02. Адаптация к жизни

Опубликованно Апрель 5, 2018 | Просмотры темы: 46
История основана на реальных событиях, но многие моменты изменены, по различным причинам.

Глава шестая

Свидание в ядерной пустоши

Несмотря на то, что вечером я долго не мог уснуть - утром проснулся бодрым и свежим, минут на десять раньше будильника. Витька еще дрых и я успел собраться и приготовиться к завтраку еще до его пробуждения. Наученные горьким опытом, мы еще днем запасли пятилитровую бутылку воды, так что мне было чем умыться и почистить зубы. Конечно, прямо с утра хотелось отправиться к девчонкам и продолжить вчерашнее общение (особенно с Верой), но я опасался все испортить. Витек проснулся по будильнику и решил не заморачиваться с бутылочным умыванием, а сразу отправиться на кухню, прихватив меня с собой.
История основана на реальных событиях, но многие моменты изменены, по различным причинам.

Глава шестая

Свидание в ядерной пустоши

Несмотря на то, что вечером я долго не мог уснуть - утром проснулся бодрым и свежим, минут на десять раньше будильника. Витька еще дрых и я успел собраться и приготовиться к завтраку еще до его пробуждения. Наученные горьким опытом, мы еще днем запасли пятилитровую бутылку воды, так что мне было чем умыться и почистить зубы. Конечно, прямо с утра хотелось отправиться к девчонкам и продолжить вчерашнее общение (особенно с Верой), но я опасался все испортить. Витек проснулся по будильнику и решил не заморачиваться с бутылочным умыванием, а сразу отправиться на кухню, прихватив меня с собой.
В этот раз все было гораздо спокойнее, наверное потому, что мы появились раньше. За плитой стояла Настя и ловко орудуя сковородой жарила блины. Скорость и ловкость её движений поражали, моя мама делала это гораздо медленнее. Над раковиной склонилась Света, одетая не в ночнушку, как в прошлый раз, а в бриджи и футболку, это наводило на мысль о том, что девчонки ждали нашего появления. Остальные видимо еще просыпались и одевались, только собираясь "выйти в свет".
- Доброе утро! - с улыбкой сказала Настя, когда мы вошли. - Будете блинчики? Я вам могу откинуть по паре штук.
- Доброе! - отозвался Витька. - Это будет офигенно, я обожаю блины!
- Доброе утро! - присоединился я. - Тоже очень люблю блины.
Света обернулась, во рту у неё была зубная щетка, так что она ограничилась приветственным взмахом руки.
- Чайник только что закипел - сообщила Настя. - Заваривайте себе чай, мальчики.
- Отлично, - обрадовался Пират и полез в шкаф за кружками.
В этот момент открылась дверь в комнату и на кухне появилась сонная Саша, кутаясь в забавный махровый халат леопардового цвета. Зевая она несколько секунд стояла на пороге, а потом вяло произнесла:
- П-привет, а в сортир пошел кто?
- Нет, все тут вроде, - откликнулась Настя. - Беги по-шустренькому.
Саша поспешила к выходу и скользнув мимо меня, все еще топтавшегося на пороге, выскользнула во двор. Света тем временем прополоскала рот и произнесла:
- Ярик, да садись ты уже к столу, не стой на пороге.
Я принял приглашение и уселся за стол. Витек уже соорудил чай и, забив на первоначальный план умыться, сразу ринулся завтракать. Настя ловко уронила нам на тарелки по три еще горячих блина, а Света продолжила проявлять гостеприимство:
- Мальчики, варенье будете? У нас только жерделовое, правда, но очень вкусное! - предложила она.
- Будем-будем, - закивал Витька, бодро размешивая чай. - Жерделовое мое любимое!
Дверь в комнату распахнулась вторично и на пороге появилась Лена. Она была уже полностью одета, в джинсах и блузке, я было подумал, что она уже уходит на занятия, но Лена остановилась у стола и произнесла недовольным тоном:
- Разве мы не договаривались пользоваться кухней по очереди?
- Ну как бы это, - невнятно начал Витька. - Утром всем же на занятия, все надо успеть умыться там, тоси-боси, пожрать опять же...
- Чё ты к ним пристала, - внезапно огрызнулась Света. - Тебе что места мало или лифчик жмет?
- Я не могу понять, почему должны мы толкаться за столом и почему они едят наши блины? - холодным тоном продолжила Лена. - То что они не встали пораньше и не позавтракали - это ихние трудности.
- Наши блины я приготовила, пока ты намывалась и красилась, - неожиданно вступила Настя. - Я специально сделала больше, чтобы мальчиков угостить. Они нас вчера накормили картошкой, мы сегодня угостим их блинами. Какие-то проблемы?
Лена недовольно фыркнула и уселась за стол. Она стала пить чай, демонстративно не прикасаясь к блинам. В комнате повисло неловкое молчание, затем Света тоже села к столу и принялась за блины, а Настя налила чаю, но пила стоя, как будто опасаясь раздражать Лену. После короткого размышления, я подхватил с тарелки последний блин и кружку с чаем, встал и сказал:
- Настя, садись, пожалуйста, что ты стоишь? Я уже почти доел, сейчас допью и побегу.
В этот момент на кухню вернулась Саша и принялась торопливо умываться. Витька тоже подскочил с табурета, освобождая ей место.
- Спасибо, блины очень вкусные, мы пожалуй побежим, еще в магазин собирались заскочить, - затараторил он, споласкивая кружку. - Ярик, а ты чего, заснул? Допивай - давай и пошли!
Я действительно залюбовался Сашей, она склонилась над раковиной, отчего халат приоткрылся, открывая великолепный вид сбоку. После окрика Витьки, я вспомнил о вопросе, который хотел задать пару минут назад:
- А где Вера? Неужто так рано на занятия ушла?
- Ты что, соскучился по своей ненаглядной? - прыснула Света.
А Саша произнесла вполне серьезно:
- Спит она, сказала, встанет ко второй паре, но я что-то сильно сомневаюсь, что вообще куда-то пойдет. А почему ты интересуешься?
- Да так просто, - смутился я.- Удивился, что не увидел...
Витька дернул меня за рукав и мы покинули кухню.
- Ух, Светка хороша, - выдохнул Витек, когда мы зашли во флигель. - Я тут подумал ночью и решил с ней замутить, ты не против?
- Да мути с кем хочешь, я то чо? - удивился я.
- А тебе кто понравился? Верка, да? - сально усмехнулся Витек. - Как она тебя вчера, да? На такое полюбасу не каждая способна!
- Не знаю, все хорошие, даже в Лене что-то есть. Типа утонченность что ли, но мне кажется я никому не интересен.
- Правда, хер этих баб поймешь. То ли ты им понравился, то ли выгоду какую-то ищут, - согласился Пират. - Ладно, пойдем, а то опоздаем.
В магазин мы конечно не успели и, расставшись на центральной площади университетского городка, поспешили каждый в свою аудиторию.
В этот день расписание было другим, но лекции по прежнем проходили в одной аудитории и меня не покидало ощущение "дежавю". Различия сегодня были только в соседе по первой парте. Бодрый «казанова» сместился куда-то назад, а рядом со мной оказался пришедший с заметным опозданием невысокий, худой армянин.
- Арсен Карытян, - представился он и спросил. - Ты тоже армянин?
- В лучшем случае на четверть, - признался я, пожимая руку. - Меня зовут Ярослав.
Мой сосед заметно расстроился, видимо он сел ко мне рассчитывая встретить земляка, а я не оправдал его ожиданий. Дальнейшем¬у нашему общению помешал лектор, появившийся в аудитории через боковую дверь. Это был высокий мужчина, могучего телосложения, лет примерно шестидесяти, с седой шевелюрой зачесанной назад и короткой седой бородой.
- Василий Иванович, - представился он и добавил с усмешкой. - Фамилия не важна, вы все равно будете меня звать по прозвищу! Я буду читать вам курс "история ветеринарии и введение в специальность".
По аудитории прошел чуть заметный говор, такое обращение выглядело очень необычным, а Василий Иваныч, между тем, продолжил:
- Прежде чем мы начнем, я хочу немного поговорить о вашей будущей профессии. Ветеринарный врач, как вы знаете из известного высказывания, лечит человечество. Но в отличие от гуманитарного врача, ветеринарный врач постоянно отвечает на главный вопрос - "Жить пациенту или умереть". В человеческой медицине все просто - они борются до конца. А вот в случае ветеринарном - такая самоотверженная борьба может обернуться трагедией. Поэтому для всех ветеринаров очень важным умением является особое ветеринарное чутье! Я понимаю, что в устах ученого, это звучит дико, но это именно так. Вам нужно развивать чутье, оно поможет и диагноз поставить и выбрать правильное лечение и во время это лечение прекратить. По своему это сродни колдовству, но первыми ветврачами в далеком прошлом и были колдуны. Вот, например, в древнем Египте...
Я почувствовал, что удивлен услышанным чересчур сильно. Вчера Витек рассказывал про чудаковатого старика и карточные домики, но я не думал, что все настолько серьезно. Казалось, лектор сейчас начнет учить нас двигать взглядом предметы или зажигать спички усилием воли. И я почти угадал, минут через десять лектор действительно перешел к практическим навыкам:
- Ветеринару как фокуснику - очень важна сила и ловкость рук. Тренируйте её вместе с чутьем, прямо с первого курса. Очень полезно строить карточные домики, вращать между пальцами четки, тяжелые болты или хотя бы монетки, - тут он подбросил монетку, ловко поймал двумя пальцами и прокатил по одной, а затем по другой руке.
Аудитория восхищенно зааплодировала, а я снова засомневался в правильности выбора ВУЗа. Я думал тут идет развитие науки, а тут предлагают учиться фокусам и развивать экстрасенсорные способности. Моих однокурсников, впрочем, это совершенно не смущала и все слушали Чапая (а как еще можно прозвать Василия Ивановича) с интересом и восхищением. Действительно, по сравнению с монотонной диктовкой по остальным предметам, "история ветеринарии и введение в специальность" - выглядела просто доброй сказкой.
Остальные лекции в этот день ничем особенным не запомнились, изменением стало только общение с соседом по парте. Во время всех перерывов мой сосед тараторил без умолку, про то, что местный - из соседней деревни, про свою школу, друзей и родственников, какие-то события и вообще. Я только изредка вставлял отдельные фразы, но это уже был существенный прогресс по сравнению с первым днем, когда я все четыре пары просидел молча.
Вернувшись после занятий, я застал Витьку на кухне, за приготовлением супа. Девчонок не было. На двери в комнату висел, на свежеприкрученных «ушках», маленький замок.
- Жрать будешь? – вежливо поинтересовался Витька. – Суп «звездочки» от шеф-повара, очень рекомендую!
- Давай! – с готовностью отозвался я. – В обед только булочку с кефиром захавал и все. А где девчонки?
- Хрен их знает, не видел еще, - признался Витек. – Нас вот с последней пары отпустили, так я и в магаз забежал и приготовить успел. Ща подожди пять сек, зеленушки добавлю и готово!
Мы пообедали крайне удачным супом «от шефа» и вернулись в свой флигель. Витька завалился на кровать и принялся шарить в стопке кассет на предмет чего бы послушать. Вдруг он повернулся ко мне и произнес:
- О, тебя тут Жорик, хозяйский сын, разыскивал. Говорит выменял диск какой-то новый с игрой, а поставить не может. В общем, просил позвать, как придешь, он дома будет.
- Отлично, сейчас и схожу. Ты со мной?
- Не, я полежать хочу. Кстати, сегодня вечером на площадке за главным корпусом дискотека будет. Ну, ты видел там такая площадка, огороженная с навесом. Вход то ли 10 то ли 15 рублей. Я вот думаю Свету пригласить, может и ты кого-то из девчонок подцепишь и вместе пойдем? – поинтересовался Витька.
- Да можно будет, - согласился я. – Только вот не знаю кого. У Веры вроде парень есть, получается, надо или Настю или Сашу.
- Ну, ты уж определись как-нибудь, - лукаво усмехнулся Витька.- Двоих тебе жирно будет!
Я вышел на улицу и отправился во двор к хозяевам. Жорик увидел меня в окно и выбежал во двор, размахивая коробкой с новым диском.
- Привет Ярик! Зырь че у меня есть. Говорят крутая игра, типа как дьябола и коммандос сразу.
Я взял диск и улыбнулся. Это была Fallout 2, игра, на которую мы с братом убили множество часов, но так и не смогли пройти. Я открыл коробочку и по привычке осмотрев диск на наличие царапин, произнес:
- Пошли малой, это правда охуенная тема!
Мы установили игру (проблема оказалась просто в отсутствии места на диске) и отправились в путешествие по ядерной пустоши. Жорик был в полном восторге от разнообразия оружия и возможности убивать вообще все, что движется. Однако, пошаговый бой и необходимость читать многочисленные диалоги сильно тормозили его игровой процесс и постоянно требовали моего вмешательства:
- Останься, Ярик, ну че ты? Родаки свалили до тети Светы, мамкиной сестры, их до ночи не будет. Ты мне тут подскажи, чтоб я разобрался, а дальше я сам…
Я сам не заметил, как увлекся процессом и время за сражением с бандой Мерцгера пролетело совсем незаметно. Очнулись мы от того, что на улице стало темнеть и в комнате царил теперь полумрак. Я вспомнил о плане пойти на дискотеку и решительно поднялся со стула.
- Все, Жора, мне пора. Ты двигай дальше по карте направо, там должен быть город, так и называется «город», там можно крутой броней и оружием разжиться, но ты и сам разберешься, только не надо во всех стрелять прямо с порога, они тебя ушатают, - напутствовал я «юного падавана», направляясь к выходу.
- Ну, посиди еще, пока родаков нет, ну пожалуйста, - снова заныл Жорик.
- Нет, у меня дела еще, давай в следующий раз, - решительно ответил я и вышел во двор.
На удивление в нашей «халабуде» никого не оказалось. На столе валялись упаковка от новых носков, расческа и дезодорант, видимо, Пират действительно собрался со Светой на дискотеку, а за мной не зашел. Глянув в окно, я заметил, что окна основного дома светятся. «Наверное еще не ушли!» - подумал я и поспешил туда.
На кухне было пусто, но на шум из комнаты выглянула Настя, одетая в свою бесформенную серую футболку, которая явно не подходила для похода на дискотеку.
- А где все? – поинтересовался я с порога.
- Витька со Светой и Сашей на дискотеку пошли, - ответила Настя. – За девочками их одногруппники зашли, а Витька следом увязался, часа два назад. А Лена с Верой тоже походу там, но они сами ушли, ничего не рассказывая.
- А ты почему с ними не пошла? – удивился я.
- Я дискотеки не люблю, - призналась Настя. – И танцевать как-то не очень. Решила дома посидеть, попытаться в голове разложить информацию с лекций. Мне тишины не хватает, у нас тут крик постоянно, я не привыкну никак.
- Ну, я тогда, как бы пойду, вот, типа не буду мешать вот, - неловко промямлил я. – Ну, занимайся, в общем это…
- Подожди, давай чаю попьем, - остановила меня Настя. – Я как раз собиралась чайник ставить. У меня с утра блины остались, холодные, правда, ты хочешь?
Я смутился. Минуту назад в планах было отправиться на дискотеку, так как Витьке там могла понадобиться помощь, но предложение Насти выглядело очень заманчивым. В конце концов, Витька, уходя про меня не вспомнил, вот пусть теперь сам и разбирается.
- Да, давай, я с удовольствием, твои блины просто великолепные.
Я зажег конфорку, а Настя наполнила чайник и поставила на плиту. Мы уселись за стол и молчали несколько минут. Наконец, переборов смущение я произнес:
- Расскажи, а чем ты кроме учебы увлекаешься?
Мне показалось, что это самая глупая фраза, которую только можно было придумать, но Настя смущенно улыбнулась и ответила:
- Ну, я люблю музыку слушать, кино смотреть, рисовать.
- А что ты рисуешь, - оживился я.- Может, покажешь?
- Хорошо, я сейчас,- ответила она и скрылась в комнате.
Через минуту она принесла альбом, где было множество вполне приличных карандашных набросков цветов, женских профилей и внезапно - покемон Пикачу с валентинкой в лапах.
- Это я для одноклассника рисовала, он любит этот мультик, - смущенно пояснила Настя.
Листая альбом, она села рядом со мной и слегка касалась локтем моего бока. От её волос исходил приятный запах, а локоть казался просто раскаленным.
- У тебя очень красивые рисунки, мне очень нравятся, - честно признался я. – Некоторые можно прямо на стенку вешать.
- Спасибо, - смущенно ответила Настя. – О, чайник закипел, я сейчас заварю.
Я подумал, что обстоятельства складываются очень удачно, на дискотеке вряд ли получилось бы спокойно поговорить, и уже собрался продолжить приятную беседу, например, сказать Насте какой-нибудь комплимент, когда дверь распахнулась и в комнату ворвался Жора:
- Ярик, хорошо, что ты здесь. Там такое! Эти суки меня в город не пускают, я как к воротам подойду, сразу бой начинается и они меня расстреливают за один ход! – возмущенно завопил он с порога. – Я говорить пытался, пару фраз нажал, а эти падлы опять за стволы!
Настя испуганно уставилась на меня. Я подумал, что со стороны описание проблемы звучит довольно дико и принялся объяснять:
- Это мы с ним в компьютерную игру играли, я ему объяснял как проходить, а у него не получается.
- Пошли скорее, ты там подскажешь, как им навалять, - нетерпеливо воскликнул Жора.
- Давай в другой раз? – осторожно начал я. – Ты там по пустыне пока ящеров постреляй, а потом в город зайдешь. Мы тут, чай собрались пить.
- Пошли, - недовольно топнул ногой Жорик. - А то я мамке расскажу, что ты тут девчонок лапал и она тебя выселит.
«Ах ты маленький говнюк!» - подумал я. Прямо сейчас хотелось отвесить пиздюку подзатыльник и выставить его за дверь, но сделать это на глазах Насти было совершенно невозможно. Я не знал как поступить, уходить категорически не хотелось, но и от Жорика было не так просто отделаться. Неожиданно Настя сказала:
- Жора, а с вами можно? Я никогда компьютером не пользовалась, а игры только на приставке видела, мне интересно посмотреть. Тетя Галя не будет против?
- Да мамы до ночи не будет, они на день рождения ушли. – радостно сообщил Жора. – Пошли, посмотришь – там все круто!
Настя смущенно улыбнулась и ушла в комнату переодеться. Через пару минут она вернулась одетая в спортивный костюм и мы отправились. Присутствие прекрасной дамы меня основательно вдохновило и следующие пару часов ядерную пустошь ожидал форменный террор. Жора был чрезвычайно рад количеству добытого оружия и размочаленных врагов, а Настя с интересом следила за происходящим. Она даже попросила показать ей вступительный ролик к игре и внимательно слушала почему «война никогда не меняется».
На удивление в этот раз все закончилось по требованию Жорика, когда у него зазвонил будильник.
- Все, пора закругляться, родаки скоро придут, - торопливо пояснил он. – Выходите, мне еще прибраться надо. Спасибо, за помощь, я завтра продолжу, забегу спросить если что!
- Тебе спасибо за приглашение, - приветливо сказала Настя. – Игра хоть и страшная, но очень интересная, я и не знала, что такие бывают.
Мы вышли на улицу и отправились домой. Было совсем темно и подул холодный ветер, срывавший мой план предложить Насте прогулку под звездами. После сегодняшнего вечера она казалась мне очень милой и хотелось продолжить общение. Настя будто прочитала мои мысли и произнесла:
- Пойдем быстрее, Девочки не в курсе, куда я ушла, не хочу, чтобы они волновались.
Я коротко кивнул и поспешил за ней к нашей ржавой, скрипучей калитке.

Глава седьмая.

Женская идентичность

Я зашел в калитку вслед за Настей, надеясь посидеть с ней на кухне и выпить чаю. Судя по ярко освещенному дому, остальные девчонки уже вернулись. В нашем флигеле свет, напротив, не горел. Витька, наверное, тоже заседал у девочек. К моему удивлению, дверь на кухню оказалась заперта, на наш стук Света ответила через дверь что купается, а Саша добавила, что откроет через минутку.
- До завтра, - смущенно улыбнувшись, сказала Настя. – Спасибо за приятный вечер.
Я лихорадочно пытался подобрать слова, но когда дверь приоткрылась и Настя скользнула в неё, промямлил только невнятное «Спокойной ночи» и пошел обратно в нашу халабуду.
Перед дверью я на секунду остановился и посмотрел в небо. Звезды казались яркими и близкими, возникало ощущение, что они вот-вот рухнут на землю все разом, и случится конец света, но эта мысль почему-то вызывала радость. Сердце колотилось так, будто выпил четыре чашки кофе подряд, и хотелось писать стихи.
Войдя и включив свет, я увидел Витьку, который лежал на кровати, заткнув уши плеером и глядя в потолок:
- Ну как прошло? – поинтересовался я. – Прикоснулся к прекрасному?
Я сделал ладонями жест, изображающий прикосновение к достоинствам Светы.
- Нет, блядь! – Ответил Пират раздраженно и выключил плеер. – Вообще полная хуйня.
- Не понял, ты же вроде на дискотеку с ней пошел? Или ты не ходил?
- Да, сука бля, пошел. – Продолжил Витька прежним злым тоном.- Но это полный пиздец, нахуй!
- Ты заебал материться, - не выдержал я. – Говори толком, что произошло, лучше подробно и по порядку!
- Короче, сначала все хорошо было. Девчонки пришли, мы вместе покушали, потом они прихорашивались, я часок тут повалялся, и мы пошли. Настя не согласилась, сказала, что устала и дискотеки не любит, но мне девчонки сказали, что она стесняется, потому что танцевать не умеет. Её в школе толстой дразнили, вот и остались загоны в голове. Ну, мне-то похеру было, главное, что Света пошла. Короче, все тоси-боси, вышли мы втроем:, я, Света и Саша. Ленка еще самая первая сдристнула, тоже вся накрашенная и расфуфыренная, а Веру я вообще не видел. Пришли, народу толпа, даже в очереди пришлось стоять на вход. Прикинь, я, как лох, еще и заплатил за этих двух. Джентельмент, хуле!
- Ну а дальше что? – не выдержал я.
- Вначале все ништяк было. Короче, такие бодряки были, я там с ними подергался слегка. Всё круто. Дождался медляка, взял Свету. Ух, как это охеренно было. Мягкая, теплая, огонь! Супер, короче! После танца аж жарко стало, пот по спине потек. Девчонки пить захотели, там, в углу стойка, типа буфета, пиво, чипсы, все дела. Ну, я пошел, взял фанты три банки, себе и девчонкам, возвращаюсь, а там - жопа. Приперлась эта Вера, кобыла ебаная, а с ней её Вася и еще пара здоровенных мудаков с агрофака. Бля, веришь, качки, сука – размером, как два тебя!
- И чё? Ростом три шестьдесят? – ухмыльнулся я. – Инопланетяне?
- Ничё! – зло огрызнулся Витька. – Выше тебя, тяжелее и качки. Курс третий или четвертый, наголо бритые, наглые. Эти двое сразу к Саше и Свете подкатили, а те и радуются. Смеются, глазки блестят, сиськи из-под под маек чуть ли не выскакивают, вот-вот лужу на полу сделают. Короче они с ними весь оставшийся вечер и танцевали, и зажимались, и вообще. А я стоял, как столбик у дороги, хуй пойми зачем.
- Ну, поискал бы другую какую, дискотека, же – сочувственно произнес я.
- Да поищешь там, как же. Пацанов чуть не вдвое больше, чем телочек, выбор так не особо, - сокрушенно произнес Пират. – Кстати, видел там нашу целку-комендантку - клеилась там к одному херу длинноволосому. Спорить готов – текла, как матушка-Волга, когда к нему прижималась, за то тут, гляди, целомудренная. Короче, Ярик, это пиздец.
Все эти бабы – двуличные суки, которые тебя только использовать хотят и выплюнуть, как жвачку!
- Не, ну это ты загнул. – Возразил я. – Если помнишь, про конкуренцию я тебя предупреждал, а Света тебе как бы в вечной верности не клялась. Ну, подумаешь, танцевала с другим, это еще ничего не значит. Ты уже по-любому к ней ближе, надо потихоньку реализовывать преимущество.
- Ишь ты, стратег-теоретик, много уже телочек закадрил? – зло спросил Витька. – Я с дискотеки раньше ушел, сидел тут слушал. Эти пидоры их до калитки проводили, даже зажимать пытались и целовать на прощанье. Прикинь, я даже тут слышал, а ты говоришь - не значит. А все это Верка, сама блядунья, и других блядовать подбивает, сука!
- Да уж, грустно как-то. Но ты не унывай, хватит еще на наш век девчонок, - бодро сказал я. – Еще в очередь будут выстраиваться. Ты там на потоке своем оглянись, у нас на курсе наверняка много кайфовых найдется. Спасибо тебе за познавательный рассказ, я что-то такое себе думал уже. Зато теперь точно определился с выбором. Из всех девчонок мне больше всех нравится Настя. Она добрая, скромная, рисует хорошо. И в ней нет этой модной блядоватости, о которой ты тут только что распинался. Кстати, мы с ней провели замечательный вечер, пока вас тут не было.
- Да ну? – хлопнул по столу Витька. – И как?
- Все было круто, - хвастливо произнес я. – До поцелуев и зажиманий не дошло, но это не такая девушка, так что все нормально. Мы мило попили чай, посмотрели её рисунки, потом Жорик позвал меня опять в комп порубиться, и Настя пошла с нами. Она, оказывается, толком никогда не видела компьютерных игр и с интересом следила за моим мастерством. Жорик как раз очень удачно второй Fallout приволок, вот я и показал класс, а она следила с восхищением.
- Ну а дальше что? - нетерпеливо поинтересовался Витка. – Ты её куда-нибудь пригласил?
- Да нет, потом пришли назад, вот только что. Она в дом пошла, а я сюда, – растерянно произнес я.
- Эх, Ярик, такой шанс упустил, - с видом знатока произнес Витька.- Надо было её на прогулку пригласить, дальше развивать ситуацию…
- Что же ты, если такой умный, со Светой не развил? – ехидно поинтересовался я. – У тебя же были все шансы.
- Да пошел ты в жопу, - огрызнулся Витька. – Тоже мне, донжуан нашелся. Ей просто скучно дома сидеть было, вот и пошла с вами. А как развлечение кончилось, так и вернулась сразу. Тебе с ней по-любасу ничего не светит, она такая же сука, как остальные, просто толстая и с комплексами.
- Я, дорогой, вам травмы сейчас нанесу, возможно, даже ногами.
- Вот посмотришь, - не унимался Витька. – Этим уже постарше и покруче подавай, мы автоматом в пролете. Надо, как домой на выходных поеду, среди школьниц искать, это верный вариант. Даже Цой про это пел. Помнишь песню «восьмиклассница».
- Задолбал ты уже со своими теоретическими выкладками, - устало зевнул я. – Давай спать укладываться, утро вечера мудренее.
На следующее утро первым вскочил Витька. Он поставил будильник пораньше и, прежде, чем я успел внятно проснуться и одеться, уже умчался на кухню. Когда я вернулся из туалета и зашел на кухню умыться, выяснилось, что Витька уже пожарил яичницу, сделал чай, и, подхватив все это на разделочную доску, как на поднос, отправился обратно в наш флигель. Наверное, он таким образом демонстрировал нежелание есть с девочками за одним столом. Саша, Света и Вера, хозяйничавшие в это время на кухне, не обратили на его поступок особого внимания, продолжая о чем-то болтать и хихикать между собой. Я умылся и, после короткого размышления, решил последовать за Витькой, а так как к тому времени за стол сели Лена и Настя, мне попросту не осталось места. Все утреннее общение свелось к дежурному приветствию, и только мимолетная улыбка Насти озарила мой грядущий день.
За завтраком во флигеле Пират был тоже неразговорчив и угрюм, как будто строил планы изощренной мести девчонкам, но не хотел посвящать меня в детали. Мне же, напротив, утро казалось переполненным яркими красками.
Когда мы вышли на улицу, все стало еще лучше, погода наладилась, день обещал быть теплым и солнечным. Особенно приятной деталью пейзажа была Настя в обтягивающей белой водолазке, явно дающей понять, что она совсем не толстая, а обманчивую тучность ей придает большая грудь. Они шли вместе с Верой шагах в двадцати впереди нас, меня подмывало догнать их и пойти рядом, но из-за угрюмого Витьки, шагавшего рядом, я не решился этого сделать.
Весь лекционный день мои мысли были совсем далеки от учебы. Я все время размышлял о Насте, строил в уме разнообразные планы и даже набрасывал на листочке фразы для будущего диалога. Это стало заметно даже Арсену, моему соседу по парте, и в середине третьей лекции он настороженно толкнул меня локтем и зашептал:
- Ярослав, ты чего? Чего ты лекцию не пишешь, это же анатомия! Первый коллоквиум через месяц, без него допуска к экзамену не будет!
Шепот заметил лектор, толстый и важный мужчина лет пятидесяти, с огромной лысой головой, усиливавший его сходство с биллиардным шаром, и гневно постучал указкой по кафедре. Арсен тот час заткнулся и снова уткнулся в свою тетрадь, оставив меня наедине со сладкими мечтами.
Ближе к четвертой паре я утвердился в мысли, что необходимо написать для Насти хорошее стихотворение. Она, как тонкая художественная натура, чуждая современных вульгарных вкусов, должна была этим восхититься. И всю последнюю лекцию я полностью посвятил творческим изысканиям на эту тему. Наконец, ко второму часу шедевр был готов и имел следующий вид:

Как легкое ветра дыханье,
Как быстрый полет мотылька,
Как луга весной колыханье,
Ты так же нежна и легка!

Твой голос прекрасный, лучистый.
Напомнил мне пение птиц.
Под пологом леса душистым.
Как трель соловьёв и синиц.

Твой стройный стан подобен ели,
Той, что в лесу прекрасней нет.
Той, о которой свои трели
Слагает соловей-поэт!

Перечитав несколько раз, я убедился, что стихотворение совершенно великолепно и потратил оставшуюся часть пары на тщательное переписывание произведение на отдельный листик, без помарок и ошибок. От волнения это оказалось сложной задачей, и я выдернул пять листов из общей тетради, пока не достиг идеального результата.
После занятий я забежал в магазин и купил плитку молочного шоколада, чтобы добавить к своему посланию приятный вкус. Прилетев домой, как на крыльях, я застал Витьку, валяющегося на кровати с пачкой чипсов. На столе валялась еще одна, Пират кивнул на неё и произнес:
- Хватай, закуси. Ужин скоро не предвидится. Эти сучки там на блядки намываются, пару часов закрыто будет, к гадалке не ходи.
- Ну, ничего, подожду, - миролюбиво ответил я. – Спасибо за чипсы.
Я завалился на кровать и снова принялся тщательно продумывать будущий разговор с Настей. Я делал это уже столько раз, что в определенный момент мне показалось, что разговор уже успешно состоялся и события продолжают благоприятное развитие. Насте очень понравилось стихотворение, ей никто до этого не писал стихи, она этому очень рада и…
Я неожиданно проснулся от громко хлопнувшей двери. Витька вошел в комнату и угрюмо произнес:
- Пошли, пожрем. Эти овцы намылись и свалили уже. И твоя ненаглядная Настя, кстати, тоже. Вера и ей ебыря нашла со старшего курса.
- Чё? – Не понял я спросонья, - Как?
- Легко и просто, - усмехнулся Витек. – Минут пять назад приперся этот Вася с еще тремя жлобами. Потоптались у калитки, наши бабочки выпорхнули все накрашенные и расфуфыренные и ушли с ними. Наверно, в кино собрались, сегодня вроде новый фильм в ДК должны крутить.
- Давно? – резко спросил я
- Да буквально минуту назад, - пожал плечами Витька. – Я сходил, проверил, что кухня открыта, и за тобой зашел. Там только Лена осталась, но она, по ходу, в комнате закрылась, нам не помешает.
Я вскочил с кровати и выбежал на улицу. Метрах в пятидесяти, вдоль по улице не спеша шли наши девчонки в компании четверых рослых, коротко стриженых парней, одетых в одинаковые черные спортивные куртки с белыми полосками. Они образовали четыре пары, и в последней шла Настя, а на её плечах, обтянутых белой водолазкой, вальяжно покоилась рука неизвестного гопника. Я почувствовал переполняющую меня волну злобы и жалости к самому себе.
«Ну почему так? Я боялся даже прикоснуться к ней, не знал, как начать разговор, а неизвестный мудак запросто лапает её, а она не сопротивляется! Что жизнь, ну почему так?» - вихрем пронеслось у меня в голове. В порыве гнева я пнул старую калитку и тут же схватился за ушибленный большой палец на ноге, а калитка ответила ржавым скрежетом, который казался демоническим хохотом самой судьбы.
Витька стоял на пороге флигеля и со злорадством наблюдал за моими терзаниями.
- Ну, убедился, что все бабы одинаковы? – усмехнувшись, произнес он. – Пошли, герой-любовник, сегодня не твой день.
- Как так, бля, ну почему? – возмущался я.
- Потому, что все бабы - суки, - констатировал Витька. – И ведутся на крутизну. Если ты крутой, богатый, успешный – все бабы твои. А если нет – завяжи хер в узелок и сиди не вякай. Закон жизни, такие дела.
- И что теперь, навсегда одиноким быть что ли? – не выдержал я.
- Хер его знает, - честно признался Витька. – Я вот, что думаю. Давай супчика похлебаем и пойдем самогонки возьмем, которую эта шаболда рекламировала. У меня как раз на одну бутылочку найдется. Ты как?
- Согласен, - устало выдохнул я. – Забухать неплохой вариант. У меня как раз шоколадка на закуску имеется.


Глава восьмая.

Похмелье свободы.

В молодости людям свойственно переоценивать свои силы. Мы с Витькой не стали исключением и взятый с вечера литр самогона на двоих определенно был сильной переоценкой наших возможностей. Утро нового дня началось с истошного вопля тети Гали:
- Ах вы, мудаки, бля! Охуели совсем? Ну-ка встали и убирать бегом, иначе сразу нахуй выселю!
Вычурные и многоэтажные матерные конструкции продолжали извергаться бесконечным потоком, но дополнительной информации не несли. Я с трудом открыл глаза и увидел, что лежу на кровати в одежде, в комнате страшный бардак, на "рабочем столе" видны остатки вчерашнего "праздничного ужина", а на пороге стоит тетя Галя и продолжает орать, гневно размахивая руками. Приподнявшись на локте, я увидел, что главной причиной её гнева явились обильные рвотные массы, феерично разбрызганные по полу и кровати Витька. Я оглядел свою одежду и убедился, что с украшением комнаты постарался мой сокамерник, но легче от этого не стало.

Сам Витька продолжал дрыхнуть, несмотря на громкие вопли хозяйки. Оскорбленная невниманием к своему выступлению тетя Галя, исчерпала запас ругательств и перешла к активным действиям. Она схватила Витьку за воротник футболки и, стряхнув с кровати, принялась практически тыкать несчастного носом в следы его вчерашней деятельности. Витька практически не сопротивлялся и мычал что-то невразумительное. Наконец, тетя Галя утомилась, отпустила Витьку и произнесла:

- Так, мудилы, мне надо в райцентр смотаться. Вернусь часа через три. Если тут не будет идеального порядка - собирайте вещи и уебывайте нахер!
Она вышла из флигеля, размашисто хлопнув дверью на прощанье. Витька, простояв полсекунды, рухнул обратно на кровать, а я, напротив, предпринял попытку подняться. Самочувствие было отвратительное, страшно болела голова, во рту была отвратительная сухость и, вообще, хотелось потерять сознание, чтобы все это закончилось.
- Ты как? - С трудом поинтересовался Витька.
- Херово. Пить хочется.
- Мы, походу, на пары проспали?
- Походу, да, - согласился я.
- Сходи за водичкой, а? - попросил Витька. - Не хочу в таком виде перед девчонками показываться.
- Они на парах должны быть, - возразил я. - Но схожу, конечно.
Не мудрствуя лукаво, я притащил с кухни полный чайник воды, и Пират припал к его носику, как только что откопанный Саид. Напившись, он снова рухнул на кровать и заговорил более осмысленно.
- На пары сейчас идти нет резона. Давай лучше на уборку навалимся, а потом затеем большую стирку. Как раз до прихода девчонок управимся.
- Как блевать, так ты, а как стирать, так вдвоем, - недовольно пробурчал я, оторвавшись от чайника. – Ладно, давай начнем.
Мы посвятили наведению порядка и стирке большую часть дня. По-прежнему болела голова, и настроение было более чем тоскливым. Часа через четыре явилась тетя Галя и, удовлетворенная качеством уборки, прочитала нам получасовую лекцию о моральном облике студента вообще и о вреде пьянства в частности. После её ухода интенсивность работы резко снизилась, мы кое-как развесили белье и, затарившись в магазине тушенкой, принялись готовить макароны "по-флотски". Вскоре после того, как мы расположились на кухне, стали возвращаться с занятий девочки. Первой пришла Лена, она молча проследовала в комнату, не ответив на наше приветствие, со своим обычным надменным видом. Когда за ней захлопнулась дверь, Витька смешно спародировал её выражение лица и королевскую походку. Затем вернулись Света и Саша, они весело смеялись и что-то обсуждали, но увидев нас, резко прервали разговор. На удивление, они словно скопировали холодное отчуждение Лены и, ответив на приветствие только коротким "Здрасьте", сразу ушли с кухни. Последней пришла Настя, она поздоровалась вполне обычно и даже слегка улыбнулась при виде нас, но тоже сразу скрылась в комнате. Мы закончили готовить и пообедали в полном молчании. Состояние постепенно улучшилось, и возвратился утраченный утром интерес к жизни. Витька молча кивнул на чайник, я ответил "Давай", и тут раздался стук во внутреннюю дверь:
- Парни, вы скоро? - холодно спросила Лена. – Освободите, пожалуйста, кухню!
- Еще минут десять, - сказал Витька.
Но я сердито замотал головой и добавил:
- Нет, мы уже закончили, уже уходим.
Витька выключил чайник и удивленно последовал за мной. Когда мы зашли во флигель, он спросил:
- Ты чего? Чаю же хотели попить.
- Ничего, сейчас что-нибудь придумаем, - отмахнулся я. - Ты вчерашний вечер хорошо помнишь?
- Ну так. Помню, сидели, музыку слушали. Потом в магазин ходили за колбасой, и "буратино" взяли, чтобы запивать, а то сэм на вкус не ахти оказался. Потом еще сидели, говорили, а дальше я заснул, кажется. - Вспомнил по порядку Витька.
- Я тоже примерно так же помню, только магазин очень смутно, - признался я. – Но, похоже, мы вчера вечером еще и к девчонкам ходили или пытались сходить. Возможно, наговорили лишнего, и они теперь на нас обижаются. А, может, и еще чего сотворили.
- Вот бля, - выдохнул Витька. - Я как-то не подумал. Но если бы мы, правда, к ним вломились, нас бы уже тетя Галя выселила.
- Логично, - согласился я. - Но отношение к нам определенно ухудшилось.
- А ну и фиг с ними, - махнул рукой Витька. - На них свет клином не сошелся. Думаю надо на учебе сконцентрироваться, как бы нам день прогула боком не вышел. А девчонок у себя на курсе поищем, у меня на потоке есть симпатичные, уверен, у тебя тоже.

Именно в этот вечер мы впервые заглянули в конспекты, написанные за первые три дня. Даже пытались читать вслух и обсуждать, что же мы такого понаписали. Выходило очень плохо, и было совершенно непонятно, как это все нужно будет учить, а тем более сдавать на экзамене. Была, конечно, некоторая надежда на учебники и практикумы, которые должны были выдать после лекционной недели, но тревожное чувство и неуверенность в своих силах заметно увеличились. Из приятных моментов я вспомнил про кипятильник, который дал мне отец перед отъездом. Это был раритет еще с советских времен, верный спутник его дальних командировок, но еще вполне работоспособный.

С чаем из литровой банки жизнь стала заметно лучше, и мы стали строить планы по дальнейшей автономизации нашей берлоги. Было решено разжиться маленькой электроплиткой, ведром и парой пластиковых канистр для воды. Острее всего стоял вопрос с холодильником, но тут все наши надежды возлагались исключительно на холодную погоду.
Вечером, когда уже совсем стемнело, я возвращался по тропинке из туалета и чуть не споткнулся о Веру, которая сидела на лавочке под деревом. Она, как специально, вытянула ноги на дорожку и задумчиво курила, глядя в звездное небо.
- О, привет, Трубадур! - насмешливо поприветствовала она меня. - Проспались уже?
- Привет! Типа да, - угрюмо буркнул я.
- Голова не болит, может пивка? - участливо спросила Вера. - Вы вчера джазов давали, будь здоров. Я хоть и крепко сплю - и то проснулась!
- Нет спасибо, я теперь не пью, - с тревогой ответил я и поинтересовался. - А что вчера было?
- А ты не помнишь? Аха-ха-хах-аха! - разразилась Вера громким смехом. - Вот это вы, парни, дали, еще и напились до беспамятства.
Она продолжала смеяться, наклонившись вперед и выронив на землю сигарету. Мне показалось - это нервный припадок, но я не знал чем его остановить. Наконец, Вера немного успокоилась и сказала:
- Вот насмешил. Но я не буду тебе рассказывать, сами вспоминайте. Или вон у девочек спросите, они все в красках расскажут!
- Вера, ну расскажи, пожалуйста, - нервно попросил я.
Но Вера поднялась и категорично замотала головой:
- Нет-нет, и не проси. Я оставлю это удовольствие вам. Пусть твой сокамерник радуется, что я Ваську не рассказала, что он вчера морозил. Он бы ему в ебало точно настучал.
В недоумении я вернулся в наш флигель и пересказал разговор Витьке. Он воспринял известие совершенно спокойно и классическим жестом махнул на все рукой:
- Да и фиг с ними, как я уже сказал, - бодро констатировал он. - Нашлись принцессы. Такие за нами еще табуном будут бегать, к гадалке не ходи.
В оставшиеся два дня недели общение с девушками свелось к минимуму - в лучшем случае "привет-пока". Один вечер мы провели дома, в обычном безделье, а в другой, последний перед выходными, решили отправиться в "анатомичку" - клуб по интересам всех ветеринаров-первокурсников.
Дело в том, что лекций и практических занятий по анатомии было категорически недостаточно для того, чтобы выучить особенности анатомии и все латинские названия костей и внутренних органов множества животных. Медикам в этом отношении повезло больше - у них область изучения ограниченна только человеком. Ветеринарам же предстояло знать наизусть по-русски и по-латыни строение: коровы, лошади, свиньи, овцы, кошки, собаки и мышей с крысами. Поход в анатомичку был сродни походу в читальный зал библиотеки. Мы приходили в старинное двухэтажное здание, расположенное на краю университетского городка. Дореволюционной постройки, с остроконечной крышей и стенами из замшелого кирпича, оно очень напоминало замок вампира, а мрачные ели, окружающие здание, усиливали это сходство. В анатомичке каждый студент в обмен на студенческий билет мог получить на вечер ящик с костями и посвятить несколько волнительных часов их изучению.

Напуганные сложными терминами на лекции, будущие ветеринары толпой валили в анатомичку, и в первые дни там буквально яблоку негде было упасть, а за самыми редкими костями выстраивалась очередь. Однако, отсутствие преподавателей и самостоятельный характер занятий накладывали свой отпечаток. Ближе к концу занятий общение принимало неформальный характер, студенты начинали устраивать фотосессии с костями или даже надевать фрагменты скелетов на себя, как причудливую некромантскую броню. Здесь я впервые начал более-менее общаться с однокурсниками, и первым, с кем я разговорился, оказался тот самый широколицый парень, что сидел со мной за одной партой в первый лекционный день. В наш первый день ему и нам с Витькой достался один ящик костей на троих, и мы волей-неволей познакомились.
- Юра. – Представился парень. – Я с моря, с рыбацкого поселка. Батя на рыбокомбинате ветсанэкспертизой заведует, вот и заслал меня сюда.
- Ярослав.
- Виктор.
Наш новый знакомый оказался знатным балагуром, и занятия с костями постоянно прерывались травлей анекдотов и рыбацких баек. Юра страстно любил море, в детстве хотел стать моряком и был не чужд романтики. Он, как и мы, жил не в общаге, а на «квартире» у своей троюродной бабушки, которая ему готовила, стирала и строго следила за благовидным поведением. Видимо, это была одна из причин с первых дней увлечься анатомией – все что угодно, лишь бы сбежать из-под бдительного бабушкиного надзора. Всю эту информацию, а также много чего еще из Юриной жизни мы узнали буквально за первый вечер в анатомичке, так как он говорил практически без умолку. Под конец вечера выяснилось, что по стечению обстоятельств, я оказался с Юрой в одной группе. Узнав об этом, он на прощанье сообщил:

- Это замечательно, Ярик. Вот на следующей неделе вся наша группа соберется, и надо обязательно забухать. Ну, за знакомство, а как же иначе? Я так уже познакомился слегка, у нас точно четыре девчонки классные и армян такой мелкий, да ты его знаешь, за партой с тобой сидел. Ладно, пацаны, мне пора. А то, если я после десяти появлюсь, бабка сразу бате доложит, а он мне спуску не даст.

На следующий день, в субботу, у нас было только две лекции, и после них большинство студентов, живших не слишком далеко, намеревались поехать домой на выходные. Жители же соседних регионов (как я потом выяснил, их было примерно треть от общего числа студентов), а также дальних деревень, оставались на выходные в университетском городке. Так как в поселке было очень плохо с транспортом, студенты брали с собой дорожные сумки прямо на пары, ибо автобус до районного и областного центров отправлялись сразу после окончания второй пары, а следующих пришлось бы ждать три-четыре часа. Это придавало утренней толпе, спешащей к корпусам, особенный колорит. По объемистым сумкам сразу можно было определить, кто сегодня радостный торопится домой, а кто останется скучать в общежитии.
Наших соседок это тоже коснулось, но в эти выходные домой собралась только Лена, а остальные утром отправились налегке. Лена же с трудом волокла огромную клетчатую «корейскую сумку», точь-в-точь такую, как у знаменитых в девяностые челноков. Витька не выдержал и, подойдя к ней, уговорил принять помощь. Метров пятьдесят спустя он замахал мне, и дальше сумку (оказавшуюся очень тяжелой) мы понесли вместе. Лена, мило улыбаясь, шла рядом и делала комплименты нашей силе и мужественности. Под конец она принялась уговаривать Витьку донести после пар её сумку от кафедры бухучета до автобуса. Учитывая прошлое холодное безразличие, эта просьба выглядела странно, но, к моему удивлению, Витька радостно согласился, несмотря на то, что тащил на плече еще и свою дорожную сумку. Я от почетной миссии вежливо отказался, сославшись на то, что моя лекционная аудитория далеко от кафедры бухучета, и я попросту не успею помочь.

После пар к остановке ринулась огромная толпа студентов, нагруженная сумками. Это было похоже на массовый марафонский забег, только с грузом. Посадка в автобусы осуществлялась без всякой очереди, по праву сильного и ловкого, поэтому чем-то напоминала гладиаторские бои. Как только дверь открылась, толпа хлынула в автобус с такой силой, что он закачался, будто катер на волнах. Водитель едва успевал принимать передаваемые купюры, но я уверен, что кое-кто сумел в этой сутолоке проехать зайцем. Витька и Лена не успели на этот автобус, а мне посчастливилось втиснуться одним из последних. Очень ярким впечатлением при посадке стало появление длинного худого парня в камуфляжной майке и с походным рюкзаком. Подойдя к толпе, втискивавшейся в автобус, парень перевесил рюкзак на живот и с разбегу вклинился в толпу. В считанные секунды он как сверло ввинтился в автобус и даже сумел занять одно из последних сидячих мест (следует отметить, что когда автобус тронулся, он уступил место симпатичной девушке, стоявшей рядом, наверное, за тем и занимал). Я тогда поразился его ловкости, так как сам, придя намного раньше, только чудом сумел уехать.

Стоя в переполненном автобусе, прижатый к входной двери, я размышлял о первой неделе своей учебы. В выпускном классе я представлял эту жизнь совсем по другому, и эта неделя стала временем больших разочарований. Мне казалось, что впереди ждет только унылая серость, монотонная зубрежка и трудные экзамены. Дополнительно напрягал неустроенный быт, плохое питание и туалет во дворе. Я снова сомневался, может быть попытаться перевестись в городской ВУЗ, жить дома с родителями и избавится хотя бы от части проблем? Если свобода и самостоятельность не приносят никакой радости, то зачем они вообще?

Comments

Ваша учетная запись не имеет разрешения размещать комментарии!