По другую сторону молнии (Часть 3)

Опубликованно Май 20, 2017 | Просмотры темы: 152
Окончание первой-второй части:

Через пять минут открылся проход и из него вышел человек. Мужчина, лет пятьдесят, одет в потертые джинсы и футболку. 
Заходи, поговорим внутри. 
Я достал рацию:
Летун, я пошел внутрь. Ты работаешь по плану. Если я не появлюсь, ты возвращаешься к людям.
Принято. Удачи. Будь осторожен.
Спасибо.
Я закрыл машину и вошел внутрь холма. Я ожидал увидеть что угодно - военную базу, пещеру, ангар. Но увиденное меня поразило. Это был вестибюль станции метро.
Часть 3.

Глава 9.
В зале, несмотря на ярко горящие лампы, чувствовалось некоторое запустение – в углы намело небольшие барханы песка, окна касс покрылись пылью, в одном из углов стоял разбитый банкомат. Единственное, что не выглядело заброшенным – эскалаторы. Со своего места я не мог видеть всю лестницу, но верхние ступени, перила и ограждение сверкали чистотой. Один из эскалаторов был включен на подъем.
- Руки подними, – сказал встретивший меня снаружи человек, направляя на меня пистолет.
Я поднял руки и два его помощника, оказавшиеся у меня за спиной, начали проворно обыскивать. Пистолет, запасные обоймы, нож, аптечка, пищевые концентраты, рация и различная мелочь из карманов были разложены на куске брезента на полу. Я невольно улыбнулся – обыскивали дилетанты, нож на бедре пропустили.
- Руки ему свяжите, - скомандовал своим помощникам человек с пистолетом.
Я попробовал сопротивляться, но силы были неравны. Две недели неподвижности на Земле не прошли даром. Сил на борьбу не хватило. Мне заломили руки за спину и достаточно крепко связали бельевой веревкой.
- Ведите его в кассы, - сказал главный и пошел первым.
Я подсознательно почувствовал, что сейчас получу хороший пинок в спину, поэтому отскочил в сторону. И вовремя. Через мгновение, в том месте где я только что стоял пролетела нога. Ее хозяин явно не был готов встретить вместо моей спины пустоту, поэтому с грохотом свалился на пол. Второй начал ржать. Теперь можно дать им временные клички, чтобы не путаться. Первого назовем «Главный», упавшего «Нога», смеющегося «Хохотун». Не очень оригинально, но на первое время хватит.
- Кончай балаган, - крикнул Главный, остановившись в дверях кассы. – Давайте быстрей. Седой минут через десять приедет. До его приезда нужно успеть с этим поговорить.
Пока он говорил, я обернулся и рассмотрел его помощников. Нога – низенький и толстый, очень похож на Весельчака У из мультфильма «Тайна третей планеты». Хохотун – молодой, высокий парень весь в пирсинге и татуировках. «Просто сброд какой-то» - единственная оценка, которую я смог им дать. Проще всего будет прикинуться дурачком и дождаться Седого. Не знаю кто он, но с этой гоп-компанией разговаривать бессмысленно.
Нога с трудом поднялся и с кулаками бросился на Хохотуна. Но получил в ухо и уже чуть не плача, побежал в мою сторону. Я в два прыжка оказался рядом с Главным и встал прикрываясь им от Ноги.
- Я сказал кончай балаган! – снова крикнул Главный, поднял пистолет и нажал на курок. Послышался щелчок бойка о предохранитель.
- Господи, откуда вы на мою голову взялись-то! – сказал я вслух. Все эта беготня позволила мне незаметно ослабить веревки и освободить руки.
- Тебе кто разрешил базарить! – завизжал Нога и ударил меня по лицу. Вреда не нанес, но удар оказался достаточно болезненным.
- Слышь, Главный. Скажи своему маленькому психу, что если он меня еще раз ударит, я ему обе руки сломаю. – Намеренно провоцируя Ногу, обратился я к Главному.
Главный только успел открыть рот, когда Нога взвизгнул как поросенок и ударил меня во второй раз.
Я упал вперед, группируясь и одновременно совершая кувырок вперед. В конце движения я попал пяткой точно в солнечное сплетение Хохотуна, который успел подойти к нам. Он отлетел на три метра в центр зала и был теперь неопасен – ближайшие три минуты он будет вспомнить как дышать. Но расслабляться было рано. Я сделал перекат к Ноге. Дальше было самое сложное. Такой прием я видел только один раз в исполнении Георгиевича и сам ни разу даже на тренировках не пытался повторить. Мне было нужно поймать человека за запястья, потянуть вперед и, когда он начнет падать, вывернуть его руки ладонями вверх и подставить под его локти свои голени. У меня почти получилось – правая рука сломалась как я и планировал в локте, а вот левую я не смог повернуть как нужно, поэтому она сломалась в районе кисти. От крика Ноги заложило уши. Оставался Главный. Он стоял с широко распахнутыми глазами и явно не понимал, что происходит. Я спокойно встал и забрал пистолет из его рук и ударил по шее. Главный мягко осел на пол. Все, пока победа за мной.
Я сверился со своими внутренними часами. После начала боя прошло полторы минуты. Значит до прибытия Седого оставалось около восьми минут. Была опасность, что услышав крики Ноги, Седой, или его помощники, могут увидеть во мне опасность. Второй раз за сегодня умирать мне совсем не хотелось.
Я добежал до своих вещей, разложенных на полу. В первую очередь забрал оружие, потом нашел в аптечке обезболивающее и сделал сразу два укола Ноге. Его крик постепенно перешел в завывания, а потом он совсем затих.
- Сиди, не двигайся. – заговорческим шепотом сказал я ему. - Хоть ты сейчас боли и не чувствуешь, руки все равно сломаны. У вас тут врачи-то есть?
- Есть. – Почему-то так же шепотом ответил Нога. – Только он переломы не лечит. У него ни рентгена, ни гипса нет. Придется к Серым идти, - как-то слишком грустно ответил Нога.
- А кто такие Серые?
- Они в Северной пещере живут… – Начал объяснять Нога, но в это время из тоннеля донесся звук прибывающего поезда. «Про Серых еще выясним», - решил я. Сейчас нужно приготовиться к встрече гостей. Хохотун уже почти пришел в себя. Он, хоть и с хрипами, но уже дышал регулярно. Я взял его за шкирку и оттащил за распотрошенный банкомат. Рядом с ним положил Главного. Ногу просто посадил, прислонив к стенке возле кассы. Его таскать было опасно, переломы получились закрытые и была опасность случайно превратить их в открытые.
Я успел поправить форму и встать напротив эскалатора, когда на нем появились люди. Первыми поднялись два крепких мужика в милицейской форме с пистолетами и резиновыми дубинками. Вслед за ними, ступенек через двадцать, поднялся старик. На вид лет шестьдесят - шестьдесят пять, почти лысый, с волевым лицом и огнем в глазах. Он мазнул по мне взглядом, быстро оглядел вестибюль.
- Это ты их так разложил? – его голос был глубокий и какой-то успокаивающий.
- Да. Это было не сложно. Мог бы и посерьезней людей на охрану входа поставить.
- Эх, если бы у меня были люди! – С досадой в голосе сказал Седой.
- Все так плохо?
- Да. Людей мало. Мы вымираем. И ничего с этим поделать нельзя.
- Расскажешь? Может я чем-то смогу помочь?
- Может и сможешь. Который час? – спросил он у одного из своих охранников?
- Восемнадцать тридцать.
- До заката еще есть время. Жара начинает спадать. Пойдем снаружи поговорим, а то я на это метро уже смотреть не могу. – сказал старик. Это было сказано с такой интонацией, что стало понятно – обсуждению не подлежит. – Вызови доктора. Пусть этих осмотрит. – обращаясь к охраннику сказал он.
Охранник отошел к стене, на которой висел телефонный аппарат внутренней связи и начал куда-то звонить.
Мы с Седым и вторым охранником вышли из метро. Было градусов двадцать пять, дул небольшой ветерок. Я достал из машины складные стулья и несколько бутылок газировки. Мы расположились в тени холма.
- Меня Николай зовут, - представился Седой. – Хотя все зовут Седым. Как видишь, это уже не актуально. Я облысел практически за неделю месяц назад.
- Меня Максим. – представился я. – Расскажите что тут происходит.
- А ты сам-то кто?
- Я работаю в исследовательском отделе одного из ближайших городов. На вас наткнулся совершенно случайно, проводя разведку пустыни.
- А вот расскажи мне, Максим. Как ты нас нашел? Мы потратили много времени, стараясь скрыться от посторонних глаз.
- Хорошо. Расскажу. Вас выдал поток холодного воздуха из системы вентиляции. Его очень хорошо видно на тепловизоре.
- Я так и думал, что это нас выдаст, - с досадой сказал Седой. – Но наши инженеры как не старались, не смогли добиться качественного подогрева выходящего из системы вентиляции воздуха. А еще скажи мне, кто ты на самом деле? Я видел на записи с камеры, что Настя тебе раскроила голову. Ты остался живой, даже смог уехать, хотя должен был сдохнуть еще пару часов назад. А сейчас ты сидишь рядом со мной, живой и, главное, абсолютно невредимый.
Умный старик. Но рассказывать ему правду я не собирался.
- Знаешь, Седой. Это останется моей тайной.
- Так не пойдет. Я должен знать кто ты.
- А я говорю, что на этот вопрос отвечать не буду. Если тебя что-то не устраивает, я сейчас встану и уеду. Но очень сильно подозреваю, что тебе и твоим людям нужна помощь. Кроме как от меня, вам ее ждать неоткуда.
В его глазах вспыхнул огонь ярости, но очень быстро погас. Он как-то сдулся и на мгновенье из лидера превратился в просто очень уставшего человека.
- Ты прав. Нам нужна помощь. Очень нужна. Наше маленькое общество вымирает…
Он закрыл глаза, немного подумал и начал рассказывать.
- Мы оказались здесь два с половиной года назад. В общей сложности пять станций одной из линии Московского метрополитена. Выход на поверхность есть только с этой станции. На остальных эскалаторы отсутствуют или упираются в скалу. Станции, вместе с людьми, тоннелями и поездами перенеслись сюда рано утром. Изначально здесь было около двух тысяч человек. В момент переноса часть людей была в поездах, часть на перронах, некоторые на эскалаторах. Никто не ожидал, что произойдет перемещение. Один из поездов на полном ходу врезался в появившуюся перед ним скалу на перегоне. В этом поезде мгновенно погибли все, кто в нем был. Всего около пятидесяти человек. Женщины, дети... Еще один поезд практически успел остановиться. Ему не хватило где-то тридцати метров. Погибли все, кто был в первых двух вагонов. Остальные пассажиры этого поезда получили серьезные ранения, но выжили. Больше серьезных травм в момент переноса никто не получил. А дальше был ад. За первую неделю от ран, борьбы за власть и еду погибло еще почти пятьсот человек. Никто ведь не возит с собой запас еды на пару месяцев. Дошло даже до каннибализма. Этот бардак удалось пресечь только жесткими мерами – пришлось силой навести порядок. Мы ввели очень жесткие законы – за воровство, убийство, мародерство, изнасилование - выгоняли на поверхность. Все продукты, которые были у людей, собрали и выдавали по некоему подобию карточек. Потом появились пещеры. Северная и Южная. Что такое эти пещеры мы тогда, да и сейчас, честно говоря, не знаем. Площадь Южной – около четырех квадратных километров. В ней на рельсах стоят поезда метро. Разные. Старые и новые, целые и разобранные. Все имеют какие-либо дефекты.
А ведь он говорит про подземное облако! Я раньше про такое даже не слышал. Облаков на Плюке много, но все они на поверхности.
- Мы в эту пещеру периодически ходим, если нам необходимо какое-то оборудование или запчасти для поездов.
- А как вы с ящерами боретесь? – спросил я.
- В Южной пещере нет ящеров. – Немного удивленно ответил Седой. - В Южной пещере вообще никого живого нет. Вот в Северной есть. В Северной пещере маленькая деревня. Наша, русская. Заброшенная. Есть хорошие дома и избы, есть практически развалившиеся. В каждой избе есть погреб или сарай. В погребах, обычно, варенья и соленья. В сараях картофель, морковь, овощи разные. Иногда можно найти зерно. В избах есть электричество, работают холодильники. В них мясо, яйца, сыр. Можно прийти и взять столько, сколько нужно. На следующий день все продукты чудесным образом опять появляются. В общем, проблема с продуктами после появления Северной пещеры у нас пропала.
- Но в Северной пещере есть ящеры?
- Есть. Ящеры - не главная проблема. В Северной пещере есть Серые люди. Хотя они даже не люди, просто на нас похожи. Ездят на ящерах. Всегда с интересом нас разглядывают. Так же, как мы в зоопарке смотрим на животных. Серые люди позволяют брать и увозить с собой из деревни все, что нам нужно. Те люди, которые первыми обнаружил Северную пещеру, начали привозить продукты и раздавать голодающим. Потом появилась более сильная группа, которая захватила поставку продуктов. Они никого не убивали – закон об изгнании действовал тогда. И до сих пор действует. Просто они смогли все так обставить, что в пещеру больше не смог ходить никто, кроме них. Эти люди стали продавать продукты. За рубли, валюту, золото. Когда у людей закончились ценности, “хозяева” пещеры не гнушались менять продукты на секс с женщинами. Мужчины рассчитывались физическим трудом – работали носильщиками, строителями, уборщиками. На ближайшей к пещере станции для добытчиков были построены шикарные коттеджи. Они купались в роскоши, в то же время жители остальных станций стремительно беднели. Поэтому, на других станциях велись работы по поиску возможности переселения на поверхность. Механики собирали из всякого хлама, привезенного из Южной пещеры, что-то типа квадроциклов, на которых разведчики ездили в пустыню на разведку. Они нашли оазис, в котором мы сейчас выращиваем продукты. Видел его?
- Да. После его обнаружения мы начали более детально изучать близлежащую пустыню. И нашли вашу вентиляцию.
- С воздуха ищете?
- Да. С беспилотников.
- Эх, нам бы парочку, - мечтательно сказал Седой. - Но сейчас мы уже не занимаемся разведкой. У нас нет на это ресурсов.
Он немного помолчал, смотря на заходящее солнце.
- На юге ничего нет, – продолжил Седой. - Пески километров на двести, дальше мы не заезжали. На севере разведчики нашли большое каменное плато. Объезжая его по периметру, они нашли несколько больших оазисов. В одном из них жили люди. Какие-то байкеры-психопаты. Наша поисковая группа состояла из пяти человек. Вернулся только один. Он смог угнать один из байков и уйти от погони. После этого мы серьезно задумались о своей безопасности. Засыпали вход на станцию песком, превратив его в большой холм. Чтобы не вызывать подозрений, построили еще около десятка подобных холмов. Как смогли замаскировали вентиляцию. Ограничили количество выходов на поверхность. Примерно в это время к нам начали приходить из тоннелей новые люди. По их рассказам выходило, что они ехали в вагонах метро на Земле, когда вдруг оказывались в пустом тоннеле здесь. Некоторым из них везет. Они появляются просто стоящими на рельсах. Некоторым везет меньше. Они появляются летящими в тоннеле со скоростью поезда. Представь. Ты едешь в вагоне метро со скоростью, скажем, километров пятьдесят в час. И вдруг вокруг тебя поезд просто исчезает. Естественно практически все разбиваются насмерть. Их трупы мы регулярно находим и хороним. Те, кто выживают, получают очень серьезные травмы. Большинство остаются инвалидами.
К нам подошел один из охранников:
- Седой, последний поезд через двадцать минут. Нужно уходить.
- Да, пора. Макс, ты с нами?
- Надеюсь что да. Если пригласишь.
- Конечно. Пойдем. А что с машиной делать? У нас нет ворот, чтобы загнать ее внутрь. Но могу приказать засыпать ее песком.
- Не надо. Пусть остается здесь. Звери обычно не трогают предметы, в которых никого нет. Я только вещи заберу.
Я забрал сумку с личными вещами и телефон для связи с Базой.
Мы вернулись в вестибюль станции. Главный, Нога и Хохотун уже исчезли. Охранник закрыл дверь, потянул веревку и вход снаружи засыпало песком.
Короткая поездка на эскалаторе и мы на станции. Я ожидал увидеть палатки, какие-нибудь домики, людей. Но платформа была пуста. Справа стоял состав, состоящий всего из трех вагонов. В первом и последнем сидели люди. Средний переоборудован под перевозку грузов – внутри сложены какие-то коробки и ящики. Часы над тоннелем показывали время – 3:10. Но, в отличии от метро на Земле, время уменьшалось.
- Часы показывают время до отправления состава, - сказал Седой, проследив мой взгляд. – Нам так удобней. Поезда ходят только по одной стороне тоннеля. За день совершается пять рейсов. Больше нам сейчас и не нужно.
Я осмотрелся. Часть ламп на станции не горела, в углах были кучки мусора и песка. В дальней части платформы, там где должен быть второй эскалатор, навалены кучи каких-то досок, мешков и камней.
- Тут когда-то жили люди. – начал рассказывать Седой. – Были дома, маленький рынок. Даже мини гостиница для желающих выйти на поверхность. Сейчас все переселились на южные станции.
- Почему переселились? 
- Сейчас доедем до моей станции. Там я все в спокойной обстановке расскажу.
Мы заняли места в вагоне. Вагоны, внешне выглядящие как обычные вагоны метро, внутри были переоборудованы. Вместо лавок поставлены кресла, как в самолете.
Поезд тронулся точно по расписанию. В отличие от Земного метро, скорость поезда, по моим ощущениям, не превышала 20 километров в час. В тоннеле было включено освещение. На стенах, через равное расстояние, висели большие плакаты:
«Берегись контактного рельса»
«Не стой на путях»
«Пункт вызова службы спасения».
На плакатах про службу спасения были размещены стрелки, указывающие направление.
- Зачем это все? Неужели люди сами не знают что в тоннеле опасно? – Спросил я Седого.
- Эти плакаты сделаны для вновь прибывающих. Люди появляются в тоннелях и днем и ночью. За сутки у нас от десяти до пятнадцати новичков. Живых. И еще примерно столько же разбиваются при перемещении. Точки вызова спасателей смонтированы на расстоянии пятисот метров друг от друга. Тоннель освещен круглосуточно.
- Электричество откуда берете? У вас где-то камни есть?
- Какие камни? – удивился Седой.
- Электрические. На всей планете люди используют их для электроснабжения.
- Нет. У нас ничего такого нет. У нас есть электричество, работает система вентиляции, есть вода. Откуда все это поступают, мы не знаем. Скорей всего каким-то образом с Земли. Днем на контактном рельсе есть напряжение. Ночью, когда на Земле проводят профилактику и работают обходчики, напряжение пропадает. Вода течет из кранов в подсобных помещениях. Мы, когда нам еще было интересно выяснить, как тут все устроено, разобрали стену, из которой выходит труба с водой. За стеной оказалась скала. Когда мы раздолбили скалу, труба просто выпала из нее и вода в этом месте пропала. То же самое с электричеством. Напряжение на проводе, выходящем из скалы есть до тех пор, пока не выдернешь его из скалы. Но провод внутри самой скалы никуда не подключен.
Мы остановились на следующей станции. Эта станция, в отличие от предыдущей, не была безлюдной. На платформе стояло небольшое строение, возле которого на лавочках сидели люди. Они ели, играли в карты, разговаривали. Двое мужчин встречали наш поезд. Они о чем-то переговорили с машинистом, достали три коробки из грузового вагона и отнесли их к зданию.
- Это один из постов наших спасателей, - сказал Седой. Самый северный. Они каждые три часа обходят оба тоннеля в поисках людей. Здесь есть бойцы, психологи, врачи, консультанты, повара. Каждому прибывшему рассказывают о нашем мире, проводят медицинский осмотр, при необходимости помогают психологи. Информацию о каждом человеке записывают, выясняют чем он занимался в том мире, чем мог бы быть нам полезен. Потом отправляют на южные станции, где дают жилье и все необходимое для жизни. Мы смогли построить практически социалистическое общество. У нас нет бедных и богатых. По нашим данным, за весь последний год деньги нигде ни разу не использовались. У всех местных жителей есть крыша над головой. У нас организованы общественные столовые, где любого бесплатно накормят. У нас можно работать, можно ничего не делать и сидеть дома. Но тот, кто ничего не делает, как правило, долго не живет. С человеком что-то происходит, у него появляется маниакальное желание уйти на поверхность. И уходят. Любыми правдами и неправдами, хитростью или силой они пробираются к выходу и уходят. Сначала мы пытались их убеждать, потом держать взаперти, потом с ними работали психологи. Все бесполезно. Если человек не работает, он заканчивает жизнь в пустыне. 
Поезд тронулся и опять не спеша поехал к следующей станции. Седой задумчиво смотрел в окно и рассказывал про профессии, которые они смогли придумать для людей.
Внезапно в тоннеле включилась сирена и загорелись красные фонари. Поезд сбросил скорость и теперь двигался не быстрей пешехода.
- Сигнализация сработала. Человек на путях, - сказал Седой. - Местные жители в этом тоннеле пешком не ходят. Второй тоннель пешеходный. Значит опять новенький появился.
Поезд заскрипел тормозами и остановился. Хлопнула дверь машиниста. Через несколько минут дверь хлопнула еще раз и машинист завел в вагон парня. На вид лет двадцать пять. Одет в джинсы и футболку, на плечах рюкзак, в руках зимняя одежда. К нему подошла женщина, что-то сказала, увела и посадила рядом с собой. Поезд опять тронулся.
- Я не представляю, почему на Земле не замечают, что столько людей каждый день пропадает. - Задумчиво сказал Седой. - Я вообще думаю, что мы здесь - копии самих себя на Земле. Никто из вновь прибывших не помнит пропажи нескольких поездов с людьми два с половиной года назад. А ведь это должны быть событие, которое не скроешь от общественности. Макс, вот ты как в этом мире оказался? 
- На рыбалке в грозу попал. Кстати, большинство людей в этот мир как и я попали во время грозы.
- Мы знали, что тут не одни. Но у нас нет возможности добраться до людей. Далеко до ближайшего города? Или деревни.
- Ближайший к вам населенный оазис вы уже нашли. Этот тот, с байкерами. До него немногим больше ста километров. Только байкеров там уже нет - всех перебили. Сейчас там живут вполне адекватные люди. Но это небольшое поселение. Большой город дальше - километров двести - двести десять. Население более пятидесяти тысяч человек. Дома, дороги, медицина, промышленность. Есть еще несколько городов. Но они значительно дальше. 
Мы въехали на следующую станцию. 
- Приехали. - сказал Седой. Здесь я живу.
На этой станции была цивилизация. Я ожидал, что люди будут жить в палатках или будут установлены перегородки на перроне. Вместо этого вся платформа была заставлена вагонами. В центре станции вагоны поставлены друг на друга так, что получилось двухэтажное строение. На краю платформы вагоны стоят в один этаж. Внутреннее пространство вагонов разделено на секции, чтобы получились комнаты. В некоторых окнах горел свет, висели шторы, были видны горшки с цветами. На платформе между вагонами ходили и сидели люди. В некоторых местах стояли столики, люди ели, разговаривали, кто-то пел под гитару.
Из грузового вагона какие-то люди выгрузили несколько коробок и понесли в дальнюю сторону станции. 
- Там столовая, - сказал Седой. - Пойдем ужинать.
Столовая была организована в нише, которая осталась от тоннеля эскалаторов. Около тридцати столиков стояли ровными рядами. Раздача, как в земных столовых, организована вдоль одного из вагонов в котором, судя по всему, была кухня. Длинная труба вытяжки уходила в пешеходный тоннель.
На раздаче были те же блюда, которые обычно бывают в столовой - салаты, борщ, солянка, вторые блюда, компоты. Мы заполнили подносы едой и заняли один из столиков.
Пока мы ужинали, Седой рассказал о жизни на станциях. Сначала люди пытались строить домики из подручного материала, но потом кому-то пришла идея жить в вагонах. Несколько поездов поставили в тоннеле, который сейчас называют пешеходным. Но это было неудобно. В одном вагоне может жить не больше двадцати человек. Тогда они попробовали делать второй этаж прямо в вагоне. Технически получилось, но оказалось очень неудобно. Предложили поставить вагоны на платформу станции. На поднятие первого вагона потратили несколько месяцев. Зато разработали собственную конструкцию подъемника. И дело пошло быстрее. Сейчас на каждой обитаемой станции установлено в среднем по 40 вагонов. Этого оказалось достаточно, чтобы с комфортом разместить все население метро. 
Чай и свежую выпечку мы взяли с собой в кабинет Седого. Как он мне объяснил, он занимает должность чем-то аналогичную должности мэра в Таусе. Его кабинет располагался в помещении дежурного по станции. 
Седой достал из шкафа бутылку с мутной жидкостью:
- Самогон из северной пещеры. В одном из домов берем. Очень качественный продукт. Будешь?
- Нет. Давай сначала о делах поговорим. Потом с удовольствием попробую.
Он убрал бутылку обратно в шкаф, расположился в своем кресле и начал рассказывать:
- Тогда слушай. О северной пещере. - Он вздохнул и задумался. - Как я тебе говорил, на момент переноса нас было две тысячи человек. Пятьсот погибли в первоначальном хаосе. Это было два с половиной года назад. Каждый день у нас появляется минимум десять человек. Как ты думаешь, сколько нас сейчас?
Я прикинул в уме. За два года семь тысяч прибывших, минус потери. Скорей всего тысяч пять.
- Я думаю около пяти тысяч.
- Нет, Макс. Нас немногим больше тысячи. И это - из-за Серых людей, - со злобой в голосе сказал Седой. - Все началось через месяц, после появления пещер. Первым пропал один из добытчиков. Как рассказывали впоследствии его друзья, он просто встал и ушел в тоннель в сторону северной пещеры. Никто особо этому не удивился - накануне они нашли в одной из избушек какую-то сильно забористую самогонку. Все решили, что он ушел за добавкой. Пропавший появился через три дня. О том, где был и что делал рассказать не мог. Просто какой-то провал в памяти. Потом пропала одна из женщин добытчиков. Ее также не было три дня. Следующей была опять женщина. Она вернулась через два дня без одного из пальцев на руке. Люди стали уходить в пещеру на один-два дня, возвращаясь, сначала, без частей тела, потом без внутренних органов. Первого погибшего мы нашли через два месяца после начала исчезновения людей. Он лежал на границе пещеры. У погибшего было удалено сердце, которое лежало рядом с телом. После этого трупы начали появляться регулярно. У всех отсутствовал один или несколько органов. В метро началась паника. Все старались перебраться как можно дальше от северных станций. Места всем не хватало, начались бунты. Кроме того, добытчики отказывались ходить за продуктами. Опять начался голод. 
- А вы не пытались ограничить доступ в Северную пещеру?
- Такой вариант обсуждался. Мы даже рассматривали вариант взорвать тоннель перед входом в Северную пещеру. Но в этом случае, нам бы грозило вымирание от голода. Мы попробовали пойти другим путем. Задерживали тех, кто пытался уйти. Закрывали в комнатах и клетках. Это не сильно помогло. Как правило те, кто участвовал в задержании и охране через час или два сами собирались и уходили в Северную пещеру. Когда это выяснилось, желающих задерживать и охранять жертв практически не стало. Мы попробовали проследить за тем, куда уходят жертвы. Люди входили в пещеру и шли в здание почты. Кроме жертвы никто другой туда зайти не может. Возле входа в почту всегда дежурит несколько Серых людей на ящерах, которые не позволяют тем, кого не вызывали, даже приблизится к двери. После анализа всех происшествий, мы сделали следующие выводы: Первое. В гибели людей виноваты Серые люди. Второе. Они воздействуют чем-то вроде гипноза, заставляя людей по собственной воле идти к ним в логово. Третье. Мы здесь - подопытные крысы, на которых ставят опыты. А деревня в Северной пещере - что-то типа кормушки, чтобы крысы не сдохли раньше времени. И четвертое. Мы никак не можем повлиять на создавшуюся ситуацию.
Он замолчал, глядя куда-то невидящими глазами.
- Вы не пробовали сопротивляться? - спросил я. - Собрать большой отряд и попытаться перебить Серых людей? Я знаю, что их можно убить. И их, и ящеров. У нас тоже есть такие места, как ваши пещеры. Только они расположены на поверхности. Мы называем их Облаками, потому что снаружи они выглядят как легкая дымка. В наших облаках тоже есть Серые люди. Мы называем их Пастухами, потому что они ездят на ящерах. Также у них есть другие животные, которыми они управляют. В наших Облаках есть оружие, автомобили и мотоциклы, водный транспорт, электроника, поезда. Есть Облака с библиотеками, лабораторным оборудованием, станками и инструментами...
В этот момент в моей голове сложилась мозаика, о существовании которой я даже не догадывался. За все время, никто из исследователей даже не пытался провести связь между предметами, которые появляются в Облаках и структурой общества в ближайших к ним поселениям. В Облаке Тауса в основном оружие и автомобили. У Киженя - поезда и электроника. В Облаке Байкеров разборка с мотоциклами и автомобилями старых моделей. Стоп! Главный в тюрьме когда-то был байкером на Земле. Прежде чем попал в тюрьму. И на момент копирования сидел уже много лет. Предположим, что после появления здесь тюрьмы, Пастухи выявили лидера, выяснили его предпочтения и подобрали содержимое Облака под него. В результате, появилось Облако с мотоциклами и автомобилями, на которых ездил предводитель байкеров в прошлой жизни. Если это предположение верно, первый человек Тауса увлекался оружием и автомобилями, первый человек Киженя - железной дорогой и электроникой. При этом характер предметов в облаке напрямую влияет на дальнейшее развитие города. Нужно эту мысль передать Дракону, пусть его аналитики проверят мою догадку.
Я переключил внимание обратно на беседу с Седым и оказалось, что он мне что-то рассказывает. Он даже не заметил, что я отвлекся.
- … у нас не очень много оружия. Сам понимаешь, люди не ездят в метро со стволами. Сначала у нас было только табельное оружие полицейских, которые попали сюда. Во время беспорядков первых дней были использованы все патроны. После этого пришлось наводить порядок палками и дубинками. Позже, когда появилась Северная пещера, мы нашли в деревне несколько охотничьих ружий. Они были практически бесполезны - на полтора десятка стволов нашлось не больше сорока патронов. На четвертый месяц пребывания здесь нам, вроде бы, повезло. На одной из станций, под платформой, мы нашли военный склад. Больше двух тысяч законсервированных АКМ-47 и пятьдесят цинков с патронами. Казалось бы радоваться должны. При желании с таким арсеналом можно небольшую войну устроить. Но тот, кто оборудовал этот склад был особо предусмотрительный и не стал класть все яйца в одну корзину - у нас оказались автоматы под патрон 7.62, а патроны - 5.45. Скорей всего на Земле, на одной из соседних станций, есть еще один склад, в котором все наоборот. Но нам это никак не помогло. Поэтому мы продолжаем бегать здесь с дубинками, как люди каменной эры. То оружие, которое ты бросил утром возле вентиляционной трубы, когда уезжал, увеличило наш арсенал почти в полтора раза.
Это им повезло, что ящеры не нападают, подумал я. Если бы ящеры были агрессивными, как в других облаках, сейчас здесь бы была большая братская могила.
- За все время, что мы тут живем, только один раз нашим людям удалось сразиться с Серыми людьми. - Как будто прочитав мои мысли продолжил Седой. - Это было немногим больше года назад. Тогда у нас первый раз пропал ребенок. Десятилетний мальчик. Сначала мы думали, что он заблудился где-то в тоннелях, потому что раньше дети ни разу не пропадали, а несчастные случаи случались регулярно. Мертвое тело мальчика нашли на границе Северной пещеры на третий день. В группе, которая его нашла, был отец мальчика. Он был настолько шокирован, что схватил какой-то прут, бросился в пещеру и набросился на ближайшего Серого. Остальные люди, которые были с ним, похватали кто что нашел и последовали за ним. Бой был быстрым и кровопролитным. За десять минут были убиты пять Серых, два ящера и двадцать четыре человека. Через час в пещере появились новые Серые люди. Они забрали трупы своих сородичей. Тогда мы решили, что после этого происшествия нас будут вызывать по одному или группами и убивать. Но все оказалось по-другому. Они, в наказание, перестали пускать нас к еде. Это продолжалось полтора месяца. У нас были некоторые запасы. Их хватило на месяц. Потом начался голод. С большим трудом нам удалось сохранить порядок. Во время голода погибло больше трехсот человек. Мы хорошо выучили этот урок. Больше никто не поднимал на Серых людей руку. Но и они сделали какие-то выводы для себя. Больше не вызвали ни одного ребенка. Взрослые продолжали уходить в Северную пещеру. По одному, иногда сразу несколько человек в день. Судя по всему, Серые именно тогда взялись за изучение нашей психики. Это продолжалось несколько месяцев. Результаты некоторых экспериментов были страшнее, чем когда они изучали нашу физиологию. 
Он достал бутылку самогона и стаканы. Вопросительно посмотрел на меня. Я покачал головой, отказываясь. Тогда он налил себе почти полный стакан и выпил его залпом.
- Люди приходили в разном состоянии - агрессивные и апатичные, отупевшие и обладающие фантастическими умственными способностями. Потом начались эксперименты по изменению личности. Людям внедряли несвойственные им черты характера. Были с раздвоением личности и вообще без личности. Были мужчины, считающие себя женщинами. Старики, впавшие в детство. Многое было. Психиатры на Земле в очередь за такими пациентами бы выстраивались. 
Седой замолчал, задумавшись о чем-то. Воспользовавшись паузой, я постарался ухватить мысль, которая крутилась в голове практически с начала его рассказа. Что-то не сходилось… А ведь не сходился размер населения! Если у них прибывает десять человек в день, а погибает максимум два, то население должно быть никак не меньше пяти тысяч человек.
- Седой, и все-таки, почему вас так мало?
Он отвлекся от своих мыслей:
- Это началось примерно полгода назад. Они закончили эксперименты с нашим сознанием и вернулись к физической оболочке. На нас начали испытывать химические и бактериологические препараты. С химией все было не так плохо. - Он усмехнулся. - Если смерть людей считать нормальным. А вот бактериологические эксперименты принесли нам самые большие проблемы. С первыми эпидемиями мы справлялись сами - это были болезни, похожие на грипп и кишечные расстройства. Потом к нам пришла настоящая чума. Люди умирали сотнями в день. Третья станция, на которой сейчас у нас блок-пост спасателей, вымерла полностью. Скорей всего Серые люди тогда поняли, что ситуация вышла у них из под контроля, потому что они начали вызывать к себе десятки человек в день, пытаясь подобрать вакцину. На это у них ушла неделя. За эти семь дней в живых осталось только 10 процентов нашего населения. Чума закончилась также быстро, как началась - кто-то вернулся от Серых, принес в себе лекарство и все оставшиеся в живых выздоровели. 
Он еще много всего рассказал про жизнь под землей. Главное, что Серые не оставляют людей в покое. Сейчас они также продолжают ставить различные эксперименты. И это не дает никаких шансов на спасение колонии. Мы обсудили возможные варианты спасения людей. 

Глава 10
Я вышел из кабинета Седого на платформу. Огромные станционные часы, висящие на одной из стен, показывали начало четвертого утра. Станция спала. Один из охранников Седого проводил меня до вагона, в котором мне выделили комнату. Комната была похожа на стандартный номер в гостинице: кровать, стол, стул и шкаф для одежды. Туалет и душ общий, в одном из помещений под платформой. Я поставил будильник на телефоне на шесть утра, разделся и мгновенно уснул. 
Мне приснился дом. Жена, дети. Вот мы семьей отмечаем какой-то праздник. Мы в цирке. Мы на море. Мы гуляем. Картинка четкая, события последовательные. Во сне так не бывает. Обычно сон - это последовательность маленьких сюжетов, обрывочно связанных между собой. Но то, что я видел сейчас - было моими собственными воспоминаниями. Детскими, подростковыми, взрослыми. Личная жизнь, учеба, работа. Первая любовь. Резко переместились в детский возраст. Я в коляске, я в детском саду. Опять во взрослую жизнь. Москва, Питер, Салехард, Новосибирск. Десятки городов, в которых я побывал за свою жизнь. Сон, казалось, был бесконечным. Я сидел в кинотеатре и смотрел документальный фильм о самом себе.
Внезапно в сон ворвался посторонний звук. Сигнал будильника мешал, отвлекал от воспоминаний. Что-то в подсознании говорило - выключи его, мы еще не все посмотрели. Я нащупал телефон и попытался выключить будильник. Но для этого нужно было нажать кнопку на сенсорном экране. Пришлось открыть глаза. В этот момент я почувствовал, как что-то, нехотя, постепенно отступая, покинуло мое сознание. То, что я видел… Это был не сон. Кто-то или что-то всю ночь копалось у меня в голове и изучало мою жизнь. Я мгновенно покрылся испариной и у меня задрожали руки.
Нужно было взять себя в руки. Я забрал из рюкзака телефон и вышел на платформу. Вчера Седой сказал, что в пешеходном тоннеле есть спортзал, куда я и отправился.
Тридцать минут на тренажерах и я почувствовал себя значительно лучше. Физическая нагрузка прогнала тревогу и настроила на рабочий лад. За время тренировки я успел выделить основные события, которые необходимо рассказать Дракону. Все остальное можно будет написать в бумажном отчете. В тоннеле начали появляться люди. Они шли по одному или группами. Разговаривали, смеялись, вели себя так, как будто живут не в подземелье на неизвестной планете, а только что вышли на прогулку из дома на Земле.
Мне было необходимо уединиться, чтобы позвонить на Землю. Я пошел вдоль тоннеля прочь от станции, стараясь уйти как можно дальше от людей. Метров в пятистах от станции была дверь, ведущая в подсобное помещение. Замка на двери не было, поэтому я зашел, включил свет и осмотрелся. Что здесь располагалось раньше было непонятно. Это мог быть склад, или комната отдыха. Или еще что-то. Сейчас здесь стоял один стол и несколько стульев. Людей не было. Я огляделся, запомнил расположение мебели, выключил свет, в темноте по памяти дошел до ближайшего стула, сел и позвонил Дракону. 
Пришлось несколько минут подождать, пока его нашли и он подошел к телефону.
Мы разговаривали около часа. Я рассказал о вчерашних происшествиях, пересказал рассказанное Седым. Упомянул про сон. 
- В твоем сне были воспоминания про Базу? - спросил Дракон, когда я закончил.
- Нет. Только личное.
- Это хорошо. Значит блокировка, которую когда-то тебе ставили под гипнозом работает. 
Я сильно удивился. Я вообще не помнил, чтобы со мной работал гипнотизер.
- И когда это со мной произошло? - спросил я.
- Первый раз через год после устройства к нам. Потом периодически, где-то раз в три года. У нас это нормальная практика. Через эту процедуру все проходят. Мы блокируем твои воспоминания, в тех случаях, если к ним кто-то попробует получить доступ с использованием сыворотки правды или под гипнозом. Есть опасность, что при этом у тебя мозги могут расплавиться, но таковы правила игры. 
- Почему я этого не помню?
- Это один из моментов обеспечения безопасности. - ответил Дракон. - Ладно, мы отвлеклись. Что планируешь делать дальше?
- Сначала посещу Южную пещеру. Она рядом. Потом выйду на поверхность, свяжусь с Таусом попрошу организовать эвакуацию людей из метро. Заберу некоторые приборы и пойду в Северную пещеру. Осмотрюсь. Попробую посмотреть что в здании почты. Подготовьте какой-нибудь видеорегистратор, желательно с удаленной записью.
- Да. Сейчас распоряжусь. Все приготовят.
- Еще одно. Есть опасность, что меня там могут убить. Отправьте Летуна на Плато. Постарайтесь, чтобы аппарат перемещения был свободен. Вдруг опять придется срочно возвращаться.
- Хорошо. Подготовим. Мне вчера Семеныч весь мозг выел из-за цемента. - с усмешкой произнес Дракон. 
Я улыбнулся, представив как кто-то пытается наезжать на Дракона.
- У меня все. Еще вопросы есть?
- Нет. Работай. - ответил Дракон.
- Тогда до связи.
Я вернулся на станцию. Она была похожа на пчелиный улий. Сотни людей куда-то шли, несли коробки и пакеты, разговаривали. В тоннеле, возле станции, на многочисленных веревках сушилось постиранное белье. Десятки людей были заняты наведением чистоты - мыли полы, вагоны, несколько человек ремонтировали светильник на потолке станции. В воздухе витал запах свежего хлеба и жареной картошки с мясом.
Я быстро привел себя в порядок и отправился в столовую. Очередь на раздачу была длинной, но двигалась быстро - сказывалось отсутствие кассы. Практически все брали еду и с подносами уходили в свои вагоны. Тех, кто оставался завтракать за столиками в самой столовой были единицы. На часах было почти девять утра, когда в столовую пришел Седой со своей охраной. 
- Ну что, Макс, как спалось на новом месте? Кошмары не мучали?
- Кошмары - нет. Снилась прошлая жизнь на Земле.
- Здесь все видят сны про прошлую жизнь первые несколько ночей, - Седой внимательно посмотрел на меня. - Только тех, кому в первую ночь не снятся кошмары я еще не встречал. Мы не знаем, зачем ОНИ это делают. Но мы абсолютно уверены, что это делают ОНИ. - Он кивнул в сторону северного тоннеля. 
- Ты хочешь сказать, что все местные жители видят сны про свою прошлую жизнь?
- Да. Абсолютно все. Мы собираем статистику. За первый месяц здесь, каждый человек видит во снах все основные моменты своей Земной жизни. Серые люди знают все про каждого из нас.
Скорей всего, их не интересует прошлая жизнь каждого конкретного человека, подумал я, не высказываясь вслух. Они собирают информацию о жизни людей на Земле, нашем обществе, уровне развития цивилизации. Несколько тысяч человек на пяти станциях метро могут дать достаточно точную картину нашего мира. Сколько еще таких же станций может быть скрыто под поверхностью планеты? Сколько тысяч копий людей живет в положении подопытных крыс, не имея возможности вырваться из ловушки, в которую попали. Вынужденные терпеть на себе эксперименты Серых людей. Сколько еще людей погибнет, прежде чем мы сможем их остановить?
- Макс, - вывел меня из задумчивости Седой, - поезд в сторону южной пещеры отправится через двадцать минут. Следующий будет через два часа. Если твои планы не изменились, нужно поторопиться.
- Нет, планы не изменились. Все необходимое у меня с собой. Можно ехать.
Следующая станция, конечная в южном направлении, оказалась копией той, на которой я ночевал. Такие же дома из вагонов, столовая, сотни людей. Главное отличие - большое количество детей. Седой объяснил, что практически все дети живут на этой станции, так как она дальняя от Северной пещеры. Несмотря на то, что детей не забирают, их все равно стараются держать как можно дальше от Северной пещеры.
Мы пересели на дрезину, которой пользуются техники, когда ездят за запасными частями. 
Южная пещера оказалась точно такой, как ее описывал Седой. Колоссальное подземное депо. Сотни вагонов в разном состоянии - от практически новых до находящихся в состоянии металлолома. Я сделал несколько десятков фотографий, стараясь запечатлеть номера вагонов и их внешний вид. Наши специалисты на Земле обследуют оригиналы этих вагонов и постараются выяснить, почему именно они попали в эту пещеру. На этом обследование южной пещеры завершилось.
На обратный поезд мы опоздали. Поэтому отправились на станцию с выходом на поверхность прямо на дрезине. Через полтора часа мы уже поднялись на поверхность. В первую очередь я связался с Летуном. Он сказал, что находится на Плато и ждет моих распоряжений. Следующим был Крот. Его команда уже больше полугода занимается спасением людей, только что попавших на эту планету. Поэтому, к эвакуации жителей метро я его и привелкаю. 
- Крот, привет. Это Князь. Нас Туман познакомил. Помнишь?
- Да. Конечно. Не ожидал тебя услышать.
- У меня к тебе дело. Я нашел новое поселение людей в пустыне. Их нужно переселить отсюда.
- Много?
- Немногим более тысячи человек.
- Где находится?
- Примерно сто десять километров от оазиса с тюрьмой.
- Завтра я подам заявку на размещение людей в мэрию. - После небольшой паузы сказал Крот. - Скорей всего город сможет начать принимать людей где-то через месяц. По двести-триста человек в неделю. Мы только недавно закончили переселение людей из Венца, поэтому жилья в городе пока нет.
- Нет. Через месяц - это слишком поздно. Их здесь убивают каждый день. Как животных. Нужно прекратить это как можно быстрее. Если возьметесь, всю премию от города можете оставить себе. 
- Я… Не представляю как это можно сделать! Мне просто некуда их отвезти.
- Можно вывезти в какой-нибудь пустой оазис. Для них любое место, даже необжитое, будет лучше, чем сейчас.
Крот ненадолго задумался. Потом ответил:
- Я сделаю все возможное. Как мне их найти?
- Свяжись с моим помощником. Его зовут Летун, вы с ним уже встречались. Он даст точные координаты. Когда приедешь на место - найди Седого. Он тут главный. Скоординируете свои действия с ним. Главное условие - никто из твоих людей не должен здесь ночевать. Ни при каких условиях. 
- Ну и задачи ты ставишь, - задумчиво произнес Крот. - Что хоть за поселение? Почему мы раньше его не нашли?
- Это метро. Несколько станций. Люди здесь живут уже несколько лет. Все детали я расскажу при встрече.
- Ясно. Сейчас начну заниматься. Ты будешь на связи?
- Нет, я сейчас уйду под землю и буду недоступен, скорей всего, до вечера.
- Удачи. - сказал Крот и отключился. 
В посылке с Базы была система удаленной видеофиксации и комплект формы, позволяющей правильно закрепить несколько камер. Камера на каске, на груди и спине передают картинку высокого разрешения на регистратор, который может располагаться в безопасном месте на расстоянии до 10 километров. Анализ этих видеозаписей, как мы полагали, сможет помочь раскрыть тайны Северной пещеры.
Последняя станция метро, перед Северной пещерой, была заброшена. Когда-то она была похожа на цыганский поселок. На платформе высились двух и даже трех этажные дома с колоннами, мраморными лестницами, арочными окнами. Седой, увидев мою улыбку сказал:
- Когда-то здесь кипела жизнь. Вон там, - он показал на южную часть тоннеля, - стояли ворота. Проход через них был платный. Вошедший мог рассчитывать купить продукты. В тоннеле, который сейчас стал пешеходным стояли десятки холодильников, в которых хранились продукты для продажи. Холодильники привезли из деревни. Зерно и овощи хранили в том же тоннеле в ящиках. А вот здесь, - он показал на дверь, ведущую под платформу, - хранились деньги, золото и все, что было принято в качестве оплаты за продукты. Макс, ты не поверишь, там было около пяти килограмм золота в виде ювелирных украшений. Несколько миллионов рублей и почти два миллиона долларов. При разборе одного из разбившихся при перемещении поездов, были найдены два чемодана с долларами. Чьи они никто выяснять не стал. Тогда еще многие надеялись вернуться на Землю, поэтому за обладание этими чемоданами началась настоящая война. К тому моменту, как смогли навести порядок, из-за этих долларов, в разборках погибло не меньше ста человек.
- И где сейчас эти богатства? - спросил я.
- А кто его знает? Добытчиков, когда они начали убегать от Серых людей на другие станции, практически всех перебили. Власти тогда закрыли глаза на эти убийства, так как все помнили, чем приходилось рассчитываться людям за еду. Часть богатств, перед уходом отсюда, добытчики где-то спрятали. Где - мы никогда не узнаем. Метро большое, потайных мест много. Оставшиеся богатства были разграблены. Скорей всего тоже где-то спрятаны.
- А дома кто построил?
- Рабы. Те, кто был готов работать за еду. Они снимали мраморные плиты на других станциях, обрабатывали, привозили сюда и строили дома. Внутри, кстати, тоже все из мрамора. Потому что с другими строительными материалами здесь проблема. Хочешь посмотреть?
- Сейчас нет. - Ответил я. - В следующий раз. Поехали. Время уходит.
- Ну как там? - Крикнул Седой одному из своих охранников. 
- Возвращается последняя группа, - ответил тот. - Мы уже видим их фонари.
Еще вчера мы решили, что во время моего посещения Северной пещеры, в ней не должно быть других людей. С одной стороны, чтобы не мешали, с другой, чтобы не подвергать их лишней опасности.
Со стороны, Северная пещера действительно была похожа на обычную русскую деревню. Только вместо кур и коров по ее улицам бродили ящеры. На некоторых сидели Серые люди, некоторые ящеры ходили сами по себе. Мы остановились перед границей, отделявшей тоннель от Облака.
- Седой, тебе и твоим людям лучше подождать меня здесь. Мы не знаем, как Серые отнесутся к моему посещению. Вы можете пострадать.
Седой покачал головой:
- Нет. Я пойду с тобой. Я не знаю, сколько мне еще осталось. И не хочу пропустить что-нибудь интересное.
- А твои люди? - спросил я, имея ввиду двух его охранников.
- Они пойдут со мной. - без сомнения в голосе ответил Седой. Оба его охранника стояли и внимательно смотрели по сторонам.
- Тогда давай договоримся. Если со мной что-то случится, если я погибну - вы не будете геройствовать. Уходите из пещеры. Возвращайтесь на поверхность и ждите меня там. Я вернусь к вам из пустыни. Не спрашивайте как и почему это произойдет. 
- Странный ты человек, Макс. - Сказал Седой. - Но я, почему-то верю, что ты поможешь моим людям. Я сделаю все, как ты скажешь.
Пока мы разговаривали, ящеры с Серыми людьми собрались со всей деревни и выстроились полукругом между ближайшим домом и границей пещеры. Встали так, чтобы не было возможности пройти мимо них.
Мы вошли в пещеру и направились к одному из домов. Я шел первым, Седой со своими людьми метрах в десяти позади. Ящеры стояли так, что между ними оставался проход около двух метров. Но, когда я попытался между ними пройти, ящеры сдвинулись и перекрыли проход. Я отступил и попробовал в другом месте. Они опять не дали мне пройти. Я предпринял еще несколько попыток, но так же упирался в ящеров. Седой с интересом наблюдал за моими попытками издалека. 
- Макс, - крикнул он, - это бесполезно. Они не пропустят тебя. За все время что мы тут живем, никто не приходил сюда раньше чем через неделю. 
Я подошел к ним.
- Я еще не перешел к основным аргументам, - сказал я снимая автомат с плеча. - Если они не пропустят меня по-хорошему, я пройду силой.
Оба охранника стояли за спиной Седого. Вдруг, в поведении одного из них что-то изменилось. Глаза стали стеклянными, руки повисли плетьми, из уголков рта потекла слюна. Видимо, удивление отразилось у меня на лице, так как Седой потянулся к кобуре и начал поворачиваться в сторону охранников. Я остановил его руку.
- Ч-ч-ч-чел-ловек с Зем… - начал говорить охранник. Он продолжал шевелить губами и языком, но больше ничего не мог сказать. Его лицо начало синеть и он стал заваливаться набок продолжая двигать губами.
Второй охранник подхватил товарища и аккуратно уложил на землю. 
- У него нет пульса, он не дышит! - закричал он.
Кажется, я начал понимать что происходит. Я повернулся к Серым людям:
- Идиоты, - прокричал я. - Ему нужно дышать, чтобы говорить.
Прошло несколько секунд, прежде чем грудь охранника начала подниматься и опускаться.
- Он задышал! - крикнул второй охранник. - Но пульса все еще нет!
- И сердце ему запустите, - обращаясь к Серым закричал я.
- Пульс появился. - с облегчением в голосе сказал второй охранник. 
- Давай посадим его, - сказал Седой, обращаясь к нему. - Лежа он может захлебнуться слюной.
Сидящий охранник смотрел стеклянными глазами куда-то вдаль и очень равномерно и глубоко дышал. Еще пара минут и у него начнется гипервентиляция легких. Я подошел почти вплотную к ящерам. 
- Говорите, я вас слушаю, - сказал я, обращаясь к Серым людям.
Охранник начал говорить. Слова давались ему с трудом, но их можно было разобрать. Построение фраз было немного непривычным, как будто говорит иностранец:
- Ч-человек с Земли. Уходи сейчас.Ты еще не готов приходить сюда… Ты должен оставаться с другими людьми еще несколько дней. Когда ты станешь готов, мы вызовем тебя. Ты придешь. Мы с тобой будем работать. Не пытайся уйти наверх. Ты должен оставаться здесь, пока мы тебя не позовем.
- А как вы можете меня остановить? - с удивлением спросил я.
Картинка перед моими глазами на мгновение помутнела, а когда стала четкой, стоящие передо мной ящеры держали в лапах мою жену и детей. Я не успел даже крикнуть, как они разорвали их на части. В этот момент во мне сработали рефлексы, заложенные годами тренировок. Рука с автоматом сама поднялась и начала стрелять короткими очередями. Расстояние было небольшим, поэтому я успел убить троих Серых, прежде чем один из ящеров добрался до меня и откусил голову. Последнее, что я почувствовал - ломающиеся шейные позвонки.
Я очнулся в Зале операторов на Земле все еще инстинктивно нажимая на курок. Вместо медсестры возле меня сидел Дракон, собственной персоной.
- Я был уверен, что ты вернешься, - сказал он. - Пойдем в конференц зал. 
- Мне нужно назад! - закричал я. - Они! Они убили мою семью!
- Прекрати истерику, - прикрикнул Дракон. - Никого они не убивали. Это был гипноз, - уже спокойным голосом продолжил он. - Вставай говорю, поехали.
В конференц зале нас ожидали несколько человек. Психологи, социологи, врачи.
- Макс, - начал Дракон, - твоя семья под круглосуточной охраной с сегодняшнего утра. Им ничего не угрожает. Мы проанализировали то, что утром ты мне рассказал. Создавшаяся ситуация нас очень сильно беспокоит. Эти существа несомненно занимаются изучением нас, людей. Они обладают способностью к телепатии и гипнозу, что позволяет управлять человеческим сознанием. Мы считаем, что они зашли достаточно далеко в своих исследованиях. Эти исследования необходимо прекратить. Как можно быстрее. Что у тебя с эвакуацией людей?
- Местных я озадачил. - сказал я. - Сейчас они начнут подготовку. В Таусе нет свободного жилья...
- Сроки, - нетерпеливо перебил меня Дракон.
- Я думаю, за месяц управятся.
Дракон обвел взглядом присутствующих.
- Месяц мы не можем себе позволить. - он помолчал. - На основании полученных данных я принимаю решение. Поселение в метро будет уничтожено. Так как тянуть нет смысла, то это произойдет сегодня.
Я ошарашено посмотрел на него.
- Но там больше тысячи человек! 
- Я знаю, - со злостью огрызнулся Дракон. - Думаешь мне легко?! Их смерть будет на моей совести! Но у меня на Земле семь миллиардов человек! Я не могу рисковать их жизнями.
- Но как мы сможем убить тысячу человек? Ты отправишь отряд отморозков, которые устроят там кровавую бойню? Там женщины и дети! Никто не подпишется на такое.
- Мы не будем стрелять. Сегодня ты вернешься туда. Ночью обойдешь все станции. На каждую мы отправим тебе контейнер с дистанционным взрывателем содержащий зарин. Когда все будет готово, мы произведем подрыв. Если успеем сделать все до рассвета, они умрут во сне и ничего не поймут.
- Я никогда не поверю, что это твоя идея, - сказал я, глядя ему в глаза.
- Нет, идея не моя. Чья - не скажу, тебе с этим человеком еще работать. Но другого выхода мы не видим.
Он был прав. Мы не знаем, зачем нас изучают. Эти исследования необходимо прекратить. Но убивать столько людей, только за то, что они оказались не в том месте… 
- Дракон, дай мне один день. Я хотя бы попробую вывезти женщин и детей. Ну нельзя же так! Это люди! - практически прокричал я.
- Хорошо, - немного подумав ответил Дракон. - Контейнеры в метро мы перенесем сегодня ночью, но взрывать не будем. У тебя один день. Завтрашний. Все, кого ты не успеешь вывезешь, умрут следующей ночью.
- А если я вывезу всех? - спросил я.
- Если вывезешь… Тогда у нас появится шанс изучить Серых людей. - вступил в разговор один из ученых. - Я думаю, нам не нужно будет взрывать контейнеры. Мы организуем на поверхности нашу базу для ученых. Они смогут днем ездить в метро и попытаются выяснить зачем нас изучают.
Дракон задумался. Практически все люди, когда сосредоточенно о чем-то думают, выполняют какие-то механические действия - стучат пальцами по столу, крутят в руках ручку, перебирают бумаги на столе. Дракон никогда ничего такого не делал. Он просто сидел и смотрел в одну точку. 
- Хорошо, - сказал он, - я согласен с этим предложением. Если до завтрашнего вечера ты сможешь всех вывезти - мы отменим взрыв и займемся изучением Северной пещеры. 
- Спасибо, - облегченно сказал я. У меня появился небольшой шанс спасти людей. - Я хочу позвонить домой, а потом можно перемещаться.
- Звони. Потом обязательно сходи в столовую. Не стоит упускать шанс покормить свое тело нормальной пищей.
Я появился в ста метрах от Летуна. Возле его шатра стояли две машины из группы Крота. 
Я сделал несколько кругов по песку, чтобы квадроцикл покрылся хотя бы небольшим слоем пыли и подъехал к людям.
- Макс, привет! - когда я подошел сказал Летун. - Ты же не планировал уезжать из метро сегодня.
Молодец, сориентировался. 
- Я там камеру разбил. - Ответил я, здороваясь с людьми Крота. - Нужна новая. Знаю, что у тебя запасные есть.
- Да, есть несколько. Пойдем, выберешь.
Мы отошли к микроавтобусу.
- Летун, я сейчас с Кротом уеду в метро. Ты возвращайся в город и найди как можно больше автобусов на завтрашний день. Нам нужны и большие автобусы, и маршрутки. Все, на чем можно перевозить людей. Плати любые деньги. Пусть снимаются с маршрутов и завтра с самого утра выдвигаются в сторону метро. Я сегодня Кроту покажу где что находится, поэтому завтра он будет показывать дорогу. Плюс ищи вездеходы или высокопроходимые тягачи. Они понадобятся, если какой-то из автобусов застрянет в песке.
- У меня беспилотники сейчас в воздухе. Им около часа возвращаться.
- Сажай их там, где они сейчас находятся. Завтра съездишь и заберешь. Никуда они не денутся. В крайнем случае новые закажем.
- Ясно. Сделаю. Потом расскажешь что там происходит?
- Расскажу. Когда все закончится.
Я забрал камеры и вернулся к Кроту. Его люди стояли возле моего квадроцикла и о чем-то спорили.
- Макс, откуда такого красавца взял? - спросил один из них.
- В пустыне нашел. Там их два было. Самое то, чтобы по пустыне гонять.
- Продашь? - спросил тот же боец.
- Один точно продам. По второму еще подумаю. В прошлой жизни мечтал такой купить. Но так и не собрался.
Парень радостно заулыбался.
- Крот, возвращаясь к нашему утреннему разговору, - сменил я тему. - У нас поменялись планы. Людей нужно вывезти завтра. Всех. Тот, кто останется - умрет. Поэтому вывозим даже тех, кто будет сопротивляться. 
- Но куда я их повезу?
- Не важно. Летун нашел полтора десятка новых оазисов за последнее время. Вот в один из них людей и вывозите. Поживут под открытым небом - им это будет полезно. Летун сейчас вернется в город и арендует все автобусы, которые сможет. Там тысяча человек. Одним автобусом сможем сделать минимум четыре рейса от метро до Плато за световой день. При средней загрузке в 60 человек, каждый автобус вывезет 240 человек. То есть нам нужно только пять автобусов в пустыню. С Плато людей можно будет отвозить микроавтобусами. Так что, все вполне осуществимо. 
Крот покачал головой:
- Поехали, посмотрим на твое метро. Потом будем решать, сможем ли мы сделать то, что ты задумал.
Возле входа в метро, в тени холма сидел Седой с одним охранником.
- Макс, я не сомневался, что ты вернешься. Ящеры дали нам уйти, правда Сергей так и не пришел в себя. Он дышит, но это все. Скорей всего он так и останется растением. - с грустью в голосе сказал Седой.
- Мне жаль. - искренне ответил я. - Но, видимо, такова его судьба. 
Пока мы говорили, к нам подъехал Крот со своими людьми.
- Седой, знакомься. Эти люди организуют вашу эвакуацию. Но у нас мало времени. Один день. Завтра. И сейчас все зависит от тебя. Мы обеспечим вас транспортом, но организовать выход людей должен будешь ты. У тебя на решение организационных вопросов остается сегодняшний вечер и ночь. 
- Но… - начал говорить Седой.
- Все остальные вопросы по эвакуации - не ко мне, - перебил я его. - Это уже к Кроту. 
Седой с Кротом достаточно быстро нашли общий язык и начали планирование эвакуации. Я выпросил у Седого разрешение покопаться в его архивах и засел за их изучением. Все данные хранились в виде обычной электронной таблицы на личном ноутбуке Седого. Самая большая таблица - список жителей. Дата и описание появления, личные данные, описание первых снов, заключение психолога. Для большей части заполнена дата и причина смерти. 
Следующая таблица была интересней. В ней была собрана статистика по опытам, которые проводили Серые над людьми. Кто и когда уходил, как долго отсутствовал, в каком виде вернулся. Выводы врача о том, какие эксперименты ставили над человеком. После чумы этот файл никто не заполнял - все врачи умерли. За этот файл аналитики Базы будут готовы душу дьяволу продать. 
Третья таблица давно не обновлялась. В ней содержались бухгалтерские данные первых Добытчиков - сколько товара привезли из деревни, сколько употребили сами, сколько продали. Описание полученных от населения, в качестве оплаты, товаров и услуг. Описание выплаченных заработных плат членам своей группировки.
Больше ничего интересного не было. Я скопировал себе все три таблицы и отправился искать Крота и Седого. Они нашлись в местной столовой. Крот со своими людьми с удовольствием уплетали за обе щеки маринованные белые грибы с жареной картошкой и соленую селедку с луком.
- Макс! - воскликнул один из бойцов, не переставая жевать. - Ты не представляешь, как я соскучился по селедке! Это восхитительно! Я даже не представлял, что так люблю ее! Спасибо, что притащил нас сюда!
Остальные сидящие за столом согласно закивали.
- Если ты договоришься с местными поварами, они тебе с собой завернут, - сказал Седой.
- Рассказывайте, получается у вас организовать вывоз людей? - спросил я, усаживаясь к ним за стол.
- Да, все нормально. - ответил Крот. - Люди предупреждены и готовы уехать. Договорились, что никто не берет много вещей - только личное. Всем необходимым мы обещали их обеспечить. Крупногабаритные вещи ночью свезут на станцию с выходом на поверхность и сложат на платформе. Когда будет возможность, мы подгоним пару фур и вывезем эти вещи. 
- Сегодня ночью мы сформируют группы по шестьдесят человек. - добавил Седой. - Километров за пять до выхода из метро, водители будут сообщать о своем приближении по рации, группы будут выходить на поверхность и сразу уезжать. Желания остаться никто не высказал. 
- Я рад это слышать, - сказал я. На часах было начало восьмого. - Крот, вы сильно не задерживайтесь. Вам еще обратно ехать.
- Мы решили остаться. Какой нам смысл туда-сюда ездить?
- Крот! Я тебя предупредил еще утром. Вы здесь не должны ночевать. И это условие, если ты помнишь, не менялось. Поэтому, доедайте быстрей и уезжайте. Это не моя прихоть. Это нужно для вашей же безопасности. 
- Макс, я не люблю, когда со мной играют втемную. Почему нам нельзя тут оставаться?
- Вам про Северную пещеру рассказали?
- Да.
- Мы считаем, что Серые люди из Северной пещеры считывают воспоминания тех, кто недавно попал сюда. Я думаю, что им не стоит знать про Таус и прочие наши города. Допускаю, что они про них и так знают. А если нет? Зачем давать им такой подарок?
- А как же ты? - спросил Крот. - Ты же тут уже ночевал!
- Со мной у них пока не вышло. Они смогли добраться только до моих подростковых воспоминаний. А сегодня я спать не планирую. 
Крот посмотрел на Седого. Тот едва заметно кивнул.
- Хорошо. Выезжаем! - крикнул Крот. Его люди сразу засобирались и уже через две минуты стояли у края платформы.
После их отъезда, я обошел все станции, принял контейнеры с зарином и спрятал так, чтобы на них никто не наткнулся. Я очень надеялся, что они не понадобятся, но таковы были правила игры. Я не мог не выполнить приказ.
На всех станциях стояла суматоха. Люди собирались к отъезду - собирали вещи, обсуждали завтрашний день и планировали свою жизнь на новом месте.
В семь утра пришло сообщение, что первые два автобуса приближаются. Сто двадцать человек - женщины и дети отправились на поверхность. Летун смог отправить восемь автобусов, поэтому к пяти вечера мы вывезли последнюю группу. Еще два часа ушли на проверку, что больше никого не осталось.
Я поднялся на поверхность. Возле входа стояло около десятка разных автомобилей - Крот привел с собой много помощников, скорей всего поэтому операция прошла без сбоев.
- Ну что, Макс. Все получилось? - спросил Крот, когда я подошел к его машине.
- Да. На сегодня все. Нам еще нужно обеспечить спасение тех, кто будет попадать в тоннели. 
- Завтра мы едем в пустыню. За два дня у нас там уже много людей собралось. Послезавтра жди нас здесь. 
- Договорились. 
Мы пожали друг другу руки. Они уехали в Таус, я в оазис, в который отвезли людей.

Глава 11
Люди в оазисе сидели вокруг костров и жались друг к другу. Многие из них отвыкли от открытого неба, деревьев, пения птиц, шума воды. Вокруг были установлены палатки. Не очень много - на всех не хватит. Крот сказал, что они собрали все палатки и спальные мешки, которые смогли найти в Таусе и ближайших поселках. Между палатками стояли ящики с армейскими сухпайками.
Седой вдвоем с охранником сидели возле костра. Я подошел к ним.
- Спасибо тебе, Макс. - сказал Седой. - Ты спас нас. Теперь я могу спокойно умереть.
- Зачем тебе умирать? Ты еще лет десять протянешь.
- Не протяну. Как ты думаешь, сколько мне лет?
- Шестьдесят. Или шестьдесят пять.
- Не угадал. Мне сорок один. Еще три месяца назад мне был сорок один год. Но потом, я во второй раз побывал в деревне. Они сделали со мной что-то такое, что я начал стареть. За три месяца я постарел на двадцать лет. Я думаю, мне осталось две-три недели, не больше. 
- Можно попросить местных врачей обследовать тебя.
- Это бесполезно. Мое старение невозможно вылечить даже на Земле. 
Он достал из рюкзака бутылку водки и два стакана.
- Макс, выпей со мной. Я хранил эту бутылку два года. С того момента, как попал сюда.
- Я думал, что ты вместе со станциями сюда переместился.
- Нет. Я появился через две недели. Как раз когда вовсю бушевал голод и начался хаос. 
От соседнего костра нам принесли котелок с мясом и какими-то овощами. Седой разлил водку. Мы выпили за удачу людей на новом месте.
- Хочешь я расскажу тебе про себя? - спросил Седой. - Сейчас мне уже бесполезно что-то скрывать.
- Если считаешь это нужным - рассказывай.
- Пообещай, что если я тебе расскажу, на Земле у меня не возникнет проблем.
- А почему ты думаешь, что я могу создать кому-то проблемы на Земле?
- Я хоть и стар, но голова у меня еще работает. Я два раза видел, как тебя убивают. И два раза ты возвращался. Живой и невредимый. Полный сил. С новым оборудованием. А еще я знаю как у нас появляются люди. Поэтому я уверен, что ты имеешь связь с Землей. И не только связь. Ты сам с Земли.
- Пусть так. Но я все равно не могу тебе рассказать правду.
- Жаль. - с обидой в голосе сказал Седой. - Ну да ладно. А я тебе про себя расскажу. 
Он налил еще по одной.
- Я родился в Душанбе в 76 году. В русской семье. Мой отец погиб во время беспорядков 1990 года. Мать забрала меня и младшую сестру и уехала в Россию, к родителям. Мы поселились в деревне, недалеко от Кургана. Работы для мамы не было, она перебивалась случайными заработками. На нас с сестрой времени не хватало. Я начал пропускать школу, потом подворовывать. Правда в деревне воровать было нечего, поэтому я начал сбегать в Курган. Там прибился к банде малолеток, которые занимались грабежами и разбоем. То, что я в Таджикистане занимался боксом, помогло мне не только быстро влиться в ряды банды, но и быстро стать ее лидером. Я быстро понял, что сами по себе мы долго не протянем, нам нужна была серьезная крыша. Поэтому, я вышел на остатки одной из ОПГ, большая часть которой к тому моменту перебралась в Москву. Они взяли над нами шефство и уже через полгода наша малолетняя банда держала в страхе несколько районов города. В 94 меня, по моей глупости, загребли в армию. Я попал в самое начало первой Чеченской войны. В Грозный. Не погиб, попал в плен. Меня долго принуждали перейти на их сторону. Я сопротивлялся, пока они не отрезали мне палец. После этого я перешел в ряды террористов. Сначала меня заставляли делать грязную работы - пытать и убивать пленных, участвовать в операциях против вооруженных сил России. Когда я доказал свою преданность, меня отправили в Иорданию, для обучения в одном из тренировочных лагерей. Там я обучался по программе снайпера. В 97 я вернулся в Чечню и продолжил служить своим хозяевам. Но я так и не стал для них равным. Когда в конце 99 нашу банду в горах накрыл Российский спецназ, я, понимая, что прощения мне не будет, перебил остатки членов банды, несильно ранил себя в руку, спрыгнул в яму с рабами и перебил их всех. Когда пришли военные, я рассказал им, что меня держали в рабстве последние пять лет. Мне поверили. Восстановили документы, помогли устроится на работу. Пару месяцев я проработал на фабрике. Потом нашел своих старых дружков. Когда я только попал в плен, им предложили меня выкупить. Не дорого, мы в то время столько зарабатывали за пару месяцев. Но они пожадничали. Вернувшись, я забрал у них все, что они заработали за последние годы. Кто-то из них при этом умер, кто-то оказался умнее и успел уехать за границу. Постепенно сколотил новую банду, начал промышлять тем, чем занимался до армии. Но сейчас это не приносит такой же доход, как в девяностые. Тогда я купил снайперскую винтовку и стал убивать людей за деньги. За несколько лет я высоко поднялся в неофициальном мировом рейтинге специалистов моего профиля. Объездил весь мир. Стоимость моих последних работ составляла семизначные числа. А потом я попал сюда. Хотел бы я знать, как у меня сейчас дела на Земле… 
Он помолчал, думая о чем-то своем. На оазис опустилась ночь. Вокруг слышались крики неизвестных птиц и зверей. 
- Когда я попал в местное метро, здесь был хаос. Люди убивали друг друга за еду. Изнасилования были обычным делом. Не было ни одного человека, который смог бы навести порядок. Милиционеры, которые могли бы что-то сделать, ничего не успели. Их убили первыми. И как-то так получилось, что я занялся наведением порядка. Я делал это грубо и жестко, но только так можно было изменить ситуацию. У меня и тут появилась своя банда. Мы держали в страхе все метро. Но старались быть справедливыми. Потом появились пещеры. Мы вытеснили обычных людей из процесса поставки продуктов и занялись этим делом сами. Мы стали самыми богатыми и влиятельными на этих чертовых пяти станциях. Мы вершили судьбы людей. Мы решали, кто сегодня будет есть, а кто голодать. Кто будет согревать нам постель и на следующее утро сможет накормить своих детей. А кто пойдет домой голодный, в надежде на следующий день добиться нашей благосклонности. Когда мы бежали со своей станции от Серых людей, меня оставили в живых только за старые заслуги. За то, что когда-то я смог навести порядок в этом маленьком мире. Всех остальных членов моей банды убили. Меня сделали правителем благодаря тому, что больше не было кандидатур. Губернаторы, мэры, депутаты, да просто руководители успешных организаций не ездят в метро. А те, кто ездят - не умеют управлять поселением. 
Он немного помолчал. Мне показалось, что этот разговор вытягивает из него последние силы. Седой кивнул на своего охранника:
- Эти охранники, которые всегда со мной - на самом деле мои палачи. Их когда-то было трое. Сейчас остался один. Их приставили ко мне очень давно. Они должны убить меня, если народ решит, что я превышаю свои полномочия. Но, как видишь, я еще живой. 
К нашему костру подошли три женщины. Они попросили Седого рассудить возникший конфликт. Он ушел с ними, а когда вернулся, момент откровений был утерян. Мы обсудили планы на следующий день и легли спать. 
С утра мы составили список первостепенно важных вещей, необходимых поселению и я уехал в город за покупками. После похода по магазинам и оптовым базам, мой счет ощутимо похудел. Пришлось ехать к мэру Тауса и уговаривать его взять новое поселение под свое крыло. Он согласился только при условии, что бывшие жители метро будут платить повышенные налоги ближайшие два года. Так как никаких полномочий заключать соглашения у меня не было, я просто отвез мэра к Седому и оставил их решать свои вопросы самостоятельно.
На следующий день с утра, я поехал в метро. Крот со своими людьми должен был приехать ближе к обеду. 
Я спустился под землю, обвешанный оружием как Рэмбо. Доехал до Северной пещеры, готовый с боем прорваться в здание почты. Северная пещера встретила меня абсолютной тишиной. Не было ни ящеров, ни Серых людей. Не было вообще никого. Я обошел ближайшие дома. Электричество было отключено. Без каких-то проблем я дошел до Почты. Двухэтажное здание, снаружи ничем не отличающееся от сотен таких же на Земле, оказалось абсолютно пустым внутри. Не было внутренних стен, перекрытий, лестниц. Даже окон. Просто серая коробка. Абсолютно пустая. Лишь на полу остались сотни следов от когтей ящеров. Я ни на шаг не приблизился к разгадке тайны Серых людей.
В два часа приехал техники от Крота. Они смонтировали тревожные кнопки, передатчики, указатели. Все это заняло три дня. За это время я успел обследовать две станции. Нашел клад из золотых украшений, про которые говорил Седой. Нашел склад Госрезерва, который позволил бы людям прожить несколько лет без продуктов из деревни. 
Когда все необходимое для спасения попавших в метро людей было смонтировано, Крот приехал принимать работу. Он объехал все тоннели, проверил работу всего оборудования.
Я ждал его на станции с эскалаторами. За неделю я настолько устал от подземной жизни, что думал только о том, как вернуться к нормальной жизни.
Мы с Кротом поднялись на поверхность. Я устало облокотился на свой автомобиль. Крот устроился рядом.
- Макс, не переживай. Мы все подготовили. Во всех тоннелях установлены указатели и таблички. Подготовлены места для ожидания. Мои люди будут раз в два дня приезжать и забирать новичков. 
- Спасибо, Крот. Вы делаете очень нужное дело. Кстати, в деревне осталось много продуктов. Отправьте Апреля. Пусть заберет. Жалко будет, если что-то пропадет.
- Хорошо. Езжай домой. Мы тут справимся.
Я сел за руль и не спеша поехал в сторону города.

Часть 4

Comments

Ваша учетная запись не имеет разрешения размещать комментарии!