Чужой крест

17-09-2019: добавленна 27 главa

Глава 1.

Меня зовут Виктор Снегирёв. Мне 35 лет. Я обычный системный администратор в приличной конторе, каких в Москве пруд пруди. Раньше, а это лет десять назад, я считал себя чуть не ЭЛИТОЙ, выбирая хорошо оплачиваемые сделки, отклоняя мало прибыльные контракты, а сейчас цеплялся за каждую, лишь бы стабильную работу.

Дело в том, что вчерашние юнцы, выпускники огромного количества институтов и колледжей, а то и самоучки, уже с новыми знаниями ринулись в бой отвоёвывая у таких мастодонтов как я самые тёплые места в компаниях и лакомые контракты.

В этой конторе «Серебряные кольца» я работал уже третий год. Кто бы знал, сколько пришлось разгребать после предыдущего «спеца по сетям».



Юность цвета хаки

31.12.2019 - Добавленнa 42 главa

Я брел по дороге осенним днем,
Мои ноги стонали, я одолел крутой подъем
Это было ненастным октябрьским днём...
©

Я неспешно трусил по лесной дорожке, время от времени переходя на шаг. В последнее время вес стал уходить медленнее, и я решил, что программа К25 - от дивана к пяти километрам - то, что доктор прописал. В наушниках играл рок-н-ролл, порой переходящий в блюз, солнце играло в пятнашки с тенями, и все было в общем-то очень даже неплохо. Солнечный свет брызнул в лицо, и я зажмурил глаза от удовольствия, как сытый котяра. Вот тут-то оно все и произошло.

***



Ангелы, которые берегут нас

 Докладывай. В двух словах.
— Жив. Ходит на работу. На что-то надеется.
— На что?

— Трудно сказать. Два раза я показывал ему счастливый сон — не видит. Говорит, что устает на работе.
— А что на работе?
— Да как у всех. Начальство. Суета. Курилка. Слухи.
— Начальство суровое?

— Да начальство как начальство. Такое же как везде. Боится он его почему-то…
— Страхи отгонял?
— Само собой. Еще по дороге к офису. Крыльями размахивал над головой. Облака даже разгонял. Пришлось крылом по уху съездить, чтобы солнышко заметил.

— Симпатичная незнакомка по дороге



Рассказ Сузь даль из сборника Это моя земля

Сузь даль

«Не раздобыть надёжной славы, покуда кровь не пролилась»
Булат Окуджава

[1]

Понедельник, утро, пробки, чуть не опоздал. Сам слежу за дисциплиной, должен пример подавать. Натыкаясь на столы, пробираюсь на кухню. А там очередь из таких же, как я, кофеманов, столпилась у кофемашины, жмёт на рычаги. Воды нет, зёрен нет — ни тебе кофе, ни тебе булочек с корицей.

— Лёха, какого чёрта, утро же, — думаю про себя. Разминаю пальцами лицо, на щеках остаются красные пятна.

Лёха — начальник административно-хозяйственного отдела — должен следить за кофемашиной!



На новый лад

Степаныч толкнул стеклянную дверь известного бара и быстро шагнул вперед. За его спиной тревожно звякнул входной колокольчик в виде элефанта.

Командировка подходила к концу и была близка к провалу – третий день и ни-че-го.

Степаныч подошел к стойке бара и присел на высокий стул, не обращая внимания на бесконечно далекую блондинку, кутавшую подбородок в рыжем мехе горжетки.

- Вы что-нибудь будете? – Задала якобы простой вопрос, миловидная казашка, протирая очередной бесполезный стакан.

- Коньяк есть? – спросил Степаныч, выдавая себя с головой, – или кофе?! - добавил он после паузы, зная, что запоминается только последняя фраза.



(без темы)

Месяц первый. Здрасссьте.

Вот это ужас - кругом одни мужики! Я одна, а их десять (и среди них есть симпатичные)!
Свихнуться можно: юбку лучше не одевать (все равно, что голая), никого ни о чем не просить (или еще час вокруг тебя будет толпа галдящих мужиков),
пописать не сходишь (перед картонной дверью в туалет всегда стоит группа курящих сотрудников (и среди них, естественно, все симпатичные)).
Все напряженно работают, пялятся в монитор, как сумасшедшие.
С подругой не поговоришь все мужики разговаривают по телефону не дольше 5 минут и исключительно по работе, на сайт с колготками не полезешь, и Дженифер Лопез не пообсуждаешь.
Свихнуться можно!



Здравствуй, Дуня Кулакова!

– Сколько?! – удивленно воскликнул Максим, уставившись на счет. – Что так дорого, девушка?

Официантка уткнулась в блокнот и механическим голосом перечислила заказанное. Затем вопросительно взглянула на него: все верно?

Максим полез в карман, вытащил бумажник и нехотя отсчитал положенную сумму. И ни копейки больше.

– Я надеюсь, ты не отдал последние деньги? – насмешливо спросила его спутница, полная девушка по имени Олеся.

– Ну что ты! Все нормально. Не парься, – он сделал беззаботное лицо, отметив про себя, что со стороны это конечно выглядело не очень: пригласил в кафе, а сам жмется! Двойка тебе, Максим!

Они вышли из-за стола и направились к выходу.



Беременность ей к лицу

Она разбудила меня в два часа ночи, просто растолкала и торжествующе заявила:
- Волк!

-Что? – говорю, - где? Какой волк?

- Волк из «Ну, погоди!». Зачем он бегает за зайцем?

- Сожрать хочет, - устало отвечаю я. Начинается, блин.

- Ну, они же там живут в цивилизованном обществе. У них магазины работают! – Вид у нее такой, будто она наконец-то нашла неоспоримый аргумент в давнем споре.



У Ангела выходной

Ангел сидел на облачке и грустно смотрел вниз. Под ним, в суете миллионного города, Человек творил безумства и безобразия нарушал. С точки зрения Ангела. Ангелу было грустно и одиноко - очень хотелось в отпуск и не видеть всего этого…

Шурррррр… Рядом, складывая хлопающие крылья, приземлился Ангел из соседнего отдела.
- Здорово, коллега. Чего грустим?
- Да вот, - указал рукой Ангел вниз, – наблюдаю.
- И что? Лежит твой в гипсе на больничной койке. Но ведь живой же! Значит, справляешься покуда.
- Ага. А ты цепочку представляешь, как он туда попал? Вчера поехал он на работу. А я-то вижу, что через три квартала



Дела семейные

Экзорцист закусил черную лакричную палочку, как сигарету, оглядел собравшихся на кухне: семейную пару средних лет и явно влюблённых подростков. Воздух брызжет искрами, а на лицах родителей играют желваки. В зале грохнуло, загремел шкаф, и фамильный сервиз посыпался на пол. Женщина вздрогнула и, застонав, накрыла лицо ладонью.

— Давно такое? — спросил экзорцист.

Лениво перекатил палочку в противоположный угол рта и заёрзал, устраиваясь на стуле. Судя по звукам в зале, начали потрошить книжный шкаф.

— А каждый раз, когда эту... дрянь в дом притаскивает! — Процедил мужчина.

— Папа!

— Что «папа»?! Я тебе сразу сказал — не якшайся с ней! Видишь, до чего семью довёл?!