Вечный гость - Главы 5-11

Опубликованно Декабрь 1, 2016 | Просмотры темы: 321
Глава 5

- Алекс, я нашел его!

С этими словами, Фрэнк ворвался в комнату, раскрасневшийся, видимо он не стал дожидаться лифта, и сделал марш-бросок на седьмой этаж. В руках коронер держал тонкую серую папку с затейливой монограммой.

- Вот! Только что прислали из Дарэма! – продолжал он, потрясая документами. – Доктор Захария Сармис, он преподаёт прикладную химию в университете Дьюка!

- Хм-м… - Алекс прикрыл крышку ноутбука и взял папку-досье. С фотографии, вклеенной в стандартный бланк, на него смотрел пожилой полноватый мужчина с аккуратной седеющей бородкой и в модных очках без оправы. – Как тебе это удалось Фрэнк!?


- Ерунда, Мастер! Есть у меня кое-какие каналы, - пытался отдышаться коронер. – Ну, это тот, кто нам нужен?

- Не знаю, дружище, я не уверен, столько времени прошло… и прекрати звать меня Мастером, Учителем, Сенсеем, утешителем угнетенных и великим Баба! Мы ведь, кажется, договорились с тобой на этот счёт, – ответил он рассеяно, изучая досье доктора Сармиса.

- Это один из последних. Есть еще некий мистер Сармис, соучредитель кампании «Дживайс Софтвер», но кроме имени на их сайте, я по нему больше ничего не нашел.

- В любом случае у нас нет выбора, - с некоторым сомнением произнес Александоррус. – Как насчёт рабочей поездки в Северную Каролину, Фрэнк?

- Придется просить Мейсона, чтобы он заменил меня на работе, - проворчал коронер, но было видно, что идея с «командировкой» ему понравилась.

Алекс проводил приятеля и, плеснув в стакан водки на два пальца, вернулся к изучению материалов по доктору. Какое-то сходство определенно было, но утверждать наверняка, что сотни лет назад попался на удочку именно этого прощелыги, он не мог.

А ведь найти толстого плута необходимо! Хотя бы потому, что он мог пролить свет на заковыристый договор с коварным Люци. Сам Александоррус, сломал себе мозг и вывихнул логику, пытаясь нащупать слабину в этом хитро сляпанном тексте.

В том, что ловец душ ещё жив, Алекс был почти уверен. Семьдесят три года назад, в бытность свою комендантом небольшого английского гарнизона,он увидел знакомый бланк с вязью проклятых рун и головой красного козла на неровной печати. Когда Александоррус прямо спросил пожилого офицера - хозяина манускрипта, о происхождении документа, то старый вояка простодушно указал ему на гарнизонного капеллана. В тот же день Алекс прижал к стенке субтильного святошу и узнал, что проклятый документ дал ему приходской викарий из поселения неподалеку, в обмен на два фунта жевательного табака и кварту казенного офицерского бренди.

С загадочным викарием Алексу встретиться так и не удалось, видимо у оборотней в сутанах был налаженный канал связи и подлый капеллан предупредил подельника. Но факт был налицо – толстый торгаш Сармис всё еще ходит среди смертных со своими колдовскими грамотами. И если кто и знает, как пролезть в крохотную щель меж витиеватых символов договора, то он один из немногих оставшихся, если не единственный носитель этого знания.

* * *

В день, когда Александоррус так опрометчиво восстал к жизни в морге на глазах у изумленной публики, он неожиданно обрел восторженную паству, статус героя победившего тлен, смерть и вечное забвение. Предприимчивый коронер Фрэнк Латтимер, который разделывал его перед чудесным воскресением, словно мясник кровящую тушу, немного отойдя от первого потрясения, тут же проникся ситуацией и преференциями, которые можно в перспективе из неё выжать. Уже через две недели у Алекса были новое водительское удостоверение на имя Александра Джинкса, номер социального страхования и статус духовного лидера «Фонда земного бессмертия».

Купоны с алчущих вечности стриглись теперь исправно, падая в казну их небольшого предприятия. Пара матерых волков от PR-индустрии, нанятых в интернете, дни и ночи напролет выдумывали диеты для бессмертных организмов и методические пособия для вступающих непростую фазу непрекращающегося существования на земле.

В частности счастливчикам предлагалось исключить из рациона животную пищу, сахар и соль. В качестве же оптимального питания бессмертного предлагались лёгкие салаты из сушеной саранчи и масла корней солодки. Приветствовалось голодание и сыроедение. Фрикасе из ежей и верблюжьей колючки, правда, Александоррус исключил, как и обязательное употребление мочи девственниц натощак. Ведь одно дело постебаться над глупыми толстосумами и совсем другое, когда это переходит грани разумного и становится издевательством.
В остальном же, новорожденное учение мало чем отличалось от канонических заповедей многих ему подобных. Описывался незримый круг угодной поведенческой модели послушника и тут же в пику новой морали выставлялись коварные соблазны, а куда без них – жизнь всегда борьба.

Были у «Земного бессмертия» и свои ритуальные обряды. Например, перед отходом ко сну нужно обязательно представить себя аистом и пятнадцать минут стоять на одной ноге - по четным числам месяца на правой, по нечетным на левой. Ну, вот нравились Алексу аисты, что поделать!

К страшным отступническим движениям относилось ношение носков, галстуков и даже запонок. А так, как паствой нового мессии стали в основе своей люди деловые – бизнес-элита, этот постулат, просто, ломал некоторые устои деловой этики клиентов. Представьте себе солидного управляющего небольшого банка в мокасинах на босу ногу, без дорогой удавки с золотым зажимом и с засученными поверх пиджака рукавами сорочки. Зрелище комичное, но правила есть правила и будущие бессмертные тихо матерясь, натирали мозоли на изнеженных пятках и заголяли волосатые предплечья.

Хотя, всё было не так печально для простодушных банкиров и иже с ними - ведь Учитель поспешил объявить, что существуют ситуации, при которых некоторые заповеди исполнять затруднительно, но приобретя сертификат единоразового открепления, можно всё-таки снискать себе прощение. Так, вытащенная из воняющего плесенью чулана прошлого - индульгенция, была возрождена, отмыта от грязных инсинуаций и печаталась теперь на дорогой бумаге с позолоченным орнаментом. Выглядел сей документ, очень и очень внушительно.

Воспользоваться лицензией на грех разрешалось не более трех раз в неделю, и после вынужденного грехопадения рекомендовалось, опять же, изображать аиста не менее трех часов, можно с перерывом на ланч и сигару.

Конечно, не так легко, как описано, дался Александоррусу непререкаемый авторитет бессмертного Гуру. Приходилось в очень закрытом частном клубе, несколько раз испускать дух на публике и восстанавливать отрезанные конечности, но на что не пойдешь ради дела. Обычно, верный Фрэнк услужливо сносил ему полчерепа выстрелом в упор, а жирные промышленники и обеспеченные бездельники визжа от ужаса и восторга, отряхивали кровавую мозговую ткань со своих дорогих смокингов.

Лишь с Латтимером Алекс поделился подлинной причиной своей неуязвимости, и Фрэнк тут же загорелся идеей отыскать загадочного посредника-барыгу, фарцующего волшебными свитками. Но если Александр хотел сбросить с себя бремя обязательств перед Сатаной, то новый приятель, напротив - загорелся жаждой богатств и вечной молодости. Сколько Алекс не распинался о множественности миров и состояний бессмертного духа, сколько не приводил доводы о естественности и необходимости смерти грубого тела и переезда сознания в другие измерения, Фрэнк был непробиваем, как танковая башня. Наконец, махнув рукой на попытки выбить пубертатные мечты из головы компаньона, бывший чернокнижник пообещал устроить ему контракт с преисподней, гарем из супермоделей, кресло сенатора от штата Иллинойс и ранец на реактивной тяге с вертикальным взлетом.

На самом деле, проблем с предоставлением желаемого Фрэнку не было. Темный Властелин большой любитель заключать разнообразные договоры и соглашения с хитрыми условиями, оговорками, торгом и ссылками на мелкий шрифт в конце текста. А у кого вы думали, была нагло сплагиачена кредитная бюрократия всех финансовых учреждений и прочая людская бухгалтерия? Алекс прекрасно всё это знал, но одно дело подмахнуть кровью замысловатый вензель под скучными параграфами, взваливая на себя невидимые до поры обязательства и совсем другое, эти самые обязательства попытаться столкнуть со своего, уставшего от опостылевшей жизни, горба. Для такого хитрого финта ушами нужен посредник – маг, желательно очень чёрный и по возможности приближенный к Владыке.

Заковырка заключалась в том, что суровые ребята из Доминиканцев, в свое время, основательно зачистили мир от талантливых чародеев всех мастей, во имя Священной конгрегации. Александоррусу и самому пришлось, какое-то время прятаться от крепких ребят из Инквизиции, четко отрабатывавших страны и города на предмет отправки на жаркий очищающий костер, адептов Самого.

Глава 6

Глория почти закончила разбираться с бумагами и уже рисовала в воображении громадный кусок горячей пиццы с зеленью и маленькими колбасками, когда колокольчик над входной дверью мелодично звякнул. Она взглянула на часы. Рабочий день подходил к концу и никаких гостей не ожидалось. Может, какой-нибудь припозднившийся детектив или прибыла федеральная почта? Глория выглянула из кабинета, вестибюль был пуст. "Странно, не могло же мне почудиться!?" - подумала она, - "хотя, с таким напряженным рабочим графиком, подтекающая крыша это только вопрос времени".

Учитель с Фрэнком собрались по делам фонда в Дарем и Латтимеру пришло в голову назначить этого слащавого павлина Мейсона заместителем. Только узнав, что остается за старшего, он тут же начал задирать нос и свалил добрую половину бюрократии на неё.

- Ничего, дурилка картонная, мы еще посмотрим, кому Мастер дарует бессмертие. Я еще на твоих похоронах напьюсь и буду голой возле гроба танцевать! - зло пообещала девушка.

- Я обязательно посещу это чудное мероприятие, дабы лицезреть ваши нагие телеса! - вдруг раздался приятный мужской голос прямо у неё над ухом.

Глория взвизгнула и опрокинулась вместе со стулом, отбив задницу и сломав каблук.

- Как!? Как вы здесь оказались!? - завизжала она, с ужасом разглядывая возвышавшегося над ней мужчину.

- Кстати, грудь можете показать прямо сейчас, - предложил он невозмутимо.

- Я буду кричать! Вызову охрану!

- Ладно, забыли про грудь! - примирительно проговорил пришелец и галантно протянул девушке руку. - Я тут, собственно, по делу. По вашу душу, так сказать.

Глория неуклюже поднялась, с досадой скинула сломанную туфлю от Рикардо Палатини и уточнила:

- Вы от Учителя?

- Что? О, нет! Поверьте, я не имею к этому клоуну Алекандоррусу никакого отношения!

- Да, как вы смеете! - задохнулась девушка в припадке праведного гнева. - Да, вы... вы...

- Я демон, - подсказал мужчина, чуть склонив голову в полупоклоне.

Под курчавой шевелюрой, там, где заканчивался лоб, и начинали расти волосы, Глория разглядела крошечные рифленые рожки.

- Вот черт!

- Ну, или так, - согласился демон, - а вообще меня Самуилом зовут.

- Да хоть Мудапундилом, изыди нечисть! - завизжав, она сорвала крохотный крестик с изящной цепочки, что висела у неё на шее и припечатала его Самуилу прямо в лоб.

- А-а-а!!! - заорал не своим голосом демон и начал заваливаться на пол, закрыв лицо ладонями. - За что!?

- Именем святым, заклинаю тебя дух нечистый, ибо не имеешь ты власти надо мною! - читала Глория нараспев.

Самуил, вдруг замолчал и отнял руку от лица, затем хитро посмотрел на Глорию сквозь растопыренные пальцы:

- Да, я прикалываюсь! - он вернул ей крошечное распятие. - Ладно, хорош дурковать, дело, говорю, у меня к тебе!

- К... как-кое? - девушка на автомате забрала свою ладанку, не в силах поверить, что ритуал экзорцизма, который в её любимых фильмах проходит на ура, тут как-то не сросся.

- Ты знаешь, куда направились твои друзья, Александоррус и этот, как его - шилом бритый, который?

- Латтимер? - она вспомнила глубокие оспинки на лице Фрэнка.

- Ага, Латтимер. Понимаешь, душа моя, патрон очень интересуется, не упоминал ли этот ахламон Алекс, некоего человека по имени Сармис?

- Почему ты вдруг решил, что я буду помогать вам!? Ты оскорбляешь моего Учителя, желаешь зла нашему фонду! - девушка схватила тяжелый прибор с рабочего стола. - Да я сейчас тебе дыроколом втащу, раз распятие не берет!

- Я умоляю, Глори! - демон сложил ладошки лодочкой, - ну, подумай ты своей бестолковкой, с кем выгодней сотрудничать? От кого твой горе-гугу получил свой дар, кто наделил его бессмертием и неуязвимостью!?

- Изыди...

Глава 7

- Доктор, вы удобно устроились!? - улыбнулся Алекс и постучал костяшками пальцев по лакированной крышке багажника. - Хотите, я прострелю вам парочку дыр, для вентиляции?

- Спасибо, не нужно. Лучше прострелите себе голову, для вентиляции! - глухо ответил Сармис из недр Кадиллака.

- Ну, как хотите, ехать долго! - услышал Захария прежде чем зарычал двигатель.

Алекс развалился на заднем диване и, вставив в уши затычки плеера, прокричал:

- Фрэнк, предупреди Мейсона, что возможно нам понадобится горелка и садовые ножницы!

Сидевший за рулем Латтимер на секунду потерял концентрацию и вильнул вправо, чуть не протаранив отбойник.

- Да, шучу я! – рассмеялся маг, - этого «доктора» пытать нет нужды, расколется после пары оплеух и одного пендаля!

* * *

В Дарем они приехали ранним утром, практически затемно. В университете, друзья предъявили службе безопасности кампуса поддельные удостоверения федеральных маршалов и поинтересовались, как им встретиться с доктором Сармисом. Оказалось, что его лекция начнется ближе к полудню и Алекс, дав распоряжение охранникам, не распространятся никому о том, что у преподавателя химии проблемы с властями, решил караулить Захарию на парковке.

Около одиннадцати дня, Фрэнк толкнул в бок задремавшего на водительском сидении шефа:

- Эй, Учитель! Поглядите-ка на этого коротышку, не наш клиент!?

Невысокий грузный человечек в щеголеватом сером костюме-тройке, смешно косолапя, пересекал аллею. Под мышкой он сжимал потертый кожаный портфель, а поля шляпы скрывали лицо.

- А кто его знает! – пробормотал Алекс, силясь разглядеть сквозь лобовое стекло прохожего. – Иди, проверь!

Латтимер выскочил из машины и, догнав, деликатно придержал толстяка за локоток.

- Минуточку! – он раскрыл свои фальшивые корочки и показал серебристую звезду. – Мистер Сармис?

- Да, это я, - осторожно ответил мужчина, изучая значок, - а в чем собственно дело?

- О, формальность! – Фрэнк спрятал документы и махнул рукой Алексу. - Мы с коллегой должны задать вам несколько вопросов, это не займет много времени!

Маг вышел из машины и направился к ним. Александоррус еще пытался узнать старого знакомца в смешном коротышке, когда тот выдал себя с головой, рванув прочь, потеряв шляпу и бросив портфель.

- А ну стоять! – заорал Алекс, а Фрэнк дал беглецу подножку.

Растянувшись на тротуаре доктор, на удивление быстро для своей комплекции сгруппировался и достал из-за пояса маленький хромированный пистолет. Он видимо был готов к любым неожиданностям, но дослать патрон не удосужился и, потеряв на этом драгоценные секунды, был бит и схвачен.

- Что же ты от старых друзей морду воротишь!? – спросил Алекс, пряча отобранное оружие в карман пиджака. – Иль не признал меня!?

- Слушай, чернокнижник, если Люцифер узнает о твоих проделках, клянусь, тебе не позавидуешь! – воскликнул Захария. – Ты получил, всё что хотел! Что же тебе всё неймется-то, а!?

- А если я повзрослел за эти годы? Может, мне больше не нужны злато и козы? – грустно произнес маг. – Что если, я хочу забрать обратно свою кровь с твоего пергамента!?

- Александоррус, я только заключаю сделки, а не расторгаю их и консультаций за даром не даю. Так, что отпусти меня и прекрати преследовать, наконец!

- Э-э… Захария, напомни мне, ты не страдаешь страхом темноты и замкнутых пространств?

Глава 8

- Я надеюсь, что ты не натворишь глупостей, о которых будешь сожалеть впоследствии! - доктор Сармис произнес это с металлическими нотками в голосе.
Вид у него был почти невозмутимым, разве что потел сильней обычного, да жирные телеса его тряслись мелким тремором.

- Слушай, я не знаю каким монстром ты меня себе вообразил, но мне нужны лишь ответы, - Алекс развернул стул и сел на него верхом сложив руки на спинке и опершись на них подбородком, - всего-то выдай историческую справку и клянусь, ты тут же отправишься обратно в Дьюк задвигать химию озабоченным лоботрясам.

- Развяжите меня немедленно! - потребовал в ответ Захария.

- Ага, сейчас, только лыжи солидолом смажем! - фыркнул Фрэнк и вытащил мобильный:

- О! Глория и Мейсон подъехали! Пойду, открою ворота.

Они обосновались в одном из старых складских ангаров затерянных в невадской пустыне. Сармис сидел привязанный к офисному креслу с отломанными подлокотниками, а на заваленном мусором столе Фрэнк разложил его пожитки, что были в портфеле. Ничего стоящего: конспекты для занятий, футляр с запасными очками, рваные квитанции, купоны на скидки, канцелярская мелочевка. Алекс досконально изучил барахло доктора и с досадой пнул шаткий столик. Тот с грохотом опрокинулся, подняв тучу пыли.

- Где договоры!?

- Так, двадцать первый век на дворе, ископаемое ты докембрийское, все давно на электронных носителях! - усмехнулся доктор. - Думаешь, я до сих пор таскаю с собой свитки из человечьей кожи и сушеные жабьи потроха!?

- Да клал я с прибором на потроха! Объясни мне принцип...

Алекса прервал гомон голосов. Через секунду в ангар вошли Мейсон и Глория, Фрэнк тащил медицинский кейс наподобие тех, что возят с собой парамедики.

- Что это? - спросил Алекс.

- Подарок, - Латтимер загадочно улыбнулся, - один укольчик и наш профессор запоет, что твой соловей!

- Ого! Блеквуд, ты расстарался?

- Да, Учитель! - скромно потупился Мейсон.

Все занялись изучением содержимого медицинского чемоданчика, а потому никто не заметил, как Глория не торопясь подошла к связанному доктору и, взяв его за волосы, откинула голову назад.

- Эй, женщина! - испуганно заверещал пленник, - ради Бога, ты что творишь!?

Взгляды мужчин немедленно устремились на странную пару - привязанный к стулу седовласый доктор и стройная брюнетка в строгом сером плаще, схватившая старика за шевелюру и оголившая ему горло. В руке у Глории появился тонкий клинок.

- Ё-моё! Глория, детка, ты чего это удумала? - удивленно воскликнул Фрэнк. - Пусти дядю, он нам и так все расскажет!

- Вот, это вряд ли! - негромко ответила девушка и уверенным движением воткнула шестидюймовое лезвие в нервно бегающий кадык старика. Затем рванула нож на себя, превращая трахею в одну большую рваную рану. - Никому он ничего не расскажет!

- Что... - Алекс не находил слов. Он мог представить себе любую подлянку от торговца душами, козни Люцифера, гнев ангелов, даже молнию с небес на свою грешную голову, но не удар в спину от одного из самых верных соратников. - Что ты наделала...

Остро запахло скотобойней. Горячая свежая кровь моментально пропитала одежду Сармиса и теперь весело капала на замусоренный цементный пол, формируя лужу.

Мейсон достал револьвер и направил его на Глорию.

- Брось нож!

- Конечно, - она бросила окровавленный клинок и, обтерев руку о лацкан пиджака покойного, распахнула плащ, - а ты, положи пушку на пол и толкни её мне.

Под плащом у Глории обнаружились серые продолговатые брикеты, туго примотанные к талии металлизированным скотчем и путаница разноцветных проводов.

- Ого! - потрясенно выдавил Блеквуд и, уронив ствол, толкнул его в сторону девушки.

- Умница! - она подняла пистолет. - За мной не ходить! Ничего личного мальчики, просто, такой вот странный поворот...

Она спиной попятилась к выходу и скрылась за дверями. Послышались выстрелы.

- Кадиллак, - мрачно констатировал Фрэнк.

- А смысл? - вслух начал рассуждать Мейсон. - На ней С-4 килограмма полтора, преследовать себе дороже...

- Нужно догнать! - воскликнул Алекс. - Еще не поздно!

- Что!?

- Давай! - он достал из-за пояса трофейный пистолет доктора и протянул Фрэнку. - Я успею догнать его, ну же!

Тот взял из рук Алекса оружие:

- Рубашку сними, заляпаешь!

Выстрел гулким эхом ударил по гофрированному металлу, много раз отразился от ржавых ферм конструкций и наконец, затих, оставив после себя резкий запах пороха.

Глава 9

Боли Алекс не почувствовал. Пуля выбила его из тела увесистым пинком, оставив в груди аккуратное отверстие исходящее сизоватым дымком. Проморгавшись и привыкнув к смене состояния, бывший чернокнижник разогнал вокруг себя назойливый золотистый туман, рванул догонять свою единственную надежду на избавление.

На каменистом плато сегодня вновь было не протолкнуться. Тысячи новоприставившихся комков протоплазмы были похожи на живую мерцающую реку.

"Опять война, а я не в курсе!?" - походя, удивился Алекс.

Его всегда удивляла эта скученность и неразбериха, как будто на земле человеков выкашивали легионы профессиональных убийц без перекуров и выходных, а пункт приема потерпевших обслуживала старая одноногая медсестра с прогрессирующим артритом.

Гигантская светоинсталяция Петра важно зачитывала имена и свершения душ, украдкой зевая. Алекс махнул рукой старцу и показал знаками, что ему вниз. Петр понимающе кивнул и стукнул голографической ногой в закопчённую калитку Ада. Скрипнула на несмазанных петлях дверь и взъерошенный черт, в мятом кителе с сержантскими лычками, высунул голову. Стоявшие на обрыве благочестивые души заохали и попятились. Из темного провала преисподней пахнуло удушливым жаром и марихуаной.

- Чё барабанишь, старый!? - сипло проворчал привратник. - Обед у меня, кому там, вашу мать, невтерпеж на сковородку!?

Петр сделал мину - "я не при делах" и перевел стрелки на Алекса.

- Здорова, служивый! - улыбнулся Александоррус черту. - Чё, как сам?

- Что надо, протоплазмы кусок!? - грубо поинтересовался сторож.

- К тебе тут мужичок не заходил намедни? - Алекс показал рост Сармиса и надул щеки. - Мелкий такой, на пивной бочонок похож?

- Ну, положим, заходил...

- Слушай, служба, пусти меня, а? Мне, вот страсть, как надо с этим чудиком перетереть!

Черт-сержант аж поперхнулся от удивления:

- Так иди, конечно! Это в рай только за особые заслуги, да по протекции, а к нам-то завсегда милости просим!

- Вот, спасибо тебе рогатый! - маг спрыгнул с утёса и вошел в преддверие Ада. - Жарковато тут у вас!

- Ничего, привыкнешь! Топай, давай!

И Алекс потопал. Прямо, по расширяющейся кишке каменистого коридора, постепенно уходящего вниз. Казалось, нет конца этому черному туннелю, лишь где-то вдали он различал слабые отблески света.

Наконец маг преодолел этот отрезок пути и вышел на каменистое плато. Хотя откуда взяться равнине в подземном мире? Скорей это была огромная пещера. Потолок её терялся где-то во тьме, скрытый серным смогом, словно облаками. Отблески света, что вели его по туннелю, оказались водой. Алекс не мог поверить глазам - путь ему преграждала всамделишная река несущая свои черные воды прямо по дну пещеры.

Он подошел к берегу и присев, кинул камешек. Вода тут же забурлила и мощные спины, покрытые острыми бронепластинами, которые показались на мгновенье из пучины, как-то сразу отбили охоту искать брод.

- Ну, а дальше-то как? – спросил он пустоту, непонимающе озираясь.

Будто в ответ, водная гладь заволновалась, и маг узрел лодку, быстро пересекающую опасную реку. На корме стоял человек, закутанный в латаный балахон в руках его длинная жердь и ей он правил суденышком, упираясь в дно.

- Эй, уважаемый! - Александоррус помахал рукой. - Мне бы на тот берег!

Лодка гулко ударилась о камни, и кормчий произнес негромко:

- Двести баксов.

- Да ты что, отец родной! Откуда ж такие деньжищи!? Я же мертвый и в землю сыру зарытый, ты посмотри на меня босяка трущебного! - Алекс демонстративно вывернул свои и без того прозрачные карманы.

- Что вообще ничего нет? - разочарованно спросил лодочник. - Может пиастры там... или золото? Точно! Коронки или пирсинг, ты поищи получше!

- Да нет у меня ничего! Беден я аки мышь церковная, всю жизнь честь по чести жил, ни цента не уворовал! А вона, как бывает, оклеветали злыдни лютые, в геенну огненную праведника кинули! – маг всхлипнул и высморкался в рукав.

- Да, мне до фени твои беды! - раздражался кормчий. – Что вы за умертвия такие, а!? Помню, Аменхатеп две телеги золота привез, пять наложниц и горшок с благовониями! Вот, покойники были!

- Так, то Аменхатеп, он фараон…

- А ты кто – фуфлогон?

- А я спеть могу! Да-да, я очень красиво пою, заслушаешься! - отчаянно врал Алекс, хватаясь за соломину.

Закутанный пожевал сухими губами, прикинул что-то, потом обречено мотнул головой:

- Ладно, Элвис, Темный Владыка с тобой, залезай! Но будешь должен, уговор?

- Забились, шеф! - маг запрыгнул в лодочку и та, качнувшись, отчалила ведомая угрюмым кормчим.

- Ну, как тут у вас вообще обстановка... погода, смотрю, чудная, - попытался завести разговор пассажир.

- Пой, давай, синоптик! - окстил его хозяин судна.

Алекс поправил несуществующий галстук-бабочку, прокашлялся и взял на пробу ноту:

- Ми-и-и! Кхе-кхе! Ми-ми-и!

Мой старый дядя Билли,
Бывало, очень поздно,
Бывало, очень поздно,
Из бара приходил!
На гвоздь в прихожей вешал,
Видавший виды разные,
Видавший виды разные,
Разбойничий кистень!
Эй, давай черявенький танцуй,
Как никогда не танцевал!
Мой старый дядя Билли...

- Заткнись! - заорал лодочник. - Заткнись, слышишь!?

- Эй, я даже еще не дошел до припева! Погоди, сейчас будет кульминация! Там поется о тяжелой доле, безотцовщине и юношеской любви к одноглазой портовой шлюхе...

- Клянусь, я выкину тебя за борт!

- Молчу! Но ты многое теряешь; шлюха оказалась двоюродной сестрой протагониста и он, узнав это убивает её сутенёра и они бегут в Айову, в поисках простого босяцкого счастья...

- Молчать! Или клянусь, кормить тебе тварей подводных!

- Молчу! Все замолк!

Лодка ткнулась носом в каменистый берег и набежавшая волна захлестнула за борт.

- Выметайся!

- Премного благодарен! - Алекс попытался изобразить книксен, но поскользнулся и чуть не упал в реку.

- Мне твои благодарности до весла! - ответил лодочник. - За тобой должок!

- Все, замётано, как забурею, так сразу к тебе! Кстати, как тебя найти? Не орать же стоя на берегу – «Эй бомбила, я тебе бабки принес!»

- Миль пять вниз по реке, есть лодочный причал. Спросишь Харона, меня там все знают.

Харон уплыл, а Александоррус с удивлением обнаружил, что его тонкое тело, прозрачная оболочка протоплазмы, вновь наполняется плотью. Вот прорисовываются капилляры кровеносных сосудов, он видит, как рождается печень, и раскрываются лепестками легкие. В довершение он покрывается кожей и приобретает свой земной вид. "Ну, в принципе логично, как же страдать в Аду, если душа сама по себе боли не чувствует? Только нарастив мясо!" - сообразил Алекс.

Он побрел по каменистой равнине к расщелине в скале. Оттуда доносилась разудалая мелодия, будто дитя любви циркулярной пилы и отбойного молотка, грызло контрабас и контрабасиста. Кажется, это была композиция популярной группы « Абортные ошметки». Там же полыхали бордовые зарницы, окрашивая серные облака в зловещий кровавый цвет.

У расщелины он увидел чертей вооруженных модифицированными укороченными трезубцами с откидывающимися прикладами. Привратники были облачены в полевой камуфляж и огненно-красные береты с отверстиями под рога.

- Здорово, бойцы! - как мог бравурно выдал Алекс.

- Здорово! - ответили рогатые. - Новенький?

- Ага!

- Тебе нужно пройти прямо по 57-Улице, у памятника Мученикам Шестого Круга повернёшь направо, там увидишь китайскую прачечную. Попроси шмотья, приодеться, а то ходишь тут, хозяйством трясешь!

- Э-э... простите, а разве в Ад не голышом попадают для истязаний? - Александоррус был сбит с толку, разглядывая свою наготу, - Я думал с корабля и на сковородку сразу, или в котел!

- Слушай, иди, кровь не пей! Вон уже кожа дымит у тебя! - прикрикнул на Алекса солдат. – И карту соц. обеспечения сделай поскорей! А то развелось тут беженцев-нелегалов!

Кожу действительно начинало припекать от местного климата и маг решил не испытывать судьбу, а приодеться и выправить документы, пока, чего доброго, действительно не притянули на экзекуцию - Ад, всё таки!

Попав, наконец, в город, он поразился размаху строительства и зодческих изысков. Широкий проспект был обрамлен соборами и домами причудливой архитектуры. Стреловидные окна испускали свет, неон рекламы резал глаза, а из распахнутых дверей клубов рвалась какофония звуков и запахов. Необычные транспортные средства, похожие на вертолеты без винтов курсировали по дорогам, зависали высоко над домами, стояли на парковке возле фонтана, извергающего ослепительную лаву вместо воды. Проспект был заполнен праздношатающимися гуляками, мужчинами и женщинами всех возрастов и рас. Они заходили в клубы, горланили песни, пили, дрались, совокуплялись...

- Бред... это, какой-то дикий бред! - неизвестно кому пожаловался чернокнижник. - Похоже, у меня начинаются галлюцинации от высокой температуры!

В любом случае, нужно было последовать совету привратника - поискать одежду. На него уже начали бросать косые плотоядные взгляды и ладно, если бы только дамы... Нужно срочно прикрывать тылы, а то мало ли...

В китайской прачечной красноглазый старик азиат выдал ему под роспись застиранные штаны, шёлковую рубаху с заштопанной прорехой в области печени и довольно крепкие сапоги с латунными шпорами и блестящими голенищами. Обрядившись и заполнив формуляры вымышленным именем, Алекс направился в ближайший бар, откуда гремел одуряющий рок-н-ролл, и выползали в хлам пьяные грешники.

Заведение, носящее символичное название - "Котел N5" было довольно недурственно декорировано под пыточную камеру восемнадцатого века. С решетчатого потолка свисали цепи, увитые светоидными гирляндами, мебель была представлена, в основном, ранним ампиром, а бар стилизован под рабочее место палача. Маг присел на табурет возле стойки, и к нему тут же подошла девушка-бармен. Она что-то говорила, но киловаттные колонки так ревели, что можно было лишь читать по губам.

Алекс подался вперед, и девушка прокричала ему в ухо:

- Что будешь пить!?

- Водку! - в свою очередь прокричал чернокнижник. - А есть лед!?

- А, что такое - лед!? - удивилась девушка.

Только сейчас Александоррус заметил красноватый оттенок кожи и крохотные рожки под роскошной гривой черных, как смоль волос. Как ни странно эти «изыски» ничуть не портили симпатичное личико девушки, а точеная фигура под обтягивающим виниловым нарядом накидывала ей еще десяток очков в мысленном рейтинге Алекса.

- Ну, да, откуда тебе знать, что такое лед! Просто водки, двести грамм и пожевать чего-нибудь!

«Не хватало мне еще демоницу в адском кабаке склеить!» - ужаснулся от направления своих мыслей маг.

Он не спеша расправлялся с мясным рулетом и, прихлебывая горькую, ненавязчиво оценивал публику заведения. За дальним столиком двое прилично накидавшихся мужиков. Похожи на байкеров. Пьют виски и хватают за корму любую особу женского пола, что появляется в пределах досягаемости. На танцполе в клубах цветного дыма извиваются несколько развязного вида особ и сальный проходимец с нехорошим взглядом. Такие попадались Алексу и на земле - либо пропащий отчаявшийся игрок, либо сексуальный маньяк с оторванной напрочь крышей. За центровым столом сидела разношерстная компания, они лениво перебрасывались картами и, казалось, их не беспокоит ни убойная музыка, ни потные полоумные танцоры. Они были в игре. То, что нужно! Алекс поблагодарил барменшу, вежливо кивнув головой и склонившись к самому её уху спросил:

- Что это за господа?

- Каталы! Они настолько хорошо играли при жизни, что сейчас собравшись за одним столом, не могут ни обыграть друг друга, ни проиграться до конца. Так и играют дни напролет, бедолаги!

- Слушай, а ты случайно не видела такого толстого коротышку, с седой головой и глупым, как у кролика, лицом? - задал следующий вопрос чернокнижник.

- Нет, прости! - засмеялась девушка. - Может, мистер Перес знает? Он хозяин клуба, только он не станет с тобой говорить, потому, что заносчивый говнюк.

- А как его увидеть?

Девушка указала на пожилого картежника.

- Спасибо, солнце! - он чмокнул девушку в хорошенький вздернутый нос.

- Меня зовут Симона, - шутливо отталкивая новоявленного ухажера, произнесла девушка.

- Я Алекс!

- Думаешь его разговорить, Алекс? - Симона скептически смотрела на Переса.

- Увидим! - маг, бравируя, поправил воображаемую ковбойскую шляпу и, выплеснув остатки водки в рот, поднялся.

- Мое почтение, господа! - слегка поклонился он, подойдя к столу-катрану.

Мимолетные раздраженные взгляды игроков - все, что было ему ответом. Лишь Перес равнодушно бросил сквозь зубы, не вынимая сигареты:

- Красивая рубаха.

- О, благодарю! Не соизволите ли принять её, как ставку на следующую раздачу?

На этот раз он отметил заинтересованность во взглядах и, попросив разрешения, присел за стол.

Играли в темную, с прикупом и страховкой. Господин Перес был за дилера. Первую раздачу маг благополучно слил, хотя по правилам терпиле сдали неплохую руку, давая почувствовать вкус победы.

- Я пас! - он с сожалением скинул рубаху и бросил её на стол. - Поздравляю с победой, уважаемый!

- Мне, право, неловко! - довольно искренне посетовал Перес. - Может, желаете отыграться? У вас чудесные сапоги, начало девятнадцатого века, золотое время кавалерии, я полагаю!

Через полтора часа, мистер Перес снял с себя давно не стираную майку и с досадой бросил её на кучу наличных, часов, драгоценностей и одежды, что громоздилась перед Алексом.

- Мистер Александоррус, прошу принять последнюю ставку! Я могу предложить это увеселительное заведение и весь персонал в придачу, а так же вы можете рассчитывать на мое расположение в дальнейшем, если примете ставку.

Алекс пожевал губами, будто размышляя над предложением хозяина Котла N5. Вот так неожиданность - грешникам-то можно иметь в Аду недвижимость, бизнес, валютные счета, а при желании, гаремы наложниц! И почему Алекс был не в курсе такой вольницы, что тут вообще происходит!?

Музыку давно выключили, лишних клиентов вытолкали взашей и теперь все наблюдали за последней схваткой двух профессоров карточных колод.

Чернокнижник никогда не проигрывал, это было одним из условий, прописанных в проклятом договоре. Иногда он сливал игру, но делал это лишь по необходимости. Перес же катал грязно и небрежно, подламывая уголки карт и ловко, как ему казалось, избавляясь от ненужных мастей. Видимо, он давно уверовал в свою исключительность, за что, собственно, и поплатился.

Алекс украдкой посмотрел в сторону бара. Симона едва заметно улыбалась, склонив голову.

- Ну, что ж, мистер Перес, ваша ставка принята!

Глава 10

- Знаете, молодой человек, я не терплю, когда меня принимают за идиота! - побагровев от бешенства орал Перес, засунув длинный ствол Магнума в рот Алексу. - Меня уже лет триста никто так топорно не пытался надуть! Признавайся, паршивец, ты считаешь меня идиотом!? Считаешь!?

- Бехесе мухуру субу! - пробубнил Александоррус, сглатывая горькую слюну.

- Что? Что ты там бурчишь себе под нос!?

- Сэр, у него пистолет во рту... - резонно заметил один из картежников.

- А, точно! - Перес поспешил вытащить оружие. - То-то мне кажется, он фигню всякую несет!

- Господа! - маг ощупал зубы на предмет целостности. - Я победил в честном поединке и не вижу повода подозревать меня в мошенничестве, а посему давайте решать проблему цивилизованно!

- Врешь, засранец! - взревел Перес. - У тебя рубашки карт крапленые!

-Да? - Александоррус поднял карту и внимательно изучил рисунок рубашки. - Действительно крапленые!

- Ага, попался, плут!

- К сожалению, попался, но только есть один нюанс…

- Какой!?

- Это ваши карты! Выходит, вы их сами закрапили!?

- Да, как ты смеешь! – воскликнул, неожиданно уличенный Перес.

- Перес, а чувак-то дело говорит, - заметил второй игрок, - колоды в этом катране всегда вскрываешь ты!

Стволы дрогнули и слегка сместились в сторону пожилого хозяина заведения.

- Что вы, что вы, господа! Вы все не так поняли! - слегка вспотев, проговорил Перес. - Я всегда за честную игру в своем учреждении! Вы же меня знаете… и… мистер Александоррус, позвольте поздравить вас с победой!

- Расслабьтесь Перес, мне не нужен ваша пафосная тошниловка! - великодушно ответил чернокнижник. - Мне нужна, лишь, кое-какая информация и немного наличных!

- О... все что угодно, друг мой! - Перес спал с лица, он был явно обескуражен, что так легко отделался.

- Я ищу некоего Сармиса. Растрепанный коротышка с фигурой небольшого дирижабля. Не далее, как давеча, он пришел в Ад и затерялся где-то в городе! - изложил Алекс свою просьбу. - Сможете помочь отыскать его, Перес?

- Конечно! - он сделал знак, и Симона принесла мобильный телефон.

Перес набрал номер и произнес в трубку:

- Дай мне Джанко!

Затем, встал и ушел с трубкой вглубь зала, в полголоса надиктовывая приметы, сообщенные Алексом.

Симона встала за спиной мага и, толкнув его коленкой в поясницу, шепнула ему чуть слышно:

- Ну, ты и жук!

Александоррус, лишь ухмыльнулся, за что удостоился еще одного тычка коленом.

Подошел Перес. Лицо его было озабоченным. Он присел и, закурив, произнес:

- Это, конечно, не мое дело... карточные долги для меня во всех жизнях были священным обязательством, но почему вы не уточнили, что этот ваш Сармис под теснейшей опекой Повелителя?

- Это не важно! Нас связывает с ним давняя, нежная дружба и я просто хочу сделать сюрприз старине Сармису! - ответил Алекс.

- Хорошо! – успокоился катала. – Подходящий под ваши приметы человек заселился сегодня в пансионат «Приют у изувера».

- Благодарю за помощь, мистер Перес! – маг поднялся и сгреб со стола пригоршню золотых дублонов. – Еще кое-что! Симона пойдет со мной.

- НО, мы так не договаривались, Александоррус!

- Точно! Мы договаривались играть на заведение и всю челядь в придачу. Может быть, все уйдут со мной от поваров и до уборщиц?

- Я понял…

- Расслабьтесь, Перес! Я недавно в ваших краях и надеюсь ненадолго. Девушка, просто, проводит меня, а потом, если ей захочется, вернется за барную стойку, - успокоил хозяина заведения Алекс.

- Ненадолго!? – весело хрюкнул тот. – Экий вы оптимист, мистер!

- Что есть, то есть! – согласился чернокнижник и прикоснулся к запястью Симоны. – Ну, всего вам, господа, не хворайте!

Глава 11

Фрэнк и Мейсон, как раз заканчивали упаковывать окровавленные трупы Алекса и Захарии в прочные полиэтиленовые мешки, когда снаружи завизжали перегретые покрышки и дребезжащий голос усиленный мегафоном произнес:

- Внимание! Это полиция, всем выйти из помещения! Повторяю, сложите оружие и выходите с поднятыми руками!

- Ч-чёрт! – воскликнул Мейсон. – Эта тварь нас ещё и сдала!

- Нельзя, что бы копы забрали тела! – произнес Латимер. – Это будет катастрофой!

- Фрэнк, мы бессильны! – Мейсон положил руку на плечо начальнику. – Сейчас, нужно уходить, а как быть дальше, подумаем позже!

- Ты прав, наверное, - согласился тот, разглядывая разворачивающиеся силы местной полиции сквозь щель в стене. – Давай-ка убираться отсюда!

Решетчатый люк хлопнул над головами беглецов, как раз в тот момент, когда в прорехи ржавых стен полетели источающие едкий дым миниатюрные цилиндры. Двери ангара дрогнули и упали, поднимая бетонную пыль. В образовавшийся проход, хлынули полицейские, немного похожие на прямоходящих черных черепах, в своих неуклюжих бронежилетах и масках-респираторах.

Когда-то давно, когда склады еще функционировали, между ними были проложены коммуникационные туннели, для более быстрой логистики и перебрасывания контрабандных грузов под землей, подальше от любопытных глаз. Изначально, это были достаточно широкие коридоры с рельсами для вагонеток и электрическим освещением. Теперь же, Фрэнк и Мейсон продирались сквозь дикое нагромождение хлама перемешанного с землей и истлевшими артефактами минувшей эпохи. Затхлый воздух подземелья не давал вздохнуть полной грудью, временами приходилось ползти на животе, царапая кожу, но по истечении сорока минут, они, наконец, добрались до заваленного хламом выхода, соседнего ангара. Растащив заплесневелые обломки и пыльные ящики, Фрэнк, стараясь не шуметь, приоткрыл скрипучий люк.

- Твою ж мать! – прошипел он и тут же нырнул обратно во тьму зловонного туннеля.

- Что!? – испуганно спросил Мейсон.

- Легавые!

- Как они нас нашли?

- А я знаю!? – запаниковал Латтимер. – Может на одном из нас маячок? Точно! Ты приехал с Глорией, она запросто могла повесить на тебя жучка!

- Да, нет на мне ничего! – испугался Блеквуд.

- А ты почём знаешь!? – начал злится Фрэнк. – Раздевайся!

- Издеваешься!? – Мейсон аж подпрыгнул.

- Сымай портки, кому сказал!?

* * *

- Сигнал к штурму! – детектив Мендес взмахнул рукой и в здание полетели гранаты со слезоточивым газом. – Группа захвата, пошли-пошли, парни!

Выбив ветхие двери тараном, полицейские с оружием наперевес, ворвались в ангар и, заняв позиции, начали планомерно зачищать объект. Постреляв по не просматриваемым зонам и, швырнув пару оглушающих гранат в соседние комнаты, они на всякий пожарный всадили пару пуль в аккуратно упакованные на манер подарков тела. Собравшись вокруг командира операции, полицейские доложили о захвате ангара и безоговорочной победе над врагом.

- Сэр, злоумышленников не обнаружено! Застрелено три крупных крысы, один опоссум умер от испуга, среди личного состава потерь нет! – отрапортовал Мендесу молодой сержант.

- Что, вот так прямо без потерь!? – язвительно поинтересовался детектив.

- Ну… офицер Харпер сломал ногу… - виновато признался сержант.

- В любом случае, по очкам мы побеждаем, - грустно проговорил Мендес, - у крыс-то, вообще, трое убитыми!

- Простите сэр!?

- Да, забей! Что тут за мертвяки спелёнатые?

- Двое белых мужчин. По предварительному заключению погибли насильственной смертью… - начал полисмен, но детектив прервал его взмахом руки.

- Стоп! Сам вижу, что не грибами отравились, что нам с ними делать-то?

- Не знаю… - промямлил подчиненный, - оформлять?

- Вот, не усложняй! Не надо! – воскликнул Мендес. – Это ж, сколько опять бумажной волокиты! Отчеты, зачеты, перерасчеты… слушай, а давай их перепрячем?

- Как это!?

- Не тупи, наша юрисдикция заканчивается в полукилометре к востоку отсюда, так?

- Ага.

- Перевезем жмуриков на другой заброшенный склад за пределы нашего участка и вся недолга! Пускай соседи с ними валандаются! Как тебе вариант!?

- Пойду, распоряжусь, чтобы грузили тела!

* * *

- Кидайте их под те стеллажи, парни! – распоряжался сержант, прохаживаясь по пыльному ангару, что они отыскали в ста метрах от границы их территории.

- Ну, что готово? – поинтересовался по рации Мендес.

- Да, можно ехать, сэр… - полицейский внезапно осекся на полуслове. Где-то совсем рядом он услышал сдавленный шепот.

Хотя, может просто показалось? Он замер и прислушался. Нет, снова шуршание и возня под кучей мусора. Полисмен, сделал знак коллегам и те, стараясь не шуметь, взяли на прицел неприметную дверцу заваленную обрывками гофротары. Сержант дернул за ручку и, разогнав тьму лучем тактического фонаря, заорал:

- Полиция! Никому не двигаться!

Двое испуганных голых мужиков, испуганно сощурились, словно кроты и стыдливо прикрыли срам ладошками.

- Руки вверх! – продолжал командовать полицейский.

Те немедленно подчинились.

- Тьфу, гадость! – вздрогнул сержант. – Опустите-опустите!

- Что у тебя там!? – снова зашуршала рация голосом Мендеса.

- Пид… содомиты голожопые! – сплюнул на бетон коп. – Пристрелить!?

- Отставить! – произнес Мендес. - У нас и так покойников, хоть дари!

- Есть - отставить… - сержант, понурившись, спрятал пистолет. – А, что с ними делать-то?

- Надавайте поджопников, и пускай катятся на все четыре! – ответил Мендес. – Скажи, ежели что, мы их из-под земли нароем и со спины ремней нарежем, прежде чем зарыть!

- Короче! – полисмен бережно вынул из кожаной петельки на ремне дубинку и любовно погладил её. – Расклад у нас следующий…

* * *
Двое обнаженных мужчин еле переставляя ноги, плелись по раскаленной невадской пустыне. Несчастных были покрыты синяками и ссадинами. Кровь запеклась вперемешку с грязью и потом, покрыв их тела безобразной коростой.

- Фрэнк, я больше не могу идти! – простонал один из скитальцев и без сил рухнул на горячую землю.

- Вставай! – проговорил второй пересохшими губами. – Через пару миль будет дорога, может, поймаем попутку!

- Это всё ты виноват! – истерично закричал лежащий на земле мужчина. – Не было никаких жучков!

- А кто бы знал… - глубокомысленно произнес Фрэнк и обессиленно присел рядом с товарищем.


© РусланТридцатьЧетыре

Comments

Ваша учетная запись не имеет разрешения размещать комментарии!