» » Механики. Часть 54.

Механики. Часть 54.

Глава 1

23 Ноября. Утро. Таус.
— Я готова, – услышал я сквозь сон Светкин голос, — Саша, просыпайся.
Всё, сон ушёл, я перевернулся на спину и открыл глаза.
— Ты чего это, мать? – обалдело спросил я, когда рассмотрел её.
Светка была в коротких шортах, топике, который, прям ну очень, характерно подчёркивал её выпуклости и в бейсболке. Не, в принципе она часто тут так ходит, но сейчас у неё в руках были две дорожные сумки – одна большая, одна маленькая.
На кухне раздался грохот пустой миски и оттуда, облизываясь, выбежал Булат. Подбежал и сел около неё, а морда такая сытая и наглая.
— Это твоё, – она показала на маленькую сумку в левой руке, – это – моё – кивок на большую сумку в правой руке.
— Мы куда-то едем? – ещё не до конца проснувшись, спросил я, продолжая офигевать от того, что она уже одета, обычно я её жду, а тут она вон – готова.
— Ну как же? – немного растерялась она, – ты же вчера сам ребятам сказал, что, как только придёт груз с Земли, мы поедем в отпуск.
Точно, млять. Видимо я кивнул, так как Светка начала улыбаться и снова затараторила со скоростью пулемёта. В общем, меня согнали с кровати, отправили умываться и пока я топал до ванной, узнал, что все уже готовы, ждут только нас, что она собрала нам вещи, что купила себе новый купальник… дальше я уже не слышал, так как закрыл дверь в ванную и, походу, чуть не прищемил нос Булату.
Едва умылся и вышел из ванной, как зазвонил сначала мой сотовый, а потом и Светкин. Она схватила свой и, приняв вызов, затараторила.
— Да-да, пять минут и мы выходим.
У меня прям глаза от удивления на лоб полезли! Видимо, она прочитала на моём лице всю гамму чувств, поняла, что через пять минут мы точно никуда не выйдем и поправилась, говоря в трубку, – ну десять-пятнадцать, максимум. Вы готовы? Ну и хорошо, мы скоро.
Мой сотовый проиграл ещё раз мелодию на звонке, я только к нему направился, а он заткнулся и зазвонил снова.
— Да, – произнёс я в трубку, косясь на настенные часы.
Входящий был от Сливы. Блин, время – восемь сорок семь утра, я спать хочу и есть, и Булат, походу, тоже не против ещё пожрать.
— Саня, меня сейчас девки четвертуют, – заныл он в трубку, – ты не можешь там побыстрее одеваться?
— Ой! – встрепенулась Светка, – я кое-что забыла, а тебе я там завтрак сделала, иди ешь, одевайся и поехали на море! – тут она прям как маленькая девочка подпрыгнула и хлопнула в ладоши.
— Ты нахрена всем растрепал про отпуск? – спросил я у Сливы.
— Ну ты же сам вчера сказал, что мы после груза с Земли поедем на море, – так же растерявшись ответил Слива.
— Ну не в такую же рань! – я снова покосился на часы, – вот теперь жди, пока я поем и оденусь.
— Меня сейчас порвут, – прошептал он в трубку, – мне Наташка уже весь мозг съела – когда, мол, мы поедем?
— Ничего страшного, подождут, – я немного разозлился, – мы их вечно ждём, а то они оделись тут за пять минут, я даже не проснулся ещё!
Снова из гардеробной послышался звонок сотового Светки. Булат смотрел, то на меня, то на кухню, то на гардеробную, где Светка шелестела какими-то бумагами, хлопала ящиками и одновременно разговаривала по телефону.
— Ладно, – вздохнул Слива, – буду держать оборону. Через сколько?
— Минут пятнадцать, и едем. Продержишься? – спросил я, улыбнувшись.
— Постараюсь, у меня тут Няма со своей, я за ним спрячусь. Вот бабы, как нам надо – так ждите, а как им – так всё бросайте и поехали! – трубка вздохнула, – ладно, через пятнадцать минут внизу. Номера нам там уже забронировали в гостинице, ещё вчера, кстати.
— Слива, я тебя когда-нибудь убью, вечно ты впереди паровоза бежишь!
— Да ладно, Шеф, сейчас отдохнём и повеселимся, благо не двенадцать часов лететь, через час уже на море будем, – и он отключился.
Вот, что я и говорил – как же хорошо, что у нас есть ворота, сейчас доедем до терминала, шагнём в них – и мы на море. Положил телефон и поплёлся на кухню завтракать. Булат тут же за мной.
Опа – кашка, кофе, ладно, сам сделаю, мой говорящий пулемёт, вон, сначала притих в гардеробной, а потом затарахтел снова и снова Светка начала хлопать ящиками. Сбоку послышалось кряхтение.
— Булат, ты опять есть хочешь?
Большая зверюга, весом под сто пятьдесят, а может и чуток больше, сидела и смотрела на меня глазами кота из «Шрека».
— На, – я встал из-за стола и, подойдя к его миске, вернее, к тазику, вывалил туда свою кашу.
Ладно, обойдусь бутербродами, они с колбасой из змеиного мяса пошли просто на «ура!». Быстро ими перекусил, запил всё это кофе, оделся, взял сумки, которые мне всучила моя мадам, и мы потопали вниз.
Светка на ходу позвонила кому-то из девчонок, и, пока я здоровался с пацанами и закидывал сумки в багажник коротыша Кадиллака, подъехали ещё несколько машин с нашими ребятами и девчонками. У всех было просто нереально весёлое настроение.
Булат с Кайтой тут же стали носиться вокруг машин. Ирку Большого, как я понял из потока информации, которую на меня вывалила Светка, они уговорили ехать с нами. Она не хотела – типа, Вася в ментовке в Севохе, она будет его ждать; в общем, едет.
Крот, вон, на своём АМГ со своей, с ним Чуб, тоже с девушкой, Няма на «апельсине», Колючий с Клёпой на Тахо и со своими танцовщицами, Туман подъехал с Чаки, Грачом, его женой и дочкой. Короче, народу дофига! Так, большой колонной и взяли курс на терминал с воротами.
— Обалдеть, у нас колонна! – произнёс я, обернувшись на трассе назад, и увидев, сколько машин за нами едет.
— А то! – весело ответил сидящий за рулём Кирпич, – все на море хотят.
— Ну, кто будет? – спросил Слива, вытаскивая из бардачка бутылку текилы, стаканчики, а за ними и небольшой пластиковый контейнер с дольками лимона.
— С утра? – удивлённо спросил я – время-то, десяти еще нет.
— И чё? Мы в отпуске или где? – а сам уже суёт мне в руку стакан с текилой.
Хорошо, что мы девчонок посадили в длинный Кадиллак, не всех, правда, но с ними бы мы сейчас точно не выпили.
— Ну, за отпуск! – чокаясь со мной, произнёс Слива, – Кирпич, тебе около терминала нальём.
— Ладно, – буркнул тот.
А хорошо текилка-то пошла, холодненькая, Слива её прямо из холодильника в машину пронёс. Вот и терминал, проезжаем охрану, паркуемся. Пока там все выгружались, мы хряпнули ещё по одной, Кирпич прям стакан сходу выпил, закусили лимончиком.
В общем, в терминал я входил уже в приподнятом настроении.
— Вмазали уже? – прищурившись хитро спросил Туман.
— Да, – честно ответил я.
— Слива, – Туман посмотрел на него.
— А чё я-то сразу? Хотя, да, я – у нас отпуск.
— Нам-то налейте, – уже шёпотом добавил наш головорез, – до открытия ворот в водный мир ещё двадцать минут. Девки, вон, кучкой стоят, – он кивнул на наших трещоток – они действительно собрались в кружок и что-то весело обсуждали.
Вот за что люблю Сливу. У него всегда есть выпить, он не алкаш, не, просто у него всегда есть. А в данный момент у него с собой оказалась ещё одна бутылка текилы, и Крот две принёс.
Короче, мы с мужиками быстро эти три бутылки съели и нам, ну, мне уж точно, стало так хорошо… Я прям почувствовал, как у меня в голове начали летать вертолёты. Я тут же вспомнил вчерашних мужиков, щас, походу, я тоже петь начну, ну только надо, чтобы кто-нибудь начал первым, я подхвачу.
Тут я увидел, как к Туману подошёл Гера, отвёл его в сторону, и они о чём-то быстренько пошептались, Туман пару раз кивнул своей почти лысой башкой, затем посмотрел на меня и махнул рукой, подзывая.
— Внимательно, – улыбаясь, произнёс я, подойдя к ним и протягивая Гере руку для приветствия.
— Привет, хорошего отдыха, – затараторил Гера, пожимая мне руку в ответ.
— Давай с нами, – пригласил я его, – бери своих девчонок и пошли на море.
— Не, спасибо, некогда, да и были мои в Водном мире пару дней назад. Нам нужно замок на ворота до конца доделать, мало ли земляне поменяют своё представление о торговле с нами.
— Тоже верно, – согласился я.
— Я, собственно, вот с каким делом, – продолжил наш кучерявый, – есть предложение – отправить на землю парочку человек, добровольцы есть.
— Нахрена? – обалдел я, – и кто?
— Пусть цены посмотрят на то, что нам нужно, – подхватил Туман, – не доверяю я этому олигарху. Алюминий у нас, конечно, халявный, но переплачивать как-то не хочется.
— Не совсем, – ухмыльнулся я, – про рабочие руки для распила и переплавки не забывай, и доставка, опять же.
— Пусть так, но, в целом всё равно, это не из земли его доставать и переплавлять, или что там делают. Рыжего и его девушку мы хотим на землю отправить. Я с ними вчера разговаривал, они согласны. Посмотрят цены, скачают инфу из инета, ну, по товару, который нам нужен, и назад.
— На сколько? – спросил я.
Тут слово взял Гера.
— Для Рыжего и его девушки ворота на Землю мы можем открыть завтра, я думаю, часиков в одиннадцать утра. Очередной товар от землян мы ждём послезавтра, в пятнадцать ноль-ноль по нашему времени, а в шестнадцать ноль-ноль откроем ворота назад для Рыжего – получается семнадцать часов они на земле будут. Для их прохода на Землю, мы откроем ворота почти там же, где открывали ваши учёные в первый раз. Земляне открытие засекут, но вычислить его всё равно не смогут, тут уж мы постараемся, и там же Рыжий возвращается назад.
— Помнишь, куда Митяй первый раз на Земле вышел? – спросил Туман – в лесу.
— Да, – закивал Гера, – до Москвы около ста километров, глухое место, деревня рядом. Рубли им дадим, выйдут на дорогу, поймают тачку, доедут до ближайшего города, там Серпухов почти рядом и чуть дальше Чехов, следом Подольск, в любой город можно, там купят смартфон или ноутбук с Йотой, в гостинице засядут и всё, что нам нужно посмотрят и на флешку скачают. Кстати говоря, мы потом просто из того леса сможем в инет выходить с этого ноутбука, нужно будет только денег побольше на счёт закинуть. Документы у них есть, оформить всё – не проблема, Йота из леса тоже ловить будет.
Про то место я, конечно, помнил и помнил, как Митяй рассказывал, что, когда он из ворот вышел, там бабка какая-то грибы собирала и, увидев его, в обморок хлопнулась.
— Открывать ворота там, где открывали для нас, – снова начал говорить Туман, – ну, когда мы за линзами ходили, мы не хотим – нечего лишний раз рисковать, мало ли какой глазастый увидит, это же почти в самой Москве было. А так – лес, дорога, глушь, короче.
— На Земле сейчас зима, – напомнил я, – конец ноября же, и в лесу наверняка снега по пояс.
— Мы это предусмотрели, – снова закивал Гера, – одежду им дадим, ворота откроем недалеко от дороги, можно, в принципе, и прям на дороге, там машин-то ездит – раз, два и обчёлся. Митяй хорошо место описал, координаты те старые у нас есть. Там есть поворот с островком безопасности, скрытый с обеих сторон деревьями, так что их никто не увидит, нырнули и всё, открытия-то нужно будет, буквально, на несколько секунд, время точно подобьём.
Я задумался, идея в принципе неплохая. Всё-таки не очень мне хочется отдавать алюминий Сицову задарма, это сейчас он добренький, а вдруг действительно решит сделать на товаре для нас двести-триста процентов наценки? Вот и нужно узнать всё поточнее.
— Давай, Саш, решайся, – сказал Туман – Рыжий и его Танька молчать будут, за них я ручаюсь, они точно не побегут трепаться.
Таньку Рыжего я знал, общались несколько раз, ну, в компании. Вроде, нормальная деваха, без закидонов, ну, а Рыжий уже проверенный пацан.
— Добро, – взвесив всё за и против, произнёс я, – что им нужно узнать, сказали?
— Да, – ответили разом оба.
— Я послезавтра буду тут, и в момент открытия ворот с землянами, и когда Рыжий с Танькой вернутся.
— У тебя же отпуск! – удивился Гера.
— Ничего страшного, дождусь груз и наших людей и назад.
— Я, само собой, тоже буду, – вздохнул Туман, – ты, Гер, нам послезавтра ворота около трёх открой, мы из Водного мира сюда вернёмся.
— В четырнадцать тридцать тогда, – тут же ответил тот, – тридцать минут на проверку и перезагрузку. Всё, я побежал, дел полно. Рыжему с Танькой я позвоню.
Блин, пока разговаривали, я аж протрезвел. Гера тут же от нас свалил, ну а мы с Туманом развернулись и потопали к нашим пацанам.
Ну а потом заговорила тётка в микрофон, сказала, к какой стойке нам идти. Билеты у нас уже тоже были оплачены, вот и машинки эти, и пару микроавтобусов даже подогнали, так как народу в этот ранний час в Водный мир собралось достаточно много. С шутками прибаутками погрузились в транспортные средства, дождались открытия ворот и поехали на море.
Как только проехали мерцание, оказались в здоровенном ангаре. Я сразу почувствовал запах моря, многие меня поймут, те, кто на море бывал. Не останавливаясь, из зала приёмки проехали в соседнее помещение, оно было в пару раз больше.
А прикольно тут – сети, вон, на стенах, канаты какие-то, круги спасательные, пара якорей даже, на полу стоит. В общем, всё говорит о том, что за стенами этого ангара море. Народу немного, но хватает, вон и девахи в купальниках стоят, походу, встречают кого-то, и мужики с водными лыжами топают, да и парочка Укасов стоит около небольшой информационной стойки и о чём-то беседуют с сидящей за ней девушкой.
Электрические машинки, не останавливаясь, поехали дальше. Раз – и мы выезжаем наружу. Ох ты ж блин, красотень-то какая! Справа море, дальше видны ещё острова.
Раньше-то у нас как было? Ворота открывали на понтоне в море, недалеко от крепости, из которой мы от морских гадов отбивались, вон её, кстати, видно, и наши башни с пушками вон тоже видны.
Насколько я знаю, нападение этих морских тварей было ещё несколько раз, но в связи с усилением обороны, жителям Шанхая ничего не грозит. Там в башнях и пушки, и зенитки есть – любое животное на молекулы разберут, оно даже подплыть ближе не успеет.
А вон и сам Шанхай, ух, разросся-то как. Построек новых тоже хватает, до него хоть и далековато, но всё равно что-то видно.
А мы выехали из ангара, на одном из островов, который нам отдали местные. На этом острове мы построили здоровенный ангар, разделённый на две части, одна большая, вторая поменьше. Там и зал с воротами, и что-то вроде небольшого зала ожидания.
Ну и на самом острове всякие бизнесмены развернулись. На нём были построены три небольших отеля со своей инфраструктурой, отдельно – кафешки, ресторанчики, небольшая больница, маленький полицейский участок и пожарная часть, там же и спасатели. Народу-то тут отдыхает куча, так что всякое случается.
Ну, и вокруг всего острова были оборудованы пляжи, причалы, пирсы. Через остров были проложены дорожки для велосипедистов и пеших прогулок, небольшие автомобильные дороги, но передвигаться по ним могли только автомобили некоторых сотрудников, которые тут работают, или машины, которые перевозят те или иные грузы. Для всех остальных автомобилей – полный запрет.
Остров небольшой, бери, вон, велик и езжай, куда тебе надо, их тут, как грязи, вон как раз мы проезжаем мимо большой стоянки с ними. Либо вот такие электрические машинки такси, но их мало, ну, или пешком – для здоровья полезно.
Кстати говоря, маршрутки, в которые погрузились люди в нашем мире и проехали сюда вместе с нами, уже остановились, народ из них дружно посыпался, дальше они пешком пойдут, только два небольших электрических кара стоят, вещи перевезти. А мы едем дальше, в нашу гостиницу. Она находится на другой стороне острова, и я с огромным интересом кручу головой по сторонам.
Да уж, развернулся тут народ на полную. Вон и рыбаки какие-то сидят, и около причалов и пирсов лодки, катера, водники, народ купается, пара вышек, с одной из них какой-то толстяк спрыгнул и поднял кучу брызг.
Несколько катеров плывут, дальше Укас, стоя на воднике, жарит на нём на полную, ух ты, подлетел-то как, – бах! – приземлился на воду и, немного потеряв в скорости, снова выжал полный газ.
— Сань, глянь, – толкнул меня локтём Слива.
Показывал он мне на огромный стол под навесом. Стол был сделан из цельного кругляша Секвои, на такой же мощной ножке, вокруг стола лавочка, и за ним сидит компания, человек десять гномов. На столе бутылки, тарелки, еда, короче. Стол в диаметре метра три, точно. Дальше ещё один такой же, тоже под навесом, за ним Укасы и люди, у этих просто напитки, и чуть дальше небольшой бар, причём, сделан он, походу, из бамбука.
Я тут же вспомнил эшелон, который мы видели несколько дней назад, там как раз на вагонах везли здоровые брёвна из Секвойи, видать, кто-то где-то тоже решил сделать себе такой стол, или в парке такие столы установить. А что, поляна здоровая, там на этом кругляше танцевать можно, и ему ничего не будет.
Минут через десять неспешной езды, мы наконец-то приехали к своей гостинице. В ней я точно не был, она новая. Прикольно ещё так, с бугра спускались, и я хорошо рассмотрел территорию этого отеля.
Одно трёхэтажное здание, думаю, номеров на тридцать-сорок, рядом ещё два двухэтажных, там, наверное, столовка, рецепшн, склады, хотя, они и под землёй могут быть, ну и что там ещё, бар может, бассейн – глупо, тут жара круглый год. А, ладно, щас ещё вмажем по стакану и разберёмся.
Так же в море уходил длинный пирс, и по бокам на сваях ещё около двадцати небольших домиков. Чуть сбоку причал и ещё один пирс, там лодки, пара катеров, водные мотоциклы и зелень, зелени везде просто нереальное количество. Всё ухоженное, садовники вон копаются, подрезают там что-то, травка подстриженная, мля, рай прям.
На воротах висит большая хромированная вывеска с названием отеля – «Звезда Шанхая»
— Выгружаемся! – весело крикнул Слива, когда наши автомобильчики остановились около здания на территории этого отеля, – пошли регистрироваться, заселяться и айда купаться.
Не успел я взять сумки и подойти ко входу в это здание, как из него вышло семеро гномов, дамы в купальниках, мужики в шортах, все в солнечных очках, шляпах, пара детишек с ними, с нарукавниками такими, детскими.
— Здрасте! – выпалил один из гномов, походу, глава этого семейства.
— Здрасте! – поздоровались мы хором, улыбаясь.
Гномы отошли в сторону и с уважением посмотрели на двух волхов, потом, что-то булькая, пошли в сторону пляжа. Блин, прикольные они всё-таки такие. Булькают, вон, что-то по-своему. Входим внутрь и видим за рецепшеном девушку Укаса.
— Добрый день, – поздоровалась она с нами, – добро пожаловать в «Звезду Шанхая».
Ну, а дальше мы быстренько заполнили анкеты, получили ключи и пошли заселяться. Номера нам достались в этом трёхэтажном здании, кстати говоря, эта девушка на рецепшене, помимо того, что быстро нас всех оформила, видимо, опыт есть, так ещё и предложила желающим заселиться в те домики на воде. Но мы как-то отказались, лучше все в одном здании будем.
Номер мне понравился, площадь – метров двадцать, большая кровать, телевизор, пара шкафов, картины на стенах, цветочки, в общем, уютненько. Булат вон, всё обнюхивает, нам разрешили с ним заселиться, Кайта с Иркой.
— Я готова, – снова выпалила Светка, выходя из ванной, спустя несколько минут, как мы только вошли в номер.
Во блин, пока я стоял на балконе и смотрел на море, вернее, как там мужик на доске с парусом мчит – она уже переоделась.
— Саш, ну пошли уже на море-то.
Булат тоже стоит около двери и нетерпеливо машет хвостом. Быстренько переодеваюсь в шорты и футболку, впрыгиваю в шлёпки, кепку на башку, полотенце под мышку и вперёд, купаться в тёплую водичку.
Едва с разбегу влетели в море, как с диким криком прибежал Слива, ну, с криком радости.
— Саня, я нашёл, где тут столовка и наливают, – радостно заявил он мне, едва я вынырнул.
— Даже не сомневался.
В общем, минут через десять, все наши уже были в море. Булат с Кайтой носились по берегу, потом за ними стали носиться дети гномов, их родители спокойно отнеслись к тому, что их детишки бегают со здоровыми зверюгами, только посвистывали периодически, родители, я имею в виду, мелкие только булькали, свистят ещё плоховато.
Весь день я просто лежал на лежаке под зонтиком, купался, ни хрена не делал и наслаждался отдыхом. Мля, как же тут хорошо, даже на обед не пошёл, многие наши не пошли, мы дали денег, и официанты принесли нам еду прямо сюда, на пляж.
Видать, мы все истосковались по такому вот отдыху, кое-кто из наших даже прикемарил прям тут на шезлонге, и даже радостные крики и свист гномов не смогли нарушить сон.
— Саша, у меня, вернее, у нас с девочками есть предложение, – произнесла Светка, плюхаясь рядом со мной на шезлонг.
Она только вылезла из моря вместе с Булатом, вон, этот барбос весь мокрый улёгся в песок и начал в него закапываться.
— Булат, тише ты, – сказал я ему, отмахиваясь от песка, который полетел в разные стороны, – какое?
— Мы хотим с девочками сегодня вам сделать сюрприз.
— О как?
— Ага, поэтому в шесть часов идём в номер, вы все, – она ткнула в меня своим пальчиком, – переодеваетесь и идёте на улицу.
— Фигасе заявки. И что мы там делать будем?
— Всё хорошо будет, – она продолжала загадочно улыбаться, – просто так надо.
— Ну ладно, – пожал я плечами, – надо, так надо.
Она тут же поднялась с шезлонга и позвала несколько девчонок. Вон, Наташка Сливы тут же подошла, Крота девчонка, Собровцев наших. Хм, интересно, что они задумали? Девчонки стояли небольшим кружочком и что-то негромко обсуждали.
— Смотрите, какой здоровый! – заорал кто-то из воды.
Приподнявшись на шезлонге, я увидел, как Кирпич стоит по пояс в воде и приподнимает из воды крыло ската.
— Хренасе, монстр! – выпалил появившийся рядом Леший, – пойду, посмотрю.
К нам приплыли скаты, четыре штуки, видать, семейство. Самец был особенно здоровый, размах его крыльев около трёх метров, я таких тут ещё и не видел. Мы прям все окружили его и рассматривали, больно огромный. Он, вон, потихоньку махая своими крыльями, плавает вокруг нас.
Ещё через пару минут пришёл молодой парень из персонала отеля и принёс с собой два небольших ведра свежей рыбы.
— Это местные, – пояснил нам этот парнишка, – приплывают сюда частенько, мы их подкармливаем, только не обижайте их. Держите, – он протянул нам вёдра с рыбой, – можете покормить.
Мы, как дети, стояли гладили и кормили скатов, даже Булат с Кайтой и те, вошли почти полностью в воду и пытались понюхать скатов. Детишек гномов мы пропустили и посадили их на этого здорового ската. Вот же зверюга-то умная, он так ещё всплыл, чтобы мелкие воды не нахлебались и кружил вокруг нас, катая детей гномов, беря из рук рыбу.
— Ну как тебе отдых? – потихоньку спросил я у Чаки.
— Это нереально здорово, я просто счастлива.
— Туман-то где?
— За водником пошёл, – ответила она мне, продолжая гладить и кормить скатов, которые так и плавали между нами, – хочу, говорит, покататься.
Ещё через пару минут приехал Туман на воднике, а на втором – жена Грача с дочкой, сам Грач храпел на шезлонге. Водник у Тумана тут же отобрали девки, они просто скинули его в воду с мотоцикла, и, усевшись на него втроём, умчались кататься.
— Покатался, блин, – вытирая лицо от воды, беззлобно произнёс Туман.
— Зря ты сюда приехал, – хихикнул Няма. – катался бы где-нибудь подальше.
Ну а я, вдоволь налюбовавшись скатами, снова полез купаться. Булат и Кайта плавали неподалёку.
Все мужики уже знали про какой-то сюрприз, делались различные предположения, но толком никто ничего сказать так и не смог, ладно, подождём вечера.
В шесть вечера, мы-таки ушли с пляжа переодеваться в номера, вернее, нас девчонки погнали. Нужно было в душ сходить, переодеться, да и солнышко уже не так жарит, вечереет. Светка в душ прошмыгнула первая, Булата помыли на пляже под душем, а то он весь в песке. Ну а я вышел на балкон, у нас номер был на втором этаже, и уселся в кресло, наблюдая за морем.
Через некоторое время увидел, как официанты и другие работники нашего отеля, начинают таскать на пляж столы, стулья, какие-то факелы, но они пока не горели, и различную посуду. Видать, точно – наши девки решили сегодня нам устроить романтический ужин. Если это для нас, конечно, столы. Хотя, думаю, для нас, вон сколько посадочных мест, а тут только наша компания такая большая.
Потом Светка вышла из душа и загнала меня в него, блин, вот командир-то! Самое интересное, что как только я вышел из душа, увидел лежащую на кровати одежду, свою. Белую рубашку, светлые брюки и лёгкие туфли.
— Одевай это и иди на берег к столам, – голосом, не терпящим возражения, произнесла Света, стоя передо мной в одном нижнем белье с феном в руках и показывая на одежду, – столы для нас.
Точняк, я угадал. Быстро оделся и минут через десять уже вышел на улицу. Следом за мной стали подтягиваться и другие мужики.
— Что, пацаны, всех бабы выгнали? – радостно спросил Слива.
— Ага, – кивнул Туман, – я из душа выйти не успел, как мне Чаки одежду всучила и на улицу погнала.
— И меня, и меня, – загалдели ребята.
— Я уже не помню, когда так одевался, – оглядывая себя, произнёс Грач.
Мы все были одеты в довольно-таки хорошую и строгую одежду. Хорошая обувь, брюки и рубашки исключительно с длинным рукавом. Как-то повседневная одежда у нас попроще. Не, в Лос-то я, конечно, несколько раз одевал костюм, ну, когда там совещания какие были, а так – лёгкая и спортивная одежда. А многие из наших ребят вообще постоянно так ходят, чем проще – тем лучше, жарко же, в брюках особенно не походишь, вот и таскают все шорты и свободные футболки, да и в машинах у каждого ещё по парочке комплектов, как пропотел – переодеваешься.
— Походу, наши девки нам решили сегодня романтический ужин устроить, – предположил я, – при свечах, вон нам там поляну накрывают, – я махнул головой в сторону пляжа, — если мы так одеты, – я обвёл всех ребят рукой, – то они наверняка в платья сейчас вырядятся.
— Точняк, – встрепенулся Клёпа, – будут одна краше другой.
— Ну и правильно, – подключился Колючий, – где они так ещё оденутся? Они же женский пол, и им тоже хочется одеться красиво, а то пару раз в год всего надевают платья, всё шорты и футболки, впрочем, мы так же одеваемся.
— Пошли за стол, мужики, – позвал я ребят, – вмажем, пока их нет, думаю, они не раньше, чем через час появятся.
Столы были уже почти накрыты, мы, не спеша выпили одну бутылку текилы, потом вторую, потом третью, потом заказали ещё несколько, а на стол всё таскали и таскали еду. Одна из официанток строго-настрого запретила нам брать еду, и вообще, сказала, что у неё жёсткие указания на наш счёт, кто будет брать еду, получит ложкой в лоб, ложка была тут же продемонстрирована.
— Да сколько их ждать-то? – глядя на свои часы, спросил Грач, – час десять мы тут уже сидим, я есть хочу.
— Терпение, мой друг, терпение, –буркнул Туман, не отрывая взгляда от моря.
А мне всё равно, я не спешу, мне и так уже хорошо. Окончательно стемнело, зажгли факелы. Мля, лепота – море шумит, у нас тут поляна накрыта, от которой сейчас, походу, Слива захлебнётся слюнями, и официантка эта рядом стоит, с ложкой, пасёт нас.
Слива потянулся было за какой-то нарезкой, но вовремя убрал руку, ложка прилетела, попробовал возмутиться, но официантка сказала, показывая на меня, что все вопросы к моей женщине. О как, точно, Светка ей сказала нам жрать не давать. Ну блин, так же нельзя, мы уже выпили, днём поели чуток, жрать же хочется, а этих не дождёшься, да сколько можно-то?
И тут внезапно зажглись несколько дополнительных прожекторов, и заиграла музыка.
— Шоу начинается, мужики, – вертя головой по сторонам, громко сказал Няма, – ща наши девки попрут.
Заиграла музыка, колонки, вон, тоже установили.
— Садитесь поудобнее, – произнесла официантка, – они оттуда пойдут, – она показала на вход на пляж, – садитесь в один ряд.
Ну да, не из моря же они появятся. И тут на пляж стали выходить одна за другой наши женщины, мы только-только успели поставить стулья в ряд и сесть. Фонари хорошо их освещали, и мы рассмотрели их очень подробно. Мать моя женщина, от их вида я буквально охренел, да мы все вон, сидим, рты открыли.
Одеты они все были в обтягивающие платья до щиколоток разных цветов, только разрез на правой ноге снизу и почти до самого пояса. Нам до них было метров двадцать, и рассмотрели мы их очень хорошо, мы их буквально пожирали глазами.
Нас тут мужиков двадцать, и столько же девушек к нам идёт. Первыми шли танцовщицы Собровцев, за ними моя Светка, Наташка Сливы, они шли парами. Они шли медленно, грациозно, не спеша, двигались совершенно синхронно, правая нога, левая, правая, нога оголяется, да походка ещё такая, ну, блин, пипец, красотища! Распущенные волосы, нереально красивые, я даже и не предполагал, нет, я знал, что одежда красит человека, но, чтобы вот так, да платья ещё такие все, хм, короче, они, походу, без нижнего белья, а нет, без лифчиков они только.
— Точняк, тренировались, – прошептал Няма.
И тут заиграла другая музыка, более ритмичная. Девчонки тут же рассыпались в цепь и стали танцевать. Тут я вообще охренел, я аж забыл, как дышать. Они танцевали то быстро, то медленно, то ускоряясь, то замедляясь, но двигались они абсолютно синхронно. На ум мне пришёл только Тодес с земли, ну, танцевальная группа такая, только они так двигались. На спинах на платьях тоже вырез.
Ноги только так и мелькали, вот зачем у них такие большие разрезы на платьях, и вот зачем на песок положили несколько больших листов фанеры, а мы всё думали, нафига? Это танцевальная площадка, чтобы они песком друг друга не засыпали.
Мы просто обалдели. Я, честно говоря, даже не знаю какое слово-то подобрать, настолько это всё было красиво и неожиданно. Затем они быстренько встали, каждая напротив своего мужчины и пошли к нам, снова синхронно, снова шаг в шаг.
Подойдя к нам, тут же развернулись к нам спинами и стали снова танцевать, вертя задницами, затем лицом к нам, волосами по лицам, руками по телу, гнутся, извиваются. И всё это одинаково, синхронно и все вместе.
Ритм музыки стал становиться всё тише и тише, девочки отошли от нас на пару метров, видать, чтобы мы ими ещё раз полюбовались, и тут раз, музыка стихла, а они напоследок ещё так выгнулись назад, точняк, без лифчиков, ох ты ж ё-моё!
И тут мы взорвались, мы – это мужики, мы орали, свистели, хлопали в ладоши, Булат с Кайтой завыли. Орали мы так, наверное, пару минут точно, затем каждый схватил свою мадам и крепко прижал её к себе.
— Вам понравилось? – крепко прижимаясь ко мне, спросила Света.
— Нереально круто, вот это сюрприз так сюрприз. Мы, честно, в шоке.
Мы все наперебой хвалили наших женщин, уж чего-чего, а такого мы от них точно не ожидали.
Оказалось, что они уже давно придумали этот сюрприз, только мы всё никак вот так вместе собраться не могли. И танец этот они разучивали около месяца, да уж, тут я согласен, такой синхронности добиться – это не пару раз задницей повилять. Мля, какие же они все красивые, прям – ух! на плечо её и в пещеру, вернее, в номер, да, в принципе, всё равно куда, ну, мужики меня поймут, мы же ещё все подогретые текилой!
Ну а потом мы все под впечатлениями расселись за стол и, наконец-то, стали есть и пить. Потом пришли какие-то мужики с гитарами, неплохо так отыграли, девка какая-то пришла, попела, тоже неплохо. Еды было завались, выпивки тоже хватало, стол, кстати, тоже наши женщины оплатили, как и эти ансамбли, или чего тут было.
Даже потанцевали немного, разулись, засучили брюки и танцевали, девчонки прям босиком в своих этих платьях, млять, я щас Светку куда-нибудь за камни уволоку, да и другие мужики, вон, уже раздевают, пока глазами, своих женщин. А эти засранки ещё крутятся и вертятся перед нами в такт музыке.
В общем, вечер удался на славу, так хорошо я не сидел уже давным-давно. Еда на высшем уровне, официанты носятся туда-сюда, меняя тарелки, наливая и стараясь угодить, да уж, и обслуживание на высшем уровне.
Вот что значит – море рядом, количество морепродуктов на столах просто зашкаливало да и других блюд хватало, но всё очень и очень вкусное.
Ну а потом, часа через четыре, мы стали расходиться. Думаю, что сегодня ночью, отель вздрогнет, в хорошем смысле этого слова, и персонал, и другие постояльцы отеля будут краснеть, слушая различные охи и ахи.
24 ноября.
Проснулся часов в девять утра, Булат вон дрыхнет, Светка повернулась ко мне спиной и тоже посапывает, её вчерашнее платье валяется на полу, н-да, жалко платье, но снимать его вчера как-то времени особо не было, рванул, оно и не выдержало, Булата мы потом в номер пустили.
Потихоньку выбрался из постели и, накинув лёгкий халат, вышел на балкон. Все следы нашей вчерашней гулянки на пляже уже были убраны, вон лежаки уже стоят и зонтики.
А море так и плещет, так и манит к себе. И башка не болит, да и чего ей болеть-то? Закуска на «пять с плюсом», вот кофейку бы я сейчас, правда, попил. Почувствовал, как в ногу что-то ткнулось.
— Доброе утро, – погладил я Булата.
Блин, вот же здоровый-то, даже нагибаться не надо. Они вчера с Кайтой наелись так, что лежали на песке и встать не могли, еле-еле до отеля с нами дошли, обжоры.
Ну а потом проснулась Светка, мы быстренько привели себя в порядок и пошли в столовку, там уже были некоторые из наших, Кайта вон сидит, Ирка Большого. Эх, жалко, Вася не видел её танец, ну ничего, она ему потом индивидуальную программу покажет. Потом снова море, пляж, скаты, на обед пошли уже в столовую. А много тут народу-то, гномы вон сидят, что-то едят и потихоньку булькают, Укасы, другие люди… Шведский стол, как в Турции, неплохо, совсем неплохо.
— Свет, я пойду, покемарю часочек, – выйдя на улицу после обеда, сказал я, – разморило меня что-то.
— Я купаться, – ответила она.
И тут на территорию отеля заехали эти шесть машинок. Кайта первая рванула с места и чуть не сшибла идущих по тропинке двух мужиков, они еле успели в сторону отскочить.
— Здорово, народ! – заорал из первой машинки Котлета, – где тут пожрать дают?
Всё, дальше были снова крики радости и визг девчонок. Приехали и Мушкетёры, и Васьки, Тамаз, Апрель, Корж, Ваня, все кроме Котлеты и Одувана с Мамулей со своими половинками, какой тут уж сон.
Наобнимавшись, отправили вновь прибывших заселяться, хотя так и подмывало расспросить их про драку в Севохе, но лучше потом, иначе сейчас языками зацепимся и всё. Тем более Ирка, вон, в Большого вцепилась так, что мы поняли, что ближайшие пару часов его точно не увидим, да и Маленького его мадам тоже утащила.
Через полчаса нам Мушкетёры рассказали про драку, как и что было. Ох и ржали мы, хохот стоял на весь пляж. Кстати, Паштет мне потихоньку сказал, что они в курсе про сумму за выкуп, и про две тачки, что они с ребятами всё понимают, и пусть у них удержат из зарплаты. Конечно удержим – у нас не благотворительная организация.
Ну, а потом мы стали купаться и веселиться, ну и, само собой, снова пить, как же без этого-то!

Глава 2.

25 Ноября. Таус.
— Как отдыхается? – первым делом спросил у нас Гера, когда мы прошли в свой мир и встретили его там.
— Нормально всё, – ответил я, – нас там народу полно. Может, давай с нами всё-таки? Мы там пару дней ещё точно будем.
— Не, некогда мне, – Гера вздохнул.
— Ну так девчонок своих давай, – подключился Туман, – пусть они там с нами хоть побудут.
— Моя не поедет – отрицательно махнул головой Гера – без меня, и дочка тоже самое.
— Ну как хочешь.
— Вас, кстати, Колун искал. Его там люди одолели, ну, которые про ворота на Землю узнали.
— Сейчас я ему позвоню, – сказал Туман, доставая свой мобильный, – пусть сюда едет если хочет. Мы сейчас груз от землян получим, Рыжего с Танькой встретим и назад, в Водный мир.
Мы стали подниматься по лестнице в комнату, из которой видны ворота, там же и будем ждать и груз, и Рыжего. Тут у меня зазвонил сотовый, входящий от Оксаны, секретаря.
— Да, Оксан.
— Добрый день, Александр. Вы когда в офисе будете?
— Что-то срочное?
— Да, в принципе, нет, Мэр вас хотел видеть, срочного ничего нет. Так же приезжал человек от господина Дуна, вас он двадцать восьмого ноября вечером приглашает к себе в гости.
— В гости?
— Да, просто в гости, он с господином Рилом и с вами хочет отметить выпуск пятидесятитысячного автомобиля.
— Хм, хорошо, передай этому курьеру, что я буду. Мы ещё пару дней в Водном мире – и назад. Если что-то срочное, я там, в отеле Звезда Шанхая.
— Хорошо, я поняла.
— Колун через час-полтора приедет, – нажимая кнопку отбоя, одновременно со мной сказал Туман, – что-то там кипиш какой-то вокруг ворот. Народ чуть ли не на штурм собрался идти, – Туман хмыкнул, – не все тут хотят жить, а многие – кого-то сюда перетащить, да и просьб хватает.
— Не удивительно, – ответил я, – мы предполагали такой вариант развития событий.
— Ну не стрелять же по ним!
— Надо как-то договариваться, Валер, стрелять, конечно, не надо.
— Будем думать. Ладно, сейчас Димка приедет, сам всё расскажет.
— В общем, я побежал, – беря со стола какие-то бумаги, произнёс Гера.
— Для землян всё готово? – спросил я.
— Да, всё в большом зале стоит.
— Хорошо.
— Интересно, что они нам сегодня передадут? – с интересом спросил Туман, наливая в стаканчик воду из кулера.
— Сейчас посмотрим.
В зале с воротами опять шла неторопливая подготовка и проверка. Вон снова несколько человек проверяют кабеля, механическую руку, и ещё двое мужчин быстро подметают пол. Видимо, сюда перед нами заехали несколько грузовиков и натащили грязи.
И вот, наконец-то, заработали жёлтые мигалки, снова пулемёты и огнемёт устремили свой взгляд на ворота, да и к нам вон сюда парочка человек из охраны пришли, так, на всякий случай. Мы же сюда с Туманом вдвоём из Водного мира перешли, остальные все наши там, я даже личку брать не стал. Да и, если честно, сейчас все наши там, мягко говоря, болеют после вчерашней пьянки с вновь прибывшими. Да и не нужны они тут, сейчас мы пару часиков – и назад. Мы с Туманом чувствуем себя более-менее, хотя я бы, наверное, всё-таки лучше понежился на песочке.
– Пять, четыре, три, два, один – открытие! – проинформировал нас голос из колонок.
Раз! – механическая рука выпрямилась и нырнула в мерцание. Мы тут же стали смотреть на картинку в телевизоре.
Ох ты, вижу фуры, аж семь штук, и на одной из них на платформе накрытый брезентом знакомый силуэт.
— Вертушка, походу, – обрадованно произнёс Туман.
Точняк, вертолёт. Ну наконец-то! Наконец-то у нас будет вертолёт, у меня прям настроение вверх попёрло.
Видимо, кто-то отдал команду, въездные ворота в этот малый зал открылись, и сюда стали заезжать грузовики из большого зала. Первыми ехали два тягача с прицепами, на них пятьдесят тонн авиационного алюминия. За нашими тягачами в мерцание вошли человек пятнадцать бойцов и водителей, и ещё через пару минут сюда стали выезжать машины с Земли.
Мля, вертолёт, точно вертолёт! Я аж в ладоши от радости пару раз хлопнул. Еле-еле дождался, пока сюда выгонят все машины, хотя это заняло не больше пятнадцати минут. Пока там прицепы с алюминием отцепили, пока предыдущие, после первой партии, прицепили, нам их вернули, пока те фуры завели, и тяжёлые грузовики, один за другим, стали сюда заезжать. Сицов вернул нам наши прицепы, мы же все полуприцепы оставили себе – и птицевозы, и этот скотовоз, ну, и тягачи Скании, само собой. Кстати говоря, в этот раз он передал нам семь новеньких тягачей Вольво, они аж горели тут в свете светильников в малом зале. Синенькие такие, красивые.
— Пошли уже, – сказал я Туману, когда ворота перестали работать.
Пока спускались, несколько ребят уже сдёргивали брезент с вертолёта. Мля, я несказанно рад!
— Робинсон Р44 Равен 2, – безошибочно определил я вертолёт, когда с него наконец-то сняли брезент.
— Ну хорош, мля! – не сдержался Туман.
Он и вправду был красив, вон как народ вокруг платформы собрался, и все выражают свои эмоции. Синий, с белыми полосками, сзади на платформе ещё какие-то ящики.
— Александр, это вам, – ко мне подошёл один из бойцов и протянул конверт. Это было письмо от Сицова.
Быстро вскрыл и прочитал письмо. На отдельном листке было описание груза. В этот раз он был более шикарным. Вертушка, к ней кое-какие запчасти и оборудование в одном полуприцепе. Одна фура с аппаратурой, там и для нашего института, и кое-что для работы ворот – это Гера заказывал.
Одна фура с кроликами, вторая с овцами, третья с баранами. Ох, животных-то сколько, мы тут стоим буквально десять минут, а запах от них уже распространился по залу приёмки. И последняя, седьмая фура, с лекарствами. Вечером будут ещё четыре машины, там тоже лекарства и ещё кое-какое заказанное оборудование, не успели привезти к этому открытию.
Так же в письме Сицов снова благодарил нас за алюминий, видимо, там с его продажей действительно всё хорошо, заказал ещё пятьдесят тонн, но это через несколько дней. Ну и пишет, что так же надеется на дальнейшее плодотворное сотрудничество.
— Выгоняйте их уже отсюда! – не выдержал Туман, морща нос.
Бараны с овцами начали потихоньку подавать голос из фур.
— Распределяем так же – между всеми? – спросил он у меня.
— Да, между трёх городов, вертушку нам.
— Само собой, – улыбнулся Туман, гладя рукой по борту вертолёта, – я её никому не отдам! Пилоты у нас есть, ангар мы строим, будет у нас свой аэродром.
Ох, я прикидываю, сколько будет желающих покататься! Так и ресурс вертолёта недолго выработать, ну ничего, решим. Зато сколько сейчас открывается возможностей для дальнейшей разведки этого мира! Я был рад, дико рад! Не удержавшись, забрался на платформу и открыл дверь вертолёта. Н-да уж, салон радикально отличается от автомобильного. На таком вертолёте я летал один раз, катался пассажиром, ощущения, конечно, непередаваемые, особенно когда он вертикально взлетает и садится.
Правда, этот Робинсон, самый маленький из семейства вертолётов, я именно на таком и катался и хорошо помню, как на высоте двести пятьдесят-триста метров его начинает нефигово так трясти, но в целом прикольно. Не истребитель конечно, крейсерская у него чуть больше двухсот километров в час, и дальность полёта около шестисот пятидесяти километров, но это блин, сколько тут у нас облететь-то можно! Четыре человека увезёт легко, с небольшими сумками.
Народ всё стоял, ахал и охал около платформы с вертолётом. Туман тут же поднял кипиш, выставил охрану, чтобы такие, как я, его окончательно не залапали. Вертушку снова накрыли брезентом, и тягачи, один за одним стали выезжать из зала приёмки.
И тут меня торкнуло. Торкнуло так, что Туман аж переживать начал.
— Саня, ты чего? – спросил он у меня, когда я начал глупо улыбаться, проводив взглядом уехавшую платформу с вертолётом.
— Есть идея, Валер, совершенно безумная.
— Даже не сомневался. Только давай не сегодня, а? – взмолился он, – сейчас Рыжего с Танькой дождёмся и назад к нашим.
— Хорошо, – кивнул я, продолжая улыбаться.
Вот же мысли-то у меня попёрли! Но тут нужно с нашими посоветоваться, обязательно, один я это просто не вытяну. Как говорится – одна голова хорошо, а несколько лучше.
— Пойдём, поедим, что ли? – предложил Туман, отвлекая меня от мыслей, – Рыжий с Танькой через тридцать минут будут, как раз успеем подкрепиться, их встретим и назад.
— Пошли.
Быстренько подкрепились в столовой и обратно в кабинет, ждать Рыжего с его Танькой. Блин, я купаться хочу, щас точно их встретим, флешку с информацией возьмём с собой и назад, в Водный мир, там, поди, наши уже все пьяные.
Я невольно вспомнил, как вчера хорошо мы погудели со всеми, только на этот раз уже на небольшом танцполе были, наши там отжигали вместе с другими постояльцами отеля. Там и столики были, и бар неплохой. Танцпол этот был как раз рассчитан под количество проживающих в отеле, ну, с небольшим запасом, естественно, а сегодня нам обещали пенную вечеринку и танцы каких-то девчонок. Ну, танцами нас не удивишь, а вот по пене я бы поносился, вернее, подёргался бы в ней в такт музыке.
Замигали жёлтые мигалки. Наконец-то, заждались прям.
-Пять, четыре, три, два, один! – открытие, появилось мерцание.
Только рука зашевелилась, чтобы нырнуть в мерцание, как оттуда, с земли сюда въехала пятёрка жигули, хлам какой-то, была раньше красной. Краска выгорела, ржавчина, вон, видна на крыльях и порогах, только ехала она как-то странно, дёргалась. Таньку не вижу, Рыжего вижу, он за рулём. Что за тачка-то? Где он её взял? И Рыжий какой-то странный, как будто сознание сейчас потеряет, почти лежит на руле.
— Ээээ, тормози! – почти закричал Туман.
Тут мы увидели, как жигули, не останавливаясь, ткнулись в стену. Не сговариваясь, мы рванули вниз.
— Закрывайте ворота! – заорал на ходу Туман.
Мерцание тут же пропало. Я, перепрыгивая через три ступеньки, несся вниз, прям, жопой чуял, что что-то случилось. Да и, походу, не мы одни так решили, вон сюда бегут другие люди и двое ребят в белых халатах – это дежурные врачи.
Водительскую дверь чуть не вырвали, тут же люди открыли другие двери. Таньку я увидел лежащую на заднем сиденье, Рыжий точно не в себе, на руле лежит и пытается поднять голову.
— Ранен? Куда? Что случилось? – посыпались из нас вопросы.
— Жива! – крикнул кто-то, – только без сознания.
— В лазарет их, быстро! – буквально расталкивая людей, прокричал один из докторов, – разошлись все, мать вашу!
— Мы не ранены, – почти прошептал белый, как мел, Рыжий, – Таню спасите.
Млять, да что случилось-то? Он попытался ещё что-то сказать, но потерял сознание. Тут же притащили носилки, их обоих уложили и бегом понесли в лазарет. Пока грузили, успели обоих осмотреть, повреждений нет, синяков нет, ссадин нет, хотя эта зимняя одежда на них, толком не видно.
— Может они съели что? – тяжело дыша, спросил Туман, когда мы отнесли их в лазарет, и дверь в него закрыли перед самым нашим носом.
Я прям места себе не находил. Что случилось, мать вашу? Почему они в таком состоянии? Накурится или уколоться какой-то гадости они не могли – Рыжий спортсмен, и Танька у него тоже спортсменка. Глупо думать, что на земле они наглотались какой-то гадости.
— Ждём, – коротко произнёс я и сел в кресло.
Через пятнадцать минут к нам вышел Док.
— Что с ними? – выпалил мы с Туманом одновременно.
— Без понятия, – ответил Док.
По его лицу я видел, что он очень озадачен, озадачен не меньше нашего.
— Мы их раздели, осмотрели, никаких повреждений на телах нет. Взяли кровь на анализ, сейчас посмотрим, что с ними.
— Ну хоть предварительная информация-то есть? – спросил я, – может они съели чего?
— Нет, – резко ответил Док, глядя в сторону. Потом повернулся к нам и ответил, – желудки мы им первым делом промыли. Такое ощущение, что у них сильнейшее истощение, переутомление.
Мы аж охренели.
— Как это?
— Да вот так, — Док почесал свой лоб, – как будто они долго долго бежали, до изнеможения. У них сердце билось так, как будто хотело выскочить из груди, там ещё кое-какие показатели, – он махнул рукой, – ещё бы час-два и всё.
— Что – «всё»? – не поняв, спросил Туман.
— Умерли бы они, оба, – Док поочерёдно посмотрел нам в глаза, и я понял, что он не шутит, – я такого в своей практике ещё не встречал.
Я как стоял, так и плюхнулся назад задницей в кресло.
— Странно всё, – буркнул Док, – очень странно.
— Может они убегали от кого? – снова спросил Туман.
— На машине? – съязвил я, – толкали её, что ли? Рыжий же уже тут вырубился, а Танька без сознания была. И не потные они были и дышали ровно, почти.
— Надо ждать, пока они в себя придут, – вновь начал говорить Док, – сейчас у них и давление, и сердце стабилизировалось, мы капельницы поставили, наши смотрят за ними. Ждите, я позову, – и Док, резко развернувшись, пошёл назад в лазарет.
Охренеть, не встать!
— Ты что-нибудь понимаешь? – садясь в кресло рядом со мной, спросил Туман.
— Нет, Валер, – я только руками схватился за голову.
Просидели мы так, наверное, с час или чуть больше. Тут открылась дверь, оттуда выскочил молоденький врач и, увидев нас, крикнул:
— Рыжий в себя пришёл!
Мы тут же рванули в палату. Млять, вон Танька под капельницей лежит, спит, и около неё двое врачей, один из них делает ей укол, рядом на кровати Рыжий хлопает глазами, тоже под капельницей, ну, хоть порозовел чутка, а то белый, как мел, был.
— Ты как, дружище? – осторожно подходя к нему, спросил я негромко.
— Нормально, почти нормально, – ответил он, облизнув губы.
Ещё один врач тут же сунул ему стакан с водой и помог попить.
— Что случилось? – спросил я, терпеливо дождавшись, когда он напьётся.
Вокруг кровати Рыжего собралось человек десять, и они все почти не дышали.
— Я не знаю, – ответил Рыжий, – мы прибыли на Землю, поймали тачку, доехали до Серпухова. Там в магазине купили пару ноутбуков, флешки, нашли, кстати, это всё?
— Да-да, нашли, – закивал главный безопасник ворот, забыл, как его зовут, – всё в порядке.
Млять, у меня ноутбук прям из головы вылетел, хотя я, кажется, видел пару небольших сумок в салоне машины.
— Дальше поехали в гостиницу, – продолжил Рыжий, – начали в инете инфу искать. Поели в столовой, еда обычная – борщ, картошка с мясом, там все это ели.
— У вас точно не отравление, – произнёс Док.
— Ага, – кивнул Рыжий, – легли спать. Утром проснулись, снова в инет, потом оба стали чувствовать себя плохо.
— Какие симптомы? – тут же спросил один из врачей.
— Тошнота, головокружение, слабость, сильная слабость, – перечислил Рыжий, – мы сначала думали, что отравились. Думали, что пройдёт, с кем не бывает, – он слабо улыбнулся.
— Через сколько вы почувствовали себя плохо? – строго спросил Док, – на время смотрели?
— Да, через двенадцать часов с момента, как оказались на Земле. Потом становилось всё хуже и хуже, я с таксистом договорился заранее, чтобы он нас отвёз к воротам. Понимая, что нам, пипец как, плохо, и становится только хуже, вызвал его и купил у него эту машину. Тачка на ладан дышит, я ему хорошо заплатил, у нас просто выбора не было. Если бы мы на такси с ним ехали, неизвестно, чем бы это всё кончилось.
— Как же ты ехал в таком-то состоянии? – ахнул кто-то.
— Мы раньше из гостиницы уехали. Танька сама до машины дошла, – он повернулся и посмотрел в сторону её кровати.
— Нормально всё с ней будет, – тут же успокоил его Док.
— Приехали на место, к воротам, – вновь продолжил Рыжий, – с каждым часом становилось всё хуже и хуже. Я себя так даже после кросса в полной боевой не чувствовал! В больницу не поехал, побоялся, что нас там и оставят. Минут за двадцать до открытия Танька потеряла сознание, я еле-еле открытия ворот дождался и сюда.
Мы все стояли полностью поражённые рассказом Рыжего. Я, честно говоря, даже и не знал, что у него ещё спросить.
— Что с нами было? – спросил Рыжий.
— Упадок сил у вас был, – ответил Док, – сильнейший. Не буду лукавить, скажу, как есть – ещё бы пару часов на Земле, и вы бы просто умерли.
— Как это? – теперь уже охренел Рыжий, – из-за чего?
Док хотел что-то сказать, но тут дверь в палату открылась, и вошла девочка в белом халате.
— Результаты анализов, – она протянула Доку листок.
Тот тут же взял его и стал читать. И чем больше он его читал, тем больше хмурился. Мы все стояли и терпеливо ждали.
— Док, что там? – осторожно спросил Туман, когда тот дочитал и опустил листок.
Док почмокал губами, покачал головой, вздохнул и ответил.
— Судя поэтому, – он потряс листочком, – и как скажет Слива, объясните по-русски, то Земля нас не принимает.
В палате наступила мгновенная тишина, в принципе, и так было тихо, а тут прям вообще мёртвая тишина, мы даже дышать перестали.
— Что это значит? – спросил кто-то.
Я пытался вздохнуть и пока ничего не мог сказать или спросить.
— Моё предположение таково, – снова стал говорить Док, – но, думаю, оно верное. Все те из людей, кто попал сюда с Земли, в случае возвращеия назад, на Землю, проживут там не более двадцати часов, максимум – сутки, и то, я сомневаюсь. Одиннадцать часов – это оптимальное время нахождения на земле, чтобы нормально себя чувствовать. Видимо, оказавшись здесь, мы чем-то облучились, вдохнули что-то, не знаю пока, но жить на Земле никто из нас больше не сможет. Одиннадцать часов и всё, через двадцать – любой умрёт.
Его слова произвели эффект разорвавшийся бомбы. Мы прям в ступор все впали, я, правда, смог вздохнуть.
— Прикольно… – крякнул Рыжий.
— Нужно провести несколько экспериментов, – не менее задумчиво произнёс Док, – крыс, например, на землю отправить и камеру рядом поставить. Пусть пишет, как они себя вести будут.
— Вот вам и решение проблемы с теми, кто хочет назад на землю, – хихикнул Рыжий.
Мля, вот это новости. Народ вокруг нас стоял и подавленно молчал. Я, конечно, не скажу, что многие из нас хотели назад на Землю, но, когда вот так тебе говорят, что теперь точно всё, назад пути нет, мля…
— Так стоп – произнёс я – Митяй же на земле больше суток был. И ничего, вернулся живым и здоровым.
— Тут я уже ничего не скажу – развёл в стороны руки Док – может где-то там – он ткнул пальцем в потолок – что-то сместилось. Или там – палец указал на пол – я не знаю, где мы находимся, но в данный момент пока информация такая. Нам определённо нужно провести несколько экспериментов – затем он замолчал и задумался. Спустя минуту снова заговорил — так, идите все отсюда, – мне надо с ним поговорить, – кивнул он на продолжающего улыбаться Рыжего.
Совершенно на автомате мы вышли из палаты и направились к креслам.
— Выпьем? – неожиданно спросил Туман.
— Обязательно.
— Пошли в столовую.
— Да и хрен с ней, с Землёй! – рубанул рукой Туман, когда мы с ним накатили два раза по сто коньяку, – я, в принципе, и так туда не собирался, а тут вообще… – он усмехнулся.
В принципе, я тоже не сильно расстроился, просто эти новости как-то немного выбили из колеи.
— Вот вы где, – рядом с нами, как из-под земли, появился Колун, – бухаете?
— Выпиваем, – парировал я, – что там у тебя?
— Да меня достали! – воскликнул он в сердцах, садясь к нам за стол, – дохрена народу, кто хочет назад на Землю, ещё больше тех, кто хочет перетащить сюда своих родных и близких, у некоторых есть просьбы.
— Какие? – начал улыбаться я, уже примерно понимая ответ, а может и коньяк в голову дал.
— То продать, это продать, – продолжал возмущаться Дима, – там имущества-то у всех полным-полно осталось.
— Ха, если продать всё, конвертировав это в золото, переправив его в мир Белазов и обменяв на деньги, тут будет куча миллионеров, – хихикнул Туман, – ну, может не миллионеров, но куча богатых и обеспеченных людей.
— Ну, в принципе, это неплохо, – немного подумав, ответил я, – они же тут будут покупать те или иные вещи, соответственно, увеличится покупательская способность, а это стимул для производства, зарплаты, налоги и так далее.
— Ой, Саш, – Туман сморщился.
— Что с ними делать-то? – напомнил о себе Колун, – они реально достали.
Мы с Туманом переглянулись, усмехнулись, и я рассказал Диме, что произошло с Рыжим и с его Танькой.
— Охренеть, не встать! – выслушав меня, выдал поражённо наш главный по шпионам, – Док не может ошибаться?
— Да хрен его знает, – честно ответил я, – но вряд ли – они же там какие-то анализы Рыжему и его мадам делали, он так и сказал – Земля нас назад не принимает. Да думаю, что и ещё анализы сделают. Ты что, Дока нашего не знаешь? Он им обоим во все дырки в теле всякие штуки засунет и будет их изнутри изучать.
Туман с Димой засмеялись.
— Ну, тогда половина проблемы снята, – вздохнул Дима и откинулся на стуле, – на Земле больше никто не сможет жить, с этим ясно. Теперь как быть с теми, которые осаждают меня с просьбами продать что-то там или перетащить сюда кого-то?
— Ну, с первым вариантом мы можем помочь, – хитро улыбнулся я.
Ребята с интересом уставились на меня.
— Ничего сложного. Запрашиваем у нашего олигарха бланки земных доверенностей, бывших нотариусов тут хватает. Тут все эти страждущие выписывают доверенность на то или иное имущество, люди Сицова продают его там, потом покупается золотишко, рубли и доллары тут не действуют, и золотишко переправляется сюда. Конечно, он будет брать себе какой-то процент, но всё равно, продавцы будут в плюсе, в хорошем плюсе.
Туман и Колун кивнули.
— Что касается второго варианта, ну, про перетаскивание сюда людей – пока всех в сад. Причины вы знаете.
Эти двое снова кивнули. Про это мы тоже разговаривали тысячу раз.
— Короче, – сказал я, – всех шли лесом, никого мы сюда перетаскивать не будем. На Земле продать что-то из имущества попавших сюда можно. Но, – я поднял вверх указательный палец, – продавать надо так, чтобы там – я потыкал пальцем в потолок – не взяли за жопу.
— В смысле? – спросил Туман.
— Мля, Валер. Ну прикинь ты сам. Пропал человек, от него осталась квартира, машина, дача, участок земли, бизнес, доля в бизнесе, да всё что угодно, что стоит денег. И тут через полгода, год, два, три, появляется человек с доверенностью от него и говорит, что вот у него есть права на продажу всего этого.
— У некоторых могут возникнут вопросы, откуда доверенность, и где этот человек, – дополнил Дима.
— Точно.
— И как же тогда быть? – растерявшись, спросил Туман.
— Аккуратно надо быть в этом вопросе, – ответил я, – потом, про наследников не забывайте.
— Так он может нам в уши надуть, что типа возможности продать нет, а сам продаст и бабки себе в карман, – снова возмутился Туман.
— Ты забыл – мы можем сами сходить на Землю и пробить ситуацию. Продали там или не продали.
— Ох, и возни у него будет, – покачал головой Дима, – стрёмно это всё. Хотя, если посидеть подумать, то всё решаемо. Я бы, например, точно других людей для этого нанял, чтобы концы к Сицову не вели. Надо только с олигархом перетереть, письмо ему составить, где всё подробно написать, посмотрим, как он к этому отнесётся, может он скажет – «нах!».
— Не скажет, – крутя в руках пустой бокал, сказал я, – это хорошие деньги, очень хорошие. Пусть он будет, ну… – я задумался – десять-пятнадцать процентов за услуги себе брать. Народ же первым делом квартиры будет продавать, пусть на Земле их и будут дешевле продавать, всё равно деньги.
— Ага, а потом этим тут всем доказывать, за сколько там их недвижимость продали, – возмутился Туман, – только не надо мне говорить, что они в договор купли-продажи поверят, ну, в цену, которая там будет указана.
— Да не хотят – не надо, – пожал я плечами, – то хоть что-то получат, а то вообще ничего.
— Мы себе-то будем что брать? – спросил у меня Дима.
— Нет, я против. Продали там, процент себе Сицов взял, золотишко купил и переправил сюда, мы отдаём всё этим людям. Золото ему, кстати, тоже нужно будет в разных местах покупать. Там скорее всего, счет на килограммы пойдёт.
— Слушай, Саш, – встрепенулся Туман, – а ты не хочешь с ним на Земле встретиться лично? Познакомиться, пообщаться?
— Нет. Пусть он созреет для этого сам. И, сдаётся мне, что он сюда рано или поздно захочет.
— И припрёт с собой пару эшелонов с золотом, – буркнул Туман, – и начнёт тут всё под себя подгребать.
— Не начнёт, он понимает, что его тут быстро грохнут. Он же сам нам в письме писал, что тут уже давно всё поделено, и люди тут другие. Что он тут получит? Власть? Так она и там у него есть. Да и всяких ништяков на Земле у него наверняка больше. Тут не будет самолётов, яхт, квартир где-нибудь в Монако, или отдыха на Лазурном берегу. Не. Сюда он переселится только в качестве пенсионера, обеспечит себя всем необходимым и будет спокойно жить.
— Ну что, поехали тогда назад? – спросил Туман, – вернее пошли. В Водный мир?
— Дим, с тебя письмо Сицову. С коммерческим предложением, – я усмехнулся, – он нам ещё сегодня товар обещал, следующее открытие двадцать седьмого ноября, послезавтра. Вот и набросай текст, только мне покажи, может, я чего добавлю, переправим ему, пусть он подумает.
— Добро.
— Флешки-то будем с собой брать? – уже встав из-за стола, спросил у меня Туман, – ну что они там с Танькой накачали.
Я только посмотрел на Диму.
— Ясно всё, – вздохнул он, – где они хоть?
— Какой ты всё-таки умный, Дим, – засмеялся я, – всё без слов понимаешь.

Глава 3.

27 Ноября. Таус.
Позавчера, вернувшись в Водный мир, мы с Туманом сразу рассказали нашим про ситуацию с Рыжим. Реакция у всех была разная, кто-то расстроился, кто-то озадачился, кто-то обрадовался. Я так понимаю, что даже некоторые из наших тешили себя надеждой вернуться на Землю, не насовсем, а погулять, а тут такой облом – одиннадцать часов, а именно так мы и сказали, и всё, склеишь ласты. Но большинство из наших друзей всё-таки обрадовались, что вернуться для проживания на Землю нельзя. Меньше будет желающих свалить назад и растрезвонить о нашем мире.
Кто-то сказал, что обязательно найдутся те, кто не поверит в информацию, о Рыжем и его Тане, ну, что они там чуть не умерли. Хотя их состояние в момент приезда к нам сюда назад, в терминале видело очень много народу. Естественно в тот момент мы ещё не знали результатов анализов, Док подтвердил вчера вечером, что да, одиннадцать часов на земле можно находиться без каких-либо проблем с организмом, а ещё через пять-семь часов вы умрёте. Что он там с ними делали, и какие брали анализы, мы не знаем, но всё подтвердилось.
Правда, Док и его коллеги так и не смогли ответить, за счёт чего это происходит. Ведь в другие миры-то мы ходим и живём там, и ничего, никаких проблем. Видать, точно какое-то облучение у нас тут всех, ну и хрен с ним, нам и тут неплохо!
Так вот, насчёт тех, кто не поверит, что на Земле умрёшь. Иван предложил взять этих неверующих и провезти на Землю. Только не выпускать их, а договориться с Сицовым, и пусть они посидят под его охраной в ангаре те же одиннадцать часов, ну, или чуть дольше, чтобы их проняло. Идея неплохая, будут умники – обязательно так и сделаем.
Узнав про первый вертолёт, все обрадовались, само собой обмыли это дело. Слушая своих друзей, как они обсуждают появление у нас вертушки, я всё больше и больше утверждался в своих мыслях и в возникшей у меня идее. Думаю, я прав, теперь только нужно всё это осуществить. Додумать мне не дали, утащили вместе с лежаком в воду.
— Ты в сервис сейчас? – спросила у меня Света сегодня с утра за завтраком в нашей квартире.
— Да, есть кое-какая идея, в одиннадцать совещание.
— Не забудь, нам завтра в Лос, к вашим пенсионерам, – Светка улыбнулась.
— Да, я помню, поедем обязательно. Да и на завод хочу заехать, посмотреть, как там и что, у Апреля заодно гляну, как у него там процесс запуска завода идёт.
Быстро позавтракав, чмокнув Светку и погладив по голове Булата, спустился вниз, где меня уже ждала личка.
— В сервис, – сказал я, поздоровавшись с ребятами, забираясь на заднее сиденье длинного Кадиллака.
Я вновь погрузился в свои мысли. До сервиса доехали минут за двадцать, я даже по сторонам-то особенно не смотрел, всё делал пометки в блокноте. Ровно в одиннадцать часов в кабинет вошли все те, кого я поручил своим секретарям пригласить. Георгич, Крот, дядя Паша, Туман, Грач, Риф. Все были серьёзны, никто никого не подкалывал, всё, начались рабочие будни. Надо работать дальше, развиваться и зарабатывать.
— Доброе утро, – поздоровался я со всеми, дождавшись, пока мужчины усядутся за столом, – хочу вам предложить новое направление. Прошу вас сначала меня выслушать, а потом задавать вопросы.
С этими словами я встал и подошёл к большой доске, установленной у меня в кабинете, на которой я или мои коллеги рисовали фломастерами во время совещаний. Рисовали не рисунки, а именно рабочие моменты, так сказать, наглядно – тут кружок, стрелка и так далее.
Откинув в сторону небольшое покрывало, явил взору присутствующих схему, которую я быстро нарисовал сегодня перед совещанием и произнёс.
— Знакомьтесь, это схема наших будущих аэропортов. Название будет «Хелипорт ГДЛ».
Мужчины принялись разглядывать мои художества. Подождав минуту, я взял длинную линейку и, снова подойдя к доске, начал объяснять.
— Как вы все уже знаете, у нас есть выход на Землю. Есть договорённость с Сицовым на поставку к нам вертолётов и легкомоторных самолётов. Первый Робинсон мы получили позавчера, он сейчас стоит в одном из наших ангаров. Так же вы все прекрасно знаете, что в нашем мире, в наших городах, да и в Мире Белазов есть достаточно большое количество богатых людей, которые вполне могут захотеть купить себе вертолёт или самолёт в личное пользование. Да, я прекрасно помню, что ни один летательный аппарат не может летать в мире Белазов. Но у нас есть ещё Водный мир и мир Динозавров. Да и тут, наш мир, исследуй – не хочу, лети куда хочешь.
Я хочу построить сеть небольших аэродромов и открыть школу пилотов. Мы купим у Сицова столько вертолётов и самолётов, сколько нам нужно. Так же купим с его помощью оборудование, инструменты и запчасти для их обслуживания, различное навигационное оборудование или чего там нужно.
Наберём пилотов и обслуживающий персонал, построим взлётки и ангары для обслуживания и хранения этой техники. Установим ценовую политику на обучение, на воздушные экскурсии, на воздушное такси, в конце концов, да и про парашютный спорт не забывайте.
Вы все достаточно богатые и обеспеченные люди по меркам нашего мира. Какая будет цена на вертолёт или самолёт, я пока не знаю, будем думать. Но представьте такую ситуацию. Вы в одном из городов, оазисов, приезжаете на такой небольшой аэродром, оставляете там свой автомобиль, садитесь в вертушку, или самолёт, который уже подготовлен, проверен и заправлен к вашему приезду, и летите куда хотите, будь то по делам или просто для удовольствия. Вас ведут наши диспетчера, сообщают о свободных коридорах, погоде и так далее и тому подобное. И вот таких как вы десятки.
Вы сами за штурвалом, вы прошли обучение в нашей школе пилотов и получили удостоверение пилота. Либо вас просто везут, как пассажира.
— Вот тут, – я начал тыкать линейкой в доску, – я нарисовал, как и что я вижу. Основной аэропорт где-нибудь сбоку от нашего Тауса, так как шуму от такой техники будет достаточно много. В центральном аэропорту мы строим и площадки для вертолётов, и взлётно-посадочную полосу для самолётов. Тут же будут и ангары для их ремонта, хранения, и все необходимые здания для работников.
В Руви, Кижене, Речном, на рынке около гномов, около оптовой базы и в некоторых больших оазисах мы строим аэродромы поменьше, тот же Хозяйственный, оазис-разборка у Страйка. Там будут только ангары для хранения с охраной, необходимый инструмент с расходниками для мелкого ремонта и обслуживания такой техники. Тут, в Таусе, будет, ну, для начала одна-две группы на самолётах или вертолётах, которые будут готовы вылететь в ту или иную точку для ремонта вертолёта или самолёта в случае крупной поломки. Это может быть, как точка где-то и вне города, так и на одном из мелких аэродромов. Если у нас пойдёт дело, то в тех же самых Руви и Кижене можно будет и расшириться.
Мы пока не знаем, сколько человек будут готовы купить себе летательный аппарат, всех интересует цена.
Мужчины разом кивнули.
— Даже если в одном из городов купят пятнадцать-двадцать вертолётов, это уже хлеб. Хранение, – я начал загибать пальцы, – обслуживание, обучение, заправка, просто полёты, прыжки с парашютами, всё это будет приносить нам постоянный доход. Ещё на той земле, я пару раз бывал в Подмосковье, есть там такая деревня, Большое Грызлово называется. Там как раз есть такой частный аэродром, и на нём проводятся прыжки с парашютами для всех желающих. Народу там полно, таких экстремалов полным-полно. У них дошло до того, что они построили рядом со своим аэродромом парочку небольших гостиниц. Люди приезжают туда отдохнуть, прыгнуть с парашютом или покататься на самолёте или вертолёте, но вертолётов там мало, в основном самолёты. Так же мы можем сделать и у нас. А пятнадцать-двадцать вертолётов наверняка купят.
— Больше купят, – буркнул задумчиво Георгич.
Ребята посмотрели на него и кивнули.
— У нас в городе много богатых людей, так же их хватает и в других городах. Вопрос цены, ты прав, Саш.
— Почём аппарат-то будет? – не выдержал Риф.
— А вот это я уже хотел обсудить с вами, – ответил я, – но перед этим нужно решить ещё пару вопросов.
Все снова притихли и уставились на меня.
— Вы все понимаете, какой это будет монстр, – я ткнул пальцем в доску со схемой будущих аэродромов, – нужно будет с нуля построить огромную инфраструктуру, чтобы всё это крутилось и вертелось. И самое главное – я взял паузу – нужна охрана. У нас тут хоть и стало уже поспокойнее, но, всё равно, что будет через год, никто не знает. К нам уже из мира Белазов сюда переселяются и постоянно приезжают в гости огромное количество людей. В ГДЛ охраной занимается Туман, но у него хватает и своих забот по уже существующим объектам, и нужен человек, который всё это с вашей помощью, – я подмигнул дяде Паше, который, кажется, охренел от того количества аэродромов, которые ему нужно будет строить, – построит и будет директором, можно сказать, одним из совладельцев, как и вы все чего-либо в ГДЛ. Я так же остаюсь председателем совета директоров.
— Кого ты предлагаешь-то? – снова спросил Риф.
— Сейчас скажу. Вы мне сначала ответьте, как вам моя идея?
— Нормуль, – кивнул Туман, – вертушки и самолёты тут пойдут на «ура!».
— Я тоже «за», – добавил Грач, – и полетать, и на разведку, и на поиски, да и в других мирах мы сможем забраться очень далеко.
— Да и с парашютом попрыгать – кайф, – также произнёс Крот, – я прыгал – ощущения нереальные, и ты прав, Саш, таких людей десятки, если не сотни. Парашютный спорт точно пойдёт на «ура!». У нас тут тепло круглый год, прыгай – не хочу.
В общем, все единогласно поддержали мою идею по строительству Хелипорт ГДЛ.
— У Сицова могут возникнуть проблемы, – спустя пару минут, когда мужчины наговорились и немного стихли, произнёс Георгич, – сколько нам нужно летательных аппаратов?
— Тридцать? Сорок? Шестьдесят? – тут же посыпались варианты ответов.
— Его там – Георгич кивнул головой вбок – могут за задницу взять.
— Как это? – спросил Крот.
— Давайте я попробую вам объяснить, – взял я слово, – я над этим тоже думал. Сейчас он нам подогнал одну вертушку. Сами знаете, вертолёт, это не автомобиль, во дворе не поставишь. Каждый взлёт, посадка – на виду, обслуживание и хранение – то же самое. Да, у нас тут проще, нет всех этих надзорных органов, всяких разрешений – сюда можно лететь, туда нельзя, и так далее и тому подобное. Но когда он на Земле купил и переправил к нам сюда один, или пусть с пяток вертолётов, этого ещё могут не заметить. Я имею в виду, куда они потом делись и где летают. Но когда он, по нашей заявке, будет их покупать десятками, у некоторых личностей могут возникнуть вопросы. А куда все эти лёгкие самолёты и вертолёты делись? Где они летают-то?
— И ему могут начать задавать вопросы, – подхватил Туман.
— Именно.
Георгич тут же кивнул.
— Плюс, не забывайте, сколько всего к этой технике нужно, – я ещё руки так в стороны развёл, чтобы все поняли объём, – инструменты, запчасти, оборудование, различное навигационное оборудование для диспетчеров. Ведь всего этого у нас тут нет, это только на Земле. И сколько у нас будет связь с Землёй, я имею в виду работу ворот, мы тоже не знаем.
— Соответственно, нам нужно затариваться по полной программе, – быстро дополнил Риф.
— Точно. Всего нужно много, очень много. Сами знаете, вертолёт и самолёт – не машина. Это тачка скрипит, свистит, гремит, но едет. А с этой техникой такое не прокатит, там навернёшься – костей не соберёшь. Значит, всё должно быть в идеальном состоянии, всегда, соответственно ко всему этому нужны запчасти и, думаю, не ошибусь, если скажу, что и кое-какие станки для производства некоторых деталей тоже нужно будет покупать. И кучу различной технической документации по обслуживанию и обучению. Закрыли мы ворота и всё, что дальше? Где всё это брать? Значит нужно и запчастей побольше, и кое-что должны сами делать, вернее, производить.
Персонал-то найдём тут, по городам поискать, наверняка и бывшие пилоты найдутся, и техники, и кто там ещё нужен.
Не забывайте про модели вертолётов и самолётов, их тоже великое множество. Да, мы остановимся на нескольких моделях, как остановились на нескольких моделях автомобилей из оазиса-разборки. Признаюсь честно, я сам тоже хочу научиться управлять вертолётом и хочу себе вертушку, только побольше и помощнее.
Но, в России маленькие гражданские вертолёты и самолёты не производят. А их нам, напомню, нужны десятки, и кучу барахла к ним. Всё это есть за рубежом, купить там не проблема, но это всё нужно будет доставить в ангар в Подмосковье.
— Ох, там и глаз будет …– покачал головой Туман, – его точно за жопу возьмут.
— И вот отсюда у меня к вам другой вопрос. Будем ли мы открывать ворота в другой стране? Открыть там, где такую технику проще всего купить.
Все молчали, переваривая мои слова.
— Нужно с Сицовым разговаривать, – произнёс Георгич, – обозначить ему объём, что нам нужно, а нужно там несколько эшелонов. Боюсь, что не в одном месте придётся открывать ворота. И обязательно нужно понять, какая цена будет для нас, отсюда уже будем плясать и для покупателей тут.
— Может, ну его нах, эти вертушки? – как-то тихо сказал Риф, – одно дело парочка, а другое дело – их тут дофига будет, вернее, придется ворота открывать на Земле за бугром. Как бы нас там самих за жопу с этими воротами не взяли.
— Если всё грамотно сделать – не возьмут, – ответил Туман, – насколько я знаю, те же вертолёты Робинсон, один из которых нам поставил Сицов, производятся в США, но с завода их не продают. Продают их многочисленные дилеры. Вот и нужно покупать их у дилеров по несколько штук. Знаю точно, что дилеры есть в Австралии, Канаде, Бразилии, Индии. Отправлять туда человека с маяком, и по сигналу открывать ворота и перетаскивать сюда к нам технику и оборудование. Но отправлять придётся человека Сицова, наши отсюда на Земле-матушке долго не проживут. Заодно и отпускную цену узнаем, в России-то они определённо дороже, а там и Сицову проще будет. Купил, привёз куда-нибудь в ангар, а там мы ночью открыли ворота и – раз его к нам.
— Кстати, мужики, – встрепенулся Крот, – раз пошла такая пьянка, – вы когда-нибудь слышали про отстойники новых машин с заводов?
— Я слышал, – ответил я, сразу поняв, к чему клонит Крот.
— Что за отстойники? – спросил Грач.
— Новые машины, переизбыток производства. Заводы производят, их не покупают, чтобы тысячи людей не сидели без работы, их продолжают выпускать и перегоняют на такие стоянки. Их там тысячи, десятки тысяч. Они там стоят, ржавеют и гниют. И таких стоянок по всему миру полным-полно. Про различные разборки в Америке я вообще молчу.
— Ты хочешь открыть ворота около такой стоянки и перегнать их к нам? – ахнул дядя Паша.
— А почему бы и нет? – Крот пожал плечами, – сотку тут, сотку там.
— Да мы так много чего упереть-то можем, – хитро произнёс Риф, – и катера с лодками.
— Ну, пипец, вас понесло, – крякнул Георгич, – давайте по всему миру ездить и грабить.
— Не грабить, а забирать излишки, – хихикнул я, – и как нам сразу не пришла в голову эта идея-то?
— Нам тогда, получается, и Сицов не нужен, – сказал Грач.
— Нужен, – тут же ответил я, – вы не забывайте, что нам на Земле нужен будет человек с маяком, вернее несколько, а это могут быть только его люди. Да и он про нас знает, мы его сейчас пошлём, он нас сдаст, так что от Сицова отказываться глупо и чревато. А тем более, когда он узнает, что мы можем открыть ворота практически в любой точке мира. Вы хоть представляете, какой это прорыв? И как у тех же военных унесёт башни, когда они поймут, что с помощью ворот можно перебрасывать войска? Не, Сицов нам нужен, и нужно всё держать в секрете.
Погоди, Крот, с тачками, хотя твоя идея мне понравилась, и ты, Риф, со своими катерами. Вертушки так утянуть со стоянки мы не сможем, это штучное производство, и там их на складе, уверен, не много. Это машину угнал, номера перебил, документы сделал и катайся, а вертолёт или самолёт специфический товар, так что их только покупать. Но за границей они точно будут дешевле, и всё нужное нам оборудование тоже. Короче, нужно с нашим олигархом разговаривать.
— Так кого ты на директора-то хотел? – напомнил Риф, – и на начальника охраны аэродромов?
— Ивана на директора, тебя, Крот, на начальника охраны.
— Так Ваня же мэр вроде – сказал дядя Паша – а мужик он хороший.
— Полномочия мэра он уже давно с себя сложил, – ответил я, – у него же сейчас бизнес в Лос с этими клубами, да и в Севохе он тоже фитнес клубы открывает. Да он и сам мне говорил, что надоело ему мэром быть. Колобок, кстати, всё время с ним.
— Колобок точно всё организует, – закивал Туман, – у этого чувака энергии на десятерых, и он одновременно везде.
— Я Ване доверяю, – произнёс Георгич.
Все присутствующие тут же положительно высказались о Ване. Знают его у нас все, и воевали с ним, и спину друг другу прикрывали.
— Ну и хорошо, – кивнул я, когда все согласились с предложенной мной кандидатурой на должность директора Хелипорт ГДЛ, – ну а ты, Крот, организуешь охрану? Пора тебе уже подниматься вверх по карьерной лестнице. Думаю, вместо себя у поисковиков ты поставишь человека.
Крот сидел задумчивый.
— Мы тебе поможем, – добавил Туман, – подскажем, как и что. Накатаешься – во! – Туман провёл у себя над головой рукой, улыбнувшись.
— Согласен, – спустя минуту раздумий ответил Крот, – директора не потяну, а вот охрану, думаю да, справлюсь.
— Ну и отлично, – обрадовался я, – твоя доля у поисковиков так же останется. Да и потом, твоим же поисковикам пара вертушек точно пригодится.
Все снова разом кивнули.
— Оксана, – я нажал кнопку спикерфона.
— Да, Александр.
— Найди мне, пожалуйста, Ваню и пригласи ко мне. Пусть, как сможет, максимально быстро приедет сюда, можно даже с Колобком.
— Хорошо.
— Колобок тоже долю захочет, – улыбнулся Георгич, – это еврей ещё тот.
— Да это понятно, – махнул я рукой, – но Иван без него не согласится. Они-то вместе сколько лет уже работают, друг друга мысли читают, и Колобок его продолжение. Да дадим мы им долю, примем, так сказать, их в штат ГДЛ, будут одни из нас.
Значит так и решаем. Дядя Паша, теперь ты.
Тот аж вздрогнул.
— Считай, сколько и чего нам надо. Люди, материалы, сроки. Сумму мне потом скажешь. Только сначала, прежде чем приступить к строительству, надо переговорить с Сицовым, возьмёт он на себя такую поставку вертолётов или нет, – я вздохнул, – Туман, пришло время нам с ним встретиться. Организуй мне с ним встречу на Земле в его ангаре, лучше завтра днём, часика в три. Завтра вечером я, кстати, в мир Белазов еду. Директора в гости пригласили, хотят обмыть выпуск пятидесятитысячного автомобиля на нашем Палиусе.
— Сделаем.
Потом мы ещё часа полтора или два обсуждали мой будущий разговор с Сицовым, немного перерисовали схему опять же будущих аэродромов, прикинули чего и сколько нам нужно, в том числе и людей. Да уж, монстр Хелипорт ГДЛ действительно вырисовывался огромный. Если у нас всё получится, то тут народ просто офигеет.
Ваня с Колобком приехали ко мне под вечер, я сидел и работал с документами и только-только закончил ещё одно совещание, но оно было по работе сервиса и автосалона.
— Здорово, мужики, – поприветствовал я этих двух, когда они вошли ко мне в кабинет, – проходите, присаживайтесь.
— Привет, шеф, – улыбнулся Иван, и моя ладонь снова утонула в его лопатообразной ладони.
Вот же, блин, человек-гора! Он в Робинсон хрен поместится.
— Добрый вечер, – вежливо поздоровался со мной Колобок, – поздравляю вас с первым вертолётом в этом мире.
— Да, – встрепенулся Ваня, – точняк, вы же вертушку получили. Желающих на «покататься» много?
Я только засмеялся и сказал.
— Короче, мужики, есть у меня к вам дело. Скажу сразу, наши меня поддерживают.
И за следующие пять минут я им рассказал про планы на Хелипорт ГДЛ, оба удивились от масштабов задуманного, но в целом меня поддержали. Ну и, само собой, я им сказал, что хочу назначить Ваню директором этого направления, а Колобка его замом. Так же сказал про долю, которую они получат в случае согласия.
— Фигасе, ты тут предложения делаешь, – почесал своей пятернёй затылок Ваня, – директор Хелипорта, а ты – мой зам, – он легонько ткнул задумчивого Колобка.
— Ну а что такого-то? Мужики вы нормальные, вас все знают.
Следующие пару минут я их расхваливал, всё-таки любой любит, когда его хвалят. Колобок, вон, аж расцвёл весь. Несмотря на то, что он такой хитрожопый, я ни разу не слышал, чтобы он кого-то кинул или обманул. А это в нашем деле немаловажно. Всё-таки через этих двоих будут проходить огромные деньги.
— И ты, типа, станешь моим начальником, – заулыбался Иван, – вернее, нашим.
— Да, – серьёзно ответил я, – и буду драть вас обоих в случае чего, и спрашивать с вас двоих тоже буду. Как и что у нас в ГДЛ вы знаете, не первый день общаемся.
— Я согласен, – подумав ещё пару минут, кивнул Иван, – ты как? – спросил он у Колобка.
— Я тоже. Когда приступаем? И нам бы с Кротом поговорить.
— Не вопрос, – ответил я, – вам теперь часто пересекаться придётся. Завтра я планирую встречу с Сицовым, если конечно Туман договорится о встрече. Вань, ты со мной, считай, что вы с сегодняшнего дня работники ГДЛ. Трудовую вам оформим, – я улыбнулся.
— Нам нужен человек, а ещё лучше, несколько, кто во всём этом понимает, – произнёс Иван.
— У меня есть знакомый пилот, – добавил Колобок, – и, кажется, пара техников.
— Вот и занимайтесь. Ваша задача найти этих людей, узнать, что нам нужно и завтра мы всё это изложим Сицову.
Ну и, само собой, я изложил им наше видение ситуации по покупке этой летающей техники, оборудования и запчастей. В общем, ещё на часок мы зависли, снова рисовали и думали, как и что.
Ну а потом я поехал домой, а эти двое начали вызванивать Крота, чтобы перетереть с ним насчёт будущих аэропортов.

Глава 4.

28 Ноября. Таус.
— Во сколько мне быть готовой для поездки к вашим директорам? – спросила у меня Света с утра за завтраком.
— Ну, пригласили они нас вечером. Значит, давай часиков в шесть, раньше могу не успеть, дел много, к Апрелю поеду завтра. Переночуем уже там, в мире Белазов.
— Хорошо.
— Я сейчас в сервис, потом пара встреч, короче, я тебе позвоню, – на часах десять утра, должен всё успеть.
Тут у меня зазвонил телефон, входящий от Грача.
— Говори, – нажал я кнопку.
— Доброе утро, – услышал я его голос, – Саша, у нас небольшая проблема, вернее, большая.
— Что случилось?
— Я вчера своих ребят посылал в зимнюю пещеру, там нужно было забрать кое-какие железки, дядя Паша попросил.
— Ну.
— В общем, они там встретили группу людей. Трое взрослых и двадцать детей, возраст детей от десяти до двенадцати лет.
Меня мгновенно пробил холодный пот.
— Охренеть, не встать! Откуда они там?
— Провалились, как и все. Со слов сопровождающих, это детишки, которых родители отдали в так называемый лагерь выживальщиков. Их там учат разводить костёр, ставить палатки, кушать готовить, в общем, всяким интересным и полезным штукам. И вот они все очутились в нашей пещере.
— Пипец! – только и смог вымолвить я.
— Дети, конечно, напуганы, но в целом держатся. С ними двое парней инструкторов и девушка, она на грани истерики. Дети нет-нет, но начинают плакать и звать родителей.
— Ещё бы, — хмыкнул я, – где они сейчас все?
— Их в Таус везут. Наши бойцы на машинах были, бросили всё, детей загрузили и сюда везут. Куда их девать-то?
Я лихорадочно соображал и думал, что делать. Видимо что-то действительно произошло на нашей планете, или где мы находимся, раз сюда провалилось такое количество детей. За время, которое я тут нахожусь, сюда такие детишки не проваливались, ну, такого возраста. От пятнадцати лет и старше только, а тут – десять-двенадцать лет. Пипец, что с ними делать-то? Это же дети, я прикидываю, в каком они шоке. Мне их так жалко стало, что аж сердце заболело.
— Через сколько они будут у нас?
— Час-полтора, – ответил Грач, – в сервис их?
— Да, везите в сервис, максимально обеспечим им заботу и постараемся успокоить. Я сейчас Свете скажу, она девчонок соберёт и тоже приедет туда.
— Добро. Мне детей тоже жалко, пипец, им надо помочь, Саш.
— Поможем, обязательно поможем.
Я нажал кнопку отбоя и снова стал думать.
— Что случилось? – встревоженно спросила у меня Света, видя моё озадаченное лицо.
— В зимнюю пещеру с Земли провалились дети, они из какого-то лагеря выживальщиков. Двадцать детей, и с ними трое взрослых, детям десять-двенадцать лет.
— Господи! – ахнула Света и, прижав к груди полотенце, которым она вытирала со стола, села на стул.
— Их нужно всех успокоить, – продолжил я, – дети в шоке, начинают плакать и капризничать. Быстро собирайся, и поехали в сервис, да девчонкам позвони.
— Они же тут навсегда, Саш, – как-то страшно произнесла Света, – мы не сможем их вернуть на землю.
У меня прям ком встал в горле, это я понимал и сам. Собрались мгновенно, через десять минут мы уже спустились вниз, сели в поджидавшие нас машины и поехали в сервис. Пока ехали, Света звонила девчонкам, быстро говорила про детей и просила приехать их в сервис.
Девчонки нужны для того, чтобы успокоить детей. Одно дело, когда тебя окружают здоровые и вооружённые мужики и пытаются успокоить и другое, когда девушки.
В сервисе тоже развили кипучую деятельность. Тут же подготовили необходимое количество номеров для детей, нескольких бойцов и пару девчонок отправили в магазин за необходимыми вещами для детей и их сопровождающих, в столовой поварихи, узнав про детей, дружно охнули, но тут же взяли себя в руки и стали готовить еду, кто-то поехал за какими-то клоунами или аниматорами.
Каждый понимал, что дети, пипец, как напуганы, тем более, со слов Грача оказалось, что в этой пещере они были два дня, чего они там ели, непонятно. И так же все понимали, что дети в шоке, и это мягко сказано.
— Ну где они, млять? – спросил я у Грача, стоя на крыльце столовой.
Тот молча достал мобильный и набрал номер.
— Казак, вы где? Понял, ждём, давайте сюда, – нажав кнопку отбоя, сказал, – пять минут.
— Света! – заорал я на весь двор.
Она тут же выбежала из столовой.
— Через пять минут будут, бери девчонок и встречайте их и старайтесь повеселее быть.
Тут же со всех сторон прибежали девушки наших бойцов. Вон даже клоун какой-то с шариками нарисовался, включили музыку весёлую.
— Что с ними делать-то будем? – в какой раз спросил у меня Грач, – назад на Землю мы их вернуть не сможем.
— Да не знаю я, млять! Сейчас будем думать.
Мне нереально было жалко детей. Я просто на минуту представил себя на месте родителей этих детишек. Отправил вот так своего человечка в лагерь, а потом раз и ребёнок пропал. Да я бы, млять, с ума сошёл, я не знаю, как себя повёл бы в той ситуации. Да и детям тоже, пипец как, страшно!
— Откуда они хоть все? – спросил я у Грача.
— Не знаю. Сейчас приедут, спросим.
Через несколько минут на территорию сервиса заехали две наших больших багги, и за ними фура. Млять, они детей ещё в фуре везли, вон видно, как бойцы прорезали брезент, и из этих дырок торчат детские ручонки. А хотя, на чём их везти? Там дорога на час всего открывается.
— Пошли, – негромко произнёс я, когда фура, пшикнув тормозами, остановились прямо посередине двора.
Тут же к грузовику со всех сторон устремился народ. Откинули борт и оттуда стали выгружать детей. Мать твою, это же совсем малыши! Детишки были, пипец как, напуганы. Их по одному аккуратно выгружали из машин и ставили на землю. Все дети одеты в хорошую одежду для походов, и они все были мокрые от жары и закопчённые от пыли. Детишкам тут же давали по бутылке воды, наши девчонки старались максимально окружить их заботой и лаской.
Но, наблюдая за ними, я видел, как сначала один ребёнок, затем второй, третий начинают улыбаться. Вон клоуна увидели, ещё больше улыбаться стали. Аниматор молодец, веселит их как может.
Последними из грузовика выбрались девушка лет двадцати пяти, и двое крепких парней, им около тридцати, может, чуток постарше. Последний парень, перед тем как спрыгнуть на землю, внимательно огляделся. На его лице я прочитал всю гамму чувств. Растерянность, удивление, страх, покачав головой, он спрыгнул на землю. Девушка, размазывая по щекам слёзы с пылью тут же стала, как какая-то мамаша-наседка хлопотать вокруг детишек. Её тоже тут же взяли в оборот наши девчонки, вон она уже стоит, уткнувшись в плечо Ирке Большого, и её плечи вздрагивают.
— Пойдёмте кушать, – весело закричал Клоун и стал размахивать шариками в обеих руках.
Детишки, вцепившись в наших девчонок, озираясь по сторонам, потопали за ними.
— Добрый день, – подошёл я и поздоровался с этим двумя парнями и девушкой. Их потихоньку оттеснили от детей, и, кажется, только сейчас они немного расслабились.
— Есть что выпить, мужики? – спросил у нас тот парень, который последним выпрыгнул из полуприцепа.
Слива незамедлительно протянул ему фляжку и сказал.
— Много не пей, накроет, пойдёмте, поедите.
Фляжка тут же пошла по кругу. Девушка, уже успокоившись, снова посмотрела, как детишки топают в столовку, затем взяла протянутую ей фляжку, и сделала глоток. Сморщилась, но пару глотков ещё сделала.
— Где мы? – выдохнул этот парень.
— Вы в другом мире, молодые люди, – ответил я, – идите, поешьте сначала, а потом мы ответим вам на все вопросы. Не волнуйтесь, ничего плохого тут с вами не случится.
Этих троих тоже провели в столовую, вот же, блин, тут детский сад-то. Дети сидели и изо всех сил работали ложками, да уж, проголодались, бедняжки. Когда все наелись, их повели в душ, нужно было их отмыть и переодеть.
Ну а потом мы уже и поговорили с этими тремя взрослыми. Детей после душа по номерам, они сейчас наверняка все спать захотят.
В общем, ситуация была следующая. Двоих парней звали Иван и Александр, девушку – Александра.
Провалилась в наш мир вся эта компания из гор Крыма. Там уже несколько лет подряд был детский пионерлагерь. Только не такой, как мы все привыкли себе представлять, а кое-кто из нас в таких и был в детстве, ну где там здания, подъём, зарядка, дискотека по вечерам, всякие игры и всё такое.
Это был лагерь в чистом поле – там были только палатки. Никаких зданий и сооружений. В этом лагере детишки собирались, их туда всех привозили на автобусах. Затем, с помощью инструкторов паковали вещи и на десять дней уходили в горы.
Часть вещей покупали родители для детей, часть вещей была уже в лагере. Финансирование у этого лагеря было хорошее, там было всё для вот таких долгих походов. Еда, палатки, спальные мешки, в общем, всё то, что может пригодиться в походе. Родители покупали всякую мелочёвку, вроде термобелья и тёплых вещей.
Маршруты походов были пройдены несколько раз. Полдня они идут, потом полдня разбивают лагерь, разводят костры, готовят себе кушать. Список детей формировался перед каникулами, и те из родителей, кто считал, что их ребёнок должен научиться вот таким вещам, отправлял их в него, ну и, само собой, дети тоже давали согласие.
Ничего сложного, со слов инструкторов, в таких походах не было. Процесс уже отработан от и до. Да, первые пару дней дети капризничали, но потом, втянувшись, уже сами делали те или иные вещи. Мамок и папок-то рядом нет, хочешь, не хочешь, а нужно таскать хворост и ставить палатки. Инструктора помогали и делом, и советами.
Со слов инструкторов, все дети потом в восторге от таких походов. Ещё бы, природа, они самостоятельные, научились разводить костёр, ловить рыбу, готовить себе еду и так далее, и тому подобное.
У инструкторов с собой спутниковые телефоны, у детей сотовые забирались, чтобы они не звонили родителям. Спутниковые телефоны нужны для экстренной связи, в лагере дежурят и врачи, и спасатели. Но за время существования этого лагеря, вызывали их пару раз, и то по причине, когда один мальчик наелся каких-то ягод, и ему стало плохо с животом, и второй раз для девочки – она полезла на камни и подвернула ногу.
То есть, несмотря на десять дней похода и отрыва от цивилизации, маршруты проложены таким образом, что помощь может прибыть в любую точку в течение пары часов.
В этот раз эта группа была в походе уже девять дней, им оставались сутки, и они внизу, в лагере. Там в горах зарядил дождь, и они спрятались от него в большой пещере, которая была по ходу движения. Развели несколько костров, стали готовить кушать. Дети уже знали, как и что делать, так что временную стоянку разбили мгновенно.
Ну и ночью переместились в нашу зимнюю пещеру. Александр, который нам всё это рассказывал, сказал, что он сразу понял, что они, хрен пойми где, спутниковые телефоны не ловили сигнал. Да и зима снаружи, и места другие. Походили по этой пещере, а там мамай прошёл, мы же оттуда вообще всё вывезли, так, кое-какое барахло оставалось.
Вот тут-то все и охренели. Детей сначала успокоили, хотя взрослые понимали, что они в какой-то жопе. Хорошо, что еда кое-какая с собой была, разделили её, как могли. Вот пару дней там и просидели, пока наши бойцы не приехали.
— Ну и что мы с этим детским садом будем делать? – спросил у меня Туман, когда инструкторов тоже повели в душ; и потом покажут им номера, где они могут поспать.
— Без понятия, – честно ответил я, – вернуть на Землю мы их не можем.
— Саша, на пару слов, – ко мне подошла Света и ещё парочка девчонок.
— Как там детишки?
— Нормально всё, – ответила Ирка Большого, – наелись, помылись, по номерам мы их распределили, сейчас все спят, умаялись, бедняжки.
— Мы знаем, что нужно делать с детьми, – сказала Света.
Выслушав девчонок, я согласился с их предложением. Да, кому-то эта идея могла показаться безумной, но больше вариантов выхода из этой ситуации мы не видели.
— С Сицовым о встрече договорился? — спросил я у Тумана.
— Да, ещё вчера. В три часа идём на Землю, он будет нас ждать в ангаре, у нас тоже всё будет готово.
— Ну что же, – вздохнул я, пытаясь прокрутить в голове наш разговор, – будем общаться, может он действительно поможет.
— Значит так, – Туман прохаживался в зале приёмки вдоль шеренги бойцов перед тем, как мы должны были открыть ворота на землю, – как вы все уже знаете, через пятнадцать минут мы идём на Землю. Пока мы там будем общаться, ворота всё это время будут открыты. Двадцать пять минут будет достаточно для того, чтобы решить все вопросы. Рука – он показала рукой на механическую руку с установленными на ней камерами – будет так же с той стороны. Вы все находитесь тут и смотрите в телевизоры, если с той стороны начинается какой-то шухер, или нас попытаются захватить, забегаете туда и валите там всех подряд. Ну и, само собой, эвакуируете нас. Грач, это всё на тебе.
— Ясно всё, прикроем. Вы далеко от ворот не отходите.
— Не отойдём, будем стоять рядом.
— Тогда всё, разойдись.
— Не думаю я, Валер, что нас попытаются захватить, – сказал я Туману, когда бойцы разошлись, и он подошёл ко мне.
— Я тоже не думаю, но подстраховаться не мешает. Мы втроём идём?
— Да, ты, я и Иван.
— Броники оденьте.
— Пять минут до открытия ворот с Землёй, – раздался голос из динамиков.
Тут же с двух сторон от самих ворот бойцы заняли позиции, мы же, втроём, быстро надев на себя бронежилеты и проверив оружие, встали прямо напротив ворот. Я взял только пистолет, Туман и Иван с автоматами.
— Пять, четыре, три, два, один – открытие!
Раз, – снова появилось мерцание, два – в него тут же устремилась рука. Смотрим на экран установленного тут большого телевизора. Спустя несколько секунд появилась картинка. Видим знакомый нам ангар, он пуст, только с той стороны, метрах в десяти от ворот стоят и смотрят на мерцание три человека. Высокий и крепкий мужчина, посередине невысокого роста полноватый мужичок и рядом с ним какой-то дедок, сильно смахивающий на учёного.
— В ангаре больше никого нет, – пискнула рация Тумана голосом Грача, – всё чисто, можете идти. Гера говорит, высокий – это и есть Погонщик, посередине Сицов, справа от него профессор, этот Андрей Алексеевич, который и смог открыть ворота.
— Пошли, – вздохнул я.
Сделав пару шагов, мы оказались на Земле.
— Добрый день, господа, – поприветствовал я эту троицу.
Те трое шагнули к нам навстречу…
— Фух, – выдохнул я, когда мы, познакомившись и переговорив с Сицовым и его людьми, вернулись к себе назад и закрыли ворота.
Я был весь мокрый и выжатый, как лимон. Всё-таки, хоть всё и было спокойно, но вот так встретиться с теми, кто активно пытался к нам проникнуть и закрепится, всё-таки тяжеловато.
— Нормально всё, – буркнул Иван, – а лихо тебя, Туман, этот Погонщик узнал-то.
— Он профи, – усмехнулся Туман, снимая с себя бронежилет, – мы тогда все в масках были, по глазам узнал.
Да уж, Погонщик этот волчара ещё тот! Сразу впился взглядом в Тумана и прямо сказал, что это Туман тогда закинул в ворота две гранаты и показал им фак. В общем, наши переговоры прошли довольно успешно. Все наши вопросы мы решили. Конечно, они втроём обалдели от информации, что тот, кто шагнёт в наш мир, уже не сможет вернуться назад. Но факт остаётся фактом, и сделать с этим ничего нельзя.
Этот Андрей Алексеевич предложил тут же провести парочку экспериментов, чтобы убедиться в этой теории. Пришлось позвать одного из наших учёных, и они, за пятнадцать оставшихся минут, тут же решили, что будут делать, ну а мы разговаривали о своих делах.
Сицов согласился помочь нам с детьми, ну, по тому плану, что предложили девчонки, только Погонщик внёс некоторые изменения и кое-что добавил, в принципе, всё логично. Теперь ждём от них отмашку.
По вертолётам, самолётам и различному оборудованию тоже всё решили. Они, конечно, обалдели, когда узнали, какое количество такой техники нам нужно. Но в то же время Сицов согласился с нашими доводами о том, что лучше всё покупать за границей, и в разных местах. Список того, чего нам нужно, мы им тоже передали. Завтра открываем ворота, и к ним пойдут два человека с маяком для ворот. Покажут, как им пользоваться. Дальше люди Сицова летят с этими маяками за границу, покупают летающую технику, всё, что к ней нужно, жмут кнопку на маяке, мы открываем ворота и перетаскиваем всё к себе.
Согласился он и взяться за продажу различной недвижимости людей, которые оказались в нашем мире, его – пятнадцать процентов. На такой процент мы были согласны изначально, так что заработает он на этом очень хорошо.
Этот учёный, Андрей Алексеевич, всё хотел к нам, в наш мир, изучать его. Но я так понял, что Сицов ещё не дал ему на это согласия. Так же, со слов олигарха, мы поняли, что он хотел сходить к нам на экскурсию, посмотреть, как там у нас и что. Мы, может быть, и были бы рады, но, к сожалению, это невозможно. К нам можно, обратно нельзя.
Вообще, из разговора с ним, у меня сложилось такое мнение, что он готовит для себя место в нашем мире, вернее, не место, а надеется уговорить, чтобы мы его к себе пустили. Говорил он об этом завуалированно, но общий смысл понятен, устал, хочу спокойно жить на пенсии. Всё так и оказалось, как мы на его счёт и думали. Единственное было непонятно, кого он потащит с собой, а такие люди будут обязательно.
Мнение о нём у меня сложилось двоякое. Вроде и зубы не заговаривает, но, как-то хитрит, что ли, какая-то небольшая недосказанность. Отвращения или какого-то негатива у меня к нему не возникло. А может, просто и не открывает все карты, и пока не хочет быть с нами достаточно откровенным, мы, наверное, себя так же вели.
Кстати, Иван и Туман тоже так же прохладно к нему отнеслись. Тумана, скорее, больше напрягает Погонщик. Но тут умную вещь сказал Ваня. Да, этот человек убийца, но он всю жизнь работает с этим Сицовым и, понятно, что отстаивает его интересы. Мы тоже не святые и тоже дофига кого завалили. Конечно, разница между нами есть. Но тут у нас был, почти что дикий мир, а там акулы бизнеса – не ты, так тебя. И я в жизни не поверю, что все те олигархи на Земле заработали свой капитал, не нарушая законов.
Как сказал один, довольно-таки известный человек, за любым крупным капиталом стоит кровь и смерть других людей.
После возвращения к себе мы ещё потом пару часов сидели в переговорной и обсуждали прошедшую встречу. Пригласили Георгича, Рифа, Крота. Делились мнениями, о чём разговаривали, вернее, просмотрели запись, с механической руки весь наш разговор писался.
В итоге, сошлись во мнении, что пока всё идёт хорошо, будем работать дальше. И все обратили внимание на поведение этого учёного, Андрея Алексеевича, он прям-таки изнывал от желания проникнуть к нам и всё тут изучать и везде полазить. С одной стороны, понятен его научный интерес, а с другой, чувак реально хочет славы и известности. Как бы он там дров не наломал, пока, правда, его держат в узде, но кто его знает. Ладно, он не наш человек, пускай там за ним Погонщик и Сицов смотрят.
Глава 5.

28 Ноября. Таус.
За оставшийся до перехода в мир Белазов час, я успел съездить домой, принять душ и переодеться.
— Есть будешь? – спросила у меня Света, когда я надел костюм, в котором и поеду к нашим директорам.
Личке я тоже сказал, чтобы оделись поприличнее, а то знаю я их, любители в шортах и разгрузке почти на голое тело ездить.
— Нет, там поедим.
Кстати говоря, в мир Белазов я решил ехать на Панамере. Светка и Булат со мной, личка сзади на коротыше Кадиллаке. Один хрен, там уже про нас все давно знают, к нам сюда много народу из того мира ходят и видели тут кучу наших машин, многие из которых уже катаются по городам и в том мире. Так что, скрываться смысла нет, тем более, оба Кабана в сервисе на обслуживании. Можно было, конечно, и на Кадиллаках, но как-то на Панамере мне захотелось. Тачка, реально, хорошая, и водить её приятно, а я достаточно редко на ней езжу. Там сейчас выпьем, Сливу за руль, и поедем к нам домой в небоскрёб, на двадцать восьмой этаж, дел в том мире тоже накопилось…
Переехали в мир Белазов и взяли курс на дом господина Дуна. С той стороны нас ждала машина с его людьми. Лос реально здоровый, я его, кстати, так до сих пор ещё весь не объехал. Навигаторов тут нет, так что лучше пусть нас ведут.
А погодка тут ничего, плюс семнадцать, где-то, хоть дождя нет. Потихоньку катясь по улицам этого громадного города, мы то и дело ловили на наших машинах взгляды и пешеходов, и других водителей. Конечно, Панамера белая, намытая, красивая, да и Кадиллак тоже радикально отличается от выпускаемых тут джипов. А потом выехали на одну из городских трасс и там уже поехали пошустрее. Ну, что-то типа третьего транспортного кольца в Москве. Вели нас двое парней из лички Рила на пятерке БМВ, так что свои сто тридцать-сто сорок мы держали без проблем. Прикольно, пацаны сразу прочухали, что пятерка БМВ, пусть и в тридцать девятом кузове, тачка – что надо. Даже со стодевяностодвухсильным мотором, что мы выпускаем на нашем заводе, на этой машине можно хорошо так похулиганить, тем более на механической коробке. Не зря, ох не зря в своё время, ну, в 90-е, эти машины пользовались такой популярностью у бандитов.
У этих тачек была одна проблема – подвеска, слабенькая она для наших дорог и нежная. Но мы, эту проблему устранили, сделали её чуток понадёжнее и стойки пожёстче стали выпускать, соответственно улучшилась управляемость. Пока ехали по городу, пацаны, которые нас вели, двигались не спеша, зато потом, когда выбрались на трассу, водила увеличил скорость. Ха, знал бы ты, дружище, на что способна моя Панамера! При желании, я могу вас раз десять обогнать и уйти в точку, да и Слива за рулём Кадиллака может пришпорить коней в этой дуре. С Бэхой, конечно, тягаться ему будет сложно – всё-таки джип и тяжелее, и центр тяжести выше, но я верил в нашего обжору, он хороший водила, и если его раззадорить… В общем, водиле БМВ далеко до нас. Так мы и ехали на трёх машинах чуток быстрее потока, перестраиваясь из ряда в ряд.
А трафик тут у них небольшой. Весь их автопром, эти вёдра и помойки, как-то совсем медленно ехал, ну, под сотку где-то, в парочке мест мы даже до двухсот разгонялись. Ох, как же хороша Панамера на скорости! Главное – резко не тормозить, иначе Слива, который так и висит сзади на заднице, влепит мне в корму так, что Булат, сидящий на заднем сиденье сразу окажется на капоте, а мои и Светкины ноги – в моторном отсеке, и будут нас оттуда вытаскивать по кусочкам.
Кстати говоря, Кирпич, который месяц назад купил Гелик у Тумана и носился на нём как угорелый, догнал-таки какого-то чувака на трассе. Кажется, тот человек ехал на обычной Сонате, а у Кирпича-то Гелик 500-й, плюс ему там что-то пацаны накрутили с мотором, у него стало за четыреста лошадок. Так вот, как потом рассказывал Кирпич, сцепились они с ним на трассе и давай в шашки играть. Вот в одном месте, когда уже на Гелике перегрелись тормоза, Кирпич не успел оттормозиться и влепил этому чувака в задницу по самое «не балуйся». Влепил так, что того аж с трассы выкинуло, хорошо, что пустыня, и он в песке зарылся.
В итоге Соната на списание – она стала двухдверной, Гелик разбит, мужик в шоке, Кирпич чуть не плачет. Но Гелик крепкий автомобиль – от этого удара у него даже телевизор не помялся, так, обе фары, бампер, ну и решётка радиатора.
Ну и, само собой, вина Кирпича. Правила для всех едины – въехал в жопу, виноват, держи дистанцию! Короче, не знаю, как, но Кирпич с этим мужиком договорился, тянули там эту Сонату или ещё что делали, я не знаю. Гелик-то я его видел, с разобранной мордой. Тоже крендель хорош, нашёл, на чём в шашки поиграть.
Да и вообще, у нас как-то частенько на трассе народ бьётся. Каждый же считает себя Шумахером, мать их, гонщики недоделанные! А тачек, с моторами от трехсот пятидесяти лошадей и выше у нас полным-полно. Купить может любой. Вот и гоняют на них, кто как может. Правда, не все доезжают, куда надо, но, в целом, таких психов хватает.
Да что говорить, я сам, вон, на Ламбе со Светкой пару недель назад в Новый ехал. Ехали не спеша, где-то двести двадцать – двести тридцать, догнал нас вот такой на Ниссан ГТР. У меня шестьсот десять кобыл, у него – пятьсот семьдесят. Это как раз был один из Ниссанов, которые мы вытащили из парома.
Естественно, чувак завёлся – как же, у него ГТР, надо Ламбу натянуть. Я сначала ехал, не обращал внимания, но, когда этот засранец обогнал меня второй раз, притормозил и помахал мне рукой, я завёлся, да и Светка ещё сказала, мол, давай, сделай этого выскочку!
Ну и дали мы. Я-то думал, что сейчас натяну его, ага, щас, там, видать, тоже с мотором что-то накрутили, так как ехал этот ГТР, ну очень, хорошо. И вот на одном из подъёмов какой-то придурок-водила на фуре пошёл на обгон другой фуры. Я успел его обогнать, а этот, на ГТР – нет. Мля, тормозил он так, что я аж в зеркало увидел дым от резины! Я не знаю, как он в него не влепился, успел оттормозиться. Если бы он влепился в эту фуру, то скорее всего доехал бы до самого тягача, под полуприцепом, правда, что осталось бы от машины и от пассажиров я не представляю! Вот что значит – купил мощную машину, а опыта и реакции, чтобы ею управлять нет. А ехали-то мы достаточно быстро, под триста жарили. Да и, извините меня, просчитывать-то ситуацию тоже нужно.
Да и ребята наши рассказывали, что-то один, то другой чувак, на таких вот мощных машинах улетают с трассы или врезаются в тихоходов. Ох, не зря мы сделали трассу между оазисами в три полосы, хоть погонять можно.
Этих тихоходов, ну, которые едут чуть больше ста километров в час, тоже можно понять. Да, он видит сзади фары, но он не знает, с какой скоростью едет та машина. А ведь, когда ты едешь сто и триста километров в час – это огромная разница! Я, вон, на Лабме и Панамере по двести девяносто низко летал, и реакция там нужна – будь здоров!
Ладно, не будем о плохом. В целом, погонять у нас есть где, даже те же самые полицейские на БМВ и те вжигают на трассе нехило. Но они включают мигалки, и их видно за много сот метров, а нам остаётся только моргать фарами. Благо, упёртых водятлов, которые принципиально не уступают левый ряд в этом мире очень мало. В основном народ спокойно освобождает левую полосу, когда видит, что сзади их быстро настигает машина и ещё моргает фарами.
Вот в который раз я здесь – город реально впечатляет. Одни только многочисленные небоскрёбы чего стоят. Эти величественные здания, словно какие-то огромные великаны стоят по бокам и как бы смотрят на тебя сверху. Сразу возникает ощущение, что ты какой-то мелкий муравей.
Ох, как же я хочу себе квартиру на максимально высоком этаже! Обязательно куплю, и пусть у меня на уровне окон будут облака, хотя нет, стоп, облака будут скрывать весь этот вид из окон. На какой там высоте находятся облака?..
И автомобили, выпуска с Палиуса мы тоже видели. И такси – все Мерседесы в 124 кузове, выкрашенные в жёлтый цвет, и фургончики, разрисованные под ту или иную фирму с рекламой, и просто частные машины. Пошёл процесс, надо будет завтра обязательно съездить на завод, посмотреть, что там и как.
А еще сейчас я хотел Рилу и Дуну сказать про тот институт с животными, что мы его уничтожили. Мне интересно, что они на это скажут, понятно, что обрадуются, они не раз говорили, что из-за этих зверей, их бизнес и бизнес их многочисленных знакомых и друзей плохо развивается. Говорили, что в шоколаде только те, кто работают на эту войну. Вот и послушаю я их сейчас, наверняка они скажут, кто был заинтересован в продолжении столкновений с животными. Колун ещё занимается с компроматом, я ему звонил перед поездкой сюда, он пару дней ещё просил.
В общем, вопросов, которые я хотел с ними обсудить, хватало, сейчас и потрепемся за ужином. Лишних людей там не будет.
Ехали мы по городу и потом по трассе минут сорок, затем свернули с городской трассы, и дорога повела нас уже по какому-то частному сектору. Тут я вообще ни разу не был.
— Саша, – зашипела рация голосом Сливы.
— Да.
— Тут у них богатеи живут, мы тут были с пацанами. Видишь, какие замки и сколько земли вокруг них?
— Ага.
Н-да, судя по домам, вернее, по замкам, тут, в этом районе живут далеко не бедные люди. Прям, какая-то долина нищих, в кавычках, конечно. И про землю Слива прав. Если у нас дома, даже если они и шикарные, понатыканы рядом друг с другом, то тут эти произведения искусства, а по-другому у меня язык не поворачивался их назвать, были окружены высокими заборами, но у кого-то был и обычный кованый забор, сквозь который мы эти замки в миниатюре и рассматривали. Так вот, придомовая территория у многих была достаточно большой. Так, с ходу, я не готов сказать, но соток по пятьдесят и больше у каждого дома, точно, были. Там и фонтаны, и сады, и дорожки, и беседки, в общем, народ тут ни в чём себе не отказывает. Во многих дворах, опять же, видели машины выпуска нашего завода, как правило, иномарки бизнес класса. В парочке дворов стояли иномарки уже из нашего мира, в одном семёрка БМВ, кажется с парома, в другом – аж три Ягуара, в третьем – А8, как у Апреля, и Порш Кайен.
По хорошей асфальтированной дороге мы ехали ещё минут тридцать, всё объезжали эти частные владения. Когда поднялись на бугор, то с него увидели и городскую стену, правда она была далеко. Я ещё раз поразился масштабам этого города.
Даже не могу понять, какие у него размеры, но явно больше тридцати километров в ширину или длину. Видать, когда стену строили, не заморачивались, оттяпали кусок с запасом, понимая, что перенести эту самую стену будет невозможно. Где-то внутри стены строили здания и сооружения, а где-то, вот так, отдали под частный сектор.
Наконец наша колонна из трёх машин подъехала к высокому кованному забору, БМВ посигналила, и ворота тут же стали открываться.
— Да уж, неплохая дачка, – крякнула Светка.
Въехав за БМВ на территорию, я немного охренел от размеров и дома, и этой самой придомовой площади. Во-первых, к дому вела асфальтированная дорога, длиной метров сто, точно, вдоль которой были высажены высокие туи и ещё какие-то деревья, сильно смахивающие на пальмы, но это точно не пальмы, они тут в таком климате просто не выживут. Аккуратно подстриженная травка, все кустики в форме шаров, вон виден садовник, который как раз подстригает один из таких кустов, чуть дальше ещё один, вывозит ветки на тележке.
Перед нами виднелся домина, не замок, не домик, а именно домина. Высокие и мощные колонны, подпирающие огромный балкон второго этажа. В доме точно два крыла, в левом на первом этаже здоровые панорамные окна, там, наверное, столовая, правое крыло с небольшими окошками. Сам дом довольно красивый – кирпич, сталь, много стекла. В общем, впечатление дом производил.
Перед центральным входом стоят аж два чёрных Кабана и два Черокеза.
Едва мы подъехали и припарковались на большой парковке перед крыльцом, как из дома вышли Рил и Дун.
— Добро пожаловать! – расплылся в улыбке Дун, подходя к нам.
— Добрый день, – вторил ему Рил, – как доехали?
Ну а дальше слово за слово, приветствие, рукопожатие, оба были очень обходительны со Светой, Булата рискнул погладить только Рил, Дун с ним только поздоровался. Дальше нас пригласили в дом. Войдя внутрь, я снова охренел!
Нереально здоровый холл, те же самые мощные колонны, широкая лестница, ведущая наверх, нас там так же встречали жёны Рила и Дуна, и парочка Укасов домработниц.
Господин Дун, не удержавшись, да и я его попросил, показал нам дом. Впечатлил он меня, конечно, по самую макушку. Моя личка тут же ушла в комнату к охране обоих директоров, так как ребята хорошо друг друга знали, у них там будет своя поляна.
Ну а мы, мы пошли ходить по дому. Во время экскурсии Дун с гордостью нам всё рассказывал и показывал, где у него тут что. Бассейн, сауна, винный погреб, бильярдная на втором этаже, куча спален, я просто со счёта сбился, огромный обеденный зал, отдельная кухня, где его собственные повара готовят специально для него и его гостей. Большой продуктовый склад, куча гардеробных, кладовки, гараж на четыре машины. Но больше всего меня поразила хорошо сделанная оружейная комната, была у него тут отдельно.
Да и сама территория внушала уважение, особенно в задней части владения. Красивая беседка, дорожки для прогулки, несколько больших деревьев, много кустарников и цветов, даже небольшой прудик есть.
— У вас очень большой и невероятно красивый дом! – польстил я господину Дуну, когда наша экскурсия закончилась и мы вернулись в обеденный зал, где уже четверо Укасов – две женщины и двое мужчин, продолжали носить на стол различные закуски и другую еду.
— У него ещё больше, – весело ткнул пальцем в Рила Дун.
— Да ладно! – обалдел я.
— В следующий раз я вас в гости приглашу, – улыбнулся Рил.
— Слышь, Свет, – повернувшись к ней, сказал я, – наша дачка в Новом после таких домов покажется мелким сараем.
В общем, пошутили, поговорили, выпили, там и горячее подали. После ужина, который был просто великолепным, дамы пошли куда-то трепаться, вернее, их супруга господина Дуна утащила, ну а мы, расположившись около камина, как какие-то Английские лорды, или кто они там, вели неспешную беседу.
— Ну а теперь у меня к вам есть новости, – сказал я, когда оба рассказали мне как у нас дела в Палиусе, что с продажами, с деньгами, с долгами и так далее. В принципе, оба достаточно плотно общаются с Апрелем и знали и про Ниву, и про Пикап. Машины им Апрель показал, тачки им понравились. Так же насмотрелись и на грузовики с автобусами, которые мы планировали выпускать на бывшем заводе мадам Ти.
Затем, я рассказал им с самого начала про животных, про их зов, про то, как его обнаружили и засекли, как мы ходили в Трущобы и там повоевали, ну и на закуску, выдал им информацию, что института, где этих животных выращивали, больше нет. Про мартышек рассказывать не стал, да и как там воевали, и в трупе этой гусеницы прятались, тоже.
И Рил и Дун впали в некое состояние шока, когда выслушали меня.
— Это что получается, что теперь животных не будет? – спросил Рил, когда он, жахнув ещё бокал коньяка, смог говорить. Дун сидел полностью поражённый.
— Будем надеяться, что это так, – ответил я, – узнаем мы это всё равно только через пару месяцев, ближе к февралю, когда у вас тут снова начнётся сезон дождей.
— Ох, сколько же людей останется без работы, – покачал головой Рил.
— И без дохода те, кто работает на стену, производя различное военное оборудование, оружие и боеприпасы… – добавил Дун.
— А вот по этому поводу я как раз с вами и хотел поговорить, – вновь произнёс я, ставя свой бокал с коньяком на специальную подставку в подлокотник шикарнейшего кресла, в котором я сидел, – есть у нас кое-какие мыслишки на этот счет.
Так, под треск дров в камине, потихоньку попивая коньяк, я рассказал им своё видение развития их мира. Всё-таки об этом и я сам много раз думал, и с ребятами мы об этом разговаривали. Рассказал им про колхозы, деревни, дачи не внутри стены, которую, кстати говоря, скорее всего разберут, а где-нибудь километрах в двадцати-тридцати и дальше от города.
Как люди, которые всю неделю находятся в городе, на выходные будут уезжать на природу. Всё-таки не очень многие могут позволить себе жить вот так, в своем доме внутри Лос, как Дун. И как там будет развиваться жизнь.
Так же сказал им и про Рейдеров и Хватальщиков, которых нужно будет обязательно уничтожить, или дать им по зубам так, чтобы они просто забыли дорогу к городам с людьми или Укасами и укатили на своих Белазах и тракторах как можно дальше. И заниматься этим будут как раз те, кто сидел на стене и палил по зверюшкам.
Дошли до Трущоб, и Рил, и Дун меня поддержали в том, что их нужно расселять и расселять принудительно, и желательно всех наркоманов, и убийц, которые там проживают, самих поставить к стенке. И воздух будет чище, и спать все будут спокойней.
Как-то, они тоже сомневались, что тот, кто всю жизнь живёт за счёт криминала, неожиданно встанет на путь исправления и будет ходить на работу. С другой стороны, видя, что с другими такими, как он сам, не церемонятся, а тут же пускают пулю в лоб, может и переклинит что в тупых мозгах – жить-то всем хочется.
— Ну, в общем, вот так, – закончил я свой рассказ, – сейчас я жду кое-какую информацию, и мы приступим ко второй фазе нашей операции.
— Позвольте узнать, – подал голос Рил, – что за вторая фаза?
— Все в своё время. Вы занимайтесь заводом.
Про компромат мадам Ти я говорить не стал, про кого там Колун нароет, пока не ясно. Вдруг, среди тех личностей будет бизнес-партнёры или друзья этих двоих. Вот будет понятно, на кого можно надавить, тогда и начнём. И начнём мы, пожалуй, всё-таки с трущоб, слишком мало у нас осталось времени, чтобы разобраться с этим нарывом, который обязательно лопнет, как только местные жители узнают о том, что животных больше не будет.
— Вас, господа, я попрошу не распространяться об информации, которую вы только что услышали от меня. Конечно, глупо надеяться, что информация об этом не ушла, слишком много народу участвовало в этих двух операциях. Но одно дело, когда просто слухи, и другое – когда это подтверждают достаточно известные в городе личности.
Оба кивнули. Мы пока сейчас беседовали, они мне дали парочку советов и изложили свой взгляд на дальнейшее развитие всей этой ситуации. Кое-какие пометочки для себя я сделал. Я-то сторонний человек, а они местные, несколько имён они мне тоже назвали, кому может не понравиться, что стены не будет, так и назвали тех, кого мы могли заполучить в союзники, им как раз не хватало манёвра для развития их бизнеса.
— Ну, раз мы всё обсудили, – произнёс господин Дун, – предлагаю вам сыграть партейку в бильярд. Как вы на это смотрите?
— Я – за.
— Пожалуй, я тоже соглашусь, – поддержал нас Рил, – в молодости я был неплохим игроком.
— Булат, пошли, – позвал я его, вставая с кресла.
Прошли за хозяином дома в большую бильярдную на втором этаже. Перед этим видели наших женщин, они решили искупаться в бассейне, ладно, мы потом тоже к ним присоединимся. Наша охрана покинула свою комнату, и сейчас молодые и крепкие ребята уплетали на кухне приготовленную для них еду.
Едва вошли в бильярдную, как здоровенные часы пробили час ночи. Неплохо, совсем неплохо мы так посидели. И спать-то не хочется. Вот что значит хороший ужин, приятная компания, продуктивный разговор и спиртное в меру.
— Ну-с, приступим, – произнёс Дун и мощным ударом кия сделал первый удар.
Первую и вторую партию я безнадёжно проиграл. И Рил, и Дун оказались достаточно хорошими игроками, я-то в бильярд играл периодически, и хорошим игроком себя никогда не считал, не, по шару-то я попаду, а эти вон двое, прям, рубятся, азартные мужики-то оказались.
— Александр, ваш удар, – хихикнул Рил, показывая мне своим кием на три оставшихся шара.
Причём, шары были расположены на столе так, что хрен я точно в лузу попаду.
И тут внезапно Булат, который до этого мирно лежал на полу, поднялся на лапы и, посмотрев в сторону окна, угрожающе зарычал.
— Чего это он? – испуганно спросил господин Дун и, на всякий случай сделал пару шагов назад, к двери, к нему тут же юркнул и Рил.
— Булат, ты что? – я также удивился его поведению, обходя стол и останавливаясь между ним и Рилом с Дуном.
И тут эта стапятидесятикилограммовая хреновина рванула с места, вернее, не так – он просто с места прыгнул на меня.
— Булат, нет! – только и успел крикнуть я, понимая, что он летит на меня и отойти я точно не успею, а сзади меня в метре стоят двое директоров.
Волх сначала сбил меня, а потом мы врезались в старичков, вылетели в коридор и упали на пол. И в ту же секунду дом сотряс взрыв, за ним ещё один. Что-то влетело в комнату, в которой мы играли в бильярд, разбив окно, и с оглушительным грохотом взорвалось. Свет в комнате тут же потух, на нас посыпалась пыль, куски отделки, стёкла. Булат умудрился сбить нас таким образом, что мы вывалились в коридор, ведущий в эту комнату, правда кем-то из директоров выбили двери, но это-то нас и спасло. Граната от РПГ, а это была именно она, взорвалась точно в комнате, где мы только что играли в бильярд.
Пипец, кино и немцы!
— Все живы? – прохрипел я, пытаясь понять, где мои руки и ноги.
Подо мной копошились Рил и Дун, Булат уже слез с меня и теперь, так же стоя на ногах, снова смотрел в комнату и угрожающе рычал. В ушах звон, на зубах привычный песок, пыль и ещё какое-то дерьмо.
— Живы, – так же тяжело дыша прохрипел Дун, пытаясь помочь встать Рилу.
Я встал на ноги, и мы вдвоём подняли Рила.
— Женщины внизу, в бассейне – пытаясь сконцентрировать свой взгляд, произнёс Рил – что это было?
Видать, мы его хорошо так приложили сначала о дверь, а потом и об пол.
— Уроды какие-то по дому из чего-то вмазали, – ответил я, тряся головой, – походу, из РПГ.
Снаружи была тишина, никто не стрелял и не орал, нет, сначала, конечно, где-то в доме завизжала женщина, затем замолчала.
— Саня! – заорал снизу голос, это был Слива.
— Мы тут! – перевешиваясь через перила, крикнул я.
Топот ног по лестнице, к нам сюда буквально взлетел Слива, Собровцы и Леший.
— С женщинами всё в порядке? – спросил я.
— Да, там с ними их охрана, – он кивнул на директоров.
— Оружейка, – прохрипел Дун.
Он всё ещё не мог прийти в себя.
— Быстро вооружаемся, – скомандовал я, – сейчас эти на зачистку пойдут.
Подхватив директоров и перепрыгивая через две ступеньки, мы ломанулись вниз. Свет в доме ещё кое-где горел, так что ноги вроде переломать не должны. Булат крутился рядом и угрожающе рычал, глядя то в одну, то в другую сторону.
— Походу, дом окружили, – кивнув на него, сказал Клёпа.
— Через сколько сюда приедет полиция? – спросил Колючий у Рила, подняв трубку телефона и приложив её к уху, он стоял на тумбочке на первом этаже в холле, – кабель обрезали, тихо, – и он бросил трубку.
— Если кто-то из соседей услышал взрыв, а они наверняка услышали, то через полчаса.
— Вы на ментов особо не надейтесь, – хмыкнул Дун – сюда ведёт одна дорога, она наверняка перекрыта.
— Давайте сюда, быстрее, – раздался из дальнего коридора голос.
Добежав туда, мы увидели, как двое садовников уже вскрыли оружейку и вооружаются. Вон, напялили на себя и бронники, и разгрузку, щас распихивают по ней магазины к автоматам.
Вот за что я люблю этот мир. Тут оружия в каждом доме полным-полно. Всё-таки, у местных накрепко вбито в голову, что звери могут прорваться через стену и поэтому каждый уважающий себя житель Лос держит в своём доме некоторое количество стволов и боеприпасов. Так и Дун, у него тут тоже стволов и боеприпасов хватает.
Пока вооружались, к нам прибежали ещё пятеро ребят из охраны директоров, один из них был с перевязанной рукой, они так же быстро стали вооружаться, с ними была моя Светка.
— Ты какого тут? – спросил я, увидав её в джинсах, на груди был верх от купальника, волосы мокрые, походу, женщины купались.
— Я что, сидеть должна? – огрызнулась она, хватая из пирамиды автомат и несколько магазинов.
— Ваши жёны с работниками внизу, – бодро отрапортовал Рилу охранник.
— Все живы? – спросил Дун.
— Да, все целы, напуганы только, из гранатомёта выстрелили в комнату охраны, хорошо, что мы на кухне были.
— И второй выстрел в бильярдную, – добавил я, – нас в окна было видно. Тащите их вниз, – скомандовал я, увидев, как Рил болезненно морщится, держась за ногу, – двоих из охраны там оставьте, Светка, ты тоже вниз, без разговоров, Булат, ты с ними, – быстро сказал я Волху, даже не сомневаясь, что он меня понял, – остальные – держим дом, они сейчас на зачистку пойдут. Старайтесь держаться в холле.
— Да, там можно и коридоры под прицел взять, и окна, – подтвердил один из садовников, мужчина, лет сорока пяти.
Только крепкие ребята взяли под руки директоров и поволокли по коридору вниз, на минус первый этаж, подвалом как-то язык не поворачивается назвать такое огромное помещение под домом, как по дому вмазали со всех сторон.
Всё это я договорил, вернее, прокричал уже лёжа на полу, так как по дому, в прямом смысле слова, летали пули, уничтожая мебель, картины, которые в изобилии висели на стенах, посуду, люстры, и так далее.
Мне показалось, что стреляют со всех сторон, сколько стволов, я не знаю, но лупили очень хорошо. Даже вон пара пулемётов работают, только бы из РПГ не стали палить, тогда нам всем тут точно кирдык.
Я успел увидеть, как охранники утащили вниз директоров, следом за ними, прикрывая, нырнула Светка, Булат ломанулся вниз вообще самый первый.
Ползком-ползком мы со Сливой доползли до, уже хорошо так, простреленного окна, которое выходило на центральный вход и на стоянку с машинами. Аккуратно выглянув в него, я увидел, как через забор дружненько перемахивают человек пять. Фонари на улице частично горели, и мы со Сливой их разглядели.
Млять, вон и наши тачки стоят, добраться до них таким количеством мы не сумеем. И тут около забора вспыхнула яркая вспышка, и мы увидели след от РПГ. Ракета влепилась точно в стоящий шестисотый. Мерин от взрыва аж подкинуло, и он, перевернувшись в воздухе на бок, упал на брата-близнеца. Млять, там же Панамера моя стоит и Кадиллак!
Я хотел что-то сказать Сливе, но он, прицелившись, начал стрелять, а вон и ещё цели, уже мои. Двое чуваков, одетых в чёрное, пригнувшись и прячась за туями подбирались к дому. На! – прицелившись, я открыл огонь, есть, в одного попал, подстриг тую, второй, кажется, нырнул куда-то в сторону, в темноту.
В доме слышалась стрельба, сзади и сбоку отстреливались те, кто находился в доме. Нас точно окружили и теперь пытаются прорваться в дом. Расстрелял один магазин, второй, третий, а эти уроды лезут и лезут, у них патронов точно много, вон как поливают в нашу сторону. Мля, весь дом Дуну продырявили!
— До наших не пробовал достучаться? – крикнул я на ухо Сливе и постучал по его рации.
— Пробовал, и Клёпа пробовал, помехи какие-то, и мы в низине, мать её! Остаётся только на полицию надеяться или на то, что рация добьёт. Сотовые тут бесполезны, тут ещё не установили вышки.
Взрыв где-то сзади, кто-то заорал от боли. Быстро обернувшись, увидел, как один из охранников тащит по полу садовника, на их место тут же нырнул Колючий и второй садовник, перед этим они завалили шкаф на бок и ещё пару кресел на него скинули. Защита, конечно, не бог весть какая, но всё же лучше, чем ничего.
— Саня, справа! – заорал Слива, тыча мне пальцем.
Он как раз менял магазин и выстрелить не мог. Я увидел мелькнувшего за машинами чувака. Затем он, буквально, выпрыгнул из-за нашего Кадиллака и задрал руку. На! – ему я влепил тройку прямо в грудь.
— Пипец! – хихикнул Слива.
Тут мы с ним увидели, как этот нападающий упал на землю, а граната, которую он выпустил из рук, закатилась точно под задницу Кадиллака. Я его даже пожалеть не успел, как она взорвалась. Бах, жопу Кадиллака подкинуло, после гранаты рванул бак, и он уже объятый пламенем снова встал на все четыре колеса.
— Падлы! – заорал Слива и выпустил куда-то в темноту длинную очередь.
Кабздец джипу. Мля, я щас заплачу, там же Панамера, моя лапуля, моя красавица!
И тут какой-то ушлёпок, урод, козлина, падла, не знаю, как его ещё назвать, открыл огонь из-за забора из пулемёта. И стрелял этот недоношенный, или кто он там есть, не по нам, а по Панамере!
— Нееееет! – непроизвольно заорали мы со Сливой, когда увидели, как пули дырявят тачку.
Млять, мы, конечно пытались его заткнуть из двух стволов, но он, сволочь, залёг за одной из колонн забора и был у нас в мёртвой зоне. Зато Панамеру он методично превращал в дуршлаг. Такое ощущение, что он вымещал на ней всю злость. Я только видел, как пули дырявят стёкла, кузов, как отлетают куски дисков, рвётся обшивка. Ну и напоследок оттуда прилетела РПГ, точно в Панамеру.
Бах, мы аж стрелять перестали. Бывшая когда-то белоснежной красавицей машина взорвалась, только двери в разные стороны отлетели.
— Хана тачке, – резюмировал Слива, – мля, такая машина!
И тут мы услышали такой знакомый визг полицейских сирен.
— А вот и кавалерия, – обрадованно заорал Слива, – мужики, мусора едут, держимся, чуток осталось!
Спустя несколько секунд на бугре появились фары и мелькающие мигалки – одна, две, три, четыре машины. Ну всё, сейчас нам менты точно помогут. И тут всю эту дорогу, где ехала колона из полицейских машин, озарила ярчайшая вспышка. Все полицейские машины буквально утонули в огне пламени, затем парочка из них взорвалась, и я увидел, как одна полицейская машина, объятая пламенем, кувыркается по дороге.
Обалдеть просто, они и дорогу заминировали и взорвали всех ментов, которые были нашей подмогой. Но расстраиваться некогда, вон эти уроды опять полезли. Вон ещё тени, тачки горят, теперь уже все, и на газоне видны бегущие люди. Только запоздало мелькнула мысль, что если бы там ехали наши пацаны к нам на помощь, то они все бы там и легли.
Через минуту, огонь по нам стал ещё сильнее, и нам пришлось убираться от окон. Нападающих определённо было больше, и стреляли они так, что мы не могли высунуть головы. Я то и дело видел в темноте вспышки от выстрелов.
— У меня два рожка осталось! – громко крикнул Слива перезаряжаясь.
— У меня один! – прокричал я ему, – мужики!
Мы все находились в холле дома, подальше от окон, но также держали их под прицелом, и оба коридора по бокам тоже. Холл по размерам примерно, как спортзал в школе. Вокруг разруха, шикарная здоровенная хрустальная люстра, которая висела прямо над лестницей, валяется на полу. Да тут, млять, всё разбито пулями и кровь.
Из мебели успели наделать баррикад, наверху что-то трещит, как бы дом этот не загорелся. Пока мы, отстреливались со Сливой у окна и смотрели как горят тачки, краем глаза я видел, как охранники директоров стреляют в коридоры по бокам от холла, значит нападающие уже прорвались в дом, отсюда точно нужно уходить.
— Все живы?
Ответить мне не успели, так как на пол через разбитые окна стали падать маленькие предметы.
— Гранаты! – заорал кто-то.
Мы пригнулись, как могли, я вообще рыбкой нырнул за остатки дивана, на меня приземлился Слива. Взрывы слились в один, снова всё заволокло пылью, засыпало мусором, какими-то бумагами, стеклом и остатками посуды. Да уж, уборка и ремонт тут потом предстоят грандиозные.
— Уходим вниз! – заорал я после того, как все гранаты взорвались.
Минус первый этаж в этом доме был достаточно большой, Дун во время экскурсии нам его показывал с гордостью. Там точно есть парочка выходов – один через гараж, второй для персонала. И стены там – будь здоров, гранатой их точно не возьмут. Если они ломятся в дом, значит кто-то из нас им нужен живым. Кто же это такие, мать их? Ладно, надеюсь, выживем, возьмём пленного, если получится, конечно, и допросим с особым пристрастием.
Вон Колючий тащит по полу охранника, тот ранен и вяло помогает ему ногами. Второй садовник уже встал на колено и лупит короткими очередями куда-то вглубь коридора. Вижу мелькнувшего человека перед окном, не целясь, выпускаю туда короткую очередь, попал или нет, не знаю, там зарево от машин такое, что его, наверное, за пару километров, точно, видно.
— Пустой! – заорал садовник, падая на спину и стараясь быстро перезарядиться.
Хлопаю Сливу по плечу, тот тут же приседает и одиночными выстрелами стреляет по проёму окна, я же быстро подбегаю к садовнику, и вовремя. Вижу, как по коридор с криками сюда бегут два человека. В них я разрядил остатки магазина, их моей очередью аж назад откинуло.
— Уходим! – ору я во всё горло.
Хватаю за шкирку этого садовника-рэмбо, помогаю ему подняться и сам начинаю менять магазин.
Млять, вон двое охранников лежат и не шевелятся, у одного из них вижу дырку в голове, у второго неестественно вывернута шея, видимо, его взрывной волной от гранаты впечатало в стену, и он её от удара сломал.
— Аааа! – заорал садовник рядом со мной и, выронив автомат, упал на пол, засыпанный битым хрусталём от люстры.
Млять, ему прострелили обе ноги. Снова хватаю его за шкирку и, стиснув зубы волоку к лестнице, которая ведёт вниз. Оттуда, как по команде, появляется Светка и, быстро оценив обстановку, начинает стрелять в оба коридора и в окна. Ох, как же быстро она крутится-то, два патрона – поворот, два патрона – поворот!У неё за поясом заткнута куча магазинов для автоматов.
— Быстрее, быстрее! – это орёт уже она.
Закидываю свой автомат за спину, уже двумя руками хватаю садовника и тащу к лестнице. Ребята прикрывают меня, как могут, вот, кажется, зацепило Колючего, как-то он присел, снова в коридоре взрыв, сюда вылетает пыль.
Садовника волоку прямо по лестнице вниз, теперь прямо и направо, там будет бассейн. Наверху снова взрыв, чей-то крик, но, кажется, не наши. И тут вижу Булата, вон его башка торчит из-за угла, увидав меня, он немного вышел. Уши прижаты, смотрит на меня, но не подходит, он-то знает, что такое стрельба, а стрелять сам он не умеет.
— Булат, ко мне, быстро, – кричу ему, – ты – не рыпайся, – это я уже садовнику.
Волх очутился рядом со мной мгновенно.
— Тащи его ко всем остальным, – кричу Булату и сую ему в зубы воротник разгрузки, одетой на садовнике.
Садовник смотрит на меня расширенными от боли и страха глазами. Булат, вцепившись в разгрузку, как котёнка поволок его по коридору, мужик только хватает ртом воздух, как рыба на берегу. Н-да уж, что такое стопятидесятикилограммовый Волх на четырех лапах, и садовник, весом, ну, килограмм семьдесят. Я ещё пару секунд посмотрел, как Булат, не напрягаясь, уволок этого мужика по коридору.
Сам снова хватаюсь за автомат и бегу наверх. Вижу свою личку, фух, все целы, только у Колючего по правой ноге бежит кровь. И двоих телохранителей директоров, все стоят и палят в разные стороны. Моя Светка уже раздаёт магазины, меня не видит, быстро перезарядившись, веером выпускает почти весь магазин.
— Все вниз, быстрее, мать вашу, – снова ору, – Светка хватит!
Этого окрика хватает, все прекращают стрелять, мы бегом спускаемся по лестнице.
Едва по ней сбегаем, почти неся на руках Колючего, как по ней запрыгали две гранаты. Взрыв, взрывная волна догоняет нас уже в самом конце коридора, так толпой мы и выносим дверь, вваливаемся все внутрь, вот и бассейн.
— Мебель сюда, быстро! – кричит один из охранников.
Где женщины и директора не вижу, но, скорее всего, они вон в той комнате, там что-то типа комнаты отдыха, небольшой кровавый след тянется туда. Точно, вон оттуда пулей выбегает Булат и несётся к нам.
— Булат, назад, быстро! – кричит Светка, тот тут же разворачивается и ныряет назад в комнату.
Меньше чем за минуту мы успели натаскать к этому входу кучу мебели, завалили его просто напрочь. Хотя, пара гранат и нашей баррикады не будет, но хоть какое-то время выиграем.
— До наших кто-нибудь смог достучаться? – хрипло спрашиваю у лички.
— Нет, – отвечает Клёпа, перевязывая Колючего, – тут какая-то аномальная зона, мать её!
— Как отсюда можно выбраться? – хватаю за руку телохранителя Дуна, парня лет двадцати пяти – нас тут сейчас просто гранатами закидают.
Тот думал несколько секунд и ответил.
— В гараже есть люк, он ведёт в коллектор.
— Под домом есть коллектор? – удивлённо переспрашиваю я.
— Да, тут раньше на этом месте какое-то здание было, потом отдали под застройку, по коллектору можем уйти.
— Быстро все в гараж!
Только я это произнёс, как по нашей баррикаде стали стрелять из автоматов и пулемётов. Мы, недолго думая, открыли огонь в ответ. Слива, вон, замахал руками, чтобы мы прекратили огонь, подбежал сбоку, сунул куда-то в щель автомат и выпустил пару очередей, там кто-то заорал, походу, достал он кого-то.
Повернувшись, вижу, как из комнаты уже выходят жёны директоров, рядом с ними Булат. Директора тащат садовника, за ними выбегают женщины, домработницы. Мы тут же побежали к двери, которая вела к гаражу, надеюсь, этих уродов там ещё нет. Остановив пенсионеров, рывком открываем дверь и вываливаемся в гараж. Чисто, никого нет, тут стоит ещё несколько машин.
— Люк там, – кричит этот парень, показывая нам рукой.
— Слива, пошёл, – встаю на колено и, беря на прицел баррикаду, кричу ему.
Тот, услышав меня, выпускает остатки магазина сквозь баррикаду и бежит ко мне.
Захлопываем дверь, тут же заваливаем её какими-то ящиками. Телохранители вместе с женщинами и директорами растаскивают какие-то коробки и ящики, мы держим на прицеле ворота, вон там перед ними мелькают ноги.
Бах, бах! – кто-то выпускает в них несколько очередей, и пули дырявят ворота, как бумагу.
— Быстрее, быстрее! – кричит Рил.
И тут мой взгляд падает на ещё один шестисотый, который стоит прямо мордой к выездным воротам. Не говоря ни слова, бросаюсь к машине, рывком открываю водительскую дверь, есть, ключи в замке. Поворот ключа, и мерин завёлся, беру свой автомат и упираю его в педаль газа, обороты тут же подскочили до максимума. С силой дёргаю за рычаг КПП, и перевожу его в Драйв. Еле успеваю отскочить в сторону, как Кабан прыгнул вперед.
И вот вся эта масса, успев немного разогнаться до ворот, в них врезается. В самый последний момент, за секунду до удара, в дырки от пуль в воротах я увидел, что перед ними снова стоят несколько человек.
Хороший был удар, Мерседес просто снёс их своим весом вместе с теми, кто там стоял. Снёс и поехал дальше. Сам смотрю туда, где должен быть люк, он уже открыт, жён директоров нет, садовник тоже, походу, внизу, Дун, вон, спускается. Клёпа и Колючий, скорее всего, первыми туда спрыгнули, вон, перед люком топчется Булат, не решаясь спрыгнуть, и Светка, недолго думая, его подталкивает, тот, немного взвизгнув, летит вниз.
Через некоторое время на улице послышались крики, и снова яростный автоматный и пулемётный огонь. Это уже, скорее всего, стреляют по Мерседесу, они, наверное, подумали, что мы решили свалить на нём.
— Вниз, быстро, – шипит Слива.
Один за другим, мы прыгаем в люк, последним лезет телохранитель и захлопывает крышку. Всё, мы внизу, все тут, Булат охреневшими глазами смотрит на меня и на Светку, но вроде цел, не сломал ничего. Тут даже электричество есть, вон несколько лампочек горят вдоль коридора.
— Туда, – показывает рукой охранник, – через километр выйдем на дорогу около заправки.
— А на заправке есть телефон, – улыбаюсь я.
Сквозь закрытый люк слышим несколько длинных автоматный и пулемётных очередей, и пару взрывов.
— Мне жаль ваш дом, – говорю я, положив руку на плечо Дуна.
— Мне тоже, – вздыхает тот, – ладно, надеюсь, весь не сгорит, главное сами целы, пошли уже.
Колючий топал сам, его только немного поддерживал Клёпа. Садовника несли на автоматах охранники, сделав из них что-то вроде носилок. Все остальные помогали, оказалось, что одна из горничных, а это мне успел Слива шепнуть, была тоже ранена. Жёны директоров, вон, тоже помогают ей идти и около садовника суетятся, молодцы, то водички ему дадут, то ещё чего. Успели они с собой пару бутылок воды взять.
Я отдал Светке свой пиджак, он, правда, грязный и пыльный весь, но в нем точно теплее, чем в купальнике-то. Сюда-то мы приехали, она была в шикарном платье, джинсы с собой взяла, когда пальба началась, она пулей из бассейна и в джинсы с кроссовками впрыгнула.
— Как вы думаете, кто на нас мог напасть? – спрашиваю у директоров, когда мы быстрым шагом шли по коллектору.
— И кто знал, что вы тут все соберетесь? – задал вопрос Клёпа, уступая место второму садовнику. Тот лихо поднырнул под руку Колючему. Впереди у нас идёт Булат, он, если что, предупредит, у него чуйка похлеще Полукеда будет.
— Знала моя секретарша, – подумав, отвечает Дун, – и курьер, которого я отправил в ваш мир, чтобы он через ваших секретарей вам передал приглашение.
— Никогда мне эта крыса не нравилась, – бурчит Рил, – секретарша эта твоя, скользкая, как змея. Не удивлюсь, если она нас сдала.
— Курьер мог сдать?
— Не знаю, – ответил господин Дун.
— Ладно, вернёмся, мы с ними побеседуем.
— Обязательно побеседуем, – обгоняя нас, произнёс Слива.
Он всё это время прикрывал нам спину, мало ли там какой шустрый слезет вниз и ломанётся за нами. Так мы уже отошли метров на триста-четыреста.
Коллектор старый и заброшенный, пахнет сыростью, кирпичная кладка в некоторых местах покосилась, зябко тут. Вроде адреналин сначала действовал, а сейчас отпустило. Жёны Рила и Дуна в купальниках и халатах, но топают в шлёпках по воде, которая бежит по полу коллектора. А тётки молодцы, ни разу не заныли.
— Ты-то тут откуда всё знаешь? – спросил я у этого телохранителя, который нам сказал про люк и коллектор.
— У него работа такая, — ответил за него Дун, – это он настоял, чтобы люк не замуровывали, мол, пригодится рано или поздно, и он же осматривал тут всё. А по документам написали, что тут всё завалили и замуровали, а то бы эти уроды, чего доброго, и из него бы вылезли.
Парнишка только улыбнулся на слова своего начальника и подмигнул мне.
— Сочувствую вашим потерям, – вздохнул я.
— Да, хорошие были ребята, – закивал Рил.
Дун только молча кивнул, а домработницы всхлипнули, жёны тоже кивнули. Все переживали гибель ребят.
То, что мы ушли, я не сомневался. Сейчас, будто какие-то диггеры вылезем наружу, пара звонков, и на заправке будет куча наших пацанов, либо вообще на такси свалим. Не, лучше наших пацанов, вдруг на наших квартирах засада, хотя там, в небоскрёбе охрана – будь здоров.
Глава 6.

29 Ноября. Мир Белазов. Лос.
— Лохи это, а не нападающие, – выдал Туман, – были бы поумнее – хрен бы вы ушли.
— Ну спасибо, – съязвил я, – успокоил.
— Да ладно, Саш, – махнул он рукой, – сам посуди. Они, придурки, сначала из РПГ палить стали, а потом со всех сторон в дом попёрлись, я бы точно через гараж проник, и как можно тише.
— Ну, хоть тут нам повезло, – снова ответил я, – что они не такие умные, как ты оказались.
В данный момент мы ехали на длинном Кадиллаке в сопровождении многочисленной охраны к дому Дуна. На часах восемь утра, и надо посмотреть, что там вообще от этого самого дома осталось. Сам Дун, вон, сидит нахохлившимся воробьём и смотрит в окно.
Ох и ночка сегодня была! Сначала мы вылезли из люка прям около заправки, как и говорил этот телохранитель, я, блин, так и не спросил, как его зовут, и как садовников зовут, а ведь они отстреливались-то вместе с нами, будь здоров.
Ну ладно, вылезли мы, значит, и на заправку. Продавец и заправщик там, конечно, охренели от нашего вида. Я тут же позвонил в наш ангар, там всегда есть дежурная смена бойцов, ну а те уже дальше подняли нереальный кипиш.
Через пятнадцать минут на заправку подлетели первые две машины с братками Хаса, потом он сам, потом наши бойцы. Ночная смена заправки обалдела напрочь, когда со всех сторон к ней стали подъезжать машины, и из них выскакивать вооружённые до зубов пацаны, вернее, сначала бандиты, у них это прям на роже написано, потом бойцы, уже наши, потом скорая приехала, потом какие-то менты, вернее полицейские. Это уже Рил и Дун сделали по звонку, и сюда прикатило высокое начальство. Заправку забили тачками напрочь!
Часть из них тут же поехали в дом к Дуну, двое ребят вернулись и сказали, что нападавшие ушли, там только трупы и разгром. Те, кто там остались, вызвали пожарных, полицейские приехали сами, так как грохот от стрельбы стоял на всю округу и её не слышал только глухой. Кстати говоря, полицейские чуть было не взяли в оборот братков Хаса, Клёпа с садовником туда поехали и разрулили ситуацию.
Наши тушки тут же погрузили в машины и повезли раненых в больницу, а остальных в дом к Рилу. Да, смешно конечно, но дом у Рила точно был шикарнее и больше, чем у Дуна. Но мы все были настолько уставшие, что нам как-то не до рассматривания было.
Ещё через пару часов, когда мы уже поели, привели себя в порядок и спали, прикатили наши пацаны из Тауса. Туман, Грач, Васьки, короче, дом оказался забит почти под завязку. Хас выставил оцепление вокруг дома из своих братков, так что мы точно были в безопасности. Да и сомневаюсь я, что на нас могли бы напасть уже тут повторно.
Жён директоров, Светку, Булата, Рила и домработников с утра мы отправили в наш мир, пусть там отдохнут и придут в себя. Нечего им тут делать, ну а мы пока постараемся выяснить, кто это такой смелый и отчаянный, что решил напасть на дом. Дун от поездки пока отказался. Кстати говоря, детей директоров тоже сегодня с утра переправят в наш мир, для безопасности. Нам нужно обязательно со всем этим разобраться.
Сейчас восемь утра, и мы едем смотреть, что там от дома осталось. За секретаршей и курьером, братков Хаса отправили сразу ночью. Секретаршу выцепили прямо из постели, надавав по зубам её мужику и увезли в ангар, надеюсь, его не грохнули, курьера ещё ищут, но найдут точно.
Свою личку я отпустил, только Слива изъявил желание остаться со мной, Леший и Собровцы укатили в наш мир, сейчас, вон, Кирпич с Нямой тут.
Вот мы снова съезжаем с этой трассы и едем по дороге, которая ведёт к дому господина Дуна. Да уж, я тут на повороте в окно посмотрел, сколько с нами едет машин. Насчитал семь тачек, все забиты бойцами и бандитами вперемежку.
— Впереди полицейский кордон, – зашипела рация голосом Хаса.
Потянувшись, я увидел, что мы как раз подъезжаем к месту, где вчера взорвали полицейские машины, когда они ехали к нам по чьему-то вызову. Остановились, к первой машине подошли трое полицейских. От первой машины, где сидел Хас, одного из полицейских отправили к Кадиллаку, пару слов Дуна, и мы едем дальше.
Потихоньку проехали мимо места взрыва полицейских машин. Да уж, вон и четыре раскуроченные тачки, трупов уже нет, зато есть много других полицейских, стоит парочка микроавтобусов, и там по кустам и окрестностям ходят мужики в белых халатах. Эксперты они там, или ещё кто, я не знаю, ну а мы покатили дальше.
Подъехав к дому увидели на территории парочку пожарных машин, одну скорую помощь, три труповозки, две чёрные Ауди А6, выпуска нашего завода, с пяток полицейских машин, и много людей в полицейской форме.
Как только Дуну открыли дверь, и он выбрался из Кадиллака, к нему сразу подошли несколько мужчин, двое из них явно какие-то полицейские генералы, а еще трое в штатском. Некоторых из них я знал, а они знали меня, обменялись рукопожатиями и приветствиями, и Дуна эта компания тут же отвела в сторону.
— Пошли, посмотрим,– вздохнув, сказал я ребятам.
Обошли пожарные машины, которые перекрыли нам весь вид на дом, кстати говоря, половины этих красивых туй и пальм не было.
— Это мы что ли с тобой их все почикали? – удивлённо спросил у меня Слива.
Я ничего не ответил, только вздохнул.
— Хренасе, вы тут повоевали, – с изумлением произнёс Туман, а Грач крепко выругался.
В глаза сразу бросились шесть остовов сгоревших машин. В двух из них отчётливо угадывались контуры Панамеры и Кадиллака. Один из Черокезов ещё дымится, видать, его недавно потушили, вон пожарные сматывают шланги.
Я ещё подошёл к машинам, посмотрел на них… Да уж, слов нет, одни эмоции, в кузове куча дырок, дверей нет, салон полностью выгорел, да она вся, нахрен, сгорела! Задницы у Кадиллака нет, видать, бак хорошо рванул, да и два мерина, которые тут стояли в момент нашего приезда, и два Чероки тоже – чёрные остовы.
— Из РПГ влепили, – услышал я голос Сливы.
Повернувшись, увидел, как он показывает и рассказывает нашим ребятам, откуда по нам вёлся огонь.
— Вон там мы с Саней сидели, – показал он рукой на окно, – а вон там пулемётчик сидел, – он резко развернулся и показал на забор.
Я посмотрел на лицевую стену дома господина Дуна. Балкон второго этажа был хорошо так закопчён, левое крыло выгорело, вон, двое пожарных выкидывают из окон различное барахло и туда с земли тянутся два брандспойта, видать до сих пор проливают водой.
И вся стена в пулевых отметинах, ну прям живого места нет, я даже не знаю, как это назвать. Такое ощущение, что напавшие на дом стреляли, лишь бы в дом попасть. Изрешетили его полностью, ну и, само собой, ни одного целого стекла.
На асфальте перед домом много следов крови, это точно кровь напавших и наша со Сливой работа, мы как раз отстреливались с этой стороны.
Слива продолжал экскурсию, а я стоял и охреневал от вида дома. Шесть сгоревших тачек и полностью изувеченная стена огромного дома впечатлит кого угодно. Хотя, думаю, с других сторон дома такая же ситуация.
Интересно, господин Дун снесёт его и построит новый? Или будет этот ремонтировать, тут же пипец прям, его весь нужно штукатурить, или что там, облицовку дома менять. Про разгром внутри я вообще молчу.
А вот и большая лужа крови недалеко от Кадиллака. Это того чувака, который хотел бросить гранату, и я его грохнул, но его граната взорвала Кадиллак. Млять, такие тачки были… Я ещё раз с сожалением посмотрел на остов Панамеры и, вздохнув, вошёл в дом через вынесенную взрывом входную дверь.
Следом за мной, негромко переговариваясь, вошли и остальные пацаны. Тут внутри вообще бедлам. Всё разворочено, расстреляно, уничтожена вся отделка и мебель. Множество стреляных гильз, и в некоторых местах видна засохшая кровь, это уже телохранителей и садовника. По полу так же тянутся куча брандспойтов, часть из них идёт на второй этаж,часть – на минус первый этаж. Народу тоже хватает: и пожарные, и какие-то менты, и несколько людей в штатском.
— Вот тут мы ныкались, – негромко сказал я, когда мужики подошли и встали рядом со мной.
— Ага, – подтвердил Слива, – вон наш диванчик, там даже мой рожок валяется.
С этими словами он подошёл и поднял с пола пустой магазин от калаша.
— Как же вы тут выжили-то? – ошарашено произнёс Грач, – тут же живого места нет, даже на потолке пулевые.
— Я же говорю, нападавшие – лохи! – сморщился Туман.
В воздухе до сих пор чувствовался отчётливый запах взрывчатки и гари.
— Твою же мать! – услышали мы сзади голос.
Повернувшись, я увидел, как в сопровождении высоких чинов полицейских внутрь дома заходит господин Дун. Он просто впал в небольшой ступор, осматривая холл, вернее то, что от него осталось.
Как раз в этот момент со второго этажа с большим грохотом сюда вниз скинули остатки бильярдного стола и пару диванов. Н-да, если бы не Булат, нас бы там по кусочкам собирали.
— Напавших было человек тридцать, – негромко сказал господин Дун, разглядывая лежащую на полу расстрелянную и разбитую хрустальную люстру, – они говорят, – кивок головы на ближайшего к нему полицейскому, – что около двадцати человек вы положили.
— Тела где? – тут же спросил Туман.
— Десять человек в морге, – ответил этот полицейский чин, Укас, лет пятидесяти пяти-шестидесяти, – но по следам на газоне вокруг дома, убитых было больше. Скорее всего, остальных они утащили с собой, этих просто не успели.
— Мы можем посмотреть на тела? – спросил я, – вернее, на их фотографии, дадим нашим людям, может кто-нибудь кого-то из них узнает.
Полицейский тут же посмотрел на Дуна, и тот сказал.
— Всю информацию, которую узнаете, давайте ему, – он показал на меня пальцем, – или им, – палец переместился на Тумана и Хаса.
— Хорошо.
— Мне очень жаль, что так с домом, – сказал я Дуну.
— Мне тоже жаль, – произнёс он как-то жалобно, затем невесело усмехнулся и сказал, – Панамера и Кадиллак были красивые машины.
Я как-то тоже невесело усмехнулся.
— Эти сволочи ограбили дом, – продолжил Дун, – и пытались его сжечь, хорошо, что ещё полицейские приехали и пожарные, – затем он резко развернулся к стоявшим сзади него полицейским, хрустнув битым стеклом, и сказал, – выясните, кто на нас напал, обязательно выясните, вернее, кто их сюда отправил. Иначе, если они их найдут первыми, – кивок в нашу сторону, Хас аж усмехнулся, – вам некого будет допрашивать, и вы своими вопросами будете доставать их.
Полицейские дружно кивнули и покосились на нас.
После того, как мы осмотрели дом, вернее, то, что от него осталось, Туман настоял на том, чтобы я и Дун перешли в наш мир. Я, конечно, попытался возразить, типа, тут дел много, но у Тумана было такое выражение лица, что мне показалось, что, если я скажу еще хоть слово, он прикажет бойцам схватить меня, связать, закинуть в тачку и перевезти в наш мир. Короче, спорить я с ним не стал, ну, а господин Дун согласился сразу, крутой нрав нашего Тумана он знает, да и его родня все уже у нас, так что в десять утра мы были уже в Таусе.
— В общем, Саша, отдыхай, набирайся сил, мы разберёмся, что там за хрены на вас напали, – сказал мне на прощание Туман, когда привезли меня к моему дому, – и пока, думаю, тебе не стоит переходить в мир Белазов.
— Валер, мля, – я начал заводиться, – ты понимаешь, что там дел – во? — я показал рукой выше своей головы.
— Понимаю, – спокойно ответил Туман, – но, если тебя там грохнут, плохо будет всем. Так что я, как твой начальник службы безопасности, приказываю тебе – сидеть тут, всё, базар окончен! – и он, развернувшись, пошёл к длинному Кадиллаку.
— Н-да ,– только и выдохнул стоящий рядом со мной Няма, – иди, отсыпайся.
Млять, вот же угораздило-то кого-то совершить покушение на нас в данный момент. То, что нас троих хотели, банально, грохнуть, я даже не сомневался. Но перед этим, они наверняка хотели выудить у нас какую-то информацию, иначе они не атаковали бы дом, а элементарно расстреляли бы его из гранатомётов.
И этот первый выстрел в бильярдную, скорее всего, был не то, чтобы ошибочным, скорее всего, этот гранатомётчик, мать его, просто поспешил. Вот кто на нас напал? В голове была куча вопросов, развернувшись, я зашёл в подъезд и поплёлся домой.
В квартире меня уже ждали Светка и Булат, я даже есть не стал, разделся и плюхнулся в кровать, слишком большое напряжение я перенес этой ночью, да и Светку, вон, плющит. Едва лёг в кровать, как через минуту ко мне юркнула и Светка, Булат раньше нас улёгся на коврик и начал потихоньку посапывать.
Сейчас нам надо выспаться, отдохнуть, а потом уже на свежую голову думать, как и что.
Глава 7.

29 Ноября. Вечер. Таус.
Проснулись мы около 5 часов вечера и должен признать, что выспались просто великолепно.
— Ты как себя чувствуешь? – первым делом спросил я у Светы, едва она открыла глаза.
— Нормально – затем закрыла глаза и походу сама к себе прислушалась – и звон в ушах прошёл – снова открыв глаза сказала она – нас, когда сегодня с утра ребята сюда перевезли, чуток звон в голове был, видимо из-за стрельбы и взрывов, сейчас нормально.
— Ну и хорошо.
— Есть будешь?
— Буду конечно – улыбнулся я.
На слово есть, на нашей кровати тут же появилась голова Булата.
— Ну и тебя я тоже покормлю – погладила его по голове Света – позвони ребятам, пусть сходят с ним погуляют или сам сходи.
— Не, я лучше пацанов попрошу.
Светка выпорхнула из постели, а я взял мобильный и набрав номер, попросил Няму подняться и выгулять Булата. Волх продрых с нами всё это время и наверняка хочет в туалет. Няма появился через пару минут, отдав ему Булата и сказав, что дверь будет открыта, я направился в ванную, как зазвонил мой мобильный.
Входящий был от Смирнова.
— Добрый вечер Пал Палыч – нажав кнопку приёма сказал я.
— Добрый вечер Александр, до вас дозвониться целая проблема.
Я тут же вспомнил, как сегодня, когда мы ложились спать, я вырубил звук на своём мобильнике, ну и Светка на своём. Перед тем, как набрать Няму, видел на экране чуть больше 10 пропущенных, хотел сейчас умыться и как раз просмотреть, кто мне звонил. А тут вон Смирнов сам позвонил. Своих секретарей я предупредил, когда ехал из терминала, что телефон возьму только вечером. Я реально себя чувствовал не айс, всё-таки больше суток на ногах, да и ночка была скажем так напряжённая. Мы конечно у Рила в доме вырубились, но эти пара часов сна были не совсем спокойные, нервы как канаты. А вот уже тут дома, организм взял своё и полностью отключился, зато сейчас я чувствовал себя гораздо лучше.
— Ваша машина готова – выпалил мне в трубку Смирнов, не дождавшись моего ответа – Линкольн Континенталь вас ждёт. Когда вы хотели бы за ним подъехать? Додж будет готов через несколько дней, надо кое-что доделать.
Я тут же вспомнил про эти две машины. Что заказал их у него и какие они были красивые на картинках, надеюсь вживую они будут ещё лучше. Особенно Континенталь, этот приплюснутый чемодан.
— А вы сегодня до скольки? – спросил я, автоматически посмотрев на часы.
— Я поздно ухожу, заказов много.
— Давайте мы через часика два приедем.
— Не вопрос, тогда мы вас ждём – и он отключился.
— Чё там опять? – спросила, выглянув с кухни Света.
— Помнишь мы тачки у Смирнова заказывали?
— Конечно помню. Готовы?
— Одна, Линкольн, вторую через несколько дней отдадут. Я ему сказал, что через пару часов приеду за ним. Со мной поедешь?
— Конечно, мне Линкольн больше нравится, чем та вторая, Додж кажется?
Я кивнул.
— Да и твой автопарк немного уменьшился – улыбнулась Света.
— Да уж – я почесал затылок – жаль конечно Панамеру, Кадиллак то хрен с ним, хотя его тоже жалко.
— Ничего, ребята тебе из облака ещё притащат.
Пока привели себя в порядок, пока поужинали, пока я посмотрел кто мне звонил, сделал несколько звонков, позвонил секретарям, узнал где директора и их жёны, они все у Рифа в Речном были. Короче пока то да сё, два часа почти и прошли.
— Поехали уже – поторопил я Светку стоя в коридоре – сколько можно одеваться то?
— Да иду уже иду – ответила она крутясь перед огромным зеркалом в коридоре нашей квартиры и поправляя на голове небольшую шляпку.
Внизу нас уже ждала моя личка и два Кабана, длинный Кадиллак вон стоит под навесом. Через 30 минут езды мы въехали на территорию мастерской Смирнова. Я так понимаю, что он увидел нас в окно, так как не успел я выбраться с заднего сиденья Мерседеса, как он вышел из здания и подошёл к нам протягивая руку.
— Добрый вечер – широко улыбаясь поприветствовал нас Смирнов.
— Здравствуйте Пал Палыч.
— Прошу вас – любезно пригласил Смирнов показывая рукой на входную дверь – ваш автомобиль вас ждёт.
Я прям весь в нетерпении, честно, пока ехал извёлся. Понравится мне в живую эта машина или нет? На картинке она смотрелась просто сумасшедше. Я очень надеюсь, что и в живую будет не хуже.
Войдя за хозяином мастерской в небольшой магазин, где внутри стояли два Хот рода, пошли за ним дальше. Смирнов повёл нас в соседнее помещение. Когда мы все зашли в большой зал и увидели стоящий там чёрный автомобиль, то вздохнули, а потом дружно выдохнули.
— Вот он – показывая руками на машину произнёс Смирнов.
Честно, я обалдел от его вида. Светка вообще зависла, а личка потихоньку выматерилась, ну в хорошем смысле этого слова. Кадиллак был нереально красив. Я вокруг него, наверное, кругов пять нарезал, прежде чем решился открыть дверь, вернее мне её Смирнов открыл. Светка снова ахнула, когда Смирнов открыл и заднюю дверь, она же наоборот открывается, ну как в горбатом запорожце или в Ролсе.
От салона я снова охренел, это было какое-то царствие кожи и дерева. Шовчик к шовчику, все детали салона настолько плотно и тщательно подогнаны друг к другу, что даже прицепиться то к нечему, хотя я и не хотел цепляться, настолько был поражён внешним видом автомобиля. Выбравшись из салона, снова начал нарезать круги вокруг машины.
— Ну как? – спросил Пал Палыч – вам нравится?
— У меня нет слов – поражённый ответил я – это произведение искусства. Мне кажется, вы превзошли сами себя.
— Спасибо – хихикнул Смирнов – вашу вторую машину я вам показывать не буду. Думаю, на сегодня вам достаточно эмоций и от этого автомобиля. Под капотом, как и обещали двигатель от Мерседеса, 367 лошадок, в нём вообще всё от Мерседеса, только панель приборов, салон и сиденья наша разработка.
Через пять минут, один из работников выгнал этого красавца во двор, где мы уже стояли его ждали, и я снова завис от его вида. Он был нереально красив. Его наполированные бока были как зеркало. В совокупности с литыми дисками и тонированными стёклами тачка смотрелась на миллион Лин точно.
Ещё раз поблагодарив Смирнова, я уселся за руль, Светка рядом, Булата не пустили, пусть на мерине едет.
— Ну что, поехали кататься? – спросил я у Светки поворачивая ключ зажигания.
— Поехали.
— Кстати, а когда мы покатаемся на вертолёте? – спросила у меня Света.
— Пока мы его трогать не будем. Слишком много будет желающих на покататься. Нам нужно определиться с ценовой политикой и есть ещё кое какие планы.
— Хорошо.
— Мы обязательно купим себе вертолёт.
— Правда? – обалдела Светка.
— Правда, а теперь поехали.
Ох и здоровый же пепелац, я на нём первые метры как какой-то пенсионер ехал. Ширина точно пару метров, да и длинна больше пяти. Но блин, какая же у него плавность хода, всё-таки огромный кузов даёт о себе знать.
Широкие мягкие сиденья с различными электроприводами и поддувами, эта панель приборов, какая-то закруглённая вся смотрится просто великолепно.
Катались мы так, наверное, часа полтора точно, пешеходы и другие водители сворачивали головы вслед нашему автомобилю. На улице жарища, а у нас тут работает климат и в салоне 22 градуса, просто великолепно.
Само собой, я его пару раз пришпорил, да выстреливает, да едет, хорошо причём едет, оба кабана с ребятами так и висели на заднице. Но на этой машине не хочется гонять и всех обгонять, на ней хочется ехать в среднем ряду и наслаждаться тишиной в салоне. В нём вообще ничего не слышно, даже шелеста шин, скорее всего весь салон дополнительно проклеили шумоизоляцией.
Уж насколько была тихая Панамера, но тут всё гораздо тише. Я прям влюбился в этот автомобиль.
Он был как какой-то водяной матрас, так и качается на всех дорожных волнах и убаюкивает. На задних сиденьях точно укачает.
Накатавшись подъехали к дому и я загнал этого красавца на своё свободное место, которое осталось от Кадиллака и Панамеры. Восьмёрка и Эво так и стоят в паркинге, надо будет кстати восьмёрку как-нибудь выгулять, а то стоит, скучает.
1 декабря.
— Александр к вам Туман – заговорил спикерфон голосом моего секретаря.
— Пусть заходит.
— Привет шеф – выпалил Туман входя ко мне в кабинет.
— Хай.
— Короче – он плюхнулся в одно из кресел – Сицов сделал как мы просили по поводу детей, всё готово. Сегодня в два дня нас будут ждать.
Я машинально посмотрел на часы, сейчас почти 12 дня.
— Ну что же – вздохнул я – действуем согласно намеченного плана.

Продолжение следует.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.