Лучшее за неделю

Ошибка

Анатолий затянул узел, затем расслабил, после снова затянул. Ни у кого нет опыта в этом деле, а те, кто узнал секрет, наверняка уже не расскажут. Дернул пару раз веревку, проверяя прочность крюка.

«Ну что? Все?» — подумал Анатолий. – «Вот так вот все будет. Записка есть, двери заперты.»

Анатолий хихикнул – про дверь задумка была подлой. Дверь просто так не сломаешь, а соседей запах будет еще долго преследовать. И поделом им — черствым сволочам. Анатолий вздохнул и зачем-то перекрестился напоследок.

— Ничего себе. – раздался голос с дивана. – Вот это было совершенно нелогично. Не то, чтобы впервой, но всякий раз удивляет.

Анатолий дернулся от неожиданности так, что табурет под ним зашатался. Обернулся к дивану и табурет зашатался второй раз. На диване сидела вполне себе стереотипная Смер



Элфийский шансон - продолжение

Степан

У Голубка болела голова. Она не просто болела – раскалывалась, дергалась, гудела, выла, ее распирало и давило, крутило и вертело. Первым порывом, после того, как Степан осознал себя как личность, выйдя из зыбкого, тяжелого, давящего, проникающего во все дыры и щели тумана, в котором пребывал последние... А кстати, сколько он там пребывал? Задумчиво взявшись правой рукой – левая почему-то не слушалась и подниматься не пожелала, - за грудь, Степан обрадовался – на месте, родимая! Правда, почему-то мокрая... Как ни странно, он в общем-то сроднился



Случай в библиотеке

Витёк часто говорил гыгык. Его так и прозвали Гыгык. И мы будем так его звать. Для просты изложения.

То-ли опиумные галлюцинации забросили его туда, то-ли Витёк просто хотел испытать адреналин от необычных обстоятельств. Однако он попал в настоящую библиотеку. Прямо из прослойки, в которой кушают семки на кортах. Из фойе библиотеки он увидел несколько тематических залов с стеллажами и редкими посетителями, которые скрючились над книгами.

Впрочем, были и те, кто прятал сознание в устаревших мониторах компьютеров. В библиотеке был бесплатный доступ к компьютерам с интернетом.

Витёк сморщился от увиденного и собрался уже свалить, однако его взгляд зацепился за 



Битва в сказочной стране. Раунд 7-ой

Тридцать три богатыря и дядька их морской vs царь Никита и сорок дочерей.


- Здравствуй, дорогой папочка!
- Здравствуй, доченька!
- Здравствуй, дорогой папочка!
- Здравствуй, доченька! - После пятого приветствия улыбка царя потеряла лучезарность, после десятого - стала вымученной. После семнадцатой он с трудом сдерживался чтобы не начать ругаться, а после двадцатой у него начал дергаться правый глаз. Дочери явно устроили флешмоб, шли одна за другой, с интервалом около минуты. Каждая буквально светилась от счастья и радостно здоровалась с отцом.
- Здравствуй, дорогой папочка!
- Здравствуй, доченька! - Ответил Никита и с трудом подавил желание добавить пару словечек покрепче.
- Тридцать шестая, - прошептал он, радуясь что скоро ритуал приветствия закончится.
- Ты что-то сказал? - Спросила тридцать шестая ангельским голоском.
- Нет, моя милая, - ответил он.



Потому что есть правила.

Я наконец перевез к Лиде в квартиру на Кирочной переноску с котом и последний пакет со своими носками. Мы решили увековечить это памятное событие сбором гостей.
Где-то между Валериными историями о том, как он случайно съездил порыбачить на Валдай и тем странным моментом, когда, по общему мнению, пора петь песни под гитару — Толик предложил перейти с вина на коньяк. Все задумались, а я наотрез отказался.
— Вот ты всегда такой, — очень неопределенно высказался Толик и пренебрежительно махнул в мою сторону рукой.
— Всегда такой. Потому что есть правила. — Глубина этого диалога, была прямо пропорциональна количеству выпитого. И тем не менее, каким-то образом мы с ним отлично друг друга поняли.
— Что еще за правила? — не поняла нас обоих Лида. И мне пришлось рассказать ей про правила.

Когда мне было 17, я как-то раз решил пойти на вписку к друзьям.
— А куда ты собственно идешь? — поинтересовался папа, глядя как я натягиваю ту пару джинсов, которую мы с мамой договорились считать «приличными».



Пастырь

Я смотрю на склоненные головы, покорные спины, потупленные глаза паствы и понимаю, что сегодня кто-то из них умрёт. Кто именно - я ещё не знаю, я ещё не решил. Стоит ли наказать того, кто на прошлой неделе проявил непокорность и вызвал мой гнев? Или выбрать самого старого и больного? Нет. Скорее всего это будет слепой случай. Да, пожалуй, так будет лучше всего. Слепой случай. И никто не сможет обвинить меня в предвзятости. Хотя мне, собственно, всё равно. Кто вообще посмеет меня обвинить?

Они ещё ни о чём не подозревают. Они живут спокойно, ходят, что-то делают, изредка понимая головы вверх, где обитаю я. Мне кажется, они обращаются ко мне, может быть, по-своему возносят мне свои молитвы. Но это бесполезные молитвы. Выбор будет случайным. Сегодня я так решил.
Иногда мне кажется, что я люблю их. Тогда я спускаюсь вниз, опускаю ладони на покорные головы, дарю внимание избранным. И они вздрагивают, ощущая меня рядом. Они не знают, что означает моё прикосновение – ласку или приговор.
Иногда они раздражают меня своими глупыми поступками, и тогда я обрушиваю на паству свой гнев. Караю. Причём нередко достаётся не тем, кто виноват, а первым попавшимся. У нас такое бывает.



Румынский специалист.

редложили мне этим летом подработку. Зарплата очень достойная, хотя работа для меня непривычная... Интеллектуальная.

Старый мой товарищ Миша, занимается финансовой аналитикой на фондовой бирже и ему срочно понадобился напарник.

Говорит мне:
- Тебе делать особенно ничего не надо будет.
Будешь сидеть раз в неделю на видеоконференции со мной и моими клиентами по скайпу, и делать умное лицо.
Физиономия твоя не примелькалась ещё нигде, и не засветилась в финансовых махинациях.
Человек ты будешь новый для всех, я представлю тебя своим коллегам, как брокера из Румынии.
Мол ты живёшь в своём шале на границе с Болгарией. И катаешься туда по выходным с фотомоделями на Золотые Пески, и там отдыхаешь душой и телом от индексов ДоуДж



Не будь ко мне жестоко

— Если хотите, я вам расскажу! — Алиса Селезнёва сложила губы в характерную для неё улыбочку “чайничком” и начала:

— Боря станет знаменитым художником. Его выставки будут проходить не только на Земле, но и на Марсе, и на Венере!

— ..эх! Вот повезло так повезло, - перешёптывались восхищённые ребята.

— Мила, — продолжала Алиса, не переставая улыбаться, — станет детским врачом!

— …молодец! Здорово! — искренне радовались ребята.

— К ней будут прилетать со всей Галактики.

— …смотри-ка, со всей Галактики!



О времена о нравы…

Звонит мне недавно коллега – военный врач одной из отечественных частей.
- Я, - говорит. – Видимо совсем старый стал. Не понимаю я что-то в этой жизни.
- Давай помедленнее, и с деталями, - я достал блокнот, ручку и приготовился записывать очередной рассказ.
- Да всё как обычно началось. Похолодало у нас, дожди пошли, ну и начались сопли-бронхиты. И вот на днях попадают ко мне в медпункт прямо с полигона два парня. Обычные первогодки, месили грязь вокруг танков, промокли, вовремя не обратились. Готовый бронхит. Ты же знаешь, кого нам нынче с гражданки призывают. Здоровье у них так себе.
- Предысторию понял – к сути переходи.
- Полежали они пару дней, отошли слегк



Как нам телевизор освящяли

Купили мы с женой квартиру. Хорошая, уютная, большая. Гостиная загляденье, танцевать можно. Сделали ремонт, заселились, живем. Купили в гостиную домашний кинотеатр - телек 60 дюймов 4к, стереосистему, все как полагается, релаксировать вечерами, полное погружение, так сказать. Обошелся кинотеатр в 70 тыщ деревянных по курсу Набиулиной. Повесили телевизор на стену, подключили, все работает. гарантия год. Это, как говорится, преамбула.

А у жены верующие родители. Вот прям пиздец. Едят по этому поводу мозги ложкой, благо не мне, а жене, я вообще верю(а порой и не верю) в макаронных мостров и все эти мракобесия мне по барабану, а жена бедная, отбивается как может, но со скандалами и получается не очень. То на службу с ними, то в какой то восстановленный