Палева нет » HOME » Домовой XXI

Домовой XXI

Домовой XXI

Ночью тварь приходила снова. Как и в предыдущие ночи она несколько раз обошла его владения, затем долго стояла возле покосившихся ворот, не пытаясь войти. Как и в прошлые разы, он отсиживался на голбце, проклиная собственную слабость.
- А, это ты, - поприветствовал влезшего в избу через разбитое окно кота домовой.
- Здравствуй, - отозвался кот, - мыши есть?
- Откуда им тут взяться то? Весна на дворе же, а тут еды нет.
- Про мышей я так, к слову. Утром мимо сельсовета пробегал, слышал, что дом твой кто-то купил.
- Добрая весть. Негоже дому без хозяев. Я один уже не справляюсь.
- Не обижайся, хозяин мохнатый, да ты давно уже не справляешься, - потянулся кот, - вон как избу запустил.
- Сруб крепкий, печку хоть сейчас топи, а стекла – дело наживное, да и крышу починить можно.
- Эт не мое кошачье дело. Если хозяева добрые будут, я с вами жить начну.
- Добро. Только уговор – в доме нужду не справлять, мышей давить исправно.
- Уговор.

- Здравствуй, хозяюшко, - поклонилась девушка, не переступая порога.
- Пошла вон, тварь! – домовой спрыгнул с печи, схватил старый закопченный ухват и встал, преграждая дорогу незваной гостье, - ишь, ты пакость какая!
- Не пустишь? – уточнила девушка.
- Не пущу!
- Какой негостеприимный. Может договоримся, хозяин? У меня хлеб есть, молоко и еще кой-чего.
- Вашему бесовскому племени в дом с домовым ходу нет! - домовой поудобнее перехватил ухват. На лице гостьи промелькнула лукавая улыбка, после чего она шагнула через порог, а домовой по какой-то причине не смог ударить незваную гостью.
- Говорила же, что помимо хлеба и молока еще кой-чего принесла. Выписка о праве собственности называется. Слыхивал про такое? Дом мой, так что изволь на меня печной утварью не замахиваться.
- Хозяйка что ли? – ухват выпал из ослабевших рук домового.
- Что ли хозяйка. Купила я этот дом с земельным участком и всеми надворными развалюхами.
- Убьешь, значится.
- Убивать не буду, - произнесла бесовка. Она прошлась по комнате, морщась от скрипа досок и уселась на лавке в красном углу, - давай хоть познакомимся, что ли? Меня Аленой звать.
- Бесовка ты и звать тебя бесовкой нечистой!
- Вот сейчас обидно было, - скорчила рожицу девушка, - да, я – бесовка и что? Тебя конкретно я чем обидела? Предложением молока и хлеба? Если ты по колбаске с водочкой, только скажи, я в магазин метнусь. В конце концов, я этот дом честно купила.
- Не дело это, когда ваше племя в избах человеческих обитает.
- Уж больше века прошло как царя-батюшку свергли, коммунизм тоже накрылся, до нас с тобой прогресс добрался.
- Чего?
- Прогресс, говорю, до нас с тобой добрался, подарочки привез.
- Да говори ты по нормальному, нечисть! – от возмущения домовой немного увеличился в размерах.
- По нормальному, этот дом бы перешел по наследству младшему сыну, были бы в доме хозяин с хозяйкой, дети. Ты бы дом оберегал, наших гонял, с банником дружбу водил, за скотиной смотрел. Так?
- Все так. Ох, будь у дома хозяева, ты б и к забору у меня не подошла.
- Вот видишь. А я бы людей с пути сбивала, подшучивала, пугала, пакостничала. Все как положено. Да, вот, не судьба нам жить по старинке. В отставке я, а ты много лет в пустом доме.
- Отсталая? От кого отстала?
- Не отсталая, а в отставке. На пенсии. Безработная. Бесовка Аленка теперь никому не нужна. Так мне и сказали, мол проваливай, живи как хочешь, и без тебя все хорошо.
- Чегой?
- Бесы теперь без надобности. Людишки сами друг друга изводят и, буду откровенно, неплохо справляются. Не занимаюсь я больше бесовскими делами.
- Зарекалась баба на двор не ходить… - пробормотал ошарашенный домовой.
- Не знаешь ты, хозяин, что мне светит теперь за бесовщину… - вздохнула Алена. Она вытащила из рюкзака пластиковый стаканчик, налила в него молока, положила сверху кусок хлеба – угощайся.
Домовой опешил, не понимая, как ему следует поступать. С одной стороны, он, как домовой, был обязан отгонять нечисть, не позволять ей ходить по участку и, тем более, ни в коем случае не пускать в дом. С другой стороны, он не мог выгнать хозяйку дома, проявившую должное уважение, и не мог отказаться от традиционного подношения. Заметив нерешительность домового, бесовка встала и вышла во двор. Этого оказалось достаточно, чтобы лохматый человечек схватил подношение и начал его стремительно поглощать.
- Исполать тебе, хозяйка, - едва заметно склонил голову домовой, как только Алена вернулась, - Кузьма я, домовой тутошний.
- Вот и познакомились, - улыбнулась девушка, - теперь можно и дело обкашлять.
- Чегой?
- Я прогулялась, владения осмотрела. Совсем плохо. Хлев развалился, баня в живописных руинах, у дома крыша вот-вот сложится. В такой халупе даже бомжи жить побрезгуют. Проще все пихнуть бульдозером и заново отстроить.
- Чушь! Дом еще крепок, разве что крышу подлатать, печь хоть сейчас топи.
- Ну, да, латать рукава от жилетки. Я понимаю, что ты к этому дому привык, но все, срок ему вышел, надо новый строить. Это мое решение.
- Может, подлатаем? – робко попросил Кузьма.
- Боишься, что не переживешь?
- Твоя правда. Как дом снесешь, так я и помру.
- Хотела бы избавиться, так прикончила бы в первый раз, когда дом смотрела, - усмехнулась бесовка, - печку сохраню. Раз от старого дома хоть что-то останется, то и ты останешься. Все оки будет. Я тут проектов накачала, с работягами договорилась. Давай вместе посмотрим, обсудим, чтобы и тебе по нраву было и мне.
- Ну, показывай, - кивнул Кузьма, прекрасно осознавая, что проще солнцу взойти на западе, чем отговорить бесовку, принявшую решение.
Алена вытащила из рюкзака ноутбук, водрузила его на лавку, после чего, уселась на пол. Кузьма встал рядом с ней. Запустив программу, девушка продемонстрировала домовому три понравившихся ей проекта. Первый вариант с нежилым первым этажом, на котором располагались баня и гараж пришлось отмести, поскольку домовой был категорически против того, чтобы его печь находилась в нежилом помещении. Второй вариант с парой спален, просторной гостиной, совмещенной с кухней, пришелся ему по душе, но Алене не понравилось, что гараж и баня будут отдельными постройками. Третий проект, оказавшийся самым дорогим, устроил обоих. По нему дом имел два крыла – жилое с двумя комнатами и нежилое с гаражом, баней и обширной кладовкой, между которыми располагались гостиная и кухня. Пощелкав мышкой, Алена поместила в гостиной печь, а глухую стену между гостиной и кухней заменила на барную стойку.
- Мерзнуть будешь, - покачал головой домовой, ткнув пальцем в экран, - печка через стену не греет.
- Котел повесим двухконтурный, батареи поставим, - пояснила бесовка, - будет и тепло и водичка горячая круглый год. Двадцать первый век на дворе, сейчас никто на родник за водой не бежит и в ведрах ее не греет. Скважину пробурим, газ подведем, электричество, само собой, беседку с мангалом поставим, газон. А печка так, для антуража.
- А огород? Хлев?
- Лично мне хозяйство без надобности. Машина есть, если что понадобится – съезжу и куплю.
- Не по-людски это, Алена. Не поймут деревенские.
- Нам с тобой огород и скотина без надобности, а до чужого мнения мне дела нет. Я не для того зарабатывала, чтобы задницей вверх на грядках ползать!
Аккумулятор ноутбука продержался еще час, в течение которого бесовка и домовой экспериментировали со внешней отделкой, размещали мебель и бытовую технику. Когда на экране высветилось предупреждение о критическом заряде батареи, девушка выключила ноутбук и убрала его назад в рюкзак. Выйдя во двор, она набрала номер прораба и попросила начать как можно быстрее. Переговоры о сроках затянулись, поэтому девушке пришлось посулить ему десятипроцентный бонус в конверте за оперативность. Закончив разговор, бесовка села в машину и укатила в город.
Алена вернулась ближе к вечеру. Запарковав свой внедорожник возле ворот девушка начала переносить покупки в дом, но, буквально через три-четыре ходки, поняла, что пробираться через заросли, держа в руках объемистые коробки не очень удобно. Она завела машину и, осторожно переехав через упавшую секцию забора, подъехала прямо ко входной двери.
Стемнело. Во дворе тихонько тарахтел генератор. Небольшая настольная лампа слабо освещала комнату. Бесовка сидела на лавке за раскладным столиком и, прикусив нижнюю губу, отстреливала ботов. Пройдя игру от начала до конца на максимальном уровне сложности, девушка с сожалением закрыла крышку ноутбука. Она расстелила спальный мешок в красном углу, забралась в него и закрыла глаза.
- Нечисть бесстыжая, - проворчал Кузьма, - хоть бы не в красном углу улеглась!
- Здесь с окна не дует, - отозвалась Алена, - и, вообще, дом мой, где хочу там и лежу.

Через три дня на семиместной Газели приехали строители. К их приезду деревенские мужики расчистили участок от поросли, снесли остатки забора, ворот, хлева и бани. Алена щедро заплатила за их услуги, и, кроме того, позволила забрать более-менее сохранившиеся пиломатериалы и кирпичи.
Кран-манипулятор выгрузил две бытовки, одна из которых предназначалась для строителей, а во второй планировала жить во время стройки сама Алена. Осмотрев фронт работ и разместившись в бытовке, бригада приступила к разбору дома. К концу дня дом лишился крыши, а со сруба были сняты доски обшивки. Вокруг печи вырос обтянутый полиэтиленовой пленкой каркас. Кузьма, страдая от того, что его дом разбирают, забился в угол бытовки.
На следующий день, ближе к полудню, приехала бригада бурильщиков и сразу приступила к бурению скважины. Строители тем временем разбирали сруб, оттаскивали бревна в сторону, где один из них распиливал их на чурбаки. После окончания разбора стен, из земли были извлечены массивные камни, служившие фундаментом старой избы. Расчистив место, рабочие колышками и веревками сделали разметку под новый фундамент.
Через пару недель, когда бетон набрал необходимую прочность и были заведены водопроводная и канализационная трубы, началась кладка стен. По мере того, как росли стены, отсиживавшийся за сложенными в углу коробками домовой начал приходить в себя. Вечерами, когда уставшие за день строители засыпали, Кузьма обходил стройку, после чего садился за ноутбук. Он снова и снова рассматривал проект, кивал своим мыслям.
В начале августа, когда стало понятно, что строительство не укладывается в намеченные сроки, Алена наняла дополнительных работников. Электрики заходили в комнату с голыми кирпичными стенами, тянули кабели, после чего переходили в следующую комнату, уступая место штукатурам. Газель строителей сновала туда-сюда между деревней и городом, подвозя необходимые материалы. Параллельно с отделкой шло обустройство двора и строительство беседки.

Первого сентября дом был подключен к газу, а строители, получив полный расчет, собрали свои вещи и уехали.
- Ну, как тебе дом? Одобряешь? – поинтересовалась бесовка, разливая чай по чашкам.
- Добрый дом. В таком жить – одно удовольствие, - отозвался домовой, - а дальше что?
- Поживем, а как срок придет, переедем.
- Не дело это домовому переезжать…
- Привыкай, Кузьма, время такое, что и домовой переезжает. Что поделать, время карет и гусар прошло. Остается только вспоминать.
- Неужто ты помнишь?
- Помню. Я же дворянка по происхождению. Удивлен?
- Получается, ты старше меня будешь… Мне годков шестнадцать было, когда революция случилась.
- Эх, молодо-зелено, - улыбнулась бесовка, - я сразу после Отечественной войны родилась. Прожила, правда, недолго. Рассказать тебе что ли, поделиться сокровенным?
- Расскажи, коль желание имеешь.
- Мамаша моя с проезжим офицером-дворянчиком на сеновале переночевала. Потом полк ушел, а у мамки пузо расти начало. Стыд, срам, позор на весь род. Через девять месяцев, тогда морозы стояли, меня новорожденную в лес отнесли, - вздохнула Алена.
- Но ты выжила.
- Начальство успело к рукам прибрать до того, как померла. Сам понимаешь, некрещенная безымянная душа – товар редкий. Дальше по стандартной схеме – вечное служение в обмен на силу. Через год в силу вошла. Хотела с родней разобраться, но не позволили. Не бесовское это дело за грехи карать. В общем, во времена империи особо интересного ничего не было, озорничала, пакостила, все по должностной инструкции. После Октябрьской революции к красным пристала, уж больно мне их общество воинствующих безбожников и красный террор по душе пришлись. Вторую мировую начала за немцев, закончила в РККА, дошла до Берлина. Ордена и медальки с обеих сторон имеются. После капитуляции думала дальше на запад идти, но решила вернуться. В разоренной войной стране нашим раздолье было. Потом джинсой и жвачкой фарцевала, в бабской конторе ходила, в Афган съездила, в общем приспосабливалась. Восемь раз замужем, один раз жената. Вот, как-то так. А ты что расскажешь?
- Старый дом хороший хозяин строил, трудолюбивый, смекалистый, рукастый. Семья хорошая была, от мала до велика работали, рук не покладая. Огород большой, скотины полон хлев. Потом худо стало, кулаками их прозвали. В начале скотину отобрали, а потом всю семью из дома выселили. Новые хозяева бедные были из-за того, что ленивые, но виноватыми себя не считали. Допоздна спали, лишний раз на родник сходить ленились. Один раз чуть дом не спалили, когда сажа в трубе занялась, я тогда знатно обгорел пока тушил. Мужики ушли на войну и не вернулись, дочери разлетелись кто куда. Как хозяйка померла, дом колхозу отошел. Неплохие люди пришли, дом поправили, кое-где бревна заменили, заново сруб доской обшили. Со временем хозяева постарели, дети в город подались, стариков поначалу на зиму только забирали, а потом приехали, дом заколотили и все. С тех пор я один остался. Поначалу с банником вдвоем жили, а как в бане печь осыпалась – сгинул он. Толи другую баню нашел, толи помер. Я старался как мог, дом держал, но, сама понимаешь, без хозяев домовой слаб. Года два назад кот стал захаживать, правда, как ты появилась, он больше не приходил.
- Черный, мордастый, с голубыми глазами?
- Он самый.
- Видела я его, почти каждый день на клене за забором сидит, наблюдает.
- Он к нам хотел прибиться, да, видать, побаивается.
- Пусть приходит, если нечисть в роли хозяйки устроит. От коробки-другой вискаса в неделю не обеднеем.

За окном медленно падали крупные снежинки. Деревенская молодежь и приехавшие на праздники горожане вышли на улицу. Со стороны сельсовета, где была наряжена елка, едва доносились звуки музыки, изредка заглушаемые хлопками петард. Кот лежал на натопленной печи, с неудовольствием наблюдая, как хозяйка играет с крупным лохматым щенком. Домовой Кузьма нежно поглаживал крышку новенького ноутбука. Наступил новый год.

Домовой XXI. Дела банные.

- Церя, фу! – услышав команду хозяйки пес перестал рычать на незваного гостя и отошел.
- Что за беспредел! Собаками людей травите! – возмутился мужчина, вжимаясь в закрытую створку ворот.
- Здравствуйте, Сергей Иванович, - улыбнулась Алена, - какими судьбами?
- Я, собственно говоря к вам шел, Алена Владимировна, а тут псина эта.
- Цербер прошел курс ЗКС и действовал так, как его научили. Пройдемте в дом, - бесовка сделала приглашающий жест и едва заметно кивнула. Заметив движение головы, означавшее одобрение, собака пару раз вильнула хвостом. Усевшись за стол напротив председателя сельского поселения, бесовка наклонила голову, - может, чаю, кофе?
- Нет, спасибо. Я к вам по поводу налогов.
- Все налоги оплачены вовремя, и транспортный и на имущество, - ответила девушка, - в банк-клиенте есть квитанции, в личном кабинете налоговой долгов нет.
- Это очень похвально. Народ у нас, Алена Владимировна, разный. Кто-то, например, вы, все вовремя оплачивает, а кто-то не платит. А меня глава на ковер вызывает, требует, чтоб обошел всех, уговорил, убедил. А как я уговорю то?
- Уговорить можно даже самых принципиальных и несговорчивых, - улыбнулась бесовка.
- Возможно. Я, собственно, к вам вот по какому делу. Финансирование поселения, мягко говоря, не ахти, денег не хватает, поэтому у нас в Николаевском есть свои местные сборы. Дороги надо ремонтировать, на водокачке то насос сгорит то свищ в цистерне вылезет, на все деньги нужны. Опять-таки насос водяной на святом духе не работает, ему электричество подавай.
- То есть, вы предлагаете скинуться на нужды села?
- Все верно. В год собираем по тысяче со двора и по тысяче с машины. Есть возможность заплатить двумя платежами, но, полагаю, в рассрочке вы не нуждаетесь.
- На дороги и воду?
- В основном, да. Бывают, конечно, и другие траты, но мы дополнительных денег не собираем, обходимся тем, что есть.
- Окей. Если я сейчас выйду за ворота я увижу там дорогу до дома?
- Ваш старый дом долго стоял заброшенным, поэтому дорогу до него не дотянули. Сами понимаете, финансирование оставляет желать лучшего. Со временем планируем, буду ходатайствовать о включении…
- Поэтому, решив купить этот дом, я продала свою пузотерку и купила крузак, - перебила Сергея Алена, - дороги я не вижу, так что минус рубль. По воде. Тянуть трубу от сельского водопровода было геморройно, к тому же я читала, что в некоторых деревнях и селах летом воды не хватает из-за полива огородов, поэтому у меня свой насос в своей скважине. За электричество плачу исправно по счетчику. Еще минус рубль. Осталось ноль.
- Вы не правы, Алена. Заехав в Николаевское, вы едете по асфальту и только пару сотен метров по грунтовке, а вода нужна не только для питья и полива огородов, но и для, не дай то бог, для пожаротушения. У нас возле цистерны оборудована площадка для заправки пожарных машин.
- Лично я гореть не собираюсь. В доме автоматические огнетушители, огнеупорные материалы, а от соседей искры не долетят. Кроме того, трактор, который чистит деревенские дороги до меня просто не доезжает и те две сотни метров я всю зиму чистила сама. Я не особо вижу необходимость финансировать те блага, которыми я не пользуюсь.
- Исправимся, - улыбнулся чиновник, - я вас уверяю, что следующей зимой дорога до вашего дома будет чиститься своевременно. Асфальт не обещаю, но хоть защебним. С водопроводом тоже поможем, пусть труба лежит, на случай, если у вас насос сгорит.
- Договорились, - бесовка сходила за кошельком и, вернувшись, выложила перед Сергеем две купюры, - на этом все?
- Да, - чиновник убрал деньги в карман, поставил галочку напротив адреса Алены, - единственное, перед тем как откланяться, я вам посоветую посадить собаку на цепь.
- Цербер – не только охранник, но и друг. Портить его характер я не буду. Для посетителей у меня рядом с калиткой установлен звонок. Табличка «осторожно злая собака» тоже присутствует.
- Дети не всегда читают таблички. Если ваша собака кого-нибудь укусит, то ее придется усыпить.
- Этого не будет, даже если он укусит самого президента.
- Понимаете, у некоторых сельчан есть оружие…
- Цербер обучен работать против вооруженного человека. Подранков он не оставляет. Мой пес будет адекватно пресекать любую попытку вторжения на мою собственность.

Дождавшись, пока глава поселения выйдет за ворота, Кузьма слез с печи. Домовой подошел к холодильнику, вытащил из него бутылку темного пива, откупорил ее и уселся на диван.
- Хорошо, что Цербер его не подрал. Вони бы было… - произнес он, отдышавшись после первого большого глотка.
- А нечего в дома честных бесовок без приглашения ходить.
- Ты бы помягче была, а, хозяйка. Кот вот говорит, что тебя все село недолюбливает.
- Вот поэтому начальство в нас больше и не нуждается. Вот что я плохого им сделала? Хотя… а, пофиг, пусть думают, что хотят.
- Бабка Марья тебя ведьмой зовет. Говорит специально ты дом купила на отшибе, подальше от церкви, чтоб к нечисти поближе, значит.
- Хана бабке! Меня, двухсотлетнюю с хвостиком бесовку, какой-то ведьмой называть никому не позволю. Я душу в обмен на силенки не закладывала!
- Не трожь ты эту полоумную. В том, что старый дом дурным считался и моя вина есть. Как хозяева ездить перестали, народ полез воровать. Ну, я и попугал немного, для острастки.
- Понятно. В принципе, ничего особо серьезного. Бабку я проучу маленько, до остальных пофиг. Там в холодосе светлое осталось?
- Вчера все изволили вылакать под шашлыки, ваше благородие, - усмехнулся домовой.
- Вот построю конюшню, чтоб тебя за ней розгами высечь за дерзость, - рассмеялась Алена, - я до города прокачусь. Тебе чего-нибудь надо?
- Вискаса купи несколько мешков, его Цербер в три горла жрет.
- Куплю. Еще, будь добр, затопи баньку, приеду – помоюсь.
- Не дело это, чтобы домовой бани топил.
- Там всего-то ручку повернуть и кнопку поджига нажать. Дальше автоматика сама все сделает. Затопи, плиз.

Проводив хозяйку, домовой отправился на свой ежедневный обход участка. Ровно подстриженная трава приятно щекотала его босые ступни. Обойдя периметр, он зашел в беседку. Там Кузьма поправил криво висевшую кочергу, вычистил от пепла мангал, после чего, усевшись на скамейку, мечтательно уставился на забор. Сине-зеленые металлические штакетины с закругленными вершинами были очень похожи на морские волны, которые домовой неоднократно видел по телевизору. Кузя очень хотел побывать на море, воочию увидеть эту бескрайнюю воду, но, будучи домовым, не мог покинуть свой дом. Подошедший Цербер принюхался, присмотрелся и, не почуяв еды, ушел греться на крыльцо.
- Проглот ненасытный, когда он только вискасом подавится, - прошипел спрыгнувший с крыши беседки кот.
- Алена обещала привезти корма побольше, - отозвался Кузьма, не открывая глаз, - как погулял?
- Хорошо погулял. Кошечку молоденькую покрыл, трехцветную, собак подразнил.
- Тебя уже один раз в город к скотьему доктору возили после того, как ты суку щенную подразнил. Понравилось нечто?
- Надо же как-то развлечься. Я вот все хочу собаку какую-нибудь покрупнее раздразнить, чтоб к нам на участок заскочила.
- Хозяйка говорила, что Цербер любого порвет. Порода у него такая.
- Не знаю я такой породы, хотя всяких кабыздохов навидался. Дух от него не собачий. По-нашему говорить не умеет, зато Аленку с одного взгляда понимает, да и она его тоже. Откуда только она его притащила…
- Это мне неведомо, откуда притащила, не интересовался. Службу свою он несет исправно, нас с тобой не обижает. Ты лучше расскажи, что там деревня судачит.
- Не любят они Аленку. Мужики бесятся, что девка на них внимания не обращает, да то, что рабочих пришлых позвала, до сих пор припоминают. Бабы, естественно, завидуют. Хозяйка живет не по-деревенски. Огорода нет, скотину не держит, молоко с яйцами и то в магазине покупает. На дорогой машине ездит, с тетками-сплетницами не откровенничает. Чужая она им.
- Я пытался ей рассказать. Слушать не хочет. Ладно, ей виднее, чай не первое столетие живет.
Налив коту молока и насыпав псу сухого корма Кузьма с неохотой зашел в баню. Первым делом он заглянул в холодильник, стоявший в предбаннике. Как он и предполагал, Алена во время прошлой помывки выпила все пиво и не удосужилась поставить охлаждаться новые бутылки. Затем он заглянул в приоткрытую душевую кабину просто чтобы убедиться, что все в порядке и краны не подтекают. В моечной на лавке стояла шайка, рядом с которой лежал небольшой обмылок. Пожав плечами, домовой сходил в кладовку за новым куском мыла. Включив газ, он поспешил покинуть баню.

Перед тем, как идти за покупками, бесовка решила помыть машину. Оставив ключи приемщику, она заказала комплексную мойку с полировкой, после чего направилась в парк. Обойдя пару раз старый фонтан, украшенный статуей девушки с веслом, Алена уселась на скамейку и принялась наблюдать за отдыхающими. Огромный жизненный опыт позволял ей с легкостью делать выводы, даже не пользуясь своими бесовскими силами. Едва мазнув взглядом по мило ворковавшей на противоположной лавочке парочке, она сразу отметила, что девушка лишь изображает заинтересованность в кавалере, пытаясь раскрутить его на траты. Молодой человек, в свою очередь, хотел переспать со своей спутницей с минимальными тратами. Посмотрев вслед прошедшей мимо нее быстрым шагом пенсионерам, бесовка отметила, что мужчина, скорее всего муж, недавно перенес инсульт и поэтому подволакивает ногу, а его спутница всячески пытается его приободрить, поддержать. Со стороны стоявшей в кустах скамейки доносился хохот, перемежаемый матерными выражениями. Алена ухмыльнулась, вспомнив, как она сама, одетая в свитер и треники, сидела на спинке скамейки, заливая в горло дешевое пойло. Стайка детей, игравшая возле фонтана, создавала много шума, но не представляла для нее никакого интереса. Вскоре, наблюдение за горожанами девушке наскучило, поэтому она натянула наушники и, включив Четвертую симфонию Бетховена, закрыла глаза.
Забрав блестевшую машину, Алена съездила в супермаркет, где купила пару ящиков пива для себя и десяток трехкилограммовых пачек вискаса для кота и собаки.
- Сильная и независимая женщина, - донеслось из припаркованной рядом тонированной заниженной приоры. Усмехнувшись, Алена подошла к водительской двери и постучала по стеклу наманикюренными ногтями.
- Да, сильная и независимая, - произнесла она, как только стекло опустилось, - на машину, кстати, сама заработала, а не насосала.
- Блин, извините, просто прикол был, - смутился сидевший за рулем юноша.
- Приколы я люблю. Как насчет того, чтобы прикольнуться на 402 метра?
- С вашим табуном под капотом полюбас нереально.
- А если на твоей по очереди на время? Выиграешь – ящик пива. Проиграешь – уедешь без пенного.
- Устраивает. Северный проезд знаешь?
- Езжай, я следом.
Попетляв по городским улицам, машины приехали в короткий тупик, который в будущем должен был стать выездом на объездную дорогу. Алена запарковала свой внедорожник, после чего они с Василием бросили монетку. Первым выпало стартовать юноше. Толи от предвкушения халявного напитка толи из-за малого опыта, Василий слишком сильно нажал на педаль газа и резко бросил сцепление, из-за чего приора тронулась с большой пробуксовкой. Доехав до конца асфальта, машина развернулась и вернулась к старту. Кивнув сопернику, Алена уселась за руль. Стартовала она плавно, не допустив пробуксовки, после чего ускорялась почти до конца асфальта, стараясь удерживать стрелку тахометра в районе цифры 4. Развернувшись, она быстро вернулась назад. Проигравший ей три с половиной секунды Василий еще раз извинился, поблагодарил за гонку и протянул руку, которую девушка не раздумывая пожала. Подарив на прощание обоим парням по бутылке, Алена села за руль и уехала.

Услышав, как загудел привод ворот, Кузьма закрыл крышку ноутбука и пошел в гараж встречать вернувшуюся бесовку. Как только Алена выгрузила ящики с пивом, он подхватил по паре бутылок в каждую руку и побежал к холодильнику в предбаннике. Положив бутылки в морозильник, он вернулся, чтобы помочь хозяйке распаковать и разложить по местам покупки.
После того, как все покупки были аккуратно водворены по своим местам, Кузя вновь уселся за ноутбук, а Алена ушла в баню. Плеснув ковш воды на каменку, она растянулась на полоке. Хорошенько пропотев, она, пройдя через моечную, вышла в предбанник.
- Кузьма? Ты там совсем в онлайн не ушел? – прокричала бесовка, отхлебнув холодного пенного напитка.
- Туточки я. Чего надо? – раздалось из-за двери.
- Сделай хорошее дело, попарь от души, - попросила девушка.
- Сама попарься. Не дело это домовому в баню ходить, тем более хозяев парить.
- Тебе что, жалко веником помахать?
- Не положено мне, Алена.
- А я тебе ништяк какой-нибудь подгоню. Хочешь подписку годовую на иксбокс? И, вообще, чего это мы с тобой через дверь разговариваем?
- Мне в баню хода нет, не пущает она домовых. Я кое-как смог газ зажечь, а ты в самое нутро зовешь, - вздохнул домовой, - извини, но давай-ка сама. Впредь, коль париться вздумаешь, подружек зови или друзей.
- Ну, ладно, как-нибудь обойдусь без веника, - вздохнула Алена. Она еще один раз погрелась, пропотела в парной, после чего быстро вымылась и, обмотавшись полотенцем, ушла в спальню.
Алена лежала на кровати, полностью расслабившись и, от нечего делать, листала список фильмов в своем телефоне, раздумывая что бы посмотреть. Неожиданно, она услышала грохот, донесшийся из нежилого крыла дома. Во дворе громко гавкнул Цербер. Бесовка вскочила на ноги и заспешила в гостиную. Грохот повторился.
- В бане грохочет, - сообщил Кузьма, лихорадочно сохраняя игру, - хоть прикройся, бесстыдница.
- Чего ты там не видел то? – фыркнула в ответ Алена. Она ворвалась в предбанник, где заметила приоткрытую дверцу холодильника. Окинув помещение взглядом, она прошла в моечную.
- Обалдеть, - заявила бесовка, увидев сидевшего на скамейке низкорослого седого человечка, одетого в набедренную повязку, и нагло попивавшего ее пиво, - Кузьма, мать твою, это что еще такое?
- Так банник же это, хозяйка, - заявил прибежавший на зов домовой. Кузя изо всех сил цеплялся руками за дверной косяк, противостоя пытающейся вытолкнуть его из бани силе.
- Пшли прочь, моя баня! – заявил банник.
- Ах, вот оно что! – Алена успела схватить Кузьму в охапку и вместе с ним выскочить из моечной за мгновение до того, как брошенная банником шайка с кипятком ударилась об стену - Церя, ко мне!
Кузьма так и не понял, как пес смог так быстро открыть тяжелую металлическую дверь и встать рядом с Аленой. Шерсть на загривке Цербера стояла дыбом, губы подрагивали, обнажая крупные белоснежные клыки.
- Тащи сюда этого любителя помыться на халяву, - приказала девушка, - а ты, Кузьма, марш в угол, я сейчас лютовать буду, как бы не зацепила.
Волосы бесовки на мгновение поднялись, словно от порыва ветра, холеные ногти отросли и загнулись на манер звериных когтей, а в глазах полыхнуло темно-красное пламя. Цербер, сверкнув такими же красными глазами, поддел лапой приоткрытую дверь и скрылся в предбаннике. Домовой отскочил в угол. Из бани раздавался грохот, иногда заглушаемый громким рычанием пса. Через несколько секунд все стихло. Цербер вышел из предбанника, таща за собой упиравшегося банника. Оказавшись за пределами бани, старичок разразился площадной бранью.
- Еще раз откроешь рот, и Цербер сделает кусь по-настоящему, - предупредила бесовка, - значит, завелся у нас жилец новый.
- Еще и мыло переводит, - добавил свои пять копеек домовой, не покидая угла.
- А ты помолчи, бездельник, - огрызнулся банник, - ишь, ты, пакость какая, бесовку и пса адского в дом пускаешь.
- Да я тебя! - Кузьма шагнул из угла и стал расти.
- Ну-ка, оба, ша! – не выдержала Алена, - дом мой, пес мой, здесь все мое.
- Брешешь!
- Хозяйка она, - кивнул Кузя.
- Дурной ты домовой. Не бывает такого, чтоб бесы в людских домах жили! Тьфу на вас всех!
- Вылакал мое пиво, буянит, плюется. Церя, отойди и ушки лапками прикрой. Алена сейчас такое выдаст! Кузьмы это тоже касается.
Пес отпустил руку банника и сделал пару шагов назад. Он улегся, подперев дверь в предбанник своим телом, зажмурился и положил передние лапы на уши.
- Отче наш, иже еси на небесех – произнесла Алена, делая шаг в сторону банника, - патэр ностэр, кви эс ин цэлис!
- Ай-яй-яй! – банник вцепился обеими руками в ручку банной двери, но сдвинуть тушу пса ему было не под силу, - ой-ей-ей!
- Бисмилляхи рахмани рахим, - заявила нависшая над дергавшим ручку банником Алена, - мне продолжать?
- Смилуйся, хозяйка! Не губи! Служить тебе буду исправно!
- Другое дело, - ухмыльнулась Алена, - тебя как звать-то, любитель чужого светлого?
- Жихарь я, хозяйка. Без баньки остался, мыкался, а тут чую, из твоего дома духом банным несет. Я и прибился.
- А я – бесовка Алена. Домового Кузьмой кличут, пса – Цербером. Еще кот есть, он без клички обходится. Баня тебе нравится? Жить в ней будешь?
- Отчего бы и не пожить? Банька добрая, чистая, легкая, без угара. Не баня, а загляденье.
- У нас лоботрясов нет, каждый жилье и харчи отрабатывает. Кот мышей ловит и сплетни по селу собирает, Цербер дом сторожит, Кузьма завхоз, на все руки мастер, а я, стало быть, по снабжению и финансированию. Ты что умеешь?
- Могу баню топить, в чистоте и порядке ее держать. Коль хозяева ко мне с уважением, то угару в бане не будет вовек.
- А веником махать можешь? Чтобы прямо, ух, дух вышибало.
- Конечно. К любому венику подход знаю, хоть к березовому, хоть к дубовому.
- Значит баня на тебе. Будешь топить и следить, чтобы холодильник не пустовал. Если захочу попариться – свистну.
- Все понял, хозяйка.
- Вот и чудненько. Церя, гулять! Кузьма, введи Жихаря в курс дела, поставь на довольствие, - Алена направилась в гостиную, но на пороге обернулась, - так, чтобы между обоими был мир, друг другу не пакостить, не мешать.
- Ну, сосед, давай посидим, поболтаем… - произнес домовой, как только за Аленой хлопнула дверь, - что ты там насчет Цербера нашего говорил?

Домовой XXI. Старость – не радость

- Да, мать твою, что за фигню ты мне кажешь! – обругала Алена ползшую внизу экрана полоску с котировками, - как август, так бардак-бордель! Этот упал, тот свалился, того колбасит, как наркомана в ломке! Даже нормально сбросить не могу из-за проскальзывания! Хоть кто-нибудь расти собирается в этой, мать-перемать, экономике?!
- Чегой это она? – поинтересовался Жихарь у сидевшего в углу предбанника Кузьмы.
- Деньги зарабатывает на этой, как ее там... бирже, - вздохнул домовой, - да, видать, не получается. Еще, считай, второй день зубами мается. Ох, как бы лютовать не начала, убыток большой не сделала.
- Я помню, как она меня…
- Это ерунда, так, пощекотала немножко. Если б вера в ней была, так и тебя, и меня, и Церьку в клочья бы порвало. Вот, до тебя дело было, она ноутбук с телефоном вдребезги разбила, сейф, который два мужика едва в дом втащили, в телевизор метнула, стену между спальнями насквозь пробила. Так-то она хорошая, лучше всех предыдущих хозяев, вот только как злиться начнет – на глаза ей лучше не попадаться. Кот деру дал, на ферме где-то шатается, Цербер под лавкой в беседке отсиживается, вискасом не выманить.
- Дела… а чего так из-за денег то лютовать? Вроде не бедствует. Тут убудет, так там прибудет.
- Да не в деньгах дело, а в зубах. Вчера деревенские крестным ходом мимо дома прошли, да все родники, колодцы святили. У нас из крана водичка святая пошла, а она в тот миг умывалась. Вот зубы и ломит.
- Тьфу. Надолго нам напасть эта?
- Назавтра должно отпустить. Она говорила, что после святой воды всегда три дня мается.
- Сильна хозяйка наша. Из другой бы дух вон, а у нее только зубы болят.
- Так душа при ней, вот и не берет ее ни вода, ни молитва, ни заговор. Она вроде как и нечисть и не нечисть одновременно.
- Ага, прохлаждаетесь! – произнесла Алена, распахнув дверь предбанника.
- По хозяйству судачим, Аленушка, тебе мешать не хотели - ответил Кузьма. Жихарь закивал головой.
- Выпорю за конюшней за вранье, лохматый! Совет ваш нужен профессиональный. Бабке Марье должок вернуть надо, только не соображу как. Думала Церю отправить, чтобы глазами посверкал, вот только потом к кошелке старой Кондратий Миокардович заглянет. Что-то другое придумать надо, не такое крутое, а у меня голова не варит.
- Не торопись, хозяйка, утро вечера мудренее. Я кота, как вернется, пошлю разведать, потом и решать будем.
- А ты ей чего-нибудь из утвари банной нашей подбрось, со мной вместе, - предложил банник, - я ее в баньке кипятком обварю, угару напущу, печку разметаю, ушаты и тазы продырявлю.
- Ну-ка цыц! - возмутился домовой, - Алене сейчас покой нужен. Как отдохнет – сама решит.
- Да, точно, надо отдохнуть, потом думать – пробормотала Алена, - пойду полежу, музыку послушаю.
- Ты чего поперек старшим говоришь, а? – напустился на Жихаря Кузя, едва затихли шаги бесовки, - я ж тебе только что растолковал, что зубы у хозяйки, лютовать может, а ты ей советы даешь.
- Так она же сама спрашивала…
- Ой, дурак, дурак. Бесовское племя оно какое? Коль в запале за что зацепится, так хоть себе во вред, но добьется, не отцепится. Пущай остынет, успокоится. Давай, крути свою автоматику, топи баню пожарче, веник подбери успокоительный, а я самовар поставлю.
- Липовый можно. Еще кваску плеснуть на каменку, чтобы дух хлебный был.
- Добро.

Скрытый листьями, кот лежал на толстой ветке старой яблони, внимательно наблюдая за бабкой. Рано утром, едва солнце показалось из-за горизонта, Марья выглянула из двери, огляделась и бодрой походкой посеменила к сараю. Она выпустила кур, насыпала им зерна, после чего скрылась в доме. Подсмотреть чем дома занимается пенсионерка, кот не мог из-за задернутых пожелтевших кружевных занавесок, поэтому он продолжал лежать на ветке, следя за ковырявшейся в земле домашней птицей. В следующий раз бабка вышла из дома, чтобы сходить в магазин. Она вновь огляделась и шустро дошла до калитки, помахивая палкой. Выйдя на улицу Марья преобразилась. Вместо бодрой пожилой женщины, по улице, опираясь на палку, ковыляла измученная возрастными болячками старуха, кряхтевшая при каждом шаге. Кот следовал за ней, стараясь держаться в стороне. Проходя мимо церкви, бабка остановилась, отвесила поклон, перекрестилась, после чего продолжила свой путь.
В магазине она пробыла с половину часа, внимательно выслушивая сельские сплетни и изредка вставляя свои ехидные комментарии. Наговорившись вдоволь, она вышла из магазина и уселась на лавочку возле входа.
- Опять куда-то покатила, ведьма окаянная! – выругалась она вслед проехавшему мимо внедорожнику Алены.
- Здравствуйте, Марья Петровна, чего это вы с утра ругаетесь? – поинтересовалась подъехавшая на велосипеде женщина-почтальон.
- Аленка-ведьма вон проехала.
- Какая она ведьма? Живет тихо-мирно, никого не трогает. Я ей на прошлой неделе посылку из Китая доставляла, нормальная она, приветливая.
- Ведьма она, истинно тебе говорю. Как только она у нас объявилась, у меня петушок захромал, голос потерял. Суставы ломить начало как перед грозой.
- Может, петух ваш склевал чего? Отраву крысиную к примеру.
- Добрая ты душа, Валька, от доброты очевидного не видишь. Кота она какого приютила? Черного! Псина ее с теленка ростом, даже не гавкнет, молча на людей бросается. К ней Сережка приходил насчет налогов, так едва не загрыз. И, зараза такая, молча скалился. Крестный ход был, все село вышло, матери младенцев на руках несли. Даже я, хоть и старая, а вокруг села прошла. Эта же рыжая-бесстыжая из дома даже нос не казала. А когда дом отстроила она батюшку позвала? То-то же! По всем признакам ведьма.
- Может, не верующая она или вера у нее другая? Сейчас всякое бывает. Не берите грех на душу, не наговаривайте. А я к вам пятого с пенсией загляну.
- Загляни уж! Заодно платежки заберешь. Старая я уже на почту ходить.
Когда Валентина укатила, Марья поднялась с лавки и неспешно направилась назад. Поднявшееся высоко августовское солнце начало припекать, поэтому пенсионерка шла нормальным шагом, начиная шаркать ногами только тогда, когда замечала кого-нибудь из односельчан. Вернувшись домой она поела, после чего из приоткрытого окна до кошачьих ушей донесся приглушенный храп.
Ближе к возвращению сельского стада, Марья вновь покинула свой дом чтобы полить небольшой огородик. Закончив с поливом овощей, она бросила шланг в борозду между картофельных рядов и ушла смотреть телевизор. После окончания ток-шоу, где хабалистые женщины и не менее хабалистые мужчины поливали друг друга грязью на потеху зрителям, она вышла, переложила шланг в соседнюю борозду, после чего вновь ушла смотреть телевизор. Перед закатом, когда куры самостоятельно взобрались на насесты, бабка Марья заперла дверь в сарай, закрыла кран. Посчитав задачу выполненной, кот спрыгнул с дерева и побежал по дороге в сторону дома.
Добравшись до поросшего бурьяном заброшенного участка, он услышал в траве шебуршание, сопровождавшееся писком. Приблизившись к источнику звука, кот почувствовал запах. Охотничий инстинкт пробудился, заставив хищника ползком подобраться к тому месту, где увлеченно дрались друг с другом две крысы. За острожным подкрадыванием последовал стремительный бросок. Острые кошачьи зубы сомкнулись на загривке более крупной крысы. Не обращая внимания на сопротивление, кот удерживал жертву до тех пор, пока она не затихла. Он настолько увлекся охотой, что не заметил, как к нему приблизился пробегавший мимо кобель кавказской овчарки по кличке Казбек. Бросив добычу, кот пустился наутек. Длинная трава цеплялась за лапки, не давала ему развить полную скорость, в то время как сорокакилограммовый кобель не обращал на нее никакого внимания. Осознав, что он не успевает добежать до спасительного забора, кот резко остановился, развернулся, выгнулся дугой, вздыбил шерсть и предупреждающе зашипел, выпустив когти.
Бросившийся на кота Казбек не успел понять, откуда перед ним возникла черная в серых подпалинах туша и с разбегу ударился об нее. Отскочив, овчарка приготовилась к бою со стоявшим между ней и котом Цербером. Не дожидаясь, пока кобель завершит собачий ритуал предварительного запугивания, пес Алены атаковал первым. Ударом тяжелой лапы он повалил Казбека навзничь и вцепился клыками в незащищенное горло. Резко дернув головой, Цербер подбросил кавказца в воздух и, разжав челюсти, отошел в сторону. Из разорванной до позвоночника шеи овчарки толчками вырвалась ярко-алая кровь. Упавший Казбек издал булькающий хрип, попытался подняться, но не смог. Через несколько секунд попытки встать сменились лихорадочными подергиваниями лап, потом кобель затих.
- Молодец, Церя, - потрепала пса по голове подошедшая бесовка, - нечего нашего кота обижать. А ты, разведка, домой ступай. Кузьма тебе молока с вискасом пусть выдаст, валерьянки накапает и пусть насчет бабки не расспрашивает. Завтра разберемся.

- Здрасьте, - поздоровался стоявший перед калиткой мужчина в камуфляже.
- И вам доброго утра. Кажется, мы с вами не знакомы, хотя живем в одном селе.
- Павел я, народ Митричем кличет.
- А, так вы тот самый сельский на все руки мастер, - улыбнулась Алена, - наслышана. Проходите, пожалуйста. Может, чай, кофе?
- Не до чая и не до кофе теперь Алена Батьковна, даже проходить не буду.
- Владимировна я по папеньке. Что-то серьезное случилось?
- Кобель у меня есть… в смысле был. Кавказец породистый, Казбек. Я его вчера с цепи спустил, чтобы он свои собачьи дела на улице сделал, погулял, а он не вернулся. Ну, думаю, суку течную учуял, к утру нагуляется и вернется. Не вернулся.
- Может, вернется позже? Собачьи свадьбы по несколько дней длятся.
- Не вернется он, - тяжело вздохнул Митрич, - вон там в бурьяне я его нашел мертвого. Метров двадцать до вашего забора. Горло прямо до кости разодрано. Может, вы чего слышали?
- Ужас какой! – всплеснула руками Алена, - простите, я ничего не слышала, хотя сплю чутко.
- Я думаю, волки были матерые, они Казбека и того… ваш пес ночью не лаял?
- Цербер редко лает, поэтому его в питомнике забраковали, написали, что не подходит для службы. Хотели усыпить, да я выкупила, - не моргнув глазом соврала бесовка.
- Чтобы пес не лаял? Серьезно?
- Бракованный он. Его учили зэков сторожить, облаивать, а он молча с ног сбивал и рвал, пока не оттащат, по следу без голоса шел, - продолжила на ходу придумывать историю своей собаки Алена.
- Бывает же такое... Я участкового вызвал, он обещал ближе к обеду подъехать, описать, зафиксировать. Как бумаги даст, буду документы оформлять на охоту. Охотнадзор быстро не работает, так что пса своего держите во дворе, не выпускайте. Сами тоже одна не ходите после того как стемнеет. Живете на отшибе, по соседству только участки заброшенные, как бы не было чего.
- Просто ужас! Волки летом по селу шастают! – вновь всплеснула руками девушка, - скажите, вы далеко живете?
- Возле школы, а что?
- Другой конец села, а вы пешком, без машины. Давайте вы у меня посидите пока участковый не приедет. Чайку погоняем, кофейку. Если надо, есть двенадцатилетний французский антистресс.
- Только чтобы не обидеть красивую девушку отказом… - кивнул Павел. Он разулся за порогом, взял ботинки в руки и осторожно поставил их на придверный коврик. Алена заметила, как гость обвел гостиную взглядом.
- Проходите, присаживайтесь где хотите, - произнесла бесовка, направляясь на кухню, - чай, кофе, минералка или чего покрепче?
- Водички холодненькой, если можно. Что-то жарковато для августа. Ильин день прошел, яблочный Спас миновал, а народ все купается. Старики говорят зима холодная будет.
- Погода непредсказуема, - улыбнулась девушка, протягивая гостю бутылку минеральной воды.
- Спасибо. Уф, хорошо-то как!
- Оцениваете? – поинтересовалась бесовка, заметив, как взгляд Павла блуждает по гостиной и кухне, иногда задерживаясь на изгибах ее тела.
- Извините, профессиональное, - смутился гость, - я же шабашник, строю, ремонтирую, не могу не смотреть.
- И какие ваши впечатления?
- Достойно сделано. Печка настоящая или гипрок для антуража?
- Настоящая русская печь, даже топлю иногда. Со старого дома осталась, сносить жалко было. Из новодела только лежак да трубу на метра полтора нарастили. Стены в два с половиной кирпича, утеплены пенопластом, перегородки пазогребневые, окна пластиковые энергосберегающие. Крыша из профлиста, чердак холодный. Баня изнутри дубом абаши отделана, в гараже обычная крашенная штукатурка.
- Судя по вашим словам, вы разбираетесь в строительстве.
- Пришлось подучиться, - улыбнулась Алена, - если за рабочими не следить и прорабу мозг не выносить, то сделают тяп-ляп и половину материалов растащат.
- Есть такое. А, скажите, из гаража выхлопными газами не тянет, когда машину греете? Или у вас шланг на улицу?
- Гараж теплый, машину греть не нужно. Завелась, выехала. К тому же там отдельная вентиляция и двойные двери с уплотнителями.
- Как все продумано. А чертежей, случаем, у вас не сохранилось?
Участковый позвонил примерно через полтора часа, когда Алена с Павлом успели тщательно изучить и обсудить проект дома, обменяться номерами телефонов. Проводив гостя, бесовка постояла возле калитки, прошлась по участку, затем вернулась в дом.
- Вроде, неплохой мужичок, хозяйственный, даже разулся на улице, чтобы грязь в дом не тащить, - высказался Кузьма, - по душе пришелся, а, хозяйка? Может кота заслать?
- Алкоголик он кодированный. Как я выпивку предложила, так глазенки заблестели. Хочет остаканиться, да боится. К тому же шабашник, деньги у него не задерживаются. Пса, вон, на цепи держал, вот у кобеля крыша и поехала. В конце концов, если такой мужик хороший, то фигли не женатый? Замутить с ним можно, чисто здоровья для, но потом все колхозаны трепаться будут. Контакт я сохранила, может пригодится еще. А теперь ступай, барыня думать изволит.

Перед закатом Алена неожиданно для домашней нечисти заперлась в бане, предварительно выгнав из нее Жихаря и строго-настрого запретила даже приближаться к двери. Оставшись в одном нижнем белье, бесовка опустилась на четвереньки и застыла. Из ее горла вырвался сдавленный хрип. Ее длинные темно-рыжие волосы начали выпадать клоками, а среди оставшиеся появились первые седые пряди. С каждой секундой все больше и больше волос обесцвечивалось, пока голова Алены не стала полностью седой. Зубы перестали держаться в деснах, и, выпав из широко открытого рта, с задорным стуком запрыгали по половицам. Мышцы потеряли силу, усохли, отвис живот. Обвисшая кожа покрылась сетью глубоких морщин, старческими темными пятнами, а зеленые глаза затянула мутная пелена катаракты. Отдышавшись, Алена встала, скрипя изуродованными артрозом суставами.
- Воды дай, - прошамкала старуха беззубым ртом.
- Охохонюшки, Аленушка, что же ты с собой сотворила, что за морок наложила? - запричитал домовой, протягивая стакан.
- Никакого морока, честно себя состарила. Вот так я буду выглядеть в девяносто. Сейчас отдохну, а как совсем стемнеет, пойду Марью-заразу уму-разуму учить.
- Горюшко-то какое, Аленушка!
- Хорош уже причитать. Как состарила, так и омоложу, когда нужда отпадет. Ты что, не знал?
- Не знал, хозяйка. Думал ваше племя всегда молодое.
- В любом возрасте мы быть можем, хоть стариками, хоть младенцами неразумными. Себя старую я ненавижу, поэтому с бесовщиной и не завязывала, хоть возможностей спрыгнуть много было. Посмотрюсь на себя в зеркало – сразу желание что-то изменить отпадает. Вот так оно, Кузя. Жихарь, нечего глаза таращить, я в моечной намусорила, все до последнего волоска собрать и к моему возвращению в печи сжечь. Да не своей газовой, а в дровяной.
- Все сделаю, хозяйка, не изволь беспокоиться.

Погода стремительно портилась. Налетевшие после заката тучи затянули небо, подул неприятный холодный сырой ветер. С трудом надев на сгорбленную спину рюкзак, Алена вышла во двор. Подбежавший Цербер взглянул в глаза хозяйки и махнул хвостом. Взобравшись на спину пса, бесовка схватилась обеими руками за строгий ошейник, не обращая внимания на впившиеся в ладони шипы, скрестила ноги под животом. Цербер разбежался и с легкостью перемахнул через двухметровый забор. Так, держась в стороне от фонарей и светящихся окон, перепрыгивая заборы, пес донес бесовку до жилища Марьи. Ссадив хозяйку у двери, он скрылся в темноте. Через какое-то время щелкнула задвижка и дверь, скрипнув, приоткрылась. Выпустив пса, Алена вошла в дом.
- Что такое? – пробормотала проснувшаяся от грохота пенсионерка.
- А, проснулась, - донесся из кухни насмешливый надтреснутый старушечий голос.
- Чур меня! Господи Иисусе Христе, сыне божий, всепречистыя владычица нашия богородица!
- Не бормочи, не поможет, - рассмеялась Алена, - лучше тащи свою старую задницу сюда.
Как сомнамбула Марья встала с кровати и, сжимая в руках нательный крест, вошла в кухню. Щелкнул выключатель, зажглась висевшая под потолком сороковаттная лампочка. Возле плиты стояла незнакомая сгорбленная старуха и, бормоча, что-то помешивала в кипевшей кастрюле.
- Пресвятая владычице богородице, царице небеси и земли!
- Не поможет, ибо веры в тебе нет. Хоть крестом, хоть иконой меня по голове бей – не поможет, - равнодушно произнесла бесовка. Она сунула палец в кипевшее варево, затем вытащила и облизала – тебе как, послаще, поострее?
- Изыди, нечисть!
- Вот закончу и изыдю. Тебе как, послаще, с перцем, с солью?
- Сейчас милицию вызову!
- Давай, вызывай. Так и скажи, мол старуха левая кухарит на моей кухне. Приедет буханка с добрыми санитарами, рубашечку привезут с длинными рукавами и отвезут тебя в дурку на целебные галоперидоловые укольчики. Меня же только ты видишь.
- Ох! - выдохнула пенсионерка. Ее ноги стали ватными. Кое как, держась рукой за мебель, она доковыляла до табуретки.
- Посиди, отдохни, перечница старая, пока я тебе постный халяльный кашрут готовлю. Коливо из собачатины со шкварками на сливочном масле. Объедение! Как поешь, так язык проглотишь, потом с толчка не слезешь. Не понимаешь?
- Нет, - едва смогла выдавить из себя Марья
- Я же говорю, веры в тебе нет. Сама в церковь ходишь, а сама на людей наговариваешь, треплешься направо-налево, сплетни распускаешь. Как сорока трещишь помелом, что у тебя вместо языка. Вот, как говорится, воздастся каждому по делам его. Помянут тебя этим коливом шикарным, какое никто никогда не едал. О, почти готово. Ладно, некогда мне тут с тобой лясы точить. Вставай к плите, нечего сидеть зенки пучить! Как вода полностью выкипит, еще час помешивай, чтоб подгорело ровненько. Не ленись, хорошо мешай, для своих поминок варишь, а я пойду, пожалуй. Ночь короткая, дел много.

Вернувшийся после полудня кот доложил, что рано утром, даже не выпустив кур из сарая, Марья закопала за забором целую кастрюлю добротной каши по-купечески, после чего, не обращая внимания на моросивший дождь, со всех ног побежала в церковь, откуда вышла только ближе к обеду. Выслушав доклад, бесовка кивнула. Она уже икнула из-за того, что кто-то помянул ее в молитве и поставил свечку за ее здравие. Угостив Цербера вискасом, Алена устроилась в беседке и начала спиливать с ногтей потрескавшийся гель-лак. Пес лег возле ее ног и положил лобастую голову на вытянутые передние лапы. По металлической крыше беседки ритмично постукивали дождевые капли.


Домовой XXI. Незваный гость.

Митрич не добыл ни одного волка, несмотря на то, что три дня колесил на своем УАЗике по окрестностям, проверяя каждый овраг, каждую рощу и лесопосадку. А все потому, что он тогда не стал говорить Павлу, что даже матерый самец сибирского подвида серого волка не в состоянии нанести такую страшную рану, которую он увидел на шее мертвой кавказской овчарки. Так вырвать кусок плоти могли разве что крокодил, вращавшийся вокруг своей оси или акула, но в Николаевском не водилось ни крокодилов, ни акул. Поэтому он стал часто посещать село, приглядываться к следам, отмечая на карте места, где он наталкивался на особо крупные собачьи следы с по-волчьи отставленными вперед средними пальцами.
Работать было трудно. Создавалось такое впечатление, что убийца Казбека сознательно старался не ступать в пыль, мягкую грязь и коровьи лепешки. К началу сентября стало понятно, что за границами села следов нет. Это здорово облегчало охоту, но и, одновременно, делало ее очень опасной. Нечисть не жаловала поселения с действующими храмами, предпочитая селиться в захудалых полузаброшенных деревеньках или городах. Эта же тварь нагло топтала землю Николаевского, не особо обращая внимания на наличие в селе церкви с истинно верующим отцом Сергием.
С каждым приездом в село, на карте в планшете множились отметки следов. Постепенно стало ясно, что, чаще всего, следы встречаются в юго-западной части Николаевского. Это была старинная часть села с низкими, начавшими врастать в землю бревенчатыми домами, в которых, в основном, доживали свои дни старики. На северо-востоке же, напротив, стояли добротные кирпичные и бревенчатые дома. Там же, на северо-востоке, находились школа, совмещенная с детским садиком, сельсовет, магазин Пятерочка и отстроенная в девяностых благодаря упорству и настойчивости отца Сергия церковь.
Стараясь не привлекать к себе излишнего внимания, он несколько раз обошел и объехал на своей личной семерке старую часть села, внимательно рассматривая землю и прислушиваясь к своим ощущениям. Больше всего следов твари было возле стоявшего среди заброшенных участков нового кирпичного дома, к которому вела узкая, шириной в одну машину, отсыпанная свежим щебнем дорога. Как ему поведала торговавшая в переделанном под магазин сорокафутовом контейнере продавщица, раньше на месте этого дома была древняя изба дореволюционной постройки. Среди сельчан эта изба слыла дурным местом, которое обходили стороной даже сборщики цветного металла, срезавшие проводку в заброшенных домах. Сейчас же, по словам продавщицы, изба с участком принадлежали рыжей девушке по имени Алена, ездившей на огромном серебристом японском внедорожнике. Каких-либо достоверных подробностей о хозяйке дома продавщица сообщить не смогла, несмотря на то, что слыла первой деревенской сплетницей.

Звонок дважды проиграл куплеты тореадора из «Кармен», но сидевшие за ноутбуками с натянутыми на уши наушниками Алена и Кузьма его не услышали. После того, как калитка загрохотала от ударов, из бани выглянул Жихарь. Он прошел в гостиную и осторожно коснулся рукой плеча бесовки. Алена отрицательно помотала головой, увлеченная отстрелом пробивавшихся к ее флагу противников. Касание повторилось.
- Что там? – недовольно рявкнула девушка.
- Пришел кто-то, стучится.
- Блин! Такую потную катку слила! – Алена встала и выглянула в окно. Заметив припаркованную впритык к гаражным воротам белую трехдверную Ниву с синей полосой, она недовольно скривилась. Девушка накинула поверх футболки ветровку и вышла во двор.
- Да иду я! – прокричала она.
- Здравствуйте, участковый уполномоченный капитан полиции Тихонов, - перед лицом бесовки промелькнуло удостоверение, - проверочку провожу по заявлению гражданина Николаева Павла Дмитриевича. Разрешите?
- Проходите. Если не секрет, что за заявление?
- Вы хозяйка будете?
- Совершенно верно. Шиловская Алена Владимировна, хозяйка. Так что там за заявление на меня накатали? Мне сразу адвоката набрать?
- Нет, я просто опрошу вас как возможную свидетельницу. Поступило заявление… - увидев вышедшего из-за угла дома Цербера участковый сделал шаг вперед, заслоняя собой девушку и выхватил из кобуры пистолет. В глазах пса засверкало багровое пламя, шерсть на загривке встала дыбом. Он отскочил в сторону, после чего зигзагом бросился на посетителя. Алена заметила, что ствол пистолета неотрывно следует за псом, несмотря на то, что Цербер сознательно старался уйти с линии огня и напасть с боку, а палец на спусковом крючке уже почти согнулся. До выстрела оставались доли секунды. Она со всей силы хлестко ударила полицейского по запястью, выбив оружие из его руки. Тихонов слишком проворно отскочил в сторону, умудрившись в полете ударить ногой летевшего на него пса.
- Очумела?! – проревел он. Воздух за его спиной заблестел. Капитан махнул рукой в сторону Цербера, бросив в него щепотку заискрившегося на воздухе порошка, из-за чего пес покатился кубарем, скуля от боли.
- Порву гада! – взревела бесовка. Ее глаза налились кровью, ногти на руках отросли, из-под верхней губы показалась пара острых клыков.
Алена успела пару раз полоснуть ногтями Тихонова по руке, разодрав форменный джемпер с надетой под ним синей рубахой, после чего кулак мужчины впечатался ей в живот. Зашипев, бесовка сделала шаг назад. Не давая противнице опомниться, полицейский бросился на нее и повалил на брусчатку. Извернувшись в воздухе как кошка, Алена оказалась сверху. Устроившись на животе противника, она стала полосовать его лицо ногтями, метя в глаза и шею. Сориентировавшись, полицейский нанес прямой удар девушке в переносицу. Раздался хруст, из сломанного носа потекла кровь. Долей секунды, когда бесовка отходила от шока хватило, чтобы Тихонов перекатился и уселся на нее. Продолжавший непрерывно скулить от боли Цербер подполз к полицейскому, вцепился зубами в ногу и, мотая головой, попытался его оттащить. Со всей силы ударив Алену в висок кулаком, участковый пинком отбросил пса в сторону и, шатаясь, встал, поднял пистолет. На секунду он промедлил, выбирая первую жертву, после чего закатил глаза и упал, как подкошенный. За его спиной, потрясая старым закопченным ухватом и кочергой стояли Кузьма с Жихарем.

- Аленушка? – домовой помог бесовке встать на ноги, - прости меня. Совсем заигрался, ничего не видел, не слышал. Жихарька наушники с меня стащил, говорит драка во дворе, бьет тебя этот. Я за ухват и сразу к тебе.
- Главное успели, - шмыгнула носом Алена, - вот гад, рыло мне сломал, кажись, и рожа заплывает.
- Ух я тебя, разбойник – погрозил бесчувственному телу ухватом Кузя, - хозяйке лицо испортил, Церьку обидел. Валяется тут, духом странным от него пахнет. Что за индрик-зверь то такой?
- Потом, - отмахнулась Алена, - я Церю полечу, а ты смотри, если шевельнется приголубь еще разок по затылку. Жихарь, тащи мочалку лыковую, какую не жалко.
Бесовка подошла к псу, присела рядом с ним и до крови укусила свою руку. Намазав своей кровью обожженные глаза Цербера, она начала что-то нашептывать ему в ухо. Вскоре скулеж стих. Собака махнула хвостом и, совсем по-человечески, вздохнула. Погладив питомца, Алена вернулась к распростертому визитеру.
- Ну, сейчас вещички нам все расскажут, - ухмыльнулась девушка профессионально обшарив все карманы полицейского, - так, ключи от машины, ксива, натуральная, не морок. Тихонов Елисей Алексеевич, капитан, бла-бла-бла. Елисей? Не Светослав, Светозар, Светогор, в конце концов, Светофор? Типа Елисей королевич? Я поехала, целую, твоя крыша! Так, Алена, стоп, продолжай досмотр. Наручники, вроде обычные, а вот пистоль – Алена вытащила и вновь вставила обойму, - серебро. Этот гад за Церькой пришел, подготовился. Серебряные пули, пыль с Алатырь-камня. Придется мне с ним потолковать, прежде чем в расход пускать.
Подошедший банник протянул Алене старую мочалку. Девушка попарно связала пальцы на руках пленника друг с другом с помощью полосок лыка, затем стянула остатками мочалки запястья и локти. Убедившись, что узлы надежны, она с помощью домового и банника затащила Тихонова в парную.
- Слушаем оба свои глазки сюда. Руки не развязывать, не поить, вообще к воде не подпускать, иначе он всем тут секир-башка устроит. Я сейчас марафет наведу и вернусь, потом продолжим.
Усевшись за зеркалом, девушка почти десять минут совмещала осколки кости, придавая своему носу прежнюю форму. Вздохнув, она состарила себя на год. Убедившись, что кости срослись правильно, Алена вновь вернулась к своему привычному возрасту. Загнав машину участкового в гараж, она направилась в баню.

- Прочухался? – уточнила она, войдя в парную.
- Пытался, - откликнулся Жихарь, - я его кочергой.
- Молодец, с меня по ящику каждому и благодарность с занесением в личное дело. Этот кадр вам знаком?
- Нет, даже понять не можем, что за индрик-зверь такой, - покачал головой домовой.
- Редкая зверушка. Дивий человек, причем матерый, хорошо маскируется. Здоровые они, живучие, резкие как понос и светлые до тошноты, даже врать не умеют. Я с подобным в сорок четвертом пересеклась, чуть было там и не того.
- Тебя и того? – округлил глаза Жихарь.
- Говорю же, здоровые они. Я тогда водителем была, меня с полуторкой к их взводу прикомандировали. Как поняли, что мы из конкурирующих контор, ночью пошли разбираться. Хорошо мы тогда друг-дружку помутузили. Потом махорки покурили, объявили временное перемирие. Я не озорничаю, он меня не трогает. Вот так. Ладно, я сейчас гостюшке нашему укорот дам. Ушки можете не затыкать. Хесебен ан исе ежи шан ечто, еовт ями яститявс ад, - остаток нечистой молитвы Алена прочитала тихим шепотом, а в конце громко проревела – аминь!
- Хозяйка, верно ли почитала? Я слыхивал, ее совсем наоборот читать надо, сзаду наперед, - поинтересовался банник.
- Совсем наоборот читают шарлатаны, а я читаю так, чтобы там сразу поняли, что я из своих.
Температура в бане поднялась, жадеитовые камни в каменке, несмотря на жару, покрылась коркой инея. У Алены вновь отросли клыки и когти. Кузьма и Жихарь обменялись многозначительными взглядами. Почувствовав всплеск силы, зашевелился Елисей.
- Нечистая! - прошипел он, - как же я не догадался, что тварь при человеке жить не будет.
- Вообще-то я в баню регулярно хожу и душ ежедневно принимаю, - надула губы Алена, - банник с домовым подтвердят.
- Тоже хороши, с заложной покойницей под одной крышей угнездились.
- Сам ты заложная покойница, девка тайская, катоем именуемая! – в глазах оскорбленной Алены полыхнуло пламя, - давай, королевич Елисей, сказывай почто Цербера моего обидел, глаза выжег? Давай, давай, колись!
- Ничего я тебе не скажу! – Тихонов задергался, пытаясь освободиться, но полоски лыка выдержали. Кузьма с Жихарем предупреждающе подняли печную утварь.
- Не порвешь, - рассмеялась бесовка, - мне в свое время про вас лекцию прочитали, а я запомнила. Пока воды не похлебаешь, разорвать мочало ты не сможешь. Договариваться будем?
- Нет!
- А ты послушай условия договора. Если расколешься, то я тебя быстро к праотцам отправлю. Чик и все, без боли. Ежели упорствовать будешь – так времени у нас вагон, буду медленно изводить.
- Соврешь, ведь, и глазом не моргнешь.
- Я попариться люблю, потом в предбаннике помедитировать с бутылкой, поэтому долго тебя здесь держать не в моих интересах. Получу ответы, прикончу, да прикопаю вместе с твоей тарантайкой. Нафига на Цербера охотился?
- Тварь собаку убила.
- Не тварь, а лупус инферникус, к тому же мой друг. Это раз. На людей он не нападал. Это два. Кавказец сам нарвался. Это три.
- Вначале собака, потом и до людей доберется.
- Не твое дело. Коль покусает - сама разберусь. Ты один или с напарником? Кто на меня настучал?
- Не твоего ума дело, нечистая.
- С тобой каши не сваришь, придется самой рассказывать. Итак, Тихонов Елисей Алексеевич, дивий человек, приперся ты незваным, притащил пыль Алатырь-камня и ствол с серебряными пулями. Знал ты, на кого идешь, приготовился. Еще раз спрашиваю – ты один или как?
- Сама узнаешь, как время придет.
Скорчив недовольную мину, бесовка подошла к Елисею, подняла одной рукой и встряхнула как нашкодившего щенка. Затем, не отпуская, замахнулась свободной рукой. Ее кулак остановился в миллиметре от губ полицейского. Брезгливо сморщившись, она отбросила пленника на полок.
- Посиди, погрейся, пообсохни. Народ, на выход.
Выйдя в моечную, бесовка приложила руку к двери в парную:
- Стоит баня, в ней печь горит, палит, огонь с огнем в догонцы играет, вокруг себя жаром обдает. Тьфу!
- Не пали баньку! – закричал Жихарь.
- Ничего с баней не случится, даже доски не потемнеют, - фыркнула девушка, - сама заговаривала. А вам поручение – Церьке морду помыть, накормить, напоить вдоволь, а потом отдыхать. Телек и холодос в вашем распоряжении.

Выждав пару часов, Алена вновь вошла в парную. Тихонов, тяжело дыша, лежал на полоке в той позе, в которой оставила его бесовка. Усадив пленника, девушка заглянула ему в глаза, затем сделала шаг назад, уселась на табурет.
- Не играй со мной, нечисть. Решила убить – убивай.
- Если бы Цербер погиб, то убила бы, а так, по зрелому размышлению, предоставляю тебе право выбора. Отпущу, если все выложишь. В противном случае сам понимаешь.
- Тебе обмануть как высморкаться.
- Вот почему вы такие? Все делите на черное и белое, полутонов не видите? Если я тебя замочу, то будет головняк, придется от трупа и машины избавляться, потом ходить и озираться. Мне оно надо?
- Избавишься ради почета и уважения.
- Даже грамоту не выпишут. Почти всех нечистых, кто со свободной душой, посокращали, в отставку отправили. Теперь нам не то, что пакостить, даже лишний раз силой пользоваться нельзя. За разборки со светлыми экс-начальство, конечно, погладит, вот только после глажки долго на заднице сидеть не смогу. Поэтому и предлагаю разойтись.
- Слышал я про отставки, но не верю. Люди озлобились, нечисти сейчас раздолье.
- У нас какая задача? Взять чистого, запудрить ему или ей мозги, подтолкнуть на кривую дорожку. А сейчас даже подталкивать не надо, сами наперегонки бегут, еще и других за собой ведут. Что решил?
- Допустим, я соглашусь, ты меня отпустишь. На каких условиях?
- Мы не балуемся, ты на нас ноль внимания. Своих предупреди, чтобы не лезли, мне мозг не выносили. Если придется воспользоваться силой, то сама тебя наберу, сообщу.
- С псом что?
- Не первую жизнь живет, берегов не попутает.
- А ежели кто из вашего племени пакостить будет?
- Не мои проблемы. Мешать не буду, помогать тоже.
- Верить-то тебе можно?
- Хотела бы убить, так лясы с тобой бы не точила, - Алена сходила в моечную, откуда принесла ведерную шайку холодной воды. Поставив Елисея на ноги, она разорвала путы на его руках, - пей.
Утолив жажду, дивий человек потянулся, растягивая затекшие мышцы, сделал десяток отжиманий на кулаках, после чего принялся рассматривать разрывы и следы запекшейся крови на форме.
- Постираешь, заштопаешь, - равнодушно бросила Алена. Она проводила Тихонова до гаража, - все твое барахло в машине, ключи в замке.
- Я не знаю, что сказать… - произнес Елисей, открыв дверь.
Бесовка, махнув рукой, отвернулась и покинула гараж. Как только Нива выехала, Алена поспешила нажать кнопку пульта. Выйдя во двор и заперев калитку на ключ, девушка присоединилась к смотревшим телевизор домовому и баннику.


Домовой XXI. Служебная командировка.

Крещенские морозы сменились затяжной оттепелью. Ветви деревьев очистились от снега, под крышами повисли длинные сосульки. Обманутые теплыми солнечными лучами защебетали птицы. В последний день января налетел холодный северный ветер. Он принес с собой темно-серые снеговые тучи, засыпавшие Николаевское почти метровым слоем снега.
- Опять снег чистить? – скорчил недовольную мину Жихарь, перебиравший и протиравший камни в каменке.
- Не опять, а снова, - отозвался Кузьма, - навалило же.
- Не дело это банникам лопатой работать. Нам тепло нужно.
- Хозяйка, когда уезжала, нам двоим наказала за домом смотреть. Бросай свои камушки, идем снег кидать.
- Может снегоуборщик заведем? Мигом все почистим, потом я баньку затоплю, посидим, попаримся.
- А ежели увидит кто? Все село знает, что Алена дом закрыла и на море уехала, а тут диво дивное – посреди ночи по двору снегоуборщик сам катается.
- А то, что снег убран, значится, не диво-дивное?
- А то автоматика кабель греющий во дворе включает, счетчик крутит. Пошли, сосед, поработаем.
Убрав снег, домашняя нечисть до рассвета парилась в бане. Закончив помывку, домовой и банник уселись за ноутбук.
- Хозяйка свежие фотокарточки прислала, - Кузя указал пальцем на выделенное жирным письмо, - смотреть будешь?
- Буду, конечно.
На фотографиях, в основном, была запечатлена суровая красота природы Кольского полуострова. Непроходимые леса спали под снеговыми шапками, под лучами зимнего солнца блестел лед на замерзших озерах и реках. Серо-голубые морские волны, увенчанные белыми шапками пены, бились о берег. На одной из фотографий одетая в пуховик Алена указывала рукой на проплывавший вдали корабль, а на второй она лежала в купальнике на расстеленном на камне коврике. Ее мокрые волосы смерзлись сосульками.
- Бррр, холодрыга, - высказался Жихарь, - люди, вон, на теплые моря ездят, а наша на север укатила. Как будто здесь холода не хватает.
- Кто же поймет, что у нее на уме? – философски пожал плечами домовой.

Взвизгнув шинами, самолет коснулся полосы. Из салона эконом-класса раздались аплодисменты. Пассажиры бизнес-класса, налетавшие не одну тысячу миль, ограничились парой-тройкой сдержанных хлопков. Алена хлопнула для приличия и, едва Боинг подъехал к телетрапу, встала на ноги. Подхватив свой рюкзачок, она в числе первых выскочила из двери. До окончания регистрации на следующий рейс оставалось десять минут.
Усевшись в свое кресло, бесовка позволила себе довольно улыбнуться. Несмотря на толчею в залах, она успела на самолет. Прикрыв глаза, девушка почувствовала, что Цербер, избежав встречи с работниками аэропорта, удобно устроился в багажном отделении. Пристегнувшись, она надела наушники.

- Как вы тут без меня? Не одичали? Все норм? – поинтересовалась бесовка, войдя в гостиную.
- Снег мы копали, - проворчал Жихарь.
- Все нормально, хозяйка. Мы за домом следили, снег чистили. Валентина намедни квитанции принесла, я их из ящика вынул, да в гостиной на столик положил, - ответил Кузьма, - как добралась?
- Над Шариком с час кружили, едва на стыковку успела. Ну, ничего, зато пробежалась.
- Жихарька, а ты баню истопил? – хлопнул себя по лбу Кузьма, - хозяйке с дороги помыться бы.
- Баня жаром пышет, холодильник в предбаннике полный.
- Молодцы. Тогда я побежала мыться, вещички потом распакую.
Отмывшись до скрипа, Алена долго сидела в предбаннике, неспешно потягивая из бутылки холодное пиво, затем, еще раз пропотев, она выскочила на улицу и нырнула в сугроб. Подбежавший Цербер ткнулся носом в ее руку, затем отскочил, припал на передние лапы, приглашая хозяйку поиграть. Алена слепила снежок и метнула его в пса. Цербер клацнул челюстями, перекусив его. Около десяти минут бесовка развлекалась, бросая снежки в собаку, потом вернулась в парную.
Лежавший на прикроватной тумбе телефон завибрировал. На экране высветилась надпись: «Дивий мусор». Вздохнув, Алена провела пальцем по экрану.
- У аппарата.
- Алена Владимировна, добрый день. Вы не могли бы завтра подъехать к нам в отдел к девяти утра?
- Не имею ни малейшего желания.
- Я вынужден настоять, - голос Тихонова был тверд и уверен.
- Спешу напомнить, капитан Тихонов, что у нас с вами есть определенные договоренности.
- Это, действительно, важно.
- Если вас не будут расстреливать из миномета перед строем, то – нет. Ауф видерзейн, ариведерчи, адьйос, гудбай и тому подобное. Целуйте фикус, поливайте маму, - бесовка прервала разговор. Еще раз вздохнув, она принялась разбирать чемодан.

- Здравствуйте, вы к кому? – поинтересовался сидевший за пуленепробиваемым стеклом дежурный сержант.
- К капитану Тихонову, - ответила девушка.
- Позвоните по внутреннему.
- Пусть это будет сюрпризом, - подмигнула бесовка.
Она вытащила из кармана пустую обложку удостоверения и, наведя морок, прислонила ее к стеклу. Сержант, увидев символику с щитом и мечом, нервно сглотнул и нажал кнопку замка.
- Налево, вверх по лестнице, второй этаж, шестнадцатый кабинет, - сообщил он.
- Тук-тук что ли? – усмехнулась Алена, распахнув дверь. Сидевшие за столами сотрудники синхронно подняли головы.
- Здравствуйте Алена Владимировна, - отозвался Елисей, - вы же сказали, что не придете.
- Мне соврать как высморкаться. Работа такая
- Давайте пройдемся, - капитан встал.
- С удовольствием. Вы же мне покажете ту бутылку, на которой допрашиваемые сидят? – бесовка состроила невинное личико и захлопала ресницами. Остальные участковые в кабинете переглянулись, едва сдерживая смех.
Следуя за дивьим человеком, бесовка поднялась на третий этаж. Они прошли по коридору и вошли в незапертый актовый зал.
- Здесь камер нет, можно поговорить, - произнес Елисей, - почему ты здесь?
- Натура такая, пакостная. Пообещаю и слова не сдержу.
- А как дежурного прошла?
- Морок. Показала ксиву ФСБ. Продолжай допрос.
- Про Велесову книгу слышала?
- Беллетристика. Можно почитать в сортире, если состав освежителя воздуха уже не впечатляет, потом употребить по назначению.
- Это ты тоже употребишь в туалете? – Елисей, приложив палец к сканеру, открыл зашифрованную фотографию на своем телефоне и продемонстрировал ее бесовке.
- Однако, - неопределенно произнесла Алена, даже по фотографии почувствовав чужую силу, заключенную в словах, - ну, поздравляю с приобретением геморроя. Где такими ништяками торгуют? Алик, Озон или даркнет?
- Не паясничай! – рявкнул Тихонов, - это список с настоящей книги.
- Ты меня за дуру не считай, - Алена вскочила с кресла, едва удерживаясь, чтобы не пробудить силу, - не первый век живу, понимаю, что писец силой обладал, с оригинала переписывал. От меня тебе что надо?
- На днях московские приезжали на двух машинах, областных ОМОНовцев взяли и провели следственные мероприятия в микрорайоне Грязевка. В ходе обысков обнаружено и изъято более сотни килограммов белого порошка, тридцать единиц огнестрельного оружия, в том числе два автомата Калашникова, денежные средства. Наркодилеры, включая лидера группировки Романа Алмазова, задержаны, в отношение них избрана мера пресечения в виде помещения под стражу.
- У барыг нашли книжку?
- Да. Алмазов в потайном сейфе в гараже хранил. Книга не должна попасть в чужие руки.
- Подмени вещдок и все дела. За совет должен будешь. Мы закончили.
- Алена, подожди! – капитан протянул было руку, чтобы схватить уходящую бесовку за рукав куртки, но, заметив полыхнувшее в ее глазах пламя, передумал. Дождавшись, пока шаги Шиловской стихнут, Елисей вернулся в кабинет.
- Ничего так девка, я бы с ней произвольную программу-то откатал, - ухмыльнулся старший лейтенант Золотов, - я б ей допросик с пристрастием бы учинил. Колись, Елис, по какому она у тебя делу проходит? Личному?
- Покатаешь ты ее, да, - рассмеялся капитан Джамал Терлоев, - такая с тобой на автобусе не поедет. На крузаке ездит, я в окно видел.
- И че? Рыжие они горячие и бесстыжие. Захотят – в койку прыгнут, не спрашивая баланса на карте.
- Чекистка она, - пробурчал Елисей, - к тому же стерва первосортная. Будешь допрашивать? Телефончик дать?
- В таком случае, ну ее нафиг, - отмахнулся Золотов.

- Я с дарами и без оружия, - Тихонов протянул Алене букет из пяти белых роз.
- Банька по душе пришлась? Еще разок решил погреться? – съязвила Алена, но цветы приняла.
- Не язви, пожалуйста. Дело серьезное.
- Уже в курсе. Начальство из отставки выдернуло, приказало с тобой сотрудничать. Цирк, мать вашу!
- Может, пригласишь? Поговорим, обсудим.
- Нет, не приглашу. Через три часа встретимся на нейтральной территории. Ресторан Маяк знаешь?
- Да. Буду там ровно в восемь.

При виде одетого в темно-синий классический костюм-двойку с узким галстуком-селедкой дивьего человека, сидевшая за столиком Алена скривилась. Она кивком указала полицейскому на свободный стул.
- Мне эта муть не нравится, - заявила она, как только принявший заказ официант удалился, задернув за собой занавеску.
- Я тоже не в восторге от перспективы совместной работы с нечистью, но, раз наше с тобой руководство вспомнило про Новгородский договор, придется подчиниться. Нам необходимо подменить список Велесовой книги на безобидную копию. Проблема в том, что федералы утащили все вещдоки к себе в Москву.
- Геморрой. Мне книга в руки не дастся из-за того, что душа черная, тебе тоже, по противоположной причине. Начальство сказало, что ее надо вдвоем брать. Одновременно.
- То же самое мне сообщили наши старейшины. Велесова книга дается в руки лишь волхву либо простому человеку, не имеющему силы.
- Волхва не найти, те еще подпольщики. Будем надеяться, что минус на плюс даст ноль. План придумал?
- Добираемся до Москвы, идем к следователю, меняем книгу. Билеты на поезд я купил.
- Поезд? Поди еще плацкарт.
- Так ехать меньше суток, - удивился Елисей.
- Сам королевич, а сам чужие носки согласен нюхать. Короче, туда-обратно и назад полетим самолетом.
- Это дорого.
- Ой-вей, не знала, шо ви свининку не кушаете, - усмехнулась бесовка. Она прервалась, дождалась пока подошедший официант расставит на столе заказанные блюда, после чего продолжила, - приятно подавиться.
- Да будет благословенна нам пища и питие. Аминь, - произнес Тихонов. Алена демонстративно отрезала и отправила себе в рот кусок стейка, запила глотком пива, после чего схватилась обеими руками за шею и выпучила глаза. Дивий человек вскочил на ноги.
- Купился! - расхохоталась бесовка, - на меня эта шляпа не действует. Садись, чавкай.
- Ну и тварь же ты!
- Спасибо за комплимент.

- Тихонов, твою дивью маму и твоего дивьего папашу вместе, по очереди и во всяких позах! Это что за фигня?! – возмутилась девушка, переступив порог номера.
- Номер для новобрачных. Других не было, - пожал плечами Елисей, - какая-то китайская делегация все номера заняла.
- Зашибись! – Алена вытащила из мини-бара бутылку минеральной воды, уселась перед зеркалом. Не обращая внимания на копавшегося в дорожной сумке мужчину, она состарила себя на пятнадцать лет. Закончив преображение и утолив жажду, бесовка встала, - пошли.
Миновав рамку металлоискателя и предъявив дежурившим в холле полицейским удостоверения с наложенным на них мороком, девушка набрала номер и сообщила, что они внизу.
- Не часто ваша контора к нам заглядывает, - усмехнулся спустившийся советник юстиции - вы по делу Алмазова? Хотите забрать себе?
- Возможно и заберем, - вздохнула Алена, изображая крайнюю степень усталости, - есть информация, что помимо торговли героином, банда Алмазова занималась переправкой на запад культурных ценностей. Естественно, не без помощи со стороны таможенников и пограничников. Приказано разобраться, ознакомиться с изъятым. Если здесь найдем что-нибудь интересное, то поедем в изолятор колоть подозреваемых. Ваше руководство должны были известить.
- Вещдоки, за исключением героина и оружия, перенесены в отдельный кабинет. Вы можете с ними ознакомиться. За мной пожалуйста.
В пустом кабинете, в котором едва уловимо пахло ремонтом, их ожидали стол со стандартными офисными стульями и множество стоявших на полу пронумерованных коробок. Дивий человек едва заметным движением глаз указал на одну из них. Бесовка согласно кивнула. Чтобы усыпить бдительность следователя, они начали осмотр с не представлявших для них никакого интереса коробок. Они перебирали их содержимое, иногда фотографируя предметы на свои мобильные телефоны, сверяясь с описями и протоколами. Как и предполагала бесовка, наркодельцы не обладали вкусом, предпочитая обзаводиться нарочито вычурными безделушками. Большинство так называемых предметов антиквариата были обычными подделками.
Короткая стрелка на висевших над дверью часах медленно ползла по циферблату. Алена с Елисеем продолжали ковыряться в коробках, вполголоса обсуждая наиболее одиозные и вычурные предметы, делая пометки в своих блокнотах. Наблюдавший за ними следователь уже потерял к ним интерес. Он просто сидел на стуле, то просматривая сайты на своем телефоне, то играя в казуальную видеоигру.
- Что-то в горле пересохло, - произнесла бесовка, притворно откашлявшись, - давайте чайку погоняем или кофейку.
- У нас хорошая столовая, можем сходить, пообедать, - предложил следователь.
- Нет, спасибо, нам бы с этим барахлом закончить, - возразил Елисей, - чувствуется, ничего дельного тут мы не найдем. Сплошной новодел и дешевый китч.
- Мы с капитаном к кофемату, - вызвалась Алена.
Отдав два стаканчика с капучино Тихонову, она взяла третий и пошла по коридору, тихонько бормоча над дымившимся горячим напитком:
- Масло, промасли то, само знаешь что. Что в моей норе застряло — долой на двор. Что в дупле моем застряло — долой за плетень. Тьфу!
- Просто подождать не могла? – прошептал Елисей, войдя в кабину лифта.
- Тупо изображать активную деятельность до вечера? Ну, уж, нет, - так же шепотом ответила бесовка.
Через пару десятков минут после кофейной паузы, живот следователя издал немелодичный звук. Советник вскочил на ноги, начал ходить из угла в угол. Бурчание повторилось и он, согнувшись, выскочил из кабинета. Не дожидаясь, пока затихнут шаги, Алена с Елиссем подхватили коробку и, не церемонясь, вытряхнули ее содержимое на стол. Выпавшая в числе первых упакованная в сейф-пакет книга оказалась погребена под ворохом безделушек. Тихонов встал рядом с дверью, а бесовка, воспользовавшись своей силой, осторожно отлепила клапан и вытряхнула содержимое. Открыв принесенный с собой портфель, она вытащила из него искусственно состаренную копию Велесовой книги. Вместе с подошедшим участковым, они подняли древнюю тонкую книжку и поместили в портфель, а подделка заняла свое место в сейф-пакете. Закончив подмену, девушка и мужчина уселись на стулья в ожидании возвращения следователя.
- Извините, что-то прихватило, - смутился вернувшийся советник.
- Бывает, - отозвался Елисей, - мы закончили.
- Готовить дело к передаче?
- Здесь барахло, не представляющее никакой ценности, - покачал головой Тихонов, - да, есть дорогие вещички, но это не то, что продают на Кристис или Сотбис. Алмазов – не наш фигурант.
Собрав улики в коробку, Алена и Елисей попрощались и вернулись к себе в гостиницу. Едва оказавшись в номере, девушка вернула себе привычный возраст, после чего ушла принимать душ.

- Алена? – вышедший из душа Елисей помахал ладонью перед лицом бесовки, слушавшей в наушниках Нюрнбергских мейстерзингеров Вагнера.
- А? – девушка поставила оперу на паузу.
- Старейшины не сообщили мне что будет после того, как мы покинем Москву. Тебе что-то известно?
- В аэропорту нас будут встречать. Отдаем портфель и разбегаемся.
- Я не понимаю. Неужели старейшины решили отдать книгу нечисти?
- Вообще пофигу. Я отрабатываю и снова в отставку, а что там будут делать с книжкой мне глубоко фиолетово.
- Вот почему ты такая? – пробормотал Тихонов.
- Такая какая?
- Ты привлекательная девушка, умная, образованная, с большим жизненным опытом, но почему ты злая? Почему в тебе нет ни капли света? Почему ты враждебна к людям? К чему эта социопатия?
- Во-первых, учи матчасть. Я испытываю эмоции, следовательно, я не социопатка, а мизантропка. Почему я не люблю людей? А, собственно говоря, за что их любить? За то, что дворянчик-офицерик трахнул крестьянку на сеновале и свалил в закат? За то, что односельчане показывали на брюхатую девку пальцами? За то, что вместо того, чтобы приложить новорожденную к мамкиной сиське, ее отнесли в лес на мороз? За крепостное право, рабство, геноциды, уничтожение природы? За то, что они ради денег и понтов готовы грызть друг друга? За это?
- Не все люди злы, - возразил дивий человек, - есть масса примеров добродетельных бескорыстных поступков.
- Ерунда, - отмахнулась бесовка, - исключения только подтверждают правило.
- Но все же. У тебя есть душа, а души тянутся к свету, к Создателю.
- Это тебе мама перед сном говорит? – фыркнула девушка, - бытие определяет сознание, пчелки не интересуются навозом, а мухам пофигу до цветов. Сечешь намек? Меня текущий расклад устраивает целиком и полностью. Я много раз могла тупо послать начальство и свалить, но не собираюсь этого делать.
- Почему?
- Потому, что не хочу лишиться силы, не хочу видеть себя старой и морщинистой развалиной с прогрессирующим старческим маразмом!
- Но взамен ты обретешь другое. Свободу, счастье.
- Свобода? Гы-гы. Я не подневольная рабыня с заложенной душой, а классный специалист на зарплате. Мне дают задание – я выполняю, взамен имею силу. Какие проблемы? А счастье у каждого свое. Мои потребности удовлетворены, следовательно, я не могу сказать, что я несчастна, следовательно, мне нет необходимости что-то менять. Короче, эту душеспасительную тему мы закрыли.
- Ты рассказывала про зимний лес. Это, ведь, была ты?
- Да. Если людишки готовы избавиться от новорожденной медхен ради какой-то мифической чести, то кроме презрения они не заслуживают ничего. Ферштейн?
- По-немецки ты хорошо разговариваешь, без акцента.
- Хелена фон Алеман, оберфункмайстер. Пропала без вести в январе сорок второго, предположительно, погибла во время ремонта кабеля связи. Она же юде Алона Шильман, партизанка и переводчик с немецкого, повешена карателями в сорок третьем. Как же красиво я дергалась в петле, прямо, ух! Она же Алена Шиловская, ефрейтор, демобилизована в сорок пятом. У меня было достаточно времени, чтобы отточить владение языком.
- Смотрю, с проигрывающими тебе не по пути…
- Естественно. Когда немцам под Москвой хвост накрутили, все, кто в теме, поняли, что над рейхстагом рано или поздно будет красный флаг, ну или Юнион Джек, или звездно-полосатый. Тогда не совсем понятно было. Все, допрос окончен. На койку не претендуй, спать будешь на диване, - Алена натянула наушники, тем самым дав понять Елисею, что не желает продолжать общение.
Остаток дня Алена провела, полулежа в кровати и слушая музыку. Тихонов дождался, пока высохнут его мокрые после душа волосы, после чего оделся и ушел гулять по городу. За прошедшую с момента его последнего посещения половину сотни лет Москва радикально изменилась. Асфальт на тротуарах сменился брусчаткой, сохранившиеся старые дома были отремонтированы. Существенно изменились и люди. Большинство спешило по каким-то своим делам, регулярно поглядывая в экраны своих смартфонов, лишь меньшая часть встреченных им людей просто прогуливалась по улицам города. Одетые в разноцветные форменные куртки курьеры с большими рюкзаками за спинами сновали туда-сюда верхом на велосипедах. После заката, ближе к пяти вечера, количество машин на дорогах возросло, начали собираться пробки. Елисею были неприятны негативные эмоции, которые излучали стоявшие в заторе водители, и он предпочел вернуться в номер. Его временная напарница все так же полулежала в кровати, кивая в такт звучавшей в наушниках музыке.

Благодаря тому, что Алена с Елисеем путешествовали налегке, им не пришлось стоять возле ленты в ожидании багажа. Миновав зону прилета, они прошли через общий зал и вышли на парковку. Возле тойоты Алены их ждала невысокая худощавая женщина, одетая в темно-коричневую норковую шубу.
- Алконост. Как же я не догадался, - хлопнул себя по лбу Тихонов.
- А вы, господин Тихонов, думали, что список Велесовой книги достанется дивьим людям или нечисти? – проворковала женщина.
- Давненько не виделись, Вася, - ухмыльнулась Алена.
- А ты все так же не можешь запомнить, что меня зовут Василисой, - кивнула алконост, - не скажу, что рада тебя видеть, Алена.
- Уже больше века на меня дуется из-за того, что я ей… - начала объяснять Елисею бесовка.
- Не имеет значения, - властно отрезала Василиса, протянув руку, - книгу!
- На! - бесовка поставила портфель на покрытый снеговой коркой асфальт и села в машину. Взревев четырехлитровым двигателем, внедорожник умчался.
- Все такая же… - вздохнула Василиса.
- Вас подвезти? – предложил Елисей, - я в центр еду.
- Если вас не затруднит, - мило улыбнулась женщина, усаживаясь на пассажирское сидение. Портфель с книгой она положила себе на колени.

- Господин Тихонов, - прервала затянувшуюся паузу Василиса, - у вас ко мне есть вопросы.
- Вы на редкость проницательны, - кивнул Елисей, осторожно маневрируя между припаркованных машин.
- Такова наша природа. Велесова книга хранит в себе божественную силу, поэтому обладать ей не должны ни светлые, ни темные. Мы, как нейтральная сторона, забираем ее для сохранения баланса. Но вас не это интересует. Задавайте правильные вопросы.
- Вы правы. Василиса, я бы хотел спросить насчет бесовки Алены.
- Слишком идеальна для темной. Социальные и нравственные чувства ей чужды. Из-за воспитания, она не в состоянии их испытывать. Да, она может симулировать любовь, дружбу, патриотизм, и, не буду врать, делает это мастерски, но испытывать их она не может. При этом эстетические и интеллектуальные чувства ей доступны. Ее душа не принадлежит никому, кроме нее самой. Из-за этого она достаточно устойчива к традиционным методам борьбы с нечистью. Собственно говоря, именно из-за свободной души, и еще кое-кого, ее и отправили в отставку. Не любят в их конторе слишком независимых.
- Кое-кого?
- Вы с ним знакомы. Цербер, ее лупус инферникус. Он – потомок Фенрира.
- Не понимаю. У многих нечистых в услужении состоят отпрыски скандинавского Ужасного Волка.
- Вот именно, что в услужении. Инфернальные псы привязываются к хозяину с помощью ритуала на крови. Цербер же пришел к Алене добровольно. Естественно, что этого ей не простят никогда.
- Понятно. Сложный случай, - пробормотал Елисей.
- Нет, все очень просто. Простую нечисть принуждают к темным делам, шантажируют душой. Пообещайте свободу и хорошее посмертие любому заложному покойнику, и он ваш со всеми потрохами. С Шиловской это не сработает. Она уже свободна. Если вы хотите наставить ее на тот путь, который считаете истинным, вам придется чем-то заинтересовать ее. А, вообще, мой вам совет – обращайте к свету других нечистых, а ее оставьте в покое.
- Я не хочу, чтобы на моем участке был притон нечисти.
- Они кого-то трогают? Нет. Вот и не лезьте. Возле тех ворот остановите, пожалуйста.
Проехав с половину сотни метров, лада Елисея остановилась рядом с полуоткрытыми воротами. Василиса вышла из машины и проскользнула на территорию. Вскоре из-за забора вылетела крупная птица с голубовато-зелеными крыльями. Она поднялась ввысь и улетела на юго-восток. Проводив улетающего алконоста взглядом, дивий человек тяжело вздохнул.

Домовой XXI. Дела прошедших дней.

- Тетенька, купите щеночка! – перед бесцельно бродившей по рынку Аленой словно из-под земли возник мальчишка, - хороший щеночек!
- Хороший, говоришь?
- Лучше на всем базаре не сыщете. У него мамка – зверовая лайка. Ее тятя из Сибири привез.
- А папка?
- Вот про папку не знаю, приблудила от кого-то. Батя наказал щенков продать, а коль не продам, так утопить. Один щеночек остался, а мне домой вертаться. Жалко же зверя топить.
- Ну, покажи зверя сибирского, - усмехнулась бесовка. Мальчишка откинул тряпицу, которой была накрыта корзинка. Глаза девушки расширились, она закашлялась, чтобы скрыть удивленный вздох. Мальчик схватил щенка за холку и поднял в воздух, покрутил, демонстрируя покупательнице.
- Тебя бы так за шкирку, - едва слышно прошипела Алена. Она взяла щенка в руки, поднесла к лицу. На мгновение в ее глазах полыхнуло адское пламя. Щенок тоже сверкнул глазами, после чего лизнул девушку в нос. Алена настолько опешила, что едва не разжала руки, - сколько?
- За щенка? Пять копеек, тетенька.
- За пять копеек можно породистого купить, - начала торговаться бесовка.
- Так у него мамка породистая, сибирская. К зверю злобная, взякая, голосистая, коль след возьмет – до конца пойдет. Пять копеек.
- А ежели папка пустобрех трусливый? Кобели, они больше в отца идут, а не в мать.
- Тятя за пять копеек наказывал продать, - заюлил мальчишка, - но, так и быть, за четыре отдам.
- Уговорил, языкастый. Только корзинку я тоже заберу за копейку. Не на руках же нести.
- По рукам! - юный продавец плюнул было на ладонь, но, затем смутился и вытер ее об штанину.
Получив монетку, мальчишка убежал в сторону калашных рядов. Алена положила щенка в корзинку, накрыла тряпкой и быстрым шагом покинула рынок.
- Про твоего папку я наслышана, как и про братьев и сестер твоих, - усмехнулась бесовка, обращаясь к щенку, - тебя Цербером звать буду.
Щенок согласно тявкнул и завилял хвостиком.

- Тихо, уважаемые! – потребовал домовой Михась. Шушукавшиеся между собой домовые Николаевского затихли. Михась оглядел собравшихся, после чего вздохнул, - Кузьма, обчество знать желает, по что ты хозяев новых не принимаешь. Отвечай перед миром.
- Чего отвечать-то Михась? Не ими изба строена, не по правде они в нее въехали, вот я и выживаю их, как положено.
- Молод еще ты, Кузька, чтобы судить-рядить, что положено, а что не положено, - проворчал старший домовой.
- Молод, спору нет, вот только изба получше чем у некоторых, да хозяева хорошие, - возразил Кузьма.
- Ишь ты! – взвилась домовиха Аглая, - в новой избе завелся, так теперь нос задирает! Поживи-ка с наше, потом рот разевай!
- А ты за всех не говори, Аглая, да рот мой не затыкай! – огрызнулся Кузьма, - не по праву пришлым изба досталась, буду лютовать.
- Мы в прошлый раз что решили? Коль люди хотят по-иному жить, так тому препятствий не чинить, жить по совести, хозяевам помогать, - прервал отповедь Кузьмы Михась, - коль люди миром жить хотят, как мы, вместе все делать, то должно нам помочь им. Все согласились хозяевам помогать, ты один супротив общей нашей воли идешь. Повинись.
- А вы, уважаемые, дальше носа своего не зрите. Кто сам работает рук не покладая да детей своих с пеленок к труду приучает, у того и скотины полон хлев и дом справный. Не доброе это дело, когда хозяев из дому выгоняют за то, что в достатке они. Да вы еще подумайте вот о чем. У церкви с маковок кресты сбили, иконы и утварь в город увезли, детей дули заставляют небу показывать. Правильно это?
- Конечно! Не будет поп по домам ходить, не будет святой водой кропить, не придется нам на чердаках отсиживаться! Нам теперича вольготно будет, - высказалась Аглая. Остальные поддержали домовиху одобрительным ропотом.
- От Бога они отвернулись, потом и до нас черед дойдет. Перестанут молоко с хлебушком оставлять, - возразил Кузя.
- Шибко умный ты для молодого, - вновь прервал Кузю старший домовой, - мы миром решили, что коль хотят люди в равенстве жить и вместе хозяйство вести, как пчелки – так тому и быть. Не упорствуй, старших слушайся.
- Ошибаетесь вы. Люди от мамок своих рождаются, а не из пчелиных сот выводятся. Не выйдет ничего путного из этой их затеи, помяните мое слово!
- Не подчинишься? – уточнил Михась.
- Не бывать тому!
- Так и тебе не бывать в обществе нашем!
- Уж лучше с кикиморами да лешими водиться, чем с вами! - сплюнул Кузьма. Оскорбленные этими словами домовые недовольно зароптали.
- Бейте его такого-растакого! – в один голос закричали Аглая и Матрена.
Толпа домовых и домових бросилась на Кузьму. Каждый рвался вперед, мешал другому, из-за чего возникла толчея. Оглядевшись, Кузя поднырнул под расставленными руками Михася, сбросил со своего плеча руку Никифора и бегом припустил в сторону своего дома. Услышав бегущих домовых, залились лаем деревенские псы. Кузьма же, добежав до дома, нырнул в открытый продух, а преследователи, побродив возле ворот, разошлись.

Войдя в кабинет, Алена вытянулась, быстрым движением подняла правую руку так, чтобы кончики пальцев оказались на высоте затылка, после чего опустила:
- Оберфункмайстер Хелена фон Алеман прибыла в ваше распоряжение, герр гауптман! – отчеканила девушка, протягивая документы.
- Присаживайтесь, - гауптман дер нахрихтентруппе Густав Краузе кивком указал на стул и сцепил пальцы рук, - доложите вкратце о себе.
- Уроженка города Кобург, чистокровная арийка. Вступила в ряды Вермахта после воссоединения Австрии с Германией. До России успела повоевать в Чехословакии и Франции, дослужилась до функмайстера. Чин оберфункмайстера мне присвоили перед отправкой на восток, - выложила Алена заранее подготовленную легенду.
- Бавария?
- Яволь, герр гауптман. Верхняя Франкония.
- Понятно. Ну, фройляйн фон Алеман, добро пожаловать. Легкой прогулки, как это было в Европе, я вам пообещать не могу. Русские на редкость упорны, дерутся за каждый клочок земли, постоянно контратакуют.
- Мы тесним их везде, герр гауптман, - ответила Алена, - основные силы противника отступают. Отдельные очаги сопротивления не помешают нам выпить шнапса на Красной площади.
- Кстати, по поводу шнапса и иных напитков. Я понимаю, что нашим солдатам надо расслабляться, но пьянства я не терплю. Так же я не терплю нарушения дисциплины. За любые проступки последует жесткое наказание в соответствии с Уставом дисциплинарных наказаний. Это понятно?
- Яволь, герр гауптман.
- Как расположитесь, явитесь в узел связи и приступите к своим должностным обязанностям.
Щелкнув каблуками, бесовка развернулась и чеканным шагом покинула кабинет.

Со временем железная дисциплина, которую не покладая рук поддерживал гауптман Краузе, стала раздражать бесовку. В помещениях узла связи были строго запрещены разговоры на личные темы. Быстро перекинуться несколькими словами можно было лишь выйдя на перекур, предварительно получив на это разрешение. Большинство связистов были ниже ее по званию и настолько уставали во время своих смен, что не горели желанием общаться.
В начале декабря сорок первого года пришло известие, что группа армий «Центр» завязла, исчерпав все резервы и не достигнув столицы Советского Союза. Через несколько дней на остановившиеся немецкие части обрушились силы Калининского, Западного и Юго-Западного фронтов. Изданный в середине декабря приказ, запрещавший отступление, укрепил уверенность Алены в том, что рано или поздно Германия и ее союзники проиграют. Узнав о начале контрнаступления под Москвой, активизировалось городское подполье, участились партизанские налеты на объекты инфраструктуры. Все чаще стали приходить донесения о взорванных железнодорожных путях и мостах, о засадах, все чаще выходила из строя техника.
Воровато оглядевшись, бесовка локтем столкнула шифровальный блокнот на пол. Нагнувшись за ним, она полоснула отросшим когтем по одному из входивших в коммутатор проводов. Убедившись, что лампа погасла, она вскочила на ноги и громко выругалась.
- Герр гауптман?
- Оберфункмайстер, что у вас?
- Пропала связь с третьим мехкорпусом. Подозреваю диверсию.
- Доннерветтер! Третья диверсия за неделю! Эти славяне все никак не поймут, что их контрнаступление со дня на день провалится.
- Согласна с вами герр гауптман. Разрешите лично заняться устранением неисправности.
- Поясните причину, по которой я должен отправить вдоль кабеля унтер-офицера с портупеей, а не простого функера.
- Идет очень активный обмен сообщениями, практически все служащие заняты.
- Полагаю, занятость ваших коллег не является главной причиной вашего предложения. Вы хотите, чтобы я представил вас к награде или повышению?
- Не могу этого отрицать, герр гауптман.
- Хорошо. Проверяйте. Только возьмите достаточное количество людей.
- Герр гауптман, я полагаю, что это привлечет излишнее внимание и выдаст расположение наших кабелей.
- Согласен. Действуйте как сочтете нужным.
Отдав распоряжения относительно транспорта и сопровождающих, Алена направилась переодеваться. Сложив в ранец все необходимое для побега, она положила в карман собственноручно утепленной ватой шинели украденный из оружейки люгер. К ее выходу возле казармы стояли запряженные лошадью сани. Сидевшие в них полицаи равнодушно курили, наблюдая как один из солдат грузит в них кабель и необходимый для ремонта инструмент. Дождавшись окончания погрузки, Алена на ломанном русском приказала трогаться.
Когда сани проезжали мимо небольшой рощицы, бесовка перу раз выстрелила в воздух, после чего спрыгнула с саней и заползла между полозьев.
- Ахтунг! Партизанен! – закричала она, накладывая морок. Увидев, бегущих на них из-за деревьев вооруженных людей, мужчины схватились за винтовки. Возница стегнул лошадь, но животное, подчиняясь силе бесовки, встало на дыбы, после чего упало, оглашая воздух громким жалобным ржанием. Решив, что лошадь подстрелена, полицаи стали спасаться бегством. Они, отстреливаясь, бежали от призрачных фигур, не разбирая дороги, утопая по пояс в снегу. Вскоре стрельба прекратилась. Алена выбралась из укрытия, пошла по следам коллаборационистов. Через пару-тройку десятков метров она наткнулась на тело одного из полицаев, которого застрелил напарник, приняв за партизана. Второй полицай сбежал. Решив не тратить время на преследование, Алена развеяла морок, распрягла вставшую на ноги лошадь, подожгла сани и углубилась в рощу.

- Кого там нелегкая принесла? – раздался старушечий голос из-за двери.
- Пустите, пожалуйста погреться, - как можно жалобнее ответила Алена. Она уже восемь дней ночами ходила вокруг хутора, внимательно изучая его обитателей, подслушивая разговоры.
- Кто такая?
- Алона Шильман. Пустите погреться и переночевать.
- Шильман? Жидовка что ли?
- Еврейка я, бабушка. От немцев бежала.
Скрипнув засовом дверь отворилась. Алена вошла внутрь. Мгновенно оглядев жилище, девушка рассыпалась в благодарностях. Старуха кивнула, устало указав на широкую и длинную лавку, стоявшую рядом с еще теплой печью. Пока Алена прижималась к печи, изображая продрогшую беглянку, хозяйка дома, что-то бормоча, копалась в сундуке.
- Вот тебе одеялко и подушка, - произнесла она, - поди еще и голодная. Меня Радиславой Матвеевной звать.
- Спасибо вам, бабушка Радислава, дай вам бог здоровья, - робко улыбнулась бесовка, - я не голодна, но замерзла сильно. Я погреюсь и утром уйду.
- Вот утром и видно будет, - отмахнулась старушка. Вскоре она, еще раз проверив засов, улеглась на кровать и засопела. Перед носом Алены возникла кочерга.
- Чего надо, нечистая? – грубо поинтересовался домовой, - проваливай отсюдова!
- Уймись, хозяин. Мне к партизанам надо, а хозяйка твоя на них работает. Как подскажет куда идти и к кому обращаться, я уйду.
- Мне дела нет до партизан, а вот до нечисти в доме дело есть!
- Вы мне не интересны, развалюха ваша тоже. Связываться с вами – только руки марать.
- Пошла вон!
Не дожидаясь, пока покрытая копотью кочерга ударит ее по голове, Алена резко уклонилась в сторону, одновременно перехватывая мохнатую руку. Выкрутив ее, бесовка обезоружила домового, а затем повалила его на пол. Услышав возню, заворочалась в постели Радислава. Усевшись на домового, девушка щелкнула пальцами, погружая хозяйку в глубокий сон. В ее глазах полыхало темно-красное пламя.
- Уймись, хуже будет!
- Нет! – домовой бился под противницей, стараясь вырваться. Его рука шарила по полу в поисках кочерги.
- Сон крепкий тремя узлами завяжу. Чтобы никто меня тремя ночами и днями не будил, рядом со мной не блудил, во сне бы мне кошмар не приходил! Тьфу! – прошипела бесовка. Домовой обмяк и тихонько засопел. Алена, оглядевшись, подняла спящего и не особо церемонясь, засунула его в подшесток.

Радислава и Алена проснулись до рассвета. Пока старушка копошилась на кухне, гремя посудой, бесовка встала лицом на юго-восток, закрыла глаза правой рукой.
- Шма исраэль адонай элоэйну адонай эхад, - громко произнесла она, после чего почти минуту просто стояла, шевеля губами.
- Чудно вы молитесь, - произнесла вернувшаяся с кухни Радислава, - не по-нашему.
- Меня бабушка Рахиль учила-учила, а я кроме Шма Исраэль так ничего и не запомнила, - грустно ответила Алена, - теперь каюсь.
- Господь милостив, коль молитва от души идет, он ее примет. На, вот, съешь яичка с кашкой, - произнесла старушка, поставив нехитрую деревенскую снедь перед бесовкой.
- Спасибо, вам, бабушка, - улыбнулась девушка и принялась за еду.
- Ты кушай и сказывай, кто такая, откуда, - в голосе Радиславы прозвучали властные нотки.
- Я из Вилейки, учительницей немецкого работала, потом эвакуировалась. Наш поезд разбомбили, многие погибли, а я выжила. Добрые люди выходили, от немцев спрятали. Стала на восток пробираться пока погода позволяла. Как снег лег, в поселок, где я ночевала, айзатцгруппа приехала. Тех, кого посчитали евреями или коммунистами вместе с семьями выгнали в поле, заставили вырыть яму и там же из пулемета расстреляли, - всхлипнула девушка, - эти сволочи стреляли в детей и стариков, а нас, молодых и здоровых, заставили смотреть! Потом нас заставили закопать могилу и объявили, что мы должны будем послужить на благо великой арийской расе. Женщинам обрезали волосы мужчин избили, после чего нас заперли на складе. Я не знаю, сколько дней мы провели там без еды в темноте, прижавшись друг к другу, чтобы хоть чуть-чуть согреться. Иногда заходили немцы или полицаи, уводили с собой женщин. Некоторые из них возвращались избитые и изнасилованные, другие же не возвращались. Когда нас вывели, чтобы погрузить как скот в вагоны, я увидела виселицы.
- А как спаслась?
- Не хочу говорить об этом, стыдно мне, - вздохнула Алена.
- А ты расскажи, не держи в себе, дочка. Так оно легче будет на душе-то.
- Под охранников ложилась еды ради. Они меня по очереди в своей теплушке. На мое счастье один уже закончил, ушел, а следующий не успел прийти. Я выскочила, спряталась в угольной куче. Меня искали, но не успели найти до отправления поезда.
- Досталось тебе, девонька, - вздохнула Радислава, - да ты не печалься, радуйся, что жива осталась.
- Пожалуй, пойду я, - Алена встала из-за стола.
- Сиди, дуреха! Есть у нас в деревне люди плохие. Увидят чужого – донесут. А ты по-немецки хорошо балакаешь, их грамоте обучена?
- Конечно. И читаю, и пишу, и говорю без акцента.
В течение всего дня Радислава осторожно расспрашивала Алену о ее довоенной жизни, о том, как она очутилась в тылу. Бесовка, в свою очередь, четко придерживалась заранее тщательно продуманной легенды.
- Уходить тебе надо, девонька, - произнесла старушка перед закатом, - не спокойно у нас. Староста с немчурой якшается, по домам обходом ходит. Как стемнеет, уходи к реке. Там, как мост минуешь, развилка будет. Сверни налево и иди, пока в село не придешь. Тебе нужен третий дом по правую руку, не пропустишь, возле ворот ель большая растет. Там Лексей-вдовец живет он тебе поможет, с нужными людьми сведет. В дверь к нему один раз стукни, потом выжди и еще три раза. Как откроет, проси водички колодезной напиться. Если откажет, то беги оттудова со всех ног.
Алена в точности выполнила все указания Радиславы. У Алексея она провела почти неделю, ожидая пока сын Алексея Василь не заберет ее в лес к партизанам. Опасаясь, что его спутница может сотрудничать с оккупантами, на опушке мужчина завязал ей глаза и вел к лагерю кружными путями, часто меняя направление движения, по нескольку раз проходя по одной и той же тропе. По прибытию, бесовку несколько раз допрашивали разные люди. Убедившись, что ее история непротиворечива и Алона трижды в день читает еврейские молитвы, ее приняли.

Партизанская жизнь была тяжела. Несмотря на посильную помощь мирного населения, не хватало продовольствия, боеприпасов. Иногда, когда над лесом кружил немецкий самолет-разведчик, члены отряда не могли разводить костры и были вынуждены есть холодную еду. Длительные пешие переходы, когда бойцы, спотыкаясь в темноте, меняли место расположения, выматывали. Иной раз за долгую ночь отряд преодолевал всего несколько километров.
С наступлением весны жизнь облегчилась. Хорошо знавшие лес и его обитателей местные начали регулярно приносить различные съедобные растения, грибы. На Алену были возложены обязанности кашевара и переводчика. Вместе с Михаилом, раньше изучавшим немецкий язык в Минске, она допрашивала захваченных немцев.
Со временем Алона стала связной между отрядом и городским подпольем. Выдавая себя за селянку, она посещала город, где обменивалась информацией с членами сопротивления. Со временем городским удалось наладить радиосвязь с Красной армией. Прилетевший ночью самолет сбросил на подсвеченную кострами поляну троих парашютистов и множество мешков со взрывчаткой, консервами, одеждой. В одном из мешков была целая стопка немецких бланков. Подкрепление из кадровых военных, прошедших разведывательно-диверсионную подготовку, придало партизанам дополнительные силы. Их засады и налеты стали более эффективными, более изощренными, более разрушительными.

- Какая помощь требуется? – в пол голоса уточнил бес, разглядывая протянутый аусвайс.
- Красные приближаются, мне нужно красиво уйти из отряда. Убейте Алону Шильман.
- Когда?
- Вчера прилетал самолет с большой земли, привез гостинцы и нового радиста. Послезавтра я везу его в город. В телеге под соломой будут батареи и лампы для телефункена, взрывчатка. Меня захватите, а телега с радистом пущай уезжают.
- Понятно.

Лошадь мерно шагала по знакомой дороге, таща за собой поскрипывавшую передним левым колесом телегу. Восемнадцатилетний радист Максим удерживал поводья, иногда озираясь по сторонам. Алена сидела на краю телеги, равнодушно болтая ногами. На перекрестке, перекрывая выезд на дорогу с проселка, стоял кюбельваген, в котором сидело четверо немецких солдат. Завидев телегу, один из солдат вышел на дорогу и жестом приказал остановиться.
- Останавливайся, - едва слышно произнесла Алена, - документы у нас в порядке, отбрехаемся.
- Аусвайс! – потребовал остановивший их бес. Алена с Максимом протянули документы, - куда ехайт?
- В город. Везем собранный налог, - выпалил Максим.
- Зер гут, русиш швайне, - ухмыльнулся бес, незаметно подмигивая девушке. Он обернулся к своим, махнул рукой. Один из вылезших из машины нечистых осмотрел молочные бидоны, коробки яиц, после чего начал тыкать штыком винтовки в устилавшее дно телеги сено. Звякнул металл.
- Вас ис дас?
- Привет вам от Советской власти, - прокричала Алена, выхватывая спрятанный под собой пистолет-пулемет, - Максимка, гони! Спасай радио!
Бесовка дала очередь в сторону машины, стараясь не зацепить никого из принимавших участие в ее побеге бесов. Зашипел воздух, выходя из пробитой покрышки, один из бесов, вскрикнув, упал навзничь, прикидываясь мертвым. Максим, поколебавшись с секунду, стегнул лошадь. Животное недовольно заржало и припустило рысью. Дождавшись, пока опустеет магазин, Алена как бы случайно подставила голову под приклад винтовки, после чего упала лицом вниз. Бесы сделали несколько выстрелов в сторону удалявшейся телеги.
На следующее утро Алену, наведшую на себя морок, под руки выволокли на площадь. На ее груди висела табличка с надписью «Партизан». Командовавший казнью унтер-офицер на ломанном русском объявил согнанным на площадь жителям, что за преступления против Рейха партизанка Алона Шильман приговорена к смерти. Пока один бесов с повязкой полицая накидывал петлю ей на шею, она оглядела толпу и заметила среди собравшихся три знакомых ей лица подпольщиков. Табурет под ногами девушки с грохотом отлетел в сторону, ее тело полетело вниз. Небольшой узелок на веревке не дал петле затянуться окончательно. Зашипев от боли в растянутых шейных мышцах, Алена несколько раз дернулась всем телом, изображая агонию.
Ближе к вечеру ее вынули из петли, не церемонясь бросили в телегу и увезли.
- Шея болит, - недовольно произнесла девушка, растирая затекшую шею и снимая с себя морок, - могли бы и расстрелять. Я бы что-нибудь патриотичное прокричала.
- Не в первый раз вешаем. Вышло публично и надежно, - отмахнулся возница, - теперь к красным?
- Да.
- А я пока с немцами, - вздохнул нечистый, - приказано уходить на запад вместе с коллаборационистами.

- Владыка, - Алена опустилась на колени и склонила голову, коснувшись лбом горячего каменного пола.
- Ознакомься, - демон щелкнул когтистыми пальцами. На полу перед глазами девушки возникли красно-оранжевые угловатые буквы. Бесовка дважды прочитала текст, написанный в лучших традициях адского канцелярита, после чего, в нарушение всех правил, подняла глаза.
- Я не понимаю, Владыка!
- Раньше ты не была замечена в глупости. Похоже, этот человеческий Интернет сушит мозги не только людишкам. Что тебе не понятно, воспитанница?
- Я не понимаю, почему меня отправляют в отставку.
- Официально, в твоей службе больше нет необходимости. Люди достаточно развились, им больше не требуется наша помощь, чтобы идти к тьме и вести за собой других людей. Поэтому, для экономии ресурсов, принято решение о сокращении количества бесов.
- Верхним на радость, - не удержалась от колкости Алена.
- Твоего мнения мы не спрашивали, верхние – тем более, - фыркнул демон.
- Владыка, почему меня отправляют в отставку? Разве я провинилась? Я не провалила ни одного задания.
- Безынициативна, к самостоятельному поиску объектов не склонна. Выполняет только то, что приказано. Это высечено на твоей личной скрижали.
- Я не свежепреставившаяся девочка на побегушках. Есть задание – я выполняю, нет задания - извините.
- Подобное поведение для бесов недопустимо. Вам оказана великая честь, вы должны, обязаны оправдать высокое доверие.
- Трактором грядку не пашут, Владыка.
- Это по твоему мнению. Вспомни событие, которое произошло в сорок третьем году прошлого столетия после того, как ты нацепила на себя погоны ефрейтора. Почему ты не убила дивьего человека, имея на то возможность?
- Как я уже докладывала, у меня была паршивая легенда с кучей нестыковок и пробелов. Убийство однополчанина могло привести к ненужному интересу к взводу и ко мне со стороны НКВД, поэтому я предпочла договориться.
- Как бы то ни было, на тебе два взыскания. За дивьего человека и за конфликт с алконостом Василисой, поэтому внизу приняли решение о твоей отставке. Однако, учитывая твои заслуги и особые возможности, ты не будешь лишена силы, не станешь человеком. В случае необходимости, твоя отставка будет прекращена. Пока ты должна исчезнуть. Забейся в самую глушь, не привлекай к себе внимания, Россию не покидай.
- Я все исполню. Могу идти искать новое место жительства?
- Еще один вопрос, Алена. В двадцать третьем году тебе было предложено повышение. По какой причине ты от него отказалась? У тебя все задатки демоницы, а при должном рвении ты могла бы в будущем стать дьяволицей.
- Мне рога не к лицу, да и от взора начальства я предпочитаю держаться подальше.
- Ступай, - демон махнул рукой, отпуская свою воспитанницу.

Вернувшись в свою однокомнатную квартиру на Малой Пироговской, Алена впала в бешенство. Она крушила мебель, технику, отросшими когтями царапала полы и стены, оставляя глубокие борозды в монолитном бетоне, в клочья рвала одежду. Остановиться она смогла только тогда, когда вырванная из стены труба окатила ее горячей водой. Перекрыв вентили, бесовка уселась на чудом уцелевший унитаз и завыла. Через час она спустилась в подземный паркинг, сфотографировала свою серебристую Ауди RS5 и выложила в сеть объявление о ее срочной продаже, после чего направилась в ближайший компьютерный магазин за новым ноутбуком взамен уничтоженного. Подъехавший через три часа перекупщик внимательно осмотрел авто, проверил толщиномером, полистал сервисную книжку, немного поторговался, сбив цену на пару сотен тысяч и уехал, радуясь, что приобрел машину в идеальном состоянии за такие смешные деньги.
На следующий день прибыла бригада уборщиков. Одетые в спецовки мужчины вынесли все поврежденное имущество в контейнеры, после чего пара женщин отмыла полы и окна. К приезду риелтора квартира была совершенно пуста. Сделав фотографии и записав видео, риелтор начала заполнять договор.
- Алена Владимировна, надеюсь, вы понимаете, что недвижимость в Хамовниках быстро продать за хорошую цену невозможно, тем более раз квартира требует ремонта.
- Если будет покупатель, то уступайте, - ответила бесовка, ставя подпись на бумагах.
- Мы постараемся продать квартиру по самой выгодной для вас цене. Простите за любопытство, но что здесь произошло? Поймите меня правильно, некоторым клиентам очень важна предыстория их будущей квартиры.
- Никакого криминала, просто золотая молодежь устроила тусовку. Говорили мне не сдавать квартиру понаехавшим мажорам, а я не послушалась, - усмехнулась девушка
- Понятно. В таком случае, мы начинаем поиск покупателя. Хотелось уточнить момент насчет показа квартиры. Вы будете присутствовать на показе?
- Я еще несколько дней побуду в Москве, улажу дела с загородной недвижимостью. Перед отъездом отдам ключи. Доверенность я подписала, мои банковские реквизиты у вас есть.

Домовой XXI. Кика

- Фу, срамота какая! – проворчал Кузьма, заглянув через плечо Алены в экран ее ноутбука.
- Обычные веб камеры восемнадцать плюс, - пожала плечами бесовка, - девчонки и мальчишки за денежку сиськи-письки показывают, сексом занимаются. Порнозвезды, блин, доморощенные!
- Срамота это, хозяйка. Не смотри.
- Тихо ты. Мне с одной знакомой поговорить надо, - Алена напечатала в строке поиска ник «ХхХ_чертовка_ХхХ». Через пару секунд загрузилась страница, на которой одетая в черное кружевное белье девушка эротично облизывала огурец, периодически поглядывая в камеру. Алена махнула рукой, отсылая домового, после чего щелкнула на окошко чата:
- Привет, сладенькая чертовочка, пошалим в привате? – напечатала она.
- Любые капризики за монетки, - ответила ее собеседница. Алена щелкнула на кнопку, отправляя запрошенную сумму. Экран ноутбука мигнул, рядом с камерой загорелся синий огонек.
- Мужики не клюют, так на огурцы перешла? – съязвила бесовка вместо приветствия.
- Да пошла ты, Алена, к верхним! – рассмеялась Марина, отложив в сторону овощ и накинув на плечи халат, - ты куда пропала? Все аккаунты удалила, номер отключен, в квартире какой-то хмырь с хмырихой обитают.
- Начальство посоветовало на дно залечь и не отсвечивать. Пришлось перебраться в колхоз.
- Коровам сиськи дергаешь и мужиков на сеновал таскаешь? Смотри, бабы коромыслами побьют, когда в сортир типа «скворечник» пойдешь!
- Ой, Евгения Вагановна, как смешно шутите! Я к тебе по делу. В мире что творится?
- Конкретнее.
- По нашей части есть новости? Конкуренты чем маются?
- Нашла у кого спрашивать! – фыркнула собеседница, - начальство нам такую инфу не сливает. Слушок вот ходит, что был большой шухер в Нерезиновой, люди какой-то артефакт профукали, а верхние ушами прохлопали. Вроде бы, верхние очень огорчились. Когда это конкретно было, извини, сказать не могу, может век назад, а может вчера. Больше ничего интересного не слышала.
- Ясно. Спасибо, Мариш. Как сама?
- Не жалуюсь. Камера снимает, люди на меня наяривают, себе минусы в карму зарабатывают, а мне деньги капают. В Питере трешку вот прикупила в долевку. На следующий год перееду, позову на новоселье. А ты как?
- Да так. Имение барское отстроила, теперь в потолок плюю. Пригласить на шашлыки и в баньку, извини, не могу – бывшее начальство может по ушам надавать.
- Ну, как-нибудь в другой раз, - кивнула Марина, - рада была видеть и слышать. Чмоки-чмоки, дорогая.
- Взаимно, - Алена закрыла окно браузера, - Кузя, я знаю, что ты подслушивал.
- Прости, Аленушка, я кроме тебя других бесов-то, считай, не видывал. Интересно стало.
- С Мариной ничего интересного, обычная история девушки-бесовки. В подростковом возрасте залетела, хахаль ноги сделал. Дальше аборт подпольный, осложнения. В больнице в окно шагнула. Два тяжких греха на душу взяла, да еще пачку мелких в придачу, вот начальство к рукам и прибрало. Мы с ней в семидесятых познакомились, стали бизнес вместе делать. Я в Москве фирму доставала, ей в Ярославль сплавляла. Не выгорело тогда дельце. В провинции у большинства зарплаты низкие были, а кто побогаче, те сами в Москву мотались за дефицитом. Зато самострок хорошо пошел.
- Самочто?
- Самострок. Подделка под импортный товар. Находишь фирму импортную, отдаешь местным цеховикам. Они шьют по образцу. Неплохо тогда жили, джинсу носили, в булочную на такси катались. У нас обеих ручки загребущие, деньги к ним так и липнут. Потом, как из Афгана вернулась, я ей видеокассеты стала поставлять, технику. Со временем бизнес пришлось закрыть, я в финансы подалась, а Маринка в порно.
- Срамота, - покачал головой Кузьма.
- Самое хорошее бесовское дело. Ты себя показываешь и удовольствие получаешь, а те, кто смотрят, грех на душу берут. Написано же «не желай жены ближнего твоего». И под вонючих потных боровов ложиться не надо. Так, погоди, Церька что-то занервничал, пойду гляну. Если что серьезное, подтягивайся с Жихарем.
Надев калоши, Алена включила свет и вышла во двор. Подбежавший к ней Цербер мотнул головой в сторону запертой калитки. Бесовка вернулась в дом, взяла ключи, открыла калитку. Возле ворот лежал взъерошенный черный кот. Увидев Алену, он попытался приподнять голову, но не смог. Вышедший вместе с бесовкой пес сделал несколько десятков шагов вперед, вздыбил шерсть и зарычал. Не обращая внимания на поведение своего четвероногого друга, девушка взяла кота на руки, отметив про себя как бешено колотится его сердце и как тяжело и глубоко дышит зверек. Вернувшись в дом, она осторожно положила кота на коврик. Подбежавший Кузьма принес миску с чистой прохладной водой. Он набрал воды в горсть и поднес ее к кошачьей морде. Кот слизал воду, после чего Кузьма вновь наполнил свою ладонь живительной жидкостью. Алена, сходив на кухню, принесла полную кружку воды.
- Ты, водичка сильная, силой наполненная, выгоняй хвори из тела кошачьего, пусть уходят они в землю сырую, яко вода уходит и назад не возвращается. Тьфу! – закончив читать заговор, девушка облила кота водой из кружки. Зверек облегченно вздохнул и закрыл глаза.
- Собаки что ли гоняли? – про себя пробормотал Кузьма, обтирая кота полотенцем.
- Церька со двора выходил, кого-то отгонял. Я в темноте не разглядела. Как кот проспится – расспросишь, а я пошла поработаю пока НАСДАК и НИККЕЙ активны.

- Ты мне услугу должен, - улыбнулась Алена, поцеловав Елисея в щеку, от чего дивий человек опешил, - точнее две услуги.
- За совет подменить список книги, допустим, должен. А вторая услуга за что?
- За то, что пустила тебя в кровать.
- Мне что надо было спать на придверном коврике? В отличие от вас, нечистых, мы нуждаемся во сне.
- Да хоть в обнимку с унитазом, зато долга бы не было. Короче, вот тебе геморрой, - Алена протянула папку, - разруливаешь и мы в расчете.
- Может, расскажешь?
- Там заявление по поводу нападения домовых села Николаевского на моего кота. В нагрузку показания самого потерпевшего. Прими меры, товарищ участковый.
- Издеваешься?!
- Сама бы разобралась, если бы ты простым человеком был, а так… Беспредел же творят мохнатые, кошака почем зря обижают.
- Заявление я, конечно, сожгу, а с домовыми попробую поговорить, хотя никаких гарантий дать не могу. Устроит?
- Устроит. Мороженку хочешь?
- Опять пакость задумала?
- Да, надеюсь, что у тебя непереносимость лактозы или казеина.
Купив мороженое, дивий человек и бесовка уселись на скамейку под березой. Алена, натянув наушники, включила музыку. Елисей понемногу откусывал от стаканчика, листал бумаги, изредка бросая задумчивые взгляды на сидевшую на другом конце скамейки девушку. Для дивьего человека она была как книга, написанная на незнакомом языке. Он как бы видел текст, но не мог понять смысла написанного, не понимал, что движет бесовкой, не мог предсказать ее поведения. Характеристика, данная ей алконостом Василисой, сбивала с толку. В ушах Тихонова вновь прозвучал женский голос: «она не в состоянии испытывать социальные и нравственные чувства», «вот и не лезьте». Вздохнув, полицейский встал и ушел.

Выпив чашку крепкого эспрессо после работы, дивий человек поехал в Николаевское. Оставив машину на стоянке возле церкви, он пешком дошел до обложенного красным кирпичом бревенчатого дома. Коснувшись ворот, полицейский уселся на скамейку рядом с воротами.
- Здравствуй, - поприветствовал его вышедший Никифор, - дела пытаешь, аль от дела лытаешь?
- Здравствуй, Никифор, - откликнулся Елисей, - по делу я к тебе.
- Сказывай.
- Алена Шиловская заявление принесла, требует разобраться с обидчиками ее кота. Показания потерпевшего приложены.
- Чего разбираться то? Кот этот нечисти служит, по всему селу туда-сюда ходит, выглядывает, вынюхивает. Вот, мы миром собрались, решили его отвадить от домов приличных. Что же еще нам делать, коль милиция мышей не ловит.
- В смысле?
- Аленка-жалобщица сама нечисть, пса адского во дворе держит, с опальным домовым живет. Не пора ли тебе, добрый молодец, обязанности свои исполнить да притон этот разогнать?
- В этой компании еще банник злющий имеется, - усмехнулся участковый, - на самом деле не все так просто, Никифор. Обычная инферналка сама бы в Никольском жить не стала, а эта живет и в ус не дует. Дело мутное, бесовка особенная, лучше не трогать пока не гадит.
- А мы не боимся особенных. Соберемся да выгоним ее взашей вместе с псиной, банником и Кузькой.
- А Кузьму за что? Он же ваш.
- Не наш он. Почти век назад прогнали мы его за то, что супротив мира пошел. От того и дом на отшибе стоит, что порядочные домовые рядом с опальным не селятся.
- Никифор, ты у нас домовой умный, рассудительный, - осторожно начал Елисей, - ты вот о чем подумай. Пойдете толпой выгонять – не все из ваших назад воротятся. Живут они смирно, никого не трогают, с вами не пересекаются. Не нужны в селе конфликты.
- Смирно, как же! Псина эта через трубу печную в дом Марьи Петровны залезла, Аглая все в окошко видела, перепугалась. До сих пор заикается.
- Зато Марья наконец-то язык укоротила, с доносами завязала. В общем, Никифор, конфликты между нечистью мне не нужны, людской возни хватает выше крыши.

Попрощавшись со старшим домовым Елисей вернулся к машине. Взглянув на часы, он тяжело вздохнул. Двигатель поначалу долго не заводился, после чего чихнул в выхлопную трубу, намекая на скорый визит в автосервис. Еще раз вздохнув, Тихонов вырулил на дорогу.
Мелькание придорожных столбиков, равномерное гудение двигателя, теплый воздух, едва заметно дувший из дефлекторов и шуршание резины по асфальту успокаивали, навевали сонливость. Уставший за долгий день дивий человек стал клевать носом. Он заметил едущую навстречу ему машину, но не заметил вторую, вышедшую на обгон первой. Когда его усталые глаза различили два габаритных огня, несущиеся ему навстречу, аварии было не избежать. Тихонов ударил по тормозам, одновременно выкручивая руль вправо. Едва соприкоснувшись со встречной машиной, семерка вылетела с дороги, пролетела несколько метров по воздуху, после чего приземлилась на колеса. Успевший сгруппироваться Елисей не пострадал. Он отстегнул ремень и, кое как открыв перекосившуюся дверь, выбрался наружу.
- Братан, ты как? Живой? – поинтересовался подбежавший водитель встречной машины, - ментов, скорняк вызвать?
- Нормально, а машине, вот, хана, - вздохнул участковый, - у тебя регистратор есть или, может, номера запомнил того, кто тебя обгонял?
- Регик есть, да толку никакого. Десятина была, черная, тонированная, без номеров. Я так думаю водила либо бухой был, либо вмазанный.
- Понятно, - Елисей набрал номер, - дежурная? Участковый оперуполномоченный капитан Тихонов. Пришлите экипаж ДПС на семнадцатый километр дороги А-923 и объявите в перехват черную тонированную десятку без номеров. Выехала на встречку, совершила ДТП, скрылась в сторону Николаевского, возможно, водитель в состоянии опьянения. Нет, скорая не требуется, только ДПС и эвакуатор. Да, жду.
Машина ГАИ прибыла через двадцать семь минут после вызова. Обменявшись рукопожатиями с Елисеем, инспекторы первым делом взяли показания у очевидца, торопившегося домой, после чего, отпустив свидетеля, приступили к оформлению ДТП. Заполнив необходимые бумаги и проверив коллегу на алкоголь, лейтенант предложил Елисею подождать прибытия эвакуатора в патрульной машине.
- Лучше езжайте за десяткой, - покачал головой дивий человек.
- Торопится смысла нет, - возразил младший лейтенант, сидевший на водительском месте, - у тебя только царапины на заднем крыле, у него, соответственно, тоже ничего серьезного. Если доехал до дома, то машина уже в гараже или на участке, проспится, машину вымоет, царапки карандашом замажет, хрен что докажешь. Если не доехал, с дороги вылетел, то до утра точно никуда машина не денется. Страховки, как я понимаю, у тебя нет.
- Никто КАСКО на старые жигули не оформляет, - вздохнул Тихонов.
- Попал ты, капитан. Кузов повело, подвеске хана. Даже если сделаешь – зимой боком ездить будет. Короче, либо на разборку сдавать, либо на чермет.
- Да, - зевнул Елисей, - придется другую брать. Завтра начну объявления смотреть, на авторынок съезжу.
- Поимеешь битый геморрой со скрученным пробегом. Лучше поднапрягись и новую возьми. Года три только раходку менять, косяки по гарантии устранят.
- Вариант.
Дождавшись прибытия эвакуатора, Тихонов вышел из патрульной машины. Инспекторы, не включая маячков, уехали в сторону Николаевского. Эвакуатор на базе Газели не смог подъехать к стоявшей в перепаханном с осени поле семерке. Максимально приблизившись к краю дороги, водитель полностью размотал трос лебедки, нарастил его своим личным тросом и тросом из машины Елисея. Проехав по земле метра четыре, машина уперлась в большой ком земли и ленточный трос Тихонова лопнул. На их счастье, длины металлических тросов уже хватало, чтобы вытащить машину на асфальт и втянуть на платформу.
Оставив разбитую машину на круглосуточной охраняемой стоянке, Елисей вернулся в квартиру. Бросив перепачканную землей одежду в ванну, он улегся на диван и задремал.
Утром, доехав до работы на такси, Елисей начал изучать объявления о продаже машин. Подобрав несколько вариантов по разумной цене, он списался с продавцами. Как и предсказывал его коллега из дорожно-патрульной службы, большинство машин ранее были повреждены в авариях, а на одну был наложен арест за неплатежи по кредиту. Некоторые продавцы, прочитав предложение провести диагностику у дилера и пройти официальный техосмотр на стендах, под благовидными предлогами отказались от дальнейшего общения. Договорившись о просмотре двух машин и написав сообщение Алене, Елисей занялся своими текущими служебными делами.

Пока Алена ездила в город за покупками, Кузьма, не обращая внимания на протесты Жихаря, привлек его к генеральной уборке дома. Сняв занавески и положив их в стиральную машину, домовой с банником в четыре руки протерли потолки, стены, перемыли полы. Вернувшаяся бесовка положила продукты в кухонный холодильник и вызвалась помочь, но домовой только покачал головой и попросил не мешать. Нарезав овощи, Алена ушла в беседку, где разожгла мангал. Дождавшись, пока поленья прогорят, она нанизала на шампуры привезенный замаринованный шашлык, положила на решетку овощи. Почуяв запах, к бесовке подошел Цербер. Он обнюхал пустое ведерко, потерся головой о бедро хозяйки, после чего улегся чуть в стороне, терпеливо ожидая, пока мясо не прожарится.
- Как думаешь, домовые еще будут чудить? – поинтересовалась у пса Алена. В ответ Цербер только вздохнул, - вот и я думаю, что надолго внушения участкового не хватит.
Пес еще раз вздохнул. Убедившись, что хозяйка смотрит на него, он поднял шерсть на загривке, оскалил зубы.
- Вариант, но не хотелось бы шуметь, - покачала головой нечистая, - сам понимаешь, нам чужое внимание без надобности. Домовой – это тебе не обычная псина, мусорок сразу по инстанциям доложит. Кот гулять ходил? Нет? Ну и хорошо.
Наскоро перекусив жареными овощами и шашлыками, Алена сама затопила баню. Положив пропахшую дымом одежду в корзину для грязного белья, она немного посидела за компьютером, дожидаясь, пока нагреется вода.
- Жихарь!
- Да, хозяйка, - банник сунул голову в парную.
- Попарь хорошенько.
- Эт мы можем, - банник вошел, плотно прикрыл за собой дверь, плеснул ковш воды в каменку. С шипением к потолку устремились клубы пара. Жихарь потряс замоченным веником над камнями, после чего начал осторожно похлопывать Алену по спине.
- Объелся, напился и обессилел что ли? Давай от души парь, с замахом, с оттяжкой, - возмутилась девушка, - паришь как красну девицу гладишь!
- Так разогреть спинку надобно.
- Ты пожестче грей, а то пока помоюсь зима наступит.
- Эт мы можем, - напустив еще пара, банник перестал сдерживаться. Разогретый веник гулял от шеи до пяток Алены, оставляя красные следы на белой коже. Перевернувшись, девушка прикрыла рукой грудь. Отхлестав живот, плечи и ноги хозяйки, банник удалился. Алена же, отмывшись, уселась в предбаннике и откупорила бутылку.
- Жихарь, ты же банник, а сам упарился, - усмехнулся Кузьма.
- А ты сам попробуй ее прошибить. Я, когда в четверть силы мужиков здоровых стегал, так они с криками из бани бежали, а ей в половину силы не нравится, сильнее требует.
- Когда это ты мужиков стегал-то? Хозяйка домой никого не водит.
- В Захаровке, вестимо. У предыдущего хозяина два сына было и дочка. Дочь замуж вышла, уехала к мужу в поселок, а сыновья после отца участок по-братски разделили, младшему отцовский дом с моей баней достались, старший свой построил, стали каждый своим домом жить. Младший долго не прожил, даже семьей обзавестись не успел. Поехал на север на промыслы, чтоб, значится, на свадьбу заработать, там какая-то беда с ним приключилась. Сестра вернулась, ее тогда муж на молодуху променял, в отцовском доме поселилась. Бабенка эта ко мне без уважения относилась. То воды горячей не оставит, то после себя не приберется, то разврат устроит. Вот я и пакостил. Мужикам веником шкуры портил, ей бритву тупил, которой она срам свой брила. Пожила она годков пять, потом кого-то нашла, вещи, стало быть, собрала, а дом с участком брату отписала. Новому хозяину еще одна баня без надобности была, однажды приехал трактор, да разворотил. Я и ушел.
- И к нам прибился, - подытожил Кузя.

Потратив почти неделю на поиски машины на вторичном рынке, Елисей взял отгул и поехал по дилерским центрам. Он бродил между выставленными в шоу-румах машинами, садился за руль, внимательно прислушиваясь к собственным ощущениям. Наконец, он почувствовал подходящий автомобиль.
- Полный привод, двухлитровый двигатель, коробка механика, максимальная комплектация. Автомобиль прошел предпродажную подготовку. Из дополнительного оборудования спутниковая сигнализация с доводчиками на все четыре стекла, видеорегистратор, ветровики и коврики, сделан дополнительный антикор. Оформив кредит в нашем салоне, вы получите в подарок комплект зимней резины, сертификат на полный бак топлива, полис КАСКО на год и дополнительную скидку на техническое обслуживание в течение двух лет, - с улыбкой протараторил менеджер, - согласитесь, это очень выгодное предложение.
- Сумма не такая большая, чтобы с кредитом связываться, - пожал плечами Елисей.
- Вы можете оформить кредит, чтобы получить все преимущества. Поставив машину на учет, вы спокойно рассчитываетесь с банком. Небольшая переплата перекроется выгодой от подарков.
- Устраивает.
- В таком случае, пройдемте к нашим кредитным специалистам. Они сформируют заявку и, при положительном решении банка, оформят все необходимые документы.
Через сорок минут ожидания, в течение которых Елисей равнодушно листал журналы на диванчике, попивая зеленый чай, девушка сообщила ему, что его заявка на кредит одобрена банком. Тихонов внимательно прочитал договоры автокредита, купли-продажи и страхования, подписал их. Через час, сфотографировавшись на фоне своего нового автомобиля, Елисей уже выезжал из ворот автоцентра. Набрав номер знакомого ГАИшника, он попросил организовать постановку машины на учет в этот же день, в обход процедуры предварительной записи.

- В чем дело? – бесовка сняла наушники.
- Вот, на двор бросили, – Кузьма продемонстрировал Алене прозрачную пластиковую бутылку из-под воды, внутри которой находился свернутый лист бумаги.
- Нагло. Скажу Церьке, чтобы в следующий раз он любителям бросать мусор на наш участок кусь делал.
- Я бумагу посмотрю, может, так пакостника вычислим, - предложил домовой. Он взял канцелярский нож, отрезал горлышко, вытряхнул лист, развернул, - надо же. Тебе письмо.
- Йо-хо-хо! Письмо в бутылке! Свистать всех наверх, наша посудина отправляется за пиратскими сокровищами, якорь вам в глотку! Арр! – рассмеялась девушка.
- Это домовые местные пишут, зовут нас с тобой к старому роднику.
- Значит, стрелку забили лохматые. Что ж, думаю нам стоит прогуляться, за жизнь перетереть. Накрашусь и через пол часа выходим.
- Новолуние послезавтра. Николаевские всегда в первый день новолуния собираются.
- Что-то не припомню, чтобы ты у меня отпрашивался, - прищурилась бесовка, - тайком что ли бегаешь?
- Не хожу я на сходы, ибо в опале. Меня из мира прогнали, другие со мной не водятся.
- Это за какие заслуги перед обществом?
- Помнишь, я сказывал, что первых хозяев, старый дом строивших, раскулачили, дома лишили?
- Помню, конечно, - кивнула девушка.
- Перед этим сход был. Домовые решили, что, коль хотят люди новую жизнь строить, домами меняться, равными быть, то помех им не чинить. Я тогда молод был, отказался подчиниться, не принял новых хозяев. За это меня прогнали, побить хотели, едва ноги унес.
- Угу. Теперь понятно, почему возле нас одни заброшенные участки. Домовые отваживают.
- Верно, хозяйка. С опальным соседствовать ни один домовой не будет, да и людям не даст.

За три часа полуночи, Алена сходила в душ, заплела волосы в косу, уложила ее вокруг головы, закрепив шпильками и лаком. Надев топик и удобные облегающие брюки для бега, она вытащила из сейфа кобуру с люгером. Убедившись, что механика работает исправно, она вставила магазин с заговоренными патронами. Подпоясавшись, бесовка натянула тунику до колен с разрезами по бокам. Закончив со сборами, она вышла во двор, надела на шею Цербера строгий ошейник с шипами наружу. Вышедший следом Кузьма отворил калитку.
- Рано идем, хозяйка, домовые раньше полуночи не собираются, - произнес он.
- Придем пораньше – займем места козырные у окна, опоздаем – придется возле параши сидеть, - возразила Алена.
- Твоя правда.
Бесовка шагала следом за семенившим по тропинке домовым. Верный Цербер шел рядом с левым боком Алены, оставляя в пыли едва заметную ровную строчку следов. Изредка он уходил вперед на несколько шагов, чтобы оглядеться и принюхаться. Приблизившись к кустам, скрывавшим родник, пес шевельнул ушами.
- Так ее! Ну-ка, пакость, попрыгай! – донеслось из-за кустов. Положив руку на плечо Кузьмы, Алена приложила палец к губам. Она бесшумно прошла по тропинке.
Вставшие в круг домовые перебрасывали друг другу соломенную куклу, сопровождая это нехитрое действие скабрезными шутками, бранью и смехом. Между ними в центре круга металась миниатюрная старушка с тонкими руками и ногами. Она бросалась на того домового, который держал в руках куклу. Тогда домовой, громко хохоча, перебрасывал куклу другому, заставляя старушку бежать вслед за игрушкой. Остальные домовые дули, от чего старушку сносило в сторону, словно ураганом. Вернувшись к своим, Алена заглянула в глаза пса. Поняв приказ, Цербер сделал несколько шагов назад, разбежался и прыжком преодолел кустарник. Черная туша пса пролетела над головами домовых. Приземлившись, Цербер огляделся, после чего вновь взвился в воздух, перехватив летевшую куклу. Затем пес лег на землю, положив куклу между передних лап. Домовые затихли, а старушка, боком-боком подошла ко псу и исчезла.
- Исполать вам, соседи, - произнесла Алена, выйдя из-за кустов. Шедший рядом Кузьма ограничился кивком, - смотрю, весело тут у вас. Зачем звали?
- Говорить хотим с тобой, нечистая, - ответил один из домовых.
- Вас много, а у нас с Кузьмой и Цербером всего шесть ушей на троих. Пусть старший говорит, - кивнула девушка, усаживаясь на стоявшую скамейку, - итак, кто из вас старший?
- Я старший надо домовыми Николаевского, - ответил Никифор, - Никифором звать. Приходил ко мне дивий человек Елисей, участковый местный, говорил ты жалобу на нас писала.
- Было дело, писала. Кота вы моего загоняли, он едва живой домой пришел. Вон и Церька подтверждает, что некоторых из вас он от дома моего отгонял. Вы на кой ляд кошака обижаете?
- Гоняли мы его, чтоб не ходил, не вынюхивал, тебе не докладывал.
- Очень нужны мне ваши секретики, - фыркнула бесовка, - я с местными не конфликтую, но и дружить желанием не горю. Короче, мне до окружающих пофигу.
- Ты, нечистая, перед обществом нашим ответ держи. По что в селе нашем поселилась, что замыслила?
- Грубовато спрашиваете, да ладно, отвечу. Во-первых, не просто нечисть, а бесовка Алена Владимировна Шиловская, из рязанского боярского рода. Во-вторых, у нас по Конституции свобода передвижения и свобода выбора места жительства. Что до третьих, то мне просто участок с избой понравился, вот, купила, отстроилась. Живу тихо, не отсвечиваю. Устраивает такой ответ?
- Пакостить она собралась, вот и угнездилась, чтоб сподручнее, - донеслось до ушей Алены бормотание кого-то из домовых.
- Я без команды не работаю, не мой уровень, - ответила бесовка, - прикажут извести – изведу хоть весь район, а, пока приказа нет, пальцем не пошевелю.
- А М-м-марью не твой ли п-п-пес п-пугал? – раздался голос домовихи.
- Нет. Я лично с ней поработала за то, что меня ведьмой обзывала. В любом случае, бабка не пострадала.
- Слишком гладко, чтобы правдой быть, - покачал головой Никифор.
- Вы не на своих участках, стало быть, в силах ограничены. Нам с Церькой вас порвать как нечего делать. Не рвем же. Участкового спросите. Мы с ним друг друга неплохо поколотили во время первой встречи, потом договорились.
- И чего ты предлагаешь?
- Мы вас на трогаем, вы на нас ноль внимания. Справедливо?
- А коль людей тронешь?
- Значит, причина тому есть. Говорю же, без команды не работаю.
- А ты, Кузьма, домовой в опале, чего молчишь?
- Чего говорить то? Было дело, против воли вашей пошел, так я и сейчас от слов своих не отказываюсь. Не могут люди миром жить, как домовые.
- А то, что лучше с кикиморами да лешими водиться? – прищурился Никифор.
- Сам посуди. Я по дому хоть днем, хоть ночью не таясь хожу, Аленушке как рука правая. Она ко мне с уважением и почетом, дак и я к ней с тем же.
- Хитер ты стал, зубы заговаривать научился. Не про то, как без людей жить можно, тебя спрашивали.
- Не всегда получается миром жить да хозяином в доме быть полноправным, Никифор. Сход решение принимает, да не всегда оно к дому конкретному подходит, не всегда. У нас как принято? Домовой, коль хозяева к нему с уважением, по хозяйству помогает, от происков нечисти да неправды защищает. А как я хозяев защищать буду, коль их из дома выгнали? Значит, хозяев вертать надобно, а мир с меня требует покорности. Вот я в запале и сказал слова те. Сейчас я бы растолковал, убедил, а тогда молод был, горяч.
- Услышали мы тебя, на следующем сходе обсудим опалу твою, - кивнул Никифор, - а вам, соседи, пора бы и честь знать.
- Не против, если мы эту, - Алена пальцем указала на куклу, - с собой заберем?
- Извести бы ее надобно пока мелкая, чтоб в селе не пакостничала, - почесал затылок старший домовой, - коль заберешь, так и ответственность вся на тебе будет, с тебя спросим, Алена.
- Устраивает. Ауф видерзейн, мохнатые.
Вернувшись к себе, Алена оставила Цербера, Кузьму и Жихаря караулить куклу во дворе, после чего уселась за ноутбук. Освежив свои познания, она вытащила из кладовки упакованные в пленку черные свечи, связала небольшой веник из сушеных стебей полыни. Закончив с приготовлениями, бесовка вышла во двор. Она зажгла и расставила свечи вокруг себя, пробудила силу, после чего потыкала полынью в куклу. Выскочившая кикимора ощерила зубы и бросилась на бесовку. Девушка сделала шаг в сторону, одновременно предупреждающе взмахнув когтями перед скрюченным носом старушки.
- Уймись, пока полынью не благословила и куклу не сожгла!
- Не трожь куколку, - запричитала нечисть тонким голосом, - я тебе ничегошеньки не сделала!
- Еще бы ты осмелилась что-то мне делать, - фыркнула Алена, - я б или куклу сожгла на дровах можжевеловых или крест тебе на затылке выбрила. Интересно, после этого ты бы калечная или умишком скорбная стала?
- Отпусти меня, уважаемая, не враг я тебе.
- Разберемся и порешаем. Истинный облик прими и представься.
- Кика я, кикимора, в облике истинном перед тобой пребываю.
- Мелкая что ли? Кличку с именем путаешь, облика не знаешь.
- Три седмицы мне завтра исполнится.
- Мелочь пузатая, подкладная, - кивнула Алена. Взяв одну свечу в руки, она стала водить ей над головой притихшей Кики, - по дорожке кривой пойду, что мне надо, найду, что не знала узнаю, что забыла вспомню. Огонь нечистый дорожку осветит, путь к сокрытому укажет. Тьфу! Теперь вспоминай, какое женское имя ты первым услышала.
- Кристина.
- Считай, пол дела сделано. Теперь больно будет, - предупредила Алена. Бесовка левой рукой схватила кикимору за голову, а правой затолкала ей в рот куклу, сломав при этом несколько тонких зубов, подняла в воздух, после чего с размаху ударила ей об брусчатку. Раздался хруст костей. Кикимора вскрикнула и растеклась серо-зеленой лужицей, к которую Алена сразу же поднесла пламя свечи, - все порченное, все уроченное, все наведенное, все сглаженное, с питьем выпитое, с едой съеденное, с подкладом взятое, словом, помыслом даденое, супротив воли приказанное да наказанное, в огне-пламени гори, сгинь, да пропади, навек уходи. Тьфу!
Закончив заговор, бесовка затушила свечи, тем самым разорвав круг. Лужа потемнела, забурлила, заходила ходуном, как море во время шторма. Медленно, словно вбирая в себя темноту ночи, она стала расти, вытягиваться вверх. Когда верхушка бурлившего черного столба достигла глаз бесовки, рост прекратился. Через минуту вязкая жижа резко схлынула, явив обнаженную девушку с длинной, доходящей до пояса черной косой. Кикимора выкашляла остатки жижи и открыла глаза.
- Благодарю за избавление от воли чужой, - произнесла она, склонив голову.
- А, ерунда, - отмахнулась бесовка. Она стащила с себя тунику и протянула Кристине, - прикройся и пошли в дом. Кузя, чайку нам организуй, битте, а ты, Жихарь, баньку подготовь.
- Будет сделано, - в унисон откликнулись домовой и банник.
- Сама пригласила, теперь шиш отвадишь, - предупредила кикимора, переступая порог.
- Как пригласила, так и вытурить могу, будешь в теплотрассе бомжевать, - усмехнулась Алена, - от тебя все зависит.
Дождавшись, когда домовой накроет на стол, девушки уселись пить чай. Кристина медленно потягивала ароматный напиток, разглядывала кухню, изредка бросала задумчивые взгляды на Алену.
- Я – Алена, бесовка в отставке и хозяйка этого дома. Домового зовут Кузьмой, банника Жихарем. Цербер – адский волк и мой друг. Есть еще кот, вроде бы сейчас где-то на чердаке отсыпается. Есть вопросы?
- Баня готова, хозяйка, - прервал их не успевший начаться диалог Жихарь.
- Слишком быстро. Заморозить хочешь?
- Я как вы к домовым ушли газ зажег да холодильник наполнил, чтобы к твоему приходу.
- Молодец. Ладно, Кристин, пойдем, отмоем тебя, заодно поболтаем.
Ополоснувшись под душем девушки уселись на полок. Алена отхлебнула из бутылки, прочистила горло и заговорила:
- В общем, ты, Крис, по происхождению своему кикимора подкладная. Это значит, что ты не сама народилась, собственной матерью проклята не была. Можно сказать, гомункул, существо, искусственно выведенное. Один человек сделал куклу, другому подложил с дурными намерениями, вот из этой куклы ты и вывелась. Имени своего ты не помнила, облик принимать не умела, поскольку не колдуном или ведьмой кукла сотворена была. Я разобралась, правда пришлось поднапрячься и тебя поколотить немного. Больно было?
- Очень, особенно когда ты мне все косточки переломала.
- Неприятный ритуал, но альтернатив нет. Если тебя с куклой не соединить, то была бы ты подневольной плюгавой старухой.
- Почему ты помогла мне?
- Не люблю, когда людишки нечистью помыкают, да и домовым хотелось немного насолить. Ну-ка встань, ручки подними да покрутись.
Решив не перечить бесовке, Кристина встала на пол и, подняв руки, совершила пару оборотов. Алена, встав позади нее, положила руки ей на плечи, от чего кикимора вздрогнула.
- Не дергайся, - усмехнулась рыжеволосая, - я девочками не интересуюсь, просто уточню твою комплекцию, - Алена провела руками по изгибам тела Кристины и вернулась на полок, - размер у нас один, ростовка только отличается. Выдам тебе что-нибудь из своего, потом скатаемся в город, прибарахлим.
- Я и сама рукодельничать умею, - ответила Кристина, принимая протянутую бутылку.
- Сырья нетути, - рассмеялась Алена, - я за рукоделье века полтора точно не садилась, шить-прясть нечем, да и не из чего. Короче, одежкой и денежкой обеспечу, а дальше решай сама.
- Что решать?
- Как дальше жить будешь. Можешь в селе остаться, можешь в город переехать или даже страну сменить. Естественно, в разумных пределах.
- Гонишь? – карие глаза Кристины увлажнились.
- Нет, просто предлагаю варианты.
- При тебе хочу остаться, - выдохнула кикимора, - я на чердаке поселюсь или в подполе, вам мешать не буду.
- Можно и тут. Дом большой. Главное, в септике не селись, а то приедет говнососка и увезет на очистные, - хохотнула Алена. Потом ее лицо стало серьезным, - дома не баловать, не бедокурить, Кузьме с Жихарем помогать, если попросят, мне, естественно, не перечить. Цербера руками не трогать, если тебе руки дороги.
- Поняла, хозяйка.
- Еще я лютую иногда, вещи ломаю, морды бью без разбора. Если увидишь, что домовой с банником драпают, то тоже драпай.

Едва взошло солнце, Алена поднялась на чердак, где в дальнем углу под стропилами сидела кикимора. Отвесив ей символический подзатыльник, бесовка потащила ее в душ. Убедившись, что Кристина смыла с себя чердачную пыль, Алена привела ее в свою комнату. Порывшись в шкафу, она выложила перед кикиморой одежду. Одев девушку и сделав ей неброский маникюр, Алена усадила Кристину в машину.
Оставив Тойоту на автомойке в цокольном этаже торгового центра, девушки направились за покупками. Первым делом бесовка завела кикимору в магазинчик косметики. Алена сама выбрала всю косметику, оставив Кристине только выбор парфюма. Как и предполагала бесовка, кикимора предпочла духи, отдававшие свежим глубоким ароматом папоротника. Купив одежду, обувь и несколько скромных украшений, девушки отнесли покупки в машину.
- Елисей Сеич, ты на работе? – проворковала бесовка.
- Еду с выезда, буду через минут пятнадцать, - ответил дивий человек, - в чем дело?
- Прикатила в город за покупками, хотела на обед позвать. За мой счет. Через пол часика в Маяке устроит?
- Буду, - коротко ответил Тихонов и повесил трубку.
- Ну, вот, напряжем знакомого полицая, он тебе документы справит и можно назад в родной колхоз, - пояснила Алена, - давай пока в компьютерный скатаемся, ноут тебе подберем.
- Документы? Ноут?
- Мы, бесы, морочить умеем, поэтому без документов обходимся, а вашему племени без бумажек никак. Ну станешь ты невидимой, а толку то? Невидимок в магазине не обслуживают, счет в банке без паспорта не откроешь. Короче, справим бумажки, чтобы все по закону было. Ноут – это компьютер. Покажу как в интернет ходить, будешь просвещаться.
- Хорошо, - покорно кивнула Кристина.

Заметив приближающегося дивьего человека, Алена встала, быстрым шагом подошла к нему, и, изобразив поцелуй в щеку, прошептала:
- Я с молодой кикиморой, все под контролем. Не дури.
- Вы не дурите, - шепотом отозвался Елисей.
- Вот, знакомьтесь, кикимора Кристина, дивий человек Елисей, - Алена в пол голоса представила девушку мужчине, - морды друг другу не бьем, мило обедаем, решаем вопросы и разбегаемся. Ферштейн?
Седлав заказ, Алена встала, задернула занавеску и, усевшись рядом с Кристиной напротив Елисея, заговорила:
- В общем, начну в хронологическом порядке. Верхние недовольны нашими московскими похождениями. Мне, ясен пень, ничего не будет, а вот тебе, королевич Елисей, могут хвост накрутить. Сам понимаешь, ваши старейшины против верхних не пойдут, могут сдать тебя на растерзание. Короче, носи при себе баночку бизнес-геля.
- Я опять задолжал тебе услугу за совет? – уточнил полицейский.
- Мелочь, - отмахнулась Алена, - едем дальше. Вчера на сход домовых ходила. Мы с ними вопросы обкашляли, за жизнь потрепались. Сошлись на том, что я в селе не бедокурю, а они с нами не конфликтуют. Кажись, и опалу Кузьки прекратить хотят.
- Домовые вас бить собирались, из Николаевского выгонять. Я с Никифором потолковал, все разъяснил. Он домовой умный, опытный, нос по ветру держит.
- Получается, я тебе должна?
- Мы прощаем должникам нашим, - процитировал отрывок из молитвы Тихонов.
- Сам себе злая буратина, - ухмыльнулась Алена, - мог бы должок приберечь, потом предъявить. Вот, Крис, учись, как делать не надо. Теперь третий вопрос. Кристине нужны документы.
- Поясни.
- Если вкратце, то Кристина – подкладная кикимора, недели три от роду. Человечек куколку сделал, подбросил, а домовой нашел, притащил на сход, чтобы поразвлечься. От привязки к кукле я ее освободила, помогла имя свое вспомнить и нормальный вид принять, осталось документы справить. По своим каналам тяжеловато, приходится тебе челом бить, сыскной королевич.
- Почему ты считаешь, что я буду помогать темным?
- Это в твоих интересах. Во-первых, я буду тебе должна, а, во-вторых, у тебя на участке не будет ошиваться девчонка без ФИО и документов.
- Смотри, нечистая, я тебя за язык не тянул, сама предложила. На чье имя паспорт?
- Хм… - Алена ненадолго призадумалась, - племянницей запишу, чтобы лишних вопросов не было. Шиловская Кристина Константиновна, в честь дяди Кости, который моего папашу стыдил за излишний интерес к крестьянским дочкам. Кстати, нормальный мужик был. Восемнадцать лет, днюха шестнадцатого февраля.
- Пропишешь у себя?
- Угу.
- Я позвоню, сообщу, когда и куда подъехать.
Наблюдая за тем, как Кристина, корча смешные рожицы, неловко пытается орудовать в тарелке ножом и вилкой, Елисей убедился, что Алена была с ним откровенна. Кикимора действительно недолго пребывала в своем истинном облике и еще многого не знала, многого не умела. Дивий человек заметил, что бесовка замечает, как Кристина пытается копировать ее движения, но не подает виду, лишь изредка по ее губам пробегает мимолетная улыбка. Подобное поведение бесовки шло вразрез с тем, что Елисею рассказывали другие дивьи люди и тем, что он видел собственными глазами. Инферналы считались одними из самых неуживчивых видов нечисти, изгонявшими, убивавшими либо порабощавшими представителей других видов, оказавшихся на их территории. Присмотревшись, он отметил про себя профессиональный маникюр и умело нанесенный скромный макияж кикиморы, чем-то напоминавший макияж бесовки. Закончив с обедом, троица вышла на улицу.
- Давай я тебя подброшу, и мы в расчете, - предложила Алена Елисею.
- Не стоит, я на своей, - усмехнулся Тихонов.
- Что-то не видать твоей тарантайки производства Тольяттинского автомобильного завода, - усмехнулась девушка, толкая кикимору локтем, - вот, Крис, погляди, дивий человек, а брешет как дышит!
- Как вы, Алена Владимировна, изволили выразиться, тарантайка производства Тольяттинского автомобильного завода ушла в чермет после аварии, а моя машина рядом с вашей стоит.
- Снаружи прикольный аппарат, - вынесла свой вердикт Алена, обойдя вокруг серого Ниссана, - под капотом табун или полудохлый пони?
- Два литра, сто сорок три лошади, полный привод, максимальная комплектация, - отозвался Елисей.
- Прикольно. Теперь можешь баб катать в лесопосадку или ночью в промзону. Как насчет пободаться на четверть мили?
- Я не нарушаю правил и абсолютно не горю желанием тешить твое самолюбие.
- Хоть прокатиться дай, тащ капитан! Я больше двухсот по городу ни-ни, - Алена сложила ладони в молитвенном жесте и состроила умильную мордашку.
- Ладно, - Елисей бросил ключи бесовке. Усевшись за руль Террано, Алена застегнула ремень за своей спиной, отрегулировала кресло и не спеша выехала с парковки.
- Елисей, вы с Аленой давно знакомы? – робко спросила Кристина, - похоже, у вас близкие отношения.
- Не то, чтобы близкие. Друг друга мы недолюбливаем, но, раз Шиловская обитает на моем участке, приходится взаимодействовать.
- А я считала, что вы, дивьи люди, нас на дух не переносите, а оно вон как, при встрече целуетесь.
- Не обобщай. Как бы к тебе не относилась Алена, кем бы она тебе не казалась – вы разные. Она инферналка, ты – кикимора. Она чисто темная, а ты, как бы серая, нейтральная, на добро добром отвечаешь. Соответственно, и отношение к вам разное. Что до поцелуев, то это самодеятельность бесовки, я просто подыгрываю, чтобы не привлекать чужого внимания.
- Не верю. Алена меня от домовых спасла, память восстановила, одела-обула.
- Бесы иногда совершают хорошие поступки, но только тогда, когда им это выгодно.
- Вы все врете! – вспыхнула кикимора, - не хочу с вами разговаривать! – Кристина уселась на пассажирское сидение внедорожника и демонстративно хлопнула дверью.

- Успели поцапаться? – уточнила Алена, усевшись за руль.
- Он про тебя гадости говорил, - ответила кикимора.
- Так это же хорошо. Значит, я еще ого-го, есть порох в пороховницах и ягоды в ягодицах! - рассмеялась бесовка.
- Так неправда все это.
- Дивьи люди не умеют врать, но и безоговорочно верить им не стоит. Правда многогранна и не факт, что он покажет выгодную тебе грань. В конце концов, можно просто не озвучивать неудобные моменты, а удобные выпятить. Это они умеют.
- Ты ему задолжала, из-за меня – вздохнула Кристина.
- Проехали. Слишком они гордые, чтобы за помощью к нечистым обращаться. В говне тонуть будет, а, коль я помощь предложу, так нырнет поглубже.

Вернувшись к себе после работы, Елисей переоделся, выпил чашку растворимого кофе и уселся за компьютер. Вбив в поисковое поле слово «кикимора», он приступил к чтению. Потратив три часа, он осознал, что в глобальной сети нет ничего такого, что не было ему известно. Подключив веб-камеру, Тихонов дважды щелкнул на иконку контакта.
- Елисей, приветствую, - произнесло появившееся на экране изображение белобородого старца.
- Приветствую, старейшина Светозар. Я по поводу бесовки Шиловской тебя беспокою.
- Бесовка сущность свою проявила?
- Пока нет, но я бдительности не теряю. Шиловская молодую кикимору у себя приютила, просила документы для нее справить, даже долг признала. В разговоре она обмолвилась, что кикимора эта раньше подкладной была.
- А теперь, получается, нет?
- Не могу проверить, старейшина. Насколько мне известно, подкладная кикимора от своей куклы неотделима, что кукле накажут, то кикимора исполнит, сожги куклу и кикиморе конец. Алена же говорит, что освободила. Возможно ли это?
- Слышал, что есть у инферналов один ритуал. Могут они подклад в кикимору поместить, тем самым ее хозяйкой над своей куклой сделать, вот только сомневаюсь я, что так было. Скорее, кукла где-то у бесовки дома лежит.
- Я не могу просчитать эту бесовку, она слишком взбалмошная, поэтому не могу исключать вариант, что она говорила мне правду.
- Это плохой, очень плохой вариант, - вздохнул Светозар, - для ритуала нужен круг из черных свечей. Как понимаешь, бесам их не выдают. Кроме того, сила нужна, причем своя, а не заемная.
- Я уже докладывал, что она сильна.
- Не бесовская сила для ритуала требуется, а, как минимум, демоническая. Если не соврала тебе Аленка, то у тебя под боком демоница угнездилась либо демон в село являлся, а это уже очень серьезно.
- Скорее всего, солгала, - кивнул Тихонов, - комолая она, даже когда перекидывается. Насколько я помню, для демонов ношение рогов обязательно. Кроме того, с домовым и банником под одной крышей живет, других домовых не трогает. Была бы демоницей, так ни одной нечисти в Николаевском не оставила бы.
- Логично рассуждаешь, но в Николаевское съезди. Местных не расспрашивай, не стоит их раньше срока волновать, сам разнюхай.
- Выезжаю, - кивнул Елисей.

Перед тем как съехать с трассы на дорогу, ведущую к Николаевскому, Елисей снизил скорость и повернул кольцо подрулевого переключателя, оставив гореть только габаритные огни. Как только Террано въехал в лесополосу, защищавшую трассу от снежных заносов, наперерез ему из-за кустов вылетел серебристый джип. Рефлексы дивьего человека сработали мгновенно. Он со всей силы ударил по педали тормоза. Кроссовер резко остановился в метре от бока Тойоты. С грохотом на крышу приземлилась массивная туша, с места водителя вышла бесовка, держа в руке пистолет. Она подошла к двери Елисея, ухмыльнулась, демонстрируя клыки, провела когтями по стеклу. Обругав себя за беспечность, капитан опустил боковое стекло.
- Ты предсказуем, гауптман Тихонофф, - прошипела Алена, держа дивьего человека на прицеле своего люгера.
Обдумав варианты, Елисей понял, что он находится в заведомо проигрышном положении. Слишком быстрая в своей бесовской ипостаси девушка успела бы сделать несколько выстрелов в упор до того момента, когда резко распахнувшаяся дверь Террано сбила бы ее с ног, металл крыши не смог бы задержать атакующего адского волка даже на долю секунды. Вздохнув, дивий человек положил руки на руль.
- Я не понимаю, к чему эта агрессия, Алена, - как можно спокойнее произнес он.
- Я не дура и не вчера родилась. Мы встретились, я тебе доверилась, кое-чего рассказала про Кристину. Я только за руль - ты втираешь ей какую-то дичь про темных и серых. Ну, я два и два сложила, сумму в ряд Тейлора разложила и поняла, что припрешься вынюхивать-разнюхивать. Как видишь, не ошиблась.
- Убери, пожалуйста, пистолет и мы попробуем все уладить.
- Мы уже договаривались, что ты в нашу сторону даже не смотришь, а в итоге что? Скажи, что ты по делам полицейским приехал – извинюсь, вину заглажу любым образом, каким пожелаешь.
- Ты и сама прекрасно знаешь, что не по делам службы я здесь, - вздохнул Елисей.
- Не рыпайся, - предупредила девушка. Открыв дверь кроссовера, она одной рукой обшарила карманы Елисея, затем, обойдя машину, заглянула в бардачок, под сидения, - поедешь ко мне, машину загонишь в гараж. Если попытаешься свернуть или остановиться, то Церька тебе голову откусит.
- А если кто на дорогу выскочит?
- Придется выбирать, либо твоя жизнь, либо чья-то.

Заглушив двигатель, Елисей выбрался из машины. Алена, продолжая держать его на прицеле кивком указала на распахнутую двойную дверь, отделявшую гараж от остальных помещений. Сцепив руки за спиной, Тихонов пошел вперед. Войдя в гостиную, где его ожидали кикимора, банник и домовой, дивий человек уселся на стул. Вошедшая следом бесовка отослала Кузьму с Жихарем в беседку, а сама уселась на диван напротив Елисея. Кристина села рядом с ней. Цербер растянулся у ног хозяйки в обманчиво расслабленной позе.
- Я не собирался причинять вам зла, - произнес Елисей, - мне просто было необходимо кое-что уточнить.
- Тогда какого ангела ты приперся? За долгом что ли? Отработаю, не вопрос. Тебе как, в кроватке, в баньке, в машине или во дворе и в какой позе?
- Не издевайся, Алена. Просто поставь пистолет на предохранитель, и я тебе все расскажу.
- Вот, Кристи, что ствол животворящий делает. Пообещаешь свинцовое отравление и порядок, соловьем готов заливаться. Кстати, напомни, чтобы я тебя стрелять научила.
- Хорошо, - кивнула кикимора.
- Я со старейшиной переговорил, он попросил меня проверить, не являлся ли демон в Николаевское.
- С чего бы рогатому в наш колхоз заглядывать? – прищурилась бесовка, - сиськи коровьи смотреть?
- Как мне сказал старейшина, ритуал освобождения кикморы от куклы может провести инфернал не ниже демона и ему или ей потребуются черные свечи.
- Черные свечки в любых хозтоварах купить можно, а что до ритуала – как ты уже понял, никакого демона здесь нет и не было. Ошибочка в ваших разведданных.
- Демоном, действительно, не пахнет, но свечи… я говорил не про обычные из крашенного парафина…
- Выданы вполне официально, до поры до времени хранила в загашнике. Дальше что делать будешь?
- Если не убьешь, то доложу, что бесовка сама провела ритуал.
- Ладно. Я схожу, подумаю. Церя, ты знаешь, что надо делать если он пошевелится.

- Почему вы такой, Елисей? – спросила Кристина после непродолжительного раздумья.
- Какой?
- Почему вы пытались меня настроить против Алены. Почему вас заинтересовал ритуал? Почему? Что я вам сделала?
- Ты, Кристина, мне ничего не сделала и к тебе мой визит имеет лишь косвенное отношение. Меня попросили проверить следы демона.
- Допустим, меня бы освободил демон по просьбе Алены. Что бы это изменило?
- Боюсь, что очень многое. Есть договоренности, которые все должны соблюдать во имя сохранения баланса.
- Баланс настолько хрупок, что одна свободная кикимора может его нарушить?
- Я не знаю насколько прочен баланс. Возможно, твое освобождение никак на нем не скажется, а, возможно, оно уже запустило целую цепь событий с разрушительными последствиями.
- Даже я, молодая, неопытная, понимаю, насколько смешны и нелепы ваши измышления.
- Убийство всего одного человека привело к войне, в которой погибло более двадцати миллионов человек. Из них больше половины составляли мирные жители, - вздохнул Тихонов, вспомнив скрюченные тела солдат, попавших под облако отравляющего газа.
- То есть, во имя сохранения баланса, я должна была оставаться подкладной кикиморой Кикой? – Кристина вскочила, перекувыркнулась. Опустевший халат упал на пол. Из-под него выбралась миниатюрная старуха с обвисшей морщинистой кожей и большим кривым носом, - такой я должна была быть во имя вашего баланса?
- Я не знаю ответа.
Кристина вновь перекувыркнулась, подхватила халат и, отвернувшись, очень быстро оделась.
- В своем естественном облике ты намного красивее, - произнес Елисей.
- Спасибо, - от смущения Кристина потупила взор и, вернувшись на диван, уселась в уголке. Какое-то время кикимора сохраняла молчание, рассеянно водя пальцами по косе. Наконец, она не выдержала, - скажите, а кто из нас красивее? Я или Алена?
- Красота не только снаружи, но и внутри. Внешне, Шиловская очень красива и привлекательна, но внутри нее тьма. В тебе я такой тьмы не вижу.
- То есть, я красивее? – робко уточнила кикимора.
- Ты лучше на ромашке погадай, монетку подбрось. Ответ более точный будет, - подала голос Алена, уже с минуту наблюдавшая за разговором Кристины и Елисея, - а еще лучше, не позволяй развешивать на своих ушках дешевые макаронные изделия.
- Алена! – Елисей напрягся, чтобы встать, но, услышав предупреждающее рычание пса, передумал.
- А что Алена? У Аленки нутро гнилое, фу-фу-фу с такой общаться! Так?! Мне мозги прополоскать не получилось, так решил переключиться на молодую? Авось, проканают дешевые подкаты?
- Алена, я не…
- Заткнись! – брошенная Аленой в стену статуэтка разлетелась на мелкие осколки, - меня тошнит! Знаешь, почему? Потому, что вы возомнили себя избранными, вечно и во всем правыми! Вы лезете куда вас не просят, навязываете свое мнение. Я уже готова против правил своих пойти, замочить тебя, да потом мороки не оберешься. Убирайся! Про паспорт забудь, сама как-нибудь разберусь.
Выпроводив дивьего человека, Алена долго металась по дому, не находя себе места. Напуганные таким поведением бесовки кикимора, домовой и банник ушли на чердак смотреть фильмы на ноутбуке. Алена пешком прошлась до магазина. Вернувшись, она, не входя в дом, уселась в беседке. Выпив залпом половину бутылки дешевой водки, девушка достала сигареты, прикурила и, глубоко затянувшись, выпустила колечко дыма. Вернувшийся с прогулки кот подошел, запрыгнул ей на колени и негромко замурлыкал. Погруженная в свои мысли, бесовка машинально почесала ему между ушей.


Азик

- У нас новое дело. Первая машина выехала, у нас час на сборы, - произнес я, оглянув сидевших за рабочими местами сотрудников, - Маша, собирайтесь, Иван, вы остаетесь на хозяйстве. Если в течении трех часов я вас не вызвоню, то можете идти домой.
- Спасибо, Андрей Михайлович, - кивнул Иван.
- Не за что. Ваше заявление на отпуск шеф подписал. Как мы уедем, зайдите в кадры, распишитесь в приказе, - мне не хотелось отправлять Ивана в отпуск до того, как выйдет с больничного Марат, но особого выбора у меня не было. Недавно Иван стал отцом, новорожденная девочка требовала к себе уйму внимания, поэтому Ивану приходилось не только зарабатывать, но и тащить на себе практически все домашнее хозяйство. От регулярного недосыпа он стал сдавать, терять хватку. Увольнять ценного сотрудника я не желал, поэтому, поразмыслив, подписал его заявление.
Погрузив необходимое оборудование в микроавтобус и усевшись в кресло рядом с водителем, я прикрыл глаза.
Эпоха перераспределения капитала, стартовавшая одновременно с перестройкой, завершилась. Основная масса денег перекочевала в карманы корпораций, а, точнее, их бенефициаров. Эти люди ворочали миллиардами, триллионами, при этом оставаясь в тени, не привлекая к себе общественного внимания. Их имена знали только особо приближенные к ним люди, а остальные величали их Дядями. Прикормленные политики не глядя, не вчитываясь, утверждали нужные им законопроекты, а армия силовиков обеспечивали соблюдение этих законов. Корпорации контролировали все – производство, импорт, экспорт, сферу услуг, финансы. Любая частная инициатива рубилась на корню, несмотря на громкие заявления Партии о поддержке малого бизнеса. Легально открыть собственное дело можно было лишь заручившись инвестициями и поддержкой одной из корпораций. Естественно, корпорации и их хозяева абсолютно не горели желанием рисковать собственными деньгами. С их подачи действовавший ранее закон о банкротстве был заменен на Кодекс о финансовой несостоятельности, провозгласивший приоритетной задачей защиту прав и интересов инвестора. В соответствии с новым законом, в каждой области были созданы АЗИ - Агентства по защите инвестиций, заменившие конкурсных управляющих. Задачей АЗИ был возврат инвестиций, и выплата неполученной прибыли инвестору в случае банкротства. Обычно, после того, как мы закрывали банкротное дело, в компании не оставалось ни денег на расчет с увольняемым персоналом ни имущества.

В АЗИ я попал, можно сказать, по милости Всевышнего. Во время учебы в институте, я баловался взломом и однажды влез в сеть неприметной конторки. Не найдя там ничего интересного, я отключился и забыл про ее существование. Через неделю меня прямо во время лекции пригласили в деканат, откуда меня вывели уже в наручниках. Как я узнал позже, во время занятий в институте, у меня дома был проведен обыск. После ночи в камере, меня привели к следователю, сообщившему, что в отношение меня возбуждено уголовное дело по факту незаконного доступа к информации, созданию и распространению вредоносного программного обеспечения и нарушения авторских прав, повлекшего значительный ущерб. Адвокат, присутствовавший на процедуре, посоветовал мне признать вину и тем самым уменьшить срок заключения. Абсолютно не стесняясь присутствия следователя, он заявил, что я влез в сеть компании, принадлежавшей очень серьезному человеку, поэтому, в любом случае понесу наказание.
Следствие длилось почти два месяца. Меня держали в одиночной камере, не допускали ко мне посетителей. Родители лихорадочно искали адвоката, но все мало-мальски толковые юристы отказывались, едва узнав подробности дела. Из института меня, естественно, отчислили за систематические прогулы. При каждой нашей встрече, следователь уговаривал меня взять на себя еще несколько эпизодов, к которым я не имел никакого отношения, обещая улучшить условия моего содержания и ходатайствовать о назначении минимально возможного срока. Я лишь ухмылялся – из-за моей социопатии, изоляция от других людей не доставляла мне никаких психологических проблем. Мне было вполне комфортно целыми днями валяться на койке, почитывая книги. Наконец, мне принесли три тома моего уголовного дела для ознакомления. Решив не тянуть кота за хвост, я расписался в протоколе ознакомления, после чего меня повели в допросную.
- Спасибо, - кивнул конвоиру вошедший мужчина, - вы можете быть свободны. Андрей Михайлович, присаживайтесь.
- Спасибо, постою. Уже два месяца сижу и еще долго сидеть буду, - хмыкнул я, прислонившись спиной к стене.
- Об этом и хотел с вами поговорить, Андрей Михайлович. Меня зовут Сергей Леонидович, я юрист и могу устроить ваше освобождение.
- Не надейтесь поиметь хоть копейку, Сергей Леонидович. С моим делом знакомился сам Иванов из коллегии «Иванов, Сидоров и партнеры». Знакомая фамилия?
- Павел Николаевич – хороший опытный адвокат, можно сказать, один из лучших в области. Тем не менее, мой учитель не имеет тех рычагов воздействия на органы, которыми располагаю я. Вы можете выйти отсюда через несколько часов и это не будет стоить вам ни копейки. Вам это интересно?
- Местный интерьер мне наскучил, так что я вас внимательно слушаю.
- Вы проникли в сеть компании, которая принадлежит очень важному человеку. Считалось, что она надежно защищена как от атак извне, так и от злонамеренных действий пользователей, но вы доказали обратное. Не имеет смысла отрицать, что вы весьма умелый взломщик и не хотелось бы, чтобы ваш талант канул в Лету. Как вы понимаете, сидеть вам предстоит долго, лет десять, а компьютеры тем временем продолжат развиваться. Естественно, имея судимость, вы не сможете найти работу, связанную с вычислительной техникой, коммуникациями. Кроме того, она сломает не только вашу жизнь, но и жизнь ваших родственников.
- Я это прекрасно понимаю. Давайте ближе к делу.
- Вот, - юрист положил на стол несколько бумаг, - здесь договор на оказание услуг по проверке безопасности корпоративной сети. Это снимает с вас обвинения по поводу неправомерного доступа к информации и использованию зловредного программного обеспечения. Остается обвинение по поводу нелицензионного ПО. Оно несостоятельно, поскольку обнаруженные у вас программы надлежащим образом лицензированы вашему работодателю и необходимы вам для выполнения трудовых обязанностей.
- Я - безработный студент.
- В соответствии с соглашением о неразглашении, с копией которого вы можете ознакомиться, вы не могли сообщить о своей занятости.
- Тогда почему я два месяца кукую в обезьяннике?
- Тестирование системы безопасности производилось в режиме повышенной секретности. К сожалению, курировавший его сотрудник попал в ДТП и два месяца пролежал без сознания, а его коллеги, в силу незнания, обратились в органы. Если вы готовы после освобождения работать на нас, то я незамедлительно предоставлю заверенные копии этих документов следствию. Сразу скажу, что зарплата у вас будет выше, чем это предусмотрено Единой Тарифной Сеткой.
- На вас это на государство? Секретная военная часть? Буду ломать Пентагон?
- Нет, это частная организация. Вы будете азиком.
- Кем?
- Сотрудником Агентства по защите инвестиций. Пока вы были в изоляции от общества, был принят Кодекс о финансовой несостоятельности и ряд других нормативных актов. Как известно, защита интересов инвестора очень важна для экономики. К сожалению, есть недобросовестные дельцы, которые, после привлечения инвестиций, выводят средства из компании, оставляя инвесторов с носом.
- Мне предстоит взламывать компы и искать там инфу, куда девались деньги?
- Абсолютно верно, Андрей Михайлович. Вы указываете след, а наши ищейки идут по нему и находят деньги. Это будет интересная и очень хорошо оплачиваемая работа. Агентство предлагает вам не только трудоустройство в полном соответствии с законодательством, но и ежемесячные премии, бесплатные обеды, дополнительный отпуск, абонемент на посещение спортзала и бассейна, расширенную медицинскую помощь, доплату к пенсии. Ваши дети будут зачислены в любой детский сад, любую школу, вне очереди и независимо от прописки, раз в год им будет выделяться путевка в пионерский лагерь.
- А взамен? Помимо добросовестного исполнения трудовых обязанностей.
- Вы подпишете согласие на внесудебное преследование сроком на пятнадцать лет. Если в течение данного срока Агентство сочтет, что вы плохо исполняете свои обязанности, то вы окажетесь в тюрьме, причем в общей камере. С вашим заболеванием вы вряд ли досидите до освобождения. Не удивляйтесь, перед тем, как предложить вам работу, мы проверили всю вашу подноготную.
- Выбор у меня небольшой. Где тут кровью расписаться? – вздохнул я.

Наш микроавтобус въехал в распахнутые ворота и остановился рядом со своим братом-близнецом. Взяв свои ноутбуки, мы с Марией подошли к встречавшему нас руководителю первой группы.
- Привет, как дела? – поинтересовался я.
- Все нормально, без эксцессов. Приехали, свет вырубили, связь глушим, народ согнали в цех. Проводного подключения у них нет.
- Админ сотрудничать будет?
- Админ у них на удаленке работает. Отправили машину, скоро привезут.
- Ладно. Мы пока пошуруем. Скомандуй чтобы свет врубили.
Чтобы попасть в кабинеты, нам надо было пройти через цех. Как только мы вошли, на нас уставилось множество глаз. Я шагал следом за Марией, внимательно наблюдая за поведением коллеги. Она держалась молодцом – не ускорялась, не сбивалась с ритма, не отводила глаз, ловя чей-либо взгляд. Мне известно, что для подавляющего большинства мы коршуны, слетающиеся чтобы вырывать куски плоти из еще живого организма, гробовщики бизнеса, не дающие ему второго шанса. Нас боятся и ненавидят. К сожалению, из-за подобного отношения, у нас очень большая текучка. Люди не выдерживают. Кто-то просто теряет хватку, начинает совершать ошибки, кто-то начинает закладывать за воротник. За восемь лет в нашем отделе уже дважды сменился состав и это несмотря на то, что прошедшие собеседование соискатели проходят полный медицинский осмотр с обязательным освидетельствованием у психиатра и психолога, предоставляют характеристики с места учебы, с предыдущей работы и по месту жительства.
Потрошение компьютеров, стоявших на рабочих местах сотрудников, мы с Машей решили провести уже в конторе, поэтому мы только отсоединили их от периферии, опечатали и сложили в коробки. В отдельную металлическую коробку, оснащенную кодовым замком, мы сложили платы памяти, извлеченные из принтеров. Закончив с кабинетами, мы прошли в серверную. Первым делом в глаза бросился аккуратный монтаж всех кабелей, произведенный в строгом соответствии с ГОСТ. Все порты коммутатора были аккуратно подписаны. Сняв крышку, я подключился к диагностическому порту. Как и следовало ожидать, были активны только два устройства – модем, включившийся сразу после восстановления питания и сервер, переживший отключение за счет встроенного аккумулятора.
- Маша, вы в сети, - произнес я, отключив систему фильтрации пакетов с помощью технологического ключа.
- Есть контакт по сервисному порту, - откликнулась коллега. Через пару минут она вынесла свой вердикт, - интересная машина. Андрей Михайлович, посмотрите.
- Действительно, занятный зверек, - кивнул я, рассматривая блок-схему на дисплее ноутбука Марии. Внутри сервера находилось две материнские платы – весьма распространенная однопроцессорная Вега-737ПД и очень производительная болгарская Астра-08Т с двумя процессорами на троичной логике. Мне уже доводилось сталкиваться с размещением двух плат в одном корпусе, но тогда это было два абсолютно отдельных устройства, запитанные от одного блока питания. Здесь же, судя по блок-схеме, обе платы работали в тандеме. Операционная система распределяла задачи между процессорами в зависимости от их вычислительной сложности.
- Похоже, здесь какое-то шифрование, - вынесла свой вердикт коллега, поверхностно изучив выгруженные на ее ноутбук сырые данные с накопителей, - данные из оперативной памяти и данные из накопителей отличаются.
- А вот это мы спросим у хозяйки этого помещения, - произнес я, обернувшись на звук открываемой двери, - проходите, девушка. Я - Андрей Михайлович, мою коллегу звать Марией Константиновной. Мы действуем на основании ордера Народно-Хозяйственного Областного Суда. Я еще раз официально уведомляю вас, что отказ от сотрудничества с АЗИ означает соучастие в мошенничестве и влечет уголовную ответственность. Будете сотрудничать?
- Д-да, - выдохнула девушка.
- Расскажите про сервер. Где вы его достали?
- Собрала сама. Корпус, блок питания, накопители и Вега куплены по перечислению. Нерабочую Астру я нашла по объявлению, починила. Там только пробитый диод питания перепаять надо было. Артем Глебович, наш директор, дал деньги из черной кассы.
- К чему такие вычислительные ресурсы в швейном цеху?
- Артем Глебович хотел полностью автоматизировать процессы и учет, как это сделано за бугром.
- Вам известен ключ расшифровки данных? – спросила Мария.
- Ключа нет. Биты перед записью на накопитель инвертируются, вместо нуля пишется единица и наоборот. Каждый одиннадцатый байт содержит случайные данные. Я внесла изменения в код драйвера.
- Мы проверим. Еще что-нибудь желаете сообщить?
- Вроде, я все сказала.
- Ладно, пакуем сервер и отчаливаем, - принял я решение, - у могут возникнуть новые вопросы, поэтому вы поедете с нами.
- Но у меня работа…
- Ваш работодатель будет извещен.

К автобусу мы возвращаемся тем же путем, которым пришли в серверную. Наши спины буравят напуганные взгляды работников и работниц. Да, мы гробовщики бизнеса. Да, мы сумасшедшие врачи-трансплантологи, разбирающие на запчасти того, кого еще можно спасти. Такова наша суть – мы падальщики, перераспределяющие ресурсы ради того, чтобы равнодушное колесо экономики крутилось с нужной нашим хозяевам скоростью. Я знаю, что этот цех обречен. Большинство работников будут уволены, а их руководство отправится в трудовые лагеря. Оборудование и здание продадут перекупщикам за бесценок на закрытом аукционе. Но свято место долго пустовать не будет. Найдется новый Артем Глебович, считающий себя недооцененным гением бизнеса. Он возьмет денег в долг у Дяди, добавит свои, купит оборудование, запустит производство и прогорит, как и десятки его предшественников. Круг замкнется. Дяде не нужны конкуренты, ему нужны деньги.


Домовой XXI. Отворот

- Здравствуйте, Мирослав, - произнесла Алена в трубку, - меня зовут Алена. Я хотела записаться к вам на прием.
- Здравы и вы будьте, Алена. В какой помощи вы нуждаетесь?
- Это очень личное, не хотелось бы обсуждать это по телефону.
- Понимаете, Алена, в мире магии свои законы. Для проведения некоторых обрядов нужны особые предметы и проводить эти обряды надо строго в определенное время. Не зная вашей проблемы, я не смогу назначить время.
- Хорошо, - девушка сделала паузу, словно собираясь с мыслями, - меня преследует бывший парень. Я пробовала с ним поговорить, но он очень настойчив.
- Я могу сделать отворот в любое время. Вы сможете приехать сегодня ко мне в офис к семи вечера?
- Боюсь, не успею вернуться в город. Может, завтра?
- Хорошо. Жду вас завтра к семи вечера.
- Буду. Заранее спасибо, - кивнула девушка и завершила звонок.
Растянув затекшие от долгого сидения за компьютером мышцы, бесовка встала, выбросила в мусорное ведро пустые пивные бутылки, отодвинула в сторону ноутбук и вытащила из выдвижного ящика стола набор отверток. Негромко пискнул сейф, принимая введенный код. Девушка достала пистолет, убедилась, что магазин вынут, а ударник спущен с боевого взвода. Частично разобрав оружие, она убедилась в чистоте и исправности механизмов, наличии смазки, после чего, собрав пистолет, убрала оружие в сейф. Отнеся в машину рюкзачок, она заглянула во вторую спальню, прошла в нежилое крыло, где рядом с кладовкой находилась лестница, ведущая на чердак.
- Крис, ты что, опять? – спросила она, заглядывая за натянутую в углу чердака старую простыню, - тут же летом жарко, зимой холодно, пылища кругом, да и кот иногда метит.
- А мне здесь нравится, - откликнулась кикимора, - хорошо тут.
- Зато потом ходишь по дому, пыль разносишь. Негоже девице боярского рода замарашкой ходить.
- Какая я боярыня? Так, кикимора.
- Привыкай к легенде, тебе с ней жить. Иди сполоснись, расчешись, жду в гостиной. И, это, вещи сразу в стиралку закинь.
- Значит так, - произнесла Алена, когда вошедшая Кристина уселась на диван рядом с Кузьмой и Жихарем, - мне надо съездить к одному знакомому, кое-какие дела утрясти. Когда вернусь не знаю, не от меня зависит. Дом на вас, деньги на расходы, как обычно, в тумбочке. Если что-то срочное, то звоните, я на связи.
- Ежели придет кто? – уточнил Кузьма.
- Если нечисть заявится, то тебе, Кузьма, переговоры вести, а если человек, то Кристине.
- Справлюсь ли? – робко поинтересовалась кикимора.
- Если что, Кузя подскажет.
- А, коль дивий человек придет? – вновь подал голос домовой.
- Вчетвером с Церькой справитесь. По затылку бейте, там у них место слабое, а как упадет – ногами, гада, ногами и прочими подручными средствами. Если будет не один, а с группой поддержки, то в бане отсидитесь. Ну, вот, пожалуй, и все. Вопросы? Нет? Вот и умницы.
Посидев несколько секунд на углу стола, Алена, попрощавшись с домашними, ушла в гараж. Выехав за ворота, она остановилась, вышла из машины, коснулась створок ладонью, пробормотала заговор и, сев за руль, уехала не оглядываясь.
Через час после отъезда бесовки, кикимора начала собираться в магазин.
- Кузьма, Жихарь, вам в магазине надо чего? – уточнила она.
- Нам-то ничего не надо, все в доме есть, - ответил домовой, - а тебе что в магазине надобно-то?
- Удлинитель хочу купить, чтобы на чердаке розетка была. Ноутбук заряжать.
- Так во всем доме розетки есть, Аленушка тебе спаленку выделила. Живи, пользуйся.
- Мне как-то привычнее на чердаке…
- Ты свои кикиморские замашки брось, девонька, не приживалкой в людском доме живешь, неча прятаться. Ты б, чем электрическими вопросами голову забивать, комнату свою бы обживала. Вон, вещи в городе купленные до сих пор в пакетах на полу. Непорядок.
Кивнув в знак согласия, Кристина прошла в свою спальню. Вывалив покупки на кровать, она распахнула дверки одежного шкафа. Внутри она заметила большую серую коробку, на которой маркером было написано: «открой меня». Разорвав картон, девушка опешила. Внутри коробки находилась большая шкатулка до верху наполненная разноцветными нитками, иголками и прочими необходимыми для шитья принадлежностями. Под шкатулкой лежали упакованные в прозрачные пакеты ткани. Мысленно поблагодарив бесовку, она положила ткани на отдельную полку, шкатулку на прикроватную тумбочку, развесила одежду. Закончив с гардеробом, Кристина начала изучать содержимое шкатулки.

За пять минут до назначенного времени Алена, наложив на себя морок, вошла в бизнес-центр. Сообщив охраннику о встрече с магом Мирославом, она поднялась на лифте на третий этаж и, пройдя по длинному коридору, ровно в семь часов переступила порог кабинета.
- Доброго вечера, - сидевший за покрытым черной скатертью столом мужчина никак не отреагировал на то, что перед ним стояла явно несовершеннолетняя девушка.
- Доброго, - кивнула Алена. Она уселась на стул напротив Мирослава, - мы на семь договаривались.
- Все верно, уважаемая Алена. Вы хотите сделать отворот. Обряд это не простой, лишь сильный маг в состоянии совершить его при любой фазе Луны.
- Как интересно… а правда, что перед обрядом надо Прошку розгами поперек спины вытянуть? – усмехнулась бесовка, избавляясь от морока, - так через морок видеть и не научился, зато антуража наворотил, мама не горюй. Черепушка, свечки, шар хрустальный, каракули на глаголице.
- Смотрю и до тебя, Алена, верхние не добрались, - усмехнулся колдун, - давно не виделись. Чем обязан?
- Должок за тобой, пора бы рассчитаться.
- От долга не отказываюсь. Если бы не ты, я бы после порки не выжил. Чем могу быть полезен?
- Документы нужны. Свидетельство о рождении, паспорт, права, СНИЛС, ИНН, аттестат. Короче, полный комплект добропорядочного гражданина. Вот, - Алена выложила из сумочки пухлый конверт, - фотки и легенда внутри.
- Насколько быстро и качественно?
- Очень быстро и настоящие, со внесением во все базы.
- Это возможно, но удовольствие не дешевое, не быстрое.
- Если бы не знала, что под силу тебе все быстро и качественно сделать, то не потревожила бы. В конверте котлета евриков. Все что со взяток останется, то тебе достанется, но срок жесткий, до пятницы.
- Для тебя сделаю. Кому хоть документы предназначены?
- Есть одна девица перспективная. От старой жизни ее избавили, а новую по официальным каналам делать долго. Сам понимаешь, бюрократия, неудобные вопросы.
- Понимаю. Тот номер, с которого ты мне звонила, еще работает?
- Работает и ждет твоего звонка.
- Постараюсь к пятнице успеть, - колдун убрал конверт под скатерть, - сама как? Был слушок, что ты в восьмидесятые на ПМЖ на юга подалась.
- Серьезных дел моего уровня мало стало, с текучкой шелупонь справляется, поэтому я пока в длительном отпуске. Бывает, выдергивают, но не часто. Что до ПМЖ, то я по-прежнему невыездная, хотя, было дело, в Афганистан посылали. Там через Пакистан индийская нечисть полезла, начальству это не понравилось, отправили, так сказать, группу специалистов для сохранения статус-кво. А ты чем маешься?
- В основном, лохам да лохушкам на уши лапшу вешаю, хотя, бывает, и силой пользуюсь, ежели платят достойно. Приворот-отворот, потерянное найти, недруга разоблачить, амулеты, подклады, порча.
- И как? Прибыльно?
- Не жалуюсь. Сыт-пьян, рыло в табаке, штиблеты итальянские, связи…
- А помнишь, босиком бегал в дырявых портках?
- Было дело. Кстати, с теплотой эти времена вспоминаю. Как-то проще все было и народ душевнее. Слушай, у меня на половину восьмого последний клиент записан, может, потом махнем ко мне? Коттедж на берегу Оки, полный бар, за калиткой причал, катер.
- Дело вперед, потом видно будет, - покровительственно улыбнулась бесовка, - ладно, не буду мешать твоему бизнесу. Жду звоночка.
- Я позвоню, - кивнул колдун.
Вручив следующему клиенту простейший оберег, больше защищавший от собственной мнительности, нежели от чужого воздействия, Прохор сделал несколько звонков своим высокопоставленным клиентам и договорился о встречах.

- Здесь все, что ты просила, - произнес колдун, протягивая Алене пухлый курьерский пакет формата А4, - проверь. Легенду пришлось доработать, чтобы она документам соответствовала, добавились имена, адреса, немного по медицине. Короче, нарастил мяса на скелет.
- Зер гут, - кивнула бесовка, быстро изучив документы Кристины, - долг ты свой отработал. Предложение погулять все еще в силе?
- Конечно. Куда ты хочешь?
- Какое-нибудь спокойное уединенное место, на природу.
Сев на заднее сидение ASX, Алена натянула наушники, включила Брамса и прикрыла глаза. Прохор выехал с парковки, попетлял по узким улицам исторического центра. Выехав из города, он до упора нажал на педаль газа. Немного проехав по шоссе, он свернул на узкую асфальтированную дорогу, ведущую к коттеджному поселку. Не доехав до ворот поселка, Митсубиси остановилась у закрытого шлагбаума, перекрывавшего въезд на грунтовую дорогу, ведущую вглубь леса. Отодвинув в сторону красно-белую жердину, Прохор вернулся за руль. Миновав лес, автомобиль остановился на берегу. Колдун вытащил из багажника пенный коврик, расстелил на песке, распахнул заднюю правую дверь.
- Красиво тут, на малой родине, - произнесла бесовка, усевшись на коврик, - пока документы ждала пошаталась по городу. Неплохо. Видно, что движуха идет, но спокойненько так, без радикальной ломки всего и вся.
- Малая родина?
- Ну, да, по папеньке я рязанская боярыня. Получается, Рязань и Рязанская губерния – моя малая родина.
- То есть, ты действительно Шиловская?
- Да. Я имени и фамилии не изменяю. Максимум, пользуюсь переводом или созвучными производными.
- Всегда считал, что ты барыней лишь прикидываешься. Оказывается, я про тебя многого не знал.
- Я тоже не все знаю. К примеру, за что тебя тогда пороли?
- Мать у меня умерла, поп сказал, что ее Бог забрал. Я и не выдержал, стал требовать, чтобы вернул, кричать, ругаться, камнем в церковь бросил, окно разбил. Барин мимо проезжал пьяный, осерчал сильно.
- Да, отлупили тебя тогда капитально, попотеть пришлось, - Алена вытащила из кармана пачку, прикурила сигарету, - жалеешь, что не сдержался?
- Не жалею. От тех, кто Прошку-богохульника лупил, уже костей не осталось, а я живу в свое удовольствие. Кроме того, тогда бы я с тобой не встретился. Жалею только о том, что у нас все закончилось, так толком и не начавшись.
- Прош, - Алена глубоко затянулась, взъерошила волосы колдуна, - я понимаю, что первая любовь не забывается, еще и я приперлась, разбередила, но тогда я поступила правильно. Я не хотела тебе лгать, изображая недоступное мне чувство, не хотела, чтобы тобой заинтересовались рогатые.
- Умом я это понимаю, а тут, - колдун указал пальцем на левую сторону своей груди, - тут не понимают.
- В этом разница между нами, - вздохнула бесовка, - ты – нормальный мужчина, а у меня в голове расшатанная, кишащая тараканами шиза с цветущей и пахнущей мизантропией, а в груди мышечный насос, тупо качающий кровь по сосудам. Как меня охарактеризовал один светлый, чтоб его через запор пропоносило, я - тьма в красивой оболочке.
Бесовка замолчала, прикурила следующую сигарету. Они молча просидели на берегу до рассвета. Перед отъездом Алена сложила окурки в опустевшую сигаретную пачку. Выйдя возле гостиницы, она выбросила мусор в урну, собрала вещи и, выписавшись, уехала.

Тойота бесовки мчалась вперед, с каждым оборотом колеса унося свою хозяйку все дальше от Рязани. Еще все обдумав, Алена вновь пришла к выводу, что обращение к Прохору было верным и своевременным решением. Ее бывший крепостной прожил долгую жизнь, слишком долгую, даже по меркам ведьм и колдунов. В любой момент нечистые могли списать его в утиль, как минимум, лишив силы, а то и жизни. Подавив желание закурить, бесовка погрузилась в воспоминания.
Проезжая мимо какого-то села, чье название успело выветриться из ее памяти, она увидела сцену порки, которой руководил сидевший на лошади мужчина в сюртуке. Розга взмывала в воздух и со свистом обрушивалась на спину лежавшего ничком на скамье мальчишки. Приказав кучеру остановиться, она протолкалась через толпу собравшихся крестьян. Одного взгляда на кровавое месиво, раньше бывшее детской спиной, хватило, чтобы понять, что мальчишка не выживет. Решив, что продажа здорового крепостного может принести хорошие деньги, она выкупила ребенка за пятьдесят копеек.
Солнце жарило немилосердно, мальчишка был очень плох, поэтому бесовка, едва ее бричка отъехала на достаточное расстояние от села, заморочила кучера и заговорила раны. Почти неделю, пока Прохор лежал без чувств, она лечила его спину, боролась с начавшейся горячкой. После его выздоровления, рассудив, что шустрый мальчишка-прислужник будет ей полезнее десятка-другого рублей, вырученных от его продажи, бесовка оставила ребенка при себе. В первые годы она скрывала от него свою истинную сущность, намеками и оговорками направляя развитие разума Прохора в нужное ей русло. Дождавшись подходящего момента Алена открылась своему спутнику. Узнав, что его барыня служит нечисти, юноша лишь пожал плечами. Со временем девушка стала замечать задумчивые взгляды, которые бросал на нее возмужавший Прохор. Поняв, что происходит в душе юноши, Алена выписала ему вольную и ушла не прощаясь. Через год она узнала, что Прохор заключил сделку с инферналами.
Подъехав к развязке, Алена снизила скорость, чтобы уйти на ЦКАД, но, передумав, резко повернула руль влево, утопила педаль газа. Проскочив между двумя ехавшими в Москву фурами, внедорожник вылетел в левый ряд, едва не коснувшись отбойника, и помчался в сторону столицы. В след удалявшейся Тойоте неслись гудки других участников движения, возмущенных столь опасным маневром. По мере приближения к многомиллионному городу, улыбка на лице бесовки становилась все шире.

- Хозяйка звонила, предупредила, что за новой машиной поехала, задержится, - произнес Кузьма, - еще наказала, чтобы ты, суседка, легенду выучила, которую она тебе на электронную почту отправила. Говорит, пока от зубов отлетать не будет – со двора ни ногой.
- Я уже прочитала, запомнила.
- Шустрая какая! Мне Алена наказывала тебя попытать, поспрашивать по истории твоей. Может, сразу экзамен сдашь? Я б тебя в магазин заслал.
- Легко, - кикимора уселась за стол, налила себе воды из графина.
- С Аленой Владимировной в каком родстве состоишь?
- Племянница. Константин Владимирович, мой отец, – сын деда от первого брака, Алена Владимировна, соответственно, от второго. Папа с тетей в нормальных отношениях, общаются, в гости друг к другу ездят, но не очень часто.
- Детство где провела?
- В Рязани. В садик не ходила из-за слабого здоровья, со мной сидела бабушка Мария Егоровна. В шесть с хвостиком пошла во вторую гимназию, где проучилась от звонка до звонка. Директрис, учителей, одноклассников перечислить?
- Думаю, пропустим, - кивнул домовой, - со здоровьем-то что не так было?
- Мама в третьем триместре гриппом переболела, я родилась недоношенной, немного отставала от сверстников в физическом развитии, были проблемы с памятью. В садике ходила в логопедическую группу. Сейчас здорова.
- Тебе бы в институт поступить, образование получить…
- Отец четыре года назад свой российский бизнес продал. Точнее не совсем продал, пришли важные люди и очень убедительно предложили продать. На вырученные деньги купил небольшой отель в Испании. Они с мамой часто уезжали туда, оставляли меня с бабушкой, а у меня наступил сложный период в жизни. Подростковый максимализм, самоуверенность и куча родительских денег смешались с разыгравшимися гормонами. Дурить начала, на учебу забила, один раз пришлось постинор выпить. На ОГЭ выехала за счет старых знаний, а вот ЕГЭ завалила, мало баллов набрала. Папа сказал, чтобы сама поступала, без его денег и связей.
- А ты что?
- Устроила истерику и ушла из дома. Через месяц меня нашли, домой вернули. Бабушка тогда сказала, что в силу возраста со мной не сладит. Родители в Испанию брать меня не захотели, у них гостиница, работа круглые сутки, а у меня ветер в голове. Тетя Алена к себе в Николаевское забрала, чтобы я подальше от дурной компании была.
- Гладко говоришь. С теткой в каких отношениях состоишь?
- У нас разница в возрасте минимальная, она мне скорее подруга или сестра, чем тетка, все понимает. Обещала помочь в институт на дистанционное поступить на следующий год.
- Я отпишу хозяйке, что экзамен ты сдала. Теперь, девонька, собирайся в магазин. Купи, значит, молочка жирного, отборного, хлебушка, крупы гречневой светлой и вискаса пару больших упаковок. Еще посмотри, если будет мочевина, то парочку килограмм возьми, что-то травка на участке вялая, растет плохо, подкормить надобно.

- Жихарька, баню топи, хозяйка вернулась! – прокричал Кузьма, услышав гудение привода ворот. Подхватив за локоть выскочившую из спальни Кристину, домовой поспешил в гараж.
- Привет, привет, - улыбнулась Алена. Бесовка нажала кнопку и дверь багажника начала плавно подниматься, - помогите подарочки разгрузить.
- Не стоило так много везти, Аленушка, - покачал головой домовой, - Жихарька! Как газ загорится, беги в гараж, силушка твоя требуется!
- Ой, да какое много? – вновь улыбнулась девушка, - так, по мелочи. Кое-чего из продуктов, что до нашей глуши не доезжает, тебе новый геймпад для иксбокса, Жихарю набор банных принадлежностей, Кристине кое-чего из брендового шмота и пневматика кастомная.
- Пневматика?
- Боевыми патронами в селе особо не постреляешь, людишки перепугаются. Вот купила пневматический пистолет. Сразу умельцам отдала, чтобы камеру расточили, клапан доработали, ствол приличный поставили. В принципе, теперь этой шароплюйкой можно убивать не только бутылки и пивные банки. Пока ехала, с Митричем созвонилась. Обещал на днях прийти, стрельбище нам на участке отгрохать. Машинка как вам?
- Да, вроде такая же, только новая, - почесал голову Кузьма.
- Правильно. Такая же, серебристая, с полным фаршем, только новая. Старую прямо в салоне на новую обменяла с доплатой. Жихарь, будь лапочкой, вон те коробки на кухню отнеси к холодосу.
- А тут что? – Кузьма указал на плоскую коробку, которую усиленно обнюхивал невесть откуда появившийся кот.
- Робот-пылесос. Нажимаешь кнопку, и он сам ездит, полы чистит, моет. Короче, разберешься сам.
- Дак мне проще Кристинке наказ дать. Весь дом за четверть часа вычищает, я засекал.
- Эксплуататор ты, - фыркнула бесовка, - Кристинке учиться надо, а дом пусть пылик чистит, он железный.

- Крис, у меня что, рога выросли? – спросила Алена, усаживаясь на полок, - смотришь как на неведомую зверушку с самого момента приезда.
- Ты как будто изменилась. Внешне это незаметно, но я почему-то чувствую.
- Отдохнула я. Специально в столицу зарулила, чтобы немного покуролесить. После первого загула решила заодно и машинку поменять. Концерты, музеи, клубы, бары, тусовки золотой молодежи. Понимаешь?
- Если честно, то не совсем. Концерты и музеи, по-моему, не особо сочетаются с клубами и барами. Наверное, я еще слишком молода, чтобы понять.
- Дело не в твоей молодости, а в том, у меня они сочетаются идеально. Слушая классическую музыку, рассматривая предметы искусства я получаю эстетическое удовольствие, а клубы, бары, вписки – это встряска. Балдею от негатива их посетителей. Жадность, похоть, тщеславие, лицемерие, ложь, агрессия. Здесь, в провинции, такого бешенного накала негатива нет, а мне он нужен, без него я зверею, веду себя не совсем адекватно.
- Как с дивьим человеком?
- Ну, да. Завелась с пол оборота, хотя прекрасно понимала, что он по своей инициативе нашу договоренность не нарушит, чуть не сболтнула, что программу-трекер ему в мобильник подсадила, наплела чушь про дедукцию. Умела бы стыдиться – посыпала бы голову пеплом и ушла бы в монастырь. Мужской, конечно. С другой стороны, влетело ему за дело, даже можно было морду набить.
- Почему?
- Внешне я красива и привлекательна, но… вот за это самое «но» уже можно прямой в торец прописать, чтобы носовые кости в мозг вошли. Кроме того, мне очень не нравится, что он пытается вести с тобой душеспасительные беседы. Пользуется тем, что ты молодая, неопытная, явно хочет на свою сторону переманить. Как понимаешь, терпеть крота светлых в своем логове я не буду, но и выгонять тебя я не желаю. Ладно, нечего лясы точить, бери веник и начинай парить. Да не части, лупи медленнее, но со всей силы, шкуру не жалей.

- Елис, с тебя коньяк, - заявил старший лейтенант Золотов, бросив папку с документами на свой стол.
- С чего бы? – спросил Тихонов, подшивая документ в проверочный материал.
- Кажись, нашел я десятину, которая тебя в кювет отправила. Вруби-ка еще разок кино с регистратора.
Елисей открыл файл и запустил воспроизведение видео. Перемотав на момент ДТП, он, замедлил воспроизведение, а потом, по просьбе лейтенанта поставил видео на паузу.
- Смотри, - палец Золотова коснулся монитора, - яркость габаритов разная, левый темнее правого, как будто фонарь меняли или лампочку. Плюс у него должны быть повреждения на заднем левом крыле. Нашел я такую машинку, в Старой Ореховке стоит.
- Где-где?
- Старая Ореховка. Там участковым сотрудница по фамилии «Вакансия» второй год трудится. Вчера меня напрягли исполнять обязанности. У пенсов сарай подломили, металл вынесли. Зашел, стал оформлять, а там десятка черная, тонированная, без номеров. Правый фонарь не заводской, явно меняный и царапки-вмятинки на левом крыле, даже краска твоя зеленая осталась. По словам потерпевших, машина внучке принадлежит, она ее пригнала и оставила. Сказала, что пока на ремонт двигателя не наскребет, без колес поездит.
- Ореховка совсем в другой стороне от Николаевского.
- Поэтому и не нашли. Съехала с дороги и грунтовками в объезд камер к старикам прикатила. Ну, как, метнешься в обед за пятизвездочным? Только смотри, приличный бери, не российский.
- Метнусь, - кивнул дивий человек. Он взял телефон и набрал номер, - привет, лейтенант, капитан Тихонов беспокоит с семнадцатого километра. Нашел мой коллега ту десятку, в Старой Ореховке стоит. Мне бы контакт розыскника, которому материал отписали.

Хозяева, увидев трех одетых в форму сотрудников полиции и патрульную машину, побледнели. Пока Золотов, совместно с розыскником ГИБДД успокаивали разволновавшуюся хозяйку, а хозяин попеременно ругался по телефону то с дочерью, то со внучкой, Елисей прошел в гараж. Осмотрев стоявшую машину, он убедился, что именно эта Лада заставила его съехать с дороги. Как и говорил его коллега, на заднем левом крыле десятки были вмятина и царапины от соприкосновения с его семеркой, следы зеленой краски.
Приехавшая с ключами владелица десятки первым делом включила видеозапись на своем телефоне, потребовала предъявить документы, сопровождая это действо комментариями о полицейском произволе, нарушении ее прав. Требование сотрудника ДПС предъявить документы на машину и водительское удостоверение она выполнять отказалась, сославшись на то, что не является участницей дорожного движения и, поэтому, не обязана им подчиняться. Тяжело вздохнув, старший лейтенант Золотов повторил требование, предупредив, что неповиновение законному требованию сотрудника полиции может закончиться для нее арестом или штрафом.
Поняв, что этот раунд проигран, виновница открыла машину и передала свидетельство о регистрации, вытащила из сумочки права. В протоколе по факту оставления места ДТП она написала, что в ДТП не участвовала, а машину повредила, наехав в темноте на торчавшую из земли трубу. Факт выезда на полосу встречного движения она не признала, как и факт того, что управляла машиной со снятыми номерами. После оформления необходимых документов, сотрудник ДПС отвел Тихонова и Золотова в сторону.
- Ребят, есть у меня подозрение, что мадам была под веществами. Зрачки расширились, вот она фары и не включала. Направлять на освидетельствование сейчас бесполезно, не докажем, что она вмазанная ездила, но и спускать на тормозах такое дело не нужно. Сечете?
- Сечем, - кивнул Золотов, - Елис у нас добрый, может на тормозах спустить, поэтому ему доверия нет. Я сам маякну кому надо.
- Я тоже своим свистну.

- Давайте, Алена Владимировна, показывайте фронт работы, - улыбнулся Павел, войдя во двор.
- Может, сначала чай, кофе?
- Сезон в разгаре, я, как у вас закончу, на другой объект переберусь. Сейчас не то, что чаи гонять, лишний раз в сортир сходить некогда.
- Как хотите, - пожала плечами бесовка, - вот проект. Нужно будет выложить брусчаткой пару прямоугольных площадок два на четыре. На расстоянии десяти метров от дальней от нас площадки нужна кирпичная стена в форме растопыренной буквы П с обваловкой.
- На стрельбище похоже, - почесал голову шабашник.
- Оно и есть. У меня племянница стрельбой балуется, а постоянно кататься в лес или на поле не охота. Вот я и решила оборудовать площадку рядом с домом.
- Ну, судя по вашему чертежу, она стреляет, как минимум, из танкового пулемета.
- Нет, обычная газобаллонная пневматика.
- Тогда нафига огород кирпичный городить с обваловкой? Поставлю глухой забор из досок-тридцаток и порядок. Будет дешевле, чем кирпич, и практичнее.
- По поводу дешевизны я понимаю, а практичность в чем? – прищурилась девушка.
- Пульки кирпич портят, через какое-то время стена вся в сколах будет, вид товарный потеряет, придется сносить или новый ряд класть. Штукатурить бесполезно – отлетит. А доски легко меняются, да и пулька в них вязнет, не рикошетит.
- А как с безопасностью? Участковый не припрется?
- Так у вас соседей нет, стреляйте сколько хотите из вашей шароплюйки. Тихонов же, участковый наш, в село без вызова не ездит. Городской он, все у себя в кабинете сидит, лишний раз носу на улицу не кажет. Вот до него был участковый Павел Николаевич, вот это всем участковым участковый. Здоровенный, что шкаф, кулаки пудовые и жил через дом от меня, там же и работал. Утром, вечером обязательно обход сделает, по селу пройдет. Все про всех знал, все его уважали.
- И что с ним случилось?
- Газовики его сманили к себе в службу безопасности. Ладно, Алена Владимировна, поеду я, материалы закажу. Если все в наличии будет и машина найдется, то сегодня и начну.
- Было бы замечательно. По необходимости, я доплачу водителю за срочность.

Сидя у чердачного окна Кузьма внимательно наблюдал за тем, как Павел выполняет заказ Алены. Перед началом работы он перенес все мешки пескобетона в беседку и накрыл их пленкой, тем самым защитив их от возможного дождя, но, одновременно, заблокировав ими все подходы к мангалу. Сняв слой грунта на будущих дорожках и площадках, Митрич засыпал получившиеся траншеи пескобетоном и начал укладку брусчатки. Работал мужчина на совесть, тщательно выравнивал по уровню каждый уложенный камень, дополнительно проверял горизонтали после завершения каждого ряда. Закончив укладку, он полил брусчатку водой и переключился на забор. Пробурив ямы, он установил и забетонировал столбы, прикрепил к ним поперечины, к которым прикрутил заранее нарезанные и обработанные защитной пропиткой доски. Закончив с ограждением, он заполнил швы брусчатки пескобетоном.
- Зер гут, - кивнула Алена, - Кристина, принимаешь полигон?
- Принимаю, - кикимора кивнула.
- Отлично. Вот денежка, - бесовка протянула Павлу конверт, - пересчитайте.
- Что вы, Алена Владимировна, как можно? Я вам доверяю.
- Уважьте мои привычки, пересчитайте, битте - по губам девушки скользнула легкая улыбка, - я потом волноваться буду, вдруг напутала, недоплатила.
- Все верно, как договаривались - произнес мужчина, заглянув в конверт, - разрешите поприсутствовать на испытаниях?
- Конечно. Крис, действуй.
Кикимора убежала в дом, затем вернулась, неся с собой пластиковый чемоданчик и пару бумажных мишеней. Оставив чемодан на площадке, она подбежала к забору, прикрепила мишени, затем вернулась, зарядила магазин, вставила в него новый газовый баллон. Поместив магазин в рукоять, девушка отвела назад затворную раму, отправив первый шарик в ствол.
- Ловко, - одобрительно кивнул Павел, - первая мишень для пристрелки, вторая – боевая?
- Нет, в первую шесть выстрелов, потом отхожу на вторую площадку и семь раз стреляю во вторую, - ответила Кристина.
- Далековато, - оценил расстояние мужчина, - может не долететь, хотя, чем черт не шутит.
Отстрелявшись, Кристина первым делом разрядила и убрала пистолет в чемодан, затем не спеша сходила к забору за мишенями. С расстояния в десять метров она пять раз попала в десятку и один раз в круг с цифрой девять. С двадцати метров десятка была поражена трижды, а восьмерка и девятка по два раза. Заметив одобрительное движение головы бесовки, кикимора улыбнулась.
- Кристина, вы отлично стреляете, - кивнул Павел, - сочту за честь, если вы присоединитесь ко мне на настоящей охоте.
- У меня нет разрешения на оружие, - покачала головой кикимора.
- Кто в лесу разрешение проверять-то будет? – усмехнулся шабашник, - не медведь же!

- Пустишь? – поинтересовался Никифор, переминаясь с ноги на ногу у калитки.
- Коль хозяйка разрешит, то пущу, - ответил Кузьма, кивком указывая на приближавшуюся бесовку, - Никифор в гости пришел. Пустим?
- Не под дождем же гостя мочить, - Алена махнула Церберу, обманчиво равнодушно наблюдавшему за калиткой. Пес, развернувшись, скрылся в своей конуре, - мы как раз чаевничали. Давай с нами, заодно дела обговорим.
- Можно и почаевничать, коль от души за стол зовешь, - погладил бороду домовой.
- Крис, у нас гость! – прокричала девушка, закрыв за собой входную дверь, - организуй еще одну чайную пару.
- Сейчас – раздался из гостиной голос кикиморы.
- Никифор я, старший над домовыми Николаевского, - представился домовой.
- Жихарь, банник, - ответил Жихарь, - а это Кристина.
- Похорошела знатно, - кивнул Никифор, принимая из рук кикиморы чайную пару.
- Теперь не сдуете, - ухмыльнулась кикимора. Смутившись, домовой поспешно положил в рот кусок сахара и отхлебнул горячий чай. Кристина рассмеялась, - чего уж там. Что было, то быльем поросло. Можно сказать, если бы не вы, так и бегала бы рахитной замухрышкой.
- Рад, что ты к нам не в претензии, - произнес Никифор, допив напиток, - чай у вас отличный, на водичке ключевой. Вот только на родник никто из вас не ходит. Как так?
- Скважина у нас своя, из-под земли ту же воду берем, что в дальнем роднике из земли бьет, - пояснил Кузьма, - но ты ведь не чай пить пришел?
- Вчера сход был, о вас, соседи, говорили, да об опале Кузьмы.
- Что решили? – поинтересовалась Алена, наливая себе кипяток и заварку в чашку.
- Коль по совести жить будете, без пакостей, то помех чинить вам не будем. Ежели штуковать начнете, то не обессудьте, найдутся у нас способы от вас избавиться. Кузьму обижать не будем, волен он с другими домовыми общаться, на сходах говорить.
- Дельно, - кивнула Алена, - братва, нас такой расклад устраивает? Отлично! Значит договорились. И, Никифор, просьбочку можно?
- Говори. Коль просьба мелкая, то сам решу, иначе – на сходе обсуждать будем.
- Хотела попросить, чтобы вы и дальше людей от нашего участка отваживали. Нам соседей даром не надо, да и вам поспокойнее будет.
- Кому эти заросшие бурьяном участки нужны-то? Вон, в той стороне, - домовой махнул рукой на северо-восток, - часть поля колхозного к селу прирезали, бери землицу да стройся. Расчищать не надо, земля удобренная, отдохнувшая.
- Дом без газа и воды никому не нужен, а тут готовые трубы вдоль забора, только подключись. Дорога, опять-таки, моими хлопотами щебнем отсыпана.
- Дело говоришь, могут на дармовщину позариться. Но и эту сторону села в запустении оставлять не стоит. Нехорошо это, когда с одного конца красота, а с другого упадок.
- Я, собственно говоря, не против, если вместо домиков-избушек коттеджи отгрохают малой дворцовой архитектуры. Главное, чтобы не впритык к нам. Сам понимаешь, могут увидеть то, что видеть не положено. К примеру, выскочу из парной, чтобы в снегу поваляться, а соседский мелкий увидит. Мне, конечно, пофигу, за погляд деньги не возьму, да родаки этого мелкого могут вонять начать.
- К вашей братии людей лучше не подпускать, - кивнул домовой, - благодарствую за чай, хозяева. Ночь короткая, делов летом много. Пойду я.
- Никифор, я насчет Марфы и Михася спросить хотел, - произнес вышедший провожать гостя Кузьма возле калитки, - на сходе их не было.
- Через три года сорок лет будет, как Михась сгинул. Дом у него сгорел, он по пепелищу побродил-побродил, да сгинул. А зазнобу твою еще раньше, с пол века тому назад, увезли. Сам видел, как в последнюю очередь из дома хозяева лапоть вынесли.
- Эх, Марфуша, обещала, да слова своего не сдержала, - вздохнул Кузя.
- Нет в этом вины ее. Рвалась она к тебе, плакала, да остальные не пущали, потом смирилась. Да ты не кручинься. На сходе с другой познакомишься, молодухи тебе прохода не дадут.
- Кто ж на меня позарится на опального-то?
- Опале твоей конец пришел. Дом у тебя хороший, хозяйство справное, пусть не такое, как у остальных. Хозяйка твоя хоть и нечистая, а разумная, видно, что к вам ко всем с уважением относится. Поверь, Кузьма, от незамужних девиц у тебя отбоя не будет. Некоторые молодухи уже интерес проявляли, расспрашивали. Вот так оно, брат.

- Поведай мне, Елисей, как обстоят дела в Николаевском? – спросил с экрана Светозар.
- Ничего особо интересного. Обычная рутина, несколько административных дел, пара висяков, - вздохнул участковый.
- Ты уклоняешься от ответа. Нас интересуют не люди, а другие обитатели села.
- Я не знаю, что у них там происходит.
- Поясни.
- Я уже докладывал, что Шиловская меня просчитала. Она специально намекнула мне о ритуале и поджидала меня на дороге. Вся работа насмарку и не по моей вине.
- Это был оправданный риск. Если бы ты обнаружил следы демона, то у нас был бы козырь.
- Но демона не было, зато отношения с Аленой испорчены напрочь!
- Зато мы узнали, что Шиловская по силе не уступает рогатым. Это немаловажно. Теперь наладь ваши отношения.
- Я не знаю, как к ней подступиться.
- Вода камень точит. Будь вежлив, настойчив и она успокоится.
- Может, для начала поведаете, чем она вас так заинтересовала? Как только я доложил о нашей первой встрече, все ушло на второй план. Шиловская, Шиловская, Шиловская, как будто она пуп Земли! Не слишком ли много чести для отставной бесовки? Ей сошло с рук даже то, что она меня едва не убила!
- Во-первых, веди себя как положено, разговаривай со старшими с уважением. Во-вторых, подумай сам. Двухсотлетнюю бесовку, с мышлением чистокровной инферналки и силами демоницы, отправляют в отставку, причем не лишают силы, как это у них принято. В это время всякая мелочь продолжает исправно служить темным. Это не логично.
- Возможно, это связано с тем, что душа Шиловской не принадлежит инферналам. Может, они не уверены в ее лояльности?
- Это официальная версия, которая вряд ли правдива. Она воспитана инферналами, мыслит, как они. Здесь не может быть разговора о нелояльности. Задумайся еще вот о чем. До приезда в Николаевское она жила в центре Москвы. Потом она избавляется от машины за несколько часов, то есть, продает ее по слишком низкой цене. Через день ее квартира появляется на сайте агентства, причем по цене ниже рыночной, а через неделю она уже покупает участок. Это очень похоже на паническое бегство, но не забывай, что она не человек. Ей проще спрятаться где-нибудь в Москве, где живут миллионы людей, десятки разновидностей нечисти. Она же уезжает в деревню. Складывается такое ощущение, что она бежит от людей, но это не логично. С ее возможностями, она будет спокойно расхаживать по Кремлю, даже если за ней будут охотиться все спецслужбы мира.
- Тогда ни ее поведение, ни действия ее, как она выражается, начальства не поддаются логическому объяснению. Точнее, одно объяснение у меня есть, но оно не очень хорошее.
- Какое?
- Нам подсунули блестящий красивый фантик от конфеты, а пока мы гадаем, какая начинка внутри, инферналы проворачивают свои дела. Скорее всего, Шиловская и сама не ведает, что является приманкой.
- Вряд ли. Шиловская ведет скромный образ жизни, не привлекает к себе внимания, даже поумерила свою прыть в финансах. Пока же думай, Елисей, ищи варианты. Мы тоже подумаем, поспрашиваем у кого следует.

- Ох, не вовремя дожди зарядили, - вздохнул домовой, отвернувшись от окна, - пшенице сейчас солнышко требуется, чтобы зерно созревать начало, а тут дождь да дождь.
- Полевиком что ли стал? – фыркнул Жихарь, - тебе какое до дождя дело, пока через крышу не капает, да подпол не топит? Ну натаскают хозяйка с Кристинкой немного грязи с улицы, так пылесос проедет и соберет.
- Все равно настроение не то, - Кузьма вновь вздохнул и уставился в окно, наблюдая за тем, как Алена и Кристина по очереди стреляют из пневматического пистолета, не обращая внимания на падающие с неба капли.
- Кузь, а что у нас с зеркалом творится? – рука Жихаря легла на плечо домового.
- Ничего, - произнес Кузьма, окинув висевшее на стене большое зеркало взглядом, - нормально висит.
- Как будто рябь по нему пробежала.
- Показалось, наверное. Ты ж четыре часа без остановки в КС резался, ноутбук как печка жаром пышет, вот и мерещится.
- Да чтоб у меня баня по-черному топилась, если мне показалось, - повысил голос банник, - вот, смотри, опять.
- Вижу. Не нравится мне это. Я за хозяйкой, а ты бери кочергу и карауль.
- Кузя, у нас что пиво закончилось? – поинтересовалась Алена, вставляя магазин в пистолет, - трубы горят?
- Там, в гостиной, зеркало рябит, - выдохнул домовой, - прям ходуном ходит. Жихаря оставил караулить, сам к тебе.
- Ох ты ж! Крис, к лешему стрельбу, - бесовка передала кикиморе пистолет, - оба бегом к Жихарю, подстрахуйте. Без разбора в драку не лезть. Я за люгером!
Когда Алена, на ходу снимая пистолет с предохранителя, вошла в гостиную, зеркало рябило без остановки. Волны, словно от брошенного камня, бежали от середины к краям, чтобы, отразившись от рамы, вернуться в середину. Секундная стрелка на висевших на стене часах перепрыгивала с одного деления на другое. Хаотично метавшиеся от центра и обратно волны наложились друг на друга, образовав неподвижные концентрические круги. Искаженное отражение в зеркале вздрагивало. Кузьма поудобнее перехватил свой ухват, в глазах бесовки бесновалось пламя. Еще через несколько секунд раздался едва слышный звук лопающегося стекла и из зеркала стали вырастать кончики пальцев.
- Отбой, народ, - распорядилась бесовка, когда незваная гостья выбралась из зеркала, - это ко мне сеструха-ЦРУшница прикатила.
- Это ваше знаменитое рашн гостеприимство, систер? – произнесла гостья с харакетрным акцентом.
- У нас говорят, что незваный гость хуже татарина, - усмехнулась Алена, - народ, это моя сестренка многоюродная, Мадлен. Кто еще не понял, она - ведьма. Мадлен, мои домочадцы домовой Кузьма, банник Жихарь и кикимора Кристина. С Цербером ты знакома, он во дворе.
- Рада знакомству, - кивнула ведьма.
- Кузя, Крис, с вас чай, кофе, мечите на стол все, что в холодосе. Жихарь, кочегарь баньку. Короче, брысь оба трое. Мадлен, плиз сит даун.
- Ноу, Хелен, спик рашн, плиз. Мои уши не выдержат твой инглиш с немецким прононсом, - рассмеялась ведьма, усаживаясь на диван.
- У меня тоже ушки режет от твоего акцента, ну, да ладно. Чем обязана?
- Решила навестить родственницу во время отпуска, заодно предупредить.
- С предупреждениями не здесь. Я, конечно, своим доверяю, но не настолько. Вот чаем с дороги напоим, отмоем, потом прокатимся местные достопримечательности посмотрим, там и поговорим.
- Окей, здесь ты босс, - кивнула ведьма.

- Мадлен, можно спросить? – поинтересовалась Кристина после того, как гостья отодвинула пустую чашку.
- Да?
- Вы правда работаете в ЦРУ?
- Уже нет. Ушла после того, как русские Афганистан покинули. Сейчас вернулась на родину, работаю в Секретной разведывательной службе.
- Вы – настоящая шпионка?
- Стивенс, Мадлен Стивенс. Мне водку с мартини. Взболтать, но не смешивать, - рассмеялась Мадлен, - на самом деле я простая офисная работница.
- Простая, как же! – фыркнула Алена. Ее ноутбук издал немелодичную трель – блин, народ, я вас ненадолго покину, кошель что-то верещит. Крис, бери Мадлен в охапку и дуйте в баню, я попозже присоединюсь.
Алена ушла в свою комнату. Мадлен, игнорируя протесты, помогла Кузьме и Кристине убрать со стола, после чего кикимора повела ведьму в баню. Так и не дождавшись ушедшую с головой в финансы Алену, ведьма и кикимора быстро ополоснулись, после чего, накинув халаты, вернулись в гостиную. Из-за закрытой двери в комнату бесовки изредка доносились неприличные выражения. Кузьма на кухне гремел посудой.
- Кристина, сорри за вопрос, кто такие кикиморы?
- Ну, такой вид нечисти, - неуверенно ответила девушка, - мы либо сами нарождаемся, либо нас создают, либо кикиморами становятся младенцы, убитые собственными матерями. Живем в домах.
- Да, вспоминаю, что читала. Вы, вроде, как брауни, только вредные…
- Если хозяева нас уважают, то мы даже помогаем, правда не всегда получается, - Кристина перекувыркнулась, приняв облик плюгавой старушки, - в этом облике за что не возьмись, все наперекосяк. Силенок нет, только скорость остается и невидимость, - кикимора вновь сделала сальто, приняв истинный облик, - скажите, Мадлен, а вы с Аленой действительно родственницы?
- Да. Мои предки иммигрировали в Соединенное королевство, когда стало очевидно, что царь Николай не способен удержать власть. То, что у меня есть очень дальние родственники в России я знала с детства. С Хелен мы познакомились в Кабуле.
- По вам не скажешь, что вы афганскую войну застали.
- Диар Крис, я старше, чем выгляжу и не буду меняться, пока служу инферналам. Потом состарюсь в кругу потомков и умру.
- Вы так спокойно об этом говорите.
- Моя мать была ведьмой, ее мать тоже была ведьмой, эт сетра. Я с детства готовилась к служению. Я понимаю, что я не настолько ценна, чтобы руководство позволяло мне бесконечно продлевать себе жизнь.
- Наверное, это грустно.
- Вы еще молоды и немного наивны, Крис. Таков порядок. От старой вещи избавляются, чтобы освободить место для новой. В отличие от людей, я знаю, что меня ждет после смерти, и не боюсь этого.
- Вот вы шустрые, - притворно возмутилась вышедшая из своей комнаты Алена, - я думала, они только по бутылке в предбаннике для разгона оформили, а, гляжу, уже намытые сидят. Ладно, потом еще раз устроим девичник в баньке. Мадлен, давай, одевайся, прокачу по окрестностям, покажу где тут у нас медведи с балалайками концерты дают. Кристин, бери Кузьму с Жихарем в оборот, налепите пельмешек к нашему возвращению и шашлык замаринуйте.


Домовой XXI. ДТП

Отъехав от Николаевского на десяток километров, Алена съехала с дороги и припарковалась на небольшой отсыпанной щебнем и асфальтовой крошкой площадке, оставшейся с прошлогоднего ремонта дороги.
- Мадлен, я, может быть, веду себя как плохая хозяйка, но будем откровенны. Если ты полезла через зеркало, значит, тому была серьезная причина. Ес?
- Ес, Хелен. Я думаю, что в России происходят какие-то процессы. Я не совсем понимаю их суть, но мне это не нравится. У тебя есть карта?
- Крузак в полном фарше, здесь есть все, - Алена коснулась пальцем экрана, запустив навигатор.
- Лук, - ведьма несколько раз нажала на экранную кнопку, уменьшая, затем ее палец несколько раз описал круг, - наши разведывательные спутники и спутники союзников по НАТО несколько раз не смогли сканировать эту зону.
- Нечего подглядывать, как мы свою медвежью кавалерию тренируем, - фыркнула бесовка.
- Проблем не только у НАТО, но и у Китая. Их спутники тоже периодически слепнут в этой же зоне. Технические проблемы исключены, а замаскировать такую большую область невозможно. Таких технологий не существует. Кроме того, я смотрела вероятности, поэтому и пошла на риск.
- Так, стоп, сестренка. Для начала расскажи, как ты умудрилась меня найти. Уходя в отставку, я хорошо замела следы, сменила документы. Меня начальство сдало?
- От кровного родства не скрыться. Пришлось пожертвовать пинтой собственной крови.
- Хм… - Алена ненадолго закатила глаза, - норм. Из ныне здравствующей родни силой обладаешь только ты, так что норм. Что там с вероятностями?
- Если коротко, то бедлам. То, что должно произойти не происходит, то, чего не должно произойти – происходит. Странно то, что это происходит там же, где слепнут спутники. Твой дом почти в центре этой аномалии. Предчувствие заставило меня искать тебя.
- Я точно не при делах. Сижу тихо, не отсвечиваю, силой редко пользуюсь, да и не бесовский уровень это, даже не демонический и не дьявольский, - Алена почесала подбородок, затем левый висок, - чтобы так покорежить мироздание, в мир должен заявиться кто-то из высших, а это невозможно утаить. Всполошились бы все – и наши, и верхние и нейтралы, даже людишки бы зачесались.
- Я понимаю, что это абсурдно, но у меня какое-то стойкое предчувствие, связанное с тобой, - вздохнула Мадлен, - как тогда, в Кабуле.
- Я помню, что задолжала тебе.
- А я помню, что долг жизни я тебе простила. Хелен, ты знаешь, что я потомственная ведьма из древнего рода. Меня приучили никогда не игнорировать предчувствия, поэтому я и решила встретиться с тобой лично.
- Ты сильно рискуешь, Мадлен. Если наше общее начальство…
- Не волнуйся, Хелен, я знаю, что делаю.
- Гут. Ты сказала, что эпицентр этого безобразия где-то поблизости от Николаевского. Если у меня под боком творится что-то непонятное, то я должна об этом знать. Сейчас вертаемся взад, сдаю тебя домашним и еду на разведку. Подскажешь координаты?
- Я с тобой. Втроем безопаснее, - покачала головой ведьма. Лежавший на заднем сидении Цербер согласно заворчал.

- Кузьма, а как так вышло, что вы с Аленой под одной крышей оказались? – спросила кикимора, вырезая из раскатанного теста небольшие кругляшки.
- Долгая история, - вздохнул домовой, - если вкратце, то на этом месте раньше старая изба стояла, я в ней один обитал. Алена несколько раз ночью приходила, присматривалась, потом купила.
- А ты? Неужели отогнать не попробовал?
- Были бы хозяева в доме, тогда Алене бы и на участок не ступить было бы, а так, - Кузьма вздохнул, - на печи отсиживался. Потом она уже как хозяйка вошла, меня угостила как положено.
- Странно это. Их братия ваших не любит, да и ваши им тем же отвечают.
- Я так думаю, нечистые, они разные. Хозяйка, коль выгоду видит, договорится. Жахарьке только тумаков надавала, когда он в нее кипятком крутым плеснул. Вон, даже дивьего человека пощадила. Такая она, Аленушка наша. А другие в начале в драку лезут, потом думают. Вот только не об этом нам сейчас думать надобно. Сродственница ее не так просто в гости к нам пожаловала, да и не так просто они с Церькой укатили. Что-то не чисто здесь, девонька, боюсь, как бы нам о сладкой жизни забыть не пришлось.
- О чем ты?
- О том, Кристина, что, ежели дом простому человеку продадут, то придется нам с Жихарькой старую жизнь вспомнить, от хозяев по углам прятаться да в закутках отсиживаться. Тебе, конечно, попроще, ты – птица вольная, к дому не привязана, а вот нам… - домовой вздохнул и замолчал.

Серебристый внедорожник медленно ехал по раскисшей от дождя грунтовке. Вцепившаяся в руль бесовка шипела каждый раз, когда машина сползала в заполненную водой колею. Проехав около трех километров, Алена нажала педаль акселератора и вывернула руль вправо. Тойота, взревев двигателем, выбралась из колеи и покатила по мокрой траве, направляясь в сторону ряда полуразвалившихся бетонных арок.
- Придется долго отмывать, - вздохнула девушка, обойдя изгвазданную жидкой глиной машину. Выбравшаяся с пассажирского места Мадлен выпустила Цербера. Пес навострил уши, огляделся, принюхался, затем пару раз вильнул хвостом.
- Пока ничего, - произнесла бесовка, прислушавшись к собственным ощущениям, - ничего не чувствую, Цербер тоже. А ты что скажешь, сестренка?
- Ничего не чувствую. Скажи, Хелен, что это? – Мадлен указала пальцем на арки.
- Следы древней высокоразвитой цивилизации, - усмехнулась Алена, - похоже, раньше здесь был летний лагерь для колхозного стада. Потом местные аборигены все растащили.
- Почему? Это же нелогично и незаконно.
- На обратном пути расскажу, почему это логично. Церь, пока мы с Мадлен будем изучать развалины, пробегись по окрестностям, разнюхай.
Подойдя к ближайшей арке, Алена, зажмурившись, повела головой, словно разминая затекшую шею, затем открыла глаза. Маден вздрогнула и сделала шаг назад.
- Сорри, Хелен, - произнесла ведьма, - ты выглядишь инфернально. Слишком.
- Мне так проще, - отмахнулась бесовка, - давай искать.
Мадлен посмотрела на часы, затем подняла голову, оглядела небо. Опустившись на колени, ведьма начала раскачиваться из стороны в сторону, негромко бормоча на незнакомом Алене языке. Пожав плечами, бесовка отошла в сторону. Она немного постояла, разглядывая траву под ногами, после чего направилась вдоль арок. Она внимательно осмотрела каждую арку, прочитала каждую сохранившуюся надпись. Затем ее внимание привлек едва заметный след копоти на одной из бетонных конструкций. Бесовка потерла темное пятно пальцем, после чего обнюхала его. Скривившись, Алена сплюнула. Закончив обход, она проворно взобралась на вершину крайней арки, огляделась. Заметив приближающегося Цербера, девушка спрыгнула вниз.
- Ты что, коршуна какого-то по пути схарчил? – спросила Алена, усевшись на корточки рядом с псом. Цербер выразительно вздохнул и разжал челюсти. На протянутую ладонь бесовки опустилось пестрое перо.
- Галлус галлус, домашняя курица, - произнесла Алена, осмотрев старое грязное перо, - странно, его здесь быть не должно. Покажи-ка, дружок, где ты его нашел.
Следуя за псом, бесовка подошла к росшему в отдалении раскидистому старому дубу. Дождавшись, пока Алена подойдет поближе, Цербер встал в стойку и передней лапой указал на примятую траву. Девушка с минуту простояла неподвижно, прислушиваясь к собственным ощущениям, после чего, отрастив когти, вскарабкалась на дерево.
- Отбой, - выдохнула бесовка, спустившись вниз, - там наверху заброшенное гнездо какого-то пернатого хищника. Думаю, это остатки его обеда.
- Ты нашла что-нибудь? – спросила Мадлен у вернувшейся к развалинам Алены.
- Ничего, только зря маникюр испортила. Цербер там, под дубом, нашел куриное перо, но вряд ли это имеет хоть какое-нибудь значение. Там наверху пустое гнездо. Я думаю, бывшие хозяева когда-то пообедали свежей курятиной. Что у тебя?
- Ничего.
- Может, ты с координатами напутала?
- Хелен, я все перепроверяла много раз, прежде чем прийти к тебе. Координаты точные. Здесь что-то должно быть.
- Если здесь что-то и есть, то мы этого не чухаем, либо, что более вероятно, здесь что-то было, но следы выветрились. Блин, из-за этой долбанной отставки даже у начальства не проконсультироваться! Ладно, покатили назад, здесь ловить нечего.

- Хелен, ты обещала рассказать про лагерь, - напомнила Мадлен, как только Алена нажала кнопку запуска двигателя.
- А, точно. Так вот. Во времена Советского Союза в Николаевском был преуспевающий колхоз. Не миллионер, но почти. Выращивали зерновые, овощи, яблоки, вишню, сливу. Из скотины – коровы и свиньи. Само собой, была техника, были мастерские, дом культуры. Из него сейчас школу сделали по федеральной программе. В общем, хорошее хозяйство было. На лето скотину перегоняли в летние лагеря, поближе к траве. Потом экономика загнулась, Союз распался и у колхоза возникли проблемы. Резервы быстро проели, люди по полгода живых денег не видели, вот и начали тащить. Металл и доски утащили, а бетон никому не нужен, поэтому и остался. Ферштейн?
- А коровы?
- Поголовье сократили, поэтому дальние пастбища стали не нужны. Потом, как ситуация немного выправилась, завезли породистых коров и перешли на стойловое содержание. Кстати, у меня тоже возник вопрос.
- Ес?
- Каким секретным кунг-фу ты пользуешься? Тот ритуал, который ты провела, мне не знаком, я не почувствовала применения силы.
- Наш род ведет свою историю от друидов племен корновиев. Это кельтские племена, населявшие Британию еще до римского вторжения. Здесь я не могу пользоваться силой, поэтому провела бриттский ритуал.
- В зеркало ты тоже полезла нетрадиционным способом? – уточнила Алена.
- Ес. На той стороне было не зеркало, а озеро. Так я прошла незамеченной.
- Понятно. Полагаю, надолго ты у меня не задержишься…
- Ес. Чем дольше я здесь, тем больше вероятность, что меня поймают с красными руками. Отвези меня к ближайшему озеру, плиз.
- В начале ко мне. Перекусишь, приведешь себя в порядок, потом топись сколько душе угодно. Окей?
- Окей.

Вернувшись домой, Алена попросила Кристину постирать и погладить вещи Мадлен, после чего родственницы ушли в баню. После получасового пребывания в бане, ведьма и бесовка уселись за стол. Алена поведала своим домашним о причине появления ведьмы-англичанки в Николаевском и о результатах их вылазки в заброшенный летний лагерь. Закончив с ужином, родственницы вновь уселись в Тойоту.
- Мадлен, - Алена протянула ведьме небольшой лист бумаги, - я написала тебе свою личную электронку. Это единственный способ гарантированно связаться со мной. Если что-то нароешь или тебе понадобится моя помощь, то напиши.
- Благодарю за доверие, сестра, - кивнула Мадлен, - я пришлю тебе письмо со своего личного адреса.
Оставив машину, Алена и Мадлен осторожно спустились в небольшую круглую впадину, зажатую между двумя холмами. Моросивший дождь прекратился, сквозь разрывы в тучах выглянула полная луна.
- Береги себя, - произнесла бесовка на прощание.
- И ты береги себя, систер, - откликнулась ведьма. Обняв Алену, Мадлен вошла в воду. Негромко напевая, ведьма сделала несколько шагов, после чего, обернувшись, помахала рукой. Сделав еще несколько шагов спиной вперед, Мадлен, расставив руки, упала навзничь и сразу же скрылась под водой. Дождавшись, пока успокоится потревоженная гладь озерца, Алена не спеша побрела к машине. Удобно устроившись на заднем сидении, она включила концерт для трубы с оркестром Гайдна и закрыла глаза, погрузившись в собственные мысли.

- Жарковато тут, - произнесла женщина, расстегнув верхнюю пуговицу цветастого платья, - впрочем, как обычно.
- В покоях Светоносного жарче, - неопределенно произнес ее собеседник, пожав широкими плечами, - что привело тебя ко мне?
- Она ведет себя неправильно. Старейшины дивьих людей доложили верхним о том, что она обзаводится связями среди местных, заключает с ними договоры.
- Алена никогда не отличалась скудоумием. Лишившись нашей поддержки из-за отставки, она обеспечивает безопасность своих тылов. Но это меня мало интересует. Зато причина, побудившая тебя прийти и рассказать об этом, мне интересна.
- Так решил Светоносный. Кроме того, его решение хорошо согласуется с нашими интересами.
- Для нейтральной стороны у вас слишком много интересов, не находишь?
- Такова жизнь… - неопределенно ответила женщина, - стоит задуматься о том, чтобы прекратить ее отставку.
- Вы непоследовательны. В начале вы уговариваете Самого на то, чтобы мы уменьшили свое влияние в мире людей, особенно выделяя мою воспитанницу, теперь просите все отменить. Я начинаю сомневаться, что мозги в ваших головах хоть на йоту отличаются от куриных.
- Ты забываешься! - огрызнулась собеседница демона, - вам позволили забрать Алену, позволили воспитывать ее как вам заблагорассудится!
- Чушь! Это ваш человек за целый год не смог привить хоть какое-то подобие силы духа ее бесхребетной мамаше. Это вы не смогли защитить ее от собственного деда. Это вы не заручились поддержкой местной оседлой нечисти, держали всех в неведении! Даже после того, как она осталась одна в лесу, вы молчали, обратились к нам в последний момент.
- Я сразу же известила Светоносного. Если бы не ваша многоуровневая бюрократия…
- Факт заключается в том, что мы успели, несмотря на, как ты выразилась, многоуровневую бюрократию, а вы, из-за своей самоуверенности, – нет. Как говорят люди, вы капитально облажались.
- Учесть все вероятности на таком протяженном отрезке времени под силу лишь Создателю. Мы были вынуждены отказаться от Алены, дабы сохранить ей жизнь, но это не означает, что мы опустили руки.
- Забудь, Василиса. Она наша и никто, кроме нее самой или Создателя этого изменить не сможет.
- Как знать… - алконост развернулась и, не прощаясь, вышла. Демон почесал между рогов и, начал когтем выводить на каменной столешнице текст донесения.

- Кристина в аварию попала! – выдохнул Кузьма, вбежав в комнату Алены.
- Как? – бесовка хлопнула крышкой ноутбука, даже не завершив торговую сессию.
- Поехала в город за покупками. Она тебе звонила, не смогла дозвониться, меня набрала. Говорит, что прессуют ее.
- Блин, трубка накрылась, - девушка несколько раз нажала кнопку включения, но экран продолжал оставаться безжизненно черным, - она сказала где сейчас находится?
- Улица Гагарина, рядом с магазином, где вы спиртное обычно покупаете.
- Еду.
В город Алена ехала, не обращая внимания на знаки, разметку и периодическое попискивание антирадара, пару раз проскочила пустые перекрестки на запрещающий сигнал светофора. Подъехав к месту аварии, бесовка мысленно похвалила себя за то, что решила приехать. Джимни Кристины стоял под углом, занимая средний и правый ряды, чуть позади него в правом ряду находился черный тонированный Туарег. На асфальте лежал оторванный передний бампер немецкого внедорожника. Миновав место ДТП, Алена заметила припаркованную в правом ряду Приору со включенной аварийной сигнализацией. Она проехала вперед, запарковалась в кармане рядом с магазином и пешком подошла к машине кикиморы.
- Что произошло?
- Я все купила, поехала домой. Меня подрезала какая-то старая БМВ, я выкрутила руль и вот, - вздохнула Кристина.
- В зеркало не посмотрела? – уточнила бесовка.
- Посмотрела, там было чисто.
- Ну, понятно, классическая подстава. Один держится в мертвой зоне, а второй сгоняет терпилу из ряда. ГАИ вызвали?
- Я не звонила. Сразу тебе набрала, потом Кузьме.
- Ладно, сейчас разберусь. Сиди в машине.
Подойдя к Туарегу, Алена жестом попросила опустить стекло.
- Добрый день. Пообщаемся начет аварии? – произнесла она, мило улыбнувшись водителю.
- Пообщаемся, - сидевший за рулем мужчина покинул салон, - тут все очевидно. Девка неопытная перестроилась, не посмотрев в зеркало. Бампер мне оторвала, крыло и фару расцарапала. Ущерб возмещать не хочет, в машине заперлась. У меня, вон, два свидетеля – пассажирка и мужик на Приоре.
- Вызвать ГАИ, потом обратиться по страховке? – предложила Алена.
- А нафиг мне это надо? Ну, приедут, девке штраф выпишут, а мне что? Тратить время на страховую и в итоге получить три копейки, которых не хватит даже на то, чтобы чуркобес в шиномонтажке кисточкой покрасил? Едем в нормальный сервис, там ребята поценят, она деньги отдаст. Расписку, что не в претензии, я напишу. Устроит?
- У меня контрпредложение. Я звоню в дежурку, приезжает ГАИ, привозит эксперта. Он смотрит и говорит, что бампер держался на одном гнилом саморезе и соплях столетней китайской девственницы, соответственно, мог отвалиться от малейшего касания, что вмятина и часть царапок на крыле старые. Вон, уже рыжики пошли. Толщиномером ткнет – а там шпакли несколько кило. Морда у вашего пепелаца крученая, без прибора видно, что правая фара криво стоит, капот с зазорами. Короче, милейший, подстава не удалась, поэтому сейчас едем в сервис, там делают калькуляцию на ремонт Джимника, вы ее оплачиваете и сваливаете со своим цирком в закат. Ферштейн?
- Ты че, коза, охренела? – вмешалась в разговор дородная пассажирка Туарега.
- А, да, еще приезжает бобик ППС и оформляет уголовку за оскорбление при исполнении, - усмехнулась бесовка, вытащив из нагрудного кармана обложку удостоверения с наложенным мороком, - не коза, а майор ФСБ, сучка!
- Мать… - едва слышно выдохнул подставщик. Проезжавшая мимо полицейская Нива снизила скорость, после чего, включив мигалку, развернулась через двойную сплошную и встала за Фольксвагеном. Не сдержанная на язык женщина, замахав над головой руками, быстрым шагом пересекла тротуар и скрылась во дворе. Приора, в которой сидел второй свидетель, резко сорвалась с места и умчалась.
- Алена Владимировна, добрый день, - подошедший капитан Тихонов изобразил легкую улыбку, - какими судьбами?
- Добрый. Кристина Константиновна позвонила, сказала, что в аварию попала, на бабки ее разводят, попросила подъехать. Ну, я подъехала, а тут явная подстава. Два, якобы свидетеля деру дали, но, думается, вот этот товарищ нам их сдаст с потрохами.
- Сто пятьдесят девятая, часть вторая УК РФ? Мошенничество совершенное организованной группой лиц по предварительному сговору? – уточнил Елисей, - могу поспорить на месячный оклад, что всем дадут максимальные пять лет.
- Командир, погоди, какая статья? – замахал руками мошенник, - это я накосячил, с места тронулся не убедившись, девушке бочину рихтанул. Нарушение правил признаю, ущерб заглажу и материальный и моральный.
- Ну вот, не дали товарищу капитану палку срубить, - неодобрительно покачала головой бесовка, - Елисей Сеич, вы сегодня до скольки на работе?
- До восьми. У меня вечерний прием.
- Я за вами заеду. Съездим ко мне в Управление, обсудим кое-какие рабочие моменты, - произнесла Алена, едва заметно подмигнув Елисею.
- Эх, придется планы на вечер менять, - вздохнул Тихонов.
Алена плечом оттеснила неудачливого подставщика от водительской двери, забралась внутрь машины. Покопавшись в салоне, она забрала документы на машину, права и паспорт и положила их к себе в сумочку. Прихватив ключи, бесовка подошла к машине Кристины.
- Сейчас отгоним твой аппарат в сервис, потом домой мыться-краситься. Вечером пойдем на свидание с сыскным королевичем.
- Хорошо, - кивнула Кристина, - спасибо тебе, Алена.
- А, фигня.

Осмотрев поврежденную Сузуки, мастер предложил отрихтовать и прошпаклевать вмятины на дверях и пороге, после чего покрасить отремонтированные элементы. Заметив, как радостно заблестели глаза мошенника, Алена настояла на их замене. Кипя от бессильной злобы, мужчина приложил свою банковскую карту к терминалу. На обратном пути, не доехав пары кварталов до места аварии, бесовка остановилась возле салона сотовой связи, где горе-мошенник купил смартфон в качестве компенсации морального вреда.
Вернувшись домой, обе девушки ушли в парную, прихватив по бутылке пива.
- Алена, у тебя не будет проблем? – спросила Кристина, - они видели твою машину, наверняка, запомнили номера.
- Нет. Эти замечательные людишки кошмарят только тех, кто заведомо слабее. К тому же у них у них капитальный геморрой намечается.
- Ты что-то сделала?
- Кредитку зашептала на бедность, в нагрузку пара капель мертвой воды свидетельнице в сумочку, чтобы впредь за языком следила. Вообще, нефиг личные вещи оставлять, когда драпаешь.
- Но как ты успела?
- Ловкость рук, опыт и привычка всегда носить козырный туз в рукаве. Ты обращала внимание, что я пользуюсь косметикой по минимуму, а моя косметичка достаточно объемная?
- Нет.
- А зря. Будь наблюдательнее. У меня всегда с собой набор порядочной нечистой девушки. Земля с кладбища, вода, которой покойника омывали, соль, прах, даже немного святой воды.
- К чему тебе все это? Ты можешь воспользоваться силой.
- Начальство узнает, а так – нет. Кстати, советую тебе тоже подучить несколько шепотков, проклятий и заговоров. К примеру, элементарное проклятье на деньги. Произносится над монетой, купюрой или любой другой вещью, связанной с деньгами. Вот, послушай и запомни: был богат, да стал нищ. Не видать взрода, быть нищехлебным. Убыток зазываю, прибыток отгоняю, на вечное нихлебие обрекаю. В конце должно быть слово-печать, но оно индивидуально, подбирать надо. Я говорю «тьфу», кто-то «аминь» или «амен», у кого-то прокатывает «нима». Дождемся полнолуния и подберем.
- Но это же неправильно. Так нельзя. Я – кикимора, а не ведьма.
- А я – бесовка, но, по необходимости пользуюсь, - Алена потрясла пустой бутылкой, - метнись, битте, к холодосу за литром пивандрия.
- Тебе за руль.
- Мне нужен штоф водки, чтобы чуток в голове зашумело. В пересчете на современные единицы это где-то два пузыря и стакан. Наркота вообще не берет. Такой вот подарочек от начальства.
- Чтобы ты могла пить с жертвой и не пьянеть?
- Ага.

Последний посетитель покинул кабинет Елисея после того, как минутная стрелка на висевших на стене часах поравнялась с цифрой «три». Еще семь минут понадобилось дивьему человеку, чтобы переодеться, убрать документы и сдать ключ. Заметив выходящего из дверей участкового, Алена вышла, обошла машину и распахнула заднюю правую дверь.
Оставив Ленд Крузер на стоянке, компания направилась на набережную. Оставив Кристину и Елисея в очереди за напитками и едой, бесовка обошла огороженную невысоким заборчиком площадку, на которой стояли столики. Выбрав стоявший в отдалении от остальных столик, она остановилась и пристально уставилась на него. Сидевшая за столиком шумная компания сначала притихла, а затем, собрав свои пожитки, спешно удалилась.
- За встречу? – предложила бесовка, подняв бутылку.
- За встречу, - откликнулся дивий человек, - рад вас видеть.
- Я еще могу допустить, что ты рад видеть Кристину, но никак не меня, - съязвила Шиловская, - скорее всего, только наличие посторонних мешает тебе в очередной раз попробовать отрихтовать мою мордашку или навешать подсрачников. Я права, герр гауптман?
- То, что ты темная, а я светлый еще не означает, что мы должны… - Елисей запнулся, перевел дух - Алена, просто прекрати паясничать.
- Скучный ты, сыскной королевич Елисей. Давай сразу, во избежание. Во время нашей прошлой встречи я, наверное, я очень на это надеюсь, сильно обидела тебя. Извиняться, конечно, не буду, но скажу, что тогда у меня был сложный период в жизни, а ты под горячую руку попался. Короче, спиши на ПМС или сезон размножения мозговых тараканов.
- Я понял. Извинения приняты, - по губам Тихонова скользнула улыбка, - как я понимаю, приглашение обсудить рабочие моменты связано с сегодняшней аварией. Ты что-то натворила?
- Я условно освобожденная. Режим не нарушаю. Участковый не даст соврать, - процитировала бесовка Властелина колец в гоблинском переводе, - вопрос номер айнс. В окрестностях Николаевского ваши или верхние, случаем, не балуют? Ничего такого не слышал?
- Если что-то и происходит, то мне об этом неизвестно, но, даже если бы это что-то и происходило, я бы тебе об этом не сказал без прямого приказа, - ответил Елисей, - ты что-то недоговариваешь.
- Если тебе ничего не известно, то я не вижу смысла откровенничать, тем более, что сама ни в чем не уверена.
- Как хочешь. В любом случае, я доложу, что ты задавала странные вопросы. Вернемся к аварии?
- Я же говорила, что там махровая подстава. Они все разыграли как по нотам. Одна машинка выпихивает из ряда, вторая, специально подготовленная, совершает аварию, появляются свидетели. Короче, там вопрос закрыт к нашему с Крис обоюдному удовольствию.
- Удовольствию? Ты опять недоговариваешь.
- Ну, ладно, ладно, развела я этого на флагманскую мобилу, - по губам бесовки скользнула легкая улыбка, - ничего такого.
- Ты его наказала, Алена, - повысил голос Елисей, - понимаешь, наказала!
- Если бы наказала, то меня бы сразу же отымело начальство. Крис, меня вниз дергали?
- Нет. Мы вернулись домой, посидели в бане, потом приехали сюда, - ответила кикимора.
- Вот видишь. Никакого наказания, чисто компенсация за наше потраченное время и разбитый Джимник. Ладно, вы посидите, поворкуйте, - Алена встала, - схожу, солью отработку и за выпивкой. Кому чего?
- Мне бутылку темного и чипсы с беконом, - попросила Кристина.
- Будь добра, зеленый чай и чизкейк, - откликнулся Тихонов.
- Елисей, вы любите чизкейки? – поинтересовалась кикимора.
- Да, питаю слабость ко всему сладкому. Могу килограмм-другой торта за раз съесть, особенно если смотрю интересный фильм.
- А по вам не скажешь, что вы – сладкоежка, - улыбнулась Кристина, - наверное, вы много времени проводите в спортзале.
- Я отвечу, если мы перейдем на «ты», - улыбнулся дивий человек.
- Отвечай, - по губам девушки скользнула легкая улыбка? – заодно расскажи, под какой фильм можно целый торт сточить в один циферблат.
- Дивьи люди не зарастают жиром, а что до фильмов… Я люблю вестерны. К примеру, под «Хорошего, плохого, злого», «Непрощенного» или «Однажды на Диком Западе» можно и два тортика съесть. А ты какие фильмы предпочитаешь?
- В основном, мистические ужастики. Они такие нелепые, смешные.
- Разве?
- Конечно! Штамп на штампе и штампом погоняет. Компания приезжает в плохой дом или плохое место, там начинают твориться странные вещи. Люди гибнут по одному в страшных муках, извергая из себя тонны крови под визг представительниц женского пола. В конце концов, остается пара героев, которая догадывается как можно победить древнее зло. Потом один жертвует жизнью ради другого. В конце фильма выживший уезжает или уходит в сторону восходящего солнца, а потом камера переключается и оказывается, что древнее зло не побеждено. И это я еще не охарактеризовала совершенно нелепых представителей древнего зла.
- А другие жанры? Комедии, мелодрамы, боевики? От просмотра каких фильмов ты получаешь удовольствие?
- Мультфильмы Диснея, Хаяо Миядзаки, Юрия Норштейна.
- Миядзаки – мастер своего дела, - одобрительно кивнул головой капитан.
- Пока вы тут разговоры обсуждаете, я чуть не сдохла, - заявила подошедшая Алена, поставив на столик поднос с парой бутылок пива, большим пакетом чипсов и чашкой горячего чая, - чизкейк закончился. Если Крис разрешит, можешь чипсами закусить.
- Жаль, что закончился, - вздохнул Елисей, - что с тобой приключилось? Кто-то обидел?
- Есть один трудоголик. Задерживается на работе, девушек ждать заставляет. А я, как благовоспитанная дворянская дочка, не могу позволить себе бежать пудрить носик до первой перемены блюд. Едва очередь в кабинку отстояла.
- Кажется, я буквально несколько минут назад просил тебя не паясничать и не язвить.
- Не просить надо, а приказывать. Я по-другому не понимаю. Хотя, в ответ на приказ, я тебя просто пошлю на три веселые буквы, - бесовка высунула язык, - блин, что-то еще хотела с тобой обкашлять. Крис, ты не помнишь?
- Нет, ты не говорила, - покачала головой кикимора.
- Провалы в памяти и высокая толерантность к алкоголю являются признаками второй стадии алкоголизма, - с усмешкой высказался Тихонов.
- Ну наконец-то! Я уж начала подумывать, что хватку потеряла. Елис, наконец-то ты доказал, что умеешь огрызаться и теперь я тебя любочки, - расхохоталась Алена, - блин, чего же я хотела выведать…
Она погрузилась в размышления, рассеянно покачивая бутылкой. Просидев с минуту, Елисей кивком головы предложил Кристине выйти из-за стола. Заметив движение брови бесовки, кикимора согласно кивнула.
Елисей с Кристиной, покинув территорию летнего кафе, зашагали по брусчатке вдоль кованой чугунной ограды. Теплый ветерок играл с листьями молодых берез, где-то в газонах стрекотали кузнечики. На набережной было многолюдно. Неспешно катили коляски молодые родители. Дети оккупировали игровые площадки, сновали туда-сюда на самокатах, роликах. Среди прогуливающихся лавировали велосипедисты. Стайки молодежи, собравшись в кружки, о чем-то говорили между собой, активно при этом жестикулируя. Сидевшие на лавочках, в основном, смотрели в экраны собственных смартфонов. Опытный глаз учаскового заметил, как сидевшая на лавочке троица передает друг другу бутылку, завернутую в бумажный пакет.
Дойдя до глухого забора из профнастила, разделявшего обустроенную и необустроенную части набережной, мужчина и девушка развернулись. Елисей, взяв Кристину под локоть повлек ее в сторону стоявшего неподалеку призового тира. Отстояв в очереди, Тихонов положил на прилавок две купюры и взял в руки страйкбольную копию автомата Калашникова. Для того, чтобы получить главный приз – метрового плюшевого медведя ему было необходимо сбить два десятка банок, стоявших на полке. Правила допускали один промах. Дивий человек сбил первый десяток, но одиннадцатая банка, несмотря на попадание, устояла. Не помог и второй выстрел. Так же, несмотря на попадание, устояли банки с номерами семнадцать и двадцать. Работник тира вновь расставил банки и протянул Елисею небольшого мягкого зайца.
- Это тебе, - Тихонов, улыбнувшись, вручил Кристине трофей, - извини, хотел вон того мишку добыть, но не срослось.
- Спасибо, - улыбнулась кикимора.
- О, зайчатину добыли на закусь, - произнесла бесовка, когда Кристина с Елисеем уселись за стол, - мелковат, конечно, но откормим.
- Елисей для меня в тире выиграл, - выпалила Кристина, прерывая поток сарказма.
- А, - Шиловская сделала большой глоток и убрала опустевшую бутылку под стол, - вспомнила я что выведать у тебя хотела, герр гауптман. В последнее время кто-нибудь на ПМЖ на твой участок не перебирался? Мелочевка не интересует, только убер-юниты, независимо от принадлежности к той или иной стороне.
- Да завелась тут одна рыжая бесятина, шавло инфернальное притащила. Пальцы веером, самомнение во, - Тихонов, смеясь, развел руки, словно рыбак, демонстрирующий размер пойманной щуки, - до нормального убера ей как до Киева раком, но, для нашей глубинки сойдет.
- Ой, что-то я в твой сарказм такая влюбленная, - расхохоталась бесовка, - все, завтра идем женихаться. Будешь у меня девятым мужем.
- Девятым? – Елисей вопросительно склонил голову, - а не сто девятым?
- Официально восемь раз замужем, один раз жената, - хихикнула Алена. Она отхлебнула из бутылки Кристины, - спасибо за информацию. Должна не буду.

- От тебя сильно пахнет алкоголем. Может, я поведу? - предложила Кристина.
- Способностью не благоухать как пивная бочка начальство не одарило, - возразила Алена, распахивая водительскую дверь, - я в порядке. Если и докопаются, то заморочу.
- Решать тебе, - кикимора уселась на пассажирское кресло, перекинула косу через левое плечо и усадила плюшевого зайца себе на колени.
-Что скажешь о нашем участковом? – поинтересовалась бесовка, проехав последний светофор перед выездом из города, - гарный хлопец?
- Сегодня я узнала его с другой, более приятной стороны.
- Больше конкретики, племяшка. Тетушка должна знать все о твоих хахалях.
- Ну, когда ты не доводишь его до белого каления, он приятный собеседник. Умный, обходительный, эрудированный. С ним легко и приятно общаться. Если честно, я не понимаю, почему ты его постоянно подначиваешь, подкалываешь, оскорбляешь.
- Он пытался убить Церю, сломал мне нос. Короче, повел себя как типичный светлый. Вот, пущай теперь хлебает.
- Я этого не знала.
- Это было еще до того, как твою куклу сделали. Я переехала, отстроилась, Цербер вернулся. У Митрича овчарка была кавказская по кличке Казбек. Павел его на цепи держал, вот у кобеля крыша и потекла. На кота нашего бросился, Цербер ему помешал, а, когда Казбек полез с ним разбираться, прикончил. Митрич решил, что волки в село приходили, вызвал участкового. Я так думаю, он сразу понял, что не волки поработали, стал разнюхивать, к нам приперся. Там и схлестнулись четверо на одного. В общем, если бы не Кузьма с Жихарем, Церьке конец бы настал.
- Ты говорила, что Цербера невозможно убить. После смерти старого тела он вселяется в новорожденного щенка.
- Обычно да, но есть несколько исключений из правила. Серебро не дает ему покинуть умирающее тело, а пыль Алатырь-камня сжигает не только мозг, но и разум. У Тихонова было и то, и другое.
- Понимаю… вы с ним на ножах.
- Ну, там все сложно. У нас есть определенный взаимный интерес. Не в плане мальчик-девочка, скорее, мы как два примерно равных по силе хищника на одном участке. Вроде и жить бок о бок не комфортно, но и уходить никто не хочет. Статус-кво нарушать не желаем, поскольку неизвестно кто кого. Вот и ходим кругами друг вокруг друга, присматриваемся, демонстрируем угрозу, но границ не переступаем. Пожалуй, мы друг друга даже уважаем, как достойные противники.
- Елисей предложил мне погулять вдвоем в конце недели. Ты не возражаешь?
- Что ты ему ответила?
- Обещала подумать и позвонить.
- Он знает кто ты такая, ты знаешь кто он такой. Необходимости притворяться нет. Гуляй, но лишнего не болтай. А теперь ответь честно. Ты ведь не так просто перевела наше обсуждение персоны сыскного королевича в плоскость «Алена плюс Елисей равно»?
- Да. Я бы никогда не позволила себе пойти гулять с твоим… твоим…
- Короче, если сама того хочешь, то звони и соглашайся, все норм.

- Ты чего удумал, конспиратор мохнатый? – поинтересовалась Алена, усевшись на скамейку в беседке, - что за тайные совещания?
- Все явление сродственницы твоей из головы не выходит. Неспокойно мне.
- Мне тоже, Кузь. У Мадлен было предчувствие, что здесь происходят какие-то события, имеющие отношение ко мне.
- Никифор мне поведал, что ничего странного в селе не происходит, да и кот ничего такого не заметил. Может, зря мы волнуемся? Может, напутала чего ведьма английская?
- Мадлен не стала бы заморачиваться, если бы не была уверена. Оснований не доверять ее чуйке у меня нет. Собственно, если бы она не предупредила меня о снайпере, то меня бы в Афгане и закопали.
- Ох, Аленушка-хозяюшка, не знаю, к чему это все приведет, - вздохнул домовой, - как бы чего такого не приключилось.
- Драпать не впервой. Свалю как редиска при первом шухере. Вас не брошу, постараюсь с собой прихватить.
- Негоже, конечно, дом с хозяйством бросать, - ответил Кузьма, - но, коль бежать придется, то готовыми надо быть. Я кладовки да шкафы переберу, чтоб все самое нужное на виду да под рукой было. Правда, помощь твоя потребуется. Сама знаешь, некоторые твои бесовские штучки нам в руки брать никак нельзя.
- Разумно, - кивнула бесовка, - я свое барахло раскидаю, потом отъеду на несколько дней или недель. Короче, не знаю, когда вернусь. Дом на тебе, весь официоз на Кристине, если что – звоните.
- Никак, задумала чего?
- Пришла тут в голову одна шальная идейка. Кое-куда съезжу, поговорю кое с кем с глазу на глаз, стакан в стакан. И, вот еще, дружочек. Ты раньше времени не кисни, остальных в грусть-тоску не вгоняй, Аленка-бесовка не из таких передряг выпутывалась!
 
© 2021. DJ Kashei