Эпизод Последний

Опубликованно Июль 8, 2018 | Просмотры темы: 67
Прошлой ночью я, похоже, написал последний Эпизод романа «Знакомьтесь — Всемогущий». Редактируя текст для переиздания книги, в которой, кстати, нет множества Эпизодов, написанных после её выхода в свет, я отметил не выстрелившие ружья и крючки, к которым вполне себе могло бы прицепиться продолжение. И написал два Эпизода, подводящих итог в этой истории. И больше возвращаться к ней я не хочу.

Теперь, собственно, пояснения для тех, кто не знаком с миром Всемогущего: в нижеследующем тексте фигурирует Врач, Доктор, Всемогущий. Это человек, против собственной воли и желания получивший некие за-способности, несвойственные людям. Он всю свою жизнь пытался разобраться — кто или что послужило причиной перемен, сделавших его не совсем человеком, был ли то Его Величество Случай или чьи-то намеренные, осознанные действия?
Прошлой ночью я, похоже, написал последний Эпизод романа «Знакомьтесь — Всемогущий». Редактируя текст для переиздания книги, в которой, кстати, нет множества Эпизодов, написанных после её выхода в свет, я отметил не выстрелившие ружья и крючки, к которым вполне себе могло бы прицепиться продолжение. И написал два Эпизода, подводящих итог в этой истории. И больше возвращаться к ней я не хочу.

Теперь, собственно, пояснения для тех, кто не знаком с миром Всемогущего: в нижеследующем тексте фигурирует Врач, Доктор, Всемогущий. Это человек, против собственной воли и желания получивший некие за-способности, несвойственные людям. Он всю свою жизнь пытался разобраться — кто или что послужило причиной перемен, сделавших его не совсем человеком, был ли то Его Величество Случай или чьи-то намеренные, осознанные действия?

Упомянутая в тексте Лилит — одна из зацепок, случайно оставленная мной в одном из Эпизодов и впоследствии получившая некоторое развитие. Этот Эпизод есть в моих публикациях на ЯП, тем, кто его читал — объяснять нет нужды. Остальные персонажи текста не имеют особой важности, это просто статисты.


И да. Последний — потому что написан последним по времени. Ему присвоен номер, он вставлен в нужном месте романа и последним по ходу действия в книге не является. Последний — Postscriptum.

Эпизод Последний

Мужчина бодро шагал по дороге. Собственно, назвать дорогой две колеи, по которым меньше десяти раз в год проезжает телега или трактор — преувеличение. Обычное такое для России направление. И направляло оно нашего пешехода в направлении деревни Старая Гарь, что скрывалась в этой алтайской глуши уже не одну сотню лет. Справедливости ради стоит сказать, что после шестидесятых годов двадцатого века Старая Гарь не особо-то и скрывалась… Но её жители не шли на контакт с внешним миром. Поскольку староверы они и есть староверы. Придёт гость — в дом не пустят, воды дадут, но чашку тут же и выкинут. Таков уж уклад в этих местах, если верить рассказам людей, которые сами в Старой Гари никогда не были.

Мужчина шёл налегке. Никакой сумки, фотоаппарата или даже бутылки с водой. Одет он был странно: бежевые льняные штаны заправлены в классические хромовые сапоги, слегка запылившиеся на грунтовой дороге; длинная, до середины бёдер, хлопчатая рубаха без пуговиц и с рукавами до середины предплечий. Поверх рубахи — жилетка кожаная, в кармашке которой лежали часы на цепочке. Да и сам пешеход выглядел чудно, даже если не обращать внимания на костюм его: лысая голова, бритое лицо, да семь косиц длинных, свисающих от виска рядком над левым ухом.
Зачем же шёл наш герой в обитель староверов? Какая нужда забросила врача в эту глухомань?

***


Дорога, выйдя из леса на открытое место, как-то вдруг, без перехода, превратилась из двух землистых колей с полосой травы в середине в нормальную, бетонированную улицу деревни. Врач слегка опешил и остановился. Огляделся. Позади него уходила в лес… Направление в сторону леса там было. А прямо перед носом — бетонка. Нормальная, метров пять шириной. Вдоль неё стояли добротные, крепкие дома, виднелось что-то вроде магазина. Пожав плечами, врач ступил на твёрдое покрытие и продолжил свой путь. Ему нужно было найти отца Власа, номинально являющегося главой Старой Гари.
- Молодой человек, — врач поднял руку и слегка помахал парню, замеченному на огороде одного из домов, — подойдите, пожалуйста!
Парень неспешно подошёл к невысокому забору и, положив крепкие ладони на торцы штакетин, вопросительно посмотрел на чужака.
- Здравствуйте.
- И вам не хворать.
Врач на секунду задумался, почувствовав неприязнь и решил обойтись без разговоров. Он внимательно посмотрел в лицо собеседника, быстро переговорил с его эго и, получив нужные сведения, попрощался. И направился по улице к дому отца Власа. Парень, словно прихлопнутый пыльным мешком, постоял ещё с минуту у забора и вернулся к своим огородным занятиям.
В доме главы врача встретила неприветливая супруга Власа, Наталья Зотова. Она встала на крыльце в позе «анепошёлбытыпрочь» и сложила крепкие руки на груди. С ней гость тоже не особо церемонился — ментально велел позвать хозяина и, найдя на что опустить зад, присел в ожидании. Хозяин вскоре сменил свою жену, встав на крыльце в той же позе, но руки сунул при этом в карманы. Приветливости в его лице также не наблюдалось.
- Привет, Зотов. В дом не пригласишь? Я сюда тридцать километров пешком дубасил.
- А кто звал? Как пришёл, так и ступай себе дальше.
Врач усмехнулся, но решил на психику мужику не давить — интереснее было пообщаться нормально, без за-методик.
- Никто не звал, сам пришёл. Дело у меня к тебе, отец Влас. Разговор будет долгий, непростой. Пошли в дом, не изображай из себя задницу.
Зотов вынул руки из карманов и сжал их в кулаки. Внимательно осмотрел правый и осведомился:
- Сам уйдёшь, прохожий, или проводить?
Врач поднялся на ноги, потянулся, демонстрируя свой немалый рост, затем повёл плечами и покрутил своей лысой головой на треугольной шее.
- Влас, ты меня не пугай. Пуганый. Хочешь подраться — валяй, накидаю тебе оплеух. Но лучше — пойдём в дом и поговорим, как нормальные люди.
Хозяин отметил мускулатуру на руках пришельца, прикинул свои шансы на победу и разжал пальцы.
- Меня ты поколотишь, не спорю. А со всей Гарью справишься?
- Справлюсь. Даже не сомневайся, Зотов.
Шумнула открывшаяся дверь и Наталья подала мужу дробовик. Недобро посмотрела на наглеца и молча скрылась в доме. Врач широко улыбнулся, посмотрел повыше головы Власа и дверь снова распахнулась. Женщина выдернула ружьё из мужниных рук и, обронив что-то еле слышно, снова скрылась в доме. Влас ошарашенно проводил взглядом жену и оторопело уставился на врача, подошедшего вплотную.
- Ты что это? Из светящихся, что ли?
Пришелец кивнул и произнёс, не открывая рта:
- Это вы так называете, а я просто врач.
Зотов насупился — в Старой Гари хватало людей, способных творить чудеса божьей милостью, а этот гость незваный, судя по всему, был весьма силён в этом деле. И терзали отца Власа теперь сомнения: с одной стороны — гнать надо этого врача, гнать прочь. И чем скорее, тем лучше! А с другой — надо всё же узнать сперва, зачем и с чем он пожаловал.
- В дом не пущу. Неприбрано там. Идём в сад, там поговорим.
- Идём, — не стал спорить чужак, — на свежем воздухе тоже неплохо.
Мужчины обошли дом, в саду устроились на лавочках, стоящих одна против другой в тени старой яблони. Влас сцепил пальцы и пристроил руки на животе.
- Слушаю тебя, сын мой.
- Зотов, ты дурак, что ли? — Визитёр смотрел мимо, в сторону окна. — Я старше тебя настолько, что и говорить смешно. И даже в плане веры ты мне ну никак не отец, непонятно разве?
- А как мне к тебе обращаться? Имени ты не назвал!
Потерев голую макушку, гость согласно кивнул.
- Доктор. Так и зови. Имя моё тебе не понравится.
Зотов кивнул и обернулся на шум — Наталья принесла на разносе чай и сдобные плюшки, варенье. Поставила на колоду, на которой рубила курам головы и молча ушла прочь. Влас проводил жену взглядом и, уже нахмурившись, снова посмотрел на Доктора.
- Не надо так. Нехорошо это.
- Я чаю хочу, что тут такого? Если эта посуда вам теперь поганая — выкинь и всё.
Зотов гневно поджал губы и помотал головой.
- Да не в посуде дело! Натальей помыкать прекращай!
Врач переставил тяжеленную колоду вместе с разносом поближе, сел на скамейку и принялся чаёвничать.
- Влас, если вы не хотите себя вести по-людски, не требуйте от меня нормального обращения. Да, меня сюда не звали. Но. Я пришёл издалека, можно и маленько полюбезнее, не правда ли? Я знаю про телепорт в церкви, но был же деликатен и не воспользовался им.
Зотов вздрогнул: про кабину в молельном доме никто не должен был знать!
- Ну что ж, Доктор… Слушаю я тебя, говори. С чем пожаловал к нам?
- С вопросами, Зотов, на которые получу ответы. Без этого не уйду.
Влас потеребил цепочку с простым серебряным крестиком и глубоко вздохнул. Мысли его одолевали самые неприятные. Было ясно, что чужак очень силён — его Наталья легко отбивала чужую волю, никто в Старой Гари не мог ей помыкать. И про телепорт опять же: вот откуда этот Доктор прознал? Ведь никто, ни единая душа не знала про это! Вопросы у него… Это ж ещё что за вопросы теперь он задавать станет? Отец Влас снова вздохнул и, дождавшись, когда гость допьёт чай, проговорил:
- Задавай свои вопросы, Доктор, раз так. Но на все ответы не рассчитывай — если чего мне неизвестно, про то и ответов не жди.
- Само собой, Влас! — Гость показал раскрытые ладони, словно бы соглашаясь на это условие. — Если не сможешь найти сам — поищем вместе. Итак, вопрос первый: сколько в Старой Гари высмодов?
- Кхм… Кого?
- Не придуривайся. Людей, прошедших процедуру высокой модификации.
- Ни одного. Если ты про светящихся, то они у нас тут свои. Природные.
Врач изумлённо поднял брови и поджал губы.
- Ладно… Вопрос второй: сколько тут светящихся?
- Да все почти! Кто светлее, кто чуть тлеет. Таких, чтоб совсем без искры божьей, на всю Гарь душ двадцать наберётся.
- Хорошо. Самых светлых, самых сильно светящихся, сколько? Таких, чтоб аж ух!
Зотов погладил бородку и задумался. Не хотелось ему говорить на эту тему. Совсем не хотелось! Он выдавил улыбку и заглянул в глаза собеседнику.
- Зачем тебе? Пойми, не надо нам про то говорить, ни к чему.
Доктор не улыбнулся и глаз не отвёл. Давление на психику он ощутил. И сильное давление, необычно сильное! Хотелось просмотреть этого батюшку, но врач сдержался.
- Влас, послушай. Ты же понял уже, что я такой же, как вы. Только вот не прячусь от людей в глухомани. Наоборот, я лечу людей, всех людей лечу. И некоторые из них начинают «светиться», как ты это называешь. И природу «свечения» своих пациентов я знаю, а вот почему «светитесь» вы — ещё нет. Но я узнаю. С твоей помощью или без неё. Никто не сможет мне помешать.
Зотов болезненно сморщился — его попытка подавить дух Доктора была отражена и теперь в голове плескалась боль, как после разговора с небесами. А чужак, меж тем, явно не испытывал никакого дискомфорта! 
- Ой, Доктор, в недобрый час ты к нам явился. Уйди. Христом-богом молю: уйди.
- Не-а. Ты, Влас, если сильно хреново — попроси меня и я сниму боль. Я же врач. Я б и сам снял, да не знаю, как ты к этому отнесёшься. Не хочу я тебе психику ломать. Понимаешь? Могу. По Наталье своей мог бы уже понять — могу. Но не хочу. Помочь?
Зотов помотал головой и, скрепя сердце, протянул гостю руку. Тот прижал мизинец в тыльной стороне ладони и боль ушла!
- Спасибо, Доктор. — Влас перевёл дух и взял с подноса плюшку: после давления на гостя захотелось есть. — Таких, чтоб аж ух, у нас душ десять. Эти куда как светлее меня будут. Наталья — одна из них.
- Позови, я посмотрю её. Не мнись, сам пойми: чем меньше я в Гари народу потревожу, тем лучше. Вам лучше, не мне.
Зотов доел сдобу и щёлкнул пальцами. Врач ощутил пси-толчок. Довольно сильный. Вскоре подошла встревоженная хозяйка, она принесла тарелку с парящей кашей, политой соусом и с кусочками гуляша. Подала еду мужу и села с ним рядом. Влас кивнул ей, потом мотнул головой в сторону гостя и принялся работать ложкой.
- Наташа, дай руку, — чужак протянул к ней раскрытую ладонь, — я посмотрю только, не волнуйся.
- Дай, — коротко обронил Влас, закидывая в рот очередную ложку еды.
Хозяйка поджала губы, но руку протянула. Было видно, что она не то, чтоб мужу подчинилась, а просто скрывает любопытство. Да и врезать этому лысому по мозгам совсем было не лишним! Однако у нехристя и улыбка с морды не сошла, хоть от такого Натальиного касания у многих в Старой Гари память отшибало. Врач лишь легонько перебирал в своей лапище её пальцы и тихо улыбался.
- Наташа, ты перестань, больно же будет. — Голос Доктора был тих и мягок. — Я ничего дурного тебе не делаю, неужели непонятно?
- Чёйта? Ничего я не делала!
Отец Влас отставил пустую тарелку, утёр губы и с укором посмотрел на супругу.
- Наталья, не шкодь! Доктор тут не в игры играет, а коли хочешь, чтоб небо с овчинку стало — воля твоя. Ишь, раскалилась, что твой утюг! Остынь, сказано.
Женщина, уже понявшая, что её плетью того обуха не перебить, для виду ещё пугнула чужака, да и успокоилась. Оно, конечно, было обидно, что врач этот помыкал ей, да раз Влас велит… Пусть. Тем более, что от пальцев Доктора шло такое светлое и чистое тепло, аж внизу чуть не захлюпало. Наталья смяла улыбку и густо покраснела. Меж тем чужак отпустил её руку и поблагодарил.
- Наташа, если не трудно, принеси мне поесть немножко?
- Да ну вас! Идёмте в хату, за стол. Поедим как люди, правда, Влас?
Зотов почесал макушку и кивнул.
- И то дело. Доктор, ещё вопросы есть?
- Много, Влас. Много вопросов. После обеда поговорим. И Наташа с нами, не возражаете?
Все дружно поднялись на ноги и направились в дом. Хозяйка спроворила застолье, гостя усадили под иконы и, когда все утолили голод, она прибрала посуду. Поскольку лики на досках не перекосило от присутствия безбожника в доме, пересаживать его не стали. А тому, судя по всему, начхать было на мнение высших инстанций.
- Спасибо за обед. Продолжим разговор?
Влас, успокоившийся и подобревший от еды, кивнул, Наталья просто разгладила складку на скатерти и посмотрела Доктору в лицо. Гость улыбнулся и спросил:
- Я могу посмотреть самого сильного сияющего мужчину?
Зотовы переглянулись и по их лицам стало видно, что подумали они о чём-то неприятном.
- Доктор, я не хочу звать этого человека в свой дом. Не все в Старой Гари добрые прихожане.
- На дворе ему побыть можно? Или дом подскажите — сам к нему схожу, не гордый.
Хозяйка хотела что-то сказать, но передумала. Снова приоткрыла рот и снова закрыла. Потом легонько хлопнула ладонью по столу и тихо проговорила:
- А не самого светлого можно? Доктор, наш Антон… он не просто дурной прихожанин. Он негодяй, если честно. И живёт он в Старой Гари только и исключительно в виде отца своих детей.
- Племенной светляк? Евгеника?
Зотовы молча кивнули.
- Зовите его сюда, я посмотрю и вылечу его. Добрым прихожанином не станет, но и мерзавцем больше не будет. Зовите!
- Да не придёт он, Доктор. — Отец Влас погладил бороду. — Он нами брезгует, блажными обзывает. Мало что безбожник, пьяница, хулиган, так ещё и по натуре своей — погань, прости господь. Уголовник! Дар божий во зло использует, в алчности своей и меры не имеет!
Гость протянул Власу раскрытую ладонь. Хозяин, смолкнув, нахмурил брови.
- Ты чего?
- Давай вместе позовём. Берись за руку и кличь сюда вашего Антошу. Ну-ну, валяй, Влас! Получится, я говорю. Примчится, как миленький…
Хозяин отрицательно крутнул головой и пожевал губами.
- Наталья, ты покличь. К тебе точно прибежит! А я остерегусь к Доктору касаться. Одно дело — голову больную унять, а тут… остерегусь лучше.
Хозяйка фыркнула и одарила супруга таким взглядом, что тот передёрнулся. Врач прекрасно чувствовал, как хозяева обмениваются пси-оплеухами и молча бранятся.
- Зотовы! Потом друг дружке волос с ноздрей повыдерете! Наташа, не перечь мужу, бери меня за руку и зови это отродье сюда. Будет, сказал! Уйду — хоть мозги друг другу повышибайте!
Наталья кинула в мужа последнюю молнию-взгляд и ухватилась за руку врача. Прикрыла веки и зашевелила губами. И тут же отбросила от себя чужую ладонь, словно та обожгла её.
- Сейчас явится. Влас, уйду я. К курам хоть схожу, к скотине. Не могу я на него смотреть!
- Ступай. Поросям там задай или что там… Ступай, Натальюшка.
Женщина торопливо вышла из дому; минут через пять по крыльцу прошумели шаги и в дом вошёл рослый, крепкий мужчина. Одет он был по общей моде, никак на старовера не тянул и даже крест на его шее висел литого золота, на цепи едва не в пол-пальца толщиной. Предплечья его украшали разноцветные татуировки, стрижка выдавала принадлежность к модной группировке. Он постоял у порога, обводя взглядом комнату и не обращая внимания на мужчин. Затем раскрыл рот и через губу спросил:
- А де?..
Врач, глядя в стол, тихо ответил:
- Свиней кормит. Садись, Антоша, разговор есть.
Антоша, словно сквозь кусты продираясь или под водой шагая, через силу подошёл к столу и тяжело опустился на табурет, упираясь руками в столешницу. Он дёргал губами, порываясь говорить, но не произносил ни звука. Зотов буквально чувствовал, как вибрирует атмосфера в комнате и даже мысль промелькнула у него — бежать! Прочь из этого котла кипящего!
Меж тем Доктор спокойно накрыл ладонью руку Антона и всё стихло. Ментальный шторм улёгся, немилый хозяйскому сердцу гость расслабился и лишь сонно поматывал головой. Доктор же, подперев второй рукой подбородок, с интересом разглядывал пациента, словно неведомую зверушку. И ронял негромко кусочки фраз.
- Вот как?.. Хм-м-м. Интересно! Даже?.. Ох ты… Кхм. Мдя. Кхм-кхм. Ну и? Да ладно! И-и-и? Тьфу ты. А? Опа! Ого! Мдя… Надо ж. Гы-ы! Эй-эй-эй! Н-нда?.. Ну-ну. Уф-ф-ф… всё.
Антон вздрогнул и ошарашенно огляделся, словно не понимая, где находится. Потом впился взглядом в Доктора, обсасывающего указательный палец и замер, прищурив глаза.
- Великий?
- Угу.
- И сюда добрался…
- Да. — Доктор осмотрел свой палец и остался доволен результатом. Потом посмотрел в глаза Антону и сказал: — Свободен!
Тот встал, зыркнул на отца Власа и вышел из дому, грохнув за собой дверью. Хозяин взглянул на гостя.
- Великий?
- Неважно. Его с месяц подубасит ещё — приглядывайте. Потом постепенно станет нормальным парнем. Лба не перекрестит, но вам же не это от него нужно?
Зотов склонил голову к плечу и смиренно задрал брови с видом «не-понимаю-о-чём-вы-тут-говорите». Вернулась Наталья. Расправила скатерть и придвинула себе другой табурет, чтобы не садиться после Антона.
Доктор с улыбкой посмотрел на неё, перевёл взгляд на Власа и тихо хлопнул в ладони.
- Продолжим! За предоставленный матерьялец — вельми понеже. Итак, вопрос следующий: ваши совместные моления приводят к чему? Или так: на что направлены ваши совместные свечения? Поясню: дважды я зафиксировал вмешательство неких тонких материй, природа которых мне не ясна по сей день. В бога, вы уж простите меня, я не верю, но кто-то извне дважды вторгался куда не звали.
Зотовы дружно нахохлились и принялись буравить глазами несчастную скатерть. Казалось, холстина иссохнется и истлеет под их напором. Первым поднял глаза Влас. Он с укором посмотрел на Доктора, затем — вопрошающе — на жену. Та дёрнула плечами. Отец Зотов смиренно вздохнул, погладил скатерть кончиками пальцев, словно бы извиняясь перед ней и негромко рек:
- Доктор, мы, светящиеся, зрим свет небесного сияния. Вам, неверующим, он непостижимо.
Гость мягко улыбнулся и сказал:
- Давайте согласуем терминологию. И ещё: ваши вылазки в пси-сферу планеты давно замечены и мы, Великие, Врачи, просто из деликатности не лезем к вам. Сами мы в это пространство выходим регулярно и со своими целями, если что. Вопрос вот в чём: во время своих молитв вы общались там с посторонними?
Зотовы встревоженно нахмурились и обменялись взглядами. Влас кивнул и слово взяла Наталья.
- Доктор, вмешательства те… Когда они были?
- Первое — ещё в начале двадцать первого века. Второе — в начале эпохи телепортации. Понятно, о чём речь? Или точные даты нужны?
Хозяйка отрицательно отмахнулась ладошкой.
- Не надо. В общем так! В начале двадцать первого мы встречали чужое слово в небесах. Не мы, нас тогда… родителей, дедов с бабками не было! Но кого-то наша община там видела. По второй дате проще. Это слово прозвучало и для нас… но я про это буду молчать. И ещё: это слово — хоть как его назовите — звучало и раньше, за многие века до нас.
Доктор снова улыбнулся и кивнул.
- Так я и предполагал. Теперь перестаньте темнить и прочитайте то, что я сейчас напишу пальцем на столе. — Доктор быстро накидал несколько букв по скатерти. — Да?
Зотовы ошарашенно переглянулись и выкатили глаза на гостя.
- Просто кивните, если так.
Влас с женой опустили очи долу, словно провинившиеся школяры и синхронно кивнули. Гость тоже кивнул и вздохнул с облегчением.
- Спасибо вам. Большое спасибо! Отец Влас, матушка Наталья, вы очень и очень помогли мне. В ответ за вашу доброту я могу вам от чистого сердца предложить только то, что умею лучше всего: лечение. Вам. Вашим детям. Вашим братьям и сёстрам во Христе. Не отказывайтесь! Прошу вас, не надо! Вы, ваша Старая Гарь — заповедник природных, истинных за-людей. Ваши способности и потенциалы — бесценны! И самое малое и самое большое одновременно, что могу для вас сделать я — оберегать вашу светлую общину от любых бед и напастей. Как внешних, так и внутренних. Ваши невероятные генетические коды — клад бесценный и мой долг — хранить этот клад, оберегать и очищать его от недугов. Прошу вас: в любое время, в любой ситуации — обращайтесь. Сделать это просто, пройдёмте в ваш молельный дом и я научу вас, как общаться с Сетью. Она, Сеть, не просто машина, перемещающая вас или ваши предметы с места на место. Сеть — дочь моя, творение моё. И то Слово, что вы встречали в небесном сиянии — оно коснулось и её.

***


Великий, простившись с Зотовыми, вошёл в кабину телепорта и задумчиво потёр лоб.
- Великий?
- Да, сеточка.
- Куда?
- Норильск. Надо нанести визит Лилит. Давно это следовало сделать.
- Прибыли.
- Хорошо. Открывай, что случилось?
- Папа, это она?
- Да. Но вряд ли признается. Впрочем, поговорить с ней всё равно нужно.
- Удачи.

Кабина открылась и Великий вышел в плохо отапливаемое помещение Норильского порта. Покрутив головой, он, словно бы взяв пеленг, пошёл к выходу. А спустя полчаса уже сидел в квартире напротив Лилит. Они просидели, не меняя поз, около четверти часа, затем Великий встал и ушёл. Войдя в кабину телепорта, просто буркнул: «Домой». Секунду спустя, дверь кабины клиники распахнулась и сеть спросила:
- Она?
- Да.
- Сама?
- Да.
- Но…

Великий вздохнул и ответил пространно:
- Нет добра и зла. Есть наше восприятие событий.

© Rumer

И напоследок: я так ещё и не определился, буду ли просто переиздавать книгу в полном объёме или буду издавать отдельную книгу с Эпизодами, написанными после выхода книги в свет. 

Напомню: всем пишущим и не пишущим было предложено написать Эпизод, использовав моих героев. Или одного из них. Сюжет — любой. Время действия — любое. Место действия — Земля, Луна и ближний космос. Можно про войну. Можно про любовь. Можно про всё, что вам близко или интересно! Объём — от 2 абзацев и без верхней планки, насколько выстрелит фантазия.

Зачем мне это? Всё просто: если ваши Эпизоды понравятся читателям, то они войдут в книгу «Новые Эпизоды», где будут ваши и мои Эпизоды, написанные после выхода первой редакции романа. Ваши имена будут указаны, ваши экземпляры придут к вам и займут место на ваших полках.

C уважением — Rumer.
 

Comments

Ваша учетная запись не имеет разрешения размещать комментарии!