Оброк

Опубликованно Декабрь 6, 2016 | Просмотры темы: 436

Оброк

Запах курицы-гриль щекотал ноздри. Есть, нет, даже жрать, хотелось неимоверно.
- Еду с явными садистами… - пробурчал я себе под нос и отвернулся к окну.
Равномерное течение леса, словно бурной реки, успокаивало. Хотелось думать о вечном... О том, что незачем куда-то спешить, незачем тратить своё время. Всё статично и однообразно. Интересно, много ли людей задумывалось, почему их раздражает монотонность и однообразие, но не бесит то, что, к примеру, в мире всего четыре сезона. Ну правда. Всего четыре из года в год. Ничего не изменится, вечная кабала. Судьбы они свои меняют, ага, как же.
- Юноша. Вы не могли бы пересесть ненадолго? Дочка хочет у окошка посидеть.
Слава богам, меня оторвали от этой ереси, что проползла в моё сознание и уже планировала укорениться. Я медленно повернулся и столкнулся взглядом с глазками полными слёз. Понятно, сейчас будет истерика, лучше и правда переместиться.

Покряхтев, словно мне не 30 лет, а давно за 70, я выполз из-за стола. Как раз в этот момент вагон резко дёрнуло и моё, и так довольно измятое, за пару суток в пути, лицо, дополнилось новыми рельефами. В общем, хорошо я приложился о перегородку между спальными местами плацкарта. Поезд встал.
Лёгкий ступор прошёл от громкого плача ребёнка. Та самая девочка, которую я должен был посадить у окна… Малышка ткнулась носом прямо в стол. Я зло глянул на её мамашу, ну неужели так трудно было схватить своё же дитё?!
- Что случилось, почему стоим? – С верхней боковой полки свесилось туловище мужского пола и недоумённо посматривало на окружающих.
Гений, прости Господи. Нашёл где и у кого спрашивать. Конечно же все в курсе, кроме него. Осёкся. Злой я какой-то сегодня. Хотя, чему удивляться, двое суток в пути, да ещё и в плацкарте кого угодно выведут из себя. Я отряхнулся и направился к проводнику. Удивительное дело, всем так интересно, что произошло, а пойти и поинтересоваться пришло в голову только мне. Пока шёл, понял, что кондиционер выключен, а на улице-то жара дичайшая. Долго будем стоять, обдуваемые всеми ветрами, сваримся заживо. Или испечёмся, кому как больше нравится.
Проводник оказался на месте. Худощавый, высокий парень меланхолично накручивал на вилку «доширак» из стаканчика и отпускал обратно в естественную среду обитания. Ритуал повторялся. Чувствуя, что меня скоро тоже поглотит созерцание изуверства над лапшой, я решил прервать сие занятие своим вопросом:
- Слышь, парень, тебе ещё не сообщили, почему такая резкая остановка произошла?
Он медленно поднял на меня свои уставшие глаза. Бедолага, явно не высыпается давно, такие синяки себе насобирал. Да и помыться явно не помешало бы, чёрные волосы гнездо напоминают. Хотя, о чём я, сам о душе мечтаю с самого утра…
- Да надолго мы здесь. Там, впереди, в горах обвал произошёл, пути завалило. Проходящий поезд зацепило. Жопа в общем… - И снова уткнулся в стаканчик с лапшой.
- Так, стоп. Должен же быть какой-то выход. Ну не можем же мы здесь простоять… Да, чёрт возьми, неизвестно сколько времени?!! – Негодование и злость окутали меня своими мерзкими щупальцами.
- Может и есть, только мне он неизвестен… - «Бульк» и макаронные изделия нырнули на глубину. – Я впервые на этом направлении.
Я отошёл от дверного проёма и облокотился о стену. Закрыл ладонями лицо, глубоко вдохнул и медленно выдохнул. Так, без паники. Работа никуда не убежит. Всё равно ещё и оплатят этот простой, не по моей же он вине. Ффффууууххх… Надо взять себя в руки и просто ждать. Моя тушка отлипла от стенки и побрела в сторону своего места. Народ с интересом смотрел и ждал вестей. Шут с ними, ленивыми задницами, скажу.
- Мы встряли здесь на неопределённый срок. Впереди обвал в горах. Сидим, потеем, ждём. – Развернулся, прошёл ещё пару метров и плюхнулся на своё место.
Мамаши с ребёнком, кстати, и след простыл. Как, в прочем, и моих бутербродов с сыром. Нормально так, это что, плата за моральный ущерб? Тогда это они мне должны были, а не я им. Ладно, поздно уже, пускай оно им на пользу пойдёт.
Достал плеер и, воткнув в уши наушники, стал изучать пейзаж за окном… Невольно усмехнулся песне, которая заиграла самой первой:
«Всем известно, поезда
С ума сходят иногда…»
Звук не выкручивал на максимум, чтобы быть, если что, в курсе окружающих событий. Так, наблюдая за бескрайними лесами в дали и как по железнодорожному полотну пробегает заяц, я отдаленно слышал то, что происходит в вагоне.
Синеволосая девчушка лет 17-ти, с огромными очками на носу-кнопочке, барабанила по столешнице. Видимо, отбивала ритм музыки, которая играла в её наушниках. Мужчина в годах нервно мусолил газету. Ему было явно жарко и душно, по лицу градом бежал пот, который он, то и дело, вытирал платком. Чуть дальше сидела семья, которая, как раз, и ела ту пресловутую курицу. Мама, папа, да трое ребятишек младшего и среднего школьных возрастов. К бабушке едут, наверное. Песни распевать начали. Мой сосед напротив, солидный мужчина средних лет с пышными усами и буйной седой шевелюрой, достал книгу и начал читать. Я одобрительно хмыкнул, взглянув на обложку, всегда уважал людей читающих русскую классику. Те, кто занимал верхние полки, даже не проснулись и продолжали похрапывать и сопеть.
Шум все нарастал. Люди старались чем-то себя занять, но в условиях невыносимых жары и духоты, большая часть попыток была тщетной. Я закрыл глаза и тут же провалился в дремоту. Расправив крылья летел вдаль… Подо мной лежала металлическая красно-серая змея, железная дорога, как шрам, разрезала золотую гладь поля с выжженной травой. Вокруг раскинулись хвойные леса, вдали виднелись горные хребты. Будто великан, который так же, как и я решил вздремнуть. Интересно, крепок ли его сон… Видимо не совсем, в свете последних событий. Небо затягивали тучи. Они плавно наступали от самого края неба и медленно, неотступно, двигались к техногенной змее. Ко мне…
Я вздрогнул всем телом и подскочил на месте, наушники выпали из ушей. Раскат грома был такой силы, что встряхнулось всё естество. Паника подкатила комком к горлу. Как?! Откуда?! Я всё ещё сплю?
- Хоть какая-то радостная весть за весь день, жара спадёт. – пробурчал сосед и углубился обратно в чтение.
Не совсем понимая, сплю я всё ещё или же нет, я вскочил и хотел было добежать до тамбура, но в этот момент поезд тронулся и вагон опять резко дёрнуло. Твою ж за ногу!!! Снова лицом, да и в то же самое место!!! Калекой доеду, на работе не узнают!
- Да, явно не Ваш день, молодой человек. – Сосед усмехнулся в усы и подал мне руку, чтобы помочь принять вертикальное положение.
- Мягко говоря… Пойду к проводнику пробегусь.
Проводник выглядел уже лучше. Апатичное состояние с парня слетело. Он был взбудоражен, возбуждён, даже румянец на щеках появился.
- Да-да, ты правильно понял, едем мы! Да только завал не убрали. Оказывается, в десятке километров отсюда есть развилка. Там старая дорога уходит прямо в горы. Её закрывали на ремонт, но что-то не сложилось и потому просто новую сделали, в обход. – Парень тараторил без передышки. – Новые пути как раз и завалило, а теми не пользовались не один десяток лет. Неизвестно в каком они состоянии, но выбора особого нет. Решили рискнуть!
В этот момент он с таким жаром хлопнул себя по коленке, словно он сейчас проворачивал величайшую авантюру в своей жизни. Глаза горят, щёки пылают, только волосы как были гнездом, так и остались.
- Хорошо, хорошо, я понял. Спасибо. – сказал и побрёл в тамбур. Надо осмыслить. Как только дверь за мной закрылась, и я остался наедине с собой, в голову полезли мысли. На удивление, моё сознание этих восторгов не разделяло. Ехать чёрт знает куда, по не пойми какому полотну. Вдруг мы встрянем прямо под горой? Дополнительное время для того, чтобы до нас доехал локомотив. Плюс тот же простой. Как же беспомощен человек в поезде, когда тот уже в пути. Вот не нравится мне это всё, но что я могу сделать? Да даже выйти мне не дадут. А если бы и дали, я бы и сам не пошёл. Дурак что ли, в глуши остаться в одиночку, без шансов на выживание. Посадили тебя в эту коробку и всё. Нет выхода, нет вариантов.
Так, надо гнать эту депрессию прочь. По окнам хлестал дождь, так что категорически ничего не было видно. Надо поспать. Необходимо. Дневная дрёма больше отняла сил, нежели прибавила. Пока брёл до своей койки внимательнее вглядывался в пассажиров. Интересно, кто они, куда едут, зачем… Ладно я, мне с самим собой всё ясно. Работа, открытие нового филиала у чёрта на рогах. Дешевле же! Как мне сказал тогда шеф? Ничего ты, Коля, не понимаешь в наших реалиях. Не понимаю, значит не понимаю. Его деньги, не мои. Лишь бы зарплата не задерживалась.
- … а я ему, значит, и говорю, Петенька – ты меня со свету сживёшь! Мне и так недолго осталось, а ты картошку копать не хочешь! Трутень! – бабушка в ярко-морковной накидке и подкрашенными в тон волосами, собранными в пучок, наглым образом «села на уши» женщине средних лет. Нет, по всему было видно, что та и не против посплетничать, да только связь была односторонней. Женщина то и дело открывала рот, чтобы вставить хоть слово, но его приходилось тут же закрывать. Перебить было попросту невозможно.
- … да ты бы видела, как я его ушатал!!! Эпик! Сначала катка удачная была, а потом туда зашёл, чтоб днарей пошугать. С одного скилла завалил, даже ульту не врубал! А-ха-ха, этот нуб даже не понял, что папка пришёл. Пришлось наказать! – Подросток распинался перед девушкой, которая, наполовину свесившись с верхней полки, внимала без особого интереса. Эх, парень, не о том тебе вещать надо. Неужели не видно, что ей откровенно скучно. Хотя ладно, сам таким же был.
- … собака там есть, я же говорила. Забыла совсем? Вот и будешь с ней гулять, пока мы с папой за дедом ухаживаем. – Девушка поправляла косички девочке, которая, надув щёки и скрестив руки на груди, отчаянно вертела головой, что делало все попытки исправить причёску – тщетными.
- … не продавай! Ни в коем случае!!! Нам эти площади ещё пона… да чёрт побери! Снова связь пропала! – Мужчина в сердцах швырнул телефон в подушку и схватился за голову. Очки сползли на кончик носа, будто бы им тоже стало грустно.

- … заааткнись! Я в Афгане был, видал?! – мужчина, от которого за пару метров разило так, что сбивало с ног, лихо задрал футболку и указал своему оппоненту куда-то в область печени. – А ты мне еще говоришь что-то!
Я уж было приготовился поучаствовать в увлекательной беседе, но все карты спутал проводник.
- Приготовьтесь. Через 10 минут мы въедем под гору. Скрестите пальцы, на всякий случай! – Парень игриво подмигнул и скрылся в своём купе.
Значит уже рядом… Невольное дурное предчувствие меня не покидало. Я вновь обвёл взглядом вагон, сидящих в нём людей, со своими бедами и заботами, горестями и радостями. Сейчас мы все вместе, повязаны, так сказать, одной нитью. Хотим того или нет. Краткосрочная общага. Я всё ещё стоял и размышлял, когда вагон поглотила тьма.
Свет вырубился. Кромешная темнота, хоть глаз коли. Потому, когда что-то сбило меня с ног и я полетел лицом в неизвестность, то больше всего испугался как раз того, что неизвестно, куда прилечу. Падал на руки, в надежде хоть как-то вывернуться, если что. Во время полёта руки схватились за нечто мохнатое. За маленькую мохнатую ногу.
- Что??!! – Невольно прокричал я и упал. Благополучно, надо отметить. Мой крик совершил эффект взорвавшейся бомбы. Вагон тут же наполнился звуками, криками, стонами, различного рода проклятья летели во все стороны.
Свет на секунду включился и погас. Ни черта не понятно. Ладно, для начала нужно сесть. Не ровен час, кто-то побежит и прямо по моей тушке. На моё счастье, ближайшее место оказалось свободным. Ну что, остаётся просто переждать, пока не проедем этот участок. Если проедем…
- Что это за тваааарь?! – надрывный женский крик долетел с другого конца вагона.
- Аааааа!!! Меня укусили!!! – этот прозвучал уже ближе.
В эту же секунду меня резко дёрнули за волосы, да с такой силой, словно скальпировать хотели. Я моментально развернулся, намереваясь если не дать в морду, то хотя бы сказать пару ласковых, да только осёкся, темнота не оставляла шансов на успех предприятия. Свет внезапно включился, на пару секунд озарив вагон, и снова погас. Но мне этого хватило. Хватило настолько, чтобы спина покрылась холодным, липким потом.
На той же полке, где сидел я, стояло невысокое создание сероватого цвета. Огромные кошачьи глаза ярко блеснули в этой вспышке света. Длинные руки с цепкими пальцами вытянулись в мою сторону, оскалившийся в улыбке большой рот был полон острых зубов, а длинные уши, на почти лысой голове, подергивались из стороны в сторону. Лоскуты мешковины прикрывали торс, маленькие ноги, с когтями-ятаганами на пальцах, были согнуты в готовности к прыжку.
Паника? Да какая паника?!!! Я *****!!! В ту же секунду, моё тельце было десантировано на соседнюю койку, только вот руку эта тварь всё равно успела задеть. Предплечье вспыхнуло острой болью. Телефон, я видел телефон, успел заметить мигающий в темноте синий светодиод. Где же он, гдееееее….
Мои попытки найти перспективный фонарик были прерваны грубейшим образом. Меня просто стащили за ногу с полки и поволокли в сторону тамбура. Я, наверное, дал бы фору по пинкам и кенгуру и зайцу, а по ощущениям так, вообще, почти выбил бедро, но это того стоило. Лапа ослабила хватку и мне удалось вскочить и побежать. Ну как побежать, похромать, конечно, но выбора особо нет. Вокруг творился настоящий ад. Все кричали, ругались, постанывали. Кто-то уже успел додуматься, чтобы подсвечивать вагон экранами телефонов. Редкие пятна света открывали ту ещё картину: всклокоченные люди отбивались от этих… гоблинов. Разбросанная еда, пролитые соки и воды, кое где блестели осколки разбитых бутылок. Оказывается, некоторые подушки были перьевыми, ибо пух и перья кружили как снег на ветру в середине января. Кто-то уже частично потерял одежду, а ближайшие существа, будто глумясь, намотали то, что оторвали, себе на головы и скакали вокруг, высунув длинные языки. Одна из тварей пробегала по проходу с высоко поднятым в руках ребёнком. Ее активно ловил невысокий парень в клетчатой рубашке. По крайней мере пытался поймать.
Я хотел было помочь, но мне была услужливо подставлена подножка и я с грохотом упал, при это пропахав носом метра полтора. Сзади раздалось победное хихиканье. Крыша просто ехала. Что происходит?!
Свет. Дневной свет. Мы выехали из-под горы. Резкая, оглушающая тишина ворвалась в наш личный ад. Никто не двигался, все замерли. Все сипло дышали и боялись вымолвить хоть слово. Только через минуту, когда я уже поднялся на ноги, до меня дошло, что… будто ничего и не было. Чистый вагон, целая одежда, нет пуха… Ничего нет. Да ну, бред, не могло же мне это привидеться?! Я осёкся, взглянув на лица пассажиров. Если это и была галлюцинация, то массовая.
Ощупал себя. Всё цело. Никаких разрывов на ткани, крови тоже не видать. Только, погодите-ка, шрам на руке… Коротко всхлипнул пацанёнок, которого, как ценный трофей таскали по всему вагону. Бабуля в оранжевой накидке протирала очки, да с таким усердием, что могла уже сделать в них не одну дырку. Мужики поодаль просто молчали. Никто не мог признаться, даже самому себе, что они могли так испугаться. Они же мужики.
Тишина. Если постараться, то, наверное, можно услышать сердцебиение рядом сидящего. Лёгкая дрожь прошла по телу, словно отпуская скопившийся в крови адреналин.
Остановка. Мы встали и проводник, дрожащими руками открыл дверь на улицу. Люди выходили бледными тенями, прямо под дождь, жадно хватая ртом воздух. Беглый осмотр кучек пассажиров из соседних вагонов показал, что мы не одиноки в пережитом.
От давно заброшенного зданьица вокзала к нам шёл старичок. Невысокого роста, но достаточно широкий в плечах. Седые волосы и борода давно промокли. Я его окликнул и двинулся на встречу.
- Кто ж вас, бедолажных, пустил то туда? – Старик кашлянул и схватил меня под локоть.
- В смысле? – Я-то всего лишь хотел спросить где мы находимся, как называется эта станция заброшенная.
- Да мне позвонили, сказали, мол, иди, встречать будешь. Да я чуть второй раз не поседел. - Дед протёр огромной ладонью мокрое от дождя лицо. – Папка мой был начальником вокзала. Я малым был, когда эта станция ещё работала. Ох уж эти гномы!
Старичок зло погрозил кулаком в сторону гор.
- Подождите, какие гномы? – Я опешил. – Так это всё… что, правда было?
Не было нужды уточнять, что именно было. Дед кивнул и горестно вздохнул:
- Да, несколько составов так проехало прежде, чем поняли, в чём дело. Думали, народ просто пугливый попался, с воображением. Кто ж в здравом уме-то в такое поверит? Так и закрывали глаза, пока сами не прокатились… - Вокруг нас начали собираться люди и дедушка немного смутился. – Ох, черти эти окаянные.
- Подождите, о чём вы вообще говорите? – Вопрос прилетел от девушки, стоящей в середине той толпы, что взяла нас со стариком в плотное кольцо. – Какие гномы, откуда вы вообще название такое взяли? Властелин колец? Что за чушь?!
Она хотела было продолжить в том же духе, но её одёрнули рядом стоящие. Глупо отрицать то, что было.
Дедуля сердито топнул ногой и скривился:
- Осерчал маленький народец за то, что дань ему перестали приносить. Раньше ж как оно было. Ходили бабки каждый месяц к подножию и еду оставляли, да пару коз с курами. Отец мой шикал на них, мол, дуры старые, ересь творят. Тётки ругались в ответ, дескать, ничего он не понимает. Жители подземные сами такую плату запросили, за своё согласие на постройку железной дороги. Бабки померли, а кроме них никто и не ходил. – Он почесал переносицу и продолжил, - Вот и начали мстить, гоблинов всяких насылать, нечисть, одним словом. Пугали людей, шутили над ними. Да только какие ж это шутки, коль выходил все как простыни белые?! Сколько ещё померло со страху - не сосчитать…
Дедушка устало покачал головой, почесал подбородок сквозь бороду и побрёл в сторону начальника поезда, который ошалело продолжал осматривать себя, то и дело хлопая ладонями по бёдрам.
Я же посмотрел на небо, подставляя лицо каплям дождя. Смывая с себя пережитый страх. Так значит не морок это был. Впрочем, саднящее предплечье и шрам под целой футболкой были лучшим тому подтверждением…

Comments

Ваша учетная запись не имеет разрешения размещать комментарии!