» » Страница 4

Однажды на трассе

Таксовал в тот день допоздна.

После девяти, сделал последний рейс в частный сектор (ночью туда ни ногой) и по трассе двинул обратно в город.

Уже на подъезде к микрорайону на окраине тормознул возле проверенной чебуречной. Ел там частенько, ни разу не траванулся, да и собаками не пахло. Хотя, место не сказать, что приятное.

Столики забегаловки этой на улице, на продувном ветру. Время почти зима, снег уже лежит. Короче такое удовольствие странное, типа мерзнешь специально и чай горячий потягиваешь с чебуреком. И вроде как согреваешься тут же.

- Здравствуйте – послышался тихий, вежливый голосок за спиной.

Таксист обернулся и встретился взглядом с девчонкой. Лет 18-19 может. Одета опрятно, воротничок белый. С выпускного будто… А какой выпускной в такое время?



Просто оуительно!

Из сериала "Трое, которых пятеро" (часть 14)

Память о далеком прошлом возвращалась к нему пугающими вспышками. Словно в затхлую реальность серых будней кто-то время от времени вплетал двадцать пятый кадр. И с каждым таким кадром предназначенная для ненависти часть сознания становилась полнее, пока оттуда не полилось через край. Ненависть возвращала знания. Обрывки заклинаний и формул, цепляясь друг за друга, восстанавливались, словно падающая змейка из доминошек на обратной перемотке. И перемотка эта ускорялась. Менять температуру вещей. Делать видимое скрытым. Смотреть за грань мира ж



Еще одна новогодняя сказка или не обижайте деда Мороза

В мирной тихой деревеньке незаметно выросшей вокруг избушки, а по-новомодному – резиденции деда Мороза, непрерывно кружась и танцуя в морозном звенящем воздухе падали легкие снежинки. Они мягко ложились на вечные белейшие холмы и уютно располагались там навсегда – ведь здесь, сколько бы ни нападало снега, сугробы не становились больше, да и уменьшаться они тоже не думали – до плюсовой температура в этой местности никогда не повышалась. Тишина... Тишина, мир и покой царили вокруг, лишь далекий волчий вой, да все приближающиеся звуки звенящего колокольчика, раскачивающегося на дуге, под которой бодро перебирала копытами белая кобылка орловского рысака, нарушали этой дивной новогодней ночи. У хорошенькой, будто пряничной избушки лошадка, запряженная в розвальни, подняв в воздух облако сверкающей снежной пыли, остановилась и из саней, болезненно постанывая, вылез дед Мороз. Бросив тоскующий взгляд на раздутый, как брюхо бюргера в Октоберфест, мешок, он, прихрамывая, направился в дом.



Эльфийский шансон - Продолжение

Степан

Голубок с кряхтением принялся выбираться из-под навалившейся на него тяжести, все еще оглушенный падением и столь стремительным возращением памяти. Глаза открыть толком пока не удавалось, лишь едва-едва, словно их что-то держало – то ли у него случилось сотрясение мозга, хотя благодаря тому супружескому куполу для него посадка оказалась весьма мягкой, то ли он умудрился проехаться лбом по шершавой чешуе дракона и ободраться, отчего кровь заструилась, заливая лицо и в первую очередь – глаза... Едва не всхлипнул от жалости к самому себе, но вовремя спохватился – это что еще за бабьи замашки?! С чего бы вдруг? И вообще, какого хрена вода мокрая, а грязь грязная? Откуда вообще взялось столько грязищи на берегу этого славного чистого озерца?

Так и не прозревшего до конца Степана перекосило – ни с того ни с сего возникшие мысли и чувства были совершенно чужеродными и неправильными. Не его. Плюнув на эти неведомо откуда взявшиеся глупости, Голубок привычно помацал



Дед Мороз для взрослых

Андрей сидел за праздничным столом. Скоро от тещи должны были вернуться жена и дети. В дверь позвонили. «Что-то они рано как-то» - отметил для себя Андрей. Он прошел по коридору и открыл красивую металлическую дверь с незамысловатым узором из ромбов на ней. На пороге стоял дед Мороз. Легкая улыбка появилась на лице Андрея.

- Здравствуйте! С Новым Годом, с новым счастьем, - пробасил дедушка Мороз.
- Спасибо, дедушка! И тебя также!
- А не здесь ли живет мальчик Андрюша?
- Тут, дедушка! – Андрей уже не мог сдержать улыбку на лице. – Здесь живет Андрюша – только он



Битва в сказочной стране. 13-й раунд

Кощей и баба Яга vs шестнадцать из тридцати трех богатырей и морской дядька


“Совсем свихнулись”. Вот пожалуй эта фраза могла служить коллективно-бессознательным выражением мнения жителей сказочной страны о новом раунде.
Действительно. Кощей был реально бессмертным. Он давно уже перестал строить планы по захвату земель и уничтожению богатырей. Успокоился, можно сказать остепенился. Даже девок не воровал. А зачем? Сами к нему бегали, можно сказать отбоя не было. Богатый, опытный, не жадный.
Да и все игры с яйцом в утке, а уткой в зайце уже остались в прошлом. Кощей перепрятал свою иглу, а вот куда не знал никто. Уж сколько бедных зайчишек перебили в поисках утки. Сколько дубов срубили в надежде найти тот самый ларец, да все без толку.
Поэтому убийство Кощея было весьма сомнительно, но никто не верил и в то, что у парочки Кощей плюс Яга, получится убить всех оставшихся богатырей. Поэтому основные ставки были на ничью, и часть на то, что богатырям удастся таки замочить бессмертного. 



Как один пост случайно изменил мир

Все началось с того, что Оля решила пошутить. Она написала в фейсбуке:

«Знаменитый астролог Рошфор Номах объявил, что будущий год станет счастливым лишь для того, кто успеет до 24 декабря этого года купить любые две вещи. Но одну из них обязательно подарить незнакомцу. Причем обе вещи должны быть равноценными».

Оля жила, да и живет в областном центре, в городе промышленной печали и водки с привкусом алюминия. Никакого астролога Номаха никогда не было, Оля его придумала из озорства и от скуки.
Через полтора часа она забыла о своей шутке.

Повинуясь всемирному закону расходящихся тропок, пост Оли дошел до московской студентки Ксении. Та дурой совсем не была, но поверила в Рошфора Номаха и его предсказание. Какая же девушка чуть-чуть не глупеет в декабре?



Как рыцарь принцессу вызволял

Рыцарь снял шлем и нацепил очки. Внимательно оглядел башню принцессы и дракона, развалившегося у основания. Рептилия подобралась, из ноздрей потянулся черный дым.

— Простите, — начал рыцарь, — я так понимаю, вы — Дракон, а там — принцесса?

— А вы, значится, людь? — Спросил дракон.

Надбровные дуги угрюмо сдвинулись на переносице, придавая ящеру крайне оскорбленный вид. Рыцарский конь ржанул и попятился, не спуская взгляда с клыков чудовища.

— Простите?

— У меня, вообще-то, имя есть. — Ответил дракон.

— Ох... как неловко получилось... что-ж, не окажите мне честь представиться?

— Шэкграцкентфантанизэл, семьдесят третий этого имени, Парящий Над Морем.



Эльфийский шансон - Продолжение

Феня

Я с трудом открыла глаза и поспешно закрыла их обратно. Нет – нет – нет! Ничего не было, мне все приснилось! Мне все присни... Глаза сами собой распахнулись, будто кто дернул за изрядно погустевшие в последнее время ресницы, и я все-таки увидела то, чего так старалась не видеть. Не хочу! Уберите ЭТО от меня! Почему оно здесь? Маячит, перед ненавистными мне очами, манит... Да чтоб вас, хэиаки паршивые! Не манит, ничуточки не манит, я сказа... ло? Не менее ненавистная, чем очи, ручонка, оказывается, пока я тут боролась сама с собой, потянулась к ЭТОМУ, нежно сжала и уцепилась, как за родное... Завидует, наверно... О, Семиликая! Как, как могло выйти так, что я сейчас лежу в развороченной, будто копытами хрюнтарсов перерытой постели и, ругаясь сама с собой, держусь бесстыдно за женскую, совершенно обнаженную грудь?! Причем, заметьте – бесспорно, абсолютно и сокрушительно чужую грудь!
Тихо взвизгнув – что категорически несвойственно для этого, чтоб его забрала Семиликая на веки вечные, мужского горла, я поспешно отдернула проклятую, некогда 



Механики. Часть 62.

Глава 1
5 февраля. Мир охотников. Ночь. Александр.
— Чах, ты уверен, что этот проход тут есть? – почти шёпотом спросил Слива, – мы уже час ищем этот люк!
— Слива, заткнись и продолжай искать, – зашипел на него Туман откуда-то из темноты, – все заткнитесь!
— Да никто и не говорит больше, кроме Сливы, – раздался возглас из темноты, и следом за ним небольшой всплеск воды.
— Я сказал, заткнитесь все и не вздумайте фонари включить!
Вокруг разом раздался дружный выдох мужчин и парочка матов, и снова несколько всплесков воды.
— Где-то тут должен быть, – как можно тише сказал мне Чах, – мы на большом острове, вроде всё верно, вон это дерево. Что вы от нас хотите? Мы тут последний раз лет пять назад были, и то, выбрались из люка, осмотрелись и назад.
— Ищем дальше, – снова голос Тумана, – и друг за другом смотрите, не хватало тут ещё утонуть кому-нибудь в одной из трясин.
Вот же, млять, жопа-то, во всех смыслах! В данный момент мы, двадцать три человека, и эти двое строителей с дамбы, находимся где-то в километре от замка Алута, в лесу, посередине какого-то болота, куда нас эти строители и привели.
Но, наверное, расскажу всё по порядку.