» » Как Кощей добром за добро отплатил (из жизни в Тридевятом Царстве)

Как Кощей добром за добро отплатил (из жизни в Тридевятом Царстве)

— Чай-то какой необычный! — одобрительно протянул Кощей, отхлебнув из кружки. — Что добавила?

— Ничего особенного, — пожала плечами Баба-Яга. — Сушёные листья вороньего глаза. Пирожок дать?

— Давай. А с чем?

— Есть с щавелем, есть с волчеягодником. Какой?

— Спросишь тоже, — усмехнулся Кощей. — Что я, дурак, что ли, чтобы всякой дрянью себя травить? С волчеягодником давай.

Яга протянула Кощею пирожок и села напротив.

— Ванька заходил утром. Смурной.

— Угу.

— А чего с ним, не знаешь? — спросила Яга. — Я-то у него поинтересовалась, в чём дело, а он только рукой махнул. С Василисой поругался?

— Хуже, — прочавкал Кощей, — Царь нового придворного Богатыря выбрал.

— Не его, значит.

— Не его.

Яга вдруг хлопнула ладонью по столу.

— Так а чего ты тут сидишь тогда, а? — возмутилась она.

— Пирожок ем, — невозмутимо ответил Кощей. — Чего мне ещё делать-то?

— Пирожок он ест! — Яга нахмурилась и потянулась рукой к пирожку. — Не заслужил! А ну, отдай!

Кощей резво засунул остатки пирожка себе в рот, быстро прожевал и проглотил, победно посмотрев Яге в глаза. Яга поджала губы и прищурилась: Кощей охнул, позеленел, и целый пирожок вылез через его ухо.

— Получишь, когда исправишься, — Яга вернула пирожок на тарелку и, наклонившись к Кощею, что-то зашептала. Кощей внимательно слушал, а в конце ахнул.

— Ванька всех собрал? Не шутишь?

— Какие тут шутки. Ты Ивану друг или как?

— Друг, — ни секунды не сомневаясь ответил Кощей. — Ладно, не буду терять время.

— Баюна с собой возьми, — велела Яга, ловко поймав за хвост пытавшегося скрыться через окно Кота. — Сподручнее будет.

***

— Царь-батюшка! — стражник, дрожа от страха, шлёпнулся на колени и звонко приложился лбом к полу. — Не вели казнить! Вели слово молвить!

— Молви, — разрешил Царь, махнув ручкой, — но только если слово хорошее.

Стражник поднял голову и замер с открытым ртом. Царь зевнул, прикрыв ладошкой рот, и закатил глаза.

— Да говори уже, голова дубовая!

— Дочка ваша! — залепетал стражник. — Царевна наша! Того!

— Родила?!

— Похищена!

— Ну слава Богу! — Царь вытер платочком лоб. — А то я уже испугался! Думаю, как так: незамужняя же, откуда дитё-то… Чего?!

Лоб стражника вернулся на место на полу, озвучив своё возвращение.

— Всё-таки акустика! — важно заявил Царь, подняв вверх указательный палец. — Это вам не хухры… Ой! Доченька! Кровинушка! Позвать Афанасия!

Через пятнадцать минут здоровенный хмурый Богатырь протиснулся в двери и зашагал по залу. Остановившись в трёх шагах от Царя, он вежливо поклонился.

— Вызывал, Великий Государь?

Великий Государь злобно посмотрел перед собой на колени Богатыря.

— Сядь! — велел он, указывая на пол рядом с дрожащим стражником. — И ответь мне: где Варварушка, моя единственная и горячо любимая дочь?

— В своих покоях, — уверенно ответил Богатырь, сев на пол, — где ей и положено быть.

Царь, хмыкнув, протянул Богатырю клочок бумаги.

— Читай!

— «Ваша дочка у нас. Ежели не принесёте выкуп в размере ста мешков золота, ей п…» — Богатырь прищурился. — Тут размазано, непонятно дальше.

— Ей не поздоровится! — всхлипнул Царь. — Это я слёзы горючие на записку пролил. Нету у меня столько золота!

Богатырь вернул бумажку Царю и поклонился.

— Не переживай, Великий Государь. К ночи твоя дочка дома будет и без всякого золота. Слово даю!

Богатырь вышел из-замка, почесал затылок и пошёл по дорожке к дальней его части. Дойдя до окон в покои Царевны, Богатырь довольно хлопнул в ладоши: от окон в сторону стены вели глубокие следы.

— Дилетант, — с некоторой грустью в голосе протянул Богатырь. — Нужна вот тебе была эта головная боль?

Вернувшись в замок, Богатырь взял дубину для создания той самой головной боли и, вернувшись на прежнее место, пошёл по следу.

Подойдя к стене, Богатырь удивлённо посмотрел на следы, оставленные прямо на ней. Задумчиво хмыкнув, он подпрыгнул, ухватился на край и перелез на другую сторону. Следы вели в поле, сразу за которым находился густой лес.

***

— Эксплуататор! — хныкал Баюн, скидывая с задних лап тяжёлые сапоги. — Почему я-то должен тебе помогать? Мне оно надо?

— Две банки сметаны, — ответил Кощей, вглядываясь в деревья. — Ты точно хорошие следы оставил? А если он не заметил?

Баюн, прикрыв глаза, представлял, как он ест сметану.

— Ау!

— А! — Баюн открыл глаза. — Да хорошие, хорошие. Я ведь профессиональный делатель следов. Такие только дурак пропустит.

— Уверен?

— Если так сомневаешься в моих талантах, делал бы сам! А то ишь — переместился к Царевне и переместился с ней лес! Даже моргнуть не успел поди. А мне самое сложное оставил, так ещё и недоволен! Три банки!

— Договорились.

Кощей вдруг замер.

— Идёт. Приготовились.

Богатырь вышел на поляну и удивлённо посмотрел на Кощея.

— Кощей! — усмехнулся он. — Вот так встреча! Никак не ожидал тебя тут увидеть, да ещё и в добром здравии. После нашей последней встречи ты совсем плохо выглядел.

— Афанасий! — фыркнул Кощей. — Ты, что ли, придворный Богатырь?

— Он самый! — гордо ответил Богатырь. — По всем испытаниям я номер один оказался.

— Жаль вас на человечность не проверяют.

— В нашем деле не требуется. Царевна где, дилетант лысый? Такие следы оставить! Да их же слепой увидит!

— Ха! — радостно завопил Баюн. — Так-то! Один-ноль!

Кощей одобрительно кивнул и скинул с себя плащ.

— Не смеши природу, — засмеялся Богатырь. — Мы это уже проходили. У меня дубина толще, чем ты сам. Отдавай Царевну, и я тебе обещаю — к Рождеству опять ходить будешь.

— В этот раз всё будет иначе, — пообещал Кощей и повернулся к Коту. — Воду давай.

— Чего? — удивился Баюн. — Какую воду?

Кощей был бледным, но побледнел ещё сильнее.

— Я тебя просил ведро колодезной воды принести. Ты забыл, что ли?

— А! Нет, не забыл.

Кощей радостно выдохнул.

— Просто я бы выглядел как дурак. Где ты видел кота с ведром воды? Поэтому я взял с собой гусли. Кот с гуслями выглядит изящно и, в некоторой степени, загадочно. Кто он? Зачем ему гусли? Умеет ли он играть?

— Ой, валенок! — тихонько взвыл Кощей. — Да ты хоть понимаешь, что теперь будет?

Богатырь, устав ждать, поднял дубину и двинулся на Кощея.

От первого удара Кощей увернулся, во второй раз дубина просвистела рядом с ухом, а третий удар пришёлся точно в грудь, отчего Кощей отлетел в сторону, ударившись о дерево.

— Выглядело больно, — сообщил Баюн, подбежав к Кощею. — Как наши дела?

— Многообещающе, — пискнул Кощей, поднимаясь.

— Если это придаст тебе сил, то я согласен на один-один.

Ответить Кощей не успел — Богатырь схватил его за ногу и ударил о соседнее дерево.

— Так мне сметаны не видать, — протянул Баюн. — Эх, опять мне достаётся самое сложное!

Выждав момент, Кот прыгнул на Богатыря и, злобно шипя, заколотил его лапами. Афанасий легко снял его с себя и, взявшись поудобнее за хвост, раскрутил и бросил в небо.

— Сволота-а-а-а-а! — орал Баюн, улетая всё выше и выше.

Оказавшись на приличной высоте, он увидел двух стрижей, испуганно вытаращивших на него глаза. Сложив лапы, Баюн сделал вид, что происходящее ничуть его не удивляет.

— No es posible vivir aquí! — переглянулись стрижи. — Todos están locos! Por favor, Señor Gato, no nos coma!*

— Иноземное не ем, — презрительно фыркнул Баюн, на секунду замерев в воздухе и рухнув вниз. — Предпочитаю отечественное-е-е-е!

Тем временем внизу Кощей изображал сердечный приступ ввиду отсутствия у него других идей.

— Где Царевна? — орал Богатырь, подняв его за ухо на уровень своего лица. — Не доводи до греха, нечисть!

И в тот же миг Кощей упал на землю, а Богатырь исчез.

— Что за дела? — ахнул Кощей, озираясь по сторонам. — Как сквозь землю провалился! Баюн? Живой! Радость-то какая! Я уже как представил, что Яга со мной сделает за то, что не уберёг! Иди сюда!

Кощей схватил Кота и потянул к себе. Из-под Баюна показалась голова Богатыря, до самого носа ушедшего под землю.

— Как наши дела? — тихонько спросил Баюн, не открывая глаз.

— На четыре банки! — захохотал Кощей, прижимая Кота к себе. — Ну, Яга, не прогадала!

***

— Я дома сидел, на судьбу жаловался, — рассказывал Иван, жуя пирожок с щавелем. — Вдруг бабуля какая-то в окно стучит, воды просит. Я вынес, а она мне в благодарность за доброту секрет рассказывает — мол, видела, как кто-то Царевну из замка уносил и в какую сторону пошёл… Яга, а у Баюна что, день рождения? Чего ты ему уже вторую банку выдаёшь?

— Заслужил, — улыбнулась Яга, ласково потрепав Кота по голове. — Так что дальше-то?

Иван взял с тарелки ещё один пирожок.

— А дальше я к Царю побежал. Чем быстрее поиски начнут, тем больше шансов вернуть. А там узнал, что Афанасий, придворный Богатырь который, уже на поиски ушёл. Потом на улице с конюхом поговорил — он и рассказал, куда Афанасий пошёл. А бабуля-то иное говорила, ей врать незачем.

— Бабули такие, — хитро улыбнулся Кощей, незаметно подмигнув Яге. — Ну и?

— Хотел Афанасия догнать сначала, — продолжал Иван. — Да думаю: а ну как он далеко уже ушёл? Пока туда, пока обратно — сколько же времени потеряем! Ну и пошёл сам. Всё боялся, что зря дубину не взял, а оказалось не зря. Час по лесу шёл и тут на тебе — сидит, красавица, на сухом дереве и слёзы льёт! Меня как увидела, как кинулась обнимать-целовать! Не будь я уже женат — точно бы женился.

— Бабушка, — Баюн отставил пустую банку в сторону. — Ещё.

Яга, под взглядом удивлённого Ивана, живо поменяла пустую банку на полную.

— Не лопнул бы, — хмыкнул он. — Так вот. Привёл Царевну в замок, а Царь меня на радостях назначил придворным Богатырём. Представляете? Ещё утром я чуть ли слёзы не лил, а вечером уже мечта всей моей жизни исполнилась!

— Ну такое точно нужно отметить! — Кощей просяще посмотрел на Ягу. — Такое событие, а мы с чаем. А, Ягуня?

Яга деланно вздохнула и взяла из шкафа бутыль и три рюмки.

— Чуть-чуть, — попросил Иван. — Мне ещё сегодня к Царю зайти нужно будет.

Яга кивнула и наполнила рюмки до половины.

— За тебя, Ваня! — торжественно сказал Кощей, подняв рюмку. — За нового придворного Богатыря!

— Ура! — улыбнулась Яга.

Выпив, Иван поблагодарил Ягу за угощения, попрощался и вышел из избушки.

— Ваня, — Кощей вышел следом, — я это, сказать хотел...

Иван моргнуть не успел, как оказался у Кощея в объятиях.

— Ты чего, Кощей? — смутился Иван. — Чего с тобой?

— За день рождения, — ответил Кощей, выпуская Ивана. — Не забуду.

— Да ладно тебе, для друга же старался. Ну, до завтра.

Иван развернулся и пошёл по тропинке. Кощей улыбнулся.

— Для друга! — довольно повторил он. — И я для друга старался.

Повернувшись, Кощей открыл дверь избушки.

— Яга! Слушай, а нам-то с тобой к Царю сегодня идти не нужно. Чего добру пропадать? Понимаешь, к чему я?

Как Кощей добром за добро отплатил (из жизни в Тридевятом Царстве)

© Роман Седов
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.