Лучшее за неделю

Вегетарианское кафе в Бишкеке

Однажды Георгий встретил на улице в Бишкеке заблудившегося индуса, который трагически искал вегетарианское кафе.
В Бишкеке, да. Вегетарианское.
Среди дымящихся шашлыков, плова с бараниной, самсы и супа шорпо.

Поражённый этим фактом Георгий хотел спросить иностранца - не охуел ли тот часом? Но вовремя сдержался, и решил быть культурным. В конце концов, Георгий тоже страдал в Варанаси и Амритсаре от окружения подлых вегетарианских кафе, тщетно разыскивая себе курицу, аки путник в пустыне, влаги алчущий.

- Дорогой индийский товарищ, - с чувство



Как Кощей добром за добро отплатил (из жизни в Тридевятом Царстве)

— Чай-то какой необычный! — одобрительно протянул Кощей, отхлебнув из кружки. — Что добавила?

— Ничего особенного, — пожала плечами Баба-Яга. — Сушёные листья вороньего глаза. Пирожок дать?

— Давай. А с чем?

— Есть с щавелем, есть с волчеягодником. Какой?

— Спросишь тоже, — усмехнулся Кощей. — Что я, дурак, что ли, чтобы всякой дрянью себя травить? С волчеягодником давай.

Яга протянула Кощею пирожок и села напротив.

— Ванька заходил утром. Смурной.

— Угу.



Знакомство по объявлению

К одной женщине по объявлению пришел мужчина. Объявление было вполне обычным. Женщина там написала, чтоб ни-ни там, а только по серьезным намерениям, что одинокая, что денег не надо и жить есть где.

В первый же вечер к ней и пришел мужчина. Внимательно посмотрел на всю женщину, одобрительно так поцокал языком и прошел в прихожую.

— Ну как дела тут вообще? — спросил мужчина.

— Да уже, вроде, получше. — рассмотрела женщина выбритый подбородок мужчины и принюхавшись на счет перегара.

— Хорошо это. — кивнул мужчина и спросил: — А куда тут пройти можно?

— В зал может? — спросила женщина робко.



«Рачки»

Есть в одесском гастрономическом языке одно слово, которое гораздо легче попробовать, чем объяснить.

Это «Рачки».

Не те раки, которые ловят в Херсоне и привозят на «Привоз» в мешках – размером с ботинок старшеклассника.

И не тот переводняк, что продают в дорогих супермаркетах с ценником «Хвост креветки тигровой».

Рачки – это рачки. Непонятно, кто первым додумался наживку на бычка (а именно в этом первейшее предназначение этого членистоногого, обзываемого культурно черноморской креветкой) кинуть в кипящую воду со щепоткой соли и «веником» (еще один одессизм) из укропа. Но рачки издавна и до сих пор едят на пляжах, дома перед телевизором, на улице с соседями и даже во многих пивных, которые заслуживают только доброго одесского слова «бодега».



Авария

- Мам, я баб Галю сбил, - белый, как магазинная сметана Вадик зашел в дом, плюхнулся на табуретку и заплакал.
- Сыночек, как же так, а? - у матери выпало полотенце, которым она вытирала стол, она подбежала к сыну, обняла его, уже думая, что делать, к кому бежать и как у Бога вымаливать прощение за такой страшный грех.

"На себя возьму," твердо решила Зинаида, "Вадьке еще жить и жить, а мне уж все равно"
- Погоди, так может она жива, ты пульс у нее щупал? Скорую вызвал?
- Конечно жива! Ты, что, мама? - у Вадик захолонуло в груди при мысли, что он мог грозу всей деревни жизни лишить, да она бы его с того света достала и к себе затянула.
- Фуух, уже легче. Сильно ее ушиб? Она говорить может?



Пиздец

Один мой родственник - Хазби - очень хороший хирург. Я бы даже сказал, что он один из лучших хирургов в нашей Республике.
У него много друзей, и они частенько приезжают к нему, чтобы вспомнить былое, насладиться местными достопримечательностями, порадоваться вкусной и здоровой еде, непременно испробовав осетинские пироги под осетинскую араку.
В тот день Хазби повёз гостей из Москвы в красивейшее горное ущелье.

Гостей было человек десять.
Все они никогда ещё не были в горах, поэтому очень хотели подняться как можно выше, так, чтобы захватывало дух.
Насколько позволял



Ошибка

Анатолий затянул узел, затем расслабил, после снова затянул. Ни у кого нет опыта в этом деле, а те, кто узнал секрет, наверняка уже не расскажут. Дернул пару раз веревку, проверяя прочность крюка.

«Ну что? Все?» — подумал Анатолий. – «Вот так вот все будет. Записка есть, двери заперты.»

Анатолий хихикнул – про дверь задумка была подлой. Дверь просто так не сломаешь, а соседей запах будет еще долго преследовать. И поделом им — черствым сволочам. Анатолий вздохнул и зачем-то перекрестился напоследок.

— Ничего себе. – раздался голос с дивана. – Вот это было совершенно нелогично. Не то, чтобы впервой, но всякий раз удивляет.

Анатолий дернулся от неожиданности так, что табурет под ним зашатался. Обернулся к дивану и табурет зашатался второй раз. На диване сидела вполне себе стереотипная Смер



Элфийский шансон - продолжение

Степан

У Голубка болела голова. Она не просто болела – раскалывалась, дергалась, гудела, выла, ее распирало и давило, крутило и вертело. Первым порывом, после того, как Степан осознал себя как личность, выйдя из зыбкого, тяжелого, давящего, проникающего во все дыры и щели тумана, в котором пребывал последние... А кстати, сколько он там пребывал? Задумчиво взявшись правой рукой – левая почему-то не слушалась и подниматься не пожелала, - за грудь, Степан обрадовался – на месте, родимая! Правда, почему-то мокрая... Как ни странно, он в общем-то сроднился



Случай в библиотеке

Витёк часто говорил гыгык. Его так и прозвали Гыгык. И мы будем так его звать. Для просты изложения.

То-ли опиумные галлюцинации забросили его туда, то-ли Витёк просто хотел испытать адреналин от необычных обстоятельств. Однако он попал в настоящую библиотеку. Прямо из прослойки, в которой кушают семки на кортах. Из фойе библиотеки он увидел несколько тематических залов с стеллажами и редкими посетителями, которые скрючились над книгами.

Впрочем, были и те, кто прятал сознание в устаревших мониторах компьютеров. В библиотеке был бесплатный доступ к компьютерам с интернетом.

Витёк сморщился от увиденного и собрался уже свалить, однако его взгляд зацепился за 



Битва в сказочной стране. Раунд 7-ой

Тридцать три богатыря и дядька их морской vs царь Никита и сорок дочерей.


- Здравствуй, дорогой папочка!
- Здравствуй, доченька!
- Здравствуй, дорогой папочка!
- Здравствуй, доченька! - После пятого приветствия улыбка царя потеряла лучезарность, после десятого - стала вымученной. После семнадцатой он с трудом сдерживался чтобы не начать ругаться, а после двадцатой у него начал дергаться правый глаз. Дочери явно устроили флешмоб, шли одна за другой, с интервалом около минуты. Каждая буквально светилась от счастья и радостно здоровалась с отцом.
- Здравствуй, дорогой папочка!
- Здравствуй, доченька! - Ответил Никита и с трудом подавил желание добавить пару словечек покрепче.
- Тридцать шестая, - прошептал он, радуясь что скоро ритуал приветствия закончится.
- Ты что-то сказал? - Спросила тридцать шестая ангельским голоском.
- Нет, моя милая, - ответил он.