» » Шибел Паундер - Ведьмочки Гламбурга. Дружба сильней заклинаний!

Шибел Паундер - Ведьмочки Гламбурга. Дружба сильней заклинаний!

Шибел Паундер

Дружба сильней заклинаний!


* * *

Джеймсу, Эмили и Артуру

Что было раньше…

С тех пор как Вега оказалась в Водостоке – подземном мире, где живут ведьмы, – приключений у неё было хоть отбавляй. Она участвовала в «Битве ведьм», она победила злую Силию Крэйфиш, которая хотела захватить власть в Водостоке, она выудила Фрэн из чана с джемом и до сих пор не пристукнула Люси Тэтти – свою назойливую фанатку. Да, кажется, Вега способна преодолеть любые трудности! А всё потому, что у неё есть верные подруги и вместе они суперсила. Будем надеяться, что суперсила поможет им и в этот раз, потому что впереди их ждёт особенно опасное приключение.

1 Нет, Фрэн!

Продюсер Патриция отвергала все предложения Фрэн с того самого дня, как с ней познакомилась. Она сказала нет, когда Фрэн придумала новое правило для Проливуда: «ВЫСОКАЯ ПРИЧЁСКА ИЛИ ПОЗО-О-О-ОР!»

– Мы будем высмеивать всех артистов, у которых причёска не похожа на мою, – радостно объяснила Фрэн.

Патриция велела ей убираться из кабинета.

Она сказала нет, когда Фрэн предложила новое шоу – «Бей ведьму!».

– Берём молоток побольше и…

– НЕТ! – крикнула Патриция.

Но сегодня всё изменилось. Фрэн придумала новую суперфеерическую программу, в которой феи будут сражаться друг с другом. Весь Водосток придёт в неописуемый восторг. Эта программа окажется гораздо круче «Каждой крошке по крошке», круче даже «Битвы ведьм».

И она отвлечёт всех от той беды, которая вот-вот обрушится на Водосток…

2 Приглашение

Две недели спустя Вега и Флафанора сидели на полу в доме миссис Брю.

– «Войны фей»? – переспросила Вега без особого интереса. – Это Фрэн придумала?

– Фойны. Через «ф», – не поднимая головы, отозвалась Флафанора. Она щёлкала пальцами, и иголка сама собой пришивала манжет к сверкающему спортивному костюму фейского размера. – Говорят, это будет самое потрясающее шоу за всю историю Водостока. И самое мелкомасштабное – в нём ведь участвуют одни только феи.

– А почему именно ты занимаешься костюмами? – спросила Вега, разглядывая другой, узкий костюмчик с огромными прорезями для крыльев.

– Это для Джули Джамбо Вингз, – пояснила Флафанора и, подвесив в воздухе костюм, над которым работала, принялась крутить его пальцем и придирчиво разглядывать со всех сторон. – Отлично! – наконец объявила она, щёлкнула пальцами и оборвала нитку. – Вообще-то феи просили маму сшить костюмы, но она очень занята. Работает над новой шляпой для нашей почётной гостьи – королевы русалок. Мама сейчас отправилась в Слякдон, в Музей русалок. Хочет показать там эскизы шляп – у неё целых пять вариантов. Я ей сказала, что главное – побольше ракушек.

– А моя мама сейчас тоже в Слякдоне! – подхватила Вега. – Пытается усовершенствовать ванну, в которой повезут королеву русалок… Ой! – Вега помахала «Гламбургским вестником» перед носом у Флафаноры. – Гляди! Они теперь в каждом выпуске рассказывают про новое шоу Фрэн. В этот раз тут интервью с Фрэн и ещё всякое…

Вега умолкла, потому что в комнату внезапно вошли два конверта.

Флафанора схватила их:

– Странно. Письма обычно получает мама, а мне никто не пишет, ну разве что ты, но ты-то сейчас здесь. Погоди-ка… Одно для тебя. Видимо, за тобой сюда прилетело.

Вега разорвала конверт. Она тоже редко получала письма, если не считать посланий от своей фанатки номер один – Люси Тэтти.

Вега, ты можешь войти в тайное общество «Остряки». Если успешно пройдёшь собеседование. Сегодня вечером, как только стемнеет, ждём тебя в лесу в пяти шагах от ресторана «Листочек».

 

– У меня то же самое, – сказала Флафанора, заглянув Веге через плечо.

– С чего это вдруг они решили взять нас к себе? – пробормотала Вега, с недоумением перечитывая письмо.

В тайное общество «Остряки» входили только самые крутые ученицы самой крутой школы на Волшебной Вершине. Поговаривали, что возглавляет общество Идабель, старшая сестра Фелисити Бэт. И главное – никто не знал, что происходит на собраниях «Остряков».

«Кажется, у нас появился шанс это выяснить», – подумала Вега.

– Надо с ними встретиться, – пробормотала Флафанора. Ей явно пришло в голову то же самое, что и Веге. – Не хочу вступать в это общество, но интересно же узнать, чем они занимаются.

Вега наконец оторвалась от письма и посмотрела на Флафанору.

– Как думаешь, а Фелисити тоже пригласили?

– Нет, меня никто не приглашал! – сердито рявкнула Фелисити Бэт.

В гостиную Липового дома вошла Пегги. Она несла на подносе коктейли из «Клаттербакса». Но посреди комнаты споткнулась и полетела головой в диван. К счастью, Фелисити быстро щёлкнула пальцами и помогла Пегги удержаться на ногах.

– Спасибо! – весело воскликнула Пегги.

Тут Фелисити щёлкнула ещё раз – подушка подскочила с дивана и шлёпнула королеву ведьм по носу.

– Я всегда мечтала попасть на тайное собрание «Остряков»! – Фелисити прочитала письмо и швырнула его обратно Флафаноре. – Идабель просто хочет, чтобы я вам завидовала.

– А зачем ей это? – удивилась Флафанора.

– Потому что она Идабель. Она делает всё возможное, чтобы меня выбесить.

– Тогда почему, – не унималась Флафанора, – ты хочешь вступить в её тайное общество?

– НЕ ЗНАЮ Я! Не знаю! Но вам точно не стоит туда ходить, – бросила Фелисити и о-о-о-очень медленно вылетела в окно.

– Почему она летит так медленно? – шепнула Вега на ухо Пегги.

– У неё новые ботинки, – отозвалась Пегги.

– Мне нравятся блестящие носы, – пробормотала Вега. – Хотя, по-моему, эти ботинки совсем не в стиле Фелисити.

– А ещё они, кажется, тяжеловаты, – добавила Пегги. – И тянут её вниз. Странно. Ну, думаю, если ей надо будет долететь куда-то побыстрее, она просто их снимет.

Вега глянула через плечо. Флафанора сложила письмо и убрала в карман юбки.

– Ну так что, вы пойдёте? – спросила Пегги. – Я бы пошла, если бы меня пригласили!

– Конечно пойдём, – ответила Флафанора. – Мне лично интересно. И Веге тоже, хотя она и не признаётся.

Вега нахмурилась:

– Жаль, что ты не можешь пойти с нами, Пегги.

– Будьте осторожны, – сказала Пегги. – Если вы считаете Фелисити Бэт хитрой и изворотливой, вы просто ещё мало знакомы с Идабель.

3 «Фойны фей», репетиция

– «Фойны фей»! «Фойны фей»! Украшай себя скорей! А потом размахнись и бей! Поживей! Прямо сейчас – «Фойны фей»! «Фойны фей»! – доносилось из фургончика Фрэн.

– Нет, как главная песня передачи это не годится, – проворчала Криспи, сидевшая в фургончике за крошечным письменным столом.

Фрэн зависла в воздухе:

– Почему?

– Потому что это не песня, а УЖАС!

Фрэн всплеснула руками и фыркнула:

– Криспи! Ты постоянно распространяешь негативные флюиды!

– Нет у меня никаких флюидов! – сердито воскликнула Криспи. – Есть только этот стол, за которым мне приходится сидеть!

Она ударила кулаком по столешнице, но Фрэн уже отвлеклась – она смотрела в окошко.

– Гляди! Прилетели остальные и принесли костюмы! – завопила Фрэн. – Я уже говорила, что их сшила для нас сама Флафанора Брю?

– Да, раз триста, – буркнула Криспи, скрутила несколько листов бумаги и сунула под мышку.

Тут по стеклу шлёпнуло огромное крыло.

– ДЖУЛИ ДЖАМБО ВИНГЗ! ТЫ ЧТО, ХОЧЕШЬ МНЕ ОКНО РАЗБИТЬ? – заорала Фрэн так, что фургончик затрясся.

– Прошу прощения! – отозвалась Джули, и было понятно – ей вовсе не нужно никакое прощение.

Через два часа на съёмочную площадку заглянула продюсер Патриция, чтобы лично удостовериться, что репетиция нового шоу идёт как надо.

– ЖАБА МЕНЯ ПРОГЛОТИ, ЧТО ЗДЕСЬ ТВОРИТСЯ?! – завопила она.

Фрэн в сверкающем спортивном костюме и такой же маске (маска нужна была в первую очередь, чтобы очки не падали во время борьбы, но и драматизма добавляла, конечно) впилась зубами в огромные крылья Джули Джамбо Вингз.

– Нифефо, – смущённо отозвалась Фрэн.

Криспи, парившая на краю площадки, толкнула Патрицию в бок: мол, не мешай, идёт репетиция. Съёмочная площадка была маленькой, но с отличными декорациями. Сам ринг был похож на огромную радугу, его окружали дома, над которыми светились яркие звёздочки.

На площадке появилась Донна. Она пролетела прямо сквозь одно из зданий, закрутилась перед Фрэн, сделала обратное сальто в воздухе и выхватила Джули Джамбо Вингз из её зубов.

– ХА-ХА-ХА! Я – НАСТОЯЩИЙ ЗЛОДЕЙ! МЕНЯ ЗОВУТ КУЛАЧОК! Я ВЫСОСУ ВСЮ ВОЛШЕБНУЮ ПЫЛЬЦУ, И МИР ПОГРУЗИТСЯ ВО ТЬМУ! А ПОМОЖЕТ МНЕ МОЯ ПОДРУГА – УЖАСНАЯ… ШЛЁП-ШЛЁП!

– Имена ещё обсуждаются, – быстро шепнула Криспи Патриции.

Донна – она же Кулачок – потянула носом воздух, и Фрэн согнулась пополам: из её высокой причёски потянулась волшебная пыльца.

– НЕ-Е-ЕТ! – вскричала Фрэн.

А потом, схватившись за сердце, плюхнулась на ринг и замерла.

Зловеще хихикая, Донна и Джули улетели прочь.

– НАДО ИХ ОСТАНОВИТЬ! – отчаянно простонала Фрэн, делая вид, что не может подняться на ноги. – Я – СУПЕРГЕРОЙ! Я – ЛЕГЕНДА! НЕ ЗАБУДЬТЕ КУПИТЬ МОИ ФОТО – ЭТО НАСТОЯЩИЙ ЭКСКЛЮЗИВ! ПОТОМУ ЧТО… Я – ЭТО Я!

Она неуклюже взгромоздилась на одну из звёздочек, и прожекторы погасли.

– Снято, – равнодушно объявила Криспи. – Хорошо получилось, поздравляю.

Патриция громко захлопала в ладоши:

– Отличное будет шоу!

Фрэн встала и поклонилась.

– Она всё время рекламирует свои фото, – пожаловалась Криспи.

– КРИСПИ, НЕ МЕШАЙ! – взвизгнула Фрэн. – Ты не видишь, что Патриция занята, – она мне аплодирует.

– Кстати, ваше шоу пришлось передвинуть. Первый эпизод должен выйти уже сегодня. У нас образовалась дыра в программе из-за того, что Мурмойка облысела.

– Облысела? – Фрэн сделала удивлённые глаза.

– Да. Кто-то сказал заклинание облысения возле костюма Мурмойки. Теперь во всей костюмерной нет ни одной пушистой вещицы.

Фрэн закусила губу:

– Ужас какой! Кто мог такое сотворить?

Криспи открыла рот и ткнула пальцем в сторону Фрэн.

– Это же ты…

Фрэн метнулась к ней и столкнула со сцены.

– Ой, Криспи! Какая ты неуклюжая!

– Эфир через два часа, – объявила Патриция, возбуждённо шагая туда-сюда. – Добавьте прожекторов – уже совсем стемнело. Приготовьтесь. И давайте без неприятных сюрпризов.

– Само собой, – отозвалась Фрэн.

Она не знала, что в пяти минутах ходьбы от площадки, в густом лесу кое-кто уже приготовил очень неприятный сюрприз.

4 Идабель Бэт

Вега шла за Флафанорой по лесу. Под ногами хлюпало.

– Если Фелисити узнает, что мы пошли, она нас убьёт, – прошептала Вега.

– Ну, значит, мы не будем ей об этом рассказывать, – отозвалась Флафанора.

Вега перепрыгнула через лужу:

– Ты не думаешь, что нам может… грозить опасность?

– Да ладно тебе! – отмахнулась Флафанора. – Это же подростки, а не чудовища!

– Гляди – вон там, где фургончики фей, виднеются огоньки. Может, сказать Фрэн, куда мы идём? Ну мало ли… Вдруг что-то случится?

Флафанора схватила Вегу за руку и потянула в кусты. Мимо пролетела продюсер Патриция на зонтике.

– Ты спятила? – прошептала Флафанора. – «Остряки» – тайное общество. Мы идём на их тайное собрание, а ты предлагаешь всем об этом рассказать! К тому же Фрэн наверняка увяжется с нами, и нас точно не примут!

– Ты права. – Вега встала, стряхнула листья с колготок, вытащила приглашение и перечитала его. – Как думаешь, далеко ещё?

Флафанора остановилась перед пятью одинаковыми деревьями с узловатыми ветвями и сцепила руки за спиной.

– Ты чего? – удивилась Вега.

– Ничего, просто встань тут, – скомандовала Флафанора.

Вега неохотно встала рядом и принялась разглядывать деревья. Как они могут быть совершенно одинаковыми?

– Я читала об этом в «Шикарной жабе», – подмигнув, начала Флафанора. – Одна журналистка пыталась пробраться на собрание «Остряков». Правда, ей удалось узнать не много – Идабель наложила на журналистку сонное заклятие. С тех пор она всё спит и спит, и слюни текут у неё изо рта. – Флафанора указала на стеклянный ящик слева от деревьев. В нём спала ведьма. – Её называют Красавица. – Ведьма оглушительно всхрапнула, а Флафанора продолжила: – К счастью, у неё был с собой волшебный блокнот, который сам записывал всё, что узнала журналистка. Его нашла Мэвис и послала в редакцию «Жабы» – она решила, что кто-то его просто потерял. Записи прочитали, а вот расколдовать журналистку пока никто не смог…

Спящая ведьма снова всхрапнула.

Вега поглядела на деревья:

– Кажется, сейчас что-то…

У Веги слёзы выступили от едкого дыма. А когда дым рассеялся, пять одинаковых деревьев исчезли и на их месте появились пять ведьм в остроконечных шляпах.

– А вот и вы, – сказала Идабель и шагнула вперёд, – как раз вовремя.

5 Фелисити разговаривает с ботинком

Фелисити Бэт сидела в своей комнате в Липовом доме. Рядом лежали её любимые игрушечные паучки и стопка книжек.

Её левая нога вдруг задрожала.

– Погоди, сейчас сниму, – сказала Фелисити. Стянула ботинок и заглянула в него. – Ну потерпи немного, – прошептала она, – я пока не могу придумать, как тебе помочь. Зато тут ты точно в безопасности.

Ботинок снова задрожал.

– Ладно, я принесу еды. Ты любишь джем?

6 «Итак, вы хотите стать „Остряками“…»

– Ита-а-ак, вы хотите стать «Остряками»? – протянула Идабель.

– Ну, вообще-то мы просто… – начала было Вега.

Но Флафанора ткнула её в бок:

– Да. Очень хотим.

Идабель махнула своим подругам, приглашая их разместиться на чёрных валунах вокруг большого зелёного костра.

Ведьма в джемпере с русалками и мешковатых чёрных брюках бесцеремонно оттолкнула Вегу и плюхнулась на валун.

– Меня зовут Мелоди Мак-Плюх, – представилась она и протянула Веге руку.

Вега переминалась с ноги на ногу, не зная, стоит ли им с Флафанорой тоже сесть.

– Привет! – Вега пожала руку. – Мы уже виделись. В Музее русалок. Ты ведь там работаешь, да?

– Ага. Но я тебя не помню. – Мелоди пожала плечами. – Погоди-ка, ты знаешь Фрэн? Она часто к нам прилетает. На прошлой неделе стянула пластмассового омара.

– Наверняка Фрэн его вернёт. Потом. Когда-нибудь, – пробормотала Вега. – Видимо, он ей срочно понадобился.

Мелоди, чавкая, пожевала жвачку, а потом выдула огромный чёрный пузырь. Он лопнул прямо у Веги перед носом.

Идабель ткнула пальцем в ведьму, сидевшую рядом с Мелоди. Она была невысокого роста, с коротко стриженными тёмными волосами. Глаза занавешивала длинная мрачная чёлка.

– Это Берта Брэм. Она секретарь нашего тайного общества.

– А что она делает как секретарь? – спросила Флафанора.

– Обычно я покупаю еду, – отозвалась Берта и протянула ей поднос. – Хочешь мармеладную звёздочку из джема?

Флафанора обеими руками схватила две звёздочки и отправила в рот.

– Какие вкусные!

– Они сделаны из особенного джема. Ему уже сто лет. Такой джем продаётся только в магазине на Волшебной Вершине.

Флафанора взяла ещё одну.

– Бросто босхидидильно! – пробормотала она, из уголков её рта стекал джем.

– Вега, садись! – рявкнула Идабель, и Вега тут же запрыгнула на соседний валун, как дрессированная лягушка.

Идабель указала на ведьму рядом с Вегой:

– А это чудо называется Франческа Фигнетл. Мы недавно приняли её в наше общество.

Франческа взяла Вегу за шиворот и стащила с камня.

– Ты чего это?! – вскрикнула Вега.

– Ты села на моего призрачного кролика, – сердито объяснила Франческа.

Подхватив руками воздух, она стала гладить его, будто маленького зверька.

– Призрачный кролик? – удивилась Вега.

Мелоди наклонилась к ней и прошептала:

– Главное, не наступи на её призрачного кота. Иначе Франческа придёт в ярость.

Взволнованно оглядевшись, Вега осторожно села на камень и подтянула колени к подбородку.

– А ещё у неё есть призрачная змея, но я лучше даже говорить о ней не буду, – заявила Мелоди и выдула очередной пузырь, который лопнул с громким ХЛОП!

– Так, Мелоди вы уже знаете, – продолжила Идабель и, обведя пальцем круг, остановилась на последней из «Остряков». – А это Котриона Кошкакот.

– Кошкакот? – Вега хихикнула. – В смысле кошка и кот?

– Ну разумеется, – сказала Идабель. – Это в её семье изобрели заклинание, которое превращает ведьм в кошек.

– Как раз после этого мои предки и сменили фамилию на Кошкакот, – надменно объяснила Котриона.

– А почему не Кот или Кошка? – спросила Вега. – Почему Кошкакот?

– Потому что мы придумали два заклинания про кошек, и оба получили высшие награды!

– А если твои родные придумают ещё одно похожее заклинание, тебя будут звать Котриона Коткошкакот? – спросила Флафанора, фыркнув себе под нос.

Котриона задумчиво уставилась вверх, на ветки деревьев.

– Гм… Даже не знаю…

– Советую вам больше не изобретать заклинаний про кошек, иначе так можно стать Коткошкакоткошкакоткошкакот! – воскликнула Вега и захохотала так, что чуть не свалилась с валуна, на котором сидела.

Отсмеявшись, она вдруг заметила, что «Остряки» смотрят на неё с возмущением. И только Флафанора сама едва сдерживала смех – аж покраснела как рак.

– Это не смешно, – процедила сквозь зубы Котриона. – Идабель, зачем мы вообще их пригласили?

– Да ладно, по-моему, не такая уж и плохая шутка. – Идабель щёлкнула пальцами, и огонь из зелёного стал чёрным.

Мимо снова пролетела продюсер Патриция, на этот раз вместе с Криспи.

– Я запретила Фрэн приносить на съёмочную площадку настоящие радуги, – проворчала Патриция. – Они ужасно дорогие, а Фрэн то и дело их ломает. Ты даже представить не можешь, какие штрафы приходится платить за поломанные радуги!

Флафанора кинулась на землю и накрыла голову руками.

Мелоди выдула такой огромный пузырь, что он чуть не коснулся лица Патриции.

– Они нас не видят, – с высокомерной улыбкой сообщила Идабель. – Нас защищает сложное и очень сильное заклинание. Так что для посторонних тут никого нет – только деревья.

Криспи оглянулась, посмотрела на Вегу и слегка притормозила. Вега покосилась на Флафанору – заметила она или нет, – но Флафанора как раз забиралась обратно на свой валун.

Вега не сомневалась, что Криспи её видит. Страшненькая фея смотрела прямо на неё!

– А теперь приступим! – объявила Идабель. – По правилам каждая из нас должна рассказать страшную историю.

– Но я не готовилась! – воскликнула Вега.

– Первой начнёт Франческа, так что у тебя будет время подумать, – отозвалась Идабель. – Вы расскажете страшные истории, и мы проголосуем. У кого история получится интересная, того мы примем в наше тайное общество. Причём решение должно быть единогласным.

Флафанора потёрла руки. Она обожала страшные истории. И ей всегда удавалось всех запугать. Пегги говорила, что до сих пор с опаской поглядывает на унитаз, потому что каждый раз вспоминает историю Флафаноры «Бачок с попугаем».

Франческа поднялась с валуна и шагнула прямо в костёр.

– Ты куда?! – крикнула Вега.

Но Франческа не сгорела и даже не обожглась. Пламя взвилось, закружилось вокруг неё и превратилось в удивительное кресло. Франческа устроилась в нём, прямо над костром.

– Ух ты! – выдохнула Вега.

– Жил да был старенький призрак по имени Гордон, – начала Франческа. – Однажды он купил шляпу, на которой было написано: «Обними меня», хотя, разумеется, призрака нельзя обнять. Он легко проходил сквозь всё что угодно – ведьм, стены, вечно недовольных людей. Но шляпа при этом крепко сидела у него на голове. Как такое возможно? И как он отдал деньги за шляпу, если не мог удержать в руках ни единого стокеля? Вот ведь ужас, верно?

Идабель закатила глаза и крикнула:

– СЛЕДУЮЩАЯ!

ГЛАМБУРГСКИЙ ВЕСТНИКОЧЕНЬ СТАРЫЙ ВЫПУСК

ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ:

 

«Гламбургская шестёрка» на свободе!

 

В столице Водостока открылось новое кафе «Клаттербакс»!

 

Совсем недавно в Гламбурге открылось новое потрясающее кафе «Клаттербакс». Его владелицы, сёстры Клаттербакс, выбрали отличное местечко – в переулке неподалёку от Гламурного проспекта. Роскошные торты и множество газированных напитков (хозяйки кафе называют их коктейлями) наверняка не оставят равнодушными жительниц нашего города. Сёстры Клаттербакс сами решают, кого пускать в своё кафе, а кого нет. Злым ведьмам вход строго воспрещён!

 

А теперь о более важных новостях. Наша единственная журналистка расследует дело о жестокой банде «Гламбургская шестёрка», наводящей ужас на всех горожан.

 

Журналистка. Сегодня мы возьмём интервью у юной Мэвис, которая мечтает открыть свою лавку с джемом, когда вырастет. Мэвис, что вы можете сказать о «Гламбургской шестёрке»?

 

Мэвис. О! Они просто ужасны! У каждой свой особый талант, и от них повсюду одни неприятности!

 

Журналистка. А зовут их, насколько я знаю, Первая, Вторая, Третья, Четвёртая, Пятая и Шестая. Вы знаете, какие у кого таланты?

 

Мэвис. Ну да. Они управляют стихиями. Воздух, Огонь, Вода, Земля… Джем и Волосы.

 

Журналистка. Кажется, страшней всего та, которая управляет волосами!

 

Мэвис. Я больше боюсь ту, что с джемом. Она его повсюду разбрасывает. Скоро ведьмы Водостока возненавидят джем, и я не смогу открыть свою лавку!

 

Журналистка. «Гламбургская шестёрка» досаждала вам лично?

 

Мэвис. Конечно! Первая, та, которая управляет воздухом, забросила меня на крышу театра «Гламод», и я не могла оттуда спуститься. Прохожие решили, что это такое представление, и собрались поглядеть. Я «играла» целых пять дней, пока кто-то наконец не догадался, что меня надо спасать.

 

Журналистка. А что самое жуткое вы слышали о «Гламбургской шестёрке»?

 

Мэвис. Что они хотят сожрать всех фей! Бедняжки попрятались кто куда. Ведьмы из «Шестёрки» верят, что если съедят фей, то станут бессмертными. Многие ведьмы подумывают о том, как разделаться с «Гламбургской шестёркой». Я считаю, надо посадить их всех в большую банку с джемом! Я бы сама с радостью взяла её на хранение.

 

Журналистка. Спасибо, Мэвис! Удачи! Надеюсь, вам всё-таки удастся открыть свою лавку!

 

ПРИМЕЧАНИЕ

 

Не пытайтесь есть фей! Жёсткие крылышки забьются между зубами, а зубных врачей мы ещё не изобрели, времена-то сейчас древние.

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

 

Фее, разбившей радугу, придётся заплатить миллион стокелей!

 
7 «Фойны фей», первая серия

– Уважаемые зрители, – довольно вяло пробубнила Криспи из-за камеры, – добро пожаловать на «ФОЙНЫ ФЕЙ».

На краю съёмочной площадки взорвалась огромная хлопушка, и в воздух взвилась туча блёсток. На крошечный ринг, над которым тут и там криво висели картонные радуги, слетели две феи.

Фрэн устроилась в углу, скрестив руки на груди.

– Настоящие радуги гораздо красивее. Разве мы не могли?..

– НЕТ, Фрэн! – прошипела Патриция.

– В Царстве фей творится что-то невообразимое, – продолжала вещать Криспи. – Там появилась преступница! Злодейка! Настоящее чудовище! И она хочет уничтожить весь мир!

Джули Джамбо Вингз облетела ринг. Она потрясала кулачками и изо всех сил хлопала своими огромными крыльями, сшибая декорации.

– Перед вами коварная и ужасная Шлёп-Шлёп!

Ведьмы, стоявшие вокруг съёмочной площадки, взвыли: «У-у-у-у-у-у-у!» И точно таким же «У-у-у-у-у-у-у!» встретили «фею-злодейку» все, кто смотрел передачу на ложках.

– А вот настоящие радуги она не смогла бы разбить своими неповоротливыми крыльями, – заметила Фрэн, но Патриция притворилась, будто не слышит её.

– Но у нас ещё есть надежда! Наш спаситель! Наша феерическая фея!

Патриция кивнула, и Фрэн полетела по рингу, радостно маша зрителям.

– Это… ФУНДУЧО-О-О-ОК!

Фрэн резко застыла в воздухе, и Джули Джамбо Вингз врезалась ей в спину. Фрэн сердито уставилась на Криспи.

– Её ведь должны были звать Феерическая Феерия или Богиня Фей, разве нет? – прошептала Патриция.

– Прямо перед съёмками мы решили изменить имя на Фундучок, – соврала Криспи и широко улыбнулась. – Фрэн оно очень нравится!

Недовольная Фрэн полетела дальше, а публика принялась скандировать:

– Фун-ду-чок! Фун-ду-чок! Фун-ду-чок! Фун-ду-чок!

Феи сошлись в центре ринга и притворились, будто нападают друг на друга. Шлёп-Шлёп хлопнула Фрэн-Фундучок крыльями по носу. А та в ответ огрела Шлёп-Шлёп своей пышной причёской.

– Вперёд, Фундучок! – взвыла толпа.

– Не сдавайся, Шлёп-Шлёп! – крикнула одна ведьма.

– ЗА ШЛЁП-ШЛЁП БОЛЕТЬ НЕ НАДО! – тут же заорала Фрэн. – ОНА – БЕЗДАРНАЯ ЗЛОДЕЙКА!

Фундучок обхватила Шлёп-Шлёп за шею. Свет потускнел.

– О нет! – сказала Криспи. – Кажется, Шлёп-Шлёп вызвала подмогу!

Шлёп-Шлёп вырвалась, спустилась на землю и радостно поприветствовала… Донну!

У Фундучок по щекам текли капли сверкающего пота. Публика бешено аплодировала. А Донна, в балетной пачке и ободке с двумя серебристыми кулаками на пружинках, поклонилась зрителям.

– ЭТО КУЛАЧОК! – объявила Криспи.

– Лети, Донна! – шепнула Джули.

Но Донна медленно прохаживалась по рингу.

– А что, фея просто обязана летать? Не хочу я! – С этими словами Донна легла в сторонке и заснула.

– Но ты ведь должна летать! Так в сценарии написано! – возмутилась Джули Джамбо Вингз.

Фрэн захохотала, схватила Шлёп-Шлёп и швырнула её в одну из картонных радуг.

– ГЛЯДИТЕ, КАКАЯ Я СИЛЬНАЯ! – заорала Фундучок и, закружившись вокруг Шлёп-Шлёп, спутала ей крылья.

– Это тоже не по сценарию! – возмутилась Джули.

Раздался громкий БУМ, земля задрожала.

– Наш бюджет это точно покроет? – спросила Патриция у Криспи. – По-моему, такие эффекты слишком дорогие. Криспи, почему земля дрожит?

– Из-за волшебной пыльцы. – Криспи указала на Фрэн.

Спортивный костюм Фрэн весь раздулся, из штанин посыпалась пыльца.

Шлёп-Шлёп полетела вниз и плюхнулась прямо на спящую Донну-Кулачок.

ПУБЛИКА ВЗРЕВЕЛА ОТ ВОСТОРГА!

Фрэн радостно вскинула руку.

– ФУНДУЧОК ПОБЕДИЛА! – крикнула Криспи. – Но коварные Кулачок и Шлёп-Шлёп наверняка придумают новые злодейства. Не пропустите вторую серию «Фойн фей»!

Ведьмы принялись хлопать, свистеть, визжать. Фрэн поклонилась публике и метнулась к Криспи.

– Значит, Фундучок? – рявкнула она. – Фундучок?

– ФУН-ДУ-ЧОК! ФУН-ДУ-ЧОК! ФУН-ДУ-ЧОК! – скандировала публика.

– Видишь, как всем запомнилось твоё имя! – ухмыльнулась Криспи.

– Фундучок должна сменить имя на что-то более интересное. Например, на Супервосхитительность, – заявила Фрэн. – Или Богиню Фей. Да, так ещё лучше.

– Нет уж, – твёрдо сказала Патриция. – Теперь имя нельзя менять. В «Фойнах фей» ты Фундучок.

– Дайте мне, пожалуйста, автограф, Фундучок, – попросила какая-то ведьма.

Феерическая фея повернулась к Криспи и пристально посмотрела на неё.

– Ну ничего, я тебе ещё отомщу!

Криспи хмыкнула:

– Ты сначала дай автограф фанатке, Фундучок.

Фрэн двумя руками обхватила огромную ручку, но, конечно, не удержала её. Бац – ручка упала на пол.

– Всё, Фундучок уходит! – объявила Фрэн и гордо вскинула голову с покосившейся причёской. – Мне нужно отдохнуть!

ГЛАМБУРГСКИЙ ВЕСТНИК

Эксклюзивное интервью с Фрэн, настоящей звездой «Фойн фей», которая выступает под именем Фундучок.

 

Журналистка. А вы и правда… фундучок?

 

Фрэн. ЧТО-О-О-О-О?!

 

Журналистка. Ну, вы пахнете орешками. И лицо у вас такое круглое и…

 

Фрэн. У МЕНЯ ВЕЛИКОЛЕПНОЕ ЛИЦО, И ОНО СОВСЕМ НЕ ПОХОЖЕ НА ФУНДУЧОК!

 

Журналистка. А почему вы выбрали себе такое имя?

 

Фрэн. Его придумала Криспи.

 

Журналистка. Тогда мы лучше возьмём интервью у Криспи.

 

Фрэн. Но…

 

Журналистка. Криспи, почему вы выбрали для Фрэн такое имя – Фундучок?

 

Криспи. Потому что она фундучок.

 

Фрэн. НЕТ! Я ФЕЯ!

 

Криспи. Фундучок, который считает себя феей.

 

Журналистка. Потрясающе!

 
8 Бум!

Вега шагнула в костёр. Остальные уже рассказали свои страшные истории, и теперь пришла её очередь.

Всем очень понравилась история Флафаноры о коте-убийце, который проникает в дом через замочную скважину. Даже Идабель поёжилась от страха.

– Я знаю не так уж много страшных историй, – начала Вега. – Но постараюсь рассказать одну. В тёмном-претёмном лесу, совсем как этот, только в верхнем мире, жил-был призрак. Он бродил по лесу кругами в поисках людей. Если кто-то заблудился в лесу, призрак заманивал его в глубокий колодец. И никогда никого оттуда не выпускал. Говорят, с каждым новым пленником призрак оживал всё больше и больше…

– ВЕГА! – весело воскликнула Фрэн и помахала рукой.

Фея сидела на листочке ближайшего дерева.

– Та-ак. – Идабель встревоженно огляделась. – И как же ты сюда пробралась?

Фрэн закатила глаза:

– Ой, да легко! Вы, конечно, использовали заклинание для тайных собраний? – Она слетела к Флафаноре и развалилась на камне рядом с ней, будто на шезлонге. – Оно не действует на фей. От наших фейских глаз ничто не укроется!

– Я так и знала, что Криспи меня заметила, – пробормотала Вега. – Она смотрела прямо на меня.

– Да-да, – продолжала Фрэн. – Вот поэтому я всё время говорю Пегги, что из фей получились бы отличные полицейские. Можно назвать нас «ОСЛЕПИТЕЛЬНЫЙ ОТРЯД»! Мы могли бы работать в костюмах, в которых выступаем в «Фойнах фей». – Она оттянула свой костюм на животе и отпустила. – Видите, как тянется? Лёгкий и эластичный. Идеально для ловли бандитов.

Идабель простонала.

– Итак, чем мы тут занимаемся? – спросила Фрэн.

– Это тайное собрание тайного общества «Остряки», – с нажимом проговорила Котриона. – Тебе здесь не место.

– Мы рассказываем друг другу страшные истории, – сказала Вега.

– Ага! – Фрэн просияла и потёрла маленькие ладошки. – Есть у меня одна кошмарная история…

– ЕЙ ЗДЕСЬ БЫТЬ НЕ ПОЛОЖЕНО! – взвизгнула Франческа. – МЫ ЕЁ НЕ ПРИГЛАШАЛИ! К ТОМУ ЖЕ ОНА БЬЁТ КРЫЛЬЯМИ МОЮ ПРИЗРАЧНУЮ МЫШКУ!

Идабель потёрла переносицу:

– Ладно, пусть расскажет свою коротенькую историю.

– И вовсе она не коротенькая! – Фрэн гордо выпятила грудь. – Это история о банде крылатых чудовищ. У одной ужасно помятое лицо, а у другой – огромные крылья.

– Это же твои подруги, – заметила Мелоди, – Криспи и Джули Джамбо Вингз.

– Криспи и Джули мне вовсе не подруги! – фыркнула Фрэн. – Я общаюсь с ними просто потому, что… – Она не закончила и уставилась на деревья, будто заметила в ветвях что-то интересное.

– Твои маленькие подружки совсем не страшные, – сказала Берта, отодвигая поднос с мармеладными звёздочками подальше от Фрэн. – Сладости только для тех ведьм, которых пригласили. А тебя – нет. К тому же ты не ведьма.

– Нужно отделаться от неё, пока мы не приступили к самому главному, – прошептала Мелоди, перегнувшись к Идабель.

Вега это услышала и заметила, что причёска Фрэн склонилась на сторону – верный признак того, что фея прислушивается.

– Ну ладно, мне пора, – вдруг объявила Фрэн, бросив многозначительный взгляд на Вегу.

А потом нырнула в кусты и полетела к фургончикам фей.

– Что-то не похоже на Фрэн, – озадаченно пробормотала Вега.

Флафанора посмотрела на часы. На циферблате вместо чисел была нарисована разная обувь, а стрелки были в виде ведьмочек: одной высокой, а другой низенькой.

– Ой, гляди, как поздно! Невысокая ведьма указывает за тапочки! Вега, нам тоже пора домой!

– Стойте! – воскликнула Идабель. – В конце каждого собрания мы пробуем прочитать какое-нибудь старинное мёртвое заклинание.

Флафанора поёжилась:

– А зачем? Старинные заклинания очень опасны. Они мёртвые, не работают, у них истёк срок годности!

Идабель хихикнула, схватила мармеладную звёздочку, сжала в кулаке и бросила в огонь.

– Многие так думают, но они ошибаются! На самом деле старинные заклинания по-прежнему работают, просто не всегда так, как надо. И эффект иногда получается очень интересный!

– Вега, мне кажется, нам пора, – сказала Флафанора, и Вега почувствовала в её голосе страх, какого раньше никогда не замечала.

Девочки встали, но Идабель щёлкнула пальцами, и они обе снова оказались на валунах.

– Ты знаешь, кто основал тайное общество «Остряки»? – спросила она у Веги.

Вега беспомощно покачала головой. Она посмотрела на Флафанору. Та пыталась подняться с камня, но ничего не получалось – она как будто срослась с этим валуном.

– «Гламбургская шестёрка»! – объявила Идабель. – Загадочная банда ведьм, живших много лет назад. У каждой из них был свой талант. Они устроили настоящий хаос в Гламбурге. А потом «Гламбургскую шестёрку» поймали. О том, куда их упрятали, знали всего несколько добрых ведьм. Но прежде чем оказаться в ловушке, ведьмы из «Шестёрки» скрыли свою магическую силу на Волшебной Вершине – на самом верху, в доме, куда могут проникнуть только они. Эта сила до сих пор там, ждёт их возвращения. Так вот вопрос: где сейчас «Гламбургская шестёрка»? Это одна из самых важных тайн Водостока.

Вега облегчённо вздохнула. Как хорошо, что эти злые ведьмы до сих пор в ловушке. Она-то уже боялась, что Идабель сейчас скажет: «Вот они! Прячутся за деревьями!»

Тем временем Идабель вытащила большую банку с джемом:

– Ведьмы из «Гламбургской шестёрки» здесь!

Вега вскрикнула. Берта выронила тарелку с мармеладными звёздочками.

– Я долго пыталась разузнать, куда они подевались, – продолжала Идабель, вскинув голову. – Пока случайно не наткнулась на старый выпуск «Гламбургского вестника». В нём было интервью с Мэвис, которая продаёт джем. Так вот, это она предложила посадить «Шестёрку» в банку и даже вызвалась присмотреть за ней. Как только я об этом узнала, мы с Мелоди помчались к Мэвис. Пока Мелоди отвлекала Мэвис, делая вид, будто её страшно интересуют банки в виде кошек, я пробралась за прилавок и НАШЛА ТУ САМУЮ БАНКУ!

– А Мэвис, оказывается, настоящий герой! – восхитилась Вега. – Ну, была все эти годы. Жаль, правда, что в итоге не уследила за банкой.

– Всё это очень странно, – пробормотала Флафанора. На лбу у неё выступил пот – так отчаянно она сражалась с камнем. Флафанора постучала по часам. – Большая ведьмочка уже за тапочками. То есть скоро маленькая ведьма подойдёт к ботинку. Нам точно пора уходить.

Ухмыльнувшись, Идабель начала медленно отвинчивать крышку.

– Много-много лет «Остряки» пытались разыскать «Гламбургскую шестёрку». Это ведь наши кумиры! Ради них мы сегодня и собрались. Они могут научить нас своим премудростям, сделать нас самыми могущественными ведьмами на свете! Они наконец-то доберутся до своей магической силы на Волшебной Вершине! А чтобы вызволить их из западни, мне всего-то нужно сказать одно старинное мёртвое заклинание!

– Какое? – спросила Флафанора.

– Заклинание зелёной крови! Нужно перечислить все имена ведьм, которых хочешь вызволить, в присутствии ведьмы с зелёной кровью. Это заклинание считается мёртвым всего-навсего потому, что никто не может найти подходящую ведьму. Но я догадалась, кто нам понадобится. Вега! Как ведьма она ещё совершенно зелёная, потому что недавно появилась в Водостоке. К тому же её фамилия – Грин, то есть «зелёная». В общем, подходит во всех смыслах.

У Веги бешено забилось сердце.

– А меня зачем позвали? – раздражённо бросила Флафанора.

– Моя сестра говорит, что Вега ничего не может сделать в одиночку, так что пришлось пригласить Вегу вместе с подругой. Выбор был несложный.

«Остряки» весело захихикали.

– Позвать Пегги мы, сами понимаете, не могли. – Идабель фыркнула. – Она ведь королева ведьм, а королевам нечего делать на тайных собраниях. Лиззи Бист нам бы тут всё переломала и нас раздавила бы ненароком.

«Остряки» снова захихикали.

– Фелисити наверняка догадалась бы, что мы что-то затеяли. Эгги Хуф ужасно всех бесит. Близняшек Милли и Молли что-то вообще не видать в последнее время. А про ещё одну твою подругу я, честно говоря, просто забыла. Как там её зовут? – Идабель помахала рукой, пытаясь вспомнить имя.

– Пэтти Пиджин, – тихо сказала Вега.

– НУ ДА, ТОЧНО! ПЭТТИ ПИДЖИН! – воскликнула Идабель, и «Остряки» захихикали ещё громче. – Осталась только ты, Флафанора. Смелая, упрямая и любопытная. Идеальный вариант. И мы всё рассчитали верно. Вега ни за что не пришла бы, если бы ты не решила посмотреть, как проходят наши собрания.

Флафанора нахмурилась, а Идабель швырнула крышку от банки в огонь. Мелоди от скуки выдула очередной пузырь, остальные взволнованно прижали руки к груди.

– Если нам удастся вернуть «Гламбургскую шестёрку», «Остряки» станут непобедимы! Мы будем делать что хотим! – завопила Идабель.

– Можно, я куплю себе ещё несколько призрачных животных? – сладко пропела Франческа, но Идабель уже никого не слышала – она думала только о будущей славе.

Мелоди выдула пузырь и проткнула его пальцем.

– Я, пожалуй, останусь работать в Музее русалок. Мне там нравится. И форма красивая.

Не сводя глаз с банки, Идабель подняла её над головой. Потом щёлкнула пальцами – Вега слетела с камня и повисла над костром.

– ОПУСТИ МЕНЯ! – закричала Вега.

– Шестеро ведьм в банке сидят, шестеро ведьм ждут и молчат, – прошипела Идабель.

– НЕ НАДО! – хором крикнули Вега и Флафанора.

Идабель усмехнулась, подбросила банку высоко вверх и прокричала:

– Хватит грустить, пробил ваш час – мы на свободу отпустим всех вас!

Банка пролетела мимо Веги. Та попыталась её схватить, но не сумела.

Казалось, время замедлилось. «Остряки» вставали с валунов. Флафанора ещё сильнее хмурилась. Франческа бормотала что-то про призрачную бабочку, но Веге казалось, что её слова растягиваются и от этого становятся совершенно непонятными.

И тут внезапно что-то зажужжало. Во все стороны посыпалась волшебная пыльца…

– Фрэн! – воскликнула Вега.

Но было поздно. Фея врезалась в банку и заплясала на ободке горлышка, пытаясь удержаться. Однако банка крутилась, и, быстро потеряв равновесие, Фрэн рухнула прямо внутрь. Её спортивный костюм треснул по швам. А банка полетела в огонь.

– Фрэн! – снова завопила Вега и метнулась на помощь фее.

Раздался оглушительный грохот, поляну заволокло чёрным дымом, и все услышали какой-то странный писк. Тут же из огня выпрыгнули шесть ведьм в остроконечных шляпах и в платьях из листьев и громко, противно захихикали.

– ОНИ ВЕРНУЛИСЬ! – завопила Идабель, размахивая руками, и на минуту даже перестала быть такой чопорной и высокомерной, как всегда. Впрочем, очень скоро она снова взяла себя в руки и выпрямилась. Только в глазах у неё стояли слёзы радости. – ПОЛУЧИЛОСЬ!

– «Получилось»?! – Флафанора покачала головой. – У вас получилось устроить настоящий кошмар! И кстати, пусть эти ведьмы в ветках и листьях ДАЖЕ НЕ МЕЧТАЮТ купить одежду в магазине моей мамы!

Идабель подошла к «Шестёрке» и протянула руку.

– Меня зовут Идабель, я – главная у «Остряков».

Шестая ведьма, самая высокая из всех, шагнула вперёд и улыбнулась.

– Спасибо, ведьмочка, но главные теперь мы. – Она посмотрела в сторону Волшебной Вершины. – Пора слетать домой за нашей магической силой.

– Нет! – резко возразила Идабель. – Сначала поделитесь с нами своими талантами, а потом мы будем вместе с вами сеять повсюду зло.

– Погоди, ведьмочка, погоди, – вмешалась Пятая. – Сперва нам нужно добраться до нашей силы на Волшебной Вершине.

И «Гламбургская шестёрка» умчалась прочь. «Остряки» поспешили за ними.

– А Я? А КАК ЖЕ Я? – крикнула Идабель и бросилась догонять.

Костёр тут же потух. Вега и Флафанора остались в темноте.

– Фрэн, – прошептала Вега.

Она выкатила из углей банку с джемом и достала из неё Фрэн. Крошечная фея закашлялась, в воздух взвилось ещё более крошечное облачко дыма.

– Помню я эту «Гламбургскую шестёрку», – проворчала Фрэн. – Гадкие, гадкие, га… – И потеряла сознание.

Вега осторожно положила фею на землю и склонилась над ней, пытаясь понять, дышит она или нет.

А Флафанора щёлкнула пальцами и пробормотала:

– Раз, два, три, четыре, пять —Долго будешь вспоминать.

Вега глянула на неё, удивлённо подняв бровь.

– Что? – с вызовом спросила Флафанора. – Это заклинание перематывает воспоминания. Фрэн просто забудет всё, что с ней было за последние часа три. Да ладно тебе, Вега! Не смотри на меня так! Ты отлично знаешь, что нам надо как-то разобраться с этой «Шестёркой», а Фрэн станет нас отговаривать. Ну или просто будет мешать. Или, что ещё хуже, даст интервью, расскажет, что «Гламбургская шестёрка» вернулась, и тогда в городе поднимется паника. Нет, надо самим избавиться от «Шестёрки», пока никто ничего не знает.

Вега вздохнула: трудно было не согласиться. Она щёлкнула пальцами – Фрэн, не приходя в сознание, оторвалась от земли и полетела по лесу.

– Я отправила её обратно в фургончик, – объяснила Вега. – Очнётся уже в своей постели.

Флафанора приподняла бровь:

– Точно? Тебе… не очень-то хорошо даются заклинания.

– Точно-точно, – заверила подругу Вега.

– Ну ладно, – с сомнением проговорила Флафанора. – Надо пойти и всё рассказать Фелисити Бэт. Она наверняка нам поможет. Терпеть не могу, когда Фелисити оказывается права!

С этими словами Флафанора схватила Вегу за руку и потащила её прочь из леса.

ГЛАМБУРГСКИЙ ВЕСТНИК

НОВОЕ ШОУ «ФОЙНЫ ФЕЙ»

 

Первая серия потрясающего шоу «Фойны фей» привела в восторг всех ведьм Водостока! Такой успех обеспечили шоу три главные актрисы. Продюсер Патриция уверяет, что, если шоу и дальше будет пользоваться популярностью, она добавит ещё несколько персонажей. Кумиром всех зрителей стала Фундучок, которую сыграла Фрэн. Фундучок одета в сверкающий спортивный костюм и сыплет волшебной пыльцой из штанов, как настоящий профессионал. В первой серии она победила, но Патриция намекнула нам, что в следующих сериях у Фундучок не всё будет складываться так же гладко.

 

Главный противник Фундучок – персонаж с ужасным именем Шлёп-Шлёп. Ей помогает Кулачок. У Кулачок самое необычное украшение на голове. Однако она не летает и вообще не самая подвижная героиня. Судя по всему, она во всём полагается на Шлёп-Шлёп, с её огромными крыльями и мощными боевыми приёмами. Мы пришли в кабинет продюсера Патриции в пластиковом замке и задали ей несколько вопросов.

 

Журналистка. Какой персонаж вам нравится больше всего?

 

Патриция. Фундучок

 

Журналистка. Почему?

 

Патриция. Потому что, если я назову любого другого, Фрэн откажется сниматься, и тогда шоу, скорее всего, придётся закрывать. В прошлый раз она устроила акцию протеста перед магазином, в котором продавали фото известных актёров Проливуда. Обнаружив, что там не только её фотографии, Фрэн приковала себя к двери, чтобы в магазин никто не мог войти. Да ещё целых три дня кричала: «ЛИБО Я НА ФОТО, ЛИБО НИКАКИХ ФОТО!» Её крик до сих пор звучит у меня в ушах.

 

Журналистка. А кто будет вести передачу «Каждой крошке по крошке», пока Фрэн снимается в «Фойнах»?

 

Патриция. Мы хотели временно заменить Фрэн на Криспи, но Криспи стала режиссёром «Фойн фей», и у неё отлично получается. К тому же, когда я предложила Криспи вести «Каждой крошке по крошке», Фрэн запустила в меня дыней. В общем, пока Фрэн участвует в «Фойнах фей», мы не будем снимать новые выпуски «Крошек». Зато во всех книжных магазинах Водостока уже сейчас можно купить новую книгу Фрэн «Микрорецепты из крошек для крошек».

 

Журналистка. Разрешите ещё один вопрос? Я давно хочу узнать, почему вы устроили кабинет в пластиковом замке?

 

Патриция. Давным-давно, когда Фрэн ещё только начинала свою карьеру, мы снимали сериал под названием «Микропринцесса в огромном пластиковом замке». Зрителям понравилось, что наша принцесса оказалась феей-архитектором. Сериал закончился, когда Фрэн попросила заменить пластик на золото. У нас был слишком маленький бюджет.

 

Журналистка. И ещё один вопрос. Что вы как продюсер считаете своим самым большим достижением?

 

Патриция. Я не разругалась с Фрэн, после того как она получила награду за «Лучший и единственный фейский фильм года». Фрэн стала требовать, чтобы на съёмочную площадку её привозила специально обученная кошка. Но кошки терпеть не могут Фрэн. Мне не удалось ни одну уговорить!

 
9 Кошки

Вега с Флафанорой бежали до самого Липового дома и остановились только у входа. Схватившись за ручку двери, Вега пыталась отдышаться. Флафанора села прямо на землю.

Внезапно дверь распахнулась. На пороге стояла Фелисити Бэт.

– Ну, что случилось на этот раз?

– Зачем вы туда пошли? – зашипела Фелисити. – ЗАЧЕМ?!

– Из любопытства, – отозвалась Флафанора.

– И да, Фелисити, мы в курсе, что от любопытства кошка сдохла, – добавила Вега.

Раздалось громкое шипение, и, с треском проломив потолок, прямо к ногам Веги свалились несколько кошек.

– Чего это кошки падают с неба? – удивилась Вега.

Кошки посмотрели на неё, а одна из них принялась лизать девочке ботинок.

– Ты же сама произнесла заклинание, – нетерпеливо отмахнулась Фелисити.

– Какое? «От любопытства кошка сдохла» – заклинание? – недоверчиво спросила Вега, и тут же ей на голову упало ещё несколько кошек. – Так это ведь просто такое выражение! В верхнем мире часто его используют.

– А здесь, в Водостоке, это заклинание, – объяснила Фелисити.

Флафанора наклонилась к Веге:

– Оно для того, чтобы взять себе кошек, которые никому не нужны. Ну, знаешь, бродячих или тех, от которых отказались хозяева. Хочешь спасти несколько кошек – произносишь заклинание.

– ГЛУПОСТЬ КАКАЯ-ТО! – воскликнула Вега. – Почему именно эти слова?

– Ой, Вега, а что ты хотела от заклинания, которое придумала семейка Кошкакот? – вмешалась Фелисити. – Разве Котриона вам не рассказывала на собрании «Остряков»? Она вечно хвастается заклинаниями, которые придумали её родственники.

– Она не вдавалась в подробности. Идабель говорила что-то про заклинание, с помощью которого можно превратить ведьм в кошек… Но вроде они не должны падать с потолка – ни ведьмы, ни кошки, – задумчиво пробормотала Вега.

Фелисити схватилась за голову и застонала.

– Кажется, мы её немножко раздражаем, – улыбнулась Флафанора.

– Вот кто меня раздражает! – Фелисити подлетела к Веге и ткнула в неё пальцем. – Она толком не знает заклинаний. Её предупредили, что с моей сестрой лучше не связываться, но она никогда никого не слушает! И ВЕЧНО ВВЯЗЫВАЕТСЯ В КАКИЕ-ТО ИСТОРИИ!

– Я тоже знаю не очень-то много заклинаний, – заметила Флафанора и щёлкнула пальцами.

В руках у неё тут же появился блокнот. На обложке было красиво выведено зелёными чернилами: «ЗАКЛИНАНИЯ, КОТОРЫЕ ЗНАЕТ ФЛАФАНОРА».

Флафанора полистала его и сказала:

– Правда, я знаю, что «от любопытства кошка…».

– НЕ ПОВТОРЯЙ ЕГО ВСЛУХ! – завопила Фелисити.

Флафанора спокойно закрыла блокнот и сунула в карман.

– Она права, я и правда почти не знаю заклинаний. – Вега вздохнула и плюхнулась на диван. – А те, которые выучила, даже не записываю в блокнот. Да и чего их записывать – на страничку не наберётся!

– Зато ты моя самая лучшая подруга! – воскликнула Пегги. Она только вбежала в комнату и вдруг резко остановилась. – Эй, вы чего такие мрачные? Я что-то пропустила? Чьи это кошки? – И добавила шёпотом: – Они что, пришли на что-то жаловаться?

– Вега ввязалась в очередную историю, – буркнула Фелисити и медленно полетела к двери. – А у меня куча своих собственных проблем. Я не собираюсь всю свою жизнь разгребать ваши.

– Но при чём тут кошки? – крикнула ей вслед Пегги. – Откуда они?

– Вега произнесла заклинание, – прошипела Фелисити. – И на этот раз я не стану вам помогать. Считайте, что теперь вы одни!

– Ну не то чтобы совсем одни, – возразила Флафанора и прижала к груди двух кошек.

Фелисити Бэт закатила глаза и вылетела из комнаты, щелчком пальцев захлопнув за собой дверь с громким БАМ!

– ПОДОЖДИ! – запоздало крикнула Вега. – Мы ведь даже не рассказали ей о возвращении «Гламбургской шестёрки»!

– Она слишком на нас разозлилась. Придётся самим как-то справляться, – пробормотала Флафанора.

Пегги открыла рот от изумления.

Кошка, сидевшая у неё на руках, вылизывала ей очки, но Пегги даже внимания не обратила.

– «Гламбургская шестёрка» вернулась? Та самая «Гламбургская шестёрка»?

Вега кивнула:

– Я пыталась рассказать об этом Фелисити, но она так разозлилась, что мы ходили на собрание «Остряков»… А потом ещё эти кошки стали падать и, в общем…

– Я читала о «Гламбургской шестёрке», – сказала Пегги.

– И вот-вот сама с ней познакомишься, – фыркнула Флафанора. – Идабель освободила всех шестерых, прямо на собрании «Остряков». Мы видели.

Пегги схватила ещё одну кошку и крепко обняла.

– А они что-нибудь сказали, эти ведьмы, когда вернулись? Может, они стали добрыми?

– Не думаю, – отозвалась Вега. – Все шестеро первым делом помчались на Волшебную Вершину, чтобы забрать свою магическую силу и снова сеять повсюду ужас и панику.

– Хм… ясно, – пробормотала Пегги, шагая взад-вперёд по комнате. – Действительно, прежде чем этих ведьм поймали, они успели спрятать свою силу в доме на Волшебной Вершине. Есть только один способ их остановить – добраться туда первыми.

Вега вздохнула с облегчением:

– Уф! Ну, это-то наверняка несложно. Мы их обязательно остановим. Вон ведь она, эта Волшебная Вершина, её хорошо видно в окно. Просто гора. А я отлично умею лазать по горам. Побежали! Мы быстренько туда заберёмся!

Флафанора аж покачнулась и схватилась за подлокотник дивана, чтобы не упасть.

– Вега, туда просто так не заберёшься, – объяснила Пегги. – Да, она похожа на вершину обычной горы, но на самом деле это совсем другой, отдельный мир, со своими законами.

Пегги хлопнула в ладоши, и посреди комнаты приземлились большие чёрные сани.

– И зачем они нам? – удивилась Флафанора.

Пегги принялась запрягать в сани кошек, выстраивая их рядами.

– Там много снега, – пояснила она. – Сани как раз пригодятся, особенно если их повезут кошки.

– Хорошо. – Вега, сглотнув, посмотрела на Волшебную Вершину, вокруг которой клубился туман. – Нам сейчас нужна любая помощь.

– Я с вами! – воскликнула Пегги, запрыгнула в сани и схватила поводья.

Кошки выгнули спины, готовясь к старту.

– Сани ведь мои, так что кошки будут слушаться только меня.

– Да, втроём ехать лучше – прошептала Флафанора, разглядывая гору. – Чем больше народа, тем больше шансов, что хоть кто-то доберётся до самого верха…

10 К Волшебной Вершине!

– Вы собрались на Волшебную Вершину? – послышался голос Мэвис из-под прилавка. – Я кое-что про неё знаю. Там есть Новый город, где живут, например, Фелисити Бэт и Эгги Хуф. А ещё – Старый. Он находится внутри горы, когда-то там обитали самые злые ведьмы. В Старом городе давным-давно никто не бывал! Думаю, вход закрыт – наверняка с помощью какого-то заклятия. Не стоит вам туда ехать! НЕ СТОИТ!

Тут Мэвис вынырнула из-под прилавка и увидела перед собой Пегги в санях и Вегу с Флафанорой, которые пытались выстроить кошек рядами.

Пегги мило улыбнулась.

– НЕТ, ТОЛЬКО НЕ ЭТО! – воскликнула Мэвис, взмахнула руками и разрушила пирамидку из банок с джемом, которую только что выстроила.

Банки посыпались Веге под ноги, но, к счастью, девочка успела отскочить.

– Сани? ВЫ ЧТО, ПРАВДА СОБРАЛИСЬ НА ВОЛШЕБНУЮ ВЕРШИНУ? НА САМЫЙ ВЕРХ?

Пегги смущённо заморгала:

– Ну может быть, и так.

– Нам надо решить… кое-какую… э-э-э… проблему, – протянула Вега.

Ей не хотелось всё объяснять Мэвис. Если та узнает, что банка с «Гламбургской шестёркой» пропала, то наверняка расскажет об этом всем, и в городе поднимется паника.

Мэвис схватилась за сердце:

– Я не могу вас отпустить одних.

Она попыталась выбраться из-за прилавка, но запнулась за что-то и, потеряв равновесие, покатилась к ногам Флафаноры.

Флафанора взяла банку с джемом и зачерпнула полную ложку.

– Что-то подсказывает мне, что мы лучше справимся без тебя, Мэвис. Но было бы здорово, если бы ты дала нам с собой немного джема.

Мэвис подпрыгнула и стала загружать в сани банку за банкой.

– КОНЕЧНО-КОНЕЧНО! БЕРИТЕ! ВСЁ ЧТО УГОДНО! Я ТАК РАДА ПОМОЧЬ!

Они ехали по улицам Нового города мимо роскошных мрачных домов, и чуть не из каждого окна на них смотрели местные ведьмы.

– Чего они так таращатся? – фыркнула Флафанора и отправила полную ложку джема себе в рот.

– ВПЕРЁ-Ё-ЁД! ПОЕ-Е-Е-ХАЛИ! – кричала Пегги.

Кошки неохотно брели по дороге.

Вега с удивлением поглядела на подруг:

– Ну, наверно, они не каждый день видят, как королева ведьм едет на санях, запряжённых кошками, которые плетутся с черепашьей скоростью, и то и дело вопит: «Вперёд! Поехали!»

– ПОЕ-Е-Е-ХАЛИ! – не теряя надежды, завопила Пегги.

Одна из кошек села и стала вылизывать хвост.

– Ещё чуть-чуть – и доберёмся до вершины, – оптимистично объявила Пегги, и тут пошёл снег.

Флафанора щёлкнула пальцами. На плечи Веге легла накидка, отороченная мехом.

А сама Флафанора полностью переоделась. Теперь на ней были ярко-жёлтые тёплые брючки с кармашками в виде кошек и свободный джемпер с вышитой сверкающими нитками буквой «Ф». Сверху она надела блестящее укороченное пальто. Флафанора полюбовалась массивными ботинками с серебристыми шнурками, отлично сочетающимися с пальто, потом щёлкнула пальцами – мимо Веги пролетели две серёжки в виде сосулек и сами собой вделись Флафаноре в уши.

– И как ты только подбираешь себе такие классные наряды! – воскликнула Вега.

Флафанора снова щёлкнула пальцами, и на шляпе у Пегги вырос густой мех.

– Так гораздо теплее! – обрадовалась Пегги и подняла вверх большой палец.

– У меня талант. – Флафанора улыбнулась. – Когда-нибудь я буду продавать специальные одёжные заклинания. Только сначала нужно придумать, как сделать так, чтобы заклинание понимало, какая одежда есть у того, кто его использует.

– Фелисити тебе наверняка сможет помочь! – радостно подсказала Пегги.

Флафанора нахмурилась:

– Ага, только она даже разговаривать с нами не станет из-за того, что мы сходили на это собрание «Остряков».

– Да ладно, Фелисити наверняка нас простит! – воскликнула Вега. – Особенно если мы как-то разберёмся с «Шестёркой».

– Сомневаюсь, – вздохнула Флафанора. – Если уж эта ведьмочка затаила на кого-то зло, то это надолго. Не зря же она внучка Силии Крэйфиш.

Вега засмеялась:

– А что, Силия специалист по затаиванию зла?

Сани вдруг резко остановились.

– Она придумала, как вообще можно затаить зло, – совершенно серьёзно сказала Флафанора.

– А, понятно, – пробормотала Вега, и сани поползли дальше.

– Как думаете, а мы их заметим, этих ведьм из «Шестёрки»? – забеспокоилась Пегги.

– На них платья из веток и листьев, – фыркнула Флафанора. – Да, думаю, на белом снегу их будет видно издалека.

ГЛАМБУРГСКИЙ ВЕСТНИК

«Фойны фей». Интервью с исполнительницей роли Шлёп-Шлёп

 

Журналистка. Вы играете Шлёп-Шлёп, а на самом деле вас зовут Джули Джамбо Вингз. Почему вы не выступаете под своим именем?

 

Джули Джамбо Вингз. Зовите меня просто ДЖУЛИ!

 

Журналистка. Хорошо… Расскажите о своём персонаже.

 

Джули Джамбо Вингз. Шлёп-Шлёп – жуткая злодейка! Настоящий кошмар! Она любит составлять букеты, не прочь лишний раз вздремнуть и повеселиться.

 

Журналистка. Что-то не похоже на жуткую злодейку…

 

Джули Джамбо Вингз. Нет, Шлёп-Шлёп просто УЖАСНА!

 
11 Галлюцинации Эгги Хуф

А тем временем в Липовом доме Эгги Хуф вприпрыжку пробежала по коридору до комнаты Фелисити Бэт. Она уже собралась было постучать, но тут услышала, что Фелисити с кем-то разговаривает, и прижалась ухом к двери.

– Совсем скоро мы вернём тебя в верхний мир. Мне бы только понять, в какую трубу тебя направить, а то окажешься неизвестно где. Хорошо, что ты редкого вида, искать будет легче.

Эгги Хуф потрясённо вытаращилась. «У Фел-Фел появилась ещё одна подруга?!» Повернув ручку, Эгги резко ворвалась в комнаты.

– Не ждали?! – крикнула она.

– Кого? – спросила Фелисити, оторвав взгляд от книги, которую держала в руках.

– С кем это ты болтаешь? – недоверчиво спросила Эгги.

– Ни с кем, – ответила Фелисити.

– Значит, у меня галлюцинации! – весело воскликнула Эгги и запрыгнула на кровать.

Она и не заметила, что ботинок Фелисити сам собой отполз в сторонку.

12 Злой замо́к

Вега с интересом поглядела на огромную гору, а потом – на большой чёрный замок на воротах, через которые девочкам нужно было попасть внутрь.

– А что там, внутри горы? – прошептала она, но Флафанора не ответила – она трясла ворота.

– Заперто, – заключила Флафанора.

– Придумала! – воскликнула Пегги, подняла поводья повыше, а потом резко дёрнула.

Кошки рванули вперёд как ужаленные. Они легко проскользнули между прутьев, а вот сани, конечно, пройти не смогли – ударились о решётку с такой силой, что встали вертикально, Пегги вылетела из них и врезалась прямо в ворота.

– Не получилось, – сообщила Пегги, подтаскивая кошек сквозь прутья. – Нужно придумать что-нибудь ещё.

Флафанора щёлкнула пальцами. Повалил дым, ворота задрожали, но не открылись.

– Может, надо разгадать какую-то загадку? – спросила она у Пегги. – В таких случаях часто бывают загадки.

– Так что находится внутри горы? – снова спросила Вега, но подруги её не слушали.

– Давай попробуем сделать зелье, – предложила Пегги. – Что-нибудь со снегом, как думаешь?

– ЧТО ВНУТРИ ГОРЫ??? – завопила Вега. – КТО-НИБУДЬ МОЖЕТ МНЕ ОТВЕТИТЬ НАКОНЕЦ?!

Ворота внезапно открылись.

– Ага! – Флафанора стряхнула снег с перчаток и вошла в ворота. – Так это был злой замок!

– Как это? – удивилась Вега.

– Он открывается только перед злыми ведьмами, – объяснила Пегги, затаскивая внутрь горы сани и кошек. – Ты так сердито закричала, что замок подумал, ты очень злая.

– Замки не умеют думать, – возразила Вега.

Флафанора и Пегги захихикали.

– Всё что угодно может думать, если хорошенько поколдовать, – фыркнула Флафанора. – Идёмте, нам надо добраться хотя бы до второго уровня, пока совсем не стемнело. Говорят, по ночам в пещерах бродят странные существа. Чем выше мы успеем подняться, тем больше шансов, что нам не захочется сбежать.

Поёжившись, Вега огляделась.

Они стояли в большой, тёмной ледяной пещере. В разные стороны разбегались извилистые тропинки. Над головой был ледяной потолок.

Внезапно к их ногам упала коробка с популярной у ведьм настольной игрой «Бум-метла».

Вега ойкнула, но тут же воскликнула:

– Ух ты! «Бум-метла»! – и открыла коробку.

Но это оказалась совсем другая игра. Она была сделана из холодного чёрного камня и льда и выглядела очень старой.

– Может, её лучше не трогать? – испуганно пробормотала Пегги.

Но Флафанора отмахнулась:

– Скорее всего, это часть общей игры, в которую нам предстоит сыграть. Открывай, Вега!

– А мы собираемся играть в игру? – удивилась Вега и повернула защёлку.

Раздался противный звук, как будто заскрипела дверь в доме с привидениями.

– Это всего лишь игровое поле, – протянула Вега, внимательно его рассматривая.

На поле была нарисована гора. Внутри её петляла дорожка. Внизу стояли три фишки в виде ведьмочек. Одна в серебристой шапке, другая – ярко-зелёная, третья с санями, запряжёнными кошками.

– Это же мы! – ахнула Флафанора. – Но откуда игра о нас узнала? В блестящей шапке – это я, Пегги – с санями и кошками, а зелёная – это ты, Вега Грин, ну, типа зелёная кровь и всё такое. Но как мы оказались в этой игре?

– А тут что за светящиеся пятна? – спросила Пегги и потёрла поле пальцем. – Это не грязь.

Вега передвинула фишки на вершину горы и зажмурилась, в надежде, что сейчас и она, и Пегги с Флафанорой волшебным образом перенесутся наверх. Но когда она открыла глаза, фишки снова стояли в начале пути. Недалеко от старта на каменной доске были нацарапаны три метлы и огромная дыра.

– Что-то мне это не нравится, – пробормотала Вега, а Флафанора указала на три блестящих предмета неподалёку.

– А вот и мётлы! – радостно воскликнула Пегги. – Как думаете, нам надо на них сесть?

Хлоп!

– Слышали? – шепнула Вега. – Как будто…

– Мелоди Мак-Плюх выдула пузырь, и он лопнул, – скривившись, закончила за неё Флафанора. – «Остряки» тоже прошли через ворота. Так вот что означают эти светящиеся пятна на доске! Других игроков!

Вега задрала голову.

– Прячьтесь! – Флафанора дёрнула подруг к себе. – Нельзя, чтобы они нас заметили, иначе поймут, что мы собираемся остановить «Гламбургскую шестёрку»!

Лёд у них над головой задрожал, и Вега увидела подошвы ботинок, хотя через толстый слой льда трудно было что-то толком разглядеть.

Потом кто-то наверху прижался лицом ко льду.

Трое подруг сжались в тёмном углу.

– Вдруг она нас заметила? Или наших кошек, – прошептала Пегги.

Вега поднесла палец к губам.

Шаги стали удаляться и вскоре совсем затихли.

– Как они туда попали? Видимо, они нас сильно обогнали, – угрюмо заключила Вега. – А «Шестёрка» ещё дальше впереди! Как же мы доберёмся до ведьм из «Шестёрки», если между ними и нами ещё Идабель с подружками?

– Всё равно попробовать сто́ит, – сказала Флафанора и, подобравшись на цыпочках к мётлам, крепко схватила одну из них. – Вы со мной или?..

Но договорить она не успела – метла унесла её в чёрную дыру.

– Флафанора! – крикнула ей вслед Пегги, а потом повернулась к кошкам. – Так, вам всем надо залезть в сани, я полечу на метле, а сани поставлю себе на голову.

Кошки явно занервничали.

Вега, прищурившись, заглянула в дыру:

– А там внизу, кажется, дома?!

Пегги кивнула:

– Там Пещерный город. Он в самом низу горы. Как я понимаю, нам придётся спуститься туда, чтобы перейти на следующий уровень в игре.

– Местные ведьмы, наверно, не очень-то дружелюбные, да? – спросила Вега.

Пегги захихикала, но потом вдруг поняла, что Вега не шутит.

– Нет, Вега. Совсем не дружелюбные. Здесь живут самые злые ведьмы в Водостоке. Хорошо, что их не так уж много.

Трясущимися руками Вега взялась за метлу и тут же умчалась в темноту.

13 «Остряки» впереди

Идабель Бэт принюхалась. Пахло снегом и морозом, как обычно на Волшебной Вершине, и вдобавок Вегой.

– Как считаешь, могли они пройти в ворота? – спросила Мелоди, словно услышала, о чём Идабель думает. – Они наверняка постараются нам помешать и снова упрятать «Шестёрку» в банку.

Идабель прикинула, возможно ли такое, а потом тряхнула головой – будто пыталась избавиться от глупых мыслей.

– Не говори ерунды, Мелоди! – фыркнула Идабель. – Они же не злые, так что ворота для них не откроются.

Идабель достала каменное игровое поле – точно такое же, как у Веги и её подруг. Только у «Остряков» было четыре фишки: ведьма с летучей мышью, ведьма, выдувающая пузырь размером с русалку, ведьма с подносом и ведьма с ободком с кошачьими ушками. А внизу, под ними, что-то светилось.

– Интересно, что это за пятна? – спросила Котриона, тронув доску пальцем. – Грязь? Потёртость?

– Не знаю, но уж точно не Вега! – отрезала Идабель. – Она ни за что не попадёт внутрь горы. Давайте быстрей! Нам надо добраться до «Гламбургской шестёрки». Если я узнаю их секреты, то стану самой могущественной ведьмой во всём Водостоке!

– А я думаю, что Вега всё-таки прошла через ворота! – весело воскликнула Берта Брэм.

– Что за чушь! – прошипела Идабель и, щёлкнув пальцами, отшвырнула Берту в сторону, а сама зашагала вперёд по извилистой тропинке, которая поднималась всё выше и выше и терялась в тумане. – Совсем скоро мы перейдём на второй уровень!

Тут Берта схватила Мелоди за руку:

– Слышишь? Как будто кто-то шепчет!

Мелоди равнодушно выдула очередной пузырь.

– Хм, похоже, это привидение.

– А привидения разве разговаривают не так же, как мы? – нервно пробормотала Берта.

– Так же, только слова у них невидимые, – объяснила Котриона и побежала за Идабель.

14 Где Фундучок?

Вокруг съёмочной площадки «Фойн фей» собралась толпа. Одни ведьмы были в сверкающих спортивных костюмах, другие приделали себе искусственные крылья, третьи надели бейсболки с надписями вроде: «Фантастический Фундучок!» или «Вперёд, Шлёп-Шлёп!».

Вот-вот должны были начаться съёмки второй серии, но никто не мог отыскать главную звезду шоу.

– ФРЭ-Э-Э-Э-ЭН! – вопила взволнованная Криспи. – ФРЭ-Э-Э-Э-Э-Э-ЭН!

– Скорее всего, она просто спряталась, чтобы привлечь внимание, – сказала Джули Джамбо Вингз. – Как только начнём снимать, тут же вылетит. Из какой-нибудь радуги, причём с шумом и грохотом.

Криспи прижалась лицом к окну фургончика Фрэн.

– Нет, на неё это не похоже. Фрэн всегда во всё вмешивается. И ни за что бы не разрешила мне начать съёмки без её указаний. Эх, зря я переименовала её в Фундучок. Наверно, это было уже слишком. – Криспи огорчённо сгорбилась. – Впрочем, она же сказала, что отомстит. Может, это и есть её месть.

Джули кивнула:

– Вот это как раз в духе Фрэн.

– Пожалуй, я зайду к ней, – пробормотала Криспи, неуверенно взявшись за ручку двери.

– ОНА УСТРОИЛА НАМ ЗАСАДУ! – вскрикнула Джули и метнулась в кусты, оставив Криспи одну.

Страшненькая фея сжала кулаки и шагнула через порог.

– Фрэн, тебе не удастся меня снова ударить своей причёской!

Но в фургончике было пусто.

– Фрэн? – прошептала Криспи.

Внезапно раздался громкий стук, и феерическая фея вывалилась из кухонного шкафчика.

– Зачем ты залезла в шкафчик? – удивилась Криспи.

Причёска у Фрэн выглядела так, будто её пытался уложить неуклюжими лапками какой-то суетливый лесной зверёк. Сверкающий спортивный костюм местами обгорел, а губная помада размазалась так, что получились красные усы.

– Что с тобой произошло? Мы вот-вот начнём съёмки «Фойн»! Зрители уже давно ждут, когда ты появишься!

За стенами фургончика ведьмы вопили:

– ФУН-ДУ-ЧОК!

– ВЕСЬ ГОРОД пришёл поболеть за тебя, Фрэн! Да скажи ты хоть что-нибудь!

Поправив причёску, Фрэн уставилась на Криспи так, будто та совсем спятила.

– О чём это ты, Криспи? Зрители зовут какого-то Фундучка. А я – Фрэн. Я решила вздремнуть в шкафчике, потому что… Честно говоря, я не помню почему.

– Ладно, неважно. – Криспи схватила Фрэн за руку. – Нам пора на площадку, иначе Патриция отменит «Фойны фей». А этого допустить никак нельзя: ведьмам ужасно понравилась первая серия!

Фрэн расхохоталась:

– Я не знаю, что ты такое задумала, Криспи, но зато отлично помню, что мы ещё не снимали первую серию! Мы репетировали, потом… я оказалась в шкафу, в слегка обгоревшем костюме – не знаю уж, что с ним случилось, но выглядит он по-прежнему великолепно, хотя бы потому, что надет на великолепную меня!

К фургончику подлетела Патриция на зонтике и заглянула внутрь. Увидев Фрэн, она тут же с грохотом свалилась на землю.

– ОЙ! КАК ЧУДЕСНО! Отличный макияж! И костюм выглядит очень мило, такой обгоревший! В самый раз для нашего шоу! Зрители придут в восторг, Фундучок!

– ПОЧЕМУ ты называешь меня Фундучком?! – заорала Фрэн, но Патриция уже умчалась.

Криспи подлетела к Фрэн и постучала по её пышной причёске.

– Эй! Ты в порядке?

– Ты с ума сошла, Криспи?

– А ты? Ты что, всё забыла, пока сидела в шкафу?

Фрэн закатила глаза.

– Криспи, я не позволю сбить с толку меня, первоклассную актрису! – воскликнула она и поднялась в воздух. – НАМ ПОРА НА СЪЁМОЧНУЮ ПЛОЩАДКУ! БУДЕМ СНИМАТЬ ПЕРВУЮ СЕРИЮ «ФОЙН ФЕЙ»!

15 Первая серия во второй раз

Криспи шлёпнула себя ладонью по лбу. – А почему Фрэн играет так, будто у нас первая серия? – удивилась продюсер Патриция.

Джули Джамбо Вингз и Донна (то есть Шлёп-Шлёп и Кулачок) стояли на краю площадки.

– Что делает Фрэн? – спросила Джули.

– ФУН-ДУ-ЧОК! ФУН-ДУ-ЧОК! ФУН-ДУЧОК! – скандировали зрители.

Фрэн замерла и уставилась на толпу.

– КТО? – Она повернулась к Криспи. – Почему они в сверкающих костюмах? Ты что, показала публике эскизы Флафаноры? Мы же договорились, что никто не узнает, какие у нас будут наряды, до выхода в эфир первой серии!

Шлёп-Шлёп подняла в воздух Донну-Кулачок и, как и полагалось по сценарию, приготовилась уронить её на Фрэн.

– Ха-ха-ха! Тебе конец, Фундучок! – прокричала Шлёп-Шлёп.

Фрэн медленно повернулась к ней:

– Я не понимаю, почему все зовут меня Фун…

ШМЯК!

– Она же должна была увернуться! – взвизгнула Шлёп-Шлёп, а зрители недовольно загудели. – Криспи, что с ней такое?

Фрэн пересекла сцену и схватила Джули за крыло.

– Что ты делаешь? Такого не было в сценарии, – строго сказала она.

– Нет, было! Мы отрепетировали вторую серию четыре раза, а потом ты заявила: «Я ВООБЩЕ НЕ ПОНИМАЮ, ЗАЧЕМ МЫ РЕПЕТИРУЕМ! Я И ТАК ВЕЛИКОЛЕПНА!»

Фрэн задумчиво постучала пальцем по подбородку:

– Ну да, это на меня похоже, но мы же сейчас снимаем первую серию… Ты ведёшь себя совершенно непрофессионально!

– Пожалуйста, не болтайте во время съёмок! – взмолилась Криспи. – Играйте уже! Переходим на третью страницу сценария.

Джули Джамбо Вингз посмотрела на Фрэн и прошептала:

– Твоя реплика: «НИКТО НЕ СМОЖЕТ ОДОЛЕТЬ ФУНДУЧКА!»

– СКАЖИТЕ МНЕ УЖЕ НАКОНЕЦ, – заорала Фрэн, – КТО ТАКОЙ ЭТОТ ФУНДУЧОК?!

16 Как вернуть Пегги

– Ничего не видно, – пробормотала Вега.

Метла спустила её в дыру и улетела.

Флафанора пошла к Веге, но поскользнулась и упала прямо на Пегги.

Они оказались в новой пещере, не такой ледяной, как предыдущая. Здесь было грязно и пусто. В стене виднелось небольшое отверстие.

– Видимо, нам снова в дыру, – проговорила Вега.

– Но она такая маленькая! – воскликнула Флафанора. – Как же мы в неё залезем?

Прищурившись, Пегги поглядела на кошек, которые сидели тут же, в темноте.

– Ну, можно привязать себя к кошке, и она как-нибудь затащит в этот ход…

– Нет уж, – отрезала Флафанора. – Я не хочу, чтобы меня затаскивала в крошечную дыру какая-то там кошка.

Одна из кошек обиженно покосилась на Флафанору.

– Если здесь живут ведьмы, значит, как-то к ним можно пробраться. Видимо, это очередная загадка, – рассудила Вега и, смело шагнув к дыре, ударилась носом о стену.

– Ты думала, это иллюзия? – тихо спросила Пегги.

– Нет-нет, я просто хотела посмотреть поближе. Дыра действительно очень маленькая.

Флафанора присела на корточки:

– Я в неё точно не пролезу.

Пегги встала на колени и сунула в дыру руку.

– Ух ты! Там что-то есть! Что-то мягкое, как будто чьё-то лицо. И шарф! И спутанные волосы, и…

Тут Пегги пропала!

– Пегги! – крикнула Вега и запихнула голову в дыру, которая внезапно стала расти.

– Что случилось? – сердито спросила Флафанора. – Куда делась Пегги?

Дыра становилась всё больше и больше, в пещере сделалось светлее, и вскоре Вега увидела извилистые улицы и спешивших по ним ведьм.

– ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ПЕЩЕРНЫЙ ГОРОД! – объявила ведьма с всклокоченными волосами и большим шарфом. Глаза у неё были огромные – наверно, чтобы лучше видеть в полумраке. – Спасибо за плату. Вы получите её назад, если доберётесь до самого верха.

– Но мы вам не платили, – настороженно проговорила Вега.

Ведьма размотала шарф.

Вега с Флафанорой ахнули.

На шарфе была вышита Пегги!

– Со мной всё в порядке! – крикнула она. Рядом с её вышитой физиономией появился кулачок с поднятым большим пальцем. – Вы справитесь без меня!

– Пегги? – Вега попыталась выхватить шарф у ведьмы, но та резво отскочила.

– Ты заметила, что Пегги не одна у неё на шарфе? – прошептала Флафанора. – Там ещё портрет Франчески Фигнетл, вышитый пайетками. Видимо, Идабель расплатилась Франческой, как мы – Пегги.

==

– НЕ ПОЦАРАПАЙТЕ МОЮ ПРИЗРАЧНУЮ МУХУ! – взвизгнула Франческа.

– Ну не будем терять время, – продолжала лохматая ведьма. – У нас нечасто бывают гости. На второй уровень вы можете подняться на лифте. Он тут рядом. Главное, осторожней с помощницей.

– Помощницей? – переспросила Флафанора, не сводя глаз с шарфа.

– Но мы никуда не уйдём без нашей подруги! – заявила Вега.

Земля затряслась – мимо прокатились ведьмы на круглых блестящих камнях.

Пещерный город оказался совсем не таким, как говорила Пегги. Ведьм тут было видимо-невидимо. И кругом магазины, фонари, симпатичные домики. Прямо Гламбург, только погрязнее и внутри горы.

– Возьмите очки, они вам понадобятся. – Лохматая ведьма как будто и не слышала, что сказала Вега.

Когда Флафанора надела эти странные очки, похожие на солнечные, глаза у неё стали в три раза больше.

– Ой, я теперь всё вижу! Тут так светло! – воскликнула Флафанора.

– Осторожней с помощницей. Помните: помощница поможет, только если в действительности сможет. – Ведьма усмехнулась. – Идите по Четвёртому земляному переулку, а у лавки с перегноем перейдите на другую сторону улицы. Лифт рядом с магазином игрушек, в котором продают только камни. На лифте вы и доедете до второго уровня.

– Мы не уйдём без Пегги, – упрямо повторила Вега, надела очки и чуть не села от неожиданности.

– Чтобы вернуть подругу, вам как раз и надо для начала подняться на второй уровень, – сказала ведьма. – Так что поторопитесь. Даю честное слово: как только вы заберётесь наверх, я её отпущу.

– Что ж, значит, мы заберёмся наверх, – решительно пообещала Флафанора. – Вот увидите.

Подумав немного, Вега неохотно шагнула вперёд:

– Мы вернёмся за тобой, Пегги!

– Я знаю! – откликнулась та, и снова рядом с её вышитым лицом появился кулачок с поднятым большим пальцем. – Видите, видите, что я вам показываю?

– Видим, – проговорила Вега.

– Отлично! – весело сказала Пегги, как будто не превратилась только что в вышивку на шарфе. – И не забудьте про моих кошек. Без меня они вас не повезут, так что придётся вам их нести на руках.

Вега подхватила несколько кошек и зашагала вперёд.

Флафанора потянула за собой сани с джемом и остальными кошками.

– «Первый земляной переулок», – прочитала Вега на указателе.

По переулкам на валунах катились ведьмы. Добравшись, куда нужно, они спрыгивали и шли дальше.

– Ага, а вот и Четвёртый земляной переулок.

Здесь было тихо и пусто. Ни одного валуна, ни единой ведьмы. Хотя нет, одна ведьма всё-таки была, она стояла прямо посреди дороги.

– Привет! Меня зовут Джигл. Я вам помогу!

– Что там ведьма говорила насчёт помощницы? – шепнула Вега Флафаноре.

– Не помню. Я не слушала – думала только о том, что Пегги вдруг превратилась в вышивку на шарфе.

– Давайте сыграем в игру! – предложила Джигл.

Это была ещё совсем маленькая ведь-мочка с хитрыми глазками.

– Мы уже играем. – Вега сжала в руках каменное игровое поле.

Фишки Веги и Флафаноры продвинулись вперёд, а фишка Пегги осталась у входа в Пещерный город. Веге нестерпимо захотелось вернуться за подругой.

– Ну давайте сыграем! – заныла Джигл. – Если выиграете, получите приз!

Дома! по обе стороны переулка засветились, послышался музыкальный звон. Джигл принялась танцевать и петь:

– Малютка Джигл обожает веселиться!Лёгкая и милая, она порхает словно птица!Она прекрасна,С лицом из мяса,Такая красивая, такая счастливая,                        самая чудная Джигл!

– Ну, если уж на то пошло, все лица сделаны из мяса. Это всё равно что сказать: «Мои волосы сделаны из волос», – фыркнула Флафанора.

– Просто мне нужна была рифма для слова «прекрасна», – объяснила Джигл.

– «Ужасна», «несчастна», «напрасно», «опасно», «классно», – предложила варианты Флафанора.

Вега вдруг широко распахнула глаза.

– Я вспомнила! – прошептала она. – Ведьма сказала: «Помощница поможет, только если в действительности сможет». Но что она имела в виду…

Усмехнувшись, Флафанора толкнула сани к Джигл:

– Лови!

Джигл выставила вперёд руки, но сани прошли прямо сквозь неё и ударились в стену. Банки с джемом разлетелись во все стороны.

– ДЖИГЛ! – весело воскликнула ведь-мочка и исчезла.

– Это волшебный мираж, – объяснила Флафанора. – Их легко распознать: просто попроси что-нибудь подержать. Они этого не умеют. И если их коснётся какой-то предмет, они тут же исчезнут. А я всё удивлялась, зачем она сказала, что лицо у неё из мяса. Миражи любят делать вид, будто они настоящие.

– Ну да. А на самом деле они сделаны из магии! – рассмеялась Вега. – Понятно. И ведьма не зря сказала: «Помощница поможет, только если в действительности сможет». А в действительности никакой Джигл и нет!

Раздался громкий БАЦ, и Вега с Флафанорой вдруг оказались возле магазина игрушек, в котором продавали только камни. Кошки и сани опустились рядом.

– Гляди, лифты! – Вега от радости запрыгала на месте и выронила пару кошек. – Мы до них добрались! Мы догадались, что Джигл – мираж, и поэтому нас перенесло сюда. До второго уровня уже недалеко!

Два лифта, совершенно одинаковые, стеклянные, стояли рядом. На каждом висела табличка. Флафанора подошла и прочитала.

– Вега, на обоих написано:

_____________________НА ВТОРОЙ УРОВЕНЬ_____________________

– На обоих? – удивилась Вега. – Думаешь, это очередная загадка?

– Я думаю, тут вообще одни сплошные загадки.

– Какой же из них идёт на второй уровень? Как бы это узнать?

ГЛАМБУРГСКИЙ ВЕСТНИК

«Фойны фей». Интервью с Кулачок

 

Журналистка. Донна, вы играете персонажа по имени Кулачок. Что представляет из себя Кулачок? Расскажите подробнее.

 

Донна. Кулачок очень сильная, но старается не показывать свою силу и применяет её только в случае крайней необходимости. Она любит гулять, любит жуков по имени Боб, а на отдых уезжает в экзотические места.

 

Журналистка. Какой у неё любимый приём?

 

Донна. Удар кулаком в нос.

 

Журналистка. Это, наверное, больно.

 

Донна. Да нет, нисколечки… Вот, глядите…

 

А-А-А! ДАЛЬШЕ ПИСАТЬ НЕ МОГУ, ОЧЕНЬ НОС БОЛИТ. И ВСЁ РАВНО БОЛЬШЕ НИЧЕГО ИНТЕРЕСНОГО ДОННА НЕ СКАЗАЛА.

 
17 «Остряки» отстают

Гора задрожала, а окутанная туманом тропинка взвизгнула, когда Идабель скатилась по ней вниз и врезалась в остальных.

Перед «Остряками» тут же появилась лохматая ведьма с шарфом.

– Вам не удалось спеть подходящую песню на втором уровне, поэтому придётся выбирать: либо вернуться на первый уровень, либо оставить мне кого-то из своей команды.

– Второе, – не раздумывая, ответила Идабель.

Ведьма с шарфом кивнула:

– Выбери, кого оставишь. Можешь, кстати, сама остаться.

– Я оставляю Берту, – быстро сказала Идабель и подтолкнула Берту к ведьме.

В ту же секунду Берта превратилась в вышивку на шарфе.

– А почему, интересно, ты не выбрала Котриону?! – возмутилась Берта и сердито поджала вышитые губки.

– Мы потом тебя заберём, – проворчала Идабель. – А пока зато можешь отдохнуть.

Берта улыбнулась:

– А и правда. Так гораздо лучше. К тому же я не заскучаю – тут ведь и Франческа на шарфе.

Идабель нетерпеливо закатила глаза:

– Да, с Франческой тебе будет намного… – Она вдруг умолкла, заметив на шарфе ещё одну вышитую ведьмочку. Та крепко зажмурилась, как будто надеялась, что так её не заметят. – Пегги Пигвигл! – заорала Идабель.

– Здравствуйте, великая и могущественная королева ведьм, – проговорила Котриона и поклонилась.

Мелоди пнула её:

– Идабель тебя убьёт, если заметит, что ты кланяешься королеве!

Пегги медленно открыла вышитые глазки:

– Э-э-э… Привет!

Идабель тут же засы́пала её вопросами:

– Как ты здесь очутилась? Почему ты на шарфе? Вега с тобой?

– Запрещается разговаривать с игроками из другой команды, которые остались у меня на шарфе, – объявила лохматая ведьма. – На этом уровне у вас должно было быть три попытки, но, поскольку вы нарушили правила, вам придётся вернуться на предыдущий.

Каменная игра засветилась. «Остряков» подняло в воздух.

– НЕ-Е-ЕТ! – закричала Идабель. – Не нарушала я никаких правил! К тому же вы уже забрали Берту! Я НЕ ПОЙДУ НА ПРЕДЫДУЩИЙ УРОВЕНЬ!

«Остряки» снова оказались в лифте.

– Возвращайтесь в Пещерный город, – сказала ведьма с шарфом и помахала им рукой.

– Ура! Вега и Флафанора теперь смогут вырваться вперёд! – обрадовалась Пегги.

– Хочешь звёздочку из джема? – спросила Берта, и вышитый поднос со сладостями поплыл через весь шарф к Пегги.

Вега и Флафанора разглядывали лифты.

– Как же узнать, какой нам нужен? И ведь ни одной подсказки! Это же просто угадайка – пятьдесят на пятьдесят, получается, – заныла Вега, но тут двери левого лифта со звоном открылись.

Из него вывалились Котриона Кошкакот и Мелоди Мак-Плюх, а вслед за ними вылетела разъярённая Идабель Бэт.

И все они уставились на Вегу и Флафанору.

Вега с Флафанорой замерли.

Мимо них промчалась ведьма на валуне. С воплем «Уи-и-и-и-и!» она подхватила «Остряков» и помчала их назад, к самому старту.

– Теперь мы знаем, какой лифт нам нужен! – воскликнула Вега, нажала кнопку возле правого лифта и втолкнула в кабину Флафанору с кошками.

– ВОТ ЖАБА-А-А-А! – кричала Идабель, но лифт уже вёз Вегу и Флафанору наверх, на следующий уровень.

– То есть правильный лифт был справа, – улыбнулась Вега. – Надо же, как просто! Как мы не додумались?

– Вега! – Флафанора схватила подругу за плечи. – Ты понимаешь, что это значит? Мы их обогнали!

ГЛАМБУРГСКИЙ ВЕСТНИК

«Фойны фей». Интервью с восторженной фанаткой

 

Журналистка. Восторженная фанатка, что вам больше всего нравится в «Фойнах фей»?

 

Восторженная фанатка. ДА-А-А-А-А-ВАПЩЕ-Е-Е-Е-Е-ФСЁ-Ё-Ё-Ё-Ё-Ё! ФОЙНЫ-ФЕЙ-КРУ-У-У-У-У-УЧЕ-ФСЕ-Е-Е-ЕХ!

 

Журналистка. Ясно. Вы будете смотреть следующую серию?

 

Восторженная фанатка. КАНЕ-Е-Е-Е-Е-ШНА-А-А-А-А-А-БУ-У-У-У-У-У-ДУ-У-У-У-У-У-У-У-У-У-У-У!

 

Журналистка. Ну да, ну да. А кто ваш любимый персонаж?

 

Восторженная фанатка. А-А-А-А-А-А! У-У-У-У-У-У-У-У-У! Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е! Фундучок.

 
18 Фелисити раскрывает тайну

Эгги Хуф смотрела, как ботинок Фелисити ползёт по полу.

– Это точно обычный ботинок? – наконец спросила она.

Фелисити проворчала что-то себе под нос. Ей некогда было слушать подругу, она пыталась вычитать в книжке кое-что важное.

Эгги на цыпочках обошла ботинок, попробовала его поднять, но не смогла.

– Фел-Фел, у тебя слишком тяжёлая обувь.

– ТИХО! – рявкнула Фелисити. – Я читаю о лавках на Волшебной Вершине, в которых продают старинный джем. Ты знаешь, например, что он нравится всем без исключения?

Эгги посмотрела на неё, а потом осторожно сунула нос в ботинок. И ахнула!

– СКОЛЬКО РАЗ Я БУДУ ПРОСИТЬ ТЕБЯ НЕ ШУМЕТЬ… – Фелисити вдруг замолчала и выронила книгу. – Ты увидела?.. Э-э… Я сейчас всё объясню…

Вскинув руки, Эгги медленно отступила назад:

– Что это, Фел-Фел?

– Это… ботинок нового типа.

– Нет, это не ботинок! Ну то есть ботинок. А вот в нём что?

– Это…

– Чудовище?

Фелисити покачала головой.

– Толстое привидение? – продолжала гадать Эгги.

Фелисити снова покачала головой.

– Чудовище?

– Чудовище ты уже называла.

Фелисити щёлкнула пальцами. Из ботинка тут же вылетело нечто большое и неуклюжее и грохнулось на кровать.

– Это панда.

– ОНО ОГРОМНОЕ, КАК МЕДВЕДЬ! – завопила Эгги. – Что такое пан-до?

– Животное из верхнего мира. Я нашла эту панду среди вещей, которые собрала на прошлой неделе Дама с тележкой, – объяснила Фелисити. – Она же собирает всё, что выпало из труб. Так вот, там было девятнадцать тысяч зубных щёток, одна белка, четыре хомячка, четыреста резинок для волос, туфля, небольшой чемодан и эта панда.

Эгги с состраданием посмотрела на зверя. И Фелисити продолжила:

– Понимаешь, Эгги, там, наверху, они под угрозой исчезновения. Нужно обязательно отправить её назад в подходящую трубу. Я боялась, что Дама с тележкой захочет оставить панду себе. А она ведь совсем не знает, как заботиться о пандах. У неё до сих пор были только хомячки и рыбки.

У Эгги на глазах выступили слёзы.

– Ну-ну, не переживай, – стала успокаивать её Фелисити. – Мы отправим панду домой, с ней всё будет в порядке.

– Да я не поэтому расстроилась, Фел-Фел.

Фелисити удивлённо подняла бровь.

– Как жалко, что эта панда появилась у нас так поздно!

– В смысле?

– Когда у нас всё было чёрно-белым, она бы отлично вписалась в наш мир. Жаль. Теперь она нам совсем не подходит.

Фелисити щёлкнула пальцами, панда уменьшилась и снова залезла в ботинок.

– Да уж, трагедия, – тихо проворчала Фелисити.

– Когда ты её отправишь в верхний мир? – спросила Эгги.

– Как только найду нужную трубу, – отозвалась Фелисити.

Эгги улыбнулась:

– Давай назовём её Пандилия?

Фелисити потёрла переносицу и шумно вздохнула.

– Потому что она «панда или ботинок»?

19 Второй уровень

Двери лифта открылись. Вега и Флафанора оказались на ледяной площадке. Ледяная тропинка вела от неё вдоль скал наверх, а куда именно – было не видно из-за густого тумана.

Вега взяла Флафанору за руку, и они осторожно пошли по тропе. Кошки мирно спали в санях. Вега сама их туда уложила. А куда ещё было девать кошек? Если их оставить тут, они не выберутся из пещер, а Пегги они явно понравились.

– Это вот сюда уже добралась Идабель с подругами, когда мы были на старте! – догадалась Вега и, встав на колени, прижалась лицом ко льду. – Точно сюда!

Флафанора зевнула:

– Может, нам здесь переночевать? Я очень устала, а Идабель сейчас опять в самом начале. И загадку им зададут наверняка другую, так что не факт, что они вообще перейдут на второй уровень. Давай хоть чуть-чуть вздремнём.

Вега сняла ботинок и поставила на лёд.

– Помогите отыскатьМне уютную кровать.Я шнурочки завяжуИ спасибо вам скажу.

БУМС!

Перед ними появился дом в виде ботинка. Флафанора зашла в него и тотчас же закашлялась.

– Прости, – смущённо пробормотала Вега, поправляя пыльные подушки на диване. – Я сто лет не превращала свой ботинок в дом. И не чистила ботинки тоже давным-давно.

Флафанора загнала кошек на второй этаж. Вега выглянула в окно.

– Как думаешь, что там впереди, в тумане? – спросила она у Флафаноры.

Зевнув, Флафанора плюхнулась на пыльную кровать и щёлкнула пальцами. На лице у неё тут же появилась блестящая маска для сна.

– Я не собираюсь даже думать об этом до завтрашнего утра.

Вега проснулась от того, что одна из кошек вылизывала ей ресницы.

Флафанора уже готовила завтрак – поджаривала джем, оставшийся в одной из банок Мэвис.

Натянув ботинок, Вега спустилась на кухню.

– Туман не рассеялся?

Флафанора покачала головой и протянула ей комок джема.

Вега тут же его проглотила.

– Ладно. Тогда пойдём посмотрим, что скрывается в тумане.

– Есть тут кто-нибудь? – прошептала Вега, когда они вошли в густой туман.

Тропинка была едва видна, и девочки старались держаться как можно ближе к скале, чтобы никуда не свалиться.

Флафанора промолчала, только крепче сжала руку Веги.

– Дорога наверх, конечно, трудная, – прошептала Вега, – но наверняка нас ждут ещё и очередные загадки.

Стало темнее, туман сгущался.

У Веги с каждым шагом всё сильнее колотилось сердце, а Флафанора сжимала ей руку так, что Веге было уже больно.

И тут послышалось жужжание.

Перед девочками появилось привидение. Полупрозрачная ведьма переместилась чуть левее и снова зажужжала.

– Это она жужжит? – прошептала Вега. – Как пчела.

– Ну я, – со скукой в голосе протянула призрачная ведьма. – Я побывала в верхнем мире и встретила там пчелу.

Флафанора удивлённо распахнула глаза:

– Что такое пчела?

– Маленькое насекомое, – быстро ответила Вега. – Делает мёд. Если её напугать, может ужалить. Наверно, у этой ведьмы оказалась аллергия на пчёл.

– Так вы погибли оттого, что вас ужалила пчела? – спросила Флафанора.

Ведьма подняла брови:

– Вовсе нет. Я побежала от пчелы, споткнулась, упала в трубу и погибла. Звук, который ведьма слышит перед смертью, остаётся с ней в загробной жизни. Вот поэтому я и жужжу.

Вега искоса глянула на каменную игру. Их фишки были уже почти на середине горы, и на поле появилось кое-что новое. Нота.

Жужжа, как пчела, призрачная ведьма летала туда-сюда и с подозрением разглядывала девочек.

– Не понимаю, как вы вообще сумели открыть злой замок.

– Нам что, придётся петь? – спросила Вега.

Привидение поморщилось:

– Я как раз собиралась вам об этом сказать, но вы же не хотите слушать! В общем, вам надо сочинить песню про пчелу. Заканчиваться песня должна на «вж-ж-ж-ж». И я сама решу, пройдёте вы дальше или нет.

– Глупое задание! – возмутилась Флафанора. – И к тому же так нечестно! Ну конечно, вы скажете, что вам не понравилась наша песня. И кстати, почему это она должна заканчиваться на «вж-ж-ж-ж»?

ПУФ-Ф!

Перед ними возникла лохматая ведьма с шарфом.

– Ай-ай-ай! – сказала она и погрозила Флафаноре пальцем. – Привидению не понравилась твоя песня.

Флафанора тут же исчезла и появилась на шарфе, причём её причёска была выложена пёрышками.

– Флафанора! – вскрикнула Вега.

Подруга на шарфе закатила глаза:

– Перья тут совершенно ни к чему. И вообще я не пела песню, а просто задала вопрос.

– Откуда мне было знать? Ты заговорила после того, как я объяснила правила, и закончила на «вж-ж-ж-ж», – сказала призрачная ведьма. – Вот я и решила, что ты пытаешься выполнить задание.

У Веги в голове не укладывалось, что произошло.

Она осталась одна. Без Пегги, без Флафаноры – одна! Что ж, придётся идти дальше. Теперь ей во что бы то ни стало нужно добраться до вершины горы – чтобы не только остановить «Гламбургскую шестёрку», но и спасти своих друзей!

– У тебя всё получится! – радостно закричала вышитая Пегги.

– Нет, не получится, – фыркнула Франческа Фигнетл.

– Если ты не перейдёшь на следующий уровень, то вы все проиграете, – объявила лохматая ведьмочка и похлопала по шарфу. – Вот тут, видишь, как раз отличное местечко для тебя!

У Веги голова шла кругом. Ну почему они не взяли с собой ещё кого-нибудь? Да, «Остряки» пока что отстают, но у них больше шансов на победу – хотя бы потому, что их самих больше.

Вега постучала ладонью себе по лбу.

– Придумай песню получше, – шепнула призрачная ведьма.

Вега хотела было сказать, что старается изо всех сил, но решила, что лучше, пожалуй, помалкивать, а то вдруг тоже превратится в вышивку.

– А знаешь, тут на шарфе очень даже уютно, – заметила Флафанора.

– Да-да, – хором подтвердили остальные ведьмочки.

– ПРИДУМАЛА! – закричала Вега. – Я ПРИДУМАЛА ПЕСНЮ! Вполне хорошую.

Все уставились на неё.

Рядом с физиономией Пегги опять появился вышитый кулачок с поднятым большим пальцем.

– Будь я пчёлкой,Я бы полетелаВысоко-высоко.На Волшебную ВершинуЯ бы улетела —Далеко-далеко!И летела, и летела,И в полёте песню пела:Вж-ж-ж-ж,вж-ж-ж-ж,вж-ж-ж-ж!

Вега замолчала и крепко зажмурилась.

– ЧУДЕСНО! – пожужжав, воскликнула призрачная ведьма.

Вега вдруг поднялась в воздух, и её понесло прочь.

– МОЛОДЕЦ, ВЕГА! – услышала она крик Флафаноры.

– У ТЕБЯ ВСЁ ПОЛУЧИТСЯ! ТЫ ПЕРЕШЛА НА СЛЕДУЮЩИЙ УРОВЕНЬ! – поддержала Пегги.

Вега почувствовала, как кошки вцепились ей в ноги. Теперь всё зависело только от неё.

20 Новый джем Мэвис

– С ДОБРЫМ УТРОМ! – крикнула Мэвис ведьмам, собравшимся у её лавки. – В этот прекрасный колдовской день вы можете приобрести совершенно новый джем – С ФУНДУЧКОМ! – И она с гордостью подняла банку с джемом.

– Он со вкусом фундука? Ну, того, который едят в верхнем мире? – спросила одна из ведьм. – У меня аллергия. Меня тошнит от всего, к чему прикасались люди.

Мэвис захихикала:

– Нет-нет. Просто вкус этого джема яркий и запоминающийся, совсем как Фундучок, героиня «Фойн фей»!

Толпа вздохнула с облегчением.

– Я никогда не копирую вкусы человеческой еды, – продолжала Мэвис. – Я обратилась за помощью в «Пироги, пирожные, вот и всё», и вместе мы создали новый вкус, похожий на вкус их пирогов, но с ярким оттенком сладкой, блестящей волшебной пыльцы.

Ведьмы обступили лавку и протянули руки. В воздух полетели стокели.

– По одному, пожалуйста! – крикнула Мэвис. – По одному!

Какая-то ведьма перебралась через прилавок и схватила банку с джемом. Другая, распихав всех локтями, протиснулась вперёд и сгребла сразу несколько банок. На ней была такая же маска, как на Фундучок в шоу.

– Я – САМАЯ ГЛАВНАЯ ФАНАТКА ФУНДУЧОК! – заорала она. – МНЕ НУЖНО МНОГО ЭТОГО ДЖЕМА. А ТО ВЫ ВСЁ РАСПРОДАДИТЕ, И МНЕ НЕ ДОСТАНЕТСЯ. А МНЕ ПОЛОЖЕНО БОЛЬШЕ ВСЕХ!

Мэвис пыталась успокоить толпу.

– Тише, тише! Тут всем хватит! И скоро привезут ещё!

Но всё было бесполезно. Отпихнув Мэвис, ведьмы ворвались за прилавок.

Пять минут спустя, когда покупательницы разошлись, в лавке осталось всего несколько банок очень старого джема, которые никому не приглянулись.

Мэвис устало облокотилась на прилавок и поглядела на груду стокелей.

– Спасибо тебе, великолепная и восхитительная Фундучок!

– А почему это Фундучок великолепная и восхитительная? – ревниво поинтересовалась Фрэн, подлетев к лавке в своём сверкающем костюме.

– Это ты, Фрэн?! – воскликнула Мэвис. – Твой персонаж стал невероятно популярным!

Фрэн закатила глаза:

– И ты туда же! Мэвис, я НЕ Фундучок!

Мэвис понимающе улыбнулась:

– Да-да, я знаю, что Фундучок – героиня, которую ты играешь.

– Но я не играю Фундучок! – возразила Фрэн.

Однако Мэвис её уже не слушала.

– Фрэн, я сделала джем в честь Фундучок, и весь город просто обезумел! За пять минут я заработала больше, чем за целый год! Ведьмы полностью опустошили мою лавку! – Тут она умолкла и в ужасе вытаращилась. – О нет! – Мэвис нырнула под прилавок, а когда вынырнула, оказалась белой как полотно. – Они забрали очень важную банку с джемом!

Высокая причёска Фрэн внезапно покосилась.

– Знаешь, Мэвис, – медленно проговорила фея, – кажется, я начинаю кое-что вспоминать. Флафанора наложила на меня заклятие, и я всё забыла.

– Фрэн, мне сейчас не до того, – оборвала её Мэвис, нервно шагая вдоль прилавка. По лицу у неё стекали капельки пота.

– Я всё вспомнила!

– Отлично, но сейчас я немного заня…

– МЫ И ПРАВДА СНЯЛИ ПЕРВУЮ СЕРИЮ! КРИСПИ НЕ СОВРАЛА! – завопила Фрэн.

Мэвис уставилась на фею:

– Замечательно. А теперь, если ты не возражаешь, я закрою лавку – впервые за всё это время. Мне нужно найти одну очень важную банку с джемом.

Фрэн подлетела к Мэвис и засунула ноги ей в ноздри.

– Погоди, Мэвис! Я кое-что вспомнила, и ты наверняка захочешь это узнать.

Мэвис вытащила фею из носа и поставила на прилавок.

– Ладно, говори скорей.

– Ты боишься, что кто-то из покупателей взял банку с «Гламбургской шестёркой». Ту самую, в которой сидели злые ведьмы и которую ты сторожила долгие годы.

Мэвис застыла с открытым ртом.

– Да-да, я умею произвести впечатление, – самодовольно заявила Фрэн. – Так вот, я случайно наткнулась в лесу на собрание «Остряков». Я сделала вид, будто улетела, но на самом деле спряталась в ветвях. И увидела у «Остряков» ту самую банку. Это не покупатели её взяли, Мэвис, а Идабель Бэт, причём несколько дней назад.

– Она как-то зашла ко мне вместе со своей подругой, Мелоди, – вспомнила Мэвис. – Мелоди очень понравились мои банки в виде кошек.

– «Остряки» освободили «Гламбургскую шестёрку», – продолжила Фрэн. – И шесть злых ведьм тут же помчались к Волшебной Вершине.

Мэвис позеленела. Ей явно стало нехорошо.

– Они хотят вернуться домой. Я должна их остановить! – И тут она опять замерла и тихо проговорила: – Пегги… Пегги тоже отправилась на Волшебную Вершину!

Фрэн нахмурилась:

– Вместе с Вегой?

Мэвис кивнула.

– Тогда мы их спасём! – завопила Фрэн. – ТЫ, ОБЫЧНАЯ ВЕДЬМА, И Я, НЕПРЕВЗОЙДЁННАЯ ФУНДУЧОК!

Мэвис застонала, как от зубной боли, развернулась и зашагала в сторону Волшебной Вершины.

– МЭВИС, ТЫ МОЯ ПОМОЩНИЦА! Я ДОЛЖНА БЫТЬ ВПЕРЕДИ! МЭВИС! МЭВИС?.. ПОДОЖДИ МЕНЯ, МЭВИС!

Но Мэвис упрямо шла вперёд.

– А знаешь, Мэвис, – тихо пробормотала Фрэн, – расскажу-ка я обо всём Фелисити Бэт. Пусть лучше она станет моей помощницей. ТЫ МЕНЯ СЛЫШИШЬ, МЭВИС? ШАГАЙ В ТОМ ЖЕ ТЕМПЕ, И ОЧЕНЬ СКОРО ДОБЕРЁШЬСЯ ДО ГОРЫ!

21 Гигантище

Криспи мчалась по Проливуду, и у неё дрожал нос, как бывало всегда, когда она волновалась.

Страшненькая фея влетела в окошко пластикового замка и шлёпнулась на стол так, что села на шпагат.

Патриция отложила бумаги, которые читала, и опустила очки.

– Очень впечатляюще.

Криспи покраснела. Она не могла вымолвить ни слова, только ткнула себя в бок и жестом попросила её поднять.

Патриция поставила фею на ноги.

– Спасибо, – выдохнула та.

– Зачем я тебе так срочно понадобилась? Я предпочитаю, чтобы ведьмы и феи заранее договаривались со мной о встрече, а не влетали вот так, в окно.

– Я не могу её найти, – отдуваясь, выпалила Криспи и попыталась вправить ногу, которую, кажется, вывернула. – Фундучок снова пропала.

– Наверняка она где-то прячется.

Криспи покачала головой:

– Надо снимать вторую серию. Зрители уже собрались. В фургончике Фрэн нет. Придётся начинать без неё!

– И что же нам делать? – спросила Патриция.

– Есть у меня одна идея. Только, боюсь, тебе она не понравится.

Зрители притихли. Донна в своём ободке с кулачками на пружинках скакала по рингу. Сверху летала Джули Джамбо Вингз, бормоча что-то про то, как она захватит мир и расправится наконец с Фундучок.

– Но, – громко начала Криспи, – Фундучок – крепкий орешек, она приготовила своим недругам большой сюрприз!

Земля задрожала. Зрители притихли.

– ОГРО-О-О-О-ОМНЫЙ, ГИГА-А-А-А-А-ААНТСКИЙ СЮРПРИ-И-И-ИЗ! – завопила Криспи, а потом наклонилась к микрофону и сказала: – Это Гигантище. Новый персонаж!

На площадку вышла продюсер Патриция в мешковатом спортивном костюме с бахромой на рукавах.

– Я – ГИГАНТИЩЕ! – не очень уверенно проговорила она. – Меня позвала на помощь Фундучок!

Публика взорвалась аплодисментами. Ведьмы просто обезумели от восторга. У одной из зрительниц лопнула резинка на маске, и та отлетела прямо в радугу над площадкой, но никто не обратил на это внимания.

А вот Джули Джамбо Вингз готова была упасть в обморок.

– Криспи, – прошипела она, – новый персонаж слишком огромный! – Тут она присмотрелась и ахнула. – К тому же это моя начальница!

– Играй давай, как будто перед тобой – Фундучок, – зашептала Криспи.

Джули спустилась ниже.

– Да? А ничего, что по сценарию я должна схватить Фундучок и покрутить её у себя над головой?

– И что?

Гигантище между тем шагнула на ринг, и он изрядно просел под её весом.

– Я не могу крутить Гигантище у себя над головой – она слишком большая, да ещё и моя начальница.

– Значит, придумай что-нибудь другое, – бросила Криспи, а потом закричала в микрофон: – Ги-ган-ти-ще! Ги-ган-ти-ще!

Гигантище схватила Донну-Кулачок, которая пискнула, что ей должны платить больше, и швырнула её в толпу.

Ведьмы радостно завопили.

– Гигантище – лучшая подруга Фундучок, вместе их не победить! – объявила Криспи. – Фундучок сейчас отдыхает на Котловых островах и послала сюда Гигантище. Отлично придумано!

– ГИ-ГАН-ТИ-ЩЕ! ГИ-ГАН-ТИ-ЩЕ! – скандировала публика.

ГЛАМБУРГСКИЙ ВЕСТНИК

«Фойны фей»

 

Интервью с Гигантище

 

Журналистка. Скажите, в чём ваша сила?

 

Гигантище. Разве по моему имени не понятно?

 

Журналистка. Га-га-га?

 

Гигантище. Что, простите?

 

Журналистка. В вашем имени есть «га». Вы такая сильная, потому что вам помогают гуси?

 

Гигантище. Нет! Просто я гигантская!

 

Журналистка. Вы ниже меня.

 

Гигантище. Да, но кроме меня в шоу одни феи!

 

Журналистка. Вообще-то это нечестно. Вас НЕВОЗМОЖНО победить.

 

Гигантище. Да… Меня это тоже беспокоит. Ну ничего, я что-нибудь придумаю. И надеюсь, поскорее, чтобы наконец-то снять этот спортивный костюм.

 

Журналистка. И кто же вас победит?

 

Гигантище. Пока не знаю… Вам придётся набраться терпения и подождать.

 

Журналистка. Не хочу я ждать. Расскажите прямо сейчас!

 

Гигантище. Да я сама ещё не знаю. И даже если бы знала, всё равно не сказала бы – это испортит всё удовольствие.

 

Журналистка. Сами вы портите всё удовольствие.

 
22 Фелисити спешит на помощь

Фелисити Бэт не могла разобрать ни слова из того, что лепетала Фрэн.

– Успокойся, – наконец приказала Фелисити. – Я уверена, что всё это наверняка ерунда и волноваться совершенно не из-за чего.

Фрэн показала ей ложку. Шли «Фойны фей» – прямая трансляция новой серии.

– Я пропустила съёмки! Поверь мне, это не ерунда!

– А, ну, значит, опять Вега во что-то вляпалась, – догадалась Фелисити. – Давай рассказывай, я с большим удовольствием послушаю.

– «Гламбургская шестёрка» на свободе! – выпалила фея. Она всё ещё не могла отдышаться. – Идабель. Вега. Гора.

Фелисити подлетела к окну и зависла в странной позе – тяжёлый ботинок тянул её к земле.

Фрэн указала на Волшебную Вершину:

– Они отправились в пещеры внутри горы, чтобы остановить «Гламбургскую шестёрку»!

Фелисити расплылась в улыбке:

– А освободила «Шестёрку» моя старшая сестрица.

– ОЙ, ПОЖАЛУЙСТА, ТОЛЬКО НЕ СТАНОВИСЬ СНОВА ЗЛОЙ! – взвыла Фрэн. – Теперь вся надежда только на тебя! Мэвис тоже пошла к горе, но ей не открыть злой замок.

Фелисити закатила глаза:

– Я не собираюсь становиться злой. Просто не смогу после всех этих слащавых записочек, которые Пегги мне повсюду оставляет, и всяких там обнимашек.

Фрэн глянула на стол и увидела бумажку. На ней корявым почерком Пегги было написано: «ФЕЛИСИТИ, ТЫ ПРОСТО ЗАМЕЧАТЕЛЬНАЯ! НИКОГДА НЕ ЗАБЫВАЙ ОБ ЭТОМ!»

– Тогда почему ты разулыбалась, когда я сказала, что твоя сестра освободила «Шестёрку»? – подозрительно спросила Фрэн.

– Потому что это смешно! Идабель такая глупая. Она думает, что подружится с «Гламбургской шестёркой», что они поделятся своими секретами. Идабель, видимо, не понимает, что они расправятся с ней так же, как и со всеми прочими.

– Нам надо быстрее до них добраться! – воскликнула Фрэн. – Будешь моей помощницей!

– НЕТ, – твёрдо сказала Фелисити.

Фрэн поправила причёску:

– Ты легко откроешь злой замок.

– Я не пойду тем же путём, что и все остальные, – объявила Фелисити, скрестив руки на груди. – Я поднимусь снаружи, просто долечу до самого верха.

– А получится? – удивилась Фрэн. – Разве вершина не под защитой? На ней же наверняка куча заклятий, чтобы никто не смог на неё попасть.

– Фрэн, ты когда-нибудь слышала о древних лавках с джемом на Волшебной Вершине?

Фея кивнула:

– Ну да. Они закрылись давным-давно.

– Я только что читала о них. Когда они ещё были открыты, к ним то и дело прилетала ведьма за джемом – поднималась на самую вершину. Защитные заклинания на неё не действовали, она единственная могла обойти их. Знаешь, как звали эту ведьму?

– Может, Салли? – предположила Фрэн. – В старину это было очень популярное имя.

Фелисити поморщилась:

– Нет. Её звали Силия. Силия Крэйфиш. Моя бабушка. Наверняка я тоже смогу обойти все эти защитные заклинания, мы ведь с ней родственницы. И обе умеем летать.

– Отлично! Давай попробуем! – обрадовалась Фрэн.

– Ты со мной не полетишь. Всё равно через волшебную защиту не пройдёшь.

– А как же слава? – забеспокоилась Фрэн. – Мне достанется хоть немного славы?

Фелисити сняла ботинок и поставила перед феей.

– Вот что тебе достанется. Присмотри за моим ботинком, пока меня не будет. ТОЛЬКО НЕ ЗАГЛЯДЫВАЙ В НЕГО!

– Ладно-ладно, – рассеянно пообещала Фрэн и помахала Фелисити рукой. – Не буду заглядывать…

23 У Веги большие проблемы

Вега оказалась в комнатке, похожей на пещеру. Под потолком летали волшебные фонарики, а на полу тут и там стояли старые банки с джемом. Ни окон, ни дверей не было. Ни входа, ни выхода. Ясно было, что началось новое испытание. И если Вега с ним не справится, то вместе с подругами навсегда останется на Волшебной Вершине. Красивой вышивкой на шарфе. Возможно, в компании с Франческой и Бертой. Думать об этом было невыносимо.

Вега схватила фонарик и обошла комнату. На стене было что-то нацарапано. Вега остановилась.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ТРЕТИЙ УРОВЕНЬ!ДЖЕМ ПОПАЛ В ЛАВКУ, НО КАК ЖЕ ОН ИЗ НЕЁ ВЫБЕРЕТСЯ?

Вега села на пол и грустно вздохнула.

– Как бы мне самой выбраться отсюда? – тихо пробормотала она и вдруг услышала у себя за спиной хихиканье.

– Похоже, ты осталась одна, – проговорила Идабель, подходя к Веге. – А у меня ещё есть Мелоди.

Мелоди выдула пузырь.

– А что случилось с Котрионой? – спросила Вега.

Идабель пожала плечами:

– В первый раз мы провалили задание с песнями. Когда мы снова добрались до призрачной ведьмы, я заставила Котриону придумать подходящую песню. И она придумала! Отличную песенку с «вж-ж-ж-ж». Я украла её у Котрионы и прошла испытание. А Котриона не прошла, так что…

– Теперь она на шарфе, вышита бисером, – закончила Мелоди.

– А ты, значит, тоже придумала хорошую песню? – спросила Вега у Мелоди.

Та пожала плечами:

– Призрачной ведьме вроде понравился мой рэп.

Идабель подалась вперёд, и Вега невольно отступила.

– И теперь остались только мы трое. – Идабель зловеще улыбнулась. – Ты правда надеялась добраться до вершины первой? А если бы даже и добралась, что бы ты делала? Расправилась бы с «Гламбургской шестёркой» в одиночку?

Вега замигала. Она об этом как-то не задумывалась.

Идабель хихикнула:

– Всё понятно! Кто бы сомневался.

– Да какая разница? – пробормотала Вега. – Мы теперь все вместе в этой комнате. Если кто-нибудь догадается, как отсюда выйти, остальные выйдут следом. Так что на вершине мы окажемся одновременно!

Отойдя к противоположной стене, Идабель стала расшвыривать банки с джемом.

– Что ты делаешь? – удивилась Вега.

Мелоди надула пузырь, но на этот раз он вылетел у неё изо рта и стал кружить над банками. Над одной из них, самой пыльной, он завис и лопнул.

Идабель тут же схватила банку и сорвала с неё крышку.

– Ну разумеется! – воскликнула она и достала из банки ключ.

Не успела Вега опомниться, как ключ с лязгом сам собой прилип к стене. Идабель потянула за него, как будто расстёгивала молнию, и вскоре кусок стены откинулся наружу.

Девочки отступили назад и посмотрели в дыру. Ледяной ветер сорвал с Веги шляпу. Вега подхватила её и вздохнула с облегчением – даже если ей не удастся справиться с «Шестёркой», по крайней мере, она освободит своих друзей.

Идабель тоже выглянула наружу.

– А знаешь, Вега, ты права. Теперь мы все доберёмся до вершины, причём почти одновременно. Хоть ты ещё слишком маленькая и не особо умеешь колдовать, но всё же ты сыграла в эту игру вполне достойно. Конечно, ты бы не смогла обогнать нас и тем более расправиться с «Гламбургской шестёркой», но, по меньшей мере, ты заслужила, чтобы ведьма с шарфом отпустила твоих друзей. – С этими словами Идабель подсадила Мелоди, и та пролезла в отверстие. – Осталось совсем чуть-чуть. Давай я помогу тебе, Вега.

Идабель снова сцепила руки в замок, и Вега, улыбнувшись, поставила ногу.

– Высунься в дыру, – велела Идабель.

Вега послушалась. В лицо тут же посыпались колючие снежинки. Девочка закрыла глаза и вздохнула. Она всё-таки спасёт подруг!

– Спасибо, Ида…

И тут Идабель резко толкнула её вперёд. Вега попыталась за что-нибудь ухватиться, но не успела и полетела вниз. Она падала почти что с самой вершины!

– Не волнуйся! Ведьма с шарфом не даст тебе разбиться! Она быстро превратит тебя в чудесную вышивку! – крикнула Идабель и злобно захихикала. – Надеюсь, тебе понравилось на Волшебной Вершине! Ведь ты останешься здесь навечно!

Вега вскрикнула, но ветер тут же заглушил её крик. По щекам потекли слёзы. Вега крепко зажмурилась, мечтая, чтобы этот полёт поскорее закончился. Она всех подвела!

И вдруг она остановилась прямо в воздухе.

Кто-то прямо в полёте схватил её за лодыжку.

«Наверно, ведьма с шарфом всё-таки меня поймала», – подумала Вега и медленно открыла глаза.

Но это была не ведьма с шарфом.

– Я же говорила вам не ходить на собрание «Остряков», – сердито проворчала Фелисити Бэт.

24 Мэвис и злой замо́к

Мэвис стояла перед огромными чёрными воротами у подножия горы.

– Пожалуйста, ну пожалуйста, пропусти меня, – умоляла она. – Я знаю, ты злой замок. Так вот, я тоже очень-очень злая.

Ворота заскрипели, но не открылись.

Мэвис склонилась к замку и заговорщицки зашептала:

– Может, ты любишь джем? Я могу дать тебе пару баночек совершенно бесплатно! Это необычный джем, особенный… Хм… ну да, тебя, конечно, не интересует джем. Ты же замок!

ГЛАМБУРГСКИЙ ВЕСТНИК

«Фойны фей». Интервью с Криспи

 

Журналистка. Криспи, вы режиссёр нового супершоу «Фойны фей». Как оно вам?

 

Криспи. Да ничего. Если бы ещё Фундучок не пропадала постоянно. Считается, что феи такие сладенькие создания, которые всё время улыбаются и сыплют волшебной пыльцой. А мне нравится, что в нашем шоу феи совсем другие. Я всегда говорила: просто позвольте каждой фее быть собой! Пусть одевается как хочет, делает что хочет. Иногда ведьмы косо на меня поглядывают, потому что я не улыбаюсь и не рассыпаю кругом волшебную пыльцу.

 

Журналистка. Да-да, у вас ужасно злое лицо. Как у тролля.

 

Криспи. Для меня это комплимент. Мне нравится, как я выгляжу.

 

Журналистка. А мне вообще вы очень нравитесь, Криспи!

 

Криспи. Вот и отлично.

 
25 Фундучок возвращается

Продюсер Патриция бродила по рингу в костюме Гигантища, рыча и показывая зубы зрителям.

– Она слишком уж вошла в роль, – проворчала Джули Джамбо Вингз. – Я больше никогда не смогу с ней нормально разговаривать, не вспомнив Гигантище.

– У нас что, очередная серия без Фундучок? – проворчала Донна. – С Фундучок было веселее. А Гигантище может запросто меня раздавить!

Криспи хлопнула в ладоши:

– Забудьте пока про Фундучок! Пора работать. Эфир через пару минут. Все по местам!

Донна улеглась на ринге и заснула, а Джули спряталась за одной из радуг.

– Свет! Камера! Мото-о-о-о-о-о-р! – прокричала Криспи, а потом бодро заговорила в микрофон: – ГИГАНТИЩЕ СИЛЬНЕЕ ВСЕХ! В МИРЕ ФЕЙ НИКТО НЕ МОЖЕТ ЕЁ ОСТАНОВИТЬ! ФЕИ ТРУСЛИВО ПРЯЧУТСЯ…

Тут из-за радуги вылетела Джули Джамбо Вингз.

– ЭТО УЖАСНАЯ ШЛЁП-ШЛЁП! – завопила Криспи.

Гигантище-Патриция махнула рукой и отшвырнула Шлёп-Шлёп прямо в толпу. Огромные крылья феи шлёпнули по лицу пару ведьм.

Зрители затихли.

Донна открыла один глаз и сказала:

– Такого в сценарии не было.

– Я думала, она подлетит слева, понимаешь? Слева! – прошептала Патриция Криспи.

– Не останавливайтесь, я что-нибудь придумаю, – сказала Криспи и, откашлявшись, громко объявила: – ГИГАНТИЩЕ ПОБЕДИЛА! В «ФОЙНАХ ФЕЙ» ОН КРУЧЕ ВСЕХ! НИКТО С НЕЙ НЕ СРАВНИТСЯ! ВЕСЬ МИР У ЕЁ НОГ! ОНА…

– ЭТО ЧТО, ПАНДА?! – вдруг закричала какая-то ведьма, и на ринг выскочила Фрэн.

Точнее, на ринг выскочила панда, а Фрэн сидела у неё на спине.

– ФУНДУЧОК ВОЗВРАЩАЕТСЯ! – крикнула Фрэн.

Панда бросилась к Гигантищу и повалила её на землю. Криспи поморщилась. Гигантище-Патриция что-то сердито закричала из-под панды.

Публика радостно загудела:

– ФУН-ДУ-ЧОК! ФУН-ДУ-ЧОК!

Фундучок приподняла лапу панды, и зрители увидели страшно недовольную физиономию Патриции.

– Спасибо огромное за то, что заменила меня на шоу, – проговорила фея. – Прости за панду. Но без неё я никак не могла прийти.

– Откуда ты взяла панду? – прошипела Патриция. – Она наверняка страшно дорогая!

– Не переживай! Она досталась мне совершенно бесплатно! – заявила Фрэн и похлопала по щеке Патрицию – та аж побагровела от злости. – Я нашла её в ботинке.

26 На самой вершине

На вершине горы стоял маленький, но крепкий домишко с семью косыми окошками – одним на первом этаже и шестью на втором. В верхних окошках Вега увидела ведьм из «Гламбургской шестёрки».

Фелисити донесла Вегу почти до вершины и опустила на землю. Спрятавшись позади уступа, обе принялись наблюдать за домом.

– У каждой ведьмы из «Шестёрки» есть свой магический талант – уникальная сверхспособность. Они сильнее всех ведьм в Водостоке. Идабель уже несколько лет мечтает заполучить хотя бы одну из этих способностей.

– Ага, они управляют стихиями. Воздух, огонь, вода, земля и почему-то джем и волосы, – тут же перечислила Вега.

Идабель тем временем подпрыгивала от нетерпения на крыльце.

– Впустите нас! – кричала она. – Вы уже собрали всё, что нужно, чтобы сеять хаос в Гламбурге? Вы научи́те нас новым заклинаниям?

Фелисити простонала:

– Она совсем спятила!

Франческа, Берта и Котриона стояли рядом. Когда они вернулись, Вега облегчённо вздохнула: хорошо, что ведьма с шарфом держит своё слово. И значит, Веге нужно только добраться до вершины, и подруги снова будут с ней.

Внезапно дверь распахнулась, и из дома вышли Первая, Вторая и Третья ведьмы, а за ними – Четвёртая, Пятая и Шестая.

– Ух ты, они переоделись, – заметила Вега.

– Чего? – удивилась Фелисити.

– Ведьмы переоделись, – повторила Вега. – Когда твоя сестра их освободила, они были в жутких платьях из веток и листьев. А теперь…

– А теперь на них – сверкающие спортивные костюмы, – закончила Фелисити Бэт. – Ну и что? В старину как раз в таких и ходили. Наверняка висели где-то в шкафу у них дома.

Ведьмы из «Шестёрки» стали шептаться с Идабель.

– Что они говорят? – забеспокоилась Фелисити. – Ты слышишь?

– Сейчас подберусь поближе, совсем чуть-чуть, – отозвалась Вега и оперлась руками о заснеженный склон. – Нужно же ещё освободить Флафанору и Пегги.

– Стой! – зашипела Фелисити, но было поздно.

Вега уже запрыгнула на уступ и удивлённо обернулась:

– Почему это?

Но в ту же секунду, как только Вега крепко встала на уступ, раздался громкий «БУМ»! «Остряки» и ведьмы из «Шестёрки» тут же обернулись на звук.

– Вот поэтому, – буркнула Фелисити.

Дым, окутавший уступ, рассеялся.

Ведьма с шарфом откашлялась.

– Молодец! – похвалила она Вегу, вытащила у неё из кармана каменное игровое поле и вручила ей шарф.

Раздался ещё один «БУМ», а потом – «БАХ», и Флафанора с Пегги появились на уступе.

– ТЫ СПРАВИЛАСЬ! – воскликнула Флафанора. – Когда Франческа, Берта и Котриона исчезли, мы подумали, с тобой что-то случилось, и так испугались.

– Что теперь будем делать? – спросила Пегги.

У неё за спиной кто-то хмыкнул. Все трое медленно повернулись и увидели, что «Остряки» и «Шестёрка» выстроились позади.

Шестая ведьма, противно захихикав, моргнула – и на голове у Пегги появился ирокез.

– Очень впечатляет, – саркастически сказала Фелисити.

Шестая снова захихикала и моргнула.

У Фелисити с головы слетела шляпа – вместе с волосами! Остался только один локон, прямо надо лбом. Он болтался туда-сюда, то и дело попадая Фелисити в глаз.

– Уже лучше, – хмыкнула Фелисити и щёлкнула пальцами – шляпа вместе с волосами тут же снова оказалась у неё на голове. – Это всё, на что вы способны? В наши дни ведьмы умеют гораздо больше.

– Не дразни их, пожалуйста! – взмолилась Вега.

Первая ведьма вскинула руки. Тотчас поднялся сильный ветер и отшвырнул назад Флафанору, Вегу, Фелисити и Пегги.

– Она очень сильная! Она умеет вызывать ветер! – вскрикнула Пегги.

Фелисити вскочила и взмахнула рукой. Ветер поутих, но не до конца.

Идабель засмеялась:

– Фелисити, сестрёнка, ну когда же ты наконец поймёшь, что я не хочу с тобой дружить?!

– Иди отсюда, Идабель, – огрызнулась Фелисити.

– Да с удовольствием! – бросила Идабель, а Четвёртая ведьма вдруг с силой топнула ногой.

Гора задрожала. «Гламбургская шестёрка» и «Остряки» исчезли в облачках дыма.

– КУДА ОНИ ПОДЕВАЛИСЬ? – закричала Вега.

Фелисити Бэт тем временем поднялась в воздух.

Вершина тряслась.

– ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ? – крикнула Вега Фелисити.

Та спустилась к друзьям:

– Вершина вот-вот отколется. Хватайтесь за мои ноги!

– Ты не сможешь унести нас троих! – фыркнула Флафанора.

Фелисити выразительно посмотрела на неё:

– Флафанора, я всю неделю таскала в ботинке настоящую панду. Поверь мне, я и вас как-нибудь донесу.

Вега схватила Фелисити за лодыжку, и Фелисити взлетела чуть повыше. Флафанора подскочила и вцепилась в Вегу. Пегги подпрыгнула…

Но тут из трещин в горе вырвались потоки джема. Они сбили Пегги с ног. Она вся оказалась в джеме, так что видно было только удивлённые глаза.

– Это взрываются древние лавки с джемом! – догадалась Фелисити. – ДАВАЙ, ПЕГГИ! ПОПРОБУЙ ЕЩЁ РАЗ!

Пегги, как настоящий герой, выбралась из кучи джема и глубоко вздохнула.

– ПРЫГАЙ! – завопила Фелисити, а Вега зажмурилась. – НУ ЖЕ!

Тут вершина горы отломилась. И Пегги скрылась из виду!

Фелисити закатила глаза и раздражённо вздохнула.

– Ну почему меня никто никогда не слушается?!

– Надо её спасти! – воскликнула Флафанора.

Фелисити помчалась вниз за Пегги, которая, кувыркаясь, летела с горы.

– Прости! – сказала Пегги, нос у неё был весь забит джемом.

Она чихнула, обдав джемом Фелисити.

Флафанора выставила ногу, и Пегги схватилась за неё.

А Вега рассмеялась:

– Ты вся в джеме!

– Ничего, сейчас всё съем, – пообещала Пегги. – Спорим, я успею его прикончить раньше, чем мы приземлимся?

– Ты потрясающая оптимистка, Пегги, – буркнула Фелисити.

Кошки запрыгнули на Пегги и стали радостно слизывать с неё джем.

– А теперь полетели в Гламбург ловить злых ведьм! – со смехом крикнула Пегги.

– Как же мы их поймаем? Их вон сколько, а нас гораздо меньше, – пробормотала Вега. – К тому же у них сверхспособности! И их ещё найти надо.

Фелисити усмехнулась:

– В сверкающих спортивных костюмах они сразу будут бросаться в глаза, а любая ведьма в Водостоке с радостью поможет нам их поймать.

27 Много гигантищ

Однако, когда они прилетели в Гламбург, оказалось, что по городу разгуливают сотни ведьм в сверкающих спортивных костюмах.

– Я – ГИГАНТИЩЕ! – крикнула одна из них.

Мимо пробежала Шестая ведьма.

– КАКОЙ ЧУДЕСНЫЙ У ВАС НАРЯД! – восхитилась какая-то фанатка. – А КОГО ИЗ «ФОЙН ФЕЙ» ВЫ ИЗОБРАЖАЕТЕ?

– Шестую, – проворчала в ответ Шестая и исчезла в толпе.

– Хм, я не слышала о Шестой… Я ПРОПУСТИЛА НОВУЮ СЕРИЮ! – взвыла ведьма и помчалась прочь, расталкивая по пути других фанатов «Фойн фей».

Тут Вега заметила Криспи и спросила:

– Гигантище – это вообще кто?

– Продюсер Патриция.

– Патриция играет в «Фойнах фей»? – удивилась Вега, оглядываясь.

Криспи кивнула:

– Ага. И уже четыре раза проломила съёмочную площадку своими ножищами.

– А ведьмы оделись так, потому что…

– Она пользуется ОГРОМНОЙ популярностью! – закончила Криспи. – Но ещё больше всем нравится…

– ПА-А-А-А-АНДА-А-А-А-А! – крикнула ведьма в костюме панды.

Фелисити выпучила глаза и тут же завопила так, что фонарный столб закачался:

– ФРЭ-Э-Э-Э-Э-Э-Э-Э-ЭН!

– То есть ведьмы по всему Водостоку нарядились в сверкающие спортивные костюмы, – не веря своим глазам, проговорила Вега.

– Ну да, большинство, – с гордостью подтвердила Криспи.

Схватившись за голову, Фелисити испустила сдавленный вопль.

Криспи полетела дальше.

– Я так и знала, что она заглянет в ботинок, – пробормотала Фелисити.

К ним подбежала панда. Верхом на ней сидела Фрэн.

Увидев Фелисити, фея вскочила на ноги.

– Я всего лишь… – начала она, но Фелисити уже щёлкнула пальцами. Панда поднялась в воздух и полетела к Липовому дому, туда, где остался ботинок.

Вега раскрыла рот от удивления. А Фрэн бухнулась на тротуар.

– НУ ДА, ДА! ХОРОШО, ПРИЗНАЮ́СЬ! – заорала Фелисити. – У МЕНЯ В БОТИНКЕ ЖИВЁТ ПАНДА!

– Так во-о-о-о-от почему он такой тяжёлый, – протянула Пегги и шлёпнула Вегу снизу по подбородку, чтобы та наконец закрыла рот.

– Пандилия! – донёсся крик Эгги Хуф. – Ты умеешь ЛЕТАТЬ!

Фрэн тут же умчалась прочь.

– Что теперь будем делать? – спросила Фелисити. – Различить «Гламбургскую шестёрку» в этой толпе невозможно – тут все в точно таких же сверкающих костюмах. А Фрэн показала в шоу мою ПАНДУ!

К девочкам подбежала Мэвис. Заметив, во что одеты ведьмы вокруг, она потрясённо ахнула:

– НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!

Между тем Вторая ведьма подожгла магазин миссис Брю, а Третья сделала так, что трубы над Липовым домом лопнули.

– Ух ты! Супер! Класс! – восхищённо восклицали жители города. – Новые персонажи «Фойн фей» такие крутые!

– Помнится, когда-то Первая ведьма забросила меня на крышу театра «Гламод», и все решили, что это такое представление, – пробормотала Мэвис. – Я получила четыре награды.

В воздухе просвистел огромный ком джема и попал прямо в Вегу. Пятая ведьма помахала ей рукой из толпы и побежала дальше.

Вега сжала кулаки.

– Давай посадим этих ведьм обратно в банку, Мэвис.

– А у кого сейчас банка? – прошептала Мэвис. – Или можно взять новую? Вряд ли нам нужна именно та самая банка.

Вега закатила глаза:

– Да, Мэвис, любая банка сгодится. Спасибо.

Как выяснилось, не так просто догнать и обезвредить шестерых ведьм со сверхспособностями.

В итоге Вега и её подруги оказались посреди Гламурного проспекта.

Пегги пыталась потушить подол платья. Флафанора была вся в грязи, а Фелисити и Мэвис – с ног до головы перемазаны джемом. Вымокшая до нитки Вега стояла в центре.

Мимо, хихикая, пробежала Идабель:

– «Остряки» победили!

Шестая ведьма похлопала Вегу по плечу и улыбнулась.

– Ах вот ты где! – закричала Вега, но Шестая щёлкнула пальцами и отбросила её назад.

– Ой, глядите! – Мэвис указала на волосы Веги.

Вега потрогала голову.

– Хм, кажется у меня теперь рожки из волос, – пробормотала она.

И тут же заметила, что у Флафаноры вместо волос перья, у Пегги волосы так выросли, что она путалась в них и то и дело падала, Мэвис стала совсем лысой, а у Фелисити торчали две детские косички с огромными бантами.

Тут к ним снова подлетел ком джема, и их окатило с головы до пят.

– Ну что, довольны? – крикнула Идабель. – Ты проиграла, Фелисити! И ты тоже, Вега! – С этими словами она помчалась к Липовому дому и запрыгнула в окно. – Теперь мы будем править Водостоком!

За ней побежали «Остряки» и «Гламбургская шестёрка». И только Берта Брэм осталась лежать в луже джема, лакая из неё, словно кошка.

Фелисити перешагнула через Берту и встала перед Липовым домом. Косички у неё развевались на ветру.

– Ну всё, пора с этим покончить! – твёрдо сказала она.

– ПОМОГИТЕ! – вдруг донёсся вопль Фрэн.

Шестая прижала фею к стеклу и водила ей из стороны в сторону, как будто это была большая блестящая губка.

– ФУНДУЧОК! – загудела толпа. – ВИДИМО, ЭТО СПЕЦВЫПУСК! НОВЫЕ ПЕРСОНАЖИ СХВАТИЛИ ФУНДУЧОК!

– ЭТО НЕ ШОУ! ЭТО ВСЁ ПО ПРАВДЕ! – крикнула Вега, но её никто не слушал. Она повернулась к Фелисити Бэт. – Зачем им Фрэн?

Фелисити закусила губу, а потом объяснила:

– Видишь ли, ведьмы из «Шестёрки» считали, что станут бессмертными, если съедят фею. А потом их посадили в банку с джемом и…

– ЧТО? – завопила Вега и бросилась к Липовому дому. – Надо спасать Фрэн!

Жители города обступили дом. Некоторые становились друг другу на плечи, другие бормотали заклинания, чтобы стать выше. Всем хотелось получше рассмотреть, что происходит внутри. То и дело раздавались «бум» и «бац», мелькали волшебные молнии.

– Зайдём с чёрного хода, – скомандовала Фелисити, и подруги стали обходить толпу.

28 Фея на закуску

Шестая ведьма стояла посреди гостиной, зажав в руке Фрэн. Остальные, вместе с Идабель и другими «Остряками», устроились на диванах. Котриона прыгала по комнате и вопила:

– ПО-БЕ-ДА! ПО-БЕ-ДА!

Толпа за окнами принялась скандировать то же самое.

– Поверить не могу, что они думают, будто это шоу! – пробормотала Вега.

– Я НЕ ИГРАЮ! – крикнула Фрэн. – ВЫ ЧТО, НЕ МОЖЕТЕ ОТЛИЧИТЬ, КОГДА Я ИГРАЮ, А КОГДА НЕТ? А, НУ, КОНЕЧНО, НЕ МОЖЕТЕ! Я ЖЕ ОЧЕНЬ ХОРОШАЯ АКТРИСА! НО СЕЙЧАС ЭТО НЕ ШОУ! МНЕ ПРАВДА НУЖНА ПОМОЩЬ!

– ТЫ СПРАВИШЬСЯ, ФУНДУЧОК! – крикнула какая-то ведьма из толпы.

– НЕТ, НЕ СПРАВЛЮСЬ! – завопила в ответ Фрэн. – МНЕ НЕ ВЫБРАТЬСЯ ИЗ ЭТИХ ЛАП!

– ФУН-ДУ-ЧОК! ФУН-ДУ-ЧОК! ФУН-ДУЧОК! – закричала толпа.

Воспользовавшись тем, что все отвлеклись, Вега с подругами проскочила в гостиную и спряталась за диваном.

Принюхавшись, Мелоди выдула огромный пузырь.

– Она нас почуяла, – догадалась Вега.

Но тут пузырь лопнул, и Мэвис вскрикнула от неожиданности.

Идабель обернулась.

– Эй, кто там? Выходи, не стесняйся!

Мэвис выпрямилась, а остальным махнула: мол, не высовывайтесь.

– Всем здрасте! Я тут случайно… Я принесла свежий джем королеве ведьм… но что-то не могу её найти… так что…

– Не умеет она врать, – прошептала Фелисити. – Идабель ей ни за что не поверит.

– Ты принесла джем? – ухмыльнулась Идабель. – Пегги он больше не понадобится. Пятая ведьма за секунду может наколдовать столько джема, что хватит на весь Гламбург. Так что твоя лавка нам больше не нужна. В неё никто не будет ходить.

Вторая щёлкнула пальцами, и лавка Мэвис вспыхнула, как спичка.

Мэвис схватилась за голову.

– Неужели нельзя, чтобы хотя бы в одном из приключений Веги моя лавка не пострадала?!

– Видимо, нельзя, – отозвалась Идабель.

Фелисити тем временем тихонько щёлкнула пальцами – из трубы над лавкой хлынула вода и потушила огонь.

– Кто это сделал?! – взвилась Идабель. И тут же добавила: – Кажется, я знаю кто.

– Зачем ты себя выдала? – шепнула Вега.

– А что, надо было спокойно смотреть, как сгорит лавка, о которой Мэвис мечтала с детства? – проворчала Фелисити.

Идабель вскочила на диван и перегнулась через спинку:

– ТОЧНО! ТАК Я И ДУМАЛА!

Вега, Флафанора, Фелисити и Пегги встали.

– Отличные у вас причёски! – искренне восхитилась Франческа. – Моей призрачной мухе очень нравятся!

– ПОМОГИТЕ! – запищала Фрэн.

– Мы пытаемся, – отозвалась Вега.

Первая, Вторая, Третья, Четвёртая и Шестая ведьмы тут же окружили их.

– Что они теперь будут делать? – спросила Флафанора, прячась за роскошными длинными волосами Пегги, как за шторой.

– Мы её съедим, – ухмыльнулась Шестая.

Фрэн нервно сглотнула.

– Её – в смысле, меня?

Шестая кивнула.

– Погоди-ка, – вмешалась Вторая, – если ты съешь фею, ты и станешь бессмертной. А как же мы?

– Давайте её разделим, – предложила Третья. – Каждой достанется по кусочку!

Фрэн схватилась за свою причёску.

– Нужно съесть фею целиком, – отрезала Шестая.

Четвёртая всплеснула руками:

– А почему её должна съесть именно ты?

– Потому что! – завопила Шестая. – Я тут главная!

– ВОТ ИМЕННО! – крикнула Идабель. – ВПЕРЁД, ШЕСТАЯ!

– Как же ты мне надоела, – проворчала Шестая и вышвырнула Идабель в окно прямо в толпу.

Вега увидела, как Фелисити быстро щёлкнула пальцами, и Идабель зависла в воздухе.

– Кто это сделал?! – взревела Идабель. – Кто подвесил меня над толпой?

Но зрители тут же схватили её, принялись обнимать.

– БРАВО! БРАВО! – кричали они.

А одна ведьма крикнула «ОТЛИЧНЫЕ СПЕЦЭФФЕКТЫ!», в восторге разглядывая разбитое стекло.

– А ТЕПЕРЬ ОТОЙДИТЕ ПОДАЛЬШЕ! – приказала Шестая и подняла Фрэн над головой. – Я так долго этого ждала!

– УРА! – завопили в толпе.

Шестая широко разинула рот.

– СТОЙ! – воскликнула Фрэн. – У МЕНЯ ЕСТЬ ДРУЗЬЯ!

Все застыли и молча уставились на Фрэн.

Ведьмы за окнами, затаив дыхание, смотрели на фею.

– Ага, теперь, значит, мы вдруг стали её друзьями, – заметила Джули Джамбо Вингз. – Она это вписала в сценарий?

– Не думаю, что это шоу, – прошептала Криспи.

– ГЛЯДИТЕ! – продолжала Фрэн. – ВОН МОИ ДРУЗЬЯ! Если вы найдёте ещё и Донну – она обычно ходит, а не летает, так что её трудно заметить, – то четверо из вас смогут стать бессмертными. Или трое, если вы решите всё-таки не есть меня, ведь именно я по доброте душевной подсказала вам, кого можно слопать.

– Фрэн! – не сдержалась Вега.

Фрэн закатила глаза:

– Ну ЛАДНО, так и быть, можете откусить кусочек от моей причёски. Но только если обещаете оплатить мне стрижку и укладку.

Фелисити переводила взгляд с толпы на «Гламбургскую шестёрку», потом на Фрэн и снова на толпу.

Джули снова повернулась к Криспи:

– Она хочет, чтобы нас съели.

– Если вам нужны феи, они вон там, ловите, – заявила Шестая, кивнув на улицу. – А я себе уже нашла.

Она снова широко разинула рот.

– ТОЛЬКО НЕ ФУНДУЧО-О-О-ОК! – взвилась толпа. – НЕ ФУНДУЧОК!

Шестая остановилась и посмотрела на толпу:

– А кто такой Фундучок?

– Ботинок, – одними губами произнесла Фрэн. – Вега, возьми ботинок.

– Кажется, ей нужны новые ботинки, – прошептала Пегги.

Но Вега догадалась, что имела в виду Фрэн. Она подняла тяжеленный ботинок Фелисити и крикнула:

– Шестая! Лови!

Дальше всё было как в замедленной съёмке. Шестая вскинула голову и уставилась на летящий к ней ботинок. Медленно обернувшись, Фелисити тоже посмотрела на него. Шестая вытянула руку. Вот ботинок всё ближе, ближе… И…

ШМЯК!

– УРА! – завопила Вега.

Шестая ведьма и предположить не могла, что ботинок ужасно тяжёлый, потому что в нём сидит панда. Ботинок дёрнул руку вниз, и другая рука, с феей, взлетела вверх, как свободный конец качелей. Шестая невольно выпустила Фрэн, и та, пролетев через всю комнату, врезалась в стену.

Публика ликовала.

– ВПЕРЁД! – взревела Флафанора и, схватив прядь волос Пегги, крепко связала ею, как верёвкой, всю «Гламбургскую шестёрку».

Мэвис достала из кармана банку с джемом и бросила в окно. Правда, она не попала в то, где стекло было разбито, и разбила ещё одно, рядышком.

– ОТЛИЧНЫЕ СПЕЦЭФФЕКТЫ! – снова крикнула ведьма из толпы.

Фелисити схватила банку и тут же принялась бормотать заклинание.

– Эй, а откуда ты знаешь заклинание, с помощью которого можно запереть «Шестёрку» в банке? – заорала Идабель.

– Она прочитала все-все книги в библиотеке в Липовом доме, – объяснила Пегги. – Все, кроме тех, что про Бэтти Бу – ей не нравятся ведьмы, которые любят летучих мышей. Видимо, в одной из книг Фелисити и нашла подходящее заклинание.

– НЕ-Е-Е-Е-Е-Е-ЕТ! – простонала «Гламбургская шестёрка», когда их стало засасывать в банку.

И только Вторая весело крикнула:

– ВСЕМ ПОКА!

Ещё секунда, и они уже сидели в банке.

Забравшись в окно, Мэвис быстро завинтила крышку. А Фелисити без сил рухнула на пол.

Вега присела и надела Фелисити на ногу её тяжёлый ботинок.

– Спасибо, – сказала Фелисити и встала. – А теперь мне нужно ещё кое-что сделать. Отправить панду в верхний мир. И пожалуйста, не забудьте заплатить ей за то, что она выступила в «Фойнах фей», хорошо?

– О чём это она? – прошептала Мэвис.

– И кстати, я больше не намерена спасать Водосток, – добавила Фелисити и вылетела в окно.

Изрядно помятая и взлохмаченная Идабель подпрыгнула и попыталась схватить Фелисити за ногу, но та летела слишком высоко, даже несмотря на панду в ботинке.

– Вечно ты мне мешаешь! – крикнула Идабель вслед сестре, а потом повернулась к Веге. – А тебя, Вега, МЫ ТОЧНО НЕ ПРИМЕМ В НАШЕ ТАЙНОЕ ОБЩЕСТВО! ДАЖЕ НЕ МЕЧТАЙ!

Улыбнувшись, Вега взяла за руки Пегги и Флафанору:

– И не собиралась.

– Идёмте отсюда! – сердито приказала Идабель остальным «Острякам».

Котриона, Франческа и Берта поглядели на неё и отошли к Мелоди. Та надула очередной пузырь:

– Чего такое?

– Кажется, ты теперь главная у «Остряков», – с улыбкой пояснила Вега.

А в это время Фундучок кружила над восторженной толпой и хлопала по протянутым вверх рукам.

– Я ПОБЕДИЛА! – крикнула Фрэн и врезалась в стекло. – Я ПОБЕДИЛА САМЫХ ЗЛЫХ ВЕДЬМ ЗА ВСЮ ИСТОРИЮ ВОДОСТОКА! ФУНДУЧОК КРУЧЕ, ЧЕМ ВСЕ ВЕДЬМЫ ИЗ «ГЛАМБУРГСКОЙ ШЕСТЁРКИ» ВМЕСТЕ ВЗЯТЫЕ!

– ФУН-ДУ-ЧОК! ФУН-ДУ-ЧОК! ФУН-ДУЧОК! – ревела толпа.

– Интересно, какая Фрэн на вкус? – пробормотала Пегги.

– Липучая, – предположила Флафанора. – И нереально самодовольная.

– Наверняка с джемом очень даже ничего, – заметила Пегги, и девочки расхохотались.

29 Дружба сильней заклинаний!

– И мы снова приветствуем вас на «Фойнах фей»! – раздался крик Криспи из ложки. – Прошу запомнить: вчерашнее происшествие в Липовом доме – это не новая серия. «Гламбургская шестёрка» действительно чуть не съела Фрэн. НО ВЕРНЁМСЯ К НАШЕМУ ШОУ!

– Да, теперь я понимаю, почему ведьмам так нравятся «Фойны»! – сказала Вега Мэвис.

Фундучок вылетела на ринг и поцеловала камеру.

– Не надо целовать объектив! – зашипела Криспи. – Ты его испачкала!

Маленький пальчик протёр объектив, и снова стало видно ринг.

– Фундучок удалось сбежать от новых, загадочных персонажей, которые вряд ли когда-нибудь ещё примут участие в нашем шоу, и теперь она снова здесь, вместе со своей верной помощницей по имени ГИГАНТИЩЕ!

На экране появилась продюсер Патриция в спортивном костюме с бахромой на рукавах. Она ступила на ринг и тут же продавила его.

– Смогут ли их остановить Кулачок и Шлёп-Шлёп?

Положив ложку на прилавок, Вега попрощалась с Мэвис, взяла банку с джемом, добежала до Липового дома и позвонила в дверь.

Дверь распахнулась. На пороге стояла Пегги.

– Пижамная вечеринка вот-вот начнётся! – закричала она.

Флафанора уже ждала в гостиной с подносом, уставленным коктейлями из «Клаттербакса».

Девочки на цыпочках поднялись на второй этаж и прошли по коридору к двери в комнату Фелисити Бэт.

– СЮРПРИЗ! ПИЖАМНАЯ ВЕЧЕРИНКА! – крикнула Вега, заскочив в комнату.

Фелисити отложила книжку про Бэтти Бу и уставилась на девочек.

– Я принципиально не участвую в пижамных вечеринках.

– Ещё как участвуешь! – заявила Пегги и запрыгнула на кровать рядом с ней.

Фелисити с трудом сдержала улыбку.

Вега достала из-под куртки мягкую игрушечную панду и вручила её Фелисити.

– Я подумала, что тебе вряд ли понравится что-то из одежды, – с мягкой улыбкой объяснила Флафанора.

И тут раздался крик:

– ФЕЛ-ФЕЛ, Я ЗДЕСЬ!

В комнату ворвалась Эгги Хуф и бросила на пол стопку старых номеров «Шикарной жабы». Флафанора схватила первый попавшийся и принялась изучать.

Фелисити взяла с подноса два коктейля и вручила один Веге.

– Сколько всего мы пережили со времён «Битвы ведьм» и как изменились, – торжественно начала Пегги. – А тогда просто боролись за первое место.

– Это было соревнование, – заметила Фелисити. – И вообще зря они натравили нас друг на друга.

– Но мы исправились, – сказала Вега. – И стали друг другу помогать.

Фелисити отправила в рот ложку джема:

– А знаете, так и крутится в голове колдуинский девиз: «Крепкая дружба сильней заклинаний».

В комнату влетела Фрэн и плюхнулась прямо Веге в коктейль.

– Но даже самая крепкая дружба всё равно слабее, чем Фундучок! Мой персонаж из «Фойн фей» – самый сильный за всю историю разных шоу.

Все засмеялись.

Улыбаясь от уха до уха, Вега подняла бокал с коктейлем.

– Что ж, ладно. ДРУЖБА СИЛЬНЕЙ ЗАКЛИНАНИЙ, ХОТЯ И СЛАБЕЕ, ЧЕМ ФУНДУЧОК ИЗ «ФОЙН ФЕЙ»!

– Вот так-то лучше, – заметила Фрэн. – Скоро эта фраза разлетится по всему Водостоку!