» » Макароны по-флотски

Макароны по-флотски

В субботу после обеда зазвонил домашний телефон. Вадим Петрович Сергушин сидел в «Одноклассниках» и поленился вставать. Жена его, Ольга, с кем-то трепалась по мобильнику в спальне. Телефон звонил все настойчивее. Вадим упрямо не вставал с места, справедливо решив, что тот, кому он был бы нужен, позвонил бы ему на мобильник. 

- Ну чего ж ты трубку-то не берешь, а? – раздраженно упрекнула Сергушина Ольга, первой не выдержавшая настырного звонка, и торопливо прошаркала тапками в прихожую. Сергушин лишь досадливо дернул плечом, продолжая рассматривать девичьи фотографии своей одноклассницы Верки Звонаревой. 

Ольга сняла трубку и сказала: 
- Алло, я слушаю! 
Помолчала немного, потом слабо вскрикнула и с сухим треском бросила трубку на аппарат. Бледная, прошла в гостиную и почти упала на диван. 

- Чё там такое? – торопливо «свернув» Верку Звонареву, вопросительно поднял брови Вадим Петрович. 

- Федька человека задавил… - почти неслышно прошелестела Ольга. 
- Человека? Какого человека? – пока еще спокойно переспросил Вадим Петрович, но из-за компьютера уже привстал. – Кто тебе сказал? Он сам, что ли, позвонил? 

- Сам, - шевельнула ставшими бесцветными губами жена. – Правда, голос у него был какой-то… не такой, тусклый. 
- Где задавил, когда? 

- Я не дослушала, испугалась и бросила трубку, - виновато сказала Ольга. 
- Так позвони ему, - сердито буркнул Сергушин. По его голосу можно было понять, что он не очень-то верит этому странному звонку. Всего пару месяцев от Федьки также приходила СМС-ка, типа: «Мама, я попал в неприятную ситуацию. Срочно скинь 500 рублей на этот телефон. Пока не звони». 

Тогда Ольга также перепугалась, и уже хотела бросить деньги по указанному номеру, но ее смутило, что номер был не Федькин. Она позвонила ему на работу, а тот прошипел: «Мама, я на совещании, перезвоню позже тебе сам». 

Стало понятно, что это орудуют телефонные мошенники, выжимающие таким образом денежки с особо доверчивых и впечатлительных родителей. Скорее всего, и сейчас на Ольгу насел кто-то из них. 
«Вот же сволочи! – чертыхнулся про себя Вадим Петрович. – Ведь сами же чьи-то сыновья. Неужели ни грамма совести нет, так безобразно шельмовать людей!» 

Ольга между тем торопливо прошла в спальню и набрала сына по мобильнику. Телефон долго не отвечал, и Ольга уже начала снова хвататься за сердце, когда в трубке, наконец, послышался недовольный голос сына. 

- Ты почему трубку не берешь? – сорвалась на крик Ольга. 

- Да мы же на даче у тестя, - растерянно ответил Федор. – А что такое? 

- У тебя все в порядке? 

- Да все у меня нормально, – уже начал раздражаться сын. – Что случилось-то? 

- Уфф! – вздохнула с облегчением Ольга. – Да ничего, сына. Ты вот что… Привези-ка мне с дачи укропа, ладно? 

- Ладно, привезу, - пообещал Федор. 

- Ну, отдыхайте, отдыхайте. 

Ольга бросила трубку на постель и пошла на кухню накапать себе корвалола. 

- Ну, я же был прав? – зайдя за женой на кухню, с нотками иронии в голосе спросил Сергушин. – Это были опять они, телефонные жулики. Успокойся, эти гады терроризируют так многих. А ты же у меня умница, не повелась на их авантюру. 

Он положил руки на плечи жены, притянул ее, пахнущую корвалолом к себе, поцеловал в растрепавшуюся прическу. 
- И знаешь что? Иди пока отдохни, а я ужин приготовлю макароны по-флотски. 

- Правда? – вымученно улыбнулась Ольга. – Я люблю макароны по-флотски! Фарш, кстати, не надо будет размораживать – я как раз хотела сегодня котлет налепить 
- Ну и замечательно! А ты иди, приляг пока! 

И Вадим Петрович легонько толкнул жену к двери. А сам тут же захлопотал на кухне. Выволок из шкафа сковороду «Цептер», полез в шкаф за растительным маслом. Но обычное подсолнечное закончилось. Тогда он, недолго думая, изрядно плеснул на сковороду чистейшего оливкового, накрыл ее крышкой и поставил на гладкое черное стекло новенькой импортной плиты. 

На кухне, кстати, все было новенькое –Сергушины всего полгода назад провели в своей квартире грандиозный ремонт, вылившийся в кругленькую сумму. Зато теперь подруги Ольги приезжали к ним посмотреть на этот ремонт как на экскурсии, чем Ольга очень гордилась. 
Чтобы во время готовки не было скучно, Вадим Петрович включил телевизор и, кося одним глазом на боевик с крушащим все вокруг себя Стивеном Сигалом, стал нарезать лук для пережарки его с фаршем, подавил и несколько зубчиков чеснока. 

Увлекшись процессом, Вадим Петрович оставался спиной к нагревающейся сковороде, и еще ни разу к ней не обернулся. А зря: скоро он почуял запах горелого масла. Оглянулся и ахнул: из-под крышки Цептера вырывался густой серый дым и, обволакивая ближайшие подвесные ящики германского кухонного гарнитура и бывшее блестящим вентиляционное устройство, растекался по белоснежному потолку. 

Сергушин опрометчиво сдернул крышку со сковороды и, отшатнувшись, чуть не упал со стула. Раскалившееся под крышкой и уже задымившее масло, вдохнув кислороду, тут же вспыхнуло. 

Столб пламени вперемешку с черным дымом ударил вверх, стал лизать шкафы, стеклянный экран и металлический короб вентиляционного механизма заструился по потолку безобразными извивающимися хвостами и стал опускаться вниз, наполняя кухню и прихожую, а далее все квартиру удушливым чадом. 

Вадим Петрович закашлялся, бестолково заметался у плиты, не зная, что делать. Потом схватил фарфоровую кружку, из которой накануне прихлебывал чай, набрал в нее воды из крана и плеснул на горящую сковороду. 

Он до этого никогда не видел, чтобы вода горела. А теперь стал свидетелем того, как вода, вступив в содружество с горящим маслом, просто взорвалась огненным клубком, бахнувшим в многострадальный потолок. 
- Что это, что это? – услышал у себя за спиной Сергушин прерывистые восклицания. – Боже мой, мы горим! 

На пороге кухни - пригнувшись, потому что над ее головой в квартиру уносились струи черного дыма, - стояла Ольга. Она держалась рукой за горло, округлив от ужаса глаза. 

- Уйди отсюда! – рявкнул Вадим Петрович, и Ольга испуганно исчезла из дверного проема. Слышно было, как она с причитаниями побежала по квартире, с треском открывая все окна и выпуская дым наружу. 
Сергушин наконец сообразил взять по скомканной салфетке в руки, ухватился ими за железные рукоятки этой сволочной сковороды Цептер и, уворачиваясь от пламени, зашвырнул ее в мойку и дернул рычаг крана кверху. Сковорода взорвалась снова, на этот раз паром. 

-Ух, мать твою, ну и дела! – смог наконец выдохнуть с облегчением Вадим Петрович, но снова закашлялся забившим его легкие чудовищной смесью дыма и горячего пара. Он выскочил на застекленный балкон, выход на который был из кухни, свесился через открытый оконный проем и стал жадно хватать ртом с улицы не очень свежий, тоже задымленный воздух – уже который день из-за вселенской жары и суши горела тайга и город был накрыт белесой пеленой смога. 

- Что ты натворил! – опять заголосила появившаяся на кухне Ольга. – Потолок весь черный. Шторки на окне вон поплавились… Совсем новые были. Боже мой: вот тут еще и шкаф обуглился! И обоям досталось… 
Вадим Петрович всунулся из балконного окна обратно в квартиру и вернулся на кухню. Устроенный сквозняк уже почти очистил ее от дыма, и дышалось куда легче, чем минут пять до этого. Вадим Петрович с виноватым видом встал рядом с заламывающей руки женой и посмотрел на потолок. 

Да нет, черным он был лишь наполовину. Вернее, даже серно-черным. А за люстрой, ближе к балкону, так вообще оставался белым, как и был. 
- Подумаешь, беда! – сконфуженно пробормотал Вадим Петрович. Он встал на стул, провел пальцем по наиболее закопченному месту потолка. Палец оставил на черноте посветлевшую полосу, но сам стал черным. 

- Вот, стирается же! – воодушевленно сказал Сергушин. – Прямо сейчас можно промыть потолок, пока сажа не въелась. А назавтра вызовем ремонтников. У тебя же есть телефон Зины, которая нам делала кухню? 

- Должен быть, - не сразу ответила Ольга, стараясь не смотреть на мужа, которого она сейчас самым натуральным образом ненавидела: надо же, такое пепелище устроил! 

- Ну, так звони ей прямо сейчас! – с командными нотками в голосе сказал Сергушин. - Пусть завтра приезжает – тут работы-то на час- другой. И остальное ерунда, боковинку шкаф отмоем, тем более что он и сам по себе черный. Шторы мне с самого начала не нравились, другие закажем. Главное – не сгорели сами! 

Вадим Петрович осторожно привлек к себе слабо сопротивляющуюся жену, чмокнул ее в перепачканную копотью щеку. 
- Ну, иди, приготовь воду с моющим раствором, а я стремянку приволоку. Сейчас же и начнем!.. 

Кухню от последствий возгорания они оттерли-отмыли, сменяя друг друга, за час. Потолок, конечно, белым после этого не стал, но и не выдавал того, что здесь недавно бушевало пламя. За сутки он высохнет, а там пообещала подъехать отделочница Зина, которую Ольга вызвонила в тот же злосчастный вечер. 

Потом, приняв душ, Сергушин снова уселся за компьютер – немного успокоившаяся Ольга прогнала его с кухни и сама занялась ужином. 
Прежде чем окунуться в «Одноклассники», Вадим Петрович пробежался по новостной ленте, чтобы узнать, что произошло в мире и стране за то время, пока он отсутствовал на кухне. И вскоре радостно закричал: 
- Оленька, иди сюда, чего скажу! 

- Ну, чего там еще? – недовольно сказала. подойдя через пару минут, Ольга. От нее вкусно пахло пережаренным с луком и чесноком фаршем. 

- Твоего жулика поймали! – сообщил Сергушин. 

- Какого еще жулика? 

- Да ту скотину, которая звонит по телефону и пугает доверчивых мамаш и вымогает у них деньги! 

- Да ты что? – удивленно и в то же время обрадованно воскликнула Ольга. – Так быстро? Ну-ка покажи! 

И она вслух прочитала с монитора компьютера найденную мужем заметку «Ленты.РУ»: 
«В Самарской области мужчина, уже отбывающий наказание в одной из исправительных колоний, получил дополнительный срок за телефонное мошенничество. Из тюремной камеры он звонил по телефону жителям Кинеля, представлялся их родственником и, сообщив о возникших проблемах, просил передать деньги для их решения. Подельники преступника, личность которых следствию установить не удалось, забирали денежные средства у родственников и перечисляли большую их часть на указанные номера сотовых телефонов. В общей сложности потерпевшим причинен ущерб в полмиллиона рублей. Суд приговорил мошенника к 6,5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима» 

- Ну да, где этот Кинель, и где мы, – разочарованно протянула она. 

- Да не в этом дело, Оленька! – страстно сказал Вадим Петрович. – Дело в тенденции. Смотри, сколько похожих информаций на эту тему… 

И он стал открывать одну за одной заметки о разоблачении и осуждении телефонных мошенников в разных концах страны. Их были десятки! 

- Так что, рано или поздно, попадется и твой обидчик, - убежденно сказал Сергушин. – Дело времени и техники. 

- Ты так считаешь? – с сомнением спросила Ольга. 

- Я стопроцентно в этом уверен! – сказал как припечатал Вадим Петрович, и даже пристукнул по столу кулаком. – Попадется он, козел, непременно попадется! 

- Ну, тогда пошли ужинать, поджигатель ты мой! – чмокнула Ольга мужа в едва заметную лысинку на макушке. 
- Макароны по-флотски? – плотоядно поводя носом, спросил Сергушин. 
Хотя мог бы и не спрашивать…

© Марат Валеев 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.