Лого

Рыцарь - Карен Линч

Карен Линч

Рыцарь

Моим братьям Алексу, Марти и Тому

Как всегда, огромная благодарность семье и друзьям за вашу любовь и поддержку. Спасибо моему чудесному агенту Эмбер, редактору Келли, дизайнеру обложки Мелиссе, моим бета-ридерам и всем людям, кто сделал это возможным.

1

– Эй, осторожнее!

– Простите! – крикнула я, перепрыгнула через корзинку с шелковыми цветами, которую перевернул удиравший от меня эльф, и побежала между рядами киосков.

Когда я миновала прилавок с ловцами снов от банти, меня охватило дежавю. Не далее как две с половиной недели назад я гналась за другим эльфом по этому же блошиному рынку, и в прошлый раз все закончилось довольно прискорбно.

Нынешний эльф оказался быстрее и проворнее Кардаса и с каждым шагом увеличивал расстояние между нами. К тому времени, как я выбежала из ряда, он уже был у черного хода на парковку. Он распахнул дверь, на секунду задержался, чтобы одарить меня победоносной ухмылкой, и выскользнул наружу.

Стиснув зубы, я прибавила ходу и добежала до двери прежде, чем та успела закрыться. Затем выскочила на лютый мороз, выдыхая облачко пара, заметила свою цель и бросилась в погоню.

После недавней бури парковка превратилась в каток, так что бежать было невозможно. К счастью, эльфы на льду держались не менее «грациозно», чем люди, и моя добыча поскользнулась. Увы, но я тоже напоролась на обледенелый участок и изобразила собственную пародию коровы на льду.

К тому моменту, как я выровнялась, эльф уже дал деру. С языка сорвалась ругань – теперь пешком мне его ни за что не догнать. Но будь я проклята, если позволю ему улизнуть!

Я осмотрелась и заметила неподалеку семью, наблюдавшую за мной. Подбежала к маленькой девочке, которая держала пластиковые розовые санки, и показала удостоверение.

– Привет, не возражаешь, если я одолжу их, чтобы поймать плохого парня?

– Конечно!

Она передала мне санки, и, быстро улыбнувшись, я разбежалась на заснеженном отрезке дороги. Затем прыгнула на санки, низко пригнулась и полетела по оледенелой парковке вслед за эльфом.

Он оглянулся и вытаращил глаза, увидев, что я быстро нагоняю. Попытался оторваться, но он-то не провел все детство за зимними гонками с Вайолет в Проспект-парке.

Я опустила голову и врезалась ему в ноги. Эльф приземлился прямо на меня, но я была к этому готова и перекатилась на бок, скидывая его. Он попытался встать на четвереньки, но я оказалась шустрее.

Все то время, что я заводила его руки за спину и надевала наручники, эльф обругивал меня последними словами.

– Мои друзья этого так просто не оставят!

– Если они с тобой одного поля ягоды, то, уверена, скоро вы встретитесь в своем мире, – парировала я, перекатывая его на бок.

Стоило отпустить эльфа, чтобы встать, как он попытался пнуть меня в голову. Я блокировала удар и перевернула его на живот. Затем надавила коленом ему на спину и, наклонившись, прошептала на ухо:

– Еще раз так сделаешь и получишь украшение на щиколотки в пару к браслетам.

Я взяла его за руку и рывком подняла на ноги. Услышав аплодисменты и подбадривающие крики, обернулась на дюжину людей у здания. У эльфа тут было мало поклонников, учитывая, скольких он обокрал.

Я подхватила санки, натянуто улыбнулась зрителям и повела улов к джипу. Эльф отшатнулся при виде железной клетки в багажнике, но я сегодня была скупа на сочувствие. Последнее время я недолюбливала фэйри, нарушавших закон. При каждом столкновении с эльфами я думала, что это Роджин или Кардас, хотя те, вероятно, уже находились на другом конце света. Мне претило, что этим уродам удалось выбить меня из колеи, но я не знала, как это исправить.

Заперев эльфа в клетке, я захлопнула багажник и вернула санки девочке.

– Спасибо. Без тебя я бы ни за что не справилась.

– Ничего круче я в жизни не видела! – она буквально источала восторг, протягивая мне удостоверение. – Когда вырасту, то стану охотником за головами, как ты!

Я покосилась на ее мать, которая явно ужаснулась от этой идеи. Многие из самых близких мне людей в мире были охотниками, и меня так и подмывало высказаться в их защиту. Но вместо этого я ответила:

– Готова поспорить, что из тебя выйдет отличный охотник.

Я вернулась к джипу и уже собиралась открыть дверь, как вдруг заметила одинокого парня, наблюдавшего за мной с другой стороны улицы с непонятным выражением на лице. Желудок стянуло узлом от злости и доли страха. А он что тут делает, черт возьми?!

Я холодно посмотрела на Конлана. С того утра в подвале Роджина я не видела ни его, ни его друзей, и мне хватало ума понимать, что эта встреча не случайна. Если мне что и удалось узнать о Лукасе и его людях, так это то, что каждый их поступок был преднамеренным.

В чем бы ни крылась причина, я не хотела иметь к этому отношения. Они получили, что хотели, да и в конечном итоге я тоже. Принц Ваэрик и его королевская стража были частью моего прошлого, и лично я планировала, чтобы так все и оставалось.

Я отвернулась и села в джип. В сторону Конлана больше не смотрела, но чувствовала на себе его взгляд, пока выезжала с парковки. Только спустя пару кварталов мне наконец удалось вдохнуть полной грудью. Однако мне не давала покоя мысль о том, что означало его внезапное появление для меня и моей семьи.

Позже тем днем, тренируясь в зале, я так часто отвлекалась, что тренеру приходилось постоянно орать мне, чтобы я сосредоточилась. Марен была бывшим бойцом ММА с двумя чемпионскими титулами за плечами, но ей пришлось оставить карьеру из-за травмы позвоночника. Она тренировала моих родителей и пользовалась высоким спросом, однако согласилась взять меня на обучение, когда я позвонила ей две недели назад. По ее словам, у меня врожденный талант, как у отца, но нужно еще много работать.

– И ты называешь это хай-киком? – подстрекала она меня. – Да моя двоюродная бабка Фрэнни и то лучше справилась бы!

Я насупилась и заколотила грушу с удвоенной силой, несмотря на то что та уже иссякала после часа тренировки. Если я не выкладывалась на все сто десять процентов, Марен давала мне дополнительные упражнения, например, пятьдесят отжиманий, или заставляла стоять в планке. Да, она просто душка.

Я закончила упражнение с грушей стандартной чередой ударов и уперлась руками, обмотанными бинтом, в колени, чтобы отдышаться. Марен передала мне бутылку с водой, и я жадно прильнула к горлышку.

– Готова ко второму раунду?

Я так злобно покосилась на нее, что она разразилась хохотом, сверкая белоснежными зубами, которые ярко выделялись на фоне темной кожи.

Затем кинула мне полотенце.

– Хорошая работа, мелюзга.

– Спасибо, – я вытерла пот с лица и шеи, наблюдая за двумя завсегдатаями, дерущимися на ринге.

Это напомнило мне о тех временах, когда я приходила в зал вместе с папой, чтобы посмотреть на его тренировки с Марен. Интересно, когда он теперь сможет выйти на ринг?

Марен размотала бинт на моих ладонях.

– Твои родители – крепкие орешки, Джесси. Не успеешь глазом моргнуть, как они снова встанут на ноги.

– Знаю. – Я встретилась с ее понимающим взглядом, и тут у меня зазвонил телефон. Последнее время я редко выпускала его из рук – вдруг доктор позвонит? Я быстро взяла трубку и с колотящимся сердцем увидела на экране номер больницы. – Алло?

– Джесси, это Патти, – раздался женский голос. Представляться полностью не было необходимости: последние две недели мы с медсестрой общались почти каждый день. – Доктор Редди попросил сообщить, что твой отец пришел в сознание.

– Он очнулся?! – воскликнула я. Доктор Редди предупреждал, что на этой неделе они начнут постепенно снижать дозу седативных препаратов, но я не ожидала, что родители так быстро придут в чувство. – Спасибо! Скоро буду.

Я так широко улыбнулась, что у меня заболели мышцы лица.

– Папа проснулся! Мне нужно бежать.

Я повернулась к выходу, но Марен, посмеиваясь, остановила меня за руку.

– Может, сперва помоешься и переоденешься?

– Ой… – я посмотрела на свою мокрую от пота спортивную одежду и скривилась. – Хорошая идея.

Я приняла душ в рекордные сроки и спустя десять минут попрощалась с Марен и выбежала на улицу. От пронизывающего холода перехватывало дыхание. Хорошо, что я надела шерстяную шапку поверх влажных волос.

Казалось, дорога до больницы заняла целую вечность, и я чуть не налетела на двоих людей, мчась из джипа ко входу. Затем, не дожидаясь лифта, взбежала по четырем лестничным пролетам и остановилась на нужном этаже, пыхтя после такого марафона.

По пути медсестры улыбались и махали мне. Приходила я ежедневно, так что меня тут все знали. Даже агент, стоящий у палаты родителей, поприветствовал меня строгим кивком.

Через два дня после того, как маму с папой поместили в больницу, их перевели в отдельную палату и приставили агента сторожить дверь. Я гадала, с чего вдруг Агентству так оберегать двоих охотников за головами, пока не пришла давать показания о случившемся. Допрос продлился несколько часов, особенно их заинтересовало причастие королевской стражи Благого двора к исчезновению моих родителей. Я не знала, почему стража схватила их, так что Агентство надеялось получить ответы от мамы с папой, когда они очнутся.

Увы, но даже вооруженный агент не избавил меня от опасений касаемо их безопасности. Благая стража – не обычные фэйри, и если они захотят добраться до мамы с папой, никакой агент их не остановит. Я пыталась связаться с Теннином – оказывается, это ему родители доверили наложить защитные чары на нашу квартиру, – но каждый раз попадала на автоответчик, который сообщал, что он в стране фэйри и неизвестно когда вернется.

В палате, которую уже переоборудовали под две кровати, стоял доктор Редди. Он оторвался от монитора с папиными показателями и встретил меня у двери. Мой взгляд приковало к мужчине на больничной койке. Он лежал на спине, но с моего места не было видно, открыты ли у него глаза.

– Джесси, – тихо позвал доктор Редди, привлекая мое внимание. – Твой отец очнулся, но напоминаю, что он сильно сбит с толку. Не переживай, если поначалу он не будет тебе отвечать. На это могут уйти сутки.

Я посмотрела ему за спину на отца.

– Он ничего не говорил?

– Нет, но это нормально в подобных случаях.

– Кто-нибудь рассказал ему, что произошло?

Доктор помотал головой.

– Он сейчас слишком растерян, чтобы воспринимать информацию. Можешь рассказать ему, если он спросит, но постарайся упростить свою историю, чтобы не перегружать его.

– Хорошо, – я выдохнула. – А что мама? Она тоже сегодня очнется?

– Пока она не подавала признаков пробуждения, но на это может потребоваться день или два. – Доктор поправил стетоскоп на шее. – Я проведаю вас после обхода.

– Спасибо.

Я подошла к спящему отцу. Выглядел он точно так же, как и во все прошлые визиты, за исключением отсутствия питательной трубки. Я коснулась его прохладной, сухой ладони, так отличавшейся от привычных мне сильных и теплых рук.

– Папа, я тут.

Его веки затрепетали и поднялись, являя голубые глаза, которые мне не терпелось увидеть вот уже почти два месяца.

– Папа?

На его лбу появилась морщинка, взгляд забегал по потолку. Я ласково сжала его руку, и он ошеломленно на меня покосился. Грудь сдавило – судя по глазам, он меня не узнал, – но затем я напомнила себе слова доктора.

Долгие минуты я просто стояла у кровати и держала папу за руку. Мне так сильно хотелось его обнять, но я боялась, что это расстроит его в нынешнем состоянии. Пока что приходилось довольствоваться тем фактом, что он постепенно возвращался к нам.

Я поискала стул, на котором часто сидела во время визитов, и нашла его в углу. Отпустив ладонь отца, пошла тащить стул к кровати.

Тут папа издал какой-то булькающий звук, и я молниеносно вернулась обратно.

– Я тут.

Он снова посмотрел на меня, но на сей раз повернул голову в мою сторону, чтобы лучше видеть. У меня перехватило дыхание, когда его губы сложились в слово: «Джесси».

Я наклонилась за объятиями, в которых так отчаянно нуждалась.

– Я очень по тебе скучала, – прошептала я отцу, уткнувшись ему в грудь. Он не ответил, но через пару секунд положил руку мне на спину.

От этого утешающего жеста ко мне будто бы вернулась утерянная частичка меня.

Я неохотно отпустила его и выпрямилась. Отец одарил меня слабой улыбкой, от которой на душе стало тепло, и потянулся за моей рукой, вцепившейся в подлокотник. Я взяла его крупную ладонь и подавила слезы. Мне нужно было оставаться сильной ради них с мамой, показать, что им не о чем беспокоиться, кроме как о своем здоровье.

– Мама? – едва слышно спросил он, но тревога в его глазах говорила все за него.

– Она здесь, – я отошла и показала на кровать за собой. – Доктор сказал, что она скоро очнется.

Отец вытянул шею, чтобы рассмотреть маму на соседней койке. Его лицо сразу же смягчилось, а тело расслабилось. Он перевел взгляд на меня.

– Как… долго?

Я замешкалась, не зная, спрашивал ли он о том, как долго они здесь или как долго они пропадали.

Его пальцы дрогнули.

– Как… давно… не было?

– Месяц. – Папины глаза расширились от шока, и я оценила его реакцию, прежде чем добавить: – Вас нашли две недели назад, и с тех пор вы в больнице.

Он хмуро уставился в потолок, будто пытался вспомнить и злился, что ничего не получалось. Я сжала его руку.

– Это из-за препаратов. Доктор сказал, что потребуется какое-то время, чтобы к вам вернулась память.

Морщинка между его бровями разгладилась, и он снова посмотрел на меня.

– Ты… Финч?

– У нас все отлично. Я по возможности приносила его тайком повидаться с вами. Ох он и устроит мне взбучку, что я не взяла его сегодня.

Папа улыбнулся, и в этот момент я поняла, что с ним все будет хорошо. Впереди его ждал трудный путь, но если кому и хватит сил его пройти, то это моему отцу.

Следующие полчаса я заверяла его, что дома все в порядке, осторожно опуская подробности о своей новой карьере и о многом, что происходило в моей жизни в их отсутствие. Без охоты, их поисков и Лукаса рассказывать было особо нечего, но отец был слишком сбит с толку из-за препаратов, чтобы заметить.

Через какое-то время его лицо сморщилось – ему явно было больно. Он бы ни за что в этом не признался, так что я сказала, что схожу за водой, а сама отправилась на поиски медсестры. Первой мне попалась Глория – одна из медсестер, которые регулярно дежурили на этаже, – и она посоветовалась с доктором Редди насчет того, сколько обезболивающего можно вводить отцу.

Ожидая, пока она договорит, я заметила знакомого фэйри на лестнице.

– Теннин! – я побежала к нему. – Ты получил мое сообщение!

Он вскинул бровь.

– Да, все двадцать восемь.

Я улыбнулась. Последние пару недель я звонила ему дважды в день и не испытывала никаких угрызений совести, что забила его голосовую почту.

– Только ты почти ничего не рассказала, кроме того, что нашла родителей и нужно наложить на них защитные чары. Не хочешь просветить меня?

Я кивнула и поискала взглядом место, где мы могли бы поговорить. Маленькая зона ожидания не позволяла особо уединиться, но и она сойдет. Я понизила голос и изложила ему краткую версию того, что произошло у Роджина.

Когда страсти улеглись, я поняла, что Теннин с самого начала знал, кто Лукас на самом деле. В конце концов, он принц Неблагого двора. Впрочем, я не сердилась на папарацци – все фэйри очень преданны королевским семьям. К тому же он ведь пытался предупредить меня, чтобы я не совалась к Лукасу и его людям.

– Теперь понимаешь, почему мне нужны защитные чары? – спросила я, закончив историю.

Теннин поджал губы.

– Моя магия очень сильна, но стража королевы Анвин беспощадна. Если они действительно вернутся за твоими родителями, тебе нужна самая мощная защита из доступных.

– И что это значит? – Меня пронзил страх. Он пытался сказать, что его магия не остановит королевскую стражу?

– Это значит, что мне потребуется наложить несколько слоев защиты, – он улыбнулся. – Не волнуйся. Думаешь, твои мама с папой обратились бы ко мне, чтобы защитить ваш дом, если бы мои чары не были одними из лучших?

Мы направились к палате родителей, и Глория одарила меня ободряющей улыбкой. Сотрудники здесь были просто замечательными, и я даже буду скучать по ним, когда родителей переведут в другое лечебное учреждение.

Агент у двери поднял руку, чтобы остановить нас.

– Посторонним вход воспрещен.

– Теннин – друг семьи, и он пришел по моей просьбе, – возразила я.

Агент помотал головой.

– Без разрешения не пропущу.

Я скрестила руки.

– Тогда свяжитесь с начальством, и пусть они выпишут ему разрешение, поскольку он в любом случае войдет в эту комнату.

Мы сцепились взглядами на добрых десять секунд, но в конце концов он кивнул и достал телефон. Пока он звонил, мы с Теннином отошли на пару шагов.

Стоило нам оказаться за пределами слышимости, как Теннин тихонько присвистнул.

– Как сильно изменилась та девчонка, которая заявилась ко мне в ноябре. Должен сказать, ты очень сексуальна, когда строишь из себя большого босса.

Я проигнорировала его комплимент.

– Я уже не та девчонка.

– А я думаю, что та. Может, немного изнуренная, но я все еще вижу ее.

Меня смутило его пристальное внимание, и я сменила тему.

– Папа не знает ни об охоте, ни о моей роли в их спасении. Я буду очень признательна, если ты не станешь упоминать об этом при нем.

– Думаешь, он сам не узнает через какое-то время?

– Я планирую обо всем рассказать, но пусть сперва наберется сил. – Я посмотрела в сторону палаты. – Препараты не дают ему мыслить ясно, и я не хочу расстраивать его.

– Понял.

К нам подошел агент.

– Вам разрешено войти, – сказал он Теннину.

Я улыбнулась.

– Спасибо.

Агент вежливо кивнул и вернулся к посту у двери.

Я пересекла коридор, вошла в палату и приблизилась к кровати отца. Он мирно спал благодаря обезболивающему, которое ввела Глория. Мне претило, что ему еще долго придется жить в подобном режиме, но иного способа восстановиться после горена не было.

Я повернулась к Теннину, который хмуро замер в дверном проеме.

– Можешь войти.

Он взмахнул рукой, с его пальцев сорвалась струйка светло-зеленой магии и тут же рассеялась. Шагнув в палату, он повторил движение с тем же результатом. Затем поджал губы и наконец встретился со мной взглядом.

– Твои родители уже под защитой.

– Что?

Теннин рассеянно кивнул и снова прощупал защиту.

– И она сильная, крепче моей.

– Кто ее наложил?

Помимо меня, только Агентство стремилось защитить родителей, но они ни о чем подобном не упоминали.

Он помедлил с ответом.

– У твоих мамы с папой много друзей среди охотников. Возможно, кто-то из них нанял фэйри, чтобы уберечь твоих родителей.

Я прошлась взглядом по комнате, словно ответ крылся в одном из углов.

– Возможно, но почему мне об этом не сказали? Да и как бы они сюда попали? Агентство круглосуточно охраняет родителей.

– Ничего не могу сказать. – Теннин снова провел рукой по воздуху, словно проверял чары на прочность. – Но это лучшая защита, которую можно купить за деньги. Она оберегает как от людей, так и от фэйри. В этой палате может взорваться бомба, и на твоих родителях не останется ни царапины.

– Но она пропускает фэйри, раз ты смог войти.

Он задумчиво почесал подбородок.

– Это очень сложные, многослойные чары. Они позволили мне войти только после твоего разрешения, и я подозреваю, что только ты или твои родители могут пригласить фэйри внутрь.

Во мне смешались изумление и облегчение. Родители в безопасности, но я понятия не имела, кто пошел на такие хлопоты ради них.

Теннин улыбнулся.

– Ну, полагаю, моя работа выполнена.

– Стой. Та старая защита, которую ты наложил на нашу квартиру, требовала заклинания, чтобы впустить фэйри. А эта нет?

– Эта защита куда более совершенная. Тебе всего лишь требуется пригласить фэйри в комнату.

– Прямо как вампира, – сухо пошутила я, и он рассмеялся.

Я подошла к Теннину.

– Через несколько дней маму с папой переведут в реабилитационный центр в Лонг-Айленде. Сможешь защитить их палату там?

– В этом нет необходимости. Когда я сказал, что твои родители под защитой, то имел в виду, что чары наложены на них, а не на палату. Защита останется с ними, куда бы они ни направились.

Я уставилась на него.

– Такое возможно?

– Да, если знаешь, что делаешь. Об этом мало кому известно, но большинство ваших мировых лидеров накладывают на себя чары, чтобы защититься от покушений на их жизнь.

– А как же ваши члены королевских семей? Они тоже под защитой?

Я подумала о том, как помогла предотвратить покушение на жизнь принца Ваэрика. Значит, ему ничего не грозило?

– Наша магия препятствует чужой, так что защита на нас не действует, – Теннин усмехнулся. – Помимо того, что не дает нам войти.

Я обдумала новую информацию.

– Я еще столького не знаю.

Теннин посмотрел на спящих родителей.

– Для девчонки, которая мало знает, ты неплохо справляешься. Признаюсь, поначалу я не возлагал на тебя больших надежд, и безумно счастлив, что оказался неправ, – он понизил голос. – Не рассказывай маме с папой, что я направил тебя в «Тэг».

Я рассмеялась с напускного ужаса на его лице.

– Твоя тайна умрет со мной.

Теннину было пора уходить, и я провела его к лестнице – он ненавидел лифты.

– Теннин? – окликнула я, когда он подошел к двери.

– В чем дело, Джесси?

– Ты не знаешь?.. – я поджала губы, подбирая слова. – Можешь сказать, Фарис в порядке? Я понимаю, что тебе запрещено распространяться о нем. Мне просто интересно, пришел ли он в себя.

В его глазах промелькнуло удивление.

– Я ничего о нем не слышал, но если бы он умер, во дворе объявили бы об этом.

Я выдохнула.

– Рада знать.

Он склонил голову и присмотрелся ко мне.

– Не хочешь спросить о Лукасе?

– Нет.

– Ну, если это все… – он потянулся к двери.

– Еще кое-что… Пока ты в городе, у тебя будет время восстановить защиту на моей квартире?

Он отпустил дверную ручку.

– У тебя не стоит защита дома? А что случилось с той, что я создал для твоих родителей?

– Ее вроде как уничтожил Конлан, когда наложил свои чары.

– Тогда тебе нечего беспокоиться. Его магия так же сильна, как моя, если не сильнее.

Я начала смущенно переминаться.

– Она также позволяет ему и его друзьям входить в мой дом, когда им пожелается.

– А-а-а…

– Ага. Я наняла другого фэйри, когда не смогла до тебя дозвониться, но у него не получилось снять чары Конлана.

– Я не удивлен. – Он снова почесал подбородок. – Я зайду через пару дней. Посмотрим, что можно сделать.

– Спасибо.

Я не спрашивала, во сколько это мне обойдется – уж точно не даром. Такая мощная защита, как его старая, могла стоить свыше пяти тысяч долларов, но оставлять все как есть тоже не дело. Я старалась не думать о других расходах, например о периодических перебоях с водоснабжением в здании, которые, вероятно, потребуют услуг очень дорогого сантехника.

– Что ж, ладно. – Теннин открыл дверь. – Я ухожу. Принц Риз в городе, и я выяснил, где он планирует сегодня ужинать.

– Кто бы сомневался.

Он усмехнулся.

– До встречи, Джесси.

* * *

– Джесси, ты совсем меня не слушаешь!

Раздраженный голос Вайолет оторвал меня от дела, и я подняла голову.

– Прости. Но ты великолепно прочла свои реплики первые четыре раза. Я не думала, что тебе еще нужно мое внимание.

Ее угрюмое лицо расплылось в довольной улыбке.

– Ты так говоришь, только чтобы угодить мне.

– А ты напрашиваешься на комплименты. Ты знаешь реплики наизусть и, наверное, можешь рассказать их во сне. Как я и сказала час назад, эти люди – полные идиоты, если не возьмут тебя на роль.

– Ты права, – она швырнула стопку бумаг на журнальный столик и, устроившись на другом конце дивана, улыбнулась мне. – И сколько ты с ними уже маешься?

Я пожала плечами и изменила положение отмычки, которой пыталась снять наручники с запястий.

– Около часа.

– Я-то думала, что ты научилась взламывать все замки в этом доме, мисс Всезнайка.

– Все обычные замки. Это наручники Агентства, и замок тут куда более мудреный. Я работала над этим последние несколько дней и настроена справиться с ними сегодня.

Помимо уроков с Марен, я ежедневно тренировалась с оружием родителей и совершенствовала свои навыки по взлому. А также просмотрела все файлы на мамином компьютере, в которых описывались подробности выполненных заданий. Мама была очень дотошной. Если они с папой когда-нибудь бросят карьеру охотников, то смогут грести деньги лопатой, выпуская пособия по охоте.

Вайолет непристойно фыркнула.

– Думаешь, Агентство тебя арестует?

– Уже нет, но лучше быть готовой ко всему. Я… ой! – Я потерла ухо и сердито покосилась на домик на дереве. Финча не было видно, но я знала, что этот маленький негодник наблюдал за мной из-за лоз, оплетавших его обитель. – Перестань!

– Почему твой брат кидается в тебя арахисом? – поинтересовалась Вайолет, даже не скрывая своего веселья.

– Он дуется, что я не взяла его в больницу на встречу с папой, – я заговорила громче. – А если не начнет вести себя прилично, то и завтра не возьму!

С домика послышался возмущенный свист, и я опустила голову, чтобы скрыть улыбку. Это, разумеется, все пустые угрозы, но зато он перестал бросаться в меня едой.

Вайолет хихикнула, взяла пульт и включила телевизор. Пока она переключала каналы, я снова принялась взламывать замок на наручниках.

– Доктор не говорил, когда твоих родителей переместят в реабилитационный центр?

– Точно не на следующей неделе.

Как бы мне ни хотелось, чтобы маме с папой стало лучше, я не ждала их переезда. На прошлой неделе доктор Редди сообщил, что в этом лечебном учреждении ограничивали посещения: первый месяц членам семьи разрешалось приходить всего раз в неделю. Я уже думала, как обойти этот запрет – даже не столько ради себя, сколько ради Финча. Он будет убит горем, когда узнает, что не сможет видеть родителей каждый день.

– Возвращаемся к главному сюжету сегодняшнего вечера, – раздался женский голос из телевизора. Я посмотрела на бегущую строку экстренных новостей под живой аэросъемкой огромного дома на Голливудских холмах. – Джексон Чейз скончался. Двадцатиоднолетний актер, который, как известно, вступил в близкие отношения с принцессой Нериссой прошлым летом, погиб сегодня во время неудавшегося обращения.

Мы с Вайолет изумленно переглянулись и вернули внимание к телевизору. Ведущая безуспешно пыталась сохранять скорбное выражение лица, зачитывая скудные подробности о смерти кинозвезды, но блеск в глазах выдавал ее возбуждение. Пока она говорила, на экране показывали видео с агентами, выводившими рыдающую темноволосую фэйри из дома.

– Это принцесса? – спросила я.

Вайолет кивнула и прижала руку к шее.

– Она выглядит абсолютно раздавленной.

Я вернула взгляд к репортажу, который снова и снова повторял тот же ролик.

– Зачем они пошли на такой риск?

Вайолет смахнула слезинку.

– Они были влюблены. Полагаю, они не могли вынести мысли о разлуке.

– Но он был слишком взрослым для обращения. Наверняка они понимали, что это не сработает.

– Любовь толкает на безумные поступки, – Вайолет с грустью покачала головой. – Бедная принцесса Нерисса. Как думаешь, что с ней сделают?

Я пожала плечом.

– Ничего. Скорее всего, просто отправят домой.

Неважно, что принцесса нарушила закон и множество договоров. Она – член фэйской королевской семьи и не подлежит наказанию в нашем мире независимо от серьезности ее проступка. Хотя несанкционированное обращение – одно из самых вопиющих преступлений.

Этим нехитрым словом назывался процесс превращения человека в фэйри. Он настолько опасен, что даже запрещен законом, если только разрешение не даст член фэйской монархии. А в тех редких случаях, когда разрешение все же давали, за этим следовал ряд необходимых условий.

Первое – человек должен быть младше семнадцати лет. В половозрелом возрасте риск того, что тело откажется принимать изменения, увеличивался в геометрической прогрессии. Чем моложе человек, тем больше шанс выжить.

Второе – ребенок должен быть неизлечимо больным. Здоровых детей не обращали, без исключений.

И третье – только член королевской семьи мог проводить обращение из-за необходимого количества магии. Не все королевские особы равны, так что только фэйри самых голубых кровей по силам провернуть подобное.

И даже если все условия соблюдены, все равно есть риск, что ребенок не переживет обращение. Насколько мне известно, за тридцать лет, что фэйри жили среди нас, было всего девятнадцать успешных случаев. Все дети были младше шестнадцати лет.

Вайолет убавила громкость телевизора.

– Я знаю, что она поступила неправильно, но все равно очень ей сочувствую. Если бы я была на месте Джексона Чейза, то, вероятно, сделала бы так же.

– Не верю.

Когда мы были младше, она часто фантазировала, каково быть фэйри, но Вайолет ни за что бы не покинула семью или меня.

Она вздохнула.

– Ты права. Моя жизнь слишком прекрасна, чтобы рисковать ею.

Я фыркнула и снова попыталась снять с себя наручники. Не успела толком вставить отмычку в замок, как на диване завибрировал телефон. Я посмотрела на экран и нахмурилась, увидев эмблему Агентства. Затем взяла мобильный, вошла в защищенное приложение и прочла сообщение.

– Что-то случилось? – спросила Вайолет.

– Завтра все должны собраться в «Плазе» для важного объявления. – Я отложила телефон. – Единственный раз, когда я получила подобное уведомление, в Ист-Ривер обнаружили келпи.

Она поджала губы.

– Ты же не думаешь, что это как-то связано с Джексоном Чейзом?

Я продолжила пыхтеть над наручниками.

– Все уже знают, что произошло, так что не вижу причин привлекать к этому нас. К тому же это дело высокого уровня, с такими Агентство разбирается самостоятельно.

Она снова принялась переключать каналы, и вполне ожидаемо, что большинство из них освещали историю Джексона Чейза. Это событие такое же сенсационное, как дебют принца Риза в прошлом месяце, может, даже важнее, и люди еще долго будут его обсуждать.

Я затаила дыхание, найдя отмычкой механизм в замке, который раньше не замечала. Он был хитроумно спрятан за рядом штифтов, над которыми я работала целую вечность, и сдвинулся от легкого нажатия отмычкой.

В животе все затрепетало, когда крошечный рычажок с щелчком встал на место, и я воодушевленно вернулась к штифтам. Спустя пару секунд под мои ликующие возгласы наручники расстегнулись.

2

– Джесси, сюда! – позвал Трей, когда я вошла в переполненный вестибюль «Плазы» следующим утром. Оглядевшись, я увидела их с Брюсом справа и направилась к ним.

Брюс широко улыбнулся.

– Я слышал, что твой отец вчера проснулся. Как он?

– Все еще немного растерян, но это пройдет. Я как раз собираюсь сегодня навестить родителей. Доктор заверяет, что мама тоже скоро очнется.

– Передай им, что мы скучаем, – попросил Брюс.

Я прислонилась к стене рядом с ним.

– Если хотите, я попытаюсь внести вас в список посетителей.

– Буду очень рад.

– Папа тоже. – Я прошлась взглядом по вестибюлю и увидела много знакомых лиц, среди которых затесались и новенькие. – Вы не знаете, зачем нас собрали?

– Без понятия.

Брюс нахмурился, и я проследила за его взглядом к главному входу, через который только что прошли три агента. Увидев агента Карри, скривила губы: мы познакомились в прошлом месяце, и у нас сложились не самые приятные отношения. Да, он освободил меня из клетки в подвале Роджина, но я не забыла, как рьяно он хотел доказать вину моих родителей в преступлении, которого они не совершали.

Я также узнала его напарника, агента Райана. Третий мужчина выглядел знакомо, но я не могла вспомнить откуда. По тому, как он шел впереди агентов, сразу становилось ясно, что он главный.

– Вы знаете его? – спросила я Брюса.

– Это Бен Стюарт, – ответил он, наблюдая, как агенты пересекают вестибюль. – Глава нью-йоркского спецотдела по преступлениям.

– Так и знала, что где-то его видела.

Бен Стюарт – начальник агента Карри, именно он приказал оставить меня в покое после того, как мама Вайолет замолвила за меня словечко.

Я видела его мимолетом, когда ходила в Агентство давать показания две недели назад, но мы не общались. Интересно, что глава спецотдела по преступлениям делает в «Плазе»?

Двери лифта открылись, и в вестибюль вышли Леви Соломон и другие связные, работающие в здании. Они пожали руки троим агентам, побеседовали с ними пару минут и, наконец, повернулись к остальным.

Бен Стюарт вышел вперед, и все тотчас затихли, в зале чувствовалось всеобщее предвкушение. Что бы он сейчас ни сказал, это наверняка что-то важное, раз нас всех здесь собрали.

– Благодарю, что пришли сегодня, – сказал мужчина с пшеничными волосами, которому с виду было немного за тридцать. Он представил себя и своих двоих спутников, после чего наконец перешел к сути. – Информация, которой я сейчас с вами поделюсь, строго секретна. Обычно делами подобного характера Агентство занимается самостоятельно, но время не терпит, так что мы вынуждены использовать все доступные средства.

Перевод: они кого-то или что-то искали и зашли в тупик, поэтому нуждаются в помощи.

Агент прочистил горло.

– Шесть месяцев назад из фэйского храма похитили священный артефакт и принесли в наш мир. Фэйри обратились к нам за помощью в его поисках, но пока что наше расследование не выявило ничего существенного. Его исчезновение держалось в тайне, но этот артефакт является важной частью фэйской религиозной церемонии, которая состоится этой весной. Так что его поиски – наш главный приоритет.

Он выдержал паузу, и по вестибюлю пронесся тихий ропот. Я с затаенным дыханием ждала его следующих слов.

– Артефакт называется ки-тейн, это маленький камень размером с грецкий орех.

Я машинально потянулась к камешку, спрятанному в волосах. Бен Стюарт продолжил:

– Он круглый и очень напоминает голубой лабрадорит. Разница в том, что ки-тейн сияет при прикосновении к нему. Он также оставляет отчетливый энергетический след, который можно обнаружить при помощи фэйской магии. Мы выдадим вам датчики, настроенные улавливать его след. Фотографий ки-тейна нет, но мы отправим каждому из вас набросок художника-криминалиста. Вы получите его в течение получаса.

– Что, черт возьми, такое лабрадорит? – прошептал Трей, но мы с Брюсом не ответили. Я тоже никогда не слышала ни о нем, ни о ки-тейне.

В воздух взмыли десятки рук, и Бен Стюарт показал на одного из охотников.

– Да?

– Эта штука опасна для людей? Нужны ли нам особые меры предосторожности?

– Ки-тейн безвреден для нас, – ответил агент и показал на кого-то другого.

– Считает ли Агентство, что это как-то связано со смертью Джексона Чейза? – спросил мужчина.

– Нет. Сила ки-тейна смертельна для фэйри. Если бы принцесса Нерисса использовала камень, то погибла бы.

Ким, одна из немногих знакомых мне охотников, подняла руку.

– Вы собрали нас, потому что считаете, что ки-тейн в Нью-Йорке?

Бен Стюарт покачал головой.

– Нам известно лишь то, что ки-тейн исчез из мира фэйри, а значит, он может быть где угодно. Сейчас охотники по всему миру получают ту же информацию, что и вы. Впрочем, Нью-Йорк входит в пятерку самых популярных мест, куда и откуда путешествуют фэйри, так что весьма вероятно, что ки-тейн доставили сюда.

– Можете рассказать побольше об артефакте? – крикнула Ким, перебивая гул голосов, забрасывающих Стюарта вопросами. – Зачем он мог кому-то потребоваться? Это дало бы нам подсказку, с чего начинать поиски.

Агент призадумался.

– Фэйри говорят, что в камне заключено дыхание Аэдны, и слово «ки-тейн» переводится как «дыхание богини». Он один из немногих религиозных артефактов, использующихся на торжествах в ее честь, и прежде его никогда не выносили из храма. Для человека, если только он не коллекционер фэйских древностей, ки-тейн ничего не значит. Мы сосредоточили наше расследование на известных коллекционерах и торговцах на черном рынке.

Мне не давала покоя какая-то мысль, но сосредоточиваться на ней не было времени, поскольку Бен Стюарт еще не договорил:

– Мы также вели наблюдение за несколькими придворными фэйри, но все осложняет то, что они защищены договорами. Без веских доказательств того, что они совершили преступление, наши руки связаны.

Я нахмурилась. Вот очередной яркий пример того, как несправедливы законы, регулирующие деятельность фэйри в нашем мире. Власти не задумываясь вломятся в дом низшего фэйри, но с придворными придерживались совершенно других стандартов. У них не было полной неприкосновенности, как у членов королевских семей, но придворные недалеко от них ушли. Поэтому я и планировала изучать юриспруденцию. Я хотела бороться за права всех фэйри, а не только за привилегированных.

– И какая за него награда? – хрипло спросил брат и напарник Ким, Эмброуз. Он не из тех, кто будет ходить вокруг да около.

Трей наклонился и прошептал мне на ухо:

– Бьюсь об заклад, что это пятый уровень.

Пятый? От возможностей, которые он открывал, по мне прошел трепет. Я знала, что за «пятерку» полагалась невероятная награда – пятьдесят тысяч долларов! Даже мама с папой ни разу не ловили фэйри такого уровня.

Бен Стюарт откашлялся.

– Ки-тейн незаменим, и его необходимо вернуть фэйри как можно скорее. Посему задание отнесли к шестому уровню с наградой в сто тысяч долларов.

У меня отвисла челюсть, все в зале заговорили одновременно. Трей так громко присвистнул, что в ушах зазвенело.

Я потерла ухо и повернулась к Брюсу, который выглядел не менее ошарашенным.

– Никогда не слышала о шестом уровне.

Он почесал подбородок.

– Это потому, что до сего дня его не существовало.

– Вы присоединитесь к поискам? – поинтересовалась я, наблюдая, как охотники оживленно переговаривались между собой, в то время как агенты тщетно пытались восстановить порядок.

Я бы солгала, если бы сказала, что не хотела этой награды. Сто тысяч долларов помогут нашей семье оставаться на плаву, пока родители не вернутся к работе, и оплатят необходимый ремонт в доме. Но такие крупные суммы сводили людей с ума. Если охотники соперничали за «тройки» и «четверки», то на что же они пойдут ради сотни тысяч долларов?

Трей фыркнул.

– Естественно! А ты нет? – Он притих и покосился на меня. – Ты же не знаешь, где он может быть, верно?

Я изумленно на него вытаращилась.

– Я впервые услышала о нем пять минут назад. Откуда мне знать?

– Ну, ты очень мозговитая и читаешь много книг… – произнес он чуть ли не обвинительным тоном. Трей так и не простил мне тот инцидент с буннеком.

– Жаль тебя разочаровывать, но ни в одной из прочитанных мною книг не упоминались ки-тейн или другие фэйские древности.

Судя по виду, это не сильно его утешило.

– Но ты все равно пойдешь на охоту?

– Еще не знаю. Я могла бы выполнить кучу других заданий, пока все остальные будут сосредоточены на этом.

Конкуренция за ки-тейн будет жестокой, так что я предпочту гарантированный доход вместо малого шанса на крупную награду.

Брюс одобрительно кивнул.

– Это умно. Возможно, мы поступим так же.

Трей повернулся к отцу.

– Ты ведь это не всерьез?

– Обсудим, когда узнаем больше, – ответил Брюс.

– Джесси! – позвал меня мужской голос.

Я обернулась и увидела двоих парней, проталкивающихся через толпу к нам. Аарон и Адриан Мерсеры были идентичными близнецами с вьющимися светлыми волосами, карими глазами и телосложением как у полузащитников. Они учились в одном классе с Треем, и мы всегда ладили, хоть и не общались вне школы. Они тоже были из семьи охотников, и, сколько я их помнила, близнецы всегда планировали идти по стопам родителей.

– С ума сойти, да? – улыбнулся мне Аарон. Я знала, что это он, благодаря крошечной горбинке на носу, который сломали в школьные времена. До этого братьев никто не мог отличить.

Адриан встал рядом с близнецом, и вдвоем они оградили меня от остальной части вестибюля.

– Мы хотели успеть к тебе раньше других.

– Успеть?

Они одновременно кивнули, из-за чего до смешного напомнили роботов.

– Чтобы предложить присоединиться к нам на это задание, – объяснил Аарон как нечто само собой разумеющееся. – Все знают, какая ты умная, и захотят получить тебя к себе в команду.

Адриан напряг свои внушительные бицепсы.

– Из нас троих выйдет убойная команда. Ты будешь мозгами, а мы – мускулами.

Трей подошел ближе и оттеснил меня.

– Джесси не собирается искать ки-тейн, так что не тратьте зря время.

– Я этого не говорила, – я пихнула его локтем в ребра.

Он потер бок.

– Ну, в таком случае тебе логичнее работать с нами.

– Мы первые предложили, Фоулер. – Аарон хмуро взглянул на Трея, и я вспомнила, что они были далеко не лучшими друзьями в школе. Подробностей я не помнила, но это точно как-то было связано с тем, что им нравилась одна девушка.

– Мальчики, – резко одернул их Брюс. – Отойдите и дайте Джесси немного пространства. Она может сама за себя говорить и даст знать, если захочет примкнуть к кому-то из вас.

Я признательно на него посмотрела, а близнецы отступили.

– Прости, Джесси, – пробормотал Адриан. – Мы немного увлеклись.

Я улыбнулась.

– Я польщена вашим предложением, но еще не решила, что буду делать.

Аарон достал визитку из кармана и передал мне.

– Вот наш номер, если надумаешь присоединиться.

– Спасибо.

Я забрала визитку и спрятала в задний карман. Повсюду вокруг нас охотники собирали команды, чтобы отправиться на поиски ки-тейна, и мне снова вспомнилась охота на келпи. Только на этот раз награда оказалась куда выше. Воздух в зале чуть ли не потрескивал от напряжения, а ведь это только начало.

Больше меня никто не приглашал в команду, но я поймала на себе пару оценивающих взглядов. Вот только видели ли они во мне союзника или соперника – это вопрос.

Бену Стюарту потребовалось добрых двадцать минут, чтобы вернуть порядок, и первым делом он напомнил, что нам запрещено делиться этой информацией с общественностью. Затем он сообщил, что с завтрашнего дня датчики для ки-тейна можно будет забрать в штабе Агентства в Манхэттене.

Как только он сказал, что мы свободны, у всех зазвенели или завибрировали телефоны от поступившего сообщения. Я посмотрела на экран и увидела рисунок гладкого голубого камешка, который будто светился изнутри. Изображение выглядело настолько реалистично, что я непроизвольно коснулась его, из-за чего сразу же почувствовала себя глупо и спрятала телефон в карман.

Аарон с Адрианом ушли, так что я попрощалась с Треем и Брюсом и пошла к выходу. У меня было запланировано полно дел на сегодня, но, возможно, мне удастся выделить немного времени на поиски ки-тейна, прежде чем мы с Финчем поедем в больницу. По вечерам там было намного тише, да и в такое время меньше шансов, что кто-то войдет в палату и увидит его.

– Джеймс, подожди.

Я остановилась при звуке хриплого голоса Леви Соломона и, обернувшись, наблюдала, как тучный мужчина ковылял ко мне. К тому времени, как он дошел, Леви весь взмок и пыхтел. И как это он еще не откинулся от сердечного приступа?

Он помахал телефоном.

– Ты наверняка уже уходишь, чтобы пораньше начать поиски ки-тейна, но мне пришло задание второго уровня, с которым нужно разобраться как можно скорее и с определенной долей деликатности. Думаю, ты для него идеально подойдешь.

– И кто наша «двойка»?

– Банти.

– О… – Мой пульс подскочил. Я никогда не встречала банти в реальной жизни, и они были в списке заданий, которые я хотела выполнить. Леви об этом знал и сверкнул коварной улыбкой.

– С чего бы с банти требовалась деликатность? – спросила я.

Он закашлялся.

– Он в «Ральстоне», а они не любят, когда в их отеле ошиваются охотники. Но ты…

– Не выгляжу как охотник, – закончила я за него.

– Именно.

Я вздохнула и мысленно перечислила дела, которые можно отложить на завтра.

– Я согласна.

– Так и думал. Я пришлю тебе на почту все подробности, как только вернусь в кабинет.

* * *

– Спасибо, что согласилась помочь, – сказала я Вайолет, когда мы вошли в вестибюль «Ральстона» двумя часами позже.

– Шутишь, что ли? Да я вне себя от радости, что могу быть полезна тебе в работе! – Она подпрыгнула на носочках и обвела взглядом элегантно обставленный вестибюль из белого мрамора. – Как думаешь, мы встретим кого-то из знаменитостей?

– Возможно, – я ухмыльнулась, но быстро посерьезнела, вспомнив, как столкнулась с Лукасом в свой первый визит в отель. Он был последним человеком, которого мне хотелось видеть.

Мы подошли к стойке регистрации, за которой стоял знакомый администратор – мне уже доводилось с ним общаться во время поисков родителей. Он как тогда не горел желанием посодействовать, так и сейчас смотрел на меня свысока.

– Я могу вам помочь? – спросил он надменным тоном, который намекал, что это последнее, чего он хочет. Я показала удостоверение.

– Нас прислало Агентство. Мне сказали обратиться к менеджеру.

Он сморщил нос, будто учуял что-то неприятное.

– Ах да. Одну минуту.

Он кому-то позвонил, а я перевела взгляд на Вайолет, рассматривавшую красоту вокруг нас. Ее семья была обеспеченной, но даже их образ жизни считался скромным в сравнении с местной роскошью. По слухам, огромная люстра в вестибюле стоила больше ста тысяч долларов, и я читала, что в бальном зале висит еще крупнее этой.

– Джесси Джеймс?

Я обернулась к женщине лет тридцати с короткими каштановыми волосами, одетой в темно-синий костюм.

– Да?

– Я Марджори Кук, менеджер отеля. – Ее шаги замедлились, и она хмуро осмотрела мои черные джинсы, ботинки и короткое серое пальто, взятое из маминого шкафа. – Вы охотник за головами?

Я улыбнулась и протянула руку.

– Да.

Она пожала мне ладонь и перевела взгляд на Вайолет.

– А вы?

– Ее ученица.

Менеджер озадаченно кивнула, словно не знала, что о нас и думать.

– Прошу, пройдемте ко мне в кабинет.

Мы последовали за ней. Как только дверь кабинета закрылась, она заняла кресло за столом и предложила нам сесть.

Я первой подала голос:

– Мне почти ничего не сказали, кроме того, что у вас проблема с банти. Не могли бы вы поподробнее ее описать?

– Насколько нам известно, все началось два дня назад. Некоторые гости жаловались на странные сны. Прошлой ночью семья, проживавшая на пятом этаже, сообщила о нападении на их четырнадцатилетнюю дочь. Отец семейства клялся, что видел банти на ее кровати. Они выписались сразу же после инцидента.

Вайолет содрогнулась, да и я сама едва скрыла свое отвращение. Банти охотились на всех спящих людей, но больше всего им нравилось мучить подростков. Мало нам страданий от переходного возраста, так еще и нужно беспокоиться из-за какого-то крошечного псевдо-Фредди Крюгера, который вызывал кошмары.

Марджори сложила руки на столе.

– Владелец желает, чтобы с этим разобрались как можно быстрее и без лишней шумихи. Нас заверили, что вы сделаете все незаметно.

Ей не нужно было объяснять, почему владелец хотел сохранить это в тайне. Отели пользовались специальной защитой против банти, но ее необходимо ежегодно обновлять. Похоже, кто-то оплошал и не сделал этого. «Ральстон» потеряет статус пятизвездочного отеля и множество высокопоставленных гостей, если правда выплывет наружу.

– Незаметные – наше второе имя, – прощебетала Вайолет.

Я поднялась.

– Дайте нам доступ к номеру, в котором произошел инцидент, и мы приступим к работе.

Менеджер встала и достала карту-ключ из ящика стола.

– Номер 5017. Я проведу вас к лестнице.

– Мы не можем воспользоваться лифтом? – спросила Вайолет, выходя из кабинета.

– Мы бы предпочли, чтобы вас видело как можно меньше гостей.

Марджори повела нас по коридору в маленький, но не менее элегантный вестибюль в задней части здания, где стоял крупный, мускулистый охранник. Я сразу догадалась, что этим входом пользовались знаменитости, которые не хотели попадать в объективы папарацци.

Она передала мне карточку.

– Как закончите, свяжитесь с администратором. Можете вернуть ключ Амосу и воспользоваться этим выходом.

Она повернулась в ту сторону, откуда мы пришли, а я направилась к двери справа, ведущей на лестницу. Вайолет последовала за мной и молчала до тех пор, пока мы не остались одни на лестничной клетке.

– С тобой всегда так обращаются на заданиях?

– Как?

Она фыркнула позади меня.

– Будто ты чей-то грязный маленький секрет.

От ее негодования из меня вырвался смешок.

– Большинство людей нам рады, но вполне логично, что местный персонал хочет скрыть нас из виду.

Мы поднялись на пятый этаж и нашли нужный номер. Я открыла дверь, и мы восторженно уставились на роскошные апартаменты. Гостиная была оформлена в теплых кремово-голубых тонах с бархатными диванами, столиками из белого мрамора и хрупкими хрустальными лампами, к которым страшно было прикасаться. Номер мог похвастаться собственной сверкающей люстрой и большими окнами с панорамным видом на здания вдоль противоположной части улицы.

Я вошла внутрь и тщательно вытерла ноги о коврик на пороге, прежде чем ступить на полированный деревянный пол. Поставив спортивную сумку, пошла проверять спальни по обеим сторонам от гостиной. Комнаты были идентичными, за исключением того, что в одной кровать была чуть меньше.

– Должно быть, это спальня девочки, – сказала я, проводя рукой по мягкому белому одеялу.

Вайолет плюхнулась на кровать и мечтательно вздохнула.

– Не могу дождаться, когда стану знаменитой и буду жить в подобных местах.

Ее непоколебимая уверенность в том, что однажды она станет звездой Голливуда, вызвала у меня улыбку. Вайолет подняла голову, чтобы взглянуть на меня.

– Итак, что теперь?

– Теперь мы поймаем банти.

Я вернулась в гостиную за сумкой и, отнеся ее в спальню, закрыла дверь.

– Как именно? Ты так и не объяснила мне эту часть плана.

– Мы оставим приманку и заманим его в ловушку. – Я расстегнула сумку, достала свернутую пижаму и кинула ее подруге. – Переодевайся.

– Зачем?

Ухмыльнувшись, я сняла пальто и положила его на кресло.

– Потому что ты – приманка.

Банти в основном действовали по ночам, но при правильном соблазне их можно было выманить и днем. Формально Вайолет считалась еще подростком и лежала она в той же кровати, к которой банти приходил прошлой ночью. Я рассчитывала на то, что он не удержится и вернется за добавкой.

– Что?! Да ни в жизнь! – Вайолет вскочила с кровати, будто та вспыхнула пламенем. – А почему ты не можешь быть приманкой?

– Ну, во-первых, ты засыпаешь как по команде, а приманка должна спать. И во-вторых, их привлекает храп.

– Я не храплю.

Я вскинула бровь. Вайолет покраснела, и я продолжила, словно меня и не перебивали:

– В-третьих, кто-то должен поймать его, и я лучше для этого подхожу.

– Ладно. – Вайолет недовольно разделась. – Но в следующий раз я хочу знать обо всех нюансах, прежде чем соглашаться помогать тебе с заданием.

– Договорились.

Я скрыла улыбку, доставая все необходимое из сумки. Например, настоящий ловец снов от банти – с вплетенными железом и мурьяном, – а не одну из тех дешевых подделок, что продавали на блошином рынке. По идее, он должен делать своего владельца невидимым для банти. Ну вот и проверим, насколько это правда.

Послышался шорох постельного белья, и я оглянулась на Вайолет, которая улеглась посреди кровати и натянула одеяло до плеч.

– Расслабься. – Я зашторила окна, выключила лампу, и комната погрузилась в полумрак. – Я не допущу, чтобы с тобой случилось что-то плохое.

Она сделала глубокий вдох.

– Знаю. Но сразу предупреждаю, возможно, мне потребуется больше времени, чем обычно, чтобы уснуть.

– Спеть тебе колыбельную?

Со стороны кровати послышалось фырканье.

– А я думала, это банти должны навевать кошмары.

– Ха-ха. – Я заняла кресло в углу. – А теперь будь хорошей девочкой и ложись спать.

В комнате воцарилась тишина, не считая периодического шороха от ворочающейся Вайолет. Через полчаса она перестала ерзать и тихо засопела. Я улыбнулась и расслабилась в уютном кресле. Теперь оставалось только ждать.

Свободное время я заняла мыслями о пропавшем ки-тейне. Зачем фэйри красть религиозный артефакт и вывозить его из их царства? Понимание мотива – лучший ключ к разгадке, где сейчас ки-тейн. Коллекционеры фэйских древностей заплатят за него огромные деньги, но придворные фэйри в них не нуждались. Низшие фэйри небогаты, так что деньги могли послужить мотивацией для кого-то из них. Но есть ли у низших фэйри доступ к храму богини? Я еще столького не знала об их мире, несмотря на тщательное изучение всего, что с ними связано.

Я пока не решила, отправляться ли мне на поиски ки-тейна. Награда за него велика – даже слишком, чтобы с легкостью от нее отказываться, – но стоит ли браться за нечто столь грандиозное, учитывая все остальное, что происходит в моей жизни?

От ответа меня спас почти неразличимый свист воздуха. Всмотревшись в полумрак, я разобрала какое-то движение внизу двери. Затем завороженно и с ужасом наблюдала, как через щель в комнату затекал зеленый туман и постепенно затвердевал, обретая различимую форму. Фэйри был не больше полуметра, с зеленой кожей и такими же спутанными волосами, и очень напоминал гоблина, которого я поймала на первом задании.

Полностью сформировавшись, банти медленно повернул голову, будто высматривал угрозу в спальне. Я затаила дыхание, когда его блестящие желтые глаза посмотрели прямо на меня, и руки покрылись мурашками. Рисунки этих ребят не воздавали им должное. Во плоти они выглядели чертовски пугающе, будто существа из кошмаров, которые они же навевали.

Тихое бормотание привлекло его внимание к кровати, и он бесшумно подкрался к ней. На минуту исчезнув из моего поля зрения, ловко запрыгнул на изножье. Вайолет не шелохнулась, и банти застыл, наблюдая за ней, пока она снова не захрапела.

Мне потребовалась вся сила воли, чтобы не двигаться с места, в то время как мерзкий маленький фэйри подползал к моей спящей подруге. Он сел ей на грудь, и я чуть не вскочила с кресла, все тело натянулось струной. Но нельзя действовать раньше времени, иначе он улизнет. Нужно дождаться, пока он начнет навевать кошмары – именно в этот момент банти наиболее уязвимы.

Он протянул руки к лицу Вайолет, и с кончиков его пальцев потекла желтая магия. Та опустилась и на вдохе скользнула в приоткрытый рот. Губы фэйри растянулись в извращенной ухмылке, а Вайолет задергалась во сне, прижав руки по бокам, словно ее приковали к столу.

«Еще рано», – сказала я себе, хотя с каждой секундой, что этот мелкий монстр прикасался к моей лучшей подруге, напряжение в моем теле увеличивалось. Обещая, что позабочусь о ее безопасности, я забыла, что должна буду стоять в сторонке и просто наблюдать до подходящего момента.

Вайолет всхлипнула в тисках кошмара, чем вызвала у банти, очарованного ее сном, радостное хихиканье.

Я рывком встала с кресла и, сжимая в руках большой сачок для бабочек, бесшумно подкралась к кровати. Тут Вайолет застонала от ужаса, и я споткнулась об изножье, роняя ловец снов.

Когда я выпрямилась, банти повернул голову на сто восемьдесят градусов и вперился в меня жутким взглядом своих желтых глаз.

3

Вайолет снова вскрикнула, прерывая нашу игру в гляделки. Банти спрыгнул с ее груди, кинул на меня исполненный злобы взгляд, и его очертания начали размываться.

О нет! Если он исчезнет, мне ни за что его не поймать, а я не намерена возвращаться к Леви с пустыми руками. Прыгнув на кровать, я распласталась поверх ног Вайолет и накинула сачок на банти. Как только он оказался в ловушке, дернула за веревку вдоль рукоятки, и сеть затянулась.

Банти завизжал и слабо забился в сети, но вшитые в нее тонкие железные нити не позволяли ему изменить форму и улизнуть. В этот момент очнулась Вайолет, крича так, будто за ней гнался сам дьявол. Она выкарабкалась из-под меня и слезла с кровати с противоположной стороны.

– О боже! – Вайолет терла лицо и шею, будто таким образом могла избавиться от ощущения монстра на себе.

Я подошла к ней, поднимая сачок.

– Все хорошо, мы его поймали.

Ее глаза стали размером с блюдца, и она вжалась в окно.

– Убери от меня эту тварь! – завопила подруга, перекрикивая вой банти.

От этих двоих у меня чуть не лопнули барабанные перепонки. Мне была отчаянно нужна передышка, и я запела первую песню, что пришла в голову. К третьей строке «Shake It Off» банти выглядел как тряпичная кукла в сачке, а Вайолет уставилась на меня с разинутым ртом.

Не переставая петь, я опустила банти на кровать и раскрыла сеть. Затем достала из заднего кармана заранее приготовленный крошечный железный ошейник и надела на него. Ошейник изготовили специально для фэйри, которые были слишком мелкими для наручников, но служил он той же цели – с одним дополнительным преимуществом. Он делал немым своего носителя.

Я замолчала, а банти снова открыл рот в крике и тут же обнаружил чудесное свойство ошейника. Однако его уничижительного взгляда хватило, чтобы лишить меня сна на целую неделю.

– Обязательно было петь мою любимую песню Тейлор Свифт? – процедила Вайолет. – Теперь она навсегда испорчена для меня!

– Прости, но от ваших воплей я не могла мыслить ясно. – Я сдержала улыбку. Готова поспорить, что уже к завтрашнему вечеру она будет плясать по комнате под эту песню.

Вайолет передернулась.

– Почему ты не запела, как только он появился, и позволила ему залезть ко мне в голову?

– Я понятия не имела, сработает ли это. Мы могли его упустить.

Я отнесла банти к сумке и посадила его в маленькую пластиковую переноску для животных. Затем спрятала ее и посмотрела на Вайолет, которая уже раздевалась. Она кинула в меня пижамой, и я подоткнула ею клетку для мягкости.

Вайолет второпях переоделась в свою одежду, а я тем временем собрала снаряжение. Больше она не произносила ни слова, пока мы не вышли в коридор и не направились к лестнице.

– Несмотря на то что это был самый жуткий опыт в моей жизни, должна сказать, что ты прирожденный охотник.

– Прости, что заставила тебя пройти через это. Что с тобой было?

Она вздрогнула и потерла руки.

– У тебя бывают такие кошмары, когда ты осознаешь, что спишь, но не можешь проснуться? Вот так было у меня, только хуже. Я знала, что банти сидел на мне, но не могла пошевелиться и сбросить его. Меня будто парализовало.

От раскаяния у меня свело желудок.

– Господи, Ви… Не стоило мне просить тебя о помощи с ним.

– Я знала, на что подписывалась… частично. – Она улыбнулась впервые с тех пор, как проснулась. – Но это моя первая и последняя охота на банти.

Я распахнула дверь на лестницу.

– С меня причитается.

– О, несомненно, – поддакнула она, и мы спустились вниз.

Выйдя на первом этаже, мы подошли к Амосу, изображавшему каменную статую. Охранник не двигался до тех пор, пока мы не встали прямо перед ним, и даже тогда соизволил только опустить на нас взгляд.

– Не могли бы вы сообщить Марджори Кук, что работа выполнена? – Я осторожно расстегнула сумку и показала ему сердитого банти в переноске.

При виде фэйри Амос и глазом не моргнул, просто нажал кнопку на гарнитуре и что-то произнес едва различимым голосом.

Ожидая, пока он договорит, мы с Вайолет отошли на пару шагов и созерцали большой портрет маслом принцессы Титании, как вдруг двери распахнулись, и в вестибюль вошли два светловолосых придворных фэйри в черном. Не успела я толком удивиться их враждебным лицам, как Вайолет сдавленно пискнула.

За теми двумя шел третий фэйри, и его-то я мгновенно узнала. А как иначе, когда его лицо красовалось почти на всех обложках журналов, рекламных щитах и в социальных сетях больше месяца?

Я окинула принца Риза изучающим взглядом. Он уже ходил со скучающим, надменным видом знаменитости, которая слишком много времени проводила в центре внимания. В жизни он выглядел красивее, как, впрочем, и все придворные фэйри. Я не заметила ничего выдающегося, что выделяло бы его среди других.

Дальше мой взгляд перешел к троим угрюмым темноволосым фэйри позади него – тоже личная охрана. Я подумала о королевской страже Благого двора, похитившей моих родителей, и меня пронзил страх. Разумеется, у королевы Анвин и ее сына были разные стражи, но это не значило, что они не работали сообща.

Принц и его люди остановились в дюжине шагов от нас с Вайолет, и один из блондинов спереди прошелся по нам ледяным взглядом, словно оценивал степень угрозы. Он присмотрелся к моему простецкому наряду и, прищурившись, уставился на спортивную сумку.

– Что вы тут делаете? – требовательно спросил фэйри.

Его высокомерие раздражало, но я старалась не выдать этого ни лицом, ни голосом, так как не хотела лишних проблем. Мне разборок с фэйскими принцами и их стражей хватило на всю жизнь.

– Я здесь по делам Агентства, – ответила я.

Второй блондин вышел вперед и закрыл нам обзор на принца.

– Ты не похожа на агента.

– Так я и не агент, а охотник за головами.

Его подозрительный взгляд переметнулся к Вайолет, которая будто онемела.

– А она?

– Моя помощница. – Я тоже встала перед ней в защитной позе. Последнее, чего мне хотелось, это чтобы член королевской стражи Благого двора присматривался к моей лучшей подруге.

– Никогда не встречал охотников за головами, – раздался новый голос.

– Ваше Высочество… – возразил кто-то сзади, когда принц протолкнулся мимо своих охранников и встал передо мной.

Пятеро стражей тут же сформировали полукруг вокруг него. Я сглотнула, глядя на одних из самых смертоносных фэйри в мире, которые были готовы прикончить меня, если я посмею даже не так моргнуть.

Затем воззрилась в голубые глаза принца, и у меня возникло странное чувство, что мы уже виделись, но это абсурдно. Я бы определенно запомнила встречу с наследным принцем Благого двора.

Мы разглядывали друг друга несколько секунд, а затем его губы изогнулись в улыбке, преобразившей выражение его аристократического лица с отчужденного на по-юношески обаятельное.

– Я принц Риз из Благого двора, – представился он, хотя любой человек старше десяти лет и так узнал бы его. Он обхватил мою руку длинными пальцами и поднес к губам.

– Меня зовут Джесси Джеймс.

Я не хотела представляться, но это выглядело бы слишком грубо. Скорее всего, его люди кинутся наводить на меня справки, как только мы уйдем, и выдуманное имя вызовет у них еще больше подозрений.

– Как преступника[4]? – При виде моего удивления его глаза заискрились весельем. – Больше всего в вашем мире меня увлекает его история. В особенности Дикого Запада. – Он перевел взгляд на мои волосы, собранные в хвостик для задания, и засмотрелся на несколько секунд. – Все ли охотники так же очаровательны, как ты, Джесси Джеймс?

Я подняла брови.

– Не думаю, что мужчины оценят, что их называют «очаровательными».

Принц Риз рассмеялся.

– Да уж, вряд ли, – затем посмотрел мне за плечо. – А кто твоя тихая подруга?

Я неохотно встала сбоку от Вайолет, чтобы фэйри могли ее увидеть.

– Это Вайолет. Она помогала мне с работой.

– Два прекрасных охотника! Похоже, я благословлен богиней.

Принц Риз также поцеловал ее ладонь.

Вайолет издала какой-то бессвязный звук. Я покосилась на подругу и обнаружила, что она глуповато пялилась на принца. Подавив ухмылку, незаметно ткнула ее локтем в ребра. Этого хватило, чтобы вывести ее из транса, и она смущенно улыбнулась и выдавила из себя:

– Очень… рада… знакомству с вами.

– А я как рад! – Он вернул внимание ко мне. – Не сочти за грубость, но ты в самом деле охотник? Должен признаться, я представлял их как суровых западных шерифов.

– Ничего страшного, меня постоянно об этом спрашивают.

Я достала удостоверение, которое всегда хранила в заднем кармане. Стражи тут же напряглись, и это напомнило мне, какими настороженными были со мной поначалу Лукас и его люди. Отмахнувшись от воспоминания, я показала им карточку.

Один из блондинов забрал ее и пристально изучил, прежде чем подвергнуть меня такому же тщательному осмотру.

– Ты не выглядишь достаточно крепкой для охоты.

Я пожала плечами – все это мне говорили и раньше.

– Охота заключается не только в силе и скорости.

– Джесси очень умная, – пропищала Вайолет.

Страж со скептическим видом вернул мне удостоверение, но вот принц казался еще более заинтригованным. Последнее, что мне было нужно, – это внимание еще одного королевича, особенно из Благого двора.

Я пыталась придумать нам повод уйти, как вдруг меня окликнул Амос:

– Мисс Джеймс.

Я с облегчением повернулась к нему.

– Да?

– Мисс Кук просила поблагодарить вас за помощь. – Он показал на двери. – Можете воспользоваться этим выходом, когда будете готовы.

– Спасибо. – Я поправила сумку на плече и повернулась к принцу Ризу. – Было приятно пообщаться с вами.

Его улыбка улетучилась.

– Вы уже уходите?

– Да. Наша работа выполнена.

– Тогда вы останетесь в качестве моих гостей на ужин, – властно произнес он, будто это все решало. – Я хочу еще побеседовать и узнать больше о вашей работе.

Все пятеро фэйри открыли рты, чтобы возразить, но я их опередила:

– Благодарю, но у нас свои планы.

– Но их наверняка можно изменить на один вечер. – Принц Риз сверкнул той же игривой улыбкой, что часто мелькала по телевизору и лишала чувств женщин по всему миру. Он был очаровательным, но я не испытывала к нему влечения. Лукас позаботился о том, чтобы я больше никогда не заглядывалась на других фэйри.

Я покачала головой.

– Боюсь, что нет. Это семейные дела.

Он нахмурился.

– Тогда завтра.

– Между обязательствами перед семьей и работой у меня почти нет свободного времени. Уверена, вы понимаете.

– Да. – Морщинка между его бровями разгладилась, но в глазах читалось разочарование. Что-то мне подсказывало, что ему незнакомо это чувство.

– Надеюсь, вы хорошо проведете время в Нью-Йорке, – пожелала я и, потянув Вайолет за рукав, направилась к выходу.

Как только двери за нами закрылись, я втянула морозный воздух, но шаг не замедлила, пока мы не обогнули здание и не вышли на улицу. Вот сколько времени потребовалось Вайолет, чтобы вновь обрести дар речи.

– Черт возьми! – тихо взвизгнула она. – Это произошло взаправду?

Я повела ее к джипу.

– Ты о том, что мы познакомились с принцем, или о том, как ты разучилась говорить?

– Ой, не напоминай. Понятия не имею, что на меня нашло. – Она тоскливо посмотрела через плечо. – Поверить не могу, что мы встретили принца Риза, а я вела себя как круглая идиотка.

– Все было не так ужасно. К тому же я уверена, что он действует так на большинство людей.

– Но не на тебя, – возразила она.

– У меня есть веские причины не желать иметь что-то общее с благим кронпринцем.

Вайолет вспыхнула.

– О, Джесси… Я не подумала.

– Не беспокойся. Кроме того, ты хотела встретить кого-то из знаменитостей в отеле, а знаменитее его тут не найдется.

– Это верно. Отныне все знаменитости, которых я повстречаю, будут меркнуть на его фоне.

Мы дошли до джипа, и я поставила сумку в багажник.

– Я подброшу тебя домой, а затем отвезу нашего маленького приятеля в «Плазу».

Она надула губки, пристегиваясь.

– Ты не возьмешь меня с собой?

– У тебя нет лицензии охотника, – напомнила я. – Твоя помощь с заданием не идет вразрез с правилами, но это все равно порицается. Я не хочу давать Леви или другим связным повод отказывать мне в работе.

– Ладно. – Она недовольно откинулась на спинку кресла.

– Поверь мне, ты ничего не упускаешь.

Вайолет отмахнулась.

– Дело не в этом. Поверить не могу, что встретила принца Риза и не подумала сфотографироваться с ним. Мой агент постоянно говорит, что мне нужно увеличивать активность для завлечения подписчиков в соцсетях, а я проворонила такую прекрасную возможность! Если она узнает, то жизни мне не даст.

Я завела джип.

– Если ты ей не расскажешь, то и я не расскажу.

* * *

– Прекрати ерзать, – прошипела я себе в ворот, когда лифт остановился на четвертом этаже больницы. – Из-за тебя нас поймают еще до того, как мы попадем в палату!

Финч замер, хотя не мне его винить за непоседливость. Он и без того был вне себя от счастья, что скоро увидит отца, а затем час назад мне позвонили и сообщили, что мама проснулась. Казалось, что дорога сюда заняла целую вечность.

– Помни, что я говорила. Родители не знают, что я охочусь, и мы не будем об этом рассказывать, пока им не станет лучше.

Он ответил тихим свистом. Финч никогда не врал, особенно нашим родителям, и мне пришлось несколько раз ему объяснять, почему в данном случае можно кое о чем умолчать. Оставалось надеяться, что он не забудет об этом на радостях от встречи.

Двери лифта разъехались, и я быстро пошла по коридору к палате, у которой сегодня дежурила женщина-агент. Мы уже виделись, так что она не останавливала меня, когда я открыла дверь в комнату.

Первым я увидела отца, который лежал на кровати со слегка приподнятой спинкой. У него улучшился цвет лица, и выглядел он бодрее, чем прошлым днем. Папа радостно улыбнулся мне и повернул голову к другой койке. Я проследила за его взглядом и увидела маму, лежавшую на спине с закрытыми глазами.

Я поспешила к ее кровати. Доктора убрали питательную трубку и, несмотря на осунувшееся лицо, выглядела она хорошо. Доктор Редди заверил меня, что родители наберут скинутый вес, как только очнутся и начнут питаться нормальной пищей.

– Мама? – тихо позвала я, чтобы не испугать ее.

Ее веки затрепетали, и я с удивлением отметила, что она смотрит на меня без намека на растерянность, в отличие от отца прошлым днем. Мама разглядывала меня еще с пару секунд, а затем ее губы изогнулись в слабой улыбке и зеленые глаза засветились любовью.

Я тоже улыбнулась, временно потеряв дар речи из-за огромного комка в горле. Мне столько хотелось ей сказать, а я была на грани того, чтобы разрыдаться как пятилетний ребенок.

Из куртки раздался нетерпеливый свист, и мамины глаза округлились. Воспользовавшись этим отвлекающим маневром, я потянулась к молнии.

– Я привела кое-кого повидаться с вами.

Не успела я полностью расстегнуть куртку, как Финч высунул голову. При виде мамы он издал вой раненого зверя и прыгнул к ней на кровать.

– Осторожнее, – предупредила я, но он уже обнимал ее за шею, спрятав лицо в волосах.

На мамины глаза накатились слезы, и она накрыла тельце Финча дрожащей рукой.

– Мои… дети, – скривившись, прохрипела она. Должно быть, у нее болело горло после пищевой трубки.

– Лучше не говори пока. – Я опустила ладонь поверх ее, черпая силу от маминого прикосновения, и ответила на немой вопрос в ее глазах: – С нами все хорошо, мы просто очень рады тебя видеть.

Мама со вздохом закрыла глаза и погладила Финча по спине. Я тем временем подошла к отцу, наблюдавшему за ними со слезами на глазах. Я наклонилась к нему за объятиями, и он крепко обхватил меня руками.

– Она спросила о тебе, как только проснулась, – прошептал он мне на ухо. – Твоя мама – очень сильная женщина.

– Знаю. – Улыбнувшись, я отстранилась и чмокнула его в щеку. – Как ты себя чувствуешь?

– Довольно неплохо для наркомана.

Я села на край кровати.

– Ты помнишь, что с вами произошло?

– Нет. Доктор рассказал мне о горене. – Отец поджал губы. – Он также сказал, что нас переведут в реабилитационный центр, так что мы не скоро вернемся домой.

Я сжала его руку.

– Не волнуйся об этом. Мы с Финчем держим оборону. Вы лучше сосредоточьтесь на своем восстановлении.

Он перевернул свою теплую ладонь, чтобы взять мою.

– Я так тобой горжусь.

– Мне говорили, что я пошла в тебя.

Он даже не представлял, насколько это правда. Интересно, как он отреагирует, когда узнает, чем я на самом деле занималась после их исчезновения?

– Джесси, – хрипло позвала мама.

Я поспешила к ней.

– Тебе что-нибудь принести?

Она взяла мою ладонь свободной рукой.

– У меня уже есть все необходимое.

Финч тихо свистнул, сидя у ее плеча, и я перевела взгляд на него. Когда он жестами показал «папа», отнесла его на вторую кровать. Стоило посадить его, как Финч обвил своими крошечными руками папину шею.

– Ну здравствуй, приятель. – Отец прочистил горло и похлопал его по спине. – Кажется, ты вырос с нашей последней встречи.

Финч сел и показал жестами: «Я помогаю Джесси. Мы напарники».

Я встревоженно перевела взгляд с него на папу и лихорадочно придумывала объяснение, как вдруг дверь открылась.

– Финч, – яростно прошептала я, распахивая куртку. Он прыгнул внутрь, и я застегнула ее как раз в тот момент, когда в палату вошел медбрат.

Он улыбнулся и подошел к кровати матери, чтобы проверить ее жизненные показатели и спросить, не испытывает ли она боль. Затем проверил то же самое у отца и ушел, пообещав вернуться через два часа.

Папины губы изогнулись в ухмылке.

– И почему мне кажется, что вы уже делали это прежде?

Я расстегнула куртку и выпустила Финча.

– Нам пришлось проявить все свое коварство. Финч хорошо умеет прятаться.

Тот рьяно закивал и показал: «Я коварен».

Папа рассмеялся, и этот звук – лучшее, что я слышала за последнее время. Впервые за несколько месяцев мне стало легче на душе. Я оставила их с Финчем и подошла к маме, которая наблюдала за ними с довольной улыбкой.

– Ты изменилась, – тихо произнесла она.

– Как же?

Я села на стул между двумя кроватями.

– Точно не знаю. – Мама нахмурилась. – Выглядишь более… взрослой.

Я пожала плечами.

– Полагаю, когда-нибудь это должно было произойти. Мне ведь исполнится девятнадцать через пару месяцев.

Казалось, мой ответ не до конца ее устроил, но она не стала развивать тему. Мы пообщались несколько минут, но вскоре у мамы начали слипаться глаза. Стоило мне замолчать, как она уснула.

Папа с Финчем были увлечены беседой, и я решила не вмешиваться – Финч нуждался в общении с ним больше меня. Я достала телефон и проверила сообщения, а затем какое-то время искала информацию о ки-тейне.

Поиски не принесли результатов, что совсем не удивительно. Нужно посетить веб-портал Библиотеки Конгресса по приезде домой. У них была ограниченная секция о фэйри, доступная лишь членам правоохранительных органов, включая охотников за головами. Я просидела там не один час, пытаясь найти хоть какие-то упоминания о камне богини, но, увы, безуспешно. Однако если и были какие-то записи о фэйских религиозных артефактах, то только там.

Мне показалось странным, что Агентство почти ничего не рассказало нам о ки-тейне. Если камень настолько важен, чтобы создать новый уровень и предложить столь высокую награду за него, почему с нами не поделились всей известной информацией? Бессмыслица какая-то.

Полтора часа спустя мама с папой мирно спали. Мне пришлось пообещать Финчу вернуться на следующий день, чтобы заставить его уйти. День выдался долгим, а мне еще нужно было закупиться продуктами на обратном пути. В довершение всего по прогнозу обещали ледяной дождь ночью. Я ненавидела ездить на машине в плохую погоду и хотела вернуться домой до того, как дороги станут скользкими.

К тому времени как я припарковалась на нашей улице, пошел легкий снег. Температура упала, так что я застегнула куртку с Финчем внутри, прежде чем выйти из машины. Не успела достать продукты из багажника, как меня уже бросило в дрожь. Я критично посмотрела на кульки в клетке, занимавшей всю заднюю часть джипа, и задумалась, удастся ли занести их в дом за одну ходку.

– Джесси.

Мое сердце чуть не выпрыгнуло из груди, и я повернулась к Конлану, стоявшему в паре шагов от меня. Его лицо подсвечивали фонари, озаряя тень беззаботной улыбки, что прежде всегда играла на его губах.

– Что ты тут делаешь?

Предательство Конлана ранило меня больше всех после Лукаса, и его появление послужило болезненным напоминанием о том, насколько я была наивной, веря, что мы настоящие друзья.

Практичная часть моего мозга твердила, что мне стоит бояться. Пусть он и не выглядел угрожающе, Конлан – член королевской стражи Неблагого двора, и при нашем прошлом общении он смотрел на меня с презрением. Но злость и обида затмили все остальные эмоции.

– А хотя знаешь что? Мне плевать. – Я повернулась к нему спиной, собрала кульки и выругалась себе под нос, осознав, что придется делать две ходки.

– Давай помогу. – Он подошел, чтобы забрать у меня пакеты.

– Нет, – отрезала я. – Опоздал ты со своей помощью.

Конлан вздрогнул, и в его глазах вспыхнуло раскаяние. На секунду мое сердце смягчилось, но затем я вспомнила его лицо за прутьями клетки.

– Мне очень жаль, Джесси. Мы подвели тебя, когда ты нуждалась в нас больше всего.

Его признание застало меня врасплох, но я быстро вернула самообладание и вновь принялась собирать кульки.

– А что случилось? Неужели Фаолин пытал того слизняка Роджина, пока тот не раскололся?

– Фарис нам все рассказал.

Я резко втянула воздух.

– Он?..

– Медленно восстанавливается, но жить будет.

– Рада слышать.

Я знала Фариса всего несколько часов, но за это короткое время между нами возникла связь.

– Я слышал, что твои родители тоже смогут полностью восстановиться. Я очень рад за тебя.

Я напряглась.

– Откуда ты знаешь о моих родителях?

– Фаолин следит за определенными людьми, представляющими для нас интерес…

– Нет! – Я ткнула в него пальцем. – Мои родители не представляют для вас интереса. Фаолин вернул брата, а я – маму с папой. Передай ему, чтобы сосредоточился на своей семье и оставил мою в покое.

Когда я закончила, моя грудь быстро вздымалась и опускалась, а эмоции грозили затуманить разум. Я часто страдала этим после пережитых испытаний, но мне казалось, что в последнее время стало немного лучше. Однако одного упоминания о том, что Фаолин или любой другой фэйри следил за моими родителями, хватило, чтобы вывести меня из себя.

Конлан поднял руки.

– Я не хотел расстроить тебя. Фарис попросил Фаолина навести справки о твоих родителях, потому что хотел знать, как ты поживаешь. Он спрашивает о тебе каждый день.

Я немного расслабилась.

– Ну, теперь можешь сказать ему, что видел меня и со мной все прекрасно.

– Неужели?

– Лучше не бывает.

Я повернулась к нему спиной, чтобы он не увидел правды на моем лице.

– Фарис просил о встрече с тобой.

– Это плохая идея.

Даже беспокойство о Фарисе не заставит меня снова приблизиться к тому зданию или его обитателям.

– Почему?

Я фыркнула.

– Мне в самом деле нужно объяснять?

Конлан притих, и я уже понадеялась, что он ушел, как вдруг он снова заговорил:

– Лукаса там не будет, если тебе так проще.

Я хотела сказать, что присутствие Лукаса меня не заботит, но из меня не настолько искусная лгунья.

– Это он отправил тебя или ты пришел по собственной инициативе?

– Я сам вызвался поговорить с тобой. Но знай, остальные хотели этого не меньше.

Я не спрашивала, кто еще хотел прийти. Приятно слышать, что Фарис шел на поправку и Фаолин не будет охотиться на меня, чтобы отомстить за брата. Но я двигалась дальше и хотела оставить прошлое позади. Увы, это невозможно, если Конлан и его друзья вернутся в мою жизнь.

Я взяла как можно больше пакетов в руки, захлопнула дверь багажника и повернулась к Конлану. Разочарование в его глазах намекало, что он уже знал мой ответ.

– Я вежливо отклоняю ваше приглашение и передаю Фарису мои наилучшие пожелания. А теперь прошу меня простить, но тут холодно, и мне нужно отнести продукты в дом.

Конлан кивнул и отошел, чтобы дать мне пройти. Переходя улицу, я отчасти ожидала, что он пойдет следом или окликнет меня, но нет.

Я позволила себе оглянуться, только когда зашла в подъезд, и не знала, что чувствовать, увидев, что Конлан не сдвинулся с места и наблюдал за мной. Не то чтобы меня это напугало, но нервы потрепало. Что-то мне подсказывало, что это не последняя моя встреча с ним или его друзьями.

4

На заре следующего дня меня разбудил телефон. Я разлепила глаза, увидела, что снаружи едва начало светать, и прищуренно воззрилась на незнакомый номер. Пару месяцев назад я бы отправила звонок на автоответчик, но теперь… кто знает, вдруг это из больницы с новостями о родителях?

– Алло? – прохрипела я.

– Джесси Джеймс? – Мужской голос прозвучал знакомо, но я не могла вспомнить откуда.

– Да.

– Меня зовут Бен Стюарт, я работаю в нью-йоркском отделении Агентства.

Я быстро села.

– Я вас знаю. – Страх впился в меня острыми когтями, ведь агент мог звонить мне лично только по одной причине. – С родителями что-то случилось?

– Ваши родители в безопасности. Но прошлой ночью в больнице было происшествие, из-за которого нам пришлось переместить их на новое место.

Я вскочила с кровати и начала расхаживать по комнате.

– Что за происшествие? И где они сейчас?

– По телефону я могу сказать лишь то, что произошло неавторизованное проникновение, но ваши родители не пострадали, – произнес он спокойным, авторитетным голосом. – Мы бы хотели обсудить это с вами лично у нас в штабе.

– Буду через час, – ответила я, попутно доставая одежду из шкафа.

Я на бегу оделась и почистила зубы. На голове творился полный бардак, но у меня не было времени на укладку, так что я просто заплела волосы в косу.

Завидев меня, Финч свистнул из гостиной, и я сказала, что мне нужно в Агентство. Мама с папой в безопасности, так зачем тревожить его без надобности?

Я схватила пальто, ключи и выбежала из квартиры менее чем через пять минут после разговора с Беном Стюартом. При виде обледеневших улиц и джипа из меня вырвался раздраженный стон. Поразмыслив, сколько потребуется времени, чтобы почистить машину, и стоит ли вообще садиться за руль, я решила не рисковать.

Из-за скользких тротуаров дорога до метро заняла дольше, чем обычно; о том, чтобы пробежаться до него, не стоило и думать. Всю поездку до Манхэттена я беспокоилась о маме с папой и гадала, с чего бы главе спецотдела по преступлениям звонить мне насчет происшествия в больнице. Разве он не должен тратить каждую свободную минуту на поиски ки-тейна?

К тому времени, как я вошла в штаб Агентства и меня провели к угловому кабинету Бена Стюарта, мой живот уже крутило от нервов. Отбросив все формальности, я выпалила:

– Где мои родители? Они здесь?

– Полагаю, вы Джесси Джеймс. – Агент улыбнулся и вышел из-за стола. – Ваши родители в реабилитационном центре, в который их должны были перевести через пару дней. Мы просто ускорили процесс. Они на защищенном этаже, и их круглосуточно охраняют агенты.

Я заняла предложенный стул, но не смогла расслабиться из-за бушующих во мне эмоций.

– Что случилось в больнице?

Он вернулся к своему креслу за столом.

– К сожалению, нам мало что известно. К полуночи туда прибыл агент, чтобы сменить дежурившего коллегу, и обнаружил его без сознания, а двум медсестрам стерли память.

Мои пальцы сжались на подлокотниках.

– На них использовали гламур?

– На медсестрах – да. На агенте было защитное устройство, так что его избили.

– А мои родители? – напряженно спросила я.

Стюарт сложил руки на столе.

– Ваш отец сказал, что его разбудила вспышка света. Он увидел кого-то в дверном проеме, но не смог определить личность злоумышленника. Ваша мама спала и ничего не заметила.

От мощной волны облегчения у меня чуть не закружилась голова. Я была в неоплатном долгу перед тем, кто создал ту защиту.

– И это подводит меня к первому вопросу, – продолжил Стюарт. – Кого вы наняли для защиты родителей? Наша консультантка из фэйри сказала, что таких мощных чар она еще не встречала.

– Я обратилась к другу, но он сказал, что на родителей уже наложены чары. Я подумала, что это сделало Агентство, раз вы их охраняете.

Он заерзал в кресле.

– Мы наложили чары в день, когда ваших родителей поместили в больницу, но с тех пор кто-то создал им на смену новую защиту. Наша консультантка не смогла войти в палату или приблизиться к вашим родителям ближе чем на десять шагов. Она сообщила, что защита наложена на них, а не на помещение, что довольно сложно сделать.

– Мой друг сказал то же самое. – Я всплеснула руками. – Честно, я понятия не имею, кто это сделал. А жаль, иначе я бы с радостью их отблагодарила.

Стюарт задумчиво смотрел на меня пару секунд, а затем кивнул.

– Вы сказали, что это первый вопрос. Что еще вы хотели узнать?

– Прошлой ночью вы провели несколько часов с родителями. Кто-нибудь из них говорил о том, что с ними произошло или почему их держали в плену? – Он поднял ручку и покатал ее между пальцами. Он старался придать себе беспечный вид, но блеск любопытства в глазах намекал, что мой ответ очень важен.

– Маму я не спрашивала, так как она только очнулась, а папа сказал, что ничего не помнит.

Стюарт не успел скрыть своего разочарования.

– Очень жаль.

– Их врач сказал, что это нормально, учитывая количество препаратов в их организме, но со временем к ним могут вернуться воспоминания.

– Да, нам тоже так сказали.

– Могу я теперь задать свой вопрос?

Агент кивнул.

– Безусловно.

Я подалась вперед.

– Почему Агентство так печется о безопасности двоих охотников за головами? Что вы хотите, чтобы они вспомнили?

Он улыбнулся.

– Это два вопроса.

Я еще не успела оправиться от новости о случившемся в больнице, чтобы играть с ним в словесные игры.

– Тогда как насчет такой теории? Вы думаете, что исчезновение моих родителей связано с пропажей ки-тейна, и надеетесь, что они вспомнят то, что поможет вам в поисках.

Агент резко поднял голову.

– Почему вы так говорите? Вы нам что-то не рассказали?

– Нет, но нетрудно сопоставить факты.

– Какие факты? – нахмурился он.

– Я гадала, с чего бы Агентству круглосуточно охранять двоих охотников, особенно если учесть, что никто из вас не спешил их искать, когда они исчезли, – в мой голос закрались обвинительные нотки. – Я была в «Плазе», когда вы сделали объявление о ки-тейне, а затем вы позвонили мне лично насчет проникновения в больницу, вместо того чтобы попросить об этом кого-то из своих помощников. Вряд ли это входит в обязанности главы спецотдела по преступлениям.

Он кивнул.

– Продолжайте.

– Прошлой ночью я обдумывала ваши слова насчет того, что Агентство присматривалось к коллекционерам фэйских древностей. После того как нас с родителями нашли, агент Карри приходил ко мне в больницу и спрашивал, не упоминала ли Раиса Хавас, что Сесил Хант торговал краденым фэйским антиквариатом. Тогда я не придала этому значения, но сейчас заподозрила, что все это связано между собой.

– Это все? – Его лицо ничего не выдавало.

– Нет. Как я говорила во время дачи показаний, Раиса Хавас утверждала, что моих родителей похитила королевская стража Благого двора. Что, если они сделали это, потому что мама с папой узнали что-то о ки-тейне?

– Вы думаете, что камень забрала стража Благого двора? – Он прижал пальцы к губам, отбросив притворное равнодушие.

Я пожала плечами.

– Я не говорю, что они украли его. Это всего лишь чутье, которое, вероятно, для вас ничего не значит. Но вот что я знаю наверняка: мои родители слишком умны, чтобы переходить дорогу королевской страже любого двора. Должна быть чертовски хорошая причина, по которой благая стража хотела от них избавиться.

Стюарт поджал губы.

– Впечатляюще. Я читал в досье, что ваш уровень интеллекта выше среднего. С такой высокой успеваемостью вы должны быть агентом, а не охотником.

– Я должна быть в колледже.

Его намек, что агенты умнее охотников, я предпочла не комментировать.

– Позвольте поинтересоваться, так почему вы не на учебе?

– Жизнь внесла свои коррективы, – простодушно ответила я. – Рано или поздно я пойду учиться. Но сейчас меня волнует только безопасность моей семьи. Если фэйри прошли мимо вашего агента в больнице, почему вы думаете, что сможете защитить моих родителей в реабилитационном центре?

– Приставленные к ним агенты лишь мера предосторожности. Ваши родители защищены чарами.

Я сложила руки на коленях.

– И вы уверены, что они защитят от всех фэйри, включая королевскую стражу Благого двора?

– Ничто не гарантировано на все сто процентов, но вряд ли вы найдете более мощную защиту, – смело улыбнулся он. – Ваши родители в такой же безопасности, как семья президента.

Мои напряженные плечи немного расслабились.

– Когда я смогу их увидеть?

– Завтра. Врачи говорят, что они тяжело перенесли потрясение и внезапный переезд, так что им понадобятся сутки, чтобы приспособиться на новом месте. – Он посмотрел на часы. – У меня встреча через пять минут. Есть ли что-нибудь еще, что вы хотели обсудить?

У меня было много вопросов, но я остановилась на одном:

– Вчера вы сказали, что фэйри не могут использовать магию ки-тейна. Тогда зачем кому-то из них понадобился камень?

– Если бы я знал.

По тому, как слегка напряглись его челюсти, я заподозрила, что Стюарт был не до конца откровенен со мной, но не стала расспрашивать дальше. Пока что он шел мне навстречу во всем, что касалось мамы с папой, и я не хотела, чтобы это изменилось.

Я выразила благодарность за все, что они делали для родителей, и вышла из кабинета с его визиткой – на случай, если мне когда-нибудь понадобится с ним связаться. Вместо того чтобы покинуть здание, я поднялась на лифте на второй этаж, где мне оформляли удостоверение. Ныне тут также выдавали датчики для ки-тейна.

Что было известно наверняка, так это то, что мои родители по-прежнему в опасности. Если фэйри, которые пытались проникнуть к ним прошлой ночью, искали ки-тейн, то они ни перед чем не остановятся, пока не получат камень или не убедятся, что мама с папой больше не представляют угрозы. Единственный способ обеспечить нашей семье безопасность – это найти ки-тейн первыми и сдать его Агентству.

Я назвала охраннику цель визита, и он отправил меня по коридору в кабинет для подачи заявок. Внутри стоял агент, работавший за компьютером. Он выглядел очень молодо, явно только недавно окончил академию. Ну, с чего-то же должны начинать новоиспеченные агенты. А ведь на его месте могла быть я, если бы присоединилась к Агентству. Я представила, как работала бы в этой унылой комнате без единого окошка, и вздрогнула. У меня бы поехала крыша еще до конца первой рабочей недели.

Он выглянул из-за монитора и посмотрел на меня.

– Я могу вам помочь?

– Да. Я пришла за датчиком для ки-тейна.

– Их выдают только агентам и охотникам за головами, – пренебрежительно бросил он и вернулся к компьютеру, словно меня здесь и не было.

Я привыкла, что люди не видели во мне охотника, и, как правило, меня это не задевало. Но после такого неудачного утра я была не в настроении терпеть подобное отношение, особенно от человека, который наверняка намочил бы свои хорошо отглаженные штанишки, если бы столкнулся с тем, с чем приходилось иметь дело охотникам.

Я с такой силой стукнула удостоверением по столу, что он подпрыгнул.

– Думаете, охранник впустил бы меня сюда, не будь у меня лицензии?

– У вас тут все хорошо? – спросил Брюс, незаметно войдя в кабинет.

Я оглянулась на них с Треем.

– Я жду, пока… – присмотрелась к бейджику агента и чуть не рассмеялась, – агент Смит выдаст мне датчик.

Вышеупомянутый агент забрал удостоверение и перевел взгляд с карточки на меня.

– Вы тот охотник, которого похитили в Куинсе в прошлом месяце. Вас с родителями нашли в каком-то подвале.

– Да, это я. – Я забарабанила пальцами по столу. – Теперь я могу получить свой датчик?

– Э-э, конечно. – Он щелкнул что-то мышкой на компьютере и отсканировал мое удостоверение. Когда лампочка на сканере загорелась зеленым, достал карточку и передал ее мне над столом. – Мне нужно сходить за ним в подсобку.

– Спасибо.

Он ушел через заднюю дверь, а я повернулась к Брюсу с Треем.

– Кажется, я догадываюсь, почему вы здесь.

Брюс улыбнулся.

– Мы все равно планируем выполнять обычные задания, но было бы глупо отказываться от поисков ки-тейна.

– Мы не ожидали встретить здесь тебя, – сказал Трей. – Мне казалось, ты не собиралась искать камень.

Я спрятала удостоверение в карман.

– Я решила, что мне не помешает приобрести датчик – просто на всякий случай.

– Очень умно, – похвалил Брюс.

Трей фыркнул.

– Ты проснулась в такую рань и приехала в Манхэттен только ради того, чтобы взять его на всякий случай?

Я прищурилась.

– Нет, я приехала в такую рань, потому что мне позвонили из Агентства и сказали, что прошлой ночью моих родителей пришлось переместить из-за неавторизованного проникновения в больницу.

– Что? – Глаза Брюса округлились от тревоги. – Что случилось? Они целы?

Я рассказала им, что сообщил мне Стюарт о происшествии в больнице.

– Вы знаете кого-нибудь, кто мог заплатить за такую защиту? – спросила я Брюса.

Он покачал головой.

– Я даже не знаю, кто мог бы себе это позволить.

Мы замолчали, как только вернулся агент Смит и положил на стол продолговатый предмет размером с брелок автосигнализации. На датчике не было кнопок, только одна лампочка, тускло горящая красным светом.

– Как он работает? – спросила я.

– Все довольно просто. Устройство завибрирует, когда окажется достаточно близко к ки-тейну, чтобы уловить его энергетический след. В зависимости от вашей близости к камню огонек будет менять цвет с красного на желтый и зеленый.

Я подняла на него взгляд.

– Если ки-тейн никогда не покидал страну фэйри, откуда нам знать, что датчики работают?

Агент посмотрел на меня так, будто я спросила, почему небо голубое.

– Потому что фэйри предоставили нам камни, которые питают устройство. Уверен, они знают, что делают.

– Наверняка. – Я взяла датчик, и лампочка начала быстро вспыхивать красным, желтым и зеленым. – Так должно происходить?

– Нет. – Агент забрал у меня устройство, и вспышки сменились мягким, прерывистым миганием. – Должно быть, он неисправен. Я принесу вам другой.

Агент Смит снова исчез в подсобке и вернулся с новым датчиком. Лампочка замигала еще до того, как он передал мне устройство. В моих же руках оно просто обезумело.

– Странно. Вчера, когда их привезли, с ними все было в порядке. – Нахмурившись, он забрал датчик и повертел его так и эдак.

– Можно я взгляну? – попросил Брюс.

Агент Смит вручил ему датчик. Я ждала, что тот снова замигает, но ничего не произошло. Брюс передал его Трею – все равно ничего. Трей дал его мне, и устройство вспыхнуло, как фейерверки на День независимости.

Агент с подозрением покосился на меня.

– На вас есть что-нибудь, что может мешать сигналу?

– Например? – Я отложила устройство и вывернула карманы. Помимо удостоверения, при мне были телефон, ключи, немного налички, шерстяная шапка, перчатки и новый проездной на метро, купленный сегодня.

– Это все? – спросил агент Смит.

Я подняла руку и закатала рукав, показывая кожаный браслет. Агент Карри вернул его, когда я приходила давать показания о похищении.

– Да, не считая моего талисмана от гламура.

– Проблема не в нем, на нас с Треем тоже талисманы, – возразил Брюс.

Смита, похоже, это не убедило.

– Должно быть что-то еще.

– Если только вы не планируете меня раздеть, придется поверить мне на слово. На мне нет ничего, что могло бы влиять на фэйское устройство.

Как только эти слова слетели с моего языка, я поняла, что это неправда. Рука машинально потянулась к камешку, спрятанному в волосах, но я одернула себя прежде, чем успела коснуться его. Для отвода глаз я заправила выбившуюся прядь за ухо.

Трей улыбнулся и вскинул руку.

– Я с превеликим удовольствием…

– И не мечтай, – фыркнула я, и Брюс хихикнул.

Смит снова поднял устройство.

– Тогда даже не знаю, что вам сказать. По какой-то необъяснимой причине датчик с вами не работает.

У меня поникли плечи. Как же мне искать ки-тейн без датчика? Камень мог находиться прямо у меня под носом, а я и не узнаю.

Должно быть, разочарование читалось у меня на лице, поскольку Трей сказал:

– Можешь работать с нами, если хочешь. Правда, пап?

Брюс улыбнулся.

– Мы сочтем это за честь.

– Спасибо, я подумаю.

Я спрятала свои вещи по карманам, а тем временем Смит отсканировал удостоверение Трея. Затем отдал ему один из моих датчиков и повторил то же самое с Брюсом.

– Джесси, ты на машине? – спросил Брюс, когда мы подошли к лифту. Я скривилась.

– Мой джип сковало льдом, так что я приехала на поезде.

Он нажал кнопку вызова.

– Мы собираемся домой, можешь поехать с нами.

– Было бы здорово.

Мы вышли из здания, от ледяного порыва ветра у меня перехватило дыхание. Вздрогнув, я натянула шерстяную шапку на уши. В такие дни мне часто приходила мысль, что Морис не зря проводил свои зимы за охотой на юге. Он так и не перезвонил мне после исчезновения родителей, и я гадала, что же у него было за задание, что он так долго не мог выйти на связь. Наверняка что-то очень важное, хотя не настолько, как ки-тейн.

– Ты искала информацию о камне? – спросил Трей, пока мы шли по скользкому тротуару к их внедорожнику.

– Собиралась прошлой ночью, но руки так и не дошли. Но я знаю, где она может быть.

Они резко остановились и посмотрели на меня с ожиданием.

– Секция о фэйри в Библиотеке Конгресса. У них есть онлайн-портал, на который можно войти, введя индикационный номер.

Брюс потер шею.

– Я никогда раньше им не пользовался и, скорее всего, даже не вспомнил бы о нем.

– Советую заглянуть туда. Уверена, я не единственный охотник, додумавшийся до этого.

Он признательно улыбнулся.

– Спасибо, Джесси. Нам пригодятся любые доступные преимущества.

– Надеюсь, это поможет.

Мне все равно, кто из нас найдет ки-тейн – главное, чтобы он попал в нужные руки.

Трей выразил свою благодарность более экспрессивно. Он заключил меня в крепкие объятия, оторвал от земли и закружил.

– Ты лучшая!

Затем поставил меня обратно и приобнял за талию, чтобы помочь восстановить равновесие, когда я поскользнулась на льду.

Я оттолкнула его, посмеиваясь.

– Ты такой…

Следующие слова так и не сорвались с моих губ. Я посмотрела мимо Трея и воззрилась в полуночно-синие глаза.

Лукас стоял менее чем в десяти шагах от нас, его лицо было будто высечено из камня, взгляд метался от меня к Трею, который все еще небрежно обнимал меня одной рукой. Наши взгляды снова встретились, и мой предательский желудок сделал кувырок, прежде чем сжаться от злости.

Не знаю, что он увидел на моем лице, но его выражение слегка смягчилось. На долю секунды я увидела старого Лукаса, которого хорошо знала, как мне казалось, пока он не показал, какой я была наивной маленькой девочкой.

Мое внимание привлекло какое-то движение за ним. По бокам от него стояли Йен и Керр и неуверенно переводили взгляд с Лукаса на меня. Само собой, он пришел не один. Фэйский принц и шагу не ступит без своей личной стражи.

Я открыла рот, чтобы накричать на него, высказать все, что копилось во мне на протяжении многих недель. Но слова все не шли. Вот он – шанс поговорить с ним на равных, без решетки между нами. Однако меня переполняло слишком много эмоций, чтобы выдавить из себя хоть звук. Чем больше я старалась, тем сильнее у меня сжималось горло от раздражения.

Выпрямив спину, я отстранилась от Трея и прошла мимо Лукаса, даже не одарив его или его людей взглядом. Я не оглядывалась, чтобы проверить, шли ли за мной Трей с Брюсом. Важно было лишь одно – убраться от него как можно дальше.

«Идиотка!» – отчитывала я себя, решительно шагая вперед и едва замечая, что происходит вокруг. Я понимала, что, вероятно, однажды мы с Лукасом еще встретимся, но не была готова, что это произойдет так скоро. Даже несмотря на вчерашний визит Конлана, Лукас был последним человеком, которого я ожидала увидеть сегодня.

Я не останавливалась, пока Трей не дернул меня за руку и не показал на их автомобиль, который я благополучно прошла. Они с Брюсом недоуменно косились на меня, пока я садилась на заднее сиденье, но объяснений так и не дождались. Встреча с Лукасом потрясла меня, и я боялась опозориться, разразившись слезами или бессвязной речью, если придется отвечать на вопросы о нем.

Всю дорогу до Бруклина Брюс с Треем тихо переговаривались между собой. Когда впереди замаячил мой дом, Брюс припарковал машину и повернулся ко мне в кресле.

– Мне стоит об этом беспокоиться?

Я выдавила обнадеживающую улыбку.

– Все хорошо, не волнуйтесь.

– Ты же расскажешь, если у тебя возникнут неприятности, верно?

– Конечно. Клянусь, у меня все нормально. – Я открыла дверь. – Спасибо, что подвезли. Удачной охоты.

* * *

– Я освобожусь через минуту, – пророкотал Леви Соломон посетителю, открывшему дверь в кабинет. Затем продолжил выписывать мне чек за двух пойманных пери, недовольно бормоча себе что-то под нос.

Я посмотрела на новоприбывшего мужчину. Ему было за двадцать пять, на плече висел большой потрепанный рюкзак, выгоревшие на солнце волосы и загорелая кожа выдавали в нем калифорнийского серфингиста, и я была готова поспорить, что он один из неместных охотников, что толпами съезжались в наш город.

Леви поджал губы и вручил мне чек.

– У меня дюжина новых заказов и вдвое больше охотников в городе, но всех волнует только этот чертов ки-тейн! – Он кивнул на мужчину, который изучал старые плакаты о розыске на стенах. – Вы пришли за работой?

– Мне сказали в Агентстве, чтобы я поговорил со связным, прежде чем приступать к поискам ки-тейна, – ответил он.

– Видишь? – Леви покачал головой, и его подбородки задрожали. – Интересно, как, по мнению Агентства, я должен выполнять свои обязанности, если никто не хочет браться за задания?

– Я возьму их.

– Очень умно, Джеймс. – Он одарил меня хитрой улыбкой. – Вот где можно заработать настоящие деньги. А остальные пускай дерутся за ки-тейн.

Я сложила чек и спрятала его в карман.

– Вообще-то я тоже собираюсь его искать, но и от других заданий не откажусь.

Он вскинул кустистые брови.

– Уверена, что справишься с таким объемом работы?

– Леви, ты что, подобрел ко мне?

Связной разразился смехом.

– Да хоть прыгни с Бруклинского моста, мне плевать. Главное, чтобы ты не запорола мои задания.

Я прижала руку к сердцу.

– Ты такой милый.

Спустя пять минут у меня было четыре новых задания и обещание получить больше, как только закончу с этими. Я с довольным видом спрятала список в карман. Одно из них – «тройка», остальные – «двойки». Быстренько разделаюсь с ними и начну поиски ки-тейна.

Когда я шла к двери, у Леви зазвонил телефон, и он с ворчанием ответил на вызов. Что-то мне подсказывало, что впереди связного ждали тяжелые времена, пока все не вернется на круги своя.

Только я нажала кнопку вызова лифта, как Леви выглянул из кабинета.

– О, ты еще здесь, отлично.

Я повернулась и наблюдала, как он ковылял ко мне.

– Что-то не так?

– Пришел срочный заказ, который нужно выполнить немедленно. Дом с кучей тварей, выпущенных на свободу.

– Каких тварей?

– Никси и, возможно, драккан.

При упоминании драккана я взбодрилась – никогда не видела их живьем. Хотя мне сложно было представить, почему их отлов требовал такой спешки.

– И около сорока верри, – неспешно добавил Леви.

Я передернулась.

– Верри?

– Третий уровень, – напомнил он. – За всех.

Я не ответила. В обычной ситуации я бы без промедлений согласилась на «тройку», но в данном случае пять тысяч долларов уже не казались такой крупной суммой денег.

Лицо Леви дрогнуло, будто он вел какую-то внутреннюю борьбу. Либо же очень сильно хотел в туалет.

– Ладно! Я удваиваю награду за верри, но только потому, что мне больше не к кому обратиться.

Я протянула ему руку.

– Договорились. Только мне нужно заехать домой за снаряжением.

– Не задерживайся, – ответил он, сжимая мои пальцы в мясистой ладони.

Двери лифта открылись, и я зашла внутрь.

– Куда ехать?

– Флэтбуш. Агентство ворвалось в дом торговца на черном рынке, и он освободил всех тварей из клеток, чтобы отвлечь их. – Леви презрительно скривил губы. – Агенты не смогли справиться с верри и вызвали нас навести порядок за них. Мало мне своих проблем, так они еще подкидывают работенку!

В животе все затрепетало от предвкушения. Подобные налеты – дело обычное, но Агентство слишком занято поисками ки-тейна, чтобы возиться с обыкновенным торговцем фэйскими диковинками. Если они подозревали, что контрабандист что-то знал о ки-тейне, то это идеальное место, чтобы самой начать поиски.

– Пришли мне подробности! – крикнула я Леви, когда двери лифта начали закрываться.

Найти дом во Флэтбуше оказалось легко. Свернув на улицу, я увидела кучу машин и фургонов перед белым двухэтажным коттеджем, на въезде стояли шесть агентов в боевой экипировке. Я выбрала место для парковки и, достав из сумки белый комбинезон с капюшоном, надела его поверх одежды. Он не сильно защищал от холода, но это наименьшая из моих забот.

Агенты наблюдали за моим приближением, но ничего не говорили, пока я не дошла до крылечных ступенек.

– Я агент Росс, – сказал один из них, окидывая взглядом мой наряд и спортивную сумку. – Вы охотник?

Я показала им удостоверение.

– Меня прислал Леви Соломон. Как обстановка внутри?

– Честно говоря, мы понятия не имеем, – немного смущенно ответил Росс. – Мы вышли из дома, как только верри вылетели на свободу, и с тех пор не заходили. Насколько нам известно, они не покидали пределов здания.

– Даже если это не так, в такой мороз им долго на улице не продержаться. – Я поправила ремешок сумки. – Ну, полагаю, мне пора приступать к делу.

Они расступились, как воды Красного моря, один из агентов даже поспешил открыть передо мной дверь. Я вошла в прихожую, и дверь за мной тихо закрылась. Не мне их винить – если бы не награда в десять тысяч долларов, ноги бы моей здесь не было.

Я расстегнула сумку, достала белые бахилы и натянула их поверх обуви. Затем сняла очки и надела белые перчатки и лыжную маску. Сделав пару глубоких вдохов, мысленно произнесла воодушевляющую речь и вышла из прихожей, чтобы начать поиски.

Дом был старым, его не ремонтировали под открытую планировку, которая нынче пользовалась большой популярностью. Моим глазам предстал короткий коридор с двумя открытыми дверями справа и слева. В конце находилась лестница на второй этаж.

Я начала медленно красться вперед, останавливаясь, чтобы заглянуть в первые две комнаты. Слева оказался кабинет, и несколько секунд меня так и подмывало зайти внутрь и осмотреться. Но если меня поймают, пока я копаюсь в потенциальных уликах, Агентство может арестовать меня и лишить лицензии. Да и с верри надо бы разобраться.

Я посмотрела на комнату справа – кухня, совмещенная с обеденным залом. Не заметив никаких движений, пошла дальше.

Вторая комната слева была более любопытной. В ней находилось как минимум двадцать клеток из железа и органического стекла различных размеров. Все они пустовали, но раньше в каждой из них сидели фэйри, которых продавали на черном рынке.

В углу висела камера видеонаблюдения – вероятно, ее установил владелец, чтобы присматривать за товаром в свое отсутствие. Я видела такие же в кабинете и в конце коридора. Не удивлюсь, если они понатыканы по всему дому. Люди, работавшие на черном рынке, как правило, страдали паранойей относительно своей безопасности.

Я снова взглянула на клетки, представила Финча и его родителей в одной из них, и меня охватила ярость. Как же ему было страшно, когда их забрали и продали! Что бы произошло с моим братом, если бы родители не нашли его и не привели в наш дом?

Напомнив себе, что работа не ждет, я вышла из комнаты и сделала пару шагов по коридору к последней двери справа. Бесшумно вошла в гостиную и, замерев, воззрилась на представшее мне зрелище.

На стенах и на всей мебели сидели гигантские мотыльки самых разных оттенков. Каждый из них был размером с блюдце, с крупным телом и двумя усиками на голове. Пару лет назад я смотрела документальный фильм о верри на канале «Нэшенал джеографик», но все это меркло в сравнении со встречей с ними живьем.

По ним прошла рябь, словно они заметили мое присутствие, и под лыжной маской над моей верхней губой выступили капельки пота. Помнится, тогда я подумала, что съемочная группа сошла с ума, раз решила так близко подобраться к верри. Интересно, их тоже накрывало внезапное желание сходить в туалет? Мне слишком мало платят за подобную работу.

Я вошла в гостиную, двигаясь будто в замедленной съемке. Верри привлекали все яркие цвета, кроме белого. По какой-то причине они его не видели, так что я должна быть для них невидимкой, если не шуметь. Их усики очень чувствительны к звукам, и грохот их провоцировал. Лучше уж иметь дело с голодным буннеком, чем с роем верри.

Я подошла к ближайшему мотыльку, сидевшему на спинке кресла. Затаив дыхание, протянула руку и легонько провела пальцем вдоль его спины. На второй раз верри застыл и сложил крылья.

«Пока что все идет хорошо». Я выдохнула и аккуратно, чтобы не растормошить, подхватила спящее существо. Затем развернулась и пошла обратно в комнату в другом конце коридора, где аккуратно положила его в большую стеклянную клетку, усеянную белым пометом. Один есть, осталось всего несколько десятков.

Я повторяла этот мучительно медленный процесс снова и снова: усыпляла верри, затем относила в клетку. Спустя полтора часа мне удалось поймать тридцать пять мотыльков, оставалось еще пять.

Я как раз тянулась к верри на шторе, как вдруг на верхнем этаже хлопнула дверь. Я застыла на месте, а пять верри, оставшихся в гостиной, встревоженно захлопали крыльями. Агент говорил, что в доме никого нет. Так кто же, черт возьми, хлопнул дверью наверху?

На лестнице раздались шаги, и какой-то мужчина крикнул:

– Господи, я спал как мертвый. Льюис, почему ты меня не разбудил?

Верри взмыли в воздух.

О нет! Я опрометью выбежала из комнаты и оказалась лицом к лицу с изумленным корейцем, который замер на нижней ступеньке.

– А ты еще кто, черт возьми, такая? – требовательно спросил он.

– Замолчите, – прошипела я, подбегая к нему.

– Како?.. – его слова оборвались, глаза выпучились от ужаса.

Я замерла. Мне не нужно было оглядываться, чтобы понять, что я опоздала.

5

Мужчина вскрикнул и бросился вверх по лестнице. Но не успел он преодолеть третью ступеньку, как налетели верри и неистово закружили вокруг него. Мой живот скрутило от вида крупных, загнутых, блестящих от яда жал, что торчали из заднего конца брюх.

Я лихорадочно осмотрелась в поисках чего-то, что поможет мужчине, и мой взгляд наткнулся на картину в рамке на стене. Я сорвала ее, и в эту секунду кореец истошно завопил. Он упал с лестницы и приземлился извивающимся, кричащим клубком внизу. Шум только раззадорил верри, и они накинулись на него, нанося удары жалами.

Я побежала к ним, размахивая картиной. Мне удалось сбить одного мотылька, и его отшвырнуло в стену. Остальные тут же позабыли о мужчине и начали искать новую угрозу, но мой белый комбинезон сбил их с толку. Они видели только картину и устремились к ней на всех парах.

На одну душещипательную минуту я была уверена, что мне крышка. Я отметала верри одного за другим, мои ребра, казалось, вот-вот треснут от напряжения в груди, и я чуть не обмочилась, когда жало задело мою перчатку. Мне удалось откинуть верри прежде, чем тот успел вонзиться в кожу, но от столь опасной ситуации меня бросило в холодный пот.

К тому времени как я отбилась от последнего верри, мужчина уже бился в конвульсиях, из его рта шла пена. Я уронила картину и, подбежав к нему, насчитала по меньшей мере девять набухших рубцов на его лице и руках. При таком количестве яда в организме он умрет в считаные минуты.

Я помчалась в комнату с клеткой, где спали остальные верри. Распахнув дверцу, набрала немного белого помета и снова заперла их. Затем поспешила к мужчине и нанесла на рубцы липкую, дурно пахнущую массу. Мне пришлось сбегать за ней еще раз, но к тому времени, как я вернулась, мужчина уже перестал содрогаться и пена исчезла. Я понятия не имела, хватит ли этого, чтобы спасти ему жизнь, но я подарила ему шанс, а это лучше, чем ничего.

Стащив с рук испорченные перчатки, я побежала к входной двери. Открыв ее, оказалась лицом к лицу с агентом Россом.

– Вызовите «Скорую»! В доме мужчина со множеством укусов верри.

Он пялился на меня пару секунд, а затем развернулся и начал выкрикивать указания. Остальные агенты кинулись исполнять их, и Росс снова повернулся ко мне.

– Угроза нейтрализована?

– Да. – Я подняла лыжную маску, и моего разгоряченного лица коснулся приятный холодный воздух. Отступив, жестом пригласила агента внутрь.

Он прошел мимо меня к мужчине, лежавшему без сознания у подножия лестницы. Остальные агенты присоединились к начальнику и настороженно поглядывали на мертвых верри в коридоре.

Росс подозвал меня к себе.

– Что это за белая дрянь на нем?

– Помет верри, – я заправила выбившиеся пряди за уши. – Если нанести его как мазь, он вытянет бо́льшую часть яда.

Его глаза округлились.

– И вы это знали?

– Это моя работа.

– Впечатляюще, – сказала женщина, присевшая подле корейца. – После стольких укусов верри еще никто не выживал. Если он выкарабкается, то это ваша заслуга.

– Кто он? – спросил Росс, будто я должна знать.

Я помотала головой.

– Без понятия, но я уверена, что он приятель владельца дома. Он спустился с верхнего этажа и проспал ваш налет.

Агенты посмотрели на корейца с новообретенным интересом, а женщина просунула руку под него и достала из заднего кармана тонкий бумажник. Затем вытащила водительские права и прочла имя вслух:

– Брайан Канг.

– Пробей его имя, – приказал главный агент. – Я хочу знать все, что только можно, о нем и его связи с Льюисом Тейтом.

– Да, сэр. – Женщина встала и, сверкнув мне улыбкой, поспешила на выход.

Росс повернулся к другому агенту.

– Диаз, найди резервные копии записей с камер видеонаблюдения. Если повезет, Тейту не хватило времени, чтобы удалить их, прежде чем он сбежал.

– Если я вам не нужна, я вернусь к работе, – обратилась я к Россу. – Мне все еще нужно найти никси и драккана.

Он посмотрел на меня так, будто уже и забыл о моем существовании.

– Не входите в комнаты, пока их не осмотрят агенты. Если увидите что-то подозрительное, идите сразу ко мне. Ясно?

– Под «подозрительным» вы подразумеваете все, что похоже на ки-тейн?

Его глаза удивленно округлились от моей прямоты.

– Именно.

Я вернулась в прихожую за спортивной сумкой. Затем сняла комбинезон и бахилы и спрятала их, надеясь, что больше они мне никогда не понадобятся. Зрелище того, как верри нападали на бедного мужчину, еще не скоро сотрется из моей памяти.

– Это еще что такое? – протянул женский голос с сильным техасским акцентом. – Местное Агентство позволяет детям играть в охотников?

– Похоже на то, – поддакнул второй голос.

Я подняла взгляд на двух девушек на пороге. Одна – блондинка, другая – брюнетка, с виду лет двадцати пяти. На них были выцветшие джинсы, кожаные куртки, потертые ковбойские сапоги и одинаковое стервозное выражение на лицах.

Блондинка посмотрела на меня свысока.

– Девочка, кажется, тебе давно пора в постель.

– Беги домой, – сказала ее подруга. – Это работа для взрослых.

Я встала и довольно отметила, что выше их как минимум на пару сантиметров, даже несмотря на каблуки на их сапогах. Судя по хмурым лицам девушек, они были крайне раздосадованы этим фактом. В школе мне не доводилось иметь дело с задирами, да и местные охотники никогда не относились ко мне враждебно, так что я не до конца понимала, как себя вести в подобных ситуациях. Я не собиралась пресмыкаться перед ними, но и ссориться не хотела.

Я одарила их такой приторной улыбкой, что у них наверняка свело зубы.

– Я уйду, как только выполню задания, ради которых меня сюда прислали. Можете взять одно из них. Кого предпочтете, никси или драккана? Прошу прощения, но с верри я уже разобралась.

Я прекрасно понимала, что эти барышни пришли сюда не за мелкой работенкой. Как и все неместные охотники, они искали ки-тейн. Они услышали о налете и пришли в надежде найти свой приз. Я была готова поставить половину своей награды на то, что они не единственные охотники, которые прибудут сюда до конца ночи.

Блондинка фыркнула.

– Оставь их себе. Просто не мешайся у нас под ногами.

– Разве можно так разговаривать со своей коллегой? – упрекнула Ким, проталкиваясь мимо девушек. Две техасские девушки казались мне крепкими, пока я не увидела их рядом с ней. Ким была стройной и мускулистой, и я слышала, что как-то раз она самолично расправилась с четырьмя ограми.

– Мы что, на светском мероприятии? – Брюнетка скривила губы. – Типа вы, местные, всегда следуете правилам этикета.

Ким улыбнулась, сверкнув зубами.

– Считайте это дружеским советом. Не знаю, как вы ведете дела у себя дома, но здесь мы типа приглядываем друг за другом.

– Как интересно, – произнесла блондинка скучающим тоном и агрессивно протолкнулась мимо меня. Ее приятельница, ухмыльнувшись, пошла следом.

– Стервы, – буркнула Ким.

Я покосилась на нее.

– Твои подружки?

– Мы с Эмброузом имели удовольствие познакомиться с ними прошлым вечером. Они тут всего один день, но уже умудрились испортить ему настроение.

Я не ответила, так как в принципе не представляла, как настроение ее брата может ухудшиться.

– Тебе нужно привести себя в форму, или такие люди всегда будут видеть в тебе легкую мишень.

– Что ж, большое спасибо, – отчеканила я. Ее слова задели меня за живое.

– Не дуйся. Может, ты и ходячая энциклопедия, но в этой работе нужны не только мозги.

Я скрестила руки.

– Папа обучал меня самообороне, и сейчас я работаю с тренером.

– Неплохое начало. – Она показала рукой на мое тело. – Но ты все еще смахиваешь на школьницу. Готова поспорить, что как минимум раз в день тебя спрашивают, действительно ли ты охотник за головами.

Я открыла рот, но не нашлась, что ответить, так как она была права.

Ким продолжила:

– С возрастом ничего не поделаешь, но порой можно многого достичь, просто показав характер. Ты слишком милая. И не позволяй другим запугать себя.

Теперь уже я нахмурилась.

– Они меня не запугали.

Ким кивнула.

– Это хорошо. Они не последние хамки, которые попадутся тебе на пути, пока вся эта суматоха с ки-тейном не закончится. Чертов город кишит охотниками, и некоторые из них скорее перережут тебе глотку, чем протянут руку помощи.

– Я учту.

– Что значит нам нельзя входить?! – громко воскликнула одна из девушек.

Я оглянулась и увидела, как агент ведет двух разъяренных техасских охотников по коридору в нашу сторону. Я отошла, чтобы дать им пройти.

Брюнетка сердито ткнула в меня пальцем.

– А ей почему можно?

Агент хмуро воззрился на меня – не узнал без комбинезона. Я подняла свою белую лыжную маску.

– Я поймала верри.

Он кивнул и перевел взгляд на девушек.

– Она здесь по работе. Остальным придется подождать снаружи.

– Бред! – возмущалась блондинка, но агент проигнорировал их возражения и подтолкнул к двери.

Ким тоже выглядела недовольной, но, хлопнув меня по плечу, последовала за ними.

– Ну, пойду проверять, как быстро мне удастся довести этих ковбойш до бешенства, пока мы ждем.

Я ухмыльнулась. Я бы с радостью понаблюдала за общением этой троицы после того, как закроется дверь.

Кабинет осматривали двое агентов, так что я заглянула на кухню, где еще один агент рыскал по шкафчикам. В одной руке он держал датчик для ки-тейна, а другой открывал дверцы и выдвигал ящики. Двигался он быстро и порядок после себя не наводил.

– Вы, случайно, не находили никси или драккана в одном из этих шкафчиков? – спросила я с дверного проема.

Он нахмурился – мое вмешательство явно его раздражало – и вернулся к работе.

– Нет.

Памятуя о приказе агента Росса, я не двигалась с места, пока мужчина не завершил обыск и не покинул кухню. Вряд ли он мог не заметить фэйри в помещении, но я все равно перепроверила. В любом случае в другие комнаты мне пока вход был закрыт.

Как и ожидалось, поиски не принесли результатов. Выглянув в коридор, я увидела, что агенты еще не закончили осматривать другие комнаты на первом этаже. Такими темпами на выполнение этого задания уйдет целая вечность.

Через полчаса мне наконец позволили пройти в кабинет, который выглядел так, будто в нем взорвалась маленькая бомба. Я посмотрела на разбросанные бумаги, выдвинутые ящики и вспомнила тот день, когда в мою квартиру заявился агент Карри, желая ее обыскать. Будь у него ордер, после наш кабинет, вероятно, выглядел бы так же.

Я осторожно обошла бумаги на полу, хоть и знала, что в комнате не было ни никси, ни драккана. Я делала ставку на то, что они прятались наверху, в самых темных углах, что только можно найти. Но Агентство устроило облаву, потому что думало, что в доме может быть ки-тейн, и только идиот не воспользуется таким шансом провести собственное маленькое расследование.

Увы, похоже, агенты забрали все мало-мальски любопытное, включая компьютер. Остались только счета за дом и всякие безделушки, которые сочли незначительными. Я подняла мятую плотную льняную бумажку – ей оказалось рукописное приглашение на официальный новогодний прием кого-то с инициалами Д.В. Я вспомнила свою новогоднюю ночь, проведенную в больнице с родителями, и с отвращением выкинула записку.

У агентов ушло добрых три часа, чтобы полностью обыскать дом. Я следовала за ними по пятам, проверяла каждый закуток, где могли прятаться маленькие фэйри. В коридоре на втором этаже обнаружилось разбитое окно и несколько ало-золотых чешуек на полу. Драккан давно улизнул, и я не намеревалась гоняться за ним. В мою задачу входило схватить всех существ в доме – этим и займусь.

После тщательного осмотра я наконец нашла перепуганную никси, сжавшуюся калачиком в старом абажуре на чердаке. Потребовался еще час, чтобы выманить ее из укрытия.

Я видела фотографии никси, но ни одна из них и близко не передавала красоту хрупкой двадцатисантиметровой фэйри с золотистыми волосами и мерцающими крыльями. Это все равно что смотреть на живую Динь-Динь[5], и именно поэтому за них требовали такую высокую плату на черном рынке. Ну, еще из-за их ангельских голосков. Однажды мама рассказывала, что спасла пару никси от торговца и они спели ей. Это было так прекрасно, что она буквально расплакалась от счастья.

Сажать никси обратно в клетку после всего, что она пережила, казалось жестоко, но у меня не было другого способа безопасно перевезти ее. Я отнесла ее на первый этаж и достала из сумки маленькую переноску для животных. Затем устелила дно мягким шарфом и осторожно посадила внутрь фэйри. Условия не ахти, но я успокаивала свою совесть тем, что через пару дней никси вернется домой и будет жить свободно.

У меня не было возможности увезти пойманных верри, так что я позвонила Леви, чтобы он прислал кого-то разобраться с ними. Я ожидала, что попаду на автоответчик, ведь было уже больше одиннадцати, но, как ни странно, он ответил на звонок. Его настроение не улучшилось, но он остался доволен выполненной работой. Леви попросил меня забрать никси к себе и отвезти ее в «Плазу» утром. Я сразу же согласилась, радуясь, что не придется ехать ночью в Куинс.

Когда я вышла, в доме оставались только Росс и еще два агента. На въезде стоял всего один фургон, Ким или других охотников нигде не было. Должно быть, они устали ждать и ушли. Я их не винила.

Поскольку у меня не было с собой пальто, я со всех ног кинулась к машине, ахая от холода и таща с собой сумку и переноску с никси. Я кинула сумку в багажник, поставила переноску на пассажирское сидение и надела пальто с перчатками.

Только я собралась сесть в джип, как почувствовала покалывание в затылке – такое бывает, когда кажется, что за тобой следят. Первым делом я подумала о Конлане, но его нигде не было видно. Он не скрывался, когда наблюдал за мной на блошином рынке, да и это не в его стиле.

Испугавшись, я запрыгнула в джип и заблокировала двери, прежде чем завести двигатель. Затем отъехала, не дожидаясь, пока машина прогреется.

– У тебя паранойя, – сказала я себе, сворачивая на следующую улицу. Не то чтобы меня можно было в этом винить после…

Я вскрикнула, когда что-то врезалось в лобовое стекло и съехало по капоту. Моя нога с такой силой ударила по педали тормоза, что переноска с никси полетела бы в приборную панель, не успей я вовремя схватить ее. С колотящимся сердцем, я до боли впилась пальцами в руль.

Затем наклонилась в сторону пассажирского кресла, выглядывая в окно, но, что бы там ни скрывалось, с такого ракурса ничего не было видно.

Та часть меня, что испугалась до чертиков, твердила, чтобы я разворачивалась и уезжала без оглядки. Но совесть не соглашалась. Что, если посреди дороги лежало раненое животное?

Улица хорошо освещалась, но я все равно достала фонарик из бардачка. Держа его перед собой, как оружие, открыла дверь, вышла и осторожно обошла джип спереди.

Я почти дошла до другого конца джипа, как вдруг раздалось шипение. Я, конечно, не орнитолог, но одно мне было известно наверняка – птицы не шипят.

За ним последовал звук, напоминавший слабое рычание. Что же, черт возьми, я сбила?!

Собрав волю в кулак, я пошла вперед и посветила фонариком в сторону, откуда исходил звук.

Мне потребовалась пара секунд, чтобы понять, что это за бесформенная кучка на земле. Когда свет заиграл на красно-золотых чешуйках, я прикрыла рот свободной рукой.

– О нет!

Я присела в паре шагов от драккана, который частично лежал на боку с вытянутым крылом. Он поднял рогатую голову и зашипел, от его морды поднялся завиток дыма. Похоже, на это ушло слишком много сил, и существо уронило голову на асфальт, тяжело дыша.

Я отложила фонарик и сняла пальто. Держа руки подальше от клыков драккана, осторожно сложила крыло, которое, к счастью, не выглядело сломанным, и обернула фэйри в пальто. Поначалу он сопротивлялся, пока я не запеленала его, как младенца. Тогда его покинул боевой дух, и он замер.

– Не волнуйся, мы быстро приведем тебя в порядок, – ворковала я, неся его к джипу. Затем положила драккана на пассажирское сидение рядом с переноской с никси. Он издал какой-то звук – нечто среднее между скулежом и рыком. Бедняжка.

Я снова села за руль и взмолилась о том, чтобы добраться домой без происшествий. На сегодня мне более чем хватило сюрпризов.

Когда я наконец вошла в квартиру, Финч сидел на спинке дивана. С тех пор, как исчезли мама с папой, он всегда ждал моего возвращения на этом месте. Это не изменилось даже после того, как их нашли.

«Что это?» – показал он, когда я поставила переноску на стол.

– Никси. Сегодня она переночует с нами.

Я открыла дверцу переноски и отошла. Уж лучше потратить все утро на поиски фэйри, чем оставить ее на ночь в этой штуке.

Финч подбежал к столу и запрыгнул на него.

«Почему она не выходит?»

– Она напугана. Дай ей немного времени, и она выйдет, когда будет готова.

Я оставила его наблюдать за переноской и, по-прежнему держа в руках драккана, пошла к компьютеру, чтобы поискать в интернете информацию о том, как ухаживать за раненым фэйри. Таковой не было, что неудивительно, поскольку дракканы редко встречались в нашем мире. Пришлось довольствоваться видео о том, как вправить крыло раненой летучей мыши. Я перевязала его бинтом, чтобы прижать вывихнутое крыло к телу, что было довольно сложно – драккан постоянно щелкал челюстями и замахивался на меня хвостом. Мне удалось выйти из этого боя всего с парочкой незначительных царапин.

Как только я закончила, существо притихло, и я воспользовалась этим, чтобы изучить его. Мне попадались фотографии дракканов, но вживую я их никогда прежде не видела. Поймать их в мире фэйри невозможно, единственный способ – украсть яйцо и высидеть его. А значит, этот парнишка родился здесь, в неволе.

Как и все дракканы, он был не крупнее упитанной домашней кошки, с четырьмя лапами, кожистыми крыльями и длинным хвостом с острыми шипами. Они бывали разных цветов, этот – с алыми чешуйками, переливающимися золотом при движении, подобно пламени. Он смотрел на меня глазами-щелочками, напоминавшими раскаленную лаву, и проявлял ко мне такое же любопытство, как я к нему.

– Ну разве ты не красавец?

Я знала, что это самец, из-за двух рожков на голове. У самок был лишь один – по крайней мере, так говорилось в книгах.

Он взмахнул хвостом и повернулся кругом, будто понял меня. Я устало улыбнулась.

– Выглядишь гораздо лучше. Теперь давай проверим, найдется ли у меня еда для тебя.

Встав с пола кабинета, я направилась на кухню, и драккан поплелся за мной. Финч по-прежнему сидел на столе у переноски, при виде нашего гостя его глаза стали размером с блюдца.

Я внезапно поняла, что понятия не имела, что будет, если поселить вместе спрайта и драккана. Дракканы – хищники и питались насекомыми и мелкими животными, как грызуны. Но что насчет маленьких фэйри?

– Не приближайся к нему, пока я не выясню, безопасно ли это, – попросила я, подходя к холодильнику.

Услышав позади тихий свист, я резко обернулась и обнаружила Финча рядом с дракканом. Не успела я возразить, как мой брат положил руку на его морду, и вокруг них поднялось облачко фиолетовой магии. Драккан потерся телом о спрайта, чуть не сбивая его с ног. Я уже видела, как Финч проворачивал подобное с ламалом, но это зрелище все равно не переставало меня поражать.

Я достала из холодильника сырую куриную грудку, отрезала кусочек, положила на тарелку и поставила ее на пол. Драккан обнюхал мясо, после чего подхватил его и проглотил, не жуя.

Довольная результатом, я нарезала остатки курицы, поставила перед ним и едва успела убрать руку, прежде чем он впился в мясо, как изголодавшийся зверь. Одному богу известно, когда он ел последний раз и регулярно ли кормил его торговец.

Я нарезала вторую грудку, которую планировала приготовить себе, пока меня не отправили на задание. Из меня вырвался тяжкий вздох. Ну и ладно, останусь без ужина, этот малыш нуждался в нем больше.

Я убралась и поставила перед дракканом миску с водой, после чего проверила, как там дела у никси. Она по-прежнему пряталась в переноске, но уже подошла ближе к дверце и выглядывала наружу. Я оставила немного ягод на столе на случай, если она проголодается, и пошла принимать душ.

Когда я наконец, утомленная до мозга костей, заползла в кровать, был почти час ночи. Я планировала выспаться как следует, отвезти днем никси с дракканом в «Плазу», уладить все вопросы со связным и навестить маму с папой в новом лечебном центре. Может, даже успею выполнить одно из заданий Леви. Чувствуя радость на душе, я плотнее укуталась в одеяло. Наконец-то жизнь стала налаживаться.

* * *

Я летала, и это лучшее чувство на всем белом свете. Я раскинула руки и посмотрела на густой зеленый лес, проплывавший подо мной. Верхушки деревьев находились так близко, что их почти можно было коснуться рукой. Мне хотелось нырнуть под их кроны и летать среди стволов.

Лес закончился, и я оказалась над широким пшеничным полем, легонько покачивавшимся на ветру. Солнце откидывало мою тень, и, затаив дыхание, я воззрилась вместо себя на огромное крылатое очертание. Взглянув вверх, изумленно уставилась на брюхо дракона, что зажимал меня в лапе.

Вновь посмотрела на сменяющиеся пейзажи. Мы пролетали над деревнями и фермами, их обитатели мирно занимались своими делами, словно и не замечали дракона над собой. Достигнув широкой реки, дракон развернулся и полетел вдоль нее к стене черных скал такой высоты, что казалось, будто они пронзали небо. Чем ближе были скалы, тем быстрее он летел, и я не сомневалась, что мы неминуемо разобьемся.

В последнюю секунду дракон так быстро изменил направление, что я даже не успела вскрикнуть. Он взмыл вверх по скале и воспарил над вершиной. Я увидела тысячи драконов различных оттенков, сидящих вдоль скал на протяжении многих миль. И в этот момент поняла, что вряд ли когда-нибудь еще увижу что-то, что сможет сравниться с великолепием этого зрелища.

Мой дракон нырнул вниз. Я вскинула голову и ахнула, увидев, что он уменьшился вдвое. Дракон становился все меньше и кренился, с трудом удерживаясь в воздухе.

Внезапно он отпустил меня, и я начала падать, падать, падать…

Я рывком села в кровати и лихорадочно осмотрелась: стены моей спальни, утреннее небо за окном. В комнате раздался странный скрежет, перебивая бешеный стук моего сердца, и я поискала его источник.

– Ой! – Я отползла по кровати, заметив темное очертание на подушке. Ноги запутались в одеяле, и я неуклюже свалилась на пол.

Пока я пыталась освободиться, на краю кровати что-то возникло. Я уставилась в удивленные алые глаза драккана, и из моих легких вышел весь воздух.

Я распласталась на полу, схватившись за сердце.

– Ты напугал меня до смерти!

Он зевнул и плюхнулся на живот.

– Миленько. – Я поднялась и посмотрела на фэйри: он свернулся клубком, поджав к себе длинный хвост. На нем по-прежнему была моя перевязка. Крепко же я уснула, раз не почувствовала, как он запрыгнул на кровать. – Что ты делаешь в моей постели?

Он приоткрыл глаз, покосился на меня, а затем вернулся ко сну, словно был тут хозяином.

– Особо не устраивайся, приятель. Ты здесь ненадолго.

Потерев заспанные глаза, я пошла проверять нашу другую гостью. Как и ожидалось, переноска на столе пустовала, никси нигде не было видно. Я не волновалась – она не могла улизнуть из квартиры. Выпью кофе и попрошу Финча помочь найти ее.

Один из немногих изысков, в котором я себе не отказывала, это утренний кофе. С тех пор, как засуха уничтожила бо́льшую часть урожая кофейных зерен, тем самым вызвав повышение цен, мне приходилось довольствоваться одной чашкой в неделю, если только Вайолет не угощала. Но с недавних пор я решила, что заслужила эту маленькую радость, раз уж мне досталась роль кормилицы для своей семьи. Остальной заработок шел либо на сбережения для колледжа, либо на домашние расходы.

Я как раз думала, не сделать ли вторую чашку, как кто-то напугал меня, позвонив в дверь. Еще и семи не было. Кто, черт возьми, ходит в гости в такую рань?

Отставив кофе, я тихо подошла к двери и посмотрела в глазок. Внутри все перевернулось, по спине пробежал холодок страха, и я попятилась. В прошлый раз, когда этот фэйри стоял у меня на пороге, он был готов задушить меня голыми руками.

Я подскочила, когда Фаолин грубо постучал в дверь.

– Я знаю, что ты там, Джесси. Нам нужно поговорить.

– Уходи. Мне нечего тебе сказать.

Меня бесила дрожь в собственном голосе. Я прекрасно понимала, что Теннин еще не наложил защитные чары на квартиру, так что при желании Фаолин мог войти. Вопрос в том, знал ли он об этом и что будет делать в таком случае?

– Я здесь от имени брата. Он хочет увидеть тебя.

Фаолин говорил так, будто предпочел бы выпить расплавленное железо, чем просить меня об услуге.

Я скрестила руки.

– Я уже сказала Конлану, что это невозможно. Мое решение не изменилось.

Он молчал целую минуту.

– Фарису нездоровится.

– Конлан сказал, что он идет на поправку.

Это какой-то трюк, чтобы выманить меня?

– Физически да, но его дух ослаблен, и это мешает восстановлению. Единственное, о чем он просит, это о встрече с тобой.

– Почему? Мы едва знаем друг друга.

Снова последовала тяжелая пауза.

– Мой брат говорит, что был готов умереть в той клетке, но богиня сказала, что помощь уже близко. Он верит, что она послала тебя спасти его.

Я горько рассмеялась.

– Да уж, из меня вышла та еще спасительница.

– Ты была неравнодушна к нему и вселила в него желание бороться за жизнь.

Я закрыла глаза. Фарис считал, что, раз я спасла ему жизнь, над ним довлела необходимость вернуть долг.

– Передай, что он ничем мне не обязан. Я счастлива, что ему лучше.

– Этого недостаточно. Он не успокоится, пока не увидит тебя лично.

Я запустила руки в спутанные кудри. Я знала этих парней, они не прекратят приходить, пока не добьются своего. Единственный способ избавиться от них – это сдаться и проведать Фариса. И мне действительно хотелось, чтобы он поправился. Если встреча со мной поможет ему, как я могу отказать?

– Ладно, я встречусь с ним.

– Хорошо, – ответил Фаолин, и я была готова поклясться, что расслышала нотки облегчения в его голосе. – Я подожду тебя внизу.

– Нет. – Я поеду к Фарису, но только не в одной машине с его братом. – Я знаю, где вы живете. Встретимся там через час.

– Как пожелаешь.

Я прижалась головой к двери и слушала его шаги по лестнице. Его уход должен был успокоить меня, но я чувствовала лишь опасения и растущую уверенность, что еще пожалею об этом.

6

Я выключила двигатель и уставилась на здание, в которое не планировала больше когда-либо возвращаться. Всю дорогу я убеждала себя, что справлюсь, но теперь меня одолели сомнения. Почему я согласилась приехать? Я могла просто позвонить Фарису и избавить себя от стресса. Мой желудок сводило с тех самых пор, как Фаолин заявился ко мне домой – не удивлюсь, если теперь у меня обнаружится язва.

Не знаю, сколько я так сидела, но в какой-то момент стало холодно. Я потянулась к ключам, чтобы включить зажигание и сбежать как трусиха, но кое-что в словах Фаолина заставило меня остановиться.

«Он не успокоится, пока не увидит тебя лично».

– Черт побери! – Я ударила по рулю. Совесть не позволяла мне уйти, пока я не сделаю то, зачем приехала, как бы меня это ни смущало.

Схватив телефон и ключи, я вышла из машины. Затем направилась к двери, не зная, что делать дальше. У них не было звонка, и я понятия не имела, услышит ли кто-то мой стук. В прошлом я всегда приезжала с кем-то из жителей дома.

Когда до двери оставалась пара шагов, она распахнулась, и Фаолин со стоическим видом пригласил меня в прихожую. Он вел себя так же бесцеремонно, как и всегда, что, как ни странно, имело успокаивающий эффект. Будь он вежливым, я бы заподозрила неладное и, вероятно, пустилась в бегство.

Дверь в гостиную была открыта, но я не двигалась с места, пока Фаолин не сказал проходить внутрь. Собравшись с духом, я вошла в просторное помещение. Все выглядело так же, как и в прошлые разы, но теперь дом казался холодным и неприветливым.

Фаолин прошел мимо.

– Иди за мной.

Он повел меня по коридору в библиотеку и остановился у запертой двери.

– Фарис быстро устает, так что не пугайся, если он уснет посреди беседы. Оставь дверь открытой и зови меня, если что-нибудь понадобится. Я буду в гостиной.

– Хорошо.

Фаолин открыл передо мной дверь, и я вошла в комнату. На месте большого стола ныне были кровать и тумбочка, пол устилал плотный ковер. Вместо книг полки украшали цветущие растения из мира фэйри, наполняя воздух приятным экзотическим ароматом.

– Ты пришла.

Я пошла на тихий мужской голос и увидела светловолосого фэйри в большом кресле у камина. Его ноги, покоившиеся на оттоманке, укрывало плотное одеяло, несмотря на жару в комнате.

Если бы не его глаза и сходство с Фаолином, я бы и не узнала того фэйри, что повстречала в подвале Роджина. Ни тусклых, сальных волос, ни нездоровой худобы, ни мертвенно-бледного оттенка лица. Единственное, что не изменилось, это его глаза. В них по-прежнему витало испуганное выражение того, кто пережил большие страдания.

Фарис протянул руку, и я подошла ближе. Его кожа оказалась холодной, и он дрожал, поднимая мою ладонь к губам. Вблизи я увидела темные круги под его глазами и неестественную бледность. Может, он и шел на поправку, но здоровым его нельзя было назвать.

– Пожалуйста, присаживайся. – Он показал на соседнее кресло. – Тут есть еда и напитки, если ты голодна.

Я посмотрела на квадратный столик между креслами, на котором стояли большой стакан кофе и различная выпечка из полюбившейся мне пекарни. Я покосилась на кофе, но брать его не стала.

Фарис улыбнулся.

– Хорошо выглядишь, Джесси.

– Ты тоже. Полагаю, мы оба были не в лучшем виде при нашей прошлой встрече.

– Да уж, я произвел не самое лучшее впечатление. – Он рассмеялся и немного закашлялся. – Я слышал, что с твоими родителями все хорошо.

– Да. Я рада, что ты тоже идешь на поправку. Я понятия не имела, что с тобой произошло после… – я замолчала, не зная, как закончить предложение. Меня пригласили успокоить его, а не напоминать о той ужасной ночи.

Фарис спас меня от неловкой паузы.

– Первую неделю я в основном был в отключке. Фаолин постоянно суетился вокруг меня и заставлял литрами пить противоядие от железа. Как ты наверняка заметила, мой братец бывает чересчур напористым.

– О да, это одна из лучших черт его характера, – сухо ответила я. – Почему тебя не забрали домой? Разве ты не восстановился бы быстрее в своем мире?

– При обычных обстоятельствах – да, но в моем теле слишком много железа. Я бы умер в ту же секунду, как ступил в наш мир.

– Об этом я не подумала.

В мир фэйри нельзя пронести чистое железо – оно распадается при контакте с их воздухом. Я вздрогнула, пытаясь не думать, что бы произошло с фэйри с таким количеством железа в организме.

Фарис натянул одеяло, соскользнувшее с груди.

– Здесь обо мне хорошо заботятся, и брат с друзьями не дают мне заскучать.

– Но можешь ли ты исцелиться в городе?

Придворные фэйри более чувствительны к железу, чем низшие, так что они используют магию в качестве щита от него. Но это их истощает, и время от времени им необходимо возвращаться в родной мир, чтобы восполнить силы. Фэйри, которые живут в городах, должны путешествовать домой чаще из-за более высокой концентрации железа.

– Фаолин и остальные добавили еще один слой чар к зданию, чтобы защитить меня от железа. Я не могу выйти наружу, кроме как в сад, но зато мне выпала честь увидеть тебя, мой ангел.

Я скривилась.

– Я же просила не называть меня так.

– Разве? Похоже, в последнее время у меня провалы в памяти.

– Как кстати, – отчеканила я, немного расслабившись.

Он одарил меня теплой улыбкой.

– Но я помню твою доброту ко мне. Не знаю, пережил бы я ту последнюю ночь без тебя.

– А ты помог мне забыть о страхе. Если бы не ты, я свернулась бы калачиком и рыдала в три ручья.

Фарис покачал головой.

– Не верю. Любой, кто может постоять за себя, общаясь с Ваэриком и Фаолином, не сдается без боя.

Я напряглась при беспечном упоминании настоящего имени Лукаса, но не выдала своего смущения. Фарис понятия не имел, что это очередное напоминание об обмане его друга.

– Ты все еще охотишься? – поинтересовался он.

Я обрадовалась смене темы.

– Да. Теперь, когда мне не надо искать родителей, я выполняю гораздо больше заданий.

– И тебе нравится?

Я пожала плечом.

– Зависит от работы. Прошлой ночью мне пришлось поймать сорок верри. Ты видел размер жала этой твари?

С кухни послышался грохот, будто кто-то уронил стакан. Мне казалось, что неуклюжих фэйри не бывает.

У Фариса отвисла челюсть.

– Сорок верри?! Тебя ведь не ужалили?

– К счастью, нет, но какому-то бедняге досталось сполна. – Я сморщила нос. – Пришлось обмазать его пометом верри перед тем, как его забрали в больницу.

Он хихикнул.

– Интересная у тебя жизнь.

– Пока что да. Если все получится, в следующем году к этому времени я надеюсь быть в колледже. Я с превеликим удовольствием поменяю удостоверение охотника на студенческий билет.

– Что хочешь изучать?

– Право.

Я не вдавалась в подробности. Сейчас было не время обсуждать недостатки фэйских законов или что я хотела стать адвокатом для низших фэйри.

Фарис улыбнулся.

– Что-то мне подсказывает, что ты будешь силой, с которой придется считаться.

– Даже не сомневайся.

Раздался скрип половиц, привлекая наше внимание к открытой двери, и в комнату вошла гигантская кошка, напоминающая черную рысь с экзотическими аметистовыми глазами. Кайя, ламал и питомица Лукаса, недолюбливала людей. В прошлом она терпела мое присутствие лишь потому, что он приказал ей не трогать меня.

– Кайя, сидеть, – скомандовал Фарис, когда она направилась ко мне.

Кайя проигнорировала его и продолжила наступать, пока не оказалась прямо передо мной. Я затаила дыхание, боясь пошевелиться. В прошлые разы Кайя ни разу не пыталась причинить мне вред, но, возможно, она чувствовала, что я больше не вхожу в круг друзей ее хозяина.

– Не бойся, Джесси, – чересчур спокойным голосом произнес Фарис. – Фаолин сейчас придет и уберет ее.

– Я не…

Я вскрикнула, когда Кайя встала и опустила огромные передние лапы мне на плечи. Ее морда оказалась в паре сантиметров от меня, обдавая мое лицо теплым дыханием, длинные усы щекотали нос. Я не осмеливалась пошевелиться и не смотрела ей в глаза, опасаясь, что она воспримет это как вызов.

Кайя вновь опустилась на пол и потерлась головой о мои колени. Из ее горла раздался рык, и мне потребовалась пара секунд, чтобы понять, что на самом деле это мурлыканье.

– Вы друзья? – спросил Фарис с не менее ошарашенным видом, чем у меня.

– Раньше она никогда так не делала.

– Кайя, ко мне, – послышался властный голос, от которого у меня перехватило дыхание.

Сперва я хотела проигнорировать Лукаса, но тогда он бы сразу понял, как сильно на меня влияет его присутствие. Я мимолетно посмотрела на него, сохраняя, как я надеялась, отчужденное выражение лица. Наши взгляды встретились на несколько секунд, но этого не хватило, чтобы прочесть эмоции в его глазах.

Ламал повернула к нему голову, но с места у моих ног не сдвинулась. Я никогда не видела, чтобы она ослушивалась его приказов.

– Кайя, – резко позвал он, показывая на пол рядом с собой.

Она встала и побежала к нему. Не успела Кайя дойти, как Лукас развернулся и ушел. Я пялилась на пустой дверной проем, пока Фарис снова не заговорил:

– Я обязан извиниться за свою эгоистичность, Джесси.

Я нахмурилась.

– Что ты имеешь в виду?

– Когда я просил о встрече, то не думал, как тяжело тебе будет прийти сюда. – Он посмотрел на меня с пониманием. – Из всех он ранил тебя больше всего.

Я смущенно заерзала.

– Можно мы не будем об этом говорить? Как ты коротаешь время, пока восстанавливаешься?

Фарис покосился на дверь и понизил голос:

– Он сам не свой с тех пор, как я вернулся домой. Лукас не говорит об этом, но он глубоко сожалеет о произошедшем. Как и все они.

Я поджала губы, не зная, что ответить.

– Я не буду оправдывать действия моих друзей, ведь они поступили неправильно. Все, что я могу, это пролить свет на их поведение. Мы вшестером держались вместе с самого детства и воспринимаем друг друга больше как братьев, чем друзей. Мы постоянно начеку, чтобы жизни Ваэрика… Лукаса ничего не угрожало. Нас учили никогда не доверять незнакомцам. – Фарис вздохнул. – Впервые за много лет они потеряли бдительность и впустили чужака в свой круг. Когда они подумали, что ты обманула их и держала меня в плену, то следовали инстинктам.

Мои челюсти сжались. Нельзя винить Фариса в том, что он переживал за своих друзей, но он видел все только с одного ракурса, не показывавшего картину целиком.

– Я понимаю, что у них паранойя насчет его безопасности. Не то чтобы они приняли меня с распростертыми объятиями – и это нормально. Но доверие работает в обе стороны, и они потеряли мое еще до того дня. Они врали мне о настоящей личности Лукаса, даже после того, как я предупредила о покушении на жизнь принца Ваэрика. Правду я узнала от Роджина Хаваса, пока гостила в одной из его клеток.

Я сглотнула комок в горле, который возникал каждый раз, когда я вспоминала то ужасное чувство всепоглощающего предательства.

– Не знаю, что было хуже. Узнать, что все это время мне врали, или то, как легко они поверили Роджину вместо меня.

Фарис выглядел подавленным.

– Джесси…

– Знаю, ты хочешь, чтобы я простила их, но даже в таком случае вряд ли я смогу снова им доверять. – Я виновато улыбнулась. – Прости, если это не то, что ты хотел услышать.

Он поднял руку.

– И все же это нужно было услышать.

Фарис говорил не о себе. Я не знала, как относиться к тому, что остальные подслушивали наш разговор, но это меня не удивило. У фэйри был превосходный слух, да и Фаолин ни за что бы не оставил меня наедине со своим больным братом, пусть он и сам меня пригласил.

– Мне искренне жаль, что тебе пришлось пройти через все это, – тихо произнес Фарис.

– Тебе не о чем жалеть. – Я жизнерадостно улыбнулась. – У меня все отлично. Родители вернулись, охота приносит куда больше денег, чем моя старая работа бариста. Жизнь прекрасна.

Его грустные глаза повеселели.

– Я рад это слышать.

Я обвела взглядом комнату.

– А теперь объясни, почему ты спишь в библиотеке? У тебя нет своей спальни?

– Есть, но, чтобы добраться до нее, мне нужно просить брата или кого-то из друзей отнести меня. Так что я остаюсь здесь ради сохранения собственного достоинства. Ну и чтобы принимать гостей. – Он посмотрел на поднос с выпечкой на столе. – Ты не притронулась к кофе. Керр говорил, что ты его любишь.

– Я уже выпила кофе дома. Хочешь забрать мой?

Его гримаса выглядела чуть ли не комично.

– Богиня, ни в коем случае! Ты еще спрашиваешь?

– Тебе не нравится кофе?

Фарис выгнул бровь.

– Ты раньше работала в кофейне. Ты хоть раз встречала придворного фэйри, которому нравилась эта жижа?

Я уставилась на него, пытаясь понять, не разыгрывают ли меня. Но чем больше я думала об этом, тем больше понимала, что он прав. Мне много раз доводилось готовить кофе для низших фэйри, но для придворных – никогда. Я покачала головой.

– А я-то считала себя наблюдательной.

Он непринужденно и заразительно рассмеялся. Чем дольше мы общались, тем больше я расслаблялась и уже ни капли не жалела, что приехала к нему на встречу.

Не прошло и часа, как его веки начали смыкаться – пора ехать домой. Я придвинулась к краю кресла, собираясь встать.

– Ты уходишь? – сонно пробормотал Фарис.

– Да, у меня еще полно дел.

Это не ложь. Мне нужно было отвезти никси с дракканом в «Плазу» и приступить к заданиям, которые поручил Леви прошлым днем. Ко всему прочему, нужно было придумать, с чего начинать поиски ки-тейна.

Фарис взглянул на меня с надеждой, и я сразу же догадалась, каким будет его следующий вопрос.

– Ты еще вернешься?

Я замешкалась с ответом, и он добавил:

– Меня никто не навещает, кроме брата и друзей, а твоя компания доставляет мне большое удовольствие.

Я достала телефон.

– Какой у тебя номер? Я позвоню, чтобы договориться о дне и времени.

– Если не сможешь дозвониться до меня, набери кого-то из остальных, – сказал он, когда я добавила его в список контактов.

– Я заблокировала их номера, – прошептала я, чем вызвала у него еще один смешок.

– Тогда для меня большая честь, что ты записала мой.

Когда я встала, Фарис протянул руку. Я взяла ее, и он зажал мою ладонь между своими.

– Береги себя и возвращайся быстрее.

– Хорошо.

Я вышла за дверь, а когда оглянулась, он уже уснул в кресле. Его плед снова сполз, так что я вернулась и осторожно подоткнула ему плечи.

Повернувшись к двери, я обнаружила за собой Фаолина и, подскочив, зажала рот ладонью, чтобы заглушись крик, который разбудил бы Фариса. Все фэйри двигались незаметно, но последний, кого хотелось бы обнаружить у себя за спиной, это Фаолин. Он никогда не питал ко мне теплых чувств, и мне хватало ума понимать, что это не изменилось лишь потому, что он попросил меня навестить брата.

Я еще никогда не видела на его лице такого странного выражения. Фаолин не улыбался, но и не хмурился. Отсутствие враждебности с его стороны насторожило меня, и я быстро обошла его и выскользнула из комнаты.

Я знала, где выход, так что не стала дожидаться, пока меня проведут к двери. Считайте меня трусихой, но встреча с Фарисом подошла к концу, и я не хотела задерживаться и рисковать наткнуться на кого-то еще.

Я почти сбежала, как вдруг меня остановил голос Лукаса:

– Джесси.

Мне очень хотелось дать деру, но я заставила себя повернуться к нему лицом. Он стоял у окна с видом на сад и смотрел на меня как на испуганную лань, что было не так уж далеко от правды. Я не была готова к буре эмоций, вызванной нахождением с ним в одной комнате, и могла лишь стоять и ждать, пока он заговорит.

Его глаза потеплели.

– Спасибо.

– Я сделала это не ради тебя, – произнесла я отрешенным голосом, который будто принадлежал кому-то другому.

Он кивнул и шагнул в мою сторону.

– Я хочу…

– Нет. – Мои руки сжались в кулаки по бокам. – Ты уже сказал все, что мне нужно было услышать.

– Тише, – грубо прошептал Фаолин, выглядывая из коридора. – Хотите разбудить Фариса?

Меня охватило чувство вины.

– Извини.

Он хмыкнул и направился к библиотеке, оставляя меня наедине с Лукасом.

– Хорошего дня, Ваше Высочество.

Разворачиваясь, я заметила, как он скривился, но не испытывала угрызений совести по этому поводу. Мы не друзья и даже не близкие знакомые. Если я буду навещать Фариса, то должна сразу установить границы.

Стоило мне потянуться к двери, как та открылась, но я вовремя спохватилась и отпрянула. Керр резко остановился, из-за чего Йен чуть не врезался ему в спину. Изумление на их лицах так и говорило, что я последний человек, которого они ожидали встретить у себя дома.

Они широко улыбнулись, и Керр сказал:

– Джесси, ты тут!

– Я приехала повидаться с Фарисом. – Я показала на дверь, которую они преграждали. – А теперь прошу меня простить, но мне пора.

Их улыбки померкли, и парни отошли. Я направилась к выходу и столкнулась лицом к лицу с Конланом, который шел следом за ними. Он не выглядел таким удивленным нашей встрече и робко улыбнулся, но я его проигнорировала.

Я протолкнулась мимо него и чуть ли не выбежала из здания. Выйдя на улицу, жадно втянула ледяной воздух и поспешила к джипу. Едва пристегнувшись, быстро вырулила с парковки.

Встреча прошла в неловкой обстановке, но вот мы все увиделись, и в следующий раз наверняка будет проще. Я дам им понять, что прихожу только ради Фариса и не заинтересована в возобновлении дружеских отношений. Так лучше для всех.

* * *

– Что значит она не хочет уходить? – спросила я Финча, переводя взгляд с него на никси, которая выглядывала из окна домика на дереве.

«Айсла говорит, что мир фэйри не ее дом, – показал жестами Финч. – Она туда не хочет».

– А как же ее семья? Разве она не хочет их увидеть?

Он с грустью помотал головой.

«Она родилась здесь, ее прошлой семьи больше нет, как и моей. Я сказал, что она может присоединиться к нам и жить в домике вместе со мной».

У меня отвисла челюсть. Финч очень ревностно относился к своему домику, ему даже не нравилось, когда мы заглядывали внутрь. А теперь он предлагал жить в нем другой фэйри?

«Она может остаться? – спросил он с мольбой в глазах. – Я буду делиться с ней едой».

– Наверное. – Я потерла шею. – Мне нужно убедиться, что это не противозаконно.

Лицо Финча просияло.

«Я говорил ей, что ты согласишься».

– Еще рано радоваться, сначала нужно узнать, можно ли ей остаться.

Большинство пойманных фэйри отправляли обратно в их мир, так как они представляли опасность для людей. Остальные – такие как спрайты и никси – были безобидными, но считались вымирающим видом, поэтому их возвращали домой ради их же безопасности.

Однако была и «серая зона». Мама с папой смогли усыновить Финча, потому что он сирота, а обрезанные крылья не позволили бы ему выжить на родине. Айсла была цела и невредима, но она родилась в нашем мире. Отправлять ее в другой, который она никогда не знала, было бы жестоко, но Агентство может посчитать, что там ей будет лучше.

Финч последовал за мной в кабинет, где следующий час я штудировала руководства Агентства и прочесывала интернет. В конце концов, так и не найдя ответов, я связалась с Леви. Он сказал, что тот факт, что наша семья уже приняла Финча, сыграет в нашу пользу. Мне нужно будет съездить в Агентство и заполнить кучу документов, но он не видел причин им отказывать в моей просьбе. У них были заботы поважнее одной осиротевшей никси.

Я пересказала наш разговор Финчу, который заплясал на столе и кинулся рассказывать хорошие вести новой подружке. Вернувшись в гостиную через пару минут, я улыбнулась при звуке счастливого писка и свиста из домика.

Затем перевела взгляд на драккана, который наблюдал за мной со спинки дивана. Перевязка исчезла, и с этого ракурса его крыло выглядело здоровым.

– Похоже, в «Плазу» поедем только мы.

Он вскочил и нырнул за диван. Я обошла его, но драккана уже и след простыл.

– Ну же, дружок. – Я присела и заглянула под диван. – У меня полно дел на сегодня, мне некогда играть с тобой в прятки.

Финч свистнул, и я оглянулась.

«Может, он тоже хочет остаться», – показал мой брат.

Я облокотилась на спинку дивана.

– Это невозможно.

«Почему?»

– Во-первых, у меня нет времени ухаживать за ним. Он не такой, как Айсла. Он будет питомцем, а они требуют много внимания. Это было бы несправедливо по отношению к нему.

«Я могу ухаживать за ним, пока тебя нет дома».

– Ладно, я заеду сегодня в магазин и куплю ему сырого мяса. Тебе нужно кормить его два раза в день.

«Мясом?» – Голубое лицо моего брата приобрело желтый оттенок.

– Или живыми мышками, но, боюсь, он разведет тут грязь. – Я сдержала улыбку, глядя на его исполненное ужасом лицо, и перечислила, загибая пальцы: – Ты должен кормить его, поить, приучить к лотку и убирать за ним. Кажется, он еще и линяет, так что тебе придется собирать за ним чешуйки.

Финч уставился на меня.

«Питомцы – это тяжелый труд».

– Это да. – Я наклонилась, чтобы заглянуть под диван, но драккана там не было. Как, черт возьми, он прошмыгнул мимо меня? Я выпрямилась и обвела комнату взглядом. – Куда он подевался?

Финч свистнул и показал на кухню. Я посмотрела в ту сторону и через пару секунд заметила драккана, втиснувшегося в узкое пространство между верхними шкафчиками и потолком.

Я прошла на кухню и уставилась на него. И как ему удалось так быстро забраться туда, не издав и звука?

Взяв стремянку из кладовки, я попыталась выманить его сырым беконом. Драккан принюхался, но с места не сдвинулся. Отбросив эту идею, я протянула руки, чтобы снять его, и в награду мне покусали два пальца.

– Ай! – На кончике одного пальца выступила кровь и, сунув его в рот, я окинула драккана негодующим взглядом. Вот вам и охотник за головами. Я не могла поймать фэйри даже в собственной квартире.

Тут кто-то позвонил в дверь, и я спустилась со стремянки. Кинув еще один обиженный взгляд на зверька, пошла открывать.

– Теннин, – поприветствовала я. – Я забыла, что ты должен сегодня зайти.

Позади меня на кухне раздался грохот. Оглянувшись, я увидела драккана на столешнице – он пожирал оставленный мною бекон.

– Я знала, что ты любишь бекон! – крикнула я обвинительным тоном.

Теннин прыснул.

– Мне стоит знать, что делает молодой драккан у тебя на кухне?

Я повернулась к нему.

– Прошлой ночью он влетел в мое лобовое стекло и повредил крыло. Сегодня я везу его в Агентство, чтобы его отправили домой.

– По-моему, у него другие планы. – Теннин ухмыльнулся, глядя на что-то за моим плечом.

Я оглянулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как драккан снова залез на шкафчики. Застонав, отошла в сторону.

– Пожалуйста, проходи.

Смех Теннина сошел на нет, как только он переступил через порог. Он поднял руку, и с его пальцев сорвалась струйка светло-зеленой магии.

– В чем дело? – Я напряженно ждала, что сейчас он скажет, что недостаточно силен, чтобы заменить защиту Конлана.

– Я знаю, почему нанятый тобою фэйри не смог снять старую защиту, – ответил он, проверяя на прочность чары, что защищали квартиру.

– Почему же?

Теннин опустил руки и посмотрел на меня.

– Эти чары наложил не Конлан. Их создал тот же фэйри, который защитил твоих родителей в больнице.

Меня охватил шок. Какой-то фэйри прошел мимо защиты Конлана и проник в мой дом. Кто сильнее королевского стража Неблагого двора?

Я не осознавала, что произнесла вопрос вслух, пока Теннин не ответил:

– Тот, кто более голубых кровей.

– Королевские фэйри? С чего бы кому-то из них помогать моей семье?

Теннин вскинул бровь.

– Нет. – Я категорично покачала головой. – Это не он.

– Почему? Он один из сильнейших неблагих фэйри, и у него есть с тобой личная связь.

– Была связь, но он ее разорвал, и я четко дала понять, что не хочу иметь с ним ничего общего.

Теннин пожал плечами.

– Может, у него свои мысли на этот счет.

– А может, эта защита – Конлана. Ты не бывал здесь с тех пор, как он ее создал.

– Поверь мне, эти чары не Конлана, – возразил Теннин с немного самодовольным видом. – Может, его кровь и немного голубее моей, но в плане магии мы равны.

Я уставилась на него.

– Конлан – член королевской семьи?

– Королевские стражи всегда голубых кровей. Их официальный титул – принцы, но они его не используют. Среди королевских особ они считаются низшими, как у вас – графы, – объяснил он. – В вашем мире большинство королевских особ используют настоящие титулы, но стражи не хотят отвлекаться на нежелательное внимание публики. Странно, что ты этого не знала, проведя с ними столько времени.

– Они о многом умалчивали.

Теннин пожал плечом.

– Ну, теперь ты знаешь.

Сзади раздался скрежет, и, обернувшись, я снова увидела драккана на столешнице. Он пытался проглотить ключи, которые я оставила там ранее.

– Нет! – Я подбежала и выхватила у него ключи. – Плохой драккан!

Теннин хихикнул.

– Забавный зверек, но лучше спрячь все вещи, которые помещаются ему в рот.

– Он здесь не останется. – Я скривилась, отрывая салфетку, чтобы вытереть слюни с ключей. – Металл ему не вредит?

– Дракканы отличаются от других существ из нашего мира. Пламя в брюхе защищает их практически от всего.

Будто в подтверждение его слов, драккан отрыгнул, и со струйкой дыма в воздух взлетело несколько искр.

Я нервно окинула взглядом все горючие предметы в квартире.

– Новые чары не отменили мою защиту от пожаров, верно?

Теннин провел рукой по воздуху, чтобы проверить ее.

– Ты в безопасности.

Я вернулась к нему и повесила ключи на крючок у двери. Тут меня осенило.

– Ты сказал, что кровь Конлана лишь немного голубее твоей. Значит, ты тоже королевская особа?

Он слегка поклонился.

– Принц Теннин к твоим услугам, хоть меня никто так не называет.

Принц. Это объясняло, как он создал столь мощную защиту, что люди Лукаса не могли войти, пока я их не пригласила.

– Но ты предупреждал, чтобы я держалась подальше от Лукаса и его людей.

– Я сказал, что они опасны, и они действительно могут быть такими в определенных ситуациях.

Меня немного удручал тот факт, что Теннин, как и остальные знакомые мне придворные фэйри, усовершенствовался в искусстве иносказания. Когда я спросила Конлана, служит ли Лукас короне, он уклончиво ответил, что они все ей служат. Лукас однажды сказал, что принц Ваэрик в долгу передо мной, и я понятия не имела, что он говорил о себе в третьем лице.

– Знаешь, большинство девушек пришли бы в восторг, оказавшись в присутствии фэйского принца. Твое разочарование меня унижает.

Я рассмеялась.

– Уверена, ты получаешь свою долю обожания.

– Не жалуюсь. Зато меня приглашают на лучшие вечеринки. – Он сделал вид, что прихорашивается.

– Даже несмотря на то, что ты папарацци?

Теннин покачал головой, будто я сказала что-то забавное.

– Всем плевать, когда ты фэйри королевских кровей. Заполучить себе на вечеринку принца – пусть и низшего, как я, – символ высокого положения в обществе.

– Разве тебя не беспокоит, что люди приглашают тебя, чтобы повысить собственную популярность? – негодующе поинтересовалась я.

– Не особо. Я очень привередлив в выборе вечеринок. Кстати, я как раз собираюсь посетить одну завтра. – Он ухмыльнулся. – Хозяин чрезмерно эксцентричен, но к нему всегда приходят знаменитости и политики, которых можно подслушать.

– В чем же выражается его эксцентричность?

– Он, как у вас говорят, одержим фэйри, его дома полнятся сувенирами из нашего королевства. В его поместье в Италии даже есть озеро, заселенное фэйской рыбой. Это его маленький волшебный мир. Глупость, как по мне, но зато с ним весело.

– Должно быть, он сказочно богат.

Я представила, каково иметь столько денег, чтобы выкидывать их на свои фантазии.

Теннин кивнул.

– У него достаточно средств, чтобы приобрести собственную страну, но единственное, чего он желает, невозможно купить.

– И что же это?

Он заговорщицки наклонился ко мне.

– Стать фэйри, разумеется. Он бы отдал все свое состояние за то, чтобы его обратили, но ни один фэйри на это не пойдет. Несанкционированное обращение грозит изгнанием из нашего мира, иными словами – смертью.

– Принцесса Нерисса пыталась обратить Джексона Чейза.

Его улыбка потускнела.

– Отчаявшиеся люди идут на отчаянные поступки ради любви.

– Ты знаешь ее? – Я вспомнила, что где-то слышала, что принцесса Нерисса – неблагая, но в каждом регионе были сотни королевских особ.

– Да, – мрачно ответил он.

Меня пробрала дрожь. Я даже знать не хотела, как ее наказали.

Теннин хлопнул в ладоши.

– В общем, насколько я вижу, у тебя полно забот с новым питомцем. Если тебе больше ничего не нужно, я оставлю тебя разбираться с ним.

Он повернулся к выходу, и тут меня осенило, что он действительно мог мне кое с чем помочь.

– Стой.

Теннин вопросительно посмотрел на меня.

– Я работаю над заданием и хотела попросить тебя поделиться информацией об одном фэйском предмете.

Теннин замешкался. Это длилось не дольше секунды, но я заметила.

– Конечно.

– Что ты можешь рассказать о ки-тейне?

– Ки-тейне? – Он потянулся за спину и быстро захлопнул дверь. – Откуда ты о нем знаешь?

Его реакция подтвердила мое подозрение, что ки-тейн гораздо важнее, чем говорило Агентство. Очевидно, Теннин не знал, что охотникам сообщили об исчезновении камня. Я ввела его в курс дела и поделилась тем немногим, что знала об артефакте.

– Как мы должны его найти, если нам ничего о нем не рассказывают, кроме того, как он выглядит? – проворчала я. – У кого был доступ к ки-тейну в храме? Зачем кому-то красть его и доставлять в наш мир? Не верю, что фэйри похитил священный для вас предмет лишь для того, чтобы продать его втридорога коллекционеру. Должно быть что-то еще.

Теннин спрятал руки в карманы и замер со смущенным видом.

– Об этом тебе лучше спросить принца Ваэрика… Лукаса. Он ответит на твои вопросы лучше меня.

– Ты знаешь, это даже не обсуждается, – напряженно ответила я.

Он попробовал сменить тактику.

– Кто бы ни украл ки-тейн, они приложили много усилий, чтобы заполучить его, и им явно не понравится, что кто-то разнюхивает про камень. Неужели награда так важна для тебя?

– Дело не в деньгах. Я делаю это ради безопасности родителей.

Он удивленно вскинул голову.

– А какое к этому имеют отношение твои родители?

Я поискала взглядом Финча и понизила голос.

– Агентство считает, что те, кто украл ки-тейн, также похитили моих родителей, потому что они узнали правду.

– Это Агентство тебе сказало? – изумленно спросил Теннин.

– Другими словами, но суть та же. После того как в больницу к маме с папой проник фэйри, я догадалась, что это связано с ки-тейном, и агент этого не отрицал.

Он выпалил какое-то фэйское слово.

– Почему ты раньше не рассказала?! Они в порядке?

– Да. Нарушитель не смог обойти защиту, так что пока родители в безопасности. Единственный известный мне способ их защитить – это найти ки-тейн и сдать его властям. Тогда ни у кого не будет причин охотиться на маму с папой.

В его взгляде мелькнуло беспокойство.

– Лукас знает, что ты задумала?

– А что? Это не его дело.

– Лукасу есть дело до всего.

Я скрестила руки.

– Тогда я уверена, что Агентство уже рассказало ему все необходимое. И если он хочет знать имена охотников, ищущих ки-тейн, то они выдадут ему список.

Казалось, Теннина это не убедило.

– Ты не хочешь говорить о ки-тейне, но можешь хотя бы ответить, все ли имеют доступ к храму богини или только определенные фэйри? – с надеждой спросила я. – Это поможет сузить круг поисков.

На его лице промелькнула нерешительность, но в конце концов он сказал:

– В храм может зайти любой фэйри, но сам ки-тейн хранится под мощной зашитой. Чтобы пройти через нее, потребуется четыре или пять сильных фэйри, работающих сообща.

– Значит, это были придворные фэйри?

Теннин замешкался.

– Да.

«Например, королевская стража Благого двора», – подумала я, но вслух не произнесла.

– Значит, по сути, любой придворный фэйри мог пронести его в наш мир. Или же отдать камень низшему фэйри, чтобы он выполнил работу за них. Что подводит меня ко второму вопросу. Зачем вообще кому-то красть ки-тейн?

– Я сам много раз задавался им.

Я сдержала раздраженный стон. Эта работа ни к чему не вела. Интересно, кому-то удалось добиться хоть какого-то прогресса? Я надеялась, что да – ради родителей.

У Теннина зазвонил телефон, и, взглянув на экран, он хихикнул.

– О, а вот и Дэвиан. Хочет знать, буду ли я один или с парой. Так он выясняет, планирую ли я приехать, так как на прошлой вечеринке меня не было.

– Дэвиан?

Теннин кивнул.

– Дэвиан Вудс, технологический магнат. Слышала о нем?

– А кто нет?

Дэвиан Вудс прославился тем, что достиг статуса миллиардера в трепетном возрасте двадцати пяти лет. В свои тридцать один он владел половиной Силиконовой долины и годами пытался уговорить фэйри поделиться с нами умением открывать порталы. Я всегда полагала, что Вудс хотел заработать на порталах, но после слов Теннина заподозрила, что его истинный мотив заключался в желании получить доступ к королевству, которым он был одержим. Человек с таким состоянием и решимостью, вероятно, пойдет на все, чтобы добиться своего.

Внезапно на задворках сознания всплыло воспоминание о мятой записке на дорогой бумаге, найденной на полу кабинета Льюиса Тейта. Приглашение на новогоднюю вечеринку, подписанное инициалами Д.В.

Дэвиан Вудс.

7

Кусочки пазла сложились воедино, шестеренки в моей голове лихорадочно завертелись.

Агентство ворвалось в дом Льюиса Тейта, потому что полагало, что ки-тейн у него. Льюис Тейт знал некоего Д.В., который пользовался дорогой бумагой и закатывал роскошные вечеринки. Дэвиан Вудс коллекционировал фэйские предметы и обладал таким несметным богатством, что мог купить почти все. Льюис Тейт торговал тем, что интересовало Дэвиана.

Теннин щелкнул пальцами у меня перед лицом.

– Джесси?

Я часто заморгала и осознала, что слепо пялилась на него какое-то время.

– Ты ходил на новогоднюю вечеринку Дэвиана?

– Нет, пришлось пропустить ее, так как я был в своем мире. – Он посмотрел на меня с любопытством. – О чем ты задумалась?

– Прошлой ночью Агентство ворвалось в дом торговца на черном рынке, они искали ки-тейн. Когда я была в его рабочем кабинете, то нашла…

– Что ты делала на обыске Агентства? – перебил Теннин.

– Меня вызвали поймать существ, которых он выпустил. – Я ткнула пальцем в сторону драккана. – В общем, я была в кабинете торговца и нашла приглашение на новогоднюю вечеринку кого-то с инициалами Д.В. Я думаю, что это Дэвиан Вудс, и торговец планировал или уже продал ему ки-тейн.

Казалось, моя теория ничуть его не удивила.

– Ты знал? – спросила я.

Теннин помотал головой.

– Насчет торговца – нет, но я знаю, что Дэвиан находился под следствием. Как и все известные коллекционеры фэйских древностей. Он чист.

– То, что они ничего не нашли, еще не значит, что он чист.

Чем дольше я об этом думала, тем больше убеждалась, что напала на след.

Теннин пожал плечами.

– Агентство очень скрупулезно относится к подобным вещам.

– Они также думали, что мои родители были в сговоре с торговцем гореном, – напомнила я. – Они совершают ошибки.

– Верно, – задумчиво протянул он. – Но, думаешь, к тебе прислушаются, если ты пойдешь к ним со своими подозрениями?

Я фыркнула.

– Нет. Кроме того, теперь Дэвиан будет опасаться Агентства. Если ему есть что скрывать, он определенно не станет терять бдительность с ними. – Я почесала подбородок. – Нужно придумать, как с ним поговорить, может, даже заглянуть к нему домой.

Теннин разразился смехом.

– Ты не можешь просто подойти к Дэвиану Вудсу и представиться. О его домах вообще забудь. Единственный путь в его священную обитель – получить приглашение.

Не успел он договорить, как на меня снизошло озарение. Я сверкнула улыбкой Чеширского кота, и смех Теннина мгновенно утих.

– Почему ты на меня так смотришь?

– Я придумала идеальный способ познакомиться с Дэвианом Вудсом.

Я выдержала паузу, чтобы он вдумался в мои слова.

– Как? – Теннин пялился на меня с несколько секунд, а затем его лицо исказилось от ужаса. – Нет! Ни в коем случае!

– Ты даже не выслушал мой план.

Он попятился, подняв руки в воздух.

– Пусть так все и остается.

– Ты не хочешь мне помочь? – Я состроила ту же грустную физиономию, что всегда использовала на мне Вайолет.

– Дело не в том, что я не хочу… Просто тот, кого я глубоко уважаю, сдерет с меня шкуру, если из-за меня ты окажешься в потенциально опасной ситуации.

Я отмахнулась.

– Это светская вечеринка, а не сходка в наркопритоне. И отец ничего не узнает, если мы ему не расскажем.

Теннин открыл, закрыл и снова открыл рот.

– Мне жаль.

– Понимаю. – Я натянуто улыбнулась. – Ничего, я девочка находчивая. Сама придумаю, как с ним встретиться.

В его глазах вспыхнула тревога.

– Какую часть моей фразы, что это слишком опасно, ты не поняла?

– Какую часть моей фразы, что от этого зависят жизни моих родителей, ты не понял? Я сделаю все, что потребуется, чтобы уберечь их.

Теннин тихо выругался и опустил голову.

– Я еще об этом пожалею.

* * *

– Прекрати суетиться.

Я опустила руки с выреза платья и встретилась взглядом с Теннином в зеркальной стене лифта.

Он улыбнулся и произнес одними губами: «Расслабься».

Я тоже улыбнулась и взглянула на наши отражения. На нем были черные джинсы и пиджак, серая рубашка и галстук. Я надела голубое платье без рукавов, с вырезом «лодочка», отороченным элегантной филигранью, которая напоминала белое золото. Оно было длиной до колена и сшито из мягкой фэйской ткани. Когда я двигалась, оно плавно переливалось разными оттенками голубого.

Согласившись привести меня сюда, Теннин поставил условие, что сам выберет мне наряд. Когда он покинул мою квартиру, я не знала, чего и ждать, но спустя пару часов он вернулся с прекрасным платьем. Сначала я воспротивилась, но затем он подметил, что Дэвиан Вудс узнает фэйскую работу и это задобрит миллиардера.

Вайолет пришла помочь с макияжем и собрать мои непокорные волосы в аккуратный пучок на затылке. Она также настояла, чтобы я оставила очки дома, раз уж мне не нужно садиться за руль. Маленькая жертва во имя моды, как она выразилась. Подруга не знала о настоящей причине моего похода на вечеринку, только то, что я работала над заданием, о котором не могла распространяться.

Лифт остановился на верхнем этаже. Мы с Теннином вышли в розовый мраморный холл с закрытыми дверьми в противоположных концах коридора и открытыми двустворчатыми напротив нас. Из них доносились музыка и бормотание голосов. Я подавила желание в очередной раз поправить платье.

Нас поприветствовали двое улыбающихся слуг. Один забрал мое пальто, а другой провел нас к стеклянному столику в углу. Я с удивлением отметила набор красивых маскарадных масок разных образцов и цветов.

– Это маскарад? – спросила я Теннина.

Он коснулся одной из масок.

– Дэвиан не предупреждал, но он любит устраивать забавные неожиданные повороты на своих собраниях.

– Выбирайте любую, какая приглянется, – сказал слуга.

Большинство женских масок были искусно украшены сверкающими камнями и перьями. Я потянулась к ближайшей, но Теннин остановил меня.

– Тебе не нужны все эти побрякушки. – Он выбрал серебряную венецианскую маску с изящными мерцающими завитками и помог мне надеть ее. Завязав ленточки, отошел и улыбнулся. – Безупречно.

Для себя он выбрал серебристо-черную маску и, надев ее, протянул мне руку.

– Ну что, пойдем?

Осмелев под маской, я улыбнулась и взяла его под локоть. Мы прошли через двери в коридор. Слева находилась стеклянная винтовая лестница на второй этаж, чуть дальше – еще двери. Мы свернули направо и вошли в большую комнату, не похожую ни на одну, что я видела раньше.

Первое, что бросилось мне в глаза – это невероятный вид на город через арочные окна по бокам комнаты. Пол из темного дерева с шевронным узором устилали роскошные ковры, на высоком потолке висели стеклянные сферы с фэйскими кристаллами, которые откидывали мягкое сияние на помещение. Куда ни глянь, везде были экзотические растения, гобелены и прочие красоты фэйского происхождения. Комната выглядела теплой и уютной – полная противоположность тому, чего я ожидала от пентхауса миллиардера.

Я перевела внимание с декора на гостей. Вокруг расхаживало не меньше тридцати человек, и, судя по их росту и телосложению, я подозревала, что половина из них – фэйри. Сказать наверняка было трудно, ведь они, как и мы, носили маски.

Среди гостей сновали официанты в черно-белых костюмах с подносами с вином. Один из них подошел к нам, и я вежливо покачала головой. Я пришла сюда с одной целью, и для нее мне нужна была ясная голова.

Теннин наклонился.

– Что думаешь?

– Даже представить не могу, каково жить в таком прекрасном месте. Я в восторге.

– Рад, что вы одобряете, – раздался мужской голос позади нас.

Мы с Теннином одновременно обернулись и оказались лицом к лицу с хозяином вечеринки, единственным человеком без маски в комнате. Дэвиан Вудс выглядел так же, как на фотографиях, но ниже, чем я ожидала, – среднестатистический мужчина со светло-каштановыми волосами и карими глазами. Но его широкая улыбка вселяла ощущение, будто мы давно знакомы.

– Теннин, я так рад, что ты пришел. – Взгляд Дэвиана перешел ко мне и восхищенно задержался на платье, прежде чем подняться к моим глазам. – А кто твоя подруга с изысканным вкусом?

– Дэвиан, это Джесси, – представил мой спутник. – Джесси любит фэйри почти так же сильно, как ты, и я знал, что она будет рада знакомству с тобой.

– Неужели? – Дэвиан протянул руку. – Всегда приятно встретить человека, который разделяет мою страсть. Где же мой друг прятал вас все это время?

Я улыбнулась и крепко пожала ему ладонь.

– Он меня не прятал. Я училась в школе, и мой отец оторвал бы ему голову, если бы он взял меня на вечеринку до моего восемнадцатилетия.

Дэвиан запрокинул голову и рассмеялся.

– Что ж, для меня честь принимать вас в гостях. Если хотите, я проведу для вас экскурсию по дому, после того как поздороваюсь с остальными.

– С удовольствием.

Я почувствовала легкое разочарование, что придется ждать, пока у нас снова возникнет возможность поговорить, но перспектива увидеть весь дом звучала очень привлекательно. Вся информация о Дэвиане указывала на то, что он слишком умен, чтобы выдавать свои секреты, но можно многое узнать о человеке по тому, как он живет и что ценит.

Кто-то окликнул его, и он помахал с напряженной улыбкой.

– Прошу меня извинить, но, похоже, губернатор хочет со мной поговорить. Пожалуйста, угощайтесь напитками и чудесной едой, приготовленной моим шеф-поваром.

– Губернатор? – прошептала я Теннину, когда Дэвиан ушел.

– Никогда не знаешь, кого повстречаешь на этих вечеринках. Пока что я видел троих голливудских актеров, британскую королевскую особу, звезду баскетбола и одну… нет, двух супермоделей. – Уголки его губ приподнялись. – И одного охотника за головами.

Я обвела взглядом комнату, пытаясь вычислить знаменитостей. Вайолет умрет от зависти, когда узнает об этом.

– Откуда ты знаешь, кто эти люди под масками?

– Знать их в лицо – моя работа. Если хочешь, я представлю тебя им.

Я хотела согласиться, ведь другой такой возможности не выпадет, но покачала головой.

– Думаю, лучше держаться в тени и не привлекать к себе внимание. Но мне очень любопытно, что же так хорошо пахнет из той кухни.

Он хихикнул.

– Давай посмотрим, какие лакомства приготовил для нас повар Дэвиана.

Обеденный зал и кухня пентхауса были такими же впечатляющими, как и гостиная, со шкафчиками из стекла и темного дерева, каменными столешницами и современной бытовой техникой из нержавеющей стали. Шеф в белом кителе открыл дверцу духовки и достал противень с едой. Затем переложил ее на тарелку и отнес на длинный стол, заставленный подносами с закусками, от которых текли слюнки.

Мы подошли рассмотреть блюда поближе, и Теннин предупредил, какие из них фэйские. Я набрала всего понемногу и отказалась от бокала вина от официанта, который принес мне взамен минеральную воду. Попробовав некоторые из аппетитных закусок, мы с Теннином прогулялись к другому концу зала, где он начал определять новоприбывших гостей.

Я слушала его вполуха и обдумывала свой следующий шаг. Мне удалось попасть в пентхаус, но я не особо задумывалась, что делать дальше. Я расспросила Теннина о Дэвиане и его доме, и он сказал, что рабочий кабинет и частная коллекция находились наверху. Он также сообщил, что Дэвиан питал отвращение к камерам видеонаблюдения, что довольно странно для человека, который разбогател за счет технологий. Возможно, он просто не хотел записывать то, что происходило в его доме. Спасибо Господу за эксцентричных, параноидальных миллиардеров.

Мы свернули в коридор, скрытый за деревьями в горшках, и остановились у библиотеки. Интересно, найдутся ли внутри справочники о фэйри? Наверняка тот, кто одержим фэйри, приобрел в свою коллекцию книги о них – возможно, даже те, которых не было у моих родителей.

Тут женщина в алом платье и маске с перьями жестом пригласила нас присоединиться к ней и ее двум собеседницам, и Теннин застонал.

– Полагаю, ты не согласишься притворяться безумно влюбленной в меня следующие несколько часов.

Мои губы дрогнули в улыбке.

– Боюсь, я не настолько хорошая актриса.

– С каждым днем ты все больше похожа на мать, – проворчал он.

– Спасибо.

Теннин поставил бокал с вином на поднос проходящего мимо официанта.

– Хочешь пообщаться с ними?

– Ты иди, а я загляну в библиотеку Дэвиана. – Я многозначительно на него посмотрела, и он кивнул.

– Не влезай в неприятности, – прошептал Теннин, прежде чем пойти к группе женщин.

Я вошла в библиотеку и несколько минут обходила помещение, оценивая огромную коллекцию книг. Тут были тысячи наименований, одна секция полностью была выделена под первые издания и книги, что уже вышли из печати, за стеклом обнаружилась подборка старой русской литературы. Еще одна большая секция посвящалась технологиям и финансам, что неудивительно для технологического миллиардера.

– О! – Я остановилась, найдя целых три полки с литературой о фэйри. Половина из этих книг была у нас дома, некоторые я видела в библиотеке. Но две из них мне раньше не попадались. Неужто существовали книги о фэйри, о которых я никогда не слышала?

Я достала одну с полки и посмотрела на обложку. На ней был тисненный золотом рисунок пары в сексуальной позе, и я покраснела, осознав, о чем книга. Теперь ясно, почему она мне незнакома.

Мне стало любопытно, но я поставила книгу на место, так и не открыв ее. До чего было бы стыдно, если бы кто-то зашел в библиотеку и застукал меня за чтением фэйской камасутры.

Я подошла к двери, вышла из библиотеки и, услышав мужской смех, замерла. Я бы узнала его везде. Что, черт возьми, тут делает Конлан?! И раз он здесь, значит?..

С нервным трепетом в животе я посмотрела сквозь ветви деревьев и нашла Конлана, стоявшего у окна с Дэвианом.

Увидев, что они одни, шумно выдохнула. Меньше всего мне хотелось встретить тут Конлана, но могло быть еще хуже. Он мог прийти с…

Лукас.

Мой желудок ушел в пятки, когда он подошел к Конлану, держа бокал в руке. В отличие от большинства гостей, они предпочли остаться без масок. Лукас источал силу и власть, и я видела по тому, как люди обходили его, что не единственная это чувствовала.

Я закусила губу и наблюдала, как Лукас говорил что-то Дэвиану, а тот смеялся в ответ. Их присутствие могло все испортить. На то, что они не узнают меня в маске, не стоило и надеяться. Увидев меня, они сразу поймут, что я что-то замышляю. Что, если они раскроют, что я охотник? Дэвиан заподозрит неладное и выставит меня за дверь.

Внезапно Лукас нахмурился и обратил взгляд в мою сторону. Я с колотящимся сердцем юркнула за угол. Он увидел меня? Не дожидаясь ответа на свой вопрос, я поспешила по короткому коридору. Справа, предположительно, была дверь в хозяйскую спальню, слева – тот же коридор, по которому мы шли ранее, с лестницей на верхний этаж.

Рядом никого не было, и я на секунду застыла, размышляя, стоит ли спросить у кого-то, можно ли гостям наверх. Но мысль о том, что в любой момент из-за угла может выйти Лукас, решила все за меня.

«Лучше просить прощения, чем разрешения», – рассудила я, поднимаясь по ступенькам. Затем скривилась, когда каблуки громко зацокали по стеклянной поверхности, и после первых трех шагов сняла туфли.

Забравшись на вершину лестницы, я прошла чуть дальше и остановилась, чтобы рассмотреть роскошь вокруг себя. Под наклонным стеклянным потолком находился обеденный зал с длинным столом, вмещавшим двадцать человек. Окна во всю стену отделяли его от освещаемой мягким светом террасы, засаженной елями и кипарисами в горшках. Слева была стеклянная комната, но густая листва с другой стороны не позволяла взглянуть на интерьер. Оранжерея или, может, атриум.

Я повернулась в противоположную сторону. Ага!

Там находилась приподнятая площадка, напоминавшая галерею, от обеденного зала ее отделяла стена из текстурированного стекла и меди. Держа туфли на пальцах, я поднялась по четырем ступенькам к частной фэйской коллекции Дэвиана Вудса.

Меня с ходу привлекли картины с пейзажами из другого мира, нарисованные известным фэйским художником. Его стиль напомнил мне выставку Моне, которую я видела в Музее современного искусства, яркие краски вызывали восторг. Если мир фэйри выглядел так прекрасно на картине, то каков же он наяву?

Налюбовавшись этими произведениями искусства, я перевела внимание на другие сокровища Дэвиана, выставленные в стеклянных витринах по всей комнате: резные изображения, книги, украшения, посуда, одежда и различные кристаллы. На самой большой витрине был кусок белой ткани, якобы от мантии богини. Его подлинность вызывала сомнения, ведь фэйри очень почитали свою богиню и не отдали бы столь важный артефакт человеку. Огромные усилия, затрачиваемые на поиски ки-тейна, служили тому подтверждением.

На той же витрине лежала половина копья, которое, предположительно, принадлежало мифическим воительницам – асрай. Но больше всего меня заинтересовал белый камешек на бархатной подушке. Табличка гласила, что это камень богини, но я точно знала, что это не так. Камень богини оставался со своим законным владельцем, пока его не дарили новому. Будь Дэвиан благословен богиней, камень был бы на нем, а не за стеклом.

В обоих концах галереи были двери. Я попробовала их открыть, но, как и ожидалось, те оказались запертыми. Одна наверняка вела в кабинет Дэвиана. Я присмотрелась к замку и улыбнулась – стандартный пятиконтактный замок, взломать его не составит особого труда. К счастью, я пришла подготовленной.

Я потянулась под юбку за набором отмычек, прикрепленным к бедру, но замерла, когда снизу донеслись мужские голоса. Наклонила голову и прислушалась. Возможно, они просто проходили мимо лестницы.

Раздались шаги по стеклянным ступенькам. Я вытянулась струной и попятилась от двери, планируя сделать вид, что просто рассматривала галерею, пока не разобрала безошибочно узнаваемый голос хорошо мне знакомого фэйского принца. Я рванула к ступенькам, ведущим в обеденный зал, и молниеносно пересекла плиточный пол, радуясь, что не успела надеть туфли. Затем тихо открыла дверь на террасу и выскользнула наружу.

У меня не было времени морально приготовиться к ледяным порывам ветра, от которого перехватывало дыхание. Я побежала к деревьям и спряталась в тенях за ними. Кипарисы скрывали меня из виду, но почти не защищали от холода. Меня бросило в дрожь в тонком платье, предназначенном для ношения в умеренном климате страны фэйри.

Обхватив себя руками, я наблюдала, как на вершине лестницы появлялись Дэвиан с Лукасом, а за ними Конлан. Фэйри затмевали хозяина вечеринки, на фоне их мужского совершенства он выглядел даже более посредственным, но будто не осознавал этого, оживленно общаясь с Лукасом.

Они поднялись по ступенькам в галерею, где Дэвиан показал им одну из картин, которой я любовалась. Казалось, Лукас проявлял интерес лишь из вежливости, что натолкнуло меня на вопрос, что он вообще здесь делает. Исходя из нашего разговора с Теннином у меня сложилось впечатление, что Дэвиан был для фэйри своего рода шутом. Он едва ли человек, с которым, как мне казалось, станет общаться Лукас. С другой стороны, я во многом ошибалась касаемо Лукаса. Уверена, его настоящая личность – не единственное, что он скрывал от меня.

Они подошли к кабинету, и Дэвиан открыл его ключом. Войдя в комнату, коснулся чего-то на стене у двери. У меня чуть не подкосились колени, когда я увидела, как он ввел код безопасности. Еще пара минут, и меня бы поймали на вторжении в его кабинет.

Должно быть, Дэвиан прятал что-то важное, раз ему потребовалась панель безопасности в собственном доме. Впрочем, он генеральный директор компании-миллиардера, так что вполне логично, что он хочет защитить конфиденциальные документы. Но чутье мне подсказывало, что дело в чем-то большем.

У меня застучали зубы, напоминая, что есть проблемы поважнее содержимого кабинета Дэвиана. Я перепрыгивала с ноги на ногу, чтобы они не окоченели; места, чтобы незаметно нагнуться и надеть туфли, не было.

Я смотрела, как Дэвиан и его гости входят в кабинет, и ждала возможности улизнуть. Как только дверь за ними закроется, убегу со всех ног, иначе замерзну до такой степени, что вообще не смогу пошевелиться.

Минуты шли одна за другой, а дверь кабинета все оставалась открытой, внутри виднелся Конлан. Я отчаянно огляделась и заметила дверь в предполагаемую оранжерею. Двигаясь бочком, прокралась вдоль узкого пространства между деревьями и стеной, пока не дошла до прогалины между кипарисами. Проклиная свою удачу, посмотрела между ветками на кабинет и увидела, что Конлан стоит ко мне спиной. Ну, сейчас или никогда.

Я напряглась всем телом и приготовилась выбежать на открытую местность, как вдруг меня остановило какое-то движение в галерее. Троица вышла из кабинета. Дэвиан сказал что-то фэйри, и те улыбнулись и кивнули. Я выдохнула. Похоже, они собирались спускаться.

Или нет. Лукас с Конланом остались в галерее и наблюдали за Дэвианом, который спустился по ступенькам и подошел к двери на террасу. Я перевела взгляд на хозяина вечеринки, и в животе все сжалось при виде того, как его приятное выражение лица сменилось злобной гримасой, которую видела только я. Он вышел на террасу, подождал, пока дверь закроется, после чего поднес телефон к уху и заговорил.

– Разве я не ясно выразился, когда просил не беспокоить меня сегодня? – процедил он. – Надеюсь, это стоит того, чтобы отвлечь меня от разговора с принцем Неблагого двора.

Он замолчал и выслушал человека на другом конце связи.

– Разумеется, этот телефон не отслеживается! Я разработал эту чертову штуку!

Я вжалась в стену, когда он направился в мою сторону, слушая собеседника. Очаровательный хозяин, поприветствовавший меня у себя дома, исчез. Этот злобный мужчина вселял в меня ощущение, что я кролик, прячущийся от хищника, и мне даже думать не хотелось, что произойдет, если он застукает меня на шпионаже.

Дэвиан остановился в нескольких шагах от меня.

– В каком смысле у тебя его нет? – Пауза. – Налет? И ты соизволил рассказать об этом только сейчас?!

Он едва не перешел на крик и резко понизил голос. Натянув улыбку на лицо, посмотрел в сторону галереи, где за ним наблюдали Лукас с Конланом. Я не осмеливалась пошевелиться. Фэйри обладали превосходным зрением и, в отличие от Дэвиана, могли заметить меня. Маска скрывала верхнюю часть лица, но рыжие волосы выдавали меня с потрохами.

Дэвиан отвернулся от галереи.

– Найди его и доставь ко мне. Мне плевать, что тебе придется ради этого сделать. И помни, тебя так же легко заменить, как твоего предшественника.

На этой зловещей ноте он завершил звонок. Затем постоял какое-то время, тихо закипая внутри себя и испепеляя взглядом место менее чем в шаге от меня. Не помню, чтобы я когда-либо так боялась человека, как в этот момент. Физически Дэвиан не представлял угрозы, но у него были деньги и средства, чтобы делать все, что вздумается, с людьми, которые переходили ему дорогу. Исходившая от него хладная злоба намекала, что он не лишится ни секунды своего сна из-за этого.

Дэвиан закрыл глаза и сделал пару глубоких вдохов, чтобы успокоиться. Прямо на моих глазах злость таяла на его лице, возвращалась теплая улыбка. Не будь я свидетелем его ярости, то ни за что бы не поверила, что он на нее способен.

Взяв себя в руки, он развернулся и присоединился к Лукасу с Конланом в галерее, жестом приглашая их вернуться в кабинет. Конлан покосился на Лукаса, который по-прежнему смотрел на террасу. Он ведь не мог меня увидеть, правда?

«Пожалуйста, уходи». Вряд ли я вынесу еще одну минуту на холоде. Еще чуть-чуть, и мои ноги примерзнут к камню.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем Лукас отвернулся и направился в кабинет с остальными. Я не ждала, пока они зайдут внутрь. Как только они повернулись спинами, я рванула через прогалину и спряталась за деревьями на другой стороне. Оттуда пришлось сделать еще около десяти шагов, чтобы дверь кабинета исчезла из поля зрения. Затем я кинулась к стеклянному входу в оранжерею.

– Слава богу, – пробормотала я онемевшими губами, когда дверь открылась под моей ладонью. Я шагнула внутрь и вздохнула от обволокшего меня тепла. Будто вышла из морозильника в сауну.

Я испытывала такое облегчение от того, что наконец ушла с мороза, что не сразу заметила свое окружение. Как только это произошло, ахнула – это оказалась совсем не оранжерея. Я словно оказалась во сне наяву.

В центре большого помещения находился пруд, окруженный с трех сторон камнями и растениями, с настоящим водопадом в конце. Его дно было песчаным, на глубине виднелись водные растения и разноцветные рыбки.

Сняв маску, я прогулялась по комнате, рассматривая фэйские деревья и цветы, которые наполняли воздух пьянящими ароматами. Между ветвей перелетали пестрые птички, в одном углу обнаружилась рощица, населенная пикси. Маленькие зеленые фэйри взволнованно вспорхнули, недовольные моим присутствием, но меня не тронули. Дикие писки попытались бы укусить меня за то, что я вторглась на их территорию, но эти, скорее всего, выросли в неволе.

Дэвиан создал у себя дома собственный фэйский рай. Взглянув на купольный стеклянный потолок, я представила, как плаваю в пруду и смотрю на голубое небо в ясный день. Интересно, эта комната была копией реального места в мире фэйри или просто его ви́дением? В любом случае оно было потрясающим.

Я подошла к внутренней стене с видом на обеденный зал и посмотрела сквозь лозы, что покрывали бо́льшую часть стекла. С этого ракурса мне была видна темноволосая голова в кабинете наверху. Сказать наверняка, Лукас это или Конлан, было невозможно. Придется ждать здесь, пока они не спустятся, но эта комната всяко лучше террасы.

Теннин уже наверняка гадал, куда я подевалась. Я отчитала себя, что оставила телефон в пальто. Он знал, что я пришла сюда шпионить и выяснить, известно ли Дэвиану что-либо о ки-тейне. Оставалось надеяться, что он не пойдет искать меня. Теннин достаточно умен, чтобы не делать ничего, что может выдать меня, но я не хотела рисковать и втягивать его в это дело еще глубже.

Я села на камень у пруда и мысленно прокрутила односторонний разговор Дэвиана на террасе. Он не упоминал имени Льюиса Тейта, но я не сомневалась, что именно его он приказал найти собеседнику. Наверняка он разыскивал ки-тейн. Жаль, что он ничего больше не сказал, поскольку я понятия не имела, что делать дальше.

Сегодня я преуспела лишь в том, что подтвердила свои подозрения насчет связи Дэвиана с Тейтом. Мне также довелось увидеть темную сторону миллиардера, которую он прятал от остального мира.

Я вздрогнула, несмотря на жару в комнате. Дэвиан Вудс не тот человек, которого хочется видеть среди своих врагов, и поэтому он никогда не должен узнать о том, что я сделала сегодня.

Услышав хлопанье крыльев рядом, я повернула голову и успела заметить пару пикси, улетавших вместе с маской, которую я положила на пол рядом с туфлями. Им едва хватало сил удерживать ее в воздухе, из-за чего они постоянно раскачивались и опускались.

– Эй, вернитесь! – Я вскочила и кинулась за ними в рощу. Дэвиан видел меня в этой маске. Если он обнаружит ее в комнате, то узнает, что я была здесь.

Мне удалось схватить маску прежде, чем пикси успели подняться к верхним веткам деревьев высотой как минимум четыре метра. Они разъяренно запищали и бросились дергать меня за волосы.

– Ай! Прекратите! – Я отмахнулась от маленьких монстров, стараясь не покалечить их.

К атаке присоединились еще двое пикси, один умудрился запутаться в моих прядях. Я пыталась освободить его, не повредив хрупкие крылья и не давая возможности укусить меня. Поскольку я не видела, куда иду, то споткнулась о камень и упала. К счастью, пол густо порос травой и мхом, что немного смягчило падение.

Раздался звук открывающейся двери, и я застыла. Нельзя, чтобы меня нашли здесь Лукас или Дэвиан! Я сделала единственное, что могла, – отползла за куст, который едва скрывал меня из виду, и взмолилась, чтобы неожиданный посетитель не присматривался к роще.

Послышались шаги, приглушаемые травой, кто-то приблизился и остановился. Я рискнула выглянуть из-за листьев, ожидая увидеть Дэвиана или Лукаса, и с удивлением обнаружила светловолосого фэйри у бассейна. Он снял маску, закрывавшую бо́льшую часть лица, и мне почудилось, что я знаю его. Где же я его видела? В животе возникло неприятное ощущение, и чем дольше я смотрела на фэйри, тем сильнее оно становилось.

Он положил маску на пол и выпрямился, повернувшись ко мне лицом. У меня перехватило дыхание, когда я поняла, где мы виделись. В день, когда исчезли родители, я приходила к Леви в «Плазу» и видела этого фэйри в метро на обратном пути. Я вспомнила, как меня нервировал его холодный, пристальный взгляд, которым он одарил меня, когда поезд начал отъезжать.

С тех пор мы ни разу не сталкивались, и его присутствие испугало меня больше, чем гнев Дэвиана. У меня возникло жуткое подозрение, что он член королевской стражи Благого двора. Я понятия не имела, что он делал на вечеринке Дэвиана или как избежал внимания Лукаса, но одно знала наверняка – если он меня найдет, это плохо кончится.

Что-то привлекло мой взгляд, и у меня кровь застыла в жилах. Я оставила туфли у пруда. Если он сделает пару шагов в ту сторону, то увидит их и поймет, что тут кто-то был.

Фэйри поднял руки и что-то пробормотал себе под нос. С его пальцев сорвалась светло-зеленая магия, и воздух перед ним замерцал. Мой страх сменился восторгом – он открывал портал! Фэйри не любили создавать их при людях, так что я никогда их не видела. Да и вообще мало кто видел.

Я ахнула от острой боли в голове. Совсем забыла о пикси, запутавшемся в моих волосах! Он явно преисполнился решимостью вырвать мне все патлы, чтобы освободиться. Стиснув зубы, я попыталась помочь ему, за что он больно укусил меня за палец.

Я подскочила и едва сдержала крик. Куст зашелестел, и я замерла, когда фэйри повернул голову в мою сторону.

8

Мое сердце чуть не выпрыгнуло из груди от мысли, что он сделает, если поймает меня. Даже будь я вооружена, мне не одолеть королевского стража.

Он опустил руки и шагнул к роще. В эту секунду пикси освободился из моих волос и вылетел из куста, забрав с собой пару прядей. Фэйри остановился и наблюдал, как тот скрывается среди веток. Оставалось лишь молиться, что он не видел рыжих волос, парящих следом за пикси, и не пойдет выяснять, в чем дело.

Он сделал еще один шаг, тем самым сократив мне жизнь на год, после чего внезапно повернулся к пруду. Подняв руки, снова принялся открывать портал. Я завороженно смотрела, как воздух мерцал и шел рябью, создавая брешь размером с фэйри. За порталом виднелись белая каменная стена и арочное окно, не более.

Кто-то заговорил с другой стороны. Я прислушалась, но слов было не разобрать из-за журчания водопада.

– Нет, Ваше Величество, – произнес фэйри. – У Дэвиана его пока нет.

Другой голос стал достаточно громким, чтобы понять, что он принадлежал женщине, а это означало лишь одно. Он говорил с королевой Анвин. Я только что услышала голос королевы Благого двора!

Фэйри опустил голову.

– Простите, Ваше Величество. Я подвел вас.

По другую сторону портала что-то зашевелилось, и я мельком заметила светлые волосы, бледную кожу и блеск драгоценных камней на диадеме. Она что-то сказала, и фэйри кивнул.

– Если кто и сможет его найти, то это Эйбел. Мне присоединиться к нему?

Королева снова заговорила, и на этот раз я расслышала:

– Нет. У меня есть для тебя другая задача.

– Как пожелаете.

Он шагнул в портал, и тот с тихим свистом закрылся.

Я не шевелилась целых пять минут. Когда наконец поднялась на дрожащих ногах, мой разум взбунтовался от увиденного и услышанного. Прежде ни один человек не видел монархов фэйри, и если королева узнает, чему я стала свидетелем, то мне крышка.

Я стряхнула грязь с платья, обулась и пригладила волосы. Нужно посмотреть на себя в зеркало, прежде чем спускаться. Я не могла вернуться на вечеринку и вести себя так, будто ничего не произошло. Особенно не хотелось столкнуться с Лукасом и Конланом. Я не была обязана перед ними объясняться, но они достаточно хорошо меня знали, чтобы понять, что что-то не так. Они также привлекут ко мне нежелательное внимание, а это последнее, что мне было нужно.

Когда я выглянула, в галерее и кабинете никого не было видно, так что я приоткрыла дверь на щель и прислушалась. Тишина. Я вышла из комнаты и нашла уборную по другую сторону от лестницы, где привела волосы в порядок и надела маску.

К тому времени, как я спустилась по лестнице, ноги уже не дрожали. Оставалось надеяться, что я выглядела более собранной, чем себя чувствовала. На первом этаже мимо спешно прошел официант, едва одарив меня взглядом. Если Дэвиан не из тех параноиков, кто допрашивает обо всем свой персонал, то моя тайна в безопасности.

Я направилась прямиком к выходу. Стыдно, конечно, бросать Теннина после того, как он привел меня сюда, но нельзя возвращаться на вечеринку, пока там Лукас. Объясню ему все в сообщении – он поймет. Он прекрасно знал, почему мне не хотелось видеть Лукаса.

В холле я попросила одного слугу принести пальто, а другому вручила маску. Он отказался ее брать, сказав, что это подарок в память о вечеринке. Мне лишнее напоминание об этом вечере не понадобится, но я улыбнулась и поблагодарила его.

Второй слуга помог мне надеть пальто и вызвал лифт. Я нетерпеливо ждала его прибытия и, когда двери открылись, чуть ли не вбежала внутрь. Затем нажала кнопку первого этажа и устало прислонилась к стене.

За секунду до того, как двери сомкнулись, в щель просунулась рука, и я подскочила от неожиданности. Двери снова разъехались, и мой желудок скрутило при виде суровых синих глаз Лукаса. Позади него стояли Керр с Конланом. А откуда, черт побери, тут взялся Керр? Судя по отсутствию удивления на их лицах, эта встреча не была случайной.

Они шагнули в лифт, который внезапно показался очень тесным. Конлан с Керром встали по бокам, Лукас – передо мной. Мы не были в такой близости с тех пор, как он приходил ко мне домой. Грудь сдавило от воспоминания о том дне, но боль быстро затмила ярость, которая всегда следовала за ней по пятам.

– Когда Конлан сказал, что видел тебя у Дэвиана, я был уверен, что он ошибся, – начал Лукас. – Что ты тут делаешь, Джесси?

– Ясное дело, пришла на вечеринку, – напряженно ответила я.

– Как ты сюда попала?

Я задрала подбородок.

– Вошла на своих двоих, как и вы.

– Ты знаешь, что я не это имел в виду. Дэвиан избирательно подходит к списку гостей, на его вечеринки невозможно попасть без приглашения.

– Так сложно представить, что такую, как я, пригласили на одно из ваших светских сборищ?

Он едва различимо вздохнул.

– Если под такой, как ты, ты подразумеваешь охотника за головами, то да. Дэвиан – сноб и считает большинство людей ниже себя, если только они не знамениты или не имеют хороших связей.

– Или не королевских кровей. Полагаю, он знает, кто ты на самом деле, – огрызнулась я, позволяя злости взять над собой верх. Оказавшись взаперти с ним и его людьми, мне захотелось перейти в наступление. Что-то промелькнуло в его глазах – видимо, мои слова попали в цель, но это почти не принесло мне удовольствия. – Не волнуйся, я не вваливалась домой к твоему другу без приглашения. Меня привел один из его гостей в качестве пары.

Челюсти Лукаса сжались.

– Кто?

– Не хочу показаться грубой, но это не твое дело.

Теннин оказал мне огромную услугу, взяв меня на вечеринку, и я не хотела создавать ему неприятности с Лукасом. Тот четко дал понять, что не рад меня здесь видеть. Насколько мне было известно, Лукас понятия не имел, что мы с Теннином вообще знакомы, и я планировала, чтобы так все и оставалось.

– Тот фэйри, который подарил тебе это платье? – Его взгляд опустился к моему наряду, и меня охватил жар.

– Тоже не твое дело. – Я запахнула полы пальто и мельком посмотрела на указатель этажей над дверью. Мы вообще двигались? Это самая долгая поездка на лифте в моей жизни, и у меня начинала развиваться клаустрофобия.

Лукас снова встретился со мной взглядом.

– Твой спутник не собирается провожать тебя домой?

– Я сама справлюсь. Нынче женщины постоянно совершают подобные безумные, независимые поступки.

Конлан тихо хихикнул, и я нахмурилась пуще прежнего.

– К чему этот допрос?

– Я хочу знать настоящую причину, почему ты здесь. Тебе плевать на знаменитостей или вечеринки.

Мои пальцы сжались на пальто.

– Ты ничего обо мне не знаешь.

– Мы оба понимаем, что это ложь.

Его губ коснулась улыбка, которая еще больше распалила мой гнев.

– Не так давно ты считал меня способной на коварство и пытки, – парировала я, мои слова сочились болью и горечью, которые пожирали меня изнутри на протяжении нескольких недель. Мне хотелось накричать на него – на каждого из них, – за предательство, но горло сжалось, глаза защипали слезы.

Атмосфера в лифте накалилась. Конлан с Керром смущенно переминались с ноги на ногу, а глаза Лукаса помрачнели от раскаяния.

– Я ошибался.

– Это точно.

Лифт слегка подскочил, остановившись на первом этаже, и двери раскрылись. Лукас отошел в сторону, чтобы пропустить меня, и я пошла прямиком к выходу. Поскольку я пришла сюда с Теннином, придется ехать домой на такси, но лучше уж ждать его снаружи, чем внутри с ними.

Я едва успела сделать три шага, прежде чем Лукас поймал меня за руку.

– Джесси.

Я собралась с духом и повернулась к нему.

– Такой человек, как Дэвиан Вудс, не добился бы подобных высот, не будь он безжалостным, – тихо произнес он.

По коже пробежали мурашки.

Казалось, Лукас хотел что-то добавить, но передумал.

– Будь осторожна.

– Буду.

На этот раз он дал мне уйти. Я вышла из здания как раз в тот момент, когда к нему подъехало такси с парой, одетой для вечеринки. Интересно, они тоже в пентхаус? Они не были похожи на знаменитостей, так что, возможно, и нет.

Я села на заднее сиденье и назвала водителю адрес. Такси стоило дорого, но я не собиралась ехать на метро или автобусе в таком платье. Я достала телефон, чтобы сообщить Теннину, что еду домой, и о встрече с Лукасом в лифте. Об увиденном наверху не упоминала – не хотела втягивать его в эту заварушку.

Всю поездку домой я прокручивала в голове увиденное и услышанное. Мне нужно было разобраться, что делать с этой информацией, прежде чем определяться со своими следующими действиями. Одно было известно наверняка: если Дэвиан Вудс и королева Благого двора искали ки-тейн, то я вляпалась по уши.

* * *

– Я так разозлилась, что хотела послать их ко всем чертям, – рассказывала я Вайолет следующим днем, пока мы шли по людной улице Сохо. – Вместо этого я чуть не расплакалась перед ними. Это было ужасно.

Она кивнула с сочувствующим видом.

– Жаль, что меня с тобой не было. Я бы высказала ему все, что о нем думаю.

Я улыбнулась, так как порой знала свою подругу лучше, чем она себя. Вайолет была вспыльчивой и откровенной, но склонной терять дар речи в присутствии фэйских принцев. Максимум, что ей бы удалось, – это окинуть его негодующим взглядом, и то не факт.

– Но ты дала ему отпор, так что можешь гордиться собой, – заявила она.

– Я просто ненавижу это чувство, но не знаю, как от него избавиться. – Я шумно выдохнула, жалея, что не могу освободиться от мерзких эмоций, что накопились внутри меня.

Вайолет остановилась перед витриной магазина.

– Прошло всего три недели. Дай себе немного времени.

– У меня его нет. Я должна… – я одернула себя, пока случайно не сболтнула о ки-тейне. Агентство четко дало понять, что мы не должны рассказывать о нем общественности, включая родных и друзей.

Она недоуменно на меня посмотрела.

– Что должна?

– Работать. Ты же знаешь, все заботы на мне, пока мама с папой не вернутся домой. А теперь мне нужно заботиться еще и об Айсле с Гасом.

Вайолет фыркнула.

– До сих пор не верится, что у тебя в квартире живет драккан. И из всех возможных имен ты выбрала Гаса.

– Он отказывается уходить, и это имя понравилось ему больше всего.

– Еще ему нравится помада. С тебя должок. – Она надула губки. – Эта была моей любимой.

Я наклонила голову набок.

– Я предупреждала, чтобы ты не оставляла сумку на полу. Но поскольку ты помогла мне подготовиться к вечеринке, я куплю тебе новую.

Она мечтательно вздохнула.

– То платье… Передай своему другу-фэйри, что он может приносить мне одежду, когда пожелает.

– Думаю, ты и сама отлично с этим справляешься. – Я подняла один из пакетов, который несла для нее. – Тебе действительно нужно аж пять новых нарядов?

Вайолет закатила глаза.

– Мне необходим идеальный костюм для второго прослушивания. Имидж – наше все.

– Ты можешь прийти хоть в мешке из-под картошки, и они все равно выберут тебя на роль.

Вайолет тихо пискнула.

– Ага! Можешь в это поверить? Мое первое повторное прослушивание. Знаю, эта роль незначительна, но фильм будет иметь большой успех.

– Помни выражение: нет маленьких ролей, есть только маленькие актеры. Покажи им, почему ты лучший пилот космического корабля, которого они когда-либо увидят!

Она кивнула.

– Я столько раз смотрела «Звездные войны», что скоро буду говорить как вуки.

Я рассмеялась, и мы пошли дальше. В чем Вайолет никогда не смогут упрекнуть, так это в том, что она не вживалась в роль на все сто процентов.

Внезапно она остановилась перед магазином.

– О-о-о, давай зайдем!

Я посмотрела на вывеску на окне, гласившую: «Новые, подержанные и винтажные гитары», и покачала головой.

– Мне не нужна…

– Нужна-нужна. – Она схватила меня за руку и потянула к двери. – Ты только и делаешь, что заботишься о других. Миру не придет конец, если ты будешь хоть изредка баловать себя, и я знаю, что ты скучаешь по гитаре.

Я закусила нижнюю губу. Я правда скучала по ней, но старалась копить каждый цент. Наш дом нуждался в новых трубах в подвале, основная часть арендной платы шла на выплаты по закладной, коммунальные услуги и страховку. Сметы, полученные от трех разных сантехников, не давали мне спать по ночам.

– Мы можем просто зайти и взглянуть, что у них есть, – предложила Вайолет.

Я сдалась.

– Ладно, но я только посмотреть.

Спустя полчаса я вышла из магазина с потрепанным чехлом для акустической гитары на плече.

– Ты ужасно на меня влияешь, Вайолет Ли.

Она рассмеялась и показала на кофейню.

– Я готова загладить свою вину. Кофе за мой счет.

Мы вошли в кафе и нашли свободный столик. Я присматривала за сумками, пока Вайолет делала заказ.

– Кстати, как поживают твои родители в новой больнице? – поинтересовалась она, ставя чашки на стол.

Я сделала глоток кофе и довольно вздохнула.

– Отлично. Ты бы видела это место. Оно больше похоже на реабилитационный центр для богачей. До сих пор не верится, что наша медицинская страховка покрывает лечение в таком месте.

Я провела небольшое исследование о том, как восстанавливаются после горена, и нашла еще один центр в Ньюарке, который больше походил на лечебницу, чем тот курорт, где ныне отдыхали родители. У мамы с папой был уютный номер с окнами с видом на парк, кафетерий напоминал высококлассный ресторан. Постояльцам запрещалось пользоваться компьютерами или телефонами, по телевизору показывали только фильмы без сцен насилия – якобы выздоравливающим наркоманам вредно перевозбуждаться. Но там были библиотека, современный спортзал с огромным бассейном и прекрасная территория для тех, кто не боится мороза. Я привезла родителям их одежду и некоторые вещи из дома, и с каждым днем они все больше возвращались к прежним себе.

– Ты уже им рассказала?

– Нет, но скоро планирую.

Каждую встречу с родителями я хотела рассказать им об охоте, но доктора постоянно предупреждали, что стресс и эмоциональное расстройство на раннем этапе лечения приведут к откату назад. Мама с папой хорошо справлялись, и последнее, что мне было нужно, это вызвать у них беспокойство. Но я также понимала, что чем дольше откладываю этот разговор, тем сильнее они расстроятся, что я утаивала от них правду.

К нашему столику кто-то подошел, и я подняла взгляд на двух тридцатилетних мужчин в костюмах. Они были мне незнакомы, но их вид так и кричал: «Агентство!» Я напряглась, так как у меня уже был неудачный опыт с разыскивающими меня агентами.

– Я могу вам помочь? – спросила я, прежде чем они успели подать голос.

– Вы Джесси Джеймс? – коротко поинтересовался один из них.

Я перевела взгляд на его напарника.

– А кто спрашивает?

Он показал мне удостоверение в кожаном чехле.

– Я агент Коллинс, а это агент Говард. Мы хотели задать вам пару вопросов о налете на дом Льюиса Тейта.

– Меня не было там во время налета. Меня вызвали после, чтобы поймать верри.

Агент Говард кивнул.

– Мы допрашиваем всех, кто был в доме в ту ночь.

– Почему?

– Обычная процедура. Ничего такого, о чем стоило бы волноваться, – ответил агент Коллинс.

Что-то в его улыбке вызвало у меня покалывание в затылке. По моему опыту, когда люди говорили не волноваться, обычно именно это и следовало делать. И Агентство не выслеживало охотников в кофейнях ради рутинных вопросов. Они приходили домой или звонили и вызывали в штаб на разговор.

– Что вы хотите знать? – спросила я, понимая, что Вайолет наблюдает за нами.

Агент Коллинс обвел взглядом кафе.

– Давайте побеседуем снаружи.

Я на секунду замешкалась, но встала. Если они хотели обсудить конфиденциальную информацию, то вполне логично делать это там, где нас вряд ли услышат. Захватив пальто, я направилась за ними на улицу и специально встала перед витриной, чтобы Вайолет видела меня. Мне все равно, что они агенты. У меня имелись веские причины относиться с подозрением к незнакомцам.

Первым заговорил агент Говард:

– Согласно отчету, вы первый охотник, прибывший на место происшествия после налета, верно?

– Да.

– И вы вошли в дом одна, – продолжил агент Коллинс. – Почему вас не сопровождал один из агентов?

Я нахмурилась.

– Потому что это было слишком опасно, учитывая, сколько верри летало на свободе.

Он кивнул.

– И вы провели два часа одна в доме?

– Скорее полтора.

Мне стало интересно, к чему он ведет.

– В какие комнаты вы заходили в то время?

– В гостиную, коридор, комнату с клетками.

– И это все? – перебил агент Говард.

– Там я и нашла верри. У меня не было причин идти дальше.

– Понятно. – Он спрятал руки в карманы пальто. – Вы заметили что-нибудь необычное, пока находились в доме?

– Например?

– Предметы, которые выглядели так, будто были фэйского происхождения.

И к чему эти хождения вокруг да около? Они должны знать, что охотникам сообщили о пропавшем ки-тейне.

– Там были предметы фэйского происхождения, но я не видела ничего похожего на ки-тейн.

Они переглянулись, и агент Коллинс сказал:

– Значит, вы искали его, пока были одни в доме?

Их вопросы начинали действовать мне на нервы.

– Нет, я была слишком занята попытками избежать смерти от ядовитого жала.

В его глазах промелькнуло раздражение.

– А что вы делали после того, как поймали верри?

– Помогала мужчине, которого ужалили.

– Вы вроде сказали, что в то время были одни в доме, – встрял агент Говард, и в его голос закрались нотки подозрения.

В голове забила тревога. Как они могли не знать о Брайане Канге, если читали отчет о той ночи? Казалось бы, логичнее допрашивать друга и возможного сообщника Льюиса Тейта, чем меня. Что-то не складывалось.

Я скрестила руки.

– Простите, но почему вы спрашиваете меня об этом? Вся информация должна быть в отчете агента Росса, и запись с камеры наблюдения в точности покажет вам, что я делала в доме. Даже не знаю, что еще я могу вам рассказать.

Агент Коллинс шагнул в мою сторону.

– Мы сами решим, что важно, а что нет.

– Думаю, вам лучше проехать с нами в штаб для полного допроса, – агент Говард подошел ближе, оттесняя меня.

Я вжалась спиной в витрину.

– Я запишусь на прием.

Агент Коллинс взял меня за руку.

– Мы бы предпочли поговорить с вами сейчас.

9

Я потянулась в карман и сжала пальцы на электрошокере, который всегда носила с собой. Нападение на агента являлось федеральным преступлением, но чутье подсказывало, что передо мной не настоящие агенты. Может, внешне они и соответствовали, но ни один агент не станет допрашивать свидетеля, не изучив предварительно материалы по делу. Очевидно, что эти двое в глаза не видели ни отчет, ни запись с камеры наблюдения.

– Джесси!

Мы втроем посмотрели на Вайолет, которая стояла у двери и размахивала телефоном.

Она виновато улыбнулась.

– Простите, что прерываю, но тебе звонит кто-то из Агентства. Я сказала, что ты общаешься с агентами, но он настаивал.

– Должно быть, это Бен Стюарт. Передай ему, что я сейчас буду. – Я повернулась к Коллинсу и Говарду, которые резко отступили. – Мне нужно ответить на звонок. Нельзя заставлять ждать главу отдела внутренних расследований.

– Разумеется, – спешно согласился Коллинс. – Мы наберем вас, чтобы продолжить допрос.

– Я с удовольствием приеду к вам завтра, – ответила я, зная, что никто мне не позвонит.

Он кивнул и протянул руку.

– Благодарим за сотрудничество, мисс Джеймс. Хорошего вам дня.

Я пожала руку и Говарду, после чего наблюдала, как мужчины быстро уходят по улице. Двигались они так, будто хотели как можно скорее убраться отсюда, не переходя на бег.

Вайолет чуть ли не подскакивала на месте, когда я вернулась к столу, ее глаза округлились от тревоги и любопытства.

– Что, черт возьми, это было?

– Не знаю, но спасибо, что выручила, – я достала телефон из кармана. – Как ты поняла, что мне нужна помощь?

– Я и не поняла, – призналась она. – Но мне эти парни не понравились, и я видела, что они становились слишком напористыми. Все агенты такие?

Я открыла список контактов.

– Они не агенты.

Она накрыла экран моего телефона ладонью.

– В смысле? У них было удостоверение.

– Подделка. – Я встретилась с ее потрясенным взглядом. – Пару дней назад Агентство ворвалось в дом торговца на черном рынке, и меня прислали на зачистку. Эти ребята задавали вопросы о налете, на которые должны знать ответы.

Ее брови свелись к переносице.

– Это не значит, что они не агенты.

– Они также и глазом не моргнули, когда я назвала Бена Стюарта главной отдела внутренних расследований. Все агенты в городе прекрасно знают, что он начальник спецотдела по преступлениям.

Вайолет ахнула.

– О боже, Джесси! Что нам делать?

– Нам ничего. – Я открыла номер Стюарта в списке контактов. – Я позвоню ему и сообщу, что по городу разгуливают двое мужчин, притворяющихся агентами.

– Как ты можешь быть такой спокойной? – выдохнула она. – У меня сейчас будет припадок!

Я улыбнулась и, продолжая изображать безмятежность, прижала телефон к уху. Внутри я сама переживала маленький срыв. Если бы Вайолет не вмешалась, эти мужчины точно попытались бы увезти меня силой. Они искали ки-тейн и явно были готовы использовать любые средства, чтобы найти его. Выдавать себя за агентов – тяжкое преступление.

Я ожидала попасть на автоответчик и удивилась, когда Бен Стюарт ответил после третьего гудка. Понизив голос, я поведала ему о встрече с лжеагентами, стараясь не упоминать ки-тейн.

– Мне нужно, чтобы вы приехали и поработали с нашим художником-криминалистом, – сказал он, когда я закончила. В его голосе слышались напряженные нотки, которых не было при нашей прошлой беседе. – Вы в безопасности? Я могу прислать за вами агентов.

Я подошла к витрине и поискала мужчин на улице.

– Мой джип стоит неподалеку. Мне нужно отвезти подругу домой, после этого я сразу приеду.

– Жду вас не позднее чем через два часа.

Я завершила звонок и вернулась к столику.

– Он хочет, чтобы я приехала, так что мне придется уйти пораньше.

Вайолет поникла.

– Мы даже кофе не попили.

– Знаю, но он хочет, чтобы я описала их для фоторобота.

Она взвизгнула и радостно замахала руками, после чего взяла телефон и показала мне экран. На нем была фотография меня и тех мужчин, сделанная через витрину. Я стояла спиной к камере, но их было хорошо видно.

– Ты сделала снимок? – Я уставилась на лица мужчин на телефоне.

– У меня было дурное предчувствие, и я подумала: «Что бы сделала Джесси?»

– Ты гений! – Я радостно улыбнулась и переслала себе фотографию, после чего отправила ее Бену Стюарту. Он сразу же ответил, что теперь мне нет необходимости ехать к их художнику, раз есть четкий снимок мужчин. Они прогонят его через программу по распознаванию лиц и, если повезет, найдут совпадение.

– Похоже, я больше не нужна Агентству. – Я встала и собрала ее пакеты с покупками. – Давай уйдем отсюда.

– Ты не хочешь остаться и попить кофе?

– Лучше поедем домой и выберем тебе наряд для прослушивания.

Вайолет вскочила и надела пальто.

– Я возьму нам кофе с собой.

Всю дорогу до джипа Вайолет болтала о прослушивании. Я улыбалась и отвечала впопад, но постоянно была начеку, присматриваясь к нашему окружению и прохожим.

Эти мужчины могли работать на кого угодно, но я подозревала, что их нанял Дэвиан Вудс. Может, он узнал, что я охотник? Или его люди вели собственное расследование? Как бы там ни было, я боялась, что это не последняя наша встреча с ними или с магнатом.

* * *

– А затем он целый день прятался в домике на дереве. Финчу это, мягко говоря, не понравилось. Ты не знаешь, что такое настоящая истерика, пока не видел спрайта, которого вышвырнул из его дома драккан.

Фарис запрокинул голову и рассмеялся. С моего первого визита прошла почти неделя, и я с радостью обнаружила, что за это время на его щеках появился румянец. Под его глазами по-прежнему темнели круги, но уже не столь выраженные, как неделю назад.

Сегодня мы сидели с гостиной, так как он считал неуместным принимать меня в библиотеке, которая, по сути, служила ему спальней. Я нервничала из-за встречи с остальными – особенно с Лукасом, – но пока что мы были вдвоем. Фарис не упоминал о моем столкновении с Лукасом, а я не намеревалась поднимать эту тему.

– В нашем мире спрайты ведут себя кротко, – улыбнулся Фарис. – По-моему, я ни разу не видел их рассерженными.

– Это потому, что ты не встречал моего брата. – Я сделала глоток воды из принесенной с собой бутылки. По прибытии меня снова ждали кофе и выпечка, но я вежливо отказалась от них.

– Надеюсь, однажды мы с ним познакомимся. – Фарис осушил стакан с зеленым соком. Это был коктейль из четырнадцати разных фэйских фруктов и овощей, который помогал обеспечить его многими питательными веществами, необходимыми для исцеления.

– Может быть. – Я забрала пустой стакан. – Давай принесу тебе еще.

Я ушла на кухню, прежде чем он успел возразить, и налила сок из большого графина на столешнице. Затем принесла Фарису стакан, и он забрал его с хмурым видом.

– Ты здесь гостья. Это я должен приносить тебе напитки.

Я вскинула бровь.

– Мы делили одну клетку. Думаю, после такого можно отбросить формальности.

Он снова улыбнулся, и я вдруг поняла, что впервые упомянула о той ночи, не чувствуя обиды или злости. Может, Фарис не единственный, кому эти встречи приносили пользу.

– Значит, ты забросила попытки выселить драккана из квартиры?

– Пока что да. На этой неделе я была так занята работой, что почти не появлялась дома. Да и от него куда меньше проблем, чем ожидалось.

Помимо кормежки, дракканы почти не нуждались в уходе. Я купила ему большой лоток и только спустя два дня поняла, что он оставался чистым, потому что Гас научился открывать крошечное окошко в ванной и вылетал на свободу, когда хотел. В основном он не попадался на глаза, кроме как по ночам, когда заползал ко мне на кровать. И то я его не видела, лишь алые чешуйки служили подтверждением, что он там был. Ну и еще странные сны, которые появились с его прибытием. У меня не было доказательств, но я почти не сомневалась, что дело в нем.

– Чем ты так занята? – поинтересовался Фарис.

Я скривилась.

– Я обнаружила, что быть взрослой не так уж весело, и сантехники зарабатывают намного больше охотников за головами. К счастью, нынче у нас стало работы невпроворот.

– Неужто у нас внезапная нехватка охотников?

– Вообще-то наоборот. Сейчас в Нью-Йорке втрое больше охотников, чем обычно. Просто их не интересуют стандартные задания.

Фарис наклонил голову набок.

– А что так?

– Все гонятся за огромной наградой, которую Агентство назначило за ки-тейн.

Его глаза расширились.

– Ты ищешь ки-тейн?

– Как и все. Агентство обещало за него сто тысяч долларов, и теперь его ищут охотники по всему миру. А поскольку Нью-Йорк – один из самых популярных городов, куда путешествуют из мира фэйри, многие приезжают сюда для поисков. У меня уже была стычка с приезжими, которые увидели во мне конкурентку, и дальше будет только хуже.

Он мрачно кивнул.

– Деньги толкают людей на безумные поступки. А те, кто хочет ки-тейн для собственных целей, пойдут по головам. Мне бы не хотелось, чтобы ты в этом участвовала.

– Поначалу я и не планировала. Я думала выполнять остальные задания, пока другие будут бороться за ки-тейн.

– А почему передумала? Из-за денег?

– Деньги помогут моей семье, но я делаю это не из-за них. – Я поджала губы, жалея, что упомянула о камне.

Фарис нахмурился.

– Зачем так рисковать, если не из-за денег?

– Ради родителей, – раздался сверху голос, от которого внутри меня все перевернулось.

Я посмотрела на Лукаса, спускавшегося по лестнице, и от его пристального взгляда у меня пересохло во рту. Он выглядел даже более серьезным, чем при прошлой встрече, и напоминал того холодного, сурового фэйри, которого я встретила в «Тэге» два месяца назад.

Он встал у камина, его присутствие слишком остро ощущалось в комнате. Было ли так всегда или мои эмоции усиливала пустота, образовавшаяся на месте нашей дружбы?

Кайя сбежала по ступенькам и присоединилась к хозяину. Лукас опустил ладонь на ее широкую голову, и вид у него стал настолько властный и царственный, что даже не верилось, как я могла принять его за кого-либо еще, кроме как за принца.

– Джесси пойдет на все ради родителей, – сказал он Фарису, не сводя с меня взгляда. – Даже если это подразумевает такую опасную затею, как рыскать по дому Дэвиана Вудса.

Я сжала руки на коленях.

– О чем ты?

– После того, как ты ушла с вечеринки, я вернулся и пообщался с хозяином, – сообщил он. В животе будто разверзлась дыра, от лица отхлынула кровь.

Лукас погладил Кайю по голове.

– Я сказал Дэвиану, что его гостья плохо себя чувствовала и ушла, и я хотел поставить об этом в известность ее спутника. Представь мое удивление, когда им оказался не кто иной, как Теннин.

– Теннин? – вторил Фарис.

– Да. У нас с ним состоялась очень познавательная беседа. – Лукас улыбнулся, и это никоим образом не утихомирило бурю в моем животе. – Он сказал, что давно знает твоих родителей и помогал тебе с некоторыми заданиями, так как обязан жизнью твоему отцу. Мне пришлось немного надавить на него, но в конечном итоге он поведал, с какой целью привел тебя на вечеринку Дэвиана. Он удивительно предан твоей семье, что совсем не похоже на того Теннина, которого я знаю.

– Ты не имел права допрашивать его обо мне! – Я вскочила с кресла, злясь на него за то, что вмешивался в мои дела, и на себя – за то, что поставила Теннина в такое неловкое положение.

Лукас проигнорировал мою вспышку гнева.

– Теннин сказал, что ты полагаешь, будто Дэвиану известно о ки-тейне, но не вдавался в подробности, как ты пришла к этому умозаключению. Поскольку я тоже подозреваю, что Дэвиан не чист на руку, мне очень любопытно, что вывело тебя на него.

Я скрестила руки.

– Умение вести расследование.

– А затем тебе удалось выбить приглашение на эксклюзивную вечеринку Дэвиана, где ты исчезла на час. Теннин сказал, что не видел тебя и не получал вестей до тех пор, пока ты не написала ему по пути домой. – Лукас пригвоздил меня проницательным взглядом. – Вопрос в том, где ты была и чем занималась в тот отрезок времени?

Я решила рассказать частичную правду.

– Я зашла в библиотеку на несколько минут, а потом поднялась наверх, чтобы осмотреться. Хотела заглянуть к нему в кабинет, но дверь оказалась запертой.

– И потом ты уехала с вечеринки.

– Да, – огрызнулась я. Его вопросы и присутствие раздражали меня до такой степени, что я не заметила, как попала в ловушку.

Лукас потер подбородок.

– Видишь ли, в чем дело… Мы с Конланом пробыли наверху с Дэвианом добрых полчаса, а затем вернулись на вечеринку примерно за пятнадцать минут до того, как Керр увидел, что ты спустилась по лестнице и ушла. Это означает, что мы с тобой были наверху в одно время, но никто из нас тебя не видел. Почему так?

Я пожала плечом.

– Вы ненаблюдательны.

Его губы изогнулись в такой знакомой ухмылке, что мою грудь пронзило болью.

– Ты пошла на такие хлопоты, чтобы попасть в пентхаус лишь для того, чтобы уйти через час? – Он покачал головой. – Ты бы так легко не сдалась. Единственная причина, по которой ты могла рано покинуть вечеринку, в том, что ты что-то нашла. Не ки-тейн – тогда бы он уже был у властей, – но что-то важное.

– Все-то ты знаешь. – Я опустила руки по бокам. – Поэтому меня позвали сюда? Хотел подстеречь меня и выведать, что мне известно. Что дальше? Натравишь на меня Фаолина, если я добровольно не выдам желанную информацию?

– Богиня, нет! – Фарис неловко поднялся и потерял равновесие.

Я бросилась к нему, но Лукас оказался быстрее. Он поймал Фариса и с небывалой осторожностью опустил его на диван. Выпрямившись, встретился со мной встревоженным взглядом.

– Никто из нас никогда не причинит тебе вреда, Джесси, – пылко произнес он. – Не вини в этом Фариса. Он понятия не имел, что я собираюсь расспросить тебя.

На лестнице раздались шаги, и в комнату вбежал Фаолин.

– В чем дело? Я слышал крик Фариса.

Фарис отмахнулся.

– Пустяки, брат. Я слишком быстро встал и упал.

– Я же говорил, чтобы ты не переутомлял себя, – отчитал его Фаолин, но его глаза омрачило беспокойство.

Я прочистила горло.

– Мне лучше уйти.

– Пожалуйста, останься. – Фарис посмотрел на меня умоляющими глазами, которым невозможно было отказать.

Я села, избегая взгляда Лукаса. В комнате повисло неловкое молчание, и я тут же пожалела, что не ушла.

– Мы с Фаолином будем наверху, если вам что-то понадобится, – сказал Лукас.

Фарис подождал, пока их шаги утихнут, и выпалил:

– Прости за это. С тех пор, как я вернулся домой, Лукас полностью сосредоточился на поисках ки-тейна и тех, кто его украл.

– Ки-тейн важен для вашего народа.

Мне не нужно симпатизировать Лукасу или соглашаться с его методами, чтобы понимать, почему он хотел вернуть камень.

– Да, но это не единственная причина. – Фарис тяжко вздохнул. – Он также делает это ради меня.

– Ради тебя? Ки-тейн поможет тебе быстрее восстановиться?

Фарис покачал головой и с долгое время смотрел в окно.

– Я расследовал исчезновение ки-тейна, когда меня схватили. – Он повернул ко мне голову. – Точнее сказать, меня схватили, потому что я расследовал его исчезновение.

Я схватилась за сердце.

– Королевская стража Благого двора.

– Откуда ты знаешь?

– Сестра Роджина, Раиса, сказала, что тебя посадила в клетку стража королевы. Что королева Анвин не щадит своих врагов.

Он потер грудь, словно та заболела.

– Она права.

– Еще она сказала, что моих родителей тоже похитила благая стража. Ее брат должен был убить маму с папой, но Раиса их спасла.

Фарис нахмурился.

– С чего бы стражам королевы желать смерти твоим родным?

– Раиса знала только то, что они чем-то разозлили стражей. Думаю, во время последнего задания родители случайно узнали что-то о ки-тейне. Это единственное логичное объяснение.

– Ты спрашивала их об этом?

Я помотала головой.

– Они ничего не помнят о произошедшем, и доктора просили меня быть осторожной с тем, что я рассказываю. Я боюсь, что стражи попытаются сделать все возможное, чтобы к родителям не вернулась память. Поэтому я и ищу ки-тейн.

Его глаза загорелись пониманием.

– Если его найдут, у них не будет причин охотиться на твоих родителей.

– Они все равно могут затаить на них обиду, но сейчас я не хочу об этом думать. – От одной мысли по мне пробежал холодок, и я потерла руки, чтобы согреться. – Буду решать проблемы по мере их поступления.

– Так позволь нам решить их за тебя.

– Нет.

– Прошу, выслушай меня, – взмолился Фарис. – Если не согласишься, мы больше никогда не поднимем эту тему.

Я уставилась в пол, будто в нем чудесным образом таились нужные ответы. Не обнаружив там подсказок, подняла взгляд к Фарису. Мы были не так давно знакомы и он один из лучших друзей Лукаса, но по какой-то необъяснимой причине я ему доверяла.

Я сложила руки на коленях.

– Ладно.

Он улыбнулся.

– Кстати, я впечатлен тем, как ты постояла за себя. Мало кто может дать отпор Лукасу.

– Но?

– Но пререкаться с Лукасом – это одно. Он никогда тебя не тронет. А вот идти против королевы Анвин и ее стражей в одиночку не просто глупо, это все равно что напрашиваться на смерть. Я тому прямое доказательство.

Я подумала о том, как близок он был к гибели при нашей первой встрече. Фарис – королевский страж Неблагого двора, обученный убийца, и все равно у него не было шансов против них. Каковы тогда мои шансы пережить подобную встречу?

– Мои друзья глубоко тебя ранили, и твой гнев по отношению к ним оправдан. Но если хоть на секунду отбросишь в сторону свои чувства, то поймешь, что нет никого, кто бы лучше подошел для борьбы с благой стражей.

– Твоя правда, но ты просишь меня доверить им жизнь моей семьи. Откуда мне знать, что они не подведут меня снова?

Фарис молчал несколько секунд.

– Они дали тебе все основания сомневаться в них, так что я понимаю твое недоверие. Я могу лишь сказать, что они сожалеют о содеянном больше, чем ты можешь себе представить, и, если позволишь, они искупят вину.

– Мне плевать на их искупление. Меня волнует только безопасность моих родных.

– Тогда тебе нужен могущественный союзник, и мы оба знаем, кто он.

– Возможно, моя информация даже ничем ему не поможет.

Лукас уже знал, что Фариса пленила благая стража и что Дэвиан Вудс искал ки-тейн. Что мне ему рассказать, чего он не может выяснить самостоятельно?

Фарис пожал плечами.

– Пока не поделишься ею, не узнаешь.

Я глубоко вдохнула и выпрямила плечи.

– Это ничего не меняет. Я не собираюсь дружить с ними только потому, что мы работаем вместе.

– Конечно, – со всей серьезностью кивнул он, но я заметила маленькую улыбку, когда он делал глоток сока. Фарис вытер рот и, запрокинув голову, крикнул: – Лукас, Фаолин, Джесси хочет поговорить с вами!

– Обязательно, чтобы присутствовали они оба? – прошипела я.

– Фаолин – начальник охраны, и никто так не заинтересован в привлечении моих похитителей к ответственности, как он.

– Так давай я поговорю с ним?

– Я тронут, – сухо сказал Фаолин с верхнего этажа.

– Не стоит. – Я угрюмо покосилась на Фариса и собралась с духом.

Фэйри спустились в комнату, и Фаолин сел на диван к брату. Лукас предпочел не стоять, как ранее, а занять свободное кресло. Оба молча ждали, пока я заговорю.

Я заерзала в кресле под их тяжелыми взглядами, мои ладони вспотели. Не от страха. Не совсем. Внутри меня бурлило столько противоречивых эмоций, что невозможно было выделить какую-то одну.

Я вспомнила слова Фариса, что мне нужны союзники, как Лукас и остальные, и перешла к делу:

– Помните, как на прошлой неделе Агентство ворвалось в дом торговца на черном рынке во Флэтбуше?

– Льюис Тейт, – кивнул Лукас. – Мне сказали, что он сбежал, и обыск не принес результатов. – Он недоуменно на меня посмотрел. – К чему ты спрашиваешь?

– Я была там. Им нужен был охотник, чтобы зачистить помещение. Я зашла в его кабинет, после того как там все перевернули, и нашла приглашение на новогоднюю вечеринку от некоего Д.В. Мне это ни о чем не говорило, пока Теннин не упомянул Дэвиана Вудса и его одержимость фэйри. Тогда все и стало на свои места. Агентство устроило налет на дом Тейта, потому что думало, что ки-тейн у него, а Дэвиан любит коллекционировать фэйские древности. Слишком подозрительное совпадение.

– Ты действительно умеешь вести расследование, – похвалил Фарис.

Лукас кивнул.

– А вечеринка?

– Теннин сказал, что собирается к Дэвиану, и я попросила взять меня в качестве пары.

Лукас наклонил голову.

– Он утверждал, что ты шантажировала его. Угрожала встретиться с Дэвианом в одиночку, если он не возьмет тебя на вечеринку.

– Только после того, как я вежливо попросила, а он отказал. Он согласился, потому что переживал, что я сделаю что-то опасное.

Фаолин фыркнул, и я окинула его испепеляющим взглядом.

– Что произошло на вечеринке? – спросил Лукас. – Почему ты так спешила уйти, что даже не предупредила Теннина?

Я вытерла ладони о джинсы. Я никому не рассказывала об увиденном в тот вечер, даже Теннину. Этот секрет висел у меня на шее, как двадцатикилограммовое ярмо, но я слишком боялась делиться им с кем-либо.

Я посмотрела на Фариса, который ободряюще улыбнулся, и пустилась в рассказ. О том, как поднялась наверх, рассматривала галерею Дэвиана, хотела вломиться в его кабинет, но все пошло не по плану, потому что раздались шаги Лукаса, Конлана и Дэвиана на лестнице.

Брови Лукаса поползли вверх.

– Все это время ты была на террасе?

– Нет. – Я осознала, что ерзаю, и прекратила. – Я пошла внутрь после звонка Дэвиана.

Глаза Лукаса заблестели, когда он понял, что я недоговариваю. Он подался вперед, облокотившись на колени.

– Что ты услышала?

Я рассказала им все – настолько дословно, насколько позволяла память, – включая то, как изменился Дэвиан во время разговора. Глаза Лукаса помрачнели, но я не могла понять, на кого он злился: на Дэвиана или на меня.

Они с Фаолином переглянулись, и тот сказал:

– Мы были правы. Дэвиан замешан во всем этом.

Лукас кивнул.

– Нужно найти Льюиса Тейта.

Фаолин встал.

– Я снова проверю его финансы.

– Есть кое-что еще, – выпалила я.

Лукас с Фаолином посмотрели на меня так, будто забыли о моем присутствии. Фаолин снова сел, и все трое уставились на меня в ожидании.

– После того, как Дэвиан вернулся к вам, я спряталась в комнате с прудом или как там она называется, чтобы подождать, пока вы спуститесь на вечеринку.

С нервным трепетом в животе я рассказала им, что увидела и услышала в той комнате.

Лукас выругался и подошел к камину. Когда он снова повернулся к нам, его глаза пылали, и я инстинктивно вжалась в спинку дивана. Но обратился он к Фаолину:

– Он создал портал. Знаешь, что это значит?

Лицо Фаолина стало почти таким же мрачным, как у Лукаса.

– Да.

Я переводила взгляд с одного на другого и в конце концов повернулась к Фарису, который, похоже, знал, о чем они толковали. Они вообще планировали посвящать меня в свою маленькую тайну?

– Я не понимаю, что это значит, – многозначительно уточнила я.

– Что Дэвиан Вудс работает с королевой Анвин, – ответил Фарис.

Я нахмурилась.

– Откуда такая уверенность? Может, Дэвиан понятия не имел, что ее страж был там.

Лукас вернулся в кресло.

– Знаешь, что такое сдерживающая защита?

– Да.

Эти защиты ограничивали использование магии в их пределах. В основном их ставили на важные правительственные здания, но в последнее время и на большие площадки тоже.

– На пентхаусе Дэвиана стоит сдерживающая защита, а значит, ни один фэйри не может открыть там портал, – пояснил Лукас. – Если только ему не дали разрешение.

Мои жилы сковало льдом. Дэвиан и королева благих опасны сами по себе. Вместе же они неудержимы. Если только не спрятать родителей в подземном бункере, как мне защитить их от столь могущественных врагов?

Должно быть, мое лицо выдавало страх, так как Лукас сказал:

– Мы разберемся с нашим другом Дэвианом и королевой. Ни один из них не знает, чему ты стала очевидцем, так что тебе не о чем беспокоиться.

– Пока ты будешь держаться подальше от Дэвиана и сидеть тише воды, ниже травы, они не возьмут тебя на прицел, – добавил Фаолин с привычным недобрым взглядом.

Я потерла внезапно похолодевшие руки на коленях.

– Кажется, я уже у кого-то на прицеле.

Лукас прищурился.

– Что ты натворила?

– Ничего. Три дня назад ко мне подошли двое мужчин, выдававших себя за агентов, пока я ходила на кофе с Вайолет. Они спрашивали о налете на дом Льюиса Тейта и хотели знать, искала ли я там ки-тейн.

– Откуда ты знаешь, что они не агенты? – спросил Фаолин.

– Выглядели они соответствующе, но что-то с ними было не так. Они задавали о налете вопросы, на которые агенты уже должны знать ответы.

Фарис поймал мой взгляд.

– Они могли быть охотниками, которые ищут ки-тейн?

– Я думала об этом, но их удостоверения выглядели вполне настоящими, а их нелегко подделать, и стоит это недешево. – Я выдержала паузу. – И… они пытались увезти меня с собой.

– Силой? – в голосе Лукаса появилось напряжение, от которого чуть ли не потрескивал воздух.

– До этого не дошло. – Я поведала им о вмешательстве Вайолет и о звонке Бену Стюарту. – Насколько мне известно, Агентство их пока не опознало, и с тех пор я их не видела.

После произошедшего я была крайне бдительной, но не заметила признаков, что за мной следят те мужчины или кто-либо другой. Однако прошлым днем я видела агента Карри, когда уезжала от родителей из реабилитационного центра. Возможно, Бен Стюарт отправил его проверить, как дела у нас с родителями, или же он был там по другим делам.

– У тебя есть фотография тех мужчин, которую сделала твоя подруга? – спросил Фаолин.

Я достала телефон и отправила снимок Фарису, ведь у меня остался только его номер. Он передал мобильный Фаолину, который переслал фотографию себе, прежде чем вручить телефон Лукасу.

Тот поднял взгляд от экрана.

– Не знаешь, эти мужчины говорили с кем-нибудь еще, кто присутствовал на налете?

– Они утверждали, что да, но я спрашивала другого охотника, и она ничего о них не знает.

– Тогда почему ты? – спросил он с нотками подозрения в голосе. – В ту ночь что-нибудь произошло, что могло выделить тебя среди остальных?

Я кивнула.

– Я единственная, кто провел длительное время в одиночку в доме. Это их и интересовало больше всего.

– Почему ты была одна в доме во время налета? – спросил Фаолин.

– Тейт выпустил несколько десятков верри, когда туда прибыли агенты. Меня вызвали поймать их.

Ноздри Лукаса раздулись.

– Агенты отправили тебя разбираться с ними в одиночку?

– Никто меня не отправлял, и мне очень хорошо заплатили за эту работу.

Обналичить тот чек на следующий день было чертовски приятно. И Леви остался так доволен, что обещал оставлять мне лучшие задания, как для родителей. Этим утром он намекнул, что завтра меня ждет «тройка».

Фаолин напечатал что-то на телефоне и спросил:

– Ты говорила Агентству о том, что рассказала нам о Дэвиане и страже из Благого двора?

– Нет. Я никому не рассказывала, кроме вас.

– Почему? – В его взгляд закралось подозрение. Ну, хоть что-то не изменилось.

– Потому что у нас разные приоритеты. У Агентства – найти ки-тейн, а у меня – обезопасить родителей. Если до этого дойдет, Агентство променяет жизнь двоих охотников на камень. – Я посмотрела ему прямо в глаза, чтобы он четко понял мои намерения. – Семья для меня превыше всего. Как и для тебя.

Он слегка кивнул, но на большее и не стоило рассчитывать. Мне до сих пор было невдомек, как они с Фарисом могут быть братьями. Если бы не физическое сходство, я бы ни за что в это не поверила.

Я встала, и фэйри были вынуждены последовать моему примеру.

– Это все. Если узнаю что-нибудь еще, то сообщу вам.

Лукас улыбнулся.

– «Не звоните, я сама с вами свяжусь».

Я не ответила на улыбку.

– Именно.

Фарис погрустнел.

– Ты уходишь? Но мы так и не пообщались.

– Работа не ждет, – соврала я. – Я вернусь на следующей неделе.

Я не осознавала, что Лукас последовал за мной, пока не вышла из комнаты и он не подал голос:

– Спасибо, Джесси.

Его слова прозвучали так искренне и тепло, что у меня сжалось сердце. Мне стало легче после того, как я поделилась своим бременем с ним и его людьми, но я не могла позволить этому внушить мне ложное чувство безопасности. Я изобразила равнодушие на лице, прежде чем повернуться к нему.

– Я сделала это не для тебя. А ради родителей и Фариса.

– Знаю.

Я подняла воротник, чтобы защититься от холода.

– Это ничего не меняет.

– Знаю, – повторил он.

– Славно.

Уладив этот вопрос, я развернулась и ушла.

10

Я вздрогнула в своем платье до бедер и короткой кожаной куртке и спрятала руки в карманы. Впереди женщины в откровенных нарядах толпились маленькими группками, чтобы защититься от холода.

– Поверить не могу, что ты убедила меня надеть эту ночнушку в такую погоду. – Я хмуро покосилась на Вайолет, которой, казалось, была нипочем минусовая температура, хотя ее сапфировое платье было не длиннее моего.

Она откинула волосы за плечи, ее голубые накладные пряди были почти в тон платью.

– Я предупреждала, что в «ВаШа» особый дресс-код и они весьма избирательно относятся к тому, кого впускать.

– Нельзя просто показать им мое удостоверение охотника? – заныла я, стуча зубами.

– И что в этом веселого? – она хитро ухмыльнулась и приняла такую позу, что ее короткая юбка задралась еще выше.

Спустя минуту вдоль очереди прошелся темноволосый фэйри в черной рубашке с логотипом ночного клуба, показывая на некоторых людей. Когда он дошел до нас, его взгляд медленно скользнул по телу Вайолет: от накрашенных ногтей на ногах, выглядывавших из серебряных туфель на шпильке, до блестящих волос.

– Ты. – Он показал на нее.

Она взяла меня за руку и вытянула вперед.

– И мою подругу.

Он оценивающе посмотрел на мое алое мини-платье с глубоким треугольным вырезом и туфли без ремешков, из-за которых мои обнаженные ноги казались невероятно длинными. Его взгляд задержался на волосах – Вайолет настояла, чтобы я оставила их распущенными, не считая заколотых прядей по бокам. Образ довершали темные тени и алая помада.

Его глаза загорелись от вожделения, губы изогнулись в чувственной улыбке.

– Определенно ты.

– Что-то мне подсказывает, что сегодня ты будешь пользоваться большой популярностью, – пошутила Вайолет себе под нос, когда мы вышли из очереди.

Мы прошли к двери под ворчание других посетителей, но я слишком радовалась, что наконец-то уйду с мороза, чтобы обращать на них внимание. Затем мы вошли в клуб, где гардеробщица забрала наши куртки и телефоны. В «ВаШа» часто заглядывали знаменитости, и делалось все возможное, чтобы защитить их частную жизнь. Внутрь не позволяли проносить камеры или записывающие устройства, папарацци вход воспрещался.

Еще один фэйри провел нас по лестнице на первый этаж клуба, будто мы какие-то вип-гости. Вайолет приняла это как должное. Это вызвало у меня подозрение, что подобное нормально для фэйских заведений.

– Что думаешь? – спросила она, когда мы забрались на вершину лестницы.

Я окинула взглядом ночной клуб, который тускло освещали красно-синие софиты на высоком потолке. В центре зала находился небольшой круглый танцпол, едва вмещавший дюжину или около того пар. По бокам от него была изогнутая деревянная балюстрада, что отделяла зону отдыха от танцующих.

В дальнем конце клуба расположился бар с подсвечиваемыми полками с напитками. В левом углу была диджейская площадка, справа – лестница на верхний этаж, вероятно, в вип-зону, судя по закрытым воротам на вершине. В клубе играла популярная песня в стиле хип-хоп, но громкость позволяла общаться. Фэйри не любили шумную музыку, а «ВаШа» – клуб, куда фэйри и люди приходили поразвлечься друг с другом.

– Неплохо. – Я вытянула шею, чтобы увидеть сидящих за столиками и на диванах, но отсюда это было невозможно. Скорее всего, так и задумывалось.

Мое внимание привлекла какая-то суматоха у перил на втором этаже. Я подняла взгляд на группу фэйри и человеческих женщин, в которую входили известная поп-певица, голливудская актриса и принц Риз. Вайолет не шутила, заявив, что «ВаШа» пользовался популярностью.

Мне стоило догадаться, что тут будет принц Благого двора, ведь всем известно, что ему нравятся нью-йоркские вечеринки. Меня не радовала перспектива находиться в одном клубе со стражей Благого двора, но ничего не поделаешь.

В мою оголенную спину подул холодный ветерок, и я потянула Вайолет к бару.

Она показала на танцплощадку.

– Давай потанцуем.

– Ты же помнишь, что я здесь на задании?

– Ты говорила, что она не придет до полуночи. И вообще, работа не волк, иногда полезно немного повеселиться. – Она надула губки. – Ну же, Джесс! Давай повеселимся.

– Один танец. – Я показала палец для большей выразительности.

– Два, – возразила Вайолет, схватила меня за ладонь и потянула на людный танцпол.

Спустя три танца, запыхавшись и заливаясь смехом, я вытащила свою недовольную подругу с танцплощадки.

– Но мне нравится эта песня, – захныкала она. – Еще один танец, ну пожалуйста!

Я посмотрела на часы.

– Она скоро будет, и я хочу пить.

– Я с тобой потанцую, – раздался женский голос.

Мы обернулись к темноволосой фэйри в белом платье, сшитом из такого тонкого материала, что он подчеркивал каждый изгиб ее тела. Она быстро мне улыбнулась, но все ее внимание сосредоточилось на Вайолет, которая выглядела так, будто влюбилась. Или завелась. С Вайолет не разберешь.

Та покраснела.

– С удовольствием.

– Повеселись, – пожелала я, когда фэйри начала уводить ее за руку. Вайолет шла так смиренно, что я заподозрила бы использование гламура, если бы лично не убедилась, что на ней будет талисман сегодня.

Я подошла к бару, заказала минеральную воду и, попивая ее, высматривала в клубе свою цель. Мне улыбнулись несколько фэйри, но ни один не подошел – какой приятый сюрприз. Вайолет предупреждала, что мои рыжие волосы привлекут много внимания, я даже чуть не надела парик. Наверное, в месте с таким широким ассортиментом прекрасных женщин одна рыжеволосая особо не выделялась.

Я допила воду и собралась прогуляться, как вдруг ко мне подошел фэйри с длинными темными волосами.

– Привет. Я Дэйн. Могу я угостить тебя выпивкой?

– Нет, спасибо.

Он взял меня за руку, чтобы не дать уйти.

– Возможно, ты согласишься присоединиться ко мне наверху в вип-зоне? Сегодня там отдыхает принц Риз, и я могу представить тебя.

Я убрала руку из его хватки.

– Я жду, пока вернется подруга.

– Та красавица, с которой ты танцевала? Она тоже может присоединиться.

– Мы предпочтем остаться внизу, – отрезала я, хоть и понимала, что Вайолет убила бы за приглашение в вип-зону. Но меньше знаешь – крепче спишь, к тому же она и тут выглядела вполне счастливой.

Фэйри часто заморгал, будто не расслышал меня.

– Ты не хочешь подняться в вип-зону и встретиться с принцем?

Меня так и подмывало ответить, что мы с принцем Ризом уже встречались, но тут сзади раздался хорошо знакомый голос:

– Джесси?

Мы с Дэйном одновременно повернулись к Лукасу, который стоял в паре шагов от нас и выглядел так, будто сошел прямиком с обложки журнала «Современные фэйри». На нем были черные штаны, белая майка и угольный пиджак с закатанными рукавами, открывавшими вид на сильные предплечья. Мое сердце нервно забилось от его обжигающего взгляда, грозившего превратить мое короткое алое платье в пепел.

Однако выражение его лица мигом изменилось, отчего я засомневалась, а не привиделось ли мне. Брови Лукаса сдвинулись к переносице, и я почти чувствовала исходящий от него холод, когда он перевел внимание на фэйри рядом со мной.

Дэйн быстро отошел.

– Ваше Высочество, я не знал… Я уже ухожу.

Я наблюдала, как он чуть ли не убегал от нас. Какого черта это было?!

– Что ты делаешь в «ВаШа»? – спросил Лукас.

Я повернулась к нему.

– А есть какая-то причина, по которой мне нельзя здесь находиться?

– Ты не ходишь по подобным ночным клубам.

– Разве?

Казалось, его удивил мой резкий ответ, хотя неясно, почему. Три дня назад я четко дала понять, что мы не друзья. У меня имелась нужная ему информация, а у него – власть и средства, чтобы разобраться с угрозой для моей семьи. Это деловое соглашение, и если у него не появились новости, нам не о чем говорить.

Кто-то протяжно свистнул. Я перевела взгляд на Конлана и Фаолина, вставших по бокам от Лукаса.

– Джесси, выглядишь сногсшибательно. – Конлан начал демонстративно строить мне глазки, и на секунду я почувствовала себя так, будто мы вернулись в старые добрые времена.

– Спасибо.

Он покосился на Лукаса.

– А мы-то думали, что сегодня будет скучно.

Это напомнило мне, что мы стояли посреди клуба, куда фэйри приходили поразвлечься с людьми. Я посмотрела на прекрасных женщин неподалеку, разглядывавших Лукаса, и ощутила крошечный укол чего-то, что определенно не было ревностью.

Я отошла от бара.

– Мне нужно возвращаться к работе.

– Работе? – переспросил Лукас.

– Да. Вообще-то я на задании.

«И теперь он знает, что у тебя нет личной жизни. Супер».

Конлан показал рукой на мой наряд.

– Если это новая форма охотников за головами, я всецело одобряю.

Лукас насупился, но я не знала, из-за Конлана или из-за меня.

– И какое же задание привело тебя в «ВаШа»?

– Нимфа.

Разъяснять не было необходимости. Все знали, что, если хочешь поймать нимфу, иди туда, где они любят поиграть, куда-то с большим количеством красивых людей, открытых для сексуальных предложений со стороны фэйри. В подобном месте очень мало кто не захочет побыть игрушкой нимфы на ночь.

В основном они считались безобидными, и Агентство их не трогало. Но моя нимфа не только соблазняла людей. Она нацелилась на богатых мужчин и женщин, которых очаровывала, чтобы получить доступ к их солидным банковских счетам. На следующий день ее жертвы просыпались с неприятным открытием, что их счета обчистили за ночь.

Как правило, нимфы считались третьим уровнем, но эту повысили до четвертого. Леви признался, что ее последней жертвой стал сын одного американского сенатора, который позвонил в Агентство и закатил истерику из-за пропавшего целевого фонда в пять миллионов долларов. Ой-ой. Я могла лишь представить, как прошел разговор сына с матерью тем утром.

Уголки губ Конлана приподнялись.

– Ты охотник или приманка?

– И то, и другое.

Он снова осмотрел меня сверху донизу и покачал головой.

– Повезло нимфе.

– Откуда ты знаешь, что она в этом клубе? – спросил Лукас.

– Здесь она поймала двух последних жертв.

Нимфа не меняла охотничьи угодья, как только находила подходящие, и не слишком беспокоилась о том, что ее узнают предыдущие жертвы. Их раса – одна из самых неуловимых среди фэйри, потому что они могут менять облик по желанию. Сегодня они стройные брюнетки, завтра – фигуристые блондинки. В настоящем обличье они выглядели так обыденно и неузнаваемо, что никто бы и не догадался, что они фэйри.

Конлан посмотрел на меня с любопытством.

– И как ты планируешь вычислить нимфу среди всех этих прекрасных женщин?

– Секрет фирмы. – Мои пальцы сжались на красной сумочке, которая была гораздо тяжелее, чем казалась. – Мне пора. Хорошего вечера.

Я едва успела отойти на пять шагов, как кто-то перекрыл мне дорогу. Я взглянула на улыбающееся лицо принца Риза. Позади него стояли все те же пять стражей, что и в «Ральстоне». Их суровые лица намекали, что они не разделяли радость принца от встречи со мной.

– Джесси Джеймс, так и думал, что это ты, – начал он, будто мы старые друзья. – Ты выглядишь просто восхитительно в этом платье. Я почти не узнал тебя, но эти прекрасные волосы не спутаешь.

Растерявшись, я слишком медленно среагировала, когда принц коснулся одной из прядей у моей щеки. В следующую секунду за моей спиной возникла теплая стена мышц, по бокам встали Конлан с Фаолином. Стража благого принца мгновенно сомкнула ряды вокруг него.

– Риз, – произнес Лукас прохладным тоном. Он стоял так близко, что я чувствовала вибрацию в его груди, когда он говорил. Мне было противно от дрожи, прошедшей по моему телу, и в то же время его присутствие успокаивало.

– Ваэрик. – Улыбка принца Риза не дрогнула, но он опустил руку. – Я понятия не имел, что ты знаком с очаровательной мисс Джеймс.

– Могу сказать то же о тебе.

Принц Риз заговорщицки мне улыбнулся.

– Мы недавно встретились в моем отеле. Она производит неизгладимое впечатление.

Лукас напрягся.

– В твоем отеле?

– Мы с Вайолет приходили туда по работе, – сказала я, хоть и не была обязана перед ним отчитываться.

– Ах да, та симпатичная синевласая девушка. – Принц Риз огляделся. – Она с тобой?

– Да, танцует.

Он посмотрел на танцплощадку, и его глаза заискрились весельем.

– Вижу, твоя подруга познакомилась с Лорель.

Я повернула голову и обнаружила, что Вайолет с той фэйри целовались прямо посреди других танцоров. Это не первый раз, когда я видела Вайолет с девушкой, но она еще никогда не вела себя так откровенно.

– Джесси, – начал принц Риз. – Я могу звать тебя Джесси?

– Я… – Я не хотела панибратства с принцем Благого двора, но и оскорбить его не могла. – Да.

– Для меня будет честью, если вы с подругой присоединитесь ко мне наверху и выпьете по бокальчику. Можешь рассказать мне больше о своей охоте.

Лукас издал звук, напоминавший рык.

– Ты не в ее вкусе, Риз.

Я отступила, чтобы окинуть его сердитым взглядом. Лукас был прав, но с чего он взял, что может говорить за меня? У него не было такого права, даже когда мы дружили.

– Ты понятия не имеешь, кто в моем вкусе.

Принц Риз коснулся моей спины, и я осознала, что сделала: практически объявила, что интересуюсь им, хотя это не так.

– Думаю, Джесси сама может решить, чья компания ей больше по душе, – сказал он Лукасу.

– Вообще-то… – начала я.

– Уверен, что может, – ответил Лукас, не глядя на меня. – Но в последнее время ей встречались не лучшие представители нашего вида.

Я воззрилась на его суровое, непроницаемое лицо. Он говорил о благой страже или о том, как сам со мной обошелся?

Принц Риз убрал руку с моей спины.

– Ты на что-то намекаешь, Ваэрик? Мои намерения по отношению к Джесси исключительно благородные. Можешь сказать то же о себе?

Глаза Лукаса опасно заблестели.

– Благие и благородство не те слова, которые я использовал бы в одном предложении.

Я подняла руку.

– Ладно, я собираюсь…

– Сказал неблагой принц, – парировал принц Риз.

Я щелкнула пальцами между ними.

– Прошу прощения. – Оба обратили внимание на меня. – Теперь, когда мы установили, что вы не одни в этом зале, я хотела бы попрощаться. Если вы, принцы, хотите спорить, у кого корона больше, дерзайте.

Я развернулась и направилась к тому месту, где последний раз видела Вайолет. Позади меня Конлан разразился смехом, но я слишком злилась, чтобы разделять его веселье. Понятное дело, что дворы враждуют между собой, и у Лукаса было полное право сердиться после того, что пришлось пережить Фарису. Но нечего втягивать других в свои разборки, и меня возмутило то, как они общались, словно меня там не было.

Вайолет с Лорель стояли в противоположной части танцпола и увлеченно беседовали. Фэйри положила руку на талию моей подруги, обе казались без ума друг от друга. Мне не хотелось прерывать их, но Вайолет настаивала на том, чтобы помочь мне с заданием.

Лорель приподняла ее лицо за подбородок для поцелуя.

– Позвони мне.

– Завтра, – выдохнула Вайолет.

Я наблюдала, как она тоскливо смотрела вслед уходящей фэйри.

– Я не хотела спугнуть ее.

– Не волнуйся, я сказала ей, что пришла помочь тебе с работой. – Вайолет лукаво улыбнулась. – Она считает девушек-охотников сексуальными, и, возможно, я немного приукрасила свою роль.

– Тогда не будем разочаровывать ее.

Она посмотрела на меня с ожиданием.

– Ты наконец расскажешь мне, как мы найдем эту нимфу?

Я ухмыльнулась.

– Думаю, ты готова узнать мои секреты.

– Я и так знаю все твои секреты. – Когда я не сразу ответила, подруга уперла руки в бока. – Так ведь?

– Все, кроме рабочих, – соврала я.

Меня охватило чувство вины при мысли о камне богини в волосах. Я никому о нем не рассказывала, включая Вайолет, и таким образом будто предала нашу дружбу. Но она точно распсихуется, если узнает, а это никому не поможет.

Чего мне в самом деле хотелось, так это сказать о нем маме с папой. Я никому так не доверяла, как им, и скучала по их наставлениям. Но доктора советовали не расстраивать их, и я прислушалась, из-за чего до сих пор не открылась им об охоте. Тайны потихоньку накапливались, и я понятия не имела, как им сознаться, когда придет время.

– Мне показалось или ты говорила с Лукасом? – спросила Вайолет, когда я открыла сумочку. – Когда вы успели снова сблизиться?

– Еще чего. – Я достала очки и надела их. – Что думаешь?

– У них нет линз. – Она подошла ближе и нахмурилась. – Что за странная оправа? Такое впечатление, будто их сделали на уроке труда в детском садике.

– Эй! Между прочим, я потратила на них четыре часа прошлой ночью.

Вайолет фыркнула.

– Только не вздумай бросать свою основную работу.

Я сняла очки и подняла их между нами. Оправа была обернута блестящими ало-злотыми чешуйками, которые я тщательно приклеила.

– Видишь их? Это чешуя драккана. Гас линяет и разбрасывает ее по всей квартире. – Я провела по чешуйкам пальцем. – Ты знала, что фэйский гламур не работает в присутствии дракканов?

– Откуда ты знаешь?

– Фарис рассказал. – Я снова надела очки. – Это не самый общеизвестный факт, так что оставим это между нами.

Вайолет кивнула.

– Ты уверена, что чешуя сработает без Гаса?

– Нет, но скоро мы это выясним.

Мы пошли по тускло освещенной зоне отдыха сбоку от танцплощадки, выискивая нимфу, которая должна была уже явиться. Я всматривалась в лица вокруг нас и игнорировала заинтересованные взгляды в мою сторону, пока Вайолет восторгалась Лорель.

Дойдя до бара, я с облегчением отметила, что ни Лукаса, ни принца Риза там нет. Мы направились в противоположную часть клуба, и мой взгляд привлекла группа людей у диванов в углу. Я обошла их и с нервным трепетом в животе уставилась на мужчину с двумя женщинами.

Одна из женщин, брюнетка за двадцать в мерцающем золотом платье, выглядела слишком ярко, как засвеченный снимок. Стоило прищуриться, и ее очертание размылось, и передо мной будто возникли два человека, пересекающиеся друг с другом.

– Нашла! – прошептала я. Затем передала очки Вайолет, которая заохала и заахала при виде нимфы.

– Готова? – спросила я, вернув очки.

Подруга откинула волосы за спину.

– С рождения.

Я спрятала очки в сумку.

– Как я выгляжу?

– Неотразимо.

Она взяла меня под локоть, и мы направились к диванам с видом хозяек заведения. Намеренно игнорируя нимфу и ее спутников, элегантно опустились на ближайший диван и начали отрепетированное представление.

– Папочка такой несправедливый! – заныла я. – Это мой целевой фонд, что хочу, то и делаю!

Вайолет сочувствующе погладила меня по руке.

– Что он сказал?

– Что я должна поступить осенью в Колумбийский, иначе он заморозит мои счета до тех пор, пока мне не стукнет двадцать пять.

Ее изумленное выражение лица заслуживало «Оскара».

– Он не посмеет!

Я надула губки.

– Он такой неразумный. Разве так плохо хотеть немного повеселиться перед тем, как мне придется годами сидеть, уткнувшись носом в учебники?

– Как насчет немного поразвлечься сегодня? Я слышала, что в вип-зоне наверху сидит принц Риз.

Я схватилась за сердце.

– Я бы все отдала, чтобы познакомиться с ним!

Вайолет немного наклонила голову, чтобы нимфа не видела ее ухмылки.

– Ох уж эта твоя одержимость королевскими фэйри.

– У всех свои слабости, – парировала я, стараясь сохранить невозмутимое лицо.

Диван прогнулся под весом человека по другую сторону от меня, и я сразу же поняла, что это нимфа. Внутри все перевернулось – то ли от предвкушения, то ли это естественная реакция на нее. Я поменяла кожаный талисман на тонкий серебряный браслет, но он защищал лишь от гламура, а никак не от способности нимф усиливать сексуальное влечение.

– Вы хотите подняться в вип-зону? – спросила она теплым, как мед, голосом, от которого у меня перехватило дыхание.

Взгляд Вайолет сосредоточился на нимфе, ее зрачки расширились, и, собравшись с духом, я повернулась к своей жертве. Вблизи она выглядела как самая прекрасная женщина, которую я когда-либо встречала. На ней не было макияжа, ведь ничто не могло украсить ее и без того идеальные черты лица, глаза глубокого лазурного оттенка будто светились изнутри. Я потерялась в них и только спустя несколько секунд смогла освободиться от ее гипнотического взгляда.

– Да, – ответила я и удивилась придыханию в собственном голосе.

– Охранник наверху – мой друг, он нас пропустит. – Она изучила мое лицо и намотала мою прядь на палец. Вид у нее был такой же завороженный, как у меня минуту назад. – Ты такая красивая.

– Спасибо. – Я прильнула к ее ладони, словно ничего не могла с собой поделать, и прошептала: – Моя подруга может подняться с нами?

Она перевела внимание на Вайолет, и ее глаза потемнели от вожделения.

– Безусловно.

Я улыбнулась.

– Я Джесси, а это Вайолет.

– Я Лайла. – Она грациозно встала и жестом показала следовать за ней.

Как только она повернулась к нам спиной, я посмотрела на Вайолет и произнесла одними губами: «Шоу начинается».

Та кивнула, выглядя одновременно напуганной и радостной. Для страха во мне бурлило слишком много адреналина, да и Лайла далеко не самая жуткая фэйри, которую мне доводилось встречать за мою короткую карьеру охотника. Меня больше волновало, как бы довести задание до конца.

Лайла привлекала к себе много оценивающих взглядов, но будто бы не замечала их, ведя нас из зоны отдыха мимо бара. Несколько раз она оглядывалась и улыбалась, чтобы убедиться, что мы по-прежнему рядом, и каждый раз ее энергетический импульс вызывал у меня приятное покалывание кожи. Я читала, что люди не могут понять, когда нимфа использует на них магию. Нужно будет спросить позже Вайолет, чувствовала ли она то же самое.

Мы приблизились к лестнице в вип-зону. Пора ставить ловушку.

– Лайла, – окликнула я, когда она подошла к охраннику на нижней ступеньке. – Мне нужно сбегать в уборную, прежде чем мы поднимемся.

Нимфа замешкалась на пару секунд.

– Я тоже пойду, – ответила она, как я и предполагала. Ее магия работала лишь до тех пор, пока мы оставались вместе, и она не рискнет выпустить меня из хватки.

– Я подожду вас здесь, – сказала Вайолет, как мы и спланировали. Она была недовольна, что придется оставить меня одну с нимфой, но я не хотела подвергать ее опасности.

Между баром и лестницей находился короткий коридор к женскому туалету. Как и ожидалось, там стояла очередь, но небольшая. Прошло десять минут, прежде чем мы добрались до кабинки и вместе вошли внутрь. Я осмотрелась и заперла дверь на щеколду.

Моей спины ласково коснулась рука, за этим последовал еще один импульс магии – сильнее, чем раньше. Я сглотнула, по телу прошла легкая дрожь. Судя по всему, Лайла не собиралась тратить время попусту.

Я прильнула к ней, радуясь, что она не видит моего лица. Инстинкты требовали, чтобы я оттолкнула ее. Именно по этой причине, когда я рассказала Вайолет свой план по поимке нимфы, она возразила, что лучше ей быть приманкой. Но она уже послужила ею на задании с банти, так что пришел мой черед оказаться в неловком положении.

От Лайлы исходило все больше магии, но она почти не действовала на меня, вероятно, потому что я знала, что происходит.

– Уверена, что хочешь наверх? Я знаю место, где мы можем устроить собственную вечеринку, – прошептала она мне на ухо.

– А как же Вайолет? – спросила я, потянувшись рукой к сумочке.

Лайла тихо рассмеялась.

– Она похожа на девушку, которая сама может найти себе развлечение.

– Может. – Улыбнувшись, я залезла в сумку и нащупала пальцами холодный металл. – Но я обещала, что сегодняшний вечер мы проведем вместе.

В голос нимфы закралось раздражение.

– Значит, вечеринка на троих.

– Супер! – слово прозвучало восторженно, с придыханием, но по совершенно иным причинам. Во мне взыграл азарт от охоты, и я повернулась к нимфе.

Сияние ее глаз усилилось, и она с ликующей улыбкой взяла мое лицо в ладони. Лайла была выше меня как минимум на десять сантиметров, и она с недвусмысленным намерением опустила ко мне голову.

Сумочка выпала из моих рук. Лайла сразу же отодвинулась, стоило почувствовать железо, но я успела сомкнуть наручники на ее левом запястье.

Она закричала и попятилась от меня. Ее черты размылись, взамен передо мной предстала низкая, невыразительная женщина с тусклыми каштановыми волосами. Ее глаза расширились от шока, но он быстро сменился яростью. Лайла набросилась на меня, загнув пальцы, как когти.

– Лживая стерва!

Я с легкостью уклонилась и пнула ее, из-за чего она влетела в дверь.

– Кто бы говорил.

Она развернулась.

– Сними их немедленно, или я буду рвать тебя на части, пока не найду ключ!

– Ну давай, покажи, на что способна, – подстрекала я.

Она снова кинулась ко мне, но двигалась слишком медленно, будто пьяная. Нимфы сильны в своем истинном обличье, но железные наручники лишали ее энергии. Сейчас она была не сильнее человека.

Я схватила Лайлу за руку и, заведя ее за спину, прижала к стене. Ей удалось ударить меня локтем в грудь, но затем я усмирила ее.

– За что ты так со мной? – запричитала она. – Я лишь хотела подарить тебе ночь удовольствия!

Я сковала второе запястье.

– Уверена, ты бы так и поступила, прежде чем украсть все мои деньги, как в случае с людьми, которых ты обчистила.

– Ты агент? – в ее голос закрался страх, и она отпрянула от меня.

– Лучше. Я охотник за головами.

Усадив ее на унитаз, я вернулась за сумочкой и закрыла ее, чтобы нимфа не увидела серую сетку, вшитую в подкладку. Свинец много весил, но благодаря ему фэйри не замечали железо.

– Что ты со мной сделаешь? – испуганно спросила она, когда я жестом показала ей встать.

– Отвезу к связному, где тебя проверят и отправят в родной мир.

Она лихорадочно замотала головой.

– Но я не хочу возвращаться!

– Прости, это не мне решать. – Я взяла ее за руку и повела к двери.

– У меня есть деньги, – выпалила Лайла, когда я потянулась к дверной ручке. – Я дам тебе столько, сколько захочешь, только отпусти.

Я отодвинула щеколду.

– Это не твои деньги. Они принадлежат людям, которых ты ограбила.

Вайолет ждала нас за дверью и сдерживала очередь раздраженных женщин, которым не терпелось в туалет. Они изумленно уставились на Лайлу, совсем не походившую на ту роскошную красотку, что зашла со мной в уборную.

– Готово? – Глаза Вайолет округлились. – Это было быстро.

– Недостаточно. – Я подумала о том, как нимфа прижималась к моей спине, и скривилась.

Вайолет последовала за нами по короткому коридору.

– Так что, мы уходим?

Я остановилась и посмотрела на подругу. Она так радовалась, когда я попросила пойти сюда со мной, что мне не хотелось портить ей веселье.

– Почему бы тебе не остаться? Готова поспорить, Лорель все еще здесь.

Она покраснела, но покачала головой.

– Мы пришли вместе, значит, и уйдем вместе. Я всегда могу вернуться другим вечером.

– Ладно. Пойдем.

Я повела скованную нимфу по клубу, привлекая любопытные взгляды как людей, так и фэйри. У меня создалось впечатление, что охотники в «ВаШа» – редкое явление, особенно охотник в платье и на каблуках.

Мы как раз проходили мимо диванов, когда меня окликнул мужской голос:

– Джесси?

Я выругалась себе под нос и повернулась к уставившемуся на меня Йену. Керр, стоявший рядом с ним, оглянулся и вытаращил глаза.

– Черт возьми. – Он прошелся по мне взглядом. – В таком платье можешь охотиться на меня в любое время.

На языке уже крутился ехидный ответ, но он мигом забылся, как только рядом с Керром возник мрачный, как грозовая туча, Лукас. Его присутствие ничуть не смутило фэйри, который сверкнул мне озорной улыбкой.

– Конлан говорил, что ты здесь, но опустил пару деталей. – Йен перевел взгляд на нимфу. – Вижу, охота прошла удачно.

– Очень.

Лайла нервно съежилась под их взглядами, и я вспомнила, каково мне было в первую встречу с ними. Эти ребята умели запугивать.

Только я собралась увести ее, как к Лукасу присоединилась фэйри с длинными черными волосами. Она собственнически взяла его за предплечье и что-то прошептала. Он повернул к ней голову, и я невольно заметила, что вместе они смотрелись просто идеально. А еще явно были хорошо знакомы. Я быстро отвернулась.

В этот момент Лайла вырвалась, больно скрутив мне руки. Она побежала к лестнице на выход, и я кинулась в погоню. С кипящим в крови адреналином прыгнула на нимфу сзади еще до того, как она преодолела десть шагов, и прижала ее коленом к полу.

Вокруг раздались свист и радостные возгласы, и я вспыхнула, осознав, какое устроила всем шоу в своем коротком платье. Затем встала с угрюмым видом, подняла нимфу на ноги и, не оглядываясь, повела ее к лестнице.

Единственное, что скрашивало этот позор, это награда в десять тысяч, которая ждала меня у связного. Только об этом я и старалась думать, вспоминая, как показала свое исподнее принцу Неблагого двора, его спутнице и королевской страже.

На вершине лестницы от моей правой туфли внезапно отвалился каблук. Скривившись, я начала свой постыдный спуск, крепко держа нимфу за руку. Бо́льшую часть времени я любила свою работу. Но прямо сейчас она казалась полным отстоем.

– Джесси! – Вайолет подбежала, пока мы ждали, когда нам принесут куртки. – Это было потрясающе!

Я скорчила гримасу.

– Ты же знаешь, я люблю уходить эффектно.

– И не говори. Где ты научилась так быстро бегать… к тому же на каблуках?

– Я всегда была шустрой. – Я забрала куртку у гардеробщицы и надела, не выпуская из хватки угрюмую нимфу.

Вайолет фыркнула.

– Да, но не настолько же. У бедной Лайлы не было шансов.

– Десять штук – отличная мотивация.

Я повела Лайлу к выходу, морально готовясь к морозу на улице. Охранник покосился на мою сломанную туфлю, на нимфу в наручниках и поднял брови. Я пожала плечами и прошла мимо.

– О, и кстати, классные трусики, – хихикнула Вайолет по дороге к джипу. – «Виктория Сикрет»?

11

– Финч, прекрати баловаться с едой, – пожурила я, когда от моей щеки отскочила черника и приземлилась на кухонный пол. Я отвлеклась от чистки холодильника и хмуро воззрилась на столешницу. – Айсла, а ты не поощряй его.

Финч свистнул, и я обнаружила этого дурачка балансирующим на спинке стула с тремя ягодами в руке. Айсла стояла на столе и наблюдала за ним с радостной улыбкой. Как только он увидел, что все внимание приковано к нему, то начал жонглировать ежевикой, стараясь удержаться на насесте.

Айсла пискнула и захлопала в ладоши, а Финч выпятил грудь. Я покачала головой. Похоже, мой братец влюбился в никси, и бог его знает, что теперь с этим делать. Процедура по удочерению Айслы уже началась, а значит, она теперь его сестра? Я устало потерла лицо. Нужно поговорить об этом с родителями, когда поеду навещать их.

Я уже рассказала им об Айсле в нашу прошлую встречу, и, как и ожидалось, они не возражали против того, что никси присоединится к нашей семье. А вот Гас не вызвал у них восторга, но со временем они и его примут. В детстве мы всегда хотели завести питомца, но у мамы была сильная аллергия на шерсть. У дракканов – чешуя, так что это не станет помехой.

От раздумий меня отвлекла вторая ягода, прилетевшая мне прямо в макушку. Я подняла взгляд как раз в тот момент, когда Финч замахал руками и свалился со стула. Я сразу же кинулась к нему, хоть и знала, что с ним все в порядке. Спрайты как кошки, всегда приземляются на ноги.

Я уперла руки в бока.

– Может, перестанешь выделываться?

Он робко улыбнулся и залез по стулу на стол.

Я снова принялась мыть холодильник, яростно оттирая пятнышко кетчупа, будто оно лично оскорбило меня. Весь день прошел в лихорадочной уборке, а все из-за того, что я проснулась усталой и ворчливой. Мне стоило бы радоваться. Прошлой ночью я привела свою первую нимфу, и Леви сказал, что я напоминаю ему маму на раннем этапе ее карьеры. Весьма высокая похвала от него. Вдобавок я вернулась домой с чеком на десять тысяч долларов.

Только я принялась за морозилку, как из гостиной послышался жуткий лай. «Что, опять?!»

Я побежала в комнату, где Гас давился с таким видом, будто его вот-вот стошнит целым о́рганом. В горле драккана виднелся крупный комок размером с бейсбольный мяч. И что он попытался сожрать на этот раз?

Я быстро поняла, что, живя с юным дракканом, нельзя оставлять на виду маленькие блестящие предметы. После того как Гас проглотил мамины любимые хрустальные подсвечники, я спрятала все, что он мог съесть, в родительской спальне. Дракканы все переваривали как пищу. Понятия не имею, как сказать маме, что подсвечников, которые подарила ее бабушка на свадьбу, больше нет.

Гас снова издал мерзкий звук, и что-то вылетело из его пасти и покатилось по полу в мою сторону. Я нагнулась за снежным шаром с Эйфелевой башней, который пару лет назад мне подарил Морис. С него стекала слюна, вся поверхность была склизкой.

– Фу! – Я сморщила нос и отнесла его к кухонной раковине. Минуя стол, заметила, что Финч пытался удержать горстку ягод в одной руке. Дурдом какой-то.

Я вытирала шар салфеткой, как вдруг раздался дверной звонок. «Ну кто там еще?»

Я подошла к двери и крикнула, не задумываясь:

– Кто там?

Затем посмотрела в глазок одновременно с тем, как знакомый голос сказал:

– Лукас.

Мое сердце нервно затрепетало в груди. А он что тут делает?

– Джесси?

– Да.

– Ты собираешься открывать дверь? – поинтересовался он с веселыми нотками в голосе. Я осознала, что где-то с минуту просто пялилась на дверь, после чего повернула замок и приоткрыла ее.

– Что ты тут делаешь?

Моя недоброжелательность его не смутила.

– Мне нужно поговорить с тобой.

– Не мог позвонить?

– Ты заблокировала мой номер. – Он одарил меня невеселой усмешкой, от которой мой желудок странно скрутило. Меня бесило, что он до сих пор имел на меня подобное влияние, что еще больше испортило мне и без того угрюмое настроение.

Я подняла брови.

– Разве это недостаточно жирный намек, что я не хочу говорить?

– Я всегда плохо понимал намеки.

– Оно и видно. – Я прижалась боком к двери. – Что такого важного ты хотел обсудить, что приехал аж сюда?

Он наклонил голову.

– Я могу войти? Подобные разговоры лучше не вести в коридоре.

Я чуть не отказала, ведь он последний человек, которого мне хотелось видеть у себя в квартире. Не знаю, почему я вообще открыла ему дверь. Я говорила на полном серьезе, что буду предоставлять ему информацию о ки-тейне, но это ничего не меняет между нами.

– Входи. – Я отошла и открыла дверь шире.

Лукас вошел в квартиру и закрыл за собой дверь. Мой пульс подскочил. Своим присутствием он заполнял каждый уголок комнаты, из-за чего я ощущала себя крошечной и неуверенной. Я ненавидела его за то, что он действовал на меня подобным образом, и злилась на себя, что поддавалась его влиянию.

Похоже, я такая не одна. Финч с Айслой прекратили играть на столе, и даже Гас притих.

– Ладно, выкладывай, – потребовала я без лишних предисловий.

Он перешел сразу к делу.

– Ты хорошо знаешь принца Риза?

Вопрос удивил меня, и с пару секунд я просто пялилась на Лукаса.

– Нет.

– Прошлой ночью мне показалось, что вы знакомы. Что произошло в его отеле?

– На что ты намекаешь? – Я скрестила руки. – И какое тебе вообще дело?

Лукас шумно выдохнул.

– Я ни на что не намекаю. Просто меня беспокоит его интерес к тебе.

– Почему?

– Почему? – Он изумленно воззрился на меня. – Джесси, мне напомнить, кто такой Риз или что стража его матери похитила твоих родителей и Фариса?

– Думаешь, я могу о таком забыть? Мне до сих пор снятся кошмары о том, как я нашла их в той клетке.

Лукас выглядел так, будто я ударила его под дых.

– Тебе снятся кошмары?

– Иногда. – Я отвернулась, не желая ворошить прошлое. – Что касается принца Риза, мы с Вайолет встретили его, когда уходили из «Ральстона» после задания. Он в некоторой степени увлечен охотниками и заинтересовался, узнав, что я одна из них. Я пообщалась с ним пять минут, после чего мы с Вайолет ушли. До прошлой ночи я его больше не видела. Я ответила на все твои вопросы?

– В клубе его интересовала не только твоя работа, – возразил Лукас.

Я всплеснула руками.

– Как и многих фэйри. Это всего лишь значит, что им нравятся девушки в коротких платьях.

Он поджал губы и собрался что-то сказать, но я опередила его:

– Тебе не приходило в голову, что принц Риз проявил ко мне интерес прошлой ночью, потому что увидел меня с тобой? Очевидно, что вы терпеть друг друга не можете. Вероятно, он подумал, что я важна для тебя, и захотел поиграть у тебя на нервах.

Его лицо смягчилось.

– Ты действительно…

В коридоре раздался приглушенный стук и сердитый мужской голос:

– Я здесь живу, черт побери! А вы еще кто такие?

Я схватилась за грудь. Я знаю этот голос!

Я распахнула дверь и увидела на вершине лестницы высокого темнокожего мужчину, стоявшего напротив Йена и Керра. Его длинные дреды были собраны в хвостик, карие глаза прожигали взглядом двух фэйри, что преграждали ему путь.

– Морис?

Керр обернулся ко мне.

– Джесси, ты знаешь этого мужчину?

– Да, он живет тут.

Сердитое лицо Мориса расплылось в широкой улыбке. Бросив на пол сумку и рюкзак, он стремительно подошел, оторвал меня от земли и заключил в такие крепкие объятия, что у меня хрустнули ребра.

– Детка, как я рад тебя видеть! – произнес он с теплым луизианским акцентом. – Ты настоящая отрада для усталых глаз.

– Ты дома! – Я крепко обвила руками его шею. Я всегда с нетерпением ждала его возвращений, но в этот раз больше, чем обычно.

Он поставил меня на пол и взял за плечи. Морис был почти ровесником моей мамы, но выглядел не старше двадцати пяти и обладал такой внешностью, которая кружила головы женщинам всех возрастов.

В его взгляде мелькнуло беспокойство.

– Я только этим утром узнал о твоих родителях и сел на первый же рейс.

– Ты все это время был на задании в Эверглейдсе?

– Да, и вырвался только сегодня. – Он притянул меня для очередных объятий. – Поверить не могу, что тебе пришлось справляться со всем в одиночку.

Позади кто-то прочистил горло. Я так сосредоточилась на Морисе, что забыла, что мы не одни. Отступив, я слегка повернулась к Лукасу, чей суровый взгляд вперился в новоприбывшего.

– Морис, это принц Ваэрик из Неблагого двора. Он помогал мне искать маму с папой, когда они пропали. – Затем обратилась к Лукасу: – Морис – мой крестный и лучший друг папы.

Если Лукаса и удивило, что я представила его по настоящему имени и титулу, он не подал виду. Я не планировала хранить это в тайне от Мориса.

Тот с подозрением присматривался к Лукасу.

– С чего бы неблагому принцу интересоваться благополучием двоих охотников за головами? Какое тебе дело?

– Это касается только нас с Джесси, – ответил он прохладным тоном.

– Уверен, ее родителям будет что сказать на этот счет. – Морис подошел ближе ко мне. – И как крестный Джесси, я несу ответственность за нее, пока ее мама с папой в больнице.

Я не стала напоминать, что мне уже восемнадцать и я не ребенок, а просто взяла Мориса за руку.

– Это долгая история.

– Тогда хорошо, что у меня полно времени. – Он многозначительно посмотрел на Лукаса. – Я планирую надолго задержаться в городе.

– Правда? – Мои губы изогнулись в улыбке. Последние несколько лет визиты Мориса длились не дольше недели. Ему нравилось путешествовать и наскучивало подолгу сидеть на одном месте.

– Да. И первым делом после того, как мы с тобой пообщаемся, я поеду к твоим родителям. – Он достал ключи. – Я закину вещи в квартиру и сразу вернусь.

Перевод: попрощайся с гостями, потому что нас ждет разговор.

Морис поднял сумки и прошел мимо Йена с Керром, которые все это время молчали. Затем открыл дверь и, не закрывая ее, скрылся внутри.

– Этот мужчина – твой крестный? – спросил Лукас с большой долей скептицизма в голосе. – Он старше тебя от силы лет на десять.

– Морису тридцать девять, он на год младше моей мамы.

Лукаса слегка расслабил позу.

– Ты ему доверяешь?

– Я готова доверить ему свою жизнь. Он моя семья.

Похоже, это его умилостивило.

– Тогда оставлю вас наверстывать упущенное. Продолжим этот разговор в другой раз.

Я нахмурилась.

– Что тут еще обсуждать?

Вместо того чтобы ответить, он поинтересовался:

– Когда ты планируешь снова навестить Фариса?

– Через пару дней. А что?

– Тогда и поговорим. – Он прошел мимо меня к своим людям. – Если снова увидишь Риза или его стражу, держись от них подальше.

И с этими словами он ушел. Йен с Керром улыбнулись мне и последовали за принцем.

– И вам до свидания, – буркнула я.

– До свидания, Джесси, – крикнул Лукас, стоя двумя пролетами ниже, чем в очередной раз напомнил мне о своем превосходном слухе.

Я придумывала какой-нибудь остроумный ответ, когда из квартиры вышел Морис. Увидев меня одну в коридоре, он удивленно вскинул брови, но я покачала головой.

– Будешь кофе? – предложила я, войдя к себе.

Его глаза загорелись от радости.

– У тебя есть кофе?

– Конечно. Я многим готова пожертвовать, но не им. – Я прошла на кухню и вздохнула при виде продуктов из морозильника, разбросанных по столешницам. – Прости за бардак.

Я поставила кофе готовиться и вернула продукты на место.

– Джесси, что у тебя делает драккан на журнальном столике? – крикнул Морис.

– Еще одна долгая история.

– Что-то мне подсказывает, что у тебя их много. – Он зашел на кухню и достал что-то из моих волос. Это оказалась раздавленная ежевика.

– Финч, – пояснила я, слегка нахмурившись.

Морис огляделся.

– Где он?

Я достала две чашки и поставила их на столешницу.

– Скорее всего, в домике с Айслой.

– Айслой?

– Она никси.

Брови Мориса поползли вверх. Я рассмеялась.

– Лучше присядь. Это надолго.

Спустя две чашки кофе Морис воззрился на меня со смесью шока и тревоги. Я вкратце рассказала, что случилось с того дня, как исчезли мама с папой. А вот о том, что произошло между мной и Лукасом, умолчала, так как не хотела, чтобы он устраивал разборки с принцем Неблагого двора. Как и о вечеринке в пентхаусе Дэвиана Вудса. Если бы Морис знал, на какие риски я шла, то не спускал бы с меня глаз до самого возвращения родителей.

Однако я поведала ему о камне богини, и до чего же приятно было наконец поделиться с кем-то этой ношей. Как и я, Морис никогда не слышал о таком и понятия не имел, что он значит.

Крестный потер подбородок.

– У меня есть подруга-фэйри во Флориде, могу спросить у нее, не вызвав подозрений.

– Думаешь, она что-то знает? – Во мне затеплилась надежда.

– Без понятия, но попытка не пытка. – Он откинулся на спинку стула и улыбнулся. – Поверить не могу, что моя малышка Джесси – охотник за головами, да еще и чертовски хороший, судя по всему. Не то чтобы я удивлен. В конце концов, это у тебя в крови.

Я обхватила ладонями пустую чашку.

– Надеюсь, мама с папой так же хорошо воспримут эту новость. Я им еще не сказала.

– Хочешь, чтобы я поприсутствовал при этом?

– Ты не против? Мы с Финчем собираемся съездить к ним завтра, и я могу внести тебя в список посетителей.

Морис кивнул.

– Завтра мне идеально подходит.

– Ты сказал Лукасу, что планируешь задержаться. У тебя же всегда новое задание на очереди?

– Да. Я буду искать пропавший ки-тейн. Мне нужно заскочить в «Плазу», отметиться и дать им знать, что я берусь за работу.

– Ой-ой. Многие охотники расстроятся, услышав, что великий Морис Беньо берется за дело.

И я не шутила. Все в этом бизнесе знали, кто такой Морис. Может, мои родители и лучшие охотники на Восточном побережье, но Морис – один из лучших охотников в стране. Все станет намного интереснее.

Его глаза хитро заблестели.

– Небольшая конкуренция никому не повредит. Буду держать вас в форме.

– Может, это я составлю тебе конкуренцию, – пошутила я.

– Даже не сомневаюсь. – Он посерьезнел. – Не злись, но я бы не хотел, чтобы ты работала над этим заданием. Ты новенькая в этом бизнесе, да еще и без напарника.

– Брюс с Треем предлагали мне присоединиться к ним, как и еще одна команда. Но, наверное, я волк-одиночка.

– Как и я. – Он допил кофе и задумчиво посмотрел на меня. – Можешь работать со мной. У меня давно не было напарника, но могу сделать исключение.

Меня охватил радостный трепет. Морис давал фору всем охотникам, и я могла многому научиться, работая с ним. Помимо родителей, я никому так не доверяла, как ему.

Но затем я вспомнила, почему он одиночка. Морис все делал по-своему, в свое время и ненавидел отвечать перед кем-либо. Мама с папой были его лучшими друзьями, но даже с ними он работал лишь в редких случаях. Единственная причина, по которой он предлагал мне сотрудничать, в том, что таким образом он мог приглядывать за мной.

– Спасибо, что предложил, но, боюсь, я буду мешаться у тебя под ногами. – Я встала и собрала чашки. – Но я всем похвастаюсь, что сам Морис просил меня быть его напарником. Трей этого не переживет.

Морис рассмеялся.

– Может, это я буду мешаться у тебя под ногами.

– Ну-у, – протянула я. – Ты когда-нибудь катался на келпи?

– Не могу таким похвастаться. Зато я два месяца охотился на ракшая в Эверглейдсе.

У меня отвисла челюсть.

– Да ладно! И как, поймал?

– Поймал ли? – Он покачал головой. – Ну, дорогуша!

– Рассказывай. – Я подперла подбородок руками и уставилась на него в ожидании.

Ракшай – одно из существ, которых большинство людей считали фэйским мифом, как бугимена. Верхняя половина его тела напоминала эльфа с зеленой чешуйчатой кожей, а ниже пояса он был змеей. Он обитал в озерах и болотах, и его укус превращал людей в безмозглых зомби. Не тех, что стонали и жаждали человеческой плоти, но они могли передавать неизлечимые болезни другим людям. Ракшаев почти невозможно поймать, и их относили к пятому уровню.

Вряд ли я смогла бы два месяца выслеживать их по болотам даже ради награды в пятьдесят тысяч долларов, но тяжелые условия не были помехой для Мориса. Он жил ради азарта охоты, куда бы та его ни завела.

Морис откинулся на спинку кресла.

– Это долгая история. У тебя есть еще кофе?

Я охотно вскочила с места.

– Дай мне пять минут, а затем я хочу узнать все подробности.

* * *

– Вы что-нибудь скажете?

Я нервно ерзала и переводила взгляд с мамы на папу, сидевших на диване напротив меня в своем номере. Финч устроился на спинке дивана между ними, а Морис тихо стоял у окна.

Я только что рассказала краткую версию того, как искала их и стала охотником. Пришлось умолчать о некоторых деталях, например о Лукасе и о произошедшем у Роджина, – это вызвало бы у них чрезмерный стресс на данном этапе восстановления. Глядя на их встревоженные лица, я порадовалась, что прислушалась к внутреннему голосу и не поведала всего.

Они перебивали меня вопросами, но теперь, когда история подошла к концу, будто решили пытать меня своим молчанием.

Первым подал голос папа:

– Почему ты не рассказала нам раньше?

– Доктор Редди советовал не спешить и не говорить ничего, что может расстроить вас. Пришлось ждать, пока ваши врачи дадут мне отмашку.

Он сложил руки на коленях – то ли от раздражения, то ли от разочарования, которое ясно читалось в его глазах. Еще никогда в жизни отец не показывал, что разочарован во мне.

Мой желудок скрутило.

– Мне стоило догадаться обо всем раньше. Заставить Агентство воспринимать меня всерьез.

– Ты вообще не должна была оказаться в таком положении, – резко возразила мама. – Это не твоя вина.

Папа покачал головой.

– Я не знаю ни одного подростка, который смог бы добиться подобных успехов. Ты позаботилась о брате и смогла сохранить ясную голову в ужасной ситуации. Мы не могли бы гордиться тобой больше, даже если бы постарались.

– Так вы не возражаете, что я охотник?

Мамины брови поползли вверх.

– Не думаю, что «возражаете» подходящее слово. Уверена, ты отлично справляешься, но мне не нравится, что ты работаешь одна.

Финч свистнул, привлекая к себе внимание, и показал:

«Она не одна. Мы команда, и я помогаю ей готовиться к заданиям».

– Она и мечтать не могла о лучшем напарнике. – Мама погладила его по ноге и стрельнула в меня взглядом, намекая, что мы это еще обсудим, когда Финча не будет рядом.

– Я удивлен, что Брюс ничего не сказал по этому поводу, – заметил папа.

– Он пытался уговорить меня работать с ними, но сам знаешь, Трей свел бы меня с ума за неделю. Честно говоря, я не представляю, как Брюс сохранил рассудок или как Трей выжил.

Папа улыбнулся.

– Думаю, Брюс надеялся, что Трей пойдет в колледж, а не по его стопам.

– Готова поспорить, вы тоже не думали, что я присоединюсь к семейному делу.

Мама нахмурилась.

– Ты уже не собираешься в колледж?

– Господи, нет! Охота – это замечательно, но я с радостью передам вам эстафету, как только вы будете готовы вернуться к работе. К тому времени я должна накопить достаточно денег, чтобы оплатить пару лет обучения… если Леви продолжит отдавать мне лучшие задания.

Она покачала головой.

– До сих пор не верится, что он дал тебе хоть какие-то. Леви недостаточно терпим к новым охотникам.

Я заговорщицки улыбнулась.

– Я могу быть убедительной.

– И ты привела «тройку» на первом же задании, – напомнил Морис, улыбаясь маме. – Яблоко от яблони недалеко падает, Кэролайн.

Они дружно рассмеялись, и я недоуменно обвела их взглядом.

– В чем дело?

Родители переглянулись, и папа ответил:

– Когда мы начинали, новички должны были пройти шестимесячную стажировку у опытных охотников. Мой дядя согласился взять меня на обучение, но отказался тренировать твою маму.

Ее губы презрительно изогнулись.

– Он сказал, что охота за головами – работа не для женщин. Я ходила ко всем охотникам в городе, просила взять нас вместе. Многие из них разделяли мнение дяди твоего отца, некоторые смеялись, когда я говорила, что хочу быть одной из них. Все мне отказали. Но я не собиралась позволять кучке недалеких идиотов останавливать меня.

– И что ты сделала? – я подалась вперед в кресле.

Папа гордо улыбнулся.

– Купила полицейский сканер, подслушала их разговоры и узнала, что пара троллей грабила людей на линии Флашинг. Затем отправилась на задание в одиночку, поймала их и притащила в «Плазу». Ох и подняла она тогда переполох.

Я посмотрела на них с осуждением.

– Вы никогда не рассказывали мне об этом!

Мама пожала плечами.

– То, что я сделала, было незаконно, ведь мне не давали лицензию на охоту. Меня могли посадить в тюрьму. О таком детям обычно не рассказывают.

Я не верила собственным ушам.

– У тебя были неприятности?

– Нет, благодаря одному из охотников. Он только переехал из Луизианы, и его впечатлила моя целеустремленность. Он прикрыл меня и назвал своей новой ученицей.

– Мистер Беньо?

Я знала, что родители изначально охотились с отцом Мориса, Винсентом, но никогда бы не догадалась, что это произошло при подобных обстоятельствах.

Морис рассмеялся.

– Когда мой отец вернулся домой и сказал, что взял не одного, а даже двоих новых учеников, я чуть с ума не сошел от ревности. Я хотел сам охотиться с ним.

– И спустя год мы уже работали вместе, – добавил папа.

Мама взяла его за руку.

– Джесси, нам не по душе обстоятельства, которые подтолкнули тебя заняться охотой, но мы ни в коем случае не виним тебя за то, что ты поступила в точности, как сделали бы мы на твоем месте. Мы воспитали тебя независимой девушкой, умеющей думать своей головой, и очень гордимся тобой.

– Это не значит, что мы не будем волноваться, какой бы ты ни была умной и находчивой, – вставил папа.

Морис сел с нами.

– Я задержусь как минимум на несколько недель, и Джесси знает, что может звонить мне в любое время.

Родители заметно расслабились, и я покосилась на него с признательностью.

– А теперь расскажи нам поподробнее об этом камне богини, – попросил папа. – Ты сказала, что он ничего не делает, но меня настораживают все предметы из мира фэйри.

– Лукас сказал, что он считается фэйской легендой. Никто не знает, на что способны эти камни, и, насколько ему известно, ни один придворный фэйри не был благословен богиней. Я забрала его у келпи, так что, возможно, он случайно прицепился ко мне. – Я коснулась камня в волосах. – Могу лишь сказать, что о нем не упоминается ни в одной прочитанной мною книге, ни в фэйских архивах в Библиотеке Конгресса. Еще можно поискать информацию в Агентстве, но я не расскажу им о камне.

Мама кивнула.

– Агентство склонно остро реагировать на все, чего они не понимают или не контролируют. – Она перевела взгляд на Мориса. – Что думаешь?

– Я согласен, что пока не стоит говорить Агентству о камне. Я спрошу о нем у своей подруги Мелии, но сомневаюсь, что ей известно больше, чем принцу Неблагого двора.

– Ты так говоришь, будто у Неблагого двора только один принц.

Я знала как минимум семерых, и Лукас однажды говорил о брате.

– Принцев много, но наследный – только один, – возразил Морис, вытягивая длинные ноги.

Казалось, будто из комнаты вытянули весь воздух.

– Лукас – наследный принц Неблагого двора?

Морис недоуменно на меня посмотрел.

– Ты не знала?

– Как-то к слову не пришлось. – Мне захотелось стукнуть себя. В очередной раз я выставила себя полной идиоткой, когда дело касалось Лукаса. У многих королевских особ были охранники, но только монархи и их наследники ходили с личной стражей.

– Кстати, о принце Ваэрике. – Мама окинула меня таким взглядом, что я нервно сглотнула. – По твоим словам, он предложил помочь найти нас, потому что тоже искал своего друга, но ты не рассказала, как вы вообще познакомились.

Я покосилась на Мориса, но, судя по его улыбке, придется выкручиваться самостоятельно. Я прочистила горло.

– Я… э-э… встретила его, когда ходила в «Тэг», следуя зацепкам по заданию, над которым вы работали.

– Как ты узнала, что мы должны были пойти в «Тэг»? – Ее ноздри раздулись. – Теннин!

Я бросилась на его защиту:

– Не злись на него. Он просил не ходить туда, но я не послушалась.

Мама скрестила руки.

– Продолжай.

– Я видела Лукаса в баре, а затем еще раз в «Ральстоне», после того как нашла твой браслет. Мы постоянно сталкивались друг с другом, и он заподозрил неладное. – Мне вспомнилась ночь, когда Фаолин приволок меня в дом Лукаса для допроса. Но об этом я точно не расскажу родителям. – Он слышал о вас и подумал, что ваше исчезновение могло быть связано с тем, что он искал. Агентство медлило, так что я согласилась на его помощь.

– Если он помогал тебе, то где же он был, когда тебя похитили и отвезли к Роджину? – требовательно поинтересовался отец.

– За день до этого его вызвали в родной мир. – Я начала нервно мять в руках край свитера.

Мама прищурилась.

– Ты еще общаешься с ним?

– Иногда видимся. – Я заерзала. Фаолин мог бы поучиться у нее вести допрос. – Фарис болен из-за железа, и раз в неделю я навещаю его.

– Почему ты зовешь принца Лукасом, а не по титулу? – спросила она, еще не закончив вести расследование.

Наконец-то вопрос, на который можно ответить.

– В нашем мире он известен под именем Лукас Рэнд, и поначалу я не знала, что он принц Ваэрик. Я привыкла звать его Лукасом, и мне уже как-то странно называть его иначе.

Похоже, мой ответ ее удовлетворил, и я понадеялась, что теперь с вопросами покончено. Как только мама снова расслабилась, под ее глазами проявились мешки от усталости. Было легко забыть, что родителям нездоровилось, но они быстро утомлялись даже от разговоров и сидения.

Финч тоже это заметил и свистнул, показывая жестами:

«Ты хочешь спать, мам?»

– Немного, – призналась она, что дало мне понять, что она устала больше, чем показывала.

«Тебе стоит вздремнуть, – посоветовал Финч. – Мне от этого всегда лучше».

Он погладила его по синим волосам.

– Хорошая идея, милый.

Я встала.

– Нам все равно уже пора. Айсле не нравится подолгу оставаться одной.

Я обняла родителей на прощание. Еще раз пообещав, что буду осторожной, спрятала Финча под куртку и ушла.

Морис остался по папиной просьбе, о теме их разговора было легко догадаться. Родители попросят его приглядывать за мной, пока он в городе. Я была рада его возвращению, но надеялась, что он не будет висеть у меня на хвосте.

Я села за руль, как вдруг мне написала Вайолет: «Ты дома?»

«Буду через 10 минут».

«Увидимся там».

По моем прибытии Вайолет стояла у двери и, как ни странно, не одна. С ней была Мэнди Уилер, девочка из нашей школы.

Я не видела ее с выпускного, а в таком виде – вообще никогда. Она из тех девушек, которые всегда выглядели так, будто только что вышли из салона. Сегодня ее светлые волосы были собраны в растрепанный хвостик, на лице отсутствовал макияж, а глаза покраснели и опухли от слез.

– Привет, Мэнди. – Я остановилась перед ней. – Что случилось?

Ее нижняя губа задрожала, глаза увлажнились.

– М-мне нужна твоя помощь. Больше мне не к кому обратиться.

Вайолет погладила ее по спине.

– Джесси тебе поможет, – встретилась со мной взглядом. – Нам необходимы твои услуги. Объясним все внутри.

Я растерянно кивнула и открыла дверь. Как только Финч с Айслой спрятались в домике, присоединилась к гостям на диване.

– Ладно, выкладывайте.

Мэнди вытерла глаза мокрой салфеткой.

– Мой бывший украл Ромео и грозит продать его. – Ее лицо сморщилось, она закрыла его ладонями и разрыдалась.

– Что?

Ромео был маленьким йоркширским терьером, который жил с ней со средней школы. Мэнди любила этого пса больше всего на свете и часто одевала его в милые наряды для фотографий в Инстаграм.

– Мэнди полгода встречалась с одним парнем и рассталась с ним на прошлой неделе, – ответила за нее Вайолет. – Когда она отказалась вернуться к нему, он похитил Ромео и обещал продать его, если Мэнди не даст ему второй шанс.

Во мне запылал праведный гнев.

– Ты звонила в полицию?

Мэнди шмыгнула.

– Да, но они слишком заняты, чтобы тратить время на собаку.

Неудивительно. У полиции работы было навалом, несмотря на то что с большинством дел, связанных с фэйри, им помогали охотники. Даже если бы они и хотели помочь, у них не было свободных людей.

Она посмотрела на меня с мольбой.

– Я слышала, что ты теперь охотник. Знаю, это не входит в твои обычные обязанности, но я могу заплатить.

Я подняла руку.

– Мне не нужны твои деньги. Кто твой бывший и что мне с ним сделать?

– Его зовут Дрю Гордон. Ему двадцать три, и он живет в Уильямсберге, – затараторила Мэнди.

К тому времени, как она закончила, у меня был домашний и рабочий адреса, а также распорядок дня ее бывшего. Она показала на телефоне фотографии ухоженного блондина, который явно занимался спортом и пекся о своей внешности. На каждом снимке он высокомерно улыбался и походил на парня, который привык получать желаемое.

Я посмотрела на время – почти пять. Если Мэнди ничего не напутала, через час он вернется домой с работы. Я встала и направилась в спальню.

– Ты куда? – крикнула Вайолет.

– Переодеться. Я не могу пойти на задание в таком виде.

Позади раздались шаги.

– Мы поедем сейчас? – с надеждой спросила Мэнди.

– Не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня.

Она подбежала и обвила меня руками.

– Спасибо!

– Пока рано меня благодарить. Сперва вернем Ромео.

Я сняла штаны с футболкой и переоделась в темные джинсы и черную теплую рубашку. Затем натянула армейские ботинки и заплела волосы в толстую косу.

Вайолет окинула меня оценивающим взглядом, когда я довершила образ кожаной курткой с подкладкой.

– Выглядишь готовой надрать кому-то зад.

Я спрятала удостоверение в задний карман.

– Будем надеяться, что до этого не дойдет.

– Разве охотники не носят оружие? – спросила Мэнди, идя за нами в гостиную.

– Моя сумка со снаряжением валяется в джипе, но я сомневаюсь, что мне потребуется оружие. – Я похлопала по карману куртки и нащупала знакомый бугорок. – Но если что, у меня с собой шокер и наручники.

Глаза Мэнди округлились.

– Ты ходишь с наручниками?

– Никогда не знаешь, когда они могут пригодиться.

Мы подошли к двери, и я оглянулась на девушек.

– В джип поместится только еще один человек.

Мэнди достала ключи.

– Я на машине сестры. Встретимся там.

– Ладно. Если приедешь первой, дождись нас, – распорядилась я, открывая дверь.

Дрю Гордон жил в симпатичном двадцатиэтажном здании менее чем в двух кварталах от дома Лукаса. Когда мы прибыли, Мэнди ждала нас у входа с напуганным видом. Раньше я уже спрашивала, бил ли ее бывший. Она ответила, что нет, но травмы можно наносить не только физические. У меня не было в этом опыта, но страх в ее глазах говорил все за нее.

– Тебе необязательно идти с нами, – сказала я.

Она выпрямила спину.

– Я должна. Ромео нуждается во мне.

Я одарила ее обнадеживающей улыбкой.

– Тогда за дело.

12

Мы вошли в здание и поднялись на лифте на седьмой этаж. У двери Дрю мы с Вайолет отошли в сторону, чтобы нас не было видно через глазок, и Мэнди постучала.

Спустя тридцать секунд кто-то подошел к двери. После короткой паузы раздался скрежет засова, и та открылась.

– Господи, Мэнди, кошмарно выглядишь, – произнес мужской голос. – Я уже не уверен, что хочу снова с тобой встречаться.

Я быстро вышла вперед и встала между ними.

– Тогда хорошо, что она здесь не для примирения.

Он отпрянул.

– А ты еще кто такая?

– Подкрепление, – объявила Вайолет, становясь рядом с нами.

Парень в дверном проеме мерзко рассмеялся.

– Подкрепление? Серьезно? – он усмехнулся Мэнди. – И чего ты надеешься добиться своей маленькой выходкой?

– Я пришла за Ромео, – ответила она дрожащим голосом.

– Каким Ромео? – с притворной невинностью спросил он. – Не знаю таких.

Впервые в жизни мне захотелось ударить человека.

– Мы знаем, что ее пес у тебя. Верни его, и мы уйдем мирно.

– Да что ты говоришь? – Он угрожающе шагнул в мою сторону.

Мэнди взяла мою ладонь трясущейся рукой и прошептала:

– Думаю, нам лучше уйти.

– Но веселье только начинается, детка. – Дрю подходил, пока его грудь не соприкоснулась с моей.

Мое сердцебиение немного ускорилось.

– Тебе следует отойти.

– А тебе следует научиться не лезть в чужие дела, – процедил он. – Это касается только меня и моей девушки.

– Она не твоя девушка, – возразила Вайолет.

Дрю ткнул в нее пальцем.

– Закрой рот, мелкая…

Я выкрутила его запястье и прижала Дрю лицом к стене, заведя ему руку за спину. Он взбрыкнул и замахнулся свободным кулаком, и тогда я начала заламывать ему руку до тех пор, пока он не взвыл от боли и не замер.

– Ого, – выдохнула Вайолет.

– Давай начнем заново, – обратилась я к парню, которого затрясло от едва сдерживаемой ярости. – У тебя пес Мэнди, и она хочет его вернуть. Мы все зайдем в квартиру, чтобы она забрала его, а затем уйдем, и ты больше никогда ее не побеспокоишь.

– У вас тут все в порядке? – раздался новый голос. Я посмотрела в коридор и увидела мужчину в костюме, с портфелем в руках.

– Да, – ответила я в то же время, как Дрю прокряхтел: – Нет.

Мужчина неуверенно уставился на нас. Если срочно что-нибудь не придумать, он вызовет полицию, а мне не нужны эти проблемы.

Потянувшись за спину, я достала удостоверение охотника и показала ему. Он стоял достаточно близко, чтобы рассмотреть официальную эмблему Агентства на карточке.

– Все под контролем, – заверила я самым что ни на есть деловым тоном. Использование удостоверения не в рабочих целях порицалось, но в данном случае я была готова отойти от правил.

– Рад знать. – Мужчина поспешил мимо нас и вошел в квартиру чуть дальше по коридору.

Дрю рассмеялся.

– Мало того что ты напала на меня, так еще и выдала себя за агента. Надеюсь, тебе нравится Райкерс[6].

– Вообще-то она охотник за головами, – охотно сообщила ему Вайолет. – И ты первый к ней прикоснулся, так что фактически это ты напал на нее, а она действовала в целях самообороны.

Я удивленно покосилась на нее, и она пожала плечами.

– Мама любит репетировать дома свои выступления для суда.

Улыбнувшись, я спрятала удостоверение в карман, достала наручники и сомкнула их на запястьях Дрю. Затем толкнула его к двери, и мы вчетвером вошли в квартиру. Мэнди тут же принялась бегать по комнатам, зовя Ромео.

Она вернулась к нам с опустошенным видом.

– Его тут нет.

Дрю хихикнул.

– Ромео! Ромео, о зачем же ты Ромео!

Не успела я и рта раскрыть, как Вайолет нанесла впечатляющий удар ему между ног. Дрю издал пронзительный вой и согнулся пополам, но его руки были сомкнуты наручниками за спиной, так что он не мог схватиться за травмированную часть.

– Слушай сюда, ублюдок, – прорычала Вайолет. – Мы устали играть по-хорошему. Говори, где Ромео, или это плохо для тебя кончится. Мы знаем тех, кто заставит тебя исчезнуть в два счета.

Она щелкнула пальцами для пущего эффекта, и я едва не фыркнула.

Дрю запыхтел и задумался на целую минуту, прежде чем ответить:

– У меня его нет. Он сбежал, когда я выгуливал его.

Вайолет ткнула его пальцем в грудь.

– Попробуй еще раз, приятель.

– Если придется, она знает, как заставить тебя говорить правду, – кивнула я, с трудом сохраняя серьезное выражение лица. – Эта милая мордашка всего лишь маска.

Он чуть выпрямился, чтобы взглянуть на нас. Его лицо стало пунцовым, в глазах блестели слезы.

– Я задолжал денег одному парню, – просипел Дрю. – Он отправил за ними своих людей, и они забрали собаку.

Мэнди ахнула.

– Кто?

Дрю поджал губы. Я думала, что он уже не ответит, но в конце концов он выпалил:

– Два огра.

Мэнди сдавленно всхлипнула, а затем неконтролируемо зарыдала. Я посадила ее на стул и, кинувшись обратно к Дрю, заорала ему в лицо:

– Да что с тобой не так?! Ты продал Ромео этим дикарям?

Вдобавок к мерзкому характеру, огры также славились тем, что пожирали кошек и собак. Если Ромео у них, велика вероятность, что он уже мертв или скоро будет.

Дрю скривился.

– Они забрали его. У меня не было выбора.

Мои губы презрительно изогнулись.

– Всегда есть выбор. Когда они приходили и куда его забрали?

– Прошлой ночью. Я не знаю, где они живут, – ответил он без тени былого высокомерия или бравады.

Я ткнула его в грудь.

– Лучше бы тебе выяснить это как можно быстрее.

Вайолет протянула мне руку.

– Дай мне шокер. Пятьдесят тысяч вольт освежат ему память.

Я уставилась на нее. Кто эта девушка? Я не могла понять, говорила ли она всерьез или чертовски хорошо играла роль.

Дрю побледнел, начал всхлипывать и лебезить, пока наконец не выдал что-то стоящее:

– Фентон. Они в Фентоне.

Я достала телефон и вбила название в поисковике. Это оказался старый театр в Куинсе, который закрыли два года назад, что делало его идеальным местом для таких нелегалов, как огры.

– Сколько их там?

Он судорожно сглотнул.

– Только те двое.

– Лучше молись, чтобы с собакой все было хорошо, – процедила я сквозь зубы, снимая наручники.

Вайолет хрустнула костяшками пальцев, как заправский головорез.

– Тебе не захочется, чтобы мы возвращались.

Я подошла к Мэнди, которая уже тихо всхлипывала, и помогла ей встать.

– Пойдем.

Никто из нас не произносил ни слова, пока мы не вышли на улицу. Мэнди была не в себе, так что Вайолет предложила сесть за руль вместо нее. Мы с подругой мрачно переглянулись и направились к машинам. Шансы на то, что Мэнди снова увидит своего питомца, были ничтожно малы, и мое сердце разрывалось от боли за нее. Но если имелась хоть малейшая возможность, что Ромео жив, я сделаю все, чтобы вернуть его.

Я прибыла к театру первой и припарковалась в полквартале от него. Написав Вайолет, где меня найти, просмотрела свое снаряжение, чтобы выбрать все необходимое. Огры – сильные ребята, но неумелые бойцы и не самые умные среди фэйри. Однако, после того как тролль ранил меня отравленным клинком, я научилась на собственном горьком опыте, что никогда не стоит недооценивать противника.

Вайолет с Мэнди подъехали, как раз когда я прятала снаряжение в маленький рюкзак. Мэнди уже не плакала, но ее лицо выглядело бледным и поникшим. Одного взгляда на нее хватило, чтобы понять, что она не сможет пойти с нами. Кто его знает, что нас там ждет, а она будет только мешать.

Я закрыла багажник джипа.

– Вы останетесь в машине.

– Я не отпущу тебя туда одну. – Вайолет упрямо сжала челюсти. – И не надо мне рассказывать, что ты охотник, а я нет, это не сработает.

– Ты не умеешь драться, – напомнила я.

Она закатила глаза.

– Я смогу убежать от огра. И я знаю, что у тебя есть запасной шокер.

– Ладно, но ты обязана делать все, что я тебе говорю.

– А как же я? – спросила Мэнди.

– Кто-то должен остаться на случай, если у нас возникнут неприятности. Мы напишем, если что-нибудь случится.

Она неохотно согласилась и вернулась в машину, а мы с Вайолет направились к театру. Это старое кирпичное трехэтажное здание с арочным входом и вывеской, на которой крупными алыми буквами было написано название. Мы миновали главный вход и пошли к заднему проулку, где обнаружили две небольшие двери. Вторая оказалась незапертой, и мы тихо скользнули внутрь.

Я жестом велела Вайолет не шуметь, и пока глаза привыкали к темноте, мы прислушивались к звукам. Ничего не услышав, прокрались мимо нескольких гримерок. Все декорации, сценическое освещение и кабели давно убрали, заброшенный театр пропах сыростью. Было немного жутковато находиться в месте, в котором некогда бурлила жизнь.

Мы дошли до сцены, и я резко остановилась, разобрав какой-то шум из зала. Повернувшись к Вайолет, показала на частично закрытый занавес. Она кивнула и не шевелилась, пока я поднималась по лестнице на крыло и на цыпочках шла к занавесу.

При прикосновении к нему в воздух поднялось облачко пыли. Я едва не закашлялась и незаметно отодвинула тяжелый материал в сторону, чтобы выглянуть наружу.

Зрительный зал прямоугольной формы делился на две части проходом посредине, по бокам находились лестницы на бельэтаж и балконы. Стены были облицованы темными панелями, потолок украшали выцветшие фрески. По центру, на месте, где наверняка когда-то висела огромная люстра, зияла дыра, через которую поднимался небольшой столб дыма.

Я проследила за дымом к его источнику – костру, горящему в металлическом барабане. Сиденья оторвали от пола и отшвырнули в сторону, чтобы освободить место для двух лысых желтокожих существ, что распластались у огня. Огры хрюкали и чавкали каким-то мясом, и мой живот скрутило, когда один из них кинул кость в горку у своих ног.

Я прикрыла рот ладонью. «Умоляю, только бы это был не Ромео».

Затем вытянула шею и попыталась осмотреться. Затаив дыхание, заметила на некоторых сиденьях, по-прежнему привинченных к полу, переноски для собак. Мне показалось, что в одной кто-то шевельнулся, но они находились слишком далеко, чтобы сказать наверняка.

Один из огров что-то пророкотал басовитым голосом и лег на спину, подложив руки под голову. Его приятель не отрывался от трапезы – то ли остался на страже, то ли просто медленно ел. Спустя пять минут он наконец-то улегся, свернувшись на боку.

Я осторожно отпустила занавес и, вернувшись к Вайолет, рассказала об увиденном.

– Мне нужно подобраться ближе к тем клеткам, – прошептала я.

– Сколько времени требуется ограм, чтобы уснуть?

Я пожала плечами.

– Не знаю, но они только что доужинали. Их должно клонить в сон. Напиши Мэнди, что мы тут задержимся, но ни в коем случае не упоминай, что они ели. Я понаблюдаю за ними какое-то время, чтобы убедиться, что они уснули.

Вайолет похлопала по карманам куртки.

– Я оставила телефон в машине.

– Возьми мой.

Я передала ей мобильный и, вернувшись к занавесу, обнаружила огров лежащими в той же позе. Через пару минут один из них захрапел. Когда в течение следующих десяти минут никто из них не пошевелился, я понадеялась, что они крепко уснули. Мне по силам справиться с одним огром, с двумя – ну, если придется, но я молилась, чтобы до этого не дошло.

Только я собралась отпустить занавес, как раздался новый звук. Я застыла и прислушивалась, пока он не повторился – это было жалобное кошачье мяуканье. За ним последовал скрежет и характерный собачий скулеж. Это могла быть любая собака, но во мне затеплилась хрупкая надежда, что Ромео все еще жив.

У меня чуть душа не ушла в пятки, когда я отвернулась от занавеса и врезалась в кого-то. Мои кулаки сразу же взмыли вверх, но тут до меня дошло, что этот кто-то слишком маленький для огра.

Я окинула Вайолет испепеляющим взглядом, который она не увидела в темноте на сцене, и оттянула ее в сторону.

– Ты спятила? Я чуть не ударила тебя!

– Я хотела проверить, где ты так долго пропадаешь. Они спят?

Я шумно выдохнула.

– Один – да, второй – возможно. И я слышала кошек и собак в клетках.

Она радостно сжала мою ладонь.

– Что теперь?

– Проверим, есть ли дверь из кулис в зал, и я прокрадусь внутрь, чтобы освободить животных.

– Я с тобой. – Я начала мотать головой, но она остановила меня, подняв руку. – Тебе понадобится помощь, чтобы увести животных. И у меня поступь легче, чем у тебя.

В этом она была права. Многие годы уроков балета и танцев сделали ее ловкой, как ниндзя. Но еще она пугливая и, скорее всего, обмочится, если окажется лицом к лицу с огром.

– Хватит думать, давай уже браться за дело, – поторопила Вайолет, когда я не сразу ответила.

– Обещай, что сбежишь, если они проснутся.

– Хорошо.

Я открыла рюкзак, достала запасной шокер и вручила его ей.

– Это огра не остановит, но достаточно замедлит, чтобы ты успела улизнуть. Только их нужно ударить посильнее, чем человека.

– Поняла.

– Ладно, пошли.

Я направилась к той части здания, что была ближе к переноскам, где небольшая лестница вела к двери. Та скрипнула при открытии, и я затаила дыхание, после чего распахнула ее достаточно широко, чтобы мы могли протиснуться.

Пол зрительного зала устилал ковер, приглушавший наши шаги, пока мы крались вдоль внешнего прохода к переноскам. Единственными звуками в помещении были потрескивание костра и храп огров. Если повезет, мы схватим животных и уберемся отсюда раньше, чем эти двое проснутся.

Я остановилась у рядов, где стояли клетки. Вблизи стало очевидно, что плакали мои надежды: освободить зверей будет нелегко. Клетки находились в конце ряда, возле костра, и стояли дверцами к нему. Придется подобраться к ограм намного ближе, чем хотелось бы.

«Стой здесь», – произнесла я одними губами, оглянувшись на Вайолет. Затем вошла в ряд позади клеток и медленно направилась к ним, замирая всякий раз, когда один из огров всхрапывал или ворочался во сне. На то, чтобы дойти до переносок, ушла целая вечность, и там меня поприветствовало кошачье мяуканье, которое становилось настойчивее с каждой секундой.

– Тсс! – Я просунула пальцы в решетку наверху клетки, и белая кошка мгновенно притихла и потерлась о меня. Я видела диких кошек, эта не одна из них. Наверняка чья-то питомица.

Я нагнулась, чтобы заглянуть в нижнюю клетку, и обнаружила трясущегося чихуахуа. На нем был тонкий ошейник, значит, тоже чей-то питомец. Меня охватила злость, но я подавила ее. Сейчас определенно было не время терять самообладание.

Я обошла клетки сбоку и подобралась достаточно близко к костру, чтобы почувствовать его жар. Оттуда мне удалось заглянуть в пластиковую переноску. Я не знала, на что смотрела, пока оно не пошевелилось – пара черных хорьков, которые казались скорее заинтересованными, чем напуганными.

Позади раздался хлопок, и я так быстро повернула голову, что чуть не свернула шею. Из металлического барабана полетели искры, и я выдохнула с облегчением. Всего лишь дерево треснуло в огне.

Закусив губу, наклонилась, чтобы посмотреть в последнюю клетку. Мое сердце подскочило при виде глаз-бусинок миниатюрного йорка в голубом ошейнике со стразами.

Ромео высунул язык и тихо заскулил. Я погладила его через решетку, чтобы успокоить, и, выпрямившись, махнула Вайолет. Мне не унести всех животных за раз, а если уносить по одному, они, вероятно, поднимут шум.

Клетка Ромео стояла таким образом, что мне нужно было убрать верхнюю, чтобы открыть его. Прежде мне не доводилось иметь дело с хорьками, так что я решила оставить их в переноске. Та зацепилась за клетку кошки и издала тихий скрип, от которого я скривилась.

Огр громко захрапел, и я чуть не выронила переноску. Сердце бешено заколотилось в груди. Если меня когда-нибудь спросят, что делать, чтобы ощутить всплеск адреналина, я сразу же отвечу: прокрасться в заброшенное здание и украсть пищу из-под носа у спящих огров.

К тому времени, как ко мне подошла Вайолет, я высвободила переноску и передала ее подруге. Жестом велев подождать, выпустила кошку и тоже вручила ее Вайолет. Остались две собаки.

Пришлось проявить гибкость, чтобы бесшумно достать клетку Ромео, но в конце концов мне удалось открыть дверцу. Я расстегнула куртку и спрятала его внутри. Он был не крупнее Финча, так что легко уместился.

Разобравшись с Ромео, я принялась освобождать чихуахуа. Бедняжка был так напуган, что пришлось схватить его за ошейник, чтобы подтянуть к себе. Его когти зацарапали по пластиковому дну, и он тихо взвизгнул, попав ко мне на руки. Пес неконтролируемо дрожал, но успокаивать его было некогда. Получит свою щедрую долю ласки, как только выберемся отсюда.

Я осторожно направилась к Вайолет, которая пыталась удержать внезапно обезумевшую кошку. Зашипев, та выпрыгнула из ее рук и побежала так, будто за ней гналась свора собак.

Вайолет растерянно посмотрела на меня, ее рот открылся от ужаса. И тут я поняла, что в зале воцарилась странная тишина.

Я остановилась и оглянулась через плечо на огра, севшего у костра. Он потянулся и, осмотревшись, наткнулся взглядом на меня.

От рева, эхом раскатившегося по залу, проснулся и его друг. Я развернулась и стремглав побежала к Вайолет, которую парализовало от страха.

– Беги! – попыталась я перекричать рев огров. Она не сдвинулась с места.

Позади раздался громоподобный топот, и я прибавила ходу.

– Вайолет, шевели задом!

Я добежала до нее, и она подхватила переноску с хорьками. Затем мы рванули к двери у сцены, но резко остановились при виде огров, заходящих внутрь. Три, четыре, пять, шесть…

Я схватила Вайолет за руку и побежала в другую сторону. Там находился главный вход в театр, но его загородили горой из сидений. Резко поменяв направление, я потянула подругу к ступенькам на верхний этаж. Снаружи театра виднелась пожарная лестница, так что наверху должен быть запасной выход.

Я подтолкнула Вайолет вперед, и она взлетела по лестнице, будто у нее отросли крылья. Поднявшись на бельэтаж, оглянулась на наших неуклюжих преследователей, которые до сих пор не добрались до ступенек, и мысленно поблагодарила Аэдну, что не наградила огров скоростью.

Затем на секунду остановилась, чтобы осмотреться и сориентироваться. Пожарная лестница должна была быть прямо по курсу, но вокруг царила такая темень, что разглядеть что-либо впереди было невозможно. Снова взяв Вайолет за руку, я устремилась туда, где предположительно находился выход.

Там обнаружилась дверь, но моя эйфория быстро закончилась при виде цепи с замком. У меня имелись при себе отмычки, но топот множества ног на ступеньках говорил о том, что времени нет.

Мы побежали к лестнице в дальней части бельэтажа. Мою надежду, что мы спустимся по ней и сбежим, разбили вдребезги четыре огра с дубинками, поджидающие внизу. А они не так глупы, как о них говорят.

Мы с Вайолет поднялись к балконам, прежде чем огры успели заметить нас и предупредить своих друзей. Но толку от этого преимущества мало, если мы окажемся запертыми здесь.

«Думай, Джесси!» Я поборола нарастающую панику. Будь я одна, то рискнула бы использовать веревку и крюк из рюкзака, чтобы спрыгнуть с балкона на сцену. Но Вайолет не сможет совершить этот прыжок. Да и я – не факт.

Мы побежали к заднему углу, где оказались две двери в мужской и женский туалет. Открыв первую, я толкнула туда Вайолет.

– Спрячься и позаботься о них. – Я вручила ей чихуахуа и Ромео. – А я отвлеку огров.

– Ты не можешь пойти туда одна.

Я быстро обняла подругу, чуть не раздавив собак.

– Со мной все будет хорошо.

И ушла, пока она не успела возразить. «Пожалуйста, берегите ее», – взмолилась я всем, кто мог слушать.

Снизу раздавались крики и топот – огры обыскивали бельэтаж. Не стоило мне брать с собой Вайолет, но уже поздно жалеть об этом. Нужно увести их от нее как можно дальше, а затем я придумаю, как нам выбраться из этой передряги.

Я крадучись поспешила к ложам, идущим вдоль зала, но, проходя мимо лестницы, врезалась в огра, что неожиданно возник на пути. По ощущениям это все равно что вбежать в стену. Вид у него был не менее ошеломленный, чем у меня, что меня и спасло. Прежде чем он опомнился и позвал приятелей, я достала шокер и ударила его током.

Огр покачнулся. Можно было бы воспользоваться моментом и сбежать, но он быстро пришел бы в себя и натравил на меня остальных. Я врезала кулаком по его плотной шее, под ухом. Огры были сложены как быки, но, как и у всех, у них имелись слабые места. Подвох в том, чтобы добраться до этих мест, пока тебе не оторвали голову.

Маленькие глазки огра закатились, и он упал как подкошенный. Я изумленно уставилась на распростертое тело. Что за черт? Мой удар должен был принести ему боль, но я далеко не настолько сильная, чтобы вырубить огра одной левой.

Я сжала руку и внезапно поняла, что та не пострадала. Удар вышел достаточно сильным для ушиба, однако я совсем не чувствовала боли.

Обойдя огра, я продолжила идти к ложам. Позже разберусь с этой загадкой. Сейчас есть проблемы покрупнее.

Я вошла в ближайшую к сцене ложу и потянулась в карман за телефоном. Пора звать Мориса на помощь. Он отчитает меня за глупость, но я не собиралась рисковать жизнью Вайолет, чтобы уберечь свою гордость. Нужно просто временно отвлечь огров, чтобы к нам подоспела подмога.

Я лихорадочно похлопала по карманам, и мой желудок ушел в пятки. Телефон забрала Вайолет, чтобы написать Мэнди, и так и не вернула его.

Я выглянула между перилами балкона и увидела на нижнем этаже четырех огров, охранявших лестницу. На бельэтаже тоже двигались силуэты, и мой страх резко увеличился, когда двое из них подошли к ступенькам на этот этаж.

Я сняла рюкзак, достала веревку и обмотала ею прочную балюстраду. Затем проверила, свободен ли путь, и, сделав глубокий вдох, залезла на перила и поползла по веревке в нижнюю ложу.

Я планировала забраться на сцену, попасться ограм на глаза и дать деру, чтобы вывести их наружу. Пока они не знали, что Вайолет по-прежнему в здании, она была в безопасности.

Я спустилась в ложу и скрылась из виду за секунду до того, как два огра внизу повернулись в сторону сцены. Наблюдая из укрытия, выжидала, пока они снова отвернутся. Но они что-то не спешили. Во мне нарастало волнение. Можно было бы спуститься по веревке на сцену и убежать, но тогда они увидят, что я одна. План сработает лишь в том случае, если они будут думать, что мы обе улизнули.

Я так сосредоточилась на ситуации внизу, что не расслышала приближающихся шагов, пока дверь соседней ложи не ударилась об стену.

Я схватила веревку, готовясь спрыгнуть на первый этаж. Иного выбора, кроме как бежать, не осталось. Если меня здесь поймают, я никак не смогу помочь Вайолет.

Внезапно по зданию раскатился громким эхом кошачий вой. Я выглянула как раз вовремя, чтобы увидеть белую кошку, которая пронеслась по лестнице и исчезла в задней части зала. Все четыре огра оглянулись в ее направлении и, похоже, обсуждали, кто пойдет за животным.

Я спрыгнула с перил и скользнула вниз по веревке. Как только ноги коснулись пола, сверху прозвучал крик, и огры развернулись ко мне. Я отпустила веревку и побежала.

– Ох! – Я споткнулась от удара чем-то твердым по копчику, в позвоночнике стрельнула острая боль. Восстановив равновесие, я перевела взгляд с деревянной дубинки на полу на разъяренного огра в ложе наверху.

– Ты, стоять, – приказал он громогласным голосом.

Я развернулась и бросилась к сцене, позади разразились вопли. Затем вцепилась в ее край, чтобы подтянуться наверх, но замешкалась, когда воздух рассек испуганный крик.

Вайолет.

В ушах взревела кровь, и я повернулась к наступающим ограм. Нога зацепилась за металлический стержень от старой стойки микрофона. Взяв его обеими руками, я направилась к ограм, стоявшим между мной и моей лучшей подругой.

Они рассмеялись, и один из них побежал ко мне. Размахивая стержнем, как посохом, я низко замахнулась, подсекла его, и он рухнул на пол.

Едва я успела выпрямиться, как на меня напал следующий. Я уклонилась, но ему удалось схватить пальцами мои волосы и очки. Очки взмыли в воздух, на глаза накатились слезы от боли в голове, но мне удалось высвободиться. Казалось, будто мне вырвали половину волос, но я с облегчением обнаружила, что они по-прежнему обрамляют мне лицо.

Я замахнулась стержнем, чтобы ударить огра сзади по шее, но он это предвидел и поднял дубинку, чтобы не дать мне попасть по его самой уязвимой зоне. Тяжелый стержень скользнул по дубинке и стукнул огра по толстым пальцам. Взвыв, как сердитый младенец, он выпустил оружие и прижал к груди ушибленную руку.

Я попятилась и заняла оборонительную позу, когда к остальным присоединились еще трое огров. Они сформировали полукруг вокруг меня, и я с трудом сглотнула. Чтобы уйти, придется дать бой.

13

Огры шагнули ко мне, и я напряглась, изучая их слабости. Если они будут подходить по одному, возможно, мне удастся отбиться, но против четверых одновременно у меня не было шансов.

Сзади предостерегающе скрипнула половица, одновременно с тем огры перевели взгляды на что-то за моим плечом. Мой разум затуманило от чистого адреналина. Я пригнулась, чтобы уклониться от дубинки, которая наверняка уже летела в голову, и низко замахнулась. Металлический стержень попал по ноге, и мой обидчик закряхтел от боли.

Я выпрямилась и снова атаковала, но он схватил мое оружие, блокируя удар. Тогда я выпустила стержень и замахнулась кулаком что есть мочи, бросаясь наугад. Он с такой силой соприкоснулся с лицом огра, что отдача пошла волной по всей руке.

Металлический стержень с лязгом упал на пол. На секунду я задумалась о том, чтобы поднять его, но передумала и мигом преодолела несколько метров до сцены. Схватившись за ее край, с легкостью подтянулась… и обнаружила, что путь мне преграждают ноги в джинсах.

Джинсы? Огры не носят джинсы.

Перед лицом возникла мужская рука, определенно не принадлежавшая огру. Я взяла ее, не задумываясь, и мне помогли встать. Затем смахнула волосы со лба и воззрилась в глаза Йена, в которых читалось нечто среднее между весельем и изумлением.

– Что… ты тут делаешь? – пропыхтела я.

Кто-то в зале захлопал в ладоши. Я повернулась к аплодирующему Керру, они с Фаолином сгоняли группу огров вниз по лестнице. А огры, с которыми я дралась, стояли на коленях и молили о пощаде не кого иного, как самого наследного принца Неблагого двора.

– Нужно было взять с собой телефон! – крикнул Керр. – Мне никто никогда не поверит.

– Что?.. – мой вопрос стих, как только Лукас обернулся. На его носу и переде рубашки алела кровь, взгляд был твердым как кремень.

Я сглотнула и попятилась, но врезалась в Йена, который подтолкнул меня к краю сцены.

– Он не злится на тебя, – заверил он, когда я отказалась спускаться.

– Его выражение лица намекает на обратное, – пробормотала я, не двигаясь с места.

Йен хихикнул и наклонился, чтобы прошептать мне на ухо:

– Ты ударила по лицу принца Неблагого двора и чуть не усадила его на задницу. И скажи, что это неприятно.

Я задрала подбородок, ведь он был прав. Я неделями вымещала накопленную злость на боксерских грушах в спортзале, но ни одно из занятий не принесло мне такого удовольствия, какое я испытывала сейчас.

Я спрыгнула на пол и встала в нескольких шагах от Лукаса. Вблизи крови оказалось намного больше, но я старалась не кривиться от ее вида.

– Полагаю, я давно этого заслуживал, – сухо произнес он, вытирая лицо рукавом.

– Я думала, что ты огр, – призналась я.

Сверху послышался хохот. Я подняла взгляд на Конлана, спускавшегося по ступенькам с Вайолет на руках. Она прижимала к груди Ромео и чихуахуа, а переноска с хорьками висела на локте у фэйри.

– Вайолет! – Я побежала к ним.

– С ней все хорошо, – заверил Конлан, пока я нервно ждала их у подножия лестницы. – Всего лишь небольшое растяжение.

Вайолет подняла голову и улыбнулась сквозь боль.

– Я пыталась не пустить их в уборную, но эти ублюдки слишком сильные. – Она протянула мне шокер. – Батарея полностью села, но зато впредь он дважды подумает, прежде чем тянуть ко мне руки.

Я испытывала такое облегчение, что не знала, смеяться мне или плакать.

– Как вы узнали, что мы в беде? – спросила я Конлана, еще не оправившись от шока из-за их внезапного появления.

Он улыбнулся.

– Нам позвонила Вайолет.

Я недоуменно посмотрела на нее. Подруга достала мой телефон из кармана и помахала им.

– Как только ты оставила меня в уборной, я поняла, что пришло время вызывать подкрепление. Я нашла номер Фариса в списке контактов и связалась с ним. Об остальном он позаботился сам.

– Хорошо, что ты не заблокировала и его, – съехидничал Конлан.

Я уже хотела ответить, что Фарис не давал мне для этого поводов, но как-то некрасиво поднимать эту тему после того, как они спасли нас.

Лукас присоединился к нам и передал мне очки, которые я потеряла во время боя. Каким-то чудом они уцелели, но нужно всерьез задуматься о контактных линзах.

– Ты ранена? – кратко поинтересовался он, когда я надела очки.

– Нет.

Я заставила себя взглянуть на него, и в животе все затрепетало от беспокойства в его глазах. Конлан прыснул.

– Я бы сказал, что ей повезло больше, чем тебе, мой друг.

Лукас сжал челюсти.

– О чем ты думала, явившись в одиночку в здание, полное огров? Тебе так нужны деньги, что ты готова рисковать жизнью ради работы?

– Я сделала это не из-за работы. Мы пришли за собакой нашей подруги. И нам сказали, что тут только два огра.

– Кто сказал?

– Тот, кого ждет еще один визит от меня, – процедила Вайолет с опасным блеском в глазах, который не сулил ничего хорошего бывшему парню Мэнди. – Как только я снова смогу ходить, мы с твоим шокером пообщаемся по душам с мистером Гордоном.

Я представила, как Дрю был доволен собой, обведя нас вокруг пальца. Нужно было приковать этого ублюдка к стулу перед уходом, чтобы преподать ему урок.

Конлан улыбнулся Вайолет.

– Какая кровожадная девочка.

– Все это ради собаки? – изумился Лукас.

Я уперла руки в бока.

– А что бы ты сделал, если бы кто-то забрал Кайю?

– Это другое. Я могу справиться с дюжиной огров.

– Их должно было быть двое, – напомнила я в свою защиту. – Когда последний раз ты видел столько огров, живущих вместе?

– Лучше спроси, когда последний раз кто-то принимал Лукаса за огра, – рассмеялся Йен.

Конлан с Керром тоже разразились хохотом, и у меня покраснели уши.

– А не надо подкрадываться к людям посреди битвы! В следующий раз объявляйте о своем приходе.

– Ты называешь это битвой? – Фаолин встал рядом с нами, оставив Йена и Керра стеречь огров.

Я насуплено посмотрела на него.

– А как бы ты это назвал?

– Я бы назвал это попыткой неподготовленной девчонки отбиться от огров, которые одолели бы ее, если бы мы не вмешались. Твоя техника ужасна, в ударах нет силы.

– Кроме того раза, когда она вмазала Лукасу, – встрял Конлан.

– Кроме как тогда. – Фаолин смотрел на меня так, будто пытался препарировать взглядом. – Когда ты напала на Лукаса, то двигалась с неожиданной ловкостью. У тебя есть определенный потенциал.

– Велика в тебе Сила, – произнесла Вайолет в жуткой пародии на Йоду и была вознаграждена недоуменными взглядами от фэйри. Я закатила глаза.

Фаолин продолжил, будто она и не перебивала:

– Ты должна правильно драться, если надеешься выжить как охотник. Самообороны недостаточно. Нужно наращивать силу и скорость, научиться атаковать, а не только защищаться.

Я фыркнула.

– Я работаю над этим, но на все нужно время. Даже у вас были годы тренировок.

– Это так, – согласился он.

Вайолет радостно захлопала в ладоши.

– Ребята, вы должны тренировать Джесси!

– Нет! – Я в ужасе воззрилась на нее. Неужто головой ударилась, пока отбивалась от того огра?

– Почему? – Она обвела их рукой. – Их же шестеро, верно? Кто сможет лучше научить тебя драться?

Я бросила на нее предупреждающий взгляд. Тренироваться с Лукасом и его людьми? Да ни в жизнь! Я и так с трудом выносила их присутствие.

– Ты права, – сказал Лукас. – Мы обучим Джесси.

Я резко повернула к нему голову.

– А вот и нет.

Он улыбнулся.

– Это не предложение. Тренировки начнутся завтра.

– Нет, – напористее повторила я. – Я вполне довольна своим нынешним тренером, и мне не нужна ваша помощь.

– Как пожелаешь, – согласился он нарочито приятным тоном. – Тогда мы будем ходить за тобой, пока ты сама не научишься себя защищать.

– Исключено. – Я сердито на него посмотрела, но с тем же успехом можно было разговаривать со стеной.

– Подежуришь первым? – спросил Лукас у Фаолина.

Я скрестила руки.

– Не знаю, как все устроено у вас на родине, но у нас ходить за человеком против его воли называется преследованием. И это незаконно.

– Я сообщу Агентству, что моя стража обеспечит тебе временную защиту, – парировал Лукас с невыносимой ухмылкой. – Вряд ли это можно истолковать как угрозу.

– Скажи это моему рассудку, – буркнула я себе под нос.

Конлан разразился смехом, и даже у Фаолина дрогнули уголки губ.

– Значит, решено, – кивнул Лукас, будто на этом разговор был окончен.

Я чуть не топнула от раздражения.

– Это все потому, что Фарис считает, будто он в долгу передо мной? Заверяю вас, сегодня вы выплатили его сполна.

– Мой брат сам отвечает за свои долги, и мы не вправе делать это за него, – отрезал Фаолин. – Но ему будет спокойнее, если ты будешь под защитой.

Я прищурилась.

– В ход пошел эмоциональный шантаж?

– Не все бои выигрываются кулаками, – самодовольно ухмыльнулся он.

– О, как это подло. – Я стиснула зубы. Он знал, что Фарис – мое слабое место, и использовал это против меня.

Лукас забрал мой телефон из рук Вайолет. Я попыталась перехватить его, но фэйри уклонился и принялся записывать их номера в список контактов.

– Ты же в курсе, что я могу снова вас заблокировать?

– Да, но ты этого не сделаешь, – ответил он, не отрываясь от экрана.

– Откуда такая уверенность?

Он закончил и вернул мне телефон.

– Потому что, если я позвоню и ты не ответишь, я приставлю к тебе круглосуточную охрану.

Я окинула его испепеляющим взглядом и сунула мобильный в карман.

– Нужно было врезать тебе посильнее.

– Если тебе от этого легче, можешь ударить меня еще раз, – произнес он таким голосом, от которого по моему животу растекся жар.

В наш разговор вмешался Керр, обратившись к Лукасу:

– Что хочешь с ними делать?

Я проследила за их взглядами к кучке огров, стоявших на коленях. В присутствии Лукаса и его людей они вели себя очень покорно. От огров ничего хорошего ждать не стоило, так что, если Лукас их отпустит, на следующий день они возьмутся за старое. В конце концов за их головы назначат награду, если уже не назначили.

Лукас повернулся ко мне.

– Хочешь сдать их и получить вознаграждение?

Огры заерзали и нервно зароптали, некоторые начали оглядываться в поисках выхода. Ну-ну, удачи.

Я быстро посчитала их. Одиннадцать огров, по две тысячи за каждого – итого можно получить целых двадцать две тысячи долларов. Я смогу наконец нанять сантехника, чтобы заменить старые трубы.

Я достала телефон и позвонила Леви. Само собой разумеется, за банду огров, работающих в этой местности, была назначена награда. А поскольку эти существа очень ревностно защищали свою территорию, шансы на то, что поблизости орудовала другая банда, ничтожно малы.

– За них назначена награда, – обратилась я к Лукасу, завершив звонок. – Но их поймал ты, а не я.

В его глазах заискрилось веселье.

– Ты пришла сюда первой и, насколько мне известно, для получения награды нужна лицензия. Они твои.

Я перевела взгляд на Вайолет, и та отмахнулась.

– Мне достаточно и того, что ты не расскажешь маме, как я вывихнула ногу.

Конлан рассмеялся.

– А где же та маленькая смутьянка, собравшаяся бить шокером мужчину, который послал вас сюда?

Она фыркнула.

– Ты определенно не знаком с моей матерью.

Я подошла к ним и забрала Ромео у Вайолет.

– Я отнесу этого парнишку его маме, а затем мы подумаем, как доставить одиннадцать огров в «Плазу».

Не успела я уйти, как Вайолет крикнула:

– Постой! Если за них назначена награда, разве это не значит, что задание уже отдали какому-то охотнику?

– Ага, и он явно будет недоволен.

– Кто он?

Я ухмыльнулась.

– Бедный Трей, жизни ему не даю.

* * *

Я шла по лугу с высокими белыми цветами, они мягко покачивались на ветру и окутывали меня утонченным ароматом. Подняв лицо к самому голубому небу, которое я когда-либо видела, я закрыла глаза и впитала в себя тепло солнца, счастливо вздыхая. Это место – настоящий рай.

Справа раздался едва различимый звук, и, повернув голову, я с удивлением обнаружила, что не одна на лугу. Рядом стояла высокая прекрасная женщина в белом платье и с серебристыми волосами, достающими почти до колен. Лицо никоим образом не выдавало ее возраста, но в серых глазах таилась тысячелетняя мудрость.

Женщина заговорила, но, хоть ее губы и складывались в слова, с них не срывалось ни звука. Казалось, она этого не замечала, так что я показала на ухо и покачала головой. Ее идеально гладкий лоб омрачила морщинка, и она взглянула на небо, словно размышляя, что делать.

Затем опустила голову, встретилась со мной взглядом и показала на что-то за моей спиной.

Я повернулась и ахнула. На холме, возвышавшемся над деревьями за лугом, был потрясающий белый замок, как из сказки: с блестящими белыми башнями и витражными окнами, что сверкали на солнце, подобно драгоценным камням.

Я пошла к нему, но меня остановили легким прикосновением руки. Женщина помотала головой и показала на небо над замком, которое за считаные секунды с ясно-голубого потемнело до сумеречного. Не успела я удивиться, как на нем появились волнистые полосы разноцветного света, напоминавшие северное сияние, если бы только не зигзагообразные молнии в центре.

Меня больно ущипнули, и я перевела взгляд на женщину. Ее руки были опущены по бокам. Я снова ощутила острую боль, от которой на глазах выступили слезы.

– Ай! Какого?..

Мир вокруг меня растворился, и внезапно я очутилась в кровати. В комнате царил мрак, но мне удалось рассмотреть Гаса, который расхаживал взад-вперед по одеялу.

– Гас, какого черта? – Я прижала руку к груди. Он прокрадывался ко мне каждую ночь, но ни разу не тревожил мой сон и впервые укусил меня с тех пор, как я пыталась снять его со шкафчиков на кухне.

Он издал странный звук, что-то среднее между рыком и клекотом, и перелетел на стул у окна. Может, он хотел выйти и не мог открыть окно в ванной?

Я откинула одеяло и встала с кровати.

– Ладно, ладно, иду.

Я потянулась, чтобы открыть окно, и замерла при виде лент разноцветного света в небе. Потерла глаза, но полоски все равно никуда не исчезли. Теоретически в Нью-Йорке можно было увидеть северное сияние, но никак не в центре города.

У меня возникло чувство дежавю, в голове всплыли отрывки сна. Как такое возможно, что мне приснилось это явление в тот же момент, когда оно происходило наяву? В отличие от сна, в небе не сверкали молнии, но все равно это было очень странно…

Гас рыкнул и нетерпеливо захлопал крыльями. Я подняла окно и вздрогнула от порыва холодного ветра.

– Вперед, приятель.

Но, вместо того чтобы улететь, драккан спрыгнул со стула и юркнул под кровать. Я смотрела ему вслед, пока холод не вынудил меня закрыть окно. Полосы света в небе постепенно угасали, пока полностью не исчезли.

На часах было начало пятого. Я зевнула и заползла обратно в кровать, надеясь поспать еще хотя бы пару часов. Что-то подсказывало, что силы мне пригодятся.

* * *

– Ты опоздала, – угрюмо заявил Фаолин, открыв дверь дома.

Я кинула на него не менее недовольный взгляд и стряхнула снег с ботинок.

– На десять минут. Сам попробуй передвигаться по городу зимой без портала.

Честно говоря, я не особо спешила на свою первую тренировку, но предпочла об этом умолчать.

Фаолин отошел и пригласил меня внутрь. Я вошла в гостиную, ожидая увидеть Фариса или Лукаса, но дома никого не было, кроме нас.

– Оставь вещи здесь. – Он показал на барный стул у кухонного островка. – Тренировочный зал наверху, там мы и начнем.

Я положила куртку и рюкзак на стул и скинула ботинки.

– Мы?

Внутри все сжалось. Он же не имел в виду, что сам будет меня тренировать? Тут я обратила внимание на его наряд – свободные черные штаны до колен и серая футболка.

– Сюда. – Фаолин повернулся к лестнице, но я успела заметить ухмылку на его лице.

На долю секунды я подумала о том, чтобы схватить вещи и сбежать. Но затем все же выпрямилась, взяла кроссовки и последовала за ним.

Мы поднялись на третий этаж, повторявший планировку второго, с закрытыми дверьми по бокам. Фаолин повел меня к двери в конце коридора и открыл ее. За ней обнаружился большой зал с отшлифованным деревянным полом, почти без мебели. Вдоль стен висели мечи, посохи, ножи и другие неизвестные мне виды оружия. Я не увидела матов, смягчавших падения, и едва не скривилась при мысли о том, сколько синяков у меня появится в этой комнате.

– Тебе они не понадобятся, – остановил меня Фаолин, когда я нагнулась, чтобы обуться в кроссовки.

– Хочешь, чтобы я тренировалась в носках?

Он опустил взгляд на мои ноги.

– Нет, их тоже снимай.

Я удивленно уставилась на него.

– Я не могу тренироваться босиком.

– Ты одна из тех девушек, что стесняются своих ног? – нетерпеливо поинтересовался он.

– Конечно, нет. Мне просто не нравится ходить босой, если я не дома. – Я подняла кроссовку. – Они нужны для защиты и равновесия.

Фаолин фыркнул.

– Именно. Ты не должна полагаться на обувь, чтобы держать равновесие и качественно выполнять приемы. Тренируясь без нее, ты укрепишь мышцы ног и научишься рассчитывать только на свое тело.

– Ладно. – Я стянула носки и кинула их в угол к кроссовкам. Фаолин говорил вполне логичные вещи, но если я выясню, что это какой-то фэйский розыгрыш для новичков, то расплата будет жестокой.

Я повернулась к нему и почувствовала себя удивительно уязвимой без носков и обуви, пока не заметила, что он тоже босой. На мне была обычная одежда для тренировок – легинсы и спортивный лифчик, поверх которого надевалась майка.

Фаолин подошел к стеллажу на стене и снял длинный деревянный посох с серебряными наконечниками с обеих сторон. Взяв его двумя руками, показал серию рубящих и колющих выпадов, кружась в смертельном танце, и я невольно попятилась на пару шагов. Он ускорялся с каждым движением, и в конце концов я уже не могла за ним уследить.

Его танец закончился так же неожиданно, как и начался, и Фаолин снова повернулся ко мне.

– Мы будем тренироваться с несколькими видами оружия, но после вчерашнего мне кажется, что лучше всего тебе подойдет посох.

– С чего начнем? – Я вытерла внезапно вспотевшие ладони о легинсы.

Он вернул посох на стеллаж.

– С физической подготовки.

– Ладно.

Я немного расслабилась. Марен всегда заставляла меня разминаться в зале.

– На первых порах обучения от меня требовали, чтобы я бегал вверх и вниз по горе, пока не упаду от усталости.

Я недоуменно уставилась на него. Это что, шутка?

– Тогда, наверное, хорошо, что поблизости нет гор.

– Мы воспользуемся лестницей.

Ну, два пролета не так уж и страшно.

– И сколько раз нужно пробежать?

От подозрительного блеска в его глазах любой умный человек уже побежал бы к выходу.

– Пока не упадешь или я тебя не остановлю.

Спустя час мои ступни онемели от бега по твердым ступенькам, а икры и бедра горели от напряжения. Я потеряла счет, сколько раз мне приходилось подниматься по лестнице, лишь чтобы услышать «еще» от Фаолина.

Через полтора часа я с трудом волочила ноги и держалась за перила для поддержки. Каждый раз, когда этот садист на вершине лестницы кричал, чтобы я взбежала еще раз, я была уверена, что больше не выдержу. Но все равно находила в себе резерв сил, о котором раньше не подозревала, и двигалась дальше.

Прошло почти два часа, когда я замерла на верхней ступеньке, чтобы отдышаться и вытереть пот с глаз. Грудь вздымалась и опускалась от прилагаемых усилий. Неужели бегать по горе еще хуже? По крайней мере, там свежий воздух и красивые пейзажи. А еще можно попить из горного ручья. Мое пересохшее горло сжалось при мысли о воде.

– Сдаешься? – насмешливо поинтересовался мой мучитель. Я бы показала ему средний палец, да сил не осталось.

– Просто решила передохнуть, – пропыхтела я. От меня он такого удовольствия не дождется.

Фаолин оттолкнулся от стены и направился к тренировочному залу.

– Идем.

Я последовала за ним на ватных ногах, гадая, что за новый круг ада он для меня подготовил. Если он планировал начать тренировку с посохом, то его ждет жалкое зрелище.

Мы вошли в зал, и Фаолин показал на мои кроссовки и носки в углу.

– На сегодня все.

– Я не сдалась.

– Знаю. – Он скрестил мускулистые руки на груди. – Сегодняшний урок был не только на укрепление мышц. Я хотел увидеть, сколько ты готова вынести, и понять, достойна ли ты обучения.

Я убрала с лица влажные пряди, выбившиеся из хвостика.

– Это была проверка?

– Да. Поздравляю, ты ее прошла.

– Только что-то праздновать неохота, – проворчала я, собирая вещи.

Фаолин не ответил, но я этого и не ждала, и мы молча спустились на первый этаж.

– Можешь помыться в ванной рядом с библиотекой, – сообщил он, когда я села на нижнюю ступеньку, чтобы натянуть носки на ноющие ноги.

– Спасибо.

Я планировала переодеться в чистое и принять душ уже дома, но с моих волос капал пот и заливал глаза. Ехать домой в таком виде менее заманчиво, чем задержаться и помыться здесь.

Двадцать минут спустя я вышла из ванной, завязав влажные волосы в хвостик. Фаолина нигде не было – ну и ладно. Два часа в его компании более чем достаточно на один день.

Я подхватила куртку и услышала звон ключей, упавших на плиточный пол. Наклонившись за ними, оказалась лицом к лицу с Кайей и тихо взвизгнула. А она откуда тут взялась?

– Привет, Кайя, – плавно произнесла я и осторожно потянулась за ключами.

Стоило прикоснуться к ним, как их выхватили у меня из-под пальцев. Кайя смотрела на меня с пару секунд, зажимая ключи в зубах, а затем ускакала, словно буйный щенок.

– Эй! – Я кинулась за ней.

Она резко затормозила в гостиной и обернулась. Не знай я ее, то подумала бы, что она улыбалась.

Я медленно подошла.

– Хорошая кошечка. А теперь верни мне ключи, пожалуйста?

Она не двигалась, пока я протягивала руку, но стоило их коснуться, как ламал игриво замотала головой и снова убежала.

Я застонала и повернулась к лестнице.

– Фаолин, нужна помощь!

Кайя позвенела ключами, и я обнаружила ее в шаге от себя. Она присела, как перед прыжком, но в итоге лишь повиляла задом, словно провоцировала меня забрать ключи. Я так вымоталась, что на игры не было ни сил, ни желания, но ее это не волновало.

Я потянулась к ней, и на этот раз она позволила схватить ключи, прежде чем вырвать их из моей хватки. Я бегала за ней снова и снова и несколько раз была близка к успеху, но Кайя каждый раз убегала, оставляя меня с пустыми руками.

В конце концов у меня подкосились ноги, и я рухнула на диван. Должно быть, Кайя подумала, что я сделала это нарочно, и прыгнула на место рядом со мной. Я совершила последний отчаянный рывок и сомкнула пальцы на ключах. Ламал попыталась забрать их, и мы начали играть в своеобразную версию перетягивания каната, которая кончилась тем, что мы обе скатились на пол. Тяжелая кошка приземлилась прямо на меня, надавив мне лапой на живот, и я громко охнула.

– Такое не каждый день увидишь.

Я выплюнула шерсть изо рта и подняла взгляд на Конлана, застывшего в дверном проеме. При других обстоятельствах его вытянутое от изумления лицо вызвало бы у меня смех. Он отошел, чтобы дать пройти Лукасу, Йену и Керру, и вся четверка уставилась на меня так, будто у меня внезапно отросли крылья пикси.

– Мне не помешала бы помощь, – просипела я, когда никто из них не кинулся на подмогу.

Лукас пришел в себя первым.

– Кайя, ко мне, – приказал он, направляясь к нам.

Она встала, с удрученным видом кинула ключи мне на грудь и посеменила к хозяину.

– Сидеть. – Затем Лукас подошел ко мне и присел рядом. – Ты как, цела? Она тебя не ранила?

– Только мою гордость.

Я заняла сидячее положение и скривилась, когда на лицо упала копна влажных волос. Затем собрала их обеими руками и поискала пропавшую резинку, но безуспешно. Вздохнув, постаралась завязать спутанные волосы в узел.

– Что случилось? – хрипло спросил Лукас. Осознав, как близко мы сидим друг к другу, я быстро отползла.

– Кайя хотела поиграть.

– Поиграть? – переспросил он, словно никогда прежде не слышал этого слова.

– Она забрала у меня ключи и заставила гоняться за ней. Купи ей хоть пару игрушек.

Я встала и не сдержала стона от боли в измученных ногах.

Лукас тут же оказался рядом.

– Ты вроде сказала, что Кайя тебя не ранила.

Я пригвоздила его взглядом.

– Так и есть. Это все из-за садиста, которому ты поручил меня тренировать.

– Фаолина? Где он?

– Наверху.

С другой части комнаты послышались смешки.

– Она убила его. Плати, Конлан, – потребовал Керр.

– Сначала нужно увидеть тело, – пошутил тот. – Может, она просто оставила его умирать.

– Рада, что вы находите это смешным, – я заковыляла мимо них к своим вещам. Затем надела куртку, застегнула ее до самого подбородка и направилась к выходу. – Как всегда, было приятно встретиться с вами, ребята.

– Завтра в то же время? – крикнул Конлан мне вслед.

Я, не оглядываясь, показала ему средний палец.

Выйдя на улицу, я пригнулась от сильного ветра и поспешила к джипу, из-за чего не заметила человека на дороге, пока чуть не налетела на него.

– Простите. – Я подняла голову и встретилась с недружелюбным взглядом зеленоглазой фэйри с длинными блестящими черными волосами. Я сразу же узнала ее – это та девушка, с которой общался Лукас в «ВаШа».

Она прошлась по мне взглядом.

– Ты кто?

Ее надменный тон мгновенно вызвал у меня неприязнь и заставил ощетиниться.

– Никто.

Я попыталась обойти ее, но она остановила меня рукой.

– Я видела, как ты выходила из дома Ваэрика. Какое у тебя к нему дело?

Внезапно мне будто сдавили грудь. Они встречались? Я не могла представить Лукаса с такой неприятной особой, но что я на самом деле знала о нем или о его вкусе в женщинах? Да и какая мне вообще разница?

– Ну? – рявкнула фэйри.

Я оттолкнула ее руку.

– Не то чтобы это тебя касалось, но я приходила к Фаолину.

– Фаолину? – Ее брови подскочили вверх, но, похоже, мой ответ немного задобрил фэйри. – Ты и Фаолин?

Я проигнорировала вопрос.

– Ну, ступай. Уверена, Ваэрик будет очень рад тебя видеть.

Будто услышав нас, он открыл дверь.

– Дария?

– Ваэрик. – Ее лицо озарила прекрасная улыбка, стерев все следы былой безобразной гримасы.

– Зачем ты пришла?

Если при виде гостьи его голос и прозвучал удивленно и не так уж радостно, то это совсем меня не касалось. И это совсем не улыбка играла на моем лице по пути к джипу. Вовсе нет.

14

Я так широко зевнула, что у меня щелкнула челюсть. Часы на приборной панели показывали почти десять вечера. Последние шесть часов я наблюдала за винным магазином, который последнее время часто обворовывал тролль. И естественно, именно сегодня он решил сменить место для разнообразия, так что пришлось возвращаться домой ни с чем.

Я остановилась на светофоре и задумалась о делах на завтра, едва замечая людей на переходе. Нынче у меня было столько забот, что единственный способ все успеть – это планировать заранее. Впрочем, мне все равно не удавалось освободиться раньше поздней ночи.

Последние две недели слились в калейдоскоп заданий и тренировок с перерывами на еженедельную встречу с родителями. Некоторые из охотников, включая Брюса с Треем, забросили поиски ки-тейна и вернулись к обычной работе. Но заданий по-прежнему хватало на всех.

Я продолжала искать камень, но после вечеринки у Дэвиана Вудса новых зацепок не находила. У меня не было средств, чтобы следить за миллиардером, и хватало ума не приближаться к стражам Благого двора, хотя я в любом случае не знала, где их искать. Как бы мне ни претило поручать все расследование Лукасу, поделиться с ним информацией было правильным решением.

Впрочем, с того первого дня тренировок мы с ним почти не виделись. По словам Фариса, Лукас занимался поисками ки-тейна и другими делами. Я поневоле гадала, не подразумевалась ли под этими «другими делами» его подруга Дария. Но это так, праздное любопытство. В конце концов, он сам настоял на моем обучении и при этом был единственным, кто со мной еще не тренировался.

Что касалось самого обучения, первые три дня Фаолин доводил меня до полного изнеможения, но затем его сменили остальные. Мы уже перешли к приемам рукопашного боя и, как только я выучу их, начнем тренироваться с оружием.

У меня завибрировал телефон, и я посмотрела на сообщение от Вайолет. Она прислала фотографию себя на фоне надписи «Голливуд». «Жаль, что тебя здесь нет!»

Глядя на ее счастливое лицо, я улыбнулась с легкой грустью на душе. Она все же получила роль в том крупном научно-фантастическом фильме и улетела в Лос-Анджелес, чтобы встретиться с агентом, подписать контракты и просто оторваться. Я всегда знала, что когда-нибудь она покинет Нью-Йорк и последует за своей мечтой, но чертовски по ней скучала, а ведь не прошло еще и недели.

Я подняла взгляд на светофор и заметила впереди мужчину, пригнувшего голову от ветра. Меня пробрала дрожь, несмотря на жару в джипе. В этом году зима выдалась особенно холодной, и я в который раз порадовалась наличию машины, пусть на ней и дольше перемещаться по городу.

Мужчина поднял голову, глянул в мою сторону, и у меня возникло странное ощущение, что мы уже встречались. Ему было чуть больше тридцати, средний рост, круглое лицо, каштановые волосы. Я была уверена, что не знаю его. Так почему же он выглядел так знакомо?

Он перешел дорогу и исчез из виду. Внезапно меня осенило: это же Льюис Тейт!

Агентство искало торговца со дня налета на его дом и назначило за его голову награду в десять тысяч долларов. Он прекрасно умел прятаться, даже Фаолину оказалось не по силам его отследить. Все предположили, что Тейт сбежал за границу, но вот же он, разгуливает по улицам Бронкса, словно и не разыскивался по всему штату.

На светофоре загорелся зеленый свет, и я свернула вправо за Тейтом. Пришлось проехать мимо, чтобы припарковаться, а затем я последовала за ним пешком.

Через пять минут впереди замаячило знакомое кирпичное здание, разрисованное граффити. Тейт перешел улицу, и я подождала, пока он откроет дверь в бар, прежде чем пойти следом. С чего бы ему наведываться в «Тэг»? После налета он ловко избегал встречи с правоохранительными органами, но, показавшись здесь, как будто напрашивался на арест. Я слышала, что охотники частенько сюда заглядывали во внерабочее время. Тейт, вероятно, не знал об этом, иначе обходил бы стороной это место.

Я открыла дверь, но какая-то невидимая сила не пустила меня за порог. «Какого черта?»

– Вот дерьмо.

Я отпустила дверь и покачала головой от собственной глупости. На «Тэге» были чары, которые не позволяли войти в бар с оружием или наркотиками. Мне претило идти за Тейтом без какого-либо средства защиты, но либо так, либо придется караулить его у выхода.

Я достала электрошокер из кармана и поискала, где бы его спрятать. На ступеньках была небольшая выемка в том месте, где отвалился бетон, и там как раз хватало места для шокера. Не идеально – если присмотреться, его увидит любой, – но сойдет.

Я снова открыла дверь и вошла в шумный бар, приготовившись к пьянящему аромату фэйри, который вскружил мне голову при прошлом визите, но он исчез. Или же просто не действовал на меня после того, как я провела столько времени в компании Лукаса и его людей.

Расстегнув куртку, я прошла глубже и окинула взглядом людное помещение. Рыжеволосой девушке попросту невозможно слиться с толпой в фэйском баре, и я ожидала, что мне придется отбиваться от поклонников, как в прошлый раз. Многие фэйри бросали на меня заинтересованные взгляды, но тут же отворачивались. Странно, конечно, но мне это было только на руку. Может, их мода на рыжеволосых наконец-то уходила.

Я заметила Тейта с еще одним мужчиной за угловым столиком. Их окружали эльфы, тролли, огры и несколько людей. Мужчины сидели со склоненными головами и увлеченно общались, время от времени Тейт воровато оглядывался.

С пару минут я незаметно наблюдала за ним, открыв оповещение, которое прислало Агентство после налета. Там была фотография Льюиса Тейта, и мне хотелось удостовериться, что это он, прежде чем переходить к действиям. Я открыла снимок и, пристально изучив его, убедилась, что действительно последовала за Тейтом.

У меня не было при себе оружия, но и у торговца тоже. Зато у меня имелись наручники, и, в случае чего, я умела драться. Если только он не мастер боевых искусств, я смогу постоять за себя.

Я заказала лимонад на барной стойке и будто невзначай подошла к столику Тейта. В отличие от придворных фэйри, низших не привлекали рыжие волосы, так что они не проявляли ко мне интереса.

Остановившись в паре шагов от столика Тейта, я громко произнесла:

– Льюис!

Он резко поднял голову и огляделся по сторонам, прежде чем найти меня взглядом. Его лоб сморщился от недоумения.

– Вы что-то сказали?

Я улыбнулась и поставила стакан на его столик.

– Вы же Льюис Тейт, верно?

– Простите, но нет. – Он напрягся и схватился за край стола.

– Правда? Вы выглядите точно как он. – Я показала на экране телефона его фотографию, присланную Агентством. – Он прямо ваш двойник.

Тейт вскочил с места и протолкнулся мимо меня. Он был крупнее, но это не сыграло никакой роли, когда он рухнул на пол из-за моей подножки. Я с легкостью перевернула его на живот, завела руки за спину и сомкнула на них наручники. Если бы охота всегда проходила так беспроблемно, я давно бы разбогатела.

Послышался скрежет стула по полу, и я подняла взгляд на второго мужчину, который будто размышлял, помогать другу или нет.

– Я пришла сюда не за вами. Но это изменится, если вы вмешаетесь в дела Агентства, – сообщила я и осталась довольна своим суровым тоном.

Он посмотрел на меня, на Тейта и кинулся к двери. Ким была права. Характер в этом бизнесе решает все.

– Вставай. – Я взяла Тейта за руку и помогла ему подняться, чувствуя на себе взгляды посетителей «Тэга». Им наверняка было любопытно, но ни один из них не пытался помочь торговцу.

– У меня полно денег, – лебезил Тейт. – Я заплачу, сколько скажешь, если отпустишь меня и притворишься, что мы никогда не виделись.

– Прости, но это невозможно. – Я повела его к выходу.

Когда мы проходили мимо столов, кто-то протянул с сильным акцентом:

– И куда это ты собралась с нашим парнишкой?

Я крепче схватила торговца и воззрилась на двух охотников из Техаса, преградивших нам путь. Мы несколько раз пересекались в «Плазе», но не разговаривали с той ночи в доме Тейта. Я слышала от других охотников, что эти дамочки так и не обзавелись друзьями в городе из-за своего агрессивного поведения и пренебрежительных комментариев в адрес ньюйоркцев.

– Вашего парнишку?

Лия, брюнетка, показала на Тейта.

– Мы пришли первыми. Ты не можешь просто заявиться сюда и увести его у нас.

Блондинка, ее напарница Натали, ухмыльнулась.

– Ага.

– На нем мои наручники, а значит, он мой пленник. Иначе нужно было что-то сказать, когда я брала его под арест.

– Вот мы и говорим. – Лия шагнула ко мне, Натали последовала ее примеру.

– На этот раз твоей мужеподобной подружки нет рядом, чтобы заступиться за тебя, – насмехалась Натали. – Так что, если ты не против, мы заберем наш улов.

– Вообще-то против.

Я окинула их изучающим взглядом, отмечая броский макияж и немного невнятную речь. Они пришли сюда выпить, а не охотиться, и я была готова поставить всю награду на то, что они не знали о присутствии Тейта, пока не увидели меня с ним.

Девушки захихикали.

– Если ты не заметила, дорогуша, ты в меньшинстве, – заявила Натали.

Я отмахнулась от запаха перегара.

– Вы в курсе, что у нас запрещено пить на охоте?

Лия презрительно фыркнула.

– Ох уж эти янки со своими правилами.

– Это федеральные нормы. Если бы у вас сейчас взяли тест на алкоголь, вы бы его провалили.

Она ткнула меня пальцем в грудь.

– И все равно из меня охотник лучше, чем из тебя.

– Да в чем твоя проблема?

Я оставалась непоколебимой. Это была уже вторая их попытка затеять со мной драку. Интересно, они всех так ненавидели или только меня?

Лия ухмыльнулась.

– В тебе. Мы много трудились, чтобы добиться нынешних результатов. Нам ничего не преподносили на блюдечке лишь потому, что наши родители – какие-то важные охотники.

– Никто мне ничего не преподносил, и моих родителей даже не было рядом, когда я начала охотиться.

Я понимала, что им это неважно. Они не производили впечатление людей, которые обращали внимание на факты.

Натали мерзко рассмеялась.

– Ах да, верно. Гореновые торчки.

Во мне запылал гнев, но я не повелась на провокацию, а просто смерила их взглядом и задумалась, как бы выйти отсюда без боя. Отдавать Тейта не вариант.

Натали прищурилась, осознав, что ее оскорбление не вызвало желанной реакции.

– Мне надоела эта чепуха. Отдай его нам, или мы заберем его силой. Все просто.

Ее взгляд переметнулся к Тейту за секунду до того, как она попыталась схватить его. Я толкнула торговца себе за спину, оставив Натали с пустыми руками, и она зашипела от досады.

Лия врезала мне кулаком по скуле, и я попятилась на шаг. Глаза защипало от удара, по щеке потекло что-то теплое. Взгляд переметнулся с ее самодовольной улыбки на окровавленный перстень на правой руке.

Мои кулаки сжались, но тут в голове прозвучали слова Фаолина с тренировки: «Самый быстрый способ проиграть битву – позволить эмоциям взять над собой верх».

Я улыбнулась.

– Кажется, ты сломала ноготь.

Лия начала поднимать руку, чтобы проверить, но вовремя спохватилась и злобно на меня посмотрела.

– И это не последний ноготь, который я сломаю о твое лицо.

– Какая ты агрессивная. – Я цокнула языком. – Не пробовала ходить на йогу? Говорят, помогает.

Некоторые посетители захихикали. Лия поджала губы, на ее виске вздулась вена.

– Сейчас я тебе покажу, стерва.

Она замахнулась и бросилась на меня. Я уклонилась и врезала ей в живот, отчего девушка согнулась пополам. На тренировках мне тоже приходилось терпеть такие удары, так что я знала, как это больно.

Натали грубо оттянула меня за волосы, и у меня слезы навернулись на глаза. Вместо того чтобы сопротивляться, я подалась к ней и стукнула ее затылком о подбородок. Затем, когда ее хватка ослабла, взяла за руку и завела ее за спину, из-за чего Натали была вынуждена упасть на колени.

Зрители засвистели и заулюлюкали, но их крики звучали гулко и искаженно, а мир вокруг меня будто замедлился. Я слышала только собственное дыхание и сердцебиение и ощущала вибрации в воздухе. Похоже, я немного переусердствовала, когда ударила Натали головой.

Я скорее почувствовала, нежели увидела, ботинок, летящий мне в голову. Отпустив Натали, я быстро вскинула руки и поймала ногу Лии прежде, чем та успела нанести удар. Резко выкрутив ее, сбила девушку с равновесия и уложила на живот. Она попыталась встать, но я надавила ей коленом на спину, удерживая на месте.

Мир ускорился, все звуки вернулись. Лия, лежавшая подо мной, оскверняла мои уши нескончаемым потоком ругательств, а Натали вопила, что я сломала ей руку и еще поплачусь за это.

– Драка окончена, народ, – произнес суровый голос, от которого толпа разбежалась, и даже Лия с Натали заткнулись.

Я подняла взгляд на хмурое лицо Оренда Тэга. Светловолосый фэйри стоял над нами со скрещенными руками.

– Джесси Джеймс, почему те два раза, что в моем баре начинались драки, вы оказывались в самой гуще событий?

– Чистое невезение? – предположила я.

– Мое или ваше? – Он окинул взглядом помещение. – По крайней мере, на этот раз вы не разгромили мое имущество.

Лия взбрыкнула, пытаясь скинуть меня.

– Кто-нибудь, снимите с меня эту ненормальную!

– Позвольте мне. – Тэг насмешливо протянул мне руку. – Мисс Джеймс.

Я прекрасно могла встать самостоятельно, но приняла его помощь. Он нахмурился, заметив порез на моей щеке, но ничего не сказал.

Лия с трудом поднялась, ее лицо пошло пятнами, на голове царил бардак. Затем снова бросилась ко мне, но Тэг встал между нами, не давая ей пройти.

– В моем баре больше не будет драк.

– Она первая начала!

– Ты пыталась забрать моего… – Я оглянулась. – Черт побери!

Я выбежала на улицу, но Льюиса Тейта уже и след простыл. Как, черт возьми, ему удалось так быстро улизнуть в наручниках на заведенных за спину руках?

– Что-то потеряли? – поинтересовался Тэг с порога.

Я кинула испепеляющий взгляд на Лию с Натали, которые наблюдали за мной с довольными ухмылками.

– Свой улов, благодаря этим идиоткам.

Техасские дамочки попытались протолкнуться мимо Тэга, но не смогли тягаться с ним. Он подозвал кого-то, и к нам присоединилась официантка с волосами цвета фуксии. Я помнила ее с прошлого визита.

– Да, босс?

– Синтия, пожалуйста, налей этим дамам все, что они пожелают, если только они согласятся вести себя прилично.

Официантка улыбнулась.

– Разумеется.

Девушки напоследок кинули на меня полный отвращения взгляд и последовали за Синтией. Главное теперь – не терять бдительности, пока они не вернутся в Техас.

– Вы всегда раздаете бесплатные напитки людям, которые затевают драки в вашем баре? – спросила я у Тэга, заходя внутрь.

– Только дамам. – Он улыбнулся, увидев недоумение на моем лице. – Женщины привлекают мужчин, а мужчины любят тратить деньги, особенно фэйри.

– Ясненько.

Я пошарила по карманам и нашла платок, чтобы промокнуть порез, но он уже не кровоточил.

– Я так понимаю, что вы знакомы. – Он посмотрел на барную стойку, за которой сидели Лия и Натали.

Я скривилась.

– Не особо. Они охотники из Техаса, которые не любят играть по правилам.

– Я заметил. – Тэг долго смотрел на меня, и я съежилась под его пристальным взглядом.

– Почему вы так смотрите на меня?

Он часто заморгал.

– Прошу прощения. Просто я застал тот момент, когда вы уложили ту брюнетку, и не помню, чтобы хоть раз видел человека, который двигался с такой скоростью.

Я пожала плечами.

– Это называется адреналин. И я ежедневно тренируюсь.

– С кем? С королевской стражей Неблагого двора? – съехидничал он.

– Да.

Тэг рассмеялся, но затем понял, что я не шутила, и его глаза округлились.

Я достала телефон.

– Прошу прощения, но мне нужно сообщить Агентству, что по Бронксу бегает их преступник в моих наручниках.

Уголки губ Тэга опустились.

– Да, этот как раз то, чего мне не хватало, – кучки агентов в моем баре.

Я виновато улыбнулась, позвонила в Агентство, и меня переключили на спецотдел по преступлениям. Я вкратце рассказала о произошедшем, и мне приказали дождаться прибытия агентов Карри и Райана. При упоминании имени первого меня скривило. Я уже жалела, что обратила внимание на Льюиса Тейта на светофоре.

– Говорите, Тейт встречался здесь с другим мужчиной? – спросил Тэг, когда я завершила звонок и сообщила, что агенты уже в пути.

– Да, он сбежал, когда я арестовала Тейта. Агентство захочет знать, кто он и что их связывает. Полагаю, у вас есть камеры видеонаблюдения?

– Повсюду, кроме уборных и моего кабинета.

– Если предоставите им видео с этим мужчиной, вероятно, они уйдут отсюда быстрее.

Он смиренно вздохнул.

– Пройдемте ко мне, покажете его на записи.

– Конечно.

Я все равно не могла уйти, пока меня не допросят агенты, так почему бы не потратить время с пользой?

Тэг направился к коридору, но внезапно замедлился, схватил меня за руку и чуть ли не потащил следом. Он не отпускал меня, пока мы не зашли в просторный кабинет и не закрыли на собой дверь.

– Что это было? – Я недовольно потерла руку.

Тэг запер дверь на замок, а когда повернулся, я опешила от тревоги в его глазах.

– Джесси, почему королевский страж Благого двора в моем баре наблюдает за тобой?

– Ч-что? – с запинкой выдавила я, и по спине пробежал холодок.

– Я только что видел его у задней стены на верхней площадке. Ты не знала, что он здесь?

– Нет. Вы уверены, что он один из благих стражей?

Тэг был неблагим, так что мог ошибиться.

Он подошел к столу и взял телефон.

– Я уже видел его раньше. Он был с принцем Ризом на его дебюте, и я знаю из достоверных источников, что он один из личных стражей королевы Анвин.

Я с трудом сглотнула, стараясь не поддаваться панике. Я не встречала стража королевы после вечеринки у Дэвиана и была уверена, что он не видел меня. Иначе меня бы не выпустили из того пентхауса живой. Я начала перебирать варианты в голове, но не придумала ни одной причины, по которой за мной мог следить ее страж.

– Джесси?

Голос Тэга прервал мои глубокие размышления, и я вздрогнула. Он наблюдал за мной с обеспокоенным лицом.

– Ты немного бледная. Хочешь присесть?

– Нет. – Я задумчиво поджала губы. – У вас есть доступ к камерам?

– Конечно. – Он сел за стол и вошел в компьютер.

Я встала рядом.

– Я пришла сюда где-то полчаса назад, Тейт зашел первым. Можете отмотать к тому времени?

Тэг открыл камеры, и я поразилась их количеству. Он не шутил, когда сказал, что они стоят повсюду. Фэйри начал с камеры на входе и нашел тот момент, когда Тейт вошел в бар. Я сказала, где он сидел, и мы переключились на следующую камеру. Та засняла, как Тейт подошел к неизвестному мужчине, с которым я его видела.

– А теперь можете отмотать на несколько минут до нашего прихода и поискать королевского стража?

Он сделал, как я просила, переключившись на камеру на верхней площадке. Затем остановил видео и показал на светловолосого фэйри.

– Вот он.

У меня чуть не подкосились ноги от облегчения.

– Он пришел не из-за меня.

– Откуда ты знаешь? – с сомнением спросил Тэг.

– Потому что я сама до последней минуты не знала, что приду сюда. Я заметила Льюиса Тейта из машины и последовала за ним. – Я показала на фэйри на экране. – Взгляните на него. Он наблюдает за кем-то внизу, готова поспорить, что за приятелем Тейта. Должно быть, он знал, что они договорились о встрече, и поджидал их.

Тэг потер подбородок.

– Тогда почему он не ушел вместе с ними?

– Может, он увидел меня с Тейтом и заинтересовался. Или ему нравятся женские драки. Как бы там ни было, если только он не видит будущего и не узнал каким-то образом, что я приду сюда, страж был здесь не из-за меня.

– Веский аргумент.

Тэг включил прямую съемку, но королевского стража нигде не было. Проверив записи, мы увидели, как он покинул бар вскоре после того, как мы зашли в кабинет.

Кто-то громко постучал в дверь, и я подскочила. Тэг открыл камеру перед входом в кабинет, и я с изумлением уставилась на Лукаса, Фаолина и Конлана на мониторе.

– А они что тут делают?

– Я позвонил Лукасу.

– Зачем? – Мне смутно вспомнилось, как он взял телефон при входе в кабинет примерно в то же время, когда я пыталась подавить панику.

Тэг поднялся и обошел стол.

– За тем, что он мой принц, и я должен сообщать ему о подозрительной активности в баре, особенно когда дело касается благих.

Тэг открыл дверь, и внутрь вошел с каменным лицом Лукас. Он едва посмотрел на владельца бара, прежде чем сосредоточиться на мне, сердито прищурившись.

– Если ты собираешься сказать, что меня не должно здесь быть, то побереги дыхание, – выпалила я, прежде чем он успел подать голос. – И хватит так на меня смотреть. Королевский страж был здесь не из-за меня. У меня выдалась дерьмовая ночка, так что я не в настроении выслушивать лекции от тебя или кого-либо другого.

В кабинете воцарилась тишина. Я повернулась к уставившемуся на меня Тэгу.

– Скажите ему.

– Э-э… – Владелец бара смущенно переводил взгляд с меня на Лукаса. – После звонка мы проверили записи с видеокамер. Королевский страж уже был здесь, когда пришла Джесси.

Лукас продолжал стоять с угрюмым видом.

– Это ничего не значит. Он мог поджидать ее.

– Нет.

Я рассказала все, что произошло с того момента, как мне попался Льюис Тейт на светофоре. Тэг показал Лукасу и остальным видео, вплоть до ареста Тейта.

– Хорошая реакция, – похвалил Конлан, глядя на то, как я надевала наручники на торговца и помогала ему встать.

Я не ответила, так как на мониторе заиграла моя драка с техасскими охотниками. Мне не верилось, что рыжеволосая девушка, движущаяся с гибкой грацией, – это я. На той части, где я поймала ногу Лии и уложила ее на пол, мне стало понятно, о чем говорил Тэг. Пару секунд я двигалась в два раза быстрее, чем обычно.

Я отвлеклась от монитора и обнаружила, что Лукас, Фаолин и Конлан смотрят на меня со странным выражением на лицах.

– Что?

Фаолин первым опомнился.

– Твоя техника значительно улучшилась с той ночи, когда ты дралась с ограми.

– Такое бывает, когда ежедневно тренируешься с кучкой тиранов.

Он проигнорировал издевку.

– Во время тренировок ты не показывала таких успехов.

Я пожала плечами.

– Видимо, численное превосходство соперников пробуждает во мне лучшее.

Лукас наконец-то нарушил свое молчание:

– Королевский страж пришел по своим делам, но Оренд сказал, что он следил за тобой. Есть ли какая-то причина, по которой он мог посчитать, что у тебя есть информация о ки-тейне?

Я покосилась на Тэга.

– Оренд знает о наших поисках, – добавил Лукас.

Я задумалась.

– Насколько всем известно, я обычный охотник, который пришел сюда поймать преступника. Все слышали, как я ругалась с теми девушками из-за награды.

– Все равно мне это не нравится. Последнее, что тебе нужно после того, что случилось с твоими родителями, – это привлекать их внимание.

Мой желудок болел от волнения.

– Возможно, он не узнал меня.

– Сколько в Нью-Йорке рыжеволосых девушек-охотников? – спросил Лукас.

– Может, и дюжина, я не знаю. К тому же в городе сейчас полно неместных охотников.

Он вскинул бровь. Я хваталась за соломинку, и мы оба это понимали.

Тут кто-то снова постучал в дверь, и я едва скрыла свое облегчение. Конлан открыл ее и впустил Синтию.

– Босс, прибыли агенты, которые хотят видеть вас и мисс Джеймс, – сказала официантка, и глазом не моргнув при виде фэйри.

– Впусти их.

Она кивнула и отошла в сторону, открывая вид на агента Карри. То, что он не относился к числу моих любимчиков, это еще мягко сказано. Может, он и освободил нас с родителями из подвала Роджина, но я не забыла, как он преследовал меня, в то время как должен был искать их. Если бы он вкладывал столько же сил в свою работу, то родителей нашли бы гораздо раньше.

В отличие от Синтии агент опешил при виде фэйри в кабинете.

– Принц Ваэрик, я не ожидал увидеть вас здесь.

– Агент Карри, – поздоровался Лукас скучающим тоном, и у меня возникло впечатление, что не я одна недолюбливала агента. Или же он со всеми вел себя подобным образом.

Карри повернулся ко мне.

– Мисс Джеймс, у вас есть информация о нашем подозреваемом?

– Да. – Я шагнула вперед.

– Можете поговорить здесь, – обратился Лукас к Карри, когда тот развернулся к выходу. – Двое моих людей сейчас разыскивают Тейта по округе. Я сообщу Агентству, если мы найдем его.

Карри нахмурился.

– Вас интересует наш беглец?

– Меня интересует все, что связано с ки-тейном. Как и королевский страж Благого двора, который был сегодня здесь и следил за вашим преступником.

– Королевский страж Благого двора? – не скрыл своего изумления агент.

– Его зовут Эйбел, и он один из личных стражей королевы Анвин, – проинформировал Лукас.

Я уже слышала это имя. Тот страж в пентхаусе Дэвиана упоминал его, разговаривая с королевой.

Лукас сел на край стола Тэга и скрестил руки.

– Поскольку всем нам известно о причастности благих к похищению Джеймсов, полагаю, мне не нужно объяснять, почему мы с моими людьми останемся на время допроса, а затем отвезем Джесси домой в целости и сохранности.

– У меня есть своя машина, и я не нуждаюсь в сопровождении, – напомнила я.

– Ты припарковалась в полумиле отсюда и пришла в бар пешком. Мы проведем тебя к джипу и поедем за тобой следом.

Он решительно сжал челюсти, давая понять, что спорить бесполезно. Честно говоря, мне и самой не хотелось возвращаться к джипу в одиночку, когда поблизости разгуливал один из людей королевы Анвин. Я усмирила свою гордость и позволила Лукасу победить в этот раз.

Тот кивнул с довольным видом.

– Можете начинать.

15

– Можно погладить вашу собачку?

Я оторвалась от телефона и посмотрела на милую девочку лет восьми или девяти, протягивавшей руку к пластиковой переноске у моих ног.

– Нет! – Я оттолкнула ее, прежде чем она успела прикоснуться к решетке.

Девочка отдернула руку и сморщилась от слез. К нам подбежала женщина и, окинув меня убийственным взглядом, поспешила увести свою плачущую дочь.

Я откинулась на спинку кресла, игнорируя неодобрительные взгляды других пассажиров парома. Лучше бы смотрели так на ту мамашу. Как можно позволить своему ребенку подойти к совершенно незнакомому человеку и сунуть пальцы в переноску для животных, в которой находилось бог весть что?

Словно по команде, из переноски послышалось рычание и звуки боя. Она затряслась, и люди по бокам от меня отпрянули. Расстегнув спортивную сумку, стоявшую рядом с переноской, я достала пакет с углем и просунула пару кусочков через дверцу из проволочной сетки. У нее возникли десять грязных маленьких лиц, напоминавших гномьи, и пухлые ручки выхватили уголь из моих пальцев. Трау принялись поглощать свое лакомство, и рычание сменилось хрустом.

Я стряхнула угольную пыль с ладоней и устало вздохнула. Когда утром позвонил Леви и попросил выполнить высокоприоритетное задание, я и подумать не могла, что проведу бо́льшую часть дня за спасением статуи Свободы от разрушения.

Ладно, может, это крошечное преувеличение, но я уберегла ее от значительного ущерба. Трау казались достаточно безобидными, пока не увидишь их в действии. Втягивающиеся когти этих маленьких тварей были твердыми как алмаз и могли проделать туннели через камень, кирпич или бетон. Подобно термитам, они разрушали фундамент здания, только делали это гораздо быстрее.

Для такого города, как Нью-Йорк, трау станут настоящей катастрофой, и ни одни фэйские чары не защитят от них здания. Поэтому им запретили входить в наш мир. Мою десятку доставила и выпустила на остров Свободы группа протестующих против рецессии. Уж не знаю, чего они хотели добиться, нанеся ущерб национальному памятнику.

К счастью, как и большинство фэйри, этих крошечных монстров можно было ослабить при помощи железа. На дне переноски лежал слой железной сетки, который не давал им выпустить когти и вырваться на свободу.

У меня завибрировал телефон, и я посмотрела на сообщение от Вайолет, по-прежнему находившейся в Лос-Анджелесе. Я боялась думать о том дне, когда она наконец переедет на запад, и мы будем жить на разных побережьях.

«Лорель хочет встретиться в «ВаШа», когда я вернусь».

Я улыбнулась. Со встречи в фэйском клубе Вайолет минимум один раз в день упоминала Лорель, и было очевидно, что моя лучшая подруга по уши влюбилась в фэйри. Я отправила ей смайлики с поцелуями, а она ответила смайликом с красными щеками.

Кто-то зацепил ногой переноску, потревожив трау, и я взглянула на мужчину, проходившего мимо моего места. Он не глядя пробурчал извинение и направился к лестнице на верхнюю палубу. Я уже собиралась вернуться к переписке с Вайолет, как вдруг мужчина что-то уронил. Когда он выпрямился, мне мельком открылся вид на его лицо.

«Да ты шутишь».

Это был Льюис Тейт.

После того как он чудом сбежал неделю назад, я была уверена, что торговец уехал из Нью-Йорка. Любой, кто достаточно умен, чтобы улизнуть в наручниках от людей Лукаса и Агентства, не стал бы оставаться. Что он делал на этом пароме? Преступники, скрывавшиеся от Агентства, не выходили из подполья, чтобы прогуляться по острову Свободы.

Я встала, как только он исчез из виду. Подхватив сумку и переноску, отнесла их к буфету и попросила одну из работниц последить за ними. Она смотрела на меня как на безумную, пока не увидела удостоверение.

– Я скоро вернусь, – пообещала я и повернулась к ступенькам.

Затем взбежала по лестнице, но замедлилась у вершины, чтобы не привлекать к себе внимания. Средняя палуба была заполнена лишь наполовину, и, быстро пройдясь по ней, я не обнаружила Тейта. Либо он поднялся выше, либо проскользнул мимо меня вниз. Я снова направилась к лестнице. Начну сверху и буду постепенно спускаться, но нужно найти его до того, как мы причалим. На этот раз ему от меня не уйти.

Я вышла на открытую верхнюю палубу и вздрогнула в своей кожаной куртке с подкладкой. Даже полуденное солнце не спасало от холодных дуновений с реки. Как минимум тридцать пассажиров не испугались мороза и вышли насладиться видами, включая несколько семей с маленькими детьми. Разыскивая на палубе Тейта, я радовалась, что прихватила с собой шарф и шапку.

Мне довольно быстро удалось найти его на носу парома, торговец смотрел на город и общался по телефону. Неожиданно, но, похоже, он был один. В этом не было никакого смысла, если только он не встречался с кем-то на острове. Странное место для встречи, но что я знала о поведении беглого торговца на черном рынке?

Я тихо подкралась к нему и услышала обрывки разговора, после чего замедлила шаг и прислушалась.

– Мне не нужны твои оправдания. Ты знаешь, на какой риск я пошел, чтобы встретиться с тобой сегодня? – Пауза. – Ты утверждал, что у тебя есть наводка на того, кто украл его. – Пауза. – Нет, это был не Брайан. Он по-прежнему под стражей и давно бы раскололся, будь он у него.

Мой пульс подскочил. Тейт говорил о ки-тейне? Камень украли у него перед налетом?

Он ссутулился.

– К черту Дэвиана. Мой единственный выход из этой ситуации – найти его и сдать. И помни, если я пойду на дно, то и ты вместе со мной.

Тейт завершил звонок и, обернувшись, оказался лицом к лицу со мной. Он настороженно посмотрел на меня, но явно не узнал.

Я стянула шарф, закрывавший нижнюю часть лица.

– С тебя новые наручники.

– Как ты постоянно меня находишь? – В его глазах вспыхнула паника.

Я могла бы соврать и сказать, что я просто лучшая в своем деле, но предпочла ответить правду:

– Удача.

– Не бывает настолько фартовых людей. – Его взгляд забегал по сторонам, словно он ожидал увидеть дюжину агентов позади меня. – Это был Сесил, верно? Ублюдок подставил меня.

– Это он продинамил тебя сегодня?

– Как будто ты не знаешь.

Я сунула руку в карман и нащупала холодный металл наручников.

– Рада тебе сообщить, что Сесил не выдавал тебя властям. Но Агентству наверняка захочется узнать больше о ваших деловых отношениях.

– Ты не можешь меня арестовать. – Он посмотрел на реку, будто подумывал прыгнуть.

Я подошла ближе, готовясь схватить его в случае чего.

– Если не утонешь, то замерзнешь до смерти.

– Все равно это лучше, чем то, что сделает со мной Агентство или фэйри.

Тут раздался звук мотора, и я оглянулась на быстроходный катер, плывущий в нашу сторону. Мне стоило догадаться, что у такого человека, как Тейт, всегда есть наготове запасной план.

Тот без предупреждения бросился ко мне и толкнул со всей силы, но я сохранила равновесие благодаря длительным тренировкам с Фаолином. Затем прыгнула на Тейта, и мы упали на палубу под крики пассажиров.

Он сопротивлялся с минуту, но в конце концов мне удалось сесть на него. Люди вскочили с мест, и я показала удостоверение.

– Я из Агентства, не беспокойтесь.

– Ого! – воскликнул парень-подросток, когда я сомкнула наручники на левом запястье Тейта.

– Как круто! – присоединилась к его восторгу девушка.

– Что это? – крикнул мужчина.

Я подняла взгляд и увидела, что люди смотрели не на меня, а показывали на что-то в небе.

Затем повернула голову и округлила глаза. Небо за считаные секунды потемнело до сумерек, и над нами возникли те же волнистые полосы света, что я видела из окна спальни пару недель назад. Река отражала разноцветные огни, создавая иллюзию, что мы находились в центре волшебного купола. Это выглядело просто потрясающе, но в то же время пугало меня до чертиков.

Люди доставали телефоны и снимали странный феномен. Я собиралась последовать их примеру, как вдруг палуба засияла от вспышки фиолетового света. Я вскочила на ноги как раз в тот момент, когда фиолетовая молния ударила в реку недалеко от Нью-Джерси. Вода поднялась столбом, и электричество от молнии устремилось в нашу сторону.

Оно достигло приближавшегося к нам катера, и в следующую секунду он взорвался. Я упала на палубу, люди вокруг меня закричали. Воздух наполнился ревом, а молния продолжила подступать по воде. Как только она доберется до цели, паром постигнет та же участь, что и катер.

Внезапно шум исчез.

– Фух, слава богу, – произнес мужчина дрожащим голосом.

Едва он успел это сказать, как в паром врезался мощный порыв ветра. Тот накренился, сбивая людей с ног, и я прыгнула к укатившемуся Тейту.

Паром сильно закачался, и мне пришлось схватиться за перила, чтобы мы не улетели. Подростка, сидевшего неподалеку, стошнило, и мне самой чуть не стало дурно. Ветер унес мерзкий запах, но при виде рвоты мой желудок взбунтовался.

Я встала на колени и посмотрела за борт на проплывавший мимо город, пока мы медленно кружились от силы ветра. По всей видимости, странная буря была сосредоточена над рекой и все внутри нее сияло жутким фиолетовым светом. Небо пронзали зигзагообразные молнии. Я заметила, что вместе с нами в бурю попали частное туристическое судно и две небольшие лодки, но они находились слишком далеко, чтобы понять, как они справлялись.

Внезапно одна из лодок исчезла среди волн. Я лихорадочно высматривала ее, и она появилась в тот же момент, как другая скрылась из виду.

Наш паром продолжал медленно кружиться, и вскоре обе лодки ушли за пределы видимости. Вода становилась все более неспокойной, нас подкидывало и раскачивало по мере ухудшения ситуации. Мимо с воем проносился ветер, но он звучал как-то неправильно, гулко, как в морской пещере.

– Держись! – крикнула я и подтянула Тейта к перилам, когда нам в лица полетели холодные брызги.

Через секунду паром сильно накренился. Я изо всех сил вцепилась в перила, но некоторые пассажиры улетели с сидений. Воздух наполнился очередными криками, и мне оставалось лишь беспомощно, с ужасом наблюдать, как люди уходили за борт в реку.

Паром покачнулся в другую сторону, раскидывая своих пассажиров, как тряпичных кукол. Я услышала истошный детский крик и заметила маленького мальчика, схватившегося за поручень ближайшего сиденья, его ноги болтались в воздухе.

Я отпустила перила и скользнула вниз по палубе. Мои пальцы сомкнулись на его запястье в ту же секунду, как он потерял хватку.

– Держись за меня!

Я вцепилась в металлическое сиденье, привинченное к палубе, и уперлась ногами в перила. Паром кренился все сильнее и сильнее. Мальчик обвил руками мою шею, крепко сжал талию худыми ногами, и, взявшись за сиденье второй рукой, я приготовилась держаться до последнего.

Паром содрогнулся, и мои ноги поскользнулись на мокрых перилах. Охваченные страхом, мы с мальчиком повисли над буйной рекой. За борт упало еще больше людей, но я могла сосредоточиться только на нас. Из меня хороший пловец, но я знала по собственному опыту, насколько холодная эта вода. Даже если мне удастся держать нас на плаву, никто не выживет при столь низкой температуре.

Паром почти завалился набок, и на самый долгий миг в моей жизни мы повисли в воздухе. Лодка застонала, и меня наполнила жуткая уверенность, что мы вот-вот уйдем под воду, в голове лихорадочно закрутились варианты, что делать при попадании в реку.

А затем паром снова встал ровно. Его покачивало из стороны в сторону, но мы перестали кружиться. Я перекатилась на спину и воззрилась сквозь мокрые очки на голубое небо. Буря закончилась, как будто ее никогда и не было.

Мы с мальчиком сели, так крепко прижимаясь друг к другу, словно стали единым целым. Его светлые волосы липли ко лбу, но, помимо этого, с ним все было хорошо. Вокруг царил хаос. Люди плакали и звали друг друга, некоторые склонились над перилами, выкрикивая имена тех, кто упал в воду. Одна белокурая женщина звала некоего Оуэна, пытаясь забраться на перила, пока ее сдерживали двое мужчин.

– Мамочка, – захныкал мальчик мне в шею.

– Мэм! – позвала я.

Она продолжала рыдать, так что пришлось окликнуть ее еще несколько раз. Когда ее взгляд сосредоточился на мальчике в моих руках, женщина вскрикнула и побежала к нам.

– Оуэн! – Она упала на колени и притянула сына к себе. Он отпустил меня, чтобы обвить руками мать, и они дружно заплакали.

Я попыталась встать, но женщина схватила меня за руку.

– Спасибо вам большое!

Я сжала ее ладонь и неуклюже поднялась. Левая рука побаливала, но я не обращала на это внимания, осматривая картину перед собой. Пары обнимались друг с другом, родители успокаивали испуганных детей. Многие пассажиры ходили с порезами, некоторые пострадали сильнее. Один мужчина лежал на палубе с ногой, вывернутой под неестественным углом, другие прижимали к себе травмированные руки.

Шум моторов привлек мой взгляд к десяткам лодок береговой охраны, что мчались в нашу сторону. Половина свернула к другим суднам, попавшим в бурю, половина окружила нас. Одна лодка притормозила, и люди на борту вытащили кого-то из воды.

На палубе воцарилась мрачная тишина, пока мы наблюдали, как береговая охрана искала в реке выживших. Сколько упало в воду? Сколько не выберется? Те из нас, кто остался на борту, получили много травм, но нам все равно повезло.

Капитан сообщил по громкоговорителю, что мы причалим к паромному терминалу менее чем через десять минут, и попросил пассажиров сесть по местам до конца плавания. По прибытии нас будет ждать служба экстренной помощи, чтобы позаботиться о тех, кто пострадал во время бури.

Тут я вспомнила о Тейте и побежала к тому месту, где видела его последний раз, но он исчез. Либо упал за борт, либо каким-то чудом спустился вниз.

Мне помахал подросток с разбитой губой.

– Если вы ищете того мужика в наручниках, то, кажется, он пошел вниз.

– Спасибо.

Я побежала к лестнице и спустилась на среднюю палубу, но тут меня остановил работник парома с царапиной на лбу.

– Мисс, вы должны сесть на место и не вставать до тех пор, пока мы не причалим.

Я показала удостоверение.

– Сяду, как только найду своего пленника.

Он кивнул и пропустил меня. Я не стала обыскивать среднюю палубу, так как Тейт направился бы к нижней. Только оттуда он мог сбежать, когда мы пришвартуемся.

Паром уже замедлял ход к тому времени, как я нашла торговца среди других пассажиров. На нем была куртка с капюшоном – вероятно, украл у кого-то. Его сильно потрепало во время бури, так что он даже не сопротивлялся, когда я сомкнула наручники на его втором запястье. Вот и славно, потому что у меня не было сил гоняться за ним.

Вместо того чтобы подплыть к причалу, паром заплыл в терминал Уайтхолла. Медики и работники терминала поднялись на борт, чтобы позаботиться о раненых и убедиться, что люди не затопчут друг друга при высадке на берег.

Я потянулась к телефону, чтобы проверить новости, и обнаружила, что он исчез. Должно быть, выпал из кармана, когда паром чуть не перевернулся. Я вздохнула. Что ж, лучше телефон, чем я.

К нам с Тейтом подошла женщина-медик для осмотра. Я начала отнекиваться, так как у меня не было серьезных травм, но она настояла. Я подозревала, что потянула связки на левом запястье, но не сказала об этом, иначе меня могли отправить в машину «Скорой», пусть даже из-за такой мелочи.

– Похоже, у него сотрясение и переломы ребер, – сказала она, осмотрев Тейта. – Ему придется поехать в больницу.

– У вас есть телефон? Я свой потеряла, а мне нужно позвонить в Агентство, чтобы нас встретили.

– В этом нет необходимости. Терминал кишит агентами. – Она достала рацию и вопросительно на меня посмотрела.

– Скажите им, что с вами охотник, который поймал Льюиса Тейта.

Она передала кому-то мое сообщение и сказала, где мы. Уже через две минуты нас окружили четверо агентов. Трое из них увели Тейта с парома, а четвертый пошел со мной забирать сумку и переноску у измученной сотрудницы буфета.

Я еще никогда так не радовалась суше. В терминале меня отвели в сторону два агента, которые хотели услышать мой отчет о буре и поимке Тейта. Особенно их заинтересовало то, что Тейт должен был встретиться с Сесилом Хантом, который его продинамил. Адвокат – тот еще скользкий тип, раз ему так долго удавалось избегать ареста. Что-то мне подсказывало, что скоро этому придет конец. Льюис Тейт расскажет Агентству все, что от него потребуют, лишь бы спасти свою шкуру.

Через два часа мне наконец позволили уйти из терминала. Снаружи на меня накинулась свора репортеров, выкрикивающих вопросы всем, кто выходил из здания. Я опустила голову и протолкнулась мимо них. Мне просто хотелось поскорее убраться оттуда.

Благодаря удостоверению охотника я получила парковочное место у офиса береговой охраны, так что мне пришлось идти мимо всех машин полицейских и «Скорой помощи», а также любопытных зевак. К тому моменту как я села в джип, мое тело стало вялым, руки дрожали так сильно, что едва могли держать руль. Я слепо уставилась в лобовое стекло, в голове снова и снова проносились воспоминания о произошедшем. Особенно то, как спасательные лодки доставали людей из воды. Как я могла сидеть здесь, в теплоте и безопасности, в то время как у других людей сегодня оборвалась жизнь?

Кто-то постучал в окно, и я посмотрела в обеспокоенные глаза полицейского. Затем опустила стекло и, ощутив дуновение холодного ветра на мокрых щеках, внезапно осознала, что плачу.

– Мисс, вы в порядке? – по-доброму спросил пожилой мужчина.

Я кивнула и промокнула слезы.

– Мне просто… нужно было посидеть минутку.

Его глаза наполнились пониманием.

– Вы были на пароме?

– Да.

Он облокотился на дверцу.

– За вами может кто-то приехать?

Не знаю почему, но первым делом я подумала о Лукасе. Затем помотала головой и показала полицейскому удостоверение.

– У меня сзади стоит переноска с кучей трау, нужно отвезти их в «Плазу», прежде чем ехать домой. Клянусь, я могу вести машину.

– Хорошо. Езжайте осторожно. Нам приходят отчеты о пробках по всему городу. Видимо, все были слишком увлечены световым представлением в небе, чтобы смотреть, куда едут.

– Обязательно, спасибо.

Он ушел, и я подняла окно. Разговор с ним успокоил мои расшатанные нервы, и я чувствовала себя уже гораздо лучше, заводя джип.

Полицейский не шутил насчет пробок. По всему Манхэттену царил хаос, из-за чего дорога до Куинса заняла вдвое больше обычного. В «Плазе» я наткнулась на Брюса, Трея и других охотников, забросавших меня вопросами о произошедшем на пароме. Я ответила на пару из них и сбежала. Все, чего мне хотелось, – это принять душ, поесть и поспать. Все остальное могло подождать до завтра.

* * *

– Есть тут кто? – крикнула я, идя по тусклому коридору, освещаемому двумя мерцающими настенными светильниками. Споткнувшись о неровный пол, схватилась рукой за холодную каменную стену, чтобы не упасть, и ощутила, как по телу прошел легкий поток энергии. Какое странное место.

Я вошла в большое круглое помещение, и тут небо над стеклянным купольным потолком осветили молнии. Но не успела я толком рассмотреть комнату, как она исчезла, и я оказалась на вершине холма с видом на океан. Повернувшись кругом, обнаружила, что нахожусь на маленьком скалистом острове почти без растительности и без материка в пределах видимости.

На небе снова вспыхнула молния. Только она не выглядела как обычная молния. Вместо того чтобы разветвляться или идти зигзагами, она двигалась по прямой, как нож, разрезающий саму материю неба. И еще она была не белой, а ярко-зеленой.

Я ахнула от холодных капель дождя, что за считаные секунды намочил мою пижаму и волосы, прилипшие ко лбу. Неожиданно подул сильный ветер, подхватил меня и поднял над океаном. Я опустила взгляд на воду и с удивлением отметила, что та спокойна, несмотря на бушующую бурю.

Затем моргнула, и в следующую секунду уже очутилась у входа в широкую долину, окруженную с трех сторон горой и стенами из зеркальных черных скал. Гору и долину усеивали огни, а значит, там жили люди.

Странные зеленые молнии слились в волны разноцветного света. Воздух потрескивал от статического электричества, отчего мои волосы стали торчать во все стороны.

Раздался жуткий рев, заставивший меня закрыть уши. Я наблюдала с нарастающим страхом, как в небе над горой образовывалась брешь, и побежала в долину, выкрикивая предупреждения ее жителям, но они были слишком далеко.

Внезапно воцарилась гробовая тишина, будто из мира выкачали все звуки. А потом воздух сотряс взрыв, и гора начала рушиться. Мой крик оборвала ударная волна, сбившая меня на землю. Я лежала и не могла пошевелиться, лишь жадно втягивала воздух, а звон в ушах заглушал далекие крики.

– Джесси, проснись.

Я распахнула глаза и часто заморгала. Тени надо мной обрели форму человека, и, вскрикнув, я скатилась с дивана. Попыталась встать, но мое тело было завернуто в плед, как буррито. Я бы упала на журнальный столик, если бы незнакомец меня не поймал.

– Отпусти! – Я оттолкнула своего спасителя, и, как ни странно, он послушался. С колотящимся сердцем я рухнула обратно на диван и воззрилась в беспокойные синие глаза. – Какого черта, Лукас?

– Почему ты мне не перезвонила?

– Что? – глуповато переспросила я, пытаясь утихомирить свое сердце.

Он нетерпеливо вздохнул.

– Я звонил тебе весь вечер, после того как увидел тебя по новостям.

Я недоуменно потерла глаза.

– Меня показывали по новостям?

– Ты выходила из паромного терминала. Репортеры взяли интервью у женщины, которая сказала, что ты спасла жизнь ее сыну. И мы слышали от Агентства, что ты поймала Льюиса Тейта на пароме. – Его голос стал грубым. – Что, черт возьми, произошло на том судне, и почему ты отправилась за Тейтом в одиночку?!

Я скинула с себя плед, встала и ткнула Лукаса пальцем в грудь.

– Не повышай на меня тон! Только родители могут так со мной разговаривать, а ты не один из них.

Его глаза округлились от моей тирады.

– Если попросишь вежливо, я расскажу, почему была там… после того, как ты объяснишь, как попал ко мне в квартиру.

– Взломал замок, – небрежно бросил он, словно это сущий пустяк.

– А защита?

Тот факт, что он прошел мимо нее без приглашения, подтверждал подозрения Теннина, что ее создал Лукас. Но я хотела услышать это от него.

– Я создал ее.

Мой гнев мгновенно улетучился.

– Почему?

– Хотел, чтобы ты была в безопасности. – Лукас грустно улыбнулся. – Это самое малое, что я мог сделать после того, как я обошелся с тобой.

– А защита на моих родителях?

– Я думал, что им по-прежнему грозит опасность, а если с ними что-то случится, ты будешь вне себя от горя. – Он провел рукой по волосам. – Я знал, что ты меня к ним не подпустишь, поэтому наложил чары, когда ты вышла из палаты.

Я плюхнулась обратно на диван.

– Так это тебя я видела в больнице.

– Да.

– Спасибо, – от всей души произнесла я. Если бы не его защита, их бы опять похитили или убили во время проникновения в больницу.

– Я сделал это не ради того, чтобы заслужить твою благодарность, Джесси. – Лукас сел рядом со мной. – Ты ничем мне не обязана. Надеюсь, однажды ты сможешь меня простить за то, как я поступил с тобой, но я этого не жду.

Я не могла смотреть в глаза, полные раскаяния.

– Я прошу лишь выслушать меня. Ты согласна?

Я кивнула. Какая-то часть меня боялась услышать причины, по которым он так поступил, но другая часть знала, что я никогда не смогу полностью забыть о своей обиде, если он их не озвучит.

– Меня с детства учили доверять только узкому кругу приближенных людей, поэтому я больше никого к себе не подпускал. А затем повстречал тебя. Не буду врать и говорить, что предложил тебе помочь найти родителей не из эгоистичных соображений, но я также не мог не восхищаться твоей храбростью и непоколебимой уверенностью, что они живы. Не успел я и глазом моргнуть, как ты проскользнула мимо моей защиты, и я почувствовал необходимость защищать тебя.

Я снова повернулась к нему.

– Я не делала этого…

Его губ коснулась улыбка.

– Я сам это сделал. Я самонадеянно верил, что сам могу выбирать, о ком заботиться, но ты доказала обратное, и это заставило меня усомниться в себе… и в тебе. Это жалкое оправдание тому, как я среагировал в тот день, но другого у меня нет. Я всегда гордился своим умением читать людей и распознавать обман, но в то же время с легкостью позволил обхитрить себя и поверил в худшее о тебе. Я был слишком ослеплен своим гневом, чтобы увидеть правду, пока не стало слишком поздно.

– Когда очнулся Фарис. – Мою грудь сдавливало все сильнее с каждым словом его признания.

– Нет, я понял еще раньше. Когда ты накричала на меня и сказала, что доверяла мне. Я слышал это по твоему голосу, видел на лице сокрушительную обиду от моего предательства. До этого момента я никогда не испытывал к себе ненависти. Мне хотелось врезать тому эльфу и забрать тебя, но на кону было больше, чем твое прощение.

– Фарис, – прошептала я. Друг Лукаса находился в ужасном состоянии, и его жизнь была важнее нашей дружбы. Я бы поступила так же ради родителей.

– Я ничего не мог сделать для Фариса, чего не сделал бы Фаолин. Что я мог, так это позволить Хавасу думать, что его план удался, чтобы он вывел нас на людей, которые стояли за всем этим. Мы ушли, но недалеко, чтобы следить за домом… и тобой.

У меня перехватило дыхание. Он остался?

– Чего мы не ожидали, так это появления Агентства через пару часов. Или что кто-то создаст портал в доме и поможет Хавасу улизнуть у нас из-под носа.

Я не могла говорить. Мне до сих пор было трудно осознать, что он не бросил меня там одну. Все это время я думала, что Лукас ушел, словно я ничего для него не значила.

Я опустила голову, чтобы он не увидел слез на моих глазах.

– Мне жаль, что я обидел тебя, Джесси, – тихо произнес он. – Я давно хотел это сказать, но ты так злилась на меня и имела на то полное право. Дворы фэйри не принесли твоей семье ничего, кроме боли. Я много раз задавался вопросом, не лучше ли позволить тебе ненавидеть меня, потому что тебе будет лучше без меня в своей жизни.

Я слепо уставилась в пол. Как на такое ответить? Я убеждала себя, что мне плевать на его извинения, но это не так. Совсем не так.

– Ты не обязана отвечать. Ты вообще ничем мне не обязана, – сказал Лукас, когда мое молчание затянулось. В поле зрения возникла его рука и ласково взяла мою ладонь. Но он коснулся той руки, что пострадала на пароме, и я невольно вздрогнула.

Лукас замер, а затем отодвинул пальцами рукав моего свитера и обнажил плотный бинт, обмотанный вокруг запястья.

– Ты ранена.

– Пустяки, обычное растяжение. – Я попыталась убрать руку, но он не отпускал.

– Ты ходила к врачу? – Лукас погладил пальцем тыльную сторону моей ладони. Я старалась игнорировать теплое покалывание на коже в том месте.

– Меня осмотрел медик, прежде чем я сошла с парома.

Лукас взял мою ладонь обеими руками и начал нежно массировать ее.

– Расскажешь, что там произошло?

Меня захлестнули эмоции. В этом поступке было что-то очень интимное, заставлявшее забыть обо всем, кроме этих сильных, теплых пальцев.

– Джесси?

Я сглотнула.

– Удивительно, как это ты до сих пор не знаешь, что там случилось.

– Фаолин читал отчет Агентства, но я хочу услышать твою версию. Откуда ты знала, что Льюис Тейт сядет на паром?

– Я не знала. – Я рассказала ему о задании с трау, Тейте и буре. К тому времени как история подошла к концу, мою грудь будто сдавило в тисках. – По новостям сказали, что утонуло шесть человек. Включая двоих детей.

– Я тоже слышал об этом.

Несмотря на все старания, из уголков моих глаз одна за другой покатились слезы, и я сердито вытерла их.

Лукас отпустил мою ладонь. Не успела я моргнуть, как он обвил меня руками и прижал мою голову к своей груди.

– Не сдерживайся, – тихо приказал он.

– Н-не могу.

Его рука успокаивающе поглаживала меня по спине.

– Слезы не делают тебя слабой, ми калаэх. Сдерживая эту боль, ты только вредишь себе.

Может, дело в его прикосновениях, а может, в словах, но я дала волю слезам и оплакала тех людей, что погибли, и детей, чьи испуганные крики будут преследовать меня во снах.

Даже когда слезы кончились, Лукас не отпустил меня. Мне пришлось силой заставить себя выбраться из его теплых, уютных объятий. Я чувствовала себя истощенной, но в хорошем смысле. Он был прав. Мне стало легче, и я вернула контроль над своими эмоциями.

– Ну как, лучше? – Лукас всмотрелся мне в глаза.

– Да, – я заправила волосы за уши, наплевав на то, что вид у меня, вероятно, был просто кошмарный. Теперь, когда я немного успокоилась, пришло время получить ответы. – Что это была за буря? Я спрашивала о ней агентов, но они как воды в рот набрали, будто я не видела, что она фэйского происхождения.

Лукас плавно выдохнул, как человек, который готовится сообщить плохие вести.

– Барьер между нашими мирами ослаб, и слияние двух атмосфер вызвало бурю.

– Но между нашими мирами ежедневно открываются порталы, и никаких проблем нет. И как же Великий раскол? Что-то я не помню историй о странных бурях, когда он произошел.

– Порталы открываются с помощью магии, которая защищает этот мир, – объяснил он. – И Раскол не вызвал бурь, потому что мой мир был достаточно силен, чтобы поддерживать баланс, пока брешь не заделали.

– Был?

– Когда Аэдна создала наше королевство, то вложила свою энергию в каждое живое существо. – Он прижал руку к груди. – Наша магия исходит от нее, поэтому мы и должны возвращаться на родину и восполнять ее. В ином случае мы бы не вынесли воздействия железа в вашем мире.

– Как это связано с бурями?

Лукас улыбнулся.

– Скоро поймешь. После Великого раскола тысячи фэйри перебрались жить сюда, и там, где никогда раньше не было магии, в одночасье ее стало слишком много. Это нарушило баланс между мирами. Наш мир по-прежнему сильнее, но уже не так, как раньше. Это значит, что наше королевство не может сдерживать свою энергию при ослабленном барьере, и поэтому та частично просачивается в ваш мир. То, что ты видела сегодня, результат этих утечек.

Это была всего лишь утечка?

– Это можно как-то исправить?

– Барьер ослаб из-за кражи ки-тейна. В нем заключено столько силы, что он нарушил баланс магии, и только его возвращение остановит разрушения.

– Что случится, если ты его не найдешь?

Губы Лукаса мрачно поджались.

– В барьере увеличится количество слабых точек, а значит, бури усугубятся и станут более частыми. В конце концов он рухнет, и наши миры либо сольются, либо уничтожатся. Никто не знает.

Казалось, будто из комнаты выкачали все тепло.

– И Агентству известно об этом?

– Да. Власти решили, что для всех будет лучше не делиться этой информацией с общественностью. Это лишь вызовет панику и затруднит им поиски. Агентство полагало, что крупная награда за ки-тейн послужит достаточно хорошим стимулом для охотников искать его, не задавая лишних вопросов.

Я сердито покачала головой.

– Нас волнуют не только деньги. Они были обязаны рассказать нам правду. Мы заслуживаем знать, что на кону, если ки-тейн не найдут.

– Согласен, но у Агентства ко всему свой подход. – Выражение лица Лукаса намекало, что он верил в их компетентность не больше меня. – Поэтому, помимо сотрудничества с ними, мы ведем собственные поиски.

– И как близки вы к тому, чтобы найти камень? – Я потерла руки, стараясь не думать об альтернативе.

Лукас потянулся за пледом, упавшим на пол, и укрыл меня.

– Мы знаем, что он в Нью-Йорке, поскольку именно тут ослаб барьер. Но город большой, он может быть где угодно. Датчик должен находиться в пределах трех метров от ки-тейна, чтобы уловить его след.

Я укуталась в плед.

– Есть ли какой-то способ создать датчик посильнее, покрыть большее расстояние?

– Мы пробовали, но здесь слишком много железа, чтобы снять показания. Помимо охотников с датчиками, город обыскивают сотни агентов и фэйри. Они только и делают, что ходят по улицам и домам, пытаясь уловить след ки-тейна.

Мое сердце ушло в пятки.

– Камень такой маленький, что может быть где угодно. Если кому-то хватит ума спрятать его в железо, его никогда не найдут.

– Датчики – это крайняя мера. Я сосредоточился на тех, у кого была возможность забрать ки-тейн из храма, и слежу за их активностью здесь. Я знаю, что за этим стоит королева Анвин, но ее стражи слишком хорошо заметают следы. Я также знаю, что кто-то в этом мире помогает им, и мой круг подозреваемых сузился до нескольких человек. Дэвиан Вудс – один из них, но он умен и неуловим. – Лукас улыбнулся. – По крайней мере, был таким, пока случайно не пригласил охотника в свой дом.

Я пожала плечами.

– Никто не верит, что я охотник. В кои-то веки это сыграло мне на руку.

– Ты сделала то, чего не могли мы с Агентством. Благодаря тебе я знаю о связи Дэвиана с Тейтом и благой стражей.

Мою грудь затопило тепло.

– Ты признаешь, что я славно поработала?

– Да, – не мешкая, кивнул он. – Но я надеюсь, что ты поймешь – Дэвиан Вудс не из тех, кому стоит переходить дорогу, особенно теперь, когда нам известно, что он сообщник королевы.

– Понимаю, но даже если бы я знала об этом раньше, то все равно бы пошла на вечеринку.

– Из-за родителей.

– Да. – Я подтянула колени к груди и обняла их руками. – В прошлом месяце кто-то проник в больницу. Фэйри пытался добраться до моих родителей, но не смог.

– Знаю. Я чувствую, когда другой фэйри пытается пройти мимо моей защиты.

– А… – Мне стоило догадаться об этом после того, как Конлан наложил чары на квартиру, чтобы те предупреждали о вторжениях.

Лукас встретился со мной взглядом.

– Твои родители в безопасности, Джесси. Они были под моей протекцией с тех пор, как их увезли из дома Хаваса, и я никому не позволю причинить им вред.

Мне удалось лишь кивнуть, поскольку в горле снова возник комок. В эмоциональном плане сегодняшний день выжал из меня все соки, а он еще даже не закончился.

Взгляд Лукаса переместился на фотографии моей семьи на каминной полке.

– Родители знают, через что ты прошла, чтобы вернуть их домой?

– Не обо всем. Я расскажу им, когда они будут готовы. – Я подергала за торчащие нити на пледе. – Можно кое-что спросить?

– Да.

– Если за кражей ки-тейна стоит королева Анвин, зачем ей рисковать уничтожением вашего мира?

Он запустил пальцы в волосы.

– Честно, я не знаю. Последние двадцать лет Анвин настаивала на том, чтобы вернуть всех фэйри домой и запечатать барьер между мирами. Есть небольшая фракция, которая считает людей ниже нас, но Анвин громче всех разглагольствует о поддержании чистоты королевства. Если она чего и хочет, то это сохранить наш образ жизни, а не уничтожить его.

Мои губы презрительно изогнулись от его описания королевы Благого двора.

– Если она так нас не любит, то почему позволила принцу Ризу прийти сюда?

– Потому что единственный, кем она дорожит больше всего на свете, – это ее сын, и она ни в чем ему не отказывает. Проводить какое-то время в вашем мире стало своеобразным обрядом посвящения для фэйри, достигших совершеннолетия. Принц Риз хотел узнать мир людей, а его мать сделает все, чтобы он был счастлив.

– Иными словами, он абсолютно испорчен и привык получать все, что пожелает. – Уголки моих губ приподнялись. – Все фэйские принцы – такие баловни?

Лукас улыбнулся, и у меня в животе запорхали бабочки.

– У моего отца совсем другие представления о том, как следует воспитывать наследника. Когда я был еще мальчиком, он выбрал кузенов, которые станут моей личной стражей, и с того дня мы тренировались вместе. С какими бы трудностями им ни приходилось столкнуться, я справлялся вместе с ними. Когда один из нас совершал какую-то шалость, наказывали всех шестерых.

Я попыталась представить их озорными мальчишками, особенно Фаолина, но не смогла.

– Значит, тебе тоже приходилось бегать по горам?

Он гортанно рассмеялся.

– Мы придумали из этого игру. Кто дольше удержит в себе еду, тот и победит.

– Дай угадаю, Фаолин превосходил всех в этой игре.

– Это да. – Лукас не скрывал улыбки. – Он сказал, что твоя тренировка с лестницей прошла приемлемо.

– Какая высокая похвала. – Я скривилась.

– От него – да. Радуйся, что тут нет гор.

– Думаю, я могу смело заявить, что и близко не подойду с ним к горе. – Я подобрала под себя ноги и поняла, что впервые с того ужасного дня в подвале Роджина чувствовала себя расслабленно в компании Лукаса. То, что мы сидели с ним подобным образом после всего произошедшего, казалось нереальным.

Что-то загрохотало в ванной, и фэйри вскочил на ноги.

– Это Гас, – объяснила я, пока он не кинулся выяснять, в чем дело.

– Гас? – Лукас нахмурился.

– Драккан. Он прилетает и улетает через окно в ванной.

– У тебя есть драккан? – Он посмотрел на меня со смесью веселья и изумления.

– Скорее, я есть у него. – Я вздохнула. – Он влетел в мой джип, и я забрала его домой, чтобы вправить крыло. А теперь он отказывается уходить.

Словно услышав меня, Гас приковылял в гостиную, зыркнул на Лукаса и недовольно зарычал. Затем, сунув голову под журнальный столик, достал купленный мною резиновый мячик и ушел в коридор.

– Кажется, ты ему не нравишься, но не принимай это близко к сердцу. – Я ухмыльнулась. – По-моему, ему даже я не нравлюсь.

– Странно, что он возвращается. – Лукас посмотрел вслед Гасу. – Дракканы не домашние питомцы. В нашем мире они свирепые существа, которые защищают границы Неблагого двора.

Из меня вырвался смешок при мысли о Гасе, охраняющем что-либо, кроме своей еды. Я видела диких кошек, которые были пострашнее его.

– Приятно снова слышать твой смех, – сказал Лукас с улыбкой, садясь на диван.

Наши взгляды встретились, и мое сердце пропустило удар, когда я осознала, как близко мы сидим друг к другу. Я потерла губы, и на секунду его взор опустился к ним. Мне показалось или его глаза потемнели?

Лукас подался вперед и задел ладонью мое ухо, отчего у меня перехватило дыхание. Затем намотал прядь моих волос на палец и игриво дернул за нее, чем вызвал пожар в каждом нервном окончании моего тела.

– Лукас, – прошептала я. Мне хотелось спросить, что он делает, но тут он отпустил волосы и прижал ладонь к моей щеке, и в голове произошло короткое замыкание.

Он пылко посмотрел мне в глаза и наклонился, пока между нами не осталось всего несколько сантиметров. Меня охватило чувство дежавю. Я положила руку на его грудь, словно там ей и место. Лукас ответил тем, что поднял ее к своей шее. Мои пальцы коснулись мягких волос на затылке, и по фэйри прошла легкая дрожь.

А затем его ладонь скользнула мне за шею. В животе все перевернулось, когда он прильнул ко мне и произнес мое имя у самых губ. Я приоткрыла их, а в большем он и не нуждался. Лукас скользнул языком внутрь и с неистовой нежностью завладел моим ртом. Когда он отстранился, у меня кружилась голова, воздух выходил рывками.

Я что-то пробормотала в знак протеста, но он и не планировал останавливаться. Его голова вновь опустилась, и он припал к моим губам в еще одном страстном поцелуе, который стер все сознательные мысли. Я тонула в его прикосновениях, в наплыве чувств и знала лишь то, что хочу большего.

Я даже не осознавала, что меня подняли, пока внезапно не оседлала его колени. Приподнявшись, взяла его лицо в ладони и крепко прильнула к губам. Лукас передал мне власть над поцелуем, предпочтя вместо этого скользнуть теплыми ладонями вниз, чтобы схватить меня сзади и прижать к себе. Затем оборвал поцелуй и принялся ласкать мою шею.

– Ми калаэх, – хрипло произнес он, и слова прозвучали почти как мольба. В этот момент я бы отдала ему о все, о чем он попросил.

В ванной хлопнуло окно, и чары разрушились. Лукас замер, с минуту единственным звуком в комнате было наше прерывистое дыхание. А затем он откинул голову на спинку дивана и закрыл глаза, словно не мог смотреть на меня.

Во мне запылал жар иного рода, и я слезла с его колен, пытаясь сохранить остатки достоинства. Тот факт, что Лукас меня не остановил, сказал все за него. Желая увеличить расстояние между нами, я пересела на кресло. Обернувшись, обнаружила, что он смотрит на меня с грустью, от которой заныло в груди.

– Джесси…

– Думаю, тебе лучше уйти, – перебила я, гордясь тем, как твердо прозвучал мой голос, несмотря на бурю эмоций внутри.

Лукас подвинулся к краю дивана, но не встал.

– Уйду, если ты этого хочешь, но не вот так.

Я сложила руки на коленях.

– Это был просто поцелуй. Такое случается, ты не должен ничего объяснять.

– Это было больше, чем просто поцелуй, – возразил он огрубевшим голосом. – И я остановился, потому что очень этого хочу, а не наоборот.

Что-то щелкнуло у меня в голове, словно открылась дверь, о существовании которой я не подозревала. Я уставилась на него, вспоминая. Мы были в моей спальне, он стоял передо мной на коленях.

«Но мне понравилось целоваться с тобой! Повторим, когда я приду в себя?»

«Нет, ми калаэх. Но не потому, что я не хочу».

Я прикрыла рот ладонью, прокручивая ту ночь в голове. Бо́льшая ее часть была смазанной, как сон, который невозможно полностью вспомнить. Но поцелуй я помнила с предельной ясностью.

– Мы поцеловались в ту ночь, когда меня лихорадило. Почему ты не сказал?

Он потер подбородок.

– Потому что этого не должно было произойти и лучше бы ты забыла об этом.

Я проглотила обиду.

– Тогда почему ты поцеловал меня снова?

– Момент слабости, – признался он.

– О…

Хотела бы я ответить что-то более содержательное, но что тут скажешь, когда тебя целуют по ошибке?

– Мне не стоило целовать тебя, потому что я знал, что не захочу на этом останавливаться. – Лукас шумно выдохнул. – Ты знаешь, что у нас нет будущего. Ты дорога́ мне, Джесси, и я не собираюсь относиться к тебе как к мимолетной интрижке. Ты заслуживаешь большего.

Он был прав, но от этого мне легче не стало. Я с самого начала знала, что эта влюбленность приведет лишь к разбитому сердцу, потому что отношения между человеком и фэйри обречены. Джексон Чейз и принцесса Нерисса знали об этом, но, вместо того чтобы расстаться, предпочли рискнуть всем. И он поплатился за это жизнью.

Лучше бы Лукас не шел со мной на примирение. По крайней мере, когда я злилась на него, то могла забыть о других чувствах. И понятия не имела, каково целоваться с ним.

Я пыталась придумать ответ, как вдруг в подъезде послышался шум, за коим последовал громкий голос Мориса:

– У вас здесь нет власти, вы не имеете права не пускать меня к ней!

– Что, опять? – Я вскочила и побежала к двери. Распахнув ее, обнаружила разъяренного крестного, готового наброситься на Йена с Керром, которые стояли ко мне спинами.

При виде меня в глазах Мориса засветилось облегчение.

– Джесси, слава богу! Я слышал, что ты была на том пароме во время бури.

– Да, но со мной все хорошо. – Я протолкнулась между Йеном с Керром, и они расступились, чтобы позволить мне пройти.

Морис обнял меня.

– Девочка моя, кажется, за последний час я потерял десять лет жизни. Почему ты не отвечаешь на звонки?

– Я потеряла телефон на пароме. – Я отстранилась, чтобы взглянуть на него. – Почему ты не позвонил на домашний?

– Не подумал. – Он прищурился, глядя на фэйри позади меня. – Уже немного поздно для гостей, не так ли?

– Они зашли проведать меня и уже уходят.

– Отдыхай, Джесси. – Голос Лукаса никоим образом не выдавал того, что произошло между нами несколько минут назад. – Можешь вернуться к тренировкам через несколько дней.

Я заставила себя повернуться к нему. Исчез тот юноша, что целовал меня до тех пор, пока я чуть не забыла собственное имя. Вернулся принц Ваэрик во всей своей властной красе, и расстояние между нами можно было измерять километрами. Он улыбнулся, но совсем не так, как перед поцелуем, как бы намекая, что повторения не будет.

– Спасибо, что зашли, – вежливо произнесла я, чем заслужила недоуменные взгляды от Йена с Керром. Видели ли они, что между мной и Лукасом что-то произошло? У меня покраснели кончики ушей. Поскорее бы закончился этот день.

– Тренировкам? – спросил Морис, когда фэйри спустились на пролет ниже.

– В основном на выносливость, – устало ответила я, входя в квартиру.

– С королевской стражей Неблагого двора? – Он последовал за мной.

– Думаешь, лучше их прекратить?

Часть меня хотела, чтобы он согласился, сказал, что мама с папой этого не одобрят, да что угодно, лишь бы дал повод не возвращаться к ним.

– Нет, конечно! – Морис посмотрел на меня как на сумасшедшую. – Я не в восторге от их частых визитов в твою квартиру, но такую возможность нельзя упускать. – Он помедлил. – Если только они не позволяют себе лишнего.

Я подавилась смехом и пошла на кухню.

– Об этом можешь не беспокоиться.

«По крайней мере, теперь».

16

– Финч, Айсла, я выйду ненадолго! – крикнула я в сторону домика на дереве, проходя мимо гостиной.

Финч свистнул и показал жестами:

«Ты говорила, что у тебя сегодня выходной».

– Так и есть. Я за новым телефоном.

Следующие несколько дней я не собиралась утруждать себя ничем, кроме легких поручений, поскольку не могла охотиться или тренироваться с растяжением связок запястья. Столько свободного времени было для меня в новинку. И разумеется, как только оно у меня появилось, Вайолет укатила в Калифорнию.

«Можешь купить Айсле еще йикки?» – попросил Финч.

– Я заеду на фэйский рынок по пути домой.

Айсла ела те же ягоды и фрукты, что и он, но больше всего любила фэйский фрукт под названием «йикка», которым ее кормили похитители.

Я взяла ключи, закрыла дверь и вприпрыжку сбежала по лестнице. А спустившись на первый этаж, замерла при виде шести фэйри, которые занимали все пространство в узком вестибюле. Два блондина спереди окинули меня холодным, недружелюбным взглядом. Меня сковал страх, и я напряглась, готовясь убежать обратно в квартиру.

– Джесси. – Наследный принц Благого двора протолкнулся мимо стражи и встал передо мной.

– Принц Риз. Что… вы тут делаете? – глуповато спросила я, хотя было очевидно, что он пришел увидеться со мной. Какие еще были причины у благого принца находиться в моем доме?

– Прости, что явился без предупреждения. – Он раскаянно улыбнулся. – Я хотел навестить тебя еще с тех пор, как мы встретились в «ВаШа» в прошлом месяце, но уезжал из города. А затем этим утром по телевизору показывали репортаж об ужасной катастрофе на пароме, и я увидел тебя. Мне показалось, что сама Аэдна посылала мне знак, чтобы я приехал к тебе сегодня.

Я открыла рот, но не издала ни звука. Как на такое ответить?

Дверь в вестибюль открылась, и внутрь вошел Горн. Заметив нас, он застыл, и его темные глаза округлились.

– Что ты тут забыл, гном? – требовательно спросил один из блондинов.

Горн испуганно перевел взгляд с фэйри на меня. Во мне запылала ярость. Это его дом, и он может приходить и уходить, когда пожелает, не испытывая при этом страха!

Я подошла к Горну и повернулась к остальным. Люди принца Риза внушали страх, но не настолько, чтобы заткнуть меня.

– Я попрошу вас не притеснять и не запугивать жильцов моего дома. Горн снимает у меня квартиру, но даже если бы это было не так, вы не имеете права задавать подобные вопросы.

Фэйри недобро усмехнулся.

– Мы имеем полное право задерживать и допрашивать любого, кто может представлять угрозу для нашего принца.

Его заявление напомнило мне о ночи, когда Фаолин притащил меня к Лукасу для допроса. В тот момент я была слишком потрясена, чтобы спорить с ним, но с тех пор многое изменилось.

Я не была знакома со всеми аспектами фэйских договоров, но знала, что этот фэйри нес полную чушь.

– У вас есть право схватить любого, кто представляет реальную угрозу, и применять силу в случае нападения на принца. Вы не в праве задерживать, допрашивать или наносить физический ущерб людям только потому, что они находятся в непосредственной близости к нему. Вы также не имеете права входить в частный дом и угрожать его жильцам.

Стражи злобно уставились на меня, и мне потребовались все силы, чтобы не сбежать, поджав хвост. Но если я не могла постоять за себя в собственном доме, то с тем же успехом могла спрятаться в своей комнате на всю оставшуюся жизнь.

Принц Риз захлопал в ладоши.

– Отлично сказано.

– Спасибо. – Я перевела взгляд на Горна и ободряюще улыбнулась. – Увидимся позже.

Гном быстро кивнул и поспешил к своей двери. Кинув на нас еще один взгляд украдкой, скрылся внутри.

Тут распахнулась дверь в другой части вестибюля, и все повернулись к моей угрюмой восьмидесятилетней соседке. Неестественно рыжие волосы миссис Руссо были накручены на крупные бигуди, и она была одета в изношенный мятно-зеленый домашний халат, который давно стоило пустить на тряпки. На носу у нее были очки со стразами формы «кошачий глаз», которые она надевала, только когда смотрела телевизор.

– Что за шум? – требовательно поинтересовалась она с высокомерием настоящей королевы. – Я пытаюсь посмотреть свое любимое «мыло» и ни черта не слышу из-за вашего трепа!

Фэйри уставились на нее, не зная, что и думать об этом странном маленьком создании, посмевшем задавать им вопросы. Фэйри физически не старели и, вероятно, никогда не встречали ворчливых стариков, особенно таких колоритных, как моя соседка.

Миссис Руссо посмотрела на них поверх очков.

– Ну? – рявкнула она. – Я знаю, что вы умеете говорить, так что выкладывайте.

У меня дрогнули губы, и я поджала их, чтобы сдержать смех.

– Мои извинения, уважаемая сударыня. – Принц вышел вперед и поклонился старушке. – Я принц Риз из Благого двора, и я смиренно прошу прощения, что нарушил ваше ежедневное омовение.

Она отшатнулась, словно увидела инопланетянина. Принц Риз оглянулся, явно недоумевая из-за ее реакции.

Я больше не могла сдерживаться и согнулась пополам от хохота. Плевать, что все смотрели на меня как на сумасшедшую. Я позволила себе посмеяться от души, избавляясь от напряжения, скопившегося за последние сутки.

– Что вы сделали с Джесси? – визгливо спросила миссис Руссо и ткнула костлявым пальцем в принца. – Ты использовал какую-то фэйскую абракадабру, помутнившую ее рассудок?

– Я… – принц Риз беспомощно запнулся, и я снова залилась смехом.

Мне потребовались неимоверные усилия, чтобы вернуть самообладание. Вытерев слезы с глаз, я подошла к миссис Руссо и заверила, что со мной все в порядке. Затем повернулась к принцу Ризу.

– «Мылом» у нас называют сериалы. Она не мылась.

– Ясно, – кивнул он, хотя, судя по морщинке на лбу, ничего ему не было ясно.

Я перевела взгляд на свою пожилую соседку.

– Никто не использовал на мне гламур. Мне просто нужно было хорошенько посмеяться.

Она улыбнулась и погладила меня по руке.

– Если кто нынче и заслуживает веселья, то это ты.

– Простите, что из-за нас вы не посмотрели серию.

– Не волнуйся, это повтор вчерашней, так что я ничего не пропустила. – Она кинула недовольный взгляд на принца и его людей. – В следующий раз говорите потише.

И, не дожидаясь ответа, она зашла в квартиру и с громким щелчком закрыла дверь.

Фэйри молча уставились ей вслед и наверняка пытались понять, что, черт возьми, только что произошло. Первым опомнился принц Риз.

– Все ваши старики такие?

– Нет. – Я хихикнула. – Миссис Руссо – единственная в своем роде.

– Она очень любопытная. – Он повернулся ко мне. – Извини. Я не хотел причинить тебе неприятности своим визитом.

– Зачем конкретно вы приехали?

Он застенчиво улыбнулся.

– Я произвел не лучшее впечатление в «ВаШа» и хотел показать, что я не так ужасен. Боюсь, я не сильно преуспел в своей цели.

– Цели? – Я спрятала руки в карманы, чтобы скрыть нарастающее смущение.

Должно быть, он увидел что-то на моем лице и поспешил добавить:

– Я не ищу ничего, кроме дружбы.

Я подняла брови.

– Миллионы людей готовы убить, чтобы стать вашим другом. Почему я?

– Не знаю. – Он нахмурился, выглядя так же растерянно, как я себя чувствовала. – Может, потому, что ты одна из немногих знакомых мне людей, кому ничего от меня не нужно. Для меня это в новинку.

Один из фэйри фыркнул, но принц Риз проигнорировал его.

– Какой бы ни была причина, я хочу узнать тебя лучше, и для меня будет честью, если ты согласишься отобедать со мной.

Первой моей мыслью было отказаться. Он сын королевы Благого двора, и мне стоит держаться от него как можно дальше.

С другой стороны, это хорошая возможность узнать больше о королеве Анвин и, если повезет, получить какое-то представление о том, зачем ей ки-тейн. Я оказалась в уникальном положении. У меня был доступ к человеку, который знал ее лучше всех. Лукаса это не обрадует, но если обед с принцем поможет ему найти ки-тейн, как я могу не согласиться?

– Хорошо, – ответила я. – У вас есть любимый ресторан?

Он чуть не ослепил меня своей улыбкой.

– Почему бы тебе самой не выбрать место?

– Ваше Высочество… – начал возражать один из стражей, но принц Риз отмахнулся.

Я задумалась над вариантами, предпочитая остаться поближе к дому.

– Тут недалеко есть мой любимый вьетнамский ресторан. Вы пробовали вьетнамскую кухню?

– Да. У них есть суп, похожий на одно из моих любимых домашних блюд.

Я улыбнулась.

– Фо. Я тоже его люблю.

– Значит, решено. Мои люди отвезут нас.

– Если вы не против, я поеду сама. – Он вопросительно на меня посмотрел, и я поспешила объяснить: – Позже мне нужно будет съездить по делам, и я не хочу тратить время на возвращение домой за машиной.

Принц Риз явно хотел возразить, но, судя по лицам его стражей, их вполне устраивало мое предложение. Я дала им название и адрес ресторана, а затем быстро вывела их из дома, прежде чем принц успел что-либо сказать.

Что неудивительно, всю дорогу они ехали позади меня. Принц, вероятно, хотел убедиться, что я не передумаю и не сбегу. Меня смущал его интерес, даже если он был чисто платоническим, но я не могла придумать, как отшить его, не обидев. Если повезет, сегодня он увидит, что во мне нет ничего любопытного, и переключится на кого-то другого.

Мы успели приехать раньше обеденного времени, так что ресторан в основном пустовал. Официантка чуть сознание не потеряла при виде принца и спешно повела нас к столику в задней части заведения. Нас сопровождали двое его людей, остальные заняли пост у двери. По крайней мере, мне не придется обедать под злобными взглядами всех пятерых.

Я сняла куртку, и принц Риз заметил повязку на моем запястье.

– Ты получила травму на пароме?

– Всего лишь растяжение. – Я опустила рукав свитера, чтобы спрятать ее. – Через пару дней буду как новенькая.

В его взгляде мелькнуло беспокойство.

– Со мной путешествует мой личный врач. Если позволишь, я попрошу ее прийти к тебе домой и осмотреть запястье.

Я улыбнулась.

– Это очень любезно с вашей стороны, но правда, это пустяк. После некоторых заданий у меня бывали синяки и похуже.

К нам подошел официант, испуганно поглядывая на двух стражей у столика, налил воды, принял заказы и быстро убежал.

– Расскажи, как кто-то столь юный может стать охотником за головами? – попросил принц Риз.

Я отпила из стакана.

– Большинство охотников начинают карьеру после школы. Как правило, они следуют по стопам кого-то из семьи, вместо того чтобы поступать в колледж.

Я не стала уточнять, что некоторые, как я, предпочли бы уехать на обучение, но не могли себе этого позволить.

– И по чьим стопам пошла ты?

Я задумалась, скольким с ним можно поделиться, но тут мне пришло в голову, что его люди, вероятно, уже давно навели обо мне справки. Они поймут, если я совру.

– Родителей. Они лучшие в своем деле, – гордо заявила я.

– Неужели? – Он подался вперед. – Расскажи о них.

Его ребяческому энтузиазму было невозможно противиться. За обедом я рассказала ему, как родители начали охотиться, и поделилась историями о некоторых крупных заданиях. Принц внимательно слушал и часто перебивал меня вопросами. Я ничуть не возражала, так как любила говорить о рабочих успехах родителей.

– Я бы с радостью с ними познакомился, – искренне сказал он.

Один из его людей начал беспокойно переминаться с ноги на ногу. Мне не нужно было смотреть ему в лицо, чтобы знать, что ему не нравился этот поворот в беседе.

– Сейчас к ним не допускают посетителей.

Плечи принца Риза поникли.

– Они работают над важным заданием?

Я сжала салфетку на коленях.

– Нет, они в реабилитационном центре. В ноябре родители выслеживали торговца гореном, и их похитили и накачали наркотиками.

Лицо принца исказилось от гнева, пока он слушал обнародованную версию событий. Ради безопасности моей семьи Агентство не упоминало о причастности королевской стражи Благого двора к исчезновению мамы с папой.

– Мне так жаль, – от всей души произнес он. – Я не видел, как горен воздействует на людей, но слышал, что он может привести к плачевным результатам.

Я кивнула с серьезным видом.

– Докторам пришлось поместить родителей в медикаментозную кому на две недели, пока их организм очищался от горена. Они медленно восстанавливаются и ничего не помнят о произошедшем. Доктора говорят, что, вероятно, к ним никогда не вернется память о тех днях, – добавила я на случай, если один из стражей принца передавал информацию королеве Анвин.

– Даже представить не могу, каково тебе.

– Они живы и будут здоровы. Это все, что имеет значение. – Я потянулась к стакану с водой. – Ну, что мы все обо мне да о моей семье. Почему бы вам не рассказать о себе?

Он улыбнулся.

– Уверен, что всю мою подноготную можно узнать из желтой прессы.

– Меня не волнует, какой ваш любимый цвет или что вы любите есть на завтрак. Расскажите то, чего не найти в журналах. Вы скучаете по дому? Чего вам больше всего не хватает здесь?

– Пытаешься накопать на меня эксклюзив, Джесси? – Его глаза заблестели.

– Это вы меня выследили, помните? – игриво парировала я.

– Твоя правда. – Его взгляд стал мечтательным. – Думаю, больше всего я скучаю по своему таррану. Дома я катался на нем каждый день.

Я пыталась не выдать своего удивления. Учитывая, как близок он был с матерью, по словам остальных, я ожидала, что он больше всего скучал по ней.

– Я видела рисунки тарранов. Они действительно вдвое крупнее наших лошадей?

Тарраны являлись фэйскими существами, которые напоминали более крупную и костлявую версию лошади с двумя рожками на лбу.

– Не вдвое, но они намного превосходят ваших лошадей по размерам и скорости. Под дворцом есть большой луг, где мы с друзьями часто устраивали гонки в детстве. – Он с досадой посмотрел на своих людей. – Теперь эти забавы не одобряются. Подобные занятия считаются недостойными и небезопасными для наследного принца.

– Значит, вы больше не катаетесь?

– Разумеется, катаюсь. – Он проказливо улыбнулся. – Просто так, чтобы королева не узнала об этом.

Принц впервые упомянул свою мать, и я использовала это, чтобы ненавязчиво подвести разговор к ней.

– Она похожа на мою маму. Я не рассказываю ей обо всех своих охотничьих приключениях, иначе она посадит меня под домашний арест на всю жизнь.

Принц Риз хихикнул.

– Родители порой чрезмерно опекают нас, где бы они ни жили. Мама даже не хотела отпускать меня в ваш мир, но она знала, что я буду несчастен, если не получу этот опыт. Я вырос на историях о людском мире и ждал того дня, когда стану достаточно взрослым, чтобы увидеть его собственными глазами.

– И как, он оправдал ваши ожидания?

– О да! – Он рьяно закивал. – Он лучше всего, что я мог себе представить. Тут столько стран и разных культур, с которыми стоит ознакомиться! Я могу провести здесь годы и все равно не увидеть всего. Жду не дождусь того времени, когда мне не придется возвращаться домой каждую неделю, чтобы восстановить энергию.

– Железо так сильно на вас влияет? – Я знала, что поначалу фэйри должны были чаще возвращаться в свой мир за перезарядкой, но не думала, что им приходилось делать это чаще раза в месяц.

– Нет, это одно из маминых условий, потому что она слишком волнуется. – Он усмехнулся. – На деле железо влияет на Баярда и остальных больше, чем на меня.

– Баярда?

– Глава моей охраны. – Он кивнул на фэйри, стоявшего у столика.

Я ничуть не удивилась, что им оказался блондин, который разговаривал с Горном. Баярд окинул меня сердитым взглядом, который намекал, что он недоволен тем, кого принц выбрал в качестве своей спутницы на обед. Что ж, я тоже не была в восторге от его компании.

Тут подошел официант с нашим счетом, но Баярд перехватил его, вручил немного налички и сказал оставить сдачу себе. Я не знала, сколько получил официант, но, судя по его круглым глазам, сумма была очень щедрой.

Мы с принцем Ризом еще немного поболтали, но в основном о местах, которые он успел посетить. Я не знала, как вернуть разговор к королеве, не вызвав подозрений, так что даже не пыталась.

Мы просидели в ресторане почти два часа, когда Баярд подал знак, что пора уходить. Принц кивнул и улыбнулся мне.

– Не помню, когда я последний раз так наслаждался обедом. Спасибо, что согласилась пойти со мной.

Я вышла из-за стола.

– Мне тоже понравилось, Ваше Высочество.

Он скривился.

– Э, нет, так не пойдет. Пожалуйста, отныне зови меня Риз.

Я молча улыбнулась. Он приятный парень, тут не поспоришь, но я не могла забыть, что его мать похитила моих родителей, пытала Фариса, а также украла ки-тейн, что может привести к уничтожению моего мира и всех, кто мне дорог. Она мой враг, и дружить с ее сыном сродни предательству.

Мы направились к выходу в окружении его стражей. К счастью, обеденный перерыв уже закончился и в ресторане осталось мало людей. Двое подняли телефоны, желая сфотографировать нас, но одного взгляда от стражей хватило, чтобы они быстро опустили их и отвернулись.

– Пригни голову, – велел принц Риз на выходе из ресторана.

Не успела я спросить зачем, как мне попалась на глаза первая камера. Королевская стража сомкнула ряды вокруг нас, и толпа папарацци начала забрасывать принца вопросами о том, кто его спутница и как мы познакомились.

У меня скрутило желудок. Они последуют за мной, сделают фотографии и распространят их по всем таблоидам. Я должна была держаться в тени, а романтическая связь с наследным принцем Благого двора этому никак не поспособствует. Меня охватила паника. Они раскопают обо мне все и напишут статьи о том, что мои родители лежат в наркологическом центре. Желтая пресса делала деньги не на милых историях, они процветали благодаря мерзким сюжетам и не брезговали заполнять пробелы ложью.

Принц Риз взял меня за руку.

– Не волнуйся, мои люди защитят тебя.

Я промолчала, так как не могла сказать, что боялась его звездного статуса. Его люди не могли защитить меня от славы или ее последствий.

Мы дошли до тротуара, и фотографы расступились. Даже им хватало ума не подходить слишком близко к страже принца.

Я увидела в зазоре между стражами, как один папарацци опустил камеру, и, проходя мимо, встретилась с его изумленным взглядом.

«Помоги», – в отчаянии произнесла я губами за секунду до того, как он исчез из виду.

У меня зазвонил телефон, и на экране высветилось имя Теннина. Я быстро ответила, игнорируя мрачную физиономию стража впереди.

– Иди в «Книги Мур» на углу и спрячься в заднем кабинете, – приказал Теннин. – Владелица – моя подруга, скажи, что ты от меня. Я скоро буду.

– Ладно.

Он завершил звонок, и я посмотрела на принца Риза.

– Меня ждет друг в книжном магазине на углу. Я могу переждать там, пока папарацци не уйдут.

В его глазах промелькнуло разочарование, но он кивнул.

– Слава не для всех.

– Особенно не для охотников, – я улыбнулась, и он снова взбодрился.

– Баярд, – тихо позвал принц.

– «Книги Мур», – ответил глава его охраны. – Уже подходим.

Мы остановились у старомодного магазина, который я посещала несколько раз, когда у меня было время читать в свое удовольствие. Я снова поблагодарила принца за обед и, пригнув голову, спешно зашла внутрь. Некоторые папарацци попытались последовать за мной, но люди принца никому не позволили пройти в магазин.

Внутри оказалась лишь симпатичная брюнетка лет двадцати пяти, в которой я узнала владелицу. Услышав звон колокольчика, она отвлеклась от стеллажа с журналами у витрины.

– Добро пожаловать в «Книги Мур».

– Я подруга Теннина, – выпалила я. – Он сказал мне спрятаться здесь, пока папарацци не уйдут.

Она выглянула в окно и округлила глаза.

– Ого! Следуйте за мной.

Она заперла входную дверь и повела меня в тесный кабинет в задней части магазина.

– Простите за бардак. – Девушка перенесла раскачивающуюся стопку книг с кресла для посетителей на маленький стол.

– Не стоит извиняться. – Я поправила книги, пока те не упали на пол.

Она выпрямилась и присмотрелась к моему лицу, явно пытаясь вспомнить, кто я такая.

Я села в кресло и шумно выдохнула.

– Я не знаменитость. Просто мне невероятно не повезло попасться на глаза фотографам, когда я гуляла с принцем Благого двора.

Ее губы сложились в идеальную букву «О».

– Ага. – Я сухо улыбнулась. – Но вы меня уже видели. Я была здесь несколько раз.

Задняя дверь открылась, послышался шум машин, прежде чем снова стихнуть. Через секунду в дверном проеме кабинета возник Теннин.

– Анжела. – Он быстро чмокнул девушку в губы, и судя по ее румянцу, в какой-то период жизни они были не просто друзьями. – Спасибо, что помогла.

– Для тебя – все что угодно. – Она чуть ли не сияла, оставляя нас наедине в кабинете.

Я подняла брови.

– Подруга, значит?

– Да, к счастью для тебя. – Теннин закрыл дверь и посмотрел на меня с осуждением, как родитель, который вот-вот отчитает ребенка. – Мне стоит знать, как ты оказалась за обедом с наследным принцем Благого двора? Надеюсь, это не какой-то очередной безумный план, потому что я больше не хочу объяснять его Лукасу!

Я застонала.

– Я уже трижды попросила прощения! И нет, это не выходило в мои «планы». – Я показала кавычки в воздухе. – Принц Риз пригласил меня на обед, и, сам понимаешь, я не могла отказать.

Теннин даже не пытался скрыть своего потрясения.

– С каких пор ты знаешь благого принца?

– Я встретила его в «Ральстоне» в прошлом месяце, а затем в «ВаШа» пару недель назад. Мы едва знакомы. – Я взяла со стола книгу в твердом переплете и посмотрела на обложку. – Интересно, она продается в мягкой обложке?

Книгу выхватили у меня из рук.

– А Лукас знает о вас с принцем Ризом?

– Нет никаких «нас», и Лукас не может указывать, с кем мне общаться, – отрезала я чуть грубее, чем хотела. Нахмурившись, я потянулась за книгой, но Теннин убрал ее из зоны досягаемости.

– Ты играешь с огнем, Джесси.

Я вздохнула.

– Между мной и принцем Ризом ничего нет. Он пригласил меня на обед, и я четко дала ему понять, что это не свидание. Ты следил за ним еще до его дебюта, так что должен знать, какой он. Не успеем мы оглянуться, как он уже заинтересуется кем-то другим.

– Ради всех нас, я надеюсь, что ты права.

– Это еще что значит?

Он положил книгу на стол.

– Ты приехала сюда на машине?

– А вот и нет. Ты не можешь сказать что-то подобное и резко сменить тему. – Я скрестила руки. – Что ты подразумевал под «ради всех нас»?

Теннин выглядел так, будто выпил скисшего молока.

– Да что я тебе сделал? Ты не можешь просто сделать вид, что я ничего не говорил?

Я промолчала. Он измученно вздохнул.

– Лукас всех поставил в известность, что ты под его защитой, и любой фэйри, который посмеет побеспокоить или обидеть тебя, будет отвечать перед ним.

– Что?! – Я вскочила на ноги и уставилась на Теннина. – Когда?

– В начале января. Я был дома и узнал об этом, только когда вернулся. – Он скривился. – Все не так плохо, как кажется. Он сделал это, чтобы отвадить тех, кто мог попытаться навредить тебе.

Я не верила своим ушам.

– Почему ты не рассказал мне?

Теннин посмотрел на меня так, будто я пошутила.

– Он приказал этого не делать.

– Но сейчас-то рассказал.

– Потому что я начинаю думать, что от тебя больше проблем, чем от него. – Теннин потер глаза. – Я буду уповать на его милость. Зная, с чем мне приходится иметь дело, он наверняка проявит снисхождение.

Я насупилась.

– Не драматизируй.

– Вот как? Знаешь, что он сказал мне на вечеринке Дэвиана, когда ты ушла? Что понимает мое затруднительное положение и, раз мои помыслы по отношению к тебе чисты, закроет глаза на то, что я привел тебя домой к Дэвиану Вудсу.

– Он не имел права говорить тебе такое. – Я уперла руки в бока.

Теннин покачал головой:

– Нет, Джесси. Он мой принц и однажды будет моим королем. К тому же он прав. Я знаю, что Дэвиан – опасный человек, и не должен был приводить тебя к нему. К счастью, все хорошо закончилось, и дело даже не в Лукасе. Я бы не смог взглянуть в глаза твоим родителям, если бы ты попала в опасность из-за меня.

– По крайней мере, мне выпала возможность приодеться и попробовать те вкусные закуски. – Я отвернулась, чтобы он не увидел вину в моих глазах из-за того, что я не рассказала ему всю правду о произошедшем тем вечером. Лучше ему не знать. – Прости, что поставила тебя в такое неловкое положение.

– Не беспокойся. Я оправился уже через два дня.

Я быстро подняла взгляд, но так и не поняла, шутка это или нет.

– Ты так и не объяснил, почему надеешься, что ради всеобщего блага между мной и принцем Ризом ничего нет.

– Ты не можешь просто забыть об этом?

– Нет.

Он спрятал лицо в ладонях.

– Ну почему я? – Затем убрал руки со смиренным видом. – Разве ты не понимаешь? Лукас не берет под свою протекцию всех подряд. Он неравнодушен к тебе. И ему будет не по нраву, если он выяснит, что ты любезничала с принцем Благого двора, а я знал об этом.

Я всплеснула руками.

– Мы не любезничали!

– Вот и славно, так Лукасу и скажешь.

– Ничего я не буду ему говорить. – Я так и представляла, как пройдет этот разговор. Нет, не бывать этому. – Я готова уходить.

– Слава богине, – буркнул Теннин. – Тебя подвезти домой?

– Мой джип припаркован чуть дальше по улице.

Он показал рукой на выход.

– Можем выйти через заднюю дверь, и я проведу тебя к джипу так, чтобы тебя не заметили.

– Думаешь, они все еще там? Разве они не последовали за принцем Ризом? – с надеждой спросила я, выходя за ним из кабинета.

Теннин фыркнул.

– Может, для тебя этот обед ничего и не значил, но мои коллеги как ищейки, напавшие на след. Они пробудут здесь столько, сколько потребуется, чтобы узнать, кто же загадочная спутница принца Риза.

У меня пересохло во рту.

– Ты же не думаешь, что им удастся это выяснить?

– Нет, если это будет зависеть от меня. – Он приоткрыл заднюю дверь и выглянул наружу, прежде чем распахнуть ее. – Когда твои родители вернутся домой, я скажу, что мы в расчете.

* * *

– Поверить не могу, что ты мне не рассказала! – Вайолет потрясла журналом у меня перед носом, пока я везла ее домой из аэропорта двумя днями позже. – Я узнала все из фотографий в журнале, который купила в аэропорту. Из журнала, Джесси!

Я выехала с парковки.

– Как я могла рассказать о фотографиях, если не знала о них?

– Да плевать на фотографии! Главное, что моя лучшая подруга ходила на свидание с принцем Ризом и не сказала мне.

– Во-первых, это было не свидание. Мы просто пообедали. Во-вторых, я собиралась рассказать тебе, как только ты вернешься домой.

– На свиданиях тоже можно обедать. – Она открыла журнал и показала фотографию нас с принцем Ризом, покидавших вьетнамский ресторан в сопровождении стражи. На еще одной, снятой со спины, я входила в книжный магазин. На обеих не было видно моего лица. – Согласно статье, вы пообедали в уютной обстановке, а потом пошли вместе покупать книги.

Я бы окинула ее хмурым взглядом, да не могла оторваться от дороги.

– «Современные фэйри»? Серьезно, Ви? Это грязная газетенка со сплетнями о знаменитостях.

– Но это ты на фотографиях, – возразила она.

Мои пальцы сжались на руле.

– Это так очевидно?

– Еще бы, я везде тебя узнаю.

– Ты – да, но как насчет других?

Она встряхнула журнал и присмотрелась к снимкам.

– Ну… на них не видно твоего лица, так что, вероятно, нет. Все гадают, кто же эта загадочная девушка, а принц отказывается называть ее – в смысле твое – имя.

Мои плечи расслабились.

– Хорошо. И для справки: мы не обедали в уютной обстановке и не покупали вместе книги. Мы сидели за столом друг напротив друга, пока рядом стояли два его стража. Затем я спряталась в книжном магазине и выскользнула через заднюю дверь, чтобы сбежать от папарацци.

– О… – Она поникла, как сдувшийся воздушный шарик. – Ну, когда ты преподносишь это в таком свете…

Я оглянулась, меняя полосу.

– Именно. Итак, хочешь узнать, что произошло на самом деле?

– А ты как думаешь?

Улыбнувшись, я рассказала ей о визите принца Риза и нашем обеде, который был каким угодно, только не романтичным.

– Он кажется вполне приземленным, если узнать его получше. У меня создалось впечатление, что он предпочел бы путешествовать, чем жить при дворе.

– Ты еще встретишься с ним? – поинтересовалась она.

– Нет.

– Почему?

Я быстро покосилась на подругу.

– Как, по-твоему, я должна объяснить родителям, что дружу с принцем Благого двора? Может, он и не причастен к тому, что с ними произошло, но все равно слишком приближен к виновникам.

– Я об этом не подумала. – Она замолчала на минуту. – Ты осознаешь, насколько это невероятно, что ты знакома с принцами Благого и Неблагого дворов? Пару месяцев назад ты бы даже не узнала их в толпе.

– В моей жизни случилось много невероятного с ноября. И ты бы тоже не узнала Лукаса в толпе.

Она положила журнал на колени.

– Я думала о нем. Тебе не кажется странным, что никто не знает, кто он на самом деле? Казалось бы, такой секрет уже давно должен был всплыть наружу.

– Может, это какое-то фэйское правило: не выдавать их тайные личности.

– Вы теперь снова друзья, так что можешь спросить у него напрямую, – предложила Вайолет.

– Может, я так и сделаю, – рассеянно ответила я, глядя на машины в зеркало заднего вида. Позади нас ехал белый «Линкольн Навигатор», и я была уверена, что видела его на выезде из аэропорта. С тех пор мы свернули уже несколько раз. Каковы шансы, что одна и та же машина ехала с нами одной и той же дорогой?

– Что-то не так? – спросила Вайолет.

– Возможно, у меня паранойя, но, кажется, этот «Линкольн» преследует нас.

– Что? – Прежде чем я успела ее остановить, она обернулась. – Откуда ты знаешь?

– Не знаю, но он едет за нами всю дорогу домой. – Я снова посмотрела на внедорожник. Если он действительно преследовал нас, то понятия не имел, как правильно садиться кому-то на хвост. Или же ему было плевать, что его заметят. Вторая мысль пробудила во мне толику страха.

Вайолет ахнула.

– Может, это папарацци? Что, если они догадались, кто та загадочная спутница принца Риза? – Она опустила козырек с зеркальцем и принялась поправлять прическу.

– Что ты делаешь?

– Если это папарацци, я хочу хорошо выглядеть на снимках. – Она покопалась в сумочке в поисках помады.

Я покачала головой.

– Это не фотографы, Ви.

– Откуда ты знаешь?

– Ты несколько недель провела в Голливуде. Сколько папарацци разъезжают на «Линкольнах»?

– Черт. – Она опустилась ниже в кресле, словно думала, что в нас начнут стрелять. Не будь я так встревожена из-за слежки, то непременно бы рассмеялась.

– Что будем делать? – прошипела Вайолет.

Я огляделась и заметила перекресток впереди.

– Держись. Я хочу кое-что попробовать.

– Э-э… держаться буквально или фигурально?

– И то, и другое, – процедила я сквозь зубы и перестроилась в правый ряд в последнюю секунду. Машина, которую я подрезала, посигналила, но я почти не услышала ее за криками Вайолет, сворачивая на боковую улицу. Замедляться, чтобы проверить, удалось ли «Линкольну» последовать за мной, не стала. С колотящимся сердцем я ехала дальше и молилась, что ошиблась насчет слежки.

– Они исчезли? – спросила Вайолет дрожащим голосом.

Я посмотрела в зеркало заднего вида.

– Мы оторвались.

Она села ровнее.

– Мы можем хоть раз нормально провести время вместе?

– Я охотник за головами, а ты скоро станешь кинозвездой. Думаю, это наши новые будни.

– Ну, когда ты преподносишь все в таком свете, – она хихикнула.

Ее смех никоим образом не ослабил комок нервов внутри меня. Я пыталась убедить себя, что ошиблась насчет внедорожника, но за последние месяцы слишком много всего случилось, чтобы верить в совпадения.

Остаток дороги мы обсуждали, как Вайолет погуляла в Лос-Анджелесе, и некоторых актеров, которых она повстречала на местных мероприятиях. Ее агент работал сверхурочно, чтобы выжать из этой маленькой роли в фильме все, что только возможно.

– Ты поднимешься? – спросила Вайолет, когда мы остановились перед ее особняком.

– Не могу. Мне нужно много чего успеть перед завтрашним выходом на работу. Хочешь прийти завтра на ужин?

– Хорошо! – Она потянулась к двери, но затем остановилась. – Больше никаких паромов.

Я скривилась.

– Никаких паромов.

Попрощавшись, я проехала два квартала до дома и свернула по пути в продуктовый магазин. Как обычно, стоило зайти туда, как вспомнилась куча всего, что нужно купить, и я вышла с полным пакетом продуктов в руках.

До джипа оставалось всего ничего, как вдруг мне на глаза попался белый внедорожник, припаркованный с другой стороны. «Линкольн Навигатор».

Я попятилась, но тут из-за джипа вышел белокурый фэйри. Одного взгляда на хладную решимость на его лице хватило, чтобы я развернулась обратно к магазину. И резко остановилась, чуть не выронив пакет с продуктами. Дорогу мне преграждал второй фэйри, и в его глазах вспыхнуло предупреждение: «Даже не пытайся сбежать».

17

Я присмотрелась ко второму фэйри, и внутри все сжалось от страха. Это его я видела на вечеринке Дэвиана, а значит, эти двое – личная стража королевы Анвин.

Я начала лихорадочно придумывать, как выбраться отсюда. Оглянувшись, заметила несколько людей, загружавших продукты в машины. Даже если позвать на помощь, у них нет шансов против королевской стражи Благого двора. На здании висели камеры видеонаблюдения, но какой от них прок, если эти парни увезут меня отсюда? Меня убьют задолго до того, как кто-нибудь посмотрит видео.

– Джесси Джеймс, – раздался суровый голос позади меня.

Я повернулась к фэйри у джипа, руки судорожно сжали пакет с продуктами, словно тот мог меня защитить.

– У нас для тебя послание от королевы. – Безжалостный взгляд его голубых глаз сомкнулся с моим.

Он полез в куртку, и я вся напряглась. Но когда он вытащил не оружие, а что-то наподобие фотографии, меня охватило недоумение. Фэйри подошел и поднес снимок к моему лицу.

Я сразу же его узнала. Это была одна из фотографий нас с принцем Ризом, выходящих из ресторана. Моего лица не было видно, но, судя по всему, Вайолет не единственная, кто узнал меня.

– Королева не одобряет твоих отношений с принцем, – заявил фэйри ледяным тоном. – Она не позволит своему сыну привязаться к человеку, особенно твоего сорта.

Меня так потрясла тема этой беседы, что я едва смогла из себя выдавить:

– Моего… сорта?

– К охотнику за головами, – он сплюнул эти слова, словно они оставляли неприятный привкус во рту. – Ты недостойна принца. Королева требует немедленного прекращения этих отношений.

Я встряхнула головой, чтобы прочистить разум.

– Я не состою в отношениях с принцем Ризом. Мы едва знакомы.

Фэйри достал второй снимок.

– Тогда объясни это.

На нем мы с принцем Ризом стояли в паре сантиметров друг от друга в «ВаШа». Кто-то сделал фотографию как раз в тот момент, когда я чуть не налетела на него, а улыбка принца создавала впечатление, что мы мило беседовали. Делу также не помогало, что я была одета как светская львица в клубе, куда люди приходили поразвлечься с фэйри.

– В ту ночь я общалась с принцем не больше двух минут.

– Фотография намекает на обратное. Как и эта. – Он поднял еще один снимок, на котором рука принца касалась моей щеки, и со стороны это выглядело довольно интимно.

Я встретилась с враждебным взглядом фэйри.

– Кто бы ни снял эти фотографии, он подстроил все так, чтобы люди видели больше, чем было на самом деле. Я действительно встретилась с принцем Ризом в «ВаШа», но он коснулся меня лишь для того, чтобы позлить принца Ваэрика.

Глаза фэйри выдали его удивление.

– Там был принц Неблагого двора?

– Да. Я разговаривала с ним, когда принц Риз подошел к нам.

– Ты пришла туда с принцем Ваэриком?

Я покачала головой.

– Я пришла туда по работе, чтобы поймать нифму, и наткнулась на него. Полагаю, принц Риз подумал, что я была с принцем Ваэриком, и они повздорили. Это никак не было связано со мной, так что я оставила их разбираться самостоятельно. Можете спросить стражей принца Риза, уверена, они это подтвердят. Как и то, что в нашем обеде с принцем не было ничего романтичного. Он пришел ко мне, потому что интересовался охотой, в основном мы только об этом и говорили. Он больше не просил о встрече, и я не планирую с ним связываться.

Он всмотрелся в меня льдисто-голубыми глазами.

– Мы проверим твою историю. Ради твоего же блага, надеюсь, ты не врешь. Ты не захочешь видеть королеву Анвин среди своих врагов.

От его угрозы по мне прошла дрожь. Королева благих уже была моим врагом, но я не стала говорить ему, что знаю об этом.

– Держись подальше от принца Риза. Если мы узнаем, что ты снова с ним виделась, то вернемся.

С этими словами он развернулся и пошел к «Линкольну». Второй фэйри, который так и не произнес ни слова, протолкнулся мимо меня и присоединился к первому. Оба больше не смотрели в мою сторону, просто выехали с парковки и скрылись восвояси.

Мне хватило сил ровно на то, чтобы сесть в джип, прежде чем окончательно расклеиться. Тело била мелкая дрожь, руки так крепко сжимали руль, что побелели костяшки пальцев. Я делала глубокие вдохи, чтобы обуздать свою первую паническую атаку. Бог его знает, сколько прошло времени, прежде чем я достаточно успокоилась, чтобы вести машину.

Дома я чуть ли не побежала из джипа в квартиру, постоянно оглядываясь через плечо, чтобы убедиться, что благие стражи не решили подстеречь меня и тут. Взлетев по лестнице, я так запыхалась, что у меня закружилась голова.

Я открыла дверь и дрожащими руками отнесла пакет на кухню. Финч свистнул мне с дивана, на котором сидел вместе с Айслой.

«Что случилось?» – показал он жестами.

– Ничего, просто замерзла. – Я достала большую пачку ежевики. – Смотрите, что я вам принесла.

Его лицо просияло. Если что и могло отвлечь моего братца, так это его любовь к ежевике. В это время года за нее заламывали цену вдвое больше обычного, но его счастье стоило каждого цента.

Я насыпала немного ягод в миску для них с Айслой и поставила на журнальный столик. Никси по-прежнему мало говорила, но мне хватило и ее милой улыбки.

Оставив их лакомиться, я направилась в спальню и легла на кровать, глядя в потолок. «Могло быть намного хуже», – убеждала я себя, и мое сердце наконец замедлилось до нормального ритма. Стражи приходили не из-за мамы с папой, мы все в безопасности. Пока принц Риз будет держать дистанцию, мне можно не бояться гнева его матери.

Просто нужно повторять эти слова, пока я в них не поверю.

* * *

Фарис широко улыбнулся, открыв мне дверь в дом двумя днями позже.

– Я уже думал, что ты забыла о нас.

Я рассмеялась и прошла мимо него в прихожую.

– Прошло не так уж много времени.

– Я привык видеть тебя каждое утро на тренировках. Твои визиты – лучшая часть моего дня.

– До чего же скучная у тебя жизнь, – пошутила я, кидая куртку и ключи на стул, после чего мы устроились на диване.

– Ты себе даже не представляешь. – Он изобразил муку на лице. – Жду не дождусь, когда вернусь к тренировкам и своим обязанностям. Оседлый образ жизни не для меня.

– Осталось совсем чуть-чуть.

За те недели, что я приходила сюда, здоровье Фариса значительно улучшилось. Не зная правды, никто бы и не заподозрил, что два месяца назад он находился на грани смерти. Он еще не полностью восстановил силы из-за железа в организме, но с каждым днем его уровень уменьшался. В мой прошлый визит он сказал, что через месяц сможет вернуться в родной мир. Неделя дома – и он будет как огурчик.

Губы Фариса изогнулись в застенчивой улыбке.

– Я говорю как капризный ребенок, хотя мне стоит быть благодарным. Я даже не спросил, как у тебя дела. Ты выглядишь счастливее, чем обычно.

– Так и есть. – Мое сердце чуть не выпрыгивало из груди от радости. – Я виделась сегодня с родителями, и они сказали, что через две недели папа сможет вернуться домой. Врачи утверждают, что он движется семимильными шагами и намного опережает их прогнозы касаемо его восстановления.

– Чудесные новости! А твоя мама?

– Ей придется задержаться, но она тоже восстанавливается быстрее, чем ожидалось.

Мне претило оставлять ее там одну, но она даже слышать не хотела о том, чтобы папа остался. Мама сказала, что нам с Финчем он нужнее и ей будет спокойнее от того, что он с нами, а, соответственно, это пойдет на пользу ее здоровью. С такими аргументами и не поспоришь.

– Я так рад за тебя!

– Спасибо. – Я взяла кофе, который, как обычно, ждал меня на столе. – Врачи говорят, что все по-разному восстанавливаются после горена.

Он скривился.

– То же самое с отравлением железом. Некоторые поправляются быстрее других. Но главное, что у твоих родителей все хорошо и скоро твоя семья воссоединится. Мне приятно видеть тебя счастливой.

– Мы долго ждали этого дня.

Вдаваться в подробности не было необходимости. Мы оба никогда не забудем пережитое. Фарис будто задумался над своими следующими словами.

– Между вами с Лукасом тоже многое изменилось.

– Мы поговорили. – Внезапно меня очень заинтересовала выбившаяся нитка на джинсах. Лукас был близок с друзьями, но он не стал бы рассказывать им о случившемся между нами в квартире. Верно?

Фарис хихикнул.

– Полагаю, ваш разговор не имеет никакого отношения к его нынешнему настроению?

– Настроению?

В коридоре хлопнула дверь, и в комнату вошел Лукас. Его челюсти были сжаты, разъяренный взгляд мгновенно устремился ко мне, что привело меня в замешательство.

– Нужно поговорить. – Он показал на окно в сад. – Там.

Я не шевельнулась, только вскинула брови. Он, похоже, совсем забыл о манерах и о том факте, что я не его подчиненная, чтобы мне приказывать.

Лукас довольно быстро понял, что злобные взгляды тут не помогут, и раздраженно вздохнул.

– Пожалуйста.

Я недоуменно покосилась на Фариса, но тот, кажется, был не менее удивлен поведением Лукаса.

Как обычно, в саду было тепло по сравнению с холодной зимой за оградой, в воздухе витал аромат экзотических цветов. Я пересекла веранду и ступила на густой покров травы, которая, как я знала по собственному опыту, была мягче всего, что росло в нашем мире.

– Что происходит между тобой и благим принцем? – требовательно спросил Лукас сзади.

Я скривилась. Хоть кто-нибудь не узнал меня на этих чертовых снимках?

– Ты видел фотографии. – Я повернулась к нему.

В обычной ситуации я бы объяснила, что его не касается, с кем я провожу время. Но у него были не менее веские причины, чем у меня, ненавидеть королеву Благого двора и ее сына за компанию. Лукас рассказал мне о ки-тейне и причастности королевы Анвин, и наименьшее, что я могла сделать, – это быть с ним откровенной.

Его челюсти сжались.

– Как давно ты встречаешься с ним?

– Мы не встречаемся, просто вместе пообедали.

– Нельзя «просто пообедать» с наследным принцем Благого двора, – огрызнулся он.

– Почему? Я обедала с наследным принцем Неблагого двора, – парировала я. – Это считается, если в то время я понятия не имела, что ты принц? Или наследный принц, раз уж на то пошло?

– Джесси, – чуть ли не прорычал он, и что-то во мне затрепетало. Но чувство быстро прошло, как только морщинка на его лбу углубилась.

Я тяжко вздохнула.

– Принц Риз пришел ко мне на следующий день после происшествия на пароме. Мы сходили в ресторан и в основном общались об охоте. Наши отношения были чисто платоническими, и, если бы не папарацци, мы бы с тобой сейчас об этом не говорили.

– Он приходил к тебе домой? – Ноздри Лукаса раздулись.

– Я столкнулась с ним в вестибюле, так что он не успел подняться в квартиру.

Лукас выругался на фэйском.

– И он пошел на такие хлопоты, чтобы найти тебя и просто поговорить об охоте?

– Мы говорили не только о ней, но в целом да.

– А о чем еще?

Я скрестила руки.

– Обо всем, что обсуждают за обедом обычные люди. Он не выдавал никаких секретов Благого двора, если тебя это интересует. Я бы тебе рассказала.

Лукас начал расхаживать из стороны в сторону.

– Мне не нравится его интерес к тебе и то, что он знает, где ты живешь.

– Ты не единственный, кто хочет, чтобы он держался подальше от меня.

Он резко остановился.

– Что ты имеешь в виду?

Я закусила щеку. Не то чтобы я планировала скрывать от него эту информацию, но нужно было морально подготовиться к грядущему взрыву.

– Королева Анвин не одобряет связи ее сына с охотником.

Лукас будто окаменел, сверля меня глазами.

– Откуда ты знаешь?

– Ко мне приходили ее стражи и предупредили, чтобы я не лезла к принцу. Я сказала им…

– Что?! – Крик Лукаса спугнул птиц в саду, и те резко прекратили щебетать. В окне позади него возникло обеспокоенное лицо Фариса.

Я подняла руки.

– Слушай, все не так плохо, как ты думаешь. Давай я сначала расскажу, как все было, а потом уже будешь слетать с катушек.

Он напряженно кивнул, и я поведала, как стражи королевы поймали меня у продуктового магазина, чтобы передать ее послание. Увидев ярость в его глазах, порадовалась, что не сказала, что они преследовали меня от самого аэропорта.

– У них были фотографии тебя с принцем Ризом в «ВаШа»? – процедил Лукас.

– Фотографии были сняты так, чтобы создать видимость, будто между нами что-то есть. Ты сам был там, помнишь?

Лукас выругался.

– Если они готовы угрожать тебе в общественном месте, то ничто не помешает им прийти, когда ты будешь одна. – Он снова принялся расхаживать из стороны в сторону, но внезапно остановился. – Ты останешься здесь. Это самое безопасное место для тебя.

Я чуть слюной не подавилась. Остаться в его доме после того, что между нами произошло? Да ни за что! Я не настолько хладнокровна, чтобы справиться с таким уровнем неловкости.

– Это даже не обсуждается. Мне нужно работать, и скоро домой вернется отец. Кроме того, моя квартира под твоей защитой.

– Она тебе не поможет в городе. – Он посмотрел на кирпичную стену, опоясывавшую сад. – Кто-то из моих людей будет присматривать за тобой вне дома.

Я свирепо замотала головой.

– Нет.

Лукас подошел ближе.

– Джесси, королева Благого двора держит тебя на прицеле. Я ни за что не позволю тебе расхаживать по улицам без защиты.

– Ей важно лишь то, чтобы я не виделась с ее сыном, а я и не планирую. После нашего обеда я четко дала ему это понять.

– А если Риз проигнорирует ее желания и снова попытается встретиться?

На это мне было нечего ответить, ведь я сама задавалась подобным вопросом. Я воззрилась на небо и наблюдала за птицей, пролетевшей над оградой в сад. Странно. Защита пропускала птиц, но не дождь.

Я опустила взгляд на Лукаса.

– Наложи на меня те же чары, что и на моих родителей. Они не подпустят ко мне благую стражу.

Его лицо исказилось от раздражения, и он шумно выдохнул.

– Не могу.

– Почему?

Лукас запустил пальцы в волосы.

– Я уже четыре раза пытался, но все безуспешно. Защита падает, как только я перестаю вкладывать в нее магию. Что-то блокирует ее, но я понятия не имею что.

Меня охватило изумление.

– Когда ты пытался?

– В больнице. Первую неделю ты засыпала в кресле в палате родителей. Мне было легко проскользнуть мимо медсестер и дежурного агента.

Я не знала, что и сказать. Он приходил в больницу – и далеко не один раз, – а я не имела об этом ни малейшего представления.

Зато я знала другое: почему его защита не работала на мне. Вероятно, по той же причине, по которой датчики для ки-тейна глючили каждый раз, когда попадали мне в руки. Нужно рассказать ему.

– Помнишь наш разговор о камне богини? – Я прочистила горло. – После того, как я рассказала тебе о камне, который забрала у келпи? Я спросила, не хотел бы ты вернуться на остров и поискать его. Ты ответил, что его там не будет, так как он вернулся к келпи.

Он нахмурился, удивившись внезапной смене темы.

– Да.

Я взяла его за руку, и в животе все перевернулось от этого прикосновения. Затем подняла его ладонь к своему затылку. Лукас ничего не сказал.

– Что, если камень богини выбрал нового хозяина? – спросила я, убирая волосы в сторону, чтобы он нащупал хитроумно сокрытый среди них камень.

Недоумение на его лице сменилось шоком, когда он коснулся гладкого камешка. Лукас повернул меня спиной к себе и наклонился, чтобы рассмотреть его поближе, и я почувствовала его теплое дыхание у себя на шее. От прикосновений его пальцев к моим волосам и коже в животе разлилось тепло. Мне потребовались все силы, чтобы не закрыть глаза и не прильнуть к нему.

– Итак, каков вердикт? – непринужденно поинтересовалась я, чтобы скрыть свою реакцию. – Он настоящий?

Лукас еще с пару секунд изучал его.

– Я никогда не видел камня богини, так что не знаю. Он был с тобой, когда ты покинула остров?

– Не знаю. Я обнаружила его у себя в волосах после того, как приняла душ в больнице. На келпи он был белым, но мне кажется, что это тот же камень. Если снять его, он снова крепится к моим волосам и прячется среди них, когда я заплетаю косу. Как-то раз Вайолет делала мне прическу и не заметила камня, иначе что-то бы сказала. Он будто живет собственной жизнью.

Лукас долгое время молчал, и это начало меня нервировать. Так как я не видела его лица, то и не знала, о чем он думал. Что я вру? Или расстроился, что у человека оказался бесценный фэйский предмет? Не то чтобы у меня был выбор. Я бы с радостью отдала ему камень, если бы могла.

Но что, если я могу? В прошлые разы, снимая камень, я всегда оставляла его в комнате. Но если отдать его фэйри, он может выбрать нового хозяина.

Я убрала руки Лукаса, схватила камень и, скривившись, отцепила его. Затем повернулась и всучила ему камень наряду с несколькими прядями.

– Забери его. Он принадлежит фэйри.

Он покрутил алый камешек на ладони.

– Я чувствую что-то внутри него.

– Магию?

– Скорее, энергию. – Его руки замерли, и он резко втянул воздух. – Как от дома.

– Разве так не со всеми фэйскими предметами?

Лукас продолжил рассматривать камень.

– Как только что-то покидает наш мир, оно теряет энергию. Магия остается, но жизненная сила нашего королевства угасает. Поэтому мы и возвращаемся на родину, чтобы восполнить ее. – Он поднял на меня полный восхищения взгляд. – Я верю, что это камень богини.

Я с самого начала это подозревала, но его подтверждение немного меня потрясло.

– Почему я?

– Пути Аэдны неисповедимы, но она подарила камень тебе, – мягко ответил он. – Ты прыгнула в реку, чтобы спасти жизнь, а затем забрала камень у келпи. Должно быть, Аэдна сочла этот поступок достойным ее благословения.

– Но я простой человек.

Он взял мою ладонь и вложил в нее камень.

– Я бы никогда не использовал слово «простая», чтобы описать тебя, Джесси.

Воздух вокруг нас накалился. Мы стояли всего в паре сантиметров друг от друга, держась за руки. Хотела бы я свалить всю вину на камень, но от него у меня никогда не порхали бабочки в животе и не появлялось острой необходимости в чьем-то прикосновении.

Рот Лукаса слегка приоткрылся, напоминая, каково было прильнуть к нему своими губами. Он подошел чуть ближе, и мое сердце заколотилось. Словно мотылек, летящий на пламя, я сократила оставшееся расстояние между нами и почувствовала дрожь, прошедшую по нам обоим, когда мое тело прижалось к его.

Лукас опустил голову, и я закрыла глаза. Его губы так легко прикоснулись к моим, что я усомнилась, а не почудилось ли мне. Его теплое дыхание ласкало мне щеку, голова закружилась от предвкушения и жажды. «Поцелуй меня», – молило все мое тело.

Словно услышав немую молитву, его губы припали к моим. В отличие от ненасытных поцелуев на диване, этот был мучительно медленным и наполнил меня тоской по тому, что не могло быть моим. Потерявшись в его прикосновениях, я забыла обо всем за пределами этого сада, как и о том, чему никогда не бывать. В этом мире существовали только он да я, и ничего больше.

Разумеется, когда-нибудь это должно было закончиться, но у меня все равно кольнуло в сердце, когда Лукас прервал поцелуй. Он отпустил меня и отошел, увеличивая расстояние между нами, и на замену его теплу стремительно пришел холод.

– Джесси… мне не стоило, – грубо произнес он, но ранили меня не его слова, а вина, отчетливо читавшаяся в его глазах.

Я подняла руку.

– Не стоит. Я тоже тебя поцеловала, так что это не твоя вина. Мы поддались моменту.

Казалось, он хотел сказать что-то еще, но никакие слова уже не изменили бы сложившуюся ситуацию. Мое сердце сжалось, и я посмотрела на камень на ладони, пытаясь вернуть самообладание.

– Теперь, когда ты знаешь о камне богини, думаешь, это из-за него на мне не срабатывает твоя защита?

– Это единственное логичное объяснение.

– Что, если я отдам его тебе? Или Фарису? – Я протянула ему камень.

Лукас покачал головой.

– Это так не работает. Его должна подарить Аэдна.

– Что нам терять? – Я развернулась и направилась к двери. Раз он не хочет попробовать, я найду другого кандидата.

– Куда ты?

– Хочу отдать его Фарису! – крикнула я через плечо. – Если кто и заслуживает благословения богини, то это он.

Я вошла в гостиную и подошла к Фарису, читавшему книгу. Затем протянула ему камень на ладони.

– Возьми его.

– Что это? – Он опустил книгу и посмотрел на мою руку.

– Камень богини. Я хочу, чтобы он был у тебя.

Он криво улыбнулся.

– Думаю, их должна дарить богиня, а не ангел.

Я окинула его испепеляющим взглядом.

– Просто возьми его.

Хихикнув, он взял камень с моей ладони.

– Десять минут наедине с Лукасом, и ты стала даже более властной, чем он. Итак, зачем мне нужен… нужен…

– Фарис?

Он не ответил, только смотрел на меня стеклянными глазами человека, погруженного в транс. Меня охватил страх, и я попыталась забрать камень, но Фарис крепко сжимал его в кулаке.

Я позвала Лукаса, но он уже был рядом. Он пробежал мимо меня и безуспешно попытался раскрыть ладонь Фариса. Что бы ни сжимало ее, оно было сильнее наследного принца Неблагого двора.

У меня подкосились ноги, и я опустилась на диван рядом с Фарисом. Снедаемая чувством вины, наблюдала, как Лукас пытался привести в чувство нереагирующего друга. «Пожалуйста, Аэдна, не наказывай его за мою ошибку. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста».

Фарис дважды моргнул. Его непроницаемое выражение лица сменилось безмятежным – иначе и не назовешь. Я затаила дыхание, когда его кулак раскрылся, и внутри… ничего не оказалось.

Моя рука потянулась к затылку и, разумеется, камень прятался среди волос. Но как же Фарис? Если я навредила ему, то никогда себя не прощу.

– Фарис? – настороженно позвала я.

– Ангел, – он улыбнулся. Мне показалось или его цвет лица улучшился? И глаза как-то изменились… В них загорелась искра, которой не было раньше.

– С тобой все в порядке?

Он глубоко вдохнул, как человек, который втянул свежий воздух впервые за много месяцев.

– Не помню, когда мне последний раз было так хорошо.

– Что ты чувствуешь? – спросил Лукас.

Фарис с легкостью встал, прогулялся в другую часть комнаты, развернулся и развел руки.

– Я снова чувствую себя самим собой.

Лукас подошел к нему, прижал ладонь к груди друга, и воздух вокруг его руки замерцал голубой магией. Я впервые видела, как он использовал свои чары, и подозревала, что он редко делал это на людях.

– Я не нахожу ни следа железа в твоем организме. – Лукас опустил руку. – Ты полностью исцелился.

Фарис прижал кулак к сердцу и посмотрел на меня.

– Ты это сделала.

– Это был камень. – Я перевела взгляд на Лукаса за помощью.

Тот хлопнул друга по плечу.

– Похоже, наша Джесси благословлена богиней.

– Что?! – У Фариса отвисла челюсть.

Позволив Лукасу самому все объяснить, я взяла еще теплый кофе и попивала ароматный напиток, пока он вводил Фариса в курс дела. Посредине истории в гостиную пришли Конлан, Йен и Керр, и Лукасу пришлось начать сначала. Их громкие возгласы из-за чудесного исцеления услышал Фаолин и сбежал по лестнице с еще мокрыми после душа волосами. Парни хлопали друг друга по плечам и обнимались, поздравляя Фариса с полным выздоровлением.

Я тихо сидела рядом и с каждой минутой все больше чувствовала себя чужаком на их празднике жизни. Мой взгляд наткнулся на дверь, и я задумалась, заметит ли кто-то, если я уйду.

Встав, я ненавязчиво двинулась к столу, где лежали куртка и ключи, и подхватила их, стараясь не шуметь.

– И куда это ты собралась? – спросил Лукас из-за спины.

Я вскрикнула и обернулась. Ключи вылетели из руки и проехались по полу, останавливаясь у его ног. Он поднял их, но не вернул.

Я прижала к себе куртку, внезапно оказавшись в центре внимания наследного принца Неблагого двора и всей его королевской стражи.

– Я решила…

– …улизнуть, пока никто не видит? – закончил за меня Лукас.

«Да».

– Нет.

Тот вскинул бровь, намекая, что из меня ужасная врунья. Но что я могла сказать? Что чувствовала себя здесь неуместно? Что мне было неловко находиться рядом с ним после нашего невероятного поцелуя, который закончился его заявлением, что это была ошибка? Или что я боялась снова в него влюбиться, хотя эта дорога вела прямиком к разбитому сердцу? Все это правда, но я не могла в ней признаться.

Он жестом показал мне сесть на один из стульев.

– Нам все еще нужно обсудить вопрос твоей защиты, раз уж мы выяснили, что наложить на тебя чары невозможно.

– От кого ей нужна защита? – спросил Фаолин.

Лукас не сводил с меня глаз.

– От Анвин.

Его слова вызвали мгновенную реакцию. Все собрались вокруг нас, и Лукас рассказал о моей встрече с королевской стражей Благого двора. Не успела я моргнуть, как они решили, кто будет дежурить первым, и все мои возражения были пропущены мимо ушей.

– Вы раздуваете из мухи слона. Я больше не увижусь с принцем Ризом, и стража королевы оставит меня в покое. – Я потерла занывшую шею.

Конлан облокотился на кухонный островок.

– Ты не знаешь Анвин. Если до нее дойдет хоть какой-то слух о тебе и ее драгоценном сынке, ей это не понравится.

По мне пробежали мурашки. Ничто не мешало желтой прессе придумать какую-нибудь лживую историю, если они посчитают, что это поможет продажам.

– Тогда подкинем Анвин другой слух, – сказал Фарис. – Что-то такое, что убедит ее в незаинтересованности Джесси к Ризу.

Я посмотрела на него. Если озорной блеск в его глазах должен был меня успокоить, то у него ничего не получилось.

– Что ты предлагаешь? – спросил Лукас.

– Фотографии Джесси с кем-то другим. Ничего компрометирующего, но они должны выглядеть так, будто между Джесси и ее спутником не только дружба.

– Нет, – выпалила я, но никто не обратил на меня внимания.

– Это должен быть тот, кого Анвин легко узнает, – сказал Конлан. – Один из нас.

– Анвин не поверит, что человек променял наследного принца на низшего, – возразил Фаолин.

Фарис кивнул.

– Это должен быть Лукас.

– Вы же это не всерьез. – Я нервно хихикнула и посмотрела на Лукаса, но тот даже не улыбнулся. Более того, похоже, он обдумывал эту нелепую идею. Разве он не понимал, что тоже окажется в центре слухов? Насколько мне было известно, его ни разу не ловили на романтических отношениях с человеком.

– Нужно организовать все правильно. – Конлан щелкнул пальцами. – Теннин. Попросим его сделать снимки, он точно знает, как выставить их в лучшем свете для наших целей.

Я слезла со стула.

– Вы окончательно спятили. Я ни за что не позволю вам разместить мои фотографии на сайте какого-то журнала.

Я потянулась к ключам, но Фарис накрыл их ладонью.

– Теннин сделает все наилучшим образом. Он не поставит тебя в неловкое положение.

– Дело не в этом. – Я доверяла Теннину, но, как только фотографии окажутся в киберпространстве, их уже будет невозможно контролировать. Я повернулась к Лукасу, наблюдавшему за мной с непроницаемым лицом. – А как же наш план, чтобы я не высовывалась?

– Он вылетел в трубу, как только Анвин увидела твои снимки с Ризом, – многозначительно заметил он. – Это лучший способ сбить ее с твоего следа.

Я смиренно плюхнулась на стул.

– Думаю, я предпочту идею с телохранителем.

Конлан закинул руку мне на плечи.

– И что же тут веселого?

18

Я вышла из джипа и закрыла дверь, кривясь от тупой боли в плече. Покрутив рукой, чтобы размять сустав, направилась по улице к дому. Нужно напомнить Леви, чтобы перестал давать мне столько заданий с троллями. Пусть те и тупы, как мешки с камнями, но дерутся они грязно. Придется весь вечер прижимать пакет со льдом к плечу, иначе завтра я вообще не встану.

Я не замечала силуэта у фонарного столба, пока не дошла до ступенек в дом. Уловив краем глаза какое-то движение, потянулась за шокером и развернулась к приближающемуся человеку. После предупреждения держаться подальше от принца Риза благая стража не беспокоила меня уже неделю. Но временами я все равно реагировала на все слишком остро, например когда кто-то подходил ко мне на улице ночью.

Это оказался не королевский страж, да и вообще никто из тех, кого я ожидала увидеть у своего дома. Но она, несомненно, пришла ко мне. Я убрала руку с оружия в кармане и подождала, пока фэйри назовет причину своего визита, хотя ее презрительная насмешка говорила все за нее.

Дария не тратила времени на приветствия.

– Кем ты себя возомнила?

Я ощетинилась от ее агрессивного тона.

– Я прекрасно знаю, кто я. А вот ты, кажется, растерялась и заплутала.

– Держись от него подальше. Он не для таких, как ты. – Ее взгляд прошелся по мне, губы изогнулись, словно она учуяла что-то неприятное.

– О ком речь? – невинно поинтересовалась я. Мы обе прекрасно понимали, кто «он», но Дария так меня разозлила, что я не собиралась ей подыгрывать.

– О Ваэрике, – процедила она. – Я видела ваши фотографии. Мне стоило догадаться, что ты ошивалась у его дома не из-за Фаолина.

Ах да, фотографии. И как я о них забыла?

Прошло два дня с тех пор, как Теннин сделал постановочные снимки нас Лукасом у ресторана и загрузил их на один из наиболее авторитетных сайтов со сплетнями о знаменитостях. На фотографиях мы близко стояли друг к другу, Лукас держал меня за талию и улыбался, глядя мне в глаза. Виден был только мой профиль, но меня с легкостью мог узнать любой, кто был со мной хорошо знаком, и, что наиболее важно, королева Благого двора.

Пока что нигде не упоминалось имя загадочной девушки, запечатленной на снимках с Лукасом Рэндом. К счастью для меня, прошлым вечером всплыла гораздо более любопытная история, связанная с благой принцессой и американским конгрессменом. Если публика и любила что-то больше скандалов с фэйри, то это скандалы с фэйри и политиками.

Дария громко фыркнула.

– Если ты думаешь, что получишь от Ваэрика что-то больше пары ночей в его постели, то ты глубоко заблуждаешься. Может, он и питает слабость к симпатичным рыжим девушкам, но сама понимаешь, ты для него всего лишь развлечение. Люди надолго с ним не задерживаются. Он слишком благороден, чтобы играть с их чувствами.

Она произнесла «благороден» так, словно это недостаток. Я не удосужилась опровергнуть ее предположение насчет Лукаса и меня и не говорила, что он четко дал понять, что мы только друзья. Я не была обязана отчитываться перед ней, и мне очень не понравилось, что она следила за мной у дома.

– Как ты нашла меня?

Лукас не стал бы рассказывать ей обо мне, даже если они встречались.

– У меня свои методы. – Она откинула волосы за плечо. – И теперь, когда мы пообщались, надеюсь, ты не дашь мне повод вернуться.

Ее тонко завуалированная угроза напомнила мне об одном из благих стражей, но, в отличие от него, Дария меня не пугала. Я сухо рассмеялась. Уже второй раз за неделю меня выследили и предупредили держаться подальше от фэйского принца. Да я в ударе.

У Дарии сделался такой вид, словно она проглотила жука.

– Что смешного?

– Да так, ты не поймешь. – Я потерла ноющее плечо. – Если мы закончили, я пойду домой.

Я повернулась к ступенькам, но не успела и шагу ступить, как Дария больно схватила меня за травмированную руку, напоминая, что она гораздо сильнее меня.

– Кажется, ты недопоняла меня, так что позволь перефразировать доходчивыми для тебя словами, – процедила она. – Ваэрик – кронпринц и наследник трона Неблагого двора. Когда он станет королем, ему потребуется супруга для продолжения рода, а этой роли достойна только голубая кровь. Ваэрик это знает и выберет себе подходящую пару для правления вместе с ним.

– Такую, как ты? – Мое сердце будто сжало в тисках, но я не подавала виду. Не то чтобы Дария сказала что-то такое, чего я не знала.

Она холодно улыбнулась.

– Не сомневайся: когда придет время, я стану его супругой.

– Тогда тебе нечего бояться от человека, не так ли?

Она крепче взяла меня за руку и наклонилась.

– Ты больше не увидишься с Ваэриком.

Я встретилась с ней взглядом.

– Если ты против нашей дружбы, можешь обсудить это с ним.

Дария нахмурилась, и только спустя пару секунд я поняла, что ее так сбило с толку. Она пыталась использовать на мне гламур.

Я вывернулась из ее хватки, игнорируя острую боль в плече. Хватит с меня фэйри, рассказывающих, что я могу и не могу делать. Я не какая-то фигурка на доске, которую они могут двигать как им пожелается.

– Использовать гламур на человеке противозаконно, но ты наверняка это знаешь. А использовать гламур на охотнике за головами – просто невиданная глупость.

Она высокомерно рассмеялась.

– Я королевских кровей, и мы обе знаем, что я выше законов этого отсталого мира.

– Тогда что ты тут делаешь, если так ненавидишь наш мир?

– Защищаю то, что принадлежит мне, разумеется.

– Разумеется. – Я покачала головой. – Покончим с этим.

– Да, с тобой, – прорычала она.

Я слишком поздно прочла намерение в ее глазах. Дария подняла руки, из них выстрелила светло-зеленая магия и обвила мою шею. Затем фэйри стиснула кулаки, и магия сжалась на мне, подобно пальцам, отрезая доступ к воздуху. Я зацарапала невидимые руки, но нащупала лишь пустоту.

Дария закряхтела, ее лицо исказилось от напряжения. Скоро ее магия иссякнет, но доживу ли я до этого момента?

Я замахнулась здоровой рукой и врезала ей со всей силы. Раздался хруст костей, и ее голова запрокинулась. Дария отлетела и упала в дюжине шагов от меня, тогда магия вокруг моей шеи исчезла, и мне наконец-то удалось сделать вдох.

Я направилась к фэйри, распластавшейся на тротуаре. Ее губы были в крови, во взгляде, направленном на меня, читалась смесь шока и страха. Она опрометчиво использовала слишком много магии и теперь оказалась полностью в моей власти.

– Я… королевских кровей, – запинаясь, проговорила она и забрызгала кровью свою белую майку.

Я встала над ней.

– Да хоть королева Благого двора, мне плевать. Еще раз нападешь на меня, и я так быстро надену на тебя наручники, что твоя королевская головушка будет кружиться еще неделю.

Меня так и подмывало арестовать ее прямо сейчас, но я не знала, как подействует на нее железо в нынешнем состоянии. Поэтому я просто оставила ее на земле и затопала по ступенькам. На вершине лестницы обернулась и обнаружила, что Дария не сдвинулась с места – у нее попросту не хватало сил, чтобы встать. Проклиная все и всех себе под нос, я достала телефон и вбила номер.

– Ангел, – поприветствовал меня Фарис веселым голосом. После исцеления он стал куда более энергичным.

– Мне нужна услуга. – Я даже не стала ругать его за дурацкое прозвище.

– Для тебя – все что угодно. Что от меня требуется?

Я наблюдала, как Дария тщетно пыталась сесть.

– Как минимум не рассказывать об этом Лукасу.

Не хватало еще объяснять, что его потенциальная супруга пыталась меня убить.

– Можно спросить почему?

– Расскажу, когда приедешь. – Я пошевелила травмированной рукой и закусила губу от стреляющей боли в плече. – И я буду очень признательна, если ты поторопишься.

Я завершила звонок и посмотрела на Дарию, которая по-прежнему валялась на тротуаре. Вздохнув, подошла к ней и взяла ее под мышки, чтобы помочь встать на ноги. Она так ослабла, что не могла идти, так что пришлось буквально тащить ее к зданию и положить на одну из ступенек. Сама я осталась на тротуаре и присматривала за ней одним глазом, пока она кидала на меня убийственные взгляды. Только зря время теряла. Она далеко не самая пугающая из фэйри, которых я встречала.

Спустя двадцать минут на улицу свернул серебристый внедорожник и остановился передо мной, я с удивлением воззрилась на одного из вышеупомянутых фэйри.

– Я думала, что приедет Фарис, – раздраженно поприветствовала я.

Фаолин обошел спереди машину, на его лице застыло привычное угрюмое выражение.

– Я был ближе. Он сказал, что тебе нужна услуга, требующая некоей осмотрительности.

– И ты кинулся на помощь.

– Скорость я не превышал. – Он бегло осмотрел меня. – Ты вроде не истекаешь кровью. В чем проблема?

Я отошла в сторону, чтобы он увидел фэйри позади меня. Его брови поднялись до самой линии роста волос, если это вообще возможно.

– Дария, что ты тут делаешь? – спросил он грубым тоном, который раньше заставлял меня поежиться.

В ее глазах промелькнул страх. Когда Дария не ответила, Фаолин вопросительно посмотрел на меня.

– У нас произошло небольшое недоразумение, но мы все уладили. – Я спрятала руки в карманы. – Однако, кажется, она слишком долго пробыла в нашем мире, и ей нужно вернуться домой, чтобы восстановить силы.

Фаолин нахмурился пуще прежнего, но молча подошел к Дарии, поднял ее на руки и отнес к машине. Я открыла перед ними дверь, и он посадил ее на пассажирское место.

Затем Фаолин захлопнул дверь и обошел машину к водительскому месту.

– Ему стоит знать об этом.

– Ты знаешь об этом.

На его лице промелькнула тень улыбки, и он кивнул мне, прежде чем сесть в автомобиль. Этот краткий диалог был самым содержательным в нашей истории и самым близким к извинению за случившееся у Роджина, на которое я могла рассчитывать от него. Ну, жить можно.

* * *

– Я мог сам отвезти нас домой, – сказал папа в пятидесятый раз с тех пор, как мы покинули реабилитационный центр двумя неделями позже.

Я нашла парковочное место и поехала к нему.

– Знаю, но я очень прикипела к этому джипу.

– Э нет, мой джип ты себе не оставишь. – Он любовно погладил приборную панель. – Я скучал по нему.

– Ладно, но я понятия не имею, как мне втиснуть клетку в мамину машину.

Отец рассмеялся, а я припарковалась и выключила двигатель. Затем повернулась к нему, и он улыбнулся. В уголках его рта появились новые морщинки, и седины стало чуть больше. Горен негативно сказывался на внешнем виде и здоровье, но врачи утверждали, что отец не так долго принимал наркотик для серьезных долгосрочных последствий. Пара седых волосинок – это пустяки.

Мы вышли, и я достала его чемодан из багажника. Отец принялся возмущаться, что ему досталась сумка поменьше, но я пропустила его слова мимо ушей. Одно из условий его досрочной выписки – он не должен перенапрягаться. Следующие пару недель ему нужно отдыхать и постепенно возвращаться к былой деятельности. Папа наконец-то дома, и я не позволю ему делать то, из-за чего он может вернуться в больницу.

На полпути я осознала, что папа остановился. Оглянувшись, обнаружила, что он смотрит на дом.

– Все хорошо?

– Кажется, что я не видел это место целую вечность. Оно ничуть не изменилось. – Он опустил взгляд на меня. – Не знаю, почему я думал, что будет по-другому.

– Когда проходишь через столь сложные испытания, трудно представить, что весь мир не изменился вместе с тобой.

– Когда ты стала такой мудрой? – Он поравнялся со мной.

– С рождения, – я усмехнулась, и папа рассмеялся.

Мы вошли в вестибюль и увидели на пороге миссис Руссо, ожидающую нас с тарелкой брауни для папы. Он обнял ее и поинтересовался, как она поживает, и мне вспомнился прошлый раз, когда мы втроем так общались. Тогда был ноябрь, а казалось, что это случилось в прошлой жизни. В каком-то смысле так и было. Моя жизнь навеки разделилась на до и после того дня, как исчезли родители.

– Джесси прекрасно позаботилась о доме в твое отсутствие, – сказала миссис Руссо. – Даже наняла хорошего сантехника, чтобы починить трубы.

Папа гордо улыбнулся.

– Я ни секунды в ней не сомневался.

Мы попрощались и неторопливо поднялись на наш этаж. Если отец и знал, что я специально медлила ради него, то ни слова не сказал. После месяца тренировок с Фаолином и остальными я могла взбежать по лестнице хоть с двумя чемоданами.

– Предупреждаю, Финч не знает, что ты возвращаешься сегодня, – тихо произнесла я, открывая замок. – Я хотела устроить ему сюрприз.

Я распахнула дверь и первой вошла в квартиру.

– Финч, Айсла, я дома!

В дверном проеме домика на дереве возникли два личика. Айсла увидела папу и тут же спряталась, а Финчу потребовалась пара секунд, чтобы понять, что я не одна. Его глаза выпучились, и он лихорадочно засвистел, прыгая на диван, а затем и на пол. Папа присел на корточки, и мой братец буквально кинулся к нему в объятия.

Через несколько минут Финч достаточно успокоился, чтобы разборчиво жестикулировать. Папа сел с ним на диван, а я попыталась выманить Айслу из укрытия. Она отлично ладила с Вайолет, но боялась мужчин. Скорее всего, виной тому контрабандист, который всю жизнь продержал ее в клетке. Как только она получше узнает отца, то полюбит его так же, как мы.

Папа выглядел немного усталым, так что я приказала ему отдыхать и пошла готовить ужин. В честь его возвращения домой я купила толстые стейки и замариновала их, прежде чем уехать в реабилитационный центр. Вместо печеного картофеля сегодня был полезный салат – врачи сказали, что отцу нужны свежие овощи и зелень в рационе.

Я пригласила Мориса на ужин, и он пришел, как раз когда я заканчивала готовить стейки. Услышав, как мужчины общаются и смеются в гостиной, я расплылась в улыбке и накрыла на стол.

Ужин прошел как в старые добрые времена, не считая заметного отсутствия мамы. Финч поел с Айслой в домике на дереве, а мы с папой и Морисом трапезничали на кухне, попутно беседуя о работе. Пару дней назад мы с Морисом обсудили, как рассказать папе о последних новостях, например о ки-тейне. Мы понятия не имели, что может спровоцировать воспоминания, так что лучше ему узнать обо всем от нас, а не от кого-то другого. Я пристально за ним наблюдала, но он никак не отреагировал, когда Морис поведал ему об артефакте.

– Сто тысяч долларов?! – Папа уставился на нас, будто ждал подвоха.

Морис отрезал кусок от стейка.

– И каждый идиот с лицензией от Канады до Мексики ищет его. Два дня назад мне пришлось разнимать пару техасских охотников и команду из Флориды. У этой четверки было больше гонора, чем здравого смысла.

– Техасские охотники… случайно, не брюнетка с блондинкой? – спросила я.

Он ухмыльнулся.

– Ты встречалась с ними?

– Можно и так сказать.

Папа отложил вилку.

– Джесси, мне не нравится твое участие в этом деле. Охота – это одно, но некоторые люди пойдут на все ради таких денег.

– Не волнуйся. Я искала ки-тейн, но Лукас убедил меня, что будет безопаснее позволить ему самому вести расследование.

В подробности я не вдалась. Лучше ему не знать, что привело к тому, что Лукас сам взялся за дело.

– Лукас, значит? – Папа всмотрелся мне в лицо. – И как часто ты видишься с принцем Неблагого двора?

– Редко. Похоже, бо́льшую часть времени он ищет ки-тейн.

По крайней мере, я так полагала. Последний раз мы виделись в день, когда нас фотографировал Теннин. Я все еще приходила к нему домой на тренировки, но ни разу не попадала на него с ночи нашего поцелуя. Никто из парней не упоминал Лукаса при мне, а я и не спрашивала, хоть его отсутствие в моей жизни и казалось намеренным. Может, он догадался, что я по глупости влюбилась в него, и поступал «благородно», как выразилась Дария.

Ее я тоже не видела с той ночи, когда она напала на меня. При следующей встрече Фаолин сказал, что Дария больше меня не побеспокоит, иначе ей придется отвечать перед королевской стражей.

Пусть Дария и исчезла, но ее слова оставались со мной. Как бы она ни была мне противна, фэйри не соврала насчет того, что будущему королю нужна супруга. Чем больше я думала о паре Лукаса, которая наделает ему голубокровных детишек, тем меньше хотела знать об этом. Я не настолько наивна, чтобы хоть на секунду подумать, что между нами могло что-то быть. Но мысль о нем с кем-то вроде Дарии сыпала мне соль на рану.

Я убирала стол после ужина, как вдруг явился Брюс. Новость о папином возвращении домой быстро распространилась, и его друзья хотели устроить ему вечеринку. Я отвергла эту идею, так как доктора велели ему отдыхать. Но Брюс с Морисом были его лучшими друзьями и не позволят ему переутомиться.

– Врачи не сказали, когда ты сможешь вернуться к работе? – спросил Брюс, пока я мыла последнюю тарелку. Я выключила воду, чтобы лучше их слышать.

– Не в ближайшие несколько месяцев, – ответил папа. – Я буду вести дела из дома, пока мне не дадут разрешение, а Джесси будет охотиться.

Я вытерла руки и вошла в гостиную как раз в тот момент, когда Брюс сказал:

– Она прирожденный охотник. Джесси еще планирует поступать в колледж?

– Да, – одновременно ответили мы с папой, и все рассмеялись.

Тут хлопнуло окно в ванной, объявляя о прибытии Гаса. Брюс был единственным, кто обратил внимание на шум: я ему не рассказывала о своем новом питомце. Если Гаса так можно назвать. Он приходил и уходил по собственному желанию, никогда меня не слушался и в принципе едва переносил мое общество. Подходил он ко мне только в двух случаях: чтобы потребовать еды и когда пробирался ко мне на кровать ночью.

Сварливый драккан проковылял в гостиную и, увидев толпу людей, оскалился и зашипел. Из его ноздрей поднялись тонкие завитки дыма, и он взволнованно захлопал крыльями, прежде чем уйти обратно в коридор.

– Он голоден, – объяснила я.

Затем положила ему в миску сырой курицы и отнесла ее в спальню. Хвост Гаса торчал из-под кровати, где он прятался и дулся, как всегда, когда испытывал недовольство. Я быстро узнала, что уговаривать его выйти бесполезно, так что просто поставила миску на пол и ушла. Запах сырого мяса и так скоро его выманит.

– Улов нужно сдавать, а не оставлять себе, – пошутил Брюс, когда я вернулась в гостиную.

– Скажите это Гасу. – Я села рядом с папой на диване, и он приобнял меня. Я прижалась к нему сбоку, как десятилетняя девочка, и с удовольствием молча слушала, как мужчины наверстывали упущенное.

Как бы мне ни нравилась их компания, через час я без всякого сожаления проводила Брюса с Морисом к выходу. Финч спустился с домика на дереве и свернулся на папином плече, и мы втроем посмотрели старый вестерн по телевизору. Единственное, что сделало бы этот вечер лучше, – это присутствие мамы.

На следующий день я взяла выходной от охоты. После завтрака мы с папой сели за стол перед компьютером и прошлись по семейным и рабочим финансам. Когда я показала мамину таблицу, которую вела в ее отсутствие, он изумился количеству выполненных мною заданий.

– Джесси, ты заработала сто тысяч долларов всего за три месяца!

От гордости в его глазах у меня потеплело на душе.

– Я училась у лучших.

Он покачал головой и вернулся к подробному изучению списка моих заданий.

– Кажется, у тебя больше «троек» и «четверок», чем у нас с твоей мамой и Морисом за первый год нашей совместной работы.

– Не совсем, – я ухмыльнулась. – Я проверяла.

– Может, мне стоит позволить тебе вести бизнес, – пошутил он, и уголки его глаз сморщились от смеха.

Я подняла руки.

– Вот уж нет. Признаю, охота мне нравится гораздо больше, чем я думала, но меня вполне устраивает быть задротом в нашей семье.

– Ты можешь быть и тем, и другим, если хочешь.

– Знаю, но моя душа лежит к колледжу.

После безумств последних месяцев я как никогда ждала начала обучения. Мечтала о зданиях, увитых плющом, о бессонных ночах в библиотеке, лекциях и составлении учебного графика. Большинство людей сочли бы это скучным после моих приключений, но я не могла дождаться, когда стану обычной студенткой.

Я приподняла очки.

– Кроме того, эта работа – ад для моих очков. И как мама с этим справляется?

Папа хихикнул.

– Страховка Агентства покрывает покупку новых в неограниченном количестве.

– Вовремя же ты рассказал об этом.

Он открыл папку, в которой я вела учет бытовых расходов.

– Я знаю этого сантехника. Как ты уговорила его заменить трубы за такую цену?

Я пожала плечами.

– Он потребовал почти вдвое больше, когда приходил оценить дом, но затем выставил мне счет с такой суммой. Я перезвонила ему, чтобы убедиться, что это не ошибка, но он сказал, что все в порядке.

Папа нахмурился.

– Странно это. Одни только его услуги столько стоят.

Тут раздался стук в дверь.

– Я знаю, что вы там. Прятаться нет смысла.

Мы с папой рассмеялись, и я пошла открывать дверь Вайолет, которая держала охапку пакетов. Я помогла отнести их на стол, а затем она чуть не задушила моего отца в объятиях. Вайолет любила обниматься и моих родителей. Она отстранилась со слезами на глазах и достала большой контейнер для еды из пакета.

– Мама приготовила для вас салат с киноа и прочей полезной ерундой. – Подруга скривилась. – Вероятно, там есть капуста. Вас предупредили.

Папа заглянул в контейнер.

– Выглядит отлично. Обязательно съем его на обед.

– Еще тут куриная грудка на гриле. – Она показала на второй контейнер. Затем достала из другого пакета розовую коробку с логотипом местной пекарни. – А это от меня.

Я с осуждением наблюдала, как она вручает коробку папе. Мне не нужно было заглядывать внутрь, чтобы догадаться, что это его любимые пончики с кремовой начинкой.

Вайолет пожала плечами.

– Надо же иногда себя баловать.

– Еще как надо. – Папа взял пончик и откусил от него щедрый кусок. Вид у него был счастливее, чем у человека, которого только что выпустили из тюрьмы.

Вайолет кивнула на ноутбук.

– Чем вы тут занимаетесь?

– Рассказываю папе, как обстоят дела у нашего бизнеса.

Она сморщила нос.

– Пойду пообщаюсь с Финчем и Айслой, пока вы тут занимаетесь взрослыми вещами. А затем я расскажу тебе о своей чудесной ночи.

– Лорель?

Она сделала вид, будто падает в обморок.

– Знаешь поговорку: раз с фэйри поведешься…

Папа закашлялся, и на стол полетели крошки от пончика. Вайолет хихикнула и похлопала его по спине.

– Все нормально, мистер Джи?

– Да, – просипел он.

Она ухмыльнулась мне поверх его головы и пошла в гостиную. Я села перед ноутбуком, а папа тем временем доел пончик и слизывал шоколад с пальцев. В гостиной включился телевизор, и до меня донесся голос Вайолет, беседовавшей с Финчем. Айсла по-прежнему не говорила, но, похоже, прекрасно нас понимала.

– Эй, Джесс, я говорила, что мой агент устроил мне прослушивание в еще одном крупном научно-фантастическом фильме? – крикнула Вайолет, переключая каналы.

– Это замечательно! – воскликнул папа. – О чем он?

– Не могу рассказать, но режиссер тот же, что у одной знаменитой франшизы о роботах, которые превращаются в машины. Или нет. – Она выдержала паузу. – Но, если что, вы узнали об этом не от меня.

– Что узнали? – одновременно спросили мы с папой и улыбнулись друг другу.

Вайолет фыркнула.

– Прослушивание пройдет в «Ральстоне» на следующей неделе, так что пожелайте мне удачи.

– Удачи, хотя ты в ней не нуждаешься! – нараспев крикнула я. – Правда, папа?

Он не ответил. Я покосилась на него и обнаружила, что он смотрит в никуда, сморщив лоб, будто задумался.

– Папа?

– Прости. Случайно отвлекся. – Он часто заморгал и улыбнулся мне, но я видела, что он чем-то озабочен.

– Ты что-то вспомнил? – тихо поинтересовалась я. Врачи готовили, что пребывание дома, в знакомой обстановке, поможет ему вернуть некоторые воспоминания.

– Не знаю, – он нахмурился. – Я все время вижу бальный зал в «Ральстоне». Но только фрагментами, так что не могу сказать наверняка.

Мой пульс подскочил. «Ральстон» – последнее место, где видели родителей в ночь их исчезновения. И следующим днем служащий отеля нашел мамин порванный браслет в одном из бальных залов.

– Такое чувство, будто я должен вспомнить что-то важное, но не могу. – Он потер виски, словно у него заболела голова.

– Ты дома всего один день. Память вернется со временем.

Он посмотрел на меня, и его раздражение было чуть ли не осязаемым.

– Что бы это ни было, оно важно для всех нас.

Наверняка это ки-тейн. Что еще может быть важнее для всех?

Меня пронзил страх. Королевская стража Благого двора оставила меня и мою семью в покое, за исключением того случая, когда они подстерегли меня, чтобы передать послание королевы о ее сыне. Что они сделают, если узнают, что к отцу возвращалась память?

* * *

– Джесси, ты не знаешь, где фэйская пыльца? – спросил папа неделю спустя, проводя инвентаризацию припасов на полках в кабинете.

Я поморщилась и отвлеклась от заметок по выполненному заданию.

– Я все использовала.

– Весь мешочек? – Он обернулся и недоверчиво на меня посмотрел.

– Помнишь, я рассказывала о буннеке?

Папа нахмурился.

– Пыльца не работает на буннеках.

– Теперь-то я это знаю. Но то был срочный вызов, и у меня не было времени возвращаться домой и читать мамины заметки о буннеках. – Я показала на монитор. – Нам нужна мобильная версия, которую можно установить на телефон и синхронизировать с компьютером.

Его гримаса вызвала у меня смех. Компьютер был в маминой компетенции, и папу это устраивало. К счастью для нас, я ходила на уроки информатики последние три года школы и, как мама, любила электронные таблицы.

– Я все сделаю. – Я думала об этом с января, но руки так и не дошли. – Нужно было спросить Мориса о его поставщике фэйской пыльцы.

– Не переживай об этом. Тебе хватало своих забот. – Папа продолжил сортировать припасы. – В основном мы используем ее на троллях и ограх. Никто не хочет драться с этими мерзавцами.

Я чуть не застонала, осознав, как легко было бы спасти Ромео от огров при помощи фэйской пыльцы. Не говоря уж о заданиях с троллями. Не было бы тогда ни вывихнутого плеча, ни отравления колошем.

Ни поцелуя с Лукасом.

Моя кожа покраснела при воспоминании о том, как я схватила его за рубашку, притянула к себе и поцеловала. А затем спросила, когда он поцелует меня снова.

– Джесси?

Я вздрогнула и встретила любопытный взгляд отца.

– А?

– Как ты справилась с троллями без пыльцы?

Прежде чем я успела ответить, Гас издал мерзкий звук в моей спальне. Я вбежала в комнату как раз вовремя, чтобы увидеть, как его стошнило посреди кровати. Закашлявшись от жуткого запаха, я взяла его на руки и понесла мыть в ванную.

Его тошнило уже четвертый раз за два дня, и я начинала беспокоиться, что он заболел. Обычно такое случалось, когда он пытался проглотить что-то чересчур крупное, как, например, мое пресс-папье. Но это не тот случай.

Папа встал в дверном проеме, держа в руках мой плед.

– С ним все в порядке?

– Кажется, он болен. – Я аккуратно вытерла влажной тряпкой морду драккану. Тот факт, что он не укусил меня, подтвердил мои опасения. – Что мне делать?

– Когда фэйри болеют, то возвращаются на родину для исцеления. Мне жаль это говорить, но, возможно, Гаса тоже придется отправить домой.

Я погладила ало-золотые чешуйки на его голове.

– Но он там никогда не был. Как он научится охотиться и жить в дикой природе?

– Его познакомят со стаей, и он приспособится. Дракканы не живут поодиночке. Им нужно быть с себе подобными.

Я сглотнула неожиданный комок в горле. Каким-то образом этот ворчливый парнишка закрался в мое сердце, и я буду скучать, если ему придется уйти.

– Я не повезу его в «Плазу», – выдавила я. Ни за что не позволю ему сидеть в камере в ожидании, пока его отошлют в другой мир. – Фарис планировал отправиться домой завтра. Я попрошу его взять Гаса с собой.

Отец кивнул. Он еще не познакомился с моими друзьями-фэйри, но наконец-то перестал недоуменно на меня коситься всякий раз, когда я упоминала королевскую стражу. Единственное имя, которое редко всплывало, – это Лукас. Мы не виделись уже три недели, и что-то мне подсказывало, что так будет и дальше. Если отец считал странным, что я редко говорила о Лукасе, то не подавал виду.

Папа свил небольшое гнездо из полотенец на моей кровати и положил туда вялого драккана. Я села на стул у окна и позвонила Фарису.

– Твой отец прав. Гасу не место в этом мире, – сказал он, когда я объяснила ситуацию.

– А дракканы примут его в стаю, если он родился здесь?

Я слышала по голосу, что он улыбался.

– Обещаю, Гас будет счастлив в нашем мире. Хочешь, чтобы я заехал за ним?

Я посмотрела на Гаса, который настороженно наблюдал за мной с кровати. Интересно, он понимал, что разговор шел о нем?

– Думаю, он меньше расстроится, если я привезу его к тебе. Кайя не будет возражать?

– Я отправлюсь сегодня вместо завтра, – любезно ответил Фарис. – Можешь проводить нас, если хочешь.

– Да. – Я встала, понимая, что чем дольше откладываю неминуемое, тем труднее будет его отпустить. – Мы будем у вас через полчаса.

Я завершила звонок и, избегая взгляда Гаса, вышла из комнаты. Дверь за собой закрыла, чтобы он не улетел, если ему вдруг взбредет что-то в голову, и пошла в кабинет сообщать отцу о своих планах. Дальше пришлось идти в гостиную и рассказывать неприятную новость Финчу с Айслой, которые тоже успели прикипеть к драккану. Объяснять плачущему брату, почему Гас не вернется домой, навеки будет первым пунктом в моем списке того, чего я больше никогда не хочу делать.

Я не могла сесть за руль с необузданным дракканом, так что разыскала переноску для собак, которую использовала на задании с трау. Затем заменила железную сетку на дне старыми полотенцами и отнесла ее в комнату. Гас не сдвинулся с места на кровати. Я подняла его и посадила в переноску, и он зарычал, но довольно быстро улегся – еще один признак плохого самочувствия.

– Хочешь, чтобы я поехал с тобой? – спросил папа, когда я вышла и поставила переноску на журнальный столик.

Я почти согласилась, пока не увидела грустное лицо Финча, протянувшего руку через дверцу, чтобы погладить Гаса. Он нуждался в отце больше меня. Папа проследил за моим взглядом, и мы поняли друг друга без слов.

– Я вернусь через пару часов, – сказала я, надевая куртку.

– Не спеши, – ответит он и добавил шепотом: – С Финчем все будет хорошо.

Я позволила Финчу с Айслой попрощаться с Гасом, а затем заставила себя взять переноску и уйти. Поставив ее на пассажирское сидение джипа и пристегнув ремнем безопасности, пыталась убедить себя, что комок слез в моем горле возник из-за Финча, а не из-за капризного драккана, который не испытывал ко мне приязни даже в хорошие дни.

Первые десять минут Гас не издавал ни звука. Когда он зарычал и закрутился в переноске, я улыбнулась от облегчения, что он хоть немного взбодрился.

– Тебе не придется долго сидеть в этой штуке. Там, куда ты отправишься, можно будет летать целый день с другими дракканами. Разве это не чудесно?

Он зарычал громче и отчаянно зацарапал металлическую дверцу. Я подскочила от шума.

– Гас, успокойся. – Не сводя глаз с дороги, я протянула руку и похлопала по переноске, но просчиталась и случайно коснулась дверцы.

– Ай! – Я отдернула руку и слизнула кровь, выступившую на пальце. – Гас, какого черта?!

Внезапно машина впереди остановилась. Я ударила по педали тормоза и чудом не врезалась в нее. Все автомобили сигналили, откуда-то сзади послышался скрежет металла о металл.

Мой взгляд переметнулся к пешеходам на тротуаре – они остановились и смотрели на небо. Некоторые достали телефоны и снимали видео или делали фотографии.

Я подалась вперед, чтобы взглянуть вверх, и ощутила толику страха при виде огней и зигзагообразных молний. Судя по моему местоположению, буря находилась над Гудзоном, точно там же, где и в день катастрофы на пароме. Я вздрогнула и помолилась за судна на реке.

Гас выбрал именно этот момент, чтобы окончательно распсиховаться и вонзиться когтями в стенки переноски. Долго та его не продержит, а я не хотела оказаться запертой с ним в джипе, когда он выберется. Машины двигались со скоростью улитки, и я огляделась в поисках места, где бы припарковаться.

Увидев освободившееся место впереди, я резко заехала на него и была вознаграждена разъяренными сигналами от машины сзади. Игнорируя неприличный жест от женщины, проезжавшей мимо, я сняла куртку и накинула ее на переноску. Это немного помогло, но что мне действительно было нужно, так это отнести драккана в помещение, желательно подальше от окон. Я посмотрела на здания вокруг и выдохнула, заметив вывеску «Книги Мур».

Когда я забежала внутрь, Анжела разговаривала у витрины с покупателем и смотрела на небо. Глаза владелицы загорелись от узнавания, а затем она опустила взгляд к переноске, из которой доносились сердитое рычание и клекот.

Она настороженно подошла ко мне.

– Вы подруга Теннина.

Я кивнула и выпалила:

– Ненавижу навязываться, но можно мне снова воспользоваться вашим кабинетом? Буря расстраивает его, а там нет окон.

– Конечно, – сказала она с большим сомнением в голосе. – Проходите.

– Спасибо! – Я поспешила в кабинет и заперла дверь. Поставив переноску на стол, присела перед ней и ворковала с Гасом, пока тот не прекратил выцарапывать себе путь на волю.

В дверь постучала Анжела.

– Огни исчезли. Он в порядке?

Мое тело наконец-то расслабилось.

– Да. Можете открыть дверь.

Она приоткрыла ее на щель и заглянула внутрь.

– Можно спросить, что это?

– Драккан.

Ее глаза стали размером с блюдца.

– Серьезно?

– Теннин, видимо, не сказал вам, что я охотник за головами, – я улыбнулась. – Этот паренек получил травму, и я выхаживала его у себя дома. Теперь везу его к другу, который вернет его в родной мир.

– Ого! – Она распахнула дверь шире. – Можно посмотреть на него?

– Да, но не удивляйтесь, если он зарычит на вас. Он не любит людей.

Я подняла переноску и поставила ее дверцей к Анжеле. Та присела на безопасном расстоянии и заглянула внутрь. Удивительно, но Гас не издал ни звука.

– Какой симпатяга! – проворковала она. – Ой. Кажется, его сейчас стошнит.

Я посмотрела внутрь, и действительно, Гас снова давился. Он содрогался всем телом снова и снова, пока, наконец, его не стошнило остатками чего бы то ни было, что находилось в его желудке. На пол приземлилось несколько капель желчи, но остальное осталось на дне переноски.

Анжела закашлялась и прикрыла рот рукой.

– Господи, ну и вонь.

– Мне так жаль. – Я тоже прикрыла рот, на глазах выступили слезы. – Мне нужно помыть его. У вас есть уборная?

Она попятилась из кабинета и показала на другую дверь.

– Вон там. Я буду у входа.

Я отнесла переноску в маленькую уборную с туалетом и умывальником и закрыла за собой дверь. Места едва хватало, чтобы повернуться, так что я угробила кучу времени на то, чтобы достать Гаса из переноски, не измазавшись в вонючей зеленой слизи. Он не сопротивлялся, даже когда я посадила его в раковину и устроила спонтанную помывку под краном.

– Ох, Гас… мне так больно видеть тебя в таком состоянии, – сказала я, вытирая его бумажными полотенцами. Затем поставила драккана на пол и принялась убирать грязные салфетки из переноски и запихивать из в мусорную корзинку. Как же воняет! Анжеле придется использовать весь баллончик освежителя воздуха, чтобы избавиться от мерзкого запаха.

Я наклонила переноску, чтобы вытереть ее, и из нее что-то выпало и покатилось по раковине. Мой взгляд наткнулся на маленький предмет, покрытый слизью. Из-за этого Гасу было так плохо?

– Что за чертовщину ты сожрал на этот раз? – Я включила кран и сполоснула загадочный предмет. Когда слизь смылась, под ней обнаружился круглый переливающийся голубой камень, теплый на ощупь и будто светившийся изнутри.

Внутри меня все перевернулось. Не может быть! Я вытерла камень и подняла его дрожащими руками.

Это был ки-тейн.

19

Я грузно привалилась к умывальнику. Я нашла его! Или Гас нашел. Мой взгляд опустился к драккану, вылизывавшемуся на полу. Как это произошло? Как украденный фэйский артефакт, который разыскивали фэйри, Агентство и охотники со всего мира, оказался в желудке моего драккана?

Мне нужно присесть.

Подхватив Гаса, я открыла дверь и вернулась в кабинет. Кресло для посетителей было завалено книгами, так что я заняла место за столом. Затем снова посмотрела на ки-тейн и, не зная, что еще с ним делать, спрятала в передний карман джинсов.

Как только первоначальный шок прошел, в голове прояснилось, и я попыталась сложить кусочки головоломки воедино. Мне с самого начала было известно, что Гас – драккан, сбежавший из дома Льюиса Тейта во время налета. Учитывая его склонность есть все, что помещается в рот, вполне логично, что он проглотил маленький камешек. Случилось ли это в ночь налета или раньше, никто никогда не узнает. Что я знала, так это то, что все это время ки-тейн был у меня под носом.

А теперь он лежал у меня в кармане.

Голову начало покалывать от беспокойства. В моих руках предмет, за который люди готовы убивать. Мои родители чуть не погибли из-за него, и чем дольше он у меня, тем дольше моя семья будет в опасности.

Я встала и натянула куртку. Нужно позвонить Лукасу. Он приедет за ки-тейном, и все будет хорошо.

Только я достала телефон из кармана, как дверной проем заполнил чей-то крупный силуэт. Я и так была на взводе, поэтому не сдержала крика и выронила мобильный, который с грохотом упал на пол.

– Конлан, что ты тут делаешь? – спросила я непривычно писклявым голосом, наблюдая, как он наклоняется и поднимает его. – Ты до чертиков напугал меня!

Он вручил мне телефон.

– Я видел, как ты забежала сюда, а когда не вышла, испугался, что с тобой что-то стряслось.

Мое изумление сменилось недоумением.

– Каким образом ты увидел, как я вбежала сюда, и почему ждал, пока я выйду?

– Мы наблюдали за тобой и твоим отцом с тех пор, как он вернулся домой, – беспечно ответил он. – Лукас опасался, что к вам могут нагрянуть благие стражи или Дэвиан, если подумают, что твой отец что-то вспомнил.

– Ты следил за мной всю неделю и никто не потрудился сказать мне об этом?

И неважно, что меня снедали те же опасения с тех пор, как папа вспомнил бальный зал «Ральстона».

Конлан улыбнулся без зазрения совести.

– Это ничего бы не изменило. – Он прошелся взглядом по кабинету и остановился на Гасе. – Фарис сказал, что ты везешь ему больного драккана. Почему ты остановилась в книжном магазине?

Мое негодование из-за того, что он преследовал меня, мгновенно испарилось. Важен был лишь камень, лежавший в кармане моих джинсов. Я затянула Конлана в кабинет, закрыла дверь и воззрилась в его глаза, полные веселья и замешательства.

– Я нашла его, – настойчиво прошептала я.

– Что нашла?

Я достала камень из кармана и протянула его на ладони. С пару секунд Конлан никак не реагировал. А потом удивил меня, упав на колено со склоненной головой и прижав руку к сердцу. Он пробормотал на фэйском что-то, похожее на молитву и поднял голову.

– Ты действительно благословлена Аэдной, – произнес он благоговейным тоном. – Как ты нашла его?

Я сомкнула пальцы вокруг камня и жестом показала Конлану встать.

– Расскажу, как только доставим его в безопасное место.

В мгновение ока обаятельный Конлан, которого я знала, исчез, и ему на смену пришел легендарный королевский страж. Он даже выглядел крупнее, если это вообще возможно.

– Ты права. Я отведу тебя к Лукасу.

Мое сердце затрепетало при мысли о встрече с ним, но я схватила Конлана за руку, потянувшейся к двери.

– Лучше ты возьми ки-тейн.

Уголки его губ дрогнули.

– Планируешь бросить меня, как только мы выйдем наружу?

Ну кто еще будет шутить в такой момент, как не он?

– Нет. Думаю, с тобой ему безопаснее. – Я протянула камень, но Конлан попятился.

– Я не могу коснуться его.

– Точно. – Я вспомнила слова Бена Стюарта о том, что ки-тейн смертелен для фэйри, и спрятала камень обратно в карман. – Ладно, пошли.

Он открыл дверь и посмотрел по сторонам, прежде чем направиться к выходу из магазина. Владелицы нигде не было, и я ощутила укол беспокойства, обводя взглядом помещение.

– Анжела? – Я подошла к кассе и, только оказавшись достаточно близко, чтобы посмотреть сквозь стеклянную столешницу, заметила тело на полу у прилавка. Я забежала за него и, увидев ее незрячие глаза, позвала Конлана. Судя по неестественному наклону головы, ей сломали шею.

В ответ меня поприветствовала тишина. Я вскочила на ноги и чуть не споткнулась о тело Анжелы при виде шести мужчин в масках и боевой экипировке, окруживших Конлана. Фэйри повис между двумя головорезами, которые поддерживали его в вертикальном положении.

– Конлан! – крикнула я, но он не ответил. – Что вы с ним сделали?

– Специальный коктейль из снотворного и железа. Он пока жив, – ответил самый крупный из них.

– Снотворное не работает на фэйри, – возразила я дрожащим голосом.

Его улыбка была видна через отверстие в маске.

– Это – работает. Он пробудет без сознания достаточно долго, чтобы мы успели забрать то, за чем пришли.

У меня пересохло во рту.

– Чего вы хотите?

– Не прикидывайтесь скромницей, мисс Джеймс. – Мужчина, который, судя по всему, был лидером группы, поднял устройство, напоминавшее датчик для ки-тейна, только крупнее. Огонек на нем мигал зеленым светом. В другой руке он держал пистолет, нацеленный на мою голову. – Отдайте ки-тейн.

У меня подкосились ноги, и я впилась пальцами в прилавок. Как бы мне ни было страшно, я не могла отдать ему камень. Это важнее меня, важнее Конлана. Если бы он был в сознании, то согласился бы со мной. Главное – защитить людей, которых мы любим.

Я встретилась взглядом с мужчиной, его глаза притеняла маска.

– У меня его нет.

– А у меня нет времени играть с вами в игры. – Он направил пистолет на Конлана. – Даже фэйри не переживет пулю в лоб с такого близкого расстояния.

– Вы знаете, кто это? Он один из лучших друзей наследного принца Неблагого двора. Убьете его, и вся неблагая королевская стража начнет на вас охоту.

Никто из мужчин не среагировал. Нужно как-то задержать их. Фарис уже наверняка гадал, почему я до сих пор не приехала. Он позвонит мне, а когда я не отвечу, наберет Конлана, так как знает, что тот следил за мной. Не дозвонившись и до Конлана, он поднимет тревогу. Фаолин отследит наши телефоны или машину Конлана, и они придут сюда.

– Думаете, Дэвиан Вудс не выдаст ваши имена, когда принц Ваэрик расправится с ним? – Мужчина слегка вскинул голову от удивления, и я воспользовалась этим. – Принц раскусил Дэвиана и знает обо всех его махинациях.

Мое внимание привлекло какое-то движение позади него. Я мимолетно перевела взгляд на Конлана и увидела, что его глаза открылись на секунду и воззрились на меня.

Затем снова посмотрела на лидера группы.

– Принцу Ваэрику известно, что Дэвиан пытался купить ки-тейн у Льюиса Тейта, пока тот не исчез. Он также знает, что Дэвиан работает с благой стражей. Если с Конланом что-нибудь произойдет, принц поймет, что это сделали наемники Дэвиана. Как думаете, сколько ему потребуется времени, чтобы выследить вас?

Мужчина отвел пистолет от головы Конлана и опустил его.

– Я сейчас подойду, и вы отдадите ки-тейн, или я заберу его силой. Может, принцу и важна жизнь его друга, но сомневаюсь, что ваша жизнь имеет для него значение.

– Отдай… его… ему… – с запинками произнес Конлан, чем удивил всех присутствующих в магазине.

– Нет.

Почему он так сказал?

Конлан поднял голову и посмотрел на меня с таким выражением лица, которое молило довериться ему.

– Он… найдет его.

– Непременно, – уверенно заявил лидер. Но Конлан имел в виду не его. Он говорил, что Лукас найдет ки-тейн, если я позволю этому мужчине доставить его Дэвиану.

– Джесси. – Конлан слабо улыбнулся, чтобы дать мне понять, что все будет хорошо. – Сделай это.

Я смотрела на него с несколько секунд, после чего напряженно кивнула и потянулась в карман.

– Стоп! – Лидер показал на меня пистолетом. – Подойдите сюда, чтобы мы видели вас.

Я сделала, как было приказано, и вышла из-за прилавка. Скользнув рукой в карман, достала камень и протянула его мужчине. С тошнотворным ощущением в животе наблюдала, как он подходит с вытянутой рукой. Неужели я в самом деле это сделаю? Отдам ему ки-тейн без боя?

Его пальцы коснулись моей ладони, и я чуть не отдернула руку. Другая сжалась в кулак от желания врезать ему по горлу. Тело натянулось струной в ожидании, пока он наконец заберет этот чертов камень.

– Что ты делаешь? – спросил один из его приспешников. – Возьми его уже, и валим отсюда.

– Не могу, – процедил сквозь зубы лидер. – Он не поддается.

Мой взгляд опустился к костяшкам его пальцев, которые побелели от хватки на ки-тейне. Мужчина потянул на себя, сухожилия его запястья напряглись, но я чувствовала лишь легкий вес камня на ладони.

– Отдай его мне! – прорычал мужчина.

– Я ничего не делаю. – Я посмотрела на Конлана, но тот выглядел не менее потрясенным.

К нам подошел второй мужчина. Лидер отпустил ки-тейн, и его друг с кряхтением попытался поднять камень с моей руки. Затем отпустил его и окинул меня испепеляющим взглядом.

– Ты используешь магию. Прекрати немедленно.

– Это не так! – Я повернулась и положила ки-тейн на стеклянный прилавок. – Вот, берите.

Он потянулся за камнем, но стоило коснуться его, как тот исчез.

– Какого черта?! – крикнул мужчина, сердито поворачиваясь ко мне.

Я почувствовала теплую тяжесть в ладони. Он был прав, это какая-то магия, но она исходила не от меня. По какой-то неведомой причине ки-тейн возвращался ко мне, как камень богини.

Камень богини. Должно быть, дело в нем. Каким-то образом он был связан с ки-тейном и не давал мужчинам забрать его. Другого объяснения не было.

Но я не могла сказать им об этом. Одному богу известно, что сделает Дэвиан Вудс, если узнает, что у меня есть настоящий камень богини. Скорее всего, добавит меня к своей частной коллекции.

– Ну все, ты идешь с нами. – Лидер грубо схватил меня за руку. – Так или иначе, но мы получим свои деньги за доставку ки-тейна.

– Отпустите ее! – Конлан кинулся к нам, но его движения были слишком медленными из-за железа. Другие мужчины с легкостью схватили его, завели руки за спину и надели наручники. Их изготовило не Агентство, но они все равно были из железа, так что справились со своей задачей.

– Положи ки-тейн в карман джинсов, – приказал лидер. Когда я повиновалась, вывернул другие мои карманы, бросая ключи, удостоверение, шокер и телефон на прилавок. Затем принялся обыскивать меня, и я затаила дыхание и закусила щеку, когда он нашел отмычки во внутреннем кармане куртки.

Закончив, он развернул меня и грубо завел мои руки за спину. Я почувствовала холодный металл наручников на запястьях. Интересно, мои пленники испытывали такой же беспомощный страх, как я сейчас?

Мужчины повели нас в заднюю часть магазина. Минуя кабинет, я мельком заметила Гаса, свернувшегося клубком на столе. Он так вымотался, что все проспал. Что он будет делать, когда проснется здесь один?

Бедная Анжела. На меня навалилась тяжесть при воспоминании о ее безжизненном теле. Она всего лишь помогла мне и поплатилась за это жизнью. Они убили ее.

– Зачем вы убили ее? – спросила я, когда меня толкнули к задней двери.

Мужчины молча повели нас с Конланом к обычному белому грузовому фургону, припаркованному рядом с мусорным баком в маленьком переулке. Нас посадили друг напротив друга и надели черные мешки на головы. Завелся двигатель, и меня охватило ужасное чувство дежавю. Только на этот раз я была не одна в багажнике машины. Я даже не знала, радоваться мне, что Конлан со мной, или винить себя, что втянула его в это.

Запоминая каждый поворот фургона, я представляла маршрут, по которому мы проезжали через Бруклин. Когда мы покатились по мосту в Манхэттен, мне сразу стало ясно, куда нас везут. По крайней мере, на этот раз меня не ждала грязная клетка в подвале наркоторговца.

Фургон резко свернул и спустился по короткому склону. Затем остановился, и водитель на минуту опустил окно, прежде чем поехать дальше. Мы оказались на парковке, и я не сомневалась, что она находилась под зданием, в котором жил Дэвиан Вудс.

Нас с Конланом вывели из фургона, не снимая мешков, и затолкали в лифт. Внутрь поместились все восемь человек, а значит, это служебный лифт, а не тот, на котором я поднималась на вечеринку Дэвиана. Мы ехали в тишине, и, когда двери открылись, нас повели по коридору, через дверь, и вниз по короткой лестнице. Наконец кто-то посадил меня на стул и обмотал ноги изолентой. Руки оставили в наручниках за спиной.

Мужчины вышли из комнаты, и, как только их шаги стихли, я позвала Конлана. В ответ раздалась тишина, и мой желудок скрутило. Что они с ним сделали? Может, его посадили в другую комнату, чтобы мы не могли общаться и придумать план побега?

Но я недолго оставалась одна. О приближении мужчины возвестил тихий стук каблуков, не свойственный армейским ботинкам. Мне не пришлось гадать, кто же это, поскольку он быстро сдернул мешок с моей головы.

Передо мной предстал Дэвиан Вудс, одетый в темно-серый костюм, будто собрался на совет директоров. Он сверкнул мне той же улыбкой, что и в вечер нашего знакомства, но в этот раз она не отразилась в его карих глазах.

Меня ничуть не удивило, что мы находились в верхнем обеденном зале его пентхауса. Я повернула голову к террасе и с облегчением обнаружила Конлана, примотанного к стулу по другую часть стола. Его голова опустилась на грудь, и он явно был без сознания.

– Мисс Джеймс, – позвал Дэвиан, возвращая мое внимание к себе. – Я могу зайти в комнату, полную самых проницательных бизнесменов в мире, и прочесть каждого из них. Благодаря этой способности я построил свою империю. Однако вы не только получили доступ к моему дому, но и месяцами ускользали от моего радара. Как?

Он прижал ладонь к подбородку и наклонил голову, будто его искренне интересовал мой ответ. Если он ожидал услышать, что я какой-нибудь высококлассный оперативник, то его ждало разочарование.

– Вы не обратили на меня внимание, потому что я никто – для вас, по крайней мере. Теннин питает слабость к рыжим девушкам, а вы питаете слабость к фэйри. И ни у одного из вас не вызвало подозрений, что какая-то девчонка захотела пойти на светскую вечеринку Дэвиана Вудса в компании фэйского принца.

Дэвиан вскинул бровь и рассмеялся.

– Ваш план гениален в своей простоте.

Я улыбнулась. Чем меньше буду говорить, тем лучше.

– Как такой юный охотник, не имеющий очевидных связей, подружился с принцем Неблагого двора? – Он окинул меня проницательным взглядом.

– Я бы не назвала нас друзьями.

Я сама не знала, как назвать свои отношения с Лукасом. Самое подходящее для них слово – «запутанные», но я не собиралась рассказывать об этом Дэвиану.

Тот перевел взгляд на Конлана.

– Вас нашли в компании его королевского стража, который, как мне доложили, рьяно защищал вас. Почему?

Я с презрением посмотрела на своего похитителя.

– Спросите у него. Ах да, вы не можете, так как его вырубили ваши наемники.

Он с грустью вздохнул.

– Этого не было в планах. Придется теперь думать, как загладить вину перед принцем Ваэриком.

Я чуть не подавилась от смеха. Дэвиан определенно слетел с катушек, если думал, что сможет уболтать Лукаса после того, как напал на одного из его людей. Ну да ладно, пусть это будет для него приятным сюрпризом.

– Я займусь этой проблемой в свое время. А сейчас, полагаю, у вас есть то, за что я выложил огромную сумму денег.

– То, что вам не принадлежит. – Я напряглась, так как понимала, что нахожусь полностью в его власти с закованными за спиной руками.

– А он и не для меня. И никогда не был.

– Не понимаю. Разве вы не знаете, как он влияет на наш мир? Какой прок от ваших денег и драгоценного имущества… – я кивнула в сторону галереи, – если мир будет уничтожен?

Он нахмурился.

– Королева Анвин никогда не планировала разрушать барьер между мирами. Ее люди потеряли ки-тейн и пытались найти его, чтобы вернуть в мир фэйри. Как только это произойдет, барьер восстановится.

– Принц Ваэрик тоже ищет ки-тейн. Отдайте камень ему, и пусть он вернет его в родной мир. Это во многом поможет вам уладить с ним отношения после того, что ваши люди сделали с Конланом.

– Это так, но у меня договор с королевой Благого двора. Оплата при доставке.

Я уставилась на него.

– У вас и так больше денег, чем возможно потратить, и нет проблем с получением фэйского антиквариата. Что она может дать, чего вы сами не можете купить?

Глаза Дэвиана заблестели, как при лихорадке.

– Бессмертие.

– Это невозможно. Этого никто не может дать. – Я покачала головой.

– Благая королева может.

– Она врет. – Я подалась вперед на стуле. – Вы слишком старый и не переживете обращение.

Он хихикнул с нотками безумия.

– Вы ошибаетесь. Благодаря ки-тейну она получит силу богини и будет способна на все.

– Сила ки-тейна смертельна для фэйри. Королева Анвин не может его использовать. – Мне хотелось кричать, вопить, орать, лишь бы достучаться до него.

Он протянул руку, словно не услышал меня.

– Я хотел бы получить ки-тейн немедленно. Чем быстрее она получит желаемое, тем быстрее осуществит мое желание.

– И как вы предлагаете это сделать? – Я натянула цепь между наручниками.

Дэвиан схватил меня за руки и поднял на ноги. Поскольку они были примотаны к стулу, я покачнулась, но он поддержал меня и беззастенчиво полез в левый передний карман моих джинсов, а затем в правый. Мужчина улыбнулся, нащупав ки-тейн, но его радость быстро угасла, когда он не смог вытащить камень. Он пробовал снова и снова, но безрезультатно, и с каждой попыткой его лицо все больше покрывалось красными пятнами.

– Прекратите, – процедил он.

– Я ничего не делаю.

Дэвиан быстро и с такой силой влепил мне пощечину, что у меня скособочились очки. Затем впился пальцами в мои плечи и так яростно встряхнул меня, что очки и вовсе слетели, а моя шея чуть не хрустнула.

– Не играйте со мной в эти игры, – прорычал он, брызжа слюной мне в лицо. – Отдайте ки-тейн или я прикажу своим людям сбросить вас с террасы!

– Не могу! – перешла я на крик от страха. По его глазам было видно, что он сделает это – убьет меня без зазрения совести.

Дэвиан толкнул меня на стул и отошел.

– Вы говорите правду.

– Да, – выдавила я.

– Это он сделал? – Он показал на Конлана. – Поставил на вас какую-то защиту?

– Нет.

Дэвиан поджал губы и кивнул.

– Стража королевы разберется, что с этим делать.

Я попыталась встать, но тщетно.

– Они убьют нас!

Он поднял мои очки с пола и швырнул их на стол рядом со мной.

– Тогда вам лучше найти способ отдать мне камень до их прибытия.

– Как?

– Вы умная девушка, что-нибудь придумаете.

Он подошел к лестнице и шепотом пообщался с кем-то за стеной из текстурированного стекла. Я услышала еще два мужских голоса, Дэвиан приказывал им стоять на страже до появления фэйри.

Затем раздались его шаги по ступенькам, и по мне пробежал холодок. Если он вызовет благих стражей, они могут воспользоваться порталом и примчаться сюда в течение нескольких минут. При мысли о том, что они сделают с нами, у меня участилось дыхание.

Я заставила себя успокоиться, паника все равно никому не поможет. Дэвиан был прав. Я умная девушка, нужно просто мыслить рационально и решить эту проблему.

Из меня чуть не вырвался истерический смешок. Мы находились на втором этаже пентхауса, охраняемого как минимум шестью вооруженными людьми. О, и в эту самую минуту сюда направлялась стража Благого двора.

«Прекрати, Джесси». Я сделала глубокий вдох и плавно выдохнула. Нужно сосредоточиться на том, что в моей власти, а дальше что-нибудь придумаю. Сперва нужно встать со стула, и благодаря Дэвиану у меня имелись под рукой необходимые для этого инструменты.

Я прислушалась к мужчинам – они тихо переговаривались у лестницы. Привстав, наклонилась к столу. Пришлось повозиться, но мне удалось дотянуться до очков. Я села и аккуратно отломала дужки, а оправу спрятала в задний карман. Затем принялась взламывать наручники.

Двигаться со скованными руками было нелегко, но дома я часто тренировалась на рабочих наручниках и каждый раз успешно с ними справлялась. Впрочем, я привыкла работать с настоящими отмычками, что немного усложняло ситуацию, но не обрекало ее на провал. Просто нужно приноровиться.

– Джесси, – прошептал Конлан.

Я вздрогнула и чуть не выронила одну из дужек. С колотящимся сердцем повернула голову в его сторону и обнаружила, что фэйри по-прежнему полулежал на стуле.

– Конлан? – ответила я едва различимым голосом, чтобы наши надзиратели не услышали.

Его мешок слегка пошевелился.

– Он не трогал тебя?

– Нет. – Я продолжила работать над замком. – Что они с тобой сделали?

– Кажется, вкололи еще снотворного. Наручники из железа, так что я пока не могу пошевелиться.

Мое сердце ушло в пятки. Я рассчитывала, что Конлан очнется и расчистит нам путь из пентхауса. Но в его нынешнем состоянии это было невозможно.

– Дай мне пару минут, – произнес он спокойным, обнадеживающим голосом. – Я выведу нас отсюда.

– Возможно, у нас нет столько времени. Дэвиан не смог забрать у меня ки-тейн и вызвал благую стражу, – сообщила я и закусила губу от усердия. Тут раздался тихий щелчок, и наручники открылись. Прежде чем они успели упасть на пол, я поймала их и тихо положила на стол.

Конлан пробормотал фэйские ругательства.

– Ты знаешь, где мы?

– В пентхаусе Дэвиана. – Я наклонилась, чтобы снять изоленту с ног.

– Фарис уже наверняка понял, что с нами что-то случилось. Лукас подумает на Дэвиана, и они придут искать нас, – тихо заверил меня Конлан, будто пытался успокоить испуганного ребенка.

– Знаю. – Я освободила одну ногу и занялась второй. – Сколько тебе нужно времени, чтобы восстановить силы?

Он поднял голову.

– Не более десяти минут, но сперва нужно снять железные наручники.

Я уставилась на него. Интересно, все королевские фэйри такие сильные или это особенность стражей? Не удивлюсь, если Лукас и его люди намеренно подвергали себя воздействию железа, чтобы выработать устойчивость к нему.

Я уронила изоленту на пол и тихо встала. Прислушавшись к мужчинам, которые по-прежнему тихо переговаривались снаружи, прокралась к дальнему концу стола. Должно быть, железо повлияло на Конлана сильнее, чем он показывал, потому что он даже не шевельнулся, когда я подошла сзади.

– Джесси? – прошептал он.

Я наклонилась к его уху.

– Да?

Конлан вздрогнул, но не произнес ни слова, когда я сняла с него мешок. Его изумленное выражение лица едва не вызвало у меня смех, и я с улыбкой приступила к работе над его наручниками. Уже спустя несколько секунд Конлан избавился от железа и вздохнул с облегчением.

– Как? – спросил он, пока я освобождала его ноги. Наемники потратили на него вдвое больше изоленты, чем на меня.

– Фишка охотников, – тихо пошутила я.

Конлан встряхнул руками.

– Скорее, фишка Джесси.

– Это тоже.

Я закончила с первой ногой и перешла ко второй.

– Прости, что втянула тебя в это.

– Ты не виновата, и я рад, что оказался с тобой. – Он опустил руку мне на плечо. – Я должен был прийти тебе на помощь у Роджина, но не сделал этого. Мне жаль.

– Это все в прошлом.

– Не для меня. Мы были друзьями, и я предал твое доверие. Потеря твоей дружбы всегда будет одним из величайших моих сожалений.

Я взглянула на опущенные уголки его губ и глаза, полные раскаяния.

– Ты действительно обидел меня, но мы сможем восстановить нашу дружбу. При одном условии.

– Все что угодно, – кивнул он.

– Научи меня драться с оружием. Физической подготовки мне хватит на всю жизнь.

Конлан хихикнул.

– Только пообещай, что не будешь использовать его на Фаолине.

– Касаемо него ничего не обещаю. – Я сорвала остатки изоленты и встала. – Ты можешь идти?

Он наклонил голову набок.

– Да. Но у тех двоих у лестницы есть пистолеты. Я не буду рисковать твоей жизнью.

– Тогда нужно обезоружить их. – Мои мысли лихорадочно закрутились, подкидывая один план за другим, но я столь же быстро их отметала. Затем мои губы изогнулись в ухмылке. – Есть идея. Как быстро ты можешь сейчас бежать?

Спустя две минуты я сидела на стуле с заведенными за спину руками и слабо обмотанными изолентой щиколотками.

– Эй, я придумала! – радостно воскликнула я.

– Что придумала? – спросил один из наемников.

– Думаю, теперь я смогу отдать вам ки-тейн.

За этим последовала тишина, и на долгий миг я испугалась, что они позовут Дэвиана. Потом раздались шаги, и из-за угла вышли оба мужчины. Один держал руку на пистолете, другой был безоружен. Они перевели взгляд с меня на Конлана, сидевшего с опущенной головой в мешке.

– Я его не вижу, – с подозрением протянул один из них.

Я пошевелила руками, будто они по-прежнему были в наручниках, и позвенела ими для верности.

– Он в правом кармане. Вам придется самим достать его.

Они переглянулись, но не предприняли никаких действий, чтобы забрать ки-тейн.

Я взмолилась полным отчаяния голосом:

– Пожалуйста, я не хочу встречаться с благой стражей! Отдайте Дэвиану ки-тейн, и он меня отпустит.

Ко мне подошел невооруженный мужчина и сунул пальцы в карман. Я возмущенно вскрикнула.

– Не лапай меня!

– Я и не лапаю, – прорычал он. – Я пытаюсь добраться до этой чертовой штуки.

Второй мужчина подошел ближе.

– Подними ее, так будет легче.

Наемник вынул руку из моего кармана и поставил меня на ноги. Я нарочно потеряла равновесие, и оба мужчины кинулись ко мне.

Дальше все произошло как в тумане. Я вытащила руки из-за спины и врезала первому мужчине по горлу, в то время как за вторым возник Конлан. Не успела я надеть наручники хотя бы на одного, как Конлан нокаутировал их.

Я уставилась на него. Если он так двигался с железом и снотворным в организме, то неудивительно, что он один из самых смертоносных фэйри в мире.

– Хорошая работа. – Конлан улыбнулся. – А теперь давай выбираться отсюда.

Я забрала пистолеты у наемников и показала на лестницу.

– После вас.

Конлан забрал у меня один пистолет, и мы прокрались к вершине лестницы. Он прислушался к звукам внизу и подал знак, что у подножья – двое мужчин. Затем показал, что спустится один и обезвредит их.

Он начал спускаться, но замер на третьей ступеньке, а в следующую секунду снова очутился рядом со мной.

– Они идут.

Меня сковал страх.

– Благая стража?

– Будут тут через несколько минут. – Конлан отогнал меня от лестницы. – Дэвиан сейчас снимает сдерживающую защиту.

– Тогда ты тоже можешь создать портал, – заметила я, пока он тянул меня к террасе. – И позвать на помощь.

– И оставить тебя тут? – прорычал он. – Совсем из ума выжила?

Я огляделась в отчаянии.

– Я где-нибудь спрячусь. Они подумают, что я пошла с тобой.

Конлан открыл дверь на террасу и затянул меня внутрь.

– Дэвиана и его людей можно обмануть, но не стражу. Они обыщут каждый сантиметр этого места, пока не найдут тебя.

– Тогда лучше поторопись. – Мы побежали к другому концу террасы, чтобы нас не было видно с лестницы. Конлан нахмурился, и я добавила: – Если есть идеи получше, я вся внимание.

Судя по его лицу, идей у него не было.

– Я спрячусь за ними. – Я показала на рощицу низких деревьев в углу.

Он напряженно кивнул и поднял руки, чтобы прощупать защиту. Вокруг его ладоней возникла голубая аура, но ничего не произошло.

– Что, защита еще не снята?

– Нет, – ответил Конлан озабоченным тоном. – Не получается. Я еще слишком слаб из-за железа.

– Тебе нужен заряд энергии. – Я стянула камень богини с волос и всучила его фэйри.

Когда камень был у Фариса, тот погрузился в своеобразный безмятежный транс. Конлан же содрогнулся, словно его ударили ножом. Он ахнул и уставился на меня круглыми от восхищения глазами.

Эффект продлился не дольше тридцати секунд. Затем его тело обмякло, и, когда он раскрыл ладонь, камня там не оказалось. Мне не нужно было проверять, чтобы знать, где он.

– Как себя чувствуешь?

– Сильнее,