Жестокий путь.

Опубликованно Апрель 28, 2018 | Просмотры темы: 109
Смотри, вот еще монетка. А вот еще. Ну тебе просто повезло Маша! 

Осторожнее, работай кистью. Наконец то, хоть какие то доказательства. 

Глубина полтора метра. Две недели одни черепки. Ух-ты, это же золотые динары! 

Арабский халифат, навскидку - двенадцатый век! 


Они уже думали, что тщетно проработали три недели в этой адской жаре. 

Археологи Петр с Марией уже давно искали тут, по своей стройной теории свидетельства Великого Шелкового Пути. 

Неважно, что исторические псевдо-факты противоречат их планам, уложив на современную карту пределы старинного Ханства, Петр выстроил свою красивую и яркую гипотезу. 

Осталось только подтвердить её. 


*******

Жаркое солнце пекло голову, а горячий ветер колыхал джингил.
Смотри, вот еще монетка. А вот еще. Ну тебе просто повезло Маша! 

Осторожнее, работай кистью. Наконец то, хоть какие то доказательства. 

Глубина полтора метра. Две недели одни черепки. Ух-ты, это же золотые динары! 

Арабский халифат, навскидку - двенадцатый век! 


Они уже думали, что тщетно проработали три недели в этой адской жаре. 

Археологи Петр с Марией уже давно искали тут, по своей стройной теории свидетельства Великого Шелкового Пути. 

Неважно, что исторические псевдо-факты противоречат их планам, уложив на современную карту пределы старинного Ханства, Петр выстроил свою красивую и яркую гипотезу. 

Осталось только подтвердить её. 


*******

Жаркое солнце пекло голову, а горячий ветер колыхал джингил.

Пара уставших путешественников неспешно брели через барханы.

Сильно пахло полынью, степь в это время года особенно нравилась Турабеку. 

Он отхлебнул из бурдюка воды и предложил своей женщине. 

Алпамыс отрицательно покачала головой.

Вдруг, что-то насторожило старика. Он упал за землю, прижал ухо к земле и прислушался.

Вскочил, не говоря ни слова, побежал к ближайшему приметному саксаулу, выдернул свой пчак, и стал быстро копать. 

Затем достал из за пазухи кожаный мешочек, кинул его на дно, а потом засыпал на глубину клинка. 

Вскоре показались всадники. Это были два крепких джигита с большими луками за спиной. 


- Что ты тут делаешь старик? спросил один из них с рыжей бородой.

Мы с женой бежим из Хорезма, идем к Каспию, там говорят хорошо платят за работу. 

- А что ты умеешь? - грозный воин задал вопрос. 
Я очень хорошо разбираюсь в скакунах, работал табунщиком, а моя старуха неплохо готовит пищу. 

Всадники громко рассмеялись. 
-О чем ты говоришь, старик, у тебя самого нет даже лошади! 

Моего прекрасного коня, отняли ваши нукеры у Устюрта. 
-Что ты скажешь о моем коне? Неожиданно спросил второй джигит. 

Он был моложе рыжебородого, в красивых кожаных доспехах. 

У тебя быстрый скакун, наверно самый быстрый в табуне, но у твоего друга, гнедая лошадь плохо подкована, ей трудно идти вверх по барханам. 

-Знаешь ли ты несчастный, рассердился он, что тут, недалеко находится Великий Хан, а я его Кешиктен! Заорал рыжебородый. 

-Ты должен заплатить за проход по этой земле! 
-Дай мне свой кошелек, я заберу ровно половину. 

У нас со старухой осталась только одна лепешка на двоих и бурдюк с водой, можем поделиться. 

-Врешь несчастный! Ты где то закопал свое золото!

Рыжий вытащил плеть и уже замахнулся на старика, но вдруг сверху раздался сильный свист. 

Лошади, испуганно заржали и вздыбились, старик зажал уши руками, но это не помогало, звук как будто шел сквозь тело. 
Над головой появилось яркое сияние и на бархан рядом, даже не подняв пыли, медленно опустилась сияя, как начищенный кувшин, полусфера. 

Казалось, она зависла в нескольких чи, над землёй.

В ханский шатер непозволительно быстро, зашел Кешиктен Борохул. 

Было видно, что он, сильно взволнован. Упав на колено, он начал говорить.
-О, Великий Государь!


Правитель, молча махнул музыкантам и наложницам. 

Отвлечь от дум великого Хана могло только нашествие врагов, или смерть близкого ему человека. 

Это было особенно горестно правителю, он настроился на плохие новости.

Через минуту, шатер опустел, и они с Борохулом остались наедине. 

Начальник охраны продолжил: Я нашёл небесную колесницу, она спустилась с неба. Это недалеко, в пяти газарах отсюда. 

Колесница из белого металла. Копья скользят по ней не делая царапин, стрелы самого сильного лука отскакивают от неё. 

На ней нет дыр и окон. 

Я оставил там охрану десять нукеров. Что мне делать дальше Господин? 

Приготовьте моего скакуна. Я хочу сам, видеть это- Сказал Правитель. 

Не бери много людей. Двадцать нукеров, достаточно. И возьмите с собой большую сеть.

Турабек спешно менял воду в бурдюке.

Реки он не видел уже две недели.

Жадно напившись свежей водой, он заговорил: Видишь Алпамыс, сам Аллах помогает нам! Когда дойдем до Испиджаба, я куплю себе новый халат, построим дом и будем жить хорошо. 

У нас много денег! И опять у нас будут лошади, а ты будешь готовить мне вкусный плов. Надеюсь, нас найдут наши сыновья. 
Тут, неожиданно, вдалеке стало слышно топот копыт небольшого отряда.

Как хорошо, подумал старик, что с неба упала эта блестящая шайтан-арба. 

Напугала Ханских нукеров и он с женой успели убежать к реке.

Саксаул он запомнил хорошо, золото можно будет откопать позже, когда стемнеет. А пока посидим тут у реки.

Турабек залег под песочным обрывом, вглядываясь в даль. Но топот не прекращался. 

Расширяя круг, охрана скакала все дальше от Хана. Старик приподнялся над землей что бы видеть лучше. 

Он не увидел ни стрелка и даже не услышал воя стрелы. 

Она вошла ему глубоко в грудь. Старик пытался вдохнуть, но это не получалось. 

Упав набок и обернувшись, он увидел Алпамыс. 

Она лежала лицом вниз у самого берега. Со спины насквозь пробив сердце торчало оперенье толстой стрелы. 

Мокрый песок под ее платьем, медленно окрашивался алым.

Небесная колесница была видна издалека. Она сияла в лучах заходящего солнца.

Вокруг неё, обнажив кривые сабли, стояли верные воины. 

Как только Хан подъехал к полусфере, изнутри началось яркое свечение. 

Воины стали прикрывать лицо руками от нестерпимого жара, Хан что-то шепнул своему кешиктену. 

Борохул громко отдал команду и все нукеры отошли на 20 шагов. 

Хан поднял вверх правую руку и поскакал к свечению. 
Вдруг, в ярком свете возникла черная тень, оттуда спокойно, как по воздуху сошли два высоких человека. Они были смешно одеты. 

Ярко красное платье облегающее тело с желтыми полосами, выглядели смешно.

Хан всмотрелся в лица. 

Таких больших белых людей, он видел только на севере от реки Селенги в долине Иртыша их называли Руссами. 

Хан вспомнил, как отважно они бились, с безумием в глазах. 

Странные черты совершенно юных лиц, но по развитым плечам, это были явно тренированные воины, в руках держали вместо сабли и лука какие-то прозрачные слюдяные пластинки.
Все нукеры мгновенно, как по команде, натянули луки образовав полукруг. 

Хан задумался. 

Что же теперь делать, где искать толмача, как начать общение с этими чужеземцами.

Он плавно опустил правую руку. 

Все луки тотчас были опущены. Достал свой кинжал с изумрудами и кинул на землю.

Внимательно посмотрев в глаза пришельцев, он произнес: Кто Вы, воины и что Вам надо в наших краях. Тут в его голове возник голос. 

Правитель едва не упал от этого с коня, но постарался не подать виду. 

Голос начал: Мы из далекого грядущего. 

Мы проделали долгий путь к тебе Тэмуджин.

Между нашими рождениями -тысяча лет.

Меня зовут Роман, а моего друга зовут Павел. Мы прибыли сюда, потому, что составляем достоверную историческую летопись твоих походов. 

Многое из того, что дошло до нас через века, написано твоими писарями, но указано лукаво и неточно. 

Мы прибыли узнать это у тебя лично. Хан был готов к любому повороту событий, но не к этому. 


Роман хотел чертыхнуться в слух, но из уважения не стал. 

Но чёрт бы побрал этого профессора Краснова, направившего их сюда. 

И выбрал же мне тему хронодиссертации, "Фактическая история Монгольской империи"! 

Он как знал, что языки тюркской группы Роман особенно не любил, а именно их пришлось интро-методировать, с особым пристрастием.

Если бы не поддержка друга Павла, особого любителя истории средней Азии, он бы подал протест в деканат. 

Но, успешно сдав экзамены на хронопериоды, им разрешили исследовательскую работу и выделили хроноспайдер. 

Сейчас, он стоял с коммуникатором и фоткал в упор Чингисхана, вот он, собственной персоной, человек который поставил на колени практически половину мира. 

Стоит протянуть руку и изменишь историю... 
Роман не выдержал: Паш, давай ты!

Павел начал: Великий Хан. Не стоит нас просить пройти в твой шатер. 

Удели нам внимание прямо тут и мы покинем тебя. Нас интересует история захвата города Отрар, сколько времени это заняло у тебя?

Павлу пришлось назвать этот город по арабски Фараб, прежде чем Хан понял о чем его спрашивают. 

Нажав кнопку лейпозаписи, Павел начал творить фактическую историю.

Великий Хан не мог понять, почему он так хорошо расположен к этим двум наглым, белым воинам.

Он уже мысленно рассказал и про убийство его послов в Отраре и про предателя Караджу открывшем ворота города и сколько времени его сыновья осаждали город. 

Но его удивляло другое. 

Он не открывал рот, мысли сами вытягивались из его головы как воды Амударьи убегают с гор и он ничего не мог с этим поделать. 

Время все ускоряло свой бег, в его памяти поплыли красочные картинки из молодости, как в тот миг, когда в детстве Таргутай-Кирилтух взял его в плен еще ребенком и его сутки связанным везли на лошади. Вдруг, поток закончился.

Хан вышел из оцепенения и оглядел свою охрану. 

Верные нукеры замерли и ждали хоть какого-нибудь жеста от Правителя. 

Тем временем, несколько воинов уже растянули сеть позади и стояли наготове изловить небесную колесницу. 

Не стоит зря тратить нукеров Правитель. 

Сила нашей небесной колесницы несколько тысяч твоих табунов великий Хан- мысленно сказал Роман.

Наши костюмы многократно неуязвимы от любого твоего оружия. 

Мы пришли с миром и с ним уйдем. Наша задача, только исторические факты. 

После нашего ухода, как только стемнеет, никто из Вас не вспомнит про наш визит. Хан махнул рукой, люди с сетью удалились. 


Если Вы явились сюда через тысячелетие, значит мое ханство будет править вечно?- спросил он.
Вечность- понятие очень относительное - ответил Павел. Это всего сто лет.

Скажу так: Вас запомнят, как основателя самой крупной за всю историю человечества континентальной империи. Твое имя -Чингисхан, будут всегда помнить потомки. 

Тут его коммуникатор запищал. Повернувшись к другу он произнес: Роман, нам пора. Великий Хан!, мы не прощаемся , через пять лет мы опять увидимся, а возможно и просто посмотрим со стороны.

Очень много твоя судьба и смерть оставила загадок.

Борохул стоял и ждал, когда же Правитель разрешит ему бросить копье или хотя бы выстрелить из лука по этим наглым чужестранцам. 

Он ненавидел Руссов, они убили его брата Егусея. А эти пришельцы очень их напоминали. Но великий Хан разговаривал с ними на равных, хотя и не спешился с коня. 

Или не разговаривал.

С двадцати шагов было плохо слышно, что там происходит. Как Хан может разговаривать с Руссами! Ненависть закипела еще больше, когда он увидел, что Хан попрощавшись развернул коня и повернулся к ним спиной, а чужестранцы зашли в свою колесницу. 

Он не выдержал, и поскакал к Хану. 

Спешившись, подняв свой клинок и вложив его в ножны, Правитель взялся за узду и наблюдал как удаляется в небе блестящий диск. 

Да будет так! сказал он, запрыгнул в седло и поскакал в шатер.


Стемнело.

Ничто не напоминало о визите воинов из грядущего, из стойбища раздавались последние вечерние блеяния коз и крики нукеров. 

Никто уже не помнил, что недавно весь лагерь шумел про каких то пришельцев с неба. 

Только два тела, нашли последний приют на берегу быстрой реки под яркими звездами. 

Comments

Ваша учетная запись не имеет разрешения размещать комментарии!