Рецепт будущего. Часть 1.

Опубликованно Январь 22, 2018 | Просмотры темы: 27
Глава первая. Сказочная работа

Однажды я оказался в ситуации, когда долго не мог найти работу. Отчаявшись, начал искать работу не специальности, а просто такую, какую смог бы выполнять.
Деньги были отчаянно нужны, и я таскался на все собеседования подряд. Самой подходящей мне казалась вакансия повара. Образования поварского не было, но готовить любил и имел представление о санитарных нормах и правилах. Пройдя за день пять заведений, я в трех был отсеян еще на этапе анкеты, а в двух снизошли до собеседования. Правда, после бесед мне тут же указывали на дверь. Слабое знание кулинарной терминологии выдавало меня с головой. По дороге в шестой ресторан я уже подумал, что пора переходить к поиску вакансии грузчика, хотя делать этого категорически не хотелось. 
Глава первая. Сказочная работа

Однажды я оказался в ситуации, когда долго не мог найти работу. Отчаявшись, начал искать работу не специальности, а просто такую, какую смог бы выполнять.
Деньги были отчаянно нужны, и я таскался на все собеседования подряд. Самой подходящей мне казалась вакансия повара. Образования поварского не было, но готовить любил и имел представление о санитарных нормах и правилах. Пройдя за день пять заведений, я в трех был отсеян еще на этапе анкеты, а в двух снизошли до собеседования. Правда, после бесед мне тут же указывали на дверь. Слабое знание кулинарной терминологии выдавало меня с головой. По дороге в шестой ресторан я уже подумал, что пора переходить к поиску вакансии грузчика, хотя делать этого категорически не хотелось. 
Но вот в шестом ресторане меня встретили заметно иначе. Отдела кадров тут не было, администратор не предложил мне анкету, а сразу попросил показать санитарную книжку. Книжка была в порядке, так как я до этого работал в продуктовом магазине и регулярно проходил медосмотры.
- Возьми в раздевалке халат, бахилы и топай на кухню. Спроси шефа Васю, пусть разбирается, - сообщил админ и махнул рукой в сторону правой стены.
Зашел на кухню: первое, что бросилось в глаза, - кусок доски, висящий на стене, и торчащие из него совсем не кухонные ножи. Мне сразу вспомнился старый фильм "Захват", где Стивен Сигал играл повара, так же метавшего ножи.
- Где мне найти Василия... - тут я замялся, администратор не удосужился назвать мне отчество - Василия шеф-повара?
Стоявшие ближе ко мне два повара разразились громким хохотом. Отсмеявшись, один из них, высокий худой парень в бандане и с пиратской бородкой ответил:
- Василий Николаевич изволил отъехать по делам на мотоцикле. Не мешайся тут, иди к служебному входу и подожди там, на лавочке, скоро вернется.
Бегло взглянув на кухню, по которой сновало человек шесть или семь поваров, я отправился ждать в указанное место. Я думал, что сейчас явится брутальный шеф-Вася - огромный бородатый байкер в кожаной жилетке и рогатом шлеме. Но вскоре послышался визг тормозов и у входа остановился современный спортивный мотоцикл Kawasaki Ninja. С него спрыгнул худощавый человек среднего роста, в спортивном костюме и защитной куртке-черепахе. Подняв забрало шлема, он спросил неожиданно звонким голосом:
- Вы к кому?
Я несколько опешил и выдавил из себя:
- Я жду шеф-повара Василия Николаевича.
Собеседник нахмурился, а затем улыбнулся:
- Небось Ромка-админ сказал Васю-шефа искать?
Я кивнул.
- Поймаю, бифштекс из него сделаю!- сказал шеф, стягивая наконец шлем. - Я Василиса Николаевна, шеф-повар, а Вася-шеф это прозвище, которым меня называют офики, когда думают, что я их не слышу.
Я смутился, как-то неудобно получилось, Василиса оказалась девушкой с рыжими волосами, коротко стриженными "под мальчика" и большими карими глазами. Я представился и начал торопливо извиняться. Потом начал рассказывать про опыт работы, навыки и умения. Неожиданно Василиса махнула рукой:
- Хватит, иди на кухню, я сейчас переоденусь и испытаю тебя.
От слова "испытаю" стало как-то не по себе (сразу вспомнилась доска с ножами на стене). Я поспешил на кухню, где уже все повара встретили меня хохотом (видимо, подобные шутки над новичками тут уже случались). Через пару минут появилась Василиса. Одета она была не в поварскую форму, а в зеленый медицинский костюм, какие обычно носят хирурги. Она обратилась ко мне:
- Мясник значит, с рынка? В повара решил податься, думаешь тут работа вкусней? Что ж человек мне толковый нужен, обучить я тебя и сама смогу, поработаешь сперва заготовщиком и на подхвате. Однако ты докажи сначала, что ты можешь хоть что-то. Дам я тебе три задания, выполнишь - выходи на работу, не справишься - вали на васаби.
- Согласен, давайте попробую.
- Хорошо, вот тебе первая задача. Иди вон по той лестнице вниз, там склад посуды. Возьми справа на полке кастрюльку, пройди дальше по коридору в моечную, набери её водой по ручки и принеси сюда на плиту.
Я пошел, слыша за спиной смешки поваров. Вскоре всё стало вполне понятно - кастрюлька оказалась на 70 литров. Ручки на ней для удобства были сделаны не сверху, а ближе к середине. Я подхватил её и после секундных размышлений потащил пустую наверх.
- Василиса Николаевна, там в моечной с краном что-то не то, я, пожалуй, тут наберу?
- Набирай, но поставь вон туда (она указала на самую дальнюю от раковины плиту). Мы демик варить будем, ей там долго стоять.
Под испытующими взглядами поваров с трудом дотащил наполненную по ручки кастрюлю до указанного места (я действительно до этого работал мясником на рынке, часто приходилось таскать говяжьи четвертины и другие тяжести, так что мне не привыкать).
- Молодец, - одобрила Василиса.- Вот тебе следующая задача. Возьми в этом холодильнике фарш, посоли-поперчи и поджарь мне котлету, чтобы вкусная была.
Тут я подумал, что главное не пережарить. Котлеты я готовить умел, что тут сложного? Взял фарш (он уже был с жареным луком), посолил, поперчил, замешал, слепил котлету побольше и пожарил. Подношу Василисе, а она говорит:
- Накрой котлету тарелкой, пусть постоит пока, потом попробуем. Сейчас за третье задание принимайся. Вот возьми эту птичку и вырежи у неё все кости, кроме крыльев и голяшек, да так, чтобы кожа целой осталась, - сказала шеф и протянула мне маленькую тушку перепелки, весом всего граммов двести.
Ну тут, думаю, не на того напала. Что-что, а мясо с кости аккуратно обваливать я на рынке хорошо научился (да и занятия по хирургии даром не прошли). Порыскал немного по кухне, нашел филеровочный нож и взялся за дело. Времени ушло прилично, но в результате кожа птички осталась практически целой (за исключением пары мелких дыр).
Василиса удовлетворенно кивнула:
- Отлично, а теперь давай котлетку твою попробуем. Вот тебе первый кусок.
Я попробовал и тут же скривился - котлета была катастрофически пересолена.
- Ну что, вкусно? Я попробую? – улыбаясь, спросила Василиса.
- Нет, не надо. Я ошибся и вам не подойду, котлета не вкусная, не пробуйте! - сказал я и повернулся к выходу под злорадные смешки поваров.
Но тут сразу прозвучал веселый окрик Василисы:
- Стоять, я тебя не отпускала! Вот такой человек мне и нужен, с руками из нужного места и умный, но не слишком. Мог бы и догадаться, что фарш на кухне уже заправленный раз в холодильнике, а был бы опытный еще и попробовал бы. А вот что сильный - хорошо, а то мои хлюпики вчетвером эти кастрюли таскают - тяжело им. Завтра чтоб к десяти как штык был, буду из тебя повара делать.
Выйдя из ресторана, я вспомнил, что мне все это напоминает. Все прямо как в сказке - Василиса Премудрая, три загадки, испытание силушки богатырской. Это было довольно странно, но ясно было одно - сказка обещает быть интересной!


Глава вторая. В сказке ложь, да просто ложь…

Итак, в свой первый рабочий день я в качестве формы захватил свой стиранный-перестиранный белый халат. На проходной меня встретила шеф-повар Василиса Николаевна. На вид ей было лет 25-28 (но, возможно, она была старше, а спрашивать было как-то неудобно).
- Привет! Ну что готов? Пошли сперва на экскурсию, чтоб ты знал, что тут где и не бегал каждый раз с глупыми вопросами, - весело поприветствовала она меня. 
Я кивнул и поспешил за ней.
- Тут кафе большое было еще с советских времен. Потом открыли в конце 80-х кооперативный ресторан. В 90-е это было самое крутое в городе место. Сейчас у нас на первом этаже посадка на 200 человек без летника и на летнике еще 50. Но хозяин, Михаил Евгеньевич, год назад выкупил второй этаж и правое крыло здания. И теперь у нас будут на втором этаже банкетные залы и сцена для артистов общей посадкой еще на 500-600 человек. Со всеми этими перестройками кухню теперь тоже на второй этаж перевели, оборудование новое закупили - отличное. Ну и люди конечно нужны, одних заготовщиков двое планируется. Ты пока один начнешь, на графике 6/1, а там мы тебе напарника подберем и будете 2 через 2 работать, - тараторила Василиса, на ходу попутно дергая все двери по пути. - Я сама тут шеф недавно, раньше была су-шеф кондитер, а шефом немец был Отто, но они с владельцем поцапались из-за денег, вот он обратно в Германию и свалил. Учет и так весь на мне был, графики-шмафики, технологички, журналы и прочая стенография. Вот меня Евгенич шефом и поставил, теперь тут всем раздаю кебаб-люлей. Я-то шефом раньше работала, только то кондитерская была, на 20 столиков и поваров всего три девочки, зато уж мы там давали... (на определенном моменте я перестал успевать усваивать лавину информации и сосредоточился на осмотре помещений).
По причине врожденного скупердяйства в ресторанах я бывал редко, а уж такого уровня вообще никогда. Мне бросилась в глаза излишняя вычурность интерьеров, золоченая лепнина, хрустальные люстры, алые портьеры и прочее. Экскурсия закончилась так же неожиданно, как и началась. Мы скользнули в неприметную дверь и оказались на кухне. Василиса подвела меня к стене, на которой висела доска с метательными ножами. На ней было приколото несколько листов А4. Василиса заговорила заметно серьезней:
- Твой день должен начинаться здесь. Это доска банкетов, сюда админы вешают предзаказы на 2-3 дня вперед. Но уж если что-то действительно грандиозное, то и за 2 недели могут повесить. Подходишь, внимательно читаешь и потом на рабочее место.
- А я думал, вы тут в метании ножей упражняетесь.
- Ты дебил, что ли? Кто же опасными предметами на кухне бросается? Ладно, дураков можно и новых нанять, а если парик разобьете, кто мне новый купит? Это для антуражу просто, не знаю, кто придумал, я когда устраивалась, она уже висела.
- Понятно.
- Знаешь, какой у повара главный инструмент?
- Нож! Я свои взял, у меня с рынка самодельные, таких нигде нет.
- Главный инструмент повара - записная книжка! Что не записано - того не было. Записная книжка есть?
- Нету.
- Ты Ломоносов, что ли, все так запоминать? На, держи, - и Василиса протянула мне толстый блокнот в твердом переплете.- Записывай все что сделаешь. Окорок с кости выкатил, кости, мясо взвесил - запиши. Лося почистил – взвесил-записал. Заготовок наделал, посчитал-записал. И так всё, чтоб порядок был! Пошли к тебе в чулан.
Мы пошли в угол кухни, где был небольшой закуток, отгороженный с одной стороны кирпичной перегородкой облицованной кафелем, а с другой - занавеской из толстой пленки (примерно такой, как в душе, только потолще и непрозрачной). Из оборудования в "мясном цехе" были два железных стола, мясорубка, вакуматор, пара холодильников, колода и какая-то непонятная фигня, еще запакованная в целлофан (чем-то напоминающая самогонный аппарат). 
- Раньше у нас еще пила ленточная была. Пока два придурка, Костя с Лехой у неё движок не спалили. Теперь вот мучаются, рубят молотком и топориком.
- Это как?
- Берут этот топорик - Василиса сняла с магнита плоский кулинарный топорик, весь в сколах и зазубринах - ставят по месту, а потом вон тем молотком долбашат сверху пока отрубят. Повезло еще им, что у нас позиций на кости немного и большинство с мясокомбината в разделке приходит.
- А большим топором раз махнуть не проще?
- Вот ты и будешь этим заниматься, на то и мясник. Пилу новую купят, но не в этом месяце точно. У тебя есть топор?
- Есть, но сегодня не взял. Как-то стрёмно его по городу без дела таскать.
- Вот завтра и принеси, только вымой хорошенько. Теперь давай о твоих обязанностях поговорим. Ты знаешь, как ресторан работает?
- Ну клиент заказывает, официант записывает, передает на кухню, там готовят, отдают официанту, он несет клиенту, тот ест и платит деньги.
- Клиент это в борделе, в ресторане гость!
- Ну, вы тут прям как моряки, не плаваете, а ходите! И что?
- Ага, пошути мне тут. Официанты уже давно никакие записульки на кухню не носят, пробивают через систему заказов в терминале, а у поваров тут чек из специального принтера вылезает, где записано, чего и сколько готовить, а если официант не дебил, еще и в каком порядке по времени. Ну, например, в заказе есть суп и свиные ребрышки. Может быть, пришли два человека и один будет суп, а второй ребрышки. Тогда их надо одновременно подавать. А может быть, человек один, сначала будет суп, а потом ребрышки. И тогда ребрышки нужно отдавать позже супа, иначе остынут.
- Сложно, блин.
- Ну да, тут тебе не шоу Гордона Рамзи! Ну да ладно, это тебя пока мало касается. Из чего повара готовят?
- Из продуктов надеюсь? 
- Из заготовок. Большинство блюд готовится заметно дольше, чем гость сможет выдержать. Конечно, если он заказал омлет, можно его и сразу подать.
А вот если рульку свиную? Или ребрышки те же. Если они заранее не промаринованы или сварены, сколько их жарить будешь?
- До фига, рульку особенно.
- То-то же. Так вот, дорогой, заготовки - твоя главная забота! Раньше у нас их тут делали все вместе, пока заказов нет ну или выделяли одного "дежурного" в смене, который этим занимался. А теперь вот объемы выросли, особенно на банкеты, и мы уже не справляемся. А нет заготовок и кухня остановится и все по бороде пойдет.
- Я понял, постараюсь не подвести. Что сейчас делать? 
- Сейчас поставщики приедут, пойдешь - поможешь разгрузить. Ребята покажут, куда разложить все в холодильные камеры, там стеллажи подписаны. А потом Серега су-шеф тебе даст задания, мне некогда сейчас.
- А меню где можно взять? Мне же надо его изучить?
- Незачем, сейчас начнем проработки нового меню и все старое менять будем. Будешь пока по прямым указаниям работать, моим и су-шефов. А пока хватит болтать, дуй вниз на приемку.
После этого диалога я как-то сразу и с головой погрузился в работу. Началось все с чистки рыбы. Кроме семги, которую тут ласково называли "лось", поставщик привез сибас, дорадо, радужную форель и судака. На четвертом часу, исколов все пальцы о судака и вымазавшись в чешую с ног до головы, я подумал, что работа грузчика не так уж плоха. Тем более что ящики с рыбой приходилось таскать тоже мне. Особенно сложным оказалось выдергивать из рыбы все кости, там, где нельзя было это сделать ножом, приходилось дергать по одной пинцетом. С коллективом я толком не познакомился, только с Серегой су-шефом (высокий парень с короткой бородкой клинышком). Он был несколько высокомерен и общался со мной как со школьником, хотя я был старше его лет на 5. Он помог мне снять филе с "лося" и сказал нарезать его на кусочки в промежутке 180-190 гр. Это оказалось трудным делом, я все время промахивался и в итоге килограмма два точно запорол на обрезки. Серега сказал, что не страшно, пустим на тар-тар или мусс, но если будет повторяться, то я куплю все, что испортил по себестоимости. Я подумал, что так и в минус можно отработать.
Вслед за рыбой притащили два мешка свиных ушей, их надлежало тщательно вымыть, обрезать остаток слухового прохода и обжечь кулинарной горелкой остатки щетины. Это занятие оказалось столь же нудным и муторным. Плюс ко всему я почувствовал серьезный голод, который усиливался аппетитными ароматами из горячего цеха. Выглянув из "чулана", я выловил Василису, носившуюся по кухне, как кусок натрия по луже, и спросил:
- А как насчет пожрать?
- Служебка уже была, меньше клювом надо щелкать, там уже офики порезвились, ничего не осталось, наверно. Иди к раздевалке, там справа у нас типа столовая, я сейчас тебе соображу чего-нибудь. 
"Хорошее у них тут к новым сотрудникам отношение, на обед забыли позвать"- подумал я и побрел в столовую. Вскоре туда явилась Василиса с большой тарелкой, наполненной разнообразными кусочками еды. 
-Держи - остатки с проработки блюд, элитный обед! Где ты за раз поешь, стейк, креветки, лося и шашлык? - улыбнулась она, протягивая тарелку.
Выглядело это как объедки для свиней, но на вкус довольно неплохо, во всяком случае необычно. Описывать дальнейший день в подробностях незачем, это была тяжелая и монотонная работа. Никакого особого обучения не было, су-шеф Серега показывал, что нужно делать, ничего толком не объясняя, а я повторял за ним. С каждой минутой я все больше разочаровывался в своем выборе.
Наконец уже вечером (глянув на часы, я заметил, что работаю уже почти 13 часов), когда я закончил крутить фарш, в чулан вошла Василиса.
- Ты молодец, - сказала она,- Я не думала, что ты справишься так хорошо. Давай мой цех и можешь быть свободен. Завтра приноси все документы, зам. директора тебя оформит. 
Неожиданно Василиса замолкла, скользнула ко мне и приобняла за шею. Прильнув к моему уху, она ласково прошептала:
- Мясник, а ты подмышки бреешь?
От неожиданности я выронил мусат и промямлил:
- Н-нет... 
Василиса резко дернула меня за воротник и буквально ткнула носом в емкость с фаршем.
- ЗА ТО ЕСЛИ ТЫ, БИЛЯТЬ, К ЗАВТРЕШНЕМУ ДНЮ РУКИ ПО ПЛЕЧИ НЕ ПОБРЕЕШЬ, Я ТЕБЯ САМА ГОРЕЛКОЙ КАК УШИ СВИНЫЕ ОБСМАЛЮ! - заорала она и достала из емкости пару коротких черных волос, которые, несомненно, принадлежали мне.
Дома ночью, заваривая доширак, я подумал, что уже давно у меня так сильно не расходились ожидание и реальность. Возвращаться в ресторан не хотелось, болели исколотые и поцарапанные пальцы, но деньги по-прежнему были нужны катастрофически…

Глава третья. Из грязи в князи…

Прошел еще день и я начал потихоньку осваиваться в ресторане, куда меня взяли работать мясником-заготовщиком. Я приходил на работу и начинал с того, что читал записку, оставленную в мясном цеху. Она была написана красивым почерком шеф-повара Василисы. В них довольно подробно описывалось, какой продукт взять и что с ним нужно сделать. Надо отметить, что рабочий день у меня начинался с 9, а остальные повара приходили к 10-11 (они сами там как-то делились, в зависимости от того, кто остается до закрытия). Сегодня на работу вышла другая смена, и у них су-шефом оказался невероятно интересный человек по прозвищу Сол. Это был крепкий мужик лет около 60, невысокого роста и почти такой же ширины. Из-за огромного живота казалось, что он не идет, а катится, как шар. Поперек живота он носил широченный кожаный пояс, напоминающий чемпионские пояса боксеров, только без металлических украшений. Все это, вместе с совершенно лысой головой и невероятно густыми бровями, придавало его облику сходство с трактирщиком из какой-нибудь фэнтези саги. Фактически он работал мангальщиком, но на мангале бывал только вечером, днем там заправлял его помощник Жорик, а вечером "когда уважаемые люди в ресторан ходят" Сол сам становился к жаровне.
Придя в первый день своей смены в мясной чулан, он представился так:
- Я Хачатур Амбарцумович, но ты имя чем мое коверкать, зови меня лучше Сол, меня все тут так зовут.
- Почему так?
- Сокращение от Солёный. Я тридцать лет коком по морям болтался, так просолился, что теперь в руку люля возьму, а она солёная уже. Потом расскажу, хочешь?
- Да, конечно, интересно.
- Баранину привезли уже? 
- Да, в камере висит.
- Отлично, разделывать умеешь?
- Да, я на рынке мясником работал.
- А ну сюда тащи, погляжу рубать будешь как, посижу тут пока. - Сол выглянул из цеха и крикнул кому-то из поваров: - Леха, в столовую ну-ка быстро сгоняй и стул мне в мясной принеси.
С этой минуты и до вечера у меня в цеху появился живой радиоприемник. Сол развалился на стуле с чашкой чая и говорил практически без умолку. Мне трудно передать особенности его колоритного говора, это как если бы одесский еврей из анекдотов применял построения фраз учителя Йоды из "Звездных Войн". Его морские истории были обширны и невероятны и слушать их было одно удовольствие. Попутно он излагал подробную историю ресторана со стародавних времен, выдавал довольно едкие и подробные характеристики на всех поваров, официантов, админов и уборщиц. Кроме этого, Сол жаловался, что молодежь его не уважает и никогда не слушает, и радовался, что наконец появился мясник, который нормально вырубит ему корейку, "рукожопы не то что эти". 
- Повар должен находчивый быть, – делился мудростью Сол. - Вот такой случай, например, помню. Проходил в нашем городе джазовый фестиваль. И по его окончании был запланирован банкет, с катанием на теплоходе по реке. В качестве почетных гостей были приглашены два американских джазмена, которые были "гвоздем программы" на фестивале. И вот за полчаса до отплытия приезжают дорогие иностранные гости - каждый со своим ансамблем и со всеми помощниками. Получается еще + 50 голодных негров, про которых организаторы банкета совсем не подумали. Они-то считали, что приедут на банкет только "звезды", а те решили, что их музыканты тоже банкета достойны. Администратор заметался - дополнительные места и посуду организовать можно, но чем их всех кормить? Выручил шеф-повар, снарядил двух поваров в ближайший супермаркет с наказом купить 30 кг самых дорогих пельменей и сырного майонеза к ним. Дальше, для дорогих музыкантов на верхней палубе был организован специальный "Ужин аля Рюс" от шеф-повара. Пельмени подали с салатом и украшениями - гости были в восторге.
Я терпеливо слушал, за его рассказами время пролетало незаметно и весело. Он рассказал, что он старый друг владельца, Михаила Евгеньевича, работает просто, чтобы дома не сидеть и потому, что Миша попросил. Шефом быть не хочет из-за бумажек и прочей херомантии, зарплаты у него и так больше, чем у директора и вообще. Про владельца он рассказал, что у того в городе несколько крупных предприятий, а ресторан он держит "уважения ради", чтобы все "важные люди" справляли свои свадьбы и юбилеи именно у него (часто эти люди расплачивались непонятно как, и ресторан нередко работал в минус, но владельца это не волновало). С этим было связано и увеличение общей посадки до 800 человек и полнейший хаос, который творился в банкетном меню. Евгенич требовал, чтобы важным заказчикам банкетов ни в чем не отказывали, если они захотят фаршированных черной икрой осетров, то раз и два, чтоб был готов! И пофиг, что их в меню никогда не было, и блюдо никто не прорабатывал. Именно из-за этих требований уволился немец Отто (бывший шеф-повар) - "в целом толковый, но мангальщик херовый". Также он поведал о тянувшейся в коллективе холодной войне между шефом Василисой и старшим администратором Еленой. Когда уволился Отто, Елена хотела, чтобы шеф-поваром стал её муж, работавший шефом в другом ресторане, но владелец решил иначе. С тех пор Елена всячески старается подставить Василису, и кое-кто из поваров её, возможно, поддерживает. 
На шестом часу монолога Сола я понял, почему в коллективе его не любят. Кроме бесконечных словесных излияний, он был большой любитель подержаться за женские прелести. Что он с успехом демонстрировал на всех женщинах, оказывавшихся в зоне досягаемости, сопровождая действия сочными комментариями. Видимо, дружба с хозяином обеспечивала ему некоторую вседозволенность и женская часть коллектива просто старалась держаться от него подальше. Василиса не являлась исключением и за все время только раз заглянула ко мне, тут же получила от Сола звонкий шлепок по попе и совет "замуж выйти и чтобы муж кормил и любил, а то худая совсем". Чуть позже выяснилось, что эта его грубость имела для меня весьма неприятные последствия.
Дело в том, что чуть раньше прихода Сола я, как и было написано в записке с заданиями, сделал 30 котлет для бургеров. Это было новое блюдо, которое недавно проработали для "молодежного меню". Подразумевалось, что бургер будет "разорви хлебало" и поэтому котлеты были по 250 гр. в сыром виде. К сожалению, я не обратил внимания на приписку о том, что фарш надо крутить с обжаренным луком, и помолол как дома - с сырым. За несколько часов, которые котлеты провели в холодильнике под пленкой, фарш приобрел характерный зеленовато-землистый оттенок (мясо было не испорчено и вполне съедобно, просто сырой лук дал такой эффект). Однако подавать такую котлету гостям было категорически нельзя. Из-за присутствия Сола Василиса не заглянула вовремя в холодильник и мой "косяк" выяснился только когда пробили заказ на 4 бургера. Василиса была страшно разгневана и потребовала, чтобы я сделал новый фарш. Но тут выяснилась следующая проблема: по меню котлета должна быть чисто говяжей, поэтому специально для неё заказали говяжьего жира весь запас которого я и похоронил благополучно в своих котлетах. Василиса вызвала официанта и попросила передать гостям, что бургеров не будет. Вскоре после ухода официанта на кухню ворвалась высокая девушка с длинными черными волосами в строгом брючном костюме и начала орать на Василису:
- Что значит нет бургеров? Почему их в стоп-листе не было? Это новое меню! Это личные гости Михаила Евгеньевича, его партнеры по бизнесу из Азербайджана. Делай теперь как хочешь!
Я стоял и думал, что мой поварской путь закончился, не успев начаться. Но тут в мясной цех вкатился Сол, держа в руках гастроемкость с салом. 
- Крути быстрей, пока не заметил никто, так они еще лучше получатся. Подумаешь, святые, свинину им нельзя. Сейчас ко мне халдей притащился и требовал, чтобы я отдельные угли разжег, когда баранину им жарить буду, чтобы даже дыма от свинины рядом с их шашлыком не было! - презрительно сообщил он, добавив пару отборных ругательств.
Я быстро взялся за дело, а Сол направился к Василисе, сграбастал её в объятья и что-то зашептал на ухо, та согласно кивала, а потом крикнула в горячий цех: 
- Хватай в мясном котлеты и четыре бургера, срочно!
Сработали мы быстро и бургеры отдали почти без задержки. Минут через сорок черноволосая девушка вновь показалась на кухне (Сол пояснил, что это была та самая администратор Лена, о которой сказано выше).
- Там гости требует повара, который бургеры делал! - злорадно процедила Лена.- Видимо, у них вопросы возникли.
Василиса повернулась ко мне:
- Твой косяк, ты и иди. Я за тебя получать не намерена, а горячники тут не причем.
- Но это Сол предложил! 
- Ага, пусти его пообщаться, он из Баку родом, беженец, азербайджанцев на дух не переносит, дело поножовщиной закончится.
- Но я не могу в таком виде, - я показал рукой на свой замызганный за рабочую смену халат. - Как я в зал выйду?
- Пошли в мой кабинет, там у меня от Отто китель с колпаком остались, он не стал забирать из-за того, что там название ресторана вышито, тебе должны подойти.
В кабинете я надел на себя белоснежный китель и колпак. Китель был слегка маловат и сидел довольно натянуто (Отто был явно поуже в плечах), но выбирать не приходилось.
- Иди, - напутствовала Василиса, - Если что, вали все на случайность, что блюдо новое, придумай что-нибудь.
Я вышел в зал, и только тогда до меня дошло, что на кителе золотой нитью вышито большими буквами "ШЕФ-ПОВАР". Вот это карьерный взлет, подумал я и поплелся за официантом. На летней веранде за большим столом сидело семеро мужчин, трое постарше и четверо молодых. При моем приближении один из молодых встал и пошел навстречу. 
- Слушай, Шеф! Какой вкусный бургер у тебя! Я в Америке был в Нью-Йорке, в Лос-Анджелесе, там бургеры фигня по сравнению с твоими. Такие сочные, вкусные, нам всем очень понравились. Вот возьми, друг! - С этими словами он протянул руку и сунул мне в ладонь несколько купюр.
- Спасибо! Очень рад, что вам понравилось! Будем рады видеть вас в гостях... - промямлил я – Извините, мне надо идти, еще много блюд там... на кухне...
- Конечно! Иди, удачи тебе!
Я вернулся в цех весьма довольный полученным гонораром в 3200 рублей. Тут я застал Василису, которая вытащила половину заготовок из холодильника и собиралась, видимо, распекать меня за плохую работу.
- Ну что?
- Все отлично, хотели поблагодарить по-братски.
- Отлично значит? Ты что же это делаешь? Я тебе как написала в записке корейку зачистить? Это что такое? - С этими словами Василиса схватила нож и попыталась подрезать неаккуратно оставленную мной на корейке фасцию.
На её беду в руку ей попался один из моих самодельных ножей. Его мне сделал отец, еще когда я учился в универе. Характерной особенностью этого ножа был переход от лезвия к рукоятке без упора. Сделано это было намеренно, чтобы нож ни в коем случае нельзя было отнести к холодному оружию. Обратной стороной подобной конструкции стало то, что им было очень легко порезаться, особенно с непривычки. Такое неоднократно случалось во время работы на рынке, и я даже дал ножу имя, как легендарному мечу - "Пьющий кровь". Василиса тоже стала его жертвой, вскрикнула и выронила нож, у неё была глубоко рассечена кожа на второй фаланге указательного и среднего пальцев. Было довольно много крови, остановить её удалось, только перетянув пальцы у основания жгутом из резиновой перчатки. Я услышал множество живописных выражений о себе, пока накладывал повязку и основательно вымазал в крови китель бывшего шефа. Неожиданно Василиса смягчила тон:
- Спасибо, извини, что сорвалась, – устало сказала она – Это новое меню мне все нервы истрепало, и я терпеть не могу общаться с друзьями владельца. Можешь китель забрать себе, он на тебе смотрится очень внушительно. Только на работу не надо таскать, купи себе лучше черного цвета.
- Тебе бы в травмпункт надо, при таких ранах прививка от столбняка не помешает.
- Забей, ничего не будет, не в первый раз режусь. Все же лучше, чем ожог. – Василиса протянула мне руку, показывая большой шрам от ожога.
В эту секунду я поразился, насколько грубыми и неженственными были её руки, с короткими ногтями без следов лака, сухой кожей и следами травм. И насколько они отличались от изящных пальчиков моих подруг, мелькавших на фото в ленте соцсетей…
По дороге я задумался, возможно, я действительно переоценил свои силы. Пока все получалось довольно плохо, большинство полуфабрикатов были кривыми и неаккуратными, а делал я их слишком долго. Зато я сегодня незаслуженно почувствовал, что такое быть шеф-поваром и это было чертовски приятное чувство!

Глава четвертая. Василиса и Змей Колбасыч.

Наступило воскресенье, по установленной с шефом договоренности, мой пока единственный выходной. В ресторане в воскресенье кухня обычно работает в полную силу, но не так интенсивно, как в пятницу вечером и в субботу. К концу дня поток заказов стихает и поварам делать особо нечего. И самое главное - в воскресенье нет поставок сырья, перерабатывать нечего, поэтому повар-заготовщик не особо нужен.
Обратной стороной подобного подхода явилось страшное напряжение сил и нервов в пятницу-субботу. Работы было столько, что я буквально валился с ног, когда пришел в субботу домой уже собственно в 10 минут воскресенья. Как я заснул, совершенно не помню, упал словно пьяный, прямо в одежде и проснулся в 11 утра от телефонного звонка с незнакомого номера. 
- Спишь? - услышал я в трубке ласковый голос шефа-Василисы.
- Нет, - брякнул я, - с тобой по телефону разговариваю.
- Спасибо, Кэп! Ты сегодня днем занят? Важные дела есть? 
- Да вроде нет. 
- Ты сможешь подъехать на работу, буквально на пару часиков? Твоя помощь мне очень нужна.
- Ладно, я буду через пару часов, если ненадолго.
- Договорились.
Что-то в тоне Василисы показалось мне подозрительным, до этого она на работе так со мной не разговаривала, но я подумал, что это добрый знак. Придя в ресторан, я обнаружил Василису в мясном чулане, изучающую какой-то длинный буклет, напечатанный на дрянной бумаге. На столе были разбросаны какие-то распечатки, блокноты, записки, а также пара ручек и калькулятор. 
- Привет! - бодро воскликнула шеф - Спасибо, что откликнулся.
- В чем дело?
- Да понимаешь, владелец требует для нового меню несколько видов колбас разработать. Хочет, чтобы на банкеты подавали огромное блюдо - типа ассорти колбасок. Он еще от прошлого шефа, немца Отто, этого хотел добиться. Но Отто колбаски в ресторане воспринимал как личное оскорбление и намек на стереотипы, связанные с немцами. Говорил: "Я фам колбаски приготофлю, когда у фас медфеди фотку ф самофарах будут подафать!" Так у нас тема и зависла, а недавно кто-то из друзей Евгеньичу наплел, что ел где-то в Англии колбасу-улитку в бараньей череве, - большую, во всю тарелку. И называлась она в память о какой-то пивной бочке - 50-дюймовая колбаса. Типа длина, если размотать "улитку", ровно 50 дюймов. Вот ему идея эта приглянулась, и теперь мне управляющая со вчерашнего дня мозг клюёт - "сделай 3-4 варианта, Михаил Евгеньевич в воскресенье вечером приедет и лучший выберет".
- А я тут при чем? Я колбасу делать не умею.
- Да я тебе все подскажу, мне просто из-за этого тяжело. - Василиса помахала мне правой рукой, на которой указательный и средний палец были замотаны общей повязкой. Пару дней назад Василиса довольно сильно порезалась моим ножом и теперь испытывала определенные трудности.
- Ну и попросила бы кого-нибудь еще. Ты хочешь сказать, мы тут за два часа управимся?
- Ребятам много банкетов отдавать нужно, им не до колбасы. И потом, когда в меню введем, тебе все равно эту колбасу делать придется. А так и время сэкономим на обучение, и заодно посмотришь, как шеф-повар новое блюдо изобретает, тебе полезно будет, - важно изрекла Василиса.
- Как же изобретает, когда тырит у неизвестных английских поваров? Поварское пиратство выходит?
- Твой испытательный срок еще не закончился или тебе работа уже не нужна стала? - холодно заметила Василиса. - Между прочим, ты только 5 дней отработал, а по графику у тебя 6/1 пока.
- Черт с тобой, давай по-быстрому, я еще отдохнуть хочу...
- Молодец, я в тебе не сомневалась. Ты в технике хорошо разбираешься?
- Если бы разбирался, то работал бы инженером, словно белый человек, - раздраженно огрызнулся я, происходящее нравилось мне все меньше и меньше.
- Ну на почитай и попробуй этот аппарат собрать, - махнула Василиса в сторону стоявшего в углу цеха странного агрегата, напоминавшего самогонный аппарат (до этого времени он стоял упакованный в целлофан и им никто не пользовался, и я как то даже забыл спросить, для чего он нужен).
- Мы к колбаскам чачу будем гнать?
- Это шприц для колбас, идиот. Его еще давно купили, он на складе пылился, а теперь про него вспомнили. Вроде должен быть хороший, электрический. Правда, судя по инструкции, он китайского производства - сказала Василиса без особого энтузиазма - Давай занимайся, а я пойду ингредиенты собирать.
Я взялся за инструкцию. Вроде бы все довольно просто - снизу мотор медленно вращаясь, толкает вверх по цилиндру поршень, выдавливая фарш через насадку в крышке цилиндра (насадка расположена сбоку крышки, что придает аппарату в собранном виде форму буквы "Г"). На насадку нужно одеть наконечник, соответствующий толщине выбранной оболочки (согласно маркировке), дальше в цилиндр запихиваем до 8 кг фарша, закручиваем крышку, присоединяем насадку с наконечником, на наконечник натягиваем оболочку колбасы (как чехол на зонтик). А дальше нажимаем на педаль, мотор крутится, давит поршень вверх, фарш выдавливается в оболочку и получается колбаса. Молодцы китайцы, все сделали довольно доходчиво и с картинками (особенно мне понравилась картинка, изображающая натягивание оболочки на наконечник, её, похоже, взяли прямиком с упаковки презервативов). Я попробовал собрать аппарат и включить его без фарша. Он загудел, поршень пошел вверх с неприятным металлическим скрежетом. Если нажать на педаль посильнее, гул мотора усиливался, и поршень двигался быстрее. Когда поршень доходил до верха, мотор выключался автоматически, и нужно было нажать особую кнопку, чтобы поршень оттянуло назад для новой загрузки фарша. 
В это время в цех вернулась Василиса, неся охапку пластиковых банок со специями. Похоже, она прошлась по всем станциям, кроме кондитерки, и выгребла все, что имелось в наличии.
- И как они без этого работать будут? - поинтересовался я.
- Справятся, я же ненадолго. Сейчас быстренько замешаем четыре вида фарша, сделаем по две колбаски каждого вида и домой пойдешь на любимый диван, - уверенно заявила шеф.- Ты с аппаратом разобрался?
- Да осталось выяснить, наконечник какой толщины устанавливать. Где там оболочка, какая на ней маркировка?
- Никакой, у нас оболочка натуральные бараньи кишки, черева называется. Их Санек-закупщик вчера с рынка приволок, ну ты знаешь такие, в соленом виде. Я их с вечера замочила, уже должны были отмыться от соли. Пойдем в камеру - они там стоят, заодно мясо заберем, которое я на колбасу отложила.
Мы пошли в камеру и принесли оттуда миску-полусферу с замоченной черевой (она была похожа на только что извлеченный пучок ленточных гельминтов), а также несколько гастроемкостей с мясом. Василиса углубилась в свои распечатки. Заглянув в них через плечо, я увидел, что это различные рецепты колбас, скачанные из интернета.
- Творишь, значит? В школе тоже так домашку "творила"? - ехидно поинтересовался я.
- Чтобы создать по-настоящему уникальное блюдо, надо изучить то, что создано до тебя - гордо произнесла Василиса, обиженно надув губки. - Чё встал столбом, крути фарш пока свино-говяжий, а остальное мясо режь ножом на кубик в полсантиметра.
- Что это колбаса будет с ручной нарезкой? Мне и так напряга хватает, давай лучше все на мясорубку зафигачим. 
- Поговори мне еще, давай делай быстрей.
Под чуткими окриками Василисы я изготовил четыре варианта фарша: свино-говяжий, свино-говяжий с бараньим языком, свино-говяжий с утиной печенью и свино-говяжий с олениной.
- Евгеньич любит, чтобы в блюде обязательно был "ингредиент побогаче", - пояснила Василиса. – Говорит, иначе гости не поймут. 
Она заправила каждый фарш разными специями и другими составляющими, попутно диктуя мне состав каждой смеси и вес компонентов (я все прилежно писал в свой блокнот). Потом она ловко изготовила восемь маленьких котлеток, по форме напоминающих шоколадные конфеты, и пожарила их в горячем цехе. На вкус они были просто великолепны, и я бы затруднился выбрать, какой вариант лучше (видимо Василису не зря назначили шефом, кулинарных талантов ей явно было не занимать).
И тут началось самое веселое. Я установил на аппарат самый тонкий наконечник и попытался натянуть на него череву. Безрезультатно, черева явно была заметно меньшего диаметра (не толще указательного пальца), чем пластиковый наконечник. Видимо, указания про маркировку оболочки в инструкции написали не просто так. Василиса, следившая за моими потугами, стала давать советы:
- Перебери весь пучок, может, бараны были разного размера, там и потолще будут куски черевы. Водой промой, чтобы она растянулась. И вот еще, масла оливкового капни на наконечник, так оно лучше пойдет.
Промордававшись под нетерпеливыми указаниями Василисы минут 30, я натянул несколько метров черевы на наконечник аппарата. 
- Ну, поехали! - звонко скомандовала Василиса и я нажал на педаль.
Аппарат загудел, но ничего не произошло. 
- Он точно работает? - спросила Василиса.
- Я думаю, воздух выдавливает, сейчас пойдет фарш.
- Долго что-то, может, ты что-то не дожал, может, сильнее нужно?- произнесла шеф и наступила на мою ногу с педалью.
Аппарат хрюкнул и резко выплюнул здоровенную "змею" фарша прямо в стену цеха, изрядно обляпав стол, пол и меня с Василисой.
- Сильнее не нужно, - резюмировала Василиса. - Давай завязывай череву и нажимай плавненько-плавненько. 
Я попробовал исполнить пожелание шефа, пока она аккуратно соскребала фарш со стены. Вначале все пошло неплохо, и у меня получилось сантиметров пятнадцать задуманной колбасы. Неожиданно черева застопорилась, сползая с наконечника, и фарш тут же разорвал колбасу.
- Растяпа! Надо было легонько помогать череве сходить с наконечника. Так же плавненько, аккуратненько, как будто чулки с девушки зубами стягиваешь. Мы так с тобой до утра не закончим. Сам же у себя выходной воруешь, - резюмировала Василиса. 
- Знаешь что? Делай сама, раз такая умная! Вот становись сюда, жми на педаль и помогай череву стягивать. Ты-то, наверно, в чулках получше меня разбираешься. 
Василиса встала на мое место и попыталась осуществить задуманное. Поначалу у неё все получалось, но затем падающий в поднос "змей" колбасы перекрутился и снова лопнул, обрызгав Василисе лицо и грудь.
- Тут так не получится. Надо в четыре руки. Становись сбоку за мной, я буду стягивать, а ты принимать колбасу и аккуратно укладывать на лоток, – сказала она.
Я занял требуемую позицию, со стороны это походило на игру в "твистер", только не на полу, а у стола. Совместными усилиями нам удалось добыть длинную колбасу без разрывов. Василиса торжественно измерила её рулеткой - 48 дюймов. 
- Переделывать не будем. Он же её есть будет, а не вокруг талии примерять, - категорически заявил я.- Давай следующую.
Василиса согласно кивнула и мы продолжили. Следующие три часа пролетели незаметно. Черева непрерывно лопалась, приходилось собирать фарш, заправлять в аппарат и начинать заново. Мы оба основательно перемазались, воздух в цеху будто сгустился, пропитанный запахом специй, мяса и липкого пота. Сюда то и дело заглядывали повара, привлеченные нашими возгласами, криками и матом. Видимо со стороны это звучало чрезвычайно интригующе. Василиса свирепела все сильней:
- Ну, Саша, ну закупщик. Попадись мне только в понедельник. Купил он череву, я его на этой череве перед рестораном повешу! - негодовала она.
- Черева - дерьмо, все равно оборвется. Давай лучше из его кишок колбасу сделаем?
- Не отвлекайся, давай дальше, нежно и плавненько, не спеша, да вот так, вот так, смотри, как хорошо...
Наконец, все было готово, и Василиса устало выдохнула.
- Я в душ и переодеваться, колбасу отдай в горячий цех, пусть пожарят аккуратно, а я подойду декорировать и оформлять подачу. Ты пока уборкой займись.
Мясной цех и правда после сражения с "колбасным змеем" выглядел как декорации к фильму ужасов, не хватало только маньяка с бензопилой. Когда я уже заканчивал отмывать стены, в цех ворвалась Василиса. Без колпака, волосы растрепаны (казалось, что они стояли дыбом как на холке у бешеной кошки), глаза пылали гневом.
- Слишком пресно и без изюминки! Не хватает утонченности и яркости вкуса! Делайте еще, я не удовлетворен! - в ярости бормотала она. - Боров тупорылый, я бы его щас!
Она схватила мой мясной топор и со всей дури рубанула колоду. Лезвие на два пальца вонзилось в дерево. Василиса облокотилась на топор и повернулась ко мне.
- Иди домой! Завтра у тебя выходной, - срывающимся голосом сказала она - И китель себе нормальный купи, посмотри, на кого похож. Чё замер? Пошел вон, а то еще работу найду!
Только попав домой, я почувствовал, что смертельно устал. Сил раздеваться не было, я упал на диван и, уже проваливаясь в сон, сделал самое главное - ВЫКЛЮЧИЛ ТЕЛЕФОН!

Глава пятая. Портрет Василисы в деталях.

На следующий день, после моего первого выходного, я явился на работу в новом черном кителе на долбанутых поварских пуговицах. Чисто теоретически я представлял, зачем нужно это портное извращение (правильно называемое "пуклями"), но пользоваться ими было довольно неудобно. Видимо, потому, что я купил в магазине самый дешевый вариант кителя, пукли все время расстегивались и вообще норовили выпасть и потеряться. Колпак я решил не покупать, ограничившись, как и раньше куском белой ткани, повязанным на манер банданы.
Сегодня был будний день и произошло достаточно редкое событие - шеф-повар Василиса взяла выходной. На кухне заправлял су-шеф Серега - высокий, худой парень лет 24-25, с редкой бородкой клинышком. Отсутствие начальства накладывало свой отпечаток, и дух свободы буквально витал в воздухе. Повара, не скрываясь ковырялись в телефонах, не спеша пили чай и устраивали никем не запланированные проработки блюд (ели нагло все, что хотели).
Как только я появился на кухне, ко мне обратился Серега:
- Вася вчера записку не оставила, так что работа у тебя по ситуации. Сегодня из твоих приходов только рульки и говяжьи языки. Рульки по 900 гр. подрубить и замариновать, языки отварить и почистить. Остальные задания спроси у ребят на станциях. Холодникам вроде надо было курицу на цезарь сделать и мангалойдам еще чего-то. У нас на горячке вроде пока есть все.
- Понял, спасибо. Серый, а ты давно тут работаешь?
- Да третий год уже. Я еще на заочке учился, когда сюда пришел. Тут еще старый шеф был, до немца, Александр Семенович, он потом на пенсию свалил.
- А учился где?
- В институте имени Кропоткина, на факультете технологии пищевых производств. Я туда после армии пошел, а бурсу еще до армейки закончил.
- Поваром служил?
- Да неплохо было, мне повезло (тут Серега ударился в военные воспоминания, которые были несколько тягучими и однообразными, поэтому я не буду их здесь приводить)
- Да уж весело ты служил, а я на подшефном свинарнике говно кидал, ничего интересного.- А Василиса тут давно работает?
- Она где-то через полгода после меня пришла, сначала на холодный, а потом, когда у нас кондитерку сделали, туда перешла.
- А она сама местная, ты не знаешь? 
- Из области вроде, тут квартиру кажись снимает. Я точно знаю у неё вышка не поварская, она экономист. Ей поэтому вся эта бухгалтерская мутотень с приходами-расходами хорошо даётся. Её за это бухгалтерша любит как родную. И шеф тогда её за это заприметил и нагрузил дополнительными обязанностями. А потом так и пошло, что без Васи никуда, так она су-шефом стала. Как повар она так себе, но бумаги ведет - не подкопаешься. Ну, а когда Отто свалил, её шефом поставили, а меня су-шефом вместо неё.
- И нравится тебе су-шефом работать?
- Не с таким шефом, как Вася. Почти все блюда для нового меню я придумывал, прорабатывал, до вкуса доводил. А она только ходит, взвешивает да записывает.
- А что ты тогда в другой ресторан не свалишь?
- Слушай, дядя. А не до хрена ли ты спрашиваешь? Иди давай на приемку, помоги Саньку закупку разгружать.
После разгрузки я занялся свиными рульками. По идее они должны были приходить с мясокомбината уже калиброванные по весу примерно в 1 кг. Но на практике вес гулял в диапазоне от 0,8 до 1,3 кг. Приходилось браться за топор и приводить к общему знаменателю. Самые мелкие откидывали и замораживали "на холодец", который предполагался в зимнем меню. Работа была не тяжелая, но требующая осторожности, ведь если отрубить слишком много, получался брак. Рульки должны были быть строго по 900 граммов (+/- 50г.), чтобы не нарушался выход блюда. 
Посреди этого увлекательного занятия в мясном цехе появилась Римма, повар холодного цеха. Это была симпатичная смешливая шатенка, среднего роста и с весьма пышными формами. В руках у неё были две кружки, я сперва подумал, что она хочет меня угостить кофе.
- Салатик будешь? Мы тут с ребятами цезарь и нисуаз слегка проработали, - весело сообщила Римма, - там много осталось, я решила и тебя подкормить.
Приглядевшись, я увидел, что большие кружки наполнены упомянутыми салатами, в которых торчали десертные ложечки.
- Это чтобы вопросов не было, если вдруг админа на кухню принесет или еще кого. Василиса тоже такое не любит, но тут уже от настроения может зависеть. Иногда она за каждую мелочь будто с цепи срывается, а иной раз и не замечает вовсе, - пояснила салатных дел мастерица. - Ты нам курицы на цезарь сделаешь лотка три?
- Да, сейчас с рульками разделаюсь и займусь.
- Хорошо, а то мы всю старую израсходовали сюда - Римма кивнула на кружку - ей уже срок подошел.
- И ты решила меня этим отравить?
- Я и сама кружечку опрокинула, все нормально будет! Если что вместе на унитазе потолкаемся, - рассмеялась Римма.
- Тесновато будет, я бы предпочел не рисковать.
- Ну как знаешь, бери нисуаз, там все свежее, а цезарь я сама доем.
- А Вася вас не нахлобучит за такое? 
- У нас плюсы по салатам после банкетов остаются, так что в инвентаризацию все нормально будет.
- Дурите, значит, клиентов?
- Ой, да кто там 200 порций каждую перевешивать будет? Скинули по 50 граммов и есть чем мясника побаловать. Тут когда свадьбы гуляют и не такое случается.
Я положил топор и поддался на уговоры, салаты были выше всяких похвал, особенно цезарь. Римма осталась в цехе и слушала мои комплименты в адрес её творений.
- Вася это не одобряет, она вообще слишком правильная. А я ей говорю всегда, не будешь так делать - будем минус везде. Тут и без нас усушка-утряска и вообще.
- Не нравиться тебе Василиса?
- Я парней предпочитаю, не как наш шеф, по девочкам. Она и ко мне приставала, так я ей сразу по рукам дала.
- Что прямо лесбиянка? 
- Свечку не держала, но за грудь она меня лапала. Типа форма не застегнута докопалась, а сама мац-мац. Я ей тогда чуть в лицо не вцепилась. Да ты посмотри на неё, по ней же видно всё.
- Весело тут у вас, спасибо за салатики, они великолепны.
- На здоровье, про курицу не забудь.
Следующим моим собеседником (совершенно незапланированным) оказалась посудница тетя Маша (и уборщица по совместительству, настолько эталонная тётка-уборщица, что хоть сразу отправляй в палату мер и весов). Она явилась с претензиями по поводу стиля моей работы. Дескать, сильно грязный пол остается в конце смены: фарш, чешуя, кости и вообще. На мои доводы о том, что работы много и Василиса требует, я услышал следующее:
- И чё много, ты ж молодой? Я управляющей нажалуюсь, будешь сам и полы мыть. Рубит он, щепки летят. Зачем тебя ета стриптизерша вообще взяла. Не было никого и в цехе чистота.
- Какая стриптизерша? 
- Да Василиска твоя, я сама видела, как она в кабак один бежала, сама в брюках, а на вешалке в руках платье прозрачное с блестючками. В таком они бля..ины на шесте вертятся. Да ты сам посмотри, у ней на лице все написано. Вот я тебе веник в угле поставила, чтоб ты кости за собой сметал, а то мыть не буду!
- Да-да, хорошо!
Тетя Маша ретировалась, а я продолжил работу. Не успел я закончить курицу для холодного цеха, как пожаловал следующий посетитель – мангальщик Валентин. Это был довольно красивый блондин, лет 25-26 с длинными волосами, собранными в хвост. Голова его была повязана полоской белой ткани на манер хайратника, что придавало ему несколько хиповатый вид. "Прямо день открытых дверей", - подумал я про себя, - "с Василисой как-то тише было".
- Привет! У меня фарш на люля заканчивается, тебя Сол (второй су-шеф, предводитель мангальщиков) научил его делать?
- Нет, он сказал, что это великий секрет и даже меня из цеха вытолкал, пока его делал.
- Вот же старый пердун, нет там никакого секрета, кроме его соли со специями, но её ты все равно при всем желании на глаз не скопируешь. – Валентин помахал небольшим пакетиком.- Что он туда кладёт, не знаю, но люля просто отличные. 
- Так как фарш правильно делать? 
- Да крутишь курицу с салом, луком и зеленью добавляешь его «волшебный порошок» 12 грамм на килограмм, да вымешиваешь очень тщательно. Тут в этом главный секрет – выбить да вымешать хорошенько, тогда они просто отличные получаются, лепятся и с шампура не падают.
- Ну, давай показывай, мне пригодится.
Пока мы возились с фаршем, разговор также зашел о Василисе. При упоминании шефа Валентин заметно оживился:
- О, Василиса просто замечательная, такая добрая и отзывчивая. Я когда в мангале руку обжег, так она мне неделю пока я лечился, закрыла как рабочую, я-то больничный не брал. И вообще она такая красивая и утонченная, я как-то подсмотрел, у неё есть блокнотик, в который она потихоньку стихи пишет, но не показывает никому. Тут она ни с кем почти не общается, о чем вообще с ними можно говорить? – Валентин скривился и мотнул головой в сторону горячего цеха, - гопота быдловатая. Иногда мне кажется, она как Алиса Селезнева, гостья из будущего или принцесса с другой планеты, которую коварные враги сослали на землю страдать в одиночестве.
- Ты сам-то стихи не пишешь? Чувствую в тебе поэтический полет.
- Нет, я на басухе в рок-группе играю, может слышал про нас - «Кованые Клинки»? 
- Не доводилось. Но ты сообщи, когда у вас концерт будет, может, получиться заглянуть.
- Заметано, чувак!
Тут в цех заглянул Серега су-шеф:
- Эй, мясник! Ты про кастрюлю с языками на печке не забыл? Они готовы уже, снимай и чисть!
Валентин подхватил тазик с фаршем и утащился на мангал, а я занялся чисткой языков. Тоже муторное дело, но в качестве бонуса можно организовать себе пару бутербродов с отварным языком. 
Когда я закончил и собрался уже приниматься за уборку цеха (других заданий похоже не намечалось и я лелеял надежду свалить пораньше домой), вдруг заметил, что у меня закончилось моющее средство, да и рулон бумажных полотенец тоже подходит к концу. 
Я подошел с вопросом о пополнении расходников к су-шефу:
- Иди вниз, там, не доходя до раздевалки, лестница в подвал, спустишься в правую дверь постучишь. Там завхоз, Виктория Михайловна, она тебе все, что нужно выдаст, только не забудь в журнале все проверить и расписаться, а то она на тебя спишет всякого. 
Я отправился в указанном направлении и вскоре нашёл склад и завхоза, толстую женщину за 50 в огромных роговых очках.
- Значит, ты новый мясник, - обрадовалась завхоз, – хорошо, что зашел, мне как раз помощь нужна. Сними вон с того стеллажа эти три ящика с посудой и поставь вон туда вниз, а то они страсть какие тяжелые, да и высоко мне. А я тебе пока соберу все, что нужно.
Я переставил ящики, потом передвинул стеллаж, потом перетащил тюк со скатертями, потом еще и еще. Видимо, Серега су-шеф знал, что на склад без лишней надобности лучше не показываться, и поэтому послал меня. По уровню болтливости Виктория Михайловна могла легко потягаться с мангальщиком Солом, а по скорости «воспроизведения» намного его превосходила. За короткий срок я узнал всю непростую судьбу завхоза, подлость её пьющего мужа, нерадивость зятя, злоключения дочери и невероятную талантливость внука.
- Как хорошо, что Василисочка взяла на работу такого сильного мальчика, - тарахтела завхоз, - а то как ко мне кто ни зайдет, все на спину жалуются, да на руки, никто старушке не поможет. А ты такой сильный и работящий прямо молодец, надо Василисочке тебя похвалить. Она-то бедняжка хоть выходной взяла, хоть с дочечкой своей понянчиться, тяжело ей бедненькой. 
- У неё дочь есть? 
- Как же, крошечка-лапулечка, я сама у неё в телефоне фото видела. Её вроде муж бросил, когда она заболела, так она с матерью и дочечкой одна и осталась, так-то ей тяжело бедненькой…
- Чем заболела?
- Так ведь рак у нее был, да вылечили, а пока лечили, брили наголо, теперь видишь, как у ней и волос-то нет почти. И вкалывает она день и ночь, чтобы дите прокормить да деньги за лечение вернуть…
На этом моменте я подумал, что завхоз, сама не заметив, перешла на пересказ какого-то сериала с телеканала «Россия». Вырваться из подвала и свалить домой мне удалось только через полчаса, переделав еще кучу мелких, но важных дел.
Уже вечером я задумался, какой необычный человек моя шеф-повар. Если собрать воедино все, что я про неё услышал за день, получалось следующее:
Василиса приехала откуда-то в город, получила экономическое образование, вышла замуж, родила дочь, заболела раком, развелась с мужем, выздоровела, пошла работать поваром, стала лесбиянкой и теперь пишет стихи, подрабатывая стриптизершей. На этом фоне предположение о том, что Василиса – это сосланная на землю принцесса с Альфы-Центавра уже казалось мне вполне логичным и обоснованным…

(C) ArsenZa

Comments

Ваша учетная запись не имеет разрешения размещать комментарии!