Чужой крест

17-09-2019: добавленна 27 главa

Глава 1.

Меня зовут Виктор Снегирёв. Мне 35 лет. Я обычный системный администратор в приличной конторе, каких в Москве пруд пруди. Раньше, а это лет десять назад, я считал себя чуть не ЭЛИТОЙ, выбирая хорошо оплачиваемые сделки, отклоняя мало прибыльные контракты, а сейчас цеплялся за каждую, лишь бы стабильную работу.

Дело в том, что вчерашние юнцы, выпускники огромного количества институтов и колледжей, а то и самоучки, уже с новыми знаниями ринулись в бой отвоёвывая у таких мастодонтов как я самые тёплые места в компаниях и лакомые контракты.

В этой конторе «Серебряные кольца» я работал уже третий год. Кто бы знал, сколько пришлось разгребать после предыдущего «спеца по сетям».



Юность цвета хаки

31.12.2019 - Добавленнa 42 главa

Я брел по дороге осенним днем,
Мои ноги стонали, я одолел крутой подъем
Это было ненастным октябрьским днём...
©

Я неспешно трусил по лесной дорожке, время от времени переходя на шаг. В последнее время вес стал уходить медленнее, и я решил, что программа К25 - от дивана к пяти километрам - то, что доктор прописал. В наушниках играл рок-н-ролл, порой переходящий в блюз, солнце играло в пятнашки с тенями, и все было в общем-то очень даже неплохо. Солнечный свет брызнул в лицо, и я зажмурил глаза от удовольствия, как сытый котяра. Вот тут-то оно все и произошло.

***



Партизаны - 2. Сыновья уходят в бой

Потухай, вечерняя заря, потухай,
Залегай, хлопцы, по оврагам, залегай!
Долго, долго заря не потухала,
Партизанскую беседу услыхала:
«На зеленом болоте орленку не жить 
—Удалой тебе головы, сынок, не сносить.
Удалую голову высоко не подымай,
Родимую матушку не забывай…»
Пулеметная очередь часто застрочила,
Молодая березка листочек уронила.
Молодая березка зазеленеет опять…
Из народной песни

 Часть первая  Уже шестнадцать 
 I 
Толстые темные ели как часовые. Будто передают тебя от поворота к повороту. Толя остановился у соснового пня, облитого льдом. Ничего площадочка – хату можно поставить! И как только спилили этакое деревце. Стал на пень, прошелся. Четыре шага. Посмотрел на облака, пробегающие в небе. Глянул на уходящую вдаль просеку. Так и кажется, что проложила ее рухнувшая сосна.

– Силен лес! – похвалил и как бы похвастался Коваленок.

Силен, конечно. Но было бы удивительно, если бы партизанский лес был обычный. А Ковалёнок здесь как дома, позавидовать можно. Полушубком где-то разжился, полы широкие, а выше – как раз по его девичьей талии. Шагает, сбивая каблуками хромовых сапог звонкие комочки мерзлой грязи, льда. И сам – звенящий, поскрипывающий: опоясан ремнями, украшен пряжками, даже свисток зачем-то на груди болтается. И ямки у рта, и шутовские усики-ниточки – все такое разванюшинское, знакомое.



Партизаны - 1. Война под крышами

У войны не женское лицо. Но ничто на этой войне не запомнилось больше, резче, страшнее и прекраснее, чем лица наших матерей.


Часть первая
Война входит в дом
Настигнутые бурей

Люди в поселке не знали, что все то, о чем они думали и хлопотали, чему радовались и о чем бедовали в это чистое июньское утро, было совсем не таким важным, как им казалось: уже несколько часов шла война.

До полудня в рабочем поселке Лесная Селиба все имело свою обычную цену.

У пропыленной полуторки – мальчишка лет четырнадцати с загоревшей стриженой головой. Щеки у него по-детски округлые, но шея, руки – тонкие и длинные. «Растет», – говорят про таких в утешение матерям. Мальчишка держит в руках помятый чемоданчик, барабанит коленками по нему и глядит сразу во все стороны. С его лица не сходит улыбка, которая говорит очень откровенно, что человек счастлив видеть всех тут и что он очень удивился бы, если вдруг ему здесь не все были бы рады. Его улыбка заставляет уставших, пробеленных 



Хвостатый спецназ

С кухни донесся невнятный шум, и через минуту в зал пришел Гвидон. Радиолов с ужасом увидел, что кот держит в пасти еще живую мышку. Судя по утробному мяуканью и взъерошенному загривку Гвидона, нетрудно было понять, что кот готов слопать бедную крошку.

— Фу, Гвидон! — закричал Радиолов. — Отпусти ее сейчас же.
Гвидон отрицательно помотал усатой башкой.

— Что, бунт? — возмутился Радиолов. — А тапком по наглой морде?..
Гвидон вздохнул и выпустил мышь. Устроившись в кресле, он исподлобья наблюдал за своим несостоявшимся трофеем. Мышка же встала на дрожащие ножки и поплелась на кухню. У выхода из зала она оглянулась на Радиолова и пискнула.



Каратели

Алесь Адамович
Каратели

Гипербореи, гиперборейцы – в древнегреческой мифологии – обитатели Крайнего Севера (куда не долетает холодный ветер Борей, на границе нашего мира с миром антиподов), а по представлению некоторых античных авторов – это народ, живший в середине первого тысячелетия до н. э. на Востоке, в Азии.
«Обратимся к себе. Мы – гипербореи, мы достаточно хорошо знаем, как далеко в стороне мы живем от других. «Ни землей, ни водой ты не найдешь путь к гипербореям», – так понимал нас еще Пиндар. По ту сторону севера, льда, смерти – наша жизнь, наше счастье. Мы открыли счастье, мы знаем путь, мы нашли выход из целых тысячелетий лабиринта… Нет ничего более нездорового среди нашей нездоровой современности, как христианское сострадание. Здесь быть врачом, здесь быть неумолимым, здесь действовать ножом – это надлежит нам, это наш род любви к человеку, с которым живем мы – философы, мы – гипербореи…
В единичных случаях на различных территориях земного шара и среди различных культур удается проявление того, что фактически представляет собой высший тип, что по отношению к целому человечеству представляет род сверхчеловека. Такие счастливые случайности всегда бывали и всегда могут быть возможны. И при благоприятных обстоятельствах такими удачными могут быть целые поколения, племена, народы».
Фридрих Ницше



Лесная ведьма

– Не бойся, красна девица! Я спасу тебя от этого нечистого отродья!
Субтильный белокурый юноша с тяжеленным мечом выскочил из кустов, словно чёрт из табакерки, и стал размахивать своей железякой перед носом моего прислужника-демона. И откуда только взялся, доходяга! Да и лезет-то куда? Не видит, что ли – демон на три головы выше него, а рога на его козлиной башке едва ли не длиннее, чем клинок незадачливого «героя». И это он ещё не знает, что шкура чудовища попрочнее иных доспехов, а череп выдерживает удар булатной палицы – я проверяла. Ну, вернее, не я – другой такой же «защитничек». Мир его праху…



Беглец

- Что это такое, Боб!? – Семнадцатый яростно тыкал педипальпой в сторону клетки. – Зачем ты притащил это на корабль? Ты забыл директиву? Так я напомню тебе, когда посажу под арест и заставлю прочитать ее три сотни раз.

- Ну, босс, - шаркая по полу клешнями, прогудел Боб. – Это типичный представитель местной фауны. Я проведу над ним пару опытов и избавлюсь от него. Честное слово. Никто и не узнает.

- Никто не узнает, - передразнил Боба Семнадцатый. – Ты бы еще человека для опытов притащил. А лучше двух.

- Так что же, - Боб услышал в словах босса отсутствие злости и решил немного объясниться. – Оно ничем и не отличается от человека. Четыре конечности, позвоночник и голова.



Ангелы, которые берегут нас

 Докладывай. В двух словах.
— Жив. Ходит на работу. На что-то надеется.
— На что?

— Трудно сказать. Два раза я показывал ему счастливый сон — не видит. Говорит, что устает на работе.
— А что на работе?
— Да как у всех. Начальство. Суета. Курилка. Слухи.
— Начальство суровое?

— Да начальство как начальство. Такое же как везде. Боится он его почему-то…
— Страхи отгонял?
— Само собой. Еще по дороге к офису. Крыльями размахивал над головой. Облака даже разгонял. Пришлось крылом по уху съездить, чтобы солнышко заметил.

— Симпатичная незнакомка по дороге



Рассказ Сузь даль из сборника Это моя земля

Сузь даль

«Не раздобыть надёжной славы, покуда кровь не пролилась»
Булат Окуджава

[1]

Понедельник, утро, пробки, чуть не опоздал. Сам слежу за дисциплиной, должен пример подавать. Натыкаясь на столы, пробираюсь на кухню. А там очередь из таких же, как я, кофеманов, столпилась у кофемашины, жмёт на рычаги. Воды нет, зёрен нет — ни тебе кофе, ни тебе булочек с корицей.

— Лёха, какого чёрта, утро же, — думаю про себя. Разминаю пальцами лицо, на щеках остаются красные пятна.

Лёха — начальник административно-хозяйственного отдела — должен следить за кофемашиной!