Эпизод 110

Опубликованно Июль 8, 2018 | Просмотры темы: 13
- А я, правда, могу вот так просто войти в кабинку тут и выйти где угодно? 
- Да. Это же телепорт, уважаемая. Надо лишь снотворное получить. И вас переправят туда, куда попросите. 
- Я всю жизнь прожила здесь и никогда никуда не ездила. Всегда на своей земле жила… А дети вот разъехались кто куда. Хочу повидать их перед смертью… 
- Ну Вам всего сто пятнадцать… Ещё лет десять-то точно проживёте, Вы же модификат. 
- Я старая женщина, сынок. Неважно – модификат или нет. Это снотворное не убьёт меня? 
- Ну что Вы, нет конечно! 
- Тогда отправь меня в Берлин, на Zizerostraße, тридцать три… 
- Ближайший телепорт в квартале оттуда. Когда проснётесь – просто попросите там, чтоб Вашим родным сообщили. И Вас встретят. 
- А я, правда, могу вот так просто войти в кабинку тут и выйти где угодно? 
- Да. Это же телепорт, уважаемая. Надо лишь снотворное получить. И вас переправят туда, куда попросите. 
- Я всю жизнь прожила здесь и никогда никуда не ездила. Всегда на своей земле жила… А дети вот разъехались кто куда. Хочу повидать их перед смертью… 
- Ну Вам всего сто пятнадцать… Ещё лет десять-то точно проживёте, Вы же модификат. 
- Я старая женщина, сынок. Неважно – модификат или нет. Это снотворное не убьёт меня? 
- Ну что Вы, нет конечно! 
- Тогда отправь меня в Берлин, на Zizerostraße, тридцать три… 
- Ближайший телепорт в квартале оттуда. Когда проснётесь – просто попросите там, чтоб Вашим родным сообщили. И Вас встретят. 
- Хорошо… 
- Так, присядьте в кабине и дайте ладонь – я введу Вам снотворное… Хорошо. Счастливого пути! – фельдшер закрыл кабину и дал старт. — Старая она… Да у меня дети старше.

***


- Что-то ещё, господа? 
- Ну да. Ещё дури в кальян и ещё сухого мартини… И оливок. 
- Покушать?..
- Нет, спасибо. 
- Господа, отличные креветки… 
- Хорошо. Миску отличных креветок. И дурь позлее, если есть… 
- Куда уж злее, господа! Или вам химией сбрызнуть? 
- Будьте так любезны… Прям намочите химией…

***


Старый ветеран полиции сидит на скамейке в парке Городка. Ветерок треплет его седины. Он смотрит на играющих в песочнице малышей и никак не может отделаться от мысли, что Великий наказал его сверх меры… Да, он виноват перед ним. Страшно виноват. Но то, что сделал с ним Великий – просто бессердечно… 
Малыш соорудил из палочки крохотную качельку и положил на одну сторону мячик, а по другой стукнул кулачком. Мячик взлетел неожиданно высоко, упал на асфальт, подпрыгнул и поскакал в сторону старика. Тот резво поймал его на последнем подскоке и точно кинул обратно – несильно, лишь бы до песочницы добросить… Его движения никак не вяжутся с его внешностью. Да и зрение, и реакция никак не соответствуют его облику…
В возрасте девяноста лет он был модифицирован. И внешне остался дряхлым стариком – как и следовало ожидать, ведь без специальных процедур внешность не меняется... Его организм отлично функционирует, но внешне он – развалина. И так уже столько лет…
Ему запрещено менять внешность.

***


Фельдшер телепорта переключил кабину в ждущий режим и вернулся в свой уголок со столиком и креслом. Взял в руки тонкий прозрачный листик компьютера и углубился в прорисовку своего генеалогического древа. Это занятие полностью поглотило его и он надолго вышел из реальности. Хитросплетения родственных связей настолько затейливы… Ему больше ста пятидесяти, но внешне он выглядит на тридцать с хвостиком – как и все, модифицированные взрослыми, он выглядит на возраст, в котором был модифицирован… А в отпуске он прошёл очередную процедуру продления жизни и теперь ещё лет двадцать можно не вспоминать про старость!
Плямкнул сигнал приёма. Фельдшер отложил компьютер и подошёл к кабине с крохотным перфоратором антидота. На всякий случай – не везде (и не всегда) используют новые снотворные препараты… Открыл дверь кабины и застыл от неожиданности: в кабине стоял мальчик лет десяти и смотрел на него синими глазами. Фельдшер посторонился, освобождая путь. Мальчик вышел и попросил сообщить на электростанцию о его приезде. Сообщение было принято и за мальчиком обещали приехать по возможности быстро. Учитывая погоду и степень удалённости электростанции (куда запрещена телепортация) – пареньку придётся поскучать несколько часов… Фельдшер проводил его к диванчику, дал ему листок компьютера из стопки и налил зелёного чаю из своего термоса – тут заполярье, а малец в летней одежде… Куда родители смотрят?

***


Отец и Сын сидят в салуне за столиком и курят кальян. На столе полупустая бутылка сухого мартини (уже третья) и пустая — от джина, да миска с шелухой от креветок. Скоро они закончат тут и, взяв пару девок, отправятся в нумера… 
Для отца, родившегося в середине двадцатого века в СССР, это развлечение – просто дань традициям, сохранённым в Американском заповеднике… Для Сына, которому не так уж много лет – это экскурс в историю, погружение в древность… Они с Отцом уже поездили на пикапах и байках, полетали на бипланах и геликоптерах… Теперь вот у них алкоголь и наркотики – забавные, милые развлечения. Они смотрят на кордебалет – в это время девки пляшут уже без споднего и топлес. В длинных юбках и чулках… красота! И канкан, и стриптиз...
Дамочки у стойки поглядывают в их сторону и делают ставки – на ком остановится выбор этих туристов. Им явно нравятся эти два здоровяка – лысый с косицами на левой стороне головы и длинноволосый, с понитейлом. Дамочки разглядывают их в открытую, заинтересованно… Каждой хочется составить компанию таким видным людям.
А Отец с Сыном пока просто докуривают пригоршню селекционной конопли, обработанной специальным дурманящим составом, прихлёбывают креплёный джином сухой мартини из бокалов, да поедают оливки с зубочисток. Им некуда спешить. Они просто рады побыть вдвоём – помолчать, попялиться на сисечки-писечки танцовщиц и не думать о том, что завтра опять где-то начнётся эпидемия или рванёт древний склад боеприпасов…
Мир изменился. Но иногда так хочется вернуться назад и побыть не Великими, а простыми смертными.

***


- Согрелся? 
- Я не замёрз, но чай вкусный, спасибо… 
- Твои близкие прибудут ещё не скоро. Ты поищи в компьютере себе развлечений?.. Мне хочется продолжить… 
- Да, конечно! А можно я посмотрю? 
- Разве тебе интересно? Это мои родственники. Я сам-то их почти всех никогда не знал… Только самых близких. 
- Я посмотрю? 
- Да… 
- Мне кажется, что тут у Вас ошибка. Эти люди не родственники Вам. 
- Почему ты так решил? 
- Ну как сказать… Если Вы разрешите мне посмотреть Ваши гены, я смогу сказать точно. 
- Как посмотреть? Ты высокомод? Или из деток? 
- Неважно. Так можно? 
- А… Ну смотри. Рукав задрать? 
- Нет, мне не нужно Вас касаться. Только не говорите никому, что я это делал, хорошо? 
- Хорошо…

***


В салуне за столиком есть ещё пара посетителей. Они не смотрят на сисечки-писечки кордебалета и не вызывают интереса у дамочек. Они тоже туристы. У них тоже кальян с дурью и сухой мартини. Нет креветок – но есть оливки. И они исподтишка посматривают на Сына с Отцом. Им явно по вкусу эта пара громадных самцов. 
- Сын, там пара наших родственниц нас пасут. 
- Я вижу. Думаешь, лучше их пригласить «в нумера»? 
- Да. У них явно высокий уровень. Блокируются немного. А сильно их сканить – поймут, что раскололись. Ты закройся вглухую. Чтоб даже фона не было. И все разговоры – только акустически. 
- Я уже. Успел молодую копнуть – это прабабушка с правнучкой. Причём и мать с дочкой одновременно. 
- От какой праматери? 
- Пациентка какая-то… Не успел глубже. 
- Давно? Дай гляну. 
- Я же закрыт, пап. Очень давно, двадцать первый век.

***


Мальчик увлечённо объясняет фельдшеру, почему венценосные особы не могут быть его родственниками. Тот изумлённо крутит головой и вскидывает руки горе… 
- Да Вы не расстраивайтесь! Там из-за этого садовника все прокололись. Зато какая масса людей даже и не предполагает, что приходятся родственниками этой гулящей принцессе… 
- И давно это известно?
- Да. Просто из обычной деликатности не публикуется… Сами же понимаете – скандал… 
- Авель! – в зал телепорта входит женщина с сумкой. Определить её возраст невозможно, внешность не даёт зацепок зрительной памяти. Единственное, что остаётся после общения с ней — ощущение того, что общался с нечеловечески древним и сильным существом. 
- Лиля! – мальчик вскакивает и бежит к ней. 
- Вот, одень и обуй всё это. Поедем на снегоходе – ни по небу, ни на пневматике не прорваться. А пешком – слишком долго… 
- Здорово. Настоящий снегоход, с ДВС? 
- Да. На жидком топливе. Спасибо Вам, что составили компанию Авелю! – женщина слегка поклонилась фельдшеру. 
- Ну… Я был рад знакомству. Счастливо Вам добраться!
- До свидания, Сигизмунд Сигизмундович!
Фельдшер проводил парочку внимательным взглядом и просто физически ощутил, как они покидают его разум — полностью, не оставляя ни малейшего следа.

***


В нумере, на громадном сексплаце, идёт любовная схватка двух тел. В конце концов, дама вскрикивает и судорожно застывает. Потом тихо расслабляется. Юноша откидывается на спину и тянется к сифону с минералкой. Заправляет носик в рот и нажимает рычаг – газировка тут же раздувает ему щёки, придавая лицу потешный вид. 
- И мне дай. 
- Я ж давал уже?.. Метром ниже краник…
Дама смеётся и хлопает юношу ладошкой по телу. Её с треском бьёт током – летят искры и даже дымок курится слегка…
- Ах ты!.. – она смеётся и перехватывает его за хвост волос – изолятор… 
- Ладно, не дери космы. На, пей.
Она берёт сифон и аккуратно пьёт. Он резко дожимает рычажок и из носу у неё хлещет в две струйки. Сифон падает на кровать, оба задорно смеются, тела вновь сплетаются в борьбе и вскоре дама скрючена, зажата и подвергается совокуплению. Через минут десять она, уже просто расслабленно лёжа на животе, спросила: 
- Так как тебя звать, а? Ну мне надо как-то к тебе обращаться, а? Вот я – Оксана. А ты? 
- Эй! 
- Что? 
- Так и зови – Эй! 
- Эй, а почему ты не сканируешься? Ты из деток, надо полагать? 
- Ксан, а ты знаешь, что ты правнучка собственной матери?
- Ну… Вполне возможно. Она из деток, я, следовательно, тоже. Так что – не страшно. 
- Очень жидкая пропорция. В двадцать первом веке… 
- Я-то всё это знаю. А ты откуда знаешь, Эй? У тебя погуще пропорция? Как ты просканил меня и я не заметила? Я же блок поставила… Во время оргазма пробил, извращенец? 
- Неа. Просто твои выделения изучил. Там же по генам всё видно. Да и блок у тебя хлипкий… Но в голову к тебе я не лазил. Не, лазил, но не за этим... 
- Да чтоб тебя!.. А про маму тоже?.. По моим выделениям?.. Эй, у тебя сколько уровень за-генов, а?
- Это важно? 
- Да. Не смейся – я хочу знать, беременеть или нет. 
- Да. Однозначно. 
- Что «да», Эюшко? — Оксана, ластясь, поцеловала парню живот. 
- Беременеть и рожать. Я – Сын. 
- Чей? Ты… То есть, ты?.. – Оксана вскочила и села голой попой на пятки, — Великий, хочешь сказать?!! 
- Да. 
- Не врёшь?.. А... С мамой сейчас Отец, да? 
- Да… 
- Ампец. Рожать с мамой вместе будем.

***


- … Отпусти уже меня, а? Ну сколько можно? Ну устал я от этой жизни. Я же не знаю никого из этих людей. Все мои знакомые и родные давно умерли… Ну сил нет – на меня смотрят, как на динозавра. Мне и поговорить-то не с кем… Никто ведь не помнит про Советский Союз. Даже про Россию – и то напрягаются. Великий, ну дай помереть. Не хочу я жить.
- Хватит вредничать. Разнылся… Это от кого сейчас баба вышла? Типа не любовь тут у вас… Советский Союз покоя не даёт? Давай амнезию устрою. Да ты при Советах младенцем был, мать твою! 
- Устал я… Ни баб, ничего не хочу. Зачем ты мне от водки кайф поломал? Сколько ни выжру – всё без толку… 
- Не ври. У тебя только похмелья не бывает. А в осадок выпадаешь, как и раньше. 
- Великий! Ну тошно мне! Бля, ну я же говорю – тоска! Дай помереть, а? 
- Неа. Езжай вон в Американский заповедник. Там эти идиоты до сих пор живут по старинке. На авто ездят, в барах пьянствуют. Баб на ночь по телефону с проводами вызывают. Оттянешься по полной программе. Я недавно там на байке гонял, как до твоего рождения. Кальян с дурью в баре курил… Бабёшки там гольём пляшут… Красотень! 
- Не… не хочу я в Америку. Ну её начисто. 
- Ну в Африку езжай. Там вообще чуть не каменный век. Развлекуха — не вышептать. Акулятина-крокодилятина... Могут печёной человечинкой угостить. Ну и всё такое. А тамошние бабы минет как делают – о-о-о!!! Улёт! А сиськи – деревянные!.. И задницы у них – супер! — Великий показал руками — какие. — Чёрные-причёрные. Прям вот не хочешь, да заправишь… 
- Я животных не пользую. И вообще – надоело мне всё… Не хочу я жить! Как умереть, Великий? Ну пойми – устал я! 
- Хер тебе. Живи, сволочь. Сколько лет ты, падла, за мной охотился? Рожу мне прострелил – помнишь, скотина? Что я тебе сделал? Или из-за того инспектора, что от кровоизлияния в мозг и без меня бы помер – из-за него?.. 
- Я приказ выполнял. Мне приказано было! Приказы не обсуждаются, Великий… 
- Дерьмо. Отговорки. Ты, сволочь, из-за своей личной говённости за мной гонялся. А когда понял, что сделать ничего со мной не можешь – на моих детей охоту устроил. Или это тебе тоже кто-то приказал? Скольким людям ты боль и горе принёс, не считал, ублюдок? 
- Ну так и убей меня нахер! Трудно тебе? 
- Неа. Ты, сволочь, жить будешь. И не сдохнешь никогда. И суицид я тебе запретил. Вечный жид — слышал?.. Живи, тварь и смотри – этот мир Я создал. И в этом мире всё, что так тебе ненавистно…

© Rumer

Comments

Ваша учетная запись не имеет разрешения размещать комментарии!