Лучшее за неделю

Поговорили

Сижу себе в офисе, никого не трогаю, как дзынь:
— Добрый день, меня зовут Кристина, я сотрудник Сбербанка, это фирма такая-то?
— Да, а что вы хотели?
— Как я могу к вам обращаться, молодой человек?
(Волшебная, волшебная фраза.)
— Спасибо вам огромное за молодого человека. Обращайтесь просто - Ваше сиятельство...
Небольшое молчание.
— Эээ.. скажите, пожалуйста, могу ли я связаться с вашим руководителем?
— Ну, почему же нет... при взаимной симпатии,



Со своими бы разобраться

СЕЙЧАС

– Словом, надеемся, что мы с Василисой всё правильно сделали и надписи не будут больше появляться.
– Гарантируешь?
– Да какие ж тебе гарантии? – игнорируя обязательное обращение к царю на «вы», спросил Кащей. – Я ж не кузнец, уверенный в том, что его латы удар меча выдержат без вреда для владельца. Тут более тонкие материи.
– Ну так и ты пойми, Кащеюшка, что мне латы из тонкого материала даром не сдались. Латы должны быть как… – Златофил защелкал пальцами, подбирая аллегорию, да так и не подобрал, – как латы, в общем. Мой кузнец, вон, гарантию дает, что его латный доспех и стрелу и выдержит. А полирует, так тебе доложу, что любое тепло от доспеха отражается и внутри в любую жару комфортно! А у тебя материи, видите ли, тонкие и без гарантий.
– Так латы – это латы, а дыры в потустороннее, это как… – теперь пальцами защёлкал Кащей, явно передразнивая царёв жест. – Как дыры в потустороннее.



Кощеева свадьба

Первым прибыл Змей Горыныч, черная тень накрыла двор замка, от ударов могучих крыльев поднялся ветер. Посыпалась черепица, Кощей прикрылся рукой, игнорируя опасность, зашагал навстречу. Керамические пластинки разлетаются мелкой крошкой, врезаясь в червонные латы, пытаются прибить к земле красный плащ, что крылом хищной птицы вздымается над плечом.

Горыныч приземлился аккуратно по центру, едва не придавив растерявшегося слугу-домового. Нечисть пискнула и стремглав юркнула в ближайшую дверь, Змей вздыбился и грохнулся грудью оземь. Стены вздрогнули, одна из множества башен опасно покосилась, а Кощей сбился с шага.

Навстречу ему с земли поднялся статный мужчина в зелёных одеждах, шагнул разводя руки. 



Чебурек.

Это был небольшой районный рынок. Василий с тоской во взоре разглядывал чебурек, вкусно шкворчащий в сковородке. Он стоил аж семьдесят рублей. Вероятно, вкусный и сочный. У Василия же было лишь тридцать рублей. Приходилось облизываться.

Совершенно рядом продавали хурму и другие вкусности. К прилавку с фруктами подошла интеллигентного вида молодая девушка и потрогала хурму. Взяла хурму двумя пальчиками, покрутила, поднесла к лицу- разглядеть.
-Чего её смотреть, покупай – бери, хурма хорошая, сладкая, -продавщица фруктов источала уверенность и довольный вид.
-А мне кажется, что вот эта подпорчена, - неуверенно произнесла девушка и пок



Смекалистый Дракон

Дракон был маленький, не больше кошки. Он неторопливо выбрался из пещеры и устроился на плоском камне.
- Н-ну?
Рыцарь не сразу понял, что это говорит дракон. Тонким голосом - но не детским, а как горбун на ярмарке. Чуть надтреснуто.
- Повтори, что ты там кричал. А то я не всё расслышал, - маленькое чудовище задрало голову, и в такт словам из пасти чуть высовывался раздвоенный язык.
Рыцарь неуверенно повторил:
- Выходи на честный бой, о, злобное и коварное чудище.
- А дальше?
- Похититель дев. Разоритель пажитей. Проклятие мирного края.
- Отлично! - восхитился дракон. - Ну, давай!



«Странница»

Она пришла в село с последними лучами заката, на миг осветившими её скрюченную спину. Одетая в ветхое рубище, седая старушка медленно шла по широкой улице, подслеповато смотря на могучие дома, в окнах которых горел теплый, желтый свет. Шла медленно, тихо бормоча себе что-то под нос.

Не огрызались на неё собаки, видя худую, сморщенную фигурку. Лениво уходили с дороги жирные курицы, направляясь к своим дворам. Даже немногочисленные селяне, сидящие на лавках возле домов, бросали в её сторону рассеянный взгляд, после чего их глаза подергивались усталой поволокой и устремлялись к чернильным небесам, в которых еще виднелись синеватые краски, напрочь забывая о старушке. А старушка продолжала идти. Медленно, потому что ноги, опухшие и растертые от дороги, плохо её слушались. Потому что спина ныла и рука, держащая посох, дрожала от усталости. Но она продолжала идти, вс



Давно это было. Наверное в детстве

Это случилось в те стародавние времена, когда у одноклассниц начала формироваться грудь, а у мена начало формироваться представление о ее назначении.

В общем двадцать один год тому взад.

Малолетний, хамоватый и оторванный от культуры консерваторий и прочих театров, он гордо шагал по улице сжимая в кулаке окурок. Длинные патлы лезли в глаза, отчего он походил на полгода некормленого, черного спаниеля. Джинсовая куртка с порванным рукавом, кожаный напульсник, джинсы вытертые пемзой и украшенные разнообразными звездочками, цепочками и надписями.



Прощание с тёщей!

Даже своей смертью теща ухитрилась испортить мне жизнь, лишив тщательно распланированного, долгожданного отпуска. Разумеется, после печальной новости о кончине Тамары Павловны весь дом перевернулся вверх дном, а про поездку на море никто и слышать не хотел. Я вовсе не бесчувственный, просто мои отношения с тещей можно смело назвать классически кошмарными. Честно, если мне и было кого жалко, то не почившую во сне тещу, а жену, которая не переставала рыдать уже два дня.



Мужчина как жертва бытового насилия

Статистика довольно странная штука, работает на потребу публики и для проталкивания новых законов.
Всем известно, что женщин бить нельзя. Но вот какая штука получается – женщина может наебнуть мужика, а он не обратится в полицию.
Стыдно же.

У меня когда–то были соседи — крепкая семья. И детки, и дом вполне обустроен. И лишь одно обстоятельство огорчало мужчину — она его била. Била тихо, никто никогда не видел его с синяками, но он всегда после этого ходил притихший. Ладно бы крепко пьющий, так нет! Отличный автослесарь и металл в его руках был подобен пластилину.



«Курица». Рассказ.

Они познакомились на вечеринке у друзей. На тонкую талию Кати легла сильная рука Кирилла. Их судьбы впервые соприкоснулись, чтобы вскоре слиться в супружество воедино, а интересы быстро переплелись таким странным образом, что причудливая картина из увлечений кёрлингом, покером, вязанием крючком салфеток и походов в горы воспринималась как однородное цельное полотно. И ни у кого не могла возникнуть даже тень сомнения, что у этой пары есть две несовместимые грани.

— Кушай, дорогой, — говорила К