Лучшее за неделю

Люби свой город - озеленяй его

…Администрация нашего городка, не раз попадавшая в интересные истории из жизни бюрократической номенклатуры, получившая телефонограмму о прибытии представителей республиканской власти села на жопу и долго терла честные глаза читая текст и не веря, что судьба подкинула ей такую подлянку. Потом, как водится, собрав большое и шумное совещание, долго матерились и задавали друг-другу каверзные вопросы, среди которых красной нитью проходил вопрос-утверждение – «А, собственно, нахера они нам тут сдались?».

Но хошь-не-хошь а готовиться к приезду нужно, тем более город, находящийся где то в районе Крайнего Севера имел репутацию «зеленого» города. То есть каждую весну, понятное дело в «добровольном порядке», работники предприятий базирующихся в городе, выходили на улицы и озеленяли все и везде.

Процедура озеленения любимого города происходила примерно так: – часть народа злобным табуном перла в тайгу и с матами-прибаутками выкапывала там кусты и мелкие деревца, грузила их в самосвал и везла на место посадки. Там другая, не менее злобная часть принимала привезенную флору и сгружала ее на землю. Кустокопатели ехали за очередной партией, а озеленители принимались за дело.







Задрот

…Президент закончил желать и живописать, пробило полночь и я поднял рюмку. Настроения не было, и на языке вертелись только пошлые тосты. Совершенно не хотелось желать ни Нового года, ни нового счастья. Вообще ничего не хотелось, даже пить. Но надо, черт бы их побрал эти традиции. Эх, забуриться бы сейчас в гараж и надраться там до зеленых белочек. Но нельзя. Семейное застолье, семейный праздник, все ждут от папы главного тоста. Ну чтож, раз ждут, то придется.

Тихонько кашлянув, дабы прочистить горло, я открыл уже было рот, но мой не начавшийся спич прервал звонок в дверь.

- «Ну, наверное, Дед Мороз на рюмочку пожаловал» – высказала мнение супруга – «Только рановато что то. Или поздновато»

Я и сам удивился, кого это в две минуты первого, самое начало Нового Года, принесло. Поставил так и не выпитую рюмку, с сожалением посмотрел на стол и поковылял открывать. Кто бы там ни был, но праздник есть праздник. Открою, выслушаю, скажу, что ошиблись и обратно к столу.



Пустота продолжение

***

Мой путь лежал в лесок, на то место, где я обнаружил пучок шерсти. Солнце уже не просто пригревало, оно жарило уже по летнему. Потела спина, но плащ снять я не мог, поскольку под ним висел обрез. Быстро дойдя до поляны и найдя то место с которого снял шесть Евгенича, я принялся внимательно  осматривать участок около дерева. Да, в прошлый раз я тоже внимательно искал, но тогда я еще не знал, что ищу. По правде говоря я и сейчас точно не знал, что хочу найти, но события последних дней направляли мои поиски во вполне конкретное русло.  Вот то место, откуда я снял пучок шерсти. Видимо Евгенич здесь потерся плечом. А вот и царапины на стволе, ближе к корням. Они находились так низко, что не мудрено, почему остались незамеченными мной в прошлый раз. Я присел на корточки и провел пальцем по одной из царапин. То, что эти четыре параллельные борозды оставили когти какого то животного, я не сомневался. Но с другой стороны они как то мало походили на следы от когтей, скорее они были похожи на порезы от ножа. Четыре параллельных следа. Странные следы. Странный лес.

… Я не увидел, а услышал, как сзади еле-еле зашуршала листва. В связи с последними событиями нервы были и так на пределе, а тут посторонний звук за спиной. Я медленно повернулся всем корпусом назад и наткнулся взглядом на маленькие, черные глаза-точки небольшого зверька. Это была какая то помесь толи лисицы с бобром, то ли лисицы с бурундуком. По крайней мере лисица угадывалась четко, а вот кто второй там поучаствовал, было непонятно.  Обычно стройная и поджарая лиса, сейчас выглядела как обожравшийся бобер в оранжевой шубе.



Тесть и его хозяйство

Когда мы с будущей женой решили, что половая жизнь должна быть узаконенной, то логичным продолжением сего решения стала необходимость знакомиться с будущим тестем. Тесть, который воспитал мою будущую жену, был (да и остался) человеком, не обремененным какими либо социальными или семейными обязательствами. Он легко шагал по жизни, меняя работу сразу, как только его личные планы переставали совпадать с распорядком работодателя или, например, мешала утром совершить оздоровительный заплыв по Москва реке. И поскольку никакая работа не предполагает столь разнузданного распорядка рабочего дня, то и отношения у тестя со всеми работами как то не складывались. Чем человек питался и на что жил, одному еврашке ведомо, но обладая правильными руками и бескрайним оптимизмом, всегда находил возможность подработать. По крайней мере я пришел именно к такому выводу.

А еще в его душе периодически, возможно каждое полнолуние, или високосный год, разгорался пожар внезапных инициатив, который требовал немедленных действий. Именно таким образом перед крыльцом его маленькой и страшной на вид дачи, появилась огромная яма выложенная бетонными блоками. Эта монументальная конструкция резко напоминала бункер, способный противостоять ядерному удару и по задумке автора являлась нулевым этажом будущей, комфортабельной дачи. Причем люди, выходящие на крыльцо домика, оказывались на краю чудовищной ямы зашитой в бетон, что вселяло в их души трепетные нотки нездорового адреналина.



Кто то и это должен делать. Части 1-5

Странное дело. Обычно люди, живущие двойной жизнью как то тяготятся такой ситуацией. Ведь кто бы, что бы не говорил, а постоянно скрывать вторую часть своего бытия это довольно таки сложно. Как говорил Жеглов, «Всегда найдется человек, который что-то видел, что-то слышал, что-то знает». Да и просто не комфортно внутри.

Но вот у меня все по другому. Никакого дискомфорта и неудобств. Более того, я считаю что та, вторая жизнь, которую я никому не показываю, и есть основная. А просыпаться утром, идти на работу, потом домой, это, как бы второстепенная. Интересно общаться с людьми, смотреть им в глаза, слушать, как они что то требуют, спорят, доказывают, и понимать, что это всего-навсего фантом. Просто дневной фантом, которые все принимают за нормальную жизнь. Но не для меня. Для меня основная жизнь начинается после того, как я ложусь спать, точнее делаю вид, что ложусь и, закрыв глаза, произношу легендарное «Поехали!».

… Со мной это началось не так давно, года три назад. Сначала был испуг, посещение врачей, естественно без указание конкретных 



Почему у меня больше нет тостера

Я люблю поджаренный хлебушек, что бы с такой, хрустящей, рыжей корочкой. Именно для этого я и купил тостер. Хотя на сковородке вкуснее, но в тостере быстрей. Поэтому в эту пятницу я разогрел себе похлебку с густым, томатным бульоном, засунул в тостер два ломтика хлеба и принялся терпеливо ждать под коньячок. Под столом сидело лохматое котовьё и вопросительно смотрело мне в пупок. Что в его голове, никто не знал. Еду со стола он не ест, в пупке кина не показывали, так, что зачем он так внимательно смотрел в меня, непонятно. Я намахнул еще одну рюмочку и заел душистым от наваристости и специй, бульоном. Было вкусно, но без поджаристого кусочка все же не то.

Под столом Кот интеллигентно икнул и осторожно потрогал меня лапой. Пришлось нагнуться и преодолевая сопротивление живота, заглянуть под стол. Оттуда на меня вылупились два синих глаза, а из открытого рта раздался тихий мяв.

— Что котэ, чего тревожишь? Я был расслаблен и добр.
— Да так, особо не чего… Кот тоже не любил много говорить. – Но что то тревожно мне в ноздрях. Чую, хрень какая то в атмосфере кухонной витает.
— С хрена ли? – Я был вежливо удивлен
— Да вот чо-то… Кот стал резко загадочен в своих предположениях.



Случай в ванной

Лет восемь назад делал в квартире капитальный ремонт… Ну как делал… Работники делали, а я периодически заезжал посмотреть/указать. Больше, конечно, для соблюдения сроков, нежели за контролем качества, ибо в феншуях ремонтов волоку примерно так же, как мой Кот в тригонометрии. То есть волоку, но совсем чуть-чуть. Можно сказать - ультра чуть-чуть.

Именно поэтому на выходных, диспенсер с мылом немножко провалился под ванну. Он стоял на бортике из плитки в торце ванного корыта и в один прекрасный момент решил самоубиться, бросившись в черную впадину, которая образовалась из-за провала плитки. Как показало ювелирное вскрытие матом, молотком и стамеской, плитка лежала на плиточном растворе который в свою очередь лежал на гипсокартоне который в свою очереди лежал на металлическом каркасе, который в свою очередь тоже на ком то лежал, но из-за влажности в ванной сгнил к ***м собачьим. Кстати, из этого деликатного, собачьего органа мгновенно была построена очень изящная словесная конструкция. Строительство конструкции было полностью посвящено строителям, клавшим плитку.



Настойчивый паучара

При заселении в номер маленькой, частной гостиницы на Черном Море, я заметил на стене паука. Паук был по взрослому крепок, местами мохнат и конкретно многоног. Он сидел под самым потолком и с презрение посматривал на нас, покачивая в такт своим мыслям одной ногой. Паутина, сплетенная им в углу, пустовала и я сделал вывод, что это ленивый паук. Но хоть ленивый он, хоть работящий как старик Карло, но соседство с ним меня как то напрягало.

Убивать его не хотелось, да и я вообще редко кого убиваю просто так, поэтому призвав в номер горничную и затребовав ней профессиональный инструмент в виде метлы, я профессионально поддел паучару за жопу и как эстафету, помчал его к окну. Паук сидел на конце метлы, щеки его раздувались от встречного ветра и он, кажется, имел другое мнение. Только я добежал к окну, как этот выродок паучий, мгновенно извлек из своих жопных закромов паутину и профессионально спустился на пол. Да так быстро, что я только успел заметить, как он чухнул в дальний угол.