Выбор Проклятого

Опубликованно Июль 15, 2018 | Просмотры темы: 95

Пролог

Камин. Если зайти в комнату, то первое на что упадет взгляд, это огромный камин, расположенный вдоль одной из стен, а внутри его оранжевые языки пламени. Ведь правду говорят, на огонь можно смотреть вечно, ну, или, во всяком случае - долго. Затем, вероятнее всего, посетитель обратит внимание на ребенка, играющего на полу около камина. Возможно, гость еще удивится, почему маленький мальчик находится один в комнате, в непосредственной близи от открытого огня, а может, ещё посетует на нерадивость родителей, и скорее всего, продолжит осмотр: может он все-таки просто не заметил хозяев? Но нет комната пуста, и более ничем не примечательна.

Затем, вполне вероятно, гость обратит внимание на стол. Обычный деревянный стол, без скатерти или клеенки. На нем несколько тарелок, с бутербродами и мясом, бутылка шампанского, открытая баночка красной икры. Видимо хозяева готовятся к встрече нового года, или еще какому-либо приятному событию. И скорее всего, пришедший в этот дом впервые, не обратит вообще никакого внимания, на небольшую статуэтку - искусно выполненная мужская фигурка. Размером она примерно с указательный палец, в черных сапогах, темных брюках, и серой тенниске. Не обратит внимания ровно до того момента, пока эта фигурка не начнет двигаться.

Пролог

Камин. Если зайти в комнату, то первое на что упадет взгляд, это огромный камин, расположенный вдоль одной из стен, а внутри его оранжевые языки пламени. Ведь правду говорят, на огонь можно смотреть вечно, ну, или, во всяком случае - долго. Затем, вероятнее всего, посетитель обратит внимание на ребенка, играющего на полу около камина. Возможно, гость еще удивится, почему маленький мальчик находится один в комнате, в непосредственной близи от открытого огня, а может, ещё посетует на нерадивость родителей, и скорее всего, продолжит осмотр: может он все-таки просто не заметил хозяев? Но нет комната пуста, и более ничем не примечательна.

Затем, вполне вероятно, гость обратит внимание на стол. Обычный деревянный стол, без скатерти или клеенки. На нем несколько тарелок, с бутербродами и мясом, бутылка шампанского, открытая баночка красной икры. Видимо хозяева готовятся к встрече нового года, или еще какому-либо приятному событию. И скорее всего, пришедший в этот дом впервые, не обратит вообще никакого внимания, на небольшую статуэтку - искусно выполненная мужская фигурка. Размером она примерно с указательный палец, в черных сапогах, темных брюках, и серой тенниске. Не обратит внимания ровно до того момента, пока эта фигурка не начнет двигаться.

Увидев это, посетитель может подумать, что видит перед собой, игрушку, сделанную каким-нибудь талантливым мастером, но очень ошибется. Фигурка на столе не была ни произведением искусства, ни искусно сделанной игрушкой.

Миша прошелся по столу и кинул взгляд на своего сына. Валик не пересекал незримую черту, отделяющую его от опасности. Он спокойно играл кубиками, пытаясь построить гараж для пожарной машины лежащей неподалеку. Проклятый усмехнулся, завтра ночью, он, наконец, вновь сможет поиграть с сыном как нормальный отец. А, что бы ни стать игрушкой малыша сейчас, случайно попавшись на глаза, он отошел от ближайшего к малышу края стола. На этой стороне сновидений, отец еще не рискнул показаться своему сыну на глаза.

Михаил прошелся по грубым доскам и извлек из кармана перочинный нож. Тихо щелкнул замок, и на свет появилось тонкое лезвие. Ножом он обзавелся больше трех месяцев назад, но до сих пор, Миша каждый раз удивлялся таланту мастера, сотворившего это чудо. Он подошел к одной из тарелок и забрался внутрь, оказавшись около огромного куска белого хлеба. Нож смотрелся совершенно несерьезно рядом с такой громадиной, но Проклятый с легкостью отрезал, а точнее отпилил кусочек, а затем повторил операцию с колбасой. Сделав бутерброд, прошел дальше и наколол икринку по размеру больше напоминающую мандарин, которая сразу потеряла круглую форму, и ее содержимое начало вытекать на хлеб.

В прихожей раздался шум, хлопнула дверь. Валик с интересом поднялся, и вразвалочку отправился к выходу из комнаты, посмотреть, кто там пришел. Проклятый привычно отступил вглубь стола, спрятавшись за одним из стаканов. Стол был слишком высок для малыша, но Миша не собирался проверять, насколько находчив его сын, ни просто даже показываться на глаза малышу. С ребенком он мог увидеться лишь в Этании.

На пороге появилась Ира, в черной зимней куртке с меховым воротником, раскрасневшаяся с мороза. Миша засмотрелся на красавицу-жену. Завтра, на той стороне, он сможет быть с ней как с женщиной, и, подумав об этом, вздохнул. Физически сможет, а вот будет ли у них желание...

-Валик, - появившаяся мама, со смехом подхватила малыша, - как ты себя вел? Соскучился?

-Холошо, да - ответил малыш на оба вопроса, радостно улыбаясь, и стараясь обнять маму за голову, прижаться к ней.

-Я холодная, - Ира поставила ребенка на пол, вошла в комнату: - привет, Кот!

Последнее уже адресовалось мужу, выглядывающему из-за стакана, и добавила:

-Снаружи мороз, впрочем, как всегда.

Проклятый не успел ответить, как на пороге появилась Оксана, Ирина сестра. Она впервые увидела ставшего маленьким Михаила уже довольно давно, но каждый раз, при виде крохотного мужчины, ее глаза на миг расширялись, и в них читался один и тот же вопрос: “Как такое может быть? Как это возможно?”.

Миша в свою очередь глянул на нее и вздохнул. Шрам не девичьем лице, практически затянулся, от него осталась лишь тонкая, белая полоска. Ира, благодаря которой, уродливый порез превратился в аккуратную, тонкую линию, уверяла, что через пару недель, максимум месяц, исчезнет и этот “след былой любви”, и Миша надеялся, что она права. Милой и добродушной Оксанке, совершенно не нужно это напоминание, о ее бывшем парне, на поверку оказавшимся редкостным дерьмом. Увидев Оксану, малыш обрадовался еще больше, и начал теребить ее, прося взять его на руки. Видимо надеясь, что тетя окажется более сговорчивой чем мама.

Так и случилось, девушка с улыбкой подняла его, стараясь не прижимать к холодному пальто, и посторонилась, пропуская в комнату следующую участницу ихней развеселой компании. Девочку, лет десяти - двенадцати.

-Привет, мелкий - она помахала Мише правой рукой. Левую девчонка прятала за спиной.

-Привет, егоза! - Миша абсолютно не обиделся на мелкого, и, воспользовавшись тем, что Валик отвлекся на тетю, вышел из-за своего импровизированного укрытия.

В глазах маленькой красотки мелькнули озорные искорки. Снежок, который она все это время прятала между большим и указательным пальцами левой руки, взлетел в воздух, и, описав довольно высокую дугу, ударил лилипута в грудь, сбив его с ног, и засыпав снегом.

-Анька - вскрикнула возмущенная Ира, - прекрати баловаться!

-А она, похоже, и не продолжает - произнес Миша, поднимаясь, и пытаясь стряхнуть снег. – Если, конечно, не принесла пару снарядов в карманах.

-Я больше не буду, - покаянно произнесла девочка, но смеющиеся глаза, говорили обратное. - Пусть Мишка тоже в меня кинет - и Аня склонилась над Проклятым, подставляя веснушчатое личико, и картинно жмурясь.

Проклятый, стряхивающий с одежды снег, кидаться не стал. - Во-первых не хотелось лепить снежок и морозить руки, а во-вторых, все равно бесполезно. Вместо этого шутливо пригрозил:

-Будешь хулиганить, приду во сне, и там уже закидаю с ног до головы.

-Нее! - Девочка абсолютно не испугалась, хотя и знала, что он вполне может заглянуть в ночные сновидения, - если придешь, то лучше отведи меня на море. - И вздохнув, добавила: - мы ведь так туда и не доехали, а эта зима уже надоела.

Миша не успел ответить. Валик оставил Оксану, и обратил свое внимание на названную сестренку. Схватил Аню за полу длинного пальто, и требовательно подергал: мол, хватит ерундой заниматься, у тебя тут еще малыш не игранный.

-Все! - Ира решительно подвела черту. - Раздеваемся, умываемся и ужин.

-Как погуляли? Есть что-то новое? - негромко спросил Михаил.

Когда он говорил тихо, его могли слышать только жена и сын. Причем если Ира слышала мужа всегда, то с Валиком они до конца не разобрались, когда он обращает внимание на папин голос, а когда нет. Вот и сейчас, малыш увлеченно играл с Аней, совершенно ничем не демонстрируя, что может слышать крохотного человечка.

-Ничего, - Ира вздохнула, и принялась снимать сапоги. Ее куртка уже висела на вешалке, недалеко от камина. - Мне кажется, лес представляет собой какой-то замкнутый круг. Мы все время шли прямо, если и откланялись от прямой, то весьма незначительно. Но через примерно четыреста шагов, все равно вышли назад к нашему дому.

-А следы? Как обычно?

-Да, следы исчезли, хотя метель не такая уж сильная.

-Понятно. Эх, мне надо идти, - вздохнул Проклятый.

-Мишка, - Ира пододвинула табуретку, присела, - мы это обсуждали. Тебе надо именно идти, а снег очень глубокий. И ты, - она жестом прервала его зарождающийся протест, - и ты прекрасно знаешь, что, несмотря на то, что очень легкий, все равно проваливаешься с головой.

-Надо было, этому мастеру, еще и лыжи на мою ногу заказать, - то ли пожалел, то ли пошутил он. Но Ира отреагировала со спокойно серьезностью.

-На самом деле это не имеет особого значения. Даже если ты и выйдешь на границу блеклых территорий, то не сможешь вывести никого из нас. Все заклятия, связанные с теплом, или с лечением обморожений, которые я знаю, не работают тут. И Анька ничем таким не владеет. Следовательно, никто не пройдет по этому снегу босиком. Расслабься, - улыбнулась она, - еще немного пересидим, дождемся пока придет время, и уйдем через обычные ворота.

-А тут магия, как и на Земле ограничена? Я видел, что ты выделываешь в Этании, да и тут…

-Ограничена. Не так как на Земле, но все-равно. Не то пальто.

-Ладно, Ириш, - сдался Проклятый, - просто надоело без дела тут торчать. Да и опасаюсь я, что будут нас ждать, если будем уходить как пришли.

Ира хотела ответить, скорее всего, какую-нибудь бессмысленно успокаивающую банальность, но тут, с детской непосредственностью, вмешалась Аня:

-Мы кушать собираемся, или как? - раздался возмущенный детский голос, и она, держа Валика на руках, подошла к столу.

Миша еле успел нырнуть за стакан, и оттуда погрозил вредине кулаком. Та не осталась в долгу - показав язык.

-Собираемся, а ты умылась? - уточнила Ира, поднимаясь.

-Я не пачкалась, - попробовала отшутиться девочка, но под Ириным взглядом вздохнула, и отправилась принимать водные процедуры.

-Мы сейчас, погоди Кот, - и Ира отправилась вслед за Аней.

Что касается Оксаны, то эта чистюля, уже вернулась, и сейчас двигала стулья. Уходя, они всегда убирали от стола все, что могло помочь малышу, забраться наверх. Очерченный мамой круг безопасности, не давал ребенку приблизиться к огню, и выбраться из комнаты. В остальном приходилось действовать по старинке: все, что можно прибить - прибивается, а остальное убирается из зоны доступности. В их данном, конкретном случае, под все, попадал так же и Миша.

Потом все рассаживались, Оксанка дорезала хлеб и раскладывала по тарелкам кашу, судя по вкусу, из армейских условно-съедобных пайков. Аня играла с Валиком, дети сдружились в последнее время, хотя не обходилось и без конфликтов, но они были крайней редкостью.

Проклятый привычно уселся в небольшом закутке, образованном с помощью посуды и нескольких досок. Малыш ел за общим столом, сидя на коленях то мамы, то тети, или вот как сейчас - у Анюты, а Миша просто прятался от глаз малыша.

Сегодня решили устроить что-то вроде новогоднего вечера. Среди многочисленных запасов каши, тушенки, спирта и воды, неизвестно как затесались пара ящиков шампанского, и один с баночками красной икры. Хлеб, также хранился среди запасов еды, в замороженном виде. Он был вполне годен к употреблению после разморозки, и для всей семьи, никогда ранее с таким не сталкивающейся, это оказалось приятным сюрпризом. Миша сам нарезал себе бутербродов и на каждом куске хлеба, гордо красовалась одна икринка. Аня сострила по этому поводу, но успевший попробовать шампанского отец семейства - никак не отреагировал на эту подначку.

Сейчас он смотрел на нее, и в очередной раз удивлялся, как быстро, испуганная, боящаяся собственной тени девочка, расцвела, осмелела, и оказалось очаровательной, маленькой врединой.

За столом обсуждали сегодняшний поход. Делалось это по большей части для Проклятого, который собирал информацию, в надежде на озарение. Озарение пока не приходило, поэтому большую часть времени, Михаил коротал за написанием, и вычитыванием истории их жизни. Интернета тут конечно не было, но ноутбук исправно работал, и Миша усердно ходил по кнопкам. К сожалению, голосовое управление настроить было нельзя, сломался микрофон, но Проклятый успокаивал себя, что, зато будет в прекрасной физической форме.

Стоило вспомнить об электричестве, как свет мигнул, пропал на пару секунд, а затем вновь появился. Несмотря на то, что больше перебоев не было, настроение подупало у всех, кроме маленького Валика и неунывающей Ани.Хотя такой сбой со светом был не в первый раз, и до сих пор все обходилось.

Дело в том, что место, приютившее их, было весьма своеобразным. Взять тоже электричество. Оно, как и положено, подавалось по проводам. Никакой мистики. Провода тянулись, поддерживаемые бетонными столбами, и уходили в сторону леса. На третий день их пребывания тут, решили проверить куда, и главное, как далеко, можно прийти, идя под ними. Идея была неплоха, но оказалась нереализуема. Пройдя примерно полкилометра, их компания, а пошли все кроме Оксаны и Валика, подошла к лесу. Оказалось, провода скрываются под деревьями. Уже к следующему столбу оказалось невозможно подойти. Вокруг него был набросан смерзшийся валежник. Проклятый не знал, каких деревьев ветки лежали тут, но они были очень плотно усеяны шипами, поэтому не вскарабкаться на эту кучу, ни разобрать ее, не представлялось возможным.

Дальше, еще хуже. Заросли становились все более непроходимыми, а деревья смыкали ряды, словно футболисты в стенке, и с каждым шагом, они отдалялись от цели. Попытки найти обходной путь, ни к чему не привели, и, намучившись, устав и замерзнув, они вернулись в дом.

Потом, перед сном, у них с Ирой состоялся разговор.

-Знаешь, Кот, я ведь неплохо работаю с деревом. Как с живым, так и с мертвым. Даже на Земле я бы смогла, - она помедлила, подбирая слова, - скажем так,ускорить процесс разложения этого мусора. Но тут, боюсь даже попробовать.

-Почему? Что-то чувствуешь?

-Наоборот, я не чувствую, что это дерево. По виду одно, по ощущениям – что-то иное.

-Мы мало знаем про такие места, - Проклятый был серьезен, - может это что-то типа несущей стены. Тронешь и развалиться вся окружающая реальность.

-Может. И я не рискну применить силу ни против леса, ни против снега. И надо сказать, Аня со мной согласна.

-Значит, будем ждать. Не хотелось - бы разбудить каких-нибудь демонов, или вызвать конец света в отдельно взятом куске пространства.

-Особенно когда нет возможности убежать, - усмехнулась Ира.

Вот с тех пор Проклятый опасался, что рано или поздно их халява закончиться. То ли свет погаснет, то ли еда протухнет, а может, придут хозяева, кто знает? Вдобавок тут хватало странностей помимо непонятно куда уходящих проводов. Например, постоянно шел снег. Снегопад подчинялся какому-то циклу: сначала легкий, когда в воздухе медленно кружатся снежинки, затем, постепенно усиливался, и начинал валить так, что видимость снижалась в ноль. Затем поднимался ветер, и начиналась метель. Потом небо светлело, снегопад слабел, метель превращалась в легкую поземку, и цикл замыкался - вновь кружащиеся снежинки. При всем при этом, снега больше не становилось, примерно по колено взрослого человека. Куда он девался – непонятно, таять на таком морозе он не мог, но факт оставался фактом.

День и ночь исправно сменяли друг друга, но солнце никогда не показывалось из-за туч. А еще, Проклятый всеми фибрами души чувствовал близость блеклых территорий, но в отличии от Земли, или Этании, не мог понять, как открыть проход туда. Все это злило и нервировало его.

Застолье подошло к концу, Валик слегка осоловел от съеденного, и, по всей видимости, собирался вздремнуть. Аня понесла его в кровать, а Оксанка принялась собирать тарелки.

Ира пересадила мужа на печку. В уборке Миша не мог участвовать при всем желании, а спать еще не хотелось, и потому он вернулся к своим записям. До того, как они попали сюда, у него не было цельной картины, так куски, вроде дневника, где каждое событие, представлено кратким описанием, а то и просто одной фразой. Только находясь здесь, он принялся дополнять свои заметки. Дело шло медленно, Проклятый много времени тратил на тренировки по программе, созданной для него Этанийским инструктором. Старался спать, как можно больше, а иногда просил Иру брать его с собой на вылазки, надеясь, что найдет проход через лес, и они смогут возвращаться на Землю, когда захочется, а не ожидать открытия врат.

Сейчас у него было настроение поработать с записями. С чего же начать? С того момента, как им пришлось уходить с Земли, спасаясь от представителей организации? Этой могучей структуры, которую они трижды больно щелкнули по носу: один раз случайно, и дважды уже вполне осознанно? Или описать ситуацию, когда он, мужчина ростом чуть меньше среднего пальца своей жены, сумел убить двух оперативников? Это воспоминание вызвало улыбку, но нет, сейчас не охота писать об этом.

-Помочь, мелкий? - Голос Ани раздался прямо за спиной, и Проклятый подпрыгнул, с трудом удержавшись от того, чтобы обогатить детский лексикон новыми словами.

-Где ты научилась так тихо подкрадываться?

-А то ты не знаешь, - грустно ответила она, - с моей мамкой и ее гостями. Девочка не закончила, и так все было ясно.

-Ну, хорошо, помоги, раз не шутишь, будешь печатать под мою диктовку.

-С удовольствием, - глаза Ани загорелись, в отличии от городских сверстников, ее детство прошло практически без гаджетов, и девочке было интересно даже просто печатать.

-Погоди немного, соберусь с мыслями.

Аня кивнула, села по-турецки, положив ноутбук на коленях и помогла Проклятому сесть на свое плечо. Затем прокрутила документ вверх, и замерла в ожидании.

Подумав пару секунд, Миша понял - придется быть банальным, и вернуться к самому началу - тому моменту, когда они приехали на съемную квартиру.

Глава 1. Новые наставники.

Временное жилье встретило их обшарпанными обоями, скрипучей старой мебелью, текущим краном на кухне и отсыревшим потолком в разводах. Хозяином оказался мужчина лет сорока, широкоплечий, с небольшим пивным животиком, и практически лысый, с неприятным, «сверлящим» взглядом, глубоко посаженных глаз. Он представился Вадимом, старался даже быть любезным, хотя получалось не ахти. Он периодически сдавал “апартаменты” группам рабочих, поэтому не видел никакого смысла излишне заботиться о таком жилище. Да и наработать какую-либо любезность в общении с таким контингентом было весьма сложно. Раньше Ирина ни за что не обратилась бы к такому человеку, но сейчас ей было все равно. Зато у него не возникло никаких лишних вопросов ни к Ире, ни к ее отцу. Надо им снять жилье у хозяина, не задающего лишних вопросов, ну и ладно.

После их уютной, обжитой квартиры, контраст оказался ощутимым, особенно для Проклятого. Ни тебе полотенец, по которым можно хоть куда-то добраться, ни своей комнаты, в которой поселился Ирин отец. Жена, конечно, занялась вопросом благоустройства его быта, но процесс шел медленно, в том числе и из-за гостей. У отца развод был в самом разгаре и Петр Артемьевич не хотел ездить домой. Тесть с головой погрузился в свою работу и ремонт в новом доме своей дочурки, поэтому не часто появлялся на съемной квартире, но Миша в любом случае не мог чувствовать себя спокойно, и безвылазно сидел в комнате Иры. А по большей части - сверху на шкафу в своей коробке, или около нее. От скуки и периодически накатывающей безысходности, его спасали лишь еженочные путешествия в Этанию.

В свое следующее пробуждение там, сразу же в первую после переезда ночь, Миша убедился в том, что Магрес не соврал насчет интенсивных тренировок. Стоило открыть глаза, как он увидел улыбающегося Вайлеса, и серьезного Колпеса. Хотя сказать про этого инструктора “серьезный”, все - равно, что сказать про воду – мокрая. Проклятый ни разу не видел, чтобы на лице Колпеса отражались какие-либо эмоции.

Вся эта мешанина мыслей пронеслась в его голове за несколько секунд, и на смену им пришло раздражение. Михаил был не очень доволен тем фактом, что пока он валяется в отключке, кто угодно может зайти к нему. Но если раньше дело ограничивалось Вайлесом, то теперь его ждали двое. Глядишь, вот так уснешь в своих покоях, а очнешься где-нибудь в казарме, под прицелом сотни внимательных глаз. Но свое недовольство Проклятый оставил при себе.

-Привет. Магрес просил передать, что программа тренировок начинается сегодня. В Солимбэ ходить не надо, завтра прибудет учитель прогност. А насчет Царства снов и разговора по поводу жены и сына, ты должен дождаться Магреса.

-Понял, - Миша кивнул, и начал вставать, недовольно ворча: - а насчет этого мастера-ломастера, не представляю чему, и главное, как он будет меня учить?

Раздражен Проклятый был по большей части из-за того, что пытался придумать, как бы ему поделикатнее послать обоих инструкторов, и умыться в гордом одиночестве, но, как назло, в голову ничего не приходило.

-Я тоже не знаю, как будет проходить твое обучение - успокоил его Вайлес, - как и наш молчаливый друг,- он махнул рукой в сторону Колпеса, - но поверь мне, главное, что мастер знает. - И, - добавил, слегка поколебавшись, - я вот человек веселый и ироничный. Но у нас в Этании, субординация и традиции довольно важны. Не стоит своего учителя, даже временного, называть всякими прозвищами. Ни в глаза, ни за глаза. Договорились?

-Да. - Миша почувствовал неловкость.

-Идем, - Колпес в отличии от языкового гения был немногословен, - хозяин приказал делать упор на выносливость, а также разработать план тренировок для твоего уменьшенного тела.

-Это интересно, однако я бы хотел, - начал, было, Миша, но оказалось, что он уже говорит со спиной бойца, который не любил долгих рассусоливаний, да и на русском не разговаривал. Беззвучно выругавшись, Проклятый поспешил за ним.

Спортивный зал был похож на зал в Шаране, и основными его достоинствами были колоссальный размер и разнообразие: различные тренажеры, полосы препятствия, искусственные водоемы и многое другое. Был тут даже небольшой водопад, но к счастью никто не просил Мишу форсировать это препятствие, во всяком случае, пока.

Проклятый, немного начинающий разбираться в реалиях этого мира, подозревал, что зал находится вообще не в Стаквордской башне, а они, через входные двери, просто попадают куда-нибудь далеко, где и происходят эти экзекуции, для красоты названные тренировками. Бег. Бег с грузом. Бег с завязанными руками. Бег по пересеченной местности. Миша понял одно, через год такой жизни, он сможет убежать от кого угодно, и, пожалуй, первым кандидатом в этом списке будет его инструктор.

При выходе из зала, Проклятый столкнулся с чародеем. Это было немного неожиданно, так как он привык, что Магрес отлучается больше чем на одни земные сутки, но удивиться, или тем более что-то спросить не успел. Маг кивком позвал Михаила, и он беспрекословно последовал за волшебником. В этой части башни, ему еще не доводилось бывать. Он вообще подозревал, что чародейское жилье, обладает множеством скрытых участков, которые появляются лишь тогда, когда это необходимо их хозяину.

Магрес привел его в свой кабинет, во всяком случае, так подумал Проклятый, и на сцене вновь появилась “Юла Аматиса”. Прошло несколько секунд, и Миша смог наслаждаться разговором на родном языке.

-Через тридцать минут прибудет твой мастер по обучению прогнозированию - сказал чародей.

Проклятый кивнул. Время, измеренное в минутах, не удивило его, языковой артефакт подбирал самые близкие значения слов из разных языков. За все время пребывания в Этании, Миша ни разу не увидел ничего напоминающего часы, и подозревал, что время тут течет иначе, чем на Земле. Хотя даже приблизительно не представлял, в чем может быть это отличие.

-Вам придется разговаривать на этанийском. Вайлес не всегда сможет помочь в общении. Насколько мне известно, иногда требуется отсутствие посторонних, так что от обучения языку никто тебя не освобождает.

-Понимаю, - вновь кивнул Проклятый, но Магресу его ответ и не требовался.

-Теперь насчет Солимбэ и твоих встреч с женой и сыном. - Миша весь превратился в слух, - Ира теперь моя ученица. Тренировки сложные и информации, с которой ей придется иметь дело, довольно много. Я понимаю, что вам будет хотеться побыть вместе, но сразу тебя предупреждаю, каждую вашу встречу не выйдет.

-Да, Магрес.

-Поэтому сделаем так: раз в три твоих пробуждения, ну или раз в трое земных суток, приводишь Иру сюда. Остаться наедине - у вас получится через раз. Во всяком случае, пока.

-Иными словами один раз в шесть дней? - Зачем-то уточнил Проклятый.

Магрес кивнул, затем продолжил:

-Сына, если захочешь, можешь приводить, хоть через день, но интенсивность твоих тренировок не позволит уделить ему все время.

-А, - начал было Проклятый, но замолчал, остановленный властным жестом волшебника. При этом Мише показалось, что в нечеловеческих глазах его гостеприимного хозяина блеснуло раздражение. Все-таки колдун не привык, чтобы его перебивали.

-Примерное время твоего пребывания здесь, уже известно. Конечно, форс мажоров никто не отменял, но вы с Колпесом будете ориентироваться именно на такой период в твоих тренировках. Если ты решишь повидать сына, в те дни, когда Ира будет отсыпаться, то тебе надо спрашивать его, не помешает ли это программе твоего обучения. А вот жену приводи по графику.

Маг выжидательно уставился на Проклятого, но Миша был понятливый. Перебивать колдуна он больше не собирался и просто кивнул.

-Колпес подготовит упражнения, как физические, так и дыхательные, для твоего земного тела. Твоя цель - научиться, как можно больше спать там.Миша вновь кивнул, на этот раз, даже поспешно. Эта цель полностью совпадала с его планами. В дверь постучали.

-Открой - попросил маг, - снаружи эта дверь подчиняется только мне.

Миша уже даже не удивился. После серых территорий удивляться двери открывающейся с одной стороны было не с руки. На пороге стоял невысокий мужчина, худощавый, с крючковатым носом, и лысый как бильярдный шар. Он кивнул Проклятому, и поклонился магу.

-Заходи Тайрон - маг жестом указал на свободное кресло. - Твой багаж при тебе?

-Да. Остался у слуг.

-Отлично. Сможешь начать сегодня?

-Как прикажете.

Миша отметил, что отвечает гость коротко, тихим голосом, и не именует мага какими-либо титулами. Но информации для какого-либо вывода было явно недостаточно, и Миша просто отметил это, как некий интересный, но маловажный факт.

-Отлично. - Магрес поднялся, и его примеру последовали остальные. - Тогда приступайте. Проклятый, - Михаил замер, - меня не будет, до послезавтра. Как только окажешься в Этании в это время, сразу иди за женой.

-Да. - Миша решил быть немногословным, как и Тайрон.

-Тогда я вас больше не задерживаю, - произнес Магрес и подошел к камину.

За дверями кабинета их встретил один из слуг, и с поклоном попросил следовать за ним. У Проклятого уже голова шла кругом от всех этих церемоний, и он отдавал себе отчет, что это лишь начало. Поклоны, обращения к вышестоящим и отношения с нижестоящими.

На Земле, он жил и общался в довольно узком кругу. Не в том смысле, что его окружало мало народа, а в том, что они были примерно равны. Конечно, официант будет тебе улыбаться, когда он на работе, но в большинстве случаев при этом не будет подобострастия. Здесь же было все иначе, и Миша опасался попасть впросак.

Слуга привел их в небольшую комнату. Проклятый сначала обратил внимание на то, что в ней находилось около десятка зеркал (а может и больше), и только потом увидел Вайлеса. Никакой мебели в комнате не было, и инструктор сидел на полу.

-Приветствую - обратился он к Тайрону и поднялся.

-Анго - ответил гость, с легким кивком головы. Проклятый не знал этого слова, поэтому решил, что это один из вариантов приветствия.

-Михаил недостаточно знает наш язык, Магрес приказал мне участвовать в ваших уроках. Конечно, тогда, когда мое присутствие будет неприемлемо, я буду уходить.

Вайлес говорил на этанийском, но Миша понял смысл сказанного.

-Я знаю, сын Корсака предупредил меня. Сегодня ты можешь находиться тут весь ахро.

Миша тихо ругнулся и пообещал себе больше не лениться на занятиях Вайлеса.

Затем Тайрон произнес длинную тираду, и, отвернувшись, полез в свою сумку. Проклятый упустил момент, когда она появилась в комнате, пока они шли по коридорам, руки мастера были пусты. Но заморачиваться этим вопросом Проклятый не собирался, появилась и появилась, видимо слуга принес. Больше его волновало то, что из фразы нового учителя, он понял едва ли пару слов.

-Тайрон сказал - принялся переводить Вайлес, - что начнет обучать тебя со знакомства с рунами, и, - тут он замешкался, пытаясь подобрать правильные слова, - не могу найти похожих терминов в вашем языке. У вас есть какие-то вещи, которые надо использовать, чтобы получить некий случайный результат. В играх, например, или гадании?

-Карты. – Миша немного растерялся.

-Нет, не подходит. Есть что-то еще?

-Да. Кости, компьютеры. Я уверен, есть еще что-то, но вот так сходу не вспоминается.

Вайлес немного помолчал, анализируя полученную информацию.

-Значит, пусть это будут кости судьбы. С ними способен работать далеко не каждый, поэтому проверка крайне важна.

-Понял, - Проклятый посмотрел на Тайрона. Тот терпеливо ждал, пока его подопечному переведут, а затем вновь полез в сумку.

Честно говоря, слово руна, в понимании Михаила, в первую очередь прочно ассоциировалась со вторым “Диабло”. А во вторую, с романом Майкла Муркока, название которого он забыл, просто помнил про какие-то рунные мечи. И хотя он понимал, что со стопроцентной вероятностью, руны окажутся чем-то иным, не смог не улыбнуться.

Тем временем, Тайрон вытянул на свет небольшую шкатулку, и установил ее напротив одного из зеркал. Она была довольно красивой, сделана из какого-то светлого дерева, и украшена темно-золотыми узорами. Бросив взгляд в зеркало, Миша с удивлением отметил, что в нем шкатулка отражается черным пятном - этакой бесформенной кляксой. Он удивился, но не очень сильно. Если вампиры не отражаются, то почему бы и шкатулкам не выглядеть черными пятнами? Однако оторвать взгляд от отражения было сложно, все-таки не часто видишь такие искажения в зеркалах.

Заметив его взгляд, новый инструктор неожиданно что-то спросил у Вайлеса.

-Он спрашивает, что ты увидел в зеркале - перевел тот.

-Черное пятно, - с легким удивлением ответил Проклятый. – Похоже на кляксу.

Выслушав перевод, Тайрон кивнул, и продолжил копаться в своем багаже.

-А можешь спросить его, что это означает? - Попросил Михаил, но Вайлес лишь отрицательно качнул головой.

Вслед за шкатулкой, новый мастер вытащил два небольших предмета, и вдруг кинул их Мише один за другим. Он машинально поймал первый, а вот второй, ударился о костяшки пальцев, и с костяным стуком запрыгал по полу. Удар получился чувствительным, Проклятый слегка поморщился и не заметил внимательного, с легким оттенком интереса взгляда Тайрона. Затем он что-то сказал Вайлесу.

-Посмотри, на то, что ты поймал, - произнес инструктор.

Мише и самому было крайне интересно, он разжал кулак. Первое впечатление - кубик, обычная игральная кость. Только вместо точек, показывающих число - рисунок.Однако почти сразу стало ясно, что этот кубик - совсем даже не кубической формы, и у него больше шести граней. Вторая странность - на всех гранях было одно и то же изображение - непонятный набор линий, больше всего похожих на иероглиф. Миша некоторое время крутил его в руках, рассматривая и пытаясь понять, так ли оно? Действительно ли все грани выглядят одинаково, или все-таки присутствуют малозаметные различия? По всему выходило, что грани не различаются.

-Так что ты видишь? - Повторил инструктор.

-Кубик, - подумав, сказал Миша, - не знаю, как это называется, но похоже на нашу игральную кость.

Ответив, он с удивлением заметил, что оба мужчины отвернулись от него. Вайлес что-то рассматривал на противоположной стене, а Тайрон рылся в сумке, повернувшись спиной к Проклятому.Тогда Миша шагнул к инструктору прогносту, с целью показать рисунок, но тот резко качнул головой, и даже отошел на шаг.

-Нет, только орхес - произнес он. Последнего слова Миша не знал, но Вайлес быстро пришел на помощь.

-Смотреть может только такой как ты. У человека, не обладающего талантом, это может выжечь глаза.

-Ничего себе! - Проклятый почувствовал волну ледяного ужаса, прошедшую по позвоночнику. - А если бы Магрес ошибся, и я не был бы…

-Ну, во-первых, мастер не ошибается, запомни уже это. Во-вторых, теперь есть уверенность в том, что тебя можно учить. И, в-третьих, если бы ты был не пригоден, до глаз, скорее всего дело бы не дошло, и твоя рука пострадала бы первой.

Миша красноречиво посмотрел на инструктора, но промолчал. Все - равно этот языковой гений непробиваем. Затем перевел взгляд на мастера прогноста. Только сейчас Проклятый обратил внимание на то, что на руках последнего, несмотря на то, что в башне довольно тепло, черные перчатки.

Тайрон тем временем вытащил из сумки очередной предмет, и отложил его. Это оказались очки, с темными, то ли черными, то ли синими стеклами. Затем опять полез в сумку, одновременно обратившись к Вайлесу.

-Очки, - перевел инструктор, - защита. Сквозь их стекла можно смотреть на кости. Второе, это зеркала, хотя отражение зачастую отличается от того, что выпадает на самой кости.

Слушая все это, Проклятый все больше впадал в уныние. Он конечно подозревал, что обучение ясновидению, не будет простым, но сейчас в голову упорно лезли выжженные глаза, испепеленные ладони, и почему-то интегралы с дифференциальными уравнениями. Последние конечно не имели ничего общего с инвалидностью, но тоже сильно пугали его.

Тайрон обратился к Вайлесу, и тот, выслушав, принялся переводить:

-Опиши, что ты видел, есть ли на гранях какой-либо рисунок? Если есть, то какого цвета? И какого цвета фон? Одинаковый ли рисунок, или все разные? И последнее, в отражение в зеркале обычное, или отличается от того, что ты видишь на кости?

-Рисунок есть. Черный. Фон - белый. Рисунок одинаковый. - Он подошел к зеркалу и убедился, что как и в случае со шкатулкой, изображения разняться. По форме “кость судьбы”, была один в один, как настоящая, но ее грани были пусты. - Отражение отличается. Никаких рисунков нет вообще.

Тайрон, уже успевший надеть очки, выслушал с непроницаемым выражением лица, и требовательно протянул руку. Миша передал ему кубики, и тот, спрятав их, показал на шкатулку.

-Открыть? - Уточнил Проклятый, в ответ кивок.

После эксперимента с опасными кубиками, Михаилу не очень хотелось продолжать, но деваться было некуда. На шкатулке нет никаких узоров и замка. Легкая. Он покрутил ее в руках, затем поставил на пол, попробовал найти какую-то ручку или щель, в которую можно просунуть хотя бы ноготь. Ничего. Тогда Проклятый просто схватился за верхнюю часть, и потянул на себя. Это сработало, крышка беззвучно открылась, и Миша, памятуя про возможность выжженных глаз, с некой опаской заглянул внутрь. Ничего особенного, выглядит как набор стекляшек, ну или разноцветных камней.

-Попробуй взять - слова Вайлеса вывели Проклятого из задумчивого состояния, и он полез внутрь.

Мерзость. Вот так можно было охарактеризовать первое впечатление от соприкосновения с загадочными рунами. Показалось, что руку он запустил в коробку с тараканами, и они полезли на его ладонь, вцепились в нее своими противными лапками. С огромным трудом, Миша смог сдержаться и не отдернуть руку. Повинуясь внутреннему голосу, он просто теребил пальцами, перебирал руны, кривился от омерзения, но сдерживался.

Все это время Тайрон наблюдал за ним. Миша был уверен в этом, хотя сквозь темные стекла глаз мастера - прогноста не было видно.

-Попробуй вытащить несколько.

Эти слова Миша понял и без перевода, и с огромным напряжением извлек из шкатулки руку, с парой зажатых в ней рун. При этом он сомневался, что если это окажутся насекомые, он сможет удержать их. Нет. Обычные камни, ну возможно не совсем обычные, однако и не тараканы, или там скорпионы. Они были разной формы и цветов, с узорами и без. “Всех фасонов и цветов, всех размеров и сортов”, вспомнился отрывок из хулиганского стиха Пушкина. Правда там речь шла о вещах значительно более приятных. Он еще раз посмотрел на содержимое своей ладони. Вычленить из этого хаоса какую-либо информацию, по дилетантскому мнению землянина, не представлялось возможным.

Пока Миша размышлял над тем, что он собственно держит в руке, Тайрон что-то сказал переводчику.

-Ты скривился, почему?

-Отвращение. Словно тараканов в руке держу. - Инструктор перевел эту фразу, дождался короткого ответа.

-Можешь возвращать все по местам. Руны в шкатулку, кости в мешочек. На сегодня все.

-Как все?! - Изумился Проклятый. - Уже?

-Да. Мастеру необходимо было понять, сможешь ли ты работать со всем этим. Что именно ты увидишь, и как на что отреагируешь. Теперь он разработает для тебя программу, но это делается не на занятии.

Переводчик поклонился прогносту и тот отзеркалил его поклон. Миша стоял как столб, не понимая, что именно он должен делать. Неумело склонился перед Тайроном, тот внешне никак не отреагировал.

-Не понимаю всех этих ритуалов - признался он Вайлесу, как только за его новым учителем закрылась дверь.

-Тайрона предупредили, что ты чужак. Так что время на то, чтобы понять, как вести себя в присутствии мастера у тебя есть.

-Хорошо, что сегодня у нас в программе осталось?

-Язык учить. Скоро я не смогу быть вашим переводчиком.

Мысли об Этании помогали Проклятому отвлечься, но ими сыт не будешь, да и пьян тоже. Обычно Ира оставляла еду на верху шкафа, а такому как Миша, ее должно было хватить примерно на неделю, но сегодня ее отвлек телефонный звонок, и она забыла переставить тарелку со стола на шкаф.

Почувствовав голод, Миша вздохнул и принялся спускаться с серванта. Его коробка стояла близко к стене, так что он мог выходить наружу, не опасаясь быть замеченным. Кусок простыни, скрученной в канат, тоже висел между стеной и сервантом, скрытый от любых глаз. Они решили, что не будут вязать десятки полотенец, а обойдутся неким минимумом, и по максимуму замаскируют то, что все-таки придется сделать. Ни Проклятый, ни его жена, не сомневались, что хозяин, вполне может навещать квартиру, в отсутствие квартиросъемщиков. Молодая ведьма слегка перестраховалась от такого, и каждый раз, уходя из дома, она вешала на замок, заклятие “Замкни”, так что обычным ключом, его было не открыть. Но все равно, спокойно чувствовать себя они не могли.

А вот Валику новая квартира понравилась. Для малыша были не важны обшарпанность обоев, или текущий кран. Его очень привлекло что-то новое, и он с любопытством лазил везде, заглядывал под шкафы, исследовал совершенно другую кухню, постоянно что-то рассказывал маме. А когда приходили тетя или дед, то и им он старался показать и рассказать побольше о новом месте. Это излишнее любопытство сына, заставляло Проклятого быть еще осторожнее.

Тренировки там, нагрузки тут. Скорее всего, они не коррелировали, но, так или иначе, он становился крепче. Вот о таком спуске, как сейчас, со шкафа на пол, в самом начале после уменьшения, он и помыслить не мог, чтобы рискнуть преодолеть такое расстояние. А сейчас медленно, но уверенно спускался вниз, делая короткие передышки, на специально навязанных Ирой узлах. Все равно было сложно и, спустившись на пол, Проклятый обессилено сел там, где его ноги коснулись ламината.

Вспомнилась одна статья. Он тогда искал по максимуму информацию о лилипутах и всем таком, надеясь, что отыщется что-нибудь о таких же как он. Ничего полезного не нашел, но зато обнаружил теорию о том, что уменьшенный человек, из-за того, что его масса уменьшается значительно сильнее чем мышечный объем, должен быть прыгучим, легко взбираться вверх, пользуясь подручными предметами, хоть занавесками, хоть чужой одеждой, а также спрыгивать с высоты без особых проблем.

Статья показалась Мише логичной и правильной, он даже на какой-то миг подумал, что его беспомощность, а никакой прыгучести, или там легкости он за собой не замечал - чисто психологическая проблема. Но нет. Ничего подобного из описанного в статье, а точнее нескольких статьях, с ним не происходило. Ни хорошего, ни плохого. Например, его слышали, а по законам физики, человеческое ухо не смогло бы уловить его голос, из-за длины волны. Мол, его голосовые связки слишком малы, чтобы генерировать звук нужной частоты. Да и размеры мозга тоже не внушали оптимизма. Почитав все, что пишут про уменьшение людей, Проклятый понял, что с ним произошло нечто более глобальное, чем простое уменьшение, и просто забил на это. Точнее отложил до того момента, пока не найдется кто-то, способный рассказать, что же с ним произошло на самом деле.

Передохнув, Проклятый отправился к столу. Есть хотелось все больше, на спуск он потратил минут тридцать-сорок, а еще необходимо было подняться, пусть не так высоко, но все-таки. Взглянув на стол, Миша ругнулся и понял, как сильно он хочет в Этанию. Некоторое время потратил на решение дилеммы, чего же он больше жаждет: есть или отдохнуть. Победило желание насытиться, но с заметным для себя ущербом. Проклятый вздохнул и начал карабкаться ввысь.

Получилось. Утолив голод, он понял, что сам на шкаф не залезет, да и Ира скоро должна вернуться. Вот она и поможет. Поэтому Михаил расположился на столе, и вновь погрузился в воспоминания.

Сейчас вспомнился его третий поход в Солимбэ, за женой и сыном. Проклятый боялся. Боялся того, что его встретят, и попросят с вещами на выход. В один из своих прошлых походов в Царство снов, он реально начудил, и даже не представлял, какая может быть реакция от местных, за его выходку. По этой причине, Миша излишне нервничал, открывая врата. Странное дело, но то, что он успел уже один раз успешно привести семью, совершенно не успокаивало Проклятого. Наоборот, в его голове крутились разные мысли, о ловушках, о том, как заманивают доверчивых новичков, о том, что открывая ворота в очередной раз, он попадет куда в менее приятное место.

Но, несмотря на опасения, его встретил уже знакомый пейзаж. Темнота, множество огоньков вдали, создающих впечатление того, что смотришь издалека на огромный мегаполис. Никакого особо комитета по встрече при этом не было. Разве что, более сильный ветер, и четкое ощущение, что он тут не один. Все-таки за ним следят, хоть пока и не переходят ни к каким активным действиям. Миша уже был готов использовать свой привычный прием, и с помощью путеводной нити добраться до жены и сына, как вдруг новая, крайне неприятная мысль, заставила его замереть на месте. Да он больше не спит. И соответственно ночные кошмары для него не опасны. А что насчет его семьи? Не отыграются ли эти стражи на Ире и Валике? Магрес не упоминал о такой возможности, но он мог и не знать, а мог и сознательно умолчать об этом.

Появившееся сомнение, практически моментально отразилось на окружающей обстановке. Ветер усилился, стал холодным. Тьма сгустилась, и воображаемый город отдалился, а потом вообще исчез. Миша постарался взять себя в руки. Все-таки его моральное состояние, похоже, сильно влияет на окружающую обстановку, или на его восприятие этой обстановки. Нет в бесконечности расстояний, а может, появилась крамольная мысль, в бесконечности вообще ничего нет.

Взять себя в руки не получилось. Сомнение и страх за родных не давали сконцентрироваться на путешествии по этой местности. Тогда он решил отвлечься. Осмотрелся - оказалось, что теперь его вынесло куда-то в предгорья. Черные громадины встали на пути, но среди нагромождения камней обнаружилась удобная тропинка и Михаил, не колеблясь, начал свой подъем. Уйти куда-то далеко он не боялся, так как уже начал понимать - в Солимбэ, похоже просто нет такого понятия, как далеко или близко. Тропинка петляла между скал, но вскоре он вышел на открытое пространство. Ветер еще больше усилился, и в какой-то момент Проклятый понял, что его может просто сдуть вниз, или камни осыплются под ногами. В любом случае дальше идти опасно, возможно там вообще какая-то запретная зона, и ветер с плохой дорогой намекают ему об этом.

Но ему просто необходимо было подумать, а это можно было сделать прямо тут. Тогда он сел на тропинку, свесив ноги над пропастью. Страха не было совсем, хотя и был уверен, что падать ему не стоит. Кто знает, может после некоторых событий тут, ему уже не суждено будет проснуться на Земле. Думать не получалось. Взгляд Проклятого бездумно скользил по темноте под ногами. Она не была кромешной. Тут и там сверкали огоньки, белые, желтые, красные, оранжевые, и чем больше он смотрел на них, тем сильнее крепло ощущение, что ему не стоит туда падать, и более того, сидеть тут тоже незачем. Тьма казалось, приблизилась, а огоньки стали больше. Теперь они казались Проклятому глазами каких-то крупных и совсем не добрых существ. Вспомнился демон из дома ведьмы, вот у него вполне могли быть такие глаза.

Страх возник внезапно, прошелся по телу, и как ни странно взбодрил. Михаил принялся подниматься, и тут почва стала уходить из-под ног, ну или из-под задницы, если быть совсем точным.

Вот теперь он испугался по-настоящему, и одновременно со страхом, нет, уже ужасом, иррациональным ужасом из ночного кошмара, пришло ощущение того, что он сейчас скатиться вниз. Он рванулся обратно, рванулся и телом, и сознанием. Вспомнился его товарищ по несчастью, встреченный в бесконечном недостроенном здании. Тогда он вывел Мишу, попутно дав хороший совет, и сейчас казалось, опять протянул руку. Было ли это так, или померещилось перепуганному Проклятому, но он не свалился.

Момент между тем, как он начал соскальзывать в жуткую тьму и тем, как он понял, что стоит, прижавшись спиной к отвесной скальной стене - полностью стерся из памяти. Болели ноги, и кожа на ладонях казалось сорвана.

-Ну вас нафиг! - Прокричал он, не особо понимая кого имеет ввиду. Зато страх, за жену и сына развеялся без остатка. И хоть к этому не было никаких разумных предпосылок, он уверил себя в том, что никто за ними не придет.

Подходить к краю, и заглядывать вниз больше не хотелось. Он просто сел на корточки и провел ладонью по земле. Боль сразу дала о себе знать, зато он смог собрался с мыслями и, наконец, увидел две желанные нити. Все-таки второй раз легче, чем первый, поэтому он довольно быстро зацепился за этот след. Горы исчезли, он снова в лесу. Шаг, второй, декорации меняются, словно в театре. Вот и тот же дом. И вскоре он снова видит своих жену и сына.

-Интересно, - бормочет он, - я всегда буду водить их по одному и тому же пути? Вопрос риторический, на самом деле сейчас это мало волнует Проклятого. Еще будет время поразмышлять на эту тему, например на Земле. Он оглядывается, словно опасаясь увидеть в углу зловещую тень местного стража, но там пусто.

-Вставай, Иришка, - шепчет он, кладя руку на плечо жены, - вставай, любимая.

Миша вздрогнул, в замке повернулся ключ и дверь открылась. Он быстро спрятался за монитором, кто бы там не был, лучше перестраховаться.

-Привет, ты где? - Голос жены, слегка уставший.

-На столе. Хочу обратно, но…

-Стой, Валик похоже тебя слышит, во всяком случае прислушивается. Сейчас подсажу.

Минут через пять она зашла в комнату, а Валик полз за ней. На пороге комнаты малыш остановился, и полез под стул доставать закатившуюся машинку. Ира склонилась над мужем, и он поневоле засмотрелся на нее.

-Пойдешь наверх? - Прервала Ира молчание.

-Да, подсадишь?

-Поехали.

Оказавшись в своей коробке, он развалился на вате. Мысль Проклятого поблуждала по их проблемам, по съемной квартире и тому, что новый район похуже, чем предыдущий, а потом снова вернулся в Этанию.

Да, тогда он преодолел свой страх и судя по всему, не зря. Ни Иру, ни сына, кошмары не мучили и Проклятый успокоился. До этого он несколько дней сидел как на иголках, и десятки раз расспрашивал жену, не снилось ли ей что-нибудь этакое.

Он вывел их, и Иру сразу забрал Магрес. Миша вздохнул, но договор есть договор. Валик начал проситься с рук, ему хотелось самому исследовать новое место, и Миша поставил сына на пол. Молчаливая нянька тенью следовала за ними, а минут через двадцать Миша встретил Вайлеса.

-Привет, идем, Колпес ждет не дождется.

-Идем, - с сожалением кивнул Миша, - значит с сыном тоже не поиграть.

-Не переживай. Сегодня программа сокращенная, успеешь пообщаться, - а потом, не удержавшись, сострил, - если конечно силы останутся.

В тот день он смог пообщаться с сыном еще минут тридцать. Потом малыш проснулся, а Миша пошел бродить по башне. Тайрон видимо все еще разрабатывал программу тренировок, и он был рад этой отсрочке, но не мог понять, почему будущее обучение его пугало больше физических нагрузок.

Валяться на вате и смотреть в потолок надоело, очень захотелось размяться, и Миша выбрался наружу. На второй после переезда день, он занялся “исследованием” нового жилья. Осваивал верхние этажи. Мебель в этой квартире стояла сплошняком, так что при желании, должной сноровке, и небольшой Ириной помощи, он мог большую часть комнаты пройти, не спускаясь на пол. Супруга обещала сделать ему нечто вроде мостика в коридор, так же заставленный мебелью, и расположенной вдоль одной из стен. Ира положила наверх несколько книг и пару коробок, оставив мужу проход между ними и стеной, отгородив таким образом мужа от случайных взглядов. Еще поставила в уголке шкафа горшок с полу засохшим кактусом - для оправления его естественных нужд, и если бы не компьютер, то Михаилу практически не нужно было бы спускаться вниз. Однако Проклятый был уверен, что скоро они решат и эту проблему, все-таки слишком высоко было спускаться со шкафа на пол.

Довольно большую часть своего земного бодрствования, Михаил проводил, тренируя свое крохотное тело, и стараясь тренировать оставшийся прежним разум. И если первое более - менее получалось, то со вторым, к сожалению, выходил полный облом. Колпес рассказывал Проклятому про дыхание, и про специальные медитативные практики. Нет, в Этанийском они назывались, как-то по-другому. Но для Миши, все связанное с сидением и попытками работать с дыханием и воображением, шло по разряду медитации. Все эти упражнения, по уверению Колпеса, должны были помочь увеличить время его сна. Миша, который с радостью бы научился спать двадцать четыре часа в сутки, честно пытался заниматься по описанной инструктором методике.

И вот тут выходила полная ерунда. Сконцентрироваться не получалось ни на чем. Мысль постоянно уходила, то в область размышлений о том, как жить дальше, то в воспоминания о прошлой жизни, то приходили на ум недавно просмотренные сериалы, а то и ночи с женой. Единственная польза от всего этого была в том, что за всеми этими попытками, время летело значительно быстрее.

Вечерами, когда засыпал уставший малыш, а Ирин отец не ночевал дома, или готовился ко сну в своей комнате, жена снимала его со шкафа, и они сидели в продавленном кресле. Ну, точнее, Ира в кресле, а Миша на подлокотнике, или на ее бедре, и смотрели какое-нибудь кино, или обсуждали Этанийские события. Иногда Ира рассказывала, как продвигается ремонт в купленном доме, а Миша о своей работе на чародея.

Так за тренировками и заботами пролетели следующие три дня.

На этот раз Проклятый мог уединиться со своей женой, и они использовали эту возможность к взаимному удовольствию, и затем довольная Ира отправилась к Магресу, а Проклятый к Колпесу. У него слегка дрожали ноги, и он с трудом представлял, как сможет тренироваться. Но оказалось ничто человеческое не чуждо и инструктору. В этот день Миша был освобожден от физических тренировок, зато на горизонте нарисовался Тайрон.

За прошедшее время они встречались лишь один раз, и Миша, раз за разом кидал кости, на которых постоянно выпадала одна и та же картинка, та самая, которую он видел в самый первый раз. Учитель молчал, слегка хмурился, что-то помечал в небольшом блокноте. Как оказалось, тут была письменность, причем никаких свитков или чернил Миша пока не видел, до того момента, как Тайрон стал писать. Миша вообще не задумывался о таких вещах, как Этанийская письменность, а теперь ему стало интересно.

-Конечно есть, - ответил на вопрос Вайлес, - а как вести всякие архивы, перепиской заниматься?

-Просто начитавшись нашей литературы, я думал, что у вас используются свитки и чернила, ну или какие-то магические письмена. - И усмехнувшись, Михаил добавил, - сильны стереотипы, к которым привык. Очень сильны.

-Все, о чем ты говоришь, используется тоже. - Ответил инструктор после небольшой паузы. - Просто так называемые магические письмена - магами, а чернила для архивов, податей, и прочего. Тайрон может себе позволить более дорогие инструменты, чем чернила. А насчет того, что ты назвал магическими письменами, лучше поинтересуйся у Магреса. Если я удовлетворил твое любопытство, можем вернуться к изучению языка?

И вот теперь новое занятие.

-Сегодня Тайрон расскажет тебе про обучение, я буду переводить.

Миша кивнул, стараясь поудобнее усесться на пол. Было твердо, и болело ушибленное бедро. При этом он вообще не помнил, когда ударился, видимо было не до того.

-Итак, ты не из нашего мира, поэтому не знаешь очевидных для нас вещей. Первое, - пока идет занятие, вопросов задавать нельзя. Вообще. Если мастер сочтет нужным, он выделит время, в которое ты можешь спросить.

Тут Миша закусил губу, успев сделать это до того, как с нее слетел вопрос: Почему?

-Второе, - ты должен абсолютно точно выполнять указания, если даже не понимаешь их сути, потому что понимать ты и не должен.

Тут Проклятый понял, что не удержится от вопросов или ремарок. Все шло в разрез с его привычками, с той системой обучения, к которой он привык. Но пока он молчал, и инструктор продолжил переводить.

-Далее, ты умеешь рисовать?

-Нет.

-Хорошо, - выслушав ответ Тайрона, продолжил инструктор. - Будешь тренироваться, тебе придется воспроизводить то, что ты увидишь. К счастью, там нет сложных узоров, сам все увидишь. Цвета различаешь?

-Да. - Миша решил, что сейчас самое время учиться лаконичности.

-Хорошо, и последнее. Довольно скоро начнутся тренировки без посторонних. Ты, за время равное, примерно двадцати пробуждениям тут, должен выучить лексикон, чтобы общаться с мастером. Список терминов он подготовит.

-Понял.

-Теперь можешь задавать вопросы. Тайрон делает тебе скидку на то, что рожден не здесь. - Добавил Вайлес уже от себя.

Проклятый задумался. По всей видимости, ответами его баловать никто не собирается, значит надо узнать по максимуму.

-Так, - принялся он подбирать слова, - я так понимаю, что существует просто огромнейшее количество комбинаций, значений на этих рунах и костях. И учить их дело долгое. Сколько времени отводится на то, чтобы я хотя бы по минимуму начал разбираться в этом?

Странное дело, ответ затянулся. Причем, Проклятый видел что, Тайрон явно пытается понять то, о чем его спросили.

-Нет. Ничего такого ты учить не будешь. Понимать значения рун, костей, и прочих артефактов ты вообще не должен.

-Что? Как? - Миша был настолько изумлен, что не сдержался.

Инструктор вздохнув, принялся переводить.

-Предсказатель, или прогност, всегда работает в связке с толкователем. Сейчас твой толкователь - Тайрон. Это нужно для того, чтобы ожидаемый кем-то, или желанный результат, не влиял на то, что ты видишь. Если прогност знает знаки, умеет работать со смыслами, он хочет видеть то, что хочет он, или его хозяин, а не то, что есть на самом деле.

-Значит, я буду работать вслепую?

-Нет, ты будешь выполнять то, что умеешь. Мало кто может прикоснуться к этим артефактам и остаться цел. Еще меньше тех, кому они приоткроют будущее, или настоящее. Поэтому ты осваиваешь работу с ними, а результаты будут толковать другие. Последних – тех кто способен расшифровать обнаруженное тобой, намного больше.

-А что значит предсказывать настоящее?

Честно говоря, у Миши было свое мнение на полученную информацию, а именно - никто не собирается много воли давать рядовым, пусть и талантливым исполнителям, но это мнение он оставил при себе.

-Предсказатели иногда работают как сыщики. Руны могут сказать не только то, что будет, но и поведать о том, что происходит сейчас, или в недалеком прошлом.

-Хорошо.

Он замолчал, испытывая даже некое облегчение. Все-таки не придется наряду с языком, зубрить еще сотни и тысячи комбинаций из непонятных значков. Пусть уж лучше чародей использует его в темную, чем взорвется его многострадальная голова.

-Вопросов больше нет?

Проклятый покачал головой, а потом решив, что этого недостаточно произнес:

-Больше нет.

-Тогда начинаем. Доставай кости, говори что видишь.

Сегодняшняя встреча с наставником отличалась от предыдущих.

-Ира, - начал Магрес после взаимного приветствия, - сегодня я познакомлю тебя с Веарой.

После этих слов, он открыл дверь своего кабинета, галантно посторонился, пропуская ее вперед. В одном из кресел сидела женщина. По всей видимости, лет ей было не мало, в черных как смоль волосах, уже появились серебристые проблески седины. Маг запустил “Юлу Аматиса”.

-Веара - лесная ведьма, - произнес Магрес, - Ирина, наша гостья из мира-шара.

Ведьма кивнула, поднимаясь. Она оказалась довольно высокой женщиной. Почти на голову выше Иры.

-Веара любезно согласилась научить тебя некоторым, исключительно женским приемам работы с магией.

-Могу я познакомиться с ее мужем? С меченым? - Неожиданно спросила колдунья.

Ира удивилась, и честно говоря, немного напряглась от этой просьбы, а вот Магрес наоборот довольно улыбнулся.

-Конечно, только не прямо сейчас.

-А зачем вам знакомиться с ним? - Не выдержала Ира.

Колдунья усмехнулась:

-Иногда, женская сила, та, которой я буду тебя учить, зависит от мужчины, с которым она постоянно живет, спит, любит.

-Зависит?

-Это не совсем точное слово, но все-таки отражает смысл. Так что да - зависит.

-Ира, - вмешался чародей, - твой муж не простой человек. Он Проклятый, и магия на него не действует, поэтому Веара должна взглянуть на него.

-Да, конечно. – Молодая ведьма понимала, что от ее согласия ничего не зависит, и спрашивают ее для проформы.

-Вот и хорошо. Как только у Михаила закончиться встреча с наставником, вы пообщаетесь.

Веара кивнув, произнесла:

-Тогда я подожду вас. - И плавно выскользнула из кабинета.

-Сегодня, дочь моя, я расскажу, как ты сможешь тренировать тело. В вашем мире, использование сырых или энергоемких заклинаний, а особенно боевой магии очень опасно, и зачастую невозможно. Поэтому одна из целей, постепенно, шаг за шагом, превратить твое тело в оружие.

-А как же заклинание воина?

-Оно хорошо, но слишком уж ограничено в применении. Твой арсенал пополниться менее эффектными, но более стабильными заклятиями. И еще, я понимаю, что у вас с мужем прекрасные отношения, и вы оба работаете на меня, но ничего из того что происходит тут, ты не можешь рассказать ему. Исключением будет то, что я напрямую разрешу. Если я не сказал можно, значит нельзя. Ясно? - В голосе мага звякнул металл, и Ира только кивнула. - Понимаю, что с твоей точки зрения это может выглядеть подозрительно, но дело не в секретности, а в том, что это нарушит процесс обучения.

-Да, учитель.

-Предупреди мужа, чтобы он ни о чем не спрашивал, и я со своей стороны предостерегу его. В конце - концов, чем ты быстрее овладеешь настоящим мастерством, тем вашей семье лучше.

Ира молчала, и Магрес сменил тему.

-А теперь, начнем. Вытяни руку, растопырь пальцы. Взгляд на ноготь указательного пальца!

Урок шел своим чередом. Ира разучивала пассы, именно ту часть, которую невозможно было передать ей через мужа, а только при личной встрече. Получалось так себе. Руки, а особенно пальцы протестовали против такого измывательства, но ведьма не сдавалась. В какой-то момент, маг жестом остановил ее и замер, словно прислушиваясь к чему-то.

-Все, занятие Проклятого окончено. - Магрес встал. - Пойдем, проведаем Михаила, думаю, они с сыном около фонтана.

Ира не сомневалась, ее учитель не думает, а точно знает. Но промолчала. Веара встретила их за дверями, может все время ждала тут, а может ее предупредили, как и чародея, и они втроем отправились на поиски Проклятого.

Конечно же Магрес оказался прав. Миша держал Валика, а тот пытался с помощью маленького сачка, поймать рыбку. Рыбка ловиться не хотела, постоянно ускользала, но малыша это не расстраивало, ему было достаточно пытаться. Ира с улыбкой смотрела на своих мужчин, затем перевела взгляд на колдунью. Увиденной ей не понравилось. Показалось, что Веара смотрит на ее Мишу, как женщина на заинтересовавшего ее мужчину, а это автоматом переводило будущую наставницу в разряд соперниц. Со всеми вытекающими.

Проклятый почувствовал взгляд. Придерживая сына, он полу обернулся, и, заметив жену, улыбнулся.

-Привет, маленькая! - Начал он, но заметив чародея и незнакомку, осекся и замолчал.

Магрес вновь раскрутил юлу, и теперь все участники могли понимать друг друга.

-Проклятый познакомься - Веара. – маг указал на колдунью. - Она также станет наставницей твоей жены.

-Здравствуйте.

Миша отметил, что женщина, несмотря на возраст, весьма привлекательна. Пожалуй, про таких говорят, что им все на пользу, даже годы. И самое странное - с каждой секундой она становилась все интересней. В голову полезли нехорошие мысли, что тут, в Этании, он абсолютно свободен от внимания жены, и при желании может делать все что угодно. А эта красотка, пожалуй, будет не против дать и ему пару уроков. И скорее всего, все оставит в тайне. Он даже на какую-то долю секунды пожалел, что Магрес познакомил их в присутствии Иры, а потом ощутил легкое жжение в правом предплечье. И все закончилось. Веара побледнела и отшатнулась, словно ее резко толкнули. Она больше не выглядела привлекательной - обычная женщина в возрасте. И что на него нашло?

-Не получилось? - Вопрос принадлежал чародею.

-Нет. Его защита непробиваема, но действует не сразу. Ира, у тебя, наверное, есть вопросы?

Ира растерялась. Все это время, в ней боролись: желание вцепиться в волосы ведьме и здравый смысл. Она видела, какими глазами ее муж смотрит на эту старуху. Ей казалось, что Миша буквально поглупел от восхищения. Здравый смысл начал сдавать позиции, еще бы минута другая, и Ира не выдержала бы, но в этот момент все закончилось. Незримая нить между Веарой и Проклятым лопнула, и, похоже, это не прошло для ведьмы даром. Вон какая стала бледная.

-Есть - решилась молодая колдунья. - Мне показалось, вы соблазняли моего мужа?

-Ира, - начал было Проклятый, но под взглядом трех пар глаз осекся, и сделал вид, что больше всего на свете, его волнует старающийся упасть в фонтан Валик.

-Да, это так. Именно этому я и буду тебя учить - использовать женскую силу.

-Будете учить меня соблазнять, кого попало? - Ира была зла, и не могла успокоиться и не дерзить.

-Соблазнение, это лишь одна из сторон. Да, одна из ключевых, и наиболее действенных, но не единственная. А насчет мужа можешь быть спокойной, такие как он - крайне редки, и мне хотелось понять, действует ли его защита против женских чар, приправленных магией.

-Действует? - Переспросила Ира, хотя и знала ответ.

-Да. Так что во время ваших будущих ссор, не пытайся успокоить его с их помощью.

-А мне кто-то расскажет, что тут происходит? - Не смог смолчать Проклятый.

-Чуть позже. - Магрес поставил жирную точку в разговоре, - сейчас у нас крайне мало времени, Ира или Валик могут проснуться. А нам еще надо обсудить кое-что.

Не дожидаясь ответа, Магрес галантно подал руку лесной ведьме, и жестом пригласил Иру следовать за собой. Та пожала плечами, и, кивнув мужу, пошла за магом.

-Ну вот, началось! - Недовольно пробурчал Миша, поворачиваясь к сыну. - Они, значит, пошли обсуждать свои магические дела, а нас нагло оставили за дверьми. Ну, ничего.

Он вновь поймал малыша, который с упорством достойным лучшего применения, собирался искупаться в фонтане, и потащил слегка сопротивляющегося Валика от воды.Его время, которое он мог провести с сыном, подходило к концу. Далее, он собирался оставить его на попечение няни, а сам вернуться к тренировкам. Сегодня его ждала очередная полоса препятствий, а потом серия дыхательных упражнений.

Последние делались для того, чтобы Проклятый запомнил их, и постарался заниматься на Земле. В идеале они способствовали хорошему и крепкому сну. Магрес хотел, чтобы Миша как можно больше времени проводил в Этании, и в этом вопросе их желания полностью совпадали.

Все обратную дорогу до кабинета мага, Ира боролась с нахлынувшими эмоциями. Случившееся во дворе, очень не понравилось молодой ведьме. И от мыслей о том, что она тут будет максимум раз в три ночи, а ее благоверный, в три раза чаще, настроение не улучшилось.

Когда за ними закрылась дверь, Веара обратилась к чародею:

-Магрес, я прошу официального разрешения, остаться наедине с вашей дочерью.

Закончив эту фразу, колдунья склонилась в легком поклоне. Судя по всему, в местной иерархии, она стояла ниже могущественного чародея.

-Веара, ты можешь оставаться наедине с моей дочерью столько, сколько потребуется для ее обучения, - Маг, по всей видимости, ответил другой ритуальной фразой. - Пока Ира не владеет нашим языком, “Юла” останется здесь, - и более не говоря ни слова, вышел за дверь.

Ира молчала, ожидая первого хода лесной ведьмы. Сейчас она смотрела на их разговор, как на некое противостояние. Не могла смотреть иначе.

-Ирина, - Веара слегка улыбнулась, и молодая ведьма, вдруг увидела десятки морщинок вокруг ее глаз.

Сразу стало понятно, перед ней женщина в возрасте, и ее красота уже в прошлом. Она немного успокоилась, и приготовилась слушать.

-С самого начала хочу подчеркнуть, - продолжила Этанийская колдунья, - мы не соперницы. Я не собираюсь претендовать на твоего мужа, соблазнять его, и все в таком духе.

-А что это было во дворе? - Ира все-таки не удержалась от вопроса.

-Проверка, а также демонстрация. Каюсь - она вновь улыбнулась, как показалось Ире, слегка неуверенно, - мне было интересно воздействовать на меченного, ведь такие как он огромная редкость.

-Почему редкость? Что в нем такого особенного?

-Понимаешь, Ира, - Веара помолчала, то ли подбирая слова, то ли решая, что сказать, а о чем умолчать. - Несмотря на то, что я не использую магию в классическом смысле этого слова, а осуществляю воздействия с помощью своей женской природы, частичка магии во всем этом присутствует. А на человека, который воспользовался “Норспеерамонусом”, уже никакая магия не подействует так, как должна.

-Но, - теперь была очередь Иры, подбирать слова, - но ведь с самого начала, все работало. Я видела, как он начал смотреть на вас.

-Да, начало было многообещающим, - Веара усмехнулась, - а потом, мне показалось, что я схватилась за раскаленный уголек. Иными словами - получила по рукам.

-И этому вы будете меня учить? - Ира решила сменить тему. Она не была до конца уверена в своей потенциальной наставнице, но все-таки ей стало легче. - Очаровывать мужчин?

-Очаровывать - это лишь одна из твоих возможностей. Я буду учить тебя, получать от мужчин то, что тебе надо. Или, вить из них веревки.

-Значит, вы любого можете заставить делать то, что вам угодно? И на это способна любая женщина?

-Не совсем. Есть те, кто банально сильнее, вот, например, Магреса я бы не смогла очаровать настолько, чтобы он стал послушный. Второй пример - твой муж. А таких, я имею ввиду трудных для воздействия мужчин, не так уж и мало. И они не обязательно чародеи или меченые, но очень многие, начнут танцевать под твою дудку, и будут при этом, очень довольны.

Повисло молчание. Ира не знала, что говорить и о чем спрашивать, а колдунья не спешила. Казалось она оценивает Иру, как и Магрес оценивал ее при их первой встрече.

-Как часто ты будешь здесь?

-Скорее всего, один раз в три наших ночи. Я абсолютно не высыпаюсь, попадая сюда. А сколько времени проходит тут - я не знаю.

-Время. - Веара задумалась, - да со временем могут быть проблемы. Нам понадобиться минимум двадцать уроков, и не все они могут быть здесь, в этой башне.

Ира молчала. Она думала о своем. Двадцать занятий с этой стервой, это в лучшем случае два месяца на Земле. А еще общение с Магресом, муж. Все очень долго. А в ситуации, когда их ищут, промедление может оказаться фатальным. Но умом ведьма понимала, им очень повезло, что она вообще нашла наставника. Да и не может ее обучение быть уж очень быстрым. Это в кино все хорошо. Там раз, и сделали монтаж. Убрав несущественные с точки зрения режиссёра, сюжета и здравого смысла фрагменты. В реальности, к сожалению, такой монтаж невозможен. И хотя иногда, особенно после конкретного недосыпа, Ира сомневалась в окружающей их реальности, но пока не представляла, как можно ускорить рост ее колдовских способностей.

На следующее утро, она пребывала в скверном настроении. Косо посматривала на коробку, в которой спал муж, борясь с желанием разбудить его, и поспрашивать, не вернулась ли к нему Веара, чтобы испытать новые способы соблазнения. Умом понимала, что ее ревность смешна, но такое понимание не могло ее успокоить.

От невеселых размышлений отвлек малыш. Валик неожиданно застонал, несколько раз всхрапнул, закашлялся и проснулся. Некоторое время кашлял, а потом шмыгнул носом и наконец-то расплакался.

Ира взяла сына на руки. Точно. Сопли. С того момента, как Миша ценой собственного роста, снял с ребенка «печать смерти», Валик ни разу не болел, был спокойным, хорошо кушал, мало плакал и прекрасно спал. Естественно Ира расслабилась. Наверное, на неком подсознательном уровне, ей казалось, что теперь у ребенка теперь иммунитет к рядовым неурядицам, типа болезней. И ошиблась.

Попробовала губами лобик, нет, температуры пока нет. Но малыш ей не нравился. Планов, кроме как выспаться у нее в любом случае не было, а теперь сон, как рукой сняло. Миша застраховал ребенка, и сейчас она попробовала найти карточку. Как ни странно это получилось быстро, она оказалась в кошельке, хотя Ира никак не могла вспомнить, чтобы клала ее туда.

Оказалось, что срок действия страховки истек две недели назад. Ругнувшись, Ира задумалась. Деньги пока не были проблемой, но у нее не осталось хороших воспоминаний о тех клиниках, которые были на слуху. Естественно районная поликлиника также не вызывала особого энтузиазма, но зато была в двух шагах. Ира была уверена, что вопрос с отсутствием прописки в этом районе легко решиться с помощью одной бумажки, и принялась одевать малыша. Тот капризничал, покашливал, но слушался маму. Вдруг мелькнула, но сразу пропала мысль проверить, что с ним с помощью магии. Слишком мало она изучала эту науку, чтобы экспериментировать с собственным сыном.

На улице, если верить прогнозу и своим ощущениям после выхода на балкон, не холодно, и она решила пройтись с коляской. Мишка так и не проснулся, а может просто валялся в коробке, она негромко позвала мужа, но ответа не дождалась. Тогда, подошла к компьютеру, и в качестве экранной заставки оставила бегущую строку: «Мы с Валиком ушли в поликлинику».

Выйдя из подъезда, она негромко ругнулась. Дорогу преграждал плохо припаркованный автомобиль. Хозяин умудрился поставить его по диагонали, так что тот занимал полтора места. Обойти это с коляской было непросто, и Ира с трудом втиснулась в узкий промежуток между автомобилем и мусорным баком.

В метре от нее курили трое парней.

-Осторожней! Мля! – Неожиданно крикнул один из них, когда коляска прикоснулась к машине. Ира внимательно посмотрела на него. По виду – обычный гопник, немного за двадцать.

-Так это твоя машина? – Все-таки она менялась. Раньше ни за что не рискнула - бы ответить в такой ситуации, вжала бы голову в плечи, постаравшись побыстрее оказаться подальше.

-Моя.

-Так паркуйся в следующий раз нормально. А то не пройти.

-Что? – Теперь в его голосе сквозило изумление. – Борзая?

Она промолчала, немного жалея, что вообще ввязалась в разговор. Справится с ними можно, но не для того они бежали, чтобы на вторую неделю засветиться в драке с местной шпаной.

-Оглохла?

Но Ира так и не ответила, продолжая катить коляску. Если догонят, то придется разбираться, но ее не стали преследовать. Вот и детская поликлиника, есть место где можно оставить коляску. Там уже стоит четыре, и она нашла место для своей. Руководствуясь вывешенным расписанием, нашла кабинет педиатра. Повезло, что в очереди только одна мама с дочкой. Валик вел себя довольно спокойно, и вскоре они вошли в кабинет. Врач – немолодая уже женщина, что-то быстро писала сидя за столом. Медсестры не было.

-Есть карточка?

Да это не платная клиника, подумалось Ире:

-Нету, – спокойно ответила она, протягивая сотенную купюру, - переехали совсем недавно.

-Придется зарегистрироваться, но можно и попозже, – денежка исчезла, а врач сразу подобрела. – Что с вами?

-Кашель и сопли. Хотелось, чтобы вы послушали.

-Хрипов нет, похоже на обычную простуду, - вынесла та вердикт. – Можете попробовать пока без лекарств, разве что капли в нос. Особенно на ночь, чтобы спал спокойнее. Я сейчас выпишу, а через три дня, придите на повторный осмотр. У меня будет вторая смена.

Они распрощались, и пока успокоенная мама одевала малыша, тот начал клевать носом. Домой добрались без приключений, Валик уснул в коляске. Ира немного волновалась, что у подъезда встретит знакомую компанию, но тут не было даже автомобиля. Вряд ли ей удалось пристыдить хозяина, скорее всего тот просто уехал по делам.

Уже входя в подъезд, Ира тихонько прошептала сама себе:

-Тебе, подруга, надо быть скромнее. Не стоит привлекать внимания.

Но какой-то чертенок, поселившейся в ней в ту самую ночь, когда она надела кольцо ведьмы, лишь усмехнулся на эти благоразумные слова. Мол, надо конечно, но вряд ли получится.

Продолжение следует.

© Арет

Comments

Ваша учетная запись не имеет разрешения размещать комментарии!