Лучшее за неделю

Как 3 копейки

Нашел вот 3 советских копейки. Нашел на улице... как в детстве. Ну вот чет, навеяло... 

«Три копейки».

А было не плохо. Нет, правда, не плохо. Наверно было трудно, но не плохо. Мы росли нужными. Нужными и простыми, простыми как… как три копейки. И нужными как три копейки в жаркий день.

Время было такое. Такое интересное. Это было когда Ельцин еще не бухал, а Горбачев молотил. Далековато еще было до жевачек Турбо, а пока их заменял гудрон. Где-то впереди будет Сникерс и Марс, а пока Ириски и Подушечки. Когда жевать кисель – это афигенски вкусно. И пачка хлопьев «Лёвушка» делилась на всех и елась медленно, потому что больше доооолго в продаже не будет.

Время было: Дядя Саша, с мужиками конструировал доработку топливной системы для своего оранжевого Москвич. И пусть, каждое их конструкторское решение заканчивалось заунывной песней под старенький баян. Но они мечтали, делали, пытались. Пытались вместе. Старались вместе. Они были мужиками. С общими интересами. Они были нужны друг другу и нам - пацанам. 



Мирки

Мишка, друг мой, работает психиатром в областной больнице. И как у любого психиатра, у него есть интересные пациенты и примечательные случаи из практики. Их не так много, как кажется, но попадаются прямо персонажи из кунсткамеры. И не все они такие уж и забавные, ведь люди не от хорошей жизни лишаются рассудка. И уж точно не по своей воле. Например, он рассказывал об одной женщине. Встретишь ее на улице — не поймешь, что что-то не так. Идет себе с коляской, улыбается. Иногда посюсюкает малыша, покачает его на ручках. А подойдешь ближе — это и не ребенок вовсе, а кукла в тряпье. Тронулась рассудком на почве трагической гибели дочери. После излечения женщина стала несчастнее и выглядеть стала хуже, чем до. Вот и думай после этого, что лучше: жить в иллюзии или в реальности?

В семь вечера, как по расписанию, в мою холостяцкую берлогу завалился Миха, бренча бутылками в пакете. Нехитрый стол для домашних посиделок уже был накрыт. Все как обычно — вобла, бутерброды и пивко.

— Задам тебе вопрос, — задумчиво протянул он. — Ты знаешь о теории многомировой интерпретации?



Любовь ведьмы

Есть у нас на работе паренек молодой. Всего 23 года, а уже зам. директора. И не по блату он сел в это кресло, а потому что пашет как лошадь, за троих. Директор с него пылинки сдувает, все боится, что к конкурентам уйдет. Ну и сам парень статный, умный, весь женский коллектив на него заглядывается. Ну а те, кто посмелее переходят к действиям, то намекнут на палку чая у нее дома, то юбки покороче наденут и нагибаются. А Юрке, зовут его так, пофигу. Будто и не видит он их вовсе. Я с ним в неплохих отношениях, пытался у него разузнать, а он только рукой машет, мол неинтересно ему это. А недавно как подменили, довольный ходит, как кот после валерьянки. А вчера так вообще-подходит девушка ко входу и ищет его. А девушка просто красавица неписаная и где он только ее отхватил. Ну я как то и спросил его, что ж он так мнение изменил, не интересно же ему было и где такую девку отхватил. Рассказал он мне такую историю:



Один раз в год

Почему всего один день в году для защиты детей выделяется? 

Правильно, в остальные дни взрослых защищать нужно, чтобы они могли весь год о детях заботиться. Вот я эту неустанную заботу о себе каждой клеткой, каждым суставом ощущаю. 

А как же. Кто-то же позаботился о том, чтобы мы постоянно в тонусе находились. Что такое тонус? Это как первое апреля в психушке. Никогда не знаешь, где твоя голова утром окажется, на плечах или в тумбочке. 

А всё почему? Заболевание такое, весь мир поглотившее. Информационная зависимость называется. Заразиться легко, инкубационный период мгновенный, лечению не поддаётся. Симптомы? 

Если вы за рейтинг президента Берега Слоновой кости переживаете больше, чем за здоровье ребенка, то вы уже среди нас.

Ещё симптомы?



Вы хочете песен? Их нет у меня

Раньше как было? Умеешь, скажем, петь или плясать – пытаешься в артисты пробиться. Не умеешь – стремишься в зрительный зал попасть. В худшем случае, у телевизора или приёмника наслаждаешься.

Кстати, достаточно было раз по телевизору увидеть, чтобы потом, включив воображение, слушать приятные мелодии по радио и представлять любимого артиста в костюме, галстуке, платье в пол или, для разнообразия, в сарафане. Причём никто ни разу костюм с сарафаном не путал. Неправильно это было, некрасиво, вызывало у публики неприязнь и даже желание вымыть руки и прокапать глаза. 

И никаких посторонних ассоциаций. Только приятно звучащий голос, профессионально играющий ансамбль и хорошая песня, прошедшая жёсткий отбор у специально назначенных людей с правильным мировоззрением и, кстати, музыкальным вкусом. 

И личная жизнь артистов оставалась реально личной, а не общественной. 



У каждого своя война

Старшеклассники нетерпеливо поглядывали на часы и мобильники, раздражённо перешёптывались и соревновались вызывающими репликами, развлекая девчонок. Сегодня, шестого мая, отменили два последних урока. За окном давно подмигивало лениво поднимающееся солнышко, и сидеть в школе не было никакого желания. Классная руководительница, Анна Семёновна, ещё утром зашла и сообщила, что придёт ветеран войны, расскажет о своей жизни, и всех распустят на несколько праздничных дней. 

Послушать ветерана пришли баба Люда, школьная гардеробщица, и истопник котельной Михаил Петрович, скромно сидевшие за последней партой в углу. Если бы не они, половина класса давно сбежала бы. До ЕГЭ оставалось немногим больше месяца, и ощущение взрослой жизни уже ядовито впитывалось в молодую кровь выпускников.

Вошла классная, растерянно пожала плечами и сообщила: 

– Ветеран приболел, ребята. 



Утро красит нежным светом...

Что оно, это утро, красило, не так уж и важно. Главное, что ты был юн и беззаботен, жил в лучшей стране, лучшем городе, с лучшей мамой и бабушкой в мире. 

И небо было высоко, и солнце ярко, и оркестр играл в парке, где царила атмосфера культуры, отдыха и Максима Горького. 

Пустая бутылка стоила, кажется, десять копеек. Но столько же стоил стакан томатного сока в отделе бакалеи и язычок с глазурью в школьном буфете. Вот он, баланс цен. 

Это вам не соотношение между ценой барреля нефти и стоимостью бензина. Или между пенсией и прожиточным минимумом. 

Может, если бы лет десять назад один политический деятель сказал бы: «Деньги есть, но вы не наглейте», сегодня не пришлось бы говорить: «Денег нет, но вы держитесь»? 



Ночь хозяина

Жанр: параллельная реальность


Если бы не случайность, никто бы и не узнал, что такое вообще возможно. Как там классик говорил: «Кабы не случай, родился бы вместо меня кто-нибудь другой, менее талантливый, но более упитанный». 

Так вот, дело было так. Проснулся Пётр Исаич посреди белой ночи, как бы это деликатно выразиться, гонимый мыслями о непрерывном течении времени. Подворье, кусты жасмина и сирени хорошо освещались вкрученной в небосвод круглой луной. С чего бы почтенному человеку ночью любоваться открывающимися из окна деревенского дома видами? Так, в оперативной памяти закорючку себе поставил, для отчёта перед потомками, да и ладно. Делом надо заниматься, как говорится. Не для обозрения пейзажей подняла его с постели сущность бытия. 

Но не тут-то было. За окном происходило нечто, что заставило обычно медленно реагирующего на окружающую суету Исаича забыть о недавних помыслах. По свежескошенной травке прогуливалась его супруга Лёля с каким-то мужиком! Да не просто прогуливалась, а ещё похохатывала над его бурчанием, нежно придерживая под локоток!



Петров, еще Петров

Семейство Петровых, дождавшись первых длинных выходных в начале мая, собрав необходимый скарб, в субботу утром выехало на дачу. Всю дорогу они обсуждали, что дом ещё холодный, напитавшийся за зиму и весну сыростью, и первым делом придется затопить печь и вынести на просушку постельное бельё и одеяла.

Подъехав к своему дому в тени яблонь за деревянным заборчиком, Петровы дружно вышли из машины и остолбенели. Из трубы шёл весёлый дымок. Открылась дверь, и раздался знакомый голос:

– Проходите, гости дорогие.

Все трое посмотрели на вышедшего к ним мужчину. Пятнадцатилетний сын Митька прищурился и присвистнул:

– Офигеть. Батя?

Мать его, Зинаида, побледнела и молча разглядывала мужчину, как две капли воды похожего на её мужа и отличавшегося только бородой и усами. Она переводила взгляды с мужа, стоящего рядом с ней, на его бородатого брата-близнеца, застывшего в дверном проёме.



Мечты сбываются

Радость, как и беда, не приходит одна. 

Мало того, что неожиданно собралась необходимая сумма, так ещё и бабушке пришло своевременное письмо из Одессы.

«Как давно мы не виделись. Скучаю по нашему селу. Целую, Геня». Нет, там ещё что-то было, но нас интересуют именно эти слова.

Геня – это  дочка покойной бабушкиной подруги. Прямого приглашения не прозвучало, но нотка ностальгии была. То есть появился повод навестить, типа, с приветом с малой родины. Да, удачно разбросала судьба односельчан. Особенно Геню и её покойную маму, лежащую теперь под гладкой плитой практически на берегу Черного моря. Мечты сбываются. Даже у простых еврейских женщин.

– Вы поедете к Гене, – за ужином сказала бабушка.

– Не хочу вас расстраивать, – ответила мама, – но мне не дают отпуск летом.

– Придётся ехать мне с внуком, – вздохнула бабушка и подмигнула Сигизмунду.