Отец часть 1

Опубликованно Сентябрь 5, 2017 | Просмотры темы: 327
Смерть может быть тяжёлой, мучительной, лёгкой и быстрой, может быть ужасной, но смерть имеет еще одно лицо. Его мало кто знает, но оно есть, спорить с этим бесполезно, надо принять и знать это лицо


Врач дрожащими руками складывал фонендоскоп.
- Извините, но ту медицина бессильна,- сказал он, пряча глаза от женщины, - мне пора. Подхватив свой старый чемоданчик, врач спешно пошел к двери, взявшись за ручку, он обернулся:
- Хозяйка, есть бумага и ручка, я вам сейчас черкану адресок.
Женщина открыла трюмо и положила на стол лист бумаги и ручку.
Врач склонился над листом. Руки била страшная дрожь, ручка выписывала кренделя, а не буквы.
- С вами все нормально?- поинтересовалась женщина.
- Нда..да, все нормально, просто? Что - то с руками, берите ручку и пишите я вам продиктую.
- Село «Чигири», улица Светлая, дом 4 , если заблудитесь, спросите Отца, его каждая собака там знает, а мне пора.
Врач подошел к двери обернулся и тихо сказал:
- Поспешите к нему, я не обещаю, что он поможет, но я знаю точно, времени у вас очень мало, досвидания,- врач вышел.
Женщина вся в слезах вышла на кухню.
За столом сидел довольно плотный мужчина, подперев голову руками.
- Витя, езжай, вот врач дал адрес, сказал, что это наша последняя надежда и, что времени у нас очень мало. Сказал, что если не поторопимся, то нашей дочке уже никто не поможет.
- Врачи гребанные, - мужчина смотрел на женщину.
- Витя, езжай, прошу тебя.

Старый жигуль медленно двигался по разбитой дороге.
Улица Светлая, дом 4, мужчина прочитал на калитке табличку.
- Эй, хозяева! Есть кто в доме,- крикнул мужчина и пару раз пнул калитку ногой.
Виктор сделал шаг назад, и еще раз осмотрел забор и калитку, звонка нигде не было.
- Эй, хозяева,- Виктор с силой ударил по калитке. Дверь со скрипом открылась.
Мужчина шагнул за калитку.
Сделав несколько шагов по дорожке ведущей к дому, он почувствовал опасность, притаившеюся за его спиной. Мужчина остановился и медленно повернулся к калитке.
Две огромных среднеазиатских овчарки сидели возле калитки и очень внимательно изучали непрошенного гостя.
- Здравствуй человек.
Виктор резко обернулся и увидел сидящего на ступеньках дома мужчину. Скорее не мужчину, а деда. Седые волосы, сильные руки, да и стать еще сохранилась.
- Ты это, резких движений не делай, они у меня парни суровые - кабы беды не случилось,- сказал дед, показывая взглядом на собак.
- Здравствуйте, вы Отец?- спросил Виктор.
- Ну, я Отец,- дед хитро щурился
- У меня дочь,- Виктор запнулся
- Хм, а у меня два сына и три внука,- дед достал сигарету и закурил.
- Вы не поняли, у меня дочь заболела сильно.
- А, так это к врачам, это по их части,- дед выпустил струйку дыма.
- Наш врач поселковый ее осмотрел и сказал, что тут медицина бессильна, и посоветовал обратиться к вам, вот и адрес дал,- сказал Виктор.
- Да!? Прям ко мне и отправил, вот те раз, так я мил человек не доктор, и не лекарь, я просто жизнь прожил, много повидал,- дед потушил окурок.
- И что же мне теперь делать?
- Ну, попробуй в районный центр дочь отвезти, там доктора посноровистей будут, да поумнее, - дед встал со ступенек.- Алтын, Арчи ко мне!
Собаки неспеша прошлись возле Виктора, и подошли к деду.
- Так вы не поможете?- Виктор растерянно стоял и смотрел на деда.
- Сынок, кабы я мог помочь, я бы с радостью, но не лекарь я, поверь мне.
Виктор опустил голову и пошел по дорожке, ведущей к калитке.
Взявшись за ручку, он обернулся, еще раз взглянул на деда, вздохнул и потянул калитку на себя.
- А чем больна дочка то твоя?
Виктор обернулся, дед стоял на крыльце и гладил псов.
- Я не знаю, я вот фотографии привез.
- Фотографии..хм, интересно, Алтын, Арчи место, - сказал дед и направился к Виктору.
Мужчина достал из внутреннего кармана снимки и протянул деду.
Отец смотрел снимки, лицо становилось мрачным, даже морщины на лице стали как-то глубже.
- Так чего ты сразу не сказал, а голову мне тут морочил,- дед смотрел на Виктора,- значит так, иди в дом, там на столе молоко, картофель, хлеб и сало, поешь с дороги, а мне на почту надобно сходить, скоро буду. Алтын, Арчи, это свой.
Собаки лениво пошли за дом.
- Иди, не баись, они у меня ученые, я скоро,- сказал дед, закрывая калитку.

- Здравствуй Дашка,- отец смотрел через окошко кассы.
- Ой, тьху ты, напугали вы меня, здравствуйте,- сказала девушка, продолжая штамповать письма.
- Даша, соедини меня вот с этим номером,- сказал отец и протянул бумажку в окно кассы.
Через пять минут он уже снял трубку в кабине для переговоров.
- Привет старый пень, как жизнь и здоровье? – спросил отец у собеседника.
- Вот жешь, сто лет ни привета, ни ответа, а тут прям соловьем заливается, как жизнь, как здоровье, говори чего надо,- послышалось на том конце трубки.
- Помощь мне от тебя нужна, не справлюсь сам,- ответил отец.
- Отец, ты чего мне голову морочишь, если ты не справишься, то ни чья помощь тебе и не поможет, сам же знаешь,- ответил мужчина.
- Тут случай особый, одному мне ни как,- голос у отца стал серьезным.
- Говори чего надобно?
- Буквы, сегодня я видел буквы,- сказал отец.
В трубке наступила тишина, отец слышал даже тяжелое дыхание собеседника.
- Ты понимаешь, что ты говоришь?
- Да понимаю, я видел фотографии, сейчас поеду прямо туда, и там сам лично все увижу, а ты будь готов, как только все подтвердится, я тебе позвоню, а ты позвони Алексею - пусть будет наготове,- сказал отец.
- Послушай отец, мне уже много лет, стар я для этого, да и если все подтвердиться ты же сам понимаешь, не выживем слишком это черное и сильное, не для меня это,- сказал собеседник.
- Да что ты говоришь такое, Сергей, а девчушка тринадцать лет от роду, которая умрет, если мы ей не поможем, для этого ты не стар, чего ты боишься, как ты можешь так говорить? – отец практически кричал в трубку.
- Отец, ты меня знаешь не первый год, я никогда и ничего не боялся, но это слишком все серьезно, у меня двое сыновей и дочь, если что случиться, как же они без меня?
- Тьху ты, да и не надо, мы вдвоем с Алешкой справимся, тогда выполни мою последнюю просьбу, у меня нет Алешкиного телефона, как все подтвердится, я позвоню тебе, а ты просто перезвони Алексею и все.
- Хорошо отец, я сделаю, то что ты просишь, но большего не проси,- сказал мужчина
- Бывай,- отец повесил трубку.

- Поехали,- отец толкнул в плечо заснувшего прямо на стуле Виктора, - иди машину заводи, а мне собрать надобно кое-что.

Жигуль полз по ухабам сельской дороги.
- А теперь, сынок, я буду задавать вопросы, а тебе надо будет очень подробно на них отвечать, вопросов будет много, но и путь у нас не близкий.
Виктор кивнул в знак согласия.
- Сколько вас человек живет?
- Так трое нас, я, жена и дочка.
- Когда дочь заболела?
- Недели три четыре назад, стала плохо есть, часто рвало ее. Мы сначала подумали, что отравилась чем-то, но с каждым днем все становилось хуже и хуже, у нее появилась усталость, апатия ко всему, да рвота стала чаще.
- Я так понимаю, что кто-то из ваших родственников умер в течение этого месяца,- спросил отец глядя в окно.
Виктор огромными глазами смотрел на отца
- Ты бы на дорогу смотрел, а не на меня, не девица я, да и на вопрос ты не ответил.
- Да, крестная умерла, моя доча очень ее любила, души в ней не чаяла.
Отец закачал головой.
- Все слишком плохо, я даже и представить не мог что так плохо.
Виктор сжал руль до бела в пальцах.
- Собака или кошка есть у вас?- спросил отец
- Хм, да вот незадача, был пес и две кошки, и все куда -то делись. Кошки и раньше пропадали, но неделю погуляют и возвращаются, а пес вообще всегда при нас был. Но вот уже с месяц, как ушли и не вернулись, я даже и не знаю, что думать.
- А тебе думать и не надо, ты лучше рули да на дорогу смотри.
- Так мы уже почти приехали,- сказал Виктор,- вот и село наше.

Виктор с отцом вышли из машины. На встречу вышла женщина.
- Это моя жена Вера, а это Отец,- представил Виктор
- Здравствуйте батенька,- сказала женщина
- Ни какой я не батенька, батенька в церкви, а я просто отец.
- Пойдемте в дом, а то не гоже человека с дороги на пороге держать,- сказал Виктор, открывая ворота.
- Вера ты мне скажи, корову держите вы?- спросил отец
- А то, как же без коровы на селе, да еще и телка родила пол года назад, так что и молоком и маслом и сметаной мы обеспечены.
- Ты поди, да молока свеженького у буренки своей надои,- задумчиво сказал отец.
- Так чего доить, я с утра пол ведра взяла, вон стоит под марлей.
- Не Вера, мне свеженького надо, прям из под коровки, сделай мне одолжение,- отец смотрел на женщину.
- Вер, а ну давай бегом, человек за двести километров приехал, молока свежего с дороги, да и поесть ему надобно, а ты тут корячишься,- Виктор закрыл калитку.
- Да чего мне же не жалко, сейчас свеженького сделаю,- Вера взяла бидон и пошла к сараю.
- Вера, а ты хлеб печешь?- спросил отец
- Пеку, от чего же не печь, в сельпо конечно привозят, да все он ни живой, от него толку то мало. На следующий день уже как кирпич, не то что домашний.
- Вот и ладненько, Вера ты как молочка надоишь, испеки нам пару буханочек свеженького хлеба,- отец прошел в дом.
Чудит дед, молоко ему свежее подавай, а теперь и хлеба испечь, ох и чудит этот отец, подумала про себя Вера, ставя бидон под корову.
- А где дочка твоя?- отец присел на стул
- В комнате она, спит,- Виктор выставлял на стол, соления, сало, хлеб.
- Сынок, ты подожди с едой, вот молока нам принесут, да хлеба испекут, тогда и поедим,- сказал отец и достал сигарету,- в доме курить можно?
- А чего, кури отец, если хочется, я бросил лет десять назад, а до этого смолил одну за одной.
- А вот и молочко свежее, как вы и просили,- сказала Вера и поставила на стол бидон с молоком.
- Только что надоила?- спросил отец и подошел к столу.
- Вот вы чудной, ну а когда же? Вот только что сиськи дергала, оно еще теплое, да вы попробуйте.
Отец заглянул в бидон, потом засунул руку и обмакнул палец в молоке. Внимательно осмотрев палец, облизал его.
- Так скисло молоко хозяюшка.
Вера буквально упала на стул.
- Точно скисло,- облизывая палец, подтвердил Виктор
- Господи, Господи, да что же это, ведь только что надоила, да как же это,- запричитала Вера.
- Хозяюшка, ты бы хлеба нам испекла, а про молоко забудь,- сказал отец,- пойдем, Витя на крыльцо выйдем, покурим да за жизнь поговорим.
Отец сел на ступеньки.
- Крестная когда умерла?
- Так четыре недели будет,- Виктор присел на ступеньку.
- Дочка твоя сильно горевала по ней?
- Ой, сильно отец, они же с ней как подруги были, прям не разлей вода, дочка неделю плакала навзрыд.
- А через неделю все успокоилось, дочка перестала плакать?- отец закурил.
Виктор удивленно смотрел на отца.
- Откуда вы знаете, да, через неделю все стало хорошо действительно
- Ошибаешься ты, сынок, все только началось,- задумчиво сказал отец
На крыльцо вышла растерянная Вера, она нервно теребила фартук:
- Не будет хлеба…тесто не подходит. Сама не могу понять, в чем дело, двадцать лет хлеб пеку, но такого ни когда не было, тесто пластом лежит в кадушке, какой из него хлеб, так кирпич, а не хлеб.
Отец встал и серьезно посмотрел на Веру:
- Ответь мне, как на духу, не подумай чего, но мне надо знать, у тебя сейчас нет месячных?
- Да что вы, я прям ни знаю,- Вера покрылась румянцем и опустила глаза.
- Вера, мне нужна правда. Это очень важно, важно для всех нас, а еще более важно, для твоей дочки, вера у тебя нет месячных?
- Нет, отец,- тихо сказала Вера.
Виктор заметил, как отец даже осунулся от этих слов.
- Веди меня к дочке, быстро,- сказал отец и потушил окурок,- как зовут ее?
- Света,- сказал Виктор и взялся за ручку двери.
- Нет ,сынок, вы тут побудьте, я сам с ней поговорю,- отец открыл дверь и зашел в комнату.

Небольшая сельская комната, одно окно было закрыто ставнями. На кровати лежала девочка лет тринадцати. Весь ее вид говорил о том, что девушка сильно больна. Глаза были закрыты.
Отец взял стул и сел возле кровати. Девушка открыла глаза и внимательно посмотрела на деда.
- Здравствуй дочка, - сказал отец.
- Здравствуйте,- тихо сказала девочка.
- А вы кто?- девушка повернула голову в сторону отца
- Я, Света, помочь тебе приехал. Вот побуду с тобой, ты поправишься, я и поеду домой. У меня два пса огромных, их кормить некому. Я тебе их обязательно покажу, когда ты поправишься.
- Спасибо вам, а вы доктор?
- Нет, дочка, я просто много в жизни видел, многим помог и тебе обязательно помогу.
Покажи мне свои руки,- сказал дед и встал со стула
Девушка вытащила из - под одеяла руки.
- Только что вы увидите, ведь они забинтованы,- спросила девушка.
- А мы снимем бинт,- сказал отец и развязал узел.
Отец снял бинт с руки.
Он делал все, чтобы не показать девушке, того ужаса, который охватил его, увидев руку без бинта. На руке девушке, разрезами на коже были написаны две буквы «У» «М» из порезов сочилась кровь.
- Когда появилась вторая буква?
- Вчера ночью,- ответила девушка,- я проснулась и увидела ее.
- Светлана, дочка, я сейчас попробую тебе чуть-чуть помочь, но ты должна в точности выполнять все то, что я буду тебя просить.
- Хорошо,- ответила девушка.
- Ты сейчас закроешь глаза, и откроешь их, только тогда, когда я уйду, договорились?
- Хорошо, а как вас зовут?- спросила девушка и закрыла глаза.
- Называй меня отцом, меня все так зовут, и очень давно.
- И еще, Света, а ты когда в последний раз видела крестную?
- Вчера видела, она приходила ко мне,- спокойно ответила девушка.
- А сейчас просто лежи с закрытыми глазами, кровь надо остановить, а то видишь сочится, это не хорошо - сказал отец, и взял руку девушки в свои руки, склонился над порезами и чуть слышно стал произносить:
Ехал человек стар, под ним конь кар, по рытвинам, по дорогам, по притонным местам. Ты мать руди жильная телесная, остановись, назад воротись. Стар человек тебя запирает, на покой согревает. Как коню его воды не стало, так бы тебя, руда-мать, не бывало. Слово мое крепкое. Аминь
Отец повторил эти слова девять раз.
- Все, отдыхай дочка,- отец положил руку девочки на одеяло и направился к двери.
Когда рука коснулась ручки, отец услышал скрип позади себя, он обернулся.
Светлана, облокотившись на локоть, смотрела на отца. Ее рука сжимала одеяло.
Отец повернулся и стал пристально смотреть в глаза Светланы. Белки ее глаз стали наливаться кровью, и когда они стали одного цвета со зрачками, девушка открыла рот и произнесла грубым мужским голосом:
- УБИРАЙСЯ ТВАРЬ, ИЛИ УМРЕШЬ.
Отец перекрестился и вышел из комнаты.

Виктор увидел перед собой не того мужчину с седыми волосами и красивой статью, а увидел старика. Отец с трудом передвигал ноги, лицо стало серым.
- Отец, что случилось?- Виктор подбежал к старику.
- Сынок, все на много хуже, на много сильнее, чем я мог только себе представить,- отец опустился на стул.
- Слушай меня внимательно, вот тебе телефон, беги на почту, попроси соединить с этим номером. Человека зовут Андрей, скажи ему, что все подтвердилось, скажи, что я тебя послал позвонить. Он может спросить, сколько времени осталось? Скажи ему, что немного..
Если он спросит, какие признаки? Ответь так, есть две буквы, сплющились ноздри, сморщились и стали прозрачным ушные раковины, на языке черные приищи, очень плохой запах изо рта. Но самое главное, скажи, что он заговорил со мной. Беги сынок, времени очень мало. Пусть звонит Алексею, немедленно.
- Я сейчас, отец, я мигом, - Виктор накинул куртку и выбежал из дома.
В сенях стояла растерянная жена Виктора.
- Отец, а куда это он?- спросила женщина.
- Ты мне лучше скажи, где церковь у вас?- отец взял руки Веры в свои.
- Так как где, вон на краю села, через десять домов,- ответила женщина.
- Ты к дочке в комнату не заходи, пусть она поспит, но у меня к тебе будет одна просьба, вернее две просьбы. Пойди в магазин и купи две новые подушки, и простыни. И еще, убери из дома все мясо, колбасы, сало и так далее. Оставь в доме только постные продукты. Представь, что пост начался, Свете готовь только постные блюда. Ни какого мяса, жира и рыбы, только овощи и крупы.
- А куда же мне все это деть?- спросила женщина.
- Погреб есть?- женщина кивнула в ответ,- вот туда все снеси и запри на замок, а ключ отдашь мне. Ты все поняла?- отец почувствовал, что руки женщины бьет мелкая дрожь.
- Господи, да, да я все поняла, Господи.
- Иди и делай то, что я попросил, но только проверь, чтобы ни грамма мясных продуктов не осталось в доме, а я пока в церковь схожу.
Отец вышел за калитку и направился в сельскую церковь.
Во всех селах церкви одинаковые, и эта ничем не выделялась, обычная сельская обитель добра и веры. Отец трижды перекрестился перед входом и зашел в церковь.
Возле алтаря отец увидел батюшку.
- Доброго дня батюшка,- сказал отец
Священник повернулся и сказал:
- И тебе добра мил человек.
- Дело у меня к вам есть батюшка, надобно мне кое - что у вас приобрести,- сказал отец.
- Коли на благое дело, коли на здравие, от чего же не помочь, говори,- громогласным голосом сказал священник.
- Батюшка, мне надо, литров двадцать святой воды, кадило, ладана побольше, свечей штук сто обычных, и штук двадцать самых толстых, мел церковный и еще, иконы Святой Богородицы и Николая Чудотворца. И все это освятить,- спокойно сказал отец.
- Ты никак на войну с нечестью собрался? – с чуть заметной улыбкой спросил священник.
- Ты, батюшка, как в воду глядишь. Знаешь что такое буквы бесовы или как их в народе называют, Буквы Демона?
Отец даже осел, от услышанного и трижды перекрестился.
- Сколько времени?- спросил священник
- Практически не осталось, времени почти нет, так что батюшка давай поспешим с этим.
- Сколько вас? – спросил служитель церкви
- Двое, - ответил отец
- Ты шутишь, это невозможно, двое не смогут с этим справиться.
- У нас нет выбора, нас только двое, - ответил отец
- Я буду с вами, это то ради чего я служу, нас будет трое.
- Батюшка, ты понимаешь, что это может быть последний твой бой? - спросил отец.
- Да сын мой, но это не меняет моего решения.
- Хорошо, подготовь все, знаешь хату Виктора?
- Да конечно знаю,- ответил батюшка.
- Когда прейдет время, я сообщу, и ты со всем что я у тебя попросил должен быть там.
Отец перекрестился и вышел из церкви.


Возле калитки сидел Виктор.
- Ну что позвонил? – спросил отец.
- Да, все сделал как ты и просил,- устало ответил Виктор.
Мужчины вошли в дом.
- Вот новые подушки и простыни, две штуки,- Вера показала на сверток, лежащий на столе.
- Слушайте меня внимательно, вам надо насыпать на пол соломы в комнате дочки, застелить новой простынею, положить новую подушку и положить дочку на пол, ей будет легче на полу. А старые подушки, матрац и одеяло вынести во двор, вот сюда,- отец показал рукой место.
Через несколько минут, Виктор вынес во двор белье и положил на место указанное отцом.
- Виктор, у тебя бензин есть?
- Да есть в канистре, вон в сарае.
- Бери канистру, а я возьму белье и пошли со мной, где тут у вас или пустырь или поле?- спросил отец.
- Так вон за селом, сразу и начинается пустырь, сказал Виктор и побежал в сарай.
- Вера, теперь ты, ты все сделала, как я просил?
- Да, убрала все в погреб и вот ключ,- женщина протянула ключ.
- Теперь это очень важно, никому и ничего не давай, пока нас не будет,- сказал отец, глядя в глаза женщины.
- Как так ничего не давать?- переспросила она.
- Ничего, ни воды, ни соли, ни денег, ни дров, ничего и никому ты не должна давать, пока мы не придем. И никого не пускать за калитку. Ты сделаешь, так как я попросил?
- Хорошо, Господи, что же происходит,- женщина приложила руки ко рту
- Все будет хорошо, скоро приедут мои друзья, да и батюшка нам поможет,- сказал отец и вышел со двора.

На пустырь шли молча
- Вот тут, хорошее место,- сказал отец и кинул белье.
Виктор остановился рядом.
Отец присел, из кармана достал нож и вспорол подушку. Облако из перьев взметнулось и тут же белым снегом осело на землю. Отец начал руками перебирать перья из подушки. Виктор молча наблюдал за ним.
- Смотри,- сказал отец и показал Виктору на предмет лежащий на перьях.
Виктор склонился и увидел моток проволоки, в виде креста могильного, в который были вплетены длинные черные волосы, иголки с красными нитками, какие то листья, а рядом лежал маленький платяной мешочек.
Виктор потянул руку, что бы взять предметы.
- Не смей этого делать,- жестко сказал отец.
- В этом мешочке земля, которой запечатывают покойников, но взята она из- под ног твоей дочки прямо на похоронах. Крест могильный сделал из венка похоронного. Все это на смерть, причем очень сильный заговор, я это чувствую. Но все это только предшествующие признаки, все это сделано для другого…отец осекся на полуслове.
- Поливай все это бензином,- сказал отец, вставая с колен.
Виктор обильно полил белье бензином.
- Слушай меня внимательно, как все подожгу, я начну читать молитву, будет сильно коптить. Если вдруг дым пойдет на тебя, сразу становись на колени, крестись и говори вот это.
Ты стелился как поземка, ты по ветру идешь, но не взять тебя меня силой, ибо дух мой чист. Поверни в сторону, уйди от меня копоть не чистая, и возьми собой всю чернь и не возвращайся в мой дом. Аминь.
У Виктора затряслись губы.
- Запомнил?
Виктор закивал головой.
- Все отходи вон туда.
Отец кинул горящую спичку на белье. Начал креститься и что - то тихо говорить.
Виктор же крестился и молил об одном, чтобы дым не пошел в его сторону, потому, что все слова вылетели из головы.
Огонь был ярким, но с каждой секундой, сила огня уменьшалась, и появлялся чад, черного цвета. Отец продолжал читать молитву и креститься. Черный дым поднимался ровным столбом прямо в небо. Виктор уже ничего не видел, он упал на колени и закрыл лицо руками.
- Вот тебе раз, а кто за дымом будет следить?- возле Виктора стоял улыбающийся отец.
- Я…я…что-то мне не хорошо стало,- Виктора трясло всего.
- Ладно, вставай и пошли, хозяйка нас заждалась.
Отец увидел возле калитки двух мужчин.
- Лешка, как я рад тебя видеть,- отец обнял человека, поднявшегося ему навстречу.
Отец, даже забыл про другого мужчину, сидящего на корточках.
- Не ожидал Андрей, ты же сказал, что не приедешь, что мол, стар для этого,- отец смотрел на мужчину.
- А вот куда ты без меня, куда я вас двоих отпущу,- поднялся второй мужчина.
- Тысячу лет я тебя не видел, дай хоть обнять тебя, ворчуна старого,- отец обнял второго мужчину.
- Это Виктор, а это Алексей и Андрей, это мои старые друзья, они будут помогать вылечить твою дочку,- представил мужчин отец.
Мужчины пожали друг другу руки.
- Ну что пошли в дом.
Мужчины вошли в дом.
- Вера и Виктор, вы бы оставили нас на пару минут, мы тут обсудим кое – что. Я, конечно, извиняюсь, что приходится вас гнать из собственного дома,- сказал отец.
Когда дверь закрылась, мужчины сели друг против друга.
- Значит так, нас будет четверо, местный священник будет с нами, нам лишние руки не помешают,- сказал отец.
- Батя, не боишься непосвященного брать, ведь эта проповедь, может стать для него последней,- Алексей закурил.
- Да он мужик что надо, да и к тому же кое-что сам знает. Когда дадим сигнал он, принесет все что нам необходимо.
- Теперь о главном, он говорил со мной, мужским голосом. Я если честно думал, что все будет намного легче, но когда услышал мужской голос, понял, что слишком все серьезно.
Я предпринял кое-какие меры, девушку положили на чистые простыни, на полу. Все продукты убрал в погреб. И еще, у хозяйки тесто не взошло, и только что выдоенное молоко моментально скисло.
- Господи, так это же…
- Не надо, ты же знаешь, что он только наберет силу, а ее у него и так на десятерых хватит, так что не произноси имя. Хотя я пока точно не знаю, кто он, но уверен, что кто-то как минимум из пятого круга.
- Господи, - Андрей и Алексей перекрестились, - пятый круг, отец ты представляешь, с какой силой мы столкнемся?
- Это пока, просто мои размышления, но думаю, сегодня ночью мы будем точно знать, кто он,- спокойно ответил отец.

продолжение следует

Comments

Ваша учетная запись не имеет разрешения размещать комментарии!