Лучшее за неделю

Арбуз

Хорошее сегодня настроение у меня, потому решил рассказать вам, уважаемые читатели, одну околомедицинскую байку.

Брезгливым дальше не советую читать.

Все началось с того, что Марат, водитель нашей кареты "Скорой помощи" припёр на работу арбуз. 
Не, я согласен с мнением всего персонала станции - сука он, Марат. Подкозлил всем - однозначно.
Но обо всем по порядку.
Утро. Точнее второй завтрак, то есть 10 часов утра. До этого три вызова, мелочевка - давление, давление и ангина.
Приезжаем на базу. Машина в стойло, а сами решили перекусить.
Уселись, значит. Подаставали всякого из сумок, диспетчер припёрся, сгоношили стол и стали есть.
Водители, обычно, от медперсонала отдельно едят. Забьются в гараж и едят там. Там же спят (если есть возможность).
Мы, значит, пожрать успели нормально, приступили к чаю и тут вваливается Марат и тащит, сука, арбуз.
- Вот, мол, блядь, вам от нашего стола.



Морские байки, как мы покупки делали

Это было еще в те времена, когда морякам не возбранялось привозить машины из-за границы, на палубах судов. Наш "Ястреб" шарахался в те времена по Средиземному морю. Италия, Греция, Турция, Египет.... Возили все, что могло течь. Масло подсолнечное, масло оливковое, спирт, соляру и прочее. Мы, экипаж, были довольны. "Суточные"* текли рекой, в кармане постоянно шуршали бумажки с противной мордой ненавистного империалистического президента.
- Стамбул - флегматично произнес Лом, попыхивая турецким стомиллимитровым "Парламентом" - Ну что, Серый, по Фиатику себе прикупим?
Да. Наша с Ломом мечта была купить "Фиат - Регата", новый, турецкой сборки, стоил он в те времена херня денег. Две тысячи "бакинских". То есть три месяца моей работы в море.
- А что потом в Россию пойдем? - спросил я, Лом явно что-то знал
- Ага - подтвердил Лом и начал бубнить в рацию - Истанбул портконтрол. Ай эм моторвессел "Ястреб". Ай аск премишон ап ту зе пир.
Рация бубнила в ответ Лому на таком же "правильном" английском с ужасным арабским акцентом. Я же рванул в каюту готовится к действу.
- Мотя, стой! - Железный капут удержал меня за куртку - Что к причалу?



Морские байки, Женщины

Женщина на борту - быть беде. Петр I

Кто видел наши корабли, не на конфетных фантиках
Кого ебли, как нас ебли
Тому не до романтики!
© народная моряцкая поговорка

Полуденный зной нещадно нагревал бока танкера, из-за чего дышать внутри помещений было невыносимо. Но мы, развесив мокрые махровые полотенца и направив на них вентиляторы, забаррикадировались в курилке. Делать было нечего абсолютно. В ожидании воды наш танкер, как многие суда, торчали на рейде Ростова-на-Дону. Проигрывая и тут же отыгрывая свою, недавно полученную, зарплату. 
Нарушая покой нашего покер-клуба, в курилку ворвался Ромка-чмех:
- Я в скворечнике у Лома был – Ромка довольно потер руки – Прикиньте парни, три практикантки!
- Да иди ты – отмахнулся третий механик, сдавая карты под следующую партию покера
- Нет! Я тебе серьезно говорю! – Ромка бесился, когда ему не верили – И вообще, пошел ты сам!
- Захлопнись – второй механик махнул рукой на Ромку, подняв карты, взглянул в них и хлопнул ими об стол – Я пас! Рома, Иди в жопу! Ты всю игру ломаешь.
В курилку влетел запыхавшийся Железный капут.



Морские байки. Мотобот

Тот рейс не заладился сразу. В порту Севастополь у причальной стенки у нас спиз...забрал кто-то мотобот. Здоровая, 4-х весельная шлюпка с дизелем 2-Ч. Кто видел, тот поймет, что упереть такую дуру тихо невозможно. 
Тем не менее, факт оставался фактом - вместо шлюпки в воздухе болтались пустая шлюп-балка и два троса.
- Ну и? - задумчиво произнес кэп
- В самом деле! Чё за хуйня?! - заорал Понос 
Остальные молча посмотрели сначала на Поноса, а потом на место, которое должен занимать мотобот.
- Хахлы! - призывно заорал докерам, идущим по причалу, Понос - Где шлюпка, мать вашу?
- Пийды у хуй, москаль паршивий - вежливо ответили снизу
- Они незнают, где мотобот - перевел Понос, выглядя чуть смущенно
Из угнетенного экипажа было тока две радостные рожи - у меня и 4-меха, Ромки. С меня сваливалась обязанность заряжать и следить за аккумулятором, а Ромке меньше головняка - нет мотобота - одной проблемой меньше.
Неделю портнадзор нам полоскал мозги, не желая выпускать в море, наше недоукомплектованное спас. средствами, судно. Папа ерепенился, ругался, но добиться ни чего не мог - чиновники портнадзора были неумолимы. 
Я спал.



Морские байки. Пепе.

Много мата. Простите, но мат на флоте не для ругани, а в качестве связок для слов в предложения и для составления логических цепочек. 
"На флоте матом не ругаюццо. на ём разговаривают." © народное


Италия. Страна - мечта детства. Жгучие итальянки с черными бездонными глазами, черные плащи внакидку, скрипящие ботфорты, а лучше высокие морские сапоги желтой кожи. В руке рапира, в другой пистолет! Я на корме командую абордажем...
Да, мечты остались лишь мечтами. В реальности все оказалось все более приземлено. Роковые красавицы Андалузии (или как ее там) к тридцати из стройных красавиц превращаются в кривоногих, пузатых, усатых кавалеристов с туевой кучей детей, которые беспрестанно орут на латыни (вот ёпта! такие меленькие, а уже на латыни писдят) и цепляются за мамкину юбку.
Короче, маслины хорошо, а степь мне роднее.



Морские байки. Котел.

Ромка был механик. Не не так. Ромка был талантливый судовой механик-дизелист, еб его мать. На наше корыто, носящее гордое имя "Ястреб" попал совершенно случайно, по пьянке. Дело в том, что наш гордый птиц "Ястреб" у конторы был один, больше судов контора не имела. 
Тут, конечно, надо рассказать о "огромном" штате нашей конторы. Ася - гендиректор и владелец по совместительству.
Охрененная блонди, которая набегала изредка в контору, что бы бабла забрать из кассы. Её муж, Коля Сибирь, был авторитетом, криминальным конечно, и контору эту создал-купил, что бы баба, то есть Ася, "при деле" была. Да и бабки на подарки для тестя и тещи тратить не хотелось, а тесть капитан - вот пускай и зарабатывает себе на подарки. 
Петровна. Это бухгалтер, секретарь Аси и делопроизводитель в одном лице. Сравнительно молодая, симпатичная незамужняя дама - сестра Сибиря. Табу для всей конторы, короче.
Акоп. Он же "Траншей". Молодой армянин, состоящий в штате конторы снабженцем и по совместительству менеджером по работе с клиентами. Зачем вторая должность нужна была не известно, но клиент у нас был один - нефтехранилище Сибиря.



Придумано сегодня.

Отходняк после недельного запоя. Шугняки, потняк, тошнота, вот это вот всё. Мотор колотит. Вдобавок еще стал слышать мысли домочадцев...
Жена мечтает, чтобы я угорел - хата ей и Сереже какому-то останется, теща думает как бы меня в психушку упечь, сын радуется, что ноутбук мой свободен. 
Выйду из штопора - перепишу всё нахуй на кота - только он меня и жалеет. Ничего не думает, просто рядом лежит.

---

Достало лицемерство!! 
Стою ссу в раковину. Жена спалила и опять начинает орать, что мол она там умывается, руки и зубы полощет и вообще я свинота каких свет не видывал.
Грю ей, че орешь то, епта? Ты когда в душе моешься - ссышь? Ссышь же? Ссышь. 
Она глазами хлоп-хлоп, только воздух как рыба глотает, не знает че ответить.



05 Жернова времени

Евгений Близнюк – герой романа «Жернова времени» –
в пятой книге серии исторических авантюр «Великое коче-
вье» из 1987 года попадает в пекло Великой Отечественной
войны. Морозный декабрь 1941 года, фашисты рвутся к Мос-
кве... Красная Армия накануне общего контрнаступления по
широкому фронту. Старшина Близнюк в составе 14-й танко-
вой бригады отважно сражается с фашистами.Его командир –
политрук Кретов. Да, тот самый Александр Кретов, будущий
Герой Советского Союза, чьё имя носит центральная улица
села Нижнетамбовского, где комсомолец Женька Близнюк
строит с друзьями новый город Бонивур...
И это только первые страницы романа.



04 Империя в огне

В четвёртом романе «Империя в огне» автор отправля-
ет своего героя в тринадцатый век, время падения Золотой
империи чжурчжэней. Смертоносное шествие монголь-
ских войск залило кровью Азию и Дальний Восток. Наш
герой оказывается в центре исторических событий, уча-
ствует в дальних походах, жестоких битвах, смертельных
поединках и, конечно же, везде выходит победителем. Но
вот монголы дошли до берегов Нижнего Амура и осадили
крепость Адзи-хурень...



03 Казна империи

Герой романа «Казна империи» Андрей Громов, в надежде на встречу с Луизой, попадает в «другое» прошлое.
Вместо 1920-х годов – в начало 1930-х. Не по своей воле, оказывается на строительстве города Комсомольска-на-Амуре. Вместе с Громовым мы побываем на одном из участков строительства будущей железнодорожной линии, связывающей город Юности с Хабаровском, прикоснёмся к тайне сокровищ исчезнувшей империи чжурчжэней, которые много веков хранила пещера в горах Синего хребта. Это совсем рядом с уникальным озером Болонь, в центре которого расположен потухший вулкан...
Книга предназначена для широкого круга читателей.