Эпизод 49

Опубликованно Июль 8, 2018 | Просмотры темы: 12
Немногочисленные гуляющие (зима!) с удивлением разглядывали парочку бегунов в парке – он и она, в кроссовках, шортах (!!!) и майках на узких лямках в обтяжку. Неспешно бегают бок о бок по дорожкам. Снег ритмично хрумкает под их ногами. Поражала какая-то несопоставимость, дисгармоничность этой пары. И дело было даже не в одежде не по сезону… Он больше всего походил на вставшую на хвост и распустившую капюшон кобру. Под два метра ростом, с лысой головой на невероятной, треугольной шее, да рядок жидких, с карандашик, косиц над левым ухом. И руки толщиной с ноги…

Она – невзрачная, некрасивая, совершенно ничем не выдающаяся девушка с крохотной грудью (почти не прыгающей на бегу) и неширокой попкой. Короткие, не ой какие красивые ножки не добавляли ей прелести, непонятного цвета длинные волосы собраны в хвост… Мышь мышью! Вот кто они? Муж с женой? Отец с дочкой? Любовники? Выражение лиц – флегма, как будто нудную обязанность исполняют. Хрум – хрум, хрум - хрум… Градусов двадцать, а у неё даже соски под тонкой майкой не съёжились.
Немногочисленные гуляющие (зима!) с удивлением разглядывали парочку бегунов в парке – он и она, в кроссовках, шортах (!!!) и майках на узких лямках в обтяжку. Неспешно бегают бок о бок по дорожкам. Снег ритмично хрумкает под их ногами. Поражала какая-то несопоставимость, дисгармоничность этой пары. И дело было даже не в одежде не по сезону… Он больше всего походил на вставшую на хвост и распустившую капюшон кобру. Под два метра ростом, с лысой головой на невероятной, треугольной шее, да рядок жидких, с карандашик, косиц над левым ухом. И руки толщиной с ноги…

Она – невзрачная, некрасивая, совершенно ничем не выдающаяся девушка с крохотной грудью (почти не прыгающей на бегу) и неширокой попкой. Короткие, не ой какие красивые ножки не добавляли ей прелести, непонятного цвета длинные волосы собраны в хвост… Мышь мышью! Вот кто они? Муж с женой? Отец с дочкой? Любовники? Выражение лиц – флегма, как будто нудную обязанность исполняют. Хрум – хрум, хрум - хрум… Градусов двадцать, а у неё даже соски под тонкой майкой не съёжились.

***


За 15 лет до того.

Он сидел на бортике песочницы и тихо сдыхал от боли в голове. Как всё-таки жестоки бывают люди! Он только-только вышел из транса, а его – битой по лицу. Потом ещё раз – по затылку. Пришлось упасть, чтоб перепуганные грабители не доломали расколотый череп. Нормальный человек уже умер бы, а тут… Пришлось тихо лежать и притворяться дохлым, пока снимали сапоги и кожаную куртку, пока обшаривали карманы джинс…

И вот теперь, босой и полураздетый, он сидел и изо всех сил отгонял кровь от мест ушиба, от разорванной щеки, от расколотого затылка – кровоизлияния в мозг только не хватало. Чтоб отвлечься от нестерпимой боли можно уйти в генетическую память, но это рискованно — могут опять принять за мёртвого со всеми вытекающими. И он стал «слушать» пространство вокруг себя – его всегда успокаивали эти шумы: от птиц, собак и кошек… То испуганные, то любопытно-настороженные, практически всегда голодные. Вот крыса – умная и сытая, совершенно спокойная. Крыса чувствует отсутствие угрозы. Сытая… Где же ты так нажралась, а? Мне бы тоже еда сейчас ОЧЕНЬ пригодилась. Хотя… Ну вот как есть, если щека насквозь порвана? А поесть надо. Иначе не хватит «дров» для лечения, сгорит весь жир и часть мышечной ткани – наращивай потом… Где жрачка, крыса?!! Очумевшая от напора тварь пискнула и выдала «слайд»: мусорный контейнер, рядом! Вон, возле магазина… Спасибо, крыса. Теперь смотри – КОШКА!!! Крыса пискнула ещё раз и метнулась от страшной угрозы прочь, в сторону трансформаторной будки…

Ага, есть жратва, не соврала крыса, срок реализации вышел и выбросили, но не ядовито, хоть и не готовая еда, а всё-таки не листва и опилки, как в прошлый раз… Надо ещё понизить температуру тела, а то холодает к ночи… Да кто же тут ещё так замёрз и голоден? Крупная животинка… Не собака. НЕБО!!! БЛЯДЬ!!! Да что за мир мне достался?!!

Ругаясь всеми словами, он подбежал к крайнему контейнеру и выхватил из него новорожденную девочку. И вот что теперь? Куда? В горотдел? Ой нет… Эти и мёртвого до смерти изведут вопросами, да ещё и обвиноватят. В больницу? Тоже ведь ментов вызовут, а на качественный морок сил не хватит. Так, спокойно – сначала согреть её. И накормить. И пуповину перевязать. Но прежде всего – успокоить… Так, девочка, так, доченька, сейчас я нагреюсь градусов до сорока, тебе тепло будет… Правда, сам замёрзну, как сучка на помойке, но тебе тепло будет… Ты у нас крепенькая, здоровенькая, переохладиться не успела. Сейчас я тебе из вот этого пакета молочка сооружу. Да какая ж блядь тебя родила?.. Ох нет, нельзя тебе такое, не переваришь… Как же?.. А! Вот, давай-ка я тебя к своей крови подключу – и тепло тебе будет и сыто… Вот… Пуповинку я тебе завязал узелочком, лишнее откусил зубками… А теперь прирастай-ка ко мне вот так, так… Готово. Что, группа крови не та? Да ладно, моя пятая всем подходит. И мне любая... Сейчас вот в этот мешочек еды наберу и пойдём мы с тобой ко мне в берлогу – я череп заращивать, а ты – спатаньки…

***


Что, девка? Не спится? Ну на вот соску – попей молочка. Как тебя зовут? Не знаешь? А давай мы твою память посмотрим. Коротенькое кино, конечно, но что-то же ты успела увидеть и услышать между пиздой и контейнером? Поела? Ну спи, дочка. Спи… А я кино посмотрю. 

М-да, не густо. Только одно связное слово – Женька. Кто он? Или она? Не важно – теперь ты Женька.

***


Немногочисленные гуляющие (зима!) с удивлением разглядывали парочку бегунов в парке – он и она, в кроссовках, шортах (!!!) и майках на узких лямках в обтяжку. Неспешно бегают бок о бок по дорожкам. Снег ритмично хрумкает под их ногами. Поражала какая-то несопоставимость, дисгармоничность этой пары. И дело было даже не в одежде не по сезону…

Они бегали по морозу в двадцать пять градусов и их дыхание не парило.

© Rumer

Comments

Ваша учетная запись не имеет разрешения размещать комментарии!