошли, – поднялся из кресла Слива, кстати, Саш, аппарат Колючего-то не хошь глянуть?

— Тахо-то?

— Ага, Кудесник там ему такой салон сделал! – Слива хихикнул и посмотрел на Колючего.

— Да ладно, – скромно потупил тот глазки, – салон как салон.

— А пошли, – встал я со своего кресла, – мне прям интересно стало. Тахо-то твой я сегодня с утра около дома видел.

Выйдя из кабинета, я сказал своим секретарям, что сейчас вернусь. На улице сразу увидел припаркованного красавца Собровца. А ничё так тачка-то получилась. Как я уже говорил, серебристый кузов, чёрные литые диски, и тонированный в ноль, ну, кроме лобовухи, конечно. А вот когда я заглянул в салон, я действительно обалдел.

Да уж, Кудесник действительно постарался на славу, вот уж действительно, у чувака руки из нужного места растут.

Салон был полностью обшит гладкой кожей, только тут и там виднелись вставки змеиной кожи. Панель оставили старую, а вот туннель между передними сиденьями другой, более высокий, с подстаканниками, бардачками, и в нём ещё маленький холодильник. Передние сиденья тоже другие, сзади дивана, как такового нет, там два места, и между ними ещё один здоровенный бокс. Та же самая кожа, всё сделано очень аккуратно, стежки прям один к одному.

— Крутяк, – вынес я свой вердикт, осмотрев салон, — прям загляденье!

— Мне тоже нравится, – заулыбался Колючий.

— Клёпа, поди, себе такой же сделает, – выбираясь наружу, произнёс я.

— Он чё, тачку себе взял? – удивлённо спросил Собровец.

— Ты не знаешь?

— Неа.

— Кайен серебристый, пацаны сегодня из облака автовоз притащили, вот мы и уговорили его взять один. Там тачки-то новые.

— Вот же засранец, и молчит!

— Да это было-то часа полтора-два назад, – усмехнулся я, – наверняка носится тут по сервису где-то. Он же там и обвес хочет, к Кудеснику точно собирался, найдёшь его. Ладно, мужики, пошёл я поработаю.

Вернулся в кабинет, попросил кофе и приступил к почте. Всё, понеслась работа, млять, в салон же я хотел сходить, не, надо тут с почтой разобраться, и вон Оксана ещё пару папок с бумагами какими-то несёт, да и на столе вон ещё одна лежит. Я вздохнул и потянулся за ручкой.

<p>Глава 4.</p>

15 ноября. Земля. Где-то в Подмосковье.

— Это прорыв! – чуть ли не крича и едва сдерживая себя от эмоций, верещал сухонький старичок, – вы даже не представляете, как это открытие перевернёт всё понятие о наших исследованиях, о параллельных мирах, – на него снова нахлынули чувства и эмоции, и он, позабыв о субординации, вскочил со своего кресла и принялся нарезать круги по богато обставленному кабинету, – нет, это просто нереально, это уму непостижимо! Я всю жизнь занимаюсь этим вопросом, многие, очень многие, да что там, – он обеими руками рубанул воздух, – все, почти все эти недоумки считали меня психом – и вот теперь, – старичок злорадно ухмыльнулся, – теперь я им всем докажу, какие они ничтожества, что я, – он ткнул себя кулаком в грудь, – профессор, умнее их всех вместе взятых, что я…

— Сядьте на своё место, – прервал его негромким хлопком рукой по столу человек, который сидел в шикарном кресле напротив него и только что с интересом рассматривал стоящую перед ним колбу с голубоватой жидкостью.

Профессор тут же остановил свой словесный поток, выпрямился, будто включился, и вернулся в реальность, испуганно огляделся и, быстро дойдя до своего места, сел в кресло.

— Вы успокоились, Андрей Алексеевич? – спросил у него подошедший человек и поставил перед ним на стол стакан с водой, – выпейте, вам станет легче, – старик жадно схватил стакан и залпом его осушил. Этого человека звали Погонщик, именно он привёз сегодня с утра в этот кабинет профессора, и именно он первым доложил своему патрону об успехе, которого наконец-то достигла группа учёных, возглавляемая этим стариком,

— Может вам что-нибудь покрепче? – ласково, нежно и одновременно страшно спросил у профессора человек в кресле, которого все звали просто – босс.

— Нет-нет, спасибо, – тут же залепетал профессор.

— Налей ему, – не обращая внимания на отказ профессора, произнёс босс, одновременно со своими словами кивая на небольшой бар в углу кабинета.

Начальник службы безопасности, одновременно командир маленькой армии этого олигарха, убийца, чистильщик и человек, которого боялись все в империи босса, с улыбкой подошёл к шкафу и, достав бутылку с двадцатипятилетним коньяком, налил половину стакана.

Босс сидел в кресле и смотрел на колбу в своих руках. Ну наконец-то, наконец-то у них получилось. Получилось не просто снова открыть ворота в какой-то параллельный мир, который, никто не знает, где находится, но и получить оттуда хоть какую-то информацию. Не просто на словах, но и вживую, вот эту колбу, например, и вот это, Босс аккуратно поставил на свой стол из красного дерева колбу и взял в руки маленькую баночку, в которой был материал, сильно похожий на песок. Рядом с поставленной колбой лежали несколько листков бумаги, на которых мелким почерком был написан текст. Оригинал этого текста был перепечатан на других листах более крупным шрифтом, его хозяин этого кабинета перечитал несколько раз.

— Значит, Блюр и Арканит, – негромко буркнул себе под нос босс.

— Да-да, – тут же закивал профессор, так же залпом осушив стакан уже с виски.

Глаза старика горели огнём, он едва мог совладать с собой, и с трудом удерживался от того, чтобы прямо тут, в кабинете этого всесильного человека, не пуститься в пляс, – Блюр, это их топливо. У них в том мире, мы его назвали МП-5…

— Что такое – МП-5? – бесцеремонно перебил его босс.

— Мир Пустыни, – торопливо ответил учёный, – пять, потому что именно на пятой попытке у нас получилось переправить туда наших, – он тут же поправился, когда стоящий рядом Погонщик кашлянул, – ваших людей и…

— Почему вы не назвали его как-то по-другому? – снова перебил его босс, продолжая рассматривать баночку с непонятным песком, – это планета?

— Мы пока не знаем.

— Ну, так и назовите – планета пустыни и циферки там какие-нибудь ещё. А то как-то – олигарх пожал плечами – МП-5…

— Они там открыли ещё три мира, – выпалил учёный, глядя на шефа.

В его глазах снова вспыхнул, потухший было, дьявольский огонёк.

— Что? – переспросил поражённый босс, он даже поставил на стол баночку.

Стоящий чуть сбоку от него Погонщик заметил, как его босса накрыли эмоции от этой информации. Они ещё не успели полностью доложить ему про удачную попытку, вернее про удачу, громадную удачу доложили, не выдали всю информацию, пока. Слишком много у них было неудачных попыток. Слишком много они затратили на это сил и ресурсов, и слишком много Погонщик потерял хороших бойцов при попытках проникновения в тот мир. Хотя бойцы не проблема. За деньги можно нанять множество псов войны, солдат удачи, которые готовы отправиться хоть в Ад, лишь бы платили хорошие деньги.

Таким возбуждённым своего патрона Погонщик видел крайне редко. Погонщик снова усмехнулся про себя, эк их обоих накрыло-то. Один, вон, тот плюгавенький старичок, которого сейчас разорвёт от эмоций, сидит и упивается своей значимостью перед боссом, а босс, тот, кажется, уже не может представить, какие перспективы их ждут. Хотя, если честно, Погонщик и сам не может представить, что их ждёт. Но то, что у него будет много, ну очень много денег и власти, он знает точно.

Неужели у них получилось? Неужели эти учёные, которых он уже давно хотел расстрелять, сжечь, публично взорвать или повесить, добились своего? Босс, вон, сидит и хватает ртом воздух, как рыба. О, поднял вверх указательный палец, встал со своего кресла и направился к бару. Это говорит о высшей степени задумчивости, босс всегда умел контролировать эмоции, вот и сейчас, он на несколько минут уйдёт в себя, а старикашку прёт, тот вон буквально пожирает глазами босса, ох, что сейчас будет. Сейчас он начнёт вываливать ему всю информацию, ту, что рассказал сегодня Погонщику, пока они ехали сюда.

Погонщик тут же подошёл к бару и взяв бутылку с коньяком, любимым напитком босса, налил тому в шикарный хрустальный бокал пятьдесят капель этого янтарного напитка. Кстати, этот коньяк стоил каких-то безумных денег, выдержка – тридцать лет. Но это выбор босса, ему-то что.

— Себе, – негромко произнёс босс, – и ему, – он коротко кивнул в сторону всё так же продолжавшего сидеть на своём месте учёного.

Тот понял, что разговор идёт про него, тут же вскочил с кресла и буквально подбежал к этим двум людям, которые пугали его до дрожи в коленях, но сейчас профессор, мало того, что ощущал себя помолодевшим лет на пятьдесят, но и каким-то неприкасаемым, что ли. Сейчас он был на коне, да-да, на коне. Вон, как босс и этот страшный убийца зовут его выпить с ним.

— За успех, – улыбаясь, произнёс босс и, чокнувшись с ними бокалами, залпом осушил свой – сейчас, пару минут. Я вернусь, и вы мне, вернее – вы – он ткнул в профессора пальцем, – всё расскажете. И прошу вас, Андрей Алексеевич, успокоиться, меня самого переполняют чувства и эмоции, но всё-таки постарайтесь больше не прыгать и скакать по моему кабинету.

— Хорошо.

— Если нужно, выпейте ещё, вас потом отвезут и предоставят всё, что вам нужно, – закончил олигарх и, поставив бокал на полку, вышел из кабинета.

— Ещё? – едва за ним закрылась дверь, спросил Погонщик у учёного.

— А давайте! – решился тот. Сейчас он чувствовал себя абсолютно спокойно, уверенно, даже с таким человеком, как Погонщик. Может это уже коньяк немного ударил ему в голову, может этот успех, которого они достигли, он достиг, да-да, именно благодаря ему, его знаниям, его упорству, у них всё получилось. Именно он не спал ночами, перебивался бутербродами, хотя из еды он мог получить вообще всё, что угодно. Финансирование у них было и есть просто великолепное. Хоть омаров каждый день заказывай и ешь, только работай. Нужды не было и нет, вообще, ни в чём. Залпом выпили ещё по пятьдесят капель. Всё, теперь надо успокоиться, собраться и доложить, как следует. Шеф прав, вывалил на него кучу информации, перепрыгивая с одного на другое, да и ещё по кабинету тут носился.

Андрей Алексеевич тут же вспомнил, как всё начиналось. Как он начинал, как на него вышли люди, теперь уже хорошо ему знакомого, Погонщика и предложили работу и деньги в другом, совершенно ему не знакомом институте. Он же всю жизнь бредил другими мирами, верил, что они существуют.

Другим всё это казалось бредом, фантастикой, да, отчасти это было и так. Но вся фантастика рано или поздно сбывается. Ещё когда он учился в институте и делился своими мыслями со своими сокурсниками, над ним откровенно смеялись. Никто не верил в то, что существуют другие миры, никто не верил в его идеи и мысли.

Когда он, после окончания института, устроился в институт машиностроения, а у него инженерное образование, то на несколько лет забыл про свои мысли и идеи, забыл ровно до того момента, пока на какой-то выставке не познакомился с другим учёным. Тогда сам Андрей Алексеевич был обычным инженером, но тот профессор, которого уже давно нет в живых, захватил его с головой со своими теориями и знаниями о других мирах, которые он непонятно где взял.

Они, несмотря на разницу в возрасте почти в тридцать пять лет, как-то быстро нашли общий язык и часами просиживали за разговорами о других мирах.

Тот учёный, звали его Степан Сергеевич, которого так же все коллеги считали сумасшедшим, рассказывал ему, чего он достиг. Степан Сергеевич рассказал ему, что по созданным им приборам он давно уже нащупал другие колебания во вселенной. Конечно, во всё это слабо верилось, но сам Андрей тогда ещё ему верил.

А уж когда появился интернет, они нашли таких же, как они, людей, учёных, самоучек, энтузиастов, которые так же верили в другие, параллельные миры, и процесс пошёл веселее. Один из них подкинул идею, за которую впоследствии они крепко ухватились.

Идеи и мысли о том, что люди, которые пропадают бесследно на их земле, оказываются как раз в одном из таких параллельных миров.

Подняв статистику по таким пропажам, таким «потеряшкам», они ужаснулись. На планете земля, в год абсолютно бесследно пропадает больше ста тысяч человек. Некоторых искали, некоторых нет и эти сто тысяч, это только из развитых стран, где исчезновение человека сразу заметят. А где нет такой развитой инфраструктуры? Где не ведётся статистика? Где никто никого не ищет? А ведь многих из этих людей искали, некоторых искали годами. И нет результата, нет человека и всё. Как сквозь землю провалился, причём, пропадали вместе с какими-то вещами, будь то автомобили или ещё что-то.

Вся их группа, которая в тот момент занималась вопросом параллельных миров, свято верила в то, что они существуют, что именно там оказываются все эти люди, ну, или хотя бы, там есть какая-то цивилизация и типа того.

Общими усилиями они начали создавать то один, то другой прибор, начали ловить сигналы, какие-то другие показатели, которых просто так на земле быть не могло. Это был не космос, это было что-то другое, это было никем не исследованное направление, которым никто не занимался.

Тогда ещё Андрей уволился из института, в котором работал, хотя, как инженер и математик подавал хорошие надежды, и ему пророчили блестящее будущее, и перешёл под патронаж Степана Сергеевича.

На жизнь и на все свои научные разработки он зарабатывал тем, что писал статьи и, довольно частенько, помогал в тех или иных вопросах, возникающих у его бывших коллег инженеров. Отказывал себе во всём, но он с упорством продолжал заниматься своим вопросом. Ежедневные дискуссии по скайпу, тысячи электронных писем…

На семью, какие-то отношения, веселье, у него просто не было времени, да и считал он это всё баловством. Степан Сергеевич, и все в их команде бредили идеей параллельных миров. Они жили в своём мире, мечтали об открытиях, мечтали о всемирной славе, но больше всего им хотелось утереть нос тем, кто над ними смеялся, не верил в их затею.

Потом, в 90-х, кто-то, сидящий высоко в правительстве Российской Федерации про них узнал, и этот человек решил объединить их усилия.

Вот сложились так звёзды и все. Этот политик, или кто он там был, поверил в них, поверил, что то, чем они занимаются всю сознательную жизнь – правда, а может он и сам когда-то интересовался этим вопросом. Кто он и что он, Андрей Алексевич не знает, но многих из них собрали в одном месте, дали им хорошее финансирование и свободу действий. Работайте, занимайтесь, изучайте, но только откройте эти самые другие миры, о которых вы можете говорить часами.

Несмотря на тогдашнюю разруху и повальную нищету в стране, финансирование у них было более-менее.

Многие из них не стали увольняться со своих мест работы и предпочитали работать дистанционно. Но, к большому сожалению Андрея Алексеевича, энтузиазм этого человека угас через пару лет. Скорее всего, ему просто надоело вваливать в чёрную дыру кучу денег, а ведь они были так близки к разгадке тайны параллельных миров, наверное.

Но в тот момент им всем казалось, что ещё чуть-чуть и вот оно, откроется, они откроют дверь в другие миры. А там новые знания, ресурсы, материалы и так далее.

Да и Российское правительство в то время мало интересовало направлением параллельных миров. И больше интересовали деньги, нефть, газ, своё развивать не хотим, а хотим хапать. Впрочем, это происходит и сейчас. Каких-то ресурсов хватило до конца 90-х, потом всё опять угасло, и они снова оказались никому не нужными.

Они снова перешли на самообеспечение. Часть из них отошла от дел, им просто надоело работать почти что за еду, не получая результат. А истинные фанаты своего дела остались, в их числе остался и Андрей Алексеевич.

Да, за эти несколько лет хорошего финансирования они наработали какие-то направления, разработали некие приборы, получили ещё какие-то знания, но дальше этого ничего не шло. Как они не пытались, что они только не делали, но они так и не смогли открыть дверь, вернее, ворота в другие миры, хоть частично, хоть на несколько секунд, и вытащить оттуда несколько доказательств, будь то травинка или жучок, но именно то, что указывало бы, что это не с планеты Земля.

Так продолжалось ещё с десяток лет, добавлялись новые учёные, старые либо отходили от дел, либо умирали от старости или ещё в силу каких-то причин. Энтузиазма многих хватало на месяц, два, полгода, год, потом они так же теряли интерес и прекращали этим заниматься. А Андрей Алексеевич и ещё несколько человек продолжали, они продолжали дело всей своей жизни. Верили в то, во что не верили большинство их знакомых.

Он не сдавался, он двигался вперёд с упорством бульдозера. Знакомился с новыми людьми, плотно общался в интернете, даже несколько раз находил тех, кто давал деньги на опыты или создание каких-то новых приборов.

А потом появились люди этого олигарха, вернее, сначала люди этого Погонщика, и предложили им всем переехать в Подмосковье, в какой-то, созданный с нуля, институт, который как раз и должен был заниматься изучением проходов в параллельные миры.

Самое интересное то, что с теми, кто не готов был переехать, полностью запрещались все контакты. Либо вы переезжаете и работаете в этом направлении, либо вас отрезают от потока информации. Подумав и взвесив все за и против, многие, собрав свои чемоданы и семьи, переехали в этот затерявшийся на просторах России городок.

Переехали и не пожалели. Хорошее финансирование, достойные зарплаты, жильё, машины, охрана, материалы, приборы, они были обеспечены всем от и до.

И процесс пошёл, пошёл гораздо быстрее и лучше. Босс, как звали человека, которого он видел несколько раз, свято верил в то, что параллельные миры существуют. Кто он такой, Андрей Алексеевич не знал, может это бывший мальчишка, который верил в параллельные миры, может какой-то несостоявшийся учёный, который, как и они все, когда-то занимался этим вопросом. Но факт остаётся фактом – он их финансировал, давал им деньги на все их хотелки и деньги очень и очень неплохие.

Знал Андрей Алексеевич только то, что босс очень богатый и влиятельный человек и что часть его бизнеса, это производство медикаментов. Потом уже он узнал, что этот человек плотно сотрудничает и общается с американцами, что у них есть такие же люди, которые пытаются открыть ворота в параллельный мир.

Американцев Андрей Алексеевич недолюбливал, но это было дело всей его жизни и, скрипнув зубами, они обменялись информацией и продолжали работу.

И вот от американцев он получил то, ту информацию, которой, как оказалось, ему так не хватало. Впрочем, Американцы точно так же от них, от русских, получили что-то. И процесс ускорился. Шло какое-то негласное соревнование, кто быстрее добьётся результатов.

Он понимал, что их технологии утекают на запад, что Американцы, как губка, впитывают всё то, что выдает их команда, которая живёт в этом Подмосковном городке. Потом, это начал понимать и босс. У него были и есть огромные амбиции, этот человек нереально жадный до власти.

Постепенно он начал перекрывать поток информации для Американцев, те стали давить, снова выдали крохи.

В итоге, общими усилиями, опять-таки, с подачи Американцев, в горах Урала была создана база, на которую и должны были быть перевезены все учёные головы из России и Америки.

Если в России, с помощью связей и денег можно закрыть рот любому, то в Америке с этим было сложнее – там свобода слова. Информация потихоньку просачивалась в их прессу. А тех, кто верит в зелёных человечков, инопланетян, загробную жизнь, в параллельные миры и так далее хватало всегда и везде.

Вот и начались вокруг того, американского института, непонятки, вокруг них стало слишком много личностей, которые хотели узнать как можно больше, чем же это таким занимаются эти люди? Какие такие параллельные миры? Что это даст человечеству? Куда уходят бюджетные деньги и деньги налогоплательщиков?

В общем, в горах Урала был создан этот институт. Туда перевезли многих российских учёных, которые занимались этим вопросом. Туда же на время приехало несколько учёных из Америки. Через несколько месяцев, благодаря общим усилиям, им удалось открыть ворота в другой мир. Это был нереальный фурор. У них получилось, они смогли! Потом открыли ещё раз, правда оттуда из-за каких-то животных еле унесли ноги, одна из тех тварей умудрилась забежать в их мир, и её еле уничтожили, но факт остаётся фактом. Теория была доказана – параллельные миры существуют.

От открывшихся в тот момент перспектив, знаний, каких-то новых технологий они все пребывали в нереальной эйфории. Сам профессор почти двое суток находился в некоторой прострации от полученного результата.

Все годы смеха, унижений, вваливания денег в никуда не прошли даром, был результат. Базу расширили, завезли на неё все, что только можно. Всё как могли, засекретили, так как в Америке этими разработками уже начало интересоваться правительство. Американцы несколько раз прилетали к ним на Урал, сетовали на то, что к ним всё больше и больше внимания. А те, кто там это финансировал, прекрасно понимали, какие это открывает перспективы, и не очень желали делиться этим с другими. С теми, которых всегда хватало. Тех, которые припишут себе все заслуги и со временем отожмут себе всё.

Это прекрасно понимал и босс. Краем уха, теперь уже Андрей Алексеевич, слышал о том, что некая информация ушла из их института, что, то один, то второй учёный, который активно принимал участие в разработке ворот, да ворот, их так стали у них называть, делился открытием с другими, своими бывшими коллегами, которые бросили, не стали продолжать исследования. Всё это жёстко отслеживалось. И вот когда это стало всплывать, то тут, то там, босс понял, что его так же самого могут отодвинуть от будущей кормушки. И тогда в дело вступил Погонщик, все эти учёные, и все те, кто узнали что-то о воротах, просто исчезли.

Андрей Алексеевич похолодел, он так и замер со стаканом коньяка в руке. Он только что сам, на весь кабинет громко заявил, что все эти его бывшие коллеги, и все те, кто над ним смеялись, утрутся, или, как он там сказал? Он не помнит, но что-то в этом роде он сказал точно. Господи, его же так и самого могут ликвидировать!

Учёный ни капельки не сомневался, что все те люди убиты. Босс очень ревностно относился к секретам, и Погонщик этот, который вон сейчас сидит в кресле с блаженной улыбкой и наверняка уже представляет себе будущие перспективы, говорил им об этом постоянно. Никакой информации ненужным людям не сливать, ни с кем не делиться, все делаем сами. Откроете ворота, будем думать, что дальше.

Учёный навернул пару кругов по кабинету, лихорадочно думая. Нет, не могут его убрать, он и слишком много знает, и от него зависит работа ворот. Да-да, именно от него, с тех пор, как с этой базы в горах вместе с ней пропал этот умник, Георгий. А ведь каков подлец, Андрей Алексеевич, вспоминая, бесцеремонно подошёл к бару и налил себе ещё коньяка.

Этот Георгий появился из ниоткуда. Сначала этот молодой человек ему и группе его товарищей понравился. Понравился своим нестандартным мышлением. Он предлагал такие идеи, к которым сам бы учёный в жизни не пришёл. Но он был вынужден подчиняться, вынужден был следовать идеям и предложениям этого Георгия.

Они срабатывали, и у них стало получаться гораздо больше. Ворота стали более стабильными, а не схлопывались в самый неподходящий момент. Но к этому Георгию всё больше и больше прислушивались, у него появилось больше власти. Его, Андрея Алексеевича, профессора, доктора наук, который, можно сказать, стоял у истоков этого направления, потихоньку стали отодвигать от принятия тех или иных решений.

Георгий не строил ему никаких козней, он просто делал свою работу. Он был всецело погружен в проблему ворот. И это бесило Андрея Алексеевича ещё больше, но в тот момент он ничего не мог с этим поделать.

Учёный с бокалом коньяка плюхнулся в кресло напротив Погонщика и усмехнулся. Да уж, этот Георгий появился на всё готовое, на все их наработки и за короткий промежуток времени смог открыть ворота сначала один, а потом и второй раз. Конечно, ему в этом помогали, но парочка идей, которые привели к положительному результату, были его.

А потом возня вокруг Американского института стала ещё больше, да и в России, со слов Погонщика что-то куда-то просочилось. В общем, была дана команда перевести и максимально обеспечить эту базу в горах. Сделать её полностью закрытой и продолжать, продолжать работать над открытием других миров.

Всё было готово, он видел прилетавших туда Американцев, они ходили по базе с Шефом, и он им там всё показывал. Сколько в неё вложили денег, он даже боялся себе представить.

Оставалось буквально несколько дней до того момента, когда туда должны были привезти остальных учёных из России и Америки.

Сам Андрей Алексеевич в те злополучные дни уехал закупать нужное для работы оборудование. Что произошло в тот день, он не знает, но догадывается. Скорее всего, Георгий или кто-то из оставшихся там учёных не выдержав, поменяли настройки на воротах и запустили их снова. И всё, база просто исчезла.

Учёный снова усмехнулся, он хорошо помнит этот день, когда они на нескольких грузовиках приехали к этой горе, где был институт, а вокруг неё бегала почти сошедшая с ума охрана. Тогда-то он и узнал, что всё пропало, исчезло, просто растворилось в пространстве. Вообще всё, что было в этой горе. Люди, оборудование, вещи, мебель, еда, одежда, ворота, вообще всё. Остались только голые скальные стены.

Он поражённый ходил внутри этой горы по её многочисленным коридорам и не мог поверить в случившееся. Но факт оставался фактом – всё исчезло, а вместе с ними исчезла и вся документация, компьютеры, наработки, аппаратура. Босс был вне себя от злости, а уж как злились Американцы!

Но боссу надо отдать должное. Американцам он сказал, что всё, больше он этим заниматься не будет, что всё исчезло и восстановить это невозможно.

А сам, сам он сделал по-другому. Всех тех учёных, включая его самого, Андрея Алексеевича, погрузили сначала в машину, а потом в самолёт и привезли в Подмосковье, в какой-то заброшенный пионерлагерь.

Пришлось начинать всё сначала. Дело со скрипом, но пошло. Один коллега помнил это, другой – то, у кого-то что-то осталось на флешке или на ноутбуке. Ворота построили заново, после этого Погонщик ещё раз усилил меры безопасности. Теперь мышь не проскочит, ничто и никто не сможет вынести ни одного листочка, ни гига информации о воротах.

И у них получилось, они открыли ворота снова. Но Георгий и те, кто переместились с ним непонятно куда, снова удивили Андрея Алексеевича и тех, кто работал с ним на земле.

Они поставили замок, замок на след от ворот. Тут на земле они видели, что ворота срабатывают где-то в пространстве. Они там не могли открыть их, но попытки были, их аппаратура на земле это показывала. Пытались встать на их след, раскодировать его. В один прекрасный момент у них это получилось.

Потом, после первого открытия ворот он увидел, что стало с первой командой первопроходцев. Их всех банально уничтожили. И все они на земле, кто наблюдал за этим боем, поняли, что их бывшие коллеги там, что там тоже есть жизнь и есть высокие технологии. И то, что их там ждали.

И увидели они и формы другой жизни, этих скатов, увидели и оружие, и машины, и как те люди выглядят. Всё это говорило о том, что там не каменный век и то, что это точно не земля. Значит, там есть цивилизация, значит там живут люди, если у них есть всё, вплоть до средств передвижения и связи.

Блокировка на ворота после того, первого прохода, увеличилась. Но в распоряжении землян, как они себя называли, куча земных технологий, а Георгий и те люди, конечно, гении, но не настолько. Методом проб и ошибок блокировку взломали снова и снова отправили туда бойцов Погонщика.

Они знали, что их там будут ждать, но всё равно рискнули.

Но перед этим, пришла информация, что люди с той планеты МП, как её уже все называли, были у них тут, на земле. Это было упущение и его, Андрея Алексеевича, который стал старшим после исчезновения базы на Урале, и Погонщика.

Его, потому что они прошляпили открытие ворот, а Погонщика, что вовремя не среагировал, не догадался, что они отправятся за линзами. Хотя всего предусмотреть просто невозможно, но пистонов им босс, конечно, вставил, а в гневе он страшен.

Уже потом они узнали, что те, кто приходил на землю, украли линзы, которые были необходимы для стабильной работы ворот и их открытия. Ну и про то, что они ограбили салон с Ламборгини они тоже потом узнали. Что они ещё могли тут на земле взять в ту злополучную ночь, оставалось только догадываться.

Но и линз с быстрыми спортивными машинами было достаточно, достаточно для того, чтобы сделать выводы. Первое, они сами хотят открывать ворота в другие миры и их изучать, без линз открыть ворота невозможно, второе, они совсем не жаждут возвращаться сюда на землю, иначе бы уже давно вернулись. Третье, самое главное, если они украли именно Ламборгини, значит у них там есть другой транспорт, не тот, который они видели при первом бое, а комфортабельные автомобили.

Значит они там где-то на них передвигаются. В первый раз они видели пустыню, но на этих спортивных машинах по ней не поездишь. Значит, есть города и дороги, а это всё говорит о технологиях.

К большому сожалению Погонщика, у них не было имён и каких-то данных о тех бойцах, которые уничтожили первую группу. Ведь наверняка они исчезли с земли, и у них наверняка остались на ней близкие и родственники, за которыми можно было бы установить слежку. Вполне возможно, что кто-то из них, захочет перетащить их в тот мир, и вот тут бы их и взяли. Шанс, конечно, мизерный, но он был, а так его нет.

Снова, с замиранием сердца, они ожидали результатов второго прохода на МП. И снова они потерпели неудачу. Их бойцов снова всех уничтожили. Подготовились к их встрече основательно. Как понял профессор и его коллеги, Георгию и тем людям удалось высчитать место, где они с земли откроют ворота.

Андрей Алексеевич, конечно, далёк от всех этих военных, но, по его мнению, была целая войсковая операция. Там их ждали, ждали и подготовились. Снова неудача, снова всех профессионалов Погонщика уничтожили, а может и взяли в плен, но, по крайней мере, из всех тех наёмников, кто нырнул в тот мир, на связь с землёй никто не выходил, хотя во всех машинах была специальная для этого аппаратура. Зато какие-то психи на джипе умудрились въехать сюда к ним на землю через работающие ворота, навести тут, как сказал Погонщик, шороху, перестрелять нескольких людей, украсть робота и нырнуть обратно.

И снова усиления блокировки следа ворот, вернее, туннеля, а говорило это только об одном. Что те, кто живут в том мире, совсем не жаждут видеть там у себя людей с земли, и всеми силами пытаются закрыть им туда путь.

Босс, плюнув на это, приказал им искать другие миры. Но Георгий и его команда сделали ещё лучшую блокировку, и получалось так, что с земли можно было открыть только тот мир, мир МП, другие, как бы это странно не звучало, у них открыть не получалось.

В один из дней они засекли ещё один след от открытия, пока на него так же не поставили блокировку туда была отправлена ещё одна дежурная команда, которая уже была наготове. И тут случилось нереальное, страшное и то, чего никто не ожидал.

Та группа выехала из ворот прямо стаду динозавров под ноги. Обалдели все, и те, кто попали там и те, кто был на земле, наблюдая за ходом процесса.

По команде Погонщика, ворота тут же закрыли, но один из динозавров успел наполовину в них забежать. Хорошо, что его разрезало пополам, иначе, если бы эта здоровенная тварь оказалась внутри института, она бы разнесла там вообще всё, а так, они все увидели только её половинку. Правда и с этими, почти что десятью тоннами мяса, навозились. Половину туши динозавра пришлось разрезать на мелкие части и вывозить на поле, чтобы там потом окончательно уничтожить.

Было бы гораздо хуже, если бы эта зверюга, разворотив всё внутри зала с воротами выбралась наружу. Было бы как в фильме Годзилла. Динозавр отправился бы дальше, снося всё на своём пути. А появление живого динозавра в Подмосковье 21 века наделало бы очень много шума, нереально много, и до них, до их института, точно бы докопались, и вот тогда к ним у неких людей было бы очень и очень много вопросов.

С одной стороны, профессору было всё равно на кого работать. Да, вполне возможно, что их просто закрыли бы в какой-нибудь комнате с аппаратурой, всё засекретили и приказали работать дальше. Впрочем, то же самое происходит и сейчас. Но там был бы шанс о признании, в случае положительного исхода дела. Мировой известности, различных премий, симпозиумов, лекций, славы. С боссом и его командой головорезов ничего этого не будет. Разве только деньги, этого будет в изобилии. Погонщик засекретил тут всё настолько, что передать что-то наружу, за периметр их института, который находился на территории этого лагеря, было невозможно.

Профессор прекрасно понимал, что найдя в том мире что-то такое, чего нет на земле, Босс, который и так обладает немалыми связями, станет ещё влиятельней. Когда оттуда сюда начнут поступать те или иные материалы, он будет монополистом, и отодвинуть его от ворот будет очень сложно, практически невозможно.

— Я вернулся, – входная дверь кабинета открылась, и появился босс, – приступим, господа. Андрей Алексеевич, присаживайтесь и рассказывайте, – он быстро подошёл к своему креслу и сел в него – и прошу вас, не перепрыгивайте с одного на другое как несколько минут назад. Итак, начнём с главного, что мы имеем с воротами?

Профессор залпом осушил ещё бокал коньяка, сам бокал поставил на место и быстро сел на указанное ему кресло. Пока он шёл к креслу, поймал себя на мысли, что, несмотря на количество выпитого, он сохраняет трезвость и ясность ума, так, слегка тепло в организме. Видимо, все эти положительные эмоции, адреналин, сделали своё дело, и у него происходит мгновенный обмен веществ, и спиртное не пьянит его. Выпивал он крайне редко, и после двух таких же бокалов он не то что пьянел, а чувствовал, что его голова немного кружится, сейчас ничего этого не было.

— А с воротами у нас следующее, – начал учёный, – расскажу по порядку.

— Слушаю вас, – олигарх сложил руки и стал внимательно смотреть на Андрея Алексеевича.

Босс внимательно выслушал Андрей Алексеевича. Из учёного информация лилась потоком. И чем больше босс его слушал, тем больше ему не нравилось то, что он слышал. Нет, конечно в этом другом мире были определённые плюсы, но были и минусы. Как оказалось, у них есть не полноценные ворота, а какое-то окошко. Но с другой стороны, босс хорошо помнил какой отпор получили их люди в том мире. Живым оттуда не вернулся ни один.

— Спасибо Андрей Алексеевич – поблагодарил его босс – нам нужно посовещаться – он легко кивнул в сторону сидящего в кресле Погонщика – вас сейчас отвезут в институт. Вам мы потом скажем, как и что будет дальше.

— Да да конечно – спохватился профессор, поднимаясь с кресла.

— И последний вопрос?

Учёный замер около двери.

— Вы точно не можете открыть ворота в другом месте? В тысячи, двух километров от них?

— Исключено – вздохнул профессор – туннель в тот мир один, они первопроходцы и держат этот туннель под контролем.

— Другие миры?

— Мы работаем над этим вопросом.

— Хорошо, спасибо.

— Учёный кивнул и вышел из кабинета.

— Ну и что ты про всё это думаешь? – спросил босс у Погонщика, когда они остались в кабинете вдвоём.

Он снова взял в руки небольшую колбочку с голубоватой жидкостью. Погонщик поставил на стол бокал, правда там был уже сок и произнёс.

— Умоемся и там, и тут.

Босс только усмехнулся.

— Там, потому что проживающие там люди всеми силами будут стараться нас туда не пускать. У них там идеальный мир, можно сказать сказка, о которой мечтают очень многие. У них всё есть, эти их облака – Погонщик показал на несколько исписанных листков бумаги, которые передали с той планеты их первопроходцы – там они берут всё, что им нужно, а что не нужно, производят сами, ну почти всё. У них нет криминала, продажных чиновников, ментов, идеальное общество. Люди там живут в своё удовольствие.

— Ты ими восхищаешься? – с хитрым прищуром спросил босс.

Если бы он задал этот вопрос кому-нибудь другому, что скорее всего этот человек бы испугался, даже не испугался, а напрягся, но только не Погонщик. Он давно работал с боссом и мог себе тет а тет позволить то, что не мог позволить другой.

— Ну как сказать? – пожал плечами Погонщик – я там не был, своими глазами это всё не видел. Но если это так – он снова ткнул пальцем в листки – а думаю это так, то они там все молодцы. Да тут достаточно того, что они сделали с этими депутатами, куда их определили.

— Знаю я их всех – улыбнулся босс – я представляю, как их лоснящиеся рожи обалдели от увиденного и какое их ждало разочарование, когда их одного на свинарник, двух других лес валить, а четвёртый там тоже где-то по хозяйству помогает. А ведь их тут искали, плотно искали, даже тебя подключали.

— Я помню – кивнул начальник службы безопасности – только они как сквозь землю провалились, а оказалось в другой мир. Не пустят они нас туда – повторил он – этот учёный – он кивнул на кресло, в котором только что сидел Андрей Алексеевич – ясно нам сказал, что там делают блокировку на ворота, которую они тут еле-еле взломали. Будет глупо думать, что они не будут стараться её улучшить. Они не хотят, чтобы их мир превратился в такую же помойку, как и наша земля.

— Думаешь наших там уже засекли?

— Думаю да, вернее не их, а след от открытия ворот и сейчас их там наверняка ищут. Открытие окошка у нас по плану у нас послезавтра, закинем им туда конверт с чем они попросили и дадим кое какие инструкции ещё. Вдруг повезёт и их ещё не возьмут. Пункт приёма я тоже обезопасил, чтобы нам оттуда какую-нибудь бомбу сюда не закинули. Наши яйцеголовые о безопасности даже не думают – Погонщик поморщился – им бы ещё какого материала для изучения. Хотя тут одного арканита и блюра уже достаточно, чтобы перевернуть нашу землю с ног на голову.

— Это то меня и пугает – произнёс босс, крутя в руках баночку с арканитом – это реально бомба, в хорошем смысле этого слова. Предположим, я правда пока ещё не знаю, как, но предположим, что мы начали поставки оттуда сюда Блюра и Арканита.

Теперь уже хмыкнул Погонщик и добавил.

— Вот из-за этого мы умоемся и тут. Против государства – он отрицательно помахал головой.

— Вот-вот – улыбнулся босс – прикидываешь какой кипишь начнётся и как на нас начнут давить. Дело однозначно дойдёт до президента и нас самих могут отодвинуть от ворот, а скорее всего так и будет. У него есть куча людей, приближённых людей, которым хочется очень много денежек и власти. А это – он снова, уже наверное в 10 раз взял в руку колбочку с блюром – миллиарды долларов. Это не нефть, это гораздо круче. А вот это – он показал баночку с песочком арканита – миллиарды для военных. Вернее для тех, кто владеет заводами и фабриками для производства оружия и техники для нашей армии. Нас просто грохнут или посадят, накопав всего из нашего прошлого и ничто нас не спасёт, абсолютно ничего. Да и врагов мы себе наживём таких, что мало не покажется. Нефтяники нам этого точно не простят. Мы не государство и у нас нет таких ресурсов для охраны, для подачи информации и так далее и отдать это мы тоже никому не можем, по той же причине, нас отодвинут от ворот. Рано или поздно те кому надо узнают, откуда всё это. Ну и само собой начнут давить из-за океана, этих хлебом не корми, а дай принести куда-нибудь свою демократию, особенно где есть нефть.

— Вот тебе и открыли другой мир – вздохнув сказал Погонщик – честно, я тоже в растерянности – вернее у них там этих миров три.

— Вот же головастые то – цокнул языком босс – Водный мир, мир Белазов и мир Динозавров. Кстати, на динозавров я бы хотел посмотреть. Не представляю себе этих здоровенных животных.

— Да там каждой твари по паре – добавил Погонщик – и водном Мире таких зверюг хватает, которые у нас тут только в фантастических фильмах хватает.

— Да, но они там живут – добавил босс – и живут припеваючи. Ты прав, мы там умоемся и умоемся тут. И прав в том, что они нас туда пускать не будут. Они справедливо полагают, что мы постараемся подобрать всё там под себя. Маленького Ирака или Ливии они там точно не хотят и не позволят этого сделать.

Оба задумались. Эти два, достаточно влиятельных человека понимали, что они попали в тупик с этим новым миром. Ведь как предполагалось? Находится новый мир, открываются ворота, туда отправляются экспедиции и тот мир начинают потихоньку изучать и осваивать.

Их ворота будут пользоваться спросом, куча организаций захотят туда проникнуть, перевезти туда какое-то оборудование, технику, и так далее, только сиди и продавай билеты. Это как отправить экспедицию на какой-нибудь необитаемый остров. А вот когда там что-то найдут, можно было бы уже вести переговоры о совместном сотрудничестве с крупными корпорациями с земли, к этому времени босс и его люди там бы уже как следует закрепились и выковырять их оттуда было бы практически невозможно.

А тут, вернее, там, уже есть цивилизация и хорошая такая цивилизация, и помимо этого блюра, этого великолепного топлива (со слов тех людей, которых они туда переправили) и арканита, там наверняка есть ещё куча различных технологий. Даже не технологий, а каких-то материальных ценностей. Будь там примитивные аборигены, они бы их просто снесли силами своей маленькой армии, но с теми, кто там сейчас, им не справиться.

— Какое у них там вооружение? – спросил босс у Погонщика.

— Тяжелого хватает, – глядя перед собой и так же находясь в думах, ответил начальник его службы безопасности, – они начали выпускать свои пушки и боеприпасы. Плюс, в этом мире Белазов куча оружия – те же самые пушки и зенитки.

— Думаешь, у них больше штыков?

— Однозначно. И в этих городах хорошо вооружённых бойцов хватает, и из других миров они наверняка могут подтянуть бойцов. Без армии там делать нечего. Вертушек и самолётов у нас нет, а если бы и были, мы просто не успеем их вытащить, нас положат на выходе из ворот. Где и когда мы откроем большие ворота, они тоже будут знать и будут нас там ждать. И с этим-то маленьким окошком тоже не всё ясно, – Погонщик снова поморщился, – засекли или нет? Вот в чём вопрос.

Босс кивнул. Он тут же вспомнил, как смотрел второе видео, когда они отправили туда уже большую группу и бронированные Тигры. И помнил, какое яростное сопротивление оказали там его боевикам.

— И ликвидировать мы там верхушку не сможем, – потихоньку сказал босс, – даже если наши шпионы и соберут информацию, кто и за что там отвечает.

— Да, – согласился Погонщик, – как только мы ликвидируем там кого-нибудь из их вышестоящего руководства, они сами оттуда откроют ворота и придут сюда. По крайней мере, я бы так и сделал. Соберут отряд, человек в сто – и сюда, с техникой, оружием, да они от нашего института камня на камне не оставят! Час, два – и потом они так же уйдут назад в свой мир. А выяснить, кто мы такие, – он невесело улыбнулся, – и где мы находимся, – он махнул рукой, – да они, в принципе, и так это знают. По шарику они нас, конечно, искать не будут, а вот уничтожить тут всё, что связано с воротами, им вполне по силам. Думаю, с нашими яйцеголовыми они точно не будут церемониться.

— Ты бы всех положил, – улыбнулся босс.

— Да, если бы дело касалось безопасности меня и моих близких. И меня никто и никогда бы не поймал и не нашёл. Пришли оттуда сюда – ликвидация – и назад.

— Идеальные убийцы.

И что будем делать? – спросил Погонщик и уставился на своего босса.

— Мне нужно подумать, у нас сутки. Но всё, что просят наши шпионы в том мире – для них приготовьте.

Погонщик кивнул и, поднявшись из кресла, потихоньку вышел из кабинета, оставив в задумчивости своего патрона.

<p>Глава 5.</p>

16 ноября. День. Таус. Сервис ГДЛ.

Как я ни пытался вырваться из сервиса, ничего у меня не получилось. Как и предполагал, стоило мне только появится в кабинете и в сети, отвечая по электронке, как народ попёр косяками. Вопросы, предложения, совещания, люди шли один за одним, звонки, сообщения, всего этого хватало. Ну, тут уж ничего не поделаешь, как сказала Светка, забрав меня поздно вечером и везя домой, я директор крупного бизнеса, и хочу я этого или нет, а дела решать надо.

Щёлк, – я отправил письмо по электронке Рифу, вроде всё. Да ладно!? Неужели всё? Я разобрался со всеми делами? Папки, где лежали какие-то бумаги на подпись, пусты, я ещё раз их открыл и посмотрел – пусто, нет там ничего. Отлично, теперь можно ехать куда-нибудь? Куда? Куда я хотел съездить? Так, стоп, беру телефон и набираю Тумана.

— Внимательно, – ответил мне Туман после двух гудков.

— Привет, Валер. Чего там с этим бураном и разведчиками?

— Буран кончился, разведчики с этими мартышками уехали.

— О как? А чё мне не сказал?

— А зачем? – хмыкнул в телефон Туман, – у тебя своих дел по горло за последние дни. План ты знаешь, вернутся – доложу по полной программе, там уже будем думать, что дальше.

— Ну, в принципе, логично. Кого из наших на разведку-то послал?

— Ватари, Полукед и Маленький. Юпа из посёлка сказал не брать, как ты знаешь, они чувствуют друг друга. Мало ли, вдруг там, в этом институте есть такие же.

— Тоже верно.

— Ну и двое мартышек с ними в качестве проводников. День, два и они вернутся с разведданными. Малыш, может, с ними пойдёт, они там уже на месте определятся.

— Хорошо, – ответил я, – потом обязательно ко мне.

— Само собой. А кстати, – Туман хихикнул, – Мушкетёры-то наши набрали подарков и ломанулись туда к этим аборигенам, с ними ещё несколько пацанов.

— Блин, я тоже хотел, – я тут же вспомнил про Идату, мальчика и его родителей.

— Ну, Сань, ты весь в делах был. Да ладно, наверняка мы теперь туда частенько ходить будем. Котлета всё по своему Бульону скучал, вот они туда все и отправились.

Я тут же улыбнулся, вспоминая того мелкого Страуса, как он жрал суп с кашей и как отзывался на кликуху, которую ему мгновенно дал наш Мушкетёр-отморозок.

— Ещё есть какие новости? — спросил я.

— У Крота в пустыне несколько дней назад один экипаж пропал, его сейчас все остальные ищут. Они же автономные все, на связь раз в три-четыре дня выходят.

— Как пропал?

— Да вот так! – зло ответил Туман, – наверное, опять пацаны на каких-то уродов, провалившихся нарвались, или на зверей, – в трубке послышался его мат, – не первый раз уже, сам знаешь. На связь они уже несколько дней не выходят, все экипажи сейчас по тому району кружат, ищут их.

— Держи меня в курсе.

— Конечно, всё, я поехал, дел полно, – и Туман отключился.

Я нажал кнопку отбоя на телефоне и положил его на стол. Н-да, экипаж пропал. С того момента, как мы организовали эти поисковые машины для провалившихся сюда людей с Земли, у нас погибло четыре или пять экипажей. Кто-то из них из-за неопытности погиб от ночных зверей в пустыне, а кто-то от рук людей, которых эти же экипажи и хотели спасти.

Насколько я помню, два экипажа точно погибли от рук людей, первый раз какие-то психи охотники их застрелили, второй раз – группа братков, которые ехали на разборку или с разборки. Ребята их спасать приехали, а те, укуренные наглухо, встретили их выстрелами.

Хорошо, что у поисковиков есть чёткое разделение квадратов, кто и где из них ищет провалившихся людей. В каждом квадрате и башни с запасами и свои укрытия. Как только один из экипажей перестаёт выходить на связь, в этот квадрат сразу едут все остальные экипажи и прочёсывают его вдоль и поперёк.

Вот и тогда, этих охотников и братков нашли практически сразу. Первые катались на машине ребят, их прямо в ней и положили, вторые сидели в башне и продолжали жрать и веселиться, впоследствии оказалось, что эти братки ещё каких-то провалившихся людей убили. Ну и, само собой, когда подъехали все остальные наши поисковики, всех братков в этой самой башне заживо и сожгли, заложников они убили, когда ребята за ними наблюдали.

Да уж, опасная работка у наших поисковиков, очень опасная. Да и от зверей ребятам доставалось. Я, вон, периодически вижу в сервисе на ремонте их подготовленные джипы. То помятая тачка, то погрызенная какая-то, то поцарапанная вся вдоль и поперёк. А это значит только одно, что какие-то зверюшки, пытались выковырять из машины людей.

Благо, опыт пришёл очень быстро, и Крот, и его пацаны уже знают, как и что. Но вот от неадекватных людей, которые могут воткнуть тебе нож в спину, защиту пока не придумали. Блин, надеюсь с тем экипажем, на поиски которого сейчас отправились наши бойцы, всё в порядке.

— Александр, к вам Георгий, – заговорил спикерфон.

— Пусть заходит.

Я быстро посмотрел на часы. Так, время два часа дня, сейчас с Герой быстренько поговорим, наверняка у него какие-то новости по воротам, и всё, возьму Светку и Булата и съезжу в Новый. А там и искупаться можно будет, парам-пам-пам! Настроение у меня великолепное. Но едва я увидел вошедшего в мой кабинет Геру, сразу понял, что есть какие-то проблемы, какой-то он сильно озадаченный, и все мои «парам-пам-пам!» тут же куда-то делись.

— Саша, кажется, у нас проблемы, – выпалил тот, быстро подойдя ко мне, пожал руку и сел в кресло.

Эк его припёрло-то. Какой-то взъерошенный, глаза опять красные, одежда помятая. Я, прям, почувствовал, как мои друзья мурашки забегали у меня по спине. Судя по виду Геры, он не спал уже больше суток.

— Рассказывай, – начал я хмурится.

— Ворота, походу, их открыли с Земли, и, скорее всего, мои бывшие коллеги.

-Бац! – моё сердце забилось сильнее, кажется, лоб сразу покрылся испариной. Честно говоря, я даже немного растерялся.

— Подробнее.

— Наши приборы засекли колебания, – сняв очки и теребя их в руках, начал Гера, – да-да, – он поднял руку, – я прекрасно помню про замок, и я тебе про это говорил.

Я кивнул.

— Они обошли блокировку, – Гера усмехнулся, – глупо верить в то, что там – он ткнул пальцем в потолок – не станут искать сюда пути прохода.

Я тоже об этом думал.

— У них там все ресурсы Земли, и непонятно, кого и что они могли ещё подключить к расшифровке нашего кода. Мы между мирами-то ходим туда-сюда постоянно, – Гера помахал перед собой рукой, – ты представляешь, какие они там видят колебания?

— Нет, в ваших этих колебаниях я не понимаю, – честно ответил я, – но представляю. Ты мне всё время талдычишь, что каждое открытие ворот оставляет след в пространстве.

— Да, – кивнул наш кучерявый, – но мы их закодировали, след один, из нашего мира, остальное –ответвление.

— И его таки взломали?

— Ну, почти… – как-то уклончиво ответил тот.

— Гера, млять, – я начал заводиться, – так взломали или нет? Что ты мне тут в уши дуешь?

— Да не знаю я! – выпалил он, – скорее всего, взломали частично.

— Как это? – обалдел я ещё больше, – ты можешь нормально объяснить, а не говорить загадками?

Гера вздохнул и схватился за голову. Затем пару секунд подумал и ответил:

— Мы у нас в институте считаем, что наш туннель был взломан частично, что сюда проникли люди с земли и передали назад информацию.

– Хлоп! – карандаш, который я держал в руке, сломался. Млять, я им чуть палец себе не проткнул! Точно, у меня лоб покрылся испариной, да и по спине, кажется, пот побежал.

— Они не могут открыть большие ворота, – одев очки на нос, продолжил Гера, – ну, как мы это обычно делаем. Они открыли маленькое окошко, в которое быстро нырнуло или прыгнуло несколько человек. Было пять попыток, – он мне для наглядности ещё растопыренную ладонь показал, – работали они, буквально, несколько секунд. Сила работы ворот была слишком маленькой для того, чтобы сюда проникла, та же машина, например. А вот для проникновения человека или нескольких – вполне достаточно. А два дня назад мы засекли ещё одно открытие ворот, по крайней мере, колебания об этом говорят. Только оно какое-то странное, такое ощущение, что открыли маленькое окошко, ну, как в кассе окошко, и туда что-то закинули.

— Что закинули? – не понял я, – и когда?

— Посылку. Вес – не более килограмма, позавчера. Это окошко примерно вот такое по размерам, – он схватил с моего стола обычный лист формата А4 и показал мне, – вот в такое окошко что-то, походу, и закинули.

— Так, стоп! – потряс я головой, – ты хочешь сказать, что на Земле открыли ворота, получилось у них это, правда, только с пятого раза. Через них оттуда сюда проник человек или несколько, собрали какую-то информацию, затем им где-то, опять же, с Земли, в определённый срок открыли окошко, в которое они закинули пакет с информацией, и окошко закрыли. Так? И эти люди где-то тут у нас?

— Да, именно так! – выпалил Гера.

— Твою мать!

— Они хитрее поступили, – как-то обречённо произнёс Гера, – не стали сюда ломиться стадом и открывать большие ворота. Они открыли маленькие, на чуть-чуть, знали, гады, что мы это засечь не сможем.

— Но вы их засекли.

— Да, мы уже давно отслеживаем все эти колебания, и наша аппаратура их показала. Мы предполагали такой вариант, – он снова вздохнул, – и вот он наступил. Мы даже не можем предварительно просчитать место, где они откроют окошко. Как я понял, сейчас идёт сбор информации.

И тут меня как током ударило.

— У поисковиков несколько дней назад пропал один из экипажей.

Теперь уже дёрнулся Гера.

— Ты можешь указать квадрат, где были эти колебания? – спросил я у него.

— Конечно, карту только дай. Мы там сто раз всё проверили, всё подтверждается.

— Оксана, Таня, – нажал я кнопку спикерфона, – Тумана, Грача и Крота ко мне, живо! Прям, чтобы они бегом сюда бежали и карту мне найдите. Карту окрестностей Тауса тоже, – не дожидаясь ответа, я отключился.

Карты у нас были уже давно – картографы сделали.

— Для открытия окошка для проникновения сюда и отсюда, – продолжил Гера, – им не нужна наша энергия, хватит той, что есть у них на земле. Но сюда-то можно нырнуть, а обратно – только не более килограмма. Да и сюда – чревато, – он поморщился, – я сильно сомневаюсь, что все пять раз, что они открывали ворота, сюда попадали люди. Скорее всего, кого-то разрезало, кто-то потерялся в пространстве, кто-то просто исчез.

— Сколько людей сюда могли проникнуть при однократном открытии?

— Сложно сказать, – Гера снова снял очки и начал их протирать уголком своей рубашки, – там открытие было-то несколько секунд.

— Гера, сколько?

— Три, максимум, – подумав, ответил он, – но, повторюсь ещё раз, – он надел очки и уставился на меня, – у меня полная уверенность в том, что получилось у них только при двух последних попытках.

— Значит, тут может быть шесть их человек?

— Нет, четверо, максимум. Четвёртая вспышка показывает, что ворота работали две секунды. Там человек должен был разогнаться и прыгать рыбкой. Впрочем, при пятой попытке – то же самое, но там открытие было четыре секунды.

— Один за одним, рыбкой, – буркнул я.

— Да, – затем он подумал и добавил, – либо просто вниз, как в люк какой, прыгнуть.

— Что они могли пронести с собой?

— Если ты имеешь в виду аппаратуру и рюкзак, типа того, как был тогда в машинах, то это исключено, – он задумался, начал водить перед собой пальцем, – ну, одежду, там, в которой были, какие-то вещи, по типу ножа… Сложно сказать, там такой риск, – он покачал головой, – короче – нож, может пистолет, спички, ну и по мелочи.

— Короче, всякая хрень на первое время, чтобы выжить, – резюмировал я.

— Да.

— А потом они нашли башню, либо поисковики нашли их и привезли к нам.

— Может и так, – Гера развёл руки в стороны.

— Эти ухари собрали какую-то информацию, вернулись назад, дождались сеанса связи с землёй, – теперь уже я усмехнулся, – и закинули туда конверт с информацией. Когда, по твоим прикидкам, сюда проникли при этих пяти попытках, вернее при последних двух?

— Неделю назад.

— И вы, млять, молчали?

— Да мы у обезьян были! – возмутился тот, – я как вернулся, мне сразу всё доложили. Я сам проверял, а то было уже такое – панику навели, а оказалось всё не так.

— Ладно, не злись. Н-да, за неделю можно собрать кучу информации и обзавестись необходимыми вещами. Я больше чем уверен, что поисковики на них нарвались как раз в момент открытия окошка с земли, когда эти передавали туда конверт.

— Может быть.

— Есть чё выпить? – как-то жалобно спросил Гера.

Я молча поднялся и подошёл к небольшому бару, стоявшему у меня в кабинете. Ну пипец, вот это новости! Если это всё так, ну, как сказал Гера, то кирдык, о нас теперь знают на Земле и, скорее всего, знают очень много. Блюр, Арканит, млять, наверняка это и передали на землю в первую очередь, я бы так и сделал! Ну и, само собой, подробное описание, что это. А только ради этих двух материалов уже можно рыть носом землю, чтобы открыть ворота как следует. Затем собрать армию и снести тут всё нахрен! Они же понимают, что мы будем сопротивляться. Но с ресурсами Земли нам точно не совладать. Достаточно нескольких вертушек и всё, нам хана! Пипец, кто же там такой умный-то?

— Там Андрей Алексеевич есть, – словно прочитав мои мысли, произнес Гера, – наверняка его работа. Он вообще фанат этих ворот, ему уже под шестьдесят годков, а он всю жизнь ими занимается.

— Как закрыть наш мир так, чтобы сюда вообще никто не смог проникнуть? – спросил я, протягивая Гере бокал с текилой.

— Думаем, – вздохнул он, – но ты нас тоже пойми, мы не всесильные, а там… – он снова ткнул пальцем в потолок.

Я прям застонал в бессильной злобе. Гера прав, там на земле все ресурсы, все умные головы, или кто они там есть. А что тут у нас? Группа учёных? Первооткрывателей ворот? По-хорошему, у них тут вообще ничего нет, а там всё есть. Блюр, млять, да ради Блюра можно вообще тут всех, нахрен, положить, кто будет сопротивляться! Мысли ко мне в голову полезли самые паршивые. Как обычно, в такие моменты сам себя накручиваешь. Так, стоп, нужно успокоиться.

— Где ребята? – спустя пятнадцать минут ожидания с силой вдавил я кнопку спикерфона.

— Туман и Грач будут через двадцать-тридцать минут, – быстро ответила Таня, – Крот тоже на подъезде.

— Пусть поторопятся. И меня ни для кого нет. А они пусть заходят сразу, как приедут.

Снова потекли томительные минуты ожидания. Гера снова потянулся, было, к текиле, но я запретил. Он не спал хрен знает сколько, его сейчас мгновенно накроет.

— Девочки, – снова жму кнопку спикерфона, – поесть чего-нибудь принесите пожалуйста, можно горячего.

— Хорошо, – пискнули обе.

Что-то жор напал, да и этого, вон, надо покормить. Сидит носом клюёт, а я ему ещё текилы налил, ща унесёт кучерявого, и будет он тут спать. Через несколько минут секретари принесли нам горячее. Супчик и картофан с тушёнкой пошёл просто на «ура!». Сам себе удивляюсь – тут такие новости, а мы жрём сидим. Хотя, еда отвлекает от плохих мыслей, подумав так и этак, я окончательно успокоился, даже придумал, что нам делать дальше.

— Вот тут примерно, – ткнул Гера пальцем в карту, – где-то в этом районе они и вышли и тут же потом и окошко открыли.

Млять, я не знаю, в каком квадрате пропали поисковики.

— В следующий раз они только тут могут открыть?

— Да, – пробурчал Гера с набитым ртом, – они к нему привязаны. Перенастроиться можно, но это время. Координат нашего мира у них нет, то есть, в другом месте они открыть не могут, ну, чтобы туда те, кто в нашем мире подошли или подъехали. Если только у них с ними нет заранее договорённости о другом месте. Ну, типа километр направо или налево. Но там с точностью до сантиметра должно быть – окошко-то маленькое.

— Ну хоть это хорошо. Значит нам нужно найти место, где они открывают это окошко, мать его!

— Не, ты посмотри, Грач, – раздался голос от входной двери, – мы к ним несёмся, а они тут жрут сидят.

— И бухают, – добавил Грач, увидев стоящую на столе бутылку. А нам секретари звонят, говорят быстрее к Александру.

— Чё за пожар, Сань? – нахмурился Туман, – только не говори, что щас пить будем. Мы как психи сейчас ехали.

— Гера, ты-то чё такой помятый? – спросил у него Грач, здороваясь за руку, – случилось чё?

— Случилось, – кивнул я, – земляне пожаловали.

Туман и Грач крепко выругались.

— Рассказывайте, – сказал Туман, садясь в кресло.

— Ты знаешь, в каком квадрате поисковики Крота пропали? – задал вопрос я, кивая на карту.

Туман с Грачом несколько секунд смотрели на расстеленную на столе карту, а потом Туман ткнул в неё пальцем.

— Вот тут.

Млять, показал он в тот же квадрат, что и Гера. От Тауса пять километров.

— Думаешь это земляне поисковиков Крота того? – спросил Грач.

— Не исключено, – задумчиво произнёс я, глядя на карту.

Судя по ней, в этом квадрате полным-полно различных скал. Квадрат-то небольшой, километр на километр, а ищут ребят в их районе, ну, по которому те катались, в поисках провалившихся сюда людей. А этот район уже гораздо больше.

— Вот тут стоит их башня, – снова показал на карту Туман, – в километре от этого квадрата. Вот тут, – палец переместился чуть левее, – их небольшая база с запасами, вот тут – ещё одна – палец очертил круг в пару десятков километров.

— Чё тут у вас? – в кабинет совершенно бесшумно вошёл Крот.

По нему было видно, что он только что из пустыни. Одет в нашу цифру, кроссовки, на голове бандана и большие очки.

— Нашли ребят? – спросил я.

— Нет, – зло ответил Крот, – как сквозь землю провалились. Ищем, найдем всё равно, эти пропавшие у нас новенькие, мы их и поставили на район поближе к городу. Чё у вас тут?

Ну мы с Герой им всем и выдали всю информацию. Вернее, Гера говорил, а я поддакивал и добавлял свои умозаключения. Хорошо у ребят хватило ума не наезжать на Геру, ну, про замок на ворота, про какие-то там показания, которые выдают ворота, когда их хочет кто-то открыть. Все понимали, что Геры вины тут нет, земляне перехитрили нас, оказались умнее.

— Чуб, на связь – взялся за рацию Крот.

— Тут я.

— Есть примерные догадки, где может быть наш пропавший экипаж, все вопросы потом. Квадрат – Крот сверился с картой – двенадцать-пятнадцать.

— Там, где скал много? – немного подумав переспросил Чуб.

— Да, ищите их там.

— Добро, сейчас скажу всем нашим, там Череп ближе всех.

— Жду доклада, – произнёс Крот и отключился, – ну, если эти падлы с земли пацанов положили, я их… – он замолчал, но и так было понятно, что он с ними сделает.

— Только их ещё найти надо, – добавил я вслух, садясь в своё кресло, – идеи есть?

— Ну, перво-наперво, вопрос к тебе, – обратился Туман к Гере, – если, как ты говоришь, они переправили посылку на землю, то будут ждать оттуда инструкции, значит, будет ещё одно открытие. Сможешь ли ты с помощью своей аппаратуры засечь в этом квадрате открытие? Он небольшой, мы его просто со всех сторон обложим и будем знать.

— Смогу, – уверенно кивнул Гера.

— Тогда давай, кому там надо, команду, пусть готовят аппаратуру, ребят мы сейчас в институт отправим.

— Знаете что, мужики, – задумчиво произнёс Грач, – а вы не думали, на что они тут живут?

Мы все разом посмотрели на задумчивого Грача.

— У нас есть два варианта развития событий, – продолжил он, – первый – они проникли сюда, и их нашёл один из его экипажей, – он кивнул на Крота, – я как-то сильно сомневаюсь, что земляне убили твоих пацанов. Проникшие сюда люди профи, и так глупо наследить … – Грач покачал головой, – твои пропали три дня назад?

— Да.

— А эти проникли сюда неделю назад.

— Да, – подтвердил Гера.

— Значит, по моему первому варианту, их нашёл-таки один из экипажей и отвёз, как вновь прибывших в Таус.

— А всех вновь прибывших фиксируют в пункте приёма, – добавил Туман, – и их там же фотографируют.

— Поднимайте списки, – уже произнёс я, сообразив, к чему клонит Грач, – только мы не знаем, сколько их? Кто это? Женщина? Мужчина? Или их несколько? Закинуть-то кого угодно могли.

Туман потёр лоб и сказал.

— В любом случае, у нас будет количество людей, которых привезли в пункт приёма свежепровалившихся. Сколько там людей может быть? День-то нам известен, – снова сказал Туман.

— Они могли отсидеться, –предположил я.

— Ну и пусть. День, два, но потом-то им нужно было выходить к людям. Нужно узнать, сколько людей привезли за эти дни, и не только наши экипажи, но и сколько вышли сами. Не думаю, что там огромное количество людей. Ну пара десятков, ну три, их каждого можно отработать.

— А второй вариант? – спросил я.

— А второй вариант, – ухмыльнулся Грач , – что они вышли к городу сами, – он снова ткнул пальцем в карту – пять километров по пустыне – фигня, пусть и с минимумом вещей для выживания. Они же днём сюда попали?

Гера кивнул.

— Вот, значит дойти – фигня. На их месте, я бы точно не пошёл в пункт приёма, чтобы не светиться. А начал бы сбор информации, как и было приказано, но – Грач поднял вверх указательный палец, – нужны деньги для жизни, для передвижения. Какие тут у нас деньги, они точно не знают. Значит, у них с собой должно быть то, что можно сдать, обменять и так далее.

— Золото! – произнесли мы разом.

— В яблочко! – засмеялся Грач.

— Ты ментом в той жизни не был? – спросил я у него.

— Нет, просто подумал, как бы поступил я сам. Да, мужики, у них наверняка с собой было золото, которое они сдали в ломбард.

— Сколько у нас тут ломбардов? – тут же спросил я.

— Три, кажется, – ответил Крот, – Туман, отправляй Колуна.

— Что ему сказать-то?

— Первое – пусть едет в пункт приёма, берёт фотки всех, кто был на нём за последнюю неделю, и едет со своими людьми по ломбардам. Нужно узнать, был ли там кто из них, а если был – что сдавал. Может нам повезёт, выяснит всё – и сюда. И объясни ему, что произошло с воротами, вернее, что тут за окошко, чтобы он понимал, кого ищет.

Туман кивнул и, взяв телефон, вышел из кабинета.

— А сдав золото, – продолжил Грач, – они обзавелись необходимыми вещами и начали сбор информации.

— Почему именно золото? – спросил Гера, – почему не брюлики какие?

— Брюлики было бы слишком подозрительно. Ты же сам знаешь, сколько людей на Земле таскает на шее золотую цепь в палец толщиной, – он для наглядности показал свой палец, – браслет или пару печаток.

Я только кивнул. Грач прав на все сто. Сдали золотишко – вот тебе и Лины и на машину, и на еду, и на оружие, и на одежду.

— И второй раз, когда откроют ворота, – начал уже говорить я, – им наверняка закинут золотишка ещё и дадут дальнейшие инструкции.

— Да, – подтвердил мои предположения Грач, – тут, думаю, не ошибусь, если скажу, что в первый раз они переправили туда письмо, как тут и что и, скорее всего, образцы блюра и арканита. Блюр, вон, на заправках есть, а грамм сто-двести арканита легко можно достать в Венеце, он там под ногами лежит. И что такое арканит, у нас тут знают вообще все, кому не лень. Достаточно прийти в кабак и с кем-нибудь хорошенько выпить. Сами знаете, какие у нас бывают словоохотливые люди, особенно с халявной выпивкой и с вновь провалившимися сюда к нам.

Млять, Грач прав.

— Значит нам, по-любому, нужно перехватывать их в момент открытия окошка с земли, – сказал я, – взять их на месте.

— А в окошко закинуть ящик со взрывчаткой! – злорадно ухмыльнулся Крот.

— Можно и так, – согласился Грач.

Мне тоже эта идея понравилась.

— Не успеем, – вздохнул я, побарабанив пальцами по столу, – окошко с земли откроют, им кинут конверт, пара секунд и всё, мы его только-только засечём. Берём этих землян, потрошим, допрашиваем, узнаём их задание, читаем что там им приказали. Узнаём, когда будет следующее открытие с земли, выдвигаемся на место, ждём открытия с земли, а как только окошко откроют, мы им туда ящичек и закинем. И чтобы рвануло там всё просто от души.

— Большой «бабах!» – взмахнул руками Гера, – только они же не успокоятся.

— Пусть, а вы думайте, – я посмотрел на Геру, – как это всё, нахрен, закрыть так, чтобы они ничего уже не смогли открыть.

— Всё, мужики, – в кабинет зашёл Туман, – Колуну позвонил, всё объяснил. Сейчас он отправит людей и в пункт приема и потом с фотками по ломбардам. Сказал, что за несколько часов постарается уложиться. Как всё узнает, сразу сюда. Гера, что там с аппаратурой?

— Сейчас всё будет, – спохватился очкарик и взялся за свой телефон.

— Я хорошо знаю тот квадрат, – начал говорить Крот, – укромных мест там полным-полно. Там такие лабиринты, – он покачал головой, – роту можно спрятать. Но в нескольких местах я посажу наблюдателей, прям сегодня. Пусть они отслеживают все приезжающие туда машины. Туристов там, конечно, тоже хватает, всё-таки там достаточно красиво, да и от города недалеко, но, надеюсь, с помощью аппаратуры, – он показал на Геру, который, стоя около окна, разговаривал с кем-то по телефону, – мы засечём сигнал. Эх, знать бы точно, когда это окошко откроют.

— Будем ждать, – уверенно сказал Грач, – и возьмём их всех тёпленькими. Квадрат перекроем так, что мышь не проскочит!

<p>Глава 6.</p>

16 ноября. День. Таус. Сервис ГДЛ.

Колун приехал через три с половиной часа. Едва он вошёл ко мне в кабинет, где мы с нетерпением его ожидали, как я увидел у него в руках небольшой рюкзак.

— Твою мать! – заскрежетал зубами Крот, едва рюкзак оказался на столе.

— Привет, мужики, – невесело произнёс Колун, – вот – он хлопнул рукой по рюкзаку, – два дня назад это сдала в ломбард молодая девушка.

— Это рюкзак моих пацанов, – ещё злее произнёс Крот, осмотрев его.

— Да, – подтвердил Колун, – и там ещё кое-какие вещи были, тоже все твоих поисковиков.

— Ну падлы, – взорвался Туман, – я им кишки выпущу!

Млять, всё-таки эти уроды убили поисковиков!

— Рассказывай, что удалось выяснить, – сказал я Диме, поднимая руку, призывая матерившихся и не стесняющихся в выражениях мужиков, к тишине.

— Ну, значит так, – выдохнув и присев за стол начал Дима, – Начали мы с пункта приёма. За эти дни там было тридцать четыре человека, кого-то поисковики привезли, кто-то сам пришёл. Взяли мы их фотки и поехали по ломбардам. Работники ломбардов опознали по фоткам несколько человек, они сдавали всякую ерунду, были и те, кто сдавал золотишко. Но в одном из ломбардов, на мой вопрос, были ли какие-то необычные люди, продавец вспомнил, что шесть дней назад к нему пришла девушка, ей около тридцати лет, хорошая фигура, короткие волосы. По ней было видно, что она из вновь прибывших, да она особо этого и не скрывала. Загара нет, слабо тут ориентируется, и всё такое. Она сдала ему парочку больших золотых цепочек, браслет и пару колец.

Все тут же посмотрели на Грача, а он только улыбнулся.

— Выручила она за всё это около десяти тысяч лин.

— Девка одна была? – с нетерпением спросил Туман.

— Одна, по фоткам, которые я взял в пункте приёма, он её не опознал, значит там она точно не была.

— А у нас прям все на пункт приёма идут, – съязвил Грач, – золото сдали и поехали кататься по городам и оазисам.

— Да, не все, – согласился Колун, – на биржу я, на всякий случай, тоже съездил, описал эту девку, там такую за последнюю неделю не помнят. Но она же, два дня назад сдала в этот же ломбард этот рюкзак и ещё кое-какие вещи. Продавцу сказала, что она с мужем пошла на земле в поход, потом раз и очутились тут, вот теперь, когда шок прошёл, избавляются от ненужных вещей.

— Ага, – засмеялся я, – сначала золото скинули, потом вещи.

— Продавцу это тоже странным показалось, – согласился Колун, – обычно наоборот бывает, но у каждого свои тараканы в голове. Сами знаете, тут у некоторых при попадании сюда крышняк рвёт – мама, не горюй!

— Это точно эти падлы, – вновь зашипел Туман, сжимая кулаки, – значит, их двое.

— Гера говорил, что их может быть четверо, – тут же напомнил я.

— Ну, сколько их, выяснить не удалось, девка два раза одна в ломбард приходила, не светятся они. Но, после рюкзака я тоже убеждён, что это они, – Дима посмотрел на рюкзак и вздохнул, – до этого, я бы ещё сомневался. Сами знаете, сколько у нас тут людей сдаёт барахло в ломбарды, с которым сюда провалились. Там, конечно, было ещё несколько людей, которые мне показались подозрительными, но мы их отработали, они все были на бирже и уже нашли себе работу, парочку из них мои ребята уже нашли, ещё нескольких ищут, но это вопрос времени, да и не думаю я, что эти могли так грубо засветиться. Пункт приёма, ломбард, биржа, официальная работа.

— Что там ещё из вещей моих пацанов было? – взявшись за лямки рюкзака, спросил Крот.

— Фонарики, пару лопаток, по мелочам, короче, – ответил Колун, – она сказала, что она с мужем попала сюда из леса, куда они отправились в поход. Вот они и избавляются от лишних вещей. Как я уже вам сказал, эти вещи она сдала пару дней назад.

— Пацаны пропали три дня назад, – напомнил я.

— Да, всё сходится, – подтвердил Колун, – как я понимаю, золото – это универсальная валюта.

— Мы тоже так подумали, – произнёс Грач.

— Ага, – кивнул Колун, – попали сюда, в пункт приёма не пошли, значит до города добрались на своих двоих. На биржу, тем более, не пошли, сразу в ломбард, сдали золото, получили бабло, нашли себе жильё и начали сбор информации, концы в воду. Мы их, вернее, девку эту, ищем, но у нас город большой, это не быстрый процесс. Да и находиться они сейчас могут где угодно. У нас есть только описание девки, её мужика нет. До города-то пять километров из того квадрата. Машины всё равно ездят, трасса, опять же, недалеко. В общем, пешком они в город пришли, либо на попутках доехали. Осмотрелись, шок прошёл, видать, крепкие они психологически, начали сбор информации. В час икс – снова в этот квадрат, передать конверт, а там твои пацаны, – снова кивок в сторону Крота, – земляне оказались шустрее. Тачку брать не стали, больно приметная, а вот вещи взяли, всё это в ломбард, ещё денег получили. Ну, и в принципе всё, сейчас они, повторюсь, могут быть где угодно, вплоть до нахождения в другом мире, хотя, это вряд ли, там документы на воротах спрашивают и билеты продают. А без пункта приёма документы они не получат, если только позже не придут туда.

— Мы думаем, что основную информацию они могли получить в каком-нибудь из кабаков – выслушав Колуна, сказал я.

— Вполне реально, им там посетители сами всё расскажут, тем более, если наливают. А на такси или маршрутках у нас тут куда угодно можно доехать, деньги у них на это есть.

— Я вам одно скажу пацаны – хмыкнул Крот – оружия у них теперь завались и пользоваться они им явно умеют.

Млять, точняк, все же тачки поисковиков набиты оружием и боеприпасами под завязку.

— Точно так же у них теперь есть и рации – продолжал Крот – и наши аптечки и обвесы, да много чего. Так что, когда их будем брать – он снова сжал кулаки – нужно быть максимально осторожными.

— Дим – обратился к нему Туман – а ты в наши оружейные магазины не ездил? Не спрашивал? Баба там эта появлялась или нет?

— Ездил – начал тот довольно улыбаться – девки там не было. Там мог и её мужик появится, покупатели-то всегда есть. Но теперь они в качестве трофеев получили стволов полным-полно.

— Чё там хоть из стволов то было? – спросил я, хотя уже понимал, какой ответ сейчас услышу.

— Да всё млять – воскликнул в сердцах Крот – снайперки две штуки, помпа, укороты, автоматы, пистолеты, вы же сами знаете, как поисковики упакованы.

Млять, млять, млять. Да уж, я вздохнул понимая, что стволов этим минимум двум людям досталось очень много и пользоваться они всем этим точно умеют.

— Куда они всё это только перетащили? – буркнул Грач.

— Да там пещер знаешь сколько? – снова воскликнул Крот – я этот квадрат очень хорошо знаю, мы с него начинали. Я вам ещё раз говорю, там роту можно спрятать со всеми средствами поддержки. А уж пару десятков единиц оружия и боеприпасов тем более.

— Так ладно – хлопнул по столу Туман – хватит базарить, надо ловить этих ухарей. Крот, посылай своих пацанов в засаду.

Тот кивнул, встал из-за стола, одновременно вытаскивая из своей разгрузки рацию и вышел из кабинета.

— Ну а мы ждём – продолжал шипеть Туман – ждём, когда эти уроды туда приедут. Гера, делай что хочешь, но ты должен засечь сигнал открытия окошка.

Наш очкарик сидел и кивал башкой. Самое противное в этой ситуации было то, что мы не знали, когда с земли снова откроют окно. А хуже ожидания нет ничего. И пацанов туда надо подтягивать так, чтобы эти земляне ничего не прочухали. Это мы тоже уже обсудили, наверняка у них есть запасной план по открытию. Я очень надеюсь, что они откроют окошко в том же месте, а не где-нибудь в паре километров. Хотя это будет второе открытие с земли, вот третье, сто процентов будет открыто в другом месте. Так что у нас был единственный шанс для захвата. И вполне возможно, что им с земли подкинут ещё людей, а может и нет, чтобы не привлекать сильное внимание. Их задача сбор информации, а не какие-нибудь силовые акции. Так что двух, про тех, которых мы знаем достаточно для шпионской деятельности, ну максимум четверых, надеюсь, что Гера не ошибается.

17 ноября.

Проснулся в своей квартире, первым делом схватился за телефон и набрал Крота.

— Да Саш – ответил он после второго гудка.

— Тихо всё?

— Тихо пока.

Я машинально посмотрел на настенные часы, 9 утра.

— Пацаны сидят в двух точках – продолжил Крот – с них практически всё видно. Как будет инфа, я тебе сообщу.

— Добро – ответил я и отключился.

Рядом заворочалась Светка, да и Булат вон подошёл и положил свою голову на кровать.

— Опять проблемы? – не открывая глаз спросила она.

По своей привычке, я не рассказываю ей про свои дела. Есть мужские дела, куда женщинам точно лезть не нужно. Она в принципе и не лезла, умная всё-таки у меня мадам.

— Да есть чутка – ответил я продолжая лежать и думать о своём.

— Завтрак?

— Да, давай.

На слово завтрак Булат тут же завилял своим немаленьким хвостом и, оббежав кровать, тут же ткнулся головой в поднимающуюся с кровати Светку.

— Да пошли, пошли – погладила она его по голове – тебе тоже сейчас завтрак приготовим, только я сначала умоюсь.

Светка пошла в ванную наводить красоту, а Булат остался сидеть около двери терпеливо её дожидаясь, ну а я, я начал думать на счёт этих землян.

Итак, меня закинули сюда, какую бы я передал информацию своему боссу? Предположим я на месте этих шпионов.

Блюр, арканит, образцы точно, это тут достать можно без проблем. Оазисы, облака, города, население, другие миры, как тут и что, расписал бы как можно подробнее. Узнать про всё это тут тоже не проблема, вот и составил бы подробную аналитическую записку. Её бы и передал с образцами на землю. Какие там предпримут действия на основании моего доклада?

Думаю, сначала они там охренеют. Они-то наверняка думали, что тут каменный век, хотя, когда мы им ввалили в первый раз, ну этим бойцам, они нас срисовали и наверняка у них было совещание и разбор полётов. А там умные головы, хотя тут и умным то быть не надо – разберут по кадрам всю эту запись. Ту запись, я её очень хорошо помню, когда Туман стоя около мерцания, ну около открытых ворот, показал им фак и потом закинул туда пару гранат. Но перед этим, его и всё вокруг снимала камера. Значит видела и нас, и наши тачки, и наши вооружение, и вообще, как мы и что.

Соответственно, на основании этой записи можно сделать выводы, что у нас тут не каменный век, а более-менее существует цивилизация, производства и промышленность. Да млять, одни те наши багги чего стоят, а обвесы – опытный военный глаз это сразу отметит.

Сообщит ли этот олигарх о нас ещё куда-то выше? А куда выше? Только президенту или кому-то из правительства? Сильно сомневаюсь. Мы с Герой вчера долго общались, он сказал, что у этого чувака своих амбиций хватает и делиться он не привык. Значит, что? Значит он будет пытаться подгрести всё под себя. Но как млять? Перекинет сюда людей, и они нас тут начнут отстреливать? Тоже двояко, мы же можем открыть ворота и метнуться на землю, разнести там всё в пух и прах, ну я имею ввиду их этот институт. Это он скорее всего тоже понимает. Про линзы и ламборгини они наверняка знают.

Мля, думал и так, и этак, никакие идеи в голову не лезли. Одно я знал точно, они не успокоятся. Трезвонить на весь мир об открытии другого мира они тоже не будут, их сразу отодвинут от ворот. Ведь это не тупая разведка где-нибудь в тундре или на необитаемом острове, где есть интересы нескольких корпораций. Это там пришёл, копаешься в земле, нашёл то или это и пошла разработка. Прокладываются дороги, строится жильё, завозиться техника и так далее. Но тут живут люди, мы, которые уже пару раз им дали по зубам и которые дали понять, что мы их тут видеть совсем не хотим.

Каким бы крутым и богатым этот олигарх не был, но силёнок у него явно недостаточно, чтобы провести силовой захват какой-то территории тут у нас. Нас больше, гораздо больше. Наш мир и мир Белазов, откуда легко можно в течении суток нагнать бойцов за деньги, которые будут палить не переставая.

К той нашей армии он тоже обратиться не может, по всё той же причине, его военные быстро отодвинут от ворот. Мля, у меня тут же сердце начало биться сильнее. Не очень мне хочется воевать с нашей армией. Они нас в два счёта почикают, приказ будет и всё. Там же наши пацаны, да и шансов у нас ноль. Мля, вот же уроды. Такой у нас тут мир, спокойный, нет, лезут какие-то ухари, хотят власти и денег.

Тут бабло, много бабла, огромный пирог, которой тут же захотят взять под своё крыло сильные мира сего, только не олигархи, а те, кто сидит в думе. Олигарха просто снесут, он не политик, он просто крупный бизнесмен. Если в это включится президент, а он полюбому включится, как только узнает о воротах, то всё заберут под контроль государства.

Тогда что? Что он со своим этим Погонщиком предпримут? То, что они не откажутся от проникновения сюда точно. Но что они млять сделают? Что от них ожидать?

Я бы на их месте про Блюр и Арканит молчал в тряпочку. Да, это миллионы, миллиарды долларов. Но, во-первых, того же Блюра, нужно десятки, сотни, тысячи тонн. В аналитической записке наверняка указали, что это за жидкость и что с ней можно делать. На Земле куча техники, где можно её использовать. Ха, да этого олигарха просто грохнут те же самые нефтяники, когда узнают, что где-то есть залежи столь ценного и безумно полезного ископаемого. Не, про Блюр он будет молчать, точно так же будет молчать и про арканит, военных хлебом не корми, а дай какую-нибудь новинку. Танк из Арканита, броневик, обвес для солдат, да они млять вообще неуязвимые будут.

А пиндосы? Эти заклятые партнёры России, эти ушлёпки точно поднимут вой на весь мир, что вот Русские такие нехорошие открыли другой мир, гонят оттуда ресурсы и не хотят делиться. Так и до войны не далеко. А стоит только этих несущих демократию, хаос и разруху по всему миру допустить до ворот, а потом и сюда, то всё – тут вообще бедлам будет. Ведь инфу про Блюр и Арканит тут же сольют. Информационный мир земли буквально взорвётся от новостей. Про всяких психов, учёных, различные научные организации, которые захотят сюда попасть для изучения и просто так я вообще молчу.

А особо умные ухари, тут же захотят застолбить себе территорию. Построят там те же домики, гостиницы, базу отдыха и всё, будут возить сюда богатеньких буратино. И вполне возможно, что кто-то из них сделает так, как было в том посёлке. Вы платите, мы молчим и вас охраняем, делайте что хотите. И всем эти кренделям будет нужен свой человек на воротах, тот, кто будет к ним лояльный, кто не будет задавать лишних вопросов, а будет по первому требованию запускать и открывать эти ворота.

Будет ли это позволять делать этот олигарх и его люди вопрос. Если нет, его тут же уберут. Проще поставить на его место другого, более лояльного человека. Однозначно грызня за ворота будет.

Им было бы гораздо проще, если бы они, например, открыли ворота в мир динозавров, подальше от Германа и его отца. Там девственный мир, изучай его и делай что хочешь. А у нас уже цивилизация и мнение далеко не глупых людей, которые не хотят сюда пускать различные корпорации для выкачивания ресурсов. Потому что стоит их пустить и практически сразу тут будет жопа, я бы даже сказал жопище. Такого спокойствия как сейчас не будет уже точно.

Хотя и в мир динозавров и вообще никуда их пускать нельзя. Рано или поздно они на нас наткнуться, обнаружат и тогда будет ещё хуже. Если сейчас они не могут закрепиться, то в том случае у них уже будет база и выковырять их оттуда мы уже не сможем.

— Милый иди завтракать – послышался голос Светки с кухни.

Мля, только мысли попёрли, хотя, так можно думать до второго пришествия. Ладно, посмотрим, что будет дальше. Будем решать проблемы по мере их поступления

Поднявшись прошлёпал в ванную, привёл себя в порядок и как был в трусах, так и пришёл на кухню. Светка по ней порхала в каком-то прозрачном пеньюаре и выглядела достаточно аппетитно. Булат уже сидел и точил из своей миски, даже маленькой кастрюле, мяса вон она ему навалила. Ох и здоровый же он чувак, мы его тут взвесили, 152 килограмма и ест он как не в себя. Ну красавчик, шерсть чёрная, лосниться и переливается.

— Саша вернись – послышался голос Светки и передо мной на столе очутилась кружка с кофе, а рядом тарелка с омлетом.

— А, да, спасибо.

Через тридцать минут позавтракав, одевшись, чмокнув Светку и погладив по голове Булата я уже спускался вниз, поздоровался с консьержем и вышел на улицу. Около подъезда меня уже ожидали пацаны.

— Доброе утро шеф – бодро поприветствовали меня ребята, стоящие около двух Кадиллаков.

— Здорово мужики, поехали в сервис.

Пока ехали, я прям весь извёлся, чувствовал себя как-то не так. В голову эти земляне так и лезли. Снова достаю мобильный и набираю Крота.

— Да.

— Пацанов твоих нашли?

— Нет – ответил наш гонщик – ищем, но найдём всё равно.

— По сигналу тихо?

— Да, тоже тишина, Гера вчера аппаратуру дал, две машины мы тут в скалах спрятали, с его слов, эта аппаратура захватывает весь этот квадрат, это если эти уроды в нём окошко откроют.

— Хорошо, держите меня в курсе.

Отключился и глядя в окно снова думы. Кстати говоря, Колун вчера от звонился, сказал, что они отработали всех людей, которые за эту неделю обратились или кого привезли в пункт приёма, бабы этой там никто не видел. Значит это точно она засланный сюда казачок, вернее они, но как выглядит мужик мы не знали, да и сколько их тоже не знаем. Но я млять очень надеюсь, что эти уроды все прибудут на открытие окошка с земли, там то мы их и возьмём, никуда они от нас не денутся.

Продолжение следует.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.