» » Изгой.

Изгой.

Изгой.

***

Голоса собравшихся негромко звучали в просторном зале Исаакиевского Собора, одного из крупнейших музеев планеты. Говорившие не прятались, поскольку реставрация помещения завершена не была, а потому посторонних в нём быть не могло. Да и генератор белого шума – простое и очень действенное устройство, изобретённое ещё в ХХ веке – не оставлял ни единого шанса подслушать беседу, не предназначенную посторонним ушам.
- Где наш Кобальтовый Королёк?
- Поди пойми. Должен подойти, Коба цсупа ответственный.
Невысокий, покрытый густой белой шерстью мужчина пожал плечами и недовольно мотнул головой.
- Неужели необходимо даже пси гасить?
- Пора привыкнуть, Миша, – голос безволосого Петера Кэлвина сопровождался мокрыми хлопками жаберных крышек, – мне вот тоже вслух не нравится, а что сделаешь? Сарра [1] вообще приходится писать, у него лингвер немеет.
- Сто раз говорил, – проворчал недовольный лохматый [2], – надо собираться в Антарктиде. Ну некому нас там пасти, просто не-ко-му!
- Ну да. И никто, кроме тебя, там не выживет, – переливающийся нежным, розовым светом житель Пустоши подмигнул аква [2]. – Миш, каждый из нас считает, что именно его локация самая подходящая для встреч.
Послышалось цоканье когтей по камню и все повернулись на этот звук. К собравшимся торопливо приближался переливающийся всеми оттенками синего öс-цсупа [1].
- Прошу прощения, товарищи, – проговорил слегка запыхавшийся Коба, – в запарке пробежал мимо, а потом долго не мог сообразить, где нахожусь. Все собрались?
- Да. Ждали тебя, – Кэлвин прижал ладони к груди, чтобы не шепелявить через жабры. – Весь паноптикум в сборе. 
- Начнём, пожалуй. – Представитель шестой расы, с виду – простой белый мужчина, вышел из ниши и подошёл к остальным. – У нас проблема серого характера, товарищи.
Аква, лохматый, светляк [2] и сарра недоумённо переглянулись, лишь серо-синее тело öс-цсупа покрылось антрацитовыми пятнами.
- Я полагаю, – Кобальтовый Королёк пожевал губами, – речь не о коэнах [1]?
- К сожалению, нет. Месяц назад черноморские аква доставили в Сочи тело цсупа, утонувшей в море. Признаков насильственной смерти не было, но лактация и состояние половых органов указывали на то, что она недавно родила. Опущу подробности следствия, но серый младенец всплыл в Новосибирске.
Филипп, вспыхнувший розовым интенсивнее обычного, поднял раскрытую ладонь.
- Дай угадаю! Кольцово? Погоны?
Высмод [2] горько усмехнулся и кивнул. Цсупа, почерневший уже почти полностью, разразился досадливой тирадой на родном языке и грохнул в пол руками.
- Немедленно изъять и утилизировать!
Сарра черкнул стилом по синпапиру и повернул листок, чтоб всем было видно: «+1».
Аква носом втянул воздух и медленно стравил через жаберные щели, чего делать, по-хорошему, не следовало.
- Игорь, полагаю, есть причины оставить серого в живых?
Высмод кивнул, а лохматый Миша Ясиньский, крепко потерев ладонь о ладонь, пробурчал:
- Петер, в ином случае мы не собирались бы. – Он перевёл взгляд на высмода и спросил: – Аналитика нужна? Или просто будем отслеживать игры погон?
Ящер вытянул хвост кверху и покрутил кончиком, прося подождать – руки его были заняты писаниной. Закончив и перечитав, он что-то поправил и повернул синпапир к собеседникам.
«В свете всем извесТных событий. Наблюдаем.»
Игорь Стах, стопроцентный высокомод, каких на Земле остались единицы, подошёл к медленно восстанавливающему нормальный окрас цсупа и положил ему руку на плечо.
- Кобальтовый, это всего лишь младенец. А если погоны облажаются, вся ответственность ляжет на них.
- Игорь, важно, чтобы мы понимали, какая ответственность теперь на всех нас.
- Как обычно, – уже почти не шипя и не прихлопывая крышками, сказал Кэлвин, – мы всегда и за всё несём полную ответственность.
- Даже если кому-то так не кажется, – закончил Филипп и подмигнул.
_____________________________________________________________________________
[1] — отсылки к «Сырая проза».
[2] — отсылки к «Знакомьтесь — Всемогущий».

***

- Я присяду?
Клэй вздрогнул и поднял глаза. Возле столика, за которым он прилёг на свои обутые в тёплые носки пальцы, стоял здоровенный ящер. Он слышал про рептов, даже видел записи, но никак не ожидал, что те настолько велики. Öс-сарра был одет в кевларовую, антрацитно-чёрную тунику в пол, с оторочкой рыжим псевдомехом по краям. Его безобразная, жёлто-серая морда ничего не выражала, лишь золотистый глаз внимательно изучал собеседника, давая понять, что вопрос задан, а ответ не получен. Клэю не хотелось привлекать постороннего внимания, а этот чёртов зверь мало что торчал возле его столика, так ещё и хвостом начал размахивать!
- Садись. Неужели нельзя было поесть в другом месте?
- Не ворчи, – ящер поставил на стол миску с торчащей из горки мяса вилкой и принялся крутить стул куцыми лапами, – можно подумать, такой старик, как я, может кому-то испортить аппетит. Впрочем, судя по тому, как ты на меня посмотрел… Либо ты никогда не видел öс-сарра, либо не любишь öс-сарра, либо просто прячешься в этом углу. Как тебя зовут, малыш?
- Я не малыш.
- Не ври мне, – ящер принялся аккуратно таскать мясо из миски и неспешно жевать, а лингвер переводил его карканье, – я старый хищник, хоть и уроженец Земли. И сейчас я дам тебе вилку, чтобы ты присоединился к трапезе. Потому, парень, что ты голоден и замёрз, как ощипанная курица.
- Я не голоден!
- Не ври, – повторил сарра и протянул невесть откуда вынутую вилку, обёрнутую в волокнистую салфетку, – присоединяйся. Это мясо хоть и приготовлено без изысков, но вполне натуральное и почти совсем свежее. Если хочешь, я присыплю его чилийским перцем.
- Да не хочу я есть, – пробормотал Клэй, отворачиваясь, но в брюшке предательски забурчало и ему показалось, что этот звук был слышен даже у стойки выдачи блюд.
Ящер положил вилку на стол и приглашающе указал семипалой ладонью на миску.
- Ешь. Если тебе претит разделять трапезу с незнакомцем, то меня зовут Крес Рахх. Я гражданин Земли и рептилоид. Öс-сарра. Можешь не представляться, но возьми вилку и ешь. Мне больно видеть голодного ребёнка.
Клэй поднял вилку и едва не выронил её, пытаясь освободить от салфетки. Чертыхнувшись шёпотом, он с горем пополам достал инструмент и, перехватив его так и этак, потянулся к еде. Вилка, рассчитанная на веерообразные руки, совершенно не подходила к его трёхпалым кистям с длинными пальцами, но есть хотелось, ящер был прав.
- Меня зовут Кассиус, – Клэй засунул в рот сразу два кусочка мяса и принялся жевать, – Кассиус Клэй. И присыпь перцем, пожалуйста!
Ящер вскинул хвост и изогнул его знаком вопроса. Затем достал из кармана на животе футлярчик, открыл клапан и густо присыпал еду красным порошком.
- Впервые вижу цсупа, любящего острое. Клэй, мальчик мой, прости меня, старого невежу, но меня интересует то обстоятельство, что ты разговариваешь вслух и по-русски. Для вашего народа обычна пси-речь или, на худой конец, треск двоичным кодом.
Кассиус замер с набитым ртом и в тоске оглядел зал закусочной. «Надо ж было так глупо вляпаться… Чёртова ящерица! И что теперь?..»
- Крес, я… Ну как. Ну люди, в смысле хомо, они не все ловят пси. А поскольку мы с тобой в России…
- О, небо! Прости меня, Клэй, я действительно сморозил глупость! Но это неважно, парень. У меня очень хороший лингвер, он прекрасно переводит с любого языка. И пси ловит уверенно, кстати. Так что…
- Нет-нет! Давай продолжим по-русски, я владею им в достаточной мере. – Кассиус снова напихал в рот восхитительного мяса, жгучего от чилийского перца. – Кстати, а как ты угадал, что ко мне лучше обращаться именно на этом языке?
- Это моя невнимательность, Клэй. Я заказывал еду по-русски и не переключил режим.
Ящер отправил себе в рот пару кусочков и придвинул миску собеседнику, а сам вытер свою вилку салфеткой и спрятал в карман. А салфетку сунул в рот и принялся вдумчиво пережёвывать, чистя таким образом зубы. Клэй невольно рассмеялся и помотал головой. Этот чудной сарра нравился ему всё больше и больше.
- Крес, а чего тебя занесло в Новосибирск? Помнится, сарра не любят холода.
Ящер проглотил салфетку, удовлетворённо облизнулся и, повернув голову, выкатил на собеседника правый глаз. Третье веко сползло, угольный зрачок сузился до толщины волоса и Клэй почувствовал себя как-то неуютно. Но сарра моргнул, махнув веком с псевдоресницами и глаз его перестал блестеть золотом.
- Кассиус, я здесь по делам. Ты прав, мы не переносим зиму, но не всегда можно решить проблемы дистанционно. И мне всегда хотелось пройтись по снегу, если быть честным. Позволь мне тоже поинтересоваться, что ты делаешь в Сибири? Ведь цсупа, насколько мне известно, тоже к холоду непривычны.
Клэй наколол на вилку последний кусочек мяса и принялся возить им по миске, собирая остатки перца. Потом сунул его в рот, прижал зубами вилку и, убедившись в том, что она несъедобна, положил на салфетку.
- Крес… Прости, я не хотел бы говорить на эту тему. Спасибо за еду, за компанию, но… Тебе пора к телепорту, я полагаю?
Сарра откинулся назад, опершись на хвост и сложил семипалые ладони на животе. Морда его не выражала никаких эмоций. Лишь глотка слегка подёргивалась, да кончики языка нет-нет да мелькали в углах пасти.
- Хорошо. Кассиус, так вышло, что я прибыл в Новосибирск для получения некой информации, имеющей отношение к аномальной особи цсупа. Поскольку я не являюсь ни учёным, ни даже просто специалистом в области вашей физиологии, биологии или анатомии, я не мог получить этого по официальным каналам. К сожалению, к моменту моего прибытия, особь совершила побег… Сиди-сиди, Клэй, я не собираюсь возвращать тебя в клинику!
Кассиус горестно взмахнул руками и опустил голову. Всё напрасно! На что он вообще рассчитывал, покидая клинику и выходя в мир, с которым совершенно не знаком?! Проклятый космос, да его вычислил первый встречный репт!
- Крес, я действительно бежал из клиники. И даже не знаю, что мне теперь делать. Я совершенно беспомощен на свободе. Я ничего не знаю и представления не имею, как себя вести, куда податься, чего остерегаться. В клинике мне говорили, что таких, как я, не должно быть на свете, что я – урод, которых уничтожают сразу после рождения… Но и оставаться там я больше не мог, Крес! Я живой и разумный! Я не виноват в том, что родился серым! – Кассиус горестно помотал головой и тихо прошептал: – И быть подопытным я больше не хочу. Девять лет… Девять лет меня изучали, как животное.
Ящер перегнулся через стол и дружески пожал пальцы несчастного.
- Мальчик мой, поверь, я очень хорошо тебя понимаю. И думаю, что смогу помочь. Я стар и волен делать всё, что взбредёт в голову. Так почему бы мне не посвятить остаток дней помощи несчастному существу?
Юный цсупа с надеждой посмотрел на собеседника и про себя отметил, что звериная морда рептилоида не настолько уж и безобразна.
- Ты увезёшь меня в свою страну?
- Нет, мальчик мой. Я увезу тебя с этой планеты.
- Но мне нельзя на Планету! Там меня сразу уничтожат!
Крес тяжело вздохнул, пошевелил пальцами и как-то нервно облизнул глаза.
- Клэй, тебе и к телепорту подходить нельзя. Там ищут серого цсупа. Мой лингвер ловит пси-передачи, они сейчас для охраны постоянно повторяются. У нас есть шанс на одно-единственное перемещение. И надо решить, куда мы отправимся.
Кассиус потёр лоб пальцами и покрутил головой.
- Крес, я не знаю, есть ли во вселенной миры, где серого не распустят на лоскуты. В клинике мне постоянно твердили, что я могу остаться в живых только и исключительно в стенах клиники. Что все населённые миры знают об опасности, которую несут серые цсупа. И что если даже я и сбегу, то меня убьют или вышлют обратно, а на Земле всё равно убьют.
Рахх резко повернул голову в сторону и куда-то посмотрел двумя глазами сразу. Потом повернул правый глаз к собеседнику и моргнул.
- Есть только одно населённое место, откуда нет выдачи, Клэй. Сейчас я возьму в стойке доставки багажную упаковку, заверну тебя и мы направимся к грузовому терминалу. Оттуда и стартуем.
Кассиус с сомнением помотал головой, но спорить не стал. Только спросил:
- И что это за мир, Крес?
- Планета Шара [3], сынок.
_____________________________________________________________________________
[3] — отсылки к «Шарианские хроники».

***

В приёмной камере было пыльно и душно. Створка отъезжала в сторону медленно и с запинками, издавая при этом не очень приятные звуки. Крес вышел в ангар и огляделся. К нему спешил невысокий, коренастый мужчина, сопровождаемый четырёхногим кибворкером на псевдомышцах. Ящер дождался, пока к нему подойдут, вежливо склонился и представился. Мужчина некоторое время с интересом разглядывал необычного визитёра, потом спохватился и спросил:
- Крес, у тебя тяжёлый багаж?
- Не очень. Но я бы предпочёл, чтобы это очень бережно перенесли в какое-то место, где я мог бы переговорить с кем-нибудь из администрации. Я отнёс бы и сам, но здесь непривычно сильная гравитация и мне не хотелось бы уронить свою поклажу.
Мужчина жестом попросил ящера посторониться и КВ, войдя в камеру, осторожно вынес из неё довольно-таки объёмный тюк.
- Что у тебя там?
- Я предпочёл бы…
- Крес, не темни. Кибер сообщил, что внутри живое существо. Не человек.
Рахх фыркнул и закатил глаза в потолок. Подёргал хвостом и снова посмотрел на собеседника.
- Как тебя зовут?
- Стив. Так кто в мешке? Карантин требуется?
- Стив, в мешке серый цсупа. Единственный в мире живой экземпляр.
- Значит нужен карантин.
- Вы не убьёте его?
Стив посмотрел на ящера так, словно тот издал звук неподходящим для общения местом и ответил сквозь зубы:
- На Шаре не принято убивать гостей. Кем бы они ни были. На тебе есть какая-то не синтетическая одежда? – Крес задумался на миг и отрицательно покрутил головой. – На сером?
- Тоже нет. Носки и костюм точно синтетические.
- Тогда идём. Помещу вас в модуль и приглашу Смита или Ярова, кто свободен будет. Там объяснишь, с какой целью сам прибыл и зачем этого приволок.

Карантин представлял собой стоящий на отшибе древний, как дерьмо мамонта, омский униблок. Крес никогда в жизни не видел ничего подобного, поэтому входил пусть не с опаской, но с некоторой долей настороженности, а Клэй попал вовнутрь в упакованном виде и что при этом испытывал – неизвестно. Но вряд ли ему понравилось, поскольку кибворкер зашвырнул тюк внутрь модуля, не особо церемонясь.

Первым делом Крес вынул из кармана складной нож и осторожно разрезал упаковку. Выбравшись на свет, Клэй первым делом принялся чихать и ругаться, на чём свет стоит.
- Да что ж это такое? Крес, ну руки ж не поднять, что за чертовщина такая?
- Шара больше Земли, сынок и гравитация едва не полуторная. Кстати, а как ты удрал из клиники? И как очутился в Толмачёво? Ты пользовался телепортом?
- Нет, – Клэй с раздражением скомкал обёртку и зашвырнул её в угол, – я на мусоровозе доехал до перерабатывающей станции. А оттуда – на другом мусоровозе, сам не знал, куда. Оказалось – на Главный Новосибирский Телепорт-центр.
Крес оглядел помещение и обратил внимание на то, что от выхода их успели отгородить полевой ширмой, а из патрубков ионизатора подул прохладный сквознячок дезинфицирующего газа. Он нашёл стул и уселся на него верхом, широко раздвинув мощные ноги. Сидеть по-людски ему мешал хвост, поэтому он сложил руки на спинку. Клэй же прилёг в характерной позе и теперь зябко ёжился в прохладных газовых струях. И исходил белыми горошинами по лысой голове.
- Кассиус, так ты всё-таки немного мимикрируешь?
- Какое там… Белею пятнами с перепугу, да чёрные россыпи, если психану. А так-то серый всегда. Меня в младенческом возрасте сильно модифицировали. Или, лучше сказать, демодифицировали. Я утратил пси, я не понимаю треска… ну, двоичного аудиокода. И сам не могу связно на родном. У меня не включилась генная память, я лишён возможности менять пол. Хорошо, что в клинике работает семейная пара, они, Ивановы эти, меня научили говорить, читать, писать, вообще всему учили. Вплоть до того, как в сортир ходить. Наталья вообще ко мне очень хорошо относилась, а Роман хоть и настороженно, но тоже по-доброму. Иногда бранился, но никогда не обижал зазря.

Дверь открылась и в модуль вошёл очередной приземистый крепыш. Он первым делом уселся на стул, затем посмотрел сквозь полевую ширму и спросил:
- Русский оба понимаете? Хорошо. Меня зовут Ярослав Яров. С Земли уже прислали писульку, что некий öс-сарра украл в Новосибирске мутанта-цсупа и уволок на Шару. И что вы оба страшно опасные хищники. – Лицо Ярова расплылось в улыбке. – Так что, зверюги кошмарные, знакомиться будем?
- Меня зовут Крес Рахх, я профессор ксеносоциологии университета города Сант-Яго. А этот несчастный мальчик – Кассиус Клэй, серый цсупа. И я не крал его! Поверь, Ярослав, я просто помог ему переместиться на Шару, единственный мир, где подчиняются только и исключительно своим собственным законам.
- Да знаю я, что в писульке враки, Крес. Что ж вы, два страшных хищника, не сожрали-то друг дружку до сих пор? – Яров вновь рассмеялся и откинул длинную чёлку со лба. – Земляне вруны известные. И если они кого-то хают, то это, чаще всего, самая хорошая рекомендация. Как себя чувствуете? Тяжело? Привыкнете! Тебе, Крес, подольше придётся помучиться, ты тяжёлый. А ты, Клэй?.. Нормально?
- Дует тут у вас. Озяб.
- Нормально! Сейчас на свет Санны выйдете, потерпи.
Крес поднял руку, прося слова и Яров кивнул.
- Яр, нам у вас придётся пожить какое-то время. Это не будет для вас затруднительно?
- Нет. Полагаю, работа для вас найдётся. А вот по поводу какого-то времени… Боюсь, что вы тут навсегда. Серый уж точно. Так что… независимо от чьих-то желаний или нежеланий, вы будете жить и работать на Шаре. Добро пожаловать, друзья!

Плёнка поля свернулась и Яров, поднявшись со стула, жестом пригласил пришельцев покинуть помещение. Выйдя на улицу, Клэй поспешил выбежать на солнцепёк, но едва не упал, запутавшись в ногах: гравитация делала своё подлое дело. Крес же, оглядев окрестности, по привычке опёрся на хвост и тоже едва не рухнул. Яров подхватил ящера под руку и охнул.
- Твою ж матушку, профессор, ты ж весишь, как слон!
- На Земле, – Крес с кряхтением восстановил равновесие и таки устроился на трёх опорах, – я весил как репт. Взрослый, в меру упитанный öс-сарра.
- А это сколько?
- Сто сорок кило.
Яров сокрушённо покрутил головой.
- Похудеть есть куда?
Крес неспешно облизнул глаза и фыркнул:
- Изыщем!

***

На период адаптации ксеноморфов поселили на ферму, чтоб сильно не напрягались и постепенно втягивались в рабочий ритм. На постой их определили в жилой омский модуль, не менее древний, чем карантинный. Эти параллелепипеды, при прочих равных условиях, способны служить людям веками. И если их не подвергать воздействию вулканической лавы или, скажем, взрывчатки, то они вообще никогда не теряют функциональности.

Крес и Клэй большую часть времени проводили вместе. Старый профессор был рад неискушённому собеседнику, а юный цсупа готов был слушать рассказы ящера круглые сутки. В один из вечеров, после небольшой разминки на уборке свинячьего загона, друзья, приняв душ и немного перекусив растительной пищей, устроились под навесом и завели очередную беседу.
- Крес, а откуда ты узнал про Шару?
- Я изучаю ксенопсихологию. А шариане, хоть и обычные люди, для меня – иная форма социума.
Кассиус задумчиво почесал голову когтем хвоста и, прищурив глаза, стал смотреть куда-то в неведомую даль.
- А я вот всё думаю: до чего же люди все разные! Вот хоть землян взять. Одни нормальные, другие – сволочи. В грузовом терминале вон нас переместили и не спрашивали, а в клинике меня едва не на цепи держали.
- Я тебе, парень, больше скажу! Шариане, в своё время, жизни свои жертвовали, чтобы спасти цивилизацию III-хси'аР [3], по сути – насекомых. И сами помогали, и землян подняли, и людей с других планет. А ведь шариане и по сей день в контрах с Землёй!
Клэй оживился, глаза его загорелись любопытством.
- А эти насекомые, они на кого похожи? На людей или на ящеров?
- Скорее, на тебя. Они тоже секстопеды, шестиногие.
- Вот это да…
- А чему ты удивляешься? Есть ещё и Те [1] – они тоже вроде тебя, четыре ноги и две руки. Это вовсе не редкость в природе. Кстати, мои давние предки считали цсупа насекомыми.
- С сиськами?! Да бред же! Это даже я знаю.
- Они тоже знали, но упрямо называли вас насекомыми. Сарра, надо сказать, не самый приятный народ во Вселенной. Известна ещё всего лишь одна раса разумных рептилий – режимляне [4]. Но те реально больше на насекомых похожи. У них по десять конечностей. Шесть ног и четыре руки. И тоже редкостные прохвосты.
Клэй вытянул хвост кверху и пару раз резко махнул кончиком, со свистом рассекая воздух.
- А этих… три-пси. Или кто они там. Их спасли?
- Да. И надо сказать, что после этой операции был заключён до сих пор действующий договор о дружбе и сотрудничестве между людьми, трихсиарцами и антилльцами [3]. Антилльцы, к слову, реально насекомые и секстопеды. Но там всё очень сложно, поскольку на Антилле живут симбионты и аборигены могут быть как разумными, так и нет.
- Как это?
Крес с сомнением посмотрел на собеседника, но по тому было видно, что не издевается.
- Симбионты – существа, существующие совместно, в симбиозе. На Антилле живут очень крупные насекомые, похожие на земных муравьёв. Видел муравьёв? Нет? Ладно, потом покажу. И ещё там есть особые сущности, вроде слизней. Ну с виду. Тоже не видел? Ну… ком такой, студенистый. Как желе. Желе видел? Ел? Понравилось? Вот. Если муравей проглотит такой ком, то становится разумным.

Мирное течение беседы прервал душераздирающий вопль. Клэй вздрогнул и покрылся крупными белыми конопухами, а Крес и рад был бы вздрогнуть, но сил на это было жалко. Меж тем, ветки растущего неподалёку старого пирамидальника качнулись, крупный нетопырь в панике рванул в поднебесье, несколько листьев слетело вниз и следом за ними наземь плюхнулась тушка какого-то зверька. Профессор подал Клэю знак замереть и тоже затаил дыхание. Животное поднялось на задние лапы на манер кенгуру и важно зашагало в сторону смолкших собеседников, помахивая длинным полосатым хвостом. Подойдя почти вплотную, ксенокот по-хозяйски оглядел незнакомцев и в задумчивости присел на задницу, почёсывая уши передними лапами и выписывая кончиком хвоста самые невероятные фигуры. Придя, по всей видимости, к какому-то умозаключению, котяра поднялся, подошёл к ящеру и сперва тщательно обнюхал, а затем, обслюнявив ногу, потёрся о чешую. Затем перешёл к Кассиусу и повторил процедуру, но обнюхивал не столь тщательно и слюнявил не столь обильно. Как-то для проформы разок шоркнулся о носок и важно удалился в сторону соломенных барабанов, вероятно, с целью погонять грызунов и там. 

Клэй перевёл дыхание и посмотрел на Рахха. Тот весело помахивал кончиком хвоста и довольно шевелил всеми четырнадцатью пальцами рук.
- Крес, это кто был?
- Ксенокот [3]. Они живут на Шаре уже множество лет и прекрасно себя здесь чувствуют.
- То есть, они для Шары – пришельцы?
- Да. Но их сюда привезли.
- Откуда?
- Люди назвали их планету Мурка. Считают это весёлым – назвать мир кошачьей кличкой. Кстати, эти животинки весьма умны и многие даже считают их сапиенс. А шариане просто любят и никогда не обижают.
- Люди с Земли, коты с Мурки… Тут местные животные есть или птицы?
- Жуки есть. Сланцееды [3]. Очень полезное насекомое, жаль, что не размножается в других мирах. Их отсюда тоннами вывозят, с Шары.
Клэй вытаращил глаза и недоумённо взмахнул пальцами.
- Зачем?!
Ящер как-то забавно перемигнул глазами и выписал хвостом пару окружностей.
- На Земле, Промглобал и III-хси'аР они почвы регенерируют. Скажем, вконец загаженные мусорными полигонами участки становятся вполне пригодными для земледелия.

Кассиус задумался и посмотрел в сторону. Ему показалось, что там происходит какое-то движение, присмотревшись, цсупа замер и осторожно пихнул передней ногой репта. Тот, не щевелясь, подал знак, что тоже смотрит. По двору, у самого ограждения, робко посматривая в сторону сидящих, шла ксенокошка. Она вела за руку одного котёнка, двое – более смелые – шли самостоятельно, делая вид, что всё в порядке вещей. Четвёртый, маленький и самый робкий котёнок, скорее всего кошечка, шёл, держась за кончик маминого хвоста. Этот малыш явно чувствовал себя не в своей тарелке, он таращил глазки на страшных чужаков и совсем не глядел под ножки и потому запинался, переходя с двуногой ходьбы на трёхногую, не выпуская ни на миг спасительного маминого хвоста…

Клэй не выдержал и рассмеялся. Малышка, напугавшись, бросила поводок и со всех лап рванула прочь на четырёх. Мамаша укоризненно мявкнула в сторону ксенов и поспешила вслед за котёнком, таща за руку робкого и подталкивая храбрецов.
- Ой мамочка… Крес, ну вот кто бы спорил?! Да ясный свет, что они разумны!
- Спорно, Клэй, спорно. Но определённая разумность, довольно специфичная – налицо.
_____________________________________________________________________________
[4] — отсылка к «Оро».

***

В Новосибирском научно-исследовательском центре, в чьём ведомстве находилась та самая клиника, из которой бежал серый, тихо бушевала буря. Громко она не могла – слишком уж большой скандал грозил разразиться, узнай общественность, чем занимались военные и к чему это привело. Большой Чин восседал в кресле директора Центра и едва ли не шёпотом, но в полном бешенстве, разносил гражданское руководство.
- Как?! Как вы могли допустить бегство объекта? Ты. Именно ты, руководитель проекта. Ты! Ты уверял меня, что серый полностью подконтролен.
Роман Иванов, крепкий, чернявый мужчина, с силой потёр пальцами закрытые глаза и сокрушённо мотнул головой.
- Тагир, Клэй рос у меня на руках. Я сам, лично, с самого младенчества, приучал его к повиновению! Наталья его с соски выкармливала…
- И?! Толку-то? Ладно… Сами прокосячили – самим исправлять. – Чин показал пальцем на неприметного, одетого в штатское мужчину, тихо сидящего в углу. – Это Дэн Фазер-Блум. Расскажете ему всё об объекте. Он будет решать нашу проблему.
Иванов посмотрел на Дэна и поёжился. Плохо выглядел Фазер-Блум, очень опасно он выглядел. Среднего роста, причём очень среднего – вряд ли метр восемьдесят, волос жидкий и не по всей голове – алопеция проредила от души, глаза посажены глубоко и близко друг к другу. Мелкие, злые и какие-то нечистые. Кисти рук тонкие, с мосластыми пальцами, словно паучьи лапки. 
- Тагир, а может, стоит всё же как-то договориться с шарианами? Было бы обидно потерять серого. Столько лет потрачено!
- Роман, надо было раньше думать. Поздно запирать конюшню, когда лошади разбежались!
- Тагир. я не говорю, что нет моей вины. Но можно же найти людей на Земле, к которым шариане прислушаются. Попросить – именно попросить! – шарианских ксенобиологов продолжить работу с серым. Восемь лет, Тагир! Восемь лет! А работа ведь не закончена, Клэй ещё даже не половозрелый. Пойми, другого серого нам не добыть, нам и этот-то чудом достался, ну, Тагнир! Ты же понимаешь, что если мы сможем вывести подконтрольных нам серых – лучших космодесантников… Да даже полицейских, Тагир!
- А ты понимаешь, что будет, если сообщество… да даже если планетяне хотя бы узнают о том, что мы оставили серого в живых? И не только оставили, но и упустили. Тут, Рома, не надо даже никому знать, зачем мы его оставили и как хотели использовать. Хватит и первых двух причин, чтобы нас с тобой и всех причастных сослали на Промглобал или ещё в какую дыру погаже. Хочешь, Иванов, на Промке говно сланцеедов на тачке по грядкам развозить?.. Нет? Вот и заткнись. И забудь про серого и про всё, что из него вытаскать успел. Забудь!
Большой Чин хлопнул ладонями по столу, поднялся из кресла и покинул помещение. Иванов с тоской посмотрел на Фазер-Блума и молча кивнул. Дэн вопросительно выгнул бровь и скривил губы. Лохматую, как гусеница, бровь и тонкие, бескровные губы. «Экая же мразь», – подумал Роман. – «Вряд ли это вообще человек. Небось андроид или синтигом бетаальбанский [5]!»
- Второе, – негромко отозвался Фазер-Блум. – Дайте мне информацию по Кассиусу Клэю и я избавлю вас от своего присутствия.
______________________________________________________________________________
[5] — отсылка к «Истории о похождениях Анатолия Зорина...»

***

А за сотни световых лет от Земли, на планете Шара, в совершенно неприметном домике пригорода Шара-Хоши, что на архипелаге Зига, совершенно другие люди обсуждали прямо противоположную проблему. Ярослав Яров, Иван Громов и Майкл Смит решали, что делать с новоприбывшими ксеноморфами. И если судьба öс-сарра их мало волновала (он в любое время мог переместиться в любой мир по своему выбору), то серый цсупа, существо, не имеющее право на существование, требовал к себе подхода очень внимательного.

- Братцы, у нас три разных записки с Земли. Нет, их много больше, но во всей этой куче писулек всего три смысловых направления. Первое: уничтожить либо депортировать Кассиуса Клэя, второе: продолжить биолого-психологические исследования указанного Клэя и третье, одно-единственное сообщение, переданное неизвестно кем, с неопределяемой мини-камеры: на Шару прибыл, прибудет или, возможно прибыл или прибудет некий Дэн Фазер-Блум, синтигом и наёмный убийца. С поручением от первой группы – уничтожить серого цсупа. Причём, адресат очень просит спасти паренька.
-Яр, – Смит вытащил нос из полулитровой кружки с кофе, – я так понимаю, земляне обосрались и теперь пытаются замыть за собой. 
- Ну да. У них до сих пор так в заводе – сперва засунуть мир в жопу поглубже, а потом героически его спасать.
Громов сморщился и помотал головой. Ему не нравились такие высказывания в адрес населения прародины.
- Скажем, облажались вояки. А люди нормальные пытаются получить пользу от этой чужой оплошности. Так что я не стал бы обобщать.
- Ваня, да кто спорит? – Яров примирительно поднял ладони. – Но встал и не собирается ложиться один вопрос.
- Ни об убийстве, ни о депортации и речи быть не может, – подал голос Майк, – но и заниматься охраной этого цсупанёнка… оно нам надо? Не, натянуть нос воякам – дело хорошее и никаких сил для этого не жаль. Так-то можно и поразвлечься.
- Смит, давай серьёзнее, – Громов выбрал в миске драже покрасивее и сунул в рот. – Сегодня Земля уже не так голодна, как прежде. И снова начинает наглеть, раздуваться от сознания собственной важности. После создания Объединённого Космофлота [1] и прочих событий, после укрепления позиций военщины, на Земле снова возник соблазн накостылять Шаре и принудить нас к послушанию.
- Громыч, ты предлагаешь милитаризовать Шару? К имеющимся у нас драконам [3], [5] добавить армию серых солдатиков?
Иван криво ухмыльнулся и прицелился в Ярова пальцем.
- Или дать понять, что таковая у нас имеется.
Ярослав и Майкл переглянулись и заинтересованно воззрились на Громова.
- Идея супер, Вань, но что делать сейчас? Некий Денис Папин уже в Первограде. И что за тварь синтигом – тебе объяснять не надо. 
- На кой чёрт его вообще сюда пустили, – пробурчал Смит, – у нас не планета, а проходной двор какой-то!
Иван вздохнул и развёл руками.
- Пожинаем плоды мультикультурализма. А с другой стороны… Мы все тут пришлые, кроме сланцеедов, а им всё равно. Если бы Шара не вела политику открытых дверей, у нас и сегодня населения бы ещё не было. Майк, ну даже на нашей памяти, вспомни – как оживилась Грозилия после переселения туда бетаальбанцев. Они, конечно, говнючьё то ещё, но после знакомства с драконами ведут себя вполне себе прилично.
Яров с силой потёр щёки ладонями и пристукнул по столу кулаками.
- Серого надо спасать. Здесь нам его не спрятать, нужна эвакуация. А после этого запрём на Шаре папину болванку. Спровадим к создателям, в Пеклонию.
Приблудная ксенокошка запрыгнула в окно и замерла на подоконнике, глядя на людей. Громов улыбнулся, протянул к ней руки и позвал:
- Тундра, кис-кис-кис!
Кошка спрыгнула на пол и, внешне игнорируя хозяев, прошла в угол, к стойке с мисками, где всегда был приготовлен корм для хвостатых гостей. Молодые люди с умилением проводили её глазами, а Смит ещё и прокомментировал, указав пальцем в потолок:
- Ша, пацаны! Хозяйка пришла!
- Ладно, – Яров прищёлкнул пальцами, – вернёмся к нашему серому гостю. Ни в одном мире его не примут, не захотят тёрок с Землёй. То есть колонии – Луна, Марс, Харон, Парадиза, Дюна, Регенда, Промглобал, Урудин, Мурера, Порым-Ду [1], [3], [5]… что там ещё?
- Это не колония Земли. Ни Порым, ни Ду.
- Майк, отвали, – Яр отмахнулся и наклонил голову, собираясь сказать то же самое Тундре, но передумал и принялся чесать ей за ушами, – колонии и Порым-Ду отпадают априори. Сателлитные миры? Планета, Элэй [6], Глэдис, Корисс, Антилла, III-xcи'aP, система Сскрик-Ха, Уль'м'Уку, Выхх… [1], [3], [5]
- Уль'м'Уку земная колония, а не сателлитный мир.
- Майк, отвали. – Ярослав снова наклонился к ксенокошке и плачущим тоном попросил: – Тундра, не кусай! Больно!
Громов вздохнул и совершенно безнадёжно добавил:
- Леда [4], Режим [4], Штисса… Сфероид?
- Запределье не рассматриваем. Ты б ещё мир Тех предложил, умник. Тундра, блядь такая, чего кусаешься?! – Яров поднял голову и посмотрел на затихших друзей. – Чего? Я что-то пропустил?
Смит и Громов синхронно кивнули, глядя куда-то в пол. Яр отследил точку пересечения взглядов друзей и всё понял. Он поднял кошку на руки и поцеловал в мордочку.
- Тундрочка, миленькая, прости меня, дурака! Спасибо, что подсказала, сам в жизни бы не вспомнил!
______________________________________________________________________________
[6] — отсылка к «Элэй».

***

В центральном телепорте Шара-Хоши собралась немалая толпа народу. Тут была пара медиков, несколько ксенобиологов и даже один ксеносоциолог. Ассистенты стаскивали в кучу приборы и аппаратуру, не доверяя эту работу киберам. Клэй приплясывал вокруг Креса и нервно оглядывал людей, окружавших его. Слишком уж сильно всё это напоминало обстановку в клинике! И лишь присутствие старого сарра немного его успокаивало.
- Крес, почему нас гонят с Шары? Ну чем мы провинились?
- Мы? Ничем, я надеюсь. И нас не гонят, сынок, нас спасают. Тебя спасают, поскольку мне-то никто и ничего предъявить не посмеет.
- И куда мы теперь? И зачем здесь все эти люди с приборами?
Ящер покрутил глазами, оглядывая царящую вокруг суматоху, неспешно облизнул ноздри и с хитрым прищуром уставился на Клэя.
- Зачем люди с приборами – ты и сам прекрасно знаешь. Хочешь остаться в живых – дружи с ними. А куда мы теперь… Я сделаю вид, что ты не задавал этого вопроса. 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.