Лучшее за неделю

02 Перевёрнутый мир

Герой романа «Перевёрнутый мир» Семён Касьян таинственным образом попадает в прошлое – в постреволюционный период начала XX века. В поисках золота, захороненного графом Облонским, он, вместе со своей юной женой Луизой, едет на Дальний Восток России, в Китай, Англию... Путешествие сопровождается неожиданными встречами, опасными столкновениями, из которых бывший участник войны в Афганистане выходит победителем. Перед нами предстают исторические картины гражданской войны на Нижнем Амуре, в том числе движения армии Якова Тряпицына.



01 Шаман-гора

Герой романа «Шаман-гора» Михаил Манычев таинственным образом попадает в начало 1860-х годов и участвует в сплаве переселенцев на Нижний Амур. Путешествие по Амуру полно удивительных и опасных приключений, авантюрных событий, встреч с новыми героями, ставшими настоящими друзьями. 
Опыт участника войны в Афганистане помог Михаилу выйти победителем из кровавых и жестоких схваток с бандами хунхузов и беглых каторжников.
История освоения Приамурья, преемственность поколений, глубокое уважение заслуг предков, продолжение их славных деяний всегда интересны для читателя.



Бабушка-смерть. Рассказ очевидца

Этот рассказ из разряда страшилок и городских легенд появился в интернете несколько лет назад и с тех пор ходил по различным форумам, обрастая подробностями. Но, как говорят, в его основе была совершенно реальная история.

Был августовский вечер буднего дня 1989 г. Мне в то время было 18 лет. Я и мой друг сидели в моей комнате и о чем-то разговаривали, отец уже пришел с работы, а моя младшая 13-летняя сестренка гуляла с подружками во дворе.

Вдруг открывается входная дверь, в квартиру вбегает моя мама и кричит: “Саша... Саша! Где Лена?! Ей срочно надо домой!”

В ее голосе был такой ужас, что мы с товарищем тут же выбежали из комнаты. Отец спросил маму, что случилось, а она вновь кричит: “Срочно Лену домой! Там смерть стоит!"



Мичурины, блин...

Я в детстве не только хулиганил и причинял людям удивление пополам с разочарованием. У меня роились еще вполне мирные и созидательные интересы одним из которых было выращивание всякого. Не поймите превратно, речь идет не о растениях с повышенным содержанием алкалоидов, а о нормальных кактусах-фикусах.

Одно время мы с Вадиком, как два сумасшедших ботаника, сумрачными тенями бродили вечерами по полутёмным школьным коридорам, пугая физрука и химичку уединившихся в лаборатории и со зловещими усмешками отщипывали от разнообразных растений небольшие кусочки с целью их дальнейшего проращивания дома. Все шло хорошо, никто не знал о нашем увлечении и до поры до времени мы оставались этакими неуловимыми ботаниками, поскольку отщипывать от растений никому не позволялось. Мы как то раз спросили учительницу, дескать, можно отщипнуть кусочек для дома, на что получили очень популярный в те времена ответ. Она возмущённо выпятила на нас свое зрение, подняла указательный палец с заусеницами к грязному потолку и дрожащим голосом молвила: «А если каждый ученик возьмет по отростку, что от цветов останется?!» 



Криворукость не излечима

Утро воскресенья началось не так как планировалось. Проще говоря – хреново оно начиналось.

- Ты когда шкафчик поправишь? – ворвался в сонное сознание каверзный вопрос супруги.
- Шкафчик…?– Я медленно входил в реальность после сна эротической направленности.
- Ну да. Который ты обещал перевесить еще накануне войны 1812 года.

Блин, точно. Обещал. Этот вшивый шкафчик на кухне, презрев все устои морали, вытащил из стены шуруп на котором висел и одним боком грохнулся на микроволновку. Я, проявив инженерную смекалку, под этот угол подложил три книжки с рецептами, которые гармонично вписались в кухонный интерьер, чем и придал шкафчику первоначальное положение. Подставка из литературы была крепка и, как казалось, сделана на века. Но супруга сразу возненавидела мою прорывную идею и периодически, в пылу перечисления моих грехов, виртуозно вплетала этот злосчастный шкафчик в свой импульсивный монолог.

Воскресение грозило накрыться этим самым шкафчиком, а причин для переноса ремонта в сонный мозг не приходило.

- Ладно. Сделаю.



Колтунится котэ, колтунится... 18

- ****ый свисток!!! - Орал охеревший от моего беспредела Сева...

... Вчера, почесывая пухлого Котэ я обнаружил у вышеозначенного Котэ напонятные образования по передними подмышками. Перевернув вышеназванное животное на спину и закрепив его в таком положении взглядом и магическим "лежатьблять" я принялся исследовать котовьи подмышки. Подмышек было всего две, но я конкретно заблудился в них. А хуле, Сева, животное не гламурное, подмышки не бреет, вот и наросло там шерсти густистой да длинной. Пока я там бродил, раздвигая заросли, Котэ нервничал и косил глаза напоминая дауна попавшего под 220 вольт.

В результате осмотра я пришел к неутешительному выводу - Котэ начал колтуниться. И какая блять, в описании породы написала, что "Несмотря на густую и длинную шерсть, у Невских маскарадных котов, колтунов не бывает"? Это вы, ебун-колтун, Севе расскажите! 

Как оказалось, мой маленький котенок процентов на двадцать состоял из колтунов, свалявшихся до такой степени, что снизу Котэ казался увешен маленькими, белыми валенками. Я то на него снизу как то раньше не смотрел, поэтому и не замечал.



Радиолюбители и миелофон

У нас был учитель. Хомяк. Нет, он не был маленьким, щекастым и волосатым вонючкой. Напротив, он был худ, впал щеками и напоминал Кощея Бессмертного после Кремлевской диеты. Просто у него была своя кладовочка рядом с классом, в которую он тащил все, что попадалось ему на глаза. И как хомяк, животное домовитое, тащил далеко не все, а выборочно. Вот хомяки тащат и складируют к себе всякие зернышки и прочие ништяки и ни за что не потащат к себе, скажем, гантелю или старый тапочек. Вот и наш трудовик тащил не все, а только то, что содержало радиодетали. Старые, сломанные телевизоры, радиолы и прочие штуковины содержащие всякие резисторы, транзисторы и конденсаторы. Зачем он это делал, я не знаю. С паяльником его никто не разу не видел, радиоделом он не увлекался, жрать радиодетали он не жрал, по крайней мере днем. Так, что эти узконаправленные хомячьи инстинкты так и остаются для меня тайной до сих пор.

И, как то раз, случилось переломное в нашей жизни событие – он не закрыл дверь радио-хранилища и спокойной походкой трудовика-алкоголика ушел на урок, клепать с тридцатью рукожопыми детишками очередную партию горбатых табуреток и слушать рассказы интересные детские, почему ничего не получается.



Последствия влияния Ж. Верна на неокрепшие умы

Лет в десять или чуть позже я прочитал «Таинственный остров» товарища Ж. Верна. Для школоты поясняю, что «Ж», это не то, куда вы упрямо стремитесь всем поколением, а первая буква имени великого писателя-фантаста.

…Я, вообще, тогда много читал, обожал интересные истории из жизни, в том числе и не совсем, соответствующую моему возрасту, литературу. Достаточно сказать, что к двенадцати годам я прочитал всю подписку Мопассана и интересные короткие Чехова. Кто скажет, что дедушка Чехов это детское чтиво, тот кроме задроченной на уроках литературы «Каштанки» ничего и не читал. А кто спросит, кто такой Мопассан, тот вообще необразованный чахот. Но не нужно думать, что я был комнатным мальчиком. Скорее даже наоборот. Наши хулиганские выходки я вполне подробно описывал в рассказах “Погоня” , “Сторож” , “Валенки соседа” и многих других

Все это было в мои, уже далекие времена и я понимаю, что это я, лох ископаемый, постигал любовь через романтику букв, а нынешним то зачем буквы? Они вполне постирают эту самую романтику через порносайты.



Как я из очкарика превратился в зрячего

Шолом, очкарики. Обиделись? Не нужно. Я тоже им был лет десять назад, но сделал коррекцию и до сих пор тьху-тьху-тьху. Люди с очками, когда узнают про это заваливают кучей вопросов, и именно поэтому я сподобился описать все, что помню и что чувствовал.
Сразу договоримся – название клиники я говорить не буду, что бы не было рекламы. Только личное мнение и впечатления.

В далеких, девяностых годах зрение у меня было минус пять с половиной. Жизнь мне это не портило, выглядел я приятно и даже где то интеллигентно, но вот… Кто бы что не говорил, но любой очкарик с радостью избавится от очков если будет такая легкая возможность.

Про коррекцию зрения я не особо много знал, но к этому возрасту эти два стекла на носу изрядно мне надоели. Одень, сними, пальцем стекло не задень, постоянно протирай, утром проснулся, шарь рукой-ищи очки, постоянно поправляй их на носу. Блииин! И хотя очки у меня были нифига не дешевые – “Longines”, но носить я их не очень то и хотел.



Трагедия бабушки Ёп

… От же ёп то какой! – бабушка Ёп ежилась от январского мороза как мышь в морозилке, – Все ноги поотмерзли! И ухи тоже – немного подумав, добавила она. Судя по закончившейся тираде больше у бабушки Ёп ничего не мёрзло. А может она просто не захотела раскрывать свои интимные, бабушкины тайны перед всеми.

Погодка на улице стояла действительно, немного зябкая. Но для Крайнего Севера вполне предсказуемая и обычная, что не мешало бабуле все равно сетовать на «морозец, который лезет всюду».

- Эх, Ёп! А полы мыть все равно надо, – старушка переоделась в рабочее, взяла ведро, швабру и ненадолго застыла на месте, любуясь коллекцией разнообразных тряпок которую хранила у себя в подсобке. Эту коллекцию она собирала постоянно, поскольку последняя имела свойство регулярно уменьшаться, используемая по прямому назначению.

К половым тряпкам бабушка Ёп питала искреннюю симпатию и, скорее всего, взаимную. То есть тряпочки тоже любили и уважали бабулю.