Вечный гость - Главы 26-27-28-29-30-31

Опубликованно Декабрь 1, 2016 | Просмотры темы: 542
Глава 26

Молодой человек, обряженный в щеголеватый старомодный костюм-тройку, неторопливо прогуливался по улице Советской, лениво изучая вывески магазинов и периодически промокая пот со лба белоснежным носовым платком. На изумленные взгляды прохожих этот нелепый пришелец отвечал открытой непосредственной улыбкой.

Он явно не понимал – что же, так шокирует горожан? Конечно, взяв себе за труд поинтересоваться погодой или просто взглянув на термометр, он тут же понял бы, что так смущает окружающих. Очевидно, что шерстяной черный костюм и туго затянутый галстук от Петро Балдини очень шли мужчине, элегантно подчеркивая силуэт фигуры, но белоснежная рубаха, насквозь пропитанная потом и прилипшая к телу, сводила на нет все плюcы.


Температура воздуха, даже в тени астраханских клёнов не опускалась ниже сорока градусов и странное гудроновое месиво, которое местные, по чему-то, гордо именовали – асфальт, проминался под подошвами ботинок, норовя оставить обувку в своих горячих объятьях. Странно, но казалось, нашего пешехода совсем не заботит, что еще немного и его непокрытая голова начнёт плавиться подобно мягкому сырку в микроволновой печи.

Он замер на мгновенье пред дверями лавки, что располагалась в доме номер девять слева от магазина музыкальных инструментов и, в последний раз отерев платком лоб вошел.

Мелодично звякнул колокольчик, прикрученный проволокой к косяку двери и, погруженное в полумрак помещение на миг осветилось солнечными лучами. Пылинки веселой стайкой закружились вокруг посетителя, причудливо искрясь, отражая свет. Человек за стойкой, заваленной растрепанными фолиантами, не поднимая головы, пробормотал скороговоркой:

- Спасибо что зашли, мы закрыты, проваливайте!

В помещении было душно и, хотя уличная жара почти не проникала вовнутрь, климат лавки можно было сравнить с сухой сауной. Потолочный вентилятор гонял затхлый горячий воздух и шелестел страницами тысячи книг, что были свалены без видимой системы на грубо сколоченных стеллажах вдоль стен.

- Хорошо тут у вас, Бартолло, тепло! – произнес негромко вошедший. – Я тут размышлял, пока прогуливался – может мне в этот городок резиденцию перенести? Тут и менять особо ничего не нужно…

- Повелитель! – человек за стойкой, стремительно вскочил и, роняя книги, выскочил навстречу Люциферу. – Что же не предупредили, что осчастливите нас визитом?! Мы бы хоть пол подмели…

- Ничего, Бартолло, я ненадолго! – успокоил лавочника Сатана. - Эта человеческая оболочка, должен заметить, очень неудобна, постоянно что-то где-то чешется, правая коленка хрустит, в груди какой-то странный свист… ну, да ладно, я чего пришел-то – вам еще пылью тут дышать не надоело?

- Неужели пора, Владыка?! – воскликнул Бартолло и его голос, поменяв тональность, надломился, вдруг распавшись на нестройное многоголосье.

Лавочник схватился за виски и протяжно взвыл. Буквально на глазах его голова начала раздуваться, как воздушный шар, а сквозь кожу лица проступили очертания лишних ушей и носов. Прорисовался на раздутой щеке рот и распахнулся в немом оскале. Существо еще секунду назад похожее на человека замотало огромной головой, и она с хрустом лопнула, разделившись на сегменты, ровно четыре полноценных головы на длинных шеях теперь взирали на Люцифера.

- Мы готовы взывать к всадникам, Сын зари несущий свет! – проговорило существо сразу всеми ртами.

- Тогда жди шелест пергаментов и грохот ломаемых печатей, четырехединый! – ответил Люцифер. – Всадники уже седлают своих коней!


Глава 27
Мейсона слегка шатало, опираясь рукой о стену он медленно брел по Сентрал-авеню. От Блеквуда разило дешевым алкоголем, а вылинявшая армейская куртка была выпачкана отвратительной блевотиной. Споткнувшись о ступени парадного входа, он остановился и, почесав заросшую недельной щетиной щеку, заорал хрипло:

- Мразь! Нет, ну какая, всё-таки, мразь!

Отер пьяную слезинку, что скатилась из уголка глаза, поставил бутылку дешевой сивухи завернутую в бумажный пакет на тротуар и, вытряхнув из ширинки пичандалы начал поливать мраморные плиты центрального входа. Блеквуда мотало из стороны в сторону, будто старого пирата на презренной суше, отчего охват струи покрывал почти всю площадь перед дверями.

Сквозь стеклянные перегородки Мейсон видел, как вытягивается лицо охранника, что сидел в ярко освещенном лобио музея. Тот не меняя удивленно-брезгливого выражения лица, приложил к губам рацию, видимо сообщая напарнику об увиденном.

Через пару секунд второй сотрудник службы безопасности уже выходил на улицу, чтобы разобраться с мерзким бомжом.

- Ты, что творишь, мустанг педальный?! – воскликнул сторож, поскользнувшись на мокром мраморе.

Мейсон внимательно посмотрел в глаза охраннику и с вызовом спросил:

- Служил?!

- Чего?

- Я за таких как ты, в Персидском Заливе раком в барханах, под бомбежкой кишки по песку разбрасывал!

Служащий музея еще пытался сопоставить популярную сексуальную позу с географической привязкой, когда сумасшедший ветеран выдал новую порцию ценной информации.

- Да, я горящий Апач на хвост сажал, пока ты семенную жидкость по ладошкам размазывал! А эта мразь меня из дома выгнала!


* * *



- Второй охранник не выходит! – с досадой проговорил Алекс в прикрепленную к уху гарнитуру. – Симона, давай, твой выход!

Чернокнижник припарковал машину позади сквера Сентрал-авеню, как раз напротив входа в музей и теперь дирижировал операцией, направляя членов команды по рации.


* * *



- Ты угомонись, служивый! – охранник слегка был сбит с толку. По инструкции он должен был вызвать копов, а не пускаться в объяснения с пьяным дебоширом, но этот сумасшедший выглядел таким жалким, что сторож решил дать ему шанс. – У тебя минута, чтобы покинуть это место, потом я вызываю полицию!

- Ублюдок! – Симона быстрыми шагами приближалась к мужчинам. Одетая в легкомысленный топ и короткую мятую юбку, она походила на ночную бабочку. – Вот ты где, пьянь!

- Сама ты – ублюдок и мама твоя ублюдок и брат… - тут Мейсон внезапно осёкся, вспомнив кулак Саллоса размером, примерно с его, Мейсона голову, – …всю жизнь мне сломала, мразь!

Демоница вцепилась в волосы незадачливого «ветерана», Мейсон заорал, сбил ногой бутылку с бормотухой и к вони мочевины добавился терпкий аромат сивухи. Охранник на инстинктах полез разнимать бедовую парочку, но его напарник всё еще оставался на посту, криками призывая коллегу не ввязываться и вызвать полицию.

- Ударь меня! – прошипела Симона на ухо Блеквуду.

Тот испуганно моргнул и в памяти вновь всплыл кулак Саллоса. Но других вариантов не было, а потому Мейсон двинул охраннику лбом в переносицу и прописал Симоне хлесткого леща.

Второй сотрудник выхватил из петлицы дубинку и, забыв о должностных инструкциях, покинул пульт с мониторами. Он выскочил на улицу и в два удара уложил дебошира на мокрый мрамор. Поднял напарника, кинул беглый взгляд на Симону:

- Вы как, мисс?!


* * *



- Латтимер, можно! – коротко скомандовал Алекс, как только наблюдатель покинул пост. – Симона, умница – сымпровизировала!

Оптимальной точкой входа на объект, Рори нашел стык между старым и новым корпусами музея, что выходил на Вашингтон-стрит. Там, будто по заказу, архитекторы сделали короткую одноэтажную галерею, и торец нужного здания наглухо перекрывался соседним, погружая его в тень, так что с улицы проникновение заметить было бы тяжело. Такое выгодное положение портила лишь камера наружного наблюдения, которая торчала своим немигающим глазом-объективом, аккурат над галереей.

Собственно, требовалось на минуту отвлечь наблюдателей от мониторов, чтобы Сторм под покровом ночи забрался на крышу галереи. Сама крыша не просматривалась, и это предоставляло возможность вскарабкаться на третий этаж, совершенно незаметно.


* * *



Фрэнк на мгновенье притормозил фургон на перекрестке Вашингтон-стрит и Вашингтон-плейс. Рори метнувшись серой тенью, пересек тротуар и, перемахнув через низкую металлическую изгородь, укрылся в кустах под стенами здания.

Не теряя ни секунды, он вытряхнул из рюкзака нейлоновую веревку с четырехлучевой кошкой на конце и, крутанув её для придания инерции, метнул. Сторм ловко вскарабкался на крышу, а голос Алекса в крохотном динамике уже торопил:

- Рори, один из охранников возвращается за пульт!

- Принял, я уже вне поля зрения! – ответил паренек, натягивая тонкие полиамидные перчатки с абразивным напылением.

Ему предстояло подняться на три метра по отвесной кирпичной стене без вспомогательного оборудования и страховки почти в полной темноте. Рори проверил надежность креплений рюкзака, интенсивно встряхнул кисти рук разгоняя кровь и глубоко вдохнув, полез вверх, цепляясь пальцами за расшивку кирпичной кладки. Там где цементный раствор выступал близко к торцу кирпича, Сторм вычищал шов пальцами рук и ног. При таком рискованном восхождении важно было не потерять концентрацию и чётко контролировать свой центр масс.

Когда завыли полицейские сирены с другой стороны здания, Рори уже прицепился поясным карабином к оконной раме и расслабленно замер, давая отдых организму.

- Рори, ты как? – зашипел наушник.

- Порядок! – коротко шепнул парень. – Алекс, почему сирены?

- Переиграли, похоже! – хохотнул чернокнижник. - Мейсон сегодня ночует у копов!

- Нескучно там у вас! Ладно, теперь мне нужна тишина в эфире!

Рори прочно закрепил страховочную привязь и теперь доставал из рюкзака инструмент: кривая плоская отвертка, крохотный ломик-монтажка, плоский черный контейнер, покрытый тонким налетом инея.

Разложив всё на полочке водоотлива, он установил мощный магнит на верхнюю перемычку рамы, зафиксировав магнитным полем тревожный герконовый размыкатель. Затем приподнял на пару миллиметров створку монтажкой и, нащупав жалом отвертки, язычки замка сдвинул их в сторону. Створка поддалась, и Сторм очень медленно протянул её вверх ровно настолько, чтобы щель пролезла рука.

Для проникновения в помещение необходимо было вывести из строя инфракрасный детектор движения, что висел под потолком и контролировал коридор. Стоило сейчас Рори поднять створку до конца и влезть в окно, как тут же сработает сигнал тревоги. В поле зрения таких датчиков нужно передвигаться очень медленно и плавно, по возможности не нарушая тепловой фон охраняемой области.

Сторм раскрыл черный контейнер и достал короткий, собственноручно модифицированный пейнтбольный маркер с лазерным целеуказателем. В контейнере так же лежало несколько самодельных желатиновых снарядов с начинкой из вязкого пищевого красителя и дробленный сухой лед. Рори подобрал количество льда таким образом, чтобы «пуля» была охлажденной, но краска внутри шарика не замерзала. Эта хитрость позволяла орудовать инструментом в зоне ответственности датчика, не повышая температуры воздуха.

Зарядив оружие, он медленно просунул его в проем и, наведя зеленую точку целеуказателя чуть выше коробочки прибора, несколько раз выстрелил. Шарики стукнулись о стену тихим «шмяк» и темный вязкий краситель потек, заливая линзу излучателя. Путь был свободен.

Рори распахнул створку и, отцепив карабин, запрыгнул в помещение. Теперь оставалось, по возможности без шума, попасть в тематический зал средневековья и добраться до растрепанной рукописи, так необходимой Алексу.

Радовало, что в залах система безопасности была, видимо, продумана инженером-троечником с прогрессирующим слабоумием. Датчики висели далеко друг от друга, а тот кусок выставочной комнаты, где находилась витрина с артефактом, вообще был слепым пятном из-за ажурных стеклянных стеллажей, которые, какой-то горе дизайнер расположил прямо поперек зала.

Стекло замечательно пропускает свет, но вместе с тем, так же замечательно экранирует инфракрасное излучение от детекторов движения и потому, Сторм просто лег на живот и пополз к заветной цели.

Исследовав стеклянный куб витрины, он слегка удивился, не обнаружив никакой сигнализации, но заглянув вовнутрь, все же нащупал тонкий кабель, который шел к верхней – закрытой секции, где подсвеченный белыми светодиодами, лежал ветхий, растрепанный фолиант. Видимо, там же была установлена «таблетка», которая реагирует на вибрацию, и просто так расколотить витрину было бы очень опрометчиво.

Рори внимательно изучил бокс с экспонатом. Так и есть – крохотная фишка приклеена в уголке прозрачной лицевой панели, а провод от неё уходит вглубь корпуса.

Порывшись в сумке, Сторм достал точно такую же «таблетку» с зажимами-крокодильчиками на концах проводков и, зачистив сигнальный кабель, подключил её параллельно. После этого, он просто откусил основной охранный датчик и, заклеив витрину липкой лентой, чтобы осколки не разлетались в стороны, выдавил стекло.

- Я закончил! – Рори выбрался из здания тем же путем, как и вошел. Теперь он зацепил крюк кошки за решетку вентиляции и продел веревку сквозь металлическое кольцо восьмерки для быстрого спуска. – Жду команды!

- Понял тебя! – прошелестел в наушнике голос Алекса, - Давайте вспышку!

Фургон Латтимера с включенным дальним светом показался из-за домов и, поравнявшись с галереей, затормозил. В тот же момент, стоявший на другой стороне улицы Саллос, направил луч лазерной указки точно в объектив камеры. На несколько секунд матрица ослепла, выдавая вместо картинки лишь засвеченный экран.

Если кто-то сейчас смотрел на монитор, то не заметил бы ничего странного, случайный автомобиль ослепил на миг камеру, такое случается достаточно часто.

- Давай! – скомандовал Александоррус.

Всего пары мгновений хватило Рори, чтобы соскочить на землю и, пронесшись сломя голову несколько метров отделяющих его от машины, он нырнул в распахнутую дверь. Фургон рванул с места, шлифуя влажный асфальт, а камера наблюдения вновь показывала пустынную в это время суток улицу.

Глава 28
Линда вышла из кофейни и, чертыхнувшись, попыталась обойти серый минивен, который подъехал почти вплотную к выходу из Старбакс. При том, что в восемь-тридцать утра автостоянка перед заведением была почти свободна, было странно видеть такое пренебрежение правилами парковки, но конечном итоге это не её дело, пусть разбирается персонал.

Девушка ловко перешагнула через низкое ограждение, боком протиснувшись между полированным боком автомобиля и высокой цветочной клумбой.

- Прошу прощения! – стекло передней пассажирской двери медленно опустилось. – Мисс, вы не поможете нам?

- Да, разумеется! – ответила Линда, пытаясь лучше разглядеть пожилого, тучного собеседника в темном салоне. – Вы заблудились, сэр?

- Точно! – мужчина зашуршал старомодной бумажной картой. – Никак не можем попасть на Грейт-Брейсин, видимо, свернули где-то не там!

- О, это совсем не сложно! – девушка подалась вперед и поставила указательный палец на тонкую серую жилку Грейт-Брейсин хайвея. – Вот, глядите…

Внезапно, Линда осеклась. В памяти вдруг вплыл кусок номерного знака автомобиля, она видела его, когда выходила из кафе – чёрные заглавные буквы «LV».Как местный водитель может заблудиться в родном городе?! Хотя, машина может быть из проката…

Ход её мыслей прервал громкий щелчок, и тело моментально скрутило судорогой. Девушка выпустила из потерявших чувствительность пальцев бумажный стаканчик и, забрызгав горячим напитком туфли, рухнула в объятья мужчины, что секундой раньше прятался за клумбой. Злоумышленник спрятал электрошокер в карман пиджака и, грубо втолкнув свою жертву на заднее сиденье, влез следом.

Дверца захлопнулась и серый минивен тут же тронулся, вырулив на Шайенн Авеню. Влившись в жидкий утренний поток машин, неприметный автомобиль несколько раз перестроился и без следа растворился в паутине городских развязок.


Глава 29
- Ну, как успехи? – Мейсон поставил на стол перед Алексом чашку с дымящимся супом.

- Не понимаю… - пробормотал чернокнижник, что-то записывая в очередную тетрадку.

Таких тетрадей на его рабочем столе скопился уже не один десяток. На стене, над потухшим камином Алекс развесил сканы трудов Бартолло Ричи, а внушительная стопка словарей служила подставкой для ноутбука, где была запущена программа криптографического анализа.

- Ты на ногах уже третьи сутки, Ал! Нужно сделать перерыв. Поспи, сходи в парк, подыши воздухом! - посоветовал Блеквуд. – Ты себя в зеркало то давно видел?

- Мейсон… неужели ты не понимаешь?! Я почти поймал Люци за бороду! Мне осталось, лишь, перевести древний текст и всё! Всё, догоняешь а?! – Алекс сунул пальцы в шевелюру и взлохматил и без того не идеальную прическу.

- Понимаю, но умотав себя до полусмерти, ты ничего не добьёшься!

- Знаю…

- Возможно, это не поможет, но Фрэнк нашел эксперта по мёртвым языкам, - Мейсон достал картонную визитку, - может быть, стоит показать тексты ему?

- Преподобный отец Майк! - прочёл чернокнижник.

- Бывший преподаватель лингвистики и признанный эксперт, говорят он очень хорош!

Алекс задумчиво крутил картонку в руках, тупо уставившись на стену увешанную копиями страниц.

- Кто знает… вдруг, он увидит что-то, чего не увидел я…


* * *



Ехать с Алексом в церковь Саллос отказался категорически. Симона поддержала брата, ворча что-то о духовном парадоксе и карающем огне в Божьем доме. Фрэнк с Мейсоном с утра уехали по делам фонда во Флориду, а Луи и Рори смотрели по телеку корейскую дораму.

- Ну и… сам схожу! – раздосадовано произнес маг, не обращаясь ни к кому конкретно.

Он собрал копии страниц в папку и вышел, нарочито громко хлопнув дверью.

- Эх, нужно было попросить Алекса, что бы на обратном пути купил буррито! – спохватился Агорот, оторвавшись от экрана.

- Ты когда-нибудь лопнешь, рогатый! – проворчал Сторм.

- У меня ускоренный метаболизм вызванный акклиматизацией в вашем мире! – равнодушно парировал Луи и вновь погрузился в сюжет киноленты.


* * *


После яркого света улицы помещение, казалось, было погружено в полумрак, несмотря на гигантские стрельчатые витражи, что разукрашивали залу причудливым многоцветным узором. Выставленные, как по линейке скамьи навевали ощущение школьного класса, а эхо шагов, бьющееся о высокие своды молельного зала, вызывало подспудную тревогу.

Алекс затаив дыхание, неосознанно стараясь не шуметь, подошел к алтарю и оглянулся. Храм был пуст. Эта пустота умиротворяла прохладой кондиционированного воздуха и запахом топленого воска. Чернокнижник прикрыл глаза и глубоко вдохнул, позволяя этой неожиданной мистерии захватить его полностью.

Странно, что за все восемьсот лет он ни разу не был в храме. Такой чистоты и ясности мыслей Алекс не испытывал никогда. Благодать – вот слово, которое первым пришло ему на ум, когда маг попытался сформулировать всю палитру чувств, что на него сейчас накатила.

- Кхе-кхе! – нарочито громко прокашлялись за спиной.

- Ух, тыж ептить! – Алекс вздрогнул и, выронив от неожиданности папку, крутанулся вокруг оси выдернув пистолет из-за пояса. Волшебство момента враз пропало.

Нарушителем спокойствия чернокнижника оказался пожилой седоватый мужчина в тёмно-синей сутане с белой колораткой под кадыком. Он стоял возле кафедры и с интересом разглядывал нервного прихожанина.

- Не выражайся в храме, сын мой! – спокойно произнес преподобный отец Майк Рейман.

- Это не самый мой тяжкий грех, - ответил Алекс, торопливо пряча оружие, - поверьте, падре! Есть, по крайней мере, сотня вещей, за которые старина Пётр не подпустит меня к райским вратам на пушечный выстрел!

- Так ты на исповедь?

- Боюсь, что если я начну исповедоваться, то мы тут с вами надолго застрянем, - чернокнижник собрал рассыпавшиеся листки обратно в папку. – Я, собственно, к вам за консультацией, как филолог к филологу, так сказать!

- О, интересно! – преподобный взял один листок и, нацепив на нос очки, внимательно просмотрел текст. – Мероитский! Это, скорее всего первая перепись, хотя, возможно и рукописный оригинал! Но откуда?..

- Скажем так – я получил наследство! – неопределенно ответил Алекс. - Ну, поможете мне, падре?

- Давайте пройдем в мой офис, мистер э-э?..

- Зовите меня Алексом!

- Отлично, Алекс! Думаю, вместе мы разберемся с вашей проблемой!


* * *


- Это какой-то бессвязный набор букв, - с досадой произнес отец Рейман, и устало скинув очки, швырнул их на стол.

Преподобный и Алекс, полдня сидели, запершись в крохотном офисе Реймана и с упорством достойным лучшего применения, штудировали труды древнего монаха.

- Прошу прощения? – оторвался чернокнижник от очередного листа.

- Понимаешь, Алекс, мероитское письмо мертво уже очень и очень давно. Что мешало нашим монахам написать своё исследование на латыни, к примеру, или на эсперанто?

- Ну, может они не хотели, чтобы кто угодно прочел их записи? Святая инквизиция там… не знаю… Стоп! Почему монахи? Ричи ведь работал над трудом один!

- Как бы там ни было, при первом поверхностном анализе я обнаружил образцы сразу четырех почерков. Так что, либо у вашего Бартолло были личные писари, либо он работал в соавторстве!

- Хм… секта Сатанаборцев? Интересное предположение, - задумчиво проговорил Алекс. – А почему вы решили, что текст не несет смысловой нагрузки?

- Иероглифы явно из Мероэ, но любые надписи и тексты на этом языке начинаются со слов – «О, Исида мать фараонов, о, Осирис судия почивших!» Здесь же нет ничего, что указывало бы на связанную мысль либо на какой-то сюжет и можно сделать вывод, что это просто шифр!

- Всё, мля, приехали! – воскликнул Алекс и разгрыз колпачок авторучки.

- Сын мой!

- Знаю-знаю, не выражаться, простите, преподобный! – примирительно поднял руки маг. – А есть предположение, как нам расшифровать всю эту делюгу?

- Как я понял, тут используется метод тайнописи. Это когда один алфавит заменяется на другой. Таким приёмом иногда пользовались иконописцы, в основном византийцы и русичи. Чтобы понять смысл такого послания, нужно иметь ключ или хотя бы алгоритм подбора.

- У нас нет ключа, да? – безнадежно спросил Алекс.

- У нас даже нет понятия, как этот ключ должен выглядеть, и потому мы не сможем подобрать нужный алгоритм для дешифровки, - Рейман задумался, будто решаясь на что-то и, наконец, пожевав губами, произнес. - Хотя… я думаю, что знаю, кто может подобрать ключ!

- Коллега по университету, где вы преподавали?! Отлично, падре!

- Ну… можно и так сказать, - неопределенно ответил священник. - Скажем так – он не местный…

- В смысле – не местный, он живет не в Неваде?

- Нет, он из России! – ответил преподобный и прикрыл уши руками. Негоже просветленному мужу слушать такие мерзости поутру перед проповедью.

- …его в рот! – угомонился, наконец, Алекс и выдохнул. – Еще раз тысяча извинений, три епетимьи на мой счет, падре! У вас ведь есть контакты этого специалиста?

Отец Майк вырвал страничку из блокнота и, сверившись с ежедневником, нацарапал на клочке бумаги контактные данные.


Как только посетитель ушел, преподобный бросился к телефону и, путаясь в отверстиях старинного номеронабирателя начал, остервенело крутить диск. Трубку на том конце провода сняли моментально и спокойный голос, чуть сдобренный эфирными помехами, спросил:

- Ну, как наши дела, отче?

- Я сделал всё в точности, как вы мне велели!

- Очень хорошо святой отец, очень хорошо…

- Где моя дочь?! – голос священника сорвался. – Пожалуйста… я умоляю вас…

- С Линдой всё в порядке, падре, расслабьтесь. Я думаю, к обеду она уже будет дома!

Глава 30
Алекс пожал протянутую руку:

- Доктор Стешинский, рад приветствовать вас в Вегасе!

- Благодарю за встречу, сам бы я, наверное, заблудился! – мужчина ответил чернокнижнику крепким рукопожатием.

- Как перелет, док, сильно изматывает?

- О, что вы! Я отлично выспался за время полета и мне не терпится взглянуть на ваши рукописи! – воскликнул приезжий. - По телефону вы меня, признаться, очень заинтриговали!

Они покинули терминал аэропорта Мак-Каррен и сев в Кадиллак направились в офис Алекса. Доктор Стешинский наотрез отказался от отдыха и решил форсировать шифры древнего манускрипта, не успев ступить с самолета на землю. Признаться, Александорруса напор учёного несколько обескуражил, но, безусловно, маг был рад, что нашел такого увлеченного человека - настоящего энтузиаста.

Когда Алекс выложил сканированные странички древних текстов перед гостем, тот лишь скривился:

- За что же вы так меня не уважаете?!

- Прошу прощенья, док?

- Я ведь рассчитывал увидеть подлинник! Пощупать, так сказать, историю руками, если вы понимаете, о чем я…

- Простите! Моя ошибка, - хлопнул себя по лбу Алекс. – Совсем упустил из виду, что эксперту вашего уровня нужно прочувствовать себя «в материале»! Я исправлюсь, сейчас позвоню на базу, чтобы помощники всё подготовили. А пока Фрэнк приготовит вам кофе!

- Да, сэр! – кисло проворчал Латтимер. – Вам со сливками?

Александоррус набрал Рори:

- Да, - проворчал сонным голосом парнишка.

- Вы что там, дрыхнете до сих пор?! – возмутился Алекс.

- О, простите, босс! Мы с Луи почти до рассвета играли в «Подземелья и драконы».

- Папа твой тебя дери! Живо буди этого шерстяного охламона и спрячьте всё, что мы подготовили для ритуала! – брызжа слюной в трубку зашипел чернокнижник.

- А… ага, - было слышно, как Сторм зевает. - А что случилось-то?

- Этот русский хочет видеть оригинал рукописи!

- Погоди, Алекс, а ты предложил ему водку?

- Чёрт возьми! Совсем из головы вылетело, но Фрэнк уже варит ему эспрессо!

- Все знают, что русские пьют только чай или водку! – пристыдил Алекса парень. – И чай должен быть очень густым… чифирь, кажется, так это у них называется. Хотя я не уверен, возможно, они мешают ингридиенты…

- Какой-то… очень странный коктейль, - Алекс был немного сбит с толку. – Но, может у них такая традиция?

- Может быть! – чувствовалось, что Рори совершенно не готов к уборке. – Хочешь, я подвезу книгу в офис?

- Нет, это слишком рискованно, Глория и Самуил могут следить за нами!


* * *



- Вот же, бли-ин! – Рори оглядел гостиную. – Луи! Луи, мама твоя с хвостом, кончай пятачок плющить, у нас задание!

Сторм притащил из спальни одеяло и накрыл фанерный алтарь, который Саллос и Мейсон сколотили накануне. Толстые чёрные свечи, расставленные по всей комнате, он прибрал в шкаф, а вот как спрятать здоровенную пентаграмму, старательно намалеванную на полу белой масляной краской, Рори не знал. Звезда, вписанная в круг, занимала почти всю площадь комнаты, в центре оккультного многоугольника топорщился укрытый одеялом алтарь.

Парнишка растеряно почесал затылок, - а может, не заметит?..

- Вто не вометит? – поинтересовался Луи, ловко орудуя зубной щеткой.

Он все еще был облачён в легкомысленный пижамный ансамбль украшенный цветными звездочками и героями мультфильмов. Хвост Агорот заправил в штаны, лишь пушистая кисточка болталась, кокетливо выглядывая из левой штанины.

- Толмач к нам едет из России! – объяснил Рори, - а у нас тут чёрт ногу сломит! Вот, что мне с этой наскальной живописью делать?!

Чёрт подавился жёстким ёршиком щетки, сполоснул пасть и изрёк:

- А мы его не пустим в гостиную! Давай скажем, что тут ремонт?

- Точно, ремонт! – воодушевленно воскликнул Сторм, будто только что сам сгенерировал эту блестящую мысль. – Нужно только Саллоса с Симоной предупредить.


* * *



- Господин Стешинский! Прошу, проходите, - Рори гостеприимно раскрыл объятья, прикрывая спиной большую часть гостиной. – Не обращайте внимания, у нас тут небольшой ремонт. Думаю, в кухне вы расположитесь с бо̒льшим удобством!

Комната позади Сторма была завалена строймусром, обрывками обоев, а в центре всего этого бардака, подобно рождественской ели, гордо высилась раскладная лестница-стремянка. Пахло растворителем и олифой.

Саллос, в смешной шляпе-треуголке из газеты, присел на корточки спиной к входу и что-то вдумчиво измерял рулеткой. Вдруг, он будто собака взявшая след, повел головой. Крылья его носа зашевелились, демон напрягся, жадно вдыхая пары химикатов и пытаясь отфильтровать, чуть заметный, ведомый лишь ему запах боевой магии.

- Пусть Симона запрет все двери, - прошептал демон Френку, который так и остался стоять в гостиной. – Мне нужно кое-что проверить!

- Что-то не так? – насторожился Латтимер.

- Нет… не знаю, пока… - замялся Саллос. – Просто, нехорошее предчувствие. Бывает у тебя такое?

- Да у меня постоянно такое, с тех пор, как Алекс притащил с собой из преисподней чёрта и двух демонов! – усмехнулся Фрэнк.

Из-за прикрытой кухонной двери раздавался приглушенный гомон голосов и смех. Демон подкрался и вновь глубоко вдохнул:

- Что-то, точно, не так…


Глава 31
Гость удобно расположился за обеденным столом и, раскрыв толстую потрепанную тетрадку в коричневом кожаном переплете, углубился в таблицы. Ровные столбики букв неизвестного Алексу алфавита пересекались в этих таблицах с номерами строк. Была ли в этом ключ-шифре какая-то закономерность или нет чернокнижник понять не мог, слишком замудреные манипуляции производил Стешинский.

Он накладывал картонный шаблон с регулируемыми прорезями для букв на драгоценную рукопись, то переносил его на табличку тетрадного листа, сличая прорези и довольно угукая себе под нос. Изредка доктор подправлял регулировку шаблона, хмурился и, отхлебнув остывшего кофе, брался за увеличительное стекло.

От водки Стешинский отказался, как и от крепкого чая, назвав Алекса рабом стереотипов. Кстати, попробовав того пойла, что приготовил «эксперт» Рори, чернокнижник с трудом заставил свой желудок потерпеть до отхожего места, а не показывать свое содержимое на людях. Сторм был обруган и выпровожен во двор присматривать, чтобы Агорот не дразнил соседских псов.

Угрюмый мексиканец из дома напротив, как-то пожаловался Алексу, что его натасканные ротвейлеры-убийцы начали вдруг седеть, а один вообще умер от сердечного приступа. Мексиканец был похож на серьезного наркодилера и чернокнижник строго-настрого запретил чёрту корчить рожи бедным животным, но как обычно это бывало – Луи внушение не всосал и псы продолжали трусливо жать обрубки хвостов к заднице.

- Ну, вот! – доктор отложил свои хитрые приблуды в сторону. – Осталось перегнать мероитские буквы в латинский текст, и мы закончили!

- Признаться, я и не предполагал, что вы так вот, запросто, раскусите эту головоломку! – восхитился Алекс, проверяя документы составленные Стешинским.

- А он и не раскусывал ничего! – Саллос вошел без стука и своей маскировочной бумажной треуголки.

Стешинский вздрогнул и уставился на кривые рога, венчающие голову демона.

- Чё эта… - только и смог выдавить из себя доктор.

- Ты мне тут глазки не закатывай! – проревел Саллос. – Алекс, я чую недоброе!

- У него рога… - прошептал Стешинский, ухватившись за рукав чернокнижника.

- Ага, я в курсе, – растерянно ответил Алекс, – а еще он огонь через ноздри выпускать умеет!

- В глаза смотреть! – рыкнул демон и хлопнул ладонью по столу так, что сосновая столешница дала трещину. – Почему от тебя воняет оборотным заклятьем?!

- Я не понимаю… - пролепетал доктор.

- Салл, ты что творишь?! – не выдержал Алекс. – Док, наш гость и я не думаю…

- Не лезь! – отрезал демон. – От него просто разит серой и кислотным отваром! Такую бадягу обычно варят оборотни и фантомные сущности, чтобы сойти за человека. Так кто ты такой, доктор Стешинский?!

Гость занервничал и замотал головой из стороны в сторону, подвывая и брызжа слюной. Со стороны это было похоже на припадок, и маг, сорвавшись с места, хотел было помочь бедняге, но Саллос остановил его жестом:

- Алекс, погоди!

Меж тем, голова доктора распухла до невероятных размеров и с мерзким звуком лопнула, разделившись на четыре вполне самостоятельные головы. Алекс икнул, а демон низко зарычал, принимая боевую стойку. Со Стешинским происходила самая странная метаморфоза, которую чернокнижник видел за всю свою долгую жизнь.

Когда в кухню ворвался Рори вооруженный малярным валиком на длинной деревянной ручке, привлеченный шумом и гвалтом, одежда доктора трещала по швам, не в силах вместить распухающее на глазах тело. Из под модного пиджака лезли, формируясь, на ходу новые руки с недоразвитыми пока пальцами.

- Ох, тыж ёппонская сковорода! Что это за чупакабра такая?! – воскликнул Сторм.

- Четырехединый! – ответил демон, зачарованно продолжая наблюдать, как спадают покровы костюма с существа. – А я думал, что это всё детские сказки…

Алекс жался ближе к Саллосу не в силах заставить себя напасть на такого пугающего противника. Рори тыкал своим копьём-валиком в сторону многоголового чудища, как бы очерчивая зону своего влияния.

Зона была крохотной - угол кухни, куда они сбились в кучу, а в центре, обнаженные тела четверых еще не вполне сформировавшихся существ, наконец, закончили свое деление. С мерзким «Хлюп!» последний сапиенс оторвал розовую пятку от голени близнеца.

Четверо обнаженных мужчин стояли в центре комнаты, спинами друг к другу и затравленно озираясь, прикрывали стыдливо причинные места.

- Что вы, мать вашу, за недоразумение такое?! – наконец собрался Алекс.

- Мы есть - четверо в одной личине! – совершенно синхронно ответили «доктора Стешинские». - Нас не нужно бояться, мы не причиним вам вреда!

- А с первого взгляда и не скажешь. Я, блин, такое только в фильмах ужасов видел!

- Нам нужны штаны! – ничуть не обиделись на мага близнецы.

- Ага, нам тоже… - прошептал Рори, мертвой хваткой вцепившись в своё «копьё».


© РусланТридцатьЧетыре

Comments

Ваша учетная запись не имеет разрешения размещать комментарии!