Кое-что о ножах. 3. Призраки Афганистана

Опубликованно Февраль 3, 2018 | Просмотры темы: 104
Конечно, нож, который я сделал, был далек от совершенства. Латунь – не самый лучший материал для клинка. Нож легко было точить. Но и тупился он быстро. Увы, другого материала у меня не было.

Речь о другом. Перед самой отправкой в Афганистан я как-то, по случаю, зашел в охотничий магазин. Полюбовался оружием, шикарными охотничьими ножами. Увы, для покупки даже охотничьего ножа мне нужен был охотничий билет. Но охотничьего билета у меня не было. И даже если бы и был, возможно, я смог бы провести нож в багажном отделении самолета до Ташкента. А вот таможню в Тузеле прошел бы едва ли. Не только потому, что нашлись бы какие-нибудь, запрещающие провоз ножей, приказы. А просто потому, что нож понравился кому-то из таможенников. 

Забавно, в Афганистане Родина доверяла мне стрелять из любого вида оружия. А вот привезти офицеру на войну удобный нож, не доверяла. Вот и приходилось мне делать нож из подручных материалов.
Конечно, нож, который я сделал, был далек от совершенства. Латунь – не самый лучший материал для клинка. Нож легко было точить. Но и тупился он быстро. Увы, другого материала у меня не было.

Речь о другом. Перед самой отправкой в Афганистан я как-то, по случаю, зашел в охотничий магазин. Полюбовался оружием, шикарными охотничьими ножами. Увы, для покупки даже охотничьего ножа мне нужен был охотничий билет. Но охотничьего билета у меня не было. И даже если бы и был, возможно, я смог бы провести нож в багажном отделении самолета до Ташкента. А вот таможню в Тузеле прошел бы едва ли. Не только потому, что нашлись бы какие-нибудь, запрещающие провоз ножей, приказы. А просто потому, что нож понравился кому-то из таможенников. 

Забавно, в Афганистане Родина доверяла мне стрелять из любого вида оружия. А вот привезти офицеру на войну удобный нож, не доверяла. Вот и приходилось мне делать нож из подручных материалов.

Прошло еще несколько дней прежде, чем я смог похвастаться перед Шафи своей поделкой. Мы встретились с ним у развалин одной из крепостей. Место встречи было не совсем обычное. Мы ни от кого не прятались. Несколько минут бродили по развалинам, заброшенному винограднику, сидели в тени небольшой березовой рощи. Цель этой прогулки была мне не совсем понятна. Хотя не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что это какая-то очередная проверка.

- Дыши. - Сказал Шафи. - Ты должен научиться дышать. Вдыхать запахи. Вбирать в себя тепло цветов и дуновение ветра. Учись слушать! Что говорят цветы и птицы, ветер и тишина, деревья и камни. Все они живые. Нужно только научиться понимать их язык. У каждого из них есть своё имя. Вот "Дерево, грустящее над арыком", вот "Камень, лежащий у обочины". А вот и "Ветка виноградной лозы, любящая солнце". Когда ты познакомишься с ними поближе, ты никогда не спутаешь одно дерево с другим. На винограднике ты будешь знать каждую лозу. И по легкому дуновению распознавать настроение ветра, по прозрачности воды - мысли арыка. Тогда они станут твоими друзьями. И всегда предупредят об опасности. О засаде, спрятавшейся в роще. О враге, притаившемся за камнем. Всегда укроют тебя от них. И помогут...

На прощание я протянул Шафи то, что уже долгое время жгло мои руки - свой последний нож. Шафи не удивился. Он согласно кивнул головой: "Это то, что нужно". Словно знал, что сегодня я принесу именно этот нож. И у меня в голове возникло совершенно безумное предположение, что форму ножа мне подсказали учитель Шаталов и Шафи. Когда навещали меня в инфекционном госпитале. Но их не могло быть там! Это были всего лишь галлюцинации. Или я все-таки ошибаюсь: и они там были?

На следующий день мы встретились в крепости Шафи. Там меня ожидал настоящий пир. Стол ломился от угощений. И хотя вместо стола в центре комнаты была постелена циновка - угощений было действительно много.
- Что празднуем? - Не удержался я от вопроса.
- Обедаем. - Ответил Шафи с лукавой улыбкой. - Командиру надо набираться сил после болезни.

В этом Шафи, конечно же, был прав. После госпиталя я еще не совсем оправился. Кружилась голова, слабость была просто потрясающая. Каждый шаг давался с большим трудом. А еще - постоянный страх потерять сознание. Никогда не думал, что можно быть таким слабым. Таким слабым, как я.

Мне постоянно слышались какие-то голоса (точнее, как бы странно это не звучало, но скорее это были не голоса, а чьи-то мысли). Казалось, что тени необыкновенных бесформенных существ окружают меня. Они были похожи на сгустки энергии, мыслящую пустоту. Иногда они разговаривали со мной. Но в памяти не оставалось почти ничего из того, о чем они говорили. Чаще они разговаривали между собой. Я улавливал обрывки их слов (точнее мыслей). И понимал, что они "говорили" обо мне. Говорили в третьем лице - "Он, его, о нем". Говорили на незнакомом, но понятном мне языке. Возможно, это были какие-то местные прищраки? Но, скорее всего от слабости, после тифа, у меня были обычные галлюцинации.

После обеда началось что-то совершенно непонятное. Шафи достал из небольшого сундука все мои самодельные ножи. Включая последний, сделанный после госпиталя. Завязал мне глаза черным платком и разложил ножи передо мною.
- Сейчас ты должен выбрать свой нож. - В голосе Шафи послышалась какие-то новые нотки.
- Как я его узнаю?
- Ты не ошибешься. У него будет теплая рукоятка. Не думай, что выбор только за тобой. Нож тоже выбирает. Если ты ему понравишься - он даст тебе об этом знать.

От этого попахивало какой-то мистикой. Нож не может выбирать себе хозяина! Да, и насчет теплой рукоятки у меня были большие сомнения. Возможно, последний нож был сделан более качественно, чем остальные. И рукоятка его могла лучше лечь в руку, чем у других ножей. Но от одного из ножей действительно шло какое-то необыкновенное тепло или излучение. Мне показалось, что от него шло не тепло, а свет. Это было очень необычное ощущение.
Я снял повязку. В руке был мой последний нож. Коготь тигра.


© Александр Карцев (http://kartsev.eu)

Comments

Ваша учетная запись не имеет разрешения размещать комментарии!