Эпизод 14

Опубликованно Июль 6, 2018 | Просмотры темы: 28
Городишко на юг от Городка на Море.
Уже полгода тут пропадают дети — бесследно исчезают девочки от восьми до двенадцати лет. 
Проведена работа в детских садах и школах, составлены беседы с родителями детей, не посещающих эти заведения. И вот — новое исчезновение, снова восьмилетняя девочка. Полиция безостановочно тралит криминогенные точки Городишки но... Тщетно. 

Помог случай. Странно, что это не произошло раньше, хотя... До того, зимой и ранней весной на карьер (Мекку всех неофитов от колёс) никого и не заманить было. А как просохли дороги — так всякий,
Городишко на юг от Городка на Море.
Уже полгода тут пропадают дети — бесследно исчезают девочки от восьми до двенадцати лет. 
Проведена работа в детских садах и школах, составлены беседы с родителями детей, не посещающих эти заведения. И вот — новое исчезновение, снова восьмилетняя девочка. Полиция безостановочно тралит криминогенные точки Городишки но... Тщетно. 

Помог случай. Странно, что это не произошло раньше, хотя... До того, зимой и ранней весной на карьер (Мекку всех неофитов от колёс) никого и не заманить было. А как просохли дороги — так всякий, кто купил авто, мото (а то и вело) — устремляется к заброшенному мраморному карьеру, чтобы, одолев бездорожье и шлагбаумы, запечатлеть себя на фоне оного. Фото или видео сотовым телефоном — и назад, чтоб в интернете показать всем друзьям и знакомым свидетельство собственной крутости...

Люди серьёзные поступают иначе — привозят хорошую фото и видеоаппаратуру, красивых подруг для оживления кадра. Спускаются вниз и снимают репортажи, делают фотосессии. Вот один из этих серьёзных и нашёл детский трупик в трещине мраморного массива. Вызванные им полицейские обыскали карьер и нашли ещё шесть трупов на различной стадии разложения...

***


В кабинете начальника городской полиции сидят местный начпол и полковник из Города.
- Это уже восьмой ребёнок за полгода. 
- Надеюсь теперь, совместными усилиями... Из Городка у Моря тоже прислали людей...
- Надо оцепить карьер, как можно плотнее. Усилить работу в Городишке. Перетрясти педофилов и насильников — и тех, что на воле, и заключённых. 
- Вы уж простите, товарищ полковник — а хули толку усилять? Говорили-говорили — и опять девочка пропала. А ведь говорили!.. Этот упырь словно издевается над нами... Мы неделю не спим и хули? В оцепление даже пожарных вывели, они там вокруг карьера чуть не хоровод водят! За руки держаться могут, столько там народу. А девочки нет! Вдруг он труп в другое место утащит? А... - подполковник махнул рукой.
В дверь постучали. 
- Войдите! - в один голос произнесли чины и переглянулись.
- Разрешите обратиться? - в двери стояла сотрудница в чине лейтенанта. Форма делала молодую женщину какой-то особенно привлекательной.
- Говорите, лейтенант, что у Вас?
- Тут такое дело... Не знаю, с чего начать... В общем, это может прозвучать странно...
- Да рожай ты уже, ну ё моё! - взвился начпол.
Лейтенант закрыла дверь, подошла к столу и негромко произнесла:
- Я могу попытаться найти Некроса.
- А он кто? Что за кадр? - заинтересовался полковник.
- У нас в Городке работал такой врач, генотерапевт. Сейчас он в бегах, после того, как его обвинили в смерти инспектора ДПС. Но мне по личным каналам известно, что Некрос не виноват. У инспектора были непрочные стенки сосудов, там патология какая-то, я не специалист... 
- Так нам-то он нахуя? Нам маньяка надо поймать, а не полечиться... - развёл руками недоумевающий начпол.
- Из непроверенных источников мне известно, что Некрос способен вроде бы как оживить свежий труп. Вот если бы он оживил нам девочку...
Полковник взглядом заткнул местного двамайора и повернулся к симпатяшке:
- Её ещё найти надо! Но... Вы, лейтенант, поищите, поищите этого своего Некроса-Шмекроса, нам сейчас любая помощь нужна. Хоть от гадалок, хоть от экстрасенсов... Я готов в церкви свечей наставить уже. Ступайте!
- Слушаюсь, товарищ полковник!

***


Рита сидит на кухне и слушает, как в комнате читает вслух Женя. Рядом с ней сидит её сестра — лейтенант полиции. Рита не хочет разговаривать с ней.
- Рита, ну ты же сама говорила. Пойми, там дети гибнут, там уже восьмой ребёнок пропал!
- Римма, я не знаю, где Некрос. Он не звонит и не выходит в интернет. Да если и знала бы — не сказала.
- Пойми же, я не для себя прошу, не для полиции — девочки... Какой-то упырь украл, изнасиловал и убил семь девочек, теперь пропала восьмая. Мы ничего не можем сделать!
- А хули с полиции взять. Впрочем, извини...
- А если бы он Женю украл? Тоже отмалчивалась бы? - аргументы закончились и Римма перешла к нечестным способам убеждения.
- Ну... Я б ему посочувствовала. Это же не ребёнок, это чёрт в юбочке.
Римма отвернулась к окну и заплакала. Голосок в комнате затих и девочка подошла к двери. Молча постояла в проходе и, посмотрев на Риту, ушла обратно. Голосок снова зазвучал, продолжая чтение.
- Римка, пиздуй на вокзал — он вот-вот приедет. Сам подойдёт к тебе. - Рита подёргала сестру за рукав. — Да поторопись, блядь, не резон ему там светиться.

***


На вокзале нет никого. Работает одна из четырёх касс. Римма изучает расписание поездов — почему-то ей кажется, что Некрос приедет не на электричке. Сестра сказала — вот-вот приедет. Но «вот-вот» нет ни одного поезда! Она подходит к расписанию пригородных — вдруг тут что-то есть? Со стороны Города — через полчаса. С юга — через девять минут. Что ж — пойдём на перрон, вдруг и правда он на пригородной... На первом пути — товарный состав. Обойти можно, но пример штатским надо показывать правильный, форма обязывает, поэтому Римма идёт к переходному мосту. Именно там, на середине лестницы её и догнал огромный мужчина с какой-то нелепой фигурой — сам высокий, ноги коротковаты, шея длинная, треугольная, руки толщиной с ноги, а плечи и грудь узкие... На голове ёжик седоватых волос. Глаза голубые, на щеке шрам. Не зашитый — зарастало без штопки... Да и рожа не ой какая симпатичная.
- Красивая какая попа! - без предисловий выдал незнакомец, не раскрывая при этом рта. Римма как-будто мысли его услышала.
- О боже... Вы Некрос?
- Да. Зачем искала? - это уже вслух.
- У нас тут, — Римма махнула рукой, — в Городишке, рядом... Маньяк детей убивает. Уже восьмая девочка пропала вчера.
- Это не я.
- Не смешно! Я у вас помощи хочу попросить.
- Нету у меня.
Римма снова заплакала — уже второй раз за день она сталкивается с каким-то бесчеловечным равнодушием.
- Да что же это творится-то... Ну оставьте Вы свои личные обиды! Там дети!..
- Римма! Римма, первый же попавшийся ваш сотрудник сочтёт своим долгом застрелить меня. И тогда я никому, ничем и уже никогда не помогу.
- Я договорилась с полковником (хлюп) — он гарантирует вам безопасность. (Хлюп-хлюп). Я вас на машине туда доставлю (хлюп), под личной охраной. Вы поможете?
- Чем? Побегаю с вами по злачным местам? Постреляю из ПМ по воробьям? Или в кабинете посижу, семечек погрызу? Я не ловлю маньяков, милочка.
- Рита говорила... (Хлюп). Давно (хлюп-хлюп)... Что вы свежий труп (хлюп) оживить можете... Типа, прямо с морга (хлюп) труп с обширным инфарктом (хлюп) оживили... (Хлюп).
- Ох и вырву ж язык я твоей сестрице. 
- Так Вы поможете? - Римма вынула платок и попыталась вытереть им лицо. А с платка — только что не каплет.
- Ну как женщине с такой красивой попой отказать?.. - прозвучало у Риммы внутри головы. И снова вслух: - Не три ты нос — и так краснее помидора! Труп-то хоть свежий?
- Да не нашли ещё последнюю девочку...
- Пиздец... Да нашли уже, - едва слышно сказал Некрос.
Сотовый Риммы подал голос, она извинилась и отошла чуть в сторонку. Потом сунула, отключив, телефон в карман и повернула к Некросу своё заплаканное лицо.
- Начпол позвонил — восьмую жертву нашли. В морге, не вскрывали... Изнасилована и задушена несколько часов назад. Там, в Городишке, население забузило: устроили погром в Нахаловке, подожгли пару домов в Зоналке. Избили бомжей на городской свалке... На пожары сняли огнеборцев из оцепления и почти сразу обнаружили тело в карьере. Он просто глумится над нами — труп аккуратно положил на уступ, так, чтоб его отовсюду видно было...
- Едем. Пусть погибшую перевезут в столовку, кафе, ресторан — не важно куда, надо, чтоб еды много было и попить. И алкоголь.

***


Из кафе «Глория» выдворили посетителей и почти весь персонал. Приготовили невысокий столик, на него положили тело погибшего ребёнка. Рядом поставили кресло (взяли у директора в офисе) — всё, как просила по телефону лейтенант. Всех сотрудников послали подальше от кафе с поручением не возвращаться ни при каких обстоятельствах. Полковник с начполом сидели на стульях и нервно посматривали на часы.
- Чёрт знает что... Ещё неизвестно, что там за некромант...
- Ой и не говорите, товарищ полковник! Упаси боже попасться с такой хуйнёй — до пенсии сторожами на стоянке проработаем...
- Если возьмут. На стоянку-то...
Замелькали огоньки проблескового маячка.
- Кого там, блядь, чёрт носит? Сказано же не мельтешить тут!
Полковник посмотрел на коллегу и сказал:
- Гляньте-ка — может это нашего лекаря привезли.
Начпол подошёл к остеклённой двери. Неподалёку остановилась патрульная машина, из неё вышли двое — давешняя лейтенант и высокий мужчина. Лейтенант ткнула пультом в авто, оно мигнуло габаритами и мяукнуло — сработала сигналка. Мужчина, постояв долю секунды, словно бы понюхал воздух и рванул бегом к двери. Лейтенант, на ходу задирая подол форменной юбки — за ним. Подполковник едва успел отскочить, как в помещение, едва не сорвав с петель пластиковую дверь, вломился мужчина. Следом заскочила запыхавшаяся сотрудница, ловя слетающую с головы пилотку. Незнакомец подбежал к тельцу девочки и положил левую ладонь ей на лобик. Потом, уже не спеша, пододвинул к себе кресло и сел.
- Попробую поднять... Правда мозг уже пострадал, но... Если небо поможет... Римма, принеси еды! Мяса. И зелени. Зелени побольше! И соку томатного. Пусть приготовят коньяк или водку не сильно поганую... Бегом!
У начпола запиликал сотовый.
- Да! Что там? Кто? Где? Опять... - начпол отключил трубку. - Твою мать! В Зоналке пропала девочка. Двенадцать лет. 
- Не может быть! Может - просто от пожара спряталась?
- Нет. Она с утра пошла на автобус в ПГТ, к тётке. И не появилась ни в ПГТ, ни дома.
- Чем там её родители думали, а?
- Ничем. Нечем им — наркоманы... Переполошились, когда дочка им дозу не привезла. Соседи позвонили тётке, а потом в дежурную часть, а они — мне...
- Ну пиздец! Это уже ни в какие ворота. Что там в малинах?
- Сейчас позвоню...
Начпол снова уткнулся в сотовый, забормотал, отходя в сторонку.
Некрос доел принесённый Риммой шашлык с зеленью, орудуя одной рукой, запил его соком и посмотрел на молодую женщину.
- А повыше подол задрать слабо?
Римма посмотрела на себя и одёрнула юбку. Сердито посмотрела на врача и буркнула:
- Да хоть совсем сниму, если девочка оживёт.
- Так у неё уже пульс — можешь убедиться.
Римма протянула руку к запястью девочки и чёткий, сильный пульс толкнул её пальцы. Она посмотрела на личико несчастного ребёнка — оно порозовело, губки вдруг раскрылись и девочка втянула в себя воздух, задышала. Римма выпрямилась и оторопело уставилась на Некроса. Полковник с начполом вытянули шеи из-за её спины — очень уж многое зависело от происходящего... Некрос молча вопросительно кивнул им — типа чё надо?
- В малинах народ поднялся на розыск упыря — говорят, что сами найдут и на куски порежут того ублюдка, не потерпят, чтоб он жил с ними на одном свете.
Некрос хмыкнул, покрутил слегка головой и вдруг повышенным тоном выдал:
- Так! Вам что велели делать? Подслушивать? Ну так нехуй подглядывать! Марш за коньяком и ананасами! Не видите что ли — девушка стесняется при вас трусы показывать. Съебались быстро!!!
Чины как-то нелепо подобрались и ломанули на выход, словно получили приказ от министра внутренних дел. А Некрос вновь посмотрел на Римму:
- Тебя за язык никто не тянул, родная.
Она прижала ладони к бёдрам и пальцами начала подтягивать ткань в кулаки. Когда кромка юбки достигла сжатых пальцев, Римма посмотрела вниз. Трусов ещё не видно... Она согнула локти и, покачивая бёдрами, стала задирать подол ещё выше. Выше... Кровь ударила ей в лицо, было жутко стыдно делать то, что она делала. Ещё выше... Римма вновь глянула на себя — показались её белые трусики.
- Достаточно? Доволен?
- Ух ты! Какие у тебя окорочка аппетитные! А попой повернись? Рим, да ты не психуй, я ж против тебя лично ничего не имею... 
Римма оцепенело повернулась спиной к Некросу и стянула юбку с крутых ягодиц вверх. Потом неспешно покачала бёдрами, соблазнительно шевеля попой. Затем резко одёрнула юбку и, заплакав, убежала на кухню.

***


Вернувшиеся чины пили коньяк с врачом. Они довольно-таки быстро нашли общий язык, когда Некрос пообещал, что завтра к трём часам дня девочка заговорит. Римма принесла с кухни нарезку и салат — персоналу кафе велели не высовываться с кухни. Внезапно зазвонил телефон полковника — ему долго что-то докладывали, он только дакал и неткал, да иной раз что-то переспрашивал. Дав отбой, он кивнул начполу и велел лейтенанту управляться тут одной. Потом чины выпили ещё по стопке коньяку и ушли.

Римма села возле стола с девочкой. Налила себе коньяка — хороший, дорогой. «Каспий». Выпила и, посмаковав чуток, съела колечко ананаса. Некрос, казалось, спал, откинувшись в кресле. Она вынула свой мокрый от слёз платок и стала тихонько оттирать шейку девочки от крови. Ни ран, ни гематом под кровью не оказалось! Римма вновь глянула на врача — тот посмотрел на неё устало и показал глазами на еду. Она покормила его с вилки нарезкой и салатом. Налила стакан томатного соку. 
- Кровь убиенных помидоров! - прокомментировал тот и залпом осушил посудину.
Римма склонилась над девочкой, расправляя волосики на её головке, Некрос буркнул что-то невнятное.
- Что? Я не расслышала...
- Не трожь — а то и тебя прошьёт.
- Ладно... Коньячка плеснуть?
- Лучше минет сделай.
- Да ты что — совсем?.. Что ты себе позволяешь, мерзавец? - молодая женщина готова была накинуться на врача.
- Римма, я же не из прихоти... Я в транс никак не могу войти. Коньяк не помог... А без этого я мозг Нэлли не вылечу. Время уходит, через час можно будет обратно в морг увозить.
- Так что — всё это напрасно?..
- Нет! Я уже знаю имя преступника. Знаю, где он держит своих жертв. Просто... Я Нэльку спасти хотел. Понимаешь, если я её сейчас разбужу — она до конца дней своих овощем будет. Так что лучше я ей сердце остановлю и отдадим — пусть хоронят.
- Нет! Не смей! Я... Я всё сделаю!

***


Римма по телефону докладывала полковнику:
- Упырь прячет девочку в берлоге в перелеске у карьера, в том, что со стороны ПГТ. Там такая расщелина природная в массиве мрамора. В ней вот он и устроил логово. Из него выход в перелесок и в карьер — так он там и шастал под землёй, никем не замеченный. - Римма облизнула губы и сняла с языка что-то. Посмотрела против света и щелчком сбросила волосинку. - Не говорите ничего начполу, упырь — это его сын. Валера, младший. Это его, блядь, работа.
- Лейтенант, это точные данные? Не шутки?
- Товарищ полковник, кто же так шутит? К сожалению, это всё — правда.
- Что вы предлагаете, лейтенант?
- Надо снять оцепление с карьера и найти берлогу упыря. Устроить поблизости засаду и ждать, чтоб взять на месте. Ну и в городе надзор негласный, слежку.
- Так и поступим. Спасибо за службу, лейтенант!

***


Упыря Валеру взяли с поличным.

Воскрешённая Нэлли и последняя пропавшая девочка (дочь наркоманов) вернулись к родителям.

Римма вернулась в Городок у Моря и рассказала всё сестре. Жени у Риты уже не было — Некрос забрал дочь.

Римма больше никогда в жизни не видела его. НИКОГДА. Но и не болела никогда в жизни. Все дефектные зубы её выпали и постепенно выросли новые. Рассосались все шрамы на теле. Исчез лишний жирок и никогда больше не возвращался. Улучшились зрение и слух, обострилось обоняние. И однажды проснулась интуиция, та, что так помогала ей всю оставшуюся жизнь в сыскной работе.

А жила она очень и очень долго... И круглая попа её была предметом мужского внимания ещё многие, многие, многие годы.

© Rumer 

Comments

Ваша учетная запись не имеет разрешения размещать комментарии!