Лучшее за неделю

Там на неведомых... Часть 8.

Там на неведомых...

Страница автора

Часть 8. Новая кровь

— Боженька, ну какая ж она бестолочь — бормотал Серый Волк себе под нос, притаившись под окном.
— Хрусталь чтобы к нашему приходу блестел — доносилось из окошка.
— Хорошо, мачеха.
— И полы натри.
— Хорошо, мачеха.
— Харашомачеха, харашомачеха... тьфу ты, блин — Серый раздосадовано плюнул и зажал уши передними лапами. 

И пролежал так до тех пор, пока из ворот не выехала карета. А как только стук копыт и скрип колес стихли — встал, отряхнулся и запрыгнул в раскрытое окно. Девушка взвизгнула и выронила из рук тарелку, которая, издав предсмертное «БДЗЫНЬ!», разлетелась на несколько десятков осколков.
— Спокуха — стараясь выглядеть наиболее дружелюбно, сказал Серый Волк. — Я хороший. 
Оторопевшая Золушка замерла с открытым для визга ртом. Серый Волк вздохнул, прямо как человек, затем сосредоточенно почесал лапой за ухом и спросил:
— На бал хочешь?
Ещё не отошедшая от внезапного появления Серого Волка, девушка, не закрывая изумленно приоткрытого рта, кивнула.



Там на неведомых... Часть 7.

Там на неведомых... 

Страница автора

Часть 7. Клин клином...

"Прямо пойдешь — смерть встретишь.
Направо пойдешь — коня потеряешь".

А вот третья строка, немного потертая временем, гласила:
"Налево пойдёшь — ягод д...хуя найдёшь«.

— Налево! — уверенно сказал Иван. — Приключений не найдём, так хоть ягод соберем!
— Там же неизвестно чего ожидать! — Возмутился Серый Волк
— Ну как это, неизвестно? Ягоды. Написано же! В конце концов, как говорится, «Всякий мужчина имеет право налево!» — Заявил Иван.
У волка округлились глаза.
— Во как ты завернул-то!
— Ну не прямо же! — парировал Ванька — Мне, между прочим, еще пожить охота.
— Вань, а может быть, лучше направо? — предложил Серый Волк. — Коня-то у нас всё равно нет. А значит, мы ничем не рискуем. Чего-то мне эти ягоды уже заочно не нравятся.
— Кто не рискует, тот не пьёт шампанского! — нравоучительным тоном ответил Иван.
Волк посмотрел на него удивленно и спросил:
— Где ты этих присказок нахватался?
— Книжку взял в кощеевой библиотеке. «Крылатые выражения три-одинадцатого королевства» называется. Там что ни строчка, так не в бровь, а в глаз! 
— Вань, а в этой книжке не написано, что из тех, кто рискует, шампанское не всем доводится попробовать?
— Нет.
— Вот и пойдем-ка, брат, направо.



Там на неведомых... Часть 6.

Там на неведомых...

Страница автора

Часть 6. Поступь прогресса

— Вы тут, папенька, бухать изволите, а Ваня на заднем дворе опять что-то несуразное мастерит! 
Король поднял мутный взгляд на Василису.
— Он чей муж? Твой? Или мой?
— Мой — опешила Василиса.
— Ну, вот пойди и ёбни его сковородкой по голове, раз тебя что-то не устраивает. — Царь долил вина в бокал. — Не видишь, я в депрессии.
Василиса нахмурилась еще больше, развернулась, и пробормотала уходя:
— Понахватаются слов заморских, разговаривать невозможно. Есть же такие великолепные слова, как тоска, печаль, кручинушка...
Голос дочери стих, затерявшись в коридорах замка.

Интересно, чего Ванька на этот раз удумал? Как попала к нему в руки библиотека из Кощеева замка, так и началось беспокойное время. Нет, оно-то с пользой даже иногда чего-то мастерилось. Как, например, зеркала в одно место смотрящие. Как голову под эти лучики сунуть супостату какому, так в миг, одна черепушка от неё. И мозги внутри печеные. А про доску стирочную, это, конечно зря. Бабам-то, поди, стирать по этой досточке ребристой, сподручнее. Однако, за счет этого, языками времени у них чесать побольше стало. А это не к добру. Незачем бабам разговаривать. Делами пущай лучше занимаются.
Король встал с трона и пошел на задний двор посмотреть, чего зятю на этот раз в голову взбрело.



Там на неведомых... Часть 5.

Там на неведомых

Страница автора

Часть 5. Период мёртвых

— Не спать!!! — Заорал Волк в лицо Ивану. — Шухер!
— А!? Что? Кого? — Перепуганный сонный Иван протирал закисшие со сна глаза и со сна же опухшую физиономию.
— Зомби в лесу! — Не своим голосом кричал Серый Волк. — Зомби, блять! Тупые и кровожадные!
— Ох, ё...
— Хуё! Отрывай свою жопу от земли, пока нас не сожрали!
—Зачем? Кто? Как сожрали? — Всё еще сонный Иван слабо ориентировался в происходящем.
— Ты бабку Маши Шапкиной, чем поил?
— Водой. Живой и мертвой.
— А ссал в неё кто?
— Кто? 
— Да просыпайся, не тупи! Ты для Василисы воду брал, помнишь?
— Ну?
— А до уровня, чем догнал, чтоб Кощей не заметил?
— А... Ты про это? — Иван расплылся в довольной улыбке, думая, что его хвалят за изобретательность. — Ну, отлил я туда чуток, чтоб до уровня догнать.
— Бабке Шапкиной из тех же чаш зачёрпывал?
— Ага.
— Ну вот! Всё! Пиздец! Зомбиапокалипсис! — Волк был явно в панике — Бабка укусила внучку, внучка — жучку, жучка — кошку... Велком, ту, сука, зомбиленд, блять!



Там на неведомых... Часть 4.

Там на неведомых...

Страница автора

Часть 4. По щучьему...

— Знаешь, Ваня, твою бы энергию, да в полезное русло.
— А это русло, чем не полезное? — спросил Иван, кивая на размеренно текущую реку, на обрыве которой он стоял, с занесённой над водой дубиной, удерживаясь за одиноко растущую иву. — Рыбы валом!
— Просто, ты если решил чего-то делать, то альтернативы не ищешь, а напролом прешь — сказал Серый Волк, щурясь на солнышке.
— А всё потому, что я если начинаю хитроумные планы строить...
При слове «хитроумные» Волк хихикнул.
-... так они у меня в мелочах не сходятся, от меня, между прочим, не зависящих. Вот ты... Эх! — Ванька шибанул дубиной по водной глади. — Сам посуди, откуда мне было знать, что этот сэр Пухх, в медведя заколдованный, за мишенью малину жрать будет?
— Я, Ваня, о том, что ты не стараешься сократить прилагаемые усилия.
— Так, ежели я слабше бить буду, я её, курву, и не оглушу никогда. Эх! — дубина вновь приложилась к водной глади. — А рыбы-то хочется.
Серый Волк уже махнул на Ванькины потуги лапой, как вдруг, после очередного взмаха дубиной Иван заорал не своим голосом:
— Попал! Я попал! Шарахнул гадину! — и, откинув дубину в сторону, как был в одежде, сиганул в реку.



Там на неведомых... Часть 3.

Там на неведомых...

Страница автора

Часть 3. Победителей не судят?

– Ты, Ваня, в следующий раз, на турниры не записывайся. – Проговорил Волк на бегу. – Лучше сразу на площадь выходи и кричи всем, что ты Люциферов аватар. Пусть уж лучше тебя, дурака, сразу зашибут.
– Так я же не думал, что у них всё так мудрёно. – Задыхаясь от быстрого бега, ответил Иван, игнорируя вторую часть предложения Серого Волка. – Я ж думал, они взаправду на этих турнирах дерутся, как у нас, на Масленицу, когда стенка на стенку. Тем более, в железяках все. Ни синяка, ни шишки им не поставишь.
Погоня стихала, и Волк с Иваном перешли на быстрый шаг.
– Вдобавок – продолжал Ваня. – Этот, в черной одёжке, который…
– Инквизитор?
– Ага, он самый. Как полоумный, голосить начал.
– Ну, правильно, зачем им не местный чемпион? Политика, Ваня, чистой воды политика. 
– Чего? – не понял Иван.
– Ну, это, как шахматы, только сложнее, хитрее и подлее.
Иван остановился.
– Какие такие шахматы?'



Там на неведомых... Часть 2.

Там на неведомых...

Страница автора

Часть 2. Дураки не играют по правилам

***
— Я вот, Ваня, только одного понять не могу, почему тебя все Дураком, а не Долбоёбом кличут? — поинтересовался Волк на бегу.
— Так я ж не специально — задыхаясь, на бегу ответил Ваня. — Оно все просто совпало так.
— Индусы такое регулярное стечение обстоятельств кармой называют.
— Чего?
— Проехали, Ваня. Забей.
По дворцу бегать было не в пример легче, чем по пещере Горыныча. Но и гонялось за Ваней в этот раз гораздо больше народа.

Гости еще шумели в банкетном зале, а Иван, удивляя Василису изобретательностью, сразу после виртуозной палки на комоде, подхватив законную супругу на руки, раскорячил её в оконном проёме. Ночной сквознячок обдувал покрытые потом тела, где-то далеко стрекотали сверчки, а прямо под окнами, внизу, икал пьяный стражник. Словом, экстрим с элементами романтики.



Там, на неведомых... Часть 1



Страница автора

Эпиграф:
Сказка трэш, да в ней намёк

— Через два проёма вправо — задыхаясь сказал Волк.
Иван бежал рядом со зверем, мысленно проклиная полцарства, царёву дочку, не к месту появившегося Кощея и, те самые молодильные яблочки.
— Давай — рыкнул Волк и толкнул Ваньку в едва заметное в свете факелов ответвление.
Повернули. Еще раз. Замерли. Затаили дыхание. Сердце Ивана в истерическом приступе паники билось изнутри о грудную клетку.
— Тихххо — сквозь клыки не то проурчал, не то прошипел Волк.
В основном коридоре раздался гулкий топот, а за тем, голос Бабы Яги:
— Ива-а-а-ан! Ты где-е-е-е! Выходи, Ванечка! 
Ваня, дрожащей рукой достал из кармана фляжку. Открутил пробку. Протянул Волку.
— Будешь?



Cказка про Бабу-Ягу

— Где девочка? — набросилась на кота Баба-Яга. — Только что тут была, куда подевалась?
— Удрррала, — промурлыкал кот, облизывая лапку.
— Как — удрала? — опешила Баба-Яга. — Не могла она удрать! Ты тут для чего сидишь? Должен же был наброситься на нее и исцарапать!
— Понимаешь, какое дело, хозяйка… — кот задумчиво уставился на свои коготки, — она мне сметаны дала.
— Тебе?
— Мнне.
— Сметаны?
— Мням.
— Да разве ж так можно? И ты съел?!
— А что такого? — кот потянулся и широко зевнул. — Я тебе уже служу без малого сто лет, а ты мне даже простокваши не наливала. А тут — сметана!
— Я же тебе запрещала!



Угрюмый (Часть 11)

Угрюмый
(Часть 11)

- Не буду вдаваться в детали действа, ибо в таком случае это перестанет быть сюрпризом, скажу лишь, что такого никто еще не видел! – Демон в теле Анны улыбался во весь рот. – Вы, людишки, глупые и никчемные создания, с манией величия. Вы с легкостью убиваете себе подобных. Большая половина из вас, даже не задумывается, о цели своего существования. Слабые, никчемные существа! Жрете, пьете и срете!…Загадили свой дом – свою планету. Я искренне не понимаю Его. – Асмодей поднял палец кверху. – А с другой стороны, с вами весело. Во всяком случае, я получаю ни с чем несравнимое удовольствие, наблюдая, как вы скатываетесь в никуда. Ну да ладно! К делу.
Асмодей кивнул демону, стоящему за спиной Олега. Тут же мордоворот ухватил рукой Угрюмого за волосы и поднял над полом. 
Олег взвыл от боли.
- Кстати, Олег Анатольевич, чтоб вы знали... – продолжал Асмодей приятным голосом Ани – Бесы живут отнюдь не под землей, а в поднебесье. Поэтому, поднимая голову к небу и что-то прося, надо быть очень аккуратным.
Угрюмый двумя руками ухватился за руку держащего его за волосы демона и подтягивался, пытаясь перенести свой вес на руки, чтобы уменьшить боль. Казалось, голова горит огнем. Перед глазами с невероятной скоростью вспыхивали и гасли снопы искр. Он бил ногами воздух, пытаясь задеть палача.