Лого

Алькатрас и Кости нотариуса - Брендон Сандерсон

Брэндон Сандерсон

Алькатрас

и

Кости Нотариуса


Посвящается Лорен, которая каким-то образом умудряется одновременно быть и ребенком в семье, и самой ответственной личностью среди всех нас.


Предисловие автора

Я лжец.

Я в полной мере осознаю, что вы можете не поверить этому утверждению. На самом деле, я надеюсь, что не поверите. Не только потому, что это сделает мое утверждение в высшей степени ироничным, но и потому, что тогда вам придется очень низко пасть.

Понимаете, я знаю, что вы, жители свободных королевств, слышали истории обо мне. Возможно, даже смотрели на силиматическом экране документальный фильм или два о моей жизни. Я вполне могу понять, почему вы не захотите верить тому, что я лжец. Вы, скорее всего, подумаете, что я чрезвычайно скромен.

Вы думаете, что знаете меня. Вы слушали всяких рассказчиков. Вы болтали со своими друзьями о моих подвигах. Вы читали исторические книги и слушали крикунов, разглагольствующих о моих героических поступках. Проблема в том, что только те личности, которые являются гораздо большими лжецами, чем я, любят разговаривать обо мне.

Вы меня не знаете. Вы не понимаете меня. И, конечно же, вы не обязаны верить всему, что читаете обо мне. Кроме, естественно, того, о чем прочтете в этой книге, так как она содержит в себе правду.

А теперь, позвольте обратиться к Тихоземцам. Я имею в виду тех из вас, кто живет в таких местах, как Канада, Европа или Америка. Не впадайте в заблуждение, потому что эта книга очень похожа на роман из раздела фэнтези! Как и предыдущую часть, мы издаем эту книгу в жанре художественного произведения в пределах Тихоземья, чтобы скрыть ее от библиотекарей.

Это вовсе не художественное произведение. В свободных королевствах - странах вроде Мокии и Налхаллы - она будет опубликована в открытую, как автобиография. Моя собственная история жизни, рассказанная, - впервые - чтобы раскрыть, что случилось в действительности.

На этот раз, я намереваюсь отсечь всю ложь. На этот раз, я намереваюсь запечатлеть правду в печати. Меня зовут Алькатрас Смедри, и я приглашаю вас во вторую часть истории моей жизни.

Надеюсь, вы найдете ее поучительной.

Глава 1

Итак, тяжело опустившись на свой стул, я сидел в скучном терминале аэропорта, ожидая и рассеянно пережёвывая чёрствые картофельные чипсы.

Не такого начала вы ожидали, правда? Вы, наверное, думали, что я начну эту книгу с чего-нибудь захватывающего. С чего-нибудь, включающего злых Библиотекарей, возможно, чего-то с алтарями, Оживленными или, по крайней мере, ружьями.

Мне жаль разочаровывать вас. Я делаю это не впервые. Однако это все для вашего блага. Понимаете, я решил измениться. Моя последняя книга была ужасно несправедливая: я начал ее с напряженной, грозной сцены. Потом я забросил ее, оставив читателя заинтригованным, фантазирующим и разочарованным.

Я поклялся больше не обманывать так в своих работах. Я не буду использовать кульминации или другие фокусы, чтобы удержать вас за книгой. Я буду спокойным, почтительным и последовательным.

О, кстати. Я говорил, что, пока ожидал в аэропорту, я подвергся самой большой опасности за всю свою жизнь?

Я съел еще одну черствую чипсину.

Если бы вы проходили мимо меня, то, скорее всего, подумали, что я выглядел как типичный американский парень. Мне было 13 лет, мои волосы были темно-каштановыми. Я носил свободные джинсы, зеленую куртку и белые кроссовки. Я немного подрос за последние месяцы, но оставался в пределах среднего для своего возраста.

Вообще-то, необычными были только мои голубые очки. Ненастоящие солнечные, они скорее напоминали старушечьи очки для чтения, только с голубоватым оттенком. (До сих пор считаю этот момент моей жизни ужасно несправедливым. По непонятной причине, чем сильнее пара Окуляторских Линз, тем менее круто она выглядит. Я разрабатываю теорию об этом - закон Непропорциональной Хромоты.)

Я сжевал еще чипсину. «Ну же...», - подумал я. - «Где ты?»

Мой дедуля, как обычно, опаздывал. Правда, его нельзя было полностью винить в этом. Ливенворт Смедри, в конце концов, это Смедри (фамилия говорит сама за себя). Как и все Смедри, он обладал волшебным Талантом. Это была способность волшебным образом опаздывать.

В то время, как большинство людей сочли бы это большим неудобством, путь Смедри - обращать наши Таланты себе на пользу. Дедуля Смедри, например, опаздывал на такие события, как пулевые ранения и катастрофы. Его Талант неоднократно спасал ему жизнь.

К сожалению, в остальных случаях он тоже опаздывал. Я считаю, что он использует свой Талант для оправдания даже тогда, когда Талант не виноват; я пытался указать ему на это несколько раз, - но всегда безуспешно. Он просто опаздывал на выговор, и таким образом, звук никогда не достигал его (к тому же, по мнению дедушки Смедри, ругань была катастрофой).

Я сгорбился в кресле ещё сильнее, стараясь выглядеть незаметным. Проблема была в том, что каждый, кто знал, что нужно искать, знал также, что я ношу Линзы Окулятора. В данном случае мои светло-голубые очки были Линзами Связного (распространённый вид Линз, позволяющий двум Окуляторам связываться на небольших расстояниях). За последние несколько месяцев, всё время убегая и скрываясь от агентов Библиотекарей, мы с дедушкой нашли им хорошее применение.

Лишь несколько людей в Тихоземье понимают силу Линз Окулятора. Большинство людей, гуляющих по аэропорту, было в абсолютном неведении о таких вещах, как Окуляторы, силиматические технологии, а также секта злобных Библиотекарей, тайно управляющих миром.

Да. Вы правильно прочитали. Злые Библиотекари контролируют мир. Они держат людей в неведении, обучая их лжи вместо истории, географии и политики. Для них это что-то вроде шутки. Почему, вы думаете, Библиотекари себя так назвали?

Библиотекари. ЛГИ-отекари[1].

Звучит очевидно, не так ли? Так что, если вы хотите бить себя по лбу и громко ругаться, можете начинать. Я подожду.

Я съел еще одну чипсину. Дедуля Смедри должен был связаться со мной через Линзы Связного еще два часа назад. Он опаздывал, даже по своим меркам. Я огляделся, стараясь определить, были ли в толпе аэропорта агенты Библиотекарей.

Я не заметил ни одного, но это ничего не значило. Я знал достаточно, чтобы понимать, - ты не всегда можешь определить Библиотекаря по его внешнему виду. Если одни одевались так: очки в роговой оправе для женщин, галстуки-бабочки и жилетки для мужчин - то остальные выглядели вполне нормально, смешиваясь с толпой обычных жителей Тихоземья. Опасные, но невидимые (прямо, как те нарушители порядка, которые читают фэнтези).

Мне предстояло принять сложное решение. Я мог продолжить носить Линзы Связного, тем самым показывая агентам Библиотекарей, что я Окулятор. Или я мог снять их и пропустить сообщение дедушки Смедри, когда он подберётся достаточно близко, чтобы связаться со мной.

Если он подберётся достаточно близко, чтобы связаться со мной.

Группа людей подходила к тому месту, где я сидел, проталкивая свои багажи через ряды стульев и болтая о задержках самолётов из-за тумана. Я напрягся, гадая, не агенты ли они Библиотекарей. Три месяца бегов заставляли меня быть постоянно начеку.

Но эти бега закончились. Вскоре я покину Тихоземье и навещу свою родину. Налхалла, одно из Свободных Королевств. Место, о котором жители Тихоземья даже не догадывались, хотя это был большой материк, располагавшийся в Тихом океане между Северной Америкой и Азией.

Я никогда не видел его ранее, но слышал о нём и видел некоторые технологии Свободных Королевств. Машины, которые едут сами, песочные часы, показывающие правильное время вне зависимости от того, как ты их повернёшь. Я очень хотел попасть в Налхаллу, но еще более отчаянно я хотел выбраться из стран, контролируемых Библиотекарями.

Дедуля Смедри не объяснил мне, как именно он планировал меня вытащить, или даже почему мы встречаемся в аэропорту. Существование рейсов в Свободные Королевства казалось невероятным. Как бы то ни было, каким бы способом мы не воспользовались, наш побег не будет лёгким.

К счастью, несколько вещей было в мою пользу. Во-первых, я был Окулятором и имел доступ к некоторым могущественным Линзам. Во-вторых, мой дедушка был экспертом в избегании агентов Библиотекарей. В-третьих, я знал, что Библиотекари любят оставаться в тени, даже тайно управляя большей частью мира. Мне не нужно было беспокоиться о полиции или службе безопасности аэропорта: Библиотекари не стали бы их привлекать, так как это угрожало разоблачением некоторым агентам.

У меня тоже был свой Талант. Но... в общем, я был не совсем уверен преимущество это или нет. Это...

Я замер. Рядом со мной возле ворот зала ожидания стоял мужчина. Он был одет в костюм и солнцезащитные очки. И он смотрел прямо на меня. Как только я заметил его, он отвернулся, выглядя при этом слишком безразличным.

Эти солнцезащитные очки, скорее всего, означали Линзы Воина - одни из тех видов Линз, которые могут носить не-Окуляторы. Я застыл; мужчина, казалось, бормотал что-то себе под нос.

Или говорил по рации.

«Разбитые стёкла!» - подумал я, вставая и бросаясь к своему рюкзаку. Я двинулся через толпу, оставляя ворота позади, и уже поднял руку, чтобы снять Линзы Связного.

Но... что если дедушка Смедри попытается связаться со мной? Он не сможет найти меня в переполненном аэропорту. Мне нужно было оставить эти Линзы на себе.

Мне кажется, я должен прервать действие здесь, чтобы предупредить вас: я часто прерываю действие, чтобы упомянуть самые обычные вещи. Это одна из моих вредных привычек, которая, вместе с непарными носками, раздражает людей. Впрочем, если честно, это не моя вина. Я виню общество (за носки, я имею в виду. В прерывании действия я полностью виноват сам).

Я ускорил шаг, наклонив голову и не снимая линз. Я ещё не успел далеко отойти, когда заметил группу мужчин в чёрных костюмах и розовых галстуках-бабочках, спускавшихся на эскалаторе немного впереди. Вместе с ними были несколько охранников в униформе.

Я застыл. Вот вам и не нужно беспокоиться о полиции... Я старался сдержать панику, разворачиваясь - так незаметно, как только мог - в другую сторону.

Я должен был понять, что правила начнут меняться. Библиотекари провели три месяца, преследуя меня и дедушку Смедри. Им совсем не хотелось привлекать местные правоохранительные органы, но ещё больше им не хотелось упустить нас снова.

Другая группа агентов Библиотекарей подходила с другой стороны. Добрая дюжина воинов в Линзах, наверняка вооружённых стеклянными мечами и другим современным оружием. У меня был только один выход.

Я зашел в уборную.

Там было много людей, которые занимались своими делами. Я бросился к задней стене. Позволив своему рюкзаку упасть, я положил обе руки на стенную плитку.

Двое мужчин в уборной странно на меня посмотрели, но ничего, я уже привык. Люди странно смотрели на меня всю мою жизнь, - а что вы хотели от ребёнка, который постоянно ломал вещи, казалось, совсем не ломкие (однажды, когда мне было семь, я сломал куски бетона, просто наступив на них. Я оставлял позади сломанные тротуарные плиты, будто следы огромного робота-убийцы, хотя на мне были всего лишь кроссовки шестого размера)?

Я закрыл глаза, концентрируясь. Раньше я разрешал моему Таланту руководить моей жизнью. Я не знал, что могу контролировать его - я даже не был уверен, что это реально.

Появление дедушки Смедри три месяца назад всё изменило. Когда он вытащил меня, чтобы проникнуть в Библиотеку и вернуть Пески Рашида, он также помог мне осознать, что я сам могу управлять своим Талантом, вместо того, чтобы Талант управлял мной.

Я сосредоточился, и два сгустка энергии направились из моей груди к рукам. Плиты передо мной свободно падали, раскалываясь от ударов об землю, как ряд сосулек, которые сбивают с перил. Я продолжал сосредотачиваться. Люди за моей спиной кричали. Библиотекари могут прийти в любой момент.

Остатки стены разрушились, падая в другую сторону от меня. Фонтан воды начал бить из стены. Я не останавливался, чтобы оглянуться на кричащих людей, вместо этого я кинулся назад и схватил рюкзак. Ремешок оторвался. Я тихо выругался и взял второй. Он оторвался тоже.

Талант. Благословение и проклятие. Я больше не позволял ему управлять своей жизнью, но также и не контролировал его полностью. Как будто Талант вёл совместную опеку над моей жизнью, я получал его на каждый второй уикенд и некоторые праздники.

Я оставил рюкзак. У меня были Линзы в карманах пиджака, и только они представляли реальную ценность. Я выскочил через дыру, карабкаясь по щебню в глубь аэропорта. (Хм-м. Из уборной вглубь - выглядит противоположно нормальному пути.)

Это явно был какой-то служебный туннель, плохо освещённый и ещё хуже убранный. Я мчался по нему в течение нескольких минут. Должно быть, я оставил терминал позади, пройдя через какой-то проход в другое здание.

Впереди виднелись несколько ступенек, ведущих к большой двери. Я услышал выстрелы позади себя и рискнул оглянуться. Группа мужчин бежала по коридору в мою сторону.

Я развернулся и дёрнул дверную ручку. Дверь была закрыта, но двери всегда были одной из моих специализаций. Ручка отошла, и я небрежным движением бросил её через плечо. Тогда я открыл дверь, пнув её ногой, и ворвался в большой ангар.

Массивные аэропланы с тёмными стёклами возвышались надо мной. Я медлил, глядя вверх на огромные машины, чувствуя себя так, будто они чудовища.

Я встряхнулся, выводя себя из оцепенения. Библиотекари все еще держались позади меня. К счастью, в этом ангаре не оказалось людей. Я захлопнул дверь, положил руку на замок, используя свой Талант, чтобы засов застрял на месте. Перепрыгнув через перила, я приземлился на ступени лестницы, ведущей вниз к полу ангара.

Спустившись, я стал оставлять следы на пыльном полу. Учитывая текущее состояние безопасности в аэропортах, выбежать на взлётно-посадочную полосу казалось самым простым способом попасть под арест. Однако скрываться тоже было рискованно.

На самом деле, это была хорошая метафора для всей моей жизни. Казалось, что бы я ни делал, я оказывался ещё в большей опасности, чем был до этого. Кто-нибудь может сказать, что я постоянно попадаю «из огня да в полымя», как это обычно говорят Тихоземцы. (Тихоземцы со своими пословицами не очень одарены воображением. Лично я говорю: «Из огня да в смертельную яму с вооружёнными бензопилами акулами и котятами-убийцами, прикреплёнными к ним». Однако, в последнее время это стало входить в моду.)

В дверь начали бить кулаками. Я оглянулся и принял решение. Попробую спрятаться.

Я подбежал к небольшой двери в полу ангара. Дверь светилась, и я полагал, она выходит на взлётную полосу. Я старательно следил за тем, чтобы оставить большие и длинные следы на пыли. После того, как мой ложный след был оставлен, я запрыгнул на несколько ящиков, перелез через них и спрыгнул на землю.

Дверь тряслась от стука людей. Она недолго продержится. Я присел за шасси 747-го и сбросил Линзы Связного. Полез в куртку. Я пришил ряд защитных карманов к подкладке, и каждый из них обезопасил специальным материалом Свободных Королевств для защиты Линз.

Я вытащил оттуда пару очков с зелёными Линзами и быстро надел их.

Дверь взломали. Я проигнорировал это, сосредоточившись на полу ангара. Затем я активировал Линзы. Мгновенно быстрый порыв ветра рванул от моего лица. Он двигался по полу, уничтожая некоторые следы. Штормовые Линзы - подарок дедушки Смедри через неделю после нашего первого проникновения в Библиотеку.

К тому времени, как Библиотекари, бормоча и ругаясь, прошли через дверь, на полу остались только те следы, которые я хотел оставить. Я сжался возле колеса, затаив дыхание и стараясь скрыть стук своего сердца, в то время как целая эскадра солдат и полицейских шла по моему следу.

Тогда я вспомнил о своих Линзах Поджигателя. Я выглянул из-за шасси 747-го. Библиотекари попались на мою уловку и двигались к выходу из ангара. Они шли не так быстро, как мне бы хотелось, к тому же некоторые подозрительно оглядывались вокруг.

Я нырнул вниз, прежде чем кто-либо меня заметил. Мои пальцы нащупали Линзы Поджигателя, - мне оставалось только одно, - и я нерешительно достал их. Они были совсем прозрачными, с красными точками посередине.

Активированные, они стреляли сильным и очень горячим сгустком энергии, что-то наподобие лазера. Я мог направить их в Библиотекарей. В конце концов, они пытались убить меня пару раз. Они заслужили это.

Я на мгновенье задумался, а затем положил Линзы обратно в карман и надел вместо них свои Линзы Связного. Если вы читали предыдущую часть автобиографии, вы знаете, что у меня очень специфическое мнение о героизме. Герой не относится к тем людям, которые направляют лазерный поток чистой энергии в спины кучки солдат, особенно если в эту кучку входят безвредные и простодушные телохранители.

Такая точка зрения, в конце концов, принесёт мне много проблем. Вы возможно помните, где я окажусь; я упоминал это в первой книге. В конце концов, я буду привязан к алтарю, сложенному из устаревших энциклопедий. И Библиотекари, служители темного ордена Разбитой Линзы, будут готовиться к пролитию моей Окуляторской крови в своей нечестивой церемонии.

Героизм - вот что приведёт меня туда. Смешно, но это спасло мою жизнь в тот день в ангаре. Понимаете, если бы я не надел свои Линзы Связного, я бы пропустил то, что случилось далее.

«Алькатрас?» - неожиданно раздался голос в моей голове.

Голос застал меня врасплох, и я едва не закричал.

«Эй, Алькатрас? Алло? Кто-нибудь слушает?» - Голос был неясный и невнятный, но это не был голос моего дедушки. Тем не менее, он раздавался из Линз Связного.

«Ну, давай же!», - сказал голос. Гмм. Я никогда не был хорош в использовании Линз Связного.

Звук появлялся и исчезал, будто вы говорите по радио с не очень хорошим приемом. Это был не дедушка Смедри, но в тот момент я готов был использовать любой шанс вне зависимости от того, кто это был.

- Я тут, - прошептал я, активируя Линзы.

Передо мной появилось размытое лицо, паря, как голограмма в воздухе. Это было девичье лицо с тёмной загорелой кожей и чёрными волосами.

«Привет», - сказала она. - «Есть там кто-нибудь? Вы можете говорить громче или ещё как-то?»

- Вообще-то нет, - прошипел я, быстро оглядываясь на Библиотекарей. Большинство уже вышли через дверь, но небольшая группа людей, вероятно, была назначена для поисков в ангаре. В основном, телохранители.

«Ну... ладно», - произнёс голос. - «Эй, а кто это?»

- А ты как думаешь? - спросил я раздражённо. - Я Алькатрас. А кто ты?

«Я...» - изображение и голос на мгновенье стали нечёткими. - «Меня прислали за тобой. Извини! Но где же ты?»

- В ангаре, - ответил я. Один из охранников подался вперёд, а затем вытащил пистолет, направив его в мою сторону. Он услышал меня.

- Бьющиеся стекла! - прошипел я, ныряя вниз.

«Знаешь, ты не должен ругаться...» - сказала девочка.

- Спасибо, - прошипел я настолько тихо, насколько это было возможно. - Кто ты? И как ты собираешься вытащить меня отсюда?

Возникла пауза. Ужасная, отвратительная, длинная, раздражающая, страшная, мучительная и невероятно красноречивая пауза.

«Я ... я точно не знаю», - ответила девочка. - «Я... Подожди секундочку. Бастилия говорит, ты должен выбежать куда-нибудь на открытое пространство и связаться с нами. Внизу слишком туманно. Мы мало что видим».

«Внизу?» - подумал я. Все же, если с этой девочкой Бастилия, то это хороший знак. И хотя Бастилия, наверное, отругает меня за то, что я попал в такие неприятности, она имела привычку быть очень эффективной в том, что она делает. Надеюсь, это включает и моё спасение.

- Эй! - произнес голос. Я повернулся в сторону, глядя на одного из охранников. - Я кого-то нашёл!

«Время что-нибудь сломать», - подумал я, делая глубокий вдох. И послал взрыв разрушительной силы в колесо самолёта.

Я нырнул вбок и вскочил на ноги, в то время как гайки стали отрываться от колеса. Охранник поднял ружье, но не выстрелил.

- Стреляй в него! - закричал стоявший сбоку и руководивший остальными Библиотекарь в чёрном костюме.

- Я не стреляю в детей, - ответил охранник. - Где те террористы, о которых вы говорили?

«Хороший человек», - подумал я, бросившись в переднюю часть ангара. В это время колесо отлетело окончательно, и оставшаяся передняя часть самолёта рухнула на пол. Охранники закричали от удивления и нырнули в укрытие.

Библиотекарь в чёрном выхватил ружьё у одного из изумлённых охранников и прицелился в меня. Я лишь улыбнулся.

Пистолет, конечно же, развалился, как только Библиотекарь нажал на курок. Мой Талант защищает меня, когда может, и чем больше составных частей у оружия, тем легче его сломать. Я протаранил плечом массивные двери ангара и направил в них удар разрушительной силы. Винты, гайки и болты сыпались вокруг меня дождём, ударяясь о землю. Несколько охранников выглядывали из-за ящиков.

Оставшаяся передняя часть ангара рушилась, осыпаясь на землю с гулким треском. Я замер в шоке, хотя случилось именно то, чего я добивался. Вихревой туман прорвался в ангар и стал окружать меня.

Похоже, что мой Талант становился мощнее. Раньше я ломал простые вещи, вроде кастрюль и мисок, и очень редко мне удавалось сломать что-то большее, как тот бетон, который я сломал, когда мне было семь. Я не делал ничего подобного в последнее время: не заставлял отпадать колёса самолётов или отваливаться двери ангаров. Не в первый раз я задавался вопросом: сколько всего я могу сломать, если мне это действительно нужно.

И сколько всего может сломать Талант, если он решит, что мне это нужно.

У меня не было времени думать, так как Библиотекари снаружи услышали шум. Они застыли, чёрные от полуденного тумана, оглядываясь на меня. Многие из них разошлись по сторонам, поэтому единственным выходом было идти вперёд.

Я выскочил на мокрый асфальт и побежал так быстро, как только мог. Библиотекари начали орать, и некоторые попробовали - абсолютно безрезультатно - выстрелить в меня из ружья. Им следовало бы знать лучше. В их защиту можно сказать, что немногие люди - даже Библиотекари - привыкли иметь дело со Смедри, таким же могущественным, как я. Напротив, остальным, возможно, удалось бы сделать пару выстрелов перед тем, как что-то пошло не так. Огнестрельное оружие не совсем бесполезно в Свободных Королевствах, оно просто гораздо менее мощное.

Стрельба - вернее, её отсутствие - забрала у меня всего несколько секунд. К сожалению, несколько Библиотекарей стояли у меня на пути.

- Приготовьтесь! - закричал я в Линзы Связного. Потом я их сбросил и надел Штормовые Линзы. Сконцентрировавшись так сильно, как это было возможно, я высвободил взрывной поток ветра из своих глаз. Оба библиотекаря были нокаутированы, и я перепрыгнул через них.

Остальные библиотекари с криком преследовали меня, в то время как я выбрался на взлётно-посадочную полосу. Пыхтя, я полез в карман и вытащил свои Линзы Поджигателя. Развернувшись, я активировал Линзы.

Они начали светиться. Группа Библиотекарей мгновенно остановилась. Они знали достаточно, чтобы распознать эти Линзы. Я выставил их, а затем направил в воздух. Линзы выстрелили огненным потоком вверх, пронзая туман.

«Для сигнала этого было достаточно», - подумал я. Библиотекари собрались вместе, конечно же, с намерением обрушиться на меня. Не обращая внимания на то, есть у меня Линзы или нет. Я приготовил Штормовые Линзы, надеясь, что с их помощью смогу удерживать Библиотекарей достаточно долго, чтобы Бастилия успела меня спасти.

Но Библиотекари не атаковали. Обеспокоенный, я остановился, в то время как Линзы Поджигателя продолжали стрелять в воздух. Чего они ждали?

Библиотекари расступились, и тёмная фигура, чей силуэт вырисовывался в душном тумане, стала продвигаться вперёд. Я не мог знать точно, но что-то в этой фигуре было неправильным. Она была на голову выше других и одна из ее ног была несколькими футами[2] длиннее второй. Ее голова была неправильной формы. Возможно, нечеловеческой. И определённо опасной.

Я вздрогнул, непроизвольно шагая назад. Тёмная фигура подняла свою костлявую руку так, будто целилась из ружья.

«Все будет в порядке», - сказал я себе. - «Ружья бесполезны против меня».

В воздухе раздался треск, и Линзы Поджигателя взорвались в моих пальцах, сбитые пулей этого существа. Я заорал, опустив руку.

Выстрелить в мои линзы, а не в меня. Этот был намного умнее, чем остальные.

Тёмная фигура подошла ближе, и часть меня хотела остаться, чтобы узнать, что делало руку и голову существа такими неправильными. Другая часть меня была просто в ужасе. Фигура побежала, и этого с меня было достаточно. Я сделал умную вещь (иногда я на это способен) и побежал оттуда так быстро, как только мог.

Меня сразу же, как будто потянуло назад. Ветер странно свистел у меня в ушах, и делать каждый следующий шаг было гораздо труднее, чем должно быть. Я стал потеть, и вскоре мне стало трудно даже просто идти.

Что-то было очень, очень не так. Заставляя себя усилием воли, я продолжал двигаться, несмотря на странную силу, которая тянула меня назад. Мне стало казаться, будто я чувствую что-то тёмное позади себя. Я мог осязать это, извивающееся и подлое, подбирающееся ко мне всё ближе и ближе.

Я едва передвигался. Каждый. Шаг. Становился. Труднее.

Верёвочная лестница опускалась на асфальт впереди на небольшом расстоянии от меня. Я закричал и бросился к ней, ухватившись покрепче. Мой вес, должно быть, сказал тем, кто наверху, что я на борту, потому что лестница резко рванула вверх, вытягивая меня и освобождая от действия силы, тянувшей меня обратно. Я почувствовал, как давление ослабевает, и, посмотрев вниз, испустил облегченный вздох.

Фигура все еще стояла там, нечеткая из-за тумана, лишь в нескольких футах от меня. Она смотрела вверх, пока я двигался к безопасности, пока земля вместе с существом не скрылись в тумане.

Я вздохнул с облегчением, расслабляясь в объятьях дерева и верёвки. Через несколько минут меня вместе с лестницей вытащили из тумана, и мы вырвались на свежий воздух.

Я посмотрел вверх и увидел, возможно, самую страшную картину в своей жизни.

Глава 2

Это - вторая книга серии. Те из вас, кто читал первую книгу, могут пропустить введение и читать дальше. Все остальные - не отвлекайтесь.

Я хочу поздравить вас с тем, что вы нашли эту книгу. Я рад, что вы читаете серьёзные работы о настоящей мировой политике, вместо того, чтобы тратить своё время на глупое фэнтези с такими вымышленными персонажами, как Наполеон. (Другой Наполеон, конечно же. Им обоим есть, чем заняться, по-своему, будучи Блонапартами.)

Теперь я должен кое-что прояснить. Это очень беспокоит, когда читатели решают начать со второй книги серии. Это очень плохая привычка - ещё хуже, чем носить непарные носки. Вообще, на шкале вредных привычек она располагается где-то между жеванием с открытым ртом и издаванием крякающих звуков, когда твои друзья пытаются учиться. (Попробуйте когда-нибудь - это действительно весело.)

Это именно из-за таких людей, как вы, нам, авторам, приходится засорять наши вторые книги всякого рода объяснениями. По сути, нам приходится изобретать велосипед снова или, как минимум, освежать вашу память.

Вы должны уже знать, кто я, и понимать, что значат Линзы Окулятора и Таланты Смедри. Со всеми этими знаниями вы бы с лёгкостью поняли те события, которые привели меня к верёвочной лестнице, где я раскачивался, уставившись вверх на что-то страшное, то, что я до сих пор не описывал.

Так почему бы мне не описать это сейчас? Задавая этот вопрос, вы доказываете, что не читали первую книгу. Позвольте мне всё объяснить, используя конкретный пример.

Вы помните первую главу этой книги (я надеюсь, что да, потому что это было всего несколько страниц назад)? Что я вам обещал там? Я обещал, что прекращу использовать резкий обрыв действия и другие грязные писательские приёмы. И что я сделал в конце этой же самой главы? Я резко оборвал действие, оставив вас с чувством разочарования и неудовлетворённости.

Это должно было научить вас кое-чему: я человек, заслуживающий доверия, и никогда не посмею обмануть вас. По крайней мере, не больше чем полдюжины раз в одной главе.


Я раскачивался на верёвочной лестнице, ветер хлестал мою куртку, а сердце всё ещё колотилось от бега. Надо мной летал огромный стеклянный дракон. Возможно, вы видели дракона, изображённого на картинках или в кино. Я без сомнения видел. Тем не менее, глядя вверх на существо в воздухе, я осознал, что виденные мною изображения всего лишь жалкие копии. Те фильмы изображали драконов, даже самых ужасных, какими-то выпуклыми, с огромными животами и неуклюжими крыльями.

Форма рептилии надо мной была совершенно другой. В ней была невероятная гладкость, змееподобная, но в то же время - мощная. У неё было три пары крыльев, которые шли вдоль всего тела и взмахивали одновременно. Я видел как минимум шесть лап, спрятанных под стройным телом, а ещё у существа был длинный стеклянный хвост, хлестающий позади в воздухе.

Его треугольная голова изгибалась - при этом полупрозрачное стекло искрилось - и смотрела на меня. Она была угловатой, с острыми линиями, как наконечник стрелы. И в её глазном яблоке стояли люди.

«Это вообще не живое существо», - осознал я, хватаясь в отчаянии за лестницу. - «Это машина. Но созданная целиком из стекла!»

- Алькатрас! - раздался едва слышный из-за ветра голос сверху.

Я посмотрел вверх. Лестница вела в открытую часть драконьего живота. Из дыры, глядя вниз на меня, торчало знакомое лицо. У Бастилии, девочки примерно моего возраста, были длинные серебристые волосы, развевающиеся на ветру. Когда я видел ее в последний раз, она скрылась вместе с двумя моими кузинами. Дедуля Смедри переживал, что, если держать нас всех вместе, то нас будет легче поймать.

Она что-то сказала, но слова отнесло ветром.

- Что? - прокричал я.

- Я спросила, - кричала она, - ты собираешься залезть сюда или так и будешь висеть там, тупо пялясь на вход?

Типичная Бастилия. Всё же она была отчасти права. Я поднялся по раскачивающейся лестнице, - и это было намного сложнее и нервительней, чем вы могли бы подумать.

Я заставлял себя идти вперёд. Было бы довольно глупо упасть с лестницы и хлопнуться о землю, когда до безопасности было рукой подать. Когда я был уже достаточно близко, Бастилия дала мне руку и помогла забраться в драконье брюхо. Она надавила на стеклянный рычаг на стене, и лестница стала втягиваться.

Я смотрел, заинтересованный. В тот момент своей жизни я ещё не видел достаточно силиматических технологий и всё ещё считал их «магией». Лестница подымалась совсем бесшумно, не было слышно ни работы механизма, ни гул мотора. Лестница просто наматывалась на вращающееся колесо.

Стеклянная пластина скользнула на место дыры в полу. Совершенно прозрачные стеклянные стены, окружавшие меня, сверкали в лучах солнца. Вид был просто невероятный, - мы уже вышли за пределы тумана - и я мог видеть пейзаж внизу, раскинувшийся во всех направлениях. Я почти чувствовал, будто парю в воздухе, один, в необыкновенном спокойствии...

- Ты уже поглазел? - оборвала, скрестив руки на груди, мои размышления Бастилия.

Я кинул на неё взгляд. - Извини, - ответил я, - но я пытаюсь насладиться этим прекрасным моментом.

Она фыркнула. - И что ты собираешься делать? Написать поэму? Идём. - Говоря это, она пошла по стеклянному коридору внутри дракона, двигаясь в сторону его головы. Я мысленно усмехнулся. Я не видел Бастилию в течение двух месяцев, и никто из нас даже не знал, будем ли мы живы, чтобы встретиться снова.

Но для Бастилии это вполне хороший приём. Она ничем в меня не кинула и даже никак не обозвала. Очень трогательно.

Я бросился за ней вдогонку. - Что случилось с твоим костюмом?

Она оглядела себя. Вместо того, чтобы носить стильный пиджак и брюки, она была одета в гораздо более жёсткий военный костюм. Чёрный с серебряными пуговицами, он был похож на мундир, одеваемый военнослужащими во время официальных мероприятий. У него даже были те маленькие металлические штучки на плечах, которые я всё не могу запомнить, как называются.

- Мы уже не в Тихоземье, Смедри, - сказала она. - Или скоро покинем его. Так зачем мне носить ту одежду?

- Я думал, она тебе нравится.

Она пожала плечами. - Эта одежда тут уместнее. К тому же я люблю носить стеклянные пиджаки, а в этой форме как раз есть такой.

Я до сих пор не выяснил, как они делают одежду из стекла. Вероятно, это очень дорого, но стоит затрат. Стеклянная куртка может выдержать приличные удары, защищая своего владельца почти так же хорошо, как комплект доспехов. Ещё во время нашего проникновения в библиотеку Бастилия смогла пережить удар, который должен был её убить.

- Хорошо, - сказал я. - А как насчёт того, в чём мы летим? Полагаю это какое-то транспортное средство, а не по-настоящему живое существо?

Бастилия одарила меня одним из своих едва ли терпеливых взглядов. Я настаиваю, что она должна запатентовать их. Она могла бы продавать свои фотографии, чтобы запугивать детей, превращать молоко в творог или пугать террористов, вынуждая их сдаться.

Правда, она не считала комментарии такого рода смешными.

- Конечно, оно не живое, - сказала она. - Думаю, ты знаешь, что оживление вещей - это Тёмная Окулярия.

- Ладно, но зачем было делать его в форме дракона?

- А что мы должны были сделать? - ответила Бастилия. - Построить наш летательный аппарат в форме... вытянутой бочкообразной штуковины, или как там ваши самолёты выглядят? Не могу вообще поверить, что они могут держаться в воздухе. Их крылья даже не машут!

- Но им и не нужно махать. У них есть реактивные двигатели!

- Ну, и зачем им в таком случае крылья?

Я помедлил с ответом. - Это аэродинамика, физика и что-то в этом роде.

Бастилия снова фыркнула. - Физика, - пробормотала она. - Ещё одно враньё Библиотекарей.

- Физика не враньё, Бастилия. Она очень логична.

- Библиотекарская логика.

- Факты.

- Да? - спросила она. - Но если это факты, почему они так сложны для восприятия? Не должны ли быть объяснения природного мира простыми? К чему эта никому не нужная математика и сложности? - она потрясла головой, отворачиваясь. - Всё это, чтобы сбить людей с толку. Если Тихоземцы будут думать, что наука слишком сложна для понимания, они будут бояться задавать вопросы.

Она посмотрела на меня, очевидно, чтобы выяснить, могу ли я продолжать спор. Я не мог. Общение с Бастилией научило меня такой вещи, как вовремя прикусить язык. Даже тогда, когда я не мог сдерживать свои мысли.

«Откуда она так много знает о том, чему Библиотекари учат в школах?» - подумал я. - «Она знает очень много о людях Тихоземья».

Бастилия всё ещё оставалась для меня загадкой. Она хотела стать Окулятором, когда была моложе, поэтому много знала о Линзах. Тем не менее, я всё ещё не мог понять, почему она вообще так сильно хотела стать кем-то подобным. Все, ну, или все за пределами Тихоземья знают, что силы Окуляторов наследственные. Ты не можешь просто «стать» Окулятором, как, скажем, выбрать профессию юриста, бухгалтера или комнатного растениевода.

В любом случае, я был в некотором замешательстве от возможности смотреть сквозь пол, особенно находясь на такой высоте. Дерганья гигантской машины тоже не помогали. Теперь, когда я был внутри, я мог рассмотреть, что дракон был целиком сделан из стеклянных пластин, которые скользили таким образом, что всё сооружение могло двигаться и изгибаться. Каждый взмах крыльев заставлял тело идти волнами вокруг меня.

Мы добрались до головы, которая, как я думаю, была драконовской версией кабины самолёта. Стеклянная дверь, скользя, отворилась. Я ступил на тёмно-бордовый ковёр, - слава Богу, перестав видеть землю, - и был встречен двумя людьми.

Ни один из них не был моим дедушкой. «Где он?» - недоумевал я с всё растущим раздражением. Бастилия, как ни странно, заняв позицию возле двери, стола, сильно выпрямив спину и глядя прямо перед собой.

Один из людей повернулся ко мне. - Лорд Смедри, - произнесла женщина, стоящая, вытянув руки по швам. На ней были стальные доспехи, наподобие тех, что я видел в музее. Правда, эти доспехи выглядели гораздо лучше подогнанными. Пластины прилегали друг к другу сильнее, а сам металл был тоньше.

Женщина склонила голову в мою сторону; шлем под мышкой, волосы насыщенного, серебристого цвета, отдающего металлом. Лицо казалось знакомым. Я посмотрел на Бастилию, потом опять на женщину.

- Вы - мама Бастилии? - уточнил я.

- Да, так и есть, лорд Смедри, - ответила женщина, тон ее голоса был таким же жёстким, как и её броня. - Я...

- Алькатрас! - воскликнул другой голос, перебивая женщину. Эта девочка сидела в кресле возле приборной панели кабины, и она была одета в розовую тунику и коричневые шаровары. Это её лицо я видел сквозь Линзы Связного: длинные чёрные волосы, немного вьющиеся, тёмная кожа и немного пухлые черты лица.

- Я так рада, что у тебя получилось, - восклицала девочка. - В какой-то момент мы думали, что потеряли тебя! Но потом Бастилия увидела тот свет, бьющий в небо, и мы подумали, что это можешь быть ты. Мы оказались правы!

- А ты...? - спросил я.

- Австралия Смедри! - сказала она, вскочив с кресла и бросившись меня обнимать. - Твоя кузина, глупенький! Сестра Синга.

- Хух! - сказал я, почти раздавленный в мощных объятиях. Мать Бастилии смотрела на это, стоя в, своего рода, парадной стойке с руками, скрещенными за спиной.

Австралия наконец-то меня отпустила. Ей было где-то около шестнадцати, и на ней была пара голубых Линз.

- Ты Окулятор! - сказал я.

- Ну, конечно! - ответила она. - А как ты думаешь, я с тобой связалась? Правда, я не очень сильна в использовании этих Линз. ...Большинства Линз, вообще-то. Во всяком случае, так приятно наконец-то с тобой встретиться! Я так много о тебе слышала. Ну, если честно, то не очень много. Всего лишь два письма от Синга, но они были самые лестные. Действительно ли твой Талант - ломать вещи?

Я пожал плечами. - Так они мне сказали. А какой Талант у тебя?

Австралия улыбнулась. - Я встаю по утрам невероятно раздражительной!

- О...как замечательно. - Я все еще не знал, как реагировать на Таланты Смедри. Обычно я не мог даже определить, доволен или разочарован человек, с которым я разговариваю, своей силой.

Австралию, казалось, радовало почти всё. Она самоуверенно кивнула. - Знаю. Это хороший Талант - не такой, как ломать вещи - но я заставляю его работать на меня! - Она огляделась. - Интересно, а куда делся Каз. Он тоже хотел встретить тебя.

- Еще один кузен?

- Вообще-то, твой дядя, - сказала Австралия. - Брат твоего отца. Он только что был здесь… Должно быть, снова ушёл.

Похоже это еще один Талант. - Его Талант теряться?

Австралия улыбнулась. - Ты слышал о нем!

Я покачал головой. - Просто угадал.

- В конце концов, он появится, как всегда. Во всяком случае, я так рада, что встретила тебя!

Я нерешительно кивнул.

- Леди Смедри, - отозвалась сзади мама Бастилии. - Не хочу обижать вас, но не должны ли вы управлять Драгонавтом?

- Хех! - воскликнула Австралия, запрыгивая обратно в своё кресло. Она положила свою руку на светящийся квадрат впереди того, что оказалось стеклянной панелью управления.

Я подошёл к ней ближе, глядя через глаз дракона. Мы всё ещё двигались вверх и скоро должны были достичь облаков.

- Итак, - сказал я, кидая взгляд на Бастилию. - Где дедушка?

Бастилия молчала, глядя вперед с прямой спиной.

- Бастилия?

- Вы не должны обращаться к ней, лорд Смедри, - сказала мать Бастилии. - Тут она выступает только в качестве моего оруженосца, и вы не должны обращать на неё внимания.

- Это же глупость! Она мой друг.

Мама Бастилии не ответила, хотя в ее глазах промелькнуло легкое неодобрение. Она мгновенно застыла, как будто заметив, что я изучаю её.

- Оруженосец Бастилия была лишена своего звания, лорд Смедри, - ответила мать Бастилии. - И вы должны адресовать все свои вопросы мне, так как с этого момента я буду действовать, как ваш Рыцарь Кристалии.

«Замечательно», - подумал я.

Здесь следует отметить, что мама Бастилии - Драулин - совсем не такой жёсткий и скучный человек, каким она может показаться на первый взгляд. Известно из достоверных источников, что однажды, около десяти лет назад, люди видели, как она смеялась, правда, некоторые до сих пор утверждают, что она просто громко чихала. Известно также, что она моргает время от времени, правда, только во время обеденного перерыва.

- Оруженосец Бастилия не выполнила свой долг, как подобает Рыцарю Кристалии, - продолжала Драулин. - Она поступала небрежным и смущающим образом, подвергнув опасности не одного, а двух Окуляторов, находящихся под ее защитой. Она позволила схватить себя. Она позволила члену Конклава Королей быть подвергнутым пыткам Темного Окулятора. И, в довершение всего этого, она потеряла свой меч Кристин.

Я взглянул на Бастилию, которая всё ещё смотрела прямо перед собой, крепко сжимая челюсти. Я почувствовал, что начинаю сердиться.

- Всё это не её вина, - сказал я, оглядываясь на Драулин. - Вы не можете наказывать ее за это! Я сломал ее меч.

- Она наказана не за вину, - ответила Драулин, - а за неудачу. Это решение Совета Кристинов, лорд Смедри, и я была направлена сюда для его осуществления. Решение останется в силе. Как вы знаете, Кристины не находятся под юрисдикцией какого-либо королевства или королевской линии.

На самом деле, я этого не знал. Я не знал многого о Кристалии, в первую очередь. Я едва привык к тому, что меня называют «лорд Смедри». Мне предстояло понять, что жители Свободных Королевств относятся к Смедри с большим уважением, и осознать, что титул был способом выражения их признательности.

Конечно, он значил намного больше. Но всё равно...

Я оглянулся на Бастилию, которая стояла в задней части кабины, её лицо покраснело. «Я должен поговорить с дедушкой», - решил я. - «Он поможет разобраться со всем этим».

Я сел в кресло возле Австралии. - Ладно, где мой дедушка?

Австралия посмотрела на меня, потом покраснела. - Мы точно не знаем. Мы получили от него записку через Линзы Переписчика этим утром. В ней были даны указания для нас. Если хочешь, я могу показать тебе записку.

- Пожалуйста, - сказал я.

Австралия немного покопалась в своей тунике, обыскивая карманы. Наконец, она нашла сморщенный клочок бумаги и передала его мне.

Австралия, прочел я.

Не знаю, буду ли я в месте посадки. Случилось кое-что, что требует моего внимания. Пожалуйста, подберите моего внука, как и планировалось, и заберите его в Налхаллу. Я встречусь с вами, когда смогу.

Ливенворт Смедри.


Снаружи поднялись в облака. Казалось, что летательный аппарат набирает скорость.

- Итак, мы летим в Налхаллу? - спросил я, оглядываясь на мать Бастилии.

- Да, пока вы не прикажете обратное, - ответила женщина. Её тон подразумевал, что это единственный выбор.

- Значит, мы летим туда, - сказал я, чувствуя лёгкое разочарование, причину которого я не мог определить.

- Вам следует пройти в ваши комнаты, - произнесла Драулин. - Там вы сможете отдохнуть. Поездка в Налхаллу через океан займёт несколько часов.

- Замечательно.

- Я проведу вас.

- Глупости, - сказал я, посмотрев на Бастилию. - Пускай оруженосец сделает это.

- Как прикажете, - рыцарь кивнула головой в сторону Бастилии. Я вышел из кабины, Бастилия последовала за мной, и мы подождали, пока дверь скользнула на место, закрываясь. Сквозь стекло я мог видеть, как Драулин развернулась и стала в парадную стойку, выглядывая из глазного яблока дракона.

Я повернулся к Бастилии. - Что всё это значит?

Она вспыхнула. - Только то, что она сказала, Смедри. Пошли, я отведу тебя в твою комнату.

- Не говори так со мной, - сказал я, догоняя её. - Ты потеряла один меч, и они понизили тебя до оруженосца? В этом нет никакого смысла.

Бастилия покраснела еще сильнее. - Моя мать - очень храбрый и почитаемый Рыцарь Кристалии. Она делает всё возможное, чтобы исполнить приказ, и никогда не действует без тщательного размышления.

- Это не ответ на мой вопрос.

Бастилия опустила взгляд. - Слушай, я говорила тебе, когда потеряла меч, что у меня будут проблемы. Вот видишь у меня проблемы. Я разберусь с ними. Мне не нужна твоя жалость.

- Это не жалость! Это беспокойство! - я посмотрел на неё. - Что-то ты мне не договариваешь.

Бастилия пробормотала что-то о Смедри, но так и не дала ответа. Она вела меня по стеклянным коридорам к моей, как я предполагал, комнате.

Тем не менее, пока я шёл, во мне всё росло недовольство последними событиями. Дедушка Смедри, должно быть, обнаружил что-то интересное, иначе он не пропустил бы посадку, и мне совсем не нравилось, что я остаюсь в стороне от чего-то важного. Теперь, если вы подумаете об этом, вы поймёте, что это довольно глупо. Я всегда был в стороне от важных вещей. Прямо сейчас тысячи людей по всему миру делают что-то важное - что угодно от женитьбы до выпрыгивания из окон, - и я не являюсь частью всего этого. Правда состоит в том, что даже самые важные люди остаются в стороне от большинства вещей, происходящих в мире.

Но я все еще был встревожен. Пока я шёл, я осознал, что на мне всё ещё надеты Линзы Связного. Их радиус действия был очень ограничен, но может дедушка был достаточно близко.

Я активировал Линзы. «Дедушка?» - думал я, сосредотачиваясь. - «Дедушка, ты здесь?»

Ничего. Я вздохнул. Это было рискованное предприятие в любом случае. Я даже не...

Очень нечёткое изображение появилось передо мной. «Алькатрас?» - спросил далекий голос.

«Дедушка?» - думал я с растущим волнением. - «Да, это я!»

«Необъятные дали! Как ты связался со мной на таком большом расстоянии?» - Голос был настолько слабый, что я едва слышал, хотя он раздавался прямо в моей голове.

«Дедушка, где ты?»

Голос сказал что-то, но был слишком тихим, и я не расслышал.

Я сосредоточился сильнее, закрыв глаза. - «Дедушка!»

«Алькатрас! Думаю, я нашёл твоего отца. Он приходил сюда. Я уверен в этом!»

«Куда, дедушка?» - спросил я.

Голос становился все слабее. «Библиотека...»

«Дедушка! Какая библиотека?»

«Библиотека... в Александрии...»

А потом он исчез. Я сконцентрировался, но голос не вернулся. Наконец, я вздохнул, открывая глаза.

- Всё в порядке, Смедри? - спросила Бастилия, странно на меня посмотрев.

- Александрийская библиотека, - произнес я. - Где это?

Бастилия смотрела на меня. - Э-э, в Александрии?

Точно. - Где это?

- В Египте.

- То есть в настоящем Египте? В моем Египте?

Бастилия пожала плечами. - Да, думаю, да. А что?

Я оглянулся в сторону кабины.

- Нет, - сказала Бастилия, складывая руки на груди. - Алькатрас, я знаю, о чем ты думаешь. Мы туда не полетим.

- Почему нет?

- Александрийская библиотека чрезвычайно опасна. Даже обычные Библиотекари боятся заходить туда. Никто в здравом рассудке не посещает это место.

- Это похоже на правду, - заключил я. - Потому что дедушка Смедри сейчас там.

- Как ты об этом узнал?

Я постучал по своим Линзам.

- Они не работают на таком расстоянии.

- Работают. Я только что говорил с ним. Он там, Бастилия. «И... он думает, что мой отец тоже там».

Что-то съёжилось у меня в животе. Я вырос, считая, что мои родители мертвы. А сейчас я начинал осознавать, что они оба, кажется, живы. Моя мать была Библиотекарем и работала на плохую сторону. Я не был совершенно уверен, что хочу знать каков мой отец.

Нет. Это не так. Я действительно хотел узнать своего отца. Просто в то же время я и боялся этого.

Я кинул на Бастилию ответный взгляд.

- Ты уверен, что он там? - спросила она.

Я кивнул.

- Бьющиеся Стекла, - пробормотала она. - Последний раз, когда мы делали что-то подобное, тебя почти убили, твоего дедушку пытали, а я потеряла меч. Неужели мы действительно хотим пройти через это снова?

- А что, если у него проблемы?

- У него всегда проблемы, - сказала Бастилия.

Мы замолчали. А потом развернулись и бросились обратно в кабину.

Глава 3

Я хочу кое-что прояснить. Я был нечестен с вами. Но это вполне предсказуемо от такого вруна, как я.

В первой книге этой серии я делал некоторые широкие обобщения о библиотекарях, многие из которых были не совсем верными.

Мне нужно прояснить кое-что. Есть несколько типов библиотекарей. Есть те, о которых я говорил в своей последней книге, - Библиотекари, с большой буквы Б. Мы также называем их Библиотекари из Библиодена, или библиотекари Нотариуса. Почти все, что я сказал об этой конкретной группе, действительно, правда.

Тем не менее, я не тратил время на то, чтобы объяснить, что это не единственный вид библиотекарей. Таким образом, вы можете думать, что все библиотекари - злые культисты, которые хотят захватить мир, поработить человечество и приносить в жертву людей на алтарях.

Это совершенно не соответствует действительности. Не все библиотекари являются злыми культистами. Некоторые из них - это мстительная нежить, которая хочет высосать вашу душу.

Я рад, что мы всё прояснили.

- Вы хотите сделать что? - требовательно спросила мать Бастилии.

- Полететь в Александрийскую Библиотеку, - ответил я.

- Ни в коем случае, мой лорд. Это совершенно невозможно.

- Мы должны, - настаивал я.

Австралия повернулась ко мне, оставив одну руку на светящемся стеклянном квадрате, что каким-то образом позволяло ей управлять Драгонавтом. - Алькатрас, зачем нам лететь в Александрию? Это не очень-то дружелюбное место.

- Там дедушка Смедри, - сказал я в ответ. - Это значит, что мы тоже должны туда лететь.

- Он не говорил, что собирается в Египет, - сказала Австралия, ещё раз взглянув на смятую записку, которую он прислал.

- Александрийская Библиотека - одно из самых опасных мест в Тихоземье, - продолжала Драулин. - Большинство обычных Библиотекарей просто убьют или засадят вас в тюрьму. Хранители же Александрии украдут вашу душу. Я не могу с чистой совестью позволить вам находиться в такой опасности.

Высокая женщина в доспехах всё ещё стояла, скрестив руки за спиной. Её серебристые волосы были собраны в практичный конский хвост, и она не встречалась со мной взглядом, глядя прямо перед собой.

А теперь я бы хотел отметить, что то, что я сделал дальше, было вполне логично. На самом деле. Есть такой закон мироздания, незнакомый для большинства жителей Тихоземья, но довольно широко известный среди учёных Свободных Королевств. Он называется Законом Неизбежности Происходящего.

С точки зрения неспециалиста, этот закон гласит, что некоторые вещи просто должны случиться. Если есть красная кнопка на панели управления с надписью НЕ НАЖИМАТЬ, то кто-нибудь обязательно её нажмёт. Если ружьё висит заметно выше камина Чехова, то кто-то обязательно выстрелит из него (вероятно, по Ницше).

И если строгая женщина говорит вам, что делать, при этом называя вас «мой лорд», - вы просто должны выяснить, как сильно вы можете на неё надавить.

- Попрыгай на одной ноге, - сказал я, указывая на Драулин.

- Простите? - переспросила она, краснея.

- Выполняй. Это приказ.

И она сделала это, выглядя достаточно раздражённой.

- Можешь перестать, - сказал я.

И она остановилась. - Не могли бы вы мне объяснить, что это было, лорд Смедри?

- Ну, я хотел узнать, сделаешь ли ты то, что я прикажу.

- Конечно, сделаю, - ответила Драулин. - Как старший сын Аттики Смедри, вы наследник Смедри по прямой линии. Вы превосходите по званию своих кузенов и своего дядю, что означает, вы командир этого судна.

- Чудесно, - сказал я. - Значит, я могу решать, куда мы отправимся, так?

Мать Бастилии замолчала. - Ну, - сказала она, наконец, - технически это верно, мой лорд. Тем не менее, мне было поручено доставить вас в Налхаллу. И просить меня доставить вас в такое опасное место, было бы безрассудно, и...

- Ага, прекрасно. Австралия, поворачивай. Я хочу оказаться в Египте как можно скорее.

Мать Бастилии закрыла свой рот, при этом её лицо покраснело ещё больше. Австралия просто пожала плечами и положила руку на другой стеклянный квадрат. - Эм, доставь нас в Александрийскую Библиотеку, - сказала она.

Гигантский стеклянный дракон пошёл волнами и двинулся в другом направлении, хлопая шестью крыльями.

- И всё? - спросил я.

Австралия кивнула. - Нам всё ещё понадобятся несколько часов, чтобы попасть туда. Мы взлетим над полюсом и двинемся в сторону Ближнего Востока, вместо того чтобы лететь оттуда в Налхаллу.

- Ну, хорошо тогда, - сказал я немного встревоженно, осознав, что я только что сделал. Ещё минуту назад я стремился оказаться в безопасности. А теперь решил отправиться в место, которое все остальные считали безумно, нелепо опасным?

Что я творил? Зачем я принял командование и отдавал приказы? Смутившись, я снова вышел из кабины. Бастилия вышла следом. - Не знаю, зачем я это сделал, - признался я, пока мы шли.

- Твой дедушка может быть в опасности.

- Да, но что мы будем делать?

- Мы помогли ему во время прошлого проникновения в Библиотеку, - ответила она. - Спасли его от Блэкберна.

Я замолчал, идя по стеклянному коридору. Да, мы спасли Дедулю Смедри... но... что-то подсказывало мне, что он сбежал бы от Блэкберна, в конце концов. Старый Смедри живёт уже более ста лет, и, как я понял, ему удавалось выкрутиться из множества куда более затруднительных ситуаций, чем эта.

Он один противостоял Блэкберну с помощью Линз, - я оказался бесполезен. Правда, мне удалось сломать Линзу Поджигателя и обмануть Блэкберна, в конце концов. Но тогда я действительно не знал, что делаю. Мои победы больше походили на случайное стечение обстоятельств, чем на что-то ещё. А сейчас я отправлялся в опасность снова?

Как бы то ни было, уже ничего не изменишь. Драгонавт изменил курс, и мы уже были на пути к своей цели. «Мы осмотримся вокруг, не долетая до места назначения», - размышлял я. - «Если всё будет выглядеть слишком опасным, то нам не придётся ввязываться».

Я собирался объяснить своё решение Бастилии, когда неожиданно за нами раздался чей-то голос. - Бастилия! Мы изменили курс. Что случилось?

Я повернулся, шокированный. Невысокий человек, возможно, четырех футов ростом, шёл по коридору прямиком к нам. Его наверняка не было там раньше, и я не мог понять, откуда он взялся.

На мужчине была крепкая добротная одежда: кожаная куртка, китель, заправленный в прочные брюки, пара ботинок. У него было широкое лицо с массивным подбородком, и темные вьющиеся волосы.

- Фейри![3] - сказал я немедленно.

Человечек остановился, выглядя озадаченным. - Этот новый, - отметил он.

- Кто же ты? - спросил я. - Лепрекон? Эльф?

Невысокий человек поднял бровь и посмотрел на Бастилию. - Лесные орехи, Бастилия, - ругнулся он. - Кто этот клоун?

- Каз, это твой племянник Алькатрас.

Коротышка оглянулся на меня. - Аа… понятно. Он, кажется, ещё тупее, чем я представлял.

Я покраснел. - Тогда... ты не фейри?

Он покачал головой.

- Ты гном? Как во Властелине колец?

Он покачал головой.

- Ты просто... карлик?

Он одарил меня скучающим взглядом. - Ты понимаешь, что карлик не очень вежливое обращение? Даже большинство Тихоземцев знают это. Карлики - так люди называют таких, как я, с тех пор как засунули нас в шоу уродов.

Я помедлил с ответом. - Как тогда я должен тебя называть?

- Ну, Каз предпочтительней. Моё полное имя - Казан. В конце концов, проклятые Библиотекари назвали так тюрьму некоторое время назад.

Бастилия кивнула. - Это в России.

Невысокий человек вздохнул. - В любом случае, если тебе всё же необходимо постоянно упоминать мой рост, то, я думаю, коротышка вполне сгодится. Кто-нибудь вообще собирается объяснить мне, почему мы изменили курс?

Я был ещё слишком смущён, чтобы ответить. Я не собирался оскорблять своего дядю. (К счастью, с годами я изменился в лучшую сторону. Сейчас мне довольно хорошо удаётся оскорблять людей намеренно, и я могу делать это на таких языках, о которых вы, Тихоземцы, даже не подозреваете. Так что вы - клок шерсти с паршивой овцы.)

Хорошо, Бастилия заговорила и ответила на вопросы Каза. - Мы получили известие, что твой отец находится в Александрийской Библиотеке. Мы думаем, у него могут быть неприятности.

- Значит, мы направляемся туда? - спросил Каз.

Бастилия кивнула.

Каз оживился. - Замечательно! - сказал он. - Хоть одна хорошая новость за всю поездку.

- Подожди! - сказал я. - Это хорошая новость?

- Ну, конечно же, я хотел исследовать это место на протяжении десятилетий. Все не мог найти достаточно хороший повод. Пойду собираться! - И он пошёл по коридору в сторону кабины.

- Каз? - позвала Бастилия. Он остановился, оглядываясь назад.

- Твоя комната в той стороне, - она указала в сторону бокового коридора.

- Кокосовые орехи, - ругнулся он себе под нос. И пошёл в ту сторону, куда она показала.

- Это, действительно, правда, - сказал я. - Его Талант. Теряться.

Бастилия кивнула. - Что ещё хуже, он выступает в роли нашего проводника.

- Ну, и как это работает?

- Странно, - ответила она, продолжая идти по коридору.

Я вздохнул. - Не думаю, что я ему очень понравился.

- Да, ты нередко производишь такой эффект на людей при первой встрече. Мне ты сначала тоже не очень понравился. - Она взглянула на меня. - И я еще не уверена, что это изменилось.

- Ты так добра. - Пока мы шли по змеиному телу дракона, я заметил яркое свечение, источник которого находился между лопаток ближайшей пары крыльев над нами. Стекло там сверкало и двигалось, будто бы множество поверхностей и хрупких деталей перемещались. В центре всего этого находилось глубокое, установившееся свечение, будто тлеющий огонь. Свет отражался беспорядочно перемещавшимися кусочками стекла, которые не были прозрачными. Таким образом, каждые несколько секунд, свет то затухал, то вспыхивал вновь.

Я указал вверх: - Что это?

- Двигатель, - пояснила Бастилия.

Не было никакого шума, который ассоциируется у меня с работающим мотором. Ни гудения, ни движущихся поршней, ни горящего огня. Даже никакого пара. - Как он работает?

Бастилия пожала плечами. - Я не инженер-силиматик.

- Но ты и не Окулятор, - заметил я. - А знаешь о Линзах достаточно, чтобы удивить большинство людей.

- Это потому что я специально изучала Линзы. Никогда особо не обращала внимания на силиматику. Пошли. Ты хочешь добраться до своей комнаты или нет?

Я хотел, и я устал, поэтому позволил ей вести меня дальше. Оказывается, силиматические двигатели не такие уж и сложные, на самом деле. На самом деле, их даже легче понять, чем обыкновенные двигатели Тихоземцев.

В двигателе находится особый вид песка (его называют «сверкающий песок»), который испускает свечение при нагревании. Этот свет заставляет определённые виды стекла делать странные вещи. Одни поднимаются в воздух при воздействии силиматического света, другие при световом контакте падают вниз. Таким образом, единственное, что вам нужно делать, это контролировать, чтобы нужное вам стекло встретилось со светом в нужное для вас время. И вот вам - двигатель.

Знаю, вы, Тихоземцы, наверное, считаете всё это нелепым и смешным. Вы спрашиваете себя: - Почему же, если песок такой ценный, он настолько доступен? - Вы, конечно же, жертвы страшного заговора. (Вам когда-нибудь надоест всё это?)

Библиотекари приложили много усилий, чтобы заставить людей игнорировать песок. Они за большие деньги затопили Тихоземье «пустым песком» - одним из немногих видов песка, который на самом деле не способен ничего делать, даже когда вы его плавите. Какой лучший путь заставить людей игнорировать что-то, кроме как сделать это банальным?

Даже не начинайте про экономическое значение пупочного волокна.

Наконец, мы дошли до моих апартаментов. Тело дракона-змея было добрых двадцать футов в ширину, так что в нем было достаточно места для помещений. Тем не менее, я заметил, что все комнаты просвечивались.

- Тут не много частной жизни, не так ли? - спросил я.

Бастилия закатила глаза, а затем положила руку на панель на стене. - Темнота, - сказала она. Стена мгновенно потемнела. Она оглянулась на меня. - Мы оставляем их прозрачными, чтобы было легче скрываться от людей.

- Ох, - сказал я. - Так, это технология, а не магия?

- Ну конечно. В конце концов, любой может сделать это. Не только Окуляторы.

- Но только Австралия может управлять драконом.

- Это не потому, что она Окулятор, а потому, что она пилот. Слушай, я должна вернуться в кабину. Мать рассердится, что я так долго разговариваю.

Я оглянулся на нее. Казалось, что что-то действительно беспокоит ее. - Мне жаль, что я сломал твой меч, - произнес я.

Она пожала плечами. - Я его даже толком не заслужила.

- Почему ты так говоришь?

- Все это знают, - сказала Бастилия, но ее голос передал больше, чем легкую горечь. - Даже моя мать чувствовала, что я никогда не получу звания полного рыцаря. Она не думала, что я была готова.

- Она, несомненно, сурова.

- Она ненавидит меня.

Я ошеломленно посмотрел на нее. - Бастилия! Я уверен, что это не так. Она твоя мать.

- Она стыдится меня, - сказала Бастилия. - Всегда стыдилась. Но... не знаю, почему я говорю об этом с тобой. Ступай, поспи, Смедри. Оставь важные вещи людям, которые знают, что они делают.

С этими словами она направилась обратно к кабине. Я вздохнул, но открыл стеклянную дверь и вошел в комнату. Там не было кровати, хотя я нашел свернутый матрас в углу. Комната, как и весь остальной дракон, ходила волнами вверх и вниз, каждый взмах крыльев создавал пульсации по всей длине тела.

Сначала это было немного тошнотворным, но я привыкал к этому. Я сел, глядя в стеклянную стену своей комнаты. Она оставалась прозрачной - Бастилия сделала черной только одну стену позади меня.

Облака расстилались подо мной, простираясь вдаль, белые и комковатые, как пейзаж какой-то чужой планеты - или, возможно, как картофельное пюре, которое взбивали недостаточно долго. Солнце, застывшее на расстоянии, было блестящим желтым кусочком масла, медленно тающим и исчезающим.

Возможно, эта аналогия показывала, что я был немного голоден. Но все же я был в безопасности. И, наконец-то, свободен. Вне Тихоземья, готовый начать свое путешествие в земли, где я родился. Правда, мы остановимся в Египте, чтобы забрать моего деда, но я продолжал чувствовать облегчение, двигаясь.

Я был на своем пути. На пути к поискам отца, возможно, на пути к тому, чтобы обнаружить, кто же я на самом деле.

И, в конце концов, я понял, что мне не нравится то, что я нашел. Но сейчас мне было хорошо. И - несмотря на стекло подо мной, показывающее падение прямо вниз, несмотря на мой голод, несмотря на наш пункт назначения - я чувствовал себя успокоившимся. Я прилег на матрас и, свернувшись, заснул.

Я проснулся, когда ракета взорвалась в нескольких футах от моей головы.

Глава 4

Вы думаете, что Вы догадались, да? Моя логическая дилемма? Мой дискуссионный промежуток? Моя умственная заморозка рациональности? Моя... э-э... пробка ясности?

Последнее давайте просто забудем.

Во всяком случае, есть - как вы уже, наверное, заметили, - изъян в моей логике. Я заявляю, что я лжец. Прямо, без всякого лукавства, и искренне.

Тем не менее, после объявления себя лжецом, я продолжаю писать книгу своей жизни. Так как, в таком случае, вы можете доверять самой истории? Если это рассказано лжецом, не получится ли все это ложью? На самом деле, как вы можете верить, что я лжец? Если бы я всегда лгал, то не пришлось ли бы мне лгать, говоря, что я лжец?

Теперь вы видите, почему я упомянул умственную заморозку, а? Позвольте мне уточнить. Я был лжецом. Большая часть моей жизни - это обман: героические поступки, которыми я известен; жизнь, которую я вел; слава, которой я наслаждался. Это все ложь.

То, о чем я вам здесь говорю - реальность. Поэтому я могу доказать, что я лжец, только говоря правду, хотя я также буду включать некоторую ложь - на что я укажу - чтобы преподать наглядные уроки, доказывающие истину, что я - лжец.

Понятно?

Я был сброшен с постели, и протаранил стеклянную стену, когда Драгонавт затрясся, скручиваясь от взрыва, который был все еще виден в темноте за моей стеной. Наше судно, казалось, не было повреждено, но оно было на волосок от этого.

Я потер голову, просыпаясь. Затем тихо выругался и выскочил за дверь. В этот момент Драгонавт покачнулся снова, двигаясь вправо. Я был сбит с ног, наблюдая, как ослепительная ракета чуть не зацепила наш корабль. Она тянула за собой свечение яркого дыма, а затем взорвалась в отдалении.

Я восстановился как раз вовремя, чтобы увидеть что-то еще, промчавшееся мимо Драгонавта - не еще одна ракета, но что-то с ревущими двигателями. Это выглядело устрашающе - как истребитель F-15.

- Бьющиеся стекла! - воскликнул я, заставляя себя подняться на ноги и вытаскивая свои Линзы Окулятора. Я нацепил их и бросился к кабине. Примчался, зацепившись за дверной проем, а Бастилия уже давала указания. - Влево! - крикнула она. - Делай вираж влево!

Я мог видеть пот на лице Австралии, когда она повернула Драгонавта в сторону, уходя с пути приближающегося истребителя. Мне с трудом удалось удержаться на ногах, так как корабль увернулся от следующей ракеты.

Я застонал, тряся головой. Каз стоял на сиденье, руками опираясь на контрольную панель, глядя из другого глазного яблока. - Теперь это, - провозгласил невысокий человек, - больше похоже на правду! Было время, когда любой выстрел ракеты был в меня!

Бастилия одарила его суровым взглядом, затем посмотрел в ту сторону, куда я подбежал, хватая стул, чтобы стабилизировать себя.

Впереди истребитель выпустил следующую ракету.

Я сосредоточился, пытаясь использовать свой Талант на расстоянии и уничтожить самолет, как это было с пистолетом. Ничего не случилось.

Австралия закрутила Драгонавт как раз вовремя, бросив меня в сторону, мои руки свободно скользнули по стулу. Есть одна проблема, когда все сделано из стекла. Поручни становятся достаточно сложными в использовании.

Бастилии удалось удержаться, но на ней были Линзы Воина, повышавшие её физические способности. На Казе не было никаких Линз, но он, казалось, имел отличное чувство равновесия.

Я потер голову, когда ракета взорвалась вдали. - Это невозможно! - воскликнул я. - У этого самолёта так много движущихся частей, что мой Талант должен был с лёгкостью остановить его.

Бастилия покачала головой, глядя на меня. - Стеклянные ракеты, Алькатрас.

- Я никогда не видела ничего подобного, - согласилась Австралия, оглядываясь через плечо и наблюдая огненный след самолета. - Этот летательный аппарат сделан не по технологии Тихоземья, во всяком случае, не полностью. Это какой-то синтез. Одни части самолета выглядят как металлические, а другие кажутся стеклянными.

Бастилия подала мне руку, чтобы помочь снова встать на ноги.

- Ай, березовые почки! - выругался Каз, указывая на что-то. Я прищурился, опираясь на спинку стула, наблюдая, как самолет накренился и полетел в нашем направлении. Этот аппарат казался более маневренным, более точным, чем обычный реактивный самолет. Когда он развернулся к нам, его кабина стала светиться.

Не вся кабина. Только покрывающее её стекло. Я нахмурился, и мои друзья, казалось, тоже пришли в замешательство.

От обшивки кабины разрастался луч светящейся белой энергии, направленной в нашу сторону. Он ударил в одно из крыльев дракона, распыляя осколки льда и снега. Крыло, пойманное в тиски холода, застыло на месте. А затем из-за механизмов, пытавшихся заставить его двигаться, крыло разлетелось на тысячу кусочков.

- Линзы Морозильщика! - закричала Бастилия, в то время как Драгонавт шатался.

- Там не было Линз, - сказала Австралия. - Выстрелили из стеклянной обшивки кабины.

- Невероятно! - произнёс Каз, держась за своё сиденье, так как корабль всё ещё раскачивался.

«Мы все умрём», - подумал я.

Это был не первый раз, когда я чувствовал эти ледяные ямы паники, это чувство ужасной обреченности, которое приходит от мысли, что я собрался умирать. Я чувствовал это на алтаре, когда меня собирались принести в жертву, я чувствовал это, когда Блэкберн выстрелил в меня своей Линзой Палача, и я чувствовал это, когда наблюдал возвращение F-15 для следующего захода.

Я так и не смог привыкнуть к этому чувству. Это как получить кулаком в лицо от собственной смертности.

И у смертности хороший хук справа.

- Мы должны что-нибудь сделать! - закричал я, когда Драгонавт покачнулся. Австралия, тем не менее, сидела с закрытыми глазами. Позже я узнал, что она ментально замещала потерянное крыло, поддерживая нас в воздухе. Прямо перед нами кабина истребителя снова стала светиться.

- Мы делаем что-нибудь, - ответила Бастилия.

- Что?

- Уклоняемся!

- Зачем?

Что-то ударило сверху. Я опасливо поднял глаза, так как смотрел через полупрозрачное стекло. Мать Бастилии, Драулин, стояла на крыше Драгонавта. Величественный плащ развевался позади неё, и на ней была стальная броня. В руках у неё был Меч Кристалии.

Я видел такой прежде, во время своего проникновения в Библиотеку. Бастилия вытащила его, когда боролась с Оживлёнными монстрами. Я думал, что, возможно, запомнил нелепый размер меча неправильно, что, возможно, он просто казался большим по сравнению с Бастилией.

Я ошибался. Меч был огромным, по крайней мере, пять футов в длину от кончика лезвия до рукояти. Он сверкал, сделанный из кристаллов, от которых Кристины и сама Кристалия получили своё название.

(Рыцари не очень-то оригинальны в выборе названий. Кристин, Кристалия, кристаллы. Однажды, когда я был допущен в Кристалию, я в шутку назвал свою картофелину «Картофельная картофелина, выращенная на Полях Картофелии». Рыцари были не в восторге. Наверное, нужно было использовать морковь.)

Драулин перешагнула через голову нашего летающего дракона, ее бронированные сапоги зазвенели по стеклу. Каким-то образом ей удалось сохранить устойчивое положение, несмотря на ветер и тряску аппарата.

Самолет выстрелил лучом из своего Морозильного стекла, целясь в другое крыло. Мать Бастилии прыгнула, пролетев по воздуху, плащ развевался, хлопая на ветру. Она приземлилась на крыло, подняв кристаллический меч. Луч мороза ударился о меч и рассыпался облаком. Мать Бастилии даже чуть наклонилась под ударом. Она стояла крепко, бронированное забрало скрывало её лицо.

Кабина погрузилась в тишину. Для меня казалось невозможным, что Драулин удался такой трюк. Но, как я и ожидал, самолет выстрелил снова, и снова матери Бастилии удалось оказаться перед лучом и уничтожить его.

- Она ... стоит наверху Драгонавта, - сказал я, глядя через стекло.

- Да, - подтвердила Бастилия.

- Мы, кажется, идём со скоростью несколько сотен миль в час.

- Около того.

- Она блокирует лазерные лучи, выпущенные с реактивного самолета.

- Да.

- Не используя ничего, кроме своего меча.

- Она - Рыцарь Кристалии, - сказала Бастилия, глядя в сторону. - Это - именно то, что они делают.

Я замолчал, наблюдая за матерью Бастилии, пробежавшей всю длину Драгонавта за пару секунд, затем блокировавшей луч льда, которым выстрелили в нас сзади.

Каз потряс головой. - Эти Кристины, - сказал он. - Они получают удовольствие от всего. - Он зубасто улыбнулся.

По сей день я не в состоянии сказать, действительно ли Каз жаждет смерти, или он просто предпочитает действовать таким образом. В любом случае он - псих. Но именно поэтому он - Смедри. Это практически синоним для «безрассудный, отчаянный, буйно помешанный».

Я посмотрел на Бастиллию. Она наблюдала за своей матерью, двигавшейся наверху, и выглядела страстно стремящейся, но и пристыженной в то же время.

«Вот чего они ждут от нее», - подумал я. - «Вот почему они забрали ее рыцарство - они думали, что она не дотягивает до их стандартов».

- Эм, есть проблема! - сказала Австралия. Она открыла глаза, но то, как она сидела, положив руку на светящуюся панель, выдавало сильное утомление. Впереди истребитель зарядил свое стекло снова, - и он только что выпустил еще одну ракету.

- Держись! - вскрикнула Бастилия, хватаясь за стул. Я сделал то же, поскольку это было лучшее, что можно было сделать. Я снова был брошен в сторону, когда Австралия уклонилась. Наверху, Драулин удалось заблокировать Морозильный луч, но он казался слишком близким.

Ракета взорвалась слишком близко от корпуса Драгонавта.

«Мы не можем продолжать делать это», - подумал я. - «Австралия выглядит так, как будто она едва держится, и мать Бастилии, в конце концов, устанет».

У нас большие проблемы.

Я собрался, потерев руки, моргая от ослепляющего эффекта ракетных взрывов. Я что-то чувствовал, когда самолет стрелял мимо нас. Темнота скручивалась в моем животе, - то же чувство я ощущал на взлетно-посадочной полосе. Это чувство говорило мне, что Окулятор по соседству использовал одну из своих Линз. Тем не менее, это было по-другому. Как-то грязно.

Существо из аэропорта было в истребителе. Перед этим оно выбило выстрелом Линзу из моей руки. Сейчас оно использует истребитель, который может стрелять в меня, не взрываясь. Так или иначе, кажется, оно поняло, как использовать совместно технологии Свободных Королевств и Тихоземья.

И это казалось очень и очень опасным сочетанием.

- У нас на борту есть какое-нибудь оружие? - спросил я.

Бастилия пожала плечами. - У меня есть кинжал.

- И это все?

- У нас есть ты, кузен, - сказала Австралия. - Ты - Окулятор и Смедри по прямой линии. Ты лучше, чем любое обычное оружие.

«Великолепно», - подумал я и взглянул на мать Бастилии, которая стояла на носу дракона. - Как она может стоять там таким образом?

- Стекло Борца, - пояснила Бастилия. - Оно прилипает к другим видам стекла, и у нее есть несколько пластин в подошвах сапог.

- У нас есть еще?

Бастилия помедлила, а затем, не спрашивая меня ни о чем, бросилась к другой стороне кабины, осматривая через стекло багажник на полу. Она вернулась через несколько мгновений с парой сапог.

- Эти будут делать то же самое, - сказала она, вручая их мне. Они выглядели слишком большими для моих ног.

Корабль качнулся, когда Австралия уклонилась от следующей ракеты. Я не знаю, как много их было у самолета, но казалось, что он мог нести гораздо больше, чем должен бы. Я упал спиной на стену, поскольку Драгонавт тряхнуло, а затем натянул первый сапог на мою собственную туфлю и туго завязал шнурки.

- Что ты делаешь? - спросила Бастилия. - Ты же не планируешь выйти туда, правда?

Я натянул второй сапог. Мое сердце начало биться быстрее.

- Что ты собираешься делать, Алькатрас? - тихо спросила Бастилия. - Моя мать - полный Рыцарь Кристалии. Какую помощь ты способен ей оказать?

Я колебался, и Бастилия слегка покраснела от того, насколько эти слова прозвучали грубо, хотя на самом деле не в ее характере было отказываться от вещей вроде этой. Кроме того, она была права.

О чем я думал?

Каз подошел к нам. - Это плохо, Бастилия.

- О, ты, наконец, заметил это, не так ли? - отрезала она.

- Не обижайся, - сказал он. - Мне, может, нравится хорошее катание, но я ненавижу внезапные остановки так же сильно, как ближайший Смедри. Нам нужен план спасения.

Бастилия замолчала на мгновение. - Скольких из нас ты можешь транспортировать, используя свой талант?

- Здесь, наверху, в небе? - спросил он. - Без какого-либо места для бегства? Я, право, не уверен. Я сомневаюсь, что я был бы в состоянии взять всех нас.

- Возьми Алькатраса с собой, - предложила Бастилия. - А теперь иди.

Мой желудок скрутило.

- Нет, - сказал я, вставая. Моя нога сразу же прикрепилась к стеклянному полу кабины. Тем не менее, когда я попробовал сделать шаг, нога освободилась. Поставив ее снова - закрепился на месте.

«Мило», - подумал я, стараясь не сосредотачиваться на том, что собирался сделать.

- Каштаны, парень! - выругался Каз. - Возможно, ты и не самый яркий факел в ряду, но я не хочу видеть, как тебя убьют. Я многим обязан твоему отцу. Пошли со мной - мы потеряемся, а потом отправимся в Налхаллу.

- И оставить других умирать?

- С нами все будет вполне нормально, - быстро сказала Бастилия. Слишком быстро.

Дело в том, что я колебался. Это может показаться не очень героическим, но большая часть меня хотела пойти с Казом. Мои руки вспотели, сердце колотилось. Корабль покачнулся из-за еще одного ракетного удара почти рядом с нами. Я увидел паутину трещин, появляющуюся на правой стороне кабины.

Я мог сбежать. Побег. Никто не винил бы меня. Мне так хотелось сделать именно это.

Я не смог. Это может выглядеть как храбрость, но, уверяю вас, что я трус в глубине души. Я продемонстрирую это в другой раз. Пока просто поверьте, что это не храбрость, то, что подстегивало меня на это, было гордостью.

Я был Окулятором. Австралия сказала, что я - их главное оружие. Я решил посмотреть, что смогу сделать. - Я иду, - сказал я. - Как мне туда выбраться?

- Люк на потолке, - произнесла, наконец, Бастилия. - В том же помещении, где ты поднялся на веревке. Идем, я покажу тебе.

Каз схватил ее за руку, когда она двинулась. - Бастилия, ты на самом деле собираешься позволить ему сделать это?

Она пожала плечами. - Если он хочет позволить себя убить, какое мое дело? Это только означает, что будет меньше на одного человека, о спасении которого мы должны беспокоиться.

Я слабо улыбнулся. Я знал Бастилию достаточно хорошо, чтобы слышать озабоченность в ее голосе. На самом деле, она беспокоилась обо мне. Или, возможно, просто сердилась. С ней трудно оценить разницу.

Она стремглав помчалась по коридору, и я последовал за ней, быстро приспособившись к ритму ходьбы в сапогах. Как только они касались стекла, они прикреплялись, делая меня устойчивым, - что я оценил, когда корабль качнулся от следующего взрыва. Я передвигался в них несколько медленнее, чем обычно, но устойчивость стоила того.

Я догнал Бастилию в комнате, и она повернула рычаг, открывая люк в потолке.

- Почему ты позволила мне это сделать? - спросил я. - Обычно ты выражала недовольство, когда я пытался покончить жизнь самоубийством.

- Угу, но, по крайней мере, на этот раз я не буду плохо выглядеть, если ты умрешь. За твою защиту отвечает моя мать-рыцарь.

Я поднял бровь.

- Плюс, - сказала она. - Может быть, ты все же сможешь что-то сделать. Кто знает. Раньше тебе везло.

Я улыбнулся, и каким-то образом доверие, которое было выражено - уж так, как получилось, - укрепило меня. Я взглянул вверх. - Как я могу залезть туда?

- Твои ноги прилипают к стенам, тупица.

- Ох, правда, - ответил я. Глубоко вздохнув, я пошел вверх по стене. Это было легче, чем я думал, - специалисты по силиматике говорят, что Стекла Борца способны оставлять все ваше тело на месте, а не только ноги. Так или иначе, оказалось довольно просто (если не считать некоторую дезориентацию) пройти по стене и выйти на крышу Драгонавта.

Давайте поговорим про воздух. Видите ли, воздух - действительно остроумная вещь. Он позволяет нам производить классные звуки при помощи наших губ, он переносит запахи от одного человека к другому, и без него никто не смог бы играть на воображаемой гитаре. Да, и есть нечто еще, что он делает: Он позволяет нам дышать, что позволяет всему животному миру существовать на планете. Великое вещество - воздух.

Дело в том, что вы действительно не думаете о том, что такое воздух до тех пор, пока (а) вам его не перестает хватать, или (б) у вас его становится слишком много. Это второе особенно противно, когда вы получаете удар в лицо сгустком воздуха, который движется со скоростью где-то в районе трехсот миль в час.

Ветер сбивал меня назад, и только Стекла Борца на ногах удерживали меня в вертикальном положении. Даже с ними я опасно отклонился назад, как некоторые танцоры, бросающие вызов гравитации, в музыкальных клипах. Я бы ощутил, как это круто, если бы не боялся за свою жизнь.

Бастилия, наверное, видела мое затруднительное положение, потому что бросилась прямиком к кабине. Я до сих пор не знаю, как она убедила Австралию замедлить ход корабля, - судя по всему, это должно было быть очень глупым действием. Тем не менее, скорость ветра уменьшилась до слегка податливой, и я смог протопать свой путь до верхней части корабля к Драулин.

Массивные крылья колебались рядом со мной, и змеиное тело дракона раскачивалось. Несмотря на это, каждый шаг был уверенным. Я прошел под звездами и луной, облачный покров светился под нами. Я достиг передней части аппарата как раз в тот момент, когда Драулин заблокировала следующий заряд Морозильного луча. Когда я вырос рядом с ней, она резко обернулась.

- Лорд Смедри? - спросила она, голос был приглушен ветром и шлемом. - Что во имя первого песка вы здесь делаете?

- Я пришел, чтобы помочь! - прокричал я через вой ветра.

Она, казалось, остолбенела. Истребитель пролетел мимо в ночном небе, разворачиваясь для очередной атаки.

- Возвращайтесь! - сказала она, размахивая бронированной рукой.

- Я Окулятор, - ответил я, указывая на мои Линзы. - Я могу остановить Морозильный луч.

Это было правдой. Окулятор может использовать свои Линзы для защиты и атаки противника. Я видел, как мой дед делал это в поединке с Блэкберном. Я никогда не пробовал сам, но полагал, что это не может быть так уж сложно.

Конечно, я был совершенно неправ. Это случается с лучшими из нас время от времени.

Драулин выругалась, пробегая через спину дракона, чтобы блокировать следующий заряд. Корабль покачнулся, делая меня почти больным, и меня вдруг поразило, насколько высоко я был. Я присел, держась за живот, ожидая, когда мир снова перевернется в правильном направлении. Когда это произошло, Драулин стояла рядом со мной.

- Идите обратно вниз! - закричала она. - Вы не можете помочь здесь!

- Я…

- Идиот! - разрывалась она. - Вы собираетесь нас убить!

Я замолчал, ветер трепал мои волосы. Я был шокирован таким обращением, но это было, наверное, не больше, чем я заслужил. Я отвернулся, топая обратно к люку, смущенный.

В стороне самолет выпустил ракету. Линза на его кабине выстрелила еще один Морозильный луч.

И Драгонавт не увернулся.

Я обернулся в сторону кабины, и едва смог увидеть оглушенную Австралию, упавшую на панель управления. Бастилия пыталась хлопать ее по щекам, чтобы привести в чувство, - она особенно полезна для всего, что требует пощечины, - и Каз яростно пытался заставить корабль ответить.

Мы клонились, однако, в неверном направлении. Драулин кричала, едва разрезая своим мечом ледяной луч на куски и спотыкаясь. Она испарила его, но ракета продолжала лететь прямо в нас.

Прямо в меня.

Я уже говорил о шатком перемирии между мной и моим Талантом. Ни один из нас на самом деле не был ведущим. Обычно я могу ломать вещи, если я действительно этого хочу, но редко это происходит именно так, как я хочу. И ещё мой Талант часто ломает вещи, когда я вообще этого не хочу.

То, чего мне не хватает в управлении, я навёрстываю в силе. Я наблюдал за приближающейся ракетой, видел отражённый её стеклом свет звёзд и видел шлейф дыма, ведущий обратно, к истребителю позади.

Я смотрел на своё отражение в приближающейся смерти. А затем поднял руку и высвободил свой Талант.

Ракета разлетелась вдребезги, осколки стекла распылились вокруг, мерцая и кружась в полуночном воздухе. Затем осколки стекла взорвались, испаряясь до порошкообразной пыли, которая рассыпалась вокруг меня, не долетая несколько дюймов с каждой стороны.

Дым от ракетного двигателя всё ещё дул навстречу, облизывая мои пальцы. Внезапно шлейф дыма задрожал. Я закричал, и волна силы выстрелила из моей груди, пульсируя по дымовому шлейфу, как вода по трубе, и направляясь в сторону истребителя, который ревел на том же пути, по которому летела ракета.

Силовая волна ударила в истребитель. На минуту всё замолкло.

А потом истребитель просто... развалился. Он не взорвался, как это обычно происходит в боевиках. Его части просто отделились друг от друга. Винты выпали, металлические панели были свободно отброшены, куски стекла отделились от крыльев и кабины. В считанные секунды вся машина стала похожа на коробку запасных частей, небрежно подброшенную в воздух.

Мусор пронёсся над крышей Драгонавта, а затем стал падать на облака внизу. Когда части отлетали, я мельком увидел злое лицо среди металла. Это был пилот, крутящийся среди отбрасываемых частей. В один странный сюрреалистический момент его глаза встретились с моими, и я увидел в них холодную ненависть.

Его лицо было не полностью человеческое. Одна сторона выглядела нормально, а другая представляла собой объединение винтов, пружин, гаек и болтов, совсем не отличающихся от тех, что выпадали из истребителя. Один его глаз был сделан из насыщенно-черного стекла.

Он исчез в темноте.

Я резко выдохнул, почувствовав невероятную слабость. Мать Бастилии присела, придерживаясь одной рукой за крышу и рассматривая меня с выражением, которое я не мог видеть из-за рыцарского забрала.

Только тогда я заметил трещины в верхней части Драгонавта. Они отходили от меня в виде спирали, как будто бы мои ноги стали источником какого-то сильного воздействия. В отчаянии, я увидел, что большая часть летающего дракона была покрыта какими-то дырами и трещинами. Мой Талант, как всегда непредсказуемый, раздробил стекло подо мной, в то время как я разрушал истребитель. Медленно, страшно, огромный дракон начал падать. Некоторые крылья отвалились, стекло трещало и рушилось. Драгонавт кренился.

Я спас корабль... и я же разрушил его.

Мы стали стремительно падать вниз.

Глава 5

Так вот, есть несколько вещей, возможность сделать которые вы должны рассмотреть, если вы падаете навстречу своей смерти на вершине стеклянного дракона посреди океана. Такие вещи, заметьте, не включаются в расширенное обсуждение классической философии.

Оставьте это профессионалам вроде меня.

Я хочу, чтобы вы подумали о корабле. Нет, не о летучем корабле-драконе типа того, который разваливался подо мной, когда я летел к своей смерти. Сосредоточьтесь. Очевидно, что я выжил в катастрофе, ведь книга пишется от моего имени.

Я хочу, чтобы вы подумали об обычном корабле. Деревянном, предназначенном для морских плаваний. О корабле Тесея, греческого короля, увековеченного писателем Плутархом.

Плутарх был глупым незначительным греческим историком, наиболее известным тем, что он опоздал родиться примерно на три столетия, а так же тем, что слишком увлекался умершими людьми, и тем, что на жизненном пути был слишком многословен. (Он создал произведение, ценное тем, что в нем было более, чем 800 000 слов. Почетный Консилиум Фантастических Писателей, Чьи Книги Слишком Длинны - старый добрый ПКоФПЧКСД - рассматривает возможность сделать его почетным членом.)

Плутарх написал метафору о Корабле Тесея. Видите ли, когда великий король Тесей умер, люди захотели чтобы его помнили. Они решили сохранить корабль для следующих поколений.

Корабль старел, и его доски - как дерево упорно это делает, - начали гнить. Когда сгнивала очередная часть досок, ее заменяли.

Это продолжалось годами. В конце концов, каждая отдельная часть на корабле была заменена. Таким образом, Плутарх приводит довод, которым интересуются многие философы. Тесеев ли это корабль? Люди так его называют. Все это знают. Но всё же есть проблема. На самом деле, не все его части сохранились с того корабля, на котором плавал Тесей.

Тот ли это корабль?

Я думаю, нет. Тот корабль погиб, погребён, сгнил. Копия того, что все называют Кораблём Тесея, на самом деле, всего лишь... копия. Она могла бы выглядеть так же, но внешний вид бывает обманчив.

А теперь, какое отношение всё это имеет к моей истории? Самое прямое. Знаете, я тоже как тот корабль. Не беспокойтесь. Возможно, когда-нибудь я объясню вам это.

Драгонавт падал в облака. Белые клубы двигались вокруг меня в бешеном вихре. Затем мы вышли из них, и я смог увидеть что-то очень темное и очень обширное подо мной.

Океан. У меня было то же самое чувство, что и раньше - ужасная мысль, что мы все движемся к смерти. И на этот раз это моя вина.

Глупая смерть.

Драгонавт покачнулся, забирая мой желудок с собой. Могучие крылья продолжали бить, отражая рассеянное свечение звезд, сиявших через толщу облаков. Я развернулся, глядя на кабину, и увидел сконцентрировавшегося Каза, положившего руку на панель. Пот бисером выступил у него на лбу, но он сумел сохранить корабль в воздухе.

Что-то треснуло. Я посмотрел вниз, понимая, что стою в самом центре сломанной части стекла.

Ой-ой...

Стекло подо мной раскололось, но, к счастью, корабль повернулся в тот момент, качнувшись вверх. Меня бросило вниз в тело судна. Я попал на стеклянный пол, затем обрел душевное спокойствие, хлопнув одной из моих ног по стене, - закрепил ее на месте, пока корабль корчился.

Каз делал впечатляющую работу. Четыре оставшихся крыла яростно били, и корабль снижался не слишком быстро. Мы перешли от пикирования к гибели в контролируемый штопор к гибели. Я повернулся, Стекла Борца дали мне достаточную стабильность для возвращения обратно в кабину. Пока шел, я снял линзы и засунул их в карман, чувствуя себя счастливчиком от того, что не потерял их в хаосе.

Внутри я обнаружил Бастилию, суетившуюся над Австралией, которая выглядела совсем слабой. У моей кузины было кровотечение от удара по голове, - позже я узнал, что ее швырнуло об стену, когда корабль начал падать.

Я точно знал, что чувствовал.

Бастилии удалось стянуть бедную Австралию ремнём в своего рода упряжь. Каз по-прежнему был сосредоточен на поддержании нас в воздухе. - Проклятье, - процедил он сквозь зубы, - почему вы, высокие люди, должны взлетать так высоко?

Я смог разглядеть землю впереди, к которой мы приближалась, и почувствовал трепет надежды. В этот момент отвалилась задняя половина дракона, забрав еще два крыла. Мы снова покачнулись в воздухе, закрутились, и стена рядом со мной взорвалась наружу от давления.

Австралия кричала, Каз ругался. Я упал на спину, согнув колени, в то время как ступни по-прежнему оставались на полу.

А Бастилию засосало в отверстие в стене.

Так вот, я говорю вам снова и снова, что я не герой. Однако иногда я довольно сообразителен. Когда я увидел Бастилию, проносящуюся мимо меня, я понимал, что не смог бы схватить ее вовремя.

Я не мог схватить ее, зато мог пнуть ее. Так я и сделал.

Я стукнул ее ногой в бок, когда она пролетала мимо меня, чтобы вытолкнуть ее из дыры. К счастью, она прилипла к моей ноге, - ибо, если вы помните, она была одета в куртку из стеклянных волокон.

Бастилию вынесло из Драгонавта, но ее куртка прилипла к Стеклу Борца на подошве моей ноги. Она скорчилась, удивилась, но схватила меня за лодыжку, чтобы удержать равновесие. Меня, конечно, потащило к ней, - но, к счастью, моя другая нога была еще прикреплена к стеклянному полу.

Бастилия держалась за одну ногу, а другая застряла на корабле. Это не было приятное ощущение.

Я орал от боли, в то время как Казу удалось повернуть сломанную машину к пляжу. Мы врезались в песок - еще больше разбитого стекла - и все стало беспорядочной мешаниной тел и обломков.


Я моргнул, приходя в сознание через несколько минут после аварии. Я обнаружил, что лежу на спине, глядя в разбитое отверстие потолка. В облаках был разрыв, и я мог видеть звезды.

- Ух…, - произнес голос. - Все в порядке?

Я поерзал, счищая стеклышки с моего лица - к счастью, кабина, казалось, была сделана из чего-то вроде безопасного стекла Свободных Королевств. Хотя она разлетелась на осколки, части были на удивление тупые, и я вообще не порезался.

Австралия, - а говорила именно она, - сидела, держась за голову, которая все еще кровоточила. Она огляделась, выглядя ошеломленной. Жалкие остатки Драгонавта валялись вокруг нас, как давно умершая туша какого-то мифического животного. Оба глаза были разрушены, и я сидел в черепе. Одно из крыльев торчало вверх на небольшом расстоянии, указывая в воздух.

Бастилия стонала рядом со мной, ее куртка была пронизана паутиной трещин. Она поглотила часть удара от посадки. На моих ногах, к сожалению, не было такого стекла, и они болели от того рывка.

Неподалеку от того места, где пляж переходил в насаждения деревьев, послышался шорох. Внезапно из леса вышел Каз, выглядя целым и невредимым.

- Ну, - сказал он, оглядывая пляж. - Это было, конечно, интересно. Есть кто мертвый? Если это вы - поднимите руку.

- Что, если ты чувствуешь себя, как мертвый? - спросила Бастилия, освобождаясь от куртки.

- Тогда поднимай палец, - предложил Каз, спускаясь к нам по пляжу.

Я не буду говорить, что именно она подняла.

- Подожди, - сказал я, вставая и немного покачиваясь. - Тебя так далеко отбросило, но ты в порядке?

- Конечно, я не был отброшен так далеко, - сказал Каз со смехом. - Я потерялся непосредственно перед тем, как мы разбились, и просто нашел свой путь обратно. Извините, что я пропустил удар, - но он не совсем был похож на то, что доставило бы много удовольствия.

Талант Смедри. Я покачал головой, проверяя карманы, чтобы убедиться, что мои Линзы сохранились. К счастью, подкладка защитила их. Но, когда я занимался этим, то осознал кое-что. - Бастилия! Твоя мать!

Именно тогда лист стекла затрещал, и что-то под ним начало его двигать. Драулин застряла, и я услышал слабый стон из-под шлема. В одной руке она все еще держала свой меч Кристин. Она потянулась вверх, вложив его в ножны на спине, затем сняла шлем. Пряди вспотевших, серебристых волос облепили ее лицо. Она повернулась, осматривая место крушения.

Я был немного удивлен, увидев ее в таком хорошем состоянии. Конечно, я должен был понять, что она носила броню, изготовленную по силиматическим технологиям. Она была даже лучшей подушкой, чем куртка Бастилии.

- Где мы находимся? - спросила Бастилия, пробираясь через поле битого стекла, сейчас на ней была только черная футболка, заправленная в брюки армейского кроя.

Это был хороший вопрос. Лес смутно напоминал джунгли. Волны тихо катились вверх и вниз по берегу, залитому звездным светом, захватывая стеклышки и унося их в океан.

- Думаю, в Египте, - предположила Австралия. Она держала повязку на голове, но в остальном, казалось, была в порядке. - Я хочу сказать, что это место, куда мы направлялись, не так ли? Мы были почти на месте, когда упали.

- Нет, - сказала Драулин, шествуя по пляжу к нам. - Лорд Казан должен был взять на себя управление кораблем, когда вы потеряли сознание, а это значит...

- Мой талант вступил в игру, - сказал Каз. - Другими словами, мы потерялись.

- Не совсем потерялись, - ответила Бастилия. - Разве это не Мировой Шпиль?

Она указывала на горизонт океана. И очень смутно из-за расстояния, я смог увидеть нечто похожее на башню, поднимавшуюся из океана. Учитывая расстояние, она должна быть просто огромной.

Позже я узнал, что слово «огромный» было сильной недооценкой. Мировой Шпиль, как говорят в Свободных Королевствах, является самым центром мира. Это массивный стеклянный шип, идущий от верхних слоев атмосферы непосредственно в центр планеты, - который, конечно, сделан из стекла. Недостаточно?

- Ты права, - согласилась Драулин. - Это означает, что мы, вероятно, где-то в Дебрях Кальмарии. Достаточно далеко от Тихоземья.

- Ну, это не должно быть проблемой, - сказал Каз.

- Вы думаете, что сможете доставить нас в Налхаллу, мой лорд? - спросила Драулин.

- Возможно.

Я повернулся. - Как насчет Александрийской библиотеки?

- Вы все еще хотите попасть туда? - спросила Драулин.

- Конечно.

- Я не знаю, если…

- Драулин, - сказал я, - не заставляйте меня приказывать вам прыгать на одной ноге снова.

Она умолкла.

- Я согласен с Алькатрасом, - произнес Каз, что-то ища в руинах. - Если мой отец в Александрии, то он, несомненно, попал в беду. Если он в беде, это означает, что я пропускаю какое-то серьезное веселье. А теперь давайте посмотрим, можем ли мы спасти что-нибудь....

Я наблюдал за его работой, и вскоре к нему присоединилась Драулин, выбирая что-то из осколков. Бастилия прошла мимо меня.

- Спасибо, - сказала она. - За то, что ты спас меня, когда я выпала из дракона, имею в виду.

- Нет проблем. Я буду пинать тебя в любое время, когда пожелаешь.

Она тихонько фыркнула. - Ты настоящий друг.

Я улыбнулся. Учитывая, что мы разбились так сильно, было замечательно, что никто серьезно не пострадал. Действительно, вы можете посчитать это досадным. История была бы лучше, если бы в ней кто-то умер. Раннее несчастье, действительно, может заставить книгу казаться гораздо более напряженной, так как оно позволяет людям понять, какими опасными могут быть вещи.

Вы должны помнить, однако, что это не фантастика, а доклад о реальной жизни. Я не могу ничем помочь, если все мои друзья были слишком эгоистичны, чтобы сделать правильную повествовательную вещь и разрешить себя убить, чтобы увеличить напряжение моих мемуаров.

Я говорил с ними подробно об этом. Если это заставляет Вас чувствовать себя лучше, Бастилия умирает в конце этой книги.

Ах, вы не хотите слышать это? Мне жаль. Просто забудьте, что я написал это. Есть несколько удобных способов сделать это. Я слышал, что ударить себя по голове тупым предметом может быть очень эффективно. Можно использовать одну из фэнтезийных книг Брендона Сандерсона. Они достаточно объемные, и, Бог знает, может, они действительно полезны только для этих целей.

Бастилия - в полном неведении, что она была приговорена - взглянула на полузарытую голову дракона. Его поврежденные глаза смотрели в сторону джунглей, пасть приоткрылась, зубы раскололись. - Этот конец Драгонавта кажется таким печальным, - сказала она. - Слишком много полезного стекла расточилось впустую.

- Есть ли способ, чтобы... я не знаю, исправить это?

Она пожала плечами. - Силиматический двигатель потерян, а именно он давал стеклу свою мощь. Я полагаю, если бы ты мог получить новый двигатель, он бы заработал. Но, то, что так растрескалось, как этот корабль, вероятно, лучше всего полностью переплавить.

Остальные подошли с парой рюкзаков, полных продуктов питания и запасов. Каз, наконец, испустил возглас радости, после чего откопал маленькую шляпу-котелок, которую и надел. Это дополнило жилет, который он носил под курткой. Это была странная комбинация, так как сама куртка - вместе с брюками - была сделана из тяжеловесного, прочного материала. Он выглядел как помесь Индианы Джонса и британского джентльмена.

- Мы готовы? - спросил он.

- Почти, - сказал я, снимая, наконец, сапоги со Стеклами Борца. - Есть какой-то способ это выключить? - я поднял сапоги, критически оглядывая подошву, к которой приклеились осколки стекла и - что не удивительно - песок.

- Для большинства людей - нет, - сказала Драулин, сидя на куске крушения, после чего сняла свои бронированные ботинки. Она вытащила несколько частей из стекла специальной формы и вставила их на место. - Мы просто накрываем их пластинами вроде этих, и сапоги придерживают их.

Я кивнул. Пластины, о которых идет речь, имели подошвы и каблуки снизу, и, вероятно, чувствовались, как обычные туфли.

- Вы, тем не менее, Окулятор, - сказала она.

- И что мне это дает?

- Окуляторы не похожи на обычных людей, Алькатрас, - сказала Австралия, улыбаясь. Ее голова перестала кровоточить, и она закрепила на ней повязку. Розовую. Понятия не имею, где она ее нашла.

- Действительно, мой лорд, - сказала Драулин. - Вы можете использовать Линзы, но у вас также есть некоторая ограниченная власть над силиматическим стеклом, то, что мы называем «технологией».

- Вы имеете в виду, как над двигателем? - спросил я, скользя по своим Линзам Окулятора.

Драулин кивнула. - Попробуйте отключить сапоги, как отключили бы Линзы.

Я так и сделал, прикоснувшись к ним. Удивительно, но песок и стекло свободно упали, сапоги стали неактивными.

- Сапоги получили силиматический заряд, - объяснила Австралия. - Вроде аккумуляторов, которые вы используете в Тихоземье. В конце концов, сапоги разрядятся. Но пока этого не произошло, Окулятор может выключать их и включать.

- Одна из самых больших загадок нашего времени, - сказала Драулин, ее сапоги сменились. То, как она это сказала, указывало на то, что ей на самом деле было все равно, как и почему все работает, важно только, что оно работало.

Что до меня - я был более любопытен. Мне рассказывали несколько раз о технологии Свободных Королевств. Их отличия для меня выглядят просто. Магия - это такая вещь, что работает только для определенных людей, в то время, как технологии, - часто называемые силиматическими - работают для всех. У Австралии была возможность летать на Драгонавте - но такая же возможность была у Каза. Это была технология.

Но то, что я только что узнал, как представляется, указывает, что существует связь между этой технологией и силами Окуляторов. Тем не менее, разговор напомнил мне кое о чем еще. У меня не было идей по поводу того, были ли мы ближе к Александрии сейчас, чем раньше, но мне показалось, что попробовать еще раз связаться дедушкой будет хорошей идеей.

Я нацепил Линзы Связного и сконцентрировался. К сожалению, у меня ничего не получилось. Я оставил их на всякий случай, и запихнул сапоги со Стеклами Борца в один из пакетов.

Я повесил пакет через плечо, однако Бастилия забрала его у меня. Я кинул на нее хмурый взгляд.

- Извини, - сказала она. - Приказы моей матери.

- Вам нет нужды нести что-либо, лорд Смедри, - сказала Драулин, поднимая другой пакет. - Пусть это делает Оруженосец Бастилия.

- Я могу нести свой пакет, Драулин, - резко бросил я.

- Да? - переспросила она. - А если на нас нападут, разве вы не должны быть готовы и подвижны, чтобы иметь возможность использовать ваши линзы для нашей защиты? - она отвернулась от меня. - Оруженосец Бастилия хорошо подходит для переноски вещей. Разрешите ей это сделать, - это позволит ей быть полезной, и наполнит ее чувством выполненного долга.

Бастилия покраснела. Я открыл рот для дополнительной аргументации, но Бастилия бросила на меня взгляд, который успокоил меня.

«Прекрасно», - подумал я. Мы все взглянули на Каза, готовые идти. - Тогда вперед! - скомандовал невысокий человек, двигаясь по песку вверх, к деревьям.

Глава 6

Взрослые - не идиоты.

Книги, подобные этой, часто создают противоположное впечатление. Взрослые в этих историях будут (а) попадать в плен, (б) исчезать из виду, когда есть проблемы, или (в) отказываться от помощи.

(Я не знаю точно, что авторы имеют против взрослых, но все, кажется, ненавидят их до такой степени, которая обычно предназначена для собак и матерей. Иначе, зачем делать их такими идиотами? «Ах, смотрите, темный властелин пришел атаковать замок! И-и-и, сейчас мой обеденный перерыв. Повеселитесь, спасая мир по своему усмотрению, дети!»)

В реальном мире взрослые, как правило, участвуют во всем, хотите вы этого или нет. Они не будут исчезать, когда появляется темный властелин, хотя они могут попробовать подать на него в суд. Это расхождение является еще одним доказательством того, что большинство книг - фантазии, в то время как эта книга совершенно правдива и неоценима. Вы видите, в этой книге я показываю совершенно ясно, что все взрослые не идиоты.

Правда, они грубые.

Взрослые похожи на неуклюжих детей, которые любят указывать другим, что делать. Несмотря на то, что могут заявлять другие книги, они имеют свою область применения. Например, они могут доставать вещи с высоких полок. (Хотя Каз утверждает, что в таких высоких полках вообще нет необходимости. Ссылочный Номер шестьдесят три, который будет рассмотрен на более позднем этапе.)

Несмотря на это, я часто хочу, чтобы обе группы - взрослые и дети - могли бы найти способ ладить лучше. Какой-то договор или что-то еще. Самая большая проблема в том, что взрослые имеют одну из самых эффективных стратегий набора кадров в мире.

Дай им время - и они превратят любого ребенка в одного из них.

Мы вошли в джунгли.

- Все позаботьтесь о том, чтобы оставаться в поле зрения кого-либо из группы, - сказал Каз. - Никто не узнает, где мы оставим вас, если вы отделитесь!

С этими словами Каз вытащил мачете и начал прорубать себе путь через заросли. Я оглянулся на пляж, отправляя молчаливое прощание полупрозрачному дракону, потрескавшемуся от посадки, его тело постепенно похоронит песок от прилива. Одно крыло все еще висело в воздухе, как бы протестуя против его гибели.

- Ты был самой величественной вещью, которую я когда-либо видел, - прошептал я. - Спи спокойно. Немного мелодраматично, правда, но это казалось уместным. После этого я поспешил за остальными, стараясь не упускать из виду Драулин, которая шла позади.

Джунгли были густые, и навес из веток над головой делал темноту почти абсолютной. Драулин вытащила антикварного вида фонарь из своего пакета, и постучала по нему пальцем. Он начал светиться, пламя поднялось к жизни, не нуждаясь в спичке. Но даже так идти ночью через дремучие джунгли было жутковато.

Для того, чтобы успокоить нервы, я пошел ближе к Бастилии. У нее, впрочем, не было желания разговаривать. В конце концов, я проделал путь через колонну, пока не оказался позади Каза. Полагая, что мы оба встали не с той ноги, я надеялся, что могу немного исправить это.

Те из вас, кто помнит события первой книги, поймут, что во мне произошли порядочные изменения. Большую часть моей жизни меня отвергала семья за семьей. Было трудно винить их, так как я провел свое детство, разрушая все, что видел. Я дошел до такого неистовства, что заставил бы общеизвестного слона в общеизвестной посудной лавке выглядеть необщеизвестно хорошим по общеизвестному сравнению. (Лично я даже не знаю, как он протиснулся через дверь. Общеизвестно.)

Не считаясь с этим, я укоренился в привычке отталкивать людей возможно дальше, как только я узнавал их - отказываться от них прежде, чем они могли бы отказаться от меня. Было трудно понять, что я делал, но я уже начинал меняться.

Каз был моим дядей. Братом моего отца. Для ребенка, который провел большую часть своей жизни, думая, что у него нет живых родственников, иметь Каза, который считал меня дураком, - это большое дело. Я отчаянно хотел показать ему, что я способный.

Каз взглянул на меня, прорубая растительность, - хотя он заботился только о ветвях на высоте его роста - четырех футов, - оставив остальным получать ветками в лица. - Ну? - спросил он.

- Я хотел бы извиниться за всех этих карликов.

Он пожал плечами.

- Просто… - продолжал я. - Ну, я так понимаю, со всей магией и вещами, которые имеются в Свободных Королевствах, они должны были быть в состоянии вылечить карликовость к настоящему времени.

- Они и глупость не смогли вылечить, - ответил он. - Так что боюсь, тебе мы не сможем помочь.

Я покраснел. - Я ... не имел в виду ...

Каз усмехнулся, срезая пару листьев. - Да все в порядке. Я привык к этому. Я просто хочу, чтобы ты понял - мне не нужно лечение.

- Но..., - сказал я, стараясь выразить то, что чувствовал, и не оскорбить, - быть невысоким, как ты - это ведь генетическое заболевание?

- Генетическое, да, - сказал Каз. - Но заболевание ли это только потому, что это отличается? Я имею в виду, что ты - Окулятор, и это тоже генетическое. Ты бы хотел, чтобы тебя вылечили?

- Это другое, - сказал я.

- Правда?

Я умолк, чтобы обдумать это. - Я не знаю, - наконец, произнес я. - А вы не устали быть коротким?

- Разве ты устал быть высоким?

- Я... - было сложно придумать ответ на этот вопрос. В действительности, я был не так уж и высок - едва пять футов, теперь, когда я вступил в пору юности. Но все же по сравнению с ним я высокий.

- Так вот, что касается меня, - продолжил Каз, - я думаю, что вы, высокие люди, действительно упускаете возможность наслаждаться. Знаешь, мир был бы намного лучше, если бы все были низкими.

Я приподнял одну бровь.

- Похоже, ты сомневаешься, - усмехнулся Каз. - Очевидно, ты должен быть ознакомлен со Списком!

- Списком?                

За спиной я услышал вздох Австралии. - Не поощряй его, Алькатрас.

- Цыц, ты! - шикнул Каз, взглянув на Австралию, отчего та слабо пискнула. - Список - это собрание проверенных временем и научно исследованных фактов, которые доказывают, что невысокие люди лучше, чем высокие.

Он взглянул на меня. - Озадачен?

Я кивнул.

- Медленное мышление, - сказал он. - Частая болезнь высоких людей. Причина номер 47: головы высоких людей находятся в более тонких слоях атмосферы, чем головы людей небольшого роста, поэтому высокие люди получают меньше кислорода. Из-за этого их мозги работают не так хорошо.

С этими словами он прорубил свой путь через опушку леса и вышел на поляну. Я остановился на тропинке, потом взглянул на Австралию.

- Мы не уверены, серьезен он или нет, - прошептала она. - Но он на самом деле сторонник этого Списка.

После того, как Бастилия бросила в нашу сторону свирепый взгляд за такую долгую задержку, я кинулся вслед за Казом на поляну. Я был удивлён, увидев, что джунгли обрываются чуть-чуть дальше, открывая нам вид на…

- Париж? - спросил я, шокированный. - Это Эйфелева башня!

- А, это и есть она? - уточнил Каз, записывая что-то небрежно в блокноте. - Чудесно! Мы снова в Тихоземье. Мы не так потерялись, как я думал.

- Но..., - начал я. - Мы были на другом континенте! Как мы пересекли океан?

- Мы заблудились, парень, - ответил Каз, как будто это все объясняло. - Как бы то ни было, я доставлю нас туда, где мы должны быть. Всегда доверяй невысоким людям в выборе дороги. Причина номер 28: невысоким людям легче находить вещи и следовать следам, потому что они ближе к земле.

Я стоял, ошеломлённый. - Но... возле Парижа нет никаких джунглей!

- Он теряется, - сказала Бастилия, подходя ко мне, - каким-то невероятным способом.

- Думаю, это самый странный Талант, который я когда-либо видел, - произнёс я. - А это говорит о многом.

Она пожала плечами. - Разве не ты выдрессировал однажды курицу?

- Хороший вопрос.

Каз привёл нас обратно к деревьям, прорезая половину дороги.

- Значит, твой Талант может доставить нас куда угодно! - уточнил я у коротышки.

Он пожал плечами. - А почему, ты думаешь, я был в Драгонавте? На тот случай, если всё пойдёт не так, я должен был вывести тебя и твоего дедушку из Тихоземья.

- Зачем тогда надо было отправлять корабль? Ты мог бы доставить меня сам!

Он фыркнул. - Я должен знать, что ищу, Ал. Должен быть пункт назначения. Австралии пришлось поехать, чтобы мы могли использовать Линзы для связи с тобой, и мы посчитали хорошей идеей взять Рыцаря Кристалии для защиты. Кроме того, мой Талант может быть немного... непредсказуемым.

- Все Таланты такие, - заметил я.

Он усмехнулся. - Что ж, это правда. Надеюсь, тебе никогда не придётся увидеть Австралию после того, как она только встала с утра. Во всяком случае, мы решили, что вместо того, чтобы полагаться на мой Талант, из-за которого я иногда терялся на недели, лучше взять с собой судно.

- Но... подождите, - сказал я. - Мы могли блуждать так недели?

- Могли, - ответил Каз, отодвигая ветки с листьями, чтобы оглядеться. Я выглянул рядом с ним. Что-то похожее на пустыню простиралось перед нами. Он потёр подбородок в задумчивости. - Грецкие орехи, - ругнулся он. - Мы немного сбились с пути. - Он позволил ветвям упасть на место, и мы продолжили идти.

Несколько недель. Мой дедушка может быть в опасности. На самом деле, зная дедушку Смедри, он наверняка был в опасности. Тем не менее, я не мог связаться с ним, потому что тащился через джунгли, изредка выглядывая на очередную поляну...

- Стадион Доджерс? - спросил я. - Я точно знаю, там нет никаких джунглей!

- Должно быть, были на галёрке древности, - сказал Каз, снова повернул и повёл нас в другом направлении. Уже светало, и скоро должно было взойти солнце. Когда мы снова начали идти, Драулин зашагала рядом со мной. - Лорд Алькатрас? Вы можете уделить мне минуту вашего времени?

Я медленно кивнул. То, что меня называют «лорд», всё ещё немного тревожило. Что от меня требовалось? Должен ли я был потягивать чай и обезглавливать людей? (Если так, я надеялся, что не придётся делать и то, и другое одновременно.)

Что означало называться «лордом»? Полагаю, вы никогда не удостаивались такой чести, так как сомневаюсь, что кто-нибудь из вас случайно оказался членом королевской британской семьи. (А если всё же случайно оказались, позвольте сказать вам: «Здравствуйте, Ваше Величество! Добро пожаловать в мою глупую книгу. Можно взять у вас взаймы?»)

Казалось, жители Свободных Королевств ждут от меня неоправданно многого. Я не был тем, кто сомневается в себе, но редко мне выпадала возможность побыть лидером. Чем больше остальные на меня смотрели, тем больше я беспокоился. Что, если я подведу их?

- Мой лорд, - начала Драулин. - Мне кажется, я должна извиниться. Я говорила то, что мне не следовало говорить, когда мы боролись наверху Драгонавта.

- Всё в порядке, - ответил я, вытряхивая себя из момента неуверенности в себе. - Мы были в напряженной ситуации.

- Нет, мне нет никакого оправдания.

- В самом деле, - отмахнулся я. - Любой мог стать раздражительным в такой переделке.

- Мой лорд, - сказала она строго, - Рыцарь Кристалии - это не любой. Многое требуется от нас - не только в действиях, но и в отношении тоже. Мы не просто уважаем людей, подобных вам, мы уважаем и служим всем людям. Мы всегда должны стремиться быть лучшими, потому что репутация всего ордена зависит от этого.

Бастилия шла прямо за нами. По некоторым признакам у меня сложилось впечатление, что Драулин не столько читает нравоучения мне, сколько своей дочери. Это выглядело неискренним.

- Пожалуйста, - продолжала Драулин. - Мне было бы спокойней, если бы вы наказали меня.

- Ну... ладно, - ответил я. (Как можно ругать Рыцаря Кристалии, который старше вас на каких-то там двадцать лет? «Плохой рыцарь»? «Ступай прямо в кровать, не полируя свой меч»?)

- Считай себя наказанной, - сказал я вместо этого.

- Спасибо.

- Ага! - воскликнул Каз.

Мы остановились. Солнечный свет стал проходить через полог листвы. С Казом впереди, мы выглядывали через какие-то кустарники. Он сверкнул нам улыбкой, потом срубил кусты взмахом мачете.

- Я знал, что найду дорогу, - сказал он, указывая вперёд. В первый раз я взглянул на великую Александрийскую Библиотеку - место, настолько погружённое в знания и мифологию, что я изучал его даже в Тихоземских школах. Одно из самых опасных зданий на планете.

Это была однокомнатная хижина.

Глава 7

Я рыба.

Нет, правда. Рыба. У меня есть плавники, хвост, чешуя. Я плаваю по своим рыбьим делам. Это не метафора и не шутка, а настоящий реальный факт. Я рыба.

Но об этом потом.

- Мы прошли весь этот путь ради этого? - спросил я, глядя на хижину. Она стояла на открытой равнине, песчаной, поросшей кустарниками земле. Крыша выглядела, будто готова обвалиться.

- Да, это она, - сказал Каз, выходя из джунглей, и направился вниз по склону к хижине.

Я оглянулся на Бастилию, которая лишь пожала плечами. - Я никогда здесь не была.

- Я была, - сказала мать Бастиллии. - Да, это Александрийская Библиотека. - Она потопала из джунглей. Я пожал плечами и последовал за ней, Австралия и Бастилия ко мне присоединились. Пока мы шли, я оглянулся на джунгли.

Они, конечно же, исчезли. Я остановился, но потом передумал спрашивать. После всего того, что я пережил за последние несколько месяцев, исчезающие джунгли уже не казались чем-то необычным.

Я поспешил догнать Каза. - Вы уверены, что это то место? Я как бы ожидал увидеть... ну, что-то менее похожее на хижину.

- Ты бы предпочёл увидеть юрту? - спросил Каз, подойдя к двери и заглянув внутрь. Я последовал за ним.

Внутри большое количество лестниц уходило в землю. Они вели вглубь земли. Тёмное отверстие казалось мне неестественно чёрным, будто кто-то вырезал квадрат в полу, оторвав вместе с ним ткань мироздания.

- Библиотека, - сказал я. - Она подземная?

- Конечно, - ответил Каз. - А что ты ожидал? Это Тихоземье, - местам, подобным Александрийской Библиотеке, необходимо держаться более глубокого уровня.

Драулин прошла мимо нас и приказала Бастилии проверить периметр. Она двинулась. Драулин пошла другим путём, проверяя территорию на наличие опасности.

- Александрийские Хранители не похожи на тех Библиотекарей, которых ты видел раньше, Ал, - сказал Каз.

- Что ты имеешь в виду?

- Ну, прежде всего, они - нежить, - пояснил он, - хотя это и не очень красиво: предвзято относиться к людям из-за их расы.

Я поднял бровь.

- Говоря просто..., - он пожал плечами. - В любом случае, Хранители древнее Библиотекарей Библиодена. На самом деле, Хранители древнее большинства вещей в этом мире. Александрийская Библиотека начала функционировать ещё во времена античной Греции. А сама Александрия была основана Александром Великим.

- Подожди, - спросил я. - Он был настоящим?

- Естественно, - присоединилась к разговору Австралия. - А почему бы ему и не быть?

Я пожал плечами. - Не знаю. Наверное, я считал, что все выученное мной в школе было Библиотекарским враньем.

- Не все, - ответил Каз. - Учения Библиотекарей по-настоящему стали отклоняться от правды только около пятисот лет назад, примерно в то время, когда жил Библиоден. - Он остановился, вытягивая лицо. - Хотя они, конечно, соврали насчет этого места. Думаю, они учат, что оно уничтожено.

Я кивнул. - По-моему, римлянами.

- Полное враньё, - сказал Каз. - Библиотека переросла своё старое местоположение, и Хранители перенесли её сюда. Думаю, они хотели найти место, где могли бы выдолбить столько земли, сколько им было нужно. Очень трудно найти такое место в большом городе, где можно было бы уместить каждую из когда-либо написанных книг.

- Каждую книгу?

- Конечно, - ответил Каз. - Для этого она и существует. Это хранилище всех записанных когда-либо знаний.

Внезапно, все начало обретать смысл. - Так вот почему мой отец пришел сюда, а дедушка последовал за ним! Разве вы не понимаете! Теперь мой отец может читать на Забытом Языке; у него есть пара Линз Переводчика, выкованных из Песков Рашида.

- Да, - сказал Каз. - И?

- И поэтому он пришел сюда, - сказал я, поглядывая на ведущую во тьму лестницу. - Он пришел за знанием, за книгами на Забытом Языке. Здесь он может изучить их, узнать то, что древние люди - Инкарна - знали.

Австралия и Каз переглянулись.

- Всё... не так просто, Алькатрас, - сказала Австралия.

- Почему нет?

- Хранители собирают знания, - ответил Каз, - но они не очень-то хотят делиться ими. Они разрешат тебе прочесть книгу, но потребуют ужасную цену.

Я почувствовал холодок. - Какую цену?

- Твою душу, - ответила Австралия. - Ты можешь прочесть одну книгу, но превратишься в одного из них, станешь служителем Библиотеки навечно.

«Великолепно», - подумал я, глядя на Каза. Коротышка выглядел встревоженным. - Что? - спросил я.

- Я знаю твоего отца, Ал. Мы росли вместе - он мой брат.

- И?

- Он настоящий Смедри. Так же, как и твой дедушка. Мы не задумываемся перед тем, как что-то сделать. Сделать что-то вроде броска в опасность, проникновения в Библиотеку или...

- Вроде прочтения книги, которая может стоить тебе души?

Каз отвернулся. - Не думаю, что он настолько глуп. Он бы получил те знания, которые хотел, но никогда не смог бы поделиться ими или использовать их. Даже Аттика не так жаден до ответов.

Этот комментарий вызвал ещё один вопрос. - «Если он пришел не за книгой, то за чем»? - подумал я.

Через несколько минут пришли Бастилия и Драулин. Знаете, вы могли заметить кое-что важное. Поищите имя Драулин в своем любимом поисковике. Вы не получите много результатов, и те, которые вы получите, будут, вероятно, опечатками, а не тюрьмами. (Правда, две объединены тем, что относятся к тем двум вещам, с которыми я имею склонность слишком часто сталкиваться.) В любом случае, нет никакой тюрьмы, которая называется Драулин, хотя есть Бастилия.

(Этот последний кусок об именах - это предсказание. Так что не говорите, что я ничего вам не дал.)

- Периметр чист, - доложила Драулин. - Охраны нет.

- Ее никогда нет, - сказал Каз, снова глядя на лестницу. - Я бывал здесь уже полдюжины раз - в основном из-за того, что терялся, - и я никогда с ней не сталкивался. Хранители не стерегут местность. Это им не нужно - любой, кто попытается украсть хотя бы одну книгу, автоматически теряет душу, независимо от того, знает он о правилах или нет.

Я поежился.

- Мы должны разбить здесь лагерь, - сказала Драулин, глядя на восходящее солнце. - Большинство из нас не спали прошлой ночью, и мы не должны спускаться в Библиотеку безрассудно.

- По-моему, хорошая идея, - сказал Каз, зевая. - Плюс, на самом деле, мы не знаем надо ли нам входить внутрь. Ал, ты сказал, что отец посещал это место. Он входил внутрь?

- Я не знаю, - ответил я. - Не могу сказать точно.

- Попробуй линзы снова, - сказала Австралия, ободряюще кивнув, - иногда это оказывалось одним из ее любимых жестов.

Я все еще носил Линзы Связного; как и раньше, я попытался связаться с моим дедом. Все, что я получил, был низкий гул и что-то типа колеблющегося пуха в моем видении. - Я пытаюсь, - ответил я. - Все, что получаю, - размытый пух. Кто-нибудь знает, что это значит?

Я взглянул на Австралию. Она пожала плечами - для Окулятора она, действительно, не казалось много знающей. Хотя я тоже был одним из них, и я знал еще меньше, поэтому было немного сложно судить.

- Не спрашивай меня, - сказал Каз. - Эта способность меня, к счастью, миновала.

Я перевел взгляд на Бастилию.

- Не смотрите на нее, - предупредила Драулин. - Бастилия - Оруженосец Кристалии, а не Окулятор.

Я поймал взгляд Бастилии. Она кинула взгляд на мать.

- Я приказываю ей говорить, - сказал я.

- Это означает, что есть какое-то вмешательство, - сказала Бастилия быстро. - Линзы Связного капризны, и некоторые виды стекла могут блокировать их. Могу держать пари, Библиотека внизу содержит меры предосторожности, которые мешают людям захватить книгу, и затем - до момента, когда их души будут взяты - прочесть ее содержимое кому-то еще, прослушивающему с помощью Линз.

- Спасибо, Бастилия, - поблагодарил я. - Знаешь, иногда полезно держать тебя поблизости.

Она улыбнулась, но увидела, что Драулин смотрит на нее с неудовольствием, и застыла.

- Итак, мы разбиваем лагерь? - спросил Каз.

Я понял, что все смотрят на меня. - Ух, конечно.

Драулин кивнула, после чего подошла к какому-то папоротнику и начала срезать листья, чтобы сделать укрытие. Становилось жарко, но я догадывался, что этого следовало ожидать, что в Египте это могло с нами случиться.

Я пошел, чтобы помочь Австралии обыскать пакеты, вылавливая из некоторых пищевые продукты. Мой желудок заурчал, когда мы работали, поскольку я не ел ничего кроме просроченных чипсов в аэропорту. - Итак, - сказал я. - Ты - Окулятор?

Австралия покраснела. - Ну, не очень хороший, ты знаешь. Я никогда не могу вычислить, как Линзы должны работать.

Я усмехнулся. - Я тоже.

Мне показалось, что это смутило ее еще больше.

- Что? - спросил я.

Она улыбнулась в своей дерзкой манере. - Ничего. Просто. Ты настоящий, Алькатрас. Я пыталась использовать Линзы Связного дюжину раз до этого, и ты видел, как плохо мне удалось связаться с тобой в аэропорту.

- Мне кажется, что ты сделала все правильно, - сказал я. - Спасла мою шкуру.

- Может быть, - ответила она, глядя вниз.

- Разве у тебя нет Линз Окулятора? - спросил я, заметив впервые, что она не носит никаких Линз. Я снова надел свои Линзы Окулятора после попытки связаться с дедушкой Смедри.

Она покраснела, потом порылась в кармане, в конце концов, вытащив пару с гораздо более стильной оправой, чем мои. Она надела их. - Мне... на самом деле не нравится, как они выглядят.

- Они великолепны, - сказал я. - Слушай, дедушка Смедри сказал мне, что я должен носить мои какое-то время, чтобы привыкнуть к ним. Может тебе просто нужно попрактиковаться.

- У меня было лет десять.

- И сколько времени из этих лет ты носила Линзы?

Она на мгновение задумалась. - Не много, я думаю. В любом случае, так как ты здесь, я думаю, что то, что я - Окулятор, не так уж и важно. Она улыбнулась, но я почувствовал что-то еще. Казалось, ей хорошо удаётся скрывать чувства под своей искрящейся внешностью.

- Я не знаю об этом, - сказал я, нарезая ломтиками хлеб. - Я, несомненно, рад, что с нами есть другой Окулятор - особенно, если мы должны спуститься в эту Библиотеку.

- Почему? - спросила она. - Ты гораздо лучше управляешься с Линзами, чем я.

- А если мы разделимся? - продолжил я. - Ты смогла бы использовать Линзы Связного для связи со мной. Я нахожу, что иметь двух Окуляторов никак не может быть плохим делом.

- Но... Линзы Связного не могут работать там, - сказала она. - Мы это только что обнаружили.

«Она права», - понял я, краснея. Потом что-то произошло со мной. Я полез в один из моих карманов, вытаскивая пару Линз. - Вот, попробуй эти, - сказал я. Линзы были выкрашены в желтый цвет.

Она нерешительно взяла их, потом примерила. Моргнула. - Эй! - сказала она. - Я могу видеть следы.

- Линзы Следопыта, - объяснил я. - Дедушка Смедри одолжил их мне. С их помощью ты можешь вернуться по своим следам ко входу, если заблудишься, - или даже найти меня, следуя по моим следам.

Австралия широко улыбнулась. - Я никогда не пробовала такую пару до сих пор. Не могу поверить, что они работают так хорошо!

Я не упомянул, что дедушка Смедри заявил, что эти Линзы были одними из самых простых в использовании. - Это здорово, - сказал я. - Может быть, ты просто всегда пробовала неправильные типы Линз. Лучше всего начать с тех, которые работают. Ты можешь взять на время эти.

- Спасибо! - она неожиданно обняла меня, а затем вскочила на ноги, чтобы принести другой пакет. Улыбаясь, я смотрел, как она уходит.

- Ты хорош в этом, - произнес голос.

Я повернулся и обнаружил, что недалеко стоит Бастилия. Она срубила несколько длинных ветвей и находилась в процессе перетаскивания их обратно к своей матери.

- Что? - переспросил я.

- Ты хорош, - произнесла она. - В общении с людьми, я имею в виду.

Я пожал плечами. - Ничего особенного.

- Нет, - сказала Бастилия. - Ты действительно сделал ее счастливее. Что-то беспокоило ее с тех пор, как ты приехал, но теперь она, кажется, вернулась к своей старой личности. Ты как будто окружен аурой лидерства, Смедри.

Это имеет смысл, если вы подумаете об этом. Я провел все мое детство, обучаясь, как оттолкнуть людей подальше от меня. Я узнал самые правильные кнопки, на которые нужно нажимать, самые правильные вещи, которые нужно сломать, чтобы сделать их ненавидящими меня. Теперь те же самые навыки пригождаются, чтобы помогать людям чувствовать себя хорошо, вместо того, чтобы заставлять их ненавидеть меня.

Я должен был понять проблему, которую получаю в связи с этим. Нет ничего хуже, чем когда люди смотрят на вас почтительно, - потому что, чем больше они ожидают, тем хуже вы себя чувствуете, когда Вы обманываете их ожидания. Послушайте моего совета. Вы же не хотите быть тем, кто у власти. Становление лидером, таким образом, подобно падению с обрыва. Сначала это кажется веселым.

Но потом все меняется. Очень, очень быстро.

Бастилия оттащила ветви матери, которая делала навес. Затем она села рядом со мной и вытащила одну из наших бутылок с водой, чтобы попить. Уровень воды в бутылке, казалось, не опустился вовсе после того, как она глотнула.

«Ловко», - подумал я.

- Есть кое-что, о чем я как раз хотел спросить у тебя, - сказал я.

Она потерла лоб. - Что?

- Этот истребитель, который преследовал нас, - начал я. - Он стрелял с помощью Линз Морозильщика. Я думал, что только Окуляторы могут активировать такие вещи.

Она пожала плечами.

- Бастилия, - сказал я, сверля ее взглядом.

- Ты видел мою мать, - проворчала она. - Я не должна об этом говорить.

- Почему?

- Потому что я - не Окулятор.

- А я не голубь, - ответил я. - Но я могу говорить о перьях, если захочу.

Она внимательно посмотрела на меня. - Это была реально дурацкая метафора, Смедри.

- Это у меня хорошо получается.

Перья. Это совсем не так удобно, как чешуя. Я рад, что я рыба, а не птица. (Вы ведь не забыли об этом, правда?)

- Слушай, - добавил я. - Твои знания могут быть важными. Я... Я думаю, что штука, которая пилотировала тот истребитель, все еще жива.

- Он упал с неба!

- Мы тоже.

- У него не было дракона, чтобы скользить на нем.

- Нет, но половина его лица была из металлических винтов и пружин.

Она замерла, бутылка остановилась на полпути к ее губам.

- Ха! - воскликнул я. - Ты все-таки что-то знаешь.

- Металлическое лицо, - произнесла она. - Была ли на нем маска?

Я отрицательно покачал головой. - Его лицо было сделано из куска металла. Я видел это существо прежде, на аэродроме. Когда я бежал, то почувствовал... как меня потянуло назад. Было сложно двигаться.

- Вакуумные Линзы, - сказала она рассеянно. - Противоположные по действию Штормовым Линзам, которые есть у тебя.

Я похлопал по Штормовым Линзам у себя в кармане. Я почти о них забыл. Поскольку моя последняя Линза Поджигателя теперь сломана, Штормовые Линзы были у меня единственными реальными наступательными Линзами. Кроме них у меня были только мои Линзы Окулятора, Линзы Связного, и, конечно же, Линзы Переводчика.

- Итак, что имеет металлическое лицо, летает на самолетах, и может использовать Линзы? - спросил я. - Звучит как загадка.

- Но очень легкая, - тихо сказала Бастилия, становясь на колени. - Слушай, только не говори моей матери, что это я тебе сказала, но мне кажется, у нас серьезные проблемы.

- Когда у нас было иначе?

- Не так, как сейчас, - сказала она. - Ты помнишь того Окулятора, с которым воевал в библиотеке?

- Блэкберна? Конечно.

- Так вот, он принадлежал к секте, известной как Темные Окуляторы. Хотя есть и другие секты - четыре, вроде бы, - и они не очень хорошо ладят. Каждая секта желает управлять всей организацией.

- И этот парень, преследовавший меня...?

- Один из Костей Нотариуса, - сказала она. - Это самая маленькая секта. Другие Библиотекари стараются избегать Костей Нотариуса, за исключением случаев, когда они нужны им, потому что у них ... диковинные привычки.

- Например?

- Например срывать части своего тела, а затем заменять их Оживленными материалами.

Секунду я пялился на нее. Мы, рыбы, иногда так делаем. Ведь мы же не можем моргать. - Они делают что?

- Именно то, что я сказала, - прошептала Бастилия. - Они наполовину Оживленные. Сплетенные половинки человека и монстра.

Я поежился. Мы сражались с парой Оживленных в центральной городской библиотеке. Они были сделаны из бумаги, но при этом были гораздо более опасны, чем это может звучать. Именно в той битве Бастилия потеряла свой меч.

Оживление вещей - приведение неодушевленных предметов к жизни с помощью силы Окуляторов - это очень злое искусство. Это требует от Окулятора отдать толику его или ее собственной человечности.

- Кости Нотариуса обычно действуют по поручению, - сказал Бастилия. - Значит, их нанял другой Библиотекарь.

«Моя мать», - сразу же подумал я. - «Вот кто их нанял». Я избегал думать о ней, поскольку это, как правило, делало меня больным, а нет смысла становиться больным, если вы не можете из-за этого пропустить школу.

- Он использовал Линзы, - сказал я. - Значит, эта Кость Нотариуса - Окулятор?

- Не обязательно, - ответила Бастилия.

- Тогда как?

- Есть способ создать Линзу, которую может использовать каждый, - прошептала она очень тихо.

- Правда? - переспросил я. - Ладно, почему тогда в мире их немного?

Бастилия глянула в сторону. - Потому, идиот, - прошипела она, - что ты должен принести в жертву Окулятора и использовать его кровь, чтобы их выковать.

- Ой, - удивился я.

- Возможно, он использовал Линзу, изготовленную таким образом, - сказала она, - как-то подключив ее к стеклу кабины, в результате чего она могла стрелять в нас. Это звучит похоже на то, что Кости Нотариуса стали бы делать. Они любят смешивать мощь Окуляторов с технологиями Тихоземья.

Этот разговор о Линзах, выкованных-в-крови, должен что-то значить для вас. Наконец-то, вы сможете понять, почему я в конечном итоге нашел свой путь к алтарю, на котором меня собирались принести в жертву. Бастилия забыла упомянуть, что сила убитого Окулятора напрямую влияла на силу Линзы, выкованной-в-крови. Более сильный Окулятор - более устрашающая Линза.

А я, как вы могли догадаться, был очень, очень сильным.

Бастилия оставила меня, чтобы нарубить еще веток. Я сидел тихо. Возможно, это было просто у меня в голове, но казалось, я мог чувствовать что-то отдаленное. То самое темное чувство, которое я ощущал, удирая с аэродрома и воюя с самолетом.

«Это глупо», - сказал я себе, поежившись. - «С помощью Таланта Каза мы прошли сотни миль. Даже если Кость Нотариуса выжил, добраться сюда он смог бы лишь через несколько дней».

Значит, я все выдумал.


Некоторое время спустя я лежал под пологом из листьев, мои черные кроссовки были сняты и завернуты в куртку, чтобы создать подобие подушки. Остальные дремали, и я попытался сделать то же самое. Но все же я не мог прекратить думать об услышанном.

Казалось, что все это должно быть как-то связано. То, как работают Линзы. Таланты Смедри. Тот факт, что кровь Окулятора может сотворить Линзы, которые сможет использовать любой. Связь между силиматической энергией и энергией Окуляторов.

Все связано. Но это было слишком много для меня, чтобы постичь, учитывая тот факт, что я просто рыба. Поэтому я пошел спать.

Что довольно трудно сделать, когда у вас нет век.

Глава 8

Ладно, я не рыба. Признаю это. Что? Сами догадались? Вы так умны. Что меня выдало? То, что я пишу книги, то, что у меня нет плавников, или тот факт, что я явный, презренный лжец?

Во всяком случае, в этом небольшом упражнении была определенная цель - сверх моих стандартных целей. (Этой целью, конечно, является досадить вам.) Я хотел кое-что доказать. В предыдущей главе я говорил вам, что я был рыбой, - но я также упомянул, что у меня черные кроссовки. Помните ли вы?

Вот в чем дело. Это была ложь, у меня не было черных кроссовок. У меня никогда не было пары черной обуви. Я был одет в белые туфли, я сказал вам о них еще в первой главе.

Почему это имеет значение? Давайте поговорим о чем-то, называемом дезориентация. В предыдущей главе я рассказал большую ложь, потом сосредоточил ваше внимание на ней так сильно, что вы проигнорировали меньшую ложь. Я сказал, что я рыба. Потом, я упомянул мои черные туфли мимоходом, и вы не обратили на них внимание.

Люди все время используют этот прием. Они водят дорогие машины, чтобы отвлечь других от их небольшого дома. Они носят яркую одежду, чтобы отвлечь от их сути, к сожалению, довольно мягкого человека. Они говорят очень громко, чтобы отвлечь вас от того, что им нечего сказать.

Это то, что случилось со мной. Всюду, где я иду в Свободных Королевствах, люди всегда рады поздравить меня, похвалить меня, или попросить моего благословения. Они все смотрят на рыбу. Они настолько сосредоточены на большой вещи, - что я якобы спас мир от Библиотекарей, - что полностью игнорируют факты. Они не видят, кто я есть, или чего стоит мой предполагаемой героизм.

Поэтому я и пишу свою автобиографию. Я хочу научить вас игнорировать рыбу и обращать внимание на обувь. Рыба и обувь. Запомните это.

- Алькатрас! - окликнул голос, разбудив меня. Я открыл мутные глаза, потом сел.

Мне снился сон. О волке. Металлическом волке, бегущем, атакующем, приближающемся.

«Он идет», - подумал я. - «Охотник. Кость Нотариуса. Он не умер».

- Алькатрас! - Я посмотрел в ту сторону, откуда шёл звук, и наткнулся на потрясающее зрелище. Совсем недалеко стоял мой дедушка.

- Дедушка Смедри! - сказал я, поднимаясь на ноги. В самом деле, это был старик, с его густыми белыми усами и пучком белых волос, сбегающих по затылку.

- Дедушка! - сказал я, бросаясь вперед. - Где ты был?

Дедушка Смедри смутился, потом посмотрел через плечо. Он склонил голову ко мне. - Что?

Я замедлился. Почему он носит Линзы Следопыта вместо своих линз Окулятора? На самом деле, посмотрев более внимательно, я увидел, что на нем очень странные одежды. Розовая туника и коричневые брюки.

- Алькатрас? - спросил дедушка Смедри. - О чем ты говоришь? - его голос был слишком женственным. На самом деле он звучал так же, как ...

- Австралия? - ошеломленно сказал я.

- Упс! - вдруг произнес он/она, широко распахнув глаза. Двойник пробрался к пакету и вытащил зеркало, затем застонал и сел. - О, Бьющиеся Стекла!

Сзади в палатке проснулся, моргая, Каз. Он сел, потом начал хихикать.

- Что? - спросил я, глядя на него.

- Мой Талант, - угрюмо заявила Австралия. - Я предупреждала тебя, не так ли? Иногда я выгляжу действительно уродливо, когда просыпаюсь.

- Что ты говоришь о моем деде? - сказал я с растущим весельем.

Австралия, все еще выглядевшая как дедушка, покраснела.

- Извини, - сказала она. - Я не имела в виду, что он уродливый. Просто он уродлив с моей точки зрения.

Я поднял руку. - Я понял.

- Когда я засыпаю, размышляя о ком-то, это проявляется сильнее, - сказала она. - Я беспокоилась о нем, и я думаю, Талант принял это. Это должно скоро пройти.

Я улыбнулся, а затем заметил, что веселюсь по поводу выражения лица Австралии. Я видел несколько очень странных Талантов за мое короткое знакомство со Смедри, но до этого момента никогда не сталкивался с таким, про который бы я думал, что он более неудобный, чем мой собственный.

Я хотел бы отметить, что это не очень по-доброму - развлекаться за счет чужой боли. Это очень плохая привычка - почти такая же плохая, как чтение второй книги в серии без прочтения первой.

Тем не менее, это действительно необычно, когда ваша двоюродная сестра засыпает девушкой, а просыпается похожей на старика с пышными усами. В этом случае посмеяться над ней - нормально. Это происходит в соответствии с одним из очень немногих исключений из Закона о Вещах, Которые Так Смешны, Что Вы Не Можете Быть Ни За Что Обвинены, Смеясь Над Ними.

(Другие исключения включают укусы гигантских пингвинов, падение гигантских скульптур в виде носа, изготовленных из сыра, и получение имени в честь тюрьмы от своих родителей. У меня есть ходатайство в суд об отзыве третьего пункта.)

Каз присоединился к моему смеху, и, в конце концов, даже Австралия захихикала. Вот такие мы, Смедри, и есть. Если вы не можете смеяться над вашим Талантом, вы, как правило, в конечном итоге станете очень сварливым.

- Итак, о чем же ты хотела поговорить со мной? - спросил я Австралию.

- А? - переспросила она, тыкая в свои усы пальцем.

- Ты разбудила меня.

Австралия подняла глаза, ошеломленная. - О! Точно! Хм, я думаю, я нашла кое-что интересное!

Я поднял бровь, а она стремительно промчалась на другую сторону хижины Библиотеки и указала на землю. - Глянь! - сказала она.

- Почва? - спросил я.

- Нет, нет, следы!

Не было никаких следов на земле - хотя, конечно, Австралия носила Линзы Следопыта. Я протянул руку и похлопал её Линзы.

- Ах, да! - спохватилась она, снимая и передавая мне Линзы.

Справедливости ради, вы не должны судить Австралию слишком строго. Она не глупа. Она просто отвлекается. Ну, знаете, дыханием.

Я надел Линзы. Там, на земле, горело множество огненно-белых следов. Я узнал их сразу - каждый человек оставляет характерные отпечатки.

Эти принадлежали моему дедушке, Ливенворту Смедри. Сама Австралия оставляла пухлые, розовые следы. Следы Каза были синими, они смешались с моими беловатыми, светясь перед хижиной, где мы всё осмотрели накануне. Я заметил и красные следы Бастилии, пересекавшие пространство несколько раз, и так как я не знал Драулин достаточно долго, - и она не была связана со мной, - там было всего несколько её серых, поэтому они исчезали довольно-таки быстро.

- Видишь? - снова спросила Австралия, быстро кивая. И как только она сделала это движение, её усы свободно упали. - Никто из нас не оставляет таких, хотя твои следы похожи.

Каз присоединился к нам. - Их оставил твой отец, - сказал я ему.

Он кивнул. - Куда они ведут?

Я начал идти, следуя за отпечатками. Каз и Австралия шли за мной, в то время как я проделывал свой путь вокруг хижины. Дедушка обследовал это место, так же как и мы. Я заглянул внутрь и заметил, что следы вели в один угол хижины, а затем разворачивались и спускались вниз по лестнице в темноту.

- Он пошел внутрь, - сказал я.

Каз вздохнул. - Значит они оба там, внизу.

Я кивнул. - Судя по всему, мой отец проходил тут слишком давно, и его следы не сохранились. Мы должны были раньше подумать о Линзах Следопыта! Я чувствую себя идиотом.

Каз пожал плечами. - Мы нашли следы. Только это имеет значение.

- Значит, я сделала что-то хорошее, да? - спросила Австралия.

Я посмотрел на нее. На её голове стали прорастать её нормальные тёмные волосы, а лицо выглядело своего рода гибридом её лица и лица дедушки Смедри. Если раньше видеть её было забавным, то теперь она выглядела действительно жутко.

- Эм, да, - сказал я. - Ты хорошо потрудилась. Я могу пойти по этим следам, и мы найдем дедушку. Тогда мы, по крайней мере, будем знать, где находится один из них.

Австралия кивнула. Даже за то время, пока я на неё не смотрел, она стала выглядеть более похожей на себя, хотя и казалась грустной.

«Что ещё»? - подумал я. - «Она сделала великое открытие. Без неё мы бы не...»

Австралия сделала великое открытие, потому что на ней были Линзы Следопыта. А теперь я взял их назад и готов был возглавить поиски деда. Я снял Линзы Следопыта. - Почему бы тебе не оставить их у себя, Австралия?

- Правда? - спросила она, оживляясь.

- Конечно, - сказал я. - Ты можешь привести нас к дедушке Смедри так же, как и я.

Она нетерпеливо улыбнулась, принимая их обратно. - Большое тебе спасибо! - Она кинулась наружу, следуя по отпечаткам туда, откуда они вели, видимо, чтобы убедиться, побывал ли Дедушка Смедри еще в каком-нибудь месте.

Каз разглядывал меня. - Возможно, я недооценил тебя, парень.

Я пожал плечами. - Ей не очень везло на поприще Окулятора. Я подумал, что не должен отбирать у неё единственную пару Линз, с которой она в состоянии работать эффективно.

Каз улыбнулся, одобрительно кивнув. - У тебя доброе сердце. Сердце Смедри. Конечно, не такое доброе, как сердце коротышки, но этого следовало ожидать.

Я поднял бровь.

- Причина номер сто двадцать семь. У коротышек маленькие тела, но сердца нормального размера. Это даёт нам большее соотношение сердца к плоти, что, конечно же, делает нас гораздо более сострадательными, чем большие люди, - он подмигнул и не спеша вышел из комнаты.

Я потряс головой, собираясь пойти следом, но потом остановился. Я взглянул в тот угол, куда вели следы, обошёл кругом и стал рыскать в грязи.

Там, покрытый мелкими листьями и помещённый в небольшое углубление в земле, лежал небольшой бархатный мешочек. Я раздвинул листья и, к своему удивлению, обнаружил там пару Линз вместе с запиской.


Алькатрас! Гласила она.

Я не успел остановить твоего отца и не дать ему спуститься в Библиотеку. Я боюсь, что случится худшее! Он всегда был любопытным человеком и может быть достаточно глупым, чтобы обменять душу на информацию. Он опережает меня всего на несколько дней, но Александрийская Библиотека - это ужасный лабиринт переходов и коридоров. Надеюсь, что смогу найти его и остановить прежде, чем он совершит что-то неразумное.

Сожалею, что не смог встретить тебя в аэропорту. Мне показалось, что это важнее. Кроме того, я чувствовал, что ты можешь справиться и сам.

Если ты читаешь это, значит, ты не отправился в Налхаллу, как должен был. Ха! Я знал, что так и будет. Ты Смедри! Я оставил тебе пару Линз Видящего, которые должны тебе пригодиться. Они с первого взгляда позволят тебе понять возраст вещи.

Попытайся не сломать ничего ценного, если пойдешь вниз. Хранители могут быть довольно неприятной компанией. Наверное, это из-за того, что они мертвы. Не позволяй им обманом заставить тебя взять одну из их книг.

С любовью, дедушка Смедри.

P.S. Если там есть мой сумасшедший сын Казан, стукни его от меня по голове.


Я отложил записку, потом достал Линзы. Быстро надел их вместо тех, что были на мне, и оглядел хижину. Они подсвечивали все, на чём бы я ни сосредотачивался - своего рода беловатое сияние, которое получается, если отразить солнечный свет от чего-то очень бледного. Но сияние было различным для разных объектов. Большинство досок в хижине, на самом деле, были совсем тусклыми, в то время как бархатный мешочек в моей руке был довольно ярким.

«Возраст», - подумал я. - «Они говорят мне, насколько вещь стара: доски были созданы и помещены сюда давным-давно. Мешочек был сделан недавно».

Я нахмурился. Почему бы ему не оставить мне ещё одну пару Линз Поджигателя? Правда, я сломал первую, но такие вещи часто со мной случаются.

Дело в том, что дедушка Смедри считал, что наступательные Линзы имеют небольшую ценность. Он думал, информация была гораздо лучшим оружием.

Лично я считал, что способность стрелять из глаз супергорячими лучами была гораздо более полезной, чем способность определять, насколько вещь стара. Но я решил, что возьму то, что получил.

Я вышел из хижины, направившись к остальным, которые обсуждали открытие Австралии. Они смотрели вверх, пока я подходил, ожидая меня снова, как и до этого.

Ожидая лидерства.

«Зачем надеяться на меня?» - подумал я с раздражением. - «Я не знаю, что делаю. Я даже не хочу руководить».

- Лорд Смедри, - сказала Драулин, - должны ли мы ждать вашего деда, или нужно пойти за ним следом?

Я взглянул на мешочек и был раздражён, обнаружив, что волокно расплелось, пока я шёл. Мой Талант даёт о себе знать. - Я не знаю, - ответил я.

Остальные переглянулись. Не такого ответа они ждали.

Ясно, что дедушка Смедри хотел, чтобы я вел группу в Библиотеку. Что, если я дам приказ спускаться вниз, и что-то пойдёт не так? Что, если кто-то поранится или его поймают? Не будет ли это моей ошибкой?

Но что, если моему отцу и дедушке Смедри на самом деле нужна моя помощь?

Вот с какой проблемой сталкивается лидер. Всё основывается на принятии решений, а делать выбор - это всегда не очень весёлое занятие. Если тебе дают шоколадный батончик, ты радуешься. Но что, если тебе дают два разных шоколадных батончика и говорят, что ты можешь взять только один, что тогда? Какой бы из них ты не взял, ты будешь сокрушаться, что не попробовал второй.

А я люблю батончики. Но что, если тебе приходится выбирать между двумя ужасными вещами? Подождать или вести свою группу вниз, в опасность? Это больше походило на выбор, съесть ли тарантула или горсть кнопок. Ни один вариант не кажется привлекательным, - оба заставляют ваш желудок болеть, и оба слишком тяжелы, чтобы проглотить их без кетчупа.

Лично мне больше нравится, когда кто-то другой принимает решения. Так, у вас есть законные основания, чтобы ныть и жаловаться. Я нахожу оба варианта: и ныть, и жаловаться - довольно интересными и забавными, и иногда, к сожалению, мне трудно сделать выбор, что же из этих двух вещей мне хочется сделать больше.

Вздыхаю. Иногда жизнь может быть такой тяжёлой.

- Я не хочу принимать это решение, - пожаловался я. - Почему вы смотрите на меня?

- Вы - ведущий Окулятор, лорд Смедри, - сказала Драулин.

- Да, но я узнал о существовании Окуляторов только три месяца назад!

- Ой, ну ты же Смедри, - возразил Каз.

- Да, но... - я замолчал. Что-то было не так. Остальные смотрели на меня, но я проигнорировал их, сосредоточившись на своих ощущениях.

- Что он делает? - прошептала Австралия. К этому времени она вернулась к своему прежнему облику, хотя её волосы были в лёгком беспорядке от сна.

- Не знаю, - прошептал в ответ Каз.

-Ты думаешь, последнее замечание было его ругательством, да? - прошептала она. - Тихоземцы любят говорить полную бессмыслицу...

Он приближался.

Я чувствовал его. Окуляторы могут чувствовать, когда другие Окуляторы используют Линзы поблизости. Это врожденное, как и умение активировать Линзы.

Чувство неправильности было похоже на ощущение, будто кто-то активировал Линзы. Но оно было запутанным и тёмным. Пугающим.

Это значило, что кто-то поблизости активировал Линзу, созданную ужасным способом. Охотник нашел нас. Я развернулся в поисках источника ощущения, в результате чего остальные подпрыгнули.

Он был там. Стоял на вершине холма на небольшом расстоянии от нас, с одной рукой, слишком длинной для его тела, пристально глядел на нас своим перекрученным лицом. На секунду все умолкло.

Потом он побежал.

Драулин ругнулась, выхватывая свой меч.

- Нет! - выкрикнул я, подбегая к хижине. - Мы идем внутрь!

Драулин не задавала вопросов. Она только кивнула, ожидая, пока остальные пройдут первыми. Пока мы мчались по земле, Каз достал пару Линз Воина и надел их. Его скорость сразу возросла, и он стал способен бежать в одном темпе с нами, несмотря на свои короткие ноги.

Я добрался до хижины, вталкивая Каза и Австралию внутрь. Бастилия сделала крюк и как раз хватала один из пакетов.

- Бастилия! - заорал я. - Сейчас не время!

Драулин пятилась к нам; она посмотрела на Бастилию, потом на Кость Нотариуса. Он пересёк половину расстояния до нас, и я увидел, как что-то блеснуло у него в руке. Луч беловато-синего мороза выстрелил прямо в меня.

Я вскрикнул, ныряя в хижину. Строение задрожало, когда всплеск холода ударил в него, и одна стена стала замерзать.

Бастилия скользнула внутрь секундой позже. - Алькатрас, - сказала она, пыхтя. - Мне это не нравится.

- Что? - спросил я. - То, что мы оставили здесь твою маму?

- Нет, она может сама позаботиться о себе. Я имею в виду то, что мы идем в Библиотеку в спешке, без плана.

Что-то ударило в замороженную стену, и она разбилась вдребезги. Бастилия выругалась, а я вскрикнул, падая на спину.

Сквозь отверстие я увидел, как охотник бросился ко мне. Заморозив стену, он бросил камень, чтобы разбить её.

Драулин ворвалась внутрь через наполовину сломанную дверь. - Вниз! - сказала она, махая мечом в сторону лестницы и обратно, блокируя луч из Линз Морозильщика.

Я посмотрел на Бастилию.

- Я слышала ужасные вещи об этом месте, Алькатрас, - сказала она.

- Нет времени для этого, - решил я, становясь на ноги с тяжело стучащим сердцем. Я стиснул зубы и двинулся вниз по ступенькам в темноту, Бастилия и Драулин шли следом, держась рядом.

Все почернело. Будто я прошёл через ворота, через которые не может проникнуть свет. Внезапно у меня закружилась голова, и я упал на колени.

- Бастилия? - позвал я в темноте.

Никто не ответил.

- Каз! Австралия! Драулин!

Не было даже эха.

Дайте один шоколадный батончик и горсть кнопок, пожалуйста. У кого-нибудь есть кетчуп?

Глава 9

Я хотел бы провести эксперимент. Возьмите бумагу и напишите на ней 0. Потом проведите линию и напишите 0 под ней. Понимаете, 0 - магическое число, ведь оно 0. Лучше у вас не получится! В следующий раз ноля недостаточно. 7 - вот число, которое вы должны написать. Почему нуля недостаточно сейчас? 0 теперь уже не магическое число. Однажды великий 0 превратился в ерунду. А теперь возьмите и выбросьте вашу бумажку, потом поверните книгу боком.

Внимательно посмотрите на абзац, расположенный над этим. (Ну, или, я думаю, после того, как вы повернули книгу боком, этот абзац будет находиться рядом с этим.) Как бы то ни было, вы сможете увидеть лицо из цифр абзаца: нули образуют глаза, 7 - это нос, а линия между нулями - это рот. Оно улыбается вам, потому что вы держите книгу боком, а это, как известно, не тот способ, каким читают книги. Как вы вообще читаете этот абзац, в любом случае? Разверните книгу. Вы выглядите глупо.

Вот. Так-то лучше. Во всяком случае, полагаю, я говорил в своей последней книге о том, как первые впечатления часто бывают ошибочными. У вас могло возникнуть впечатление, что я закончил говорить о первых впечатлениях. Вы ошибались. Представьте себе.

Есть еще столько всего для изучения в этой области. Неправильными могут быть не только первые впечатления. Многие идеи, о которых мы думали и в которые мы верили долгое время, на самом деле, неправильны. Например, я годами верил, что Библиотекари - мои друзья. Одни люди считают спаржу вкусной. Другие не покупают эту книгу, потому что считают ее неинтересной.

Неправильно, неправильно и еще раз неправильно. Исходя из моего опыта, я обнаружил, что лучше не судить о том, что, как мне кажется, я вижу, до того, как у меня будет достаточно времени, чтобы это изучить и узнать. Иногда то, что, кажется, не имеет смысла, на самом деле, может оказаться выдающимся. (Как моё художество в первом абзаце.)

Запомните это. Это может оказаться важным в другом месте этой книги.

Я поднялся на ноги в полной темноте. Огляделся, но, естественно, безрезультатно. Позвал еще раз. Ответа не было.

Я поежился в темноте. Сейчас здесь, внизу, было не просто темно. Было реально темно. Темно, как будто меня проглотил кит, потом его съел больший кит, потом этот больший кит потерялся в глубокой пещере, которую сбросили в черную дыру.

Было так темно, что я испугался, что ослеп. Поэтому я был вне себя от радости, когда обнаружил проблеск света. Я повернулся к нему с облегчением.

- Благодарение первым пескам, - выкрикнул я. - Это...

Я внезапно остановился. Свет исходил от пламени, горящего в глазницах кроваво-красного черепа.

Я закричал, попятился назад, спотыкаясь, спиной ударившись о жёсткую, пыльную стену. Я стал двигаться вдоль неё, спотыкаясь в темноте, и сразу же уткнулся лбом в другую стену в углу. Пойманный в ловушку, я обернулся, наблюдая за черепом, который приближался. Огни в его глазах вскоре осветили халатоподобный плащ существа и тонкие руки скелета. Все части тела - череп, плащ, даже пламя - казались слегка прозрачными.

Я первый раз жизни встретился с Александрийским Хранителем. Я стал шарить в своей куртке, впервые вспомнив, что у меня с собой были Линзы. К сожалению, в темноте я не мог точно сказать, где какой карман, к тому же я слишком нервничал, чтобы отсчитать правильно.

Я вытащил случайную пару очков, надеясь, что схватил Штормовые Линзы, и нацепил их на нос

Хранитель засветился беловатым светом. «Шикарно», - подумал я. - «Я знаю, сколько ему лет. Может, испечь ему праздничный пирог».

Хранитель что-то произнес на странном скрипучем языке, но я не понял что.

- Эм… Я прослушал, что… - сказал я, отыскивая другую пару Линз. - Вы не могли бы повторить…?

Оно заговорило еще раз, приближаясь. Я выхватил другую пару Линз и надел их, сосредоточившись на существе, в надежде сдуть его порывом ветра. Я был абсолютно уверен, что это тот карман.

Конечно же, я ошибся.

- …посетитель великой Александрийской Библиотеки, - прошипело существо, - ты должен заплатить за вход.

Линзы Рашида - Линзы Переводчика. Теперь я не только знал его возраст, а еще и буду понимать его демонический язык, когда он начнет высасывать мою душу. Я сделал себе мысленную пометку строго поговорить с дедушкой о тех видах Линз, которые он мне дал.

- Цена, - сказало создание, подступая ко мне.

- Эм… Похоже я оставил свой бумажник снаружи…, - сказал я, роясь в карманах в поисках другой пары Линз.

- Деньги нас не интересуют, - прошептал еще один голос.

Я посмотрел в сторону, где другой Хранитель - с горящими глазами и красным черепом - плыл ко мне. С дополнительным светом я смог увидеть, что ни у одного из существ не было ног. Их плащи внизу просто погружались в ничто.

- Тогда что вы хотите? - спросил я, сглатывая.

- Мы хотим… твою бумагу.

Я моргнул. - Простите?

- Все, что у тебя есть из написанного, - сказало третье существо, приближаясь. - Каждый, кто входит в Александрийскую Библиотеку, должен отказаться от своих книг, своих заметок и своих сочинений, чтобы мы смогли скопировать их и добавить в нашу коллекцию.

- О′кей… - ответил я. - Это звучит достаточно справедливо.

Моё сердце продолжало бешено стучать, будто бы отказывалось верить, что кучка неживых монстров с огнями в глазах не собиралась меня убивать. Я достал всё, что у меня было, - а это включало только записку дедушки Смедри, обёртку от жевательной резинки и несколько американских долларов.

Они забрали всё это, вырывая у меня и оставляя на руках ощущение холода и мороза. Хранители, нужно отметить, испускают замораживающий холод. Вот почему им никогда не нужен лёд для напитков. К сожалению, став неживыми духами, они не могут выпить соды на самом деле. Это один из величайших парадоксов нашего мира.

- Это все, что у меня есть, - сказал я, пожимая плечами.

- Лжец, - прошипел один из них.

Это совсем не то, что кому-то понравится слышать от неживых духов. - Нет, - честно ответил я. - Правда, все!

Я почувствовал ледяные руки на своём теле и закричал. Несмотря на полупрозрачный вид, у этой штуки оказалась довольно жесткая хватка. Они скрутили меня, а потом сорвали ярлычки с моей майки и джинс.

После чего они просто отошли. - Вам и это нужно? - удивился я.

- Всё написанное должно быть сдано, - произнесло одно из существ. - Цель Библиотеки - собрать все письменное знание.

- Ну, у вас не получится сделать это быстро, копируя ярлычки с футболок, - проворчал я.

- Не критикуй наши методы, смертный.

Я поежился, осознавая, что дерзить высасывающему души монстру с горящим черепом вместо головы - не самая лучшая идея. В этом они во многом похожи на учителей. (Понимаю ваше замешательство; я путаю их тоже.)

Сделав это, три духа начали отдаляться.

- Подождите, - сказал я, не желая оставаться в темноте. - Как насчёт моих друзей? Где они?

Один из духов обернулся. - Они были разделены с тобой. Все должны быть в одиночестве, входя в Библиотеку. - Он подплыл ближе. - Пришел ли ты в поисках знаний? Мы можем предоставить их тебе. Все, что ты пожелаешь. Любую книгу, любой свиток, любой том. Мы можем дать все, что когда-либо было написано. Тебе нужно лишь попросить…

Облачённое в плащ тело и горящий череп дрейфовали вокруг меня, шепчущий голос был нежным и манящим. - Ты можешь узнать все. Может быть, включая и то, где находится твой отец.

Я придвинулся к существу. - Вы знаете это?

- Мы можем предоставить тебе кое-какую информацию, - сказало оно. - Нужно лишь попросить, чтобы тебе выдали книгу.

- А цена?

Казалось, череп улыбнулся, если такое вообще возможно. - Недорого.

- Моя душа?

Улыбка стала шире.

- Нет, спасибо, - сказал я, содрогнувшись.

- Очень хорошо, - ответил Хранитель, уплывая.

Внезапно лампы на стенах, мигнув, ожили и осветили комнату. Лампы были маленькими, наполненными маслом сосудами и выглядели так, будто в них хранились джинны из старой арабской сказки. Но мне было все равно; я просто радовался свету. С его помощью я смог увидеть, что нахожусь в пыльной комнате со старыми кирпичными

стенами. От комнаты отходило несколько коридоров, и не было никаких дверей в дверных проёмах.

«Великолепно», - подумал я. - «Нашел время отдать Линзы Следопыта…»

Я выбрал дверь наугад и вышел в коридор, немедленно поразившись тому, насколько огромен он был. Казалось, он простирается в бесконечность. Лампы, висевшие на колоннах на протяжении всего коридора, выглядели как мерцающая призрачная взлётно-посадочная полоса заброшенного аэродрома. Справа и слева от меня находились полки, наполненные свитками.

Их там были тысячи и тысячи, все с запахом пыли, как из подземелья. Я почувствовал себя немного обескураженным. Даже мои собственные шаги казались слишком громкими, эхом отражаясь в огромной комнате.

Я какое-то время продолжал идти, мягко ступая и изучая ряды и ряды свитков, покрытых паутиной. Всё выглядело так, будто я оказался в огромном склепе, правда, вместо тел сюда были помещены рукописи.

- Они кажутся бесконечными, - прошептал я себе, глядя вверх. Стенные ниши со свитками на протяжении всего коридора достигали потолка, возвышавшегося на двадцать футов над полом.  - Интересно, сколько их всего?

- Можешь узнать, если захочешь, - прошептал голос. Я развернулся и обнаружил Хранителя, парящего позади меня. Как долго он там был?

- У нас есть список, - прошелестел он, подплывая ближе, теперь, при внешнем освещении его череп-лицо выглядел более затененным. - Можешь прочесть его, если хочешь. Получи его в Библиотеке.

- Нет, спасибо, - сказал я, отходя назад.

Хранитель остался на месте. Он не делал никаких угрожающих движений, поэтому я отправился дальше, поглядывая время от времени через плечо. Вы, наверное, недоумеваете, как Хранители могут претендовать на каждую когда-либо написанную книгу. Я знаю из проверенных источников, что у них есть много способов нахождения и добавления книг в свою коллекцию. Например, у них есть несущественная сделка с Библиотекарями, которые контролируют Тихоземье.

В одних только Соединённых Штатах тысячи и тысячи книг издаются каждый год. Большинство из них - это либо «литература», книги о людях, которые ничего не делают, либо глупые романы на ужасно скучные темы, такие как диета.

(Существует цель, для выполнения которой все эти бесполезные книги выпускаются в Америке. Они, конечно же, направлены на то, чтобы сделать людей неуверенными в себе настолько, чтобы Библиотекари могли лучше их контролировать. Самый быстрый найденный мною способ, чтобы почувствовать себя плохо, - это прочитать книгу практических рекомендаций, а второй способ - прочитать удручающее литературное произведение, предназначенное для того, чтобы заставить чувствовать себя ужасно из-за человечества в целом.)

Во всяком случае, цель в том, что Библиотекари публикуют сотни тысяч книг каждый год. Что происходит со всеми этими книгами? Если рассуждать логически, мы все должны быть ими перегружены. Погребены в цунами из текстов, задыхаясь, как мы тонем в бесконечном море историй о девушках с расстройствами пищеварения.

Ответ заключается в Александрийской Библиотеке. Библиотекари поставляют избытки книг туда в обмен на обещание, что Хранители не будут выходить в Тихоземье и искать книги самостоятельно. Это действительно позор. В конце концов, Хранители, будучи скелетами, возможно, могли бы научить нас чему-то полезному о диете.

Я продолжал бродить по затхлым коридорам Библиотеки, чувствуя себя маленьким и ничтожным по сравнению с огромными колоннами и рядами, рядами, рядами, рядами, рядами, рядами, рядами, рядами, рядами, рядами, рядами и рядами книг.

Время от времени я проходил через другие коридоры, которые ответвлялись от первого. Они выглядели точно так же, как тот, по которому я шёл, и я вскоре осознал, что понятия не имею, куда иду. Я оглянулся и, к своему разочарованию, обнаружил, что пол - единственное место в Библиотеке, где нет пыли. Не будет никаких следов, чтобы вернуть меня туда, откуда я пришёл, и у меня не было хлебных крошек, чтобы оставить из них след. Я рассматривал возможность использования пупочного пуха, но подумал, что это будет не только грубо, но и расточительно. (Вы хоть понимаете, насколько это штука ценна?)

Кроме того, не было бы особого смысла оставлять за собой след в первом же попавшемся месте. Я не знал, куда шел, но также не знал и где уже побывал. Я вздохнул. - Не думаю, что где-нибудь есть карта этого места? - спросил я, обращаясь к Хранителю, который следовал за мной на небольшом расстоянии.

- Конечно, есть, - сказал призрачный голос.

- Правда? Где она?

- Я могу достать ее тебе, - череп улыбнулся. - Но тебе придётся получить её в Библиотеке.

- Замечательно, - уныло произнес я. - Я могу обменять душу на обратный путь, но не смогу им воспользоваться, потому что моя душа будет у вас.

- Раньше некоторые так и делали, - сказал призрак. - Путешествие по книгохранилищу библиотеки может свести с ума. Для многих, в конце концов, увидеть решение стоит больше, чем потеря души.

Я отвернулся. Несмотря на это Хранитель продолжил: - На самом деле, ты удивишься, узнав о людях, которые приезжают сюда в поисках решения простых головоломок. - С каждым словом существо говорило громче и подлетало ближе. - Некоторые пожилые женщины сильно привязываются к одному современному развлечению, известному как «Кроссворд». Некоторые приехали сюда в поисках ответов. Теперь их души у нас.

Я нахмурился, понимая, в чем суть.

- Многие предпочитают отдавать то, что осталось от их жизни, чем жить в неведении, - сказал он. - Это лишь один из многих способов, благодаря которым мы получаем души. По правде говоря, некоторым всё равно, какую книгу они получают, потому что, став однажды одними из нас, они получают возможность читать и другие книги в Библиотеке. К тому моменту, конечно, их души уже привязаны к этому месту, и они никогда не смогут уйти или поделиться этими знаниями. Тем не менее, нескончаемые знания взывают к ним.

Почему он говорил так громко? Казалось, он понемногу оказывал на меня давление, подталкивая своим холодом. Как будто пытался заставить меня идти быстрее.

Внезапно я понял, что происходит. Хранитель был рыбой. Если это было так, то какими были бы ботинки? (Образно выражаясь, конечно. Прочитайте несколько предыдущих глав, если вы забыли.)

Я закрыл глаза, сосредотачиваясь. А потом я услышал это. Тихий голос просил о помощи. Он был похож на голос Бастилии.

Я распахнул глаза и побежал по боковому коридору. Призрак ругался на малознакомом мне языке (линзы Переводчика любезно позволили мне разобрать смысл слов, и я буду также любезен, не повторяя их здесь, потому что ругательства включали в себя и взбивалки для яиц) и преследовал меня.

Я обнаружил её свисающей с потолка между двумя колоннами в коридоре, где она сыпала уже своими проклятьями. Она была связана странной верёвочной сетью; одни верёвки обвивали её ноги, другие - держали руки. Казалось, её усилия освободиться  только ухудшали положение.

- Бастилия? - спросил я.

Она перестала бороться, серебристые волосы повисли вокруг лица. - Смедри?

- Как ты забралась туда? - спросил я, замечая Хранителя, висящего в воздухе вниз головой рядом с ней. Его одеяние, казалось, не поддавалось гравитации, но с другой стороны, я думаю, это довольно-таки распространено среди призраков.

- Не всё ли равно? - Бастилия вырывалась, размахивая руками, видимо, пытаясь вытряхнуть себя на свободу.

- Перестань вырываться. Ты делаешь только хуже.

Она фыркнула, но остановилась.

- Ты собираешься сказать мне, что случилось? - спросил я.

- Ловушка, - сказала она, немного ёрзая. - Я активировала ловушку с натянутой проволокой и в следующее мгновение уже висела здесь наверху. Всё было бы не так плохо, только этот урод с горящими глазами продолжает шептать мне, что он может дать мне книгу, где показано, как вырваться. Это всего лишь будет стоить мне души!

- Где твой кинжал? - спросил я.

- В моей сумке.

Я увидел её неподалёку на полу. Подошёл, внимательно оглядываясь, чтобы не угодить в ловушку. Внутри я обнаружил её кристаллический кинжал, кое-что из продовольствия и - я был удивлён, вспомнив - сапоги со Стёклами Борца на подошве. Я улыбнулся.

- Я сейчас, - сказал я, надевая сапоги и активируя стекло. Затем я приступил к попыткам подняться по стене наверх.

Если вы никогда не пробовали это, то я искренне вам рекомендую. Очень приятный порыв ветра сопровождается манящим чувством головокружения, в то время как вы летите назад и врезаетесь в землю. Вы также чем-то напоминаете идиота, но для большинства из нас в этом нет ничего нового.

- Что ты делаешь? - спросила Бастилия.

- Пытаюсь подняться к тебе, - сказал я, приподнимаясь и потирая голову.

- Стёкла Борца, Смедри. Они прилипают только к другим кускам стекла.

«А, ну да», - подумал я. Сейчас кажется очень глупым забыть это, но вы не должны винить меня. Я страдал от того, что, в конце концов, упал на землю и ударился головой.

- Ну, и как я должен взобраться к тебе тогда?

- Ты мог бы просто бросить мне кинжал.

Я скептически посмотрел наверх. Она была связана веревками довольно крепко. Они, правда, были привязаны к колоннам.

- Подожди, - произнес я, подходя к одной из колонн.

- Алькатрас…, - неуверенно начала она. - Что ты делаешь?

Я положил руку на колонну, закрыл глаза. Я уничтожил самолёт, просто прикоснувшись к дыму… могу ли я сделать что-то подобное и здесь? Направить свой Талант вверх по колонне к веревкам?

- Алькатрас! - позвала Бастилия. - Я не хочу, чтобы меня раздавило кучей упавших колонн. Не...

Я выпустил вспышку ломающей энергии.

- Ух! - закончила она в то время, как верёвки, которые соединялись с колонной, истлели и рассыпались. Я вовремя открыл глаза, чтобы увидеть, как она схватила уцелевший кусок верёвки и съехала на землю, приземлившись рядом со мной, при этом немного пыхтя.

Она посмотрела вверх. Колонна не упала на нас. Я убрал руку.

Она подняла голову, потом перевела взгляд на меня. - Ух.

- Неплохо, да?

Она пожала плечами. - Настоящий мужчина забрался бы наверх и перерезал верёвки кинжалом. Пойдем. Надо найти остальных.

Я закатил глаза, но принял её благодарность, какой бы она ни была. Я уже пошёл, когда она засунула сапоги и кинжал обратно в сумку, а затем перебросила её через плечо. Мы шли по коридору некоторое время, но развернулись, услышав грохочущий звук.

Колонна, наконец, решила опрокинуться, разбросав отколотые куски камня, когда ударилась об землю. Весь коридор дрожал от удара.

Волна пыли, поднятая камнем, кружилась над нами. Бастилия одарила меня страдальческим взглядом, вздохнула и пошла дальше.

Глава 10

Вам, может быть, интересно, почему я так ненавижу фэнтэзи. А может, и нет. Но это не важно, ведь я собираюсь сказать вам об этом в любом случае.

(Конечно, если вы хотите знать, как закончится книга, вы можете просто пролистать к последней странице, - но я бы не советовал. Это может оказаться весьма разрушительным для вашей психики.)

Ладно, давайте поговорим о фэнтези. Во-первых, вы должны понять, что, говоря «фэнтези», я имею в виду книги о диетах или литературе или людях живших во времена Великой Депрессии. Тогда получается, что в фэнтези нет стеклянных драконов, призрачных Хранителей или магических Линз.

Я ненавижу фэнтези. Ладно, неправда. Не то чтобы я ненавижу его. Просто меня раздражает то, что они сотворили с Тихоземьем.

Люди больше не читают. А если и читают, то не такие книги, как эта, вместо этого они читают книги, которые подавляют их, потому что те книги считаются важными. Каким-то образом Библиотекарям успешно удалось убедить большинство людей в Тихоземье, что они не должны читать что-либо не являющееся скучным.

Всё сводится к Библиодену и великому видению мира Нотариуса - мира, в котором люди никогда не делают ничего ненормального, никогда не мечтают и никогда не испытывают ничего странного. Его приспешники научили людей не читать весёлые книги, а сосредоточиться вместо этого на фэнтези. Книги-фантазии - так я называю их, потому что они держат людей в ловушке. Держат их внутри маленькой фантазии, которую они считают «настоящим» миром. Фантазии, которая советует им не пробовать ничего нового.

Ведь делать что-то новое может быть сложно.

- Нам нужен план, - сказала Бастилия, когда мы шли по коридорам Библиотеки. - Мы не можем просто продолжать бродить здесь.

- Надо найти дедушку Смедри, - ответил я, - или моего отца.

- А еще надо найти Австралию и Каза, не говоря уже о моей матери. - Она поморщилась немного, когда сказала последнее.

«И...это тоже еще не все», - подумал я. - «Мой отец пришел сюда по какой-то причине. Он пришел в поисках чего-то».

«Чего-то очень важного».

Я нашёл сообщение от него несколько месяцев назад, оно пришло вместе с посылкой, которая содержала Пески Рашида. Письмо отца было напряженным. Он был взволнован и чем-то обеспокоен.

Он обнаружил что-то опасное. Пески Рашида - Линзы Переводчика - были только началом. Они были лишь шагом к раскрытию чего-то большего. Чего-то, что испугало моего отца.

Он провел тринадцать лет в поисках этого, чем бы оно ни было. След закончился здесь, в Александрийской Библиотеке. Мог ли он действительно прийти сюда, потому что разочаровался? Обменял ли он свою душу на ответы, которые искал, чтобы получить возможность прекратить поиски?

Я вздрогнул, глядя на Хранителей, которые плыли за нами. - Бастилия, - спросил я. - Ты сказала, что один из них говорил с тобой?

- Да, - ответила она. - Пытался уговорить меня взять книгу.

- Он говорил на английском?

- На Налхаллском, - сказала она. - Но это практически одно и то же. А что?

- Мой говорил со мной на языке, которого я не понимал.

- Мой, поначалу, тоже, - сказала она. - Несколько Хранителей окружили меня и обыскивали моё имущество. Они схватили список поставок и несколько этикеток от продуктов. Потом все ушли, кроме того, что следует за нами. Он продолжал бормотать на этом раздражающем языке. И только после того, как я попалась, они начали говорить на Налхаллском.

Я еще раз оглянулся на Хранителей. «Они используют ловушки», - подумал я. - «Но не те, что убивают, а те, что держат людей запутанными. Они разделяют всех, кто приходит сюда, и заставляют каждого блуждать по коридорам, потерянного. Они говорят с нами на языке, который, они знают, мы не понимаем, хотя могли бы с лёгкостью говорить на английском вместо этого».

«Все это место - для того, чтобы досаждать людям. Хранители пытаются привести нас в отчаяние. Всё для того, чтобы мы сдались и взяли одну из книг, которые они предлагают.

- Итак, - произнесла Бастилия. - Каков наш план?

Я пожал плечами. - Почему ты спрашиваешь меня?

- Потому что ты за главного, Алькатрас, - сказала она, вздыхая. - Что у тебя за проблема? Половину времени ты кажешься готовым отдавать приказы и неистовствовать. Вторую половину - жалуешься, что не хочешь быть тем, кто принимает решения.

Я не ответил. Честно говоря, я тоже пока еще не понял своих чувств.

- Ну? - спросила она.

- Сначала мы должны найти Каза, Австралию и твою мать.

- Зачем вам искать меня? - спросил Каз. - Я ведь здесь.

Мы оба подпрыгнули. И, конечно, он был тут. В своём котелке и добротной куртке, стоял, держа руки в карманах, и лукаво улыбался.

- Каз! - воскликнул я. - Ты нас нашел!

- Вы потерялись, - сказал он, пожимая плечами. - Если потерялся я, то мне легче найти кого-то, кто тоже потерялся, поскольку абстрактно мы находимся в одном и том же месте.

Я нахмурился, пытаясь понять, что это значит. Каз огляделся, рассматривая колонны с арками. - Совсем не так, как я себе представлял.

- Правда? - спросила Бастилия. - Всё выглядит гораздо симпатичнее, чем я думала.

- Я ожидал, что они будут лучше заботиться о своих книгах и свитках, - сказал Каз.

- Каз, - поинтересовался я. - Ты нашёл нас, верно?

- Ух, а про что я сейчас говорил, малыш?

- Ты можешь найти Австралию так же?

Он пожал плечами. - Могу попробовать. Но нам надо быть осторожными. Я сам чуть не попался в ловушку недалеко отсюда. Зацепил проволоку, и огромный обруч вылетел из стены, пытаясь меня схватить.

- Что случилось? - спросила Бастилия.

Он засмеялся. Он пролетел прямо у меня над головой. Причина номер пятнадцать, Бастилия: из маленьких людей получаются маленькие мишени!

Я только покачал головой.

- Я произведу разведку впереди, - сказала Бастилия. - Поищу проволоки-ловушки. А вы двое следуйте за мной. Каз будет использовать свой Талант на каждом перекрестке, и выбирать, куда идти дальше. Будем надеяться, его Талант приведёт нас к Австралии.

- Звучит как вполне хороший план на данный момент, - согласился я.

Бастилия надела свои Линзы Воина и удалилась, двигаясь очень осторожно вниз по коридору. Каз и я остались стоять без дела. Что-то пришло мне в голову.

- Каз, - сказал я. - Сколько времени у тебя ушло на то, чтобы научиться пользоваться своим Талантом?

- Ха! Ты говоришь так, будто меня заставили учиться ему, парень.

- Но ты ладишь со своим Талантом лучше, чем я со своим. - Я оглянулся на колонну, превратившуюся в груду щебня, которую всё ещё можно было разглядеть позади.

- Таланты жестоки, признаю, - сказал он, проследив за моим взглядом. - Правда же?

Я кивнул.

- Знаешь, именно звук падающей колонны дал мне знать, что я близок к вам. Иногда то, что кажется ошибкой, на поверку оказывается чем-то полезным.

- Я знаю это, но у меня до сих пор есть проблема. Каждый раз, когда я думаю, что разобрался со своим Талантом, я ломаю то, что совсем не собирался ломать.

Коротышка прислонился к колонне, стоящей сбоку коридора. - Я понимаю, о чем ты, Ал. Я терялся большую часть своей юности. Мне нельзя было даже доверить самому сходить в ванную, потому что в конечном итоге я мог оказаться в Мексике. Однажды я закинул нас с твоим отцом на остров одних на две недели, потому что я не мог понять, как заставить этот проклятый Талант работать.

Он помотал головой. - Проблема в том, что, чем мощней Талант, тем сложней его контролировать. Мы с тобой так же, как и твои отец с дедушкой - обладатели первичных Талантов. Прямо на Колесе Воплощений, совершенно чистые. Они просто должны доставлять нам много неприятностей.

Я поднял голову. - Колесо Воплощений?

Он, казалось, удивился. - Никто тебе не объяснил?

- Единственный, с кем я по-настоящему говорил о Талантах, - это мой дедушка.

- Да, а в школе?

- Эм… нет, - сказал я. - Я посещал Библиотекарскую школу, Каз. Хотя, много слышал о Великой Депрессии.

Каз фыркнул. - Фэнтези. Ох уж эти Библиотекари… Он вздохнул, присаживаясь на корточки и доставая палочку. Затем схватил горсть пыли из угла, высыпал её на пол и нарисовал круг.

- На протяжении столетий было много Смедри, - сказал он, - и много Талантов. Многие из них имеют склонность повторяться через большие промежутки времени. Их четыре типа: Таланты влияющие на пространство, время, знания и физический мир. - Он нарисовал в пыли круг, потом разделил его на четыре части.

- Возьмём, к примеру, мой Талант, - продолжал он. - Я изменяю вещи в пространстве. Я могу потеряться, потом снова найтись.

- А дедушка Смедри?

- Время, - ответил Каз. - Он опаздывает к событиям. Талант Австралии, тем не менее, может изменять физический мир, в данном случае её собственную форму. - Он написал ее имя в пыли на колесе. - Её Талант довольно специфичный, не такой общий, как у твоего дедушки. Например, пару веков назад был Смедри, который мог безобразно выглядеть, когда бы ни пожелал, а не только когда просыпался с утра. Другие могли менять не только свою внешность, но и внешность других. Понял?

Я пожал плечами. - Кажется, да.

- Чем ближе Талант к чистейшему виду, тем он более могущественный, - сказал Каз. - Талант твоего деда очень чистый: он может управлять временем при множестве различных условий. У нас с твоим отцом похожие Таланты - я могу теряться сам, а Аттика может терять вещи - и оба они гибкие. Родные братья и сестры часто обладают схожими силами.

- А у Синга? - спросил я.

- Видения. Это один из так называемых Талантов знания - он умеет делать что-то обыкновенное при помощи экстраординарных способностей. Хотя, как и у Австралии, его силы не очень гибки. В этом случае мы ставим их на край колеса, возле обода. Такие Таланты, как Талант моего отца, более могущественны и располагаются ближе к центру.

Я медленно кивнул. - Ну и… какое отношение всё это имеет ко мне?

Бастилия повернулась и смотрела, заинтересованная.

- Ну, трудно сказать, - сказал Каз. - Сейчас ты ушёл в глубокую философию, парень. Есть те, кто утверждают, что Разрушительный Талант всего лишь Талант, воздействующий на физический мир, но очень разносторонний и очень могущественный.

Он встретил мой взгляд, а потом ткнул палку в самый центр круга. - Но есть и другие, которые утверждают, что Разрушительный Талант - нечто гораздо большее. Предполагается, что он может делать вещи, влияющие на все четыре области. Легенды гласят, что один из твоих предков - один из единственных двух, которые обладали этим Талантом - сломал время и пространство, формируя маленький пузырь, где ничего не подвергалось старению.

Другие записи говорят о разрушениях столь же изумительных. Разрушениях, которые изменили память людей или их способности. Что значит что-то «сломать»? Что ты можешь изменить? Как далеко может зайти твой Талант?

Он поднял палку, указывая на меня. - В любом случае, малыш, именно поэтому тебе так сложно его контролировать. Честно говоря, даже спустя столетия их изучения, мы по-настоящему не понимаем Таланты. И я не знаю, поймём ли мы их когда-нибудь, хотя твой отец очень хотел попытаться.

Каз встал, отряхивая пыль с рук. - Я думаю, поэтому он и пришел сюда.

- Откуда ты знаешь так много? - спросил я.

Каз поднял брови. - Что? Ты думаешь, я провожу всё своё время, составляя остроумные списки и теряясь по дороге в ванную? У меня есть работа, малыш.

- Лорд Казан ученый, - сообщила Бастилия. - Специализирующийся на сокровенной теории.

- Отлично, - сказал я, закатывая глаза. - Еще один профессор. После дедушки Смедри, Синга и Квентина я был наполовину уверен, что каждый житель Свободных Королевств - академик того или иного рода.

Каз пожал плечами. - Эта черта всех Смедри, малыш. Мы имеем склонность очень интересоваться информацией. Но, если твой отец - настоящий гений, то я всего лишь скромный учёный. Бастилия, как выглядит дорога впереди?

- Всё чисто, - ответила она. - Никаких ловушек я не нашла.

- Отлично, - сказал он.

- Ты выглядишь немного разочарованным.

Каз пожал плечами. - Ловушки интересны. Они всегда неожиданны, как подарок на день рожденья.

- Правда, этот подарок может обезглавить тебя, - решительно сказала Бастилия.

- Все это часть веселья, Бастилия.

Она вздохнула, бросив на меня взгляд из-под очков. «Смедри», - как будто говорила она. - «Все одинаковы».

Я улыбнулся ей и кивнул, предлагая отправиться в путь. Каз пошел первым. Пока мы шли, я заметил пару Хранителей, занятых копированием рисунка Каза. Я развернулся и подскочил, заметив Хранителя, висящего рядом со мной.

- Инкарны знали о Талантах Смедри, - прошептал он. - У нас тут есть одна из их книг, написанная тысячелетия назад. Она объясняет происхождение Талантов. У нас находится одна из двух ныне существующих копий.

Он приблизился.

- Ты можешь получить её, - прошептало существо. - Оформи её выдачу, если желаешь.

Я фыркнул. - Я не настолько любопытен. Я был бы глупцом, отдав тебе свою душу за информацию, которую никогда не смогу использовать.

- Ах, но, возможно, ты сможешь использовать её, - продолжал Хранитель. - Чего ты сможешь достичь, если поймёшь свой Талант, молодой Смедри? Может, у тебя будет достаточно навыков, чтобы вернуть свою свободу? Получить свою душу назад? Вырваться из нашей тюрьмы…

Это привело меня в замешательство. Это создавало искаженный, пугающий смысл. Может быть, я мог бы продать свою душу, а затем узнать, как освободиться, используя книгу, которую я приобрету. - Это возможно, что ли? - спросил я. - Кто-то смог вырваться на свободу после того, как превратился в Хранителя?

- Все возможно, - прошептало существо, фокусируя на мне свои горящие глазницы. - Почему бы тебе не попробовать? Ты сможешь узнать так много. Вещи, которые люди не знали на протяжении тысячелетий…

То, что я действительно на мгновение подумал о продаже моей души за книгу о сокровенной теории, является свидетельством тонкого обмана Хранителей.

А затем я очнулся. Я даже не мог нормально управлять своим Талантом. Что заставило меня думать, что я, среди всех людей, мог бы использовать его, чтобы перехитрить группу, такую древнюю и мощную, как Хранители из Александрии?

Я усмехнулся и покачал головой, в результате чего Хранитель отошел с явным неудовольствием. Я увеличил темп, чтобы догнать остальных. Каз шёл впереди и вёл нас, как и прежде, позволяя своему Таланту терять нас и вести к Австралии. Теоретически.

Действительно, пока я шел, я мог поклясться, что видел, как стеллажи со свитками менялись вокруг нас. Не то, чтобы они превращались или что еще - просто, если я кидал взгляд на стеллаж, затем отворачивался, а потом оглядывался, я не мог сказать, был ли он на самом деле тем же самым, или нет. Талант Каза вёл нас по коридорам, и мы не могли почувствовать изменения.

Кое-что пришло мне на ум… - Каз?

Коротышка оглянулся, поднимая бровь.

- Значит… твой Талант потерял нас, правильно?

- Угу, - ответил он.

- Пока мы ходим, мы движемся через Библиотеку, прыгая в разные точки, хотя на самом деле чувствуем, что просто идем по коридору.

- Ты уловил суть, парень. Я должен сказать тебе: ты умнее, чем выглядишь.

Я нахмурился. - Тогда зачем Бастилия ходила вперед на разведку? Разве мы не оставили тот коридор в момент, когда ты включил свой Талант?

Каз замер.

В этот момент я услышал, что подо мной что-то щелкнуло. Я посмотрел вниз и в ошеломлении увидел, что я наступил прямо на проволочную ловушку.

- Ах, крылатые орехи! - выругался Каз.

Глава 11

Я должен извиниться за начало этой последней главы. Моя цель состоит в написании совершенно легкомысленной книги, поскольку если я на самом деле скажу что-нибудь важное, то рискую заставить людей почитать и уважать меня еще больше. Поэтому я должен попросить вас об одолжении. Возьмите какие-нибудь ножницы и вырежьте несколько следующих абзацев в этой главе. Вставьте их в начале последней главы, скрывая ее, так что вам не придется читать это претенциозное тенденциозное изложение снова.

Готовы? Двинулись.

Жил-был зайчик. Этот зайчик праздновал свой день рожденья. Это был самый лучший из всех дней рожденья.

Потому что в этот день зайчик получил базуку. Зайчик любил свою базуку. Он взрывал всякую всячину на ферме. Он взорвал конюшню лошади Генриетты. Он взорвал загон кабана Пугсли. Он взорвал курятник цыплёнка Чака.

- Моя базука самая лучшая, - говорил зайчик. Тогда друзья по ферме начали беспощадно избивать его и украли его базуку. Это был самый счастливый день в его жизни.

Конец.

Эпилог: кабан Пугсли, оставшись без загона, был весьма раздражен. Пока никто не видел, он украл базуку. Он повязал на голову бандану и поклялся отомстить за вред, который ему причинили

- С этого дня, - прошептал он, поднимая базуку, - я буду известен как Хэмбо.

Вот так. Я чувствую себя гораздо лучше. Теперь мы можем вернуться к истории, передохнувшие и уверенные в том, что читаем правильные книги.


Напрягшись, я сжался, глядя на свою ногу в проволочной ловушке. - Ну, - сказал я, глядя на Бастилию, - сейчас произойдет нечто…

- Ба-бах!

В тот момент, панели на потолке отпали, сбрасывая на нас нечто, похожее на тысячу ведер, полных темного, липкого ила. Я попытался убраться в сторону, но оказался слишком нерасторопным. Даже Бастилия, с ее повышенной скоростью Кристина, не смогла уклониться достаточно быстро.

В нас попало, окутывая дегтеподобной субстанцией. Я пытался кричать, но звук перешел в бульканье, так как густое, черное вещество попало в рот. Оно было довольно неприятно на вкус. Как нечто среднее между бананами и смолой, ближе к смоле.

Я боролся и расстроился, почувствовав вдруг, что паста застывает. Я замер: один глаз открыт, другой закрыт, рот забит жесткой смолой, нос, к счастью, чист.

- Великолепно, - произнесла Бастилия. Я едва мог видеть ее, покрытую отвердевшей жирной грязью и застывшую в бегущей позе. Она сообразила прикрыть лицо, так что глаза и рот были свободны, но ее руки оказались приклеены ко лбу. - Каз, ты тоже застрял?

- Угу, - сказал приглушенный голос. - Я пытался потеряться, но это не сработало. Мы уже были потеряны.

- Алькатрас? - позвала Бастилия.

Я издал урчащий звук носом.

- Он выглядит нормально, - сказал Каз. - Однако не будет слишком красноречивым в ближайшее время.

- Как будто он раньше был, - сказала напряженно Бастилия

«Хватит об этом», - подумал я с досадой, высвобождая свой Талант в смолу. Ничего не произошло. К сожалению, существует множество вещей, стойких к Талантам Смедри.

Несколько Хранителей скользили к нам по полу, выглядя очень довольными собой. - Мы можем предоставить вам книгу, которая объяснит, как освободиться, - сказал один.

- Вы найдете ее весьма занимательной, - сказал другой.

- Развейтесь, - хрюкнув, оборвала Бастилия и снова сделала попытку освободиться. Ничто, кроме ее подбородка, не двинулось.

- Что это за предложение такое? - требовательно спросил Каз. - Мы не смогли бы прочитать книгу в таком положении!

- Мы были бы счастливы прочитать ее вам, - предложил один из Хранителей. - Так вы поймёте, как можно сбежать, до того, как мы заберём ваши души.

- Вдобавок, - прошептал другой, - у вас была бы целая вечность, чтобы учиться. Безусловно, это должно привлечь тебя, ученый. Вечность, со знаниями Библиотеки. Все в твоих руках.

- Никогда не в состоянии уйти, - сказал Каз. - Пойманный навсегда в эту яму, вынужденный заманивать других в ловушку.

- Твой брат думал, что обмен стоящий, - прошептал один из них.

«Что!» - подумал я. - «Отец!»

- Ты лжешь, - сказал Каз. - Аттика никогда бы не попался на один из ваших трюков!

- Нам не было нужды обманывать его, - прошептал другой, плавая рядом со мной. - Он пришел добровольно. Все из-за книги. Единственной, особенной книги.

- Какой книги? - спросила Бастилия.

Хранители замолчали, улыбаясь черепами. - Продашь ли ты душу за это знание?

Бастилия начала ругаться, напрягаясь сильнее. Хранитель двигался вокруг нее, говоря на языке, который мои Линзы назвали классическим греческим.

«Если бы я мог достать свои Штормовые Линзы», - подумал я. - «Возможно, я мог бы сдунуть часть этой массы».

Но я не смог даже пошевелить пальцами, не говоря уже про то, чтобы лезть в куртку.

«Если бы только мой Талант работал!» - Я сосредоточился, подтягивая все силы, какие мог, и выпустил его в массу. Однако она отказалась ломаться или уступать.

Кое-что пришло мне в голову. Масса была устойчива, но как насчет пола подо мной? Я собрал свой Талант еще раз, а затем выпустил его вниз.

Я напрягся, чувствуя пульсацию энергии, проходящей через мое тело и мои ноги. Я чувствовал, что обувь расплывается, резина свободно сползает, полотно разваливается. Я чувствовал, что камень под моими пятками крошится. Но это, в конечном счете, оказалось бесполезным, так как мое тело все еще было крепко зажато массой.

Земля ушла из-под меня, но я не упал с нею.

Ближайший ко мне Хранитель повернулся. - Ты уверен, что не хочешь книгу о Талантах, молодой Окулятор? Возможно, это поможет вам освободиться.

«Сосредоточься», - думал я, пока остальные Хранители продолжали мучить Бастилию. - «Они сказали, что есть книга о том, как спастись от этой липкой массы. Значит, выход есть».

Я продолжал бороться, но это было явно бесполезно. Если бы существовала возможность вырваться на свободу только при помощи мышц, Бастилии удалось бы сделать это задолго до того, как это удалось бы мне.

Поэтому вместо этого я сосредоточился на массе. Что я мог понять про нее? Вещество во рту казалось немного мягче, чем вещество, окружившее мое тело. Была ли причина? Слюни, возможно? Может быть, эта штука не затвердевает, когда она мокрая.

Я начал пускать слюни, пытаясь смочить ими это вещество. Слюна стала просачиваться из-под верхней губы, и капать на переднюю часть кома на лице.

- Эй… Алькатрас? - спросила Бастилия. - Ты в порядке?

Я попытался утвердительно хрюкнуть. Но обнаружил, что это очень трудно: хрюкать красноречиво, когда ты пускаешь слюни.

Через несколько минут я пришел к выводу, что неприятная масса не растворяется в слюне. К сожалению, теперь я не только был крепко впечатан в слой отвердевшей черной смолы, но также заплевал весь перед моей рубашки.

- Расстроен? - спросил Хранитель, паря вокруг меня по окружности. - Как долго ты будешь бороться? Тебе не обязательно говорить. Просто моргни три раза, если хочешь продать душу за освобождение.

Я держал глаза широко открытыми. Они начали сохнуть, что было весьма иронично, учитывая состояние моей рубашки.

Хранитель выглядел разочарованным, но продолжал болтаться поблизости. «Зачем беспокоиться со всеми этими уговорами?» - удивлялся я. - «Где же их сила. Почему бы не убить нас? Почему бы просто не взять наши души силой?»

Эта мысль привела меня в замешательство. Если они этого не сделали, это, вероятно, означает, что они не могли. Это, в свою очередь, означает, что они были связаны каким-то законом или кодексом или чем-то еще.

Моя челюсть устала. Казалось странным думать об этом. Я был крепко зажат со всех сторон и начал беспокоиться о своей челюсти. Потому ли это, что она не была так крепко прижата, как всё остальное? Но я уже решил эту проблему.

Масса во рту была не такой жесткой.

Поэтому, не зная, что еще делать, я сжал зубы. Сильно. Неожиданно зубы прошли сквозь вещество, и кусок массы отделился у меня во рту. Вдруг все это покрывало - материал, охватывающий меня, Бастилию, Каза, и пол - содрогнулось.

«Что?» - подумал я. Материал, который я откусил, сразу снова стал жидким, и я чуть не подавился, когда был вынужден проглотить его. Кусок перед моим лицом дернулся немного после укуса, и я все еще мог видеть его покачивание. Почти как если бы ... вся клякса была живой.

Я вздрогнул. До сих пор у меня было не много вариантов. Качнув немного головой - это было легче сделать теперь, когда масса отступила от моего лица, - я рванулся вперед и сделал еще один укус. Она затряслась и потянулась дальше. Я наклонился, и, выплевывая кусок бананово-смоляной штуки, сделал еще один укус.

Слой массы отлепился от меня полностью, как пугливая собака, которую пнули. Метафора показалась удачной, и я пнул массу.

Клякса задрожала, а затем отступила от Бастилии и Каза, удирая по коридору. Я сплюнул несколько раз, морщась от вкуса. Потом взглянул на Хранителей. - Возможно, вам следует обучать ловушки немного лучше.

Они не выглядели довольными. Каз, со своей стороны, широко улыбался. - Малыш, я почти согласен сделать тебя коротышкой официально!

- Спасибо, - ответил я.

- Конечно, нам пришлось бы укоротить твои ноги до колен, - сказал Каз. - Но это будет небольшой ценой! - Он подмигнул мне. Я полностью уверен, что это была шутка.

Я покачал головой, выбираясь из выбоины со щебнем, которую я создал в полу при помощи моего Таланта. Мои туфли едва висели на ногах, и я отфутболил их, вынужденный идти босиком.

Тем не менее, я освободил нас. Улыбаясь, я повернулся к Бастилии. - Ну, считай, я спас тебя из двух ловушек.

- О? - удивилась она. - И мы собираемся начать подсчет тех, в которые ты меня засунул, а? Кто наступил на эту проволоку снова?

Я покраснел.

- Любой из нас мог бы попасть в нее, Бастилия, - сказал Каз, подойдя к нам. - Однако как бы весело это ни было, я начинаю думать, что хорошей идеей будет не попадать в них снова. Мы должны идти более осторожно.

- Ты думаешь? - спросила Бастилия уныло. - Сложность заключается в том, я не умею ходить на разведку. Не тогда, когда ты ведешь нас со своим Талантом.

- Поэтому мы просто должны быть более осторожны, - сказал Каз. Я смотрел вниз на проволочную ловушку, думая об опасности. Мы не могли позволить себе попадаться в каждую из тех, на которые наткнемся. Кто знает, сможем ли мы придумать, как выбраться из следующей?

- Каз, Бастилия, подождите секунду. - Я полез в карман, вытаскивая Линзы. Я оставил Штормовые Линзы на потом и надел Линзы Видящего - те, что дедушка Смедри оставил для меня наверху.

Сразу же все вокруг меня стало испускать слабое свечение, означающее возраст. Я глянул вниз. Конечно, проволочная ловушка горела гораздо ярче, чем камни или свитки вокруг нее. Она была новее, чем исходная конструкция здания. Я поднял глаза, улыбаясь. - Я думаю, что нашел способ обойти эту проблему.

- Это Линзы Видящего? - уточнила Бастилия.

Я кивнул.

- В каких песках ты нашел эту пару?

- Дедушка Смедри оставил их для меня, - сказал я. - Снаружи, вместе с запиской.

Я нахмурился, глядя на Хранителей. - Кстати говоря, не вы ли говорили, что вернете документацию, которую приняли от меня?

Существа взглянули друг на друга. Затем один из них подошел с угрюмым видом. Призрак наклонился и положил несколько вещей на землю: копии моих ярлыков, обертки, которые забрали у меня, и записки дедушки Смедри. Там также были копии денег, которые я им дал, - это были прекрасные реплики,[4] если не считать того, что они были бесцветны.

«Великолепно», подумал я. - «Но, в любом случае, возможно, все это мне уже не понадобится». Я нагнулся, чтобы собрать вещи, которые светились очень ярко, так как были созданы недавно. Бастилия взяла записку, посмотрела на нее, нахмурившись, а затем передала ее Казу.

- Итак, твой отец действительно где-то здесь, в подземелье, - сказала она.

- Похоже на то.

- И… Хранители утверждают, что он уже отдал свою душу.

Я замолчал. «Они вернули мне документы, когда я попросил», - подумал я, - «и они продолжают пытаться заставить нас согласиться отдать наши души, но не отбирают их силой. Они ограничены правилами».

Я должен был понять это раньше. Понимаете, все связаны правилами. Общество имеет свои законы, так же, как природа, так же, как люди. Многие из правил общества связаны с ожиданиями, - о которых я расскажу чуть позже - и, следовательно, могут быть подчинены. Многие законы природы, тем не менее, жестко закреплены.

Есть еще много такого, чего вы можете ожидать. На самом деле, есть даже законы природы, связанные с этой книгой, среди них - мой любимый, известный как Закон Чистого Бесстрашия. В этом законе, конечно, просто говорится, что любая книга, которую я пишу, является ужасающей. Я сожалею, но это факт.

Кто я такой, чтобы спорить с наукой?

- Ты, - сказал я, глядя в сторону Хранителя. - Существуют законы для вашего вида, не так ли?

Хранитель приостановился. - Да, - сказал он, в конце концов. - Вы хотите прочитать их? Я могу дать вам книгу, которая подробно объясняет их.

- Нет, - сказал я. - Нет, я не хочу читать о них. Я хочу услышать о них. От тебя.

Хранитель нахмурился.

- Вам придется рассказать мне, не так ли? - сказал я, улыбаясь.

- Для меня большая честь сделать это, - сказало существо. Затем оно начало улыбаться. - Конечно, я должен был бы рассказывать их тебе на языке оригинала.

- Нам импонирует, что ты говоришь на древнегреческом, - сказал другой. - Ты один из тех, кто пришел к нам подготовленным. Мало кто делает это в наши дни.

- Но, - прошептал третий, - мы сомневаемся, что ты умеешь говорить на древне-факсдарианском.

«Говоришь на древнегреческом», - подумал я удивленно. Потом меня осенило. - «Они не знают о моих Линзах Переводчика! Они думают, что, раз я понял их с самого начала, я должен был знать язык».

- О, я не знаю, - сказал я небрежно, меняя свои Линзы Видящего снова на Линзы Переводчика.

- Испытайте меня.

- Ха, - сказал один из них на очень странном, необычном языке - он состоял в основном из шипящих звуков. Как всегда, Линзы Переводчика позволили мне услышать слова по-английски. - Дурак, думает, что знает наш язык.

- Тогда расскажи ему правила, - прошипел другой.

- Первое правило, - сказал один, парящий передо мной. - Если кто-нибудь входит в наши владения, неся письменные документы, мы можем отделить его от его группы и требовать передать нам написанное. Если они будут сопротивляться, мы можем взять письмена, но обязаны вернуть копии. Мы можем вернуть их обратно в течение одного часа, но, до тех пор, пока документы не затребованы, можем хранить их у себя.

- Второе правило: мы можем принять души тех, кто входит, но можем сделать это только тогда, когда души предлагаются свободно и законно. Душа может быть удержана, но не по принуждению.

- Третье правило: мы можем принять или отклонить запрос человека о контракте на душу. После подписания контракта мы должны предоставить определенную запрошенную книгу, но воздерживаться от принятия души в течение времени, указанного в контракте. Это время не может быть более десяти часов. Если человек берет книгу с полки без контракта, мы можем принять его душу после десяти секунд.

Я вздрогнул. Десять секунд или десять часов, похоже, не имеет большого значения. Ты все равно теряешь душу. Конечно, судя по моему опыту, на самом деле есть только одна книга на весь мир, прочесть которую стоит вашей души, - и вы держите её прямо сейчас.

Я принимаю кредитные карты.

- Четвертое правило, - продолжил Хранитель. - Мы не можем непосредственно вредить тем, кто приходит.

«Поэтому-то, ловушки», - подумал я. - «Технически, когда мы попадаем в них, мы вредим себе сами». Я продолжал безучастно смотреть вперед, действуя так, как если бы я не понимал ни слова из того, что они говорили.

- Пятое правило: когда человек отказывается от своей души и становится Хранителем, мы должны предоставить его имущество его родственникам, если кто-либо из членов его семьи придет в Библиотеку и попросит эту собственность.

- Шестое правило, и наиболее важное из всех. Мы являемся защитниками знания и истины. Мы не можем лгать, если задан прямой вопрос.

Хранитель замолчал.

- Так, значит? - спросил я.

Если вы никогда не видели кучку Хранителей нежитей с горящими глазами, подпрыгивающих в воздух от удивления… хорошо, будем считать, что вы никогда не видели кучку Хранителей нежитей с горящими глазами, подпрыгивающих в воздух от удивления. Достаточно сказать, что опыт был довольно забавный, в жутком смысле.

- Он говорит на нашем языке! - зашипел один.

- Невозможно, - сказал другой. - Никто за пределами библиотеки не знает его.

- Может ли он быть Тарандесом?

- Он должен был бы умереть тысячи лет назад!

Бастилия и Каз смотрели на меня. Я подмигнул им.

- Линзы Переводчика, - вдруг прошипел один из Хранителей. - Смотрите!

- Невозможно, - сказал другой. - Никто бы не смог собрать Пески Рашида.

- Но он собрал… - сказал третий. - Да, должно быть, это Линзы Рашида!

Три призрака выглядели еще более удивленными, чем раньше.

- Что происходит? - шепотом произнесла Бастилия.

- Я скажу вам через минуту.

Основываясь на собственных правилах Хранителей, был один способ узнать, действительно ли мой отец пришел в Александрийскую Библиотеку и отказался от своей души. - Я сын Аттики Смедри, - сказал я группе созданий. - Я пришел сюда за его личными вещами. Ваши собственные законы говорят, что вы должны предоставить их мне.

На секунду наступило молчание.

- Мы не можем, - ответил, наконец, один из Хранителей.

Я вздохнул с облегчением. Если мой отец и пришел в библиотеку, то он не отказался от своей души. У Хранителей не было его личных вещей.

- Мы не можем, - продолжал Хранитель, зубы черепа начали заворачиваться вверх в недобрую ухмылку. - Потому что мы уже отдали их!

Я почувствовал себя как от удара электрическим током. Нет. Не может быть! - Я тебе не верю, - прошептал я.

- Мы не можем лгать, - сказал другой. - Твой отец пришел к нам, и он продал нам свою душу. Он просил только три минуты, чтобы прочитать книгу, а затем был взят, чтобы стать одним из нас. Его личные вещи уже были востребованы, - кто-то сделал это в тот же самый день.

- Кто? - потребовал я. - Кто востребовал их? Мой дед?

- Нет, - сказал Хранитель, улыбаясь шире. - Их потребовала Шаста Смедри. Твоя мать.

Глава 12

Я хотел бы извиниться за введение к последней главе. Мне приходит в голову, что в этой книге, пока произвольной время от времени, действительно, не стоит тратить время на животных анархистской фермы, вне зависимости от того, есть у них базука, или нет. Это просто глупо, и, так как я ненавижу глупость, я хотел бы попросить вас об одолжении.

Пролистайте назад две главы, туда, где сейчас должны быть абзацы про зайчика (с тех пор, как вы вырезали их из одиннадцатой главы и вставили в десятую). Вырежьте эти абзацы снова, затем найдите книгу Джейн Остин и вставьте их туда. Там абзацы будут гораздо счастливее, поскольку Джейн очень любила зайчиков и базуки, или, по крайней мере, так мне сказали. Это связано с тем, как надлежало жить молодой леди в девятнадцатом веке. Но это уже совсем другая история.


Я шел, опустив голову, глядя на землю впереди в поисках проволочных ловушек. На мне снова были Линзы Видящего, Линзы Переводчика я аккуратно уложил в карман.

Я начал принимать тот факт, что мой отец - человек, которого я никогда не встречал, но в поисках которого объездил чуть ли не полмира - может быть мертв. Или еще хуже, чем мертв. Если Хранители говорили правду, душа Аттики была вырвана из него, а затем использована в качестве топлива для создания еще одного извращенного Хранителя Александрии. Я никогда не знал его, никогда не встречался с ним. Моего отца больше не было.

Не менее тревожным было известие, что моя мать была где-то в этих катакомбах. Хотя я всегда знал ее как мисс Флетчер, ее настоящее имя было Шаста. (Как и многие библиотекари, она была названа в честь горы.)

Мисс Флетчер - или Шаста, или как там ее звали, - работала моим личным социальным работником все те годы, пока я был приемным ребенком в Тихоземье. Она всегда относилась ко мне жестко, не делая и намёка на то, что она, в действительности, моя родная мать. Имела ли она что-то общее с Костью Нотариуса, извращенным получеловеком, который охотился на меня? Как она узнала о поездке отца в Александрию? И что сделала, если бы нашла меня здесь?

Что-то горело на земле перед нами, чуть ярче, чем окружающие камни.

- Стоп, - сказал я, заставляя Бастилию и Каза замереть на месте. - Проволочная ловушка, прямо там.

Бастилия опустилась на колени. - Так и есть, - сказала она, впечатленная.

Мы осторожно прошли через нее, а затем продолжили путь. За последний час ходьбы мы оставили коридоры, заполненные свитками, позади. Все чаще и чаще мы проходили коридоры, заполненные книжными полками. Эти книги были неподвижными и заплесневелыми, с трещинами в кожаных переплетах, но они были явно новее, чем свитки.

Все когда-либо написанные книги. Была ли где-нибудь здесь комната, заполненная любовными романами в мягких обложках? Мысль показалась мне забавной, но я так и не понял почему. Хранители призваны собирать знания. Для них не имеет значения, какие истории или факты содержатся в книгах, - они будут собирать все это, хранить и сторожить. Пока кто-нибудь не захочет продать свою душу за это.

Я почувствовал, что мне очень жаль человека, которого обманом заставили отдать свою душу за бульварный роман.

Мы продолжали идти. Теоретически Талант Каза вел нас к Австралии, но мне казалось, что мы бродим бесцельно. Учитывая характер его таланта, это, вероятно, хороший знак.

- Каз, - начал я. - Ты знал мою мать?

Коротышка взглянул на меня. - Конечно, знал. Она была… ладно, является… моей невесткой.

- Они никогда не разводились?

Каз покачал головой. - Я не уверен, что произошло, - очевидно, у них были ссоры. Твой отец отдал тебя на попечение в приемные семьи, а мать заняла такую должность, чтобы наблюдать за тобой. - Он сделал паузу, снова покачал головой. - Мы все присутствовали на твоем наречении, Ал. Это был день, когда твой отец объявил, что Пески Рашида достаются тебе в наследство. Мы до сих пор не знаем, как он доставил их тебе в нужное время в нужное место.

- Линзы Оракула, - сказал я.

- У него есть такая пара?

Я кивнул.

- Грецкие орехи! Считается, что пророки в Вентате обладают единственной подобной парой. Интересно, где Аттика нашел их.

Я пожал плечами. - Он упомянул о них в письме, которое послал мне.

Каз задумчиво кивнул. - Ну, твой отец исчез буквально через несколько дней после произнесения благословения над тобой, так что я думаю, там просто не было времени на развод. Твоя мать могла бы попросить развод, но у неё, на самом деле, нет для этого никаких причин. К тому же, тогда она потеряет свой Талант.

- Что?

- Ее талант, Ал, - объяснил Каз. - Она же Смедри сейчас.

- Только благодаря браку.

- Неважно. Супруг Смедри получает Талант своего мужа или жены, как только брак официально оформлен.

Я предполагал, что Таланты имеют генетическое происхождение, что они передаются от родителей к детям, почти так же, как цвет кожи или волос. Но это означало, что они были чем-то другим. Это казалось важным.

«Это делает некоторые вещи более осмысленными», - подумал я. - «Дедушка Смедри был обеспокоен тем, что моя мать вышла замуж за отца только из-за его Таланта». Я предположил, что она была в восторге от Таланта в той же степени, в какой бывает человек, вышедший замуж за рок-звезду за его мастерство игры на гитаре. Однако подобное не было похоже на мою маму.

Она хотела Талант. - Таким образом, Талант моей матери…

- Терять вещи, - сказал Каз. - Точно так же, как и у твоего отца. - Он улыбнулся, глаза блеснули. - Я не думаю, что она когда-нибудь понимала, как правильно его использовать. Она - Библиотекарь, она верит в порядок, списки и каталоги. Чтобы использовать талант, ты просто должен быть в состоянии позволить себе выйти из-под контроля на некоторое время.

Я кивнул. - О чем ты подумал? Когда он женился на ней, я имею в виду.

- Я думал, что он идиот, - сказал Каз. - И я сказал ему об этом, так как это - священный долг младших братьев. Но он всё равно женился на ней, упрямый лесной орех.

«Чего я и ожидал», - подумал я.

- Но Аттика, кажется, любил ее, - вздыхая, продолжил Каз. - И, если честно, она не так плоха, как многие Библиотекари. Какое-то время казалось, что они могут на самом деле добиться многих вещей. Потом… все рухнуло. Как раз в тот момент, когда ты родился.

Я нахмурился. - Но она была агентом Библиотекарей все время, не так ли? Она просто хотела получить Талант отца.

- Некоторые до сих пор так думают. Но все же, кажется, что она действительно заботилась о нем. Я… ну, я просто не знаю.

- Она была мошенницей, - упрямо сказал я.

- Если ты так говоришь, - сказал Каз. - Я думаю, что, может быть, ты позволил предубеждениям затмить твой разум.

Я встряхнул головой. - Нет. Я так не делаю.

- Правда? - весело переспросил Каз. - Что ж, давай попробуем кое-что. Расскажи мне о твоем деде, притворившись, что я ничего не знаю о нем, и ты хочешь описать его мне.

-Ладно, - медленно произнес я. - Дедуля Смедри - блестящий Окулятор, смешной немного, но являющийся одной из самых важных фигур Свободных Королевств. Его Талант – опаздывать.

- Отлично, - сказал Каз. - Теперь расскажи мне о Бастилии.

Я посмотрел на нее, и она кинула на меня угрожающий взгляд. Ух, Бастилия - она Кристин. Думаю, это все, что я могу сказать, чтобы она не бросила в меня чем-нибудь.

- Хорошо, достаточно.

- Австралия?

Я пожал плечами. Она, кажется, немного легкомысленный, но хороший человек. Она Окулятор, и обладает Талантом Смедри.

- Хорошо, - сказал Каз. - Теперь расскажи обо мне.

- Ну, ты - коротышка, который…

- Стой, - оборвал Каз.

Я так и сделал, бросив на него вопросительный взгляд.

- Почему, - спросил Каз, - первым, что ты рассказывал о других, было описание их работы или личных качеств? А когда ты начал описывать меня, первым делом упомянул мой рост?

- Я… эм…

Каз рассмеялся. - Я не пытаюсь поймать тебя, малыш. Но, может быть, ты видишь, почему я так раздражаюсь иногда. Проблема в том, что, когда ты особенный, люди в первую очередь смотрят на то, какой ты, вместо того, чтобы определить кто ты.

Я замолчал.

- Твоя мать - Библиотекарь, - сказал Каз. - Из-за этого мы склонны думать о ней сначала как о Библиотекаре, и лишь затем - как о личности. Наши знания о ней, как о Библиотекаре, затмевают все остальное.

- Она не очень хороший человек, Каз, - сказал я. - Она пыталась продать меня Темному Окулятору.

- Так ли это? - спросил Каз. - Что точно она сказала?

Я вернулся в тот день, когда Бастилия, Синг и я прятались в Библиотеке, слушая разговор мисс Флетчер с Блэкберном. - Вообще-то, - сказал я, - она не сказала ничего. Говорил Темный Окулятор, который сказал что-то вроде: «Ты продала и мальчика тоже, не так ли? Ты произвела на меня впечатление». И она просто пожала плечами или кивнула или что-то в этом роде.

- Значит, - заключил Каз, - она не предлагала продать тебя.

- Она не противоречила Блэкберну.

Каз покачал головой. - У Шасты есть свои собственные планы, малыш. Я не думаю, что любой из нас может предположить, что точно понимает, на что именно она способна. Твой отец разглядел в ней что-то. Я все еще считаю, что он дурак, раз на ней женился, но для Библиотекаря она была не так уж плоха.

Он меня не убедил. Мое предубеждение против Библиотекарей было не единственной вещью, порождавшей недоверие к Шасте. Когда я был ребенком, она постоянно ругала меня, говоря, что я ничего не стою. (Теперь я знаю, она пыталась заставить меня отказаться от использования моего Таланта, опасаясь, что он выдаст меня тем, кто ищет Пески.) В любом случае, она была моей матерью все это время, но она никогда даже не намекнула на это.

Хотя… она оставалась со мной всегда, наблюдая за мной.

Я отбросил эту мысль в сторону. Она не заслуживает доверия за это, - она просто надеялась на возможность захватить Пески Рашида. В тот же день, когда они прибыли, она появилась и украла их.

- …не знаю, Каз, - сказала Бастилия. - Я думаю, что основной причиной того, что люди в первую очередь думают о твоем росте, - это твой смешной Список.

- Мой Список не смешной, - ответил Каз раздраженно. - Он очень научный.

- О? - удивилась Бастилия. - Разве не ты утверждал, что «невысокие люди лучше, потому что они больше ходят по разным местам, следовательно, они больше упражняются»?

- Это было клинически доказано, - сказал Каз, указывая на нее.

- Это выглядит несколько преувеличенным, - ответил я, улыбаясь.

- Ты забыл Аргумент номер один, - добавил он. - Не спорь с невысоким человеком. Он всегда прав.

Бастилия фыркнула. - Хорошо, что ты не заявляешь, что невысокие люди более скромные.

Каз замолчал. - Это Аргумент двести тридцать шесть, - пробормотал он тихо. - Я просто о нем еще не упоминал.

Бастилия бросила на меня взгляд сквозь очки, и, могу поклясться, она закатила глаза. Тем не менее, хотя я не поверил мнению Каза о моей матери, я думал, что его замечания о том, как относиться к людям, были правильными.

Кто мы такие - то есть, та личность, которой мы стали посредством наших деяний, - которые, кстати, на самом деле являются функцией того, кто мы есть, - например, я стал Окулятором, что весьма забавно, - но деяния, которые относятся к Окуляторам, - это не то, кем мы можем быть, - это более важно, чем то, как мы выглядим.

Например, тот факт, что я использую много тире в моем письме, является частью того, что делает меня мной. Я скорее буду известен этим, - поскольку это круто, - чем тем, что у меня большой нос. Которого у меня нет. Почему вы так смотрите на меня?

- Подожди! - сказал я, протягивая руку.

Бастилия замерла.

- Проволочная ловушка, - пояснил я с бешено колотящимся сердцем. Ее нога зависла всего лишь в нескольких сантиметрах от проволоки.

Она отступила, а Каз присел на корточки. - Хорошая работа, парень. Хорошо, что у тебя есть эти Линзы.

- Угу, - согласился я, снимая их и протирая. - Полагаю, что да. - До сих пор я желал, чтобы у меня было оружие, а не еще одна пара Линз, которые показывают мне всяко-разно. Не будет ли меч так же полезен?

Конечно, я мог бы подумать, что это только потому, что мне очень нравятся мечи. Дайте мне шанс, и я бы, наверное, резал мечом свой свадебный торт.

Я должен был признать, однако, что я хорошо поступил, использовав Линзы Видящего. Может быть, сначала я слишком быстро сбросил их со счетов. Я протер линзы, чувствуя странное ощущение внутри. Оно было слабым, немного похожим на расстройство желудка, но не так, как от пищи.

Я покачал головой и снова надел Линзы Видящего, затем показал остальным, как переступить через проволочную ловушку. Как только я это сделал, то заметил нечто интересное. - Там вторая проволочная ловушка, она находится всего в нескольких футах перед нами.

- Они становятся более умными, - сказала Бастилия. - Они полагали, что мы увидим ту ловушку, но понадеялись, что почувствуем себя в безопасности, когда минуем ее, - и наткнемся прямо на вторую.

Я кивнул, глядя на Хранителей, плавающих позади. Я заметил, что странное чувство становилось сильнее. Его было трудно объяснить. Это было не совсем чувство боли. Больше похоже на легкий зуд в моих эмоциях.

- Нам нужно немедленно найти Австралию, Каз, - сказала Бастилия. - Действительно ли наши поиски должны продолжаться так долго?

- Никогда не скажешь точно с этим Талантом, - сказал Каз. - Может быть, Австралия не по-настоящему потеряна. Если это так, мне понадобится гораздо больше времени, чтобы найти ее, чем у меня ушло, чтобы найти вас. Как я уже говорил ранее, если я не знаю, куда идти, то мой Талант не может взять меня туда.

Бастилия не казалась радостной, слыша это. - Может, нам стоит поискать Старого Смедри?

- Насколько я знаю своего отца, он не потерялся, - сказал Каз, потирая подбородок. -Его будет еще труднее найти.

Я едва обращал на них внимание. Зуд все продолжался. Это не было тем чувством, что я ощущал вблизи охотника, преследующего меня, но оно было похожим…

- Итак, мы просто продолжим идти? - спросила Бастилия.

- Я думаю, да, - заключил Каз.

- Нет, - внезапно сказал я, глядя на них. - Каз, выключи свой Талант.

Бастилия посмотрела на меня, нахмурившись. - Что такое?

Кто-то использует Линзы поблизости.

- Кость Нотариуса преследует нас?

Я покачал головой. - Это обычные Линзы, а не скрученные, как у него. Это означает, что рядом с нами Окулятор. - Я помедлил, а затем показал: - Туда.

Бастилия обменялась взглядами с Казом. - Давайте проверим, - сказала она.

Глава 13

Я должен извиниться за введение к той последней главе. Оно было слишком извиняющимся. В этой книге вообще слишком много извинений. Простите. Я хочу доказать вам, что я лжец, а не слабак.

Дело в том, что вы никогда не знаете, кто будет читать ваши книги. Я попытался написать эту книгу для жителей и Тихоземья, и Свободных Королевств, и это получилось достаточно жестко. Тем не менее, даже в Тихоземье разнообразие людей, которые могли бы выбрать эту книгу, невероятно.

Вы могли быть мальчиком, желающим почитать приключенческую историю. Вы могли быть молодой девушкой, желающей разузнать истину о заговоре Библиотекарей. Вы должны быть матерью, читающей эту книгу, потому что слышали, что многие из ваших детей читают ее. Или же вы могли быть серийным убийцей, который специализируется на чтении книг, поиске их авторов и убийстве этих авторов ужасными способами.

(Если вам посчастливилось попасть в эту последнюю категорию, вы должны знать, что меня зовут на самом деле не Алькатрас Смедри, равно как и не Брендон Сандерсон. На самом деле меня зовут Гарт Никс, и вы можете найти меня в Австралии. Да, и я однажды оскорбил вашу мать. Что вы собираетесь с этим делать, а?)

В любом случае очень трудно рассказывать эту историю всем, кто, может быть, читает мои книги. Поэтому я решил не пытаться. Вместо этого я просто скажу то, что не имеет никакого смысла ни для кого: косынка счастливая спаржа.

Путаница, в конце концов, - истинно универсальный язык.


- Ощущение исходит оттуда, - сказал я, указывая. К сожалению, «оттуда» оказалось прямо через стену, полную книг.

- Итак… одна из книг - это Окулятор? - спросил Каз.

Я закатил глаза.

Он усмехнулся. - Я понял, что ты имел в виду. Перестань вести себя как Бастилия. Очевидно, что мы должны найти кружной путь. Там должен быть другой коридор, с обратной стороны.

Я кивнул, но… Линзы были близко. Мы уже прошли несколько рядов, подходя к этой точке, и я чувствовал, что они были сразу за стеной.

Я снял Линзы Видящего и надел вместо них Линзы Окулятора. Одной из их основных функций было выявление силы Окулятора, и они заставили всю стену светиться ярким белым светом. Я отпрянул назад, шокированный мощной иллюминацией.

- Свечение, да? - спросила Бастилия, подойдя ко мне.

Я кивнул.

- Это странно, - сказала она. - Пространство требует времени, чтобы зарядиться силой Окулятора. Линзы, которые ты почувствовал, должны были находиться здесь некоторое время, если они заставили светиться окружающие их предметы.

- На что ты намекаешь? - спросил я.

Она покачала головой. - Я не уверена. Когда ты впервые заговорил, я предполагала, что мы были близки к дедушке Смедри, так как он единственный Окулятор, о котором мы знаем, что он был здесь. За исключением, разве что, твоего отца, а он…

Я не хотел думать об этом. - Это, вероятно, не дедуля. Он пришел сюда только на немного раньше нас.

- Тогда что? - спросила Бастилия.

Я снял Линзы Окулятора, затем снова надел Линзы Видящего. Осторожно пошел вдоль стенки, полной книг, проверяя кирпичную кладку. И мне не пришлось далеко ходить, прежде чем я обнаружил, что один участок стены был намного старше, чем все остальные. - Что-то есть там, с обратной стороны, - сказал я. - Я думаю, что там может быть секретный проход или что-то вроде этого.

- И как мы приведем его в действие? - спросила Бастилия. - Вытащим одну из книг?

- Можно попробовать.

Один из вездесущих Хранителей подлетел поближе. - Да, - сказал он. - Вытяните одну из книг. Возьмите ее.

Я остановил руку на полпути к полке. - Я не собираюсь ее брать, я просто встряхну ее немного.

- Попробуй, - прошептал Хранитель. - Не имеет значения, забираешь ты книгу, или же она падает случайно. Перемести хоть одну из книг на несколько дюймов[5] от ее полки, - и твоя душа станет нашей.

Я опустил руку. Казалось, Хранитель сильно хочет отпугнуть меня, чтобы я не попытался переместить одну из книг. Похоже, они не хотят, чтобы я узнал, что там, с другой стороны.

Я осмотрел книжную полку. Сбоку от нее  - между ней и следующей полкой - было достаточно места, чтобы я смог дотянуться до стены позади. Сделав глубокий вдох, я прислонился к шкафу, стараясь не прикасаться к книгам.

- Алькатрас…, - сказала Бастилия с беспокойством.

Я кивнул, осторожно, поскольку нажимал рукой на заднюю стенку. Если я сломаю ее, и книжные полки упадут, это будет стоить мне души.

Линзы Видящего сообщили мне, что эта часть кирпичной стены за книжной полкой была даже старше остальных стен и пола. Что бы ни стояло за этой стеной, оно было там еще до того, как Хранители переехали в этот район.

Я выпустил мою силу.

Стена рухнула, кирпичи вывалились из раствора. Я с тревогой старался удержать книжный шкаф на месте, пока стена за ним рушилась. Каз бросился вперед, схватил его с другой стороны, а Бастилия прижала руки к книгам, которые немного закачались на своих полках. Видимо, всего этого было достаточно, чтобы Хранители оставили надежду на наши души, потому что они наблюдали с воздуха, раздраженные, что ни одна книга не выскользнула.

Я вытер лоб. Вся стена вывалилась, и за ней оказалось какое-то помещение.

- Это было неосторожно, Алькатрас, - произнесла Бастилия, скрестив руки.

- Он истинный Смедри! - со смехом ответил Каз.

Я посмотрел на них обоих, внезапно смутившись. - Кто-то должен был сломать эту стену. Только так мы могли пройти сквозь нее.

Бастилия пожала плечами. - Ты жалуешься о том, что тебе необходимо принимать решения, а затем ты принимаешь одно из таких, даже не спросив. Ты хочешь быть во главе - или нет?

- Ух… Ну… Я это…

- Блестяще, - сказала она, заглядывая в отверстие между книжными шкафами. - Очень внушительно. Каз, как ты думаешь, мы сможем пройти через разлом?

Каз уже снимал лампу со стены. - Конечно, сможем. Хотя нам, возможно, придется передвинуть этот шкаф.

Бастилия глянула на него, а затем, вздохнув, помогла мне отодвинуть книжный шкаф от стены всего на несколько дюймов. К счастью, мы не потеряли ни одной книги - или души - в процессе. Когда мы закончили, Каз смог проскользнуть через отверстие.

- Ух ты! - воскликнул он.

Бастилия, стоящая по ту сторону шкафа, пошла следом. Поэтому я должен был пойти последним, - что я посчитал довольно несправедливым, учитывая, что именно я обнаружил это место. Тем не менее, чувство раздражения исчезло, когда я вошел в помещение.

Это была гробница.

Я видел достаточно фильмов об остряках-археологах, знающих, на что похожа гробница египетского фараона. В центре находился массивный саркофаг, а вокруг него располагались изысканные золотые колонны. Курганы сокровищ громоздились в углах - монеты, светильники, статуэтки животных. Сам пол, казалось, был сделан из чистого золота.

Итак, я сделал то, что сделал бы кто угодно, если бы обнаружил древнеегипетскую гробницу. Я вскрикнул от радости, бросился прямо к ближайшей куче золота и потянулся за горстью сокровищ.

- Алькатрас, подожди! - сказала Бастилия, схватив меня за руку с взрывной скоростью Кристина.

- Что? - спросил я с досадой. - Ты же не собираешься выдать мне какой-нибудь бред про грабителей могил или проклятия, не так ли?

- Бьющиеся стекла, нет, - сказала Бастилия. - Но посмотри - на этих монетах есть слова.

Я глянул в сторону и заметил, что она была права. На каждой монете были отштампованы иностранные символы, которые не были египетскими, насколько я мог судить. - И? - поинтересовался я. - Что случится, если…

Я замолчал, а затем взглянул на трех Хранителей, которые плыли через стену в достойной призраков манере.

- Хранители, - спросил я. - Считаются ли эти монеты книгами?

- Они написаны, - ответил один. - Бумага, ткань, или металл - не имеет значения.

- Ты можешь проверить одну из них, если пожелаешь, - шепнул другой, подплывая ко мне.

Я вздрогнул, потом взглянул на Бастилию. - Ты только что спасла мне жизнь, - сказал я, чувствуя онемение.

Она пожала плечами. - Я Кристин. Это наша работа. - Тем не менее, она, казалось, стала идти немного более уверенно, когда присоединилась к Казу, который осматривал саркофаг.


Вы должны были понять, что я не смог бы владеть ни одной из этих монет. Вот что происходит в историях, подобных этой. Персонажи книг находят груды золота или скрытые сокровища повсюду - но, конечно, они никогда не могут потратить ни копейки из них. Вместо этого, они либо

1) теряют его в землетрясении или природном катаклизме.

2) Кладут его в рюкзак, который затем рвется в решающий момент, теряя все сокровища, когда герои спасаются бегством.

3) Используют его, чтобы спасти свой сиротский приют от залога.

Дурацкие приюты.

В любом случае, это очень типично для авторов - делать подобные вещи с героями своих историй. Почему? Ну, мы будем утверждать, будто это потому, что мы хотим научить читателя, что реальное богатство - это дружба, или забота, или что-то такое же глупое. На самом деле, мы просто имеем в виду людей. Нам нравится мучить наших читателей, и это переносится на мучения наших персонажей. В конце концов, есть только одна вещь более разочаровывающая, чем нахождение кучи золота, которое тут же у вас похищают.

И это, когда говорят: на ошибках учатся.


Я вздохнул, оставляя монеты позади.

- О, не хандри, Алькатрас, - сказала Бастилия, равнодушно махнув в другой угол комнаты. - Вместо этого просто возьми некоторые из этих золотых слитков. Кажется, на них ничего не написано.

Я повернулся и стукнул себя по лбу, внезапно осознав, что я не в вымышленной истории. Это была автобиография, и была она вполне реальной: это означает, что «урок», который я мог бы извлечь из всего этого, - что грабить могилы все же круто.

- Хорошая идея! - сказал я. - Хранители, считаются ли эти слитки за книги?

Призраки плавали угрюмо, один бросил свирепый взгляд на Бастилию. - Нет, - наконец, сказал он.

Я улыбнулся, затем засунул несколько слитков в карманы, а затем еще несколько - в пакет к Бастилии.


На случай, если вам интересно: да. Золото действительно так тяжело, как о нем говорят. Но это, в любом случае, стоит затраченных усилий.

- А вы, ребята, разве не хотите взять что-нибудь? - спросил я, положив еще один слиток в карман куртки.

Каз пожал плечами. - Ты и я - Смедри, Алькатрас. Мы - друзья королей, советники императоров, защитники Свободных Королевств. Наша семья невероятно богата, и мы можем иметь буквально все, что угодно. Я имею в виду, что тот силиматический дракон, который мы сломали, вероятно, стоит больше денег, чем большинство людей сможет потратить за всю жизнь.

- Ой, - сказал я.

- А я как бы приняла обет бедности, - добавила Бастилия, морщась.

Это было новостью. - Правда?

Она кивнула. - Если бы я взяла часть этого золота, оно в конечном итоге просто перешло бы к Рыцарям Кристалии, - а я немного раздражаю их именно сейчас.

Тем не менее, я сунул несколько слитков в карман для нее.

- Алькатрас, подойди, посмотри на это, - сказал Каз.

Я неохотно оставил остальное золото, и, звеня, подошел к остальным. Они стояли на некотором расстоянии от саркофага, не приближаясь. - Что случилось?

- Посмотри внимательно, - сказал Каз, указывая.

Я посмотрел, щурясь в свете единственного светильника. Сделав усилие, я увидел, что он имел в виду. Пыль. Неподвижно висящая в воздухе.

- Что это? - спросил я.

- Не знаю, - сказал Каз. - Но, если ты посмотришь, то увидишь пузырь чистой земли вокруг саркофага. Без пыли.

На земле вокруг гроба был большой круг, то ли очищенный от пыли, то ли пыль вообще туда никогда не падала. Теперь, когда я стал чуть внимательнее, я понял, что остальная часть этой комнаты была гораздо более пыльной, чем Библиотека. И эту пыль не тревожили уже какое-то время.

- Есть что-то странное в этом месте, - сказала Бастилия, положив руки на бедра.

- Угу, - ответил я, нахмурившись. - Эти иероглифы совсем не похожи ни на что, виденное мною раньше.

- И много ты видел? - спросила она, скептически поднимая бровь.

Я покраснел. - Я имею в виду, они не выглядят так, как должны выглядеть египетские иероглифы.

Это было трудно объяснить. Как и следовало ожидать, стены были покрыты маленькими картинками, нарисованными так, как будто это слова. Тем не менее, вместо людей с головами рогатого скота или орла, там были изображения драконов и змей. Вместо скарабеев были странные геометрические фигуры наподобие рун Над дверью, через которую мы пришли, было…

- Каз! - воскликнул я, указывая.

Он повернулся, и его глаза широко раскрылись. Там, вписанный в дверь, был нарисован круг, разделенный на четыре секции, с символами, начертанными в каждой из четырех частей. Такой же, как схема Каза, нарисованная для меня на земле, о различных видах Талантов. Колесо Воплощений.

На этой картинке так же был небольшой круг в центре с собственным символом, а еще - кольцо по наружному краю, разделенное на две секции, в каждой из которых был свой символ.

- Это может быть просто совпадением, - сказал Каз медленно. - Я имею в виду, что это просто круг, разделенный на четыре части. Это не обязательно та же схема.

- Это она, - настаивал я. - Она ощущается правильной.

- Ну, может, Хранители поместили ее туда, - сказал Каз. - Они увидели, как я нарисовал ее на земле, и скопировали. Может быть, они поместили это здесь для нас, чтобы мы нашли и запутались.

Я покачал головой. - На мне все еще Линзы Видящего. Это надпись так же стара, как и остальной склеп.

- О чем это говорит? - спросила Бастилия. - Может это скажет нам, что оно такое?

 «Почему я не подумал об этом?» - подумал я, смутившись еще раз. Бастилия, безусловно, была быстра. Или, возможно, я был слишком медлительным. Давайте не будем обсуждать эту возможность дальше. Забудьте, что я упомянул об этом.

- Могу ли я прочитать этот текст, не потеряв душу? - спросил я. Мы посмотрели на Хранителей. Один неохотно заговорил. - Можешь, - сказал он. - Ты потеряешь душу, когда закажешь или переместишь книгу. Символы на стене могут быть прочтены без заказа.

Это имело смысл. Если бы было так легко получить души, Хранители могли бы просто рисовать знаки, а потом принимать души всех, кто читал их.

С этим я снял Линзы Видящего и надел Линзы Переводчика. Они сразу же интерпретировали странные символы.

- Внутренние квадраты говорят то же, чему ты учил, Каз, - сказал я. - Время, Пространство, Вещество, Знание.

Каз присвистнул. - Грецкие орехи! Это означает, что тот, кто построил это место, знал очень много о Талантах Смедри и Тайной Теории. Как насчет символа в середине круга? Что он говорит?

- Он означает Разрушение, - сказал я спокойно.

Мой Талант.

- Интересно, - сказал Каз. - Они поместили его в собственный круг на схеме. Что во внешнем круге?

Кольцо было разделено на две части. - Одна значит Идентичность, - продолжал я. - Другая значит Возможность.

Каз выглядел задумчивым. - Классическая философия, - сказал он. - Метафизика. Похоже, что наш мертвый друг был каким-то философом. Не лишено смысла, учитывая, что мы возле Александрии.

Я не обратил на это особого внимания. Вместо этого я нерешительно повернулся, чтобы прочитать слова на стенах. Мои Линзы Переводчика немедленно изменили их на английский.

И я тут же пожелал не читать их вовсе.

Глава 14

Время для урока истории.

Хватит жаловаться. Это не приключенческая повесть, это фактическая автобиография. Цель - не развлечь вас, но научить. Если вы хотите, чтобы вас развлекали, ходите в школу и слушайте воображаемые факты, выдуманные вашими учителями.

Инкарны. Думаю, я говорил о них в своей последней книге. Это те, кто разработал Забытый Язык. В Свободных Королевствах все немного недовольны ими. В конце концов, у Инкарнов, якобы было это фантастическое понимание, как технологии, так и магии. Но вместо того, чтобы поделиться своей мудростью с остальным миром, они разработали Забытый Язык, а затем - каким-то образом - изменили все свои тексты и письма, чтобы они были написаны на этом языке.

Нет, Забытый Язык не был их первоначальным методом письма. Все это знают. Они превратили все свои книги в написанные на нем. Подобно тому… как применяется шифровальная программа к компьютерному документу. За исключением того, что это повлияло на все формы письма, будь то на бумаге, металле, или камне.

Никто не знает, как им это удалось. Они были расой мегаразвитых, очень умных супер-людей. Я сомневаюсь, что для них вообще было что-то трудно. Они, вероятно, могли бы превратить свинец в золото, подарить бессмертие, и сделать сложно поддающийся холодный синтез тоже. Не имеет большого значения. Никто не может прочитать то, что они оставили после себя.

За исключением меня. С моими Линзами Переводчика. Возможно, теперь вы можете понять, почему Библиотекари наняли извращенного, получеловека-убийцу, чтобы загнать меня и вернуть их, а?

- Алькатрас? - сказала Бастилия, видимо, заметив, как побелело мое лицо. - Что случилось?

Я уставился на стену со странными словами, пытаясь разобраться в том, что читал. Она сжала мою руку.

- Алькатрас? - спросила она снова, а затем взглянула на стену. - О чем здесь говорится?

Я снова прочел слова.

Помните все вы, кто посещает это место покоя. Знайте, что Темный Талант был выпущен в мир. Нам не удалось удержать его под контролем.

Наши желания привели нас к падению. Мы стремились прикоснуться к силам вечности, чтобы использовать их для себя. Но принесли с ними то, что мы не намеревались.

Будьте осторожны. Хорошо храните, и будьте очень осторожны в его использовании. Не полагайтесь на него. Мы видели возможное будущее и последний финал. Он может разрушить слишком многое, если дать шанс.

Проклятие Инкарнов. Это то, что искажает, то, что развращает, и то, что разрушает. Темный Талант.

Талант Разрушения.


- Это место очень важно, - прошептал я. - Это место действительно очень, очень важно.

- Почему? - спросила Бастилия. - Бьющиеся стекла, Смедри. Когда ты собираешься сказать мне, что тут говорится?

- Вытаскивай ручку и бумагу, - сказал я, стоя на коленях. - Я должен записать это.

Бастилия вздохнула, но сделала, как я сказал, извлекая ручку и бумагу из своего пакета. Каз бродил вокруг, с интересом наблюдая, как я переписывал надпись на стене.

- Что это за язык, вообще-то? - спросил я. - Тут упоминаются Инкарны, но это не Забытый Язык.

- Это Древненалхаллский, - сказал Каз. - Я не могу читать на нем, но у нас в столице есть несколько ученых, которые могут. Когда Инкарны пали, те немногие из них, кто выжил, остались жить в Налхалле.

Я завершил перевод. И немедленно три Хранителя окружили меня.

- Ты должен отказаться от всех писаний в пользу библиотеки, когда входишь, - зашипел один. - Копия будет возвращена тебе, как только мы завершим ее. Если копия не может быть сделана в течение одного часа, мы вернем оригинал.

Я закатил глаза. - О, небеса! - Тем не менее, я позволил им вытащить лист и исчезнуть вместе с ним.

Бастилия хмурилась: она прочитала перевод, когда я его писал. - Эта надпись заставляет думать, будто твой Талант опасен.

- Так и есть, - сказал я. - Ты знаешь, сколько раз я был почти избит за разрушение чего-то в самый неподходящий момент?

- Но… - она осеклась, очевидно, чувствуя, что я не хочу говорить об этом дальше.

Честно говоря, я не знал, что думать. Было довольно странно найти древние писания, касающиеся Талантов Смедри. И видеть предупреждения лично о моем Таланте… в общем, было немного тревожно.

Это был первый раз, когда я действительно получил какой-то намек на грядущие  неприятности. Вы, в Свободных Королевствах, зовете меня спасителем. Могу ли я на самом деле считаться спасителем, если я сам был причиной той проблемы, которую помог исправить?

- Подожди минутку, - сказала Бастилия. - Разве мы не были привлечены сюда Линзами Окулятора? Что бы ни случилось?

- Совершенно верно, - подтвердил я, все еще чувствуя, как они работают, хотя и отвлекался на все остальное в склепе.

Я сменил Линзы Переводчика на Линзы Окулятора, но мне сразу пришлось уменьшить их мощность, потому что комната сияла просто ослепительно. Как только я сделал это, то смог увидеть Линзу, которая привлекла меня сюда. Она была установлена в крышку саркофага.

- Это там, - сказал я, указывая. - Наверху саркофага.

- Я не доверяю этой штуке, - сказал Каз. - Этот странный круг вокруг него. Мы должны уйти, собрать исследовательскую группу, а затем вернуться и изучить это место в деталях.

Я рассеянно кивнул. После чего направился к саркофагу.

- Алькатрас! - воскликнула Бастилия. - Ты что, снова собираешься сделать что-то глупое и поспешное?

Я обернулся. - Ага.

Она моргнула. - О. Ну, ты, наверное, не должен. Считай, что я против этого. Что бы это ни было.

- Возражение учтено, - сказал я.

- Я… - опять начала Бастилия. Но остановилась, когда я ступил внутрь круга чистой земли вокруг саркофага.

Все сразу изменилось. Пыль начала падать вокруг меня, сверкая, как очень мелкий порошок металла. Вспыхнули ярким пламенем лампы, установленные в верхней части столбов, которые находились вокруг саркофага. Это выглядело так, будто я вошел в небольшую колонну золотого света. Каким-то образом я переместился из давно мертвого склепа в какое-то место с оживленным движением.

Осталось чувство благоговения перед этим пространством. Я повернулся, заметив, что Бастилия и Каз остались за пределами кольца света. Они, казалось, застыли на месте с открытыми ртами, как будто собираясь что-то произнести.

Я снова повернулся к саркофагу, пыль еле-еле падала в воздухе, осыпая все вокруг. Я поднял руку. Пыль была действительно металлическая, и сверкала желтым блеском. Золотая пыль.

Почему я слепо вошел в подобный круг?

Это трудно объяснить. Представьте, что вы икаете. На самом деле, у вас не просто икота, у вас Икота. Эта икота - всем икотам икота. Вы икаете всю свою жизнь, без передышки. Вы икаете так много, что потеряли друзей, вызвали у всех раздражение, и выросли с довольно низким мнением о себе.

И потом, к своему удивлению, вы открываете для себя группу людей, которые сталкиваются со схожими проблемами. Некоторые из них отрыгивают все время, другие все время шмыгают носом, а третьи имеют очень плохие газы. Они все издают раздражающие шумы, но они прибыли из страны, где это действительно здорово. Им всем понравилась ваша икота.

Вы общаетесь с этими людьми какое-то время, и в вас начинает расти гордость за вашу икоту. Затем вы проходите мимо рекламного щита, который говорит - в первый раз, - что ваша икота, скорее всего, завершит уничтожение мир.

Возможно, вы сможете после этого почувствовать себя примерно так же, как я. Растерянным, преданным, неприкаянным. Готовым вступить в странные кольца силы, чтобы противостоять человеку, который сделал рекламный щит.

Даже если он уже мертв.

Я отодвинул в сторону верхнюю часть саркофага. Это было тяжелее, чем я ожидал, и мне пришлось напрячься. Крышка стукнулась об пол, рассыпая золотую пыль.

Внутри было тело человека, и оно даже нисколько не разложилось. На самом деле, он выглядел настолько живым, что я отпрыгнул назад.

Человек в саркофаге не пошевелился. Я медленно придвинулся ближе, разглядывая его. Человек выглядел лет на пятьдесят, и был одет в древние одежды: своего рода юбку, обернутую вокруг голеней, гладкую рубашку в виде плаща на спине, что оставляла его голую грудь обнаженной. Лоб облегал золотой обруч.

Я неуверенно тронул его лицо. (Не притворяйтесь, что вы не сделали бы то же самое.)

Человек не пошевелился. Тогда аккуратно, съежившись от страха, я проверил пульс. Ничего.

Я сделал шаг назад. Так вот, возможно, вы видели мертвое тело ранее. Я искренне надеюсь, что нет, но давайте будем реалистами. Люди иногда умирают. Они должны - если они этого не будут делать, похоронные бюро и кладбища выйдут из сферы бизнеса.

Мертвые тела не выглядят так, как при жизни. Трупы, как правило, выглядят так, будто они сделаны из воска, - они вообще не кажутся людьми, скорее манекенами.

Это тело так не выглядело: щеки еще румяные, лицо сюрреалистическое - казалось, оно готово вздохнуть в любой момент.

Я оглянулся на Бастилию и Каза. Они по-прежнему были застывшими, как если бы время остановилось для них. Я посмотрел на тело, и вдруг уловил намек на то, что может происходить.

Надев Линзы Переводчика, я подошел к отброшенной крышке саркофага. Там, напечатанное богато украшенными буквами, было имя:

Аллекатрейс, владелец Линз, первый Носитель Темного Таланта.

По сути, мои Линзы Переводчика дали мне знать, что слова владелец Линз, когда произносились на древненалхаллском языке, звучали иначе для моих ушей. Древнее налхаллское слово для «Линзы» было «смед», а слово для «человека, который использует» было «дери».

Аллекатрейс, владелец Линз. Аллекатрейс Смед-дери.

Алькатрас Смедри Первый.

Золотая пыль падала вокруг меня, осыпая голову. - Ты сломал время, правда? - спросил я. - Каз говорил, что были легенды о том, что ты это сделал. Ты создал для себя склеп, где время не идет, где можно упокоиться, не разлагаясь.

Это был первичный метод бальзамирования. Лично я подозреваю, что египетский обычай делать мумии фараонов пришел из легенды об Алькатрасе Смедри Первом.

- Мне передался твой Талант, - сказал я, подступая к саркофагу и глядя на человека внутри. - Что я должен делать с ним? Могу ли я управлять им? Или он будет всегда контролировать меня?

Тело молчало. Они всегда так. У них полностью отсутствуют социальные приличия, у этих трупов.

- Он уничтожил тебя? - спросил я. - Вот для чего это предупреждение?

Тело оставалось таким же спокойным. Золотая пыль начала собираться на его лице. Наконец, я просто вздохнул и встал на колени, чтобы посмотреть на Линзу на крышке саркофага. Она была совершенно чистой, без цвета, который бы указывал, что она делает. Тем не менее, я знал, что она мощная, потому что она притянула меня сюда.

Я протянул руку и попытался освободить ее. Она застряла в крышке очень крепко, но я не собирался уходить, оставив мощную Линзу бездействовать в забытом склепе.

Я коснулся крышки и выпустил свой Талант в нее. Линза сразу свободно выскочила, подброшенная в воздух. Я был захвачен врасплох, так что едва успел поймать ее прежде, чем она упала и разбилась.

Как только я коснулся Линзы, она перестала испускать силу. Однако пузырь странного сдвига во времени оставался на месте, значит, Линза не была ответственна за него.

Я двинулся, чтобы встать, но потом заметил кое-что. В том месте, где была прикреплена Линза, виднелась надпись. Она была скрыта под стеклом Линзы и написана на черной бумаге, чтобы скрыть текст от посторонних глаз, пока Линза не будет удалена.

Это был древненалхаллский. Я легко смог прочесть его с помощью Линз Переводчика.


Моему потомку, гласила крошечная надпись.

Если ты высвободил эту Линзу, то я знаю, что у тебя есть Темный Талант. Часть меня радуется, ибо это означает, что он по-прежнему защищен и ограничен нашей семьей, как проклятие.

Тем не менее, я так же беспокоюсь, потому что это означает, что вы еще не нашли способ изгнать его. До тех пор, пока испорченный Талант остается, он опасен.

Эта Линза - наиболее драгоценная в моей коллекции. Остальные я отдал своему сыну. Его меньшего Таланта, хоть и испорченного, не нужно бояться. Только когда Талант может разрушать, он опасен. Во всех остальных случаях, он просто портит то, что они сделали.

Используй Линзу. Передай это Знание, если оно было забыто.

И позаботься также о бремени, благословении и проклятии, данном тебе.


Я откинулся назад, пытаясь решить, что думать об этих словах. Я хотел, чтобы у меня было что-то, чем я мог бы переписать их, но потом решил, что даже лучше, что текст не скопируется. Хранители заберут то, что я напишу, а если они еще не знали о надписи, я не хотел им об этом сообщать.

Я встал. С некоторым усилием мне удалось вернуть крышку саркофага на место. Потом я положил руку на надпись и каким-то образом Сломал ее. Текст письма зашифровался, становясь бредом даже для моих Линз Переводчика.

Я убрал руку, удивленный. Я никогда не делал чего-то подобного ранее. Я постоял молча, а затем торжественно склонил голову к саркофагу, на котором было высечено лицо человека, покоящегося в нем.

- Я сделаю все возможное, - сказал я. После чего вышел из круга.

Свет померк. Комната снова стала затхлой и старой, и Бастилия с Казом начали двигаться.

- …не думаю, что это хорошая идея, - сказала Бастилия.

- Возражение учтено еще раз, - ответил я, отряхивая золотой порошок с плеч, где он собрался подобно перхоти Царя Мидаса.

- Алькатрас? - спросил Каз. - Что произошло только что?

- Время идет там по-другому, - сказал я, оглядываясь на саркофаг. Казалось, что он не изменился: пыль висит в воздухе, лампы погасли. Линзы на крышке, однако, не было. Я все еще держал ее в моей руке.

- Я думаю, вступление в этот круг переносит тебя назад во времени к моменту его смерти, - сказал я. - Что-то вроде этого. Я точно не уверен.

- Это… очень странно, - сказал Каз. - Ты выяснил, кто он такой?

Я кивнул, глядя на Линзу. - Алькатрас Первый.

Они помолчали.

- Это невозможно, Ал, - сказал Каз. - Я видел склеп Алькатраса Первого. Он находится под королевскими катакомбами в Налхалле. Это одна из главных достопримечательностей города.

- Это подделка, - возразила Бастилия.

Мы оба внимательно посмотрели на нее.

- Королевская семья сделала ее тысячу лет назад или около того, - сказала она, глядя в сторону. - Как символ основания Налхаллы. Членов королевской семьи беспокоило, что они не знали, где был похоронен Алькатрас Первый, так что они организовали поддельное историческое место, чтобы чтить его память.

Каз тихонько присвистнул. - Я догадывался, что ты знаешь, Бастилия. Это скрытая информация. Но почему он здесь, в Александрийской Библиотеке, где никто не мог бы и предположить?

- Эта комната старше, чем остальные части вокруг нее, - сказал я. - Я бы сказал, что Хранители нарочно перенесли сюда свою Библиотеку. Разве это не ты сказал мне, что они сменили расположение в пользу места с большим количеством комнат?

- Действительно, - сказал Каз. - Что это за Линза?

Я поднял ее. - Не знаю точно; я нашел ее на саркофаге. Бастилия, можешь ли ты распознать ее?

Она покачала головой. - Она не окрашена. Она может делать что угодно.

- Может быть, я должен просто активировать ее.

Бастилия пожала плечами, а Каз, казалось, не имел возражений. Поэтому, поколебавшись, я попробовал. Ничего не случилось. Я глянул сквозь Линзу, но не смог увидеть ничего изменившегося в комнате.

- Ничего? - спросила Бастилия.

Я покачал головой, нахмурившись. Он назвал эту Линзу наиболее могущественной. Так что же она делает?

- Мне кажется, это имеет смысл, - сказал Каз. - Она же была активирована до этого, - это то, что привело тебя сюда. Возможно, все, что она делает, - посылает сигналы другим Окуляторам.

- Может быть, - произнес я неуверенно. Я сунул ее в карман куртки, который когда-то был предназначен для Линз Поджигателя.

- Вероятно, мы просто должны, показать ее моему отцу, - сказал Каз. - Он сможет…

Он продолжал говорить, но я перестал обращать внимание. Бастилия вела себя странно. Она вдруг оживилась, и сильно напряглась, оглядывая разрушенную стену.

- Бастилия? - спросил я, резко прервав Каза.

- Бьющиеся стекла! - воскликнула она, затем стремительно выскочила из комнаты.

Каз и я стояли ошарашенные.

- Что будем делать? - спросил Каз.

- За ней! - выкрикнул я, выскользнув из комнаты - с осторожностью, чтобы не опрокинуть книжный шкаф снаружи. Каз последовал за мной, прихватив пакет Бастилии, и вытаскивая пару Линз Воина. Когда я бросился по коридору за Бастилией, он сумел не отстать с помощью увеличения силы, которое дали Линзы.

Я быстро начал понимать, почему персонажи книг, как правило, теряют свое золото до конца истории. Этот материал был тяжелым. Неохотно я отбросил большую часть золота в сторону, оставив только несколько слитков в кармане.

Однако даже без золота никто из нас не был достаточно быстр, чтобы угнаться за Кристином.

- Бастилия! - крикнул я, глядя, как она исчезает вдали.

Реакции не последовало. Вскоре мы с Казом добрались до перекрестка и остановились, отдуваясь. Мы переместились в еще одну часть Библиотеки. Здесь, вместо рядов свитков или книжных шкафов, мы оказались в отделе, который был похож на темницу. Здесь было много перепутанных коридоров и комнатушек, лампы мягко мерцали на стенах.

Чтобы сделать все еще более запутанным, некоторые двери - даже некоторые из коридоров - были перекрыты брусьями, установленными поперек них, блокируя путь вперед. Я подозреваю, что эта часть библиотеки должна была быть лабиринтом - еще одним средством, разочаровывающим людей.

Бастилия вдруг бросилась назад к нам, выбегая из бокового коридора.

- Бастилия? - позвал я.

Она выругалась и шмыгнула мимо нас, двигаясь по коридору с другой стороны. Я глянул на Каза, который просто пожал плечами. Итак, мы снова двинулись за ней.


Пока мы бежали, я заметил кое-что. Ощущение. Я застыл, в результате чего Каз чуть не врезался в меня.

- Что? - спросил он.

- Он рядом, - сказал я.

- Кто?

- Охотник. Тот, кто преследует нас.

- Национальный Союз Учителей! - выругался Каз. - Ты уверен?

Я кивнул. Впереди, я услышал крик Бастилии. Мы двигались, минуя множество брусьев с правой стороны. Через них я видел другой коридор. Было бы проще простого потеряться в этой части Библиотеки.

Хотя мы и так уже потерялись. Поэтому, на самом деле это не имело особого значения. Бастилия примчалась назад, и на этот раз мне удалось схватить ее за руку, когда она бежала мимо. Она рывком остановилась: лоб вспотевший, глядит горящими глазами.

- Бастилия! - потребовал я ответа. - Что происходит?

- Моя мать, - сказала Бастилия. - Она рядом, и ей больно. Я не могу добраться до нее, потому что каждый из этих битых ходов заканчивается тупиком!

«Драулин?» - подумал я. - «Здесь?» Я открыл рот, чтобы спросить, как Бастилия могла знать это, и в этот момент я кое-что почувствовал. Ту темную, гнетущую силу. Извращенную, неестественно ощущаемую, испускаемую Линзой, которая была изготовлена с использованием крови Окулятора. Она была близко. Очень близко.

Я посмотрел вниз по коридору. Лампы мерцали по сторонам, а в самом конце я увидел массивную железную решетку, перекрывавшую путь вперед.

За решеткой стояла затененная фигура человека, с неестественно длинной рукой и деформированным лицом.

И он держал меч Кристин, принадлежавший Драулин, в своих руках.

Глава 15

Это моя вина.

Я признаю правду; я это сделал. Вы наверняка заметили это теперь, если читали внимательно. Я прошу прощения. Из всех грязных трюков, которые я использовал, - это, несомненно, самый противный из них. Я понимаю, что он мог испортить книгу для вас к этому моменту, но я ничего не мог с собой поделать.

Видите ли, заниматься чем-то вроде этого последовательно, в течение четырнадцати глав, было настоящим вызовом. А я всегда принимаю вызов. Когда вы заметили это, то, вероятно, поняли, какой я был умный, даже если вогнал вас в краску. Я знаю, что это должна быть книга для детей, и я думал, что проблема достаточно хорошо скрыта, чтобы не проявиться. Кажется, я был слишком очевиден.

Я бы все объяснил, но это просто слишком умно. Большинство людей не смогут ничего обнаружить, даже если это будет в каждой главе, на каждой странице. Самая блестящая литературная шутка, которую я когда-либо создавал.

Снова прошу извинить меня.


Я стоял, глядя на силуэт существа, все еще держа за руку Бастилию, и медленно приходил к пониманию.

Я был неправ, когда бежал от него, - это привело к распаду моей группы. Теперь охотник может брать нас по одному, хватая в катакомбах, пока мы бегаем в замешательстве.

Мы не можем больше убегать. Пришло время дать ему отпор. Я сглотнул, начиная потеть. Это одна из причин, почему я не герой, - потому что, хотя я и шел по этому коридору в сторону существа, но тащил Бастилию за собой. Я полагал, что две цели были лучше, чем одна.

Пока мы продвигались вперед, Каз отстал, взгляд Бастилии стал чуть менее бешеным. Она вытащила свой кинжал из ножен, кристаллическое лезвие сверкало в мерцающем свете ламп. В конце коридора была маленькая комната, разделенная пополам большой железной решеткой.

Кость Нотариуса был на другой стороне от брусьев. Он улыбнулся, когда я подошел, - одна сторона его лица поднялась вверх, плотоядно скалясь. Другая сторона лица имитировала движения, хотя была сделана из кусочков металла, которые вращались и щелкали, как часовой механизм, который был сжат вдесятеро, пока все механизмы и контакты не были смяты вместе.

- Смедри, - прокаркал он: голос рваный, как будто звуки сдирали кожу.

- Кто ты? - спросил я.

Существо встретилось со мной глазами. Вся левая половина его тела была заменена на кусочки металла, скрепленные силой, которую я не понимал. Один из глаз был человеческим. Второй зиял провалом из темного стекла. Стекла Оживленного.

- Я Килиманджаро, - сказало существо. - Я был послан, чтобы получить кое-что от тебя.

Я по-прежнему носил Линзы Рашида. Я поднес к ним пальцы, и Килиман кивнул.

- Где ты взял этот меч? - спросил я, пытаясь скрыть свою нервозность.

- Я победил женщину, - сказало существо. - Я взял это у нее.

- Она здесь, Алькатрас, - подала голос Бастилия. - Я чувствую ее Камень Жизни.

«Камень Жизни?» - подумал я. - «Что, во имя первых песков, это такое?»

- Ты имеешь в виду это? - спросил Килиман глубоким трескучим голосом. Он держал что-то перед собой. Это было похоже на осколок кристалла, размером примерно в два пальца, сложенных вместе. Он был окровавлен.

Бастилия задохнулась. - Нет! - вскрикнула она, бросаясь к решетке; я схватил ее за руку и с трудом удержал.

- Бастилия! - сказал я. - Он подстрекает тебя!

- Как ты мог? - закричала она существу. - Ты убьешь ее!

Килиман опустил кристалл, поместив его в сумку на поясе. Он все еще держал меч перед собой. - Смерть несущественна, Кристин. Я должен получить то, что ищу. У вас есть это, у меня есть женщина. Будем меняться.

Бастилия упала на колени, и сначала я подумал, что она заплакала. Потом увидел, что она просто дрожит, белая как мел. Я не знал этого в то время, но вытащить Камень Жизни из тела Кристина - это невыразимо грубый и отвратительный поступок. Для Бастилии, это было, как будто Килиман показал сердце Драулин, по-прежнему бьющееся в его руках.

- Ты думаешь, я буду торговаться с тобой? - спросил я.

- Да, - сказал Килиман просто. У него не было ауры зла, которая окружала Блэкберна, - не было высокомерной надменности, не было острой одежды, или смеющегося голоса. Тем не менее, спокойная опасность этого существа выражалась в чем-то гораздо более навязчивом.

Я вздрогнул.

- Осторожнее, Ал, - сказал Каз тихо. - Эти существа опасны. Очень опасны.

Килиман улыбнулся, а затем бросил меч и протянул руку вперед. Я вскрикнул, когда увидел Линзу в его руках. Она вспыхнула, стреляя пучком морозного света.

Бастилия подскочила, кинжал смотрелся когтем в ее руке. Она приняла луч прямо на кристаллическое лезвие, отшатнувшись назад. Она удержала его, но лишь едва-едва.

Я зарычал, сбрасывая Линзы Переводчика и вытаскивая мои Штормовые Линзы. Он хотел драться? Ну, я покажу ему.

Я натянул Линзы, затем сфокусировался на Кости Нотариуса, посылая вперед волну мощного ветра. Уши заложило, и Каз закричал от внезапного повышения давления. Порыв ветра ударил Килимана, отбрасывая его назад, разбрызгивая куски металла из его тела.

Килиман зарычал, и его Линза Морозильщика отключилась. Рядом со мной Бастилия снова упала на колени, я увидел, что ее руки выглядели синими и были покрыты коркой льда. Маленькое лезвие ее кинжала треснуло в нескольких местах. Как и мечи Кристинов, он мог отразить Окуляторскую силу, но, очевидно, не был предназначен для удержания интенсивного воздействия.

Килиман выпрямился, и я увидел, как у кусочков металла, которые упали с него, возникают паучьи ножки. Гайки, винты и шестеренки стремительно побежали по полу, поднимаясь в его тело и воссоединяясь с остальной пульсирующей, волнующейся кучей металлолома.

Он встретился со мной глазами и зарычал, поднимая вторую руку. Я опять сосредоточился, обдавая его новой волной ветра, но существо удержалось на ногах. Вдруг я почувствовал, что меня тянет вперед. Его вторая рука держала Линзу, которую Бастилия назвала Вакуумной, ту самую, которая всасывает воздух.

Линза тянула меня в сторону брусьев, хотя я толкал Килимана прочь с помощью своих Линз. Я скользил по земле, спотыкаясь, со все возрастающей паникой.

Внезапно руки схватили меня сзади, придерживая.

- Что я говорил тебе, малыш? - прокричал Каз сквозь звук ветра. - Это создание частично является Оживленным! Ты не можешь убить его обычными средствами! И он использует Линзы, созданные на крови. Они будут помощнее твоих!

Он был прав. Даже при том, что Каз удерживал меня, я чувствовал, как меня тянет к Килиману. Я повернул свои Штормовые Линзы в сторону, и сфокусировал их на стене, отталкиваясь назад.

Килиман выключил свою Линзу.

Меня встряхнуло от силы ветра, подувшего от моего лица. Я споткнулся, ударился о Каза и чуть не потерял опору, пока выключал Линзы.

В этот момент Килиман сосредоточил свою Линзу непосредственно на паре Линз Переводчика в другой моей руке. Судя по всему, Вакуумные Линзы - так же, как мои Штормовые, - могут сосредоточиться на одном объекте. Линзы Переводчика были свободно вырвали из моих пальцев и засосали через всю комнату.

Я вскрикнул, оглушенный, но Бастилия выхватила Линзы из воздуха, когда они пролетали мимо нее. Она встала, держа кинжал в одной руке, Линзы в другой. Я подошел к ней, готовя свои Штормовые Линзы, стараясь не смотреть на отмороженные раны на руках Бастилии.

Килиман встал, но не поднял свои Линзы. - Рыцарь по-прежнему у меня, - прошептал он, поднимая упавший меч Кристина. - Она умрет, потому что вы не знаете, где найти ее. Только я могу заменить ее Камень Жизни.

Комната наполнилась тишиной. Вдруг лицо Килимана начало распадаться, у маленьких кусочков металла возникли ножки, и они поползли вниз по его телу. Половина головы, потом плечо, и, наконец, одна рука полностью превратились в крошечных металлических пауков, которые ползли через решетку, разделяющую нас, роясь, как пчелы в улье.

- Она умрет, - сказал Кость Нотариуса, каким-то образом разговаривая, несмотря на то, что половина его лица теперь отсутствовала. - Я не лгу, Смедри. Ты же знаешь, что я не лгу.

Я пристально смотрел на него, ощущая растущее чувство страха. Помните ли вы, что я говорил о выборе? Мне кажется, что независимо от того, что вы выберете, вы в конечном итоге что-то потеряете. В этом случае, это были либо Линзы, либо жизнь Драулин.

- Я обменяю ее на Линзы, - сказал Килиман. - Я был послан, чтобы охотиться на них, а не на тебя. Как только я их получу, я уйду.

Металлические пауки заползли в комнату, перейдя на нашу сторону, но держались подальше от Бастилии и меня. Каз застонал, поднимаясь, наконец, на ноги с того места, где я случайно сбил его.

Я закрыл глаза. Мать Бастилии - или Линзы? Я хотел бы, чтобы я мог что-то сделать, чтобы бороться. Но Штормовые Линзы не могут повредить это существо, - даже если они взорвут его снова, он может просто сбежать и ждать, пока Драулин умрет. Австралия все еще потеряна где-то в Библиотеке. Будет ли она следующей?

- Я буду меняться, - сказал я спокойно.

Килиман улыбнулся - или, по крайней мере, оставшаяся половина его лица улыбалась. Затем, в стороне, я увидел, как несколько его пауков на что-то взобрались.

Проволочная ловушка в комнате, где я стоял.

Пол провалился под Бастилией и мной, когда пауки зацепили проволоку. Бастилия закричала, протягивая руку к краю пола, но не дотянулась совсем чуть-чуть.

- Устрицы Скалистых гор! - выругался Каз потрясенно, хотя яма открылась в нескольких футах от него. Я мельком увидел паническое выражение его лица, пока падал в яму.

Мы упали с высоты около тридцати футов и приземлились с глухим стуком на клочке слишком мягкой земли. Я ударился животом, но Бастилия, перевернувшаяся для защиты Линз Переводчика, которые она по-прежнему сжимала, задела стену, а затем врезалась в землю в гораздо более неловком положении. Она крякнула от боли.

Я встряхнул головой, пытаясь очистить ее. Потом пополз к Бастилии. Она стонала, выглядя еще более оглушенной, чем я, но казалось, что с ней все в порядке. Наконец, я взглянул вверх из темной шахты на свет. Озабоченный Каз высунул голову над отверстием.

- Алькатрас! - крикнул он. - Вы там в порядке?

- Да, - выкрикнул я наверх. - Думаю, да. Я потыкал землю, пытаясь решить, почему она прервала наше падение. Она, казалось, была сделана из какой-то мягкой ткани.

- Земля обита чем-то мягким, - крикнул я Казу наверх. - Вероятно, чтобы не дать нам сломать наши шеи. Это была очередная ловушка Хранителей, предназначенная для того, что бы расстроить нас, но не убить.

- Какой в этом смысл? - услышал я вопрос Каза, обращенный Килиману. - Они только что согласились меняться с тобой!

- Да, он согласился, - Я едва мог слышать голос Килимана. - Но Библиотекари, дававшие мне заказ, говорили: Никогда не доверяй Смедри.

- Но он же не может меняться с тобой, пока находится в ловушке! - закричал Каз.

- Правда, - согласился Килиман. - Но ты можешь. Пусть он передаст тебе Линзы Переводчика, а затем ты встретишься со мной в центре Библиотеки. Ведь ты имеешь силу Путешествовать, не так ли?

 Каз замолчал.

«Это существо очень много знает о нас», - подумал я расстроенно.

- Ты Смедри, - сказал Килиман Казу. - Но не Окулятор. Я буду иметь дело с тобой, а не с мальчишкой. Принеси мне Линзы, и я верну вам женщину - вместе с ее Камнем Жизни. Поторопись. Она умрет в пределах часа.

Наступила тишина, нарушенная только стоном Бастилии, когда она села. В руках у нее все еще были Линзы Переводчика. Наконец, голова Каза снова появилась над ямой.

- Алькатрас? - позвал он. - Ты там?

- Ага, - откликнулся я.

- Где еще мы можем быть? - проворчала Бастилия.

- Слишком темно, чтобы увидеть тебя, - сказал Каз. - В любом случае, Кость Нотариуса ушел, а я не смог протиснуться через решетку, чтобы последовать за ним. Что нам делать? Ты хочешь, чтобы я попытался найти веревку?

Я сидел, пытаясь - используя все мои способности - придумать выход из этого затруднительного положения. Мать Бастилии умирала, потому что кусок кристалла был вырван из ее тела. Килиман удерживал ее и готов был обменять только на Линзы Переводчика. Я оказался заперт в яме вместе с Бастилией, которая пострадала от падения гораздо больше, чем я, и у нас не было веревки.

Я застрял, пытаясь найти решение, там, где его не было. Иногда просто не существует выхода, и размышление не поможет, каким бы умным ты ни был. В некотором смысле это чем-то похоже на то, о чем я писал в начале этой главы. Вы помните, та секретная «вещь», о которой я утверждал, что сделал «ее» в этой книге? Постыдный, хитрый трюк? Пытались ли вы искать его? Ну, все, что бы вы ни нашли, - это не то, что я имел в виду: потому что трюка не было. Не было скрытых сообщений. Никаких хитрых поворотов в первые четырнадцать глав я не вставлял.

Я не знаю, насколько упорно вы искали, но это не могло быть упорнее, чем я искал способ, как одновременно спасти Драулин и сохранить Линзы. У меня быстро заканчивалось время, и я понимал это. Я должен был принять решение. Именно тогда. Именно там.

Я решил взять Линзы у Бастилии и бросил их Казу. Он едва поймал их.

- Может ли твой Талант доставить тебя в центр Библиотеки? - спросил я.

Он кивнул. - Я думаю, да. Теперь у меня есть место для поиска.

- Иди, - сказал я. - Обменяй Линзы на жизнь Драулин. Мы позаботимся о том, чтобы вернуть их, позже.

Каз кивнул. - Хорошо. Вы тут подождите, - я найду веревку или что-то еще и вернусь к вам, как только мать Бастилии будет в безопасности.

Он исчез на мгновение, а затем вернулся, голова снова высунулась над отверстием. - Прежде чем я уйду, не нужно ли тебе это? - он протянул пакет Бастилии.

Внутри были сапоги со Стеклами Борца. Я почувствовал укол надежды, но быстро отделался от нее. Стены шахты были каменные.

Кроме того, даже если бы я освободился, мне бы все равно пришлось обменивать Линзы на Драулин. Мне просто пришлось бы сделать это лично. Хотя в пакете была еда. Никто не знает, как долго мы пробудем в этой яме. - Конечно, - крикнул я ему. - Кидай сюда.

Он так и сделал, и я отступил в сторону, позволив пакету удариться о мягкую землю. К этому моменту Бастилия была уже на ногах, хотя и прислонилась одурело к стенке ямы.

Вот почему я никогда не должен был становиться лидером. Вот почему никто никогда не должен был смотреть на меня. Даже тогда, я принял неправильные решения. Лидер должен быть жестким, способным сделать правильный выбор.

Вы думаете, что я сделал правильный? Ну, тогда вы такой же дрянной лидер, каким был я. Видите ли, спасение Драулин было неправильным выбором. Обменяв Линзы Переводчика, я, возможно, спас одну жизнь, но ужасной ценой.

Библиотекари получат доступ к знаниям народа Инкарнов. Конечно, Драулин будет жить, - но, сколько умрет, когда в Свободных Королевствах начнется война? С древними технологиями в их распоряжении Библиотекари станут силой, которую нельзя удержать.

Я спас одну жизнь, но обрек на гибель слишком много других. Лидер не может себе позволить такой слабости. Я подозреваю, что Каз знал правду об этом. Он помолчал, потом спросил: Ты уверен, что хочешь это сделать, парень?

- Да, - ответил я. В то время я не думал о том, как защитить будущее Свободных Королевств и тому подобных вещах. Я просто знал одно: я не могу быть ответственным за смерть Драулин.

- Ну, хорошо, - сказал Каз. - Я вернусь за вами. Не беспокойтесь.

- Удачи, Каз.

И он исчез.

Глава 16

Писатели, - особенно рассказчики, как я - пишут о людях. Это иронично, так как мы на самом деле ничего не знаем о них.

Подумайте об этом. Почему кто-то становится писателем? Потому, что они любят людей? Конечно, нет. Иначе, зачем бы нам искать работу, где мы проводим целый день, каждый день, взаперти в подвале, не имея компании, кроме бумаги, карандаша, и наших мнимых друзей?

Писатели ненавидят людей. Если вы когда-либо встречали писателя, вы знаете, что они вообще неуклюжие, неряшливые люди, которые живут под лестничными клетками, шипят на тех, кто проходит, и забывают мыться неделями. И эти еще социально компетентные из них.


Я посмотрел по сторонам нашей ямы.

Бастилия сидела на полу, очевидно, пытаясь делать вид, что она больной человек. Это работало так же, как с арбузом, пытающимся прикинуться мячиком для гольфа. (Впрочем, не таким грязным и в два раза менее счастливым.)

- Давай, Бастилия, - сказал я, глядя на нее. - Я знаю, ты так же расстроена, как и я. Как ты думаешь? Могу ли я сломать эти стены каким-то образом? Сделать наклон, по которому мы можем подняться наверх?

- И рисковать, что части стены обрушатся на нас? - спросила она без всякого выражения.

Она была права. - Что, если мы попытаемся подняться, не используя Талант?

- Эти стены гладкие и полированные, Смедри, - отрезала она. - Даже Кристин не сможет взобраться по ним.

- Но если мы будем продвигаться вверх, упираясь ногами в одну стену, а спиной в другую…

- Яма слишком широка для этого.

Я замолчал.

- Что? - спросила она. - Больше никаких гениальных идей? А подпрыгнуть вверх? Ты должен попробовать сделать это несколько раз. - Она отвернулась от меня, глядя на стену нашей ямы, потом вздохнула.

Я нахмурился. - Бастилия, это не похоже на тебя.

- О? - спросила она. - Откуда ты знаешь, что «похоже на меня», а что нет? Сколько ты знаешь меня? Пару месяцев? И за это время мы провели всего три или четыре дня вместе?

- Да, но… то есть, я имел в виду…

- Все кончено, Смедри, - сказала она. - Мы проиграли. Каз, вероятно, уже прибыл в центр Библиотеки и отдал те Линзы. Скорее всего, Килиман просто взял его в плен и оставил мою мать умирать.

- Может быть, у нас еще получится найти выход. И прийти на помощь.

Бастилия, казалось, не слушала. Она просто села, сложив руки на коленях и глядя на стену. - Они действительно правы насчет меня, - прошептала она. - Я не заслужила того, чтобы стать рыцарем.

- Что? - удивился я, присев на корточки рядом с ней. - Бастилия, это ерунда.

- Я провела только две реальных операции. Эту, и то проникновение в твоем родном городе. Оба раза я оказывалась в ловушке, не в состоянии ничего сделать. Я бесполезна.

- Мы все оказались в ловушке, - возразил я. - У твоей матери получилось не намного лучше.

Она проигнорировала эти слова, все еще качая головой. - Бесполезна. Тебе пришлось спасать меня от веревки, а затем пришлось спасать меня еще раз, когда мы были покрыты дегтем. Это даже не считая того, что ты спас меня от выпадения из Драгонавта.

- Ты тоже меня спасла, - сказал я. - Помнишь монеты? Если бы не ты, я бы плавал вокруг с горящими глазами, предлагая запрещенные книги людям, как если бы я был торговцем наркотиками, ищущим новую жертву.

(Эй, ребята? Хотите попробовать Диккенса? Это потрясающе, парни. Ну же, давайте. Первые главы «Тяжелых Времен» бесплатно. Я уверен, вы вернетесь за «Двумя Городами» позже.)

- Это другое, - сказала Бастилия.

- Нет, не другое. Гляди, ты спасла мне жизнь, но сделала не только это, - без тебя я бы не знал, что половина этих Линз должна делать.

Она посмотрела на меня, выгнув бровь. - Ты делаешь это снова.

- Что?

- Ободряешь людей. Как ты сделал с Австралией, как ты делал с нами всеми в течение всего этого путешествия. Что это с тобой, Смедри? Ты же не хочешь принимать какие-либо решения, но все равно стремишься приободрить нас?

Я замолчал. Как же это произошло? Этот разговор был о ней, и вдруг она бросила его обратно мне в лицо. (Я обнаружил, что бросать вещи в лица людей, - слова, разговоры, ножи - это одна из специальностей Бастилии.)

Я смотрел на едва мерцающий свет в комнате наверху. Он казался преследующим и приглашающим, и, глядя на него, я понял кое-что о себе. Хотя я ненавидел ловушку, в которой оказался из-за беспокойства о том, что может случиться с Казом и Драулин, у моего разочарования было больше причин.

Я хотел помогать. Я не хотел быть покинутым. Я хотел быть лидером. Оставлять решения другим было трудно для меня.

- Я хочу быть лидером, Бастилия, - прошептал я.

Она зашуршала, оглядываясь на меня.

- Я думаю, что все люди, в своих сердцах, хотят быть героями, - продолжил я. - Но те, кто хотят больше других, являются изгоями. Ребята, которые сидят в конце класса, всегда смеются, потому что они другие, потому что они выделяются, потому что… они ломают вещи.

Мне стало интересно, а понял ли Каз, что был более чем один путь, чтобы быть ненормальным. Все были странными, в какой-то мере, - у всех были недостатки, над которыми можно поиздеваться. Я понял, как он себя чувствовал. Я чувствовал то же.

Я не хочу возвращаться.

- Да, я хочу быть героем, - сказал я. - Да, я хочу быть единственным лидером. Я имел обыкновение сидеть и мечтать о том, что люди будут смотреть только на меня. Быть единственным, кто может исправить вещи, а не ломать их.

- Ну, вот, сейчас у тебя есть такая возможность, - сказала она. - Ты - глава семьи Смедри. Ты у власти.

- Я знаю. И это пугает меня.

Она внимательно посмотрела на меня. Она сняла Линзы Воина, и я мог видеть, как струящийся сверху свет отражается в ее серьезных глазах.

Я сел, покачав головой. - Я не знаю, что делать, Бастилия. То, что я был ребёнком, постоянно попадающим в переделки, не смогло подготовить меня к этому. Как решить, следует ли менять мое самое мощное оружие на спасение чьей-то жизни? Я чувствую себя… тонущим. Как будто я погружен с головой в воду и никогда не смогу достичь поверхности.

- Я думаю, именно поэтому я продолжаю говорить, что я не хочу быть лидером. Потому что знаю: если люди уделят мне слишком много внимания, они поймут, что я делаю страшную работу. - Я скорчил гримасу. - Прямо как сейчас. Мы с тобой пойманы, твоя мать умирает, Каз в опасности, а Австралия - кто знает, где она.

Я замолчал, чувствуя себя еще более глупо сейчас, когда объяснил это. Тем не менее, как ни странно, Бастилия не смеялась надо мной. - Я не думаю, что ты делаешь ужасную работу, Алькатрас, - сказала она. - Быть во главе тяжело. Если все пойдет хорошо, то никто не обратит внимания. Тем не менее, если что-то пойдет не так, ты всегда окажешься виноват. Я думаю, что ты великолепно справляешься. Тебе просто нужно быть немного более уверенным в себе.

Я пожал плечами. - Возможно. Что ты знаешь об этом, во всяком случае?

- Я…

Я взглянул на нее, тон ее голоса вызвал любопытство. Некоторые вещи насчет Бастилии никогда не складывались в моем сознании. Она казалась знающей слишком много. Правда, она сказала, что хотела быть Окулятором, но это не дает мне достаточно объяснений. Было что-то еще.

- Ты ведь знаешь об этом, - сказал я.

Теперь была ее очередь пожимать плечами. - Немного.

Я поднял голову. - Разве ты не заметил? - спросила она, глядя на меня. - Моя мать не названа как тюрьма.

- И что?

- А то, что меня так назвали.

Я покачал головой.

- Ты действительно ничего не знаешь, не так ли? - спросила она.

Я фыркнул. - Ну, извини меня за то, что воспитывался на совершенно другом континенте, чем твой народ. О чем ты говоришь?

- Ты был назван Алькатрасом в честь Алькатраса Первого, - сказала Бастилия. - Смедри часто используют такие имена: из своего наследия. Библиотекари, пытаясь дискредитировать эти имена, применяют их в названиях тюрем.

- Ты не Смедри, - возразил я, - но тоже носишь имя тюрьмы.

- Да, но моя семья так же… традиционная. Они, как правило, используют известные имена, снова и снова, как и ваша семья. Большинство людей так не поступает.

Я моргнул.

Бастилия закатила глаза. - Мой отец дворянин, Смедри, - сказала она. - Вот что я пытаюсь сказать тебе. У меня традиционное имя, поскольку я его дочь. Мое полное имя Бастилия Вайнител Девятая.

- Ах, да. - Это вроде того, что богатые люди, короли и папы делают в Тихоземье, - они повторяют старые имена, а затем просто добавляют номер.

- Я выросла в условиях, когда все ожидали, что я буду лидером, - сказала она. - Только я не очень хорошо подхожу на эту роль. В отличие от тебя.

- Я тоже не очень хорошо подхожу для этого!

Она фыркнула. - Ты хорошо понимаешь людей, Смедри. Что до меня, я не хочу руководить людьми. Они меня как бы раздражают.

- Ты должна была стать романистом.

- Мне не нравится их график работы, - сказала она. - Во всяком случае, я могу тебе сказать, что попытка вырастить лидера не прививает у него навыки управления. Срок обучения только заставляет тебя понять, насколько ты неподходящий для этого.

Мы замолчали.

- И… что случилось? - спросил я. - Как ты стала Кристином?

- Моя мать, - сказала Бастилия. - Она не из благородных, но она - Кристин. Она всегда подталкивала меня стать рыцарем Кристалии, говоря, что мой отец не нуждается в еще одной бесполезной дочери, висящей на его шее. Я пыталась доказать, что она неправа, но я слишком хорошо воспитана, чтобы заниматься чем-то обыденным, например, работать пекарем или плотником.

- И ты попыталась стать Окулятором.

Она кивнула. - Я никому не сказала. Я, конечно, слышала, что сила Окуляторов генетическая, но намеревалась доказать, что все ошибаются. Я бы стала первым Окулятором в роду, и мои отец с матерью были бы поражены.

- Ну, ты знаешь, что из этого получилось. В итоге я просто присоединилась к Кристинам, подчинившись моей матери, которая всегда говорила, что я должна буду это сделать. Мне пришлось отказаться от своего титула и денег. Только теперь я понимаю, каким глупым было это решение. Я стала еще худшим Кристином, чем была Окулятором.

Она вздохнула, снова скрестив руки. - Дело в том, что я думала, - недолго, впрочем, - что я могла быть хороша в этом деле. Я стала рыцарем быстрее, чем кто-либо когда-либо. После чего я немедленно была отправлена защищать Старого Смедри, - что было одним из самых опасных, трудных заданий, которые давали рыцарям. Я до сих пор не знаю, почему они выбрали это для моей первой работы. Это никогда не имела смысла.

- Это почти как если бы они отправили тебя на заведомое поражение.

Она помолчала мгновение. - Я никогда не думала об этом таким образом. Зачем кому-то заниматься этим?

Я пожал плечами. - Я не знаю. Но, согласись, это звучит подозрительно. Может быть, кто-то, кто отвечает за предоставление задания, завидовал, что ты так быстро получила рыцаря, и хотел увидеть твой провал.

- За цену, может быть, жизни Старого Смедри?

Я пожал плечами. - Люди иногда делают странные вещи, Бастилия.

- Мне до сих пор трудно поверить в это, - сказала она. - Кроме того, моя мать была частью группы, которая дает эти задания.

- Ей, кажется, трудно угодить.

Бастилия фыркнула. - Это мягко сказано. Я получила звание рыцаря, и все, что она могла сказать, было: «Удостоверься, что ты достойна этой чести». Я думаю, она ожидала, что я завалю свое первое задание, - может быть, именно поэтому она сама пришла, чтобы забрать меня.

Я не ответил, но почему-то знал, что мы думали об одном и том же. Родная мать Бастилии не могла быть одной из тех, кто послал ее на провал, не так ли? Это казалось притянутым за уши. Конечно, моя мать украла мое наследство, а затем продала меня Библиотекарям. Так, может, мы с Бастилией были хорошо подобранной парой.

Я сидел, прислонившись спиной к стене, глядя вверх, и мой ум вернулся от проблем Бастилии обратно к тому, о чем я говорил ранее. Он чувствовал себя достаточно хорошо, чтобы извлекать мысли. Он помог мне, наконец, разобраться, как я себя чувствую. Несколько месяцев назад я бы удовлетворился званием: «просто быть нормальным». Теперь я знал, что быть Смедри кое-что означало. Чем больше времени я проводил в этой роли, тем больше мне хотелось делать это хорошо. Чтобы оправдать имя, которое я носил, и жить согласно тому, что мой дед и другие ожидают от меня.

Возможно, вы посчитаете это ироничным. Таким я был, смело решившим, что  накину на себя мантию, которую, совершенно случайно, подсунули мне. Теперь я здесь, пишу свои мемуары, пытаясь так сильно, как только могу, скинуть ту же самую мантию.

Я хотел прославиться. Этого должно быть достаточно самого по себе, чтобы заставить вас волноваться. Никогда не верьте человеку, который хочет быть героем. Мы поговорим об этом больше в следующей книге.

- Мы довольно неплохая пара, не так ли? - спросила Бастилия, улыбаясь впервые с тех пор, как мы упали в шахту.

Я улыбнулся в ответ. - Ага. Почему так получается, что мои лучшие моменты переоценки ценностей всегда приходятся на время, когда я оказываюсь пойман?

- Звучит так, будто тебя должны лишать свободы чаще.

Я кивнул. А потом вскочил, так как нечто вылетело из стены рядом со мной. - Черт! - сказал я, прежде, чем понял, что это всего лишь Хранитель.

- Вот, - сказал он, опустив листок бумаги на землю.

- Что это? - спросил я, поднимая его.

- Твоя книга.

Это была заметка, которую я набросал в склепе, о Темном Таланте. Это означало, что мы были пойманы уже почти час. Бастилия была права. Каз, вероятно, уже достиг центра Библиотеки.

Хранитель уплыл.

- Твоя мать, - сказал я, сворачивая бумагу. - Если она получит эту кристаллическую вещь обратно, с ней будет все в порядке?

Бастилия кивнула.

- Значит, пока мы здесь в ловушке без надежды на спасение, не расскажешь ли ты мне, что это за кристалл? Ну, знаешь, чтобы скоротать время?

Бастилия фыркнула, потом встала и подняла серебристые волосы на затылке. Она повернулась, и я увидел сверкающий голубой кристалл, встроенный в кожу на задней поверхности шеи. Я увидел его без труда, так как она по-прежнему носила только облегающую черную футболку, заправленную в брюки милитаристской униформы.

- Ух ты, - воскликнул я.

- Три вида кристаллов растут в Кристалии, - сказала она, опуская волосы. - Первый мы превращаем в мечи и кинжалы. Второй становится Камнем Жизни, которые действительно делают из нас Кристинов.

- Что он делает? - спросил я.

Бастилия помедлила. - Кое-что, - наконец ответила она.

- Удивительно конкретный ответ.

Она покраснела. - Это нечто личное, Алькатрас. Именно из-за Камня Жизни я могу бегать так быстро. И все в таком духе.

- Ладно, - сказал я.

- А третий вид кристаллов?

- Тоже личное.

«Великолепно», - подумал я.

- Это на самом деле неважно, - сказала она. Когда она собралась присесть, я заметил кое-что. На руке - той, которая держала кинжал, заблокировавший Линзу Морозильщика, - кожа была красной и потрескавшейся.

- Ты в порядке? - спросил я, кивая на ее руку.

- Я буду в порядке, - заверила она. - Наши кинжалы изготовлены из незрелых мече-камней - они не предназначены для долгого сопротивления мощной Линзе. Немного льда зацепило пальцы, но они заживут.

Она не убедила меня. - Может, тебе стоит…

- Тише! - вдруг сказала Бастилия, поднимаясь на ноги.

Я послушался, нахмурившись, и проследил за взглядом Бастилии вверх, к краю нашей дыры.

- Что? - спросил я.

- Мне показалось, я что-то услышала, - ответила она.

Мы напряженно ждали. Наконец, мы увидели движущиеся наверху тени. Бастилия медленно вытащила свой кинжал из ножен, и даже в темноте я увидел, что он был пронизан трещинами. Что она собиралась делать на таком расстоянии, было выше моего понимания.

Наконец, над отверстием склонилась голова.

- Эй? - спросила Австралия. - Там кто-нибудь есть?

Глава 17

Я надеюсь, что вы не нашли в последней строке предыдущей главы ничего интересного. Это было просто удобное место для окончания.

Видите ли, завершения глав, в некотором смысле, подобны Талантам Смедри. Они бросают вызов времени и пространству. (Одного этого уже должно быть достаточно, чтобы доказать вам, что традиционная физика Тихоземцев просто обилие нестираных трусов.)

Подумайте над этим. С помощью разрыва главы я могу сделать книгу длиннее. Она получает больше пространства, дополнительные страницы. Тем не менее, из-за этих разрывов книга также становится короче. Вы читаете ее быстрее. Даже неинтересная зацепка, вроде появления Австралии, рекомендует вам быстро перевернуть страницу и продолжить движение.

Пространство искажается, когда вы читаете книгу. Время имеет меньшее значение. На самом деле, если вы посмотрите внимательно, то сможете увидеть золотую пыль, плавающую вокруг вас прямо сейчас. (А если не можете увидеть, значит, просто не очень-то старались. Возможно, вам нужно стукнуть себя по голове другой большой толстой книгой фэнтези.)


- Мы здесь! - крикнул я Австралии. Бастилия рядом со мной расслабилась и сунула кинжал обратно в ножны.

- Алькатрас? - спросила Австралия. - Ух… что вы там делаете?

- Чай пьем, - крикнул я в ответ. - А ты как думаешь? Мы в ловушке!

- Глупо, - сказала она. - Как вы умудрились попасться?

Я взглянул на Бастилию. Она просто закатила глаза. В этом вся Австралия.

- У нас не было большого выбора, - крикнул я в ответ.

- Однажды я залезла на дерево и никак не могла спуститься вниз, - сказала Австралия. - Я думаю, это похожий случай, так?

- Конечно, - согласился я. - Слушай, мне нужно, чтобы ты нашла какую-нибудь веревку.

- Ух, - сказала она. - И где именно я должна искать что-то подобное?

- Я не знаю!

- Ну, ладно, тогда. - Она громко вздохнула и исчезла.

- Она безнадежна, - сказала Бастилия.

- Я понял это. По крайней мере, у нее все еще есть душа. Я уже испугался, что она попадет в серьезные неприятности.

- Вроде того, как попасться одному из Костей Нотариуса, или, возможно, упасть в яму?

- Что-то вроде этого, - сказал я, опускаясь на колени. Я не особо рассчитывал на то, что Австралия вытащит нас. Я знал ее уже достаточно долгое время, чтобы понять, что она, вероятно, не сможет серьезно помочь.

(Что, кстати, было причиной, почему у вас не должно было быть всех этих восторгов, когда вы увидели ее наверху. Однако вы перевернули страницу, не так ли?)

Я открыл пакет Бастилии и вытащил сапог со Стеклом Борца на подошве. Активировав стекло, я приложил сапог к стене. Как и ожидалось, он не приклеился.

Они работают только со стеклом.

- Итак…, может быть, нам надо, чтобы ты попробовал обрушить стены, - сказала Бастилия задумчиво. - Ты, вероятно, похоронишь нас в камне, но это будет лучше, чем сидеть и говорить о своих чувствах и подобных глупостях.

Я глянул на нее, улыбаясь.

- Что? - спросила она.

- Ничего, - ответил я. - Просто хорошо, что ты рядом.

Она фыркнула. - Ну, что? Ломаем? Сможешь ли ты сделать это?

- Я могу попробовать, - сказал я задумчиво. - Но у нас мало шансов на успех.

- Никогда раньше нам не приходилось зависеть от чего-то подобного, - сказала она.

- Хорошее замечание, - я оперся руками о стену.


Темный Талант… остерегайся его…

Слова со стены гробницы пришли на ум. Бумага с надписью лежала у меня в кармане, но я старался не думать об этом. Теперь, когда я начал понимать, чем был мой Талант, казалось не очень хорошим начинать повторно разгадывать его природу.

Для этого еще будет время.


Я нерешительно направил волну разрушительной энергии в стену. Завихрения вырвались из-под моих ладоней, проходя сквозь камень. Частицы пыли и стружки начали падать на нас, но я продолжал. Стена застонала.

- Алькатрас! - воскликнула Бастилия, хватая меня за руку и толкая назад.

Ошеломлённый, я отшатнулся подальше от стены, когда большой обломок камня опрокинулся внутрь и рухнул на то место на полу, где я стоял. Мягкая, пружинистая земля проломилась под весом камня. Прямо как моя голова, если бы она оказалась у него на пути. Правда, это повлекло бы за собой гораздо больше крови и гораздо больше крика.

Я уставился на обломок камня. Потом я посмотрел вверх, на стену. Она была треснута и разломана, и другие её куски, казалось, тоже были готовы отвалиться.

- Ладно, этого следовало ожидать, - сказала Бастилия, - ну и глупцы же мы с тобой, а?

Я кивнул, наклоняясь, чтобы взять ботинок Борца. Если бы только я заставил его работать. Я приложил его к стене снова, но он не прикрепился.

- Ничего из этого не выйдет, Смедри, - сказала Бастилия.

- В скале есть кремний. Это то же самое, что стекло.

- Да, - согласилась Бастилия. - Но этого недостаточно, чтобы заставить Стекло Борца прилипнуть.

Я все же попытался. Я сосредоточился на стекле, прикрыв глаза, рассматривая его, будто это была пара Линз.

В течение тех месяцев, когда дедуля Смедри обучал меня, я понял, как активировать упрямые Линзы. Существовала одна хитрость. Вам нужно было дать им энергию. Влить часть себя в них, чтобы заставить работать.

«Давай же!» - думал я, прижимая ботинок к стене. - «В стене есть стекло. Маленькие кусочки. Ты можешь прикрепиться. Ты должен прикрепиться.»

У меня получилось связаться с дедушкой Смедри на гораздо большем расстоянии, чем положено. Я сделал это, сильно сосредоточившись на Линзах Связного и, каким-то образом, давая им дополнительный заряд энергии. Мог ли я сделать то же самое с ботинком?

Мне показалось, я почувствовал что-то. Ботинок слегка подался к стене. Я сосредоточился сильнее, напрягаясь, чувствуя, что устаю. Тем не менее, я не сдавался. Я продолжал давить, открыв глаза и напряжённо вглядываясь.

Стекло на подошве ботинка стало мягко светиться. Бастилия посмотрела, потрясённая.

«Ну же», - подумал я снова. Я почувствовал, что ботинок вытягивает что-то из меня, забирает, подпитывается им.

Когда я осторожно отнял руку, ботинок остался там, где был.

- Невозможно, - прошептала Бастилия, подходя ближе.

Я вытер лоб, торжествующе улыбаясь.

Бастилия осторожно протянула руку, толкая ботинок. Затем она легко сняла его со стены.

- Эй! - возмутился я. - Ты видела, через что мне пришлось пройти, чтобы заставить его держаться?

Она фыркнула. - Он легко отлип, Смедри. Ты действительно думал, что сможешь с его помощью подняться по стене?

Я почувствовал, как моё чувство триумфа сдулось. Она была права. Если мне понадобилось приложить столько усилий, чтобы заставить один ботинок оставаться в одном месте, то мне никак не удастся собрать достаточно сил, чтобы пройти весь путь до вершины.

- И всё же, - казала Бастилия. - Это довольно-таки удивительно. Как ты это сделал?

Я пожал плечами. - Я просто дал стеклу немного дополнительной энергии.

Бастилия не ответила. Она долго смотрела на ботинок, потом перевела на меня взгляд. - Это силиматика, - казала она. - Технология, не магия. Ты не должен был быть в состоянии так на неё воздействовать. Технология имеет свои пределы.

- Думаю, ваши технологии, и ваша магия более тесно связаны, чем думают люди, Бастилия, - сказал я.

Она медленно кивнула. Затем, сделав быстрое движение, положила ботинок обратно в сумку и застегнула её на молнию. - У тебя все еще есть те Штормовые Линзы? - спросила она.

- Да, - ответил я. - А что?

Она подняла взгляд, встречаясь с моими глазами. - У меня есть идея.

- Должен ли я бояться? - спросил я.

- Возможно, - сказала она. - Эта идея немного странная. Одна из таких, которую ты тоже мог бы придумать.

Я поднял бровь.

- Доставай те Линзы, - сказала она, закидывая сумку на плечо.

Я так и сделал.

- Теперь сломай оправу.

Я остановился, глядя на неё.

- Просто сделай это, - сказала она.

Я пожал плечами, затем активировал свой Талант. Оправа легко разошлась.

- Сложи Линзы вместе, - сказала она.

- Ладно, - ответил я, накладывая их друг на друга.

- Можешь ли ты сделать с ними то же самое, что проделал с ботинками? Пропустить через них дополнительную энергию?

- У меня должно получиться. Но…

Я замолчал, внезапно начиная понимать.

Если я выпущу огромный поток воздуха из Линз, тогда меня оттолкнёт вверх - как истребитель с Линзами в качестве двигателя. Я посмотрел на Бастилию. - Бастилия! Это совершенно безумная идея.

- Я знаю, - сказала она, поморщившись. - Я провела слишком много времени с вами, Смедри. Но моя мать, возможно, в считанных минутах от смерти. Готов ли ты попробовать?

Я улыбнулся. - Конечно, готов! Это звучит потрясающе!

Склонный к лидерству или нет, вдумчивый или нет, уверенный в себе или нет, я всё ещё был подростком. И, надо признать, это действительно звучало потрясающе.

Бастилия подошла ко мне вплотную, одной рукой обхватила меня за талию, другой вцепилась в мое плечо. - Тогда я иду с тобой, - сказала она. - Придерживай меня за талию.

Я кивнул, немного растерявшись из-за того, что она была так близко. Впервые в жизни я кое-что осознал.

Девочки странно пахнут.

Я занервничал. Если я подую Линзами слишком слабо, мы просто упадём назад в яму. Если подую слишком сильно, мы в конечном итоге врежемся в потолок. Должен быть очень тонкий баланс.

Я опустил руку, направляя Линзы вниз, рядом со мной, другой рукой нерешительно обвил талию Бастилии. Сделал глубокий вдох, готовясь.

- Смедри, - сказала Бастилия, её лицо было всего в нескольких дюймах от моего.

Я моргнул. То, что она была тут, ну, очень, очень отвлекало. К тому же, она вцепилась в меня достаточно крепко, хваткой человека, чья сила подкрепляется Камнем Жизни Кристина.

Я с трудом подбирал ответ, мой мозг плавился. (Девочки, как вы могли заметить, могут делать подобные вещи с парнями. Это результат их могущественных феромонов. Они эволюционировали таким способом, получив возможность сбивать мужчин с толку, чтобы было легче ударить нас по голове романом фэнтези в твердой обложке и украсть наши сырные палочки.)

- С тобой всё в порядке? - спросила она.

- Э-э… да, - удалось мне выдавить. - Что ты хотела?

- Я просто хотела сказать спасибо.

- За что?

- За то, что ты спровоцировал меня, - сказала она. - За то, что заставил думать, будто кто-то специально меня подставил. Это, наверное, не так, но это то, что мне было нужно. Если существует шанс, что кто-то поставил меня в ту ситуацию намеренно, тогда я хочу узнать, кто это был и почему он так поступил. Это вызов.

Я кивнул. В этом вся Бастилия. Скажи ей, что она прекрасна, и она просто сядет и станет дуться. Но намекни, что у неё где-то есть скрытый враг, и она быстро подскачет, полная энергии.

- Ты готова? - спросил я.

- Готова как никогда.

Я сосредоточился на Линзах, - стараясь не обращать внимания на то, насколько близко ко мне Бастилия, - и собрал Окуляторскую энергию.

Потом, затаив дыхание, выпустил силу.

Нас подбросило вверх вырвавшимся порывом ветра. Пыль и куски камня сдувало под нами, задымляя стены шахты. Нас выдувало вверх, ветер боролся с моими волосами, а отверстие ямы приближалось слишком быстро. Я вскрикнул, отключая Линзы, но инерция была слишком большой.

Мы преодолели края ямы и продолжали лететь. Я выбросил руки перед своим лицом, когда мы приблизились к потолку. Линзы уже не действовали, и сила тяжести замедлила наш полет. Мы достигли вершины потока в нескольких дюймах от потолка, а затем стали стремительно падать.

- Теперь отталкивайся! - выкрикнула Бастилия, изгибаясь и становясь обеими ногами на мою грудь.

- Чт… - начал я, но Бастилия оттолкнулась, отбрасывая меня в сторону и толкая себя в другом направлении.

Мы врезались в землю по обе стороны ямы. Я перекатился и замер, глядя вверх. Комната вращалась вокруг меня.

Мы были свободны. Я приподнялся, держась за голову. По другую сторону ямы Бастилия улыбалась, вскочив на ноги. - Не могу поверить, что это сработало!

- Ты лягнула меня! - сказал я со стоном.

- Ну, я была у тебя в долгу, - ответила она. - Помнишь, ты пнул меня, чтобы я не вылетела из Драгонавта. Не хотела, чтобы ты чувствовал, будто я не отвечаю взаимностью.

Я поморщился. Это, кстати, хорошая метафора для всех моих отношений с Бастилией. Я думаю написать книгу на эту тему. Лягание Друзей для Удовольствия и Прибыли.

Вдруг я кое-что вспомнил. - Мои Линзы! - Они лежали, разбитые на кусочки, на земле возле ямы. Я уронил их, когда упал. Я встал и кинулся к ним, но это было бесполезно. От них мало, что осталось, чтобы можно было использовать.

- Собери осколки, - посоветовала Бастилия. - Их можно переплавить.

Я вздохнул. - Ага. Это значит, что нам придётся столкнуться с Килиманом без них.

Бастилия замолчала.

У меня нет никаких наступательных Линз, у Бастилии был только её почти сломанный кинжал. И как мы собираемся бороться с этим существом?

Я смахнул осколки стекла в мешочек и положил его в один из карманов для Линз.

- Мы свободны, - сказала Бастилия, - но все еще не знаем, что делать. На самом деле, мы даже не знаем, как добраться до Килимана.

- Мы найдём способ, - ответил я, вставая.

Она посмотрела на меня, потом - неожиданно - кивнула. - Ладно, что делаем?

- Мы…

Внезапно, обратно в комнату ворвалась Австралия. Она пыхтела от напряжения. - Всё в порядке, я нашла верёвку!

Она подняла пустую руку.

- Ну, спасибо, - произнес я. - Верёвка воображаемая, да?

- Нет, глупый, - сказала она, смеясь. Она подняла что-то двумя пальцами. - Смотри!

- Проволочная ловушка, - догадалась Бастилия.

- Это она? - удивилась Австралия. - Я нашла её тут на земле неподалёку.

- И как именно с её помощью ты собиралась вытащить нас из ямы? - спросил я. - Сомневаюсь, что она достаточно длинная, а даже если и так, она никогда бы не выдержала наш вес.

Австралия подняла голову. - Вот для чего тебе нужна была верёвка?

- Конечно, - ответил я. - Чтобы мы смогли выбраться из ямы.

- Но вы уже наверху.

- Сейчас, да, - сказал я раздражённо. - Но совсем недавно не были. Я хотел, чтобы ты нашла верёвку, по которой мы смогли бы выбраться.

- Ой! Ну, тогда ты должен был так и сказать!

Я стоял, ошеломленный. - Знаешь что, неважно, - сказал я, забирая отрез проволочной ловушки. - Я собирался запихнуть его в свой карман, но потом остановился, разглядывая.

- Что? - спросила Бастилия.

Я улыбнулся.

- У тебя есть идея?

Я кивнул.

- И в чём она заключается?

- Скажу тебе через минуту, - ответил я. - Сначала мы должны выяснить, как добраться до центра Библиотеки.

Мы переглянулись.

- Я бродила по коридорам целый день, - сказала Австралия. - И эти призрачные штуки предлагали мне книги на каждом шагу. Я продолжала им объяснять, что терпеть не могу читать, но они не слушали. Если бы я не наткнулась на твои следы, Алькатрас, я бы всё ещё блуждала, потерянная!

- Следы! - воскликнул я. - Австралия, а следы Каза ты можешь увидеть?

- Конечно. - Она постучала по жёлтым Линзам, моим Линзам Следопыта, которые всё ещё были на ней.

- Следуй за ними!

Она кивнула и повела нас из комнаты. Тем не менее, пройдя несколько шагов по коридору, она остановилась.

- Что? - спросил я.

- Они заканчиваются тут.

«Его Талант», - осознал я. - «Он скачками перемещает его с места на место по всей Библиотеке, ведя к центру. Мы никогда не сможем пройти его путем.»

- Тогда это конец, - сказала Бастилия, её голос снова начал звучать уныло. - Мы никогда не попадём туда вовремя.

- Нет, - возразил я. - Если я сейчас за главного, то мы не собираемся сдаваться.

Она опешила. Потом кивнула. - Ладно. Что мы делаем?

Я постоял с минуту, размышляя. Должен быть способ. «Информация, парень», - казалось, голос дедушки Смедри вернулся ко мне. - «Могущественнее, чем меч или ружьё…»

Я внимательно огляделся. - Австралия, ты можешь вернуться по моим следам туда, откуда я изначально пришёл, перед тем, как войти в комнату с ямой?

- Конечно, - ответила она.

- Сделай это тогда.

Она повела нас через клеткоподобные комнаты и коридоры. Через несколько минут мы вышли из подземной секции Библиотеки и вошли в секцию с книжными полками. Золотые слитки, выброшенные мною на землю, доказывали, что мы вернулись туда, откуда начали. Я, конечно же, ссыпал слитки в пакет Бастилии.

Нет, не из-за какого-то великого плана их использования. Я просто подумал, что если переживу всё это, то я бы хотел иметь немного золота. (Не знаю, осознаёте ли вы это, но на него вы можете покупать вещи.)

- Великолепно, - сказала Бастилия. - Мы снова здесь. Я не хочу спрашивать тебя, О, Великий Вождь, но мы уже потерялись, когда были здесь. Мы по-прежнему не знаем, куда идти.

Я полез в карман и достал Линзы Видящего. Надев их, посмотрел на книжные полки. И улыбнулся.

- Что? - спросила Бастилия.

- У них есть каждая из когда-либо написанных книг, так?

- Хранители так утверждают.

- Значит, они собирали их в хронологическом порядке. Когда выходит новая книга, Хранители получают её копию и ставят на полку.

- Ну и что?

- Это означает, - сказал я, - что новые книги будут располагаться по внешним краям Библиотеки. Чем старше книга, тем ближе она будет к центру. Туда они поместили свои первые книги.

Бастилия приоткрыла рот, и её глаза расширились, когда она поняла. - Алькатрас, это же гениально!

- Должно быть, это тот удар по голове, - сказал я и указал на коридор. - Туда. Книги становятся старше, двигаясь по ряду в том направлении.

Бастилия и Австралия кивнули, и мы пошли прочь.

Глава 18

Мы почти подошли к концу второй книги. Надеюсь, вам понравилось путешествие. Уверен, сейчас вы больше знаете о мире, чем в начале.

В сущности, вы, наверное, уже узнали всё, что вам было нужно. Вы знаете о заговоре Библиотекарей, и знаете, что я лжец. Всё, что я хотел сделать, было сделано. Полагаю, я могу закончить книгу прямо здесь.

Спасибо за чтение.

Конец.

Ах, так этого для вас недостаточно? Требовательные мы сегодня, да?

Ладно, хорошо. Я закончу её для вас. Но не потому, что я такой хороший парень.Я сделаю это, потому что не могу дождаться, чтобы увидеть выражения ваших лиц, когда Бастилия умрёт. (Вы не забыли об этом, правда? Бьюсь об заклад, вы думаете, что я вру. Однако обещаю вам, что я не вру. Она на самом деле умрёт. Увидите.)


Бастилия, Австралия и я мчались по коридорам Библиотеки. Мы пересекли залы с книгами и добрались до тех, что со свитками. Они тоже были расположены согласно возрасту. Мы были близко. Я чувствовал это.

И это беспокоило меня. Мать Бастилии умирала, а Каз, скорее всего, был в серьёзной опасности. У нас было мало шансов в борьбе с Килиманом. У них были преимущества в числе и положении, и мы направлялись прямо в руки врага.

Тем не менее, я понял, что объяснять другим, в каком плохом положении мы находились, не стоило. Я был полон решимости «держать себя в руках», даже если я по-настоящему не понимал, что это значило. (Хотя это действительно звучит неудобно.)

- Ладно, - сказал я. - Мы должны победить этого парня. Каковы наши ресурсы? - Это звучало, как слова настоящего лидера.

- Один треснутый кинжал, - сказала Бастилия. - Который, вероятно, не переживёт ещё один удар Линз Морозильщика.

- У нас есть эта верёвка, - добавила Австралия, роясь в сумке Бастилии, пока мы продолжали бежать. -  И... это выглядит как пара булочек. О, и пара ботинок.

- Великолепно, подумал я. - Что ж, у меня остались три пары Линз. У нас есть мои Линзы Окулятора, от которых не будет много толку, потому что дедушка Смедри до сих пор не удосужился научить меня, как использовать их в обороне. У нас есть Линзы Видящего, которые укажут путь к центру. И у нас есть Линзы Следопыта Австралии.

- Плюс та Линза, что ты нашёл в гробнице, - отметила Бастилия. - Которую, к сожалению, мы не можем использовать.

Бастилия кивнула. - Хотя у нас есть парочка Смедри - и два Таланта.

- Верно, - сказал я. - Австралия, тебе нужно уснуть, чтобы заставить Талант работать?

- Конечно нужно, глупенький, - сказала она. - Я не могу проснуться страшной, не заснув!

Я вздохнул.

- У меня очень хорошо получается засыпать, - заверила она.

- Ну, хоть что-то для начала, - проворчал я. Потом мысленно ругнулся. - В смысле, смело вперёд выступайте, войска!

Бастилия скорчила мне рожицу.

- Слегка переборщил?

- Немного, - сказала она сухо, - Я…

Она осеклась, когда я поднял руку. Мы остановились в затхлом коридоре. По сторонам мерцали древние лампы, и трио вездесущих Хранителей плавало вокруг нас, выискивая возможность предложить нам книги.

- Что? - спросила Бастилия.

- Я чувствую существо, - сказал я. - По крайней мере, его Линзы.

- Он тоже может чувствовать нас?

Я отрицательно покачал головой. - Кости Нотариуса не Окуляторы. Эти выкованные в крови Линзы могут сделать его сильнее, но у нас есть преимущество в информации. Мы...

Я замолчал, так как заметил кое-что.

- Алькатрас? - окликнула Бастилия, но я не обратил внимания.

Стена прямо над аркой, ведущей вперёд, была испещрена множеством каракулей. Они были похожи на те, что делает ребенок, слишком маленький даже для того, чтобы рисовать. Для моих глаз они казались светящимися чистым белым цветом.

Эта аура исходила из Линз Видящего. Каракули были довольно свежими - не старше нескольких дней. По сравнению с древними камнями и свитками коридора, они казались девственно-белыми.

- Алькатрас, - прошипела Бастилия. - Что происходит?

- Это Забытый Язык, - пояснил я, указывая на каракули.

- Что?

Для её глаз каракули были почти незаметными - только Линзы Видящего позволяли мне видеть их так отчётливо.

- Посмотри внимательней, - сказал я.

Наконец, она кивнула. - Ладно, мне кажется, я вижу там какие-то линии. И что из этого?

- Они новые, - сказал я. - Сделаны в течение последних нескольких дней. Значит, если это настоящий Забытый Язык, только кто-то, носящий Линзы Переводчика, мог их написать.

В конце концов, она, кажется, поняла. - А это значит...

- Мой отец был здесь. - Я снова посмотрел на знаки. - И я не могу прочитать послание, потому что отдал свои Линзы.

Наша группа замолчала.

У моего отца есть Линзы, которые позволяют ему заглянуть в будущее. Мог ли он оставить сообщение, чтобы помочь мне бороться с Килиманом?

Я чувствовал разочарование. Не было способа прочитать надпись. Если бы отец видел будущее, понял бы он, что у меня нет моих Линз?

Нет, - дедушка Смедри говорил, что линзы Оракула были очень ненадежными и давали противоречивую информацию. Мой отец мог очень хорошо видеть, что я буду бороться с Килиманом, но мог не знать, что я остался без своих Линз Переводчика.

Просто, чтобы быть уверенным, я испытал Линзу, которую нашел в гробнице Алькатраса Первого. Но она не была Линзой Переводчика, поэтому не позволила мне прочитать надпись. Вздохнув, я убрал ее.

Информация. У меня ее не было. Наконец, я начал понимать, о чем говорил дедушка Смедри. Выигрывает битву не обязательно тот, у кого более крупная армия или лучшее оружие, - но тот, кто лучше понимает ситуацию.

- Алькатрас, - произнесла Бастилия. - Пожалуйста. Моя мать…

Я взглянул на нее. Бастилия сильна. Ее выносливость не просто игра, как у некоторых людей. Тем не менее, я видел ее действительно, по-настоящему обеспокоенной несколько раз. Это случалось каждый раз, когда кто-то, кого она любит, находился в опасности.

Я не был уверен, что Драулин заслужила лояльность, но и не собираюсь подвергать сомнению любовь девочки к ее матери.

- Хорошо, - сказал я. - Извини. Мы вернемся за этим позже.

Бастилия кивнула. - Ты хочешь, чтобы я пошла на разведку?

- Да. Будь осторожна. Я чувствую, что Килиман впереди.

Она не нуждалась в дальнейших предупреждениях. Я повернулся к Австралии. - Как быстро ты сможешь заснуть?

- О, в течение примерно пяти минут.

- Тогда засыпай, - сказал я.

- О ком я должна думать? - поинтересовалась она. - На этого человека я буду похожа, когда проснусь, - она поморщилась от этой идеи.

- Это зависит от того, - сказал я, - насколько гибок твой талант. Чем ты можешь стать, если постараешься?

- Однажды я заснула в жаркий день, и проснулась, похожая на эскимо.

«Ну», - подумал я, - «это она точно получит от меня». В любом случае, это означало, что талант был чертовски гибкий - больше, чем заверял Каз.

Через несколько секунд вернулась Бастилия. - Он там, - прошептала она. - Говорит в Линзу Связного, но не слишком успешно из-за помех Библиотеки. Я думаю, что он пытается получить указания, что делать с тобой.

- Твоя мать?

- Лежит связанная, на краю комнаты, - сказала Бастилия. - Они в большой круглой камере с ларцами свитков вдоль внешней стороны. Алькатрас… у него Каз, тоже связанный рядом с моей матерью. Каз не может использовать свой Талант, если не может двигаться.

- Твоя мать? - спросил я. - Как она выглядит?

Лицо Бастилии потемнело. - Трудно сказать на таком расстоянии, но я заметила, что она еще не была исцелена. Ее Камень Жизни, скорее всего, еще у Килимана. - Она вытащила свой кинжал из ножен.

Я поморщился, потом взглянул на Австралию.

- Итак, на кого же я должна стать похожей снова? - спросила она, зевая. К ее чести, она уже выглядела сонной.

- Убери кинжал, Бастилия, - сказал я. - Он нам не понадобится.

- Но это единственное оружие, которое у нас есть! - запротестовала она.

- Вообще-то нет. Мы получим кое-что гораздо-гораздо лучшее…


Вы уверены, что я не могу закончить книгу здесь? Я имею в виду, это следующая часть не так уж и важна. Правда.

Ну, ладно, хорошо.


Бастилия и я бросились в комнату. Она была именно такой, как Бастилия ее описала - широкая и круглая, с куполообразной крышей и стойками свитков по внешней стороне. Мне не нужны были Линзы Видящего, чтобы сказать, что эти свитки были старыми. Удивительно, как они еще не рассыпались.

Несколько призрачных Хранителей двигались по камере, некоторые из них шептали заманчивые слова Казу и Драулин. Пленники лежали на земле, - Каз пребывал в ярости, Драулин выглядела больной и потрясенной - прямо напротив двери, через которую вошли мы с Бастилией.

Килиман стоял возле пленных, меч Кристина лежал на древнем столе для чтения рядом с ним. Он поднял глаза, когда мы вошли, выглядя весьма потрясенным. Даже если он и ожидал беды, он явно не ждал меня, ворвавшегося прямо в комнату.

Честно говоря, я сам был немного удивлен собой. Каз начал бороться еще сильнее, и Хранитель подплыл к нему, угрожающе нависая. Килиман улыбнулся, губы из плоти приподнялись с одной стороны его изувеченного лица, металлические поднялись с другой стороны. Шестеренки, болты и винты задвигались вокруг одного, блестящего стеклянного глаза. Кость Нотариуса сразу схватил кристаллический меч Драулин одной рукой, а затем другой вытащил Линзу.

- Спасибо, Смедри, - сказал он, - за то, что избавил меня от необходимости идти и доставать тебя.

Мы напали. На сегодняшний день, это, вероятно, одно из самых нелепых зрелищ, в которых я когда-либо участвовал. Двое детей, едва достигших подросткового возраста, не неся никакого видимого оружия, напали прямо на семифутового получеловека-Библиотекаря с массивным кристаллическим мечом.

Мы достали до него одновременно, - Бастилия шла так, чтобы не опережать меня, - и я чувствовал, что мое сердце начинает трепетать от волнения.

Что я делал?

Килиман замахнулся. На меня, конечно. Я бросился на пол, покатившись, чувствуя свист меча над головой. В этот момент, пока Килиман отвлекся, Бастилия выхватила сапог из своего пакета и бросила его прямо в голову Килиману.

Он ударился подошвой. Стекло Борца сразу сцепилось со стеклом левого глаза Килимана. Носок сапога протянулся над переносицей, выступая на другую сторону его лица и почти полностью заслоняя обзор живому глазу.

Библиотекарь застыл на мгновение, выглядя совершенно ошеломленным. Это была, пожалуй, адекватная реакция для того, кто только что получил удар в лицо большим волшебным сапогом. Затем он выругался, неуклюже потянулся, пытаясь содрать сапог с лица.

Я вскочил на ноги. Бастилия выхватила второй сапог, и бросила его, - ее точность просто убийственна - на сумку на поясе Килимана. Сапог прилип к стеклу внутри, и Бастилия сильно дернула за проволочную растяжку, которая была в ее руках - конечно, привязанную к сапогу.

Сумка легко порвалась, и Бастилия вытянула довольно много всего - проволоку, сапог и сумку - обратно, как странный рыбак, у которого не хватает денег, чтобы позволить себе удилище. Она улыбнулась мне, а затем распахнула сумку, торжественно показав кристалл внутри, прилипший к сапогу.

Она бросила мне улов. Я поймал сапог, а затем выключил его стекло. Сумка упала в мою руку. Внутри я обнаружил Камень Жизни, - который я бросил обратно Бастилии, - и еще кое-что. Линзу.

Я с нетерпением вытащил ее. Это были не мои Линзы Переводчика. Это была Линза Следопыта, которую Килиман использовал, чтобы преследовать нас.

«Придется позаботиться о Линзах Переводчика позже», - подумал я. - «Сейчас не время».

Килиман взревел, наконец-то вставляя руку внутрь сапога, затем освобождая его, сделав движение, будто шаг рукой. Стекло Борца освободилось, и Килиман отбросил сапог в сторону.

Я сглотнул. Он не должен был так быстро понять, что делать.

- Хороший трюк, - сказал он, снова замахиваясь на меня мечом. Я рванул прочь, устремившись обратно к выходу. Килиман, однако, просто поднял свою Линзу Морозильщика, готовясь выстрелить прямо мне в спину.

- Эй, Килиман! - вдруг закричал голос. - Я свободен и я бросаю тебе вызов!

Килиман крутнулся, с удивлением обнаружив Каза, освободившегося от пут и широко улыбающегося. Хранитель завис рядом с ним, - но у этого Хранителя выросли ноги, и он начал все более и более походить на Австралию, Талант которой завершил свою работу. Мы отправили ее в первую очередь, в образе одного из призраков, чтобы развязать пленников.

У Килимана был еще один момент шокового потрясения, и Бастилия воспользовалась этим, бросив Казу Камень Жизни ее матери. Коротышка поймал его, а затем схватил одну из веревок Драулин, - она по-прежнему была связана, - в то время как Австралия схватила другую. Вместе они потащили рыцаря за собой, убегая прочь.

Килиман закричал от ярости. Это был ужасный, полуметаллический звук. Он раскрутил свою Линзу Морозильщика. Стекло уже светилось, и из нее вылетел луч голубоватого света.

Но Каз и двое других уже исчезли, потерянные Талантом Каза в подземельях Библиотеки.

- Смедри! - произнес Килиман, поворачиваясь ко мне, когда я добрался до двери. - Я буду охотиться за тобой. Даже если ты убежишь от меня сегодня, я буду преследовать тебя. Ты никогда не будешь свободен от меня!

Я остановился. Бастилия должна была уже убежать на свободу.

Тем не менее, она все еще стояла в центре комнаты, откуда бросила Камень Жизни Казу. Она смотрела на Килимана. Медленно, он ощутил ее присутствие, и обернулся.

«Беги, Бастилия!» - подумал я.

Она побежала. Прямо на Килимана.

- Нет! - завопил я.


Позже, когда у меня было время подумать об этом, я понял, почему Бастилия сделала то, что она сделала. Она знала, что Килиман не лгал. Он намеревался преследовать нас, и он был охотником-профессионалом. Он, вероятно, нашел бы нас снова, прежде чем мы успели бы выйти из Библиотеки.

Был только один способ избавиться от него - противостояние. Сейчас.

Я не рассуждал так в то время, я как раз думал, что она действует глупо. Тем не менее, я сделал нечто еще более глупое.


Я ринулся обратно в комнату.

Глава 19

Жизнь несправедлива.

Если вы проницательный читатель, а я думаю, так оно и есть (вы же взяли эту книгу, в конце концов), то вы должны уже были понять это. Есть очень мало аспектов жизни, которые в любом случае справедливы.

Несправедливо, что одни люди богаты, а другие бедны. Несправедливо, что я бессвязно бормочу, как сейчас, вместо того, чтобы продолжать кульминацию истории. Несправедливо, что я так возмутительно красив, в то время как большинство людей просто заурядны. Несправедливо, что дифтонг делает слово таким почтительно звучащим, но имеет в виду что-то относительно непочтительное.

Нет, жизнь несправедлива. Однако, она забавная.

Единственное, что можно сделать, - это смеяться над ней. Иногда вы можете сидеть в скучном кресле, потягивая теплое какао. В другие дни вы должны выдуть себя из ямы в земле, а затем бежать на бой с полуметаллическим монстром, который держит в плену мать друга. А бывают дни, когда вам нужно одеться в зеленого хомяка и танцевать по кругу, образованному из людей, бросающих в вас гранаты.

Не спрашивайте.

Есть два урока, которые, я думаю, необходимо извлечь из этой книги. О втором я поболтаю где-то в одной из следующих глав, но первый - и, возможно, наиболее интересный - это: Пожалуйста, не забывайте смеяться. Это хорошо для вас. (Плюс, пока вы смеетесь, для меня легче попасть в вас гранатой.)

Смейтесь, когда случаются хорошие вещи. Смейтесь, когда случаются плохие вещи. Смейтесь, когда жизнь так скучна, что вы не можете найти в ней что-нибудь забавное, кроме факта, что она до такой степени не смешна.

Смейтесь, когда книги подходят к концу, даже если окончания вас не устраивают.


«Это не является частью плана», - подумал я, когда отчаянно бросился назад в комнату. - «Какой смысл иметь план, если люди не следуют ему?»

Килиман активировал Линзу Морозильщика, направляя ее на Бастилию. Она уронила пакет и выхватила свой кинжал, приняв ледяной луч прямо на него. Кинжал разбился, а ее рука посинела. Но она блокировала луч достаточно долго, чтобы попасть в зону досягаемости Килимана, и сильно ударила его по животу другой рукой.

Килиман испустил крик боли и оступился назад. Разозленный, он замахнулся мечом в сторону Бастилии. Каким-то образом она отскочила в сторону, и меч ударился о землю с резким звуком.

«Она так быстра!» - подумал я. Она уже была с другой стороны от Килимана, и жестко ударила его по ребрам. Хотя и не было похоже, что он наслаждался ударом, но и не реагировал так сильно, как ожидалось, будь это обычный человек. Он был частично Оживленным, и обычное оружие не могло убить это существо. Это была работа для Окулятора.

Когда я приблизился, Килиман развернулся, ударив плечом в грудь Бастилии. Удар бросил ее на землю, и Килиман засмеялся, потом поднял Линзу Морозильщика, направляя ее прямо на Бастилию.

- Нет! - закричал я. Однако единственное, что у меня было, это сапог со Стеклом Борца. И я его бросил.

Линза начала светиться. Тем не менее, впервые в жизни моя цель была верной, - и сапог попал точно по Линзе и закрепился. Когда Линза начала действовать, лед сформировался в большой блок вокруг обуви, утяжеляя его, а также заполнил сам сапог, делая невозможным проникновение внутрь и выключение его.

Килиман выругался, тряся рукой. Когда он это делал, я понял, что проволока от ловушки все еще привязана к сапогу. Думая, что смог бы вытащить Линзу Морозильщика, я дернул за проволоку.

Я даже не остановился, чтобы подумать, что Килиман может рвануть обратно. И что он был гораздо сильнее, чем я. Его рывок привел к тому, что проволока впилась в мои руки, и он свалил меня с ног. Я закричал, упав на землю, и мой Талант самостоятельно разрушил провод до того, как Килиман смог подтащить меня ближе к себе. Я ошеломленно поднял глаза, десять футов провода все еще были намотаны на мои руки.

Килиман освободил руку из смерзшейся Линзо-сапоговой комбинации, и отбросил их в сторону. Бастилия поднялась на ноги. Без своей куртки, - которая сломалась, когда упал Драгонавт, - она держала удар не намного лучше, чем обычный человек, а Килиман ударил металлическим плечом прямо по ней. Было удивительно, что она вообще могла ходить.

Килиман поднял клинок Кристина двумя руками, а затем улыбнулся нам. Ему, казалось, вообще ничего не угрожало, однако это положение сделало Бастилию еще более решительной. Несмотря на мой предупреждающий вскрик, она снова атаковала монстра.

«И она называет нас, Смедри, сумасшедшими!» - думал я с отчаяньем, поднимаясь на ноги. Когда Килиман поднял оружие, чтобы замахнуться на Бастилию, я хлопнул рукой по земле и выпустил Талант Разрушения.

Пол треснул. Раздался устрашающий, оглушительный звук ломающихся камней, - и части пола превратились в груду обломков. Килиман лениво шагнул в сторону, поднимая металлическую бровь на разлом, который появился у него за спиной.

- Что, собственно, предполагалось? - спросил он, глядя на меня.

- Это должно было заставить тебя споткнуться, - сказал я. - Но сработает и как отвлекающий маневр.

В этот момент Бастилия рванула его за ноги.

Килиман закричал, падая на землю, клинок Кристина выскользнул из его хватки. Когда он упал, что-то выпало из одного кармана и заскользило по полу.

Мои Линзы Переводчика.

Я вскрикнул, устремившись к ним. Сзади я слышал хрюканье Бастилии, когда она схватила клинок Кристина. Килиман, однако, был слишком сильным. Он схватил ее за ногу металлической рукой, затем отбросил в сторону, заставляя ее выпустить меч.

Она ударилась о стену со страшным грохотом. Я встревоженно закружился.

Бастилия сползла на землю. Она выглядела оглушенной. У нее на лбу была кровоточащая ссадина, а одна из рук все еще была синей от заряда мороза. Она предпочитала как раз эту сторону, и поморщилась, когда попыталась - и не смогла - встать. Она, казалось, была в очень плохой форме.

Килиман застыл, затем снова поднял клинок Кристина. Он встряхнул головой, как бы очищая ее, и своей живой рукой вытащил еще одну Линзу. Вакуумную, ту, что притягивала к нему вещи.

Он направил Линзу на Бастилию. Она застонала, когда начала ползти по полу к нему, не в состоянии даже встать. Килиман поднял меч.

Я бросился к Линзам Переводчика, которые скользили по полу, пока не остановились возле одной из покрытых свитками стен. Я опустился на колени рядом с Линзами, поспешно схватив их.

- Ха! - произнес Килиман. - Ты хватаешь эти Линзы, даже когда я убиваю твою подругу. Я думал, что Смедри должны быть смелыми и благородными. Мы видим, что происходит с вашими великими идеалами, когда реальная опасность близка!

Я застыл на коленях, спиной к Килиману, с Линзами Переводчика, зажатыми в руке. Я знал, что не могу позволить ему забрать их. Даже ради спасения жизни - своей или Бастилии…

Я глянул через плечо. Бастилия остановилась перед Килиманом. Она закрыла глаза, и казалось, едва дышала. Он поднял меч ее матери, чтобы убить ее.


Это та часть, о которой я предупреждал вас. Часть, которая, я знаю, вам не понравится. Простите.


Я бросился прочь, направляясь к выходу из комнаты.

Килиман засмеялся еще громче. - Я так и знал!

В этот момент, второпях, я споткнулся. Запнулся о неровную поверхность и упал лицом вниз, Линзы Переводчика выскользнули из пальцев и ударились о каменный пол. Они далеко отлетели. - Нет! - закричал я.

- Ага! - сказал Килиман и повернул свою Вакуумную Линзу в сторону упавшей Линзы Переводчика. Они взлетели с пола и полетели к нему. Я наблюдал за летящими Линзами, глядя в глаза Килимана - один человеческий, один стеклянный, - пока он радовался своей победе.

Потом я улыбнулся. Я думаю, это было где-то в тот момент, когда он заметил проволоку вокруг оправы Линз Переводчика, которые летели к нему по воздуху.

Тонкую проволоку, почти невидимую. Она тянулась от очков к одному месту через комнату.

Месту, где я стоял на коленях у стены секундой раньше.

Месту, где я привязал другой конец проволоки от ловушки к одному из свитков.

Килиман поймал Линзы. Проволока сильно натянулась. Свиток вылетел со своей полки, упав на землю.

Глаза Библиотекарского чудовища широко раскрылись, рот распахнулся от потрясения. Линзы Переводчика упали на землю перед ним.

Хранители незамедлительно окружили Килимана. - Ты взял книгу! - возопил один.

- Нет, - сказал Килиман, отступая назад. - Это был несчастный случай!

- Ты не подписал контракт, - добавил другой, череп-лицо улыбалось. - Однако ты взял книгу.

- Твоя душа стала нашей.

- НЕТ!

Я вздрогнул от боли, прозвучавшей в этом голосе. Килиман в ярости потянулся ко мне, но было уже слишком поздно. Огонь взметнулся из ничего у его ног. Он разгорелся вокруг него, и Килиман закричал снова.

- Ты падешь, Смедри! Библиотекари возьмут твою кровь! Она будет пролита на алтаре, чтобы создать великие Линзы, которые мы будем использовать, чтобы уничтожать твои королевства, ломать то, что ты любишь, и порабощать тех, кто последует за тобой. Ты, возможно, победил меня, но ты падешь!

Я вздрогнул. Огни поглотили Килимана, и мне пришлось защитить глаза от яркого света.

А потом он исчез. Я моргнул, очистив остаточное изображение из своих глаз, и увидел нового Хранителя, у которого была только половина черепа, парящего там, где стоял Килиман. Кучка бесполезных гаек, болтов, шестерней и пружин рассыпалась по земле.

Хранитель с половиной черепа завис с другой стороны комнаты, тщательно восстанавливая свитки, которые были потревожены. Я проигнорировал его, были более важные вещи, о которых стоило беспокоиться.

- Бастилия! - вскрикнул я, бросаясь к ней. На ее губах была кровь, и она казалась очень помятой и избитой. Я опустился на колени рядом с ней.

Она тихо застонала. Я сглотнул.

- Отличный трюк, - прошептала она. - С проволокой.

- Спасибо.

Она кашлянула, затем сплюнула кровь.

«Во имя первых песков», - подумал я с внезапным приступом страха. - «Нет. Этого не может случиться!»

- Бастилия, я… - я вдруг обнаружил слезы на своих глазах. - Я был недостаточно быстр и умен. Мне так жаль.

- Что за вздор ты мелешь?

Я моргнул. - Ну, ты выглядишь довольно плохо, и…

- Заткнись и помоги мне встать на ноги, - сказала она, с трудом поднимаясь на колени.

Я изумленно смотрел на нее.

- Что? - спросила она. - Я же не умираю. Я просто сломала несколько ребер и прикусила язык. Бьющиеся Стекла, Смедри, ты действительно все время должен быть настолько мелодраматичным?

При этом она напряглась, поморщилась, и споткнулась, чтобы поднять упавший меч Кристина.

Я поднялся на ноги, чувствуя себя успокоенным и немного глупым. Я подошел и осторожно отвязал Линзы Переводчика от проволоки, затем сунул их в карман, где им надлежало быть. В стороне я заметил Каза, заглянувшего в комнату, который, по-видимому, вернулся, поместив Драулин и Австралию в безопасном месте. Он широко улыбнулся, когда увидел меня и Бастилию, а затем ворвался в комнату.

- Алькатрас, малыш, я не могу поверить, что ты все еще жив!

- Я знаю, - ответил я. - Я был уверен, что один из нас собирается умереть. Вы знаете, если я когда-нибудь буду писать мемуары, этот раздел будет казаться очень скучным, потому что никто не внес динамику в сюжет, не позволив себя убить.

Бастилия фыркнула, присоединившись к нам, прижав одну руку к боку. - Это действительно вдохновляет, Смедри.

- Именно ты перестала следовать плану, - сказал я.

- Что? Килиман был быстрее тебя. Как именно ты планировал удержать его от преследования, когда побежал?

- Я… не уверен, - признался я.

Каз только рассмеялся. - Что случилось с Килиманом, в конце концов?

Я указал на Хранителя с половиной черепа. - Он выполняет небольшой самоанализ,[6] - сказал я. - Можно сказать, что его душа теперь ответственна за наблюдение за этими книгами. Он, вероятно, наслаждается едино-душным образом жизни.

- Можно мне ударить его? - спросила Бастилия решительно.

Я улыбнулся, потом заметил что-то на земле. Я поднял одну желтую Линзу.

- Что это такое?

- Линза Следопыта, - сказал я. - Килиманова. Она лежала в сумке вместе с Камнем Жизни Драулин.

- Моя мать, - произнесла Бастилия. - Как она?

- Я в порядке, - подала голос Драулин. Мы повернулись и увидели ее стоящей в дверях рядом с оробевшей Австралией.

«В порядке» было преувеличением, - Драулин все еще выглядела бледной, как человек, который болел слишком долгое время. Тем не менее, ее шаг был ровным, когда она вошла в комнату и присоединилась к нам.

- Лорд Смедри, - сказала она, опускаясь на одно колено. - Я подвела вас.

- Чепуха, - отмахнулся я.

- Библиотекарь из Костей Нотариуса захватил меня, - продолжала она. - Я была поймана в ловушку, связана, и он смог захватить меня без каких-либо проблем. Я опозорила свой заказ.

Я закатил глаза. - Мы все тоже попадали в ловушки Хранителей. Нам просто повезло выкрутиться из них до того, как Килиман нашел нас.

Драулин продолжала стоять с опущенной головой. На задней поверхности ее шеи я увидел сверкающий кристалл - возвращенный Камень Жизни.

- Поднимись и прекрати извиняться, - сказал я. - Я серьезно. Ты все отлично сделала. Ты вынудила нас противостоять Килиману, и мы победили в этом противостоянии. Поэтому считай себя частью нашей победы.

Драулин поднялась, хотя, казалось, не успокоилась. Она встала в свою традиционную парадную позу, глядя прямо перед собой. - Как пожелаете, лорд Смедри.

- Мама, - сказала Бастилия.

Драулин опустила глаза.

- Вот, - Бастилия держала клинок Кристина.

Я моргнул, потрясенный. По некоторым причинам я ждал, что Бастилия оставит его себе.

Драулин поколебалась, но взяла меч.

- Спасибо, - сказала она, затем вложила его в ножны на спине. - Каковы ваши планы теперь, лорд Смедри?

- Я… еще не уверен, - ответил я.

- Тогда я обеспечу охрану границ вокруг этой комнаты. - Драулин поклонилась мне, а затем подошла к входу и приняла защитную позицию. Бастилия двинулась к другому входу, но я схватил ее за руку.

- Эта женщина должна просить у тебя прощения.

- Почему? - спросила Бастилия.

- У тебя слишком много неприятностей только потому, что ты потеряла свой меч, - сказал я. - Но Драулин не в лучшем положении сейчас, не так ли?

- Но она получила свой меч обратно.

- И?

- И, значит, она не сломала его.

- Только благодаря нам.

- Нет, - возразила Бастилия. - Благодаря тебе, Алькатрас. Килиман победил меня, так же, как Оживленный в Центральной городской Библиотеке. Тебе пришлось спасать меня оба раза.

- Я…

Бастилия осторожно сняла мою руку со своей. - Я ценю это, Смедри. Правда. Я была бы уже мертва несколько раз, если бы не ты.

Сказав это, она отошла. Никогда прежде благодарность не казалась такой унылой для моих ушей.

«Ничто не исправляется так легко», - подумал я. - «Бастилия по-прежнему считает себя неудачницей. Нам необходимо что-то предпринять по этому поводу».

- Ты собираешься разрушить ее, парень? - спросил Каз.

Я взглянул вниз, осознав, что в моих пальцах все еще находится Килиманова Линза Следопыта.

- Это очень Темное Окуляторство, - сказал Каз, потирая подбородок. - Линзы-на-крови - это плохое дело.

- Тогда мы должны ее уничтожить, - сказал я. -  По крайней мере, передать кому-то, кто знает, что делать с ней. Я…

Я замолчал. (Поразительно.)

- Что? - спросил Каз.

Я не ответил. Я уловил что-то через Линзу Следопыта. Я поднял ее к глазу и был удивлен, увидев следы на земле. Конечно, их было много. Мои, Бастилии, даже Килимана - хотя те таяли быстрее, так как я не знал его хорошо. Более важно, однако, что я увидел три цепочки следов, которые были очень ясны. Все они вели к небольшой, неприметной двери в дальнем конце комнаты.

Одна цепочка следов принадлежала дедушке Смедри. Другая цепочка, желтовато-черная, - моей матери. Последняя цепочка, пылающая красно-белым цветом, принадлежала, несомненно, моему отцу. Все направлялись к двери, но не было ни одной цепочки, ведущей к выходу. - Эй, - сказал я, обращаясь к ближайшему Хранителю. - Что за этой дверью?

- Здесь мы храним имущество тех, кто превратился в Хранителей, - ответило существо скрипучим голосом. В самом деле, я увидел нескольких Хранителей, подбирающих остатки преобразования Килимана - кусочки металла и одежду, которую он носил.

Я опустил Линзу Следопыта. - Идем, - позвал я остальных. - Мы почти забыли причину, по которой пришли сюда в первую очередь.

- И что же это за причина? - спросил Каз.

Я указал на дверь. - Узнать, что находится по другую сторону.

Глава 20

Hangook Mal Malha GiMa Ship Shio.

Ожидания. Они являются одними из самых важных вещей во всем, что существует. (Что забавно, потому что, будучи абстрактными понятиями, можно утверждать, что они даже не «существуют» вовсе.)

Все, что мы делаем, все, что мы испытываем, и все, что мы говорим, омрачено нашими ожиданиями. Мы идем в школу или на работу по утрам, потому что ожидаем, что это окажется полезным. (Или, по крайней мере, мы ожидаем, что, если мы не сделаем этого, то попадем в неприятности).

Мы строим дружбу на основе ожиданий. Мы ожидаем, что наши друзья будут действовать определенным образом, а затем мы будем действовать так, как они ожидают этого от нас. Действительно, тот факт, что мы встаем по утрам, показывает, что мы ожидаем восхода солнца, что мир сохранит вращение, а наша обувь будет впору, как все это было накануне.

У людей возникают реальные проблемы, когда вы не оправдываете их ожидания. Например, вы, вероятно, не ожидали, что я начну писать эту главу на корейском языке. Хотя, после истории с зайчиком-базукой, кое-кто начинает задаваться вопросом, как возможно поддерживать хоть какие-то ожидания об этой книге вообще.

И это, друзья мои, действительно вопрос. Половина из вас, читающих эту книгу, живут в Тихоземье. Я был Тихоземцем однажды, и я не настолько наивен, чтобы предположить, что вы все верите, будто моя история правдива. Вы, наверное, читали мою первую книгу, думая, что это было весело. Вы читаете эту книгу не потому, что верите ее содержанию, а потому, что вы ожидали еще одну забавную историю.

Ожидания. Мы полагаемся на них. Вот почему многим Тихоземцам трудно поверить в Свободные Королевства и заговор Библиотекарей. Вы не ожидаете проснуться и обнаружить, что все, что вы знаете об истории, географии и политике, является неправильным.

Так что, возможно, вы начнете понимать, почему я вставил некоторые строчки. Зайчики с базуками, корабли, которые нуждаются в ремонте (подробнее об этом позже), лица, сделанные из чисел, передовицы от коротышек о том, как мы расцениваем мир, и урок про обувь и рыбу. Все эти примеры доказывают, что вам необходимо иметь светлый разум. Потому что не все, во что вы верите, - правда, и не все, что вы ожидаете, обязательно произойдет.

Может быть, эта книга ничего не значит для вас. Может быть, мой рассказ о демонических Хранителях и магических Линзах пройдет мимо вас как чистая глупость, которая будет прочитана и тут же забыта. Возможно, потому, что эта история рассказывает о людях, которые находятся далеко - и, возможно, даже не реальны вообще, - вы посчитаете, что это не относится к вам.

Надеюсь, что нет. Потому что, видите ли, у меня тоже есть ожидания, и они шепчут мне, что вы поймете.


Мы обнаружили длинный коридор по ту сторону двери. В конце этого коридора была еще одна дверь, а по другую сторону той двери была маленькая камера.

В ней находился один жилец. Он сидел на пыльном ящике, глядя в землю перед собой. Он не был заперт. Он просто, казалось, сидел там и думал.

И плакал.

- Дедуля Смедри? - спросил я.

Ливенворт Смедри, Окулятор Драматус, друг царей и властителей, поднял глаза. Я не видел его всего лишь несколько дней, но было ощущение, что прошло намного больше времени. Он улыбнулся мне, но глаза оставались печальными.

- Алькатрас, парень, - сказал он. - Свалка Здоровяков, ты последовал за мной!

Я бросился вперёд, стиснув его в объятиях. Каз и Австралия вошли следом за мной, Бастилия и Драулин заняли позиции у двери.

- Привет, папаша, - сказал Каз, поднимая руку.

- Казан! - сказал дедушка Смедри. - Ну-ну. Племянника портил, полагаю?

Каз пожал плечами. - Кто-то же должен.

Дедушка Смедри улыбнулся, но было что-то… печальное даже в этом выражении. Он не был обычным оживлённым собой. Даже маленькие пучки волос за ушами казались менее самоуверенными.

- Дедушка, что случилось? - спросил я.

- О, пустяки, парень, - сказал дедушка Смедри, положив руку на моё плечо. - Я... на самом деле не должен был так горевать столько времени спустя. Я хочу сказать, твой отец пропал на тринадцать лет! Я всё ещё надеялся, всё это время. Я думал, что мы наверняка найдём его здесь. Кажется, я приехал слишком поздно.

- Что ты имеешь в виду? - спросил я.

- О, я не показал тебе, да? - он передал мне что-то. Записку. - Я нашёл её в комнате. Твоя мать, кажется, уже была здесь и забрала вещи, принадлежавшие Аттике. Умная она, эта Шаста. Всегда на шаг опережает меня, даже без вмешательства моего Таланта. Она побывала в Библиотеке прежде, чем мы приехали. Тем не менее, она оставила это. Мне интересно, почему.

Я посмотрел вниз, читая записку.


Старик, гласила она.

Я полагаю, вы получили моё письмо о том, что Аттика направляется в Александрийскую Библиотеку. К этому моменту вы, вероятно, понимаете, что мы оба слишком опоздали, чтобы суметь остановить его от совершения глупостей. Он всегда был идиотом.

Я убедилась, что он отдал свою душу, но с какой целью, я не могу понять. Эти проклятые Хранители не сказали мне ничего полезного. Я взяла его имущество. Что бы вы ни утверждали, это моё право как его жены.

Я знаю, вы не питаете ко мне особой любви. Я плачу вам той же монетой. Тем не менее, мне грустно видеть, что Аттика все же погиб. Он не должен был умереть так глупо.

Сейчас у Библиотекарей есть орудия, которыми мы должны вас победить. Стыдно, что мы не смогли прийти к соглашению. Меня не волнует, верите вы мне насчёт Аттики или нет. Я подумала, что должна оставить эту записку. Я так многим ему обязана.

Шаста Смедри.


Я оторвался от записки, разочарованный.

В глазах дедушки Смедри всё ещё стояли слёзы, и он не смотрел на меня. Он просто уставился в стену с рассеянным взглядом. - Да, я должен был горевать давным-давно. Кажется, я опоздал. Действительно опоздал...

Каз прочитал через моё плечо. - Мускатный орех! - ругнулся он, указывая на записку. - Вы же не верите этому, правда? Шаста - лживая Библиотекарская крыса!

- Она не врёт, Казан, - сказал дедушка Смедри. - По крайней мере, не про твоего брата. Хранители подтвердили это, а они не могут лгать. Аттика стал одним из них.

Никто не возражал против утверждения дедушки Смедри. Это было правдой. Я чувствовал это. С помощью Линзы Следопыта я мог даже видеть место, где заканчивались следы моего отца. Следы моей матери, тем не менее, уходили к другой двери.

Земля под моими ногами начала трескаться, мой Талант ощутил моё разочарование, и я чувствовал себя так, как будто ударился обо что-то. Мы проделали весь этот путь, только чтобы быть остановленными в самом конце. Почему? Почему мой отец сделал что-то настолько глупое?

- Он всегда был слишком любопытен, в ущерб собственной безопасности, - тихо сказал Каз, положив руку на плечо дедушке Смедри. - Я говорил ему, что это приведёт его к плохому концу.

Дедушка Смедри кивнул. - Ну, он получил знания, которые всегда хотел. Он может читать книгу за книгой, изучать всё, что пожелает.

С этими словами он встал. Мы присоединились к нему, проделывая обратный путь в коридор. Мы прошли через центральную комнату и вышли в книгохранилище, за нами по пятам следовала пара Хранителей, несомненно, надеясь, что мы совершим одну ошибку в последнюю минуту и потеряем наши души.

Я вздохнул, затем развернулся и бросил последний взгляд на место, где мой отец закончил свою жизнь. Там, над дверным проёмом, я увидел каракули. Они были нацарапаны на камне. Я нахмурился, потом достал Линзы Переводчика и надел их. Послание было простым, состоящим всего из одной фразы.

Я не идиот.

Я моргнул. Дедушка Смедри и Каз тихо говорили о моём отце и его глупости.

Я не идиот.

Что могло побудить человека отказаться от своей души? Действительно ли неограниченное знание того стоило? Знание, которое ты не сможешь использовать? Которым не сможешь поделиться? Если только…

Я замер, в результате чего остальные тоже остановились. Я смотрел прямо на Хранителя. - Что происходит, когда ты записываешь что-то, находясь в Библиотеке?

Существо, кажется, смутилось. - Мы забираем написанное и копируем его. Потом возвращаем тебе копию через час.

- А если ты написал что-то прямо перед тем, как продать свою душу? - спросил я. - Что если ты стал Хранителем до того, как копия была тебе возвращена?

Хранитель отвёл взгляд.

- Ты не можешь лгать! - сказал я, указывая.

- Я могу выбрать вариант не говорить.

- Нет, если имущество должно быть возвращено, - сказал я, всё ещё указывая. - Если мой отец написал что-то перед тем, как его забрали, тогда вы не должны были отдавать это моей матери, если она не знала, что должна была об этом попросить. Вы должны вернуть это мне, если я потребую. А я требую. Отдайте это мне.

Хранитель зашипел. Потом все они, стоящие вокруг нас, зашипели.

Я зашипел на них в ответ.

Я... э-э, не знаю, зачем я это сделал.

Наконец, Хранитель проплыл вперёд, держа листок бумаги в полупрозрачной руке.

- Это не расценивается, как взятие одной из ваших книг, не так ли? - спросил я нерешительно.

- Оно не наше, - сказал он, бросая бумагу к моим ногам.

В то время как другие стояли вокруг меня в замешательстве, я схватил бумагу и прочитал её. Это было не то, чего я ожидал.


Это так просто, гласила бумага.

Хранители, как и большинство вещей в этом мире, связаны законами. Эти законы странные, но в то же время сильные.

Хитрость заключается в том, чтобы не владеть собственной душой на момент подписания договора. Поэтому я завещаю свою душу моему сыну, Алькатрасу Смедри. Я передаю её ему. Он является ее истинным владельцем.


Я поднял глаза.

- Что там, парень? - спросил дедушка Смедри.

- Что бы ты сделал, дедушка? - спросил я. - Если бы ты собирался отказаться от своей души не ради конкретной книги, а чтобы получить доступ ко всему содержимому Библиотеки. Какую книгу ты бы попросил?

Дедушка Смедри пожал плечами. - Смутные Вольские, парень, я не знаю! Ты просто отказываешься от своей души, тем самым получая доступ к остальным книгам Библиотеки. Не имеет значения, какую книгу ты взял первой, не правда ли?

- Вообще-то, это важно, - прошептал я. - Библиотека содержит все когда-либо собранные человечеством знания.

- Ну и? - спросила Бастилия.

- Она содержит решение всех проблем. Я знаю, что бы я попросил. - Я посмотрел прямо на Хранителей. - Я хотел бы попросить книгу, которая бы объяснила, как получить свою душу обратно после того, как я отдам её Хранителям!

Наступил момент остолбенелого молчания. Хранители неожиданно начали уплывать от нас.

- Хранители! - закричал я. - В этой записке душа Аттики Смедри завещается мне! Вы забрали её незаконно, и я требую её обратно!

Существа замерли, а потом начали подвывающе, отчаянно стенать.

Один из них вдруг развернулся и отбросил назад свой капюшон, огни в его глазах раздулись, заменяясь человеческими глазными яблоками. Череп выпятился, обрастая плотью и превращаясь в ястребиное лицо благородно выглядящего мужчины.

Он отбросил свою мантию, под ней оказался смокинг. - Ага! - сказал он. - Я знал, что ты догадаешься, сын! - Мужчина развернулся, указывая на парящих Хранителей. - Благодарю вас за время, которое вы любезно позволили мне провести, роясь в ваших книгах, вы старые призраки! Я надул вас. Я говорил вам, что так и сделаю!

- О, дорогой, - сказал дедушка Смедри, улыбаясь. - Теперь мы никогда не закроем ему рот. Он погиб и вернулся из мёртвых.

- Это он, да? - спросил я. - Мой… отец?

- Самый настоящий, - сказал дедушка Смедри. - Аттика Смедри во плоти. Ха! Я должен был догадаться. Если на свете когда-либо и был человек, способный потерять свою душу, а затем вернуть её обратно, то это Аттика!

- Отец, Каз! - воскликнул Аттика, подойдя и приобняв обоих. - У нас есть работа! Свободные Королевства в большой опасности! Вы получили моё имущество?

- Вообще-то, - сказал я. - Это сделала твоя жена.

Аттика замер, глядя на меня. Хотя он и обращался ко мне ранее, казалось, что он увидел меня в первый раз. - А. Значит, у неё есть мои Линзы Переводчика?

- Мы так полагаем, сынок, - сказал дедушка Смедри.

- Ну что ж, это означает, что нам предстоит проделать более объемную работу! - С этими словами, отец зашагал по коридору, так, будто ожидал, что все быстро подпрыгнут и последуют за ним.

Я стоял, глядя ему вслед. Бастилия и Каз остановились и смотрели на меня.

- Не этого ты ожидал? - спросила Бастилия.

Я пожал плечами. Я в первый раз встретил своего отца, и он едва взглянул на меня.

- Уверена, он просто рассеянный, - сказала Бастилия. - Немного не в себе от того, что так долго был призраком.

- Да, - ответил я. - Уверен, так и есть.

Каз хлопнул меня по плечу. - Не унывай, Ал. Сейчас нужно радоваться!

Я улыбнулся, его энтузиазм был заразителен. - Думаю, ты прав. - Мы пошли дальше, мои шаги становились всё более пружинистыми. Каз был прав. Правда, не все было идеально, но нам удалось спасти моего отца. Спуститься в Библиотеку, в конце концов, оказалось лучшим выбором.

Возможно, я был немного неопытным, но принял правильное решение. Я обнаружил, что настроение поднимается с каждым шагом.

- Спасибо, Каз, - сказал я.

- За что?

- За поддержку.

Он пожал плечами. - Мы, коротышки, такие. Помнишь, я говорил о том, что мы более сострадательные.

Я засмеялся. - Возможно. Я должен тебе кое-что сказать, я подумал, что есть, по крайней мере, одна причина, почему лучше быть высоким человеком.

Каз поднял бровь.

- Лампочки, - сказал я. - Если бы все были невысокими, как ты, Каз, то кто бы их менял?

Он засмеялся. - Ты забываешь причину шестьдесят три, малыш!

- Какую?

- Если бы все были невысокими, тогда мы могли бы строить низкие потолки! Подумай только, как мы смогли бы сэкономить на строительстве!

Я засмеялся, качая головой, к тому времени мы уже догнали остальных и вышли из Библиотеки.

Эпилог

Ну вот. Вторая книга моих воспоминаний. Конечно же, это не конец. Вы же так и не думали, правда? Мы не дошли даже до той части, где меня в итоге привяжут к алтарю, собираясь принести в жертву! Кроме того, такие вещи всегда случаются, по меньшей мере, в трилогиях. Иначе они не эпичны!

Эта книга содержала важную часть моей жизни. Мою первую встречу - какой бы скромной она ни была - с известным Аттикой Смедри. Мой первый настоящий лидерский опыт. Мой первый случай использования штормовых линз как реактивного двигателя. (Я никогда не устану от последнего.)

Но прежде, чем мы расстанемся, я задолжал вам ещё одно объяснение. Это касается лодки: корабля Тесея. Вы помните? Каждая доска была в нём заменена, до тех пор, пока он не стал выглядеть как то же судно, но не был им.

Я сказал вам, что я был тем кораблём. Возможно теперь, после прочтения этой книги, вы понимаете, почему.

Теперь вы должны знать молодого меня очень хорошо. Вы прочитали две книги о нём и увидели его прогресс как личности. Вы даже видели, как он делал какие-то героические вещи, такие как восхождение на вершину стеклянного дракона, встречу лицом к лицу с членом костей нотариуса и спасение своего отца из лап хранителей Александрии.

Вы можете удивиться, почему я начал свою автобиографию с такого давнего времени, когда ещё проскальзывали намёки на то, что я могу стать хорошим человеком. Ладно, я корабль Тесея. Я был когда-то тем мальчиком, полным надежд, полным возможностей. Это уже больше не я. Я копия. Подделка.

Я человек, которым стал тот мальчик, но я не он. Я не герой, как все говорят, даже если я и выгляжу так, будто должен им быть.

Цель этой серии - показать изменения, произошедшие со мной. Показать вам, как кусочки меня медленно заменяются, пока во мне не останется ничего от оригинала.

Я печальный, жалкий человек, пишущий свою жизненную историю в подвале огромного замка, который он на самом деле не заслуживает. Я не герой. Герои не позволяют людям, которых они любят, умирать.

Я не горжусь тем, чем я стал, но я намерен удостовериться, что все знают правду. Пришло время покончить с ложью, время осознать людям, что их корабль Тесея просто копия.

Если, конечно, настоящий вообще существовал.

Я не должен был это говорить.


- Бастилия! - закричал я, держа её окровавленное тело в своих руках. - Почему?

Она не отвечала. Она просто смотрела в воздух, с остекленевшим взглядом, почти испустив дух. Я вздрогнул, притянув её к себе, но тело уже начинало охладевать.

- Ты не можешь умереть, не можешь! - стенал я. - Пожалуйста.

Это было бесполезно. Бастилия была мертва. По-настоящему мертва. Мертвее, чем аккумулятор, оставленный на всю ночь работать на дальнем свету. Такой мёртвой, что была в два раза мертвее любого из мёртвых, когда-либо мною виденных. Вот такой мёртвой она была.

- Это всё моя вина, - сказал я. - Я не должен был заставлять тебя бороться с Килиманом!

Я пощупал пульс, просто на всякий случай. Его не было.

Потому что, вы знаете, она была мертва.

- Ах, жестокий мир! - сказал я, всхлипывая.

Я приложил зеркальце к её лицу, чтобы увидеть, дышит ли она. Конечно же, зеркало не запотело. Всё выглядело так, будто Бастилия была целиком и полностью мёртвая.

- Ты была такой молодой, - сказал я. - Слишком молодой, чтобы быть отнятой у нас. Почему из всех людей это произошло с тобой, когда ты так молода? Слишком молода, чтобы умирать, я имею в виду.

Я уколол её палец, чтобы убедиться, что она не притворяется, но она даже не вздрогнула. Я ущипнул её, затем ударил по лицу. Ничего не работало.

Сколько раз я должен объяснять, что она умерла? Я посмотрел на тело, её лицо посинело от смерти, и я поплакал ещё немного.

Она была такой мёртвой, что я даже не осознавал, что этот раздел вставлен в книгу по двум причинам. Первая, потому что я должен был где-нибудь умертвить Бастилию, как и обещал. (Видите, я не лгал об этом! Ха!)

Вторая причина заключается, конечно же, в том, что если кто-нибудь пролистает книгу до конца, чтобы увидеть последнюю страницу - одна из самых мерзких и ужасных вещей, которые может сделать читатель - то они будут шокированы и раздражены, узнав, что Бастилия мертва.

Остальные из вас могут эти страницы проигнорировать. (Разве я не упоминал, что Бастилия мертва?)

Конец.

Об авторе

Брендон Сандерсон, безусловно, не является настоящим автором этой книги. Алькатрас Смедри написал её. Так как эта книга должна быть опубликована в Тихоземье как роман-фэнтези, чтобы запутать и отвлечь агентов Библиотекарей, была достигнута договорённость с мистером Сандерсоном, чтобы использовать его имя на обложке.

Алькатрас встретился с Брендоном Сандерсоном и не был впечатлён. Сандерсон пишет настоящее «фэнтези» - нечто глупое, что не имеет ничего общего с реальными и достоверными событиями этой книги. Он президент местного отделения ПКоФПЧКСД, и всем известно, что он носит меч на свадьбах.

Он был заключен в тюрьму за неправильное использование каламбуров в трех отдельных случаях.


Любительский перевод выполнен на сайте www.notabenoid.com

Группа переводчиков: Nasia, certain, Nynaeve, lemurko, _twilight_sun_, Intersect

Редактор перевода: Tigra-du

Примечания

1

Игра слов, по-английски «librarian» - библиотекарь, а «lie» означает лгать (прим. пер.)

2

1 фут = 30,48 см (прим. пер.)

3

Фейри - в фольклоре германских и кельтских народов общее наименование сверхъестественных существ (к ним относятся феи, эльфы, дриады и многие другие) (прим. пер.)

4

Реплика (в изобразительном искусстве) - авторское повторение художественного произведения, незначительно отличающееся от оригинала (прим. пер.)

5

1 дюйм = 2,54 см (прим. пер.)

6

Игра слов: soul-searching в буквальном переводе «поиск души» (прим. пер.)


Популярное
  • Распутин наш. 1917 - Сергей Васильев
  • Распутин наш - Сергей Васильев
  • Curriculum vitae
  • Механики. Часть 104.
  • Механики. Часть 103.
  • Механики. Часть 102.
  • Угроза мирового масштаба - Эл Лекс
  • RealRPG. Систематизатор / Эл Лекс
  • «Помни войну» - Герман Романов
  • Горе побежденным - Герман Романов
  • «Идущие на смерть» - Герман Романов
  • «Желтая смерть» - Герман Романов
  • Иная война - Герман Романов
  • Победителей не судят - Герман Романов
  • Война все спишет - Герман Романов
  • «Злой гений» Порт-Артура - Герман Романов
  • Слово пацана. Криминальный Татарстан 1970–2010-х
  • Память огня - Брендон Сандерсон
  • Башни полуночи- Брендон Сандерсон
  • Грядущая буря - Брендон Сандерсон
  • Алькатрас и Кости нотариуса - Брендон Сандерсон
  • Алькатрас и Пески Рашида - Брендон Сандерсон
  • Прокачаться до сотки 4 - Вячеслав Соколов
  • 02. Фаэтон: Планета аномалий - Вячеслав Соколов
  • 01. Фаэтон: Планета аномалий - Вячеслав Соколов
  • Чёрная полоса – 3 - Алексей Абвов
  • Чёрная полоса – 2 - Алексей Абвов
  • Чёрная полоса – 1 - Алексей Абвов
  • 10. Подготовка смены - Безбашенный
  • 09. Xождение за два океана - Безбашенный
  • 08. Пополнение - Безбашенный
  • 07 Мирные годы - Безбашенный
  • 06. Цивилизация - Безбашенный
  • 05. Новая эпоха - Безбашенный
  • 04. Друзья и союзники Рима - Безбашенный
  • 03. Арбалетчики в Вест-Индии - Безбашенный
  • 02. Арбалетчики в Карфагене - Безбашенный
  • 01. Арбалетчики князя Всеслава - Безбашенный
  • Носитель Клятв - Брендон Сандерсон
  • Гранетанцор - Брендон Сандерсон
  • 04. Ритм войны. Том 2 - Брендон Сандерсон
  • 04. Ритм войны. Том 1 - Брендон Сандерсон
  • 3,5. Осколок зари - Брендон Сандерсон
  • 03. Давший клятву - Брендон Сандерсон
  • 02 Слова сияния - Брендон Сандерсон
  • 01. Обреченное королевство - Брендон Сандерсон
  • 09. Гнев Севера - Александр Мазин
  • Механики. Часть 101.
  • 08. Мы платим железом - Александр Мазин
  • 07. Король на горе - Александр Мазин
  • 06. Земля предков - Александр Мазин
  • 05. Танец волка - Александр Мазин
  • 04. Вождь викингов - Александр Мазин
  • 03. Кровь Севера - Александр Мазин
  • 02. Белый Волк - Александр Мазин
  • 01. Викинг - Александр Мазин
  • Второму игроку приготовиться - Эрнест Клайн
  • Первому игроку приготовиться - Эрнест Клайн
  • Шеф-повар Александр Красовский 3 - Александр Санфиров
  • Шеф-повар Александр Красовский 2 - Александр Санфиров
  • Шеф-повар Александр Красовский - Александр Санфиров
  • Мессия - Пантелей
  • Принцепс - Пантелей
  • Стратег - Пантелей
  • Королева - Карен Линч
  • Рыцарь - Карен Линч
  • 80 лет форы, часть вторая - Сергей Артюхин
  • Пешка - Карен Линч
  • Стреломант 5 - Эл Лекс
  • 03. Регенерант. Темный феникс -Андрей Волкидир
  • Стреломант 4 - Эл Лекс
  • 02. Регенерант. Том 2 -Андрей Волкидир
  • 03. Стреломант - Эл Лекс
  • 01. Регенерант -Андрей Волкидир
  • 02. Стреломант - Эл Лекс
  • 02. Zона-31 -Беззаконные края - Борис Громов
  • 01. Стреломант - Эл Лекс
  • 01. Zона-31 Солдат без знамени - Борис Громов
  • Варяг - 14. Сквозь огонь - Александр Мазин
  • 04. Насмерть - Борис Громов
  • Варяг - 13. Я в роду старший- Александр Мазин
  • 03. Билет в один конец - Борис Громов
  • Варяг - 12. Дерзкий - Александр Мазин
  • 02. Выстоять. Буря над Тереком - Борис Громов
  • Варяг - 11. Доблесть воина - Александр Мазин
  • 01. Выжить. Терской фронт - Борис Громов
  • Варяг - 10. Доблесть воина - Александр Мазин
  • 06. "Сфера" - Алекс Орлов
  • Варяг - 09. Золото старых богов - Александр Мазин
  • 05. Острова - Алекс Орлов
  • Варяг - 08. Богатырь - Александр Мазин
  • 04. Перехват - Алекс Орлов
  • Варяг - 07. Государь - Александр Мазин
  • 03. Дискорама - Алекс Орлов
  • Варяг - 06. Княжья Русь - Александр Мазин
  • 02. «Шварцкау» - Алекс Орлов
  • Варяг - 05. Язычник- Александр Мазин
  • 01. БРОНЕБОЙЩИК - Алекс Орлов
  • Варяг - 04. Герой - Александр Мазин
  • 04. Род Корневых будет жить - Антон Кун


  • Если вам понравилось читать на этом сайте, вы можете и хотите поблагодарить меня, то прошу поддержать творчество рублём.
    Торжественно обещааю, что все собранные средства пойдут на оплату счетов и пиво!
    Paypal: paypal.me/SamuelJn


    {related-news}
    HitMeter - счетчик посетителей сайта, бесплатная статистика