Земля в иллюминаторе…не видна

Опубликованно Декабрь 6, 2016 | Просмотры темы: 387
Земля в иллюминаторе…не видна

Дружный смех, отражаясь от потолка и ударяясь об стены, наполнял все пространство большой кают-компании. В центре всеобщего веселья худощавый русоволосый парень со смешливыми глазами, дождавшись, когда поутихнет хохот, продолжил:

- Так я только потом узнал, что к тому времени, как мы повстречались, он уже пару километров это дерево на себе волок! Пол центнера, между прочим! Я ему говорю: «Семен! Да брось ты его!», а он мне... - юноша скорчил комичную физиономию, неожиданно став очень похожим на сидевшего рядом с ним насупившегося коренастого мужчину, и, слегка гундося, произнес. – «Отстань, Алехин! Где еще я такой экземпляр найду?».

Слушатели вновь захохотали. Выждав с минуту, Алехин вернулся к рассказу, на этот раз придав голосу крайнюю степень печали.

- Помочь Семену я ничем не мог – сам был оборудованием нагружен. И вот всю дорогу топал за ним, и терзался вопросом: как ему сказать, что если бы он в другую сторону пошел – то сразу за кораблем таких «экземпляров» с десяток увидел бы!

Новый взрыв хохота сотряс стены помещения. Не выдержав, расхохотался и сам герой рассказа – астроботаник Семен Голоушкин.

- Ой, все, Веня, прекрати! – простонала Светлана, держась за живот. – Сил уже нет твои россказни слушать!

- А я что, - развел руками Веня. – Это все Голоушкин виноват!

Настроение у команды исследовательского звездолета «Пантелеймон» было приподнятое. И тому была причина – их экспедиция в рукав Лебедя оказалась на редкость удачной. Совсем недалеко от точки выхода из нуль-канала был обнаружен красный карлик с планетой земного типа: пригодная для дыхания атмосфера, средняя температура от −5 до 32 градусов Цельсия, масса не менее 0,9 массы Земли, период обращения вокруг звезды - 47 дней. Очень, очень редко «звездные дороги», как астронавты называли нуль-каналы, приводили к таким бесценным находкам.

На этой планете, которой было присвоено имя «Новый Китеж», они провели около трех недель – создавали детальные карты, собирали образцы местной флоры и фауны, изучали и анализировали состав воздуха и почвы, замеряли давление и уровень излучения – словом, собирали всю информацию о планете, которую только возможно было собрать за такой срок. Дальше находиться на Новом Китеже они не могли – скоро «звездная дорога» свернется, и в следующий раз откроется только через два с половиной месяца.

- Команда, приготовиться к выходу из нуль-канала! – прогремел по интеркому голос капитана.

Собственно, готовиться было особенно не к чему. Прозвучавший приказ капитана – больше дань традиции, относящаяся к тем временам, когда уровень технического оснащения космических кораблей еще не позволял сделать переход из нуль-пространства в обычное пространство абсолютно неощутимым. Сейчас же не было даже необходимости покидать кают-компанию – никаких перегрузок, никакой подкатывающей к горлу тошноты или головокружения. Просто в один миг серая хмарь за иллюминаторами резко сменялась ярко-черным холодным космосом, щедро усыпанным искорками звезд. После чего, капитан корабля торжественно объявлял: «Товарищи астронавты... Земля!». И на центральный экран кают-компании подавалось изображение, транслируемое с носовых камер (те, кто находился в рубке – видели это в своих иллюминаторах «вживую») – родной до боли сине-голубой шар, со знакомыми с детства очертаниями материков и океанов.

Дальше, члены команды, не находящиеся на вахте, действовали безо всяких на то определенных правил: кричали, хлопали в ладоши, бросались звонить своим родным и близким, или, как, например, Вениамин Алехин, подмигивали стройному симпатичному астрофизику Светлане Белкиной, заставляя ее очаровательно краснеть.

Так все было и в этот раз. Словно кто-то щелкнул выключателем – и иллюминаторы окрасились чернотой. Народ, собравшийся в кают-компании, задрал головы к экрану, в ожидании долгожданной «онлайн-трансляции». Вот только обычных слов капитана все не звучало. В недоуменном ожидании прошла минута… две минуты. Затем интерком, наконец, ожил, и напряженный, изменившийся до неузнаваемости голос капитана бросил:

- Старпом, второй бортинженер, срочно пройти в рубку! Остальные члены команды... подходите тоже.

***

В рубке собралась, наверное, вся команда – около сорока человек. Стояла абсолютная тишина. Глаза всех астронавтов были прикованы к иллюминатору.

К тому месту, где миллиарды лет плавала голубая, ласково согретая солнцем Земля.

К тому месту, где её сейчас не было.

Все космическое пространство, открывшееся их взорам, было усеяно мириадами осколков – гигантских, микроскопических, холодных, пылающих, остывающих...

***

- Господи! – вырвалось у кого-то.

- Что произошло? Это же какая-то ошибка? Этого же не может быть! Этого не может быть, да? Не может быть, да? Да?

Кто-то судорожно всхлипнул. Послышался шепот, произносящий успокаивающие слова.

- Никакой ошибки нет, - капитан корабля Вершинин пытался говорить твердо, но голос его дрогнул. – Мы находимся в солнечной системе. Астрофизик, что тут могло случиться?

- У м-меня недостаточно данных, Максим Олегович, - бледная, как полотно, Светлана с трудом разомкнула губы. – Честно говоря, не могу даже представить, что вызвало катастрофу таких масштабов. Какая-то гравитационная аномалия? Столкновение с астероидом? Возможно даже – блуждающий нуль-канал, переместивший массивное тело в ядро планеты.

- Связист!

- Никаких сигналов, - глухо отозвалась сидевшая за пультом связи Ирина Синельникова. Глаза ее блестели от слез. В руке она теребила пластиковую фотографию, на которой белозубо улыбался черноволосый мужчина, обнимавший за плечи двух сидящих у него на коленях толстощеких карапузов. – Вы думаете... что кто-то... мог...

- Неважно, что я думаю – продолжайте сканировать все частоты. Василий, сколько осталось до схлопывания нуль-канала?

- Пять часов сорок две минуты, Максим Олегович, - угрюмо сообщил навигатор.

Вершинин потер подбородок.

- Примерно через пять часов мы будем вынуждены уйти к нуль-каналу, для перемещения обратно на Китеж. У нас нет навигационных курсов на другие планеты земного типа. Светлана, есть хоть какая-то вероятность, что кто-то мог выжить?

- Вероятность нулевая, - всхлипнула Света. – Никто и ничто не может выжить в таком катаклизме!

- В любом случае, мы должны максимально использовать оставшееся время, чтобы исследовать место катастрофы. Это наш долг. Бортинженер – запускайте биосканер на максимальную мощность. Параметры поиска – любые биообъекты массой от пяти килограмм.

***

Корабль, включив силовое поле, и осторожно лавируя, плыл среди обломков, усеявших космос в радиусе сотен тысяч километров. Получая информацию от бортинженера, пилоты аккуратно направляли звездолет к заданным координатам.

Что только не представало их взорам...

Вот мимо корабля проплыло целое стадо слонов, навечно застывших в последней отчаянной попытке вдохнуть могучими легкими глоток воздуха – будто чья-то гигантская рука схватила несчастных животных, и зашвырнула в бездну космоса.

Клубящаяся, расползающаяся во все стороны желтыми языками, туча песка – с корнем вырванная с поверхности земли пустыня.

Медленно вращаясь, пролетел неведомым образом отделившийся и сохранившийся почти целиком небоскреб. Можно было даже разглядеть отдельные предметы обстановки в комнатах на верхних этажах с панорамными окнами.

Вот биосканер показал целое скопление крупных биологических объектов. Направив корабль по координатам, они стали свидетелями впечатляющего зрелища: по прихоти высших сил, в открытый космос выплеснулось миллионы кубометров океанской воды. Словно исполинский топаз рассекал черный вакуум, ослепительно искрясь в радиоактивных лучах солнца. И подобно насекомым, застывшим в куске янтаря, в толще кристально прозрачного голубого льда виднелись черные силуэты вмерзших морских животных – китов, дельфинов, осьминогов. Попались на глаза и вытянутая огромной сигарой подводная лодка, и наполовину торчащий изо льда корпус белоснежного океанского лайнера.

И, конечно, им попадались скованные беспощадным холодом трупы людей, плывущих в груде обломков, и глядящих перед собой мертвыми, заиндевевшими глазами. Отдельно, и целыми скоплениями. Они видели одетую в простой спортивный костюм миловидную девушку, прижимающую к груди белокурую девчушку. И видели целый рой кувыркающихся в межпланетном пространстве аэромобилей – застывшим за штурвалами людям уже давно было неважно, куда направляются их транспортные средства.

Удручающее впечатление оставила вышвырнутая стихией в черную вакуумную пустоту многотысячная толпа людей – видимо, китайцев. Разбушевавшаяся катастрофа застала их за празднованием какого-то национального праздника: среди хаоса обломков зданий, деревьев, камней, виднелись пестрые украшения, большие, яркие гравистаты с иероглифами – вся эта мешанина сопровождала навечно скованных космическим холодом девушек в коротких серебристых сарафанах, мужчин в легких шортах, и нарядных детишек, в межзвездное путешествие длиною в миллионы лет...

- Максим Олегович, через тридцать минут нужно двигаться к звездной дороге, – напомнил навигатор.

- Да, да, - капитан устало вздохнул. За последние несколько часов он, казалось, постарел на десять лет. – Конечно, найти в этом хаосе хоть одно уцелевшее существо – было бы великим чудом...

- Есть сигнал! – вдруг выкрикнула Ирина, подскакивая. – Есть! Есть сигнал!!!

Она повернула регулятор, и рубку заполнил тонкий девичий голосок, отчаянно взывающий о помощи:

- Кто-нибудь слышит меня?! Помогите! Пожалуйста, помогите! Кто-нибудь!

- Чудо! – выдохнул Вершинин, и схватил коммуникатор.

***

- Говорит капитан исследовательского корабля «Пантелеймон» Вершинин. Вы слышите меня?

- О, Боже! Да, да! Я слышу! Слышу! Помогите мне! Пожалуйста, умоляю вас, помогите!

- Не волнуйтесь, мы поможем вам. Пока мы пеленгуем ваш сигнал - опишите, пожалуйста, местность, в которой вы живете.

- Да, конечно! Я не знаю, что произошло, но мне кажется, что Земля распалась на части! Это было просто ужасно! Я сидела в доме, и вдруг все вокруг заходило ходуном, мое тело стало очень тяжелым, и я потеряла сознание. А когда очнулась – оказалось, что я парю в невесомости, а за окном видно двести метров земли, а дальше – обрыв и темнотища!

- Девушка, как вас зовут? – перебил ее Максим Олегович.

- Настя.

- Анастасия, сейчас нам в первую очередь важно найти ваше местоположение. Опишите, пожалуйста, объект, в котором вы находитесь, как он выглядит, что находится вокруг.

- Да, да, простите, пожалуйста. Мой папа был повернут на безопасности. Все смеялись над ним, - девушка всхлипнула, – а он никого не слушал, и построил жилище из сверхпрочных материалов, абсолютно герметичное, и с полным циклом жизнеобеспечения. Снаружи это выглядит как обычный одноэтажный дом. А пять дней назад, папа с мамой ушли в гости, и... и..., – она безудержно разрыдалась.

- Вы определили, откуда сигнал? – Вершинин повернулся к связисту.

- Да, капитан. Это было не трудно. Мы поймали сигнал, как только обогнули... обломок, который в данный момент находится прямо под нами. Я отправил пилотам команду лететь параллельным курсом. Смотрите, сейчас выведу на центральный монитор изображение с камер.

Мгновение спустя на мониторе появилась четкая картинка. Метрах в трехстах под днищем корабля величаво плыла глыба радиусом в полкилометра. Поверхность под ними представляла из себя замороженную почву, за которую цеплялись корнями несколько чудом уцелевших деревьев. И прямо посредине этого фантасмагорического пейзажа стоял уютный домик, с черепичной, на вид, крышей. В двух маленьких окошках горел свет...

- Первый пилот, сократить дистанцию до пятидесяти метров – распорядился капитан, и, посмотрев на часы, обратился к команде. – У нас всего двадцать пять минут. Что предлагаете делать? Бортинженер? Астрофизик?

- Можно попробовать захватить грузовыми манипуляторами.

- Не получится. Ты слышал, что сказала девочка о доме? Я думаю, там несколько подземных этажей, и фундамент метров на двадцать в глубину.

- Может, вывести челнок?

- И что он сможет сделать? Полетать вокруг дома? Думайте, думайте скорей!

Внезапно, по всему кораблю прошла легкая вибрация. Светлана быстро бросила взгляд на пульт.

- Кто-то открыл третий шлюз!

- Капитан, смотрите!

На мониторе показались две отдаляющиеся от корабля фигурки в серебристых скафандрах. Одна фигурка, за которой разматывался гибкий, отливающий металлом трос, крепко держала за руку вторую.

Мгновенно сориентировавшись, Вершинин провел пальцами по своему планшету, и, быстро считав данные, поднес к губам коммуникатор.

- Самовольное покидание корабля! Два внеочередных дежурства на кухне, Алехин! И кто это с тобой? Компьютер почему-то не дает данные.

- Слушаюсь, капитан! Со мной – пустой скафандр, приношу извинения его хозяйке Свете. Максим Олегович, дайте мне пятнадцать минут. И подключите меня, пожалуйста, к частоте этой девушки. Не беспокойтесь, я все сделаю.

- Пятнадцать минут, Алехин. Больше времени у нас нет. Действуй, и... с Богом, Веня.

***

Это была самая невероятная ситуация, в которой когда-либо бывал Веня. Он стоял на крыльце домика, находящегося на гигантском обломке бывшей планеты, который несся с огромной скоростью в бездушном космическом пространстве.

- Настя, ты слышишь меня?

- Да, здравствуйте! Кто это?

Меня зовут Вениамин. Можно Веня. Послушай, Настя, у нас очень мало времени, поэтому постарайся все делать быстро, так, как я скажу.

- Хорошо, Вениа... Веня.

- Молодец. Я не увидел тебя через окно внутри дома. Ты спустилась на уровень ниже?

- Да, я спустилась, как только вы сказали, что вытащите меня. Здесь герметичные перекрытия.

- Умница. Сейчас я войду. У меня с собой скафандр для тебя. Мы тебя быстро оденем, и переместимся на наш корабль. Лады?

- Ой, спасибо! Лады!

- У меня к тебе два вопроса. Первый: где у тебя включается регулировка давления и состава воздуха?

- Вы не беспокойтесь, регулировка автоматическая, и начнется, как только вы закроете за собой входную дверь!

- Отлично! И второй: какой код открытия двери?

- Три-пять-три-пять-пять-семь-восемь-один.

- Одиннадцать минут, Алехин, - послышался в наушниках голос капитана.

- Настя, я захожу!

Протянув руку, молодой человек набрал код. И в тот же миг дверь с силой распахнулась, выдохнув гигантский клуб теплого воздуха, и, с такой мощью выбила у него из руки пустой скафандр, что тот пулей полетел в сторону.

- Веня! – раздался в ушах отчаянный крик Светланы.

- Вениамин! Немедленно возвращайся на корабль! – голос Вершинина.

Вениамин, тряся онемевшей рукой, проводил взглядом удаляющийся скафандр, потом медленно поднял глаза к зависшему сверху блестящему корпусу корабля. А затем резко опустил голову, и, решительно нагнув подбородок, шагнул внутрь дома.

***

Система регулировки и впрямь была отменная. Уже через минуту парень скинул скафандр, и постучал по люку.

- Открывайте! Пиццу заказывали?

- Через пару секунд люк откинулся, и снизу выплыла тонконогая девчушка, с большущими синими глазами, и такими же русыми, как у Алехина, волосами.

- Да ты совсем ребенок! – удивился он.

- Мне уже двенадцать, - важно заявила девочка.

- Ну, это меняет дело, - кивнул Веня. И ухватив за руку, подтащил к себе. Давай-ка, помогу тебе надеть скафандр.

- А где ваш?

- А я его погулять выпустил. Но ты не беспокойся, он скоро вернется, и мы вместе тебя догоним.

- Вы шутите?

- Я? Да никогда! – возмутился молодой человек, и помог девочке закрепить шлем. – Значит так, когда выйдешь – закроешь дверь. С внешней стороны на ручке закреплен трос. Отстегнешь карабин, и прикрепишь его вот сюда. С помощью троса тебя затянут на корабль. Понятно?

- Да. А как же вы?

- Вениамин! – капитан говорил через коммутатор Настиного дома. – Семь минут!

- У нас действительно нет времени, Настя. Пожалуйста, иди!

Девочка порывисто прижалась к нему, неуклюже обняв руками, закованными в скафандр.

- Спасибо вам! - и, оттолкнувшись от стены, поплыла к выходу.

***

- Вениамин, девочка на корабле, - сообщил Вершинин, удостоверившись, что перемещение на корабль нового «пассажира» прошло успешно.

- Рад слышать! – отозвался Алехин.

- Как ты, Веня? – тихо спросил капитан.

Света, Ира, и еще несколько женщин из экипажа, не скрываясь, утирали слезы.

- Отлично, Максим Олегович! Очень я удачно все подстроил! Вы не поверите, на что может пойти человек, чтобы избежать дежурства на кухне!

Девушки рассмеялись сквозь слезы.

- Веня, через три минуты мы должны улететь. Скажи... может, у тебя есть какое-нибудь пожелание? Что мы можем сделать?

- Как хорошо, что вы спросили! Я сам стеснялся сказать. Конечно, у меня есть пожелание! Максим Олегович, пожалуйста, пришлите мне сюда Семёна!

Командир корабля улыбнулся.

- Я не против. Осталось только получить согласие Семена.

- Ну, и еще так, по мелочи: на Новом Китеже назовите, пожалуйста, в мою честь какой-нибудь материк, понаставьте мне памятников, и причислите меня к лику святых в какой-нибудь новокитежской религии.

- Как ты мог предполагать, Вениамин, что мы бы так и не сделали! Что-нибудь еще?

- Еще хочу, чтобы Настя назвала в мою честь своего сына... нет, лучше трех сыновей. Ах, да, чуть не забыл! Еще желаю, чтобы все женщины хранили мне верность до конца своих дней!

Невероятно, но парень заставил улыбнуться почти всех, кто его слышал.

- Ты прекрасный друг, и отличный член команды, - произнес Вершинин, и сверился с часами. – Мы стартуем. Прощай, Вениамин Алехин. Пусть космос будет тебе ласковой колыбелью.

- Прощай, Веня! Прощай! – нестройным хором заговорили остальные.

***

- Прощайте, друзья, - прижавшись носом к окну, он наблюдал, как корабль медленно развернулся, как начали наливаться пурпурным сиянием дюзы, и звездолет начал движение. А несколько секунд спустя корабль превратился в яркую, стремительно уменьшающуюся в размерах точку.

В груди у него ныла тянущая пустота. Теперь, когда в радиусе многих парсеков вокруг не было ни единой живой души – шутить как-то совершенно не хотелось. Он никак не мог собраться с мыслями, которые целыми кавалькадами носились в его голове, отталкивая, и вытесняя друг друга.
Правильно ли он поступил? Несомненно – да. Поступил бы он так еще раз? Да, поступил бы. Но почему, почему, наряду с этим, он никак не может отогнать от себя и целый ряд недостойных, некрасивых мыслей? Завидует ли он своим товарищам, которые отправились обустраивать новую колыбель человечества на другой конец Млечного Пути? Да, черт возьми, завидует. А долго ли будут его помнить товарищи? И как они вообще смогут, забыв про него, нежиться на белоснежных новокитежских пляжах, плескаться в голубой воде, заводить романтические отношения, строить планы на будущее?

Веня злился на самого себя за свои мысленные терзания. Нет, он, конечно, рад за своих товарищей, но... И вновь он ругал себя за вот это самое «но». Как все эти его мысли могут сосуществовать? Разве он такой плохой человек? Да вроде же нет. Он совершил хороший, достойный поступок, и не жалеет об этом!

Интересно, мы ведь никогда не знаем о том, что думает человек, совершивший героическое деяние. Мы можем только догадываться. Вот если бы о поступке Вениамина написали книгу – то на последних строках герой с твердым сердцем и пылающим взором проводил бы взглядом корабль, а затем, с улыбкой на губах, торжественно умер.

Внезапно Веня успокоился. Он – не книжный герой. Он – настоящий. И он все сделал и делает правильно. А еще – чего-то в ближайшее время ему не хочется умирать!

Уже через полчаса была проведена полная ревизия. Настин папа оказался просто генералом запасливости! Настоящий параноик! Поистине гаргантюанские запасы провианта, воды, напитков! Атомный генератор, самовозобновляемая система подачи кислорода, обширная видеотека и коллекция игр. И еще – чудесный волновой передатчик.

Устроившись поудобнее в мягком кресле, Веня открыл банку с холодным шампанским, с наслаждением отпил несколько глотков, и широко улыбнулся.

А ведь «Пантелеймон» - далеко не единственный земной корабль, бороздящий просторы галактики. И еще десятки кораблей будут возвращаться сюда, по звездным дорогам. И уж вряд ли они откажутся принять на борт единственного найденного ими живого человека. Только вот сидеть целыми днями с передатчиком, и взывать о помощи, он не собирался. Зачем, если можно сделать по-другому? И кто, простите, пролетит мимо, услышав такое?

Веня щелкнул пультом, и в черную пустоту за окном полилась прекрасная, старинная песня:

Чёрный ворон, чёрный ворон,
Что ты вьёшься надо мной?
Ты добычи не добьёшься,
Чёрный ворон, я не твой

Comments

Ваша учетная запись не имеет разрешения размещать комментарии!