Жираф

Опубликованно Июль 15, 2017 | Просмотры темы: 275

Бэссамемуча

Мне встречались женщины, лёгкие на поцелуй. Помню, одной я успел сказать лишь «послушай, Марина» и она сразу укусила меня за губу. На женском языке это означает «я тебя тоже лю».

Но это редкость. Чаще бубнишь от растерянности героические саги, при том глядя пристально ей в губы. Целовать и страшно, и непонятно с какого места начинать. А ещё бывают такие коленчатые барышни, с ними вообще каменеешь.

Для сложных случаев у меня есть одна отвлекающая история. Если ты её слышишь, значит мы сидим на диване, и я боюсь целоваться.


Вот эта история.

В условиях монгольской зимы устав велит справлять нужду в таком месте, где много мороза, а из удобств лишь птичья жёрдочка. Приходится мёрзнуть и балансировать над ужасной пропастью. У птиц подобные упражнения получаются как-то непринуждённо. А люди отвлекаются на всякие тревожные мысли. Поэтому солдаты и сержанты ходят до ветру лишь в крайнем случае, при прямой угрозе лопнуть. И к концу службы вырабатывают два интересных навыка:

1. делать всё за пять секунд.

2. раз в три дня.

Мы жили в железной будке на колёсах. Мы были связисты на полевой станции Р-410. И нашему старшине было не чуждо всё человеческое. Однажды ночью он поднял экипаж по тревоге, выгнал на мороз, а сам отложил личинку на газету. Свернул и выбросил в окно, навстречу ветру. Потом включил вентиляцию, и в будке стало свежо как в лесу. И никаких признаков, что старшине не чуждо всё человеческое. Все вернулись, уснули и ни о чём как бы не догадались.

А утром буря стихла. Небо стало голубое, как купола на Смольном. И приехал генерал с проверкой. Он построил экипаж перед железной будкой и стал рассказывать про свою жизнь.

Он прослужил двадцать пять лет.

Он видел, как в Воронеже часовой занимался онанизмом на посту и так уснул. В положении «стоя», с хозяйством наружу. А разводящий подумал «какая гадость» и шлёпнул спящего товарища по спящему члену солдатским ремнём. Часовой от боли и непонимания стал стрелять, ни в кого не попал, но для дивизии это был позор.

Генерал видел, как в Якутии прапорщик ставил водку на мороз, водка делалась куском льда, и прапорщик применял её как закуску к обычной, жидкой водке. Скоро к этому прапорщику стали приходить огромные зелёные тараканы прямо в караулку. И опять был позор для дивизии.

Ещё, однажды, в Анголе бабуин украл у другого прапорщика еду, и этот прапорщик догнал бабуина на дереве и всё отобрал назад. И это опять был позор, так издеваться над туземцами.

Но! Никогда генерал не видел такого ужасного разгильдяйства, чтобы люди гадили на стены боевых механизмов на высоте трёх метров от земли!

— Обернитесь, товарищи бойцы и посмотрите, что творится на борту жилой машины! — сказал генерал оперным голосом.

А там всё, брошенное в окно старшиной прибило ветром назад. Хрустальная котлета примёрзла к железной будке. И по газете «Красная Звезда» было понятно, это сделала не птичка.

Целый день потом старшина откалывал ломиком свой внутренний мир, насмерть примёрзший к будке. И далеко над Монголией плыл хрустальный звон.

Обычно, рассказав эту поучительную историю, я опять сижу. Смотрю в губы, и ничего не происходит. Это потому что у меня филемафобия. Страх целовать что-либо красивое. Дурацкая, неудобная болезнь. С такой того и гляди, войдёшь в новый, 2010-й год не трендово не целованным.

Вот когда на диване встречаются абстрактная женщина и Джони Депп, Деппу достаточно вытянуть губы трубочкой. Его сразу покроют поцелуями в три слоя, даже если он имел в виду не чувства, а просто свиснуть собирался. Завидую ему, конечно.

Теперь про фобии.

Одна женщина боится ходить на работу. Все ей сопереживают, говорят, ну правда не ходи, не надо себя травмировать напрасно. И угощают вкусным седуксеном, от которого снятся разноцветные бабочки и добрые слоны. Это очень удобная и приятная фобия, мне б такую.

Бывают очень изящные фобии, которые украсят самого неприметного человека. Например:

Анемофобия — боязнь повстречать ураган.

Акрибофобия — боязнь не понять прочитанное.

Апейрофобия — боязнь бесконечности.

Гленофобия — боязнь взгляда куклы.

Интимофобия — боязнь выключения торшеров.

Нефофобия — боязнь облаков.

Сидерогомофобия — боязнь оказаться в одном поезде с гомосексуалистом.

Ойкофобия — страх что выгонят из психиатрической лечебницы.

Спектрофобия — боязнь зеркал.

Пелидопартенофобия — боязнь лысых девственниц.

Криоклаустрофобия — боязнь быть запертым в холодильнике.

Птеранофобия — боязнь птичьих крыл.

Гуцогиппофобия — боязнь тощих лошадей.

Гартбруксавтофобия — боязнь умирать в автокатастрофе под музыку кантри. Кто не понял, это страх лежать в разбитой машине и не мочь выключить радио.

Любую фобию можно победить систематической десенсибилизацией.

Это значит:

Спектрофобу следует смотреть в зеркала.

Акрибофобу нужно читать Канта.

Криоклаустрофоба раз в неделю полезно запирать в холодильнике, пока не привыкнет.

Пелидопартенофоба нужно женить на лысой девственнице.

Ойкофобу по утрам полезно крутить руки, тащить в психушку. По вечерам выгонять с терапевтическим пендалем.

И т. д.

Мне же показано чаще целоваться. И тут надо срочно что-то делать. Я считаю.

Но сегодня, я решил, сегодня всё будет иначе.

Не буду рассказывать героическое.

Я скажу примерно так:

— Знаешь в чём смысл жизни?

Ты можешь забыть меня хоть завтра. Это всё равно. Потому что сейчас мы на одном диване и только что я целовал тебя в ладонь. Понимаешь? Этого уже никто у меня не отнимет.

И неожиданно укушу её за губу.

На мужском языке это значит «я тебя ужасно лю».

Два несложных способа навсегда запомнить Новый год

Одна девушка согласилась ехать в лес верхом на мопеде. Ей хотелось чего-нибудь незабываемого. Она представила, будет здорово втроём — её парень, она сама и их механический дружочек.

Дорога оказалась настоящей зимней сказкой, с ямами и корягами. Они скакали на мопеде, как на сказочном коне. Приблизительно в центре тайги мопед упал в сугроб и умер. Остались он, она, ночной лес и ехать не на чем. Всё как ей хотелось.

Влюблённые разыскали Полярную звезду и побрели от неё прочь, на Юг, где хотя бы теплее. В пути согревались петтингом сквозь шубу. Отличный метод, особенно, если у вас широкие взгляды на петтинг. Это гораздо трендовей, чем бегать вокруг ёлки.

Та девушка ужасно невнятная, плохой рассказчик. В самых волнующих местах говорит эзопово, всё повторяет — «ну, вы понимаете». Поэтому никто не понял, сколько раз и под какими деревьями они обсуждали маршрут.

Под утро встретили в лесу военных моряков. Эти моряки украли в деревне сундук, но не могли сами дотащить. Просили о помощи. И вот они вместе волокут добычу к океану, потом куда-то спускаются, очень путано.

И первого января она проснулась в незнакомой подводной лодке, вся полная впечатлений. И теперь точно помнит, какой был год, но путает север и юг, названия деревьев, модели субмарин, сколько раз и куда целовались. В её голове ужасная каша. При том, говорит, счастлива была совершенно.

У меня же наоборот.

Отлично помню детали, но не даты. Например, очень давно, мне так нравился Бродский, что женщины отмечали со мной Янов день, Пасху и другие праздники, чреватые растрёпанной поутру причёской.

Так вот, пришла девушка. Я раздобыл ёлку, шампанское, покрошил салат. Должно было выглядеть, будто у нас Новый год. Будто бог придумал девчонок, чтоб смотреть с ними телевизор в напряжённом молчании.

Мы и правда, смотрели, какое-то время.

И где-то между Леонтьевым и Пугачёвой я нарисовал пальцем на её колене кружок и посмотрел очень выразительно.

И в интервале между грудью и пряжкой на юбке, она вдруг выдаёт страшную тайну. Ей только что отрезали аппендицит. И врач запретил половые отношения от груди по февраль включительно.

Ну, вы понимаете, если вы уже полчаса целуетесь и всю будущую неделю планировали то же самое, эта тайна звучит как свист монгольской конницы над героическим Козельском. Такого лучше никогда не слышать, даже если всё происходит не с вами.

Мы стали диспутировать. Мне казалось, запрет подразумевал люстры, рояли и есть ещё такой интенсивный метод, вскачь на диких животных. Всё это действительно опасно, при свежем аппендиците.

Но она считала, половые отношения наступают сразу за поцелуем в локоть изнутри.

Пришлось применить невербальные аргументы. Я проглотил пуговицу с её блузки. И хотел перегрызть лямку лифчика, не смог. Если б греки с таким жаром штурмовали Трою, город сдался б не через тринадцать лет, а трижды в час. К утру в моём активе оказалась юбка, но не колготки. Измождённые борьбой, мы заснули, проснулись, ели салат, и опять была война до ночи.

Это было ужас как прекрасно. Шестнадцать часов чистого времени я трепал её как зимний шторм одинокую бригантину. А она мужественно отказывалась тонуть. Но и с дивана не уплывала.

Вечером первого января пообещал все алмазы мира в обмен на снятые трусы. Сказал, давай украсим ими ёлку. Но девушка попалась ужасно немеркантильная и привязчивая к своим трусам.

И тогда сдался я. Уткнулся в её душистый бок и заснул сладко-сладко. И никогда, ни до, ни после, не бывал счастливее.

Та девушка, кстати, и сейчас невероятно красивая, хоть и без аппендицита.

Это мы давеча сидели, обсуждали новогоднюю романтику.

Теперь вы тоже расскажите чего-нибудь такого. Только простыми предложениями. Я после праздников немножко тупой.

Просто так

Женщина смыла в унитаз крышку от банки, случайно. Крышка застряла в трубе и наступил ад. Иногда крышка поворачивалась вдоль, а иногда поперёк. Нечистоты то уносились с водоворотом, то изрыгались обратно. Приходил сантехник, крышка при нём открывалась. И женщина выглядела ужасной дурой.

У сантехника чёрная душа. Он может наорать на котика, выжать из пенсионерки рубль и наступить сапогом в ванную, куда хозяйка садится белой попой. Невероятно наглеют люди, лишь овладев заклятием прочистки унитаза.

Кроме чёрной души, у сантехников извращённый мозг. Вопреки всему, о чём в пьесе «Петя и волк» предупреждает нас композитор Прокофьев, сантехник Нитунахин приходил девять раз подряд. Он упрямо верил в честных женщин. Потом встал на колени, оторвал унитаз от трубы, достал и продал хозяйке её же крышку, насильно, за десять евро.

Раненная прямо в душу хозяйка унитаза позвонила куда надо и пожаловалась на сапоги, жадность и хамство Нитунахина.

— Пусть ему будет стыдно! — крикнула она в конце своего выступления. И бросила трубку.

Но у сантехников чёрная душа, им не бывает стыдно. Даже когда мой хомяк съел в ванной занавеску и прохожим открылись все мои трещинки, я продолжал мыться, поворотясь к окну бог знает чем. Хоть мог бы убежать и воспользоваться тазиком.

В моей ванной окно на улицу. Когда-то стекло «морозко» лишало меня формы и даже пола. С точки зрения уличных птиц и алкоголиков я был зелёным силуэтом в окне третьего этажа. И лишь фантазия наблюдателя ограничивала эротизм моего банного танца. Меня можно было принять хоть за Монику Белуччи.

Потом продавцы стеклопакетов сказали, у них нет стёкол с узорами. Пришлось лепить занавеску, но попалась прозрачная ткань. И никто уже не обольщался по поводу Белуччи, а сразу узнавал во мне голого дядю в душе. Теперь, когда в жизнь ворвался хомяк, с улицы я виден уж совсем подробно. Жизнь стала интересней. Спасибо ему.

Раздвижные его челюсти, это орган познания. Он тянется зубами ко всему новому. Что не может укусить, то остаётся за гранью осмысления. Как для нас мю-мезоны, непарность носков и непорочное зачатие.

Кроме занавески, он познал полотенце и два рулона туалетной бумаги. Он не очень начитанный, по общехомячьим меркам. Например, знакомый хомяк Жора может рассуждать о таких полиморфных образованиях как «шуба из лисы», «кабель кухонного комбайна» и «портрет дедушки-графа в полный рост». Жора также смыслит в немецкой филологии, он кушал разговорник и почти умер от избытка этих их ужасных артиклей, но потом всё-таки выжил.

Маша сказала, хомяк выгрыз дыру, чтобы смотреть на улицу, на птиц и облака. Она — романтик.

Ляля сказала, хомяку нужны были разноцветные нитки для украшения дома. Наша Ляля дизайнер. Она за мир и уют.

Я считаю, он просто хотел жрать. Не знаю, кто я после этого.

Только моя девушка подумала другое. Она решила, отверстие сделал я сам. Она спросила:

— Славочка, а зачем ты провертел окно в занавеске? Что ты хотел этим сказать миру?

Это очень, очень хорошая девушка. У неё такое особое зрение, она видит во мне хомячка, а не сантехника, что до одури приятно.

Ходил в гости, как бы ужинать.

Вы не представляете, как она лепит чебуреки. На кухонном столе, который сам по себе сексуальный атрибут, выставив белое колено из халата. Богиня. От её кулинарии здоровые мужчины раздеваются непроизвольно.

Она бывает добра ко мне, иногда доверяет некоторые свои подробности. Я сказал, что хотел бы стать её чебуреком. Немедленно, на кухонном столе. Я надеялся показать, какой я страстный чебурек.

Но многие женщины мелькают коленями не ради секса, а даже непонятно зачем. Она выдала мне морковку, для загара, и прогнала смотреть хоккей. (Ненавижу хоккей). Притом сказала — иди, иди, нам надо поговорить.

Я подумал, о боже мой, говорить с фаршированным тестом, это так увлекательно. А оказалось, в углу, сидела подруга Ленка, собеседник. В сиянии колен и чебуреков я не заметил, как она втекла на табуретку.

На следующий день говорит мне — вот как, как ты мог не заметить Ленку? Ведь такая эффектная. Её любят муж и ещё три внебрачных идиота.

И стала рассказывать.

Однажды Ленка шла в наушниках. Её догнал аноним и стал что-то объяснять. Ленка смотрит, смотрит, как он губами шевелит, губы ничего такие. Потом сняла наушники, послушать, вдруг что важное. А это было признание в любви. И уже в той части, где названия курортов, которые они посетят, если она хотя бы кивнёт. Там тёплый океан, всё вокруг двуспальное, можно хорошенько познакомиться. Но сначала они поедут на волнующем чёрном джипе к нему домой, читать Бодлера в полумраке.

Ленка подумала сразу четыре разных мысли:

1. Почему, ну почему она не занималась в детстве греблей и штангой. Была бы теперь страшная, он бы не полез.

2. Баллончик нельзя использовать против ветра. Иначе потеряешь сознание и пропустишь всё интересное.

3. Жалко, что нет баллончика.

4. В Таиланде, сейчас, наверное, тепло и ужин.

Ленка стала оправдываться, в основном перед Таиландом. Дескать, она замужем, и вообще, не такая.

Тем временем её автобус ушёл, не дослушав. А муж не брал трубку. Пришлось звонить губошлёпу, чтоб довёз. И вот, она приехала к себе в Гадюкино на бесподобно чёрном джипе. Но вышла у магазина, поскольку ужасно благоразумная.

И теперь губошлёп звонит раз в час и ухаживает очень монотонно — я тебя хочу, я тебя хочу, я тебя хочу.

На следующий день к ней подходит Вадик, коллега. Говорит, Ленка, люби меня, не то умру. Она привычно уже запела про мужа. Тогда Вадик поступил с ней как нервный автобус: не дослушал, разогнался, ударился о стену и упал без чувств. А вчера ещё лишь смотрел печально из-за принтера. И вдруг такой прорыв в отношениях. Ленка была не готова. Пожаловалась директору. Директор ответила, что нельзя увольнять мужчин за любовь. Нет такой статьи в кодексе «во влюблённом состоянии делается идиотом». Тем более, специалист он неплохой.

Вадик меж тем распоясался. Как увидит Ленку, бьётся о стены. Наглец. Все окружающие офисы смеются.

А недавно она пошла в ресторан и там опять был успех. Причём такой, пришлось бежать на улицу в чужом пальто.

Узнав всё это, я стал смутно припоминать. Правда, что-то там сидело в углу, такое эффектное. И теперь хочу обратиться со страниц этого журнала.

Дорогая Ленка! Ну конечно же, я тебя заметил. Ты вся, с ногами, сидела на тонкой табуретке, в какой-то очень сложной позе. Я ещё подумал, наверное, у неё в попе присоска, раз не падает.

Ленка, всё влюблённые мужчины — идиоты. Даже я. Вчера, помогая девушке раздеться, я порвал на ней дублёнку. Разумеется, вечер у нас сразу заладился.

Или вот, одну девчонку любили двое симпатичных парней. Они подозревали друг о друге и, каждый в свой черёд, ставили ей засосы, по всему телу. У них была такая интересная переписка-соревнование. Бедная девушка стыдилась раздеться в приличном месте. Пришлось бросить обоих.

Теперь, Ленка, когда ты всё поняла про мужчин и не сердишься, я покажу, как ты смотрелась на табуретке.


Это было примерно так:

Как меня купали в проруби

Я сейчас дружу с одной девушкой, в трезвом виде она почти неприступна. У неё муж, дети, домашние животные в ассортименте. Всё невероятно запутано. Аппендицит, опять же. Но однажды опоил её, и до утра шептал в ухо непристойности, вплоть до Мандельштама. Последнего она мне потом простила. Отличная девушка, глаза Анжелины Джоли, фигура Скарлет Йохансон.

И у неё большой такой плюс, она не знает, что я блоггер.

Так вот.

Её подруга потом спросила, были ли у нас Отношения.

Девушка ответила «Почти нет».

А по-моему, «Почти да».

Просто девушке кажется, она почти устояла.

А я уверен, что почти победил. Чувствуете разницу?

Я — почти нет. А вы, видимо, почти да.

Не в силах больше отражать мою страсть, она предложила съездить понырять, на Крещение. Давай, говорит, очистимся. Сам я не сильно верующий мужчина, но когда фигура Скарлет Йохансон, купание хоть в вулкане выглядит интересной идеей.

Поехали в дальний монастырь, стояли службу. Креститься я стеснялся, сначала. Потом все вокруг так махали лапами, моя отстранённость стала подозрительной.

Сбоку старушка в чёрном торговала всякими волшебными пустякам. Ей сунули записку, она прочла и зашипела, громко:

— Какая я вам матушка Мария! Матушка Мария вон там (показала рукой на деревянную конструкцию в углу). Вот к ней и ступайте.

Так вот, эта матушка не-Мария, возилась, пыхтела, ничуть не стеснялась, и я тоже перестал. К концу уже бил поклоны, подпевал «Славим, Славим», и «Святый боже, святый крепкий». И даже посмотрел строго на одну тётку, которая считала, что поёт терцию, но сильно лажала.

Вообще, у Бога в этом храме всё отлично с иронией. Там все смешные и никого не лупят молнией. Даже меня, всю службу размышлявшего о мировой борьбе с аппендицитом.

Потом все мужики выстроились в очередь. Стало ясно, сейчас начнётся какой-нибудь торжественный обряд, например, обрезание. Мне не хотелось, я начал всем уступать дорогу. Но сзади так подпирали ободряюще, подумал, ну и ладно. Пройти обрезание на глазах у Скарлет Йохансон, это ли не счастье.

А это, оказалось, причастие. Мужики целовали икону и волосатые батюшкины пальцы. Ели булку. Я внимательно всё запомнил. Прицелился губами Иисусу в нарисованную ногу, промахнулся. Попал в какую-то серебристую шишечку. Меня качнуло, ну. Для блоггера, только что избежавшего обрезания, это нормально. Батюшка посмотрел внимательно, но простил. Ткнул кулаком под нос, чтоб хоть этот поцелуй удался. В общем, всё хорошо.

И мы пошли купаться. Мальчики налево, девочки позже, может быть, если мальчики вернутся. Меня представили огромному такому Володе. Володя пообещал, что я никуда не сбегу. Господи, думаю, ладно в царевича, тут не стать бы горбунком, после процедуры.

Вообще-то, боялся другого.

Понимаете, если голого сантехника окатить водой на морозе, вряд ли он скажет вам малую Иисусову молитву. От его вскрика, скорей всего, завянут берёзы и заборам станет жарко и неудобно. Это рефлекс, мы не виноваты.

Проруби не было, повели к колодцу. Колодец в лесу. Темно. Снег и ёлки. Освещали путь мобильниками. В пути Володя рассказал, как однажды из ведра выпала ледяная глыба и это была настоящая опасность для здоровья.

Разгребли сугроб ботинками, натаскали воды. Минус двенадцать, ветер. Разделся, развесил свои всякие трусы на заборе. Всё в том порядке, в каком потом надевать. Чтоб после в беспамятстве не погибнуть, позорно путаясь головой в непонятных тряпках. Встал, перекрестился.

И тут Володя вылил первое ведро.

Ну что вам сказать.

Холодно — это слово из другого измерения. Здесь же просто гитлер капут и всё. Поскольку вы сейчас читаете глубоко духовный рассказ, я не могу выразиться точнее, извините.

Помню, воздух замёрз в груди. Ругаться стало нечем. Я показал Володе глазами, что давай второе.

Второе ведро показалось горячим. Организм сошёл с ума, рецепторы транслировали в мозг какие-то случайные числа.

— Господи Иисусе Христе, сыне божий, помилуй меня, грешного — вдруг сказал я на вдохе, совершенно искренне.

— Вот и хорошо — улыбнулся Володя. И вылил третье ведро. Даже уже как-то обыденно. И я пошёл, хрустя по снегу чужими молочными ногами. Одеваться. Помню лишь, носки смешно примёрзли к тапкам.

Девушка, меж тем, купаться передумала. Зато прогрела машину и ждала меня, я б сказал, даже с волнением. Такая хорошая. И фигура. И очень надеюсь, ей нравится мой Мандельштам.

Вот этот:

Нежнее нежного

Лицо твое,

Белее белого

Твоя рука,

От мира целого

Ты далека,

И все твое —

От неизбежного.

От неизбежного

Твоя печаль,

И пальцы рук

Неостывающих,

И тихий звук

Неунывающих

Речей,

И даль

Твоих очей.

Поговори с ней

Во дворе человек выгребал сугроб из-под Пежо и складывал на крышу Опелю. Хранить осадки у нас негде, мужчины дарят снег друг другу. Прибежал папа Опеля, тоже с лопатой. Он не хотел себе чужих осадков, к концу зимы он ничего уже не хотел. Такой февраль, упасть в сугроб и плакать. Мужчины сначала диспутировали, потом фехтовали на лопатах. Сверху, перевесившись через подоконник, смотрела женщина. Курила, улыбалась. Ей нравилось, что наш район не захолустье и жизнь кипит.

Вчера она опять курит в раскрытое окно, и вдруг сверху падает карниз. Вместе с сосульками, со льдом, пролетает мимо её глаз, носа и сигареты, как настоящий сюрприз. Женщина даже не подозревала, насколько минздрав был прав насчёт курения.

А сегодня опять дымит. Уже глубже, из комнаты. Упрямая.

Приходила в гости маменька. Рассказала волнующее, про любовь и детство. Она школьный психолог, в её практике полно отличных сценариев. Девочка Алиса пришла в первый класс. Тоненькая вся, синеглазая, с бантами. Папа за неё волновался, вдруг обидят. Он бы подарил дочке какой-нибудь артефакт против мальчишек, двуручный меч или базуку, но с такими примочками в класс не пускают, потому что учителя трусы.

И папа отдал дочку на простое карате. Заранее, с трёх лет.

К школе Алиса выучила семь способов убийства человека сложенной газетой. Она метала ножи, вилки, метко плевала компотом. И в целом, была готова учиться в современных условиях. Спасибо отцу. Ещё, называла перелом ключицы «наименьшим вредом, отрезвляющим противника».

Первую неделю Алиса била мальчиков по одному. Тогда мальчики выбрали пять делегатов. Делегаты сказали «пойдём поговорим». Встречу назначили на среду, за школой, между мусорником и забором. Алиса пришла со сложенной газетой и, по-моему, не сдержалась. Делегаты убежали с криком «идиотка бешеная». В младших классах наступили мир, покой и матриархат. Там и осень закончилась.

А в январе она влюбилась в красивого восьмиклассника. Два дня вздыхала и смотрела фиалковыми глазами, на третий застала его в коридоре, в позе откровенного предательства. Он был прижат к стене, его целовала какая-то корова из девятого. Корове был сломан всего лишь каблук. Парню врезала по желудям. И когда он сложился от нахлынувших эмоций, Алиса его поцеловала. Чтоб понял, дурак. Иначе было не достать, маленькая ведь, почти портативная девочка.

Назавтра в школу пришёл отец. Он слушал и радовался, что не купил базуку. Заведение осталось цело, было куда прийти, узнать об успехах дочери. Директор предложила перейти в соседнюю школу. Там всё ещё бегали сотни небитых детей. Папа подозревал, другая школа не захочет чужих каратистов. А эта школа уже привыкла, адаптировалась. Папа хотел бы остаться, обещал помыть окна и не носиться на переменах. Вытащил деньги, как аргумент. Директор тоже предложила денег, чтоб они всё-таки ушли. Взрослые стали пихать друг другу всё большие суммы. Никто не мог победить. Решили, как психолог скажет, так и поступят.

А психолог — моя маменька.

— Бедная девочка! — воскликнула она. — Ребёнок старался, не давал себя в обиду, всё как велел отец. А теперь кругом непонимание, учителя ругают, дети её боятся, отец набычился. И в любви запуталась. Конечно, поведение девиантное, но ребёнок не виноват. С ней просто надо разговаривать, — сказала маменька.

Она и сама в детстве любила. Одного мальчика. Не знала, как выразить чувства, поймала его, повалила и насыпала песку в трусы. (Очень выразительно, мне кажется).

Маменькиных чувств тоже тогда не поняли. Её даже выгнали из октябрят. А теперь она выросла и диссертацию защитила. Кто-то с ней подолгу беседовал в детстве, видимо.

Завтра ко мне приедет одна молчаливая барышня. Я пересказываю ей свою жужу, за это она готовит цукини с чесноком и петрушкой. И всё счастье моё — в плетении из воздуха городов, чьё население влюбчиво и патологически счастливо в финале. Я обильно вру, за это меня жалеют, целуют в уши и называют Славочкой.

А больше ничего не происходит. Конец зимы. Пежо не здоровается с Опелем, в окне напротив курит отважная женщина и повсюду снег.

Про женщин. Удивительное

Инициация в племени даяков происходит так: девушку запирают на год в белой хижине; она носит белую одежду и питается белой пищей. Потом через бамбуковую палочку она должна сосать кровь мужчины из вскрытой вены добровольца. Не всю кровь, конечно, мужчина-то чужой. И сразу всё, взрослая.

В соседних племенах точат зубы напильником, вдевают в нос кирпичи и прочий пирсинг, это не важно. Главное, после можно курить, целоваться и обсуждать какой Колька мерзавец, приходит пьяный, а Ленка ж страдает.

С открытием фабрики «Скороход» смысл других жестокостей отпал. На фабрике делают туфли. По силе ощущений, они равны году в склепе, камням в почках и ремнём по заду. Женщины в них взрослеют мгновенно, лишь надев. По словам социологов, даже рождение младенца весом 7 кг не считается больше трудностью. Потому что Скороход.

Одной девочке подарили такие, в детстве. Её снаряжали в первый класс. Банты, платье, гладиолусы, всё так серьёзно, будто следующая встреча с родителями состоится через пятьдесят лет. Её вытряхнули из сандалий и вставили в туфли. И она сразу почувствовала, детство кончилось.

— Ну как, нравится? — спросила мать ласковым голосом.

Туфли жали везде, даже в локтях. Это значило, внешний вид удался. Кто не знает, главный секрет женской красоты — чем хуже самочувствие, тем лучше выглядишь.

И повели учиться. Обувь была мучительно красива. Школа наоборот, попалась неудачная по цвету и форме, народ в ней противный и солнце светило по-дурацки. Девочку подвели к неприятной, почти саблезубой женщине. Сказали, это Нина Петровна. Завтра нужно будет её найти и впитать свет знаний. Девочка про себя решила, будет искать самое ужасное на вид, потому что её учитель — гомункулус.

А второго сентября ей вернули сандалии. Очень неожиданно. Девочка не подозревала, насколько привязалась к ним за лето. Почти до слёз. В этот день солнце светило лучше, дети выглядели ничего, школа оказалась даже со столовкой. Осталось найти существо пострашней, сказать «Здрасте, я Люба Богомолова». И заплакать.

Искала, искала, вроде все симпатичные. Наконец нашла. Так весь день и просидела рядом с гардеробщицей. Счастливая вся, в сандалях.

Теперь она выросла и вот вчера говорит:

— Пойдём гулять. У меня есть туфли, отличные, очень удобные, только ногу пластырем надо заклеить: здесь, здесь, и тут ещё, потолще. Конечно, всё равно натрут, но если гулять недолго, за неделю пройдёт.

При этом у неё есть ещё и НЕУДОБНЫЕ туфли. Она их надевает на свадьбы лучших подруг, чтоб не так за них радоваться.

Лев

Я не помню снов, или не вижу, смысл один. И вдруг врывается в мой сон Таня Б., в таких прозрачных штанах, какие забыть невозможно. Было видно по штанам, Таня мне снится с самыми серьёзными намерениями.

Мы не виделись пятнадцать лет. Раньше она была училкой в очках и в цыганской юбке. Но за годы разлуки похудела, изучила гимнастику и множество балетных прыжков. Очень мило с её стороны, я как раз не люблю эротических снов, где женщины большие и тяжёлые как памятник.

Стремительная Таня махала ногами, словно крыльями. Я подбадривал её отдельными кавалеристскими междометьями. Волнующий этот танец как бы звал бороться с условностями в сексе.

Ни один сонник не расшифровывает училок, машущих ногами. Про балет пишут отдельно, — «к изменам и ревности».

Я не верю снам и за это сонники пророчат мне всякие гадости.

А другие люди верят и жизнь их полна милых сюрпризов.

Например, знакомая рассказала, стоит ей во сне вступить в гамно, назавтра случается прибыль из настоящих денег. Это прекрасный способ богатеть, очень удобный. Но мне он не доступен, из-за недостатка веры. В тщетных попытках, я лишь растопчу чужие хорошие какашки.

Вот ещё, из достоверного:

Мелкие монеты снятся к слезам радости.

Драка видится к встрече с тем, с кем дерёшься. Встречу Монику Белуччи, накидаю по соплям, пожалуй.

Мыть полы — к путешествиям. Если кому всё обрыдло, то знайте.

Ещё та знакомая гадает на блюдце. Рассказывала удивительное. Например, дух Пушкина ужасный сквернослов, женщины от него краснеют и хихикают.

Наполеон капризный и подозрительный. А Бальмонт очень мутный, в его предсказаниях сплошь метафоры, без филологического диплома не понять, чего он там бормочет.

Говорит одной женщине: Серый князь занёс лиловый жезл, стране пушистых кроликов грозят позор и разорение. А у этой женщины дома тапочки с мордами кроликов. Она понеслась, думала пожар или воры. А там всего-навсего муж, драматический актёр Семёнов привёл с работы актрису Булочкину, обул её в тапки жены и ну делиться секретами актёрского мастерства. Эта женщина, Семёнова, прибежала и облегчённо рассмеялась. Дала актрисе Булочкиной по сопатке и тут же в страну пушистых кроликов вернулись мир и покой.

И кстати, вот отчего мне снилась Таня в прозрачных штанах. Вчера смотрел арабский танец из Щелкунчика, примерно триста раз. Там такие же брюки.

Лытдыбр курортника

День первый.

По пляжам Паланги бегает голодный лебедь, щиплет отдыхающих. Однажды кто-то угостил его булочкой, лебедь хочет ещё. Но люди думают про погоду, про кризис и вулкан, а о лебедях не помнят. Меж тем, изнурённые голодом птицы нападают на прохожих. Им в организме не хватает булочек.

Я хотел сфотографировать пешеходный мост. Это знаменитый мост, мы читали о нём в путеводителе.

— Интересно, между чем и чем этот мост? — спросила меня моя личная жизнь, склонная к точным наукам.

— Душа моя — ответил я, пытаясь таким вступлением навести её на мысль об интимных отношениях — этот мост ведёт из Паланги в Палангу.

Я ужасно ошибался. Мост тянется от пляжа к середине моря, потом сворачивает в сторону Швеции и обрывается на полпути. Он символизирует мечту литовцев о лучшей доле.

Так вот, я фотографировал мост, внезапно подбежал лебедь и клюнул нас с фотоаппаратом в объектив. Этот волнующий миг запечатлён, можете посмотреть. Если вы журналист, вот вам подпись:

«Озверевшие птицы на пляжах Балтики».

Или так:

«Литовцы науськивают на латышей свою авиацию».

День второй.

Вы не различаете Литву и Латвию, и правильно делаете. Паланга — та же Юрмала, только в детстве плохо кушала, поэтому не выросла. Та же хмарь, от которой аборигены бело-зелёные, как неспелые помидоры.

Гулять в Паланге можно по пляжу, в живописном смысле это сплошные виды на мост.

Ещё ботанический сад. Он запомнился мне по странному бульканью в желудке, следствию национального деликатеса «картофель, печёный в колбасной кожуре». Благодаря этому блюду, и сад, и его неопознанный колючий кустарник навсегда в моей памяти.

В снежные месяцы апартаменты стоят 50 евро. Сезон наступает в мае, сразу после таяния морских льдов.

Пытаясь задёрнуть на окне штору, я сломал поводок от занавески, белую такую палочку. Весь день потом судорожно прятал обломки. Совал их под кровать, или под шкаф, или за телевизор, или в вазу. Возвращался, искал, не находил. Каждый раз думал — всё, горничная нашла и будет скандал. Вдруг отыскивал, перепрятывал, снова терял, извёлся весь. Позже расскажу, потому что теперь о погоде.

Синоптики обещали дождь со снегом. Сначала. Потом, сказали они, погода испортится, и начнётся ненастье. И мы пожалеем, что кончились дождь со снегом. Параллельно земле полетят вода, песок, лёд, кусты, скамейки и другие феномены неброской литовской природы.

В широком смысле, метеорология не наука, а способ испортить человеку отпуск. Прогулка в свитерах, в плащах, с зонтом чуть не закончилась тепловым ударом. Про погоду лучше справляться у астрологов, у них точнее.

День третий, крайний.

Горничная нашла в вазе обломки, улыбнулась, сказала, эти палочки от занавесок всё время ломаются. Всё-таки литовцы — культурные, чуткие люди. Другие бы расстреляли. Или заставили бы платить, что ещё больнее.

Погода опять прекрасная, гулял в рубашке. Разговаривал с лебедем, он считает, мы в ответе за всех, кого приручили булочкой. Пообещал привезти чего-нибудь латышского, в другой раз.

Сам съел в ресторане кусок мяса вот такой ширины, ничто во мне не булькнуло. Благословенный край. В воздухе ионы йода так и носятся, огромные, полезные как лимон. Пробовал анонимные местные пирожки, возлюбил буквально всех. Видимо, в душе я лебедь.

Отдам хомяка в добрые руки

Отдам хомяка в добрые руки. Но можно в любые. Доплачу 10 евро. Или скажите сколько, я открыт для диалога о животных.

Хомяк в отличном состоянии, не перекрашенный. Джони Депп среди хомяков. Импунитивный экстраверт, сангвиник. Интересуется кулинарией, психологией семейной жизни, часами слушает про несправедливость взрослых к детям. Два долгих года он будет вас любить, потом можете сшить из него смешной чехол для телефона. (Ц)

Мне клялся знакомый ботаник, хомяки двухлетние растения.

Я своего уже давно развожу, пока никаких признаков увядания. Разве что он стал храпеть по утрам. Но похоже, просто простыл.

Вчера снилось даже, хомяк оказался бессмертным, как Агасфер. А вечером того же дня у чайника отвалился свисток. Чувствую, это знак. Непонятно какой.

Самое волнующее в хомяках, это уборка клетки. О, это сложная, многоходовая комбинация. Нужно запереть животное, разобрать клетку, выгрузить опилки, перемыть отдельно поддоны и решётки, собрать назад весь этот пасьянс, насыпать новых опилок, на пол и в карманы тоже, запустить зверя в хлев, почесать ему пузик. Если, по-вашему, это просто, мы едем к вам.

Вот моя сестра, Анька, ответственный человек. Она выбрала в друзья морскую свинку. Анька уверена, свинка это нано-медведь, с душой и нервами. А не чёрствый и глупый мега-хомяк, как считают многие.

Они с мужем пошли и купили. А через три дня вдруг развелись. Муж уехал к маме. Не из-за животного, просто наросло всякое.

Одинокая сестра всё вернула в магазин. Шмыгая большим от слёз носом, она объяснила, что не может больше воспитывать покупку, это огромная ответственность. Раньше сестра планировала читать свинке книги и крутить классическую музыку. Но теперь это было слишком выразительно — сидеть на кухне, одиноко курить и читать свинье Мопассана. Сестра всякий раз срывалась в слёзы.

А муж Аньки пошёл и вернул дружочка в дом. Он сказал продавщице, что свинка познала семейную жизнь и уже нельзя отрекаться от клятв верности, любить надо до конца, пока нас не разлучат чумка или более выгодное предложение.

Многие свиноводы утверждают, свинкам неведомы метания, бессонница и ложное чувство вины от пережитого в детстве отторжения со стороны приёмных родителей. Эти люди не уверены даже, есть ли у свинок Супер-Эго. Самое важное в педагогике, говорят они, не убить дружочка за грохот ночью, когда животное точит зубы.

Разумеется, это не так, всё намного, намного сложнее.

Свинья вернулась к Аньке. Её поставили на холодильник, подарили одуванчиков, включили Вагнера. Муж навещал девчонок в выходные и по средам, говорил:

— «Привет, свинья! Отец пришёл!».

Однажды заночевал на матрасе в прихожей. Потом помогал балкон ремонтировать — сами понимаете, к чему приводят ремонты — он весь такой умелый, в шортах, она варит суп и бинтует отбитые молотком пальцы. Ужасно эротично. Я видел много ремонтов, это точно, женщины млеют от мужчин с двадцатисантиметровой отвёрткой.

Из этого поучительного рассказа видно: разведение грызунов — путь к счастью и гармонии. Поэтому, если вам ремонт в ванной, или приличного мужа, или другие пустяки, возьмите у меня хомячка. Дам 30 евро отступных. Хомяк почти новый.

Мои мечты сложнее. У меня в планах дом на побережье и спать до девяти. И счастье для всех людей. И выбросить телефон в море. И чтоб зимние помидоры были вкуснее поролона.

Для выполнения этих несложных желаний, я считал, нужно десять тысяч лет разводить гигантских бобров. Вот сдам хомяка, займусь бобрами и жизнь наладится.

Ей снилось

Ей снилось, будто я пою концерт, а за декорацией прячутся голые женщины. И по моей хитрой морде видно, они не просто голые, а вызывающе, без трусов.

В связи с чем, назрели два вопроса:

1. И кто я после этого.

2. Куда девался мужчина, который ел тут котлету с макаронами и давал клятвы верности?

Не знаю как вы, а я в чужих снах бываю необуздан. Утром приходится извиняться. И если у рассерженной стороны синие глаза и тонкие пальцы, в извинениях важны напор и скорость речи. А логикой можно пренебречь.


Поэтому я извинялся так:

…Счастье моё, давай обсудим всё на примере котяток.

Вот одному дяде (его зовут Коля, это не важно) подарили пингвина. Подарок оказался так себе. Он беспорядочно какал и звал маму голосом падшей женщины. Не то чтоб Коля грехами прошлых жизней заслужил себе пингвина. Просто у Коли фамилия — Миленький. И чуткие к стилистической завершённости друзья подарили ему художественную инсталляцию. Это будет динамическое искусство, решили они.

Пингвин скакал из ванной на стиральную машину и обратно. Уходя на работу, Коля гасил свет, в ванной наступала ночь. Все птицы ночью спят. Потом свет загорался, пингвин думал на Колю «Мама пришла» и ходил следом.

Пингвина назвали Артуром. Определить его в зоопарк было невозможно. Сами попробуйте сдать человека, который зовёт тебя мамой, откликается на Артура, а по национальности пингвин. Иногда Артур вскрикивал голосом падшей женщины «Где ты, Коля». Коля быстро отзывался, но соседи успевали услышать и смотрели утром понимающе.

Однажды Коля ушёл, а ванную не запер. Пингвин вышел на балкон, увидел белый день, мамы нет, и зарыдал от ужаса. Соседи сразу поняли, огромные негры беспорядочно насилуют падшую Колину женщину.

Когда Коля прибежал, соседка Вера уже рассказала милиции: Коля мучает в ванной пожилых проституток.

Каждый день. Милиция сомневалась. Насколько милиция знала женщин, мало кто захочет насиловать их ежедневно. Очень много надо решимости и сил. Но Верка была одинокая, она разбиралась в криках страсти. Это были именно крики страсти. Да, она уверена.

Верку можно понять. Когда за стеной регулярно бывает жестокое обращение, может, и до вас однажды очередь дойдёт. Уж скорей бы, господи.

Коля открыл дверь, выбежал счастливый пингвин. Пришлось уныло объяснять, это инсталляция, динамическое искусство. Переплетение семантических пространств Человека и Антарктиды, где артефакты двух миров в новом поле утрачивают смысл и обретают сверхсмысл. Вырванный из контекста пингвин, вступая в неординарную комбинацию с ванной и стиральной машиной, освобождается от утилитарной функции пожирателя рыбы, приобретая функцию символическую, декоративную и духовную. Это же так прекрасно, смена контекстов создает смысловые трансформации, игру значений, понимаете?

За восемьсот рублей милиция прекрасно поняла Колин бред.

Всё закончилось хорошо. Коля с Верой поженились, это не важно. Я хотел сказать, если в подарок предлагают пингвина или котика, конечно, лучше остановиться на платочке от Hermes.

Когда не хватает денег

Когда не хватает денег, или подгорел компот, или ремонт в женском организме, Люся терпеливо объясняет Маше:

— Потому что твой папа идиот.

Я генерирую Люсины несчастья. Сгоревшая кастрюля, месячные, начальник гад, в Уганде голод, ужасный колорадский жук, гибель абсолютно всех мамонтов, это всё я устроил. Извержение Эйяфьятлайокудля тоже. Специально, чтоб Люся измучилась. (Люся — диктор новостей).

Мы с Люсей, кто не знает, состоим в крепком, счастливом разводе. У неё новая квартира с видом на цементный завод. Между нами пять километров и два моста. Жизнь почти уже наладилась, хотя ещё не совсем. А раньше я был просто дэмон.

Вот однажды, у неё был юбилей. Ей так радовались на работе, что к вечеру Люся, как медуза из морской воды, на девять десятых состояла из шампанского. Забежала в баню, там подруги уничтожали Мартини. И Шардоне. И ещё потом какую-то синюю акварель, потому что жить надо здесь и сейчас.

В полночь пришёл банщик, сказал, все вон, пожалуйста.

Девчонки поделились на три группы:

Первая группа могла ходить.

Вторая группа умела ровно сидеть.

Третьей группой была Люся. Она спорила в раздевалке с собственной шубой. Одеваться отказалась. Банщику сказала, это её баня и он уволен. Звучало очень убедительно. Потом Люся упала, очень некстати, потому что банщик почти поверил.

Если девушке пора, обычно её вставляют в трусы, чтоб выглядело прилично. Но сил не оказалось, Люсины тряпочки запихали в сумку. Никто так и не вспомнил, в чью.

А что, решили подруги, голая Люся, это кому угодно милый сюрприз. Её завернули в шубу, внесли в такси, поцеловали и высадили у подъезда. Дальше её кино обрывается.

Я слышал: она как поломанный робот всё роняла ключи в прихожей. Объяснила, что сходила в баню и теперь хочет писать. И чтоб я не вставал, она сейчас придёт.

А утром потребовала отдать ей трусы, гадкий фетишист, от меня она такого не ожидала. Ей было пора бежать, отсутствие купальника бесило. Потом оказалось, не хватает всего костюма, по пиджак включительно. Всё это я спрятал, она догадалась, из мстительного ехидства.

До ужина она пыхтела, вечером позвонили из бани, сказали тут чьи-то штаны и лапсердак. Было видно по лицу, Люся хотела спросить, зачем я отвёз в баню её одежду, но передумала.

Послушайте, я посмотрел, у меня все истории про голые зады. И захотел написать что-то чистое, чтоб никаких трусов и секса. И сразу вспомнил, и всё по пунктам написал.

О борьбе ЖКХ с мировым хаосом

У одной женщины были свой отдельный любовник и исправный туалет производства г. Житомир. Прямо скажем, все удобства. Но ей хотелось перемен. Она послала любовника что-нибудь улучшить. Любовник открутил шишечку с бачка, снял крышку. И вдруг расстроился, и ушёл. И до сих пор не вернулся. Не знаю, что он там увидел, в недрах. Современные мужчины всё-таки очень ранимы.

Теперь у женщины разруха. Она не умеет собрать бачок. Она вообще не понимает, что изменилось. Её безголовый бачок вдруг взялся плевать в посетителей. Стоит присесть, в спину бьёт холодная струя. К такому трудно привыкнуть.

Я не знаю, зачем. Это житомирский унитаз, бессмысленный и беспощадный. Его собрали на Украине наши братья, из хвороста и старых игрушек. Спрашивать их о смыслах неприлично.

Женщина хочет счастья и не хочет водных процедур. У неё пропал любовник. И весна холодная. И вот, она пишет в домоуправление заявку:

УНИТАЗ ГРЕМИТ И ПЛЮЁТСЯ. ПРИШЛИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, СПЕЦИАЛИСТА.

Под видом специалиста прислали меня. Я пришёл и доломал мерзавца. То есть сначала хотел починить, но вспылил и уничтожил в нём всё живое.

Теперь у нас с заявительницей сложные отношения. Я считаю, что должен ей новый унитаз. Она же пытается накормить меня супом. Всё было бы прекрасно, но пришла ещё заявка. Совсем волнующая, тоже про хаос:

«В КОМНАТУ ВЛЕТЕЛА ОПАСНАЯ ДРЯНЬ С УШАМИ. ПРИШЛИТЕ СРОЧНО КАКОГО-НИБУДЬ МУЖЧИНУ!»

По описанию выходило, это бэтмен. Меня снова послали, поговорить с ним по-мужски. Но оказалось, там влетел шершень, огромный. Я отхлестал его по щекам полотенцем, с большим успехом. Теперь должен разным женщинам кооператива унитаз и люстру. Вчера ходил торговаться о цене люстры. Договорились просто поболтать за ужином. Женщины ужасно отходчивые, если только вам нравятся их котлеты. Могут простить разбитый сервиз, или даже сердце.

В кооперативе из мужчин есть ещё электрик. Он тоже борец с хаосом и сейчас ходит обедать в три разных квартиры. Там блинчики, макароны и тоже суп, только фасолевый. Не знаю, как он так погорел, вроде очень аккуратный.

Но лучше всех упорядочивал быт мой папенька.

Когда-то он работал в службе газа, жуликом. По документам, руководил бригадой в пять человек. Он брал заказы на пятерых, сам всё делал и получал пять зарплат. Вдохновенный был мужчина. За это его посадили на три года.

В тюрьме он узнал много полезного. Например, нож в драке достают только идиоты. Настоящие интеллигенты носят с собой молоток и отвёртку. Чтобы на суде косить под безоружную жертву обстоятельств.

В бою папенька был бессмысленным и беспощадным, как украинский унитаз. Если мы заливали этажи с седьмого по четвёртый, он брал молоток, отвёртку и ходил к соседям, извинялся. И под нами всегда оказывались очень необидчивые соседи.

Однажды отца пригласили в школу, поговорить об алгебре, которую я не посещал, потому что полюбил химичку.

Папенька от волнения что-то напутал и подрался с военруком, который был одновременно и дураком, и подполковником. Успех был полный. Больше отца в школу не звали. Педагоги решили, может и хорошо, что я не посещаю алгебру.

Теперь о важном.

Девушка (у которой шрам от аппендицита), говорит:

— Какой-то хаос в жизни. Давай переедем в Юрмалу. Там есть такая квартира, Театральная улица 67, второй этаж, шесть окон на юг.

Вообще-то, в этой квартире живут незнакомые люди. Но я завтра возьму отвёртку, молоток, и предложу им поменяться на мой район развитой промышленности. Для убедительности проведу тотальный ремонт унитазов и разгон шершней. В крайнем случае, покажу фотографию погибшей люстры. Думаю, они согласятся.

Всё об идеальных мужчинах

Бекназаров встретил на фестивале настоящего Рому Ланкина.

Рома в жизни выглядит так: из-за угла появляется облако женщин. Оно клубится, приближается, заполняет помещение. Проплывают кофточки, каблуки, юбки самых волнующих фасонов. Это всё пахнет страстью, движется мимо, гомонит и удаляется. Всё. Рома Ланкин прошёл. Он в центре облака, его никогда не видно.

Теперь вы знаете как выглядит Рома Ланкин, и я расскажу вам о других идеальных мужчинах. Это не миф, они существуют. Одного видели в Голландии, он вышел и сразу пропал. Кому-то понадобился.

А третий, конечно, Джони Депп. Он живёт в Париже, но встретиться нельзя, потому что Ванесса Паради, 45 килограммов злых костей. Она зорче Кащея и непроходимей облака женщин. Давайте пожелаем ей герпеса. Можем желать удачи, но будем честными, всё равно выскочит герпес.

Я видел Ванессу. С коленками, глазастая, сразу видно, эгоистка и дрянь. И что он только в ней нашёл. Говорят, причина её успеха в холодности.

Вайнона Райдер хотела за Деппа замуж. В извращённой форме, с фатой и загсом. Потом Кейт Мосс требовала, чтоб он не одевался как чмо.

А Ванесса ничего не просила, даже гнала его прочь. Конечно же, он выбрал Ванессу. Когда женщина так увлекательно тобой не интересуется, устоять невозможно.

Которые не успели отнестись к Джони Деппу равнодушно, теперь лепят себе идеальных мужчин из всякой ерунды. Иногда это не сложно, просто надо добавить побольше укропа.

Вот моя кузина Люба мечтала о муже в жанре импрессионизма:

Рост 192, брюнет, попа с некрупную дыньку, стальная на ощупь. С чувством юмора, и чтоб не жмот. Цвет глаз «металлик». И домик в Сан-Тропе, как компенсация за множество мужских недостатков.

Потом полюбила одного моряка. Он был чуть выше тёщи, попа любая, глаза просто есть. Чувство юмора, правда, попалось очень удачное, он смеялся над подругами, а над Любой — никогда.

А вышла за соседа, который просто умел выносить мусор. И прекрасно живут, считает родня.

Мы с Нитунахиным не умеем выносить мусор. Мы худшие на гендерном рынке. Мы сотканы из недостатков. По нам можно писать диплом «каких мужчин вообще не надо». Мы — гербарий минусов.

Но даже Нитунахин повстречал себе Таньку. Две недели притворялся, будто обожает ромашки дарить и угощать женщину чипсами, а секс презирает. Сбитая с толку Танька решила, никакой он не пропащий. И привела Нитунахина к себе. И скинула плащ, и обернулась не женщиной, а последовательницей Бхагават-Гиты. Она заварила невероятно вонючий чай и взялась Нитунахина улучшать.

Она рассказала, какой должна быть семья.

Во-первых, ложиться спать надо в десять, а вставать в пять. Иначе гуна благости отвернётся. Насколько я понял, если нарушить режим дня, какая-то крупная задница ворвётся в ваш астральный дом и ну проявлять себя.

Потом много разного.

Жена должна слушаться мужа. (тут Нитунахин ожил)

Муж должен содержать семью. (опять загрустил).

Мясо есть нельзя, только корешки и всякую траву.

На ночь следует пить молоко, и открывать окна. Чтоб воздух.

Чай — всегда не сладкий. Много гулять и никакого телевизора.

— Как тонко подобрано всё, что я ненавижу! — подумал Нитунахин.

Ему захотелось прыгнуть в окно и умчаться пешком, лишь бы прекратить разочаровываться в себе, как в семьянине.

И тут Таня сказала:

— А теперь о сексе.

И достала здоровенную книгу с картинками. Там было подробно про жизнь и огромную любовь. Например, страница тридцать начиналась словами «Легко-легко коснитесь языком ямки над её ягодицей».

Через три минуты чтения Нитунахин превратился в очень, очень приличного мужчину. Он почувствовал вкус к режиму дня, вегетарианству и молоку на ночь. Он стал поклонником аюрведы и Индиры Ганди. Он захотел даже смотреть индийские фильмы, но оказалось, это не обязательно.

И две недели теперь не ходит на работу. Вот она, сила веры.

А Бекназаров на фестивале всё-таки пробился к Ланкину. Он прыгнул со сцены в толпу женщин и упал удачно близко. И сказал:

— Здравствуйте, Роман! Вы офигенный!

И Ланкин ответил, как обычный человек:

— Здравствуйте Саша, мне нравится одна ваша песня.

А потом ещё добавил, (если Бек не врёт):

— Передайте привет Славе Сэ, который в ЖЖ.

В этот момент женщины сплотились и оттеснили Сашу Бекназарова, и разговор прервался.

Но девчонки! Теперь понимаете, где вы и кто сейчас, может быть прочитает ваш комментарий? Это шанс. Пишите немедленно. О самом наболевшем. Чтоб не вышло как с Джони Деппом.

Живу на даче

Бросаю зефир в соседских шпицев. Они ужасно дружные, трое лают, один готовится. Когда бог присылает зефир, немеют от счастья. И сразу слышно, берёза шелестит, колхозница с тележкой скрипят, на качелях матерятся весёлые дачницы. Такая пастораль продаётся в сельпо по два доллара кулёк. После угощения собачки лают с каким-то новым, особым остервенением. В такие минуты, кажется, Юрмала вся состоит из шпицев. С точки зрения звукорежиссёра, тявкают берёза, качели и селянка с тачкой.

На обед прилетают переливчатые деревенские мухи. Видно по их толстым рожам, здесь прекрасная экология. Пробовал сбивать мух черешневыми костями, они в ответ смеются басом. Не попал, буду тренироваться.

Соседка по даче симпатичная. Вчера спросила, можно ли поухаживать и опрокинула мне салат на штаны. Очень трогательно. Я благодарил, потом мы пили чай с пельменями, потом купались. Дача, всё-таки, это прекрасно.

А сегодня шпицы вдруг замолчали безо всякой дополнительной отравы. Стало тихо, лишь где-то в кармане долго-долго звонил телефон. Это Саша, из издательства. Сказал, что книжка вышла и ещё что-то, про новую жизнь. В Сашином аппарате шумело, будто вокруг шторм и он на водном мотоцикле огибает мыс Горн. Издатель, меценат, собаки его слушаются сквозь пространство без всякого зефира. Удивительный человек. Говорит, давай вторую книжку.

А я пью чай на балконе и кидаюсь в собак диабетом. Несерьёзный человек.

О любви к природе

Маша любит всех животных целиком, а не только котлеты из них.

Навещал её в лагере пионэров, лазил по какой-то бузине, звал дочь:

— Маша! Маша!

Начал с пиано, закончил таким фортиссимо, что вдали сработала сигнализация. Маша возникла из куста неожиданно, как снайпер. Лохматая, под глазом синяк, в руке лягушка, гольфы разной высоты. Счастливая.

Рассказывает:

— Мы организовали зоопарк. Из жука и стрекозы. Есть ещё лягушки в банке. Мы их воспитываем, две уже сдохли. Видимо, это холера. Муравьёв сначала приручали чупа-чупсом, теперь не можем выгнать.

На завтрак была гороховая каша, две девочки молились богу, чтобы их забрали домой. Катя плакала тридцать шесть минут, сама удивилась своей выдержке. Говорит, с детства так не ревела. Кристина сказала, если опять будет каша, сломает ногу, и её заберут. У неё дедушка хирург по женским ногам, он всё прекрасно вылечит. И если кто желает присоединиться, дедушка будет только рад. Удивительно, какая от гороховой каши бывает ностальгия. Но к обеду ничего, рассосалась. И вот мне интересно — не для себя — какие бывают способы ломать ноги?

Маша принесла из столовой печенье, мы пошли в конюшню, сели на забор и стали говорить о литературе.

Литература, считает Маша, лучший способ заработать на собаку. Нам срочно нужна собака, а собаке нужен воздух. Поэтому мы полезли в интернет, нашли домик вблизи от природы, уже с будкой. Осталось написать роман, издать, получить Букера, а лучше Нобелевку. И можно переезжать.

Однажды Маша сама писала книгу. Взяла тетрадь, и два часа велела не шуметь. Иначе работа растянется на три часа. Маша спросила, можем ли мы уже в эту субботу купить домик, если к вечеру она закончит. Я ответил, что да. Если к вечеру.

Тогда Маша сказала:

— Удивительно, уже в субботу мы будем спрашивать друг друга, чья это лохматая рожа сгрызла тапки.

И уселась за роман.

Название пришло сразу — «Кот Чуня». Очень логично, ведь именно коты самые прекрасные существа на свете, а не эта фиолетовая Джоконда Рафаэля.

Кот спал на холодильнике безучастно, будто не он тут главная действующая морда, а просто устал. По-хорошему, должен был сесть и рассказать самое волнующее из биографии. О детстве и матери. Про фантазии и комплексы. Про трёхцветную Мурку с упоительно кривыми ногами, конфликт с психическим котом Матвеем и ужасный характер латышских дворников. В развязке романа кот получил бы приглашение пожить у одной девочки и почти добровольно принял таблетку от глистов, этот символ кошачьего счастья. Но кот молчал, и Маше пришлось опять всё делать самой.

Может поэтому, всё перипетии и коллизии уместились в четыре слова:

«Мой кот очень хороший».

Получился шедевр конструктивизма. Экзистенциалисты и последователи поэта Брюсова в тот день проснулись в слезах. Разбавлять повествование какими-то соплями, значило всё испортить.

Нести роман в мир было невозможно, мир не созрел ещё покупать столь пронзительное искусство.

Маша посидела-посидела и тоже заплакала. От чувств.

И сказала:

— Ты сам садись, сочиняй. Ты же отец. А я стану о тебе заботиться. Всё-таки, я женщина.

И ушла жарить яичницу. В холодильнике было десять яиц, Маша применила все. Она не знает, сколько надо на отца средних размеров. Она не боится, что на мне вылезут прыщи, лишь бы работал. Всю свою любовь к природе Маша вложила в омлет. Добавила соли, перцу, помидоров, всего побольше. Сама отказалась. Сказала, у неё каникулы, она перебьётся черешней. Кот свою порцию закопал. Не в смысле — спрятал, а навсегда, чтоб никогда не найти. Я же, от обилия соли и яиц стал раздражительным. Назавтра отвёз Машу в лагерь. Там море, воздух и меню разработано в специальном НИИ по воспитанию детей через невзгоды. Особенно гороховая каша.

Сам теперь сижу на диване, мажу спину сметаной и мечтаю растянуть лето хотя бы до октября.

До свиданья, лето, до свидания давай

В августе комары научились кусать без посадки. Они втыкаются как дротики, делают два глотка и убегают.

Майские комары были интеллигентней. Тихо приземлялись, бродили, выбирали капилляр. Я приманивал их тёплым пузом. Ложился поверх одеяла и шлёпал не спеша, на ощупь. Теперь по ним не попадаю, они стали ужасно спортивные. Из-за них у меня паранойя, постоянно мерещится, будто кто-то ползёт по ноге.

Август печальней июня. Дожди, Новая волна, по Юрмале гуляют облака голых женщин, приманивают богачей тёплыми ногами. Богач подсаживается, выпускает хоботок, его тут же шлёпают. В финансовом смысле.

Вчера видел певицу Нюшу, в шортах. Потом певца Агутина с необъяснимо красным лицом. Хочу домой.

Но вернуться мы не можем. Соседка Даша сдала свою квартиру арабским террористам, они пустили корни. А я не могу оставить Дашу тут без присмотра. Вы не представляете, какие здесь дачники гуляют, с хоботками.

Дарья придумала сдать на лето рижское жильё. Она вообще, ужасно ловкий финансист. Вчера не дала мне купить яблоко за четыре доллара. Сказала, лучше курицу купим. Как будто это нормально, грызть сырую курицу на пляже.

Так вот, Даша запросила за свою двушку, как за Зимний дворец. Родина не сеновал, сказала она. Надо сдавать так, чтоб не было больно за изгаженный паркет.

Я смеялся, говорил, никто не клюнет. Но Даша пригласила фотографа. Сказала, очень талантливый мальчик. Этот мальчик весь день потом встречался в самых неожиданных закоулках квартиры. Через неделю прислал фотки. Если верить его искусству, Даша всю жизнь прожила в царских палатах, как она и предполагала.

Оказалось, многие хотели бы поселиться в Эрмитаже. Мы повесили объявление. В первый же час позвонили семеро, мы не знали, кого выбрать. Победили два арабских террориста. Они запутались в валютах и согласились заплатить за полтора дворца.

Я опять поступил как скептик. Пообещал, они придут, увидят и сбегут. Потому что тумбочка не открывается, полочка отвалилась, холодильник — электрический маньяк, дерётся током. Пианино не настроено, золотой клозет в реальной жизни — обычный фарфор лососёвого цвета. Но террористам всё понравилось. Особенно, азимут унитаза. Они проверили его с компасом. У них такая прерогатива, не какать в сторону Мекки.

Удивительно покладистые люди. Тумбочку не открывают, на пианино режутся в нарды. Соседская кошка ходит к ним через балкон писать на диван, холодильник обезумел, научился стрелять молниями, а они говорят, на всё воля Аллаха. Вытирают за кошкой и с холодильником здороваются в перчатках, будто он английский лорд. И ничем не убедить их вернуться в родную Сирию. Кошка, электроприборы и тумбочка бессильны.

А может, они не шахиды, а простые инженеры.

У меня есть один приятель, тоже гражданский лётчик. Летает в Африку, возит списанные гранатомёты. Чтоб местным племенам было чем спорить за водопой.

В нашей стране что ни инженер, то специалист по мирному урану для прогрессивного Ирана. Самый воинственный тут я. У меня за лето развилась смертоносная ловкость, невероятная координация, ночная чувствительность и немножко паранойя.

Вчера террористы согласились уехать. Но Даша сказала, пусть я не радуюсь, на их место просится богач-китаец. Инженер, как вы уже догадались. Думаю, я завтра оторву ему хоботок, и у нас сразу наступит осень.

О детях вообще

Зачатие длится 12 минут и это лучший момент во всей педагогике. Дальше сплошные убытки. 40 недель ты толстеешь от одного взгляда на булочку. Тебя разносит, бесит и тошнит одновременно. Ходить тяжело, сидеть неудобно, лежать вредно, жить тошно. Ощущение, будто выпила аквариум и внутри плавает черепаха. Родятся дети тем же дурацким способом, какой использовали инопланетяне в голливудском кошмаре. Не по-людски как-то. Причём роды — это не конец приключений. Всё лучшее впереди и ты ещё не раз об этом пожалеешь.

Дети не дают спать. Их почему-то бесит, если родители спят. Какают они исключительно, когда вы надели пять штанов и зашли в лифт. А однажды нарисуют на стене такую бабочку, что не сразу ототрёшь.

Каждый день дети едят, пьют и другими способами портят настроение. Чуть что не так, они же на тебя орут.


В три года ребёнок вернётся из сада с грандиозной шишкой на лбу. Ты пойдёшь и убьёшь чужого папашу. Он так и не успеет понять, за что.

К десяти годам смиришься с двойками и перестанешь искать, кто в родне был такой тупой.

В двенадцать лет чадо признается, что любовь разрушила его жизнь и всё зря.

В тринадцать обнаружишь в его кармане сигареты и ужаснёшься.

В четырнадцать найдёшь презервативы, ужаснёшься, но уже не так бурно.

В шестнадцать сама подсунешь ему презервативы и вспомнишь, каким он был милым, когда в тринадцать только начинал курить.

Потом заявится какое-нибудь Маша или Витя, всё в прыщах и очень ранимое. И вот они уже вдвоём грабят твой холодильник, одалживают без возврата, бьют посуду и запираются в ванной. И тебе же надо их мирить. Полы они вымоют лишь однажды, под Новый год, после шикарной драки со скандалом и валидолом.


Но зато. Зато! Однажды ты найдёшь в шкафу свой портрет, написанный шариковой ручкой. Там у тебя будут кривые ноги, квадратная голова, косы размером с солнце, косоглазие и нос на щеке. Ты поцелуешь каракули и решишь, что оно того стоило.


(С) Для передачи «Женская логика».

Напишите нам про ноги, — попросил один журнал…

Колени — самый половой из вторичных половых признаков. Они — лицо женщины и вместилище её души. В них больше феромонов, чем во всей остальной женщине.

Один путешественник советовал, прежде чем влюбиться, рассмотрите колени. Они не обманут. Если захочется поцеловать, влюбляйтесь дальше. Если же внезапно затошнит — вы неудачно подсели к мужику с изломанной психикой.

Полно рвущих душу историй, как русский менеджер встречает на курорте простую девчонку из Тайской деревни. И вот, она дарит ему свою чистоту на всю ночь, что для многих даже дольше чем вечность. Всего за пятьдесят баксов. А когда страсть достигает той звенящей ноты, за которой пора уже снимать трусы, девушка вдруг оборачивается настоящим полковником, такие у неё лохматые Фаберже. Финал историй всегда счастливый, менеджер стремглав бежит к жене в Ростов, и не верит больше в мораль курортных женщин.

Девчонкам хорошо, они сразу родятся с удачными коленями. Чашечка выходит круглая, обаятельная и абсолютно лысая. О такой мечтает любой трансвестит. Но можно часами умирать в кресле эпиляции, можно отдать хирургам заработанное годами непосильного секса, и всё равно сустав останется мужским. Огромным, грубым, неприглядным.

Когда у одноклассниц они вдруг выросли, я помню, как изменился мир. Нога перестала быть оружием для пенделя, а стала частью женской личности. Причём лучшей частью, у многих.

Самые удачные ноги достались Жанке Садовской. Хотелось всё за них простить. Её оправдал бы любой суд.

— Нет, — сказал бы судья, — не смейте оговаривать эти колготки в сеточку.

И присяжные посмотрели бы на Жанку и присудили бы ей звание святой.

Однажды, она оделась в школу покороче и класс познал Любовь.

А лучшим специалистом считался Лёша. Он знал не только основы психологии ног: «коленки острые, значит женщина злая». Или: «сядьте девушке на колени, если ощущения приятные, надо брать». Леша пошёл дальше. Он по лодыжке определял вредность и по форме ступни — продолжительность первого брака. Себе в жёны он наметил девушку из африканского племени Нуба. У них там самые длинные в мире бёдра веретенообразной формы с утоньшением в верхней трети.

Жанка не то чтоб не устраивала Лёшу. Она как-то скоропостижно вышла за футболиста, потом за бандита, потом неважно уже за кого, причём многократно. Леша не успел сказать ей главные слова про её прыгалки.

Женщина с красивыми коленями вообще глубоко несчастна в жизни.

Во-первых, есть ощущение, будто тебя любят не за душу.

Во-вторых, сами попробуйте раз в год менять мужей, не путая имён.

Жанка то разводилась, то обратно вступала в брак. Она бы и рада остановиться на простом домовитом миллионере. Но мужчины ужасные бесы, вскружат голову, потом скандалят и уходят. Разводы стали для Жанки почти работой. Она плюнула и уехала в Таиланд. Занялась собой и коленями. В Интернете полно рецептов для одиноких женщин с ногами.

Например:

Разотрите лимон, корень сельдерея и головку чеснока. Пропустите через мясорубку, добавьте меда и пейте утром натощак. (Или ешьте, я не знаю, как правильно заталкивать в себя такую дрянь). Кроме отёков, пойло лечит разбитое сердце. После него не хочется мужчин, ни чувств, а только коньяка 300 г.

Вот ещё: десять листьев эвкалипта замочить в спирту. Периодически взбалтывать и перепрятывать, чтоб домашние не потратили лекарство на пьянку. На ночь втирать в уставшие колени. Поверх повязать тёплые платки. Эта глупая процедура ничего не изменит в вашей судьбе. Но вы сможете убедить себя, что раньше в суставах была соль, а теперь они пресные и лучше гнутся.

Лёха тем временем стал пилотом, ходил в божественно синей форме. И однажды чуть не убился, когда гулял по самолёту и увидел Колени с большой буквы П. В смысле, прекрасные. Он не рассмотрел ни бёдер, ни лодыжек, ни знаменитого принципа «четырёх окошек», теоретически видимого, если держать женщине ноги рядом и ровно, что само по себе фантастика. Вот колени — и всё. И Лёша, наш товарищ пилот, стал бегать по салону. Ему срочно понадобилось жениться, но он не знал, с чего начать.

Мимика ног куда изощрённей, чем лицевая. Колени выразительнее глаз. Ставя в разные позиции, ими можно стесняться, дерзить, соглашаться на танец или ехать в Крым на чёрном джипе. Способов показать ногами, что болит голова, я знаю восемь. И девять, что голова уже прошла. Глазами можно сказать «ты мерзавец», а коленями «ты мерзавец, но мне это нравится».

Эти ноги провоцировали Лешу на безумство. Он подошёл и сказал, что не уйдёт, пока не узнает их телефон. И лучше не тянуть, потому что Боинг сам собой в Москве не сядет.

И был он такой трогательный и весь такой лётчик, что невозможно было что-то утаить.

Лишь утром Лёша смог поднять глаза до уровня хотя бы лица. Ему стало интересно, есть ли тут какой-нибудь нос или глаза. И он спросил взволновано:

— Жанка, ты, что ли?

Она сначала обиделась и хотела навек забыть об этой роковой ночи, но у Лёхи была такая форма пилота, какую трудно разлюбить вот так сразу.

Чтоб вы знали, Форма пилота — самый половой из вторичных половых признаков мужчины. В форме пилота больше феромонов, чем во всём остальном мужчине. Она — лицо мужчины и вместилище его души. И если б не колени, женщинам нечего было бы нам противопоставить.

О специфике адюльтеров в приморском городе

От избытка верности жёны моряков теряют разум. Один стармех ушёл в рейс. На следующий день к его жене ввалился человеко-жук из галактики № 8 и убедил перекрасить жилище в сиреневый цвет. Только так, сказал жук, можно спастись от жёлтых волн, которыми домоуправ сканирует мозг жильцов. И вот стармех возвращается, а вся квартира в волнующих фиолетовых разводах. Стены, мебель, телевизор и унитаз. Сейчас та женщина пьёт отвар из личинок тибетской стрекозы, отгоняющий инопланетян. Ей лучше, но гостям запрещено приносить с собой малярные принадлежности.

Потому что, сами представьте. Муж ушёл в Африку. А вы отлично выспались, у вас причёска за триста долларов. И такая свежая эпиляция, что можно мир спасти от Джонни Деппа, вашей красотой. Но вы сидите и читаете Кафку. Нет лучшего способа сбрендить, чем Кафка вместо секса. Зато, боже мой, как изысканно борются со скукой рижские Пенелопы!

У местных таксистов есть легенда. Кто месяц не ругается матом, не подкручивает счётчик и возвращает забытые зонтики, к тому однажды сядут пассажирки Катя и Юля, тридцать два и двадцать восемь лет. Голые под шубами. Их мужья чёрти-где в плавании, и с этим надо что-то делать. Неизвестно, какие техники используют девочки. Но после поездки с ними самый металлический шофёр по ночам кричит и зовёт маму. А другие работники сферы услуг ему завидуют.

Многие таксисты по ночам колесят себе в убыток. Мечтают встретить Катю и Юлю.

Что характерно, дамы никогда не тушат пожар два раза одним и тем же таксистом. Даже если он лицом Бандерас и обещает застрелиться потом, из соображений конспирации. Потому что это уже измена.

Другие женщины считают, надо приглашать не таксиста, а электрика. Тогда ничего страшного. В смысле зарплаты электрик вообще не самец, какая с ним измена. Зато, у него есть отвёртка, чья длина достигает 20 см, у некоторых электриков. Когда родной муж уплыл, в хозяйстве не хватает крепкой мужской отвёртки.

Электрик нашего ЖЭКа Серёжа спит с женой капитана танкера. Девять месяцев в году. Потом собирает носки, бритву, садится в лифт и уезжает в загадочную даль. Через три месяца капитан уйдёт в рейс, и лифт привезёт Серёжу обратно. Не то чтоб капитан был слепой дурак. Знаете ли, если выбирать между электриком и человеко-жуком с планеты весёлых маляров, то неважно, чьи это сапоги 47-го размера стоят в прихожей.

Женщина бы так не смогла. Она бы сразу догадалась: тут кто-то ночевал. Какая-то электричка. Женщина чует измену по тому, как необычно подъезжает к остановке троллейбус. По движенью облаков и подозрительному кряканью ворон. По вороватой морде кота и перламутровой надписи «916-25-76-84 Света» на зеркале в ванной.

Не бывает электриков, не оставляющих следов. Они ж не привидения с отвёрткой.

Но капитан улик не замечает. И это принципиальная позиция. Капитан, как и я, как многие дяди, дуреет от женских неверностей. Нет ничего ослепительней жены, у которой есть знакомый электрик. Или таксист. Или музыкант. Мужчина не способен бросить женщину, которая без него — может. На такую можно орать, её хочется придушить, обозвать бессовестной Дездемоной, но бросить нельзя.


Это я вот к чему. Не оставляйте женщину одну. Не давайте ей скучать. Иначе или она с ума сойдёт, или вы.

Устал, поэтому Декаданс

Машинист тепловоза Петров за свою карьеру зарезал семнадцать женщин. Он таскал поезд Рига-Москва. И теперь ненавидит Льва Толстого.

Ригу-Москву любят нервические женщины, отдавшие всю себя, чтоб испортить жизнь другим. Они никогда не бросятся под товарняк, грязный и вонючий. Эстетика последнего закидона требует, чтоб поезд был летящим тихим красавцем. Рига-Москва очень подходит. Есть в нём что-то от артиста Ланового.

Сволочь Толстой написал о женской любви правду. Если долго пить кровь родных и знакомых, они разбегаются. А когда никого уже не будоражат ваши изящные сумасбродства, делается грустно. Тут и приходит на помощь русская литература в лице Петрова на стремительном тепловозе. Чтоб все вздрогнули, как встарь. Женщина надевает что-нибудь развевающееся, идёт на станцию и ждёт Петрова с его прожектором во лбу.

В советское время поезду Рига-Москва отдельно разрешали не останавливаться при столкновении с женщиной. Иначе он не мог никуда ехать.

Сейчас Петров работает сантехником. Потому что, сколько ж можно. Жалко женщин. Они нужное и полезное устройство. Особенно, когда наорутся и проплачутся. Теперь они обильно звонят Петрову, обещают утонуть, если он не починит кран немедля. Большую часть времени Петров любит женщин наперекор их душевной организации. Но вчера признался, что мечтает положить свой телефон на рельсу. Чтоб всех сразу.

Они же звонят и плачут, и перебивают сами себя, ничего не понять, потолок на них упал или небо целиком. Поэтому в «Алё» любого сантехника слышна обречённость. И у меня тоже.

Про природу

Я различаю пять видов грибов: боровики, лисички, «наверно сыроежка», «похож на съедобный» и «точно поганка». Впитавшая от меня эти таинства ботаники Маша приготовила в лес три больших мешка.

— Лишнее мы раздарим, — сказала она.

Ей представлялось, грибы растут как картошка. Становись на колени и собирай. Реальный лес оказался суровым жмотом. Подобные весёлым лосям, мы проскакали ельничек, потом березняк. Нашли сыроежку, и ту раздавили в драке за авторские права.

Маша ехала в лес с простой целью оставить страну без грибов. А Ляля пришла переплюнуть Машу. Ей неважно даже, сколько это выйдет в мешках. Главное в прогулке за грибами, считает Ляля, это победа. Её план был таким: надо бежать за Машей сзади и чуть сбоку. При виде добычи Маша взвизгнет, потому что девчонка. В этот момент можно прыгнуть и схватить. Всё должно быть как в бейсболе. То есть, понимаете, шансов спастись у природы не было вообще.

Мы пробегали по лесу долгих три минуты и поняли: здесь грибов нет. То есть, их нет совсем, нигде. Грибы — это миф. Его пересказывают друг другу психически неуравновешенные люди для поднятия самооценки.

Например, мои приятели Бекназаров и Макеев, здороваются так:

— Вчера 15 белых.

— А я в воскресенье 27 белых, а подберёзовики не считал.

— А я в субботу 300 боровиков, но весь день ходил.

Бекназаров, чтобы врать и не сбиваться, переходит на вёдра. Он сетует, что собрал за август 14 вёдер. Времени совсем не было, поэтому так мало. Со слов более творческого Макеева, у всей его родни давно закончились вёдра, тазы и ванны.

Я мечтаю однажды дослушать их беседу. Там в конце нависает волнующий рассказ, как в голодную Африку шли эшелоны с маслятами. И Африка оказалась не в силах сожрать столько грибов.

От слов «подарите баночку» оба смотрят в окно увлечённо, будто там опять летит Гагарин.

Так вот, мы ходили по лесу, в котором нет, и никогда не было грибов. И сели на пень перекусить несложной едой грибника — яйцо, помидорчик, курица и творожный торт всмятку. И тут мимо нас прошла тётя-призрак с огромным задом в фиолетовом трико. Она несла два ведра грибов. Чувство бессильной ненависти ко всему толстожопому охватило нас. Но мы не стали догонять и душить грибную фею, хоть и могли бы.

За такое смирение боженька подарил нам полянку. Там росла примерно тысяча никому не нужных волнушек. Людям в голову не приходит, что из волнушки выйдет отличный груздь, нужна лишь кисточка и немного половой краски. Потом мы собрали ещё всякой грибной мелочи, съедобной на вид. А потом, впервые в жизни, я нашёл боровик. И целовал его в шляпку, потом в попку и иными ещё способами терял с ним девственность.

Соседка Лена сказала, незнакомые грибы надо варить с луком. Если лук посинеет, грибы отравлены. Если же остаётся белым, то лучше выбросить всё вместе с кастрюлей, потому что вообще непонятно.

Вечером буду это всё готовить. Если тут появится пост о летающих зелёных собаках, значит у нас всё хорошо, мы поужинали грибами и смотрим 3-D мультики.

А вы пока можете обменяться в комментах враками, как за один раз нашли больше трёх боровиков.

Его жена — дочь майора ВВС

Ездил к Иванову. Болтали о мужской манере ведения хозяйства. Я считаю, она безупречна. Женщины убирают хаотично. Вдруг вскакивают, нелепо машут шваброй. Мужчина действует рационально и продуманно.

Например, Иванову с утра стеклопакеты ставили, намусорили. Он взялся подмести, пока жена на работе. Иванов представил, как его Лена вернётся и грохнется в обморок, так всё будет сиять. И конечно, поймёт, на ком дом держится. Он согрел чаю, внимательно всё спланировал. Первым делом, следовало спрятать кота. Коты — источники беспорядка и мусорные параноики. В каждой куче им мерещится мышь.

Дальше были крики, визг. Всё как положено при ловле котов. Коты не переносят, чтоб их хватал огромный дядька. Может, они избегают встречать октябрь на балконе. А может, никто их не ловил, чтобы просто пожелать счастья. Обычно тычут мордой в преступления.

Если вы тоже считаете, что ловля котов не связана с уборкой, — значит вы женщина. Я Иванова поддерживаю. Он сломал стул и пролил кровь, но победил. Накрыл животное одеялом и вынес.

Потом достал пылесос. Он у Иванова прекрасный. На полной мощности отдирает паркет, или даже асфальт. Иванов проверил исправность на пиджаке. Засосал из кармана мелочь, разобрал пылесос, выгреб мелочь, увидел, что фильтр не идеален. Побежал в магазин за новым. Купил шоколад, помидоров, копчёную курицу. Фильтров не было. Вернулся, допил чай, вспомнил про кота. Пошёл спросить как жизнь. Но животное сбежало. Ушло бродить по балконам, всё в слезах.

Кота зовут Юрий, и звать его бесполезно. Когда кричишь «Юра! Юра!», отзывается кто попало. Розыск котов выливается в утомительную перебранку. Иванов осмотрел окрестности, молча. Настроение ухудшилось.

Теперь о соседях Иванова. Милые латышские пенсионеры. У них везде вазочки, салфетки, на балконе кожаные кресла. Вечерами они пьют чай, глядя на закат. Зачем нужно гадить им в кресла на прощание — никто не знает. Кот так поступает всякий раз, когда уходит навсегда. Каждые полгода. Какие-то детские травмы испортили ему психику. Иванов не может объяснить. Когда он повстречал кота, оба были уже не дети. Теперь кот Юра известен как первое в Латвии животное — русский националист.

Опасно перегнувшись через перила, Иванов заглянул к соседям. В креслах лежали предпосылки к этническому конфликту. Автора нигде не было.

Иванов взял мыло, тряпку, пошёл к соседям. Никто не открыл.

Иванов пацифист и миротворец, но не такой, чтоб прыгать по балконам. Он стал бороться за мир четырёхметровой удочкой. Привязывал к леске удавку, скотч, чехол от мобильника. Ничто не помогло. Пришлось смахнуть улики на пол, докатить до щели в полу, куда всё и провалилось, с глаз долой.

Вечерело. Пошёл дождь. Мастера по стеклопакетам поставили отлив чудесным образом. Дождь стал затекать Иванову в чай, который внутри квартиры. Иванов опять побежал в магазин, за герметиком. Пока бегал, дождь по потолку проложил ручеёк в комнату. Телевизор пыхнул адским дымом и погасил свет. Закат мира приближался.

Иванов зажёг свечи и сказал:

— А идите вы в Крыжопль, со своим порядком.

И сел писать стихи. В его потрясающих по накалу ямбах блистали такие красивые рифмы, как «не в дугу — курагу», «в жопу — антилопу» и «изнемог — больше не мог».

Вернулась жена, Лена. В квартире темно, грязь болотная, стул сломан, с потолка течёт. Телевизор воняет как вулкан, кот сбежал. На комоде горят свечи, Иванов пишет стихи.

Если вам понадобится однажды повернуть вспять коней апокалипсиса, возьмите дочь майора ВВС, намусорьте ей в гостиной и залейте сверху водой. Вы удивитесь, насколько близсидящие мужчины лучше женщин готовят, стирают и моют пол. А если запрячь в телегу, как быстро бегут.

Известный психотерапевт Хеллингер советовал не копить раздражение. Претензии, по Хеллингеру, говорятся мягко, обосновано. Нужно подчеркнуть важность каждого пункта. Лена так и поступила. Она взяла твёрдую на вид сковороду и мягко спросила, в каком возрасте Иванову хотелось бы умереть. И подчеркнула важность вопроса, сделав несколько шагов в сторону предполагаемой жертвы.

В следующие полчаса Иванов устранил течь, вкрутил пробки, выгреб мусор, вытер пол и принёс с улицы кота. Чужого, но кому это интересно, когда речь идёт о любви к жене. Потом они вместе жарили сырники и многозначительно друг другу улыбались.

Я вернулся от Иванова вдохновлённый. Собрал и вынес на помойку шесть мешков мусора. И ещё две печатных машинки, Ятрань и Москва. И некому было меня похвалить сырниками. Позвонил Дашке, она ответила «Привет, Ленка». И сказала, что смотрит психологический сериал, потом перезвонит. Ни черта не разбирается в мужчинах.

Цитировать стихи Иванова здесь не стану. Слишком много в них интимных подробностей о жизни мужчин и пылесосов.

Воскресенье. Катя

Позвонила девушка из телевизора, Катя. Судя по голосу, фигура отличная.

— Расскажите о творческом пути. Наши зрители жаждут знать подробности внутреннего мира сантехников.

Каждый взрослый дядя мечтает поймать себе отдельную Катю. И усадить её слушать про творческие муки. И ещё о том, как всю молодость потратил, спасая котяточек из-под Камаза.

Мы встретились в Старом городе. Катя слушала меня как селянка трофейное радио, очень внимательно. Оператор Володя следил, чтоб волнующий мой рассказ не зарос песнями и танцами. Всё-таки я блоггер, а не индийское кино. Он указывал где медленно ходить, куда медленно смотреть, и что Катю не хватать, она — собственность телекомпании. Мы говорили о котах, плевали с моста и весело грозили Володе, что продадим бомжам его коробки. Потом поехали к шпицам, на дачу. За осень шпицы срослись в одну огромную овчарку. По сценарию, собачка меня помнила и должна была радоваться встрече. На деле, хотела бы сожрать прямо сквозь забор. Очень эмоциональная. Потом Катя придумала снимать мои отношения с грибами. Как и в прошлый раз, лес был пуст. Никто не догадался накидать в него грибов.

Зато оператор вступил в каку. Выковырять из ботинка находку не получалось.

— Если эту личинку отложили гномики, — сказал тихо оператор, — то очень крупные и липкие гномики.

Ему хотелось отрезать ботинок вместе с ногой. Но было нечем. Остаток дня мы не закрывали в машине окон и шутили о дарах природы.

Ещё заскочили к арабским террористам. Посмотрели знаменитый унитаз лицом на север и православную стиральную машину, которая лупит током только магометан и атеистов. Всё вышло очень мило. Я гордился новым свитером, оператор Володя почти простил лесных жителей. Катя много смеялась, с погодой повезло.

А вчера, звонит приятель из Москвы. Он хотел увидеть меня в телевизоре и не смог. То есть, передача была, я в неё не поместился. Показали сильно пьющего писателя из Эстонии. Потом скинхеда Славу Дацика, который и шизофреник, и чемпион мира по боям без правил одновременно. В третьем сюжете фиолетовая женщина летала по ночам с Наполеоном, а иногда сама становилась Наполеоном.

Общий смысл — интернет полон неприятных маньяков. Сюжет обо мне покажут через неделю, в этой же рубрике. Скорее уведите ваших детей от наших голубых экранов.

Теперь волнуюсь. Вспомнил все свои трещинки, слова-паразиты и как прямо в кадре уронил на штаны огурец. Непонятно, как жить дальше. Стремительно теряю интерес к женщинам, чьё имя на К.

За утешением сходил на Имхонет, нашёл себя, почему-то в списке журналистов. Зато на втором месте, сразу после Быкова.

Послушайте, вдруг кому не в лом. Проголосуйте?

Может Катя одумается и покажет меня — пусть дурным, — но хотя бы не агрессивным.

Там на входе дают 50 рублей. Пропить их невозможно, только голосовать. Заодно узнаем, что станут врать устроители, лишь бы зажать выигрыш.

Если лень, тогда для вас поёт Изабель Жеффруа, монплезир. За неё голосовала вся Франция, она всё равно дерёт горло в подворотнях. Бесподобна.

Борхес

Кот украл сосиску и душит где-то под кроватью. Судя по грохоту, добыча ловко сопротивляется. Пять утра. Содержание мышиного мяса в сосиске огромно. Кот поёт ритуальные песни счастья. Спать невозможно.

Давайте поговорим о чём-нибудь диетическом.

Например, вам приходилось убивать карпа из любви к женщине? И что бы вы выбрали:

1. «Пусть этот карп живёт» и потом одиночество в постели,

или

2. «Умри во имя нашей страсти» и на ужин полный рот колючек?

Она подводит меня к аквариуму и говорит:

— Ну вот, ты выбери, я схожу за овощами.

В аквариуме толстые смешные рыбы. Дети бегают с ними общаться, когда остальной магазин уже надоел. Карп похож на нашего дворника, такой же задумчивый и шевелит губами. Этот дворник, Виталик, однажды чистил снег лопатой и заодно обмахнул несколько машин, забытых до весны. И когда в марте на лакированных крышах проступили ржавые борозды, даже тогда его не убили. Такой у него доверчивый взгляд и смешной животик. И мне проще организовать убийство продавца. Я готов с оружием защищать Виталиков, хлопающих ртом в аквариуме.

У Борхеса есть история об этом. Представьте Аргентину времён немого кино. Шестеро полицейских окружили дом. Засевший в доме бандит так храбро отстреливался, что лейтенант приказал прекратить огонь. Сам встал и перешёл на сторону бандита. Вошёл в дом, улёгся рядом и крикнул подчинённым:

— Теперь давай!

И перестрелка продолжилась.

Однажды Даша сама покупала рыбу. Магазин дал гарантию, что покупка не будет скакать по кухне с дикими глазами, а спокойно ляжет и пожарится. Если что, успокоил магазин, приносите назад, мы его добьём.

Но женское сердце сомневалось. На всякий случай, Даша кольнула еду вилкой. И вот, покойник открывает глаза и ну метаться. Даша треснула его поварёшкой в живот. Карп охнул, но не умер.

Три следующих дня он жил в ванной. Приезжал к нему ветеринар. Сказал, что карп здоров, его можно есть. Признаться, что это домашний любимец, а не обед, она не смогла. Так и выпустила в Западную Двину.

Рядом с аквариумом продаётся охлаждённая треска. Специально для неврастеников. По виду, треска погибла от бензопилы и не собирается буянить. Но треска вместо карпа, — это поражение.

И я купил творожный торт. У торта масса преимуществ. Его не нужно бить в лоб перед обедом.

Мы встретились в овощном отделе. Даша с помидорами, я с тортом. Начинаю оправдываться. Рассказал про Борхеса, про Виталика и про треску. Всё равно, чувствую, спать сегодня будет холодно и одиноко.

Она, такая:

— Я всегда знала. Что ты не изверг! Молодец!

И мы пошли, купили сосисок. Кот украл одну с вечера, теперь урчит и сотрясает мебель. Шесть утра, через час вставать.

Жираф

Лялю водили в школу, знакомиться. Я думал, ей откроются тайны впадения Волги в Каспийское море. Или, что шестью семь это довольно много. Я ждал свежих данных о числе материков.

Рассказывает:

— На перемене Павлик показал писю. Хочешь, нарисую?

Обидно. Из всех сокровищ школьной программы Ляля запомнила лишь стручок малолетнего негодяя.

В Лялиных рисунка такая экспрессия, что я сказал, — лучше нарисуй жирафа. Писю я уже видел. Они встречаются часто, и не только как аллегория крупных неприятностей. А жирафы редко.

Вот недавно, выбирался из Москвы, до поезда час, и неожиданно упал снег. Весь. И дружные шофёры перестали ехать, чтобы скорее написать в яндекс весёлые письма про декабрь и правительство. Так вот, это была именно пися. Перепутать невозможно. Не хочу ещё раз такое пережить. Поэтому, сказал я, нарисуй жирафа.

Ляля нарисовала двух жирафов. Один тревожно смотрит вдаль, второй, головой на пять часов, присел и ест траву. Я говорю:

— Ляля, жирафы, не жрут траву, только веточки.

Ляля говорит, здесь только один жираф. Второй — это пися. И подписала, чтоб никто не путал.

Я не ожидал от жирафов такой подлости. Зато понятно, чем они завораживают женщин. Даже поникший жираф для девчонок, всё равно жираф. Каждая читала Гумилёва и чуть что, садится плакать, колени обняв. Ещё, одна знакомая до сих пор уверяет, будто это мифическое животное. Как Единорог, Василиск и Гриффон. Походы в зоопарк ничему её не научили.

В субботу опять буду в Москве. Кто захочет, тому нарисую в книжке что-нибудь мифическое. Приходите в шесть вечера в ресторан-клуб «Демократия». Выпьем кофе, перетрём о знакомых стручках. Если есть несложные вопросы про Волгу, или про шестью семь, расскажу, что знаю.

Сходил на утренник

Трезвый Дед Мороз это позор и неуважение к детям. Жалкое зрелище. Безответственно являться в таком виде на праздник.

Год назад приходил пьяным, подарил малышам вулкан юмора и счастья. Наступал на ноги, рассказывал ужасные анекдоты. Ущипнул заведующую. Под глазом фингал, малыши его боялись и любили одновременно.


А в этом году какой-то накрахмаленный пельмень. Провалил мероприятие. Бородатый робот. Чего-то кричал на ёлочку, никто ему не верил. Был туп и незлобив, но вы же понимаете, этого мало. Новогоднее волшебство начинается с трёхсот граммов коньяка, а не с бороды и валенок.


Дети развлекались сами.

Показали новогоднюю сюиту, быт животных средней полосы. Снежинка и Эльф возглавили фауну, искали Снегурочку, которая где-то там завязла. Неожиданно, белки подрались муляжами орехов. Меньшая треснула большую в лоб. В процессе репетиций в ней скопилось раздражение. На агрессивное животное зашипели надзирающие органы. Ушибленная решила, что силы добра на её стороне и ответила орехом за орех. Муляжи были размером с дыню, но лёгкие. От драки звук получался, будто лошади скачут. Грызунов растащили по углам, настроение зрителей улучшилось.


Потом волк. По старинной традиции, это самый картавый мальчик. Вместо рыка он может лишь горестное «ы-ы-ы-ы». Родители опять улыбались и хлопали.


Вручали подарки. Всё шло ровно, пока не пришёл заяц. Прочитал что-то унылое. Получил пакет сластей, нашёл глазами мать и с воем, как сбитый мессершмит, стал пикировать в её сторону. Добежал, упал в колени. Было удивительно, как такой не крупный ещё заяц может вылить столько слёз. Всего через секунду мать впору было развешивать в сушильном шкафу, где варежки висят.


Косой хотел машину. О чём уведомил Мороза письменно, в октябре. А выдали конфеты. Стало ясно: надули зайца. Детство кончилось внезапно и трагически.

Мама принялась шептать, что этот Дед поддельный, из муниципалитета. Настоящий прилетит ночью на бровях и сядет на крышу. Он будет кривей коромысла, с хрустальными глазами, в зюзю, в хлам, в сосиску, черней государевой шляпы, ввалится и сунет под ёлку лучший из подарков.


И вы знаете, всё сбылось. В новогоднюю ночь над моей квартирой кто-то сломал крышу и теперь в ванной с потолка капает снег. И ещё, он подарил японские часы, красивый ремень, ведро сельдей в шубе и уже початый одеколон. То есть точно был, точно пьяный и главное, он меня помнит.


Давайте и вы, что ли, хвастайте подарками, я капчу отключу.

Про любовь в интернете

Я женщина порядочная, поэтому в карманах пальто у меня всегда полно окурков.

* * *

Мне иногда кажется, меня заслали на Землю с тайной миссией:

рвать, уничтожать, уничтожать, уничтожать

колготки.

* * *

Обидно за Васатасьяну. Стал бы он так корячится, если б знал, что его будущая аудитория — теоретики в пубертате.

* * *

Я связалась с мужчиной, он пахнет моим счастьем.

из-за этого мужчины я бываю то счастлива, то несчастна.

Но все равно

иду на запах.

* * *

Я читала, если пьешь красное вино, радионуклиды погибают. Очень страшной показалась минувшая ночь моим радионуклидам.

* * *

У коллеги аллергия на 2 продукта питания, на вино и шоколад. Ей-то ничего, раз она считает их продуктами питания.

* * *

Когда бабушке было 80, «девочки» (ровесницы-подружки) подучили её тонировать седину. Бабушка не справилась с концентрацией и стала, как Мальвина, с голубыми волосами. Ей это очень шло.

Дедушка занервничал и стал интересоваться, по-прежнему ли можно купить в магазинах Фиксатуар для укладки. Бабушка польщено смеялась и называла его «стервец»…

* * *

Только что мне под окна упал с неба пластмассовый стул и две банки из-под пива. Можно, конечно, представить, они летели не с неба, а с четырнадцатого этажа, там у нас живет наркоман.

Точно!! свалю всё на наркомана, буду думать, это он сыплет сверху

стулья

банки

и СНЕГ…


Это был самый чудесный блог моей юности. Я тогда ещё не знал, если женщина мыслит как ребёнок, скорей всего, в её жизни уже отгрохотали три мужа и сто любовников. Конечно, я влюбился. Мне казалось, она выглядит примерно так:


И я не хотел думать, что всё это пишет лысый мужчина. Он сидит в трусах на кухне, пишет и хохочет. Как иногда я сам, ночами.


В той своей страсти я был безжалостен. Я обрушил ей на голову тысячу подвигов и мешок интригующих писем. Это была настоящая любовь с применением интернета.

Так считал я, поскольку не знал ещё про волшебный портал Стихи. ру. Там жестокие люди дарят друг другу поэзию. Ужасное место.


Со стороны они все прохладны как медузы. Но внутри у них кипит и клокочет. Поэты каждый час помирают, но тут же воскресают для новых связей. Доны Хуаны и Отелло. И Джульетты, по женской линии.


Например, поэт Петров, влюбился в девушку Леру. Прямо на глазах у других пользователей.

Как поэт, он был хороший человек. Но как мужчина, оставался несколько женат.

Лера целый месяц ждала от него решений по поводу этой неприятной кляксы в паспорте. Не дождалась и ушла к холостому композитору с другого сайта. Петрову же посвятила утешительный сонет. Так Петров узнал, что он милый и обязательно влюбится ещё, потом.


Он преподавал в школе какую-то ахинею под видом биологии. Как педагог, Петров представлял собой огромный дымный шлейф плачущих женщин. И вдруг, Лера ушла. Петров не скрывал, что расстроен. Его сайт разбух размышлениями о женском вероломстве. В хлёстких ямбах он обличал Лерины глаза, пальцы и походку. Если выражать языком математики, выходило: глаза + пальцы + походка = жестокий обман.

Так Петров узнал: упреками женщину не вернёшь. Им совесть в любви вообще не указка.


Тогда он спланировал вызвать ревность. От лица выдуманной поэтессы Светланы стал писать себе дифирамбы. Светлана получилась сексуально голодная. Всё вспоминала какую-то ночь. Петров отвечал ей (то есть, себе) многозначительно, что да, было неплохо. Особенно, на кухонном столе.


Такой роскошный пиар дал побочный эффект. На Петрова залипла совершенно лишняя поэт Ковалёва, математичка из его же школы. Она посвятила Петрову цикл игривых куплетов «Приди и содрогнись».

Петров погряз в переписке. Он кокетничал за себя, за Светлану и ещё отбиваться от Ковалёвой. Триста Петровских подписчиков замерли в ожидании развязки. От напряжения куртуазный Петров стал путать женские и мужские глаголы.


Леру заинтересовал этот гендерный полиморфизм. Поскольку она была умной, а Петров всего лишь красивым, Лера взломала его страницу. (Никогда, никогда не берите в пароли слово «пароль».)

И выложила иронический стих о природе отношений поэта с самим собой. Стих призывал Петрова и Светлану скорей уже переходить от поэзии к ощупыванию. Тем более, что в любви к самому себе Петрову даже контрацепция не понадобится, а только гибкость. Если на каком-то этапе его заклинит, стих обещал потом всем народом разогнуть поэта.


Приходит Петров, видит ужасный пасквиль. Конечно, ему захотелось мести. В тот миг он бы с удовольствием задушил десяток — другой начинающих женских поэтов. Если б только повстречал.

Он проверил посетителей. Нашёл среди них Ковалёву и понял — это она.

— Сейчас пойду и убью её линейкой три раза подряд — сказал Петров ученикам.


Ковалёва была не в курсе своих поступков. Вдруг ей звонит Петров и глухим голосом зовёт в учительскую.

— Ну, наконец-то! — оживилась Ковалёва.

И полетела скорей в сторону счастья, предвкушая встречу прямо на столе, где бумажные простыни с расписанием уроков и графиками роста успеваемости.

— Боже мой — мечтала она, сбивая на бегу некрупных учеников — завтра вся школа будет смотреть на эти графики, может быть, со следами нашей страсти.


И вот они сошлись.


— Послушай, Ковалёва! — сказал Петров, прежде чем порвать эту пергидрольную кучу на тысячу разноцветных тряпочек.

— Ах, молчи, молчи! — крикнула женщина, и крепко-крепко к нему присосалась. И сдавила Петрову уши с такой силой, что ему показалось — ногами.


Хорошо зафиксированный мужчина очень покладист в любви. Даже если Петров не планировал целоваться, Ковалёва этого не заметила. Через восемь секунд бесполезной борьбы он решил — а что? На ощупь Ковалёва была приятней, чем Ким Бейсинджер в плейбое его детства.


Ну и вот. Мне тоже, обязательно нужно кого-то любить. Особенно, в январе. А то не пишется.

Как Даша сдавала квартиру

Даша сдаёт двушку в колониальном стиле. Ковры, занавески, золотой унитаз, бассейн с пузырьками. Советский кинематограф утверждал, именно так выглядит дворец падишаха.

Восточные люди в восторге. Сначала у Даши жили сирийцы. Улыбчивые, тихие торговцы оружием. Стиралка била их током, люстра роняла на них плафоны. Очень метко, кстати, попадала в макушку. Они всё равно улыбались и хотели ещё снимать.

Потом вселился холостой китаец. Он был нинзя. Агрессивная мебель его не замечала. Даже собака на него не лаяла. Не человек, а мышь какой-то. Китаец съехал, вернулись арабы. Они туда-сюда возят свои боеприпасы, из Сирии.

После них поселились две студентки. Даша меня к ним не пускала, на случай, если вдруг я бабник. По степени разрушений как раз они оказались шахидками в третьем поколении. Крушили всё. Жили, будто завтра не наступит. Отломали у стола ножку, у душа дверцу. Судя по расходу воды, они купали своих боевых коней. Или слонов.


Дарья неделю оттирала следы удачной сделки со студентками. Опять дала объявление, и сразу позвонил клиент с акцентом. И прибежал, принёс залог. С её слов, пламенный черкес, как у Лермонтова. Чёрный весь, с огромным носом. С ним были друзья, тоже черкесы.


Даша звонит мне, говорит:


— Нужен мужчина на вечер, я выбрала тебя.

Так вот, никогда не радуйтесь, если женщина приглашает вас в гости, как мужчину. Скорей всего, придётся носить железное пианино голыми руками. Пианино отличается от боевого слона тем, что его не надо мыть. А весит оно даже больше, потому что ходить не умеет.


— Это ещё не всё — сказала Даша, когда я почти родил детей от пианино. Ты и дальше будешь мне нужен.

Так вот, не радуйтесь, если после пианино женщина настойчиво продолжает видеть в вас мужчину.

Даша говорит:

— Скоро придут клиенты, они должны видеть, что у меня есть муж. Будешь моим мужем. С полдевятого до девяти.

Это она, конечно, польстила. Вряд ли я столько выстою против трёх черкесов. Да ещё, с оттянутыми до земли руками. Но мужчины, это такие люди, если надо пойти и погибнуть, они идут и гибнут. Ради женщины. По крайней мере, будут ныть весь вечер так, будто впрямь помирают.


В этот вечер, уходя из дома навсгда, я выключил свет, перекрыл газ и поцеловал кота. Моё будущее казалось мне очень непродолжительным.

И вот. Пришёл. У пианино на пузике нашлись колёсики. Главное, вовремя его затормозить. Оно всё норовит разогнаться и проломить проход к соседям. В общем, обошлось, перетащили. Сели ждать угрозу с юга.

Ровно в половине девятого прибыли тёмные силы. Открываем дверь — там такой, маленький, худенький. Глаза добрые. Зовут Арсен Тиранян. Что в переводе с армянского значит — Абрикосовый. Зубной врач.


Уж как я ему обрадовался! Всё-таки они наши братья во Христе.

Пока Даша писала договор, я всё тряс его руку. Хотел обнять, но сдержался. Всё-таки мы, латыши, не должны пугать тихих южан своим темпераментом. Удивлённый приёмом (я принёс ему чаю), Арсен рассказал, что живёт с родителями жены. Жена тоже врач. Решили, лучше пожить отдельно. Вчера приходил с братом, советоваться. Родители купили квартиру в рассрочку, процент огромный. Живут рядом, в хозяйстве есть также гараж. В семье никто не курит, котов не разводят. Армянский спутник транслирует ТВ, он поставит на балконе тарелку, если можно.

Конечно, я разрешил просверлить в Дашиной квартире немножко дырочек. Человек-то хороший. Почти русский.


Потом Даша оттащила меня от клиента. Сказала, я должен был не любить его, а показать, что в доме есть мужик, если что.


И мы пошли в ресторан обмывать

А) сделку

Б) моё возвращение в жизнь

В) просто есть хотелось.


Даша говорит:

— Странно, сегодня он такой симпатичный. А вчера был весь чёрный, носатый, и втроём.


Это что. Когда мы только познакомилась, Даша меня считала коварным деспотом и Дон Жуаном. Три месяца не пускала себя поцеловать, а потом сразу укусила, без предупреждений. Всё-таки девчонки ужасные трусихи.

О нелинейных функциях

Когда женщине восемь лет, математика понимается душой. За числом «сорок» уже бесконечность. Мировая история кажется беспорядочной горой принцесс, пиратов, человекообезьян и дохлых динозавров.


Маше рассказали про Джордано, гелиоцентризм и что ведьмы были красивыми женщинами с дурным характером. И вот она спрашивает:

— Бабушка, а как тебе удалось избежать казни во времена инквизиции?

Все стали шумно поздравлять бабушку, в свои пятьсот она прекрасно выглядит.

Потом Маша залезла с ногами в её шкаф и шепчет

— У неё должны быть старинные платья, неужели выбросила…


И только весы Маша понимает точно. 30,7. Если предварительно пописать, то 30,4.


Я купил весы, с ними время летит незаметно. Одна знакомая девочка пришла в гости, мальчики сели играть в компьютер, а ей дали весы и шоколадку. Через три часа она была так измождена внутренней борьбой, даже разговаривать не хотела.

Так вот, я купил весы. В первый же день они оскорбили всю семью. Всех по очереди назвали толстой коровой. Собирают же китайцы такую гадость. И чем меньше я ем, тем они наглее врут. Например, вчера бросили в лицо цифру 88. И это после того, как я весь вечер не ел пиццу. А все ели, и теперь у меня невроз.

Но я тоже научусь считать душой. После цифры 90 будут неопределённые значения — я большой, я большой и удобный, я красивый как дворец.

Найдите себя в телевизоре

Я представлял, наша встреча произойдёт в книжном магазине. Будет много света, придёт человек десять, станем говорить о Габриэле д'Аннунццио. Выпьем коньяка. Все будут милы и морально опрятны.


В реальной жизни меня напоили чаем до состояния аквариума и долго тащили сквозь сугробы. Привели в чёрные катакомбы, опять поили чаем. Принимающая сторона надеялась, я лопну и будет смешно. Или раздуюсь, хотя бы. А я ни то, ни сё, все даже расстроились.


С самой встречи помню Марту, и ещё, девушку в полосатой рубашке. Её зовут Оксана, она юрист. Ей очень обрадовалось понаехавшее телевидение. Оператор иногда переводил камеру с Оксаны на меня, но внутренне плевался, конечно. Монтажёр был не прочь склеить весь сюжет из ямок на её щеках. Мне самому хотелось спросить у Оксаны какие-нибудь юридические тонкости, как можно подробней. Но вечер назывался «подпись книг», а не «Оксана в полосатой рубашке». Поэтому смотрите что есть. Начинайте с третьей минуты, где оператор уже снимает что хочет, а не мой унылый бред.


Всех обнимаю, целую, было здорово.

И о погоде

У нас в заливе четырнадцать судов вмёрзли в лёд. Самый толстый латышский ледокол называется «Ворона». Конечно, он ничего не успевает, с таким названием.

Матросы гуляют по льду на берег, покупают водку. Пограничников вдвое больше, чем ледоколов. Оба они хотели бы поймать немножко моряков с водкой, но пока не получается.


В детском саду весну приманивают языческими методами. Мне прислали записку:

«Уважаемый папа Ляли!

В понедельник состоится Масленица.

Просьба надеть белые чешки, блузку и гольфы. Возьмите ещё пять блинов и варенье».


Я представил, как приду одетым в белые чешки, гольфы, блины и варенье. То-то детям будет радость. Воспитательницу зовут Ева, симпатичная латышка. Тексты сочиняла как могла, потом прилежно перевела на русский. Написала 14 записок, по числу детей.

В соседней группе релиз готовила украинка. Указ пригвоздила к двери, один на всех. Текст получился раздольный:


«В понедельник утренник.

Всем прийти нарядными.

Дети будут есть, что сами принесут».


Обратите внимание, в 14 раз меньше писанины, а еды будет в три раза больше.


В прошлом году жгли чучело Зимы. Дворник Серёжа сплёл его из старых мётел и покрышки. Дети получились чёрные— пречёрные. Зато масленица.


В этом году аутодафе не состоится, холод жуткий. Корабли вмёрзли, матросы пьют, коровы не обеспечивают нужных темпов глобального потепления. Если к среде не наладится, уеду в тёплые колонии. Буду по вечерам играть джаз в ресторане для белых женщин. А днём мы с друзьями музыкантами станем свергать ненавистные режимы. У них там такой климат, что заняться больше и нечем.

Все женщины делают это

Романтический идеал мужчины — это август, сеновал и «мисс Алабама». Каждый мечтает познакомиться с красивой женщиной, чтобы извалять её в пырее, клевере и в прочем гербарии. И украсить ей волосы соломой. Так велят нам мужские представления о нежности. Закончив цикл ухаживаний, мужчина теряет способность мечтать до следующего гормонального всплеска.


Эротические фантазии женщин, вы удивитесь, вообще не связаны с сеновалом. Женщины не любят, когда их толкут в тёмном амбаре, где пыль и насекомые. К тому же, девичья голова на сеновале фатально принимает форму сеновала. Это удивительный и гадкий феномен.


Зато, они с радостью посещают квартиры холостяков. Особенно те, где порядок и простор. Не затем, чтобы выжить зайчика из избушки. Всякое бывает, но чаще за другим. Ими движет романтический интерес к мужским рубашкам. Таковую следует надеть поверх трусов и сверкать туда-сюда. Это старинная эротическая традиция. Нет лучшего подарка для дикого мужчины, чем скакать в его сорочке по его жилищу.


Девчонки знают, чего хотят. Когда, застегнув воротник на груди, она пробегает мимо вас по важным делам, не полюбить её невозможно.


Многие не носят каблуков, или узких платьев, или шляп. Но рубашку, пять размеров больше своего, носят все. Сначала девушка прячется в душ, мурлычет там и плещется. Потом выходит и взглядом как бы просит прощения за излишне открытые ноги. Она бы и рада одеться скромнее, но пижама в маленькую зелёную собачку осталась дома. И теперь она — измученная неловкостью жертва обстоятельств с неуместно красивыми ногами.


И сразу видно, какая она беззащитная и какие синие у неё глаза. Ещё можно намотать на голову полотенце. Со стороны будет казаться, полотенце вот-вот перевесит и вся фигура упадёт. Пусть всем будет тревожно за её зыбкий силуэт. С полотенцем можно прийти на кухню. Усесться, поджать ноги так, чтобы колени были бы видны отовсюду. И просто пить чай. И если хозяин до ночи не соберётся подарить ей млечный путь, значит он или в обмороке, или сам женщина.


Если девушка просит у вас сорочку, это высшее доверие. И в ближайшие два-три года, возможно, в вашей жизни наступит август с сеновалом.


Жители Тробрианских островов вместо прелюдии обгрызают ресницы партнёра. Племя сиронио приветствует поедание волосяных паразитов. Якобы, это возбуждает. В Корее колют иглой корень одноглазого змея. В Африке садятся попой на муравейник. В Микронезии даже не хочу говорить, зачем им муравьи. Страшно подумать, на что приходится идти народам, когда мужчина не может одолжить даме рубашку.


Одноклассник Ваня рассказал. У него есть батистовая сорочка с надписью Соса-сола. Куплена с рук в Париже. На груди помидорное пятно. Он пять лет хранил её в отдельном месте в центре шкафа. Всё мечтал, его Настя вернётся и выйдет из душа в Соса-соле, как когда-то раньше. От одиночества он раскладывал рубашку на диване, подходил и гладил. Такой романтический идиот. И все знакомые женского пола, со всеми своими сисями, проигрывали мятой тряпочке в шкафу. Ваня никому не давал её носить.

Но однажды встретилась хозяйственная Рая. Она постирала Соса-солу и надела. Настоящий батист, для ночнушки — идеально.

В голове у Вани случились путаница и наложение образов. Он бы наорал на Раю, но не смог в присутствии Соса-солы. Как потом показала жизнь, кто у него в Соса-соле, тот и есть любимая женщина.


Я когда узнал, поклялся не занимать у Вани одежду. Вдруг это окажется папин пиджак и придётся Ваню усыновлять. А раньше ещё у него была Света и совсем неизвестно, что она носила из его запасов.


У меня самого есть итальянская рубашка под запонки, но я вам о ней ничего не скажу.

Посвящается губе

Мой знакомый ходил на танкере старпомом. Мог себе позволить дорогие излишества. Например, его жена сразу была и красива, и со скверным характером. Большинство мужчин лишь мечтают о такой роскоши.

Знакомого зовут Карлис. В тридцать лет он женился на полупрозрачной девушке по имени Мария. У неё были тонкие пальцы и такие большие кольца в ушах, что сопротивление бесполезно. По папе она была княжна, а по маме полячка. Пять лет они жили счастливо. Купили дом в дальней Юрмале. Он дарил ей аленькие цветочки, она ему — оттопыренную губу.


Вообще, нижняя женская губа очень важный орган. С широкими возможностями для самовыражения. Я расскажу вам, как обижаются латвийские женщины. У нас их водится три типа.


По побережью с севера пришли рыбачки. Невысокие, бойкие. У них монгольские глаза и крепкие ноги. В любви они самоотверженны. Долго не сердятся и губу не оттопыривают. Чтобы выразить эмоции, считают они, лучше всего подходит сковородка. Выйдя замуж, варят тыквенный суп и честно носят на себе своих алкоголиков. Очень надёжные и искренние.


С юго-востока прибыли рослые, плавные красавицы диванного типа. У них белая кожа, робкий характер и невыносимые матери. К пенсии они плевком убивают коня. В молодости же садятся и плачут. Потом долго смотрят в зеркало на распухший нос. Один нетрезвый генетик утверждал, все они дочери запретной любви петровских драгун к лошадям петровских драгун. Конечно, он врал. Их печальные глаза и удлиннённые лица произошли от дождливого климата.


Наконец, самые головокружительные девки выбрались из моря на западе. Больше уже неоткуда. Они пришли сражать принцев своим чудесным характером. Разумеется, принцы быстро вымерли. Теперь русалки сводят с ума кого попало. Светлоглазые, невесомые. Они разрушают волю, лишь хлопнув ресницами.

Их приятно носить на руках. С ними последний задохлик чувствует себя Кинг-Конгом.


И вовсе они не безголосые. Любой ухажёр при них трещит, как юный Геббельс, слова не вставить. Обычно звучит героическая сага о пьяном мордобое. В ней полно междометий и в конце все непременно упали, а рассказчик даже не вспотел. Поэтому русалки не великого мнения о мужском уме.


И они-то лучшие в мире по технике мимической обиды.

Одной лишь губой маленькая женщина выражает сотни оттенков недовольства. В диапазоне от «какой-то ты нелепый в этих джинсах», до «я поняла, эти розы отравлены».

На их беду, средний мужчина туповат. По эмоциональной чуткости он близок к хомякам и дафниям. Известны семьсот видов женских слёз.

И на всё это великолепие мужчина реагирует единственной фразой «ну чё ты, Кать».


Деспоты Африки селят своих жён в отдельных кухнях. Никто не видит как они там сами себе дуются. Целые пласты искусства пропадают. Арабские антропологи даже описывают женщину как неуклюжего человечка в платке, вообще не способного обижаться.

Эстонцы напротив, считают обиду нормальным состоянием. При усилении шторма они раскрывают газету и ждут улучшения погоды. Пять лет такой жизни делают мужчину викингом. Он обучается презирать смерть и впоследствии может захватить много приличных стран.


Так вот, на пятую годовщину брака Карлис придумал сделать плов. Настоящий, по секретной узбекской методике. Его Мария никогда не готовила жирных восточных блюд. Карлису показалось, она обрадуется.

Он сравнил пятьдесят рецептов. Купил казан. Купил курдючное сало и правильный рис. Рис следует варить в льняном мешке, он купил ткань, сшил мешок. Учёл сотни тонкостей.


Но женщины не считают сюрпризом жёлтые комья риса в чёрной кастрюле. Колечко с топазом куда неожиданней и приятней, уверены они. Мария взяла себя в руки и попробовала подарок. Целых две секунды держала себя в руках. Потом призналась что плов — говно.

Карлис неделю это блюдо планировал и три дня готовил. Вложил душу и килограмм изюма сверху. Он сказал ей — дура!


Мария выдвинула губу на 13 мм, что означало «враги навсегда». Выбежала, села в джип и уехала. Долго приходила в себя в крупном торговом центре. Потом нашла такой шарфик, что подумала, ничего. Он всё-таки старался. Смешно ждать от мужчины изящества. Дерево, оно и есть дерево.


Вернулась домой. А дома пятеро его друзей, уже пьяные, жрут проклятый плов. Смеются гадкими голосами.

Другая бы стала мстить. Налила бы всем им за шиворот столярного клею. Позвонила бы противной мужниной маме, сказала, у сына кариес, а он не хочет лечить. Мама бы приехала и две недели пломбировала Карлису его моряцкий мозг. Да мало ли чего. У расстроенной женщины фантазия шире возможностей бога.

Но месть — удовольствие низких людей. Благородные натуры это остро чувствуют. Она обрызгала компанию слезами, схватила запасные трусы и уехала к подруге на неделю. В некоторых обстоятельствах это почти вечность.


Женское сердце нелогично, глупо и прекрасно. Можно воспеть глаза, колени, шею. Всё что знает о ней анатомический атлас, всё волшебно. Если только она не забывает, как коварны бывают сладкие булочки.

Но колени с годами обвиснут, глаза выцветут. И только сердце останется шёлковым. Оно может простить дракона, сожравшего деревню, потому что зверёк хотел кушать.


С мужем трудней. У мужа нет смешного хвостика и белых лапок. Жалеть и прощать его почти не за что. И всё-таки, Маша заехала посмотреть как он там.

Карлис сидел трезвый, причёсанный, руки на коленях. Пол выметен. По грустному лицу было видно, что раскаивается.

Маша решила дать ему шанс. Она спросила.

— Я видела, ты звонил. Ты хотел что-то сказать?

А он:

— Да. Я хотел спросить, куда ты положила патроны. Мы с мужиками идём на кабана, я весь дом облазил.


То есть, он ничего не понял. Мария показала ему выражение лица «горькая усмешка № 7, прощальная».

И ушла. Он мямлил вслед про любовь и одиночество, но было поздно.

В тот же вечер она уехала навсегда. В Таиланд. Гуляла по пляжам и другим терапевтическим местам. Думала, как же хорошо быть одинокой, когда никто не предаст. Потом наконец-то отдых закончился, она заехала домой. За одеждой. Она видела, как обдаст его холодом. Как он поймёт и ощутит ужас утраты.


Заходит в дом, а навстречу какая-то белобрысая дрянь в трико. Вульгарная, глаза водянистые, губы средней полноты, рост 173, вес не меньше 60-ти, на плече тату с паучком, страшная безвкусица. Других деталей не заметила, вообще не смотрела, очень надо. И ещё говорит:

— Здрасьте, Карлис вышел, скоро будет.


Тут как раз подъехал Карлис. Девушки услышали, вышли встретить на крыльцо. Карлис увидел их обеих и не стал останавливаться. Он не был готов сразу так причалить. Поехал куда-то вдаль. Иногда с танкером общаться проще, чем с хорошо отдохнувшей женой.

Мария не выдержала. Прыгнула в свой джип и погналась. Может, она хотела кого-нибудь обезглавить. Или оторвать кому-нибудь его бубенцы. Забить насмерть туго скрученной газетой. Неизвестно. Хотя бы стукнуть его в бампер.

В Сети полно роликов, где злая жена колотит своим драндулетом машину мужа. Сегодня это тренд. Проклятый изменник приехал к любовнице, она выследила, подкралась, и ну долбить. Все мужчины это видели и ужасались. Сегодня каждый знает, если на вас мчится ваша официальная любовь, лучше бежать.


Супруги мчались по деревне, пугая дачников. Как Шумахер и Алонсо, как Чапай и белые. Это была лучшая погоня в истории посёлка. Клубы пыли можно было видеть из космоса, если знать, куда смотреть. Ехали они, ехали, потом Карлис неловко как-то свернул и врезался в дуб. И замер за рулём, подозрительно.


Рассерженная жена польско-княжеских кровей быстро стала просто Машей. Она подбежала и взялась его вытаскивать, мерзавца. И оторвала в спешке дверь машины вместе с петлями. А он такой, весь в битых стёклах:

— Маша, Маша, эта коза, она из фирмы по мытью посуды и пола. А я тебя люблю. Хочешь йоркширского терьера?

— И шубку, — согласилась Маша, потому что правда была на её стороне.


Если бы эту историю писал Киплинг, наш Карлис в финале уехал бы в Новую Каледонию. И там бы канул, изучая новый галлюциноген на основе жаб. Маша бы погоревала и вышла за полковника. Но поскольку это рассказ о смешанном русско-латышском браке, дальше всё скучно. Они родили пару толстопузых негодяев. Карлис потерял интерес к кулинарии и увлёкся плетением корзин. Маша продолжает обижаться, потому что лучшего способа разнообразить жизнь латвийской деревни так никто не придумал.

Comments

Ваша учетная запись не имеет разрешения размещать комментарии!