Отец (продолжение)

Опубликованно Сентябрь 5, 2017 | Просмотры темы: 129
Солнце садилось за холм, и сумерки укрывали землю. Отец курил и смотрел на последние лучи заходящего солнца. За сумерками придет ночь, а ночь принесет что-то потустороннее. Ночь всегда приносила другой мир, в наш с вами светлый и радостный, приносила мир Таин, тьмы и совсем другой силы, силы безжалостной и темной.
Отец выкинул окурок и вошел в дом.
Виктор, его жена, Андрей и Алесей сидели за столом.
Отец подошел к столу.
- Виктор и Вера, вам придется лечь спать на сеновале, возьмите все необходимое и помните, что бы не случилось, не выходите из сарая, не смотрите на улицу, просто лежите, что бы не случилось, это очень важно.
- Господи, господи помилуй,- у женщины в глазах появились слезы,- Храни вас Господь.
Виктор обнял свою жену и повел на сеновал.
- Ну а вы, вы и так все знаете, не спим, просто лежим, ни во что не вмешиваемся, как станет невмоготу, читаем молитву «Спаси и сохрани», девочка спит, поела овощной суп и заснула, силы покидают ее с каждым часом, видно совсем близок переход,- отец обвел всех взглядом,- ну что, с богом.


Ночь буквально за секунду накрыла землю. Стихли дневные звуки, и в силу вступили звуки ночи. Сверчки, на болоте начали свою песню лягушки. Изредка на краю села подавала голос сторожевая собака. Ночь полностью вступила в свои права.
Отец лежал около окна. Одинокий комар не давал сосредоточиться, все норовя, приземлится на лицо мужчины.
Сколько прошло времени, отец сказать не мог, в какой то миг, ему показалось, что морфей победил тревогу и страх, и окутал его своими чарами.
Отец услышал скрип половицы в комнате Светы, потом еще раз и еще. Отец напрягся, про себя начал читать молитву, все тело начала бить дрожь.
Дверь комнаты открылась и на пороге показалась дочь Виктора. Отец перекрестился.
Девушка потянула носом и сделала шаг. Отец не мог понять, что в девушке не то. Новая ночная рубашка, распущенные волосы, босые ноги. Девушка остановилась посередине комнаты.
Дыхание, отец, вдруг понял, что было не то. Дыхание девушки, утробное, грубое, с клокочущими звуками, с каким- то бульканьем и с привыванием, так дышит зверь, но не человек, так не может дышать девушка тринадцать лет от роду. Отец покрылся холодным потом. Девушка с силой потянула носом и застыла, как бы пытаясь почувствовать вкус воздуха. Отец читал молитву и крестился.
Светлана стояла посередине комнаты, луна, освещавшая ее лицо, делала его мертвенно бледным. Волосы спадали на грудь, ноги широко расставлены, руки сжаты в кулаки.
Девушка еще раз втянула воздух носом.
И, неистово заскрежетав зубами, направилась во двор.
Отец не мог унять дрожь своего тела, спина покрылась холодным потом. Отец сел в кровати и прижал лицо к стеклу. Он видел, как Светлана остановилась посередине двора. Даже с улицы он слышал ее звериное дыхание.
Девочка развернулась, и пошла в сторону хлева.
Отец перекрестился.
С улицы, послышалось какое то ворчание, всхлипы и шорохи. Все смешалось в один клокочущий ужасом шум.
Только бы они не смотрели на улицу, - подумал про себя отец.
На сеновале Виктор прижал к себе жену, закрыл глаза, и, трясясь всем телом, читал молитву.
Через несколько секунд, шум на улице прекратился, и на пороге показалась девочка.
Она опять втянула воздух носом, и направилась прямо к отцу. Отец почувствовал, как язык онемел, ступни и спина покрылись ледяным потом, тело стало деревянным.
Девушка, подошла к кровати, наклонилась и посмотрела в глаза отцу и клокочущим голосом сказала:
-УБИРАЙСЯ СУКА.
На одеяло, которым был крыл отец, капнула слюна с губ девушки.
Отец ощутил сильный смрад, исходящий от девушки, изо рта воняло подвалом и гнилью.
Девушка выпрямилась и медленно пошла к себе в комнату.

Летнее солнце нагревало утренний воздух своими лучами. Отец курил, сидя на ступеньках крыльца.
- Все подтвердилось - это пятый круг, скоро переход,- тихо сказал отец, вышедшему на крыльцо Андрею.
- Откуда ты знаешь? Что случилось? – взволнованно спросил мужчина.
- Она ночью, порвала курицу, и съела в сыром виде бедро, выпотрошила ее, буквально вывернула на изнанку. Дыхание, я чувствовал ее дыхание - это зверь. Только зверь так может дышать.
- Андрей, беги в церковь, бери у батюшки церковный, освещенный мел и пулей назад. Отцу передай дословно, сегодня в 21-00 он должен быть тут, пусть принесет все, что я просил.
Андрей набросил рубаху на плечи и побежал по направлению к сельской церкви.
Из сеновала вышел Виктор с женой. Отец заметил, что виски Виктора чуть припорошены сединой, только сейчас заметил. Он не мог вспомнить, была ли седина у него, когда они встретились, но сейчас она была. Глаза женщины были заплаканными и перепуганными.
Отец подошел к Виктору.
- Сынок, скажи мне, есть ли у твоей дочки подружки, такие, чтобы с детства вместе?
- Ну а то, Валька, Ирка и Лариска, они с пеленок вместе, да и семьями мы дружим,- сказал Виктор.
- Слушайте меня внимательно, все оказалось намного сильнее, нам не хватит наших сил, что бы победить это. Иди к их родителям, и объясни, что нам нужны ее подруги на сегодняшнюю ночь, они могут спасти Светлану, и только они могут нам помочь. Это слишком серьезно, еще никогда я не слышал что бы кто-то смог помешать переходу с пятого круга на четвертый…- отец осекся на полу - слове.
Виктор закивал.
- Господи, что же это такое, господи, помоги нашей девочке,- жена Виктора заплакала.
- Идите, девочки должны быть тут, до девяти вечера.
- И еще, Вера по дороге нарви цветков Бессмертника, знаешь, как выглядят?
- Да, конечно знаю, Господи.
Во двор вбежал запыхавшийся Андрей.
- Андрей, ты знаешь, что надо делать, рисуй на крыше, на воротах и на стенах,- отец серьезно отдал приказ.
- Алексей, бери нож и наруби осиновых веточек, охапку, - отец развернулся и пошел в дом.
Мужчина подошел к двери, ведущей в комнату Светланы и прислушался.
За дверью была тишина.
Отец открыл дверь и вошел в комнату.
Девушка лежала на кровати. Скорее то, что осталось от некогда цветущей девушки. Глаза ввалились, ноздри еще сильнее сплющились, ушные раковины стянулись и стали почти прозрачными, губы покрылись белым налетом.
Отец подошел к девушке. Света открыла глаза, чуть улыбнулась и тихо сказала:
- Здравствуйте отец.
- Здравствуй милая, как ты себя чувствуешь?
- Очень спать хочется, слабость, а так нормально.
- Покажи мне свою руку, - сказал отец и подошел еще ближе.
Девушка откинула одеяло и протянула руку отцу.
Отец в ужасе отшатнулся от девушки. На руке появилась третья буква «Р»
Отец зашептал молитву и стал пятиться к двери.
- ДАЙ МНЕ МЯСА, Я ХОЧУ МЯСА, СУКА СЛЫШИШЬ.
Лицо девушки было перекошено, голос сменился на утробный грубый бас. Ее руки сжимали одеяло, губы покрыла пена.
- ДАЙ, ТВАРЬ, ДАЙ МЯСА.
Страшное зловоние наполнило комнату.
Лоб отца покрылся испариной, губы шептали молитву.
- БУДЬ ТЫ ПРОКЛЯТ…ДАЙ МЯСА
Девушка попыталась приподняться на локте.
Отец пытался дрожащей рукой найти дверную ручку.
Девушка втянула носом воздух и резко плюнула в сторону мужчины.
- М…Р…А…З…Ь – грубым, булькающим голосом прорычала девушка.
Тело девушки мелко задрожало, и она опустилась на подушку.
Отец по стене сполз на пол. Лоб был покрыт капельками пота, рубаха прилипла к спине, во всем теле была полная опустошенность.
Отец встал на колени и пополз по полу, низко пригнув голову. Он искал, то, что плюнула девушка. На полу он увидел мокрое, пятно со слизью зеленого цвета. Отец наклонился еще ниже, и понюхал, то чем плюнула девушка. Мужчина отпрянул от пола, и, на коленях, что - то мыча себе под нос, выполз из комнаты.
Отец лежал в гостиной на полу, и понимал, что надо собраться с силами, нельзя, чтобы его видели в таком состоянии. Мужчина с трудом встал и сел на стул.
В дом вошел Алексей в руках он нес большую охапку веток осины.
- Отец, столько хватит?- спросил он и положил ветки на пол.
- Алексей, времени очень мало, давай работать. Надо ветки положить на всех торцах стен в этой комнате, по периметру дверей, по периметру окон, он не должен выйти ни через двери, ни через окна, он должен выйти только тем путем, который мы ему укажем, иначе он вернется,- сказал отец, и встал со стула.
Отец взял в руки ветку, и подошел к окну. Помогая себе ножом, просунул ветку между стеклом и рамой. Алексей принялся за другое окно.
В комнату вошел Андрей. Руки, штаны и рубаха были испачканы мелом.
- Все отец, я нарисовал знаки, как ты и просил.
- Давай Андрюха, помогай нам, времени совсем чуть-чуть.
Мужчины втроем принялись за работу. Через пол часа все было сделано.
Во дворе послышался скрип калитки. Мужчины вышли на крыльцо. Виктор и его жена зашли во двор. Вера несла огромный букет цветов бессмертника.
- Я договорился, девочки будут тут ровно в 21-00,- сказал Виктор.
- Вера, у меня к тебе будет просьба, бери бессмертник, разделяй его на веточки и втыкай во все щели в этой комнате, в стены, в дверь, в пол, во все места, где есть щели,- сказал отец.
- Отец, ты ничего не путаешь, ведь он не испугается бессмертника, ведь он не должен его боятся,- тихо спросил Алексей.
- Он нет, но обязательно прейдет она, вот бессмертник и сослужит нам службу,- так же тихо ответил отец.
- Витя, у тебя есть в хозяйстве кол, метра полтора, два длинною?
- А чего же нету, вон в сарае штук двадцать штакетин стоят, бери, коли надо.
Отец поднял голову и посмотрел на потолок.
- Витя, это несущая балка?- спросил он и показал рукой на брус, выступающий на потолке.
- Да правильно, - сказал ничего непонимающий Виктор.
- Хорошо, очень хорошо,- отец пристально посмотрел на хозяина дома.
- Витя, мне неудобно тебя просить, и ты можешь отказаться, но ты нужен будешь нам сегодня ночью, боюсь нам не справиться самим.
- Отец, о чем разговор, конечно, ведь это моя дочка, я буду с вами.
- Соль... вот жжешь старый пень, я забыл сказать священнику про соль, Алексей дуй в церковь, и скажи, что бы батюшка взял с килограмм священной соли.
- Я мигом, я сейчас,- Алексей хлопнув калиткой побежал по улице.
- Сколько времени? – спросил отец
- Уже почти семь часов вечера
- Ну что Вера, управилась?
- Да вот почти закончила,- сказала женщина, продолжая втыкать цветы в щель возле двери.
- Вера, пойди к дочке, побудь чуток с ней, близко к ней не подходи,- сказал отец.
- Господи,- женщина приложила руки к лицу и пошла в комнату дочери.
- Ну что же, мы готовы к этому,- сказал отец и сел за стол. Мужчины молча сели на стулья.
В комнате дочери послышался странный клокочущий звук. И сразу за ним, стук тела об пол. Мужчины ворвались в комнату. На полу лежала мать девочки.
Мужчины схватили тело Веры и вынесли его в комнату.
- Вода, на лицо ей воды,- крикнул отец.
Кто-то брызнул на лицо женщины. Она открыла глаза, посмотрела на мужчин и зашептала:
- Там…там..- она показала рукой на дверь в комнату дочери,- там…ее вырвало,- женщина закрыла глаза.
- Виктор будь с ней,- почти крикнул отец, и побежал в комнату дочери. Андрей последовал за ним.
Девушка лежала на постели с закрытыми глазами.
Возле нее мужчины увидели мокрое, шевелящееся пятно.
- Свет, включи свет, мне надо видеть что это,- крикнул отец.
Андрей щелкнул выключателем.
Как только свет включился, мужчины отшатнулись от девушки, в ужасе смотря на мокрое пятно. На полу, возле девушки, в луже слизи шевелились вперемешку черви и головастики. Мужчины пятились и пытались открытыми ртами хватать воздух.
- Воды, дайте воды,- тихо сказал отец, закрывая дверь в комнату Светланы.
Мужчина жадно пил воду. Андрей, обессиленный свалился на стул.
- Вера, мне надо пять чистых мужских рубах,- сказал отец и поставил кружку на стол.
- Так там, в комоде, Витька знает, берите сколько надо,- сказала женщина.
- Вера, бери корову и телка и уходи, пока не взойдет солнце - не приходи, что бы ты ни слышала, на улицу не выходи и в окна не смотри, тебе есть к кому пойти,- тихо спросил отец.
- Господи, так к Семеновым я пойду, Господи. Вера накинула платок на голову, посмотрела на мужчин и тихо сказала:
- Храни вас господь.
Женщина вышла во двор.
Минут через пять, в комнату вошел бледный как смерть Алексей. В руке был зажат мешочек, глаза широко раскрыты, руки била мелка дрожь.
- Леха, что случилось, что с тобой,- отец махал руками перед глазами Алексей.
- Там ..там…я видел наблюдателя,- тихо сказал Алексей.
- Господи, этого не может быть, на пятом круге не должно быть наблюдателя.
- Леха, расскажи, что ты видел, - отец тормошил за плечо мужчину.
- Я шел из церкви, иду в руке мешочек с солью. Вдруг слышу чуть позади шаги, я оглянулся, идет себе мужик. Ну, я думаю, чего это я так перетрухнул, обычного мужика, мало ли куда он идет. Иду, он то же идет. Я чуть ускорил шаг, на улице уже сумерки, и мне чего-то не по себе стало. И он шаг ускорил, не догоняет, но и не отстает. У меня уже и мысли в голову дурные полезли, но я думаю, может причудилось, мало ли. Думаю, на перекрестке я его проверю. Дошел до него и остановился, смотрю, и он остановился. Я возьми и крикни:-
- Чего тебе, мужик, ты что заблудился?
А он стоит и молчит. И тут меня как обухом по голове, я прям сразу почуял неладное. И как рванул бегом. Бегу, оборачиваюсь и вижу, что он тоже бежит, не догоняет и не отстает. У меня, прям сердце в пятки и ушло. Я с пригорка сбежал и несусь к дому, он за мной. Я чувствую, что сил нет, бежать не могу, воздуха не хватает, сердце колотится.
Я до забора добежал, все, чувствую, больше не могу, перешел на ход, ноги с трудом переставляю, он то же идет. Я дошел до калитки, на колени упал, и думаю, пусть что хочет делает, передохнуть мне надо. А он, Ирод этот, на углу остановился и стоит. Я, значит, на коленях стою, надышаться не могу и вижу, он расти начинает. Прям на глазах, прям в рост пошел, я ртом воздух хватаю, закричать хочу, а не могу, прям, отнялось все у меня с перепугу. А он все растет, я смотрю, а плечи его на уровне дома уже. Я стал креститься и читать Отче наш. Я как трижды отче прочел, он на убыль пошел, смотрю на него, а сам крещусь и молитву читаю. А он все меньше и меньше, потом совсем маленький стал, как карлик, и потом раз и пропал вовсе. Я еще чуток отдышался, к вам сразу.
Отец, внимательно выслушал рассказ мужчины, посмотрел на часы и сказал:
- Ну что же, сейчас отец должен прибыть и подруги Светланы.
Во дворе послышался скрип калитки и громогласный голос священника:
- Эй вы, где тут все подевались, а батюшку что никто не встречает.
Мужчины вышли во двор, отец толкал впереди себя тачку, на которой восседал бидон и еще какие-то вещи обернутые мешковиной.
- Батюшка времени в обрез, раскладывай в комнате вещи и нам надо поговорить.
Мужчины зашли в дом, все сели за стол, отец остался стоять.
- Друзья, все на много страшнее и сильнее, чем я это себе мог представить. Сегодня девочка плюнула гноем, потом ее вырвало лягушками и червями.
- Святые мощи, Господи,- священник перекрестился.
- Она требует мяса, материться мужским голосом. У нее все признаки скорой кончины, страшная вонь изо рта, черные язвы на языке, сплющенные ноздри и ссохшиеся ушные раковины, у нее липкий, вяжущий пот. Наблюдатель, которого видел Алексей. Отец сделал паузу. Я никого не буду осуждать, если кто-то откажется, но вы должны понимать, что мы можем не выжить сегодняшней ночью. Когда я приехал сюда, у коровы моментально скисало молоко, только что надоенное, тесто не поднималось, хотя у женщины не было месячных. С этого дома ушли, собака и две кошки. Это все очень серьезно. И у нее появилась третья буква «Р». Буквы на руке будут составлять слово «Умри» И самое главное, при переходе на четвертый круг, не должно быть наблюдателя, но он есть, его видел Алексей. Все это мне дает повод думать, что мы ошиблись, это не четвертый круг, это третий.
- Господи, да это не возможно, невозможно остановить переход на третий круг, еще ни кто этого не делал. Люди с трудом выживают, останавливая переход на четвертый уровень, а тут третий. Отец, скажи, что это ошибка,- дрожащим голосом спросил Андрей.
- Нет, я не ошибаюсь, это именно третий круг,- Отец обвел взглядом всех присутствующих.
- НО, я не отступлюсь, я пойду до конца, мне жаль эту девочку, мне жаль ее родителей, мы слишком далеко зашли, что бы вот так взять, и бросить их на произвол судьбы,- сказал отец.
Мужчины за столом молчали.
- И так, кто остается? – отец обвел взглядом присутствующих.
- Я с тобой, до последнего,- сказал Алексей.
- Ты что подумал, что я вот так брошу тебя тут, не дождешься,- Андрей посмотрел на отца
.- Ну а мне сам Бог велел, быть с вами,- сказал священник.
- Это моя дочь, вы тут из-за нее, и я останусь - Виктор посмотрел на присутствующих.
- А теперь, все должны выполнять то, что я скажу, в точности до слова, от этого зависит и ваша жизнь, и жизнь девочки.
- Виктор, тут в этой комнате надо вбить четыре крюка в пол, к которым мы привяжем девочку.
- Отец, отлей литров пять святой воды в таз, приготовь чистых рубашек, все это во дворе.
- Алексей, бегом в сарай и неси сюда штакетину, после этого, расставь тут свечи, штук двадцать должно хватить, а еще штук двадцать держи рядом с собой, на всякий пожарный.
- Андрей, надо взять простынь и нарвать полос штук пять шесть, по всей длине простыни.
- Я пока поставлю иконы, там, где они и должны стоять,- ну что все за работу.
Мужчины встали, и каждый начал молча выполнять свою работу.
Отец, расставив иконы, бегал от одного к другому, и контролировал всю работу, иногда давая указания, что надо исправить.
Буквально через десять минут все было готово.
- Теперь все раздеваемся до гола, выходим во двор, вещи забираем с собой.
Мужчины, как в армии скинули с себя одежду.
- Теперь каждый становиться лицом на север, это туда,- отец показал рукой, - и омываем свое тело святой водой, смочить надо все тело. Батюшка читает молитву Очищения.
Мужчины макали губки в воду, и тщательно обтирали свое тело.
После обтирания, мужчины надели чистое белье и рубахи.
Отец обвел всех взглядом:
- Ну вот, как бы и все, все, что надо мы уже подготовили. За исключением самой девочки. Виктор, выноси ее сюда, Андрей стели простынь между крюками.
Отец девочки пошел в комнату. Через несколько секунд, он вынес ее на руках, Светлана спала.
Отец положил ее на простынь.
- Виктор, бери лоскуты простыни, и обвяжи ей запястья и ноги.
Виктор, непонимающим взглядом, смотрел на отца.
- Витя, силы у нее будут просто бычьи, и если мы ее просто привяжем, она веревками сорвет себе кожу, поэтому, мы обернем руки и ноги простыней, а поверх уже привяжем веревки, дабы смягчить трение,- пояснил отец.
На дворе уже стало темнеть.
Ноги и руки девушки были привязаны к крюкам на полу. За все это время она не проснулась. Отец очень озабоченно вглядывался в лицо девушки.
- Теперь, когда придут ее подруги, ни под каким предлогом не заводить их в эту комнату, пусть они останутся на кухне.
Во дворе скрипнула калитка,- а вот и они,- сказал отец, и пошел на встречу девушкам.
Отец провел девушек на кухню.
В глазах подруг явно читался неподдельный страх.
- Присаживайтесь девушки,- сказал отец и сам сел на один из свободных стульев. Девушки расселись за столом и внимательно смотрели на отца.
- Вы подружки Светланы, и сейчас именно тот случай, когда дружба будет не на словах, а на деле. Светлана очень сильно больна, мы все тут собрались, что бы помочь ей, как можно быстрее выздороветь. Без вашей помощи, мы ни чего не сможем сделать, и если вы откажитесь, очень боюсь, что Светланы после сегодняшней ночи, больше не будет в живых.
Девчушки готовы были расплакаться от всего, что услышали.
- Мне очень сильно нужна ваша помощь, а еще сильнее, она нужна вашей подруге Свете, вы готовы помочь ей?- спросил отец.
Девочки тихо но почти одновременно сказали ,что готовы на все, что бы помочь своей подруге.
- Тогда слушайте меня очень внимательно, - отец сделал паузу, - очень важно, что бы вы выполнили точно то, что я вам сейчас скажу.
Девушки даже немного осунулись в плечах, от страха.
- Именно за этим столом вам и придется провести сегодняшнюю ночь. Вы зажжете свечи, перед собой положите Библию. И будете ждать.
- Чего нам ждать?- спросила одна из девчушек.
- Вам надо ждать,- отец замолчал, подыскивая правильные слова,- вам надо ждать, страха.
У девочек округлились глаза.
- Вам надо будет ждать, своего страха, когда он станет сильным, и когда его уже нельзя будет терпеть, вам надо взяться за руки, и начать читать молитву, я покажу какую.
- Ни в коем случае, не поворачивайтесь к двери, что бы ни произошло, даже крыша дома упадет, вам НЕЛЬЗЯ поворачиваться вот к этой двери,- отец показал рукой на дверь, ведущую в гостиную.
- Вам надо просто держаться за руки, и читать, постоянно читать молитву, не останавливаясь. Девочки, и еще, вы не должны ничего слышать ,и, поэтому вам уши закроют ватными тампонами, и сверху совсем чуть- чуть зальют воском.
- Вы согласны?
Девочки больше механически закивали головами.
- А сколько нам читать молитвы?- спросила одна
- До тех пор, пока к вам не выйду я.
- Ну что же, вы не должны оборачиваться, не должны прерывать чтение молитвы, и помните, с вами ничего не может произойти,- отец встал,- сейчас к вам выйдет батюшка и все приготовит.
Отец вошел в комнату. В комнате горело много свечей, в воздухе пахло ладаном.
Посередине комнаты, лежала девушка, привязанная к крюкам. Мужчины стояли чуть в сторонке.
- Все готово, сейчас батюшка поможет девушкам, и мы будем готовы - шепотом сказал отец. Все садимся под стенами, прямо на пол, нам ни чего не остается, как ждать.
Мужчины расселись на полу.
Светлана спала.
Ночь полностью вошла в свои права, закрасив весь сельский пейзаж темными красками ночи.
Время тянулось, как никогда медленно.
Луна скрылась за тучами.
Отец поймал себя на мысли, что это самая тихая ночь в его жизни. Замерло все, ни звука.
отец наклонился, над плечом Виктора и прошептал:
- У тебя есть разделочный нож?
- Так на кухне лежит в столе.
- Возьми его, только тихо.
Виктор вышел, и, через несколько секунд, протянул отцу огромный нож.
Отец, опустил лезвие в пламя свечи, склонил голову и стал шептать что-то. Через минуту, отец положил нож в сторону, облокотился спиной о стену и закрыл глаза. Только сейчас он почувствовал, как сильно устал за эти дни.
- Отец, зачем, мы девушкам закрыли уши, да и еще залили вату воском?- прошептал на ухо Виктор.
- Он будет их звать, ему нужны уши, ему надо будет, чтобы они обернулись. И, если это случиться, он уйдет, но явиться с еще большими силами, и вот тогда, никто уже его не остановит.
Виктор с открытым ртом слушал отца.
Светлана чуть приоткрыла глаза, и туманным взглядом обвела комнату.
Изо рта девочки послышалось сипение и клокотание.
Отец поднял указательный палец вверх и тихо сказал:
- Все время пришло, всем внимательно слушать мои команды, и выполнять точно, это очень важно.
Пламя всех свечей одновременно колыхнулось.
Девушка на полу потянула носом.
Тело передернулся мелкая дрожь, пальцы сжались в кулаки и руки натянули веревки, к которым были привязаны.
На какой - то момент всем, показалось что еще чуть - чуть и девушка вырвет крюки из пола.
- Батюшка и Виктор, вам надо навалится всем телом, на руки девушки, быстрее,- четко сказал отец.
Виктор и священник подошли к девушке и грудью навалились на ее руки.
Все свечи сильно зачадили.
- Он тут, все время пришло,- сказал отец и встал с пола.
- Алексей, влей девушке в рот немного святой воды и взбрызни лоб,- тихо сказал отец
Алексей поднес кружку ко рту девушки, влил несколько капель, потом рукой намочил лоб.
Кожа на лбу моментально покраснела как от ожога.
Света выгнулась всем телом, пятки часто застучали по полу, издавая сплошной, невыносимый, страшный гул.
- Виктор и батюшка, не смотрите на нее, держите как можно сильнее,- крикнул отец.
Лицо девушки перекосило, рот искривился, ноздри сузились оставив только маленькие щелки в носу.
- БУДТЕ ПРОКЛЯТЫ ВЫРОДКИ
Голос девушки звучал зловеще, он перемешивался с булькающими, гортанными звуками.
Тело полностью выгнулось и касалось пола только пятками и затылком.
Свечи страшно зачадили.
- Держать ее, не отпускать - отец кричал.
Никто не заметил, как в комнате поднялся ветер, который завывал и заглушал голоса присутствующих.
- Алешка, посыпь ее голову святой солью.
Алексей дрожащими руками достал из мешочка соль и высыпал на голову девушке.
Изо рта девушки пошла пена вперемешку с гноем.
Отец видел, как батюшка с Виктором с трудом справлялись, удерживая руки девушки.
- СОЛЬ, СВЯТАЯ ВОДА, ТЫ ЖЕ В КУРСЕ, ЧТО ЭТО НЕ ПОМОЖЕТ, КРОВЬЮ ХАРАКАТЬ БУДЕТЕ, Я ВАС НА ИЗНАНКУ ВЫВЕРНУ
Глаза девушки налились кровью и из уголков начала сочиться жидкость. Весь рот был покрыт зеленоватой пеной. Свечи стали одна за другой гаснуть.
- Алексей, свечи, погаснувшие не трогай, зажигай другие,- кричал отец, поливая девушку святой водой
- Господи, спаси и сохрани,- произносил батюшка, с трудом удерживая руку девушки.
Алексей дрожащими руками пытался зажечь свечи.
Доски пола пришли в движение, они поднимались и опускались.
- Господи, Господи
Изо рта девушки полезли черви.
- И В ЭТОМ ДУХЕ И В ЭТОМ ТЕЛЕ, НЕВИНОЙ ЖИЗНИ, Я ПРОЛОЖУ СЕБЕ ПУТЬ В СЛЕДУЮЩИЙ МИР. И СТАНУ ЧЕРНЫМ Я, И ОБРЕТУ СИЛУ МРАКА, И ОБРЕТУ ВСЮ МОЩЬ КРОВИ И СТРАДАНИЙ.
- Тебе надо назваться, ты не сможешь перейти, если не назовешь свое имя,- кричал отец
- Назовись, слышишь, как твое имя? – ветер практически заглушал голос отца.
- Отец, у нее сера пошла, - Андрей показывал на уши девушки
Из ушей девушки огромными кусками вываливалась ушная сера.
- КТО ТЫ ТАКОЙ, ЧТО БЫ СПРАШИВАТЬ МОЕ ИМЯ?
-Ты не сможешь перейти, не назвав своего имени,- отец кричал, что есть силы.
Окна распахнулись, и осколки стекла влетели в комнату.
Алексей не успевал зажигать свечи, они гасли быстрее, чем он зажигал новые.
- Лешка, свечи не должны погаснуть.
- Назови имя, тебе надо назвать имя и все закончиться, ты перейдешь.
- МОЕ ИМЯ АЗУР, Я ТЕМНЫЙ ИЗ ЧЕТВЕРТОГО КРУГА

Как ветер по полю гуляет, как вода в реке бежит, несется мой голос к тебе, господи.
И не грешен я, и слова мои от сердца, ведь не за себя молю, а за дух святой и не порочный. Ты изыди Азур, отпусти тело и оставь дух, не покорен и не подвластен тебе мир живых. Оставь тело Азур, нет времени твоего, так же как и нет силы твоей тут и сейчас. Аминь


- Отец нога, смотри на ногу,- кричал Алексей
Отец увидел как на ноге девушки, стали появляться порезы, вырисовывая странные узоры и кресты. Из порезов сочилась темная кровь.
Не пришло время твое и не придет, Азур темный изыди, покинь тело, выйди и покажись.
Аминь,- прокричал отец, и вылили на тело девушки святую воду, сверху высыпал соль.
- Аааа,- Андрей закричал и, пятясь показывал пальцем на пол. Отец увидел, как из щелей в полу полезли, тараканы, их было очень много. Тараканы буквально волной надвигались на девушку.
ВОЗЬМИ…ВОЗЬМИ…ВОЗЬМИ
- Молчите все, ни чего не спрашивайте, он выходит, - кричал отец, - Алексей бери штакетину, упирай в балку на потолке и толкай, дай ему уйти.
ЗАБЕРИТЕ….ВОЗЬМИТЕ
Алексей упер палку в балку и стал силой толкать вверх, как бы пытаясь приподнять крышу.
Тело девушки изогнулось, пена практически покрыла все лицо. Пальцы на руках судорожно сжимались и разжимались, при этом срывая стружку с пола. Из - под ногтей шла кровь.

Уходи Азур, Господь создал нас не для тьмы, господь создал нас для жизни, ты из другого мира, твой мир тьма, уходи. Аминь

Пламя на свечах выровнялось, ветер пошел на убыль.
Дверь в комнату открылась, мужчины с ужасом смотрели в проем.
Босая женщина с растрепанными седыми волосами, неспешно вошла в комнату. Ее взгляд остановился на цветках бессмертника. Худые руки сжались в кулаки
- Догадалась сука, не жить тебе,- загробным голосом произнесла старуха и направилась к девушке.
Отец нащупал нож и с силой за спиной воткнул его в деревянную стену дома.
Женщина остановилась на полушаге, странно икнула и перевела взгляд на отца:
- Отпусти, слышишь, отпусти, я уйду и никогда не приду больше, - произнесла она глядя на отца.
Отец выдернул нож, и женщина буквально на глазах растворилась в воздухе.

Солнце чуть выглянуло из-за пригорка, заливая село утренним светом.
Двое мужчин сидели на ступеньках и курили.
- Отец, что все это было?- спросил Виктор и затянулся
- Я тебе коротко объясню, - отец кинул бычок на землю. Ты слышал о ведьмах? Конечно слышал, они есть и этого нельзя отрицать. И ты думаешь, что они просто так делают людям зло? Нет, у них есть резон. Всего шестнадцать кругов. Если ты ведьма шестнадцатого круга, тебе надо загубить десять жизней, сделать десять заговоров на смерть, и ты переедешь на пятнадцатый круг. У тебя увеличиться сила, появиться помощники, в твоем подчинении будет одна ведьма из шестнадцатого круга. На пятнадцатом круге количество загубленных жизней увеличиться. Ели выполнишь, то перейдешь на следующий круг, с еще более большими возможностями.
До четвертого круга, все они темные, а, начиная с третьего, становятся черными, их уже не остановить. Нет на земле такой силы, которая сможет их остановить.
- Кто была та старуха?
-Это и была ее крестная. Когда человек умирает, нельзя горевать о нем долго. А дочка твоя неделю убивалась, в таком случае покойник всегда возвращается. Но тут она не сама вернулась, тут она пришла с Азуром, она как бы стала его проводником к телу девушки.
- Кто такой наблюдатель?
- Наблюдатель это как бы третейский судья, он появляется только при переходе с четвертого круга и выше. Зачем спросишь ты? При переходе с четвертого круга на более высокий всегда есть наблюдатель. И, если переход состоялся, наблюдатель дает добро на другой переход, с более высокого уровня. То есть, если бы Азур перешел сегодня, то обязательно кто-то из третьего или второго круга тоже бы перешел на другой круг.
- Так получается, мы не только ему не дали перейти, но и еще кому - то?
- Получается, что так,- ответил отец
- Почему он кричал:- «Возьмите»?
- А это и есть сам переход, вернее, когда он понял. Что с девушкой не получиться, он попытался уйти в другого человека. И, если в этот момент сказать «Что взять?» , все считай пропало, он в этого человека и войдет.
- Ты знал имя Азур?
- Да, конечно знал, ведь величин такого уровня, не так уж и много. У него, в подчинение двадцать ведьм, десять полу-бесов и еще много всякой нечестии. И победа над таким созданием, это очень большая победа.
- А вы кто?
- Мы,- отец задумался,- мы те, кто пытаются поддержать баланс всего этого. Мы те, кто не дает, темным стать черными. Конечно, мы не можем везде успеть, но этого и не требуется, главное - это баланс этих сил. Мы такие же, как и они, вот только светлые и потом становимся белыми. И стоим мы, по разные стороны.
- Подожди, это что же получается, что ведьма может вселиться в кого угодно?
- Э нет, тут не все так просто. Не сама ведьма, а дух, и то не каждый это сможет сделать, надобно силу определенную иметь, да и стоять на нужном круге. Я вот знаешь, как этим делом начал заниматься? Помню, было мне лет 16. Я в селе тогда жил. Так вот, посадил я подсолнухи, много их было. Ухаживал за ними. И одним утром смотрю, а штук пять подсолнухов пустые, на земле кожура от семечек, а сама подсолнухи пустые. И на следующее утро, все повторилось, и на следующее. Я тогда решил, засаду устроить. Зарядил мелкой дробью берданку, да и затаился на чердаке. И вот, летняя ночь, тишина и я в засаде. Час, два, три прошло и ни чего. Я даже подумал, что может птицы какие нибудь такое делают. И тут, открывается калитка, и к нам во двор заходит собачка. Небольшая такая собачка. Тут у меня глаза из орбит и полезли, я ведь сам калитку на засов закрывал. Ну да ладно, смотрю дальше. Собака эта прямиком к подсолнухам, подходит, встает на задние лапы, а передними перебирает по стеблю, что бы добраться до самого подсолнуха, ведь маленькая так не достать. И потом, одной лапой держит подсолнух, а другой начинает шкрябать по нему, семечки начинают сыпаться на землю.
Я так с берданкой и застыл на чердаке, ни живой ни мертвый. А потом спохватился, и как шмальнул в неё. Она пискнула, мордой в землю ткнулась и за калитку шасть.
Я до утра просидел больше ни кого не было. А на утро, я узнал что бабка Авдотья слегла с какой то болезнью странной. Она очень странной была, жила на краю села, ее люди боялись. Так вот мне потом врач наш, сказал, что бабке той, кто-то нижнюю челюсть дробью начисто снес. Он говорит, что вся изба в собачьей шерсти и крови.
Ну а потом все завертелось и понеслось.
- Отец, это что же получается, что от этого спасу нет? – спросил Виктор.
- А вот тут ты ошибаешься. Не спасаться надо, а просто знать. Знать элементарные вещи. Ведь сейчас, все по городам, все в делах, да и стали забывать все это. Стали пренебрегать правилами. Вот всякая нечисть и набирает силу. Поставь веник ручкой в пол перед входной дверью, и ни когда плохой человек не переступит порога твоей квартиры. Коврики перед дверью, у знающего человека, ты ни когда не увидишь коврика перед дверью. Потому что, под него можно положить или насыпать, что угодно, а ты наступил, и на следующий день заболел или еще хуже. Ты где нибудь видел коврики в селе перед входной дверью? Во, а все почему, люди знали очень много.
Прибежит человек в церковь, поставит свечку за здравие или на исполнение желания. Пять секунд постоит и бегом на работу. И стоит любому взять эту свечку и просто перевернуть ее кверху ногами и опустить огнем в ложе ля свечки, так на следующий день тот человек который ставил ее, заболеет, простудится и так далее. И это может сделать любой, тут ни каких знаний не требуется. Так что, не спасаться, а просто знать надо, как поступать.
- Отец, так это же святая обитель, церковь, как же в ней могут зло делать? – недоуменно спросил Виктор.
- Так то оно так, но в церкви человек беззащитен, полностью поглощен общением с богом, и не замечает, что твориться вокруг него. Чаще всего там промышляют начинающие ведьмы, у которых силенок маловато. Ни когда, ни чего и ни в коем случае не поднимай в церкви с пола, это могут быть иголки, булавки, вообщем мелкие предметы. Если ты стоишь со свечей, и тут вдруг она начала чадить, отойди в сторонку, рядом плохой человек. Не позволяй, ни кому обходить тебя против часовой стрелки. Обычно трижды обходят и человек заболевает. И вот тогда уже врачи не помогут, тогда люди и обращаются к таким как я. Ведь врачи пытаются лечить следствие, а я убираю саму причину болезни.
- Подожди отец, что же получается, ты можешь делать, то же что и черные?
- Да конечно могу, для того что бы бороться с противником, надо досконально знать его оружие и тактику. Вот только мне, это не на пользу пойдет. Как только, я сделаю, что нибудь черное, так сразу на пяток кругов в низ опущусь. А если еще раз повторю, и вовсе больше ни чего не смогу сделать.
- Отец, а ты белый или светлый?
- Теперь я белый,- с хитрой ухмылкой ответил отец.
- А с дочкой твоей, все будет хорошо, скоро она пойдет на поправку, это я тебе точно говорю.

Redd

Comments

Ваша учетная запись не имеет разрешения размещать комментарии!