» » Механики. Часть 75.

Механики. Часть 75.

Глава 1

Александр. 19 мая. Утро. Верфь.

Несмотря на ранее утро, только-только начинает светать, на лежащей перед нами верфи кипит жизнь. Продолжают работать краны над двумя сухими доками, в которых собирают два корабля, братьев-близнецов нашего Варяга, там видны вспышки сварки, большие парящие катера то и дело подвозят к докам различные материалы. Сухогрузы у причалов тоже разгружают, народу там полно, лодки и катера туда-сюда шныряют по бухте. Дрезина вон какая-то по железке едет, за ней небольшой паровозик на дизельной тяге.

— Туман в канале – услышали мы его голос у себя в наушниках – группы на позициях?

— Да, на месте, ждём команду – тут же послышалось в наушнике – мы тоже на месте – говорю я в микрофон.

Снова Туман.

— Отлично, через 15 минут начинаем. Как услышите артиллерию, работайте. Конец связи.

— Наконец-то – прошептал Слива выслушав Тумана – у меня уже вся форма мокрая.

— Не у одного тебя – пробурчал Большой.

Да и у меня тоже штаны промокли. Росса на траве, знаете ли, в которой мы лежим. Наша цель ангары с рабами и вон то двухэтажное здание около них. Там этих зданий несколько, но жилое только это двухэтажное и ангары с решётками на окнах, другие какие-то склады. Мы метрах в двухстах от них, ближе пока подобраться не можем.

Но и сами здания, и площадка перед нами как на ладони. Нам нужно освободить рабов, их там, по прикидкам, около двухсот человек, кто-то из них точно нам в захвате верфи поможет. Думаю, у тех людей полно вопросов к их охране и жажды отомстить.

— Мля, поближе бы подобраться – держа в руках шестизарядный гранатомёт 6Г-30 – с сожалением в голосе произнёс Клёпа – я бы все гранаты точно в окна к охране запулил. Отсюда точно не попаду.

— Стрёмно – морщится Колючий – охрана на вышках в нашу сторону периодически смотрит, засекут, поднимут тревогу раньше времени. Из этого вмажем – и он постучал по РПГ.

РПГ с двумя выстрелами у нас у каждого, ну кроме Митяя, у него винтовка эта весит и так много.

Вышек четыре, их мы тоже уже хорошо рассмотрели. Там как бы небольшой квадрат, обнесённый сеткой, и сверху ещё колючая проволока. Вот внутри этого квадрата и здание охраны, и ангары с рабами, и ещё какие-то постройки. Вышки по углам, мы их все очень хорошо видим. Если на тех двух дальних охрана смотрит в другую сторону, то вот эти две ближайшие точно в нашу. Вот же уроды, нет бы спали в такой ранний час, но нет же, смотрят, а вон тот Архи вообще периодически в бинокль смотрит на сопки. Мы-то хоть пока темно было успели ближе подползти, теперь лежим, боясь пошевелиться.

— Кажись смена часовых сейчас будет – прошептал Митяй, прилипнув к прицелу на своей Барретте.

О-па, точно, из этого двухэтажного здания вышли пятеро Архи. Часовые на вышках как по команде тут же повернулись в их сторону.

— Чё вы лежите? – вновь зашептал Митяй – валите туда ближе, у вас пару минут точно есть, я тут останусь, отсюда работать буду. Давайте мля, шевелитесь, эти с вышек вон вниз уже полезли.

Точно, часовые на вышках разом полезли вниз, те пятеро Архи, вернее четверо так и стоят перед крыльцом двухэтажного здания, а пятый, видимо разводящий стоя напротив них что-то им говорит, размахивая рукой. С четырёх вышек уже слезли Архи и не спеша, вразвалочку направились к смене. Двое вон вообще зевают, баиньки хотят, ну ничего, сейчас мы вас навсегда спать уложим.

— Пошли мужики быстро – включаюсь я и ползком ныряю в кусты дальше.

За мной ползут пацаны.

— Туман бы им за такую смену постов наряды на всю оставшуюся жизнь влепил – хихикает ползущий позади меня Слива.

Это точно. Это ж надо додуматься оставить вышки и разом с них всем слезть. Ведь смена должна к ним подходить по одному и меняться, а не наоборот, эти слезли и попёрлись. Вот мы как раз и воспользовались этим моментом, а то не знали, как ближе подобраться.

— Быстрее ползите – голос Митяя в наушниках – смена на вышки идёт. Большой жопу спрячь, её в траве видно.

Камень, ещё один здоровый, за ним ещё и ещё, канава какая с текучей по дну вонючей жидкостью, где ползком, где перебежками подбираемся всё ближе и ближе к забору из сетки-рабицы. Не удобно и тяжело пипец, оружием увешаны с ног до головы, РПГ этот ещё мешается.

Фух, успели, подобрались к самому забору, лежим прямо под вышкой, нас точно не видно. Если только через перила не свеситься и вниз посмотреть.

Шаги по скрипучей лестнице, это Архи по ней понимается на вышку. Раз, два, три, десятый шаг, всё, он наверху, слышим, как скрипнула турель с пулемётом.

Колючий достаёт пистолет и смотрит на вышку лёжа на спине. Большой и Няма с пулемётами как можно аккуратней расползаются в стороны, Клёпа крепко сжимает в руках гранатомёт, мы со Сливой почти под самой вышкой, Слива уже кусачки достал и готов резать сетку, через неё мы не перепрыгнем, наверху колючая проволока, только резать.

— Смена ушла в здание – шепчет Митяй – вижу метрах в 50 от крыльца троих вооружённых Архи около небольшого сарая, курят стоят на углу, один периодически выглядывает и смотрит на крыльцо, шкеряться от командиров.

Смотрю на часы, 4 минуты до начала, показываю четыре пальца пацанам, кивают. Ждём. Адреналина в моём организме всё больше и больше, сердце бьётся все быстрее и быстрее. У меня всегда так перед боем.

— 1 минута – слышим шёпот Тумана в наушниках.

— Ну сейчас повеселимся – почти одними губами произносит Слива.

Ещё шесть групп с нашими пацанами так же расположились вокруг верфи и ждут команду. Кому ещё чё-то там взорвать, кому дорогу перекрыть, у каждой группы своё задание и своя цель. Сначала работаем по краям верфи. Ну а потом, потом мы уже все вместе двигаемся к центру верфи со всех сторон подавляя огнём любое сопротивление, вон к тем двум сухим докам, там в данный момент самое большое количество солдат, рабочих, да и рабы видны.

И Гера с той стороны верфи в окружении своей охраны с маяком сидит. Его задача – как всё начнётся запустить его и открыть ворота. В институте ждут наши пацаны на коробочках, ещё 70 человек, хотя там и Рейдеры есть, и Укасы. И вся эта масса хлынет через ворота сюда.

Можно было бы, конечно, накрыть всё это дело разом артиллерийским и миномётным огнём, да больно добра на верфи много. Мы, когда план этот разрабатывали, у всех разом проснулась жаба, особенно у Рифа, ещё бы, там и станки, и оборудование для ремонта и постройки кораблей. В нашем мире это взять просто неоткуда. Так что постараемся по максимуму сохранить всё то, что тут есть.

Как не ждал, выстрелы из пушек и миномётов пропустил. Бахнуло где-то там, вон за той сопкой разом выстрелило несколько батарей и вместе с ними миномёты. Бахнуло очень хорошо и через несколько секунд раздался страшный грохот взрывов.

— Хана казармам – зловеще улыбнулся Слива.

Пушки и миномёты работают не переставая. Это наши парочка батарей артиллерии и миномётов накрывают казармы, здания и сооружения в километре от верфи. Они там сейчас всё с землёй ровняют. Там и экипажи кораблей, и большинство солдат.

После первых наших выстрелов, через несколько секунд где-то на верфи громко заработала сирена, охрана подняла тревогу. В последние мгновение перед открытием нами огня вижу, как в двухэтажном здании к окнам и на первом и втором этажах прильнули испуганные и встревоженные лица Архи, на втором этаже вон вообще окно раскрыли и полуголый Архи высунувшись смотрит в сторону канонады. Ещё трое выбежало на крыльцо, в их числе и разводящий этот.

— Огонь – уже не скрываясь крикнул я, ловя в прицел выбежавших на крыльцо Архи.

И тут же слышу, как разом началась стрельба ещё с нескольких сторон, наши группы работают. Вон еле видно, как с сопки справа в сторону верфи летят две ракеты из РПГ, ещё две.

И мы дали. По этим троим на крыльце влепил не только я, кажется, ещё Няма по ним выпустил очередь. Грохнули этих троих мгновенно, одного вон того тощего аж выстрелами в дверь впечатало, и он сполз по ней оставляя полосу крови.

— РПГ – заорал я во всё горло.

Колючий так же лёжа на спине длинной очередью в пол вышки убил часового и тот перевалившись через перила упал в парочке метров от нас.

Хватаем по РПГ, привстаём на колено, целимся и пять ракет уходят в сторону двухэтажного здания с охраной. Окна мы уже разбили. Отсюда до него метров 60, промахнуться сложно. Реактивные гранаты, влетев внутрь, почти что разом взорвались. Итить, вот это бахнуло, мне аж показалось что здание подпрыгнуло и крыша вместе с ним, как у Геры каска на башке.

Мы увидели, как даже с той стороны из окон вылетела пыль, гарь, взрывами вывернуло рамы. Там даже никто не закричал, а Клёпа ещё выпустил по резко увеличимся оконным проёмам шесть гранат из своего гранатомёта.

Снова взрывы, огонь, из окон и входной двери вылетают остатки мебели, кажется что-то красное и бесформенное. Внутри сейчас ад, выжить там точно невозможно. По нам до сих пор так никто и не открыл огонь.

Пока мы тут из РПГ расстреливали это здание, Митяй работал по вышкам и тем троим курильщикам, я отчётливо слышал его выстрелы.

— Слива режь быстрее – орёт Большой держа пулемёт.

— Да режу, режу.

Он кусачками с остервенением режет сетку забора. Пока он проделывает проход, держим на прицеле все эти домики. Здание охраны горит, никто из него так и не выпрыгнул, и не вышел.

— Митяй, чё там? – не выдерживая спрашиваю у него.

— Чисто, движения нет.

Смотрю на бараки с рабами. Вон множество рук уже вцепились в решётки, вон видны и лица людей, пытаются рассмотреть в узенькие окошки, что тут происходит.

А пальба идёт по всей верфи, везде слышны выстрелы и взрывы, в рации то и дело короткие команды пацанов.

— Готово – проделав проход кричит Слива – пошли.

— Колючий на вышку за пулемёт – говорю ему – Митяй прикрывай его.

— Принял.

— Большой, Няма по бокам где-нибудь.

— Понял, принял.

— Слива мы с тобой к баракам.

Один за другим ныряем в проделанный проход. Бежим к баракам пригнувшись с автоматами наготове. Вон уже в обоих бараках раскачиваются входные двери и изнутри раздаются глухие удары, видать там народ долбит по ним пытаясь выломать.

И тут по ближайшей двери барака прошлась длинная автоматная очередь. За какие-то доли секунды перед тем, как упасть я увидел, как пули дырявят входную дверь, как летят щепки, как там кто-то дико закричал.

— Слева за углом стрелок – тут же доложился Митяй.

Мы со Сливой уже лежим, направив туда автоматы. По углу этого сарая уже лупит длинными очередями Большой прикрывая нас. Ствол автомата было высунулся оттуда, но потом спрятался.

Показываю Сливе знаками, что обходим с другой стороны, он кивает.

Вскакиваем на ноги и несёмся к этому сараю. Вот и двухэтажное здание охраны, оно уже начинает гореть.

И тут прямо на нас из входной двери из клубов дыма на крыльцо выходит здоровенный Архи. Он контужен, сильно, держится за голову, его шатает, весь посечён осколками, но он в шоке и вообще ничего не соображает, в два ствола палим по нему и его уносит назад в здание. Всё как-то на автомате, Слива ещё вытащив из разгрузки гранату выдернув кольцо и закинул её внутрь, я, недолго думая, тоже.

Спрыгиваем с крыльца и дальше ходу, позади взрывы.

— Никак достать его не могу – злиться Митяй – хорошо спрятался.

Снова слышны автоматные и пулемётные очереди.

— Я тоже его с крупняка не могу достать – добавляет Колючий.

— Митяй не давай ему высунуться – быстро говорю в рацию – мы со Сливой его сейчас обойдём, пулемётчики прекратите палить, нас зацепите.

Стрельба из пулемётов тут же затихает. Осторожно выглядываю за угол, вон тот сарай, оттуда раздаётся автоматная очередь, за ней ещё и ещё. Этот урод продолжает стрелять по баракам с людьми.

— Саня катер – толкает меня Слива и его рука с вытянутым пальцем появляется прямо у меня перед носом.

Точно, вон катер на земле лежит, его за другой постройкой не видно.

— Потом, валим этого.

Там за сараем автомат стрелка замолчал.

— Перезаряжается, пошли.

Бежим к сараю со всех ног, залетаем за угол. Вот он, этот Архи, сидит на корточках и перезаряжает автомат, чуть дальше ещё два трупа. Как только он увидел нас его глаза расширились.

— По людям падла стреляешь – крикнул Слива.

Две короткие очереди и всё, готов.

— Чисто, стрелок уничтожен – докладываю пацанам отжав тангенту.

— У нас тоже чисто, чисто, чисто – слышу в ответ.

Слива с деловым видом вставляет в свою РПГ последнюю гранату, быстро выходит из-за угла и стреляет.

Выглядываю куда он там её пульнул. Граната с шумом и оставляя за собой дымный след влетает точно в окошко второго этажа здания с охраной. Взрыв, часть стены обвалилась, видим, как вместе с досками, кирпичами и каким-то хламом на землю выпадает два тела Архи, тут же им по короткой очереди, контроль.

— Гранаты давай ещё закинем – говорю Сливе – пацаны выпускайте людей – это я в рацию – мы здание до конца зачистим.

Рывок назад к зданию, оно уже разгорается, по нам никто не стреляет, да и нет тут больше никого, вон пустые вышки, сетка, дальше поле, по нему тоже движения нет.

Подбегаем к стене, из разгрузки по три гранаты. Слышу, как кто-то стонет внутри. Наши гранаты летят в окна. Садимся на корточки, взрывы слились в один, на нас летит какой-то мусор. Всё, теперь там точно всем хана. Отряхиваемся и бегом к баракам.

— Туман приём – вызываю его на ходу.

— В канале.

— Гера открыл ворота?

— Нет, что-то у него не получается, работает. Что у вас?

Хорошо слышу в наушнике звук боя, да и так слышно, как на верфи идёт бой.

— Чисто, рабов освободили, охрана уничтожена, у нас потерь и ранений нет, у бывших рабов несколько раненых, по ним стреляли.

— Собери ополченцев, пусть там окопаются, сейчас к вам Дока пришлю, мы тут несколько катеров захватили – быстро говорит Туман.

— У нас тоже катер – вспоминаю про наш и смотрю на него, вон он так и лежит пузом на земле — помощь нужна?

— Если у вас там работы нет, давайте, тут охраны хватает, запарились их отстреливать.

Где-то на верфи взрыв, ещё один гораздо сильнее. Слива, резко развернувшись, смотрит то на поднимающиеся в небо чёрные грибы от взрывов, то на меня ожидая команды.

— Направление дай, куда нам двигаться.

Задержка на пару секунд и ответ Тумана.

— Две высокие вышки видишь?

Кручу головой, вон они, как раз по одной кто-то дал длинную очередь и от железной конструкции в разные стороны полетели искры.

— С прожекторами?

— Да. Мы около них, давайте к нам, там оставь кого-нибудь, только предупреди, чтобы по нашим не пальнули, пусть кто-нибудь останется. Конец связи.

— Понял, Митяй.

— Принял, слышал всё, уже спускаюсь.

А стрельба на верфи всё продолжается и что-то взрывается. Пушки постреливают изредка, миномёты пока молчат.

Пока бежали и я на ходу переговаривался с Туманом вижу, как пацаны уже сломали замки и засовы на дверях барака и как из них повалил народ. Далеко они их не отпускают. Вон Няма орёт.

— Не разбредайтесь, тут сидите пока, вы свободны, верфь ещё не зачистили, всё нормально, сейчас врач приедет.

Подбегаем к ним, стараюсь восстановить дыхание, на нас смотрят как на инопланетян, вон мужики выносят из здания троих, два парня и девушку, раненые, видать это они двери ломали. К ним быстро подходит Большой и достаёт свой индивидуальный пакет, я бросаю ему свой, Слива вон тоже.

Народу всё больше и больше. Одеты все в одинаковую одежду. Ткань, сильно смахивающая на мешковину. Людей много, очень, все разных возрастов, подростки, хоть детей нет, женщины, девушки, мужики, кажется от 15 и до 50 лет. Многие со свежими синяками и ссадинами, не скажу, что они все с румянцем на щеках, видно истощение, видать не шибко их кормили. Начинаю закипать от злости на Архи и особенно на Фоле, эту жабу я уже готов четвертовать. Смотрю на пацанов, тоже жевалки ходят.

— Кто вы бойцы? – спрашивает у нас мужик с бородой.

Под левым глазом фиолетовый синяк, видать недавно ему в этот самый глаз дали. Десятки глаз смотрят на нас. Большой, не обращая ни на кого внимания продолжает перевязывать раненых, около него ещё несколько человек, рвут наши индивидуальные пакеты, видимо понимают в медицине. Вася стоит на коленях около девушки и пытается остановить кровь, приложив ей к груди пакет. Поворачивается ко мне и говорит.

— У девушки две пули в груди, нужна операция, где Док?

— Летит к нам.

— Нам что делать? – раздаётся мужской голос.

Подбегает Митяй, за ним Колючий, Клёпа вон сидит сбоку у угла барака и смотрит по сторонам на всякий случай, мало ли какие ошалевшие Архи сюда прибегут.

Набираю воздух в грудь и обращаюсь к людям.

— Быстро, поднимите руки, кто умеет обращаться с оружием?

За пяток секунд вверх взметнулось несколько десятков рук, причём среди них были и женские.

За следующие две минуты мы отправили людей снимать пулемёты с вышек, Слива выдернув какого-то паренька из толпы и побежал заводить тот катер. Другие побежали собирать оружие и вскрывать сараи, там и продукты, и вещи оказывается были. Кипишь навели конкретный. Прилетел Док, сразу занялся ранеными. На все вопросы людей отвечали быстро и вскользь, а было их очень много.

Люди как бы очнулись и из них эти самые вопросы посыпались один за одним. Отвечали, как могли, суть свели к тому, что они теперь все свободны, все будьте тут, мы до зачищаем верфь, добровольцы с нами, наша помощь задерживается.

— Полетели, полетели, мля – нетерпеливо бью рукой по крыше катера уже стоя в его кузове.

Дока привезли на катере Рыжий и Казак, к ним вон тоже полный кузов мужиков забился, их с нами десятка три, больше просто в кузова не помещаются. Оружия у них нет, но Рыжий сказал, что на верфи его полно и все сейчас вооружатся. Ору мужикам, что все наши бойцы одеты так же, как и мы, Архи среди нас нет, но есть зелёные и парочка здоровенных чуваков, чтобы не шуганулись их. После слов про Укасов и Рейдеров у них глаза на лоб полезли, кто-то вон чё-то хочет спросить, но времени нет.

Два катера сорвавшись с места взяли курс на звуки боя. Вызываю Тумана.

— Туман приём, Туман ответь.

— Чё мля?

— Летим к вам с подкреплением из бывших рабов. Вы всё там же?

— Апрель тащи РПГ – слышу в ответ.

Туман забыл отпустить тангенту своей рации, потом орёт уже мне.

— Да, да мы тут, они там в доме засели сволочи.

— Держитесь, ща будем.

Мчимся вдоль железнодорожной ветки, кое где видны валяющиеся трупы Архи, парочка зданий вон дымиться, сарай какой-то горит, расстрелянный катер, за ним ещё один. Три этих парящих мотоцикла валяются, один горит, около них четыре трупа Архи. Звук боя слышан всё сильнее и сильнее.

— Вон они – заорал стоя рядом со мной в кузове Слива, когда мы пролетели ещё метров 200 – давай к ним рули.

Он стучит руками по крыше катера, затем нагнувшись и сунувшись в кабину проорал это ещё раз, за рулём тот парнишка что с ним убежал.

Вон и это здание, мля, здоровое то какое и судя по стенам достаточно крепкое. Хорошо видим, как в его окнах вспыхивают огоньки выстрелов, как в стены с нашей стороны впиваются пули. Но оно из камня и пули не причиняют вреда.

Дымный след, кто-то из наших выстрелил из РПГ, ракета врезается в стену под окном и взрывается. Стреляющий из этого окна пулемёт затыкается, в стене не очень большая дырка, видать стены достаточно крепкие, нам так никаких ракет не хватит. Вжик, вжик, над нами пролетело несколько пуль, автоматически пригибаемся.

— В сторону – заорал из соседнего катера Большой.

Нас уже заметили, вон несколько стрелков открыли огонь уже по катерам. Наши водители вовремя свалили в сторону, по курсу и где мы должны были быть через несколько секунд в асфальт впиваются пули, да и вон по стоящим ящикам и бочкам длинная очередь прошлась.

— Пошли, пошли, пошли – ору во всё горло, когда мы припарковались за штабелями железнодорожных шпал и мы как горох посыпались из катеров – мужики, ищите себе оружие, смотрите внимательно по сторонам. Наших не спутайте, напоминаю, зелёные это наши.

Вон трупы Архи, к ним уже пригибаясь побежали несколько мужиков за их оружием. Взрыв, одна из вышек с прожекторами с диким скрипом накренилась, и конструкция, не выдержав, падает. Грохот стал ещё сильнее. Эта вышка упала точно на небольшую будку смяв её полностью. В последний момент вижу, как несколько человек, кажется, один из них Леший со всех ног валят в сторону.

— Здорово пацаны – выпаливает Слива, когда мы, пригибаясь, добежали до баррикады из мешков с песком.

Тут сидят Туман, Крот и Чуб, остальные вон дальше.

— Чё у вас тут? – проверяя магазин на своём Калаше спрашиваю у них?

К нам тут же подбегает ещё пяток мужиков, уже все с оружием. Туман и пацаны кивают им, те в ответ.

— Около 20 бармалеев засели в этом здании – начинает говорить Туман – Риф со своими с той стороны доков, Мушкетёры тоже где-то там – показывает туда рукой.

Словно в подтверждение его слов в той стороне раздаётся сильнейший взрыв, и стрельба там тут же стихает.

— Там точно мушкетёры – лыбиться Слива.

— Мы почти всё зачистили – продолжает Туман – охраны тут много было, они сразу сволочи рабов положили – косится на мужиков.

У тех аж в глазах огонь появился, но все сдержались. Слушая Тумана, вижу, как со всех сторон к нашим пацанам подбегают мужики. Мы как бы полукругом около этого большого здания и мужики палят по окнам из всего что у них есть, оттуда стреляют в ответ. Мужики тут же присоединяются к стрельбе. Вон Крот, хлопнув по плечу троих уводит их за собой к другим ящикам.

— Что с воротами? – спрашиваю у Тумана.

— Гера приём – тут же стал вызывать его Туман переключив канал на рации – Гера млять ответь – видимо Гера начал отвечать, но сюда по скривившемуся Туману, новости не очень хорошие – понял, работай – отвечает Туман и со злостью вытаскивает наушник из своего уха, чуть не оторвав его от рации – не работает у него, не может он запустить маяк, помехи какие-то. Они там с Тучей пытаются.

— Значит, сами всех добьём – говорит Чуб.

— Ага, добьёшь ты их – взрывается Туман – у нас тяжелого уже нет, а там дверь вон смотри какая – тычет рукой в здание – её только из танка брать. Пушки и миномёты нельзя, места мало, могут нас зацепить – снова берётся за рацию и спрашивает – мужики, у кого РПГ есть? Надо дверь входную взорвать и зачистить это здание.

— У меня выстрел есть – раздаётся ответ.

Кто это, я так и не понял. Я в этот момент осторожно смотрю сквозь щель из ящиков и мешков. Да уж, входная дверь в это здание здоровая и сильно смахивает на дверь от какого-нибудь сейфа, по крайней мере заклёпки на ней я вижу хорошо. Вон по ней кто-то дал очередь, только искры полетели. Хватаюсь за свой автомат и кладу его на мешок с песком.

— Тащи сюда, мы около штабелей со шпалами – говорит Туман и увидав мои манипуляции хмыкнув говорит – бесполезно, мы пробовали.

Стреляю из подствольника, Туман сообразил, что я хочу из него выстрелить. Бах, моя граната ушла, попадаю в нижний правый угол этой двери, взрыв. Пипец, она из чего, её даже не перекосило.

— Я же говорю бесполезно.

Вжик, вжик, пули впиваются в мешки и ящики, пригибаемся тут как можем.

— И патронов у них походу хоть одним местом ешь – снимая каску и отряхивая свои волосы от грязи говорит Чуб – палят не переставая.

— Работаем пока – скрипит зубами Туман – нам в любом случае к нему надо прорваться.

Целюсь в окно второго этажа, начинаю стрелять короткими очередями, вместе со мной стреляют пацаны, грохот, пипец. Кажется, два или три стрелка заткнулись, но тут из этой дырки в стене, которая появилась от попадания РПГ снова начал стрелять пулемёт и лупит длинными очередями по всем нам. Подобраться к зданию нет никакой возможности, все свои РПГ мы оставили Митяю, на всякий случай, мало ли туда Архи решат наведаться.

— Туман, Туман приём – слышу в рации голос.

— На связи – тот суёт себе наушник в ухо.

Я тоже свой посильнее вдавливаю, кажись это Риф.

— Доки зачистили, их тут не много было, что с подкреплением? Часть охраны и солдат пытаются прорваться к кораблям. Доберутся до пушек нам хана.

Твою мать.

— Гера пока не может открыть ворота. Держитесь, сейчас к вам подкрепление пришлю.

— Давайте, их тут как тараканов.

— Чуб – Туман легонько пинает его ногой.

— Чё – тот прекращает стрелять и поворачивается к нам.

— Бери Рыжего, пару десятков мужиков и к Рифу – там уроды к кораблям ломятся, а там пушки и пулемёты, топить жалко.

— Понял, сделаем, мужики, айда за мной. Рыжий – заорал Чуб во всё горло перепрыгнув через баррикаду – бери мужиков, помчали к Рифу, их там зажали.

За ним тут же устремились десятка полтора людей. Большой с Нямой вон тоже за ними к катерам бегут. Снова стреляем по зданию, из него стреляют по нам в ответ. И если мы вынуждены вести прицельный огонь, так как у нас нет с собой грузовика с боеприпасами, то эти оттуда лупят будь здоров, особенно три пулемёта, те стреляют на расплав ствола.

— Саша, Саша приём.

— Тебя Митяй вызывает – сообразил Слива съехав на заднице вниз и меняя магазин на своём автомате.

Отжимаю тангенту и отвечаю Митяю.

— Только не говори, что на вас напали.

В ту же секунду наблюдаю как Клёпа с Колючим быстро высунувшись из своего прикрытия выстреливают из подствольников, затем Клёпа хватает шестизарядный гранатомёт и разом выпускает все гранаты. Кажется, две попали в окна, остальные врезались в стены. На мгновение после взрывов всё здание заволокло пылью, и стрельба оттуда стихла, но потом оттуда снова стали стрелять.

— Да из чего оно мать вашу сделано? – в сердцах заорал Туман стукнув кулаком по мешку с песком.

— Не, на нас никто не напал, всё тихо – весело отвечает Митяй – мы тут разобрались, мужики оружие ещё притащили, пулемёты с вышек, рвутся в бой, да и я вам помогу. Нас тут человек 35 точно есть, давайте катера, поможем и вам, и Рифу, а то он орёт на всю верфь.

— Иди ты в задницу, Митяй – тут же отвечает ему, — Митяй, а ещё лучше тащи её сюда, со своей винтовкой ты нам здорово поможешь.

Взрыв, ещё и ещё. Эти уроды стали выкидывать гранаты из окон, вон, кажется, я двоих на крыше увидел. Точно, вон рука мелькнула.

— Граната – кто-то закричал изо всех сил.

Гранаты до нас не долетают, далековато, но всякой гадостью в виде грязи, камней и пыли нас засыпало хорошо. Пытаюсь откашляться, слышу, как Туман плюётся и хрипя говорит в рацию.

— Рыжий, давай назад, там Митяй подкрепление организовал.

— Принял, возвращаюсь.

— Чуб, ты со вторым катером справишься? – спросил у него Туман показав рукой куда-то в сторону.

— Легко, там ничего сложного.

— Дуй за Митяем с мужиками.

Тот, кивнув, перевалился через мешки и, пригнувшись, побежал куда-то в сторону, видать там катера стоят. Туман снова орёт в рацию.

— Митяй всё слышал?

— Да, три пулемёта с собой тоже берём.

— Один к нам сюда давай – тут же говорит ему Туман – и человек 7, остальные все к Рифу, Грач вас встретит.

— Принял, ждём катера.

— У меня два магазина осталось – крикнул Слива высадив ещё один по зданию.

Хлопаю себя по разгрузке.

— У меня три полных.

— Вот же – Туман красный как паровоз, потяжелее бы чего-нибудь, где этот с РПГ? Где помощь? Гера, Гера, твою мать, ответь.

Снова та же ситуация, никак он не может запустить маяк, ох Туман ему потом и намылит холку. Вяленько так, одиночными мы стреляем по окнам здания. Кто-то ломанулся собирать боеприпасы у трупов, их Туман отправил, там, где-то сзади они их много наваляли, когда верфь зачищали, только не думали, что те из охраны кто выживут, забьются в это двухэтажное задние и будут отстреливаться из него. Там оружие и боеприпасов точно полным-полно.

— Командир, приём – внезапно слышим в наушниках весёлый и задорный голос Котлеты – мы свой квадрат зачистили, идём к вам на помощь, у нас есть чем открыть дверь в это здание, мы тут одну штуку интересную на складе нашли.

Мне показалось, или стрельбы с нашей стороны стало меньше? Тут же раздаётся голос Лешего.

— Интересно, чего они нашли?

— Надеюсь, не атомную бомбу – добавляет кто-то из ребят – иначе они тут всё взорвут.

— Ага, а сами свалят – хихикает Клёпа.

— Давай, Котлета, дуй сюда – орёт Туман – тащите, чё вы там нашли.

— Ща прилетим.

— Во, эти ухари уже и катер где-то тиснули – заржал Слива – чё у них там за штука, интересно?

Да, мне если честно стало жутко интересно чего у них там. Да все пацаны вон до сих пор переговариваются и гадают, чего они там нашли, но то Котлета, то Упырь только смеются и на все предположения отвечают холодно.

Снова целюсь, стараюсь поймать в прицел мелькающий огонёк выстрела из автомата на втором этаже. Делаю выстрелы по два патрона, попал или нет не знаю, но стрелять из этого окна перестали. Три стены этого здания всё в попаданиях, кучу битого стекла валяется внизу, впрочем, как и кусков кирпича и цемента.

Минут через пять прилетел Чуб, привёз мужиков, все с оружием.

— Вы где столько стволов взяли? – обалдело спросил Слива, когда они резко разбежались, где мы сидим и стали сваливать около нас цинки в патронах и сами автоматы Архи.

— Фух- плюхнувшись рядом с нами тяжело выдохнул Чуб скидывая с себя три ленты с патронами и два автомата – по дороге оружейку вскрыли, вот и затарились, Рыжий к Рифу полетел.

Дук, дук, дук, заработал пулемёт крупного калибра.

— От это другое дело – обрадовался я наблюдая как Клёпа уже установил его на треногу и лупит по окнам.

Вшик, вшик, вшик, три РПГ ушли в окна. Две не попали, зато одна точно влетела в сильно увеличившийся от многочисленных попаданий оконный проём и взорвалась внутри. После взрыва, который, как и полагается, выбросил наружу кучу пыли и мусора, там кто-то истошно заорал и, кажется, орали двое или трое.

— Ловите уроды – не отставая от меня кричал Слива.

Схватив автоматы Архи и зарядившись, мы вместе с бывшими рабами стали стрелять по окнам. Все стрелки там разом попрятались, стреляли оттуда так, подняв автомат над собой, больше от страха, и чтобы мы особо не лезли. В принципе мы и не лезем, дверь-то ещё на месте, в неё выстрелили из РПГ, но не попали, стена рядом только чутка развалилась, а окна первого этажа на высоте метра два точно и почему-то по размерам гораздо меньше, чем на первом.

Не, запрыгнуть-то в них можно, помогая друг другу, но под таким шквалом огня чревато, может самому прилететь или гранатами закидают.

— Да где эти Мушкетёры? – снова орёт Туман.

— Мы тут мужики, прикройте, ща бахнем по двери – слышим голос Котлеты в наушниках.

Прекращаю стрелять, разворачиваюсь, ищу их взглядом.

— Вон они – заорал Слива показывая пальцем.

Из-за небольших деревянных построек, которые уже больше смахивают на решето от многочисленных попаданий вылетел катер, который тащил за собой прицеп. Причём если катер парил над землёй, то прицеп был на 4 колесах, хороший такой, тяжелый и мощный.

— Чё это у них? – прищурившись спросил Туман.

Я тоже не могу понять. Вижу прицеп, который шустро катиться. Спереди и по бокам он обложен мешками с песком, чё-то там торчит вон из-за мешков, только что это, мы пока понять не можем.

— Левее возьмите, кто у вас там водила – негромко произносит в рацию Туман – отсюда позиция лучше.

— Я водила, командир – радостно орёт в ответ Мамуля – ща всё будет.

— Ща как вмажем – не отстаёт от него Котлета – Упырь готовься.

— Уже готов.

Вот он довернул руля и катер, немного прибавив скорости, летит к нам волоча за собой прицеп. Вижу Упыря, тот сидит в прицепе с факелом в руке.

— Они чё, в шахидов решили сыграть? – недоумённо спрашивает Слива, также увидав Упыря с коптящем факелом.

— Тебя это удивляет? – спокойно спрашивает Чуб – ща взорвут там всё и свалят спокойно.

Секунда, две, три, четыре. Катер пролетает мимо нашей баррикады. Вон Мамуля за рулём, Котлета и Одуван, стоя в прицепе, открыли огонь из пулемётов по зданию. Упырь радостно машет нам левой рукой, в правой у него горящий факел.

— Да ладно – выдыхает Туман – откуда?

Честно, я тоже охренел, когда разглядел, что у них в прицепе. Тем временем Мамуля ловко развернулся на катере, и теперь прицеп смотрит на здание. Котлета и Одуван уже десантировались из кузова со своими пулемётами залегли по бокам и снова открыли огонь по зданию. Лупят будь здоров.

Из кабины вывалился Мамуля, машет нам руками довольный до ушей, они метрах в 10 — 12 от нас, и я хорошо вижу, что они там делают. Честно, рот в этот момент у меня был открытый, да мы тут все на мгновение забыли, что по нам стреляют. Просто никто из нас не ожидал увидеть то, что у них в прицепе.

— Мамуля наводи – орёт Котлета, прекратив стрелять – по двери сандальте, как будешь готов. Упырь поджигай.

— Охренеть, где они её взяли? – аж икнул, спрашивая Туман.

Я в шоке. У них в прицепе пушка. Корабельная пушка хрен пойми какого века. Те, которые ядрами стреляют. Да мы тут все просто охренели. Вон Мамуля, уже прищурив глаз и прикусив язык наводит её на входную дверь здания, где засели бармалеи, вернее, Архи, да хрен с ними, никуда не денутся, тут такая картина.

— Мужики – завопил на общей волне Няма – тут мушкетёры пушку припёрли.

Кто-то переспрашивает.

— Какую пушку?

— Ну как в кино про пиратов – продолжает комментировать Няма, размахивая руками. Ему в этот момент, как и нам всем тоже пох, что по нему могут попасть – такая, ядрами стреляет.

— Да ладно, где они её взяли? – посыпалось от пацанов.

— Это наша пукалка – включается в разговор Котлета – мы её на наш Небздящий установим.

В эфире хохот пацанов.

— У вас катера-то нет – снова говорит кто-то в эфир.

— Уже есть – обламывает его Мамуля – Риф, Риф братан ответь.

Сначала слышим смех Рифа, а потом он выходит в эфир.

— В канале.

— Это, дружище –начинает быстро говорить Мамуля – там у пирса катер стоит, беленький такой, он наш, не отдавай его никому пожалуйста.

— Да, мы его сами отбили – подключается Упырь, замерев с факелом в руках.

— Да тут куча катеров мля – злиться Риф.

— У него там на рее труп висит – спокойно говорит Одуван – мы пометили, не ошибёшься.

Я уже устал удивляться.

— Пипец, мировая война точно будет – заявляет кто-то в эфир.

Снова хохот.

— Упырь поджигай – снова орёт Котлета – пока эти лохи не очухались.

А Архи-то в натуре притихли. Ну точно они не ожидали, что эти сюда настоящую корабельную пушку припрут.

— Сработает или нет? – сглотнул Слива.

— Кто эти люди? – рядом со мной двое мужиков из бывших рабов.

— Честно, даже не знаю – пожимаю плечами – наши пацаны, ну немного того – я покрутил пальцем у виска.

— Это я уже понял. Они же сами взорвутся если из неё выстрелят.

— Эти не взорвутся – категорически заявляет Слива – вы бы это, легли, что ли – а сам уже пригнулся.

Упырь со своей довольной синей рожей подносит факел к фитилю.

— Ложись все – заорал Туман.

Да куда ложись, тут вон как интересно. Как в нас не попали я вообще не понимаю. Стоим рты раззявили. Я не успел спрятаться. И тут пушка выстрелила. Последнее что я увидел, это как из её дула вырывается огромное белое облако и как Упыря сдувает с прицепа вместе с факелом, Мамуля свалился сам прямо на Котлету.

Итить, вот это шарахнуло. Не, я, конечно, пригнулся, больше от такого бабаха, чем от пуль. По моему мнению грохнула она гораздо сильнее, чем наши современные пушки. Ну те, которые я слышал. Эта прям такой громкий бабах.

Потом раздался сильнейший грохот. Успев повернутся, я увидел, как ядро врезается в дверь и её всю, которую не брали пули и гранаты из подствольника, вносит внутрь здания вместе с косяком. Это было сильнейшее попадание. Грохот и от выстрела, и от попадания был такой, что, думаю, всех Архи, которые в этот момент были на первом этаже контузило.

Это мне кажется, как залезть в колокол и по нему снаружи ударили кувалдой. Ядро же не взрывается, оно просто сносит всё на своём пути. А с такого расстояния тем более. Думаю, внутри и в перегородках, если они там есть, теперь пару огромных дырок, ещё дверь эту не видно, она тоже где-то там внутри. Ну пипец, вот это они вмазали. Вместо двери теперь огромная дырка, в которую Камаз проедет. Дверь и косяк после такого попадания выломали там большой кусок стены.

— Упырь, Упырь ты живой? – завопил Котлета, прекратив стрелять и бросаясь к валяющему на земле Упырю.

Да чё греха таить, мы тут многие к ним бросились.

— Живой епта – как ни в чём не бывало отвечает Упырь и кряхтя поднимается на ноги.

— Заряжай ещё – снова орёт Котлета – Одуван, тащи банник.

— Психи – коротко и ёмко заявляет мужик с автоматом около меня.

— Даже не сомневайся – кивает Слива.

— Вы где её взяли? – как-то спокойно спрашивает Туман, тыча пальцем в пушку, подбежав к Мушкетёрам.

Про то, что его могут сейчас подстрелить, он тоже забыл, стоит в полный рост. Я смотрю то на Мушкетёров, то на пушку, то на Тумана, то на дверь, которой больше нет, она где-то там, внутри здания и оттуда точно прекратили стрелять.

Одуван тащит банник, Мамуля вытаскивает из прицепа мешок с порохом. Я заглянул туда и у меня сразу подкосились ноги, и мои друзья мурашки бросились в кроссовки.

В прицепе лежало штук 10 мешков с порохом, каждый килограмм по 10. Вижу лица пацанов, которые так же посмотрели в прицеп, вижу, как Слива на глазах становиться бледный, как подбежавшие Колючий с Клёпой тут же, развернувшись, ломанулись назад к ближайшему укрытию. Мужики, ну бывшие рабы – тоже в разные стороны.

— Если это рванёт – нервно смеётся Туман тыча уже в мешки – нам всем кирдык.

— Всё нормально будет, командир – весело заявляет Одуван вытаскивая из прицепа мешок с порохом.

Вон вижу Клёпу с Колючим, сидят гады выглядывают из-за угла и машут нам руками зовя к себе.

А у меня, кажется, ноги к земле приклеились. Я, млять, пошевелиться не могу. Это же надо додуматься, вести огонь из такой пушки и в паре метров от неё лежат мешки с порохом. Тут его килограмм сто, если не больше, плюс вон ядра лежат, патроны, кажется парочка ящиков гранат и РПГ. Да тут если рванёт, в радиусе 50 метров всем кирдык будет.

— Пушку-то где взяли? – повторяю вопрос Тумана пригнувшись.

Как-то мой инстинкт самосохранения включился и мне захотелось жить. Делаю шаг назад, за ним ещё, следом за мной Туман и Слива пятиться начали.

— На складе нашли – с гордостью произнёс Котлета, когда Одуван, ни капельки никого не боясь, уже сунул банник в ствол и давай им дуло чистить – на прицепе стояла, порох рядом лежал. Упырь, тащи ядро – затем секундная пауза и он спрашивает у Тумана – или не надо больше стрелять?

Туман немного растерянно поворачивается и смотрит на здание, а у самого рожа то уже не красная, как несколько минут назад, а белая. Тоже струхнул, но старается держаться. Слива дёргает меня за рукав, вокруг никого больше нет, все попрятались.

— Саня валим – шепчет мне Слива – они психи, совсем, на всю голову, ну их на хрен, я жить хочу.

— Мушкетёры, мы ваш Небздящий нашли – говорит в рацию Рыжий – вы зачем этому трупу ноги назад вывернули и голову на 180 градусов развернули?

Мля, у меня аж волосы по всему телу зашевелились.

— Врагам назло – гордо орёт в рацию Котлета.

И тут по нам из здания открыли огонь, вовремя мы пригнулись. Вижу, как пули впиваются в мешки с песком на прицепе и искры от катера.

— Ах вы ушлёпки – закричал Котлета.

Он с проворностью для своей комплектации запрыгивает в кузов катера, хватает РПГ, приседает на колено и делает выстрел. И это всё на мешках с порохом. Этого мне хватило. Обнаружил я себя уже сидящим за штабелями шпал, тут же Слива, Собровцы, Туман, Большой и мужики с большими глазами, один зажмурился и уши руками закрыл.

— Кто эти люди? – спрашивает один из них.

— Я бы лучше спросил, с какой они планеты – хмыкает Туман.

— Упырь, огонь – раздаётся с прицепа.

Бабах. В этот раз за полётом ядра наблюдали вообще все. Попало оно в стену недалеко от большой дырки, где раньше была входная дверь, теперь там рядом в стене дырка чуть поменьше. Грохот, треск, кто-то там снова орёт, из окон первого этажа вылетает пыль, там что-то трещит и кажись рушиться. Стрельба из окон первого и второго этажей резко стихла.

— Туча в канале, пацаны, мы запустили маяк, продержитесь ещё 4 минуты, ща подкрепление будет.

В эфире раздались радостные вопли пацанов, а я выдохнул и облегчённо привалился спиной к шпалам.

— Мушкетёры, хорош – заорал им из нашего укрытия Слива – ща ворота откроят, валите оттуда.

А по их катеру и прицепу всё больше и больше стреляют. Упырь всё-таки бросил банник и спрыгнув с прицепа откатился в сторону. Мамуля запрыгнул в катер за руль, несколько секунд и он увёл его в сторону.

Мы снова стреляем по зданию, оттуда стреляют в ответ, но стрелков уже не так много. Видимо, эти два ядра, выпущенные Мушкетёрами, всё-таки там кого-то грохнули. Через четыре с половиной минуты на связь вышел Корж, Туман тут же сказал, что нужно делать. Ещё через пару минут сюда к нам на площадку лихо подкатили два БТРа и, с ходу развернув свои башни, открыли огонь из КПВТ по зданию. Они всё время маневрировали и поливали, и поливали окна и стены из пулемётов.

Вот тут я в очередной раз наблюдал, как маленькие снаряды прошибают стены навылет. Конечно, пробитие происходило не с первого попадания, но всё же пробивали. Грохот и треск стоял на всю округу.

Эти Архи пытались из окон закидать их гранатами, но куда там, очередь и окно, в котором мелькнуло тело заволакивает крошевом, плюс из БТРов посыпался десант и пацаны друг за другом стали стрелять из РПГ и кидать в окна гранаты, а потом пошли на окончательную зачистку.

Нам оставалось только сидеть и наблюдать, как здание разбирают по кирпичику, а тех, кто был там внутри превращают в фарш или нашпигованный осколками и пулями кусок мяса. Через несколько минут всё было кончено. Пошли доклады, и мы слышали, как очаги сопротивления на всей верфи один за другим давятся огнём нашего подкреплением, пленных не брали, ну почти. Примерно через 15-20 минут, верфь была полностью под нашим контролем.

Глава 2.
Александр. 19 мая. Верфь.

— Ну как? – спросил у меня Слива.

— Вещь, очень непривычно.

— Моя очередь – рядом появился Клёпа.

Слезаю с мотоцикла, Клёпа тут же на него садиться, добавляет газу и поехал, вернее полетел.

— Как дети – буркнул Туман сидя на ящике с банкой тушёнки в одной руке и ножом в другой.

— Ой, а сам то – улыбнулся я – тебе тоже эти мотики понравились.

— Понравились – вгоняя нож в банку, не стал отрицать Туман – но мой лучше. Я же говорил, весь кайф езды на мотоцикле, это когда ты задницей чувствуешь, что ты едешь, а не летишь, как на этих.

Смеемся. Таких мотиков в качестве трофеев нам досталось около 30 штук, вот сейчас на них все и катались, гоняя по верфи туда-сюда. Скажу вам, ну очень, очень непривычно, когда ты на нём летишь. Вроде и к Метле я уже привык, правда там пропеллер сзади и к этим парящим катерам, но там он большой. А эти небольшие и юркие очень, как обычный моцик, сел, дал газу, полетел. Так и хочется ногами на асфальт при остановке опереться, останавливаешься, а он просто зависает и висит над землёй, да и ногами до неё хрен дотянешься.

— Шеф, нам таких надо 15 штук – заявил Крот, нажав кнопку и дождавшись, когда мотоцикл сам опуститься на землю.

— Лучше 20 – добавляет Чуб.

— Ага, щас – вытащив ножом из банки кусок тушёнки и отправив её себе в рот хмыкнул Туман – 25 не хотите?

— Да на фига они вам в городе? – начал возмущаться Крот – а нам по пустыне самое оно на них летать людей искать. Ведь на машинах не везде можно проехать.

— Вы мне-то не рассказывайте – снова хмыкнул Туман – ещё скажите, что вы между узких скал на них ездить будете. Ага, так я и поверю.

— Будем – кивнул Чуб.

— И гиена на вас сверху спрыгнет. Ой всё – отмахнулся от них ножом Туман – дадим, подумаем сколько, дадим. Такая техника всем нужна.

— Ладно – сдулся Крот, зная, что с Туманом бесполезно спорить.

Бабах, неожиданно раздалось сбоку, затем грохот, треск и радостные вопли, и свист пацанов.

— Да сколько можно – аж пригнувшись от неожиданности вздохнул Туман.

— Да пусть веселятся – хихикнул я.

Повернувшись, смотрю на пацанов. Прицеп с пушкой Мушкетёров бойцы выкатили на причал и теперь палят из неё, расстреливая какой-то ржавый кораблик на берегу. Вон Корж уже банником чистит ствол, Хас несёт на плече мешок пороха, а Ватари с Полукедом вдвоём на куске брезента тащат ядро. Да уж. Когда наши хлопцы узнали про эту пушку, всем непременно захотелось из неё выстрелить. В принципе, я их понимаю, самому интересно было смотреть, как она стреляет.

Пушка оказалась действительно очень древней, не знаю откуда она была у Архи, но факт остаётся фактом. Мы все такие либо в музеях видели, либо по телеку, а тут вот она, живая, да и ещё ядер и пороха хватает.

Мушкетёры с гордостью демонстрировали свою находку. С видом знатоков показывали, как её заряжать, как банить ствол после выстрела. Мамуля вон уже её тряпкой натирает.

— Хватит, Хас – крикнул ему кто-то.

Тот почти весь мешок пороха в ствол засыпал.

— Я, я, дайте мне выстрелить – бросая мешок закричал наш зелёный друг.

Ватари с Полукедом пихают в ствол ядро, затем Хас по команде Упыря проталкивает его банником дальше и вытаскивает из кармана зажигалку.

— Э не, братан – останавливает его Одуван, вкручивая в заднюю часть пушки фитиль – надо по-настоящему.

Хас немного растерялся.

— Держи – Котлета протягивает ему зажжённый факел.

— Разойдись – заорал Хас, схватив факел и поднеся его к фитилю – выстрел.

Бабах. Итить, снова всё в белом дыму. И так у всех рожи, закопчённые после боя, а тут ещё нагара добавляется. Пацаны смотрят за полётом ядра. Бум. Ядро врезалось точно в надстройку многострадального катера разворотив её почти полностью. Да уж, пробивная силища что надо. Это железо так крушит, что же с деревянным кораблём будет? Его точно навылет прошьёт. Снова радостные вопли, крики и свист пацанов.

— Кто следующий? – орёт Упырь.

— Йааа, я – взрослые здоровые мужики, только что участвующие в бою, увешанные оружием с ног до головы радостно прыгают на месте и тянут руки как школьники. Их хохот стоит на весь причал. Туман улыбнулся и махнул на них рукой.

Мы на этой площадке минут 30, до этого пару часов ездили по всей верфи и смотрели, чего мы натворили и чего нам досталось. Скажем так, натворили не очень много, да, трупов хватало, с нашей стороны только несколько лёгких ранений, что не могло не радовать.

Кстати говоря, Слива вытащил из своей разгрузки пару осколков, как он их поймал не помнит, видать, в горячке боя, да Большой словил в бронник пулю, арканит выдержал, чем спас нашему здоровяку жизнь.

Как сообщил нам Туман, охрана в момент нашего нападения, когда Архи поняли, что мы прём как паровоз, что наша артиллерия уничтожила их казармы с бойцами и экипажами кораблей и что помощи не будет, расстреляла всех рабов, которые в этот момент были на работах в доках. Видимо побоялись, что мужики на них бросятся. Насчитали мы 32 человеческих трупа. Эти уроды согнали их всех в тупик в доке и там положили из пулемётов. Слов нет, одна злость.

Но также наши бойцы освободили ещё около 50 человек, они в разных местах были во время боя и попрятались кто куда, потом кого наши нашли, кто сам к нам вышел. Всего нами было освобождено 273 человека, а это я считаю очень и очень хороший показатель.

В плен нам попало 69 Архи, там и бойцы и кое-кто из работников верфи и из начальства, и кто-то из матросов. Кто был сильно ранен, добили, лечить их никто не собирался, ну а другие теперь будут работать, много. Технический персонал по своим специальностям, а солдаты теперь сами превратились в тех, кого они ещё вчера охраняли.

Мы пока по верфи ездили уже видели, как в сопровождении наших бойцов и бывших рабов пленные Архи либо уже работают, разбирают завалы или чего там грузят, либо их куда то группками на эти самые работы ведут.

Риф ходил как начищенный пятак, чуть ли не пританцовывал. Ещё бы, тут добра-то сколько. Оборудование, станки, различные инструменты и материалы. Странно, но даже уцелел склад с горючкой, его никто не взорвал, а там десятки тонн мазута.

Ему правда задали вопрос, как он это всё отсюда собрался вывозить и какими силами, на что он только махнул рукой и сказал — разберёмся. Зато с его слов у нас теперь в Шанхае будет полноценная верфь для строительства кораблей, не таких, как Варяг, конечно, поменьше, но железные точно. Правда, её там ещё построить надо и десятки тонн различного метала перетащить туда.

Видел я и «Небздящий» наших мушкетёров. Катер как катер, беленький, средних размеров. Дырок от пуль на нём конечно хватало, да и крови тоже, но Мушкетёры заверили, что сами приведут его в подобающий вид и обязательно установят на его носу эту пушку, из которой сейчас палили все, кому не лень, по ржавому кораблю.

Поржали мы, конечно, я прикидываю, что это за катер будет. Наверняка они и на него навешают костей и черепов, да и ещё пушка это. Слива им предложил на мачте повесить флаг Весёлого Роджера, ну как у пиратов, те задумались, думаю точно он там развиваться будет. Да уж, это точно будет адский катер.

Съездили мы и на место, где были казармы. Там вообще всё с землёй сравняли. Всё-таки правильно говорят, артиллерия бог войны. Десятки трупов, всё перемешано с землёй. Там уже из числа добровольцев и пленных Архи ведутся разборы завалов, собирают всё, что может пригодиться, трупы сжигаются. Вон чёрные дыма отсюда видны. Оружия нашли валом, нормальных вещей тоже.

Посмотрели и здание, куда Мушкетёры свои ядра пуляли. Перед этим спорили, прибило там кого дверью или нет, оказалось прибило. Как я уже говорил, первое ядро, которое попало точно в эту железную дверь, вынесло её вместе с косяком. Дальше дверь продолжала неуправляемый полёт внутри здания. Итог, она пробила дырку в одной из перегородок и частично разрушила лестничный пролёт, попутно раздавив троих Архи своим весом. Я даже боюсь представить какая была сила удара и как она там летела. Ядра пацаны тоже нашли, два. Первое оставило на двери огромную вмятину и срикошетив пробило дырку в потолке, второе пролетело через всё здание и, врезавшись в сарай за зданием, так там и осталось. Даже Малыш ходил с задумчивым лицом, вернее рожей, лицом это у меня язык не поворачивается назвать и чесал затылок рассматривая эти попадания.

Кстати, мужики вроде бы нормально на Укасов и Рейдеров отреагировали. Не, когда они первый раз увидели злющего Малыша, когда он из Корда по причалу палил, то все бросились от него в рассыпную, кто-то даже в воду спрыгнул, им начали орать, что он свой. К Хасу сразу привыкли, он больно азартно матерился, паля в сторону противника, это, я так понимаю, он у наших пацанов нахватался, а там, где забористый мат, там свои.

— Так, не расслабляемся – сожрав банку тушёнки и выкинув её пустую в сторону сказал Туман – завтра, в крайнем случае послезавтра на плантации, там тоже рабов освободить надо. Ща информация дойдёт до Фоле – он провёл рукой перед собой – тот возможно что-то тоже предпримет.

— Да мы всегда за – весело заявил Слива.

— Может быть к замку наших пацанов послать? – предложил я – пусть сидят тихо, наблюдают. Если у него там 500 бойцов, то он точно может сотку другую куда-нибудь отправить.

— Резонно – кивнул Туман – ща организуем — а ты – он ткнул пальцем в Грача – дуй назад в Лос и занимайся Белазами. Хватит, тут повоевал, дело делай. И Геру в Таус отправь, пусть тут Туча рулит. Нам как можно быстрее нужны Белазы.

— Их хоть строить-то начали? – спросил я у Грача – вернее нашли?

— Один наш тот есть – ответил Грач – ещё два братки должны выкупить. Шун заверил, что в мастерских всё быстро будет, ну постройка и их подготовка. Там и рабочие есть и инструменты, и запчасти. Всё-таки у них там Белазы достаточно долгое время средствами передвижения были. С нас только Арканит.

— В общем, давай, Грач – снова сказал Туман – вали туда и ускоряй процесс.

— Ясно.

— Кто знает, чё там с бывшими рабами?

— Нормально там всё с ними – осматривая мотоцикл ответил Туману Крот – помощь оказали, Док там с ними, пожрать дали, сейчас составляют списки, кто из каких мест. Потом Гера запустит ворота и всех по домам.

— Добро. Колуна мне найдите.

— Куда его? – взялся за рацию Грач.

— Ты ещё здесь? – тут же наехал на него Туман – я тебе сказал в Лос, Белазы, три – для наглядности он показал ему три пальца – тут мы сами разберёмся.

— Понял – вздохнул Грач и поплёлся к ближайшему катеру.

— Чуб, Колуна найди, тащи его сюда, тут план захвата плантаций разработаем.

— Может в Таус сходим? – робко предложил Слива – помоемся, переоденемся.

— Я сказал, тут будем. Вот ты и займись, разбейте тут лагерь.

— Я его телохранитель – тут же встрепенулся Слива и спрятался за меня – мне нельзя, я тело охраняю.

— Тело он охраняет – пробурчал Туман – эти тоже? – кивок в сторону на остальную мою личку, которая в данный момент вместе со всеми весело палила из пушки Мушкетёров.

— Да, я разрешил – нашёлся Слива.

— Ты чё лыбишься? – наехал на меня Туман увидав мою улыбку – мы на боевой операции. Собирай своих телохранителей, разбивайте лагерь, организовать палатки и ночлег личному составу.

— Есть – я вытянулся по стойке смирно и попытался, как в кино про немцев, щёлкнуть каблуками, но я в кроссовках, щёлкнуть не получилось.

— Балбесы-то – снова вздохнул Туман – Риф-то где?

— По кораблям лазает – так же спокойно ответил Крот, продолжая рассматривать мотоцикл – мы его теперь не скоро увидим, там вместе с ним таких же человек 15. Как дети в магазине игрушек, моряки, чё с них взять.

— Ага, примерно как ты на этот мотоцикл смотришь – хихикнул я – так они и на корабли.

Крот хотел что-то сказать, но потом понял, что я прав, кивнул и снова стал рассматривать мотик, вон уже сиденье снял и полез в его внутренности.

— Ты смотри, не сломай там чего-нибудь.

— Не, я аккуратно. Чуб, иди сюда, смотри какая штука.

Пока тут сидим, смотрю на верфь. Наших бойцов полным-полно, машины вон уже из нашего мира притащили, парочка фур в сопровождении БТРов проехали, грузовики, Плащи, пикапы.

— Это, на Мано-то когда пойдём? – спросил я вспомнив про этот город.

— После замка Фоле – ответил Туман – ща Риф приедет, расскажет чё у нас по кораблям, но три военных у нас уже точно есть.

Да, мы сегодня, когда по верфи катались, Риф нам сказал, что те два Варяга на ходу и в полном порядке, экипажи только надо подобрать. Но это, как он сказал, не проблема и неделю им сработаться, как раз за это время и корабли проверят и мелкий ремонт если какой нужно будет им сделают, плюс вооружение наше установят, те же Грады.

— Вот мы с двух сторон на Мано пойдём, с моря и суши. Те, кто успеют свалить из замка Фоле, наверняка все ломануться в Мано, там-то мы их в море и прихлопнем всех до конца.

В принципе всё верно.

— Но дежурство в море около Мано я бы всё равно организовал – снова сказал я – и около замка.

— Около Мано рано – ответил Туман – мы не знаем, кто там злодей, а кто хороший плавает, и он обычный торговец. Не все же людьми торгуют. Будем останавливать всех подряд, настроим против себя. И опять же, не забывай, что у Фоле точно ещё несколько кораблей военных есть. Два так точно, которые тот, про который вы рассказывали, утопили.

— И они могут прийти сюда.

— Могут, поэтому отсюда нужно быстренько сваливать, либо организовывать такую оборону, что мышь не проскочит. Но это сюда куча бойцов нужно. В общем, надо с Рифом общаться.

— Мужики, вон Риф – воскликнул Слива.

Смотрим в ту сторону куда он кивает и видим, как на причал выехали два чёрных пикапа Шевроле и движутся к нам. В одном в кузове установлен крупняк на треноге и там парочка бойцов, во втором в кузове тоже человек 5.

— Риф точно – хмыкнул Туман — его машины.

Пикапы подъехали к нам и остановились. Довольный до ушей Риф выбрался из первой тачки.

— Здорово пацаны – радостно крикнул он.

— Сто раз уже виделись.

Тут из кузова, где был установлен пулемёт, несколько его матросов выбросили почти к нам под ноги парочку Архи. Оба мужики, лет под 45-50, оба немного помяты.

— О, пленные – радостно заорал кто-то от пушки.

— Выстрел – тоже кто-то оттуда.

Бабах. Пленные, да и мы от неожиданности аж пригнулись.

— Ну всё, достали – Туман начал закипать, взялся за рацию и произнёс на общей волне – ещё раз кто выстрелит из пушки, будет вечным дежурным. Ну-ка свалили от неё быстро, займитесь лагерем.

Смотрю, пацаны там быстренько зашевелились, прицеп к катеру, вещички свои похватали и в разные стороны.

— Это кто такие? – грозно навис над лежащими мужиками Туман.

— Этот снабженец – ткнул пальцем в левого Риф – этот знает, где тут что – тычок в правого.

— Ну а к нам ты их зачем приволок? – спросил я.

— Ну так это, похвастаться – немного растерялся Риф.

Только сейчас я обратил внимание, что его форма помимо грязи и пыли, ещё вся в каком-то масле или мазуте, да и пахнет от него соляркой. Да и другие его пацаны такие же, видать они корабли все вдоль и поперёк излазили.

— Ну так бери их, вызывай фуры и грузите всё, что вам нужно – пожал плечами Туман – сейчас тут лагерь организуем, завтра, край послезавтра, на плантации уйдём, так что с тебя тут и посты, и круговая оборона.

— Сделаем – снова начал улыбаться Риф – фуры сейчас будут, мы уже их вызвали. Там столько всего мужики – он закатил глаза — столько, у нас будут лучшие мастерские и своя верфь, правда поменьше этой.

— Это мы уже тоже сто раз слышали сегодня – спокойно ответил Туман, возвращаясь и садясь на ящик, на котором он тушёнку ел. Чё по кораблям там у нас теперь?

Тут Риф выдвинул перед собой руку останавливая нас от дальнейших вопросов, чутка посильнее вжал свой наушник в ухо, выслушал кого-то, кивнул – ага, понял, ща будем – ответил он невидимому собеседнику, затем повернулся к матросам и произнёс – грузите этих и дуйте на склад, где станки. Фуры уже тут, там же кран и парочку каров, грузите, да этих потрясите ещё, может они нам не всё рассказали.

— Всё, мы всё рассказали – тут же затараторили мужики.

Матросы, схватив их за руки ноги закинули мужиков назад в кузов, Риф развернулся к нам и ответил.

— Значит так – он собрался с мыслями, сел на ящик, проводил взглядом пикап с пулемётом, второй тут остался Рифа ждать и начал рассказывать – из того что мы уже осмотрели на плаву и на ходу – ещё два «Варяга» – он усмехнулся – названия им, конечно, другие дадим – два сухогруза, правда, чё с ними делать, пока не представляю. В Речном для них места мало, они там, как слоны в посудной лавке будут. 16 катеров разных размеров и разной степени изношенности, но все на ходу и мелочёвка в виде рыбацких лодок, этих как семечек, около 50 единиц, какие-то с движками, какие-то нет. 4 баржи, все на ходу. Ну про различные станки и оборудование я вам уже говорил. Дальше – Риф шумно выдохнул – с десяток катеров в разной степени разобранные, ещё 4 вытащены на сушу, их ремонтировали, у кого-то двигатель, у кого-то по корпусу, у кого-то вооружение меняли. Там железнодорожная ветка как раз туда подходит, вот в вагонах мы и нашли и новые пушки, и пулемёты, и запчасти. Есть ещё два корабля, поменьше «Варягов», тоже ремонтировать надо. Оба небольшие грузовики, со стрелами кранов. Два плавучих крана и один плавучий экскаватор для углубления дна. Ещё две баржи не на ходу, ремонтировать будем и одна большая с раскрывающимся дном, тоже движки делать надо.

— Это как? – тут же спросил Слива.

— Ну вот так – он сложил свои ладони мизинцы к мизинцам и раскрыл их вниз.

— Понятно.

— А эти два «Варяга» в сухих доках? – напомнил я.

— Ох тут всё сложнее – сморщился Риф – несмотря на то, что вроде остовы есть, работы там ещё очень много. На одном даже движков нет, в принципе движки не проблема, но там работы мама не горюй. Попробуем своими силами их достроить.

— Решил тут остаться? – спросил Туман.

— Да. Вы видели сколько тут добра? – он обвёл вокруг себя руками – мы это в жизни всё отсюда не вывезем, да и некуда. Сухие доки таких размеров мы в Шанхае не построим. Краны-то ладно – он повернулся и показал нам на виднеющиеся портовые краны – парочку разберём и к нам в Речной, баржи разгружать ими очень удобно будет. Нужно тут закрепляться и тут будет наша ремонтная база для всех наших морских кораблей.

— Это ж сколько сюда бойцов-то надо будет? – обалдел Туман – для охраны всего этого.

— Много – вздохнул Риф – но тут база хорошая. В общем, пока нам нужно тут закрепиться. Что-то восстановим, что так оставим. Наш Варяг уже вышел в море на патрулирование и парочку катеров я тоже отправил, мало ли кто сюда придёт.

Во Риф, молодец, уже сообразил пока мы думали.

— Но люди ещё нужны – тут же добавил он – и рабочие руки и бойцы.

— Набирай – кивнул я – денег дадим, кстати, какие они тут?

— Без понятия – пожал он плечами – да думаю разберёмся. Корж с Иваном бойцов точно дадут.

— За ворота они тебе чё хошь дадут – буркнул Туман.

— Пусть строят терминалы у себя – неожиданно ответил я.

Ребята разом посмотрели на меня.

— Решился? – улыбнулся Риф.

— Ну а почему бы и нет? – пожал я плечами – разговоры об этом велись уже давно.

— Вот для чего к тебе вчера Георгич приезжал – хлопнул себя по ляжке Туман.

— Да, для этого. На бумаге мне всё показал, они там с нашими аналитиками все расчёты провели и подсчитали, что открытие терминалов в Кижене и Руви более чем целесообразно. Плюс с учёными в институте поговорили, те тоже сказали, что если поток пассажиров и грузов увеличиться на какой-то процент, то опять начнутся проблемы. То энергии мало, то ворота с открытием или закрытием задержали и весь график псу под хвост.

— И Гера опять будет бегать и на всех орать – засмеялся Слива – с красными глазами и весь взлохмаченный.

— И это тоже. А у нас грузов всё больше и больше, да и народа, шастающего между мирами, тоже прибавляется. В мире Белазов вон опять сезон дождей начался и оттуда народ ломанулся к нам погреться на солнышке.

— Ага – подтвердил Риф – в Шанхае мест нет, забито всё. В Речном все гостиницы расписаны на месяц вперёд, зимний тоже под завязку, Венец тоже самое. Да и в оазисах туристов хватает.

— Да, да – так же встрепенулся Туман добавляя – Вертолёт наш за голову хватается. Не знает куда фуры с продуктами ставить. Их как-то разом очень много стало и прут, и прут ещё. Одни погрузить, другие разгрузить, у него башка сейчас вот такая – Туман показал на своей голове двумя руками, только раза в три больше.

Мы засмеялись.

— Вот. Не всё же в Таусе держать – продолжил я – вот и пусть будут ещё терминалы в Кижене и Руви. У нас слишком большой грузопассажирский поток идёт из других миров и это вы тоже знаете. Даже несмотря на постройку нового терминала в Таусе, всё равно, со временем и он начнёт захлёбываться. Да, конечно, часть грузов и денег мы потеряем. Те же туристы, например, которые через наши ворота в другие миры ходят, они будут через свои ворота ходить. Пусть, у нас и так всё в шоколаде, а пирог становиться всё больше. Мы сами его скоро не потянем. Вы не забывайте, что, как только мы захватим Мано и наведём там порядок, сарафанное радио разнесёт об этом весть по всему этому миру. Где и сколько тут каких городов мы не знаем. Но если в Мано ходят корабли с грузами, значит где-то там – я махнул рукой в сторону моря – есть другие города, порты и технологии, которые позволяют строить такие корабли.

— И после этого в Мано хлынут торговцы по морю – добавил Риф.

— Точно. Из наших миров сюда так же хлынут различные бизнесмены. Мы вон со Сливой, когда в Мано были, видели там десятки тонн грузов на причале, склады и множество кораблей, которые и разгружали, и грузили на них что-либо. Там всего очень много, значит торгуют там.

Слива тут же кивнул.

— И Туман прав, и я тоже сильно сомневаюсь, что там прям все торгуют людьми. Зарабатывать все хотят. Будет там порядок, для торговцев людьми вход туда будет закрыт точно. Местные туда подтянуться, торговцы, жизнь другая будет. Такой огромный порт как Мано однозначно всколыхнёт экономику всех миров. Причём каждому миру есть что предложить другому.

Мужики сидели, слушали меня и кивали соглашаясь.

— Вот – поднял вверх указательный палец Риф – представьте, сколько различных посудин нам достанется в Мано. Ремонтировать и обслуживать их все где?

— Да понятно уже, что тут – махнул рукой Туман.

— Ну тогда верфь на тебе – улыбнулся я – в Речном кого за себя оставишь?

— Хобота.

— Он же капитан Варяга – удивились мы.

— Уже нет – хмыкнул Риф – пусть там рулит. Мы даже не предполагали, сколько тут всего полезного. А в Речном тоже работы валом. Ты не против назначения Хобота? – посмотрел на меня Риф – с тобой не посоветовался.

— Мне-то что – пожал я плечами – твои люди, спрашивать с тебя буду. Сам же знаешь, как Речной развивается.

— То-то и оно – почесал щёку Риф и наморщил лоб – стройка полным ходом идёт. Дома и квартиры на стадии котлована скупают, ажиотаж дикий. Техники туда надо валом, а ещё больше барж и кораблей, которые строительные материалы могут доставить вниз по реке, пока дороги прокладывают. Баржи отсюда там очень пригодятся.

Глава 3.
Александр. 20 мая. Утро. Долина. Плантация одного из рабовладельца.

— Шеф приём, это Рыжий.

Отжимаю тангенту.

— Говори.

— У нас пусто, нет тут никого, видно, что покидали в спешке.

Мля.

— У нас тоже.

— Казак тоже самое сказал, Туча сейчас со мной на связь вышел, он на какой-то горе сидит, через него вся инфа идёт.

— Туман чё говорит? – спросил я.

— Если говорит пусто, идите по следам, если они, конечно, на корабли не сели где-то и не свалили. Две вертушки по его приказу уже поднимают в воздух, полетят на поиски. Как думаешь, у вас давно все свалили?

— Минуту.

Снова внимательно смотрю в бинокль, да и пацаны вон тоже. Полукед забрался на крышу катера, на котором мы прилетели и тоже впился в бинокль глазами. Мои переговоры с Рыжим сейчас слышали все, мы на одном канале, мало ли какая информация полезная будет, а я не услышу, потом переключимся на канал для нашего отряда. Каждый пытается понять, как давно отсюда ушли. Быстро посовещавшись с парнями, вызываю Рыжего.

— Рыжий приём.

— Тут я.

— Нет, недавно. Тут вон и дым из труб идёт, и бумажки с тряпками ветер гоняет. Видно, что собирались в спешке.

— Там точно никого нет?

— Точно, много открытых дверей, даже вон ящики с фруктами раскиданные видим. Короче, отсюда свалили.

— Уроды, у нас и у Казака тоже самое.

— Остальные группы чё говорят?

— Не знаю – ответил Рыжий – но думаю, у них тоже самое. Туча сейчас пытается с ними связаться, тут гор много, сигнал глушат. В общем, мы попытаемся взять след, от вас мы примерно километрах в 30. Если что, выходи на связь, думаю добьёт.

— Добро, конец связи.

От досады я закусил губу и снова посмотрел в бинокль. Вот же мля, эти уроды все свалили, прихватив рабов. В данный момент мы метрах в пятистах на возвышенности в долине около одной из плантаций. Тут по информации держали рабов и выращивали фрукты на продажу.

Видим большие, аккуратно обработанные поля с подвязанными на них кустарниками и деревьями. Куча построек, скорее всего склады, загон для скота, вон там поросята в загоне и рядом куры в таком же загоне гуляют.

Большой хозяйский трёхэтажный дом, два барака для рабов, они тут везде как под копирку построенные, гараж, навесы. Но нет Архи, нет людей, кроме животных там вообще никого нет. Только раскрытые двери в сараях и бараках, про бумажки, которые гоняет ветер и валяющиеся тряпки я уже говорил. Трактора вон вижу, парочку прицепов, всё, больше никого нет.

— Точно свалили, уроды – сплюнул на землю Слива – Полукед, чуешь живых?

— Нет конечно, далеко, но вроде никого там нет – ответил сластёна так же стоя на крыше катера – ушли все. Зверей вижу, поросята, куры, коровы.

— Где коровы? – тут же спросил Большой.

— Молочка захотелось? – подколол его Митяй – вон слева хлев, коровы и бык там, иди-иди, он тебя быстро на рога наденет.

— Хватит трепаться – осадил я их всех – внимательней смотрите.

— Кто-то их предупредил – процедил сквозь зубы Клёпа – собрали рабов, шмотки и сделали ноги.

— Но вот куда? – спросил Колючий.

Подумав, я ответил.

— Думаю в сторону моря, до него отсюда пару десятков километров. Давайте быстро в катера и туда – киваю головой вперёд – Полукед, надо найти следы. Понимаю, что катера летающие, но трактора-то у них есть, должна быть дорога. Не могли они через горы уйти, там мы их в два счёта нагоним. Скорее всего где-то бухта ещё есть.

— Найдём – уверенно заявил Полукед.

— Не расслабляйтесь, мало ли, засада.

— Сильно сомневаюсь – произнёс Большой забираясь в кузов катера – они вон валили так, что наверняка пятки горели. Либо в замок к Фоле все бегут, либо в Мано.

— Разберёмся.

Быстро грузимся в два наших катера и летим на заброшенную плантацию. Залетаем на территорию, водители скидывают скорость, десантируемся на ходу, перекат, укрытие, оружием ощетинились во все стороны.

— Чисто, чисто, чисто, нет тут никого – спустя пару минут посыпались отчёты от пацанов – в доме тоже пусто, нет тут никого.

— Полукед, ищи следы – осмотрев гараж, в котором стояло ещё три трактора сказал я.

Поросята, увидав нас весело захрюкали и своими пятачками прижались к сетке, скорее всего подумали, что мы их сейчас кормить будем.

— А чё их искать? – спокойно ответил тот – вон одна дорога, ведёт дальше в горы.

— Быстро на катера и за ними по дороге летим – вновь произнёс я в микрофон – Рыжий приём.

Тот ответил через несколько секунд.

— На связи.

— У нас пусто, повторяю, у нас пусто, с этой плантации все ушли. Где вертушки?

— Летают где-то. Че делать то?

— Скажи Туману, пусть пришлёт сюда человек 10 бойцов, машины и грузчиков, тут добра полно.

Выхожу из гаража и вижу, как Слива и Большой уже прут ящики с фруктами в кузова катеров.

— Тут фрукты, животные, трактора, да и так думаю много чего полезного, все на верфь пусть везут.

— Понял, сейчас.

Бегом назад к катеру, пацаны так же со всех сторон несутся и грузятся в кузова, Полукед уже точит какой-то фрукт.

— Вот этот нормуль, пацаны – весело кричит Слива доставая из ящика фрукты и кидая их парням.

Выстрел, все разом на него разворачиваются, у Полукеда и Клёпы во рту эти самые фрукты. Куры орут, коровы мычат, свиньи визжат, но вроде не сильно.

— Колючий, чтоб тебя – выругался я, увидав, как он уже перепрыгнул через сетку и бежит к убитой им небольшой свинке, а с другой стороны Няма с мешком уже стоит.

— Ща, ща – кричит он нам на ходу – потом же не допросишься свежего мяса, а тут вон свежатина.

— Нам этого мало – крикнул Слива, чуть не подавившись своим фруктом.

Я даже глазом не успел моргнуть, как как Колючий достал пистолет и пристрелил ещё одну свинью.

— Быстрее мля – ору на них.

Хотя если честно, жаренной свинины мне как-то тоже захотелось.

— Да помогите, уроды – крикнул Колючий пытаясь за ноги сдёрнуть с места убитого второго хряка.

И тут началось. Остальные свиньи, а их тут штук 30 точно с дикими визгами бросились в рассыпную. Куры заорали, как умалишённые, петух горластый какой, коровы замычали и тоже тикать, только бык стоит и смотрит на нас из-под лба как на дичь, ну и рожа у него. Здоровый такой, веса больше полтонны точно, такой чё хошь своим весом снесёт, в носу кольцо, стоит, чуть ли не пар из ноздрей пускает. И он, думаю, вообще ничего не боится.

С катера тут же спрыгнули Леший с Большим и побежали к Колючему, вон Няма уже тоже через забор перемахнул и теперь они вдвоём тащат эту тушу к забору. Обе туши тут же засунули в мешки и поволоки к катерам. Бык начал правой ногой рыть землю и как-то сильнее дышать, мужики, это увидав, ещё быстрее и со второй космической ломанулись к катеру со свиньями, а Митяй на всякий случай направил на быка установленный на треноге пулемёт. Хотя если честно думаю, ему эти пульки как слону дробинка. Чем они его тут кормили-то?

— Полетели, мля – ору на них, а сам на быка кошусь. Там оградка-то какая-то хлипкая, кинется, снесёт и нас, и катера – хватит жрать и свиней мочить, ща как дадут с гор мало не покажется.

А пацаны довольные, вон Слива уже рассказывает, как он их выпотрошит и на вертел наденет, вот же проглот, лишь бы пожрать.

Снова два наших катера летят над землёй. На ней отчётливо видны следы от колёс тракторов. Слива сунул фрукт и мне, видел я их и раньше тут, пробовал, что-то среднее между апельсином и мандарином, короче, вкусные. Хорошо хоть не холодно, плюс 19 где-то, хорошо мчим, ветерок только обдувает и из обоих кузовов только шкурки вылетают.

— Эх, молочка бы – снова вздыхает Большой.

— Успеешь – крикнул Слива.

— Рыжий, приём – снова вызываю его.

— На связи.

— Скажи Туче, пусть передаст тем, кто сюда поедет за хавчиком и животными, что тут есть реальный пацан, здоровый, который всё вокруг считает своей территорией, и просто так его не взять.

Пацаны, услышав меня разом заржали. Этого быка переростка видели все. Полукед только головой качал и приговаривал, какой большой и страшный.

— Монстр что-ли какой? – встревожился Рыжий – замочим.

— Не, не монстр, бык.

— Саня, какой на хрен бык? – ещё больше обалдел Рыжий.

Пацаны снова ржут.

— Ты не знаешь, как выглядит бык?

— Знаю. В натуре, что ли, бык?

— Ага, здоровенный такой – я уже сам смеюсь – с кольцом в носу, хрен его просто так взять и на кис-кис его не приманишь.

— Ну мля, я думал там правда бык какой, понял, передам. Семёновна такому точно рада будет.

— Если он только по дороге не разнесёт чего-нибудь – добавил Большой громко засмеявшись – я даже не знаю, чем его останавливать, если он попрёт.

— Ну это уже не наши проблемы – так же смеясь ответил Рыжий – Мага уже на Плаще туда ехать собрался, ещё что?

— Нет всё, конец связи.

Летим, хорошо так, ветерок прям в рожу, мошки всякие и мухи так об них и разбиваются.

— Ватари не высовывайся – сидя в кузове сказал ему Слива.

— Чё это? – только и успел спросить якудза.

Хрясь, я только увидел, как Ватари начинает дико кашлять и бить себя кулаком в грудь.

— Гы – заржал Слива смахивая у себя с лица муху, которая точно так же несколько секунд назад врезалась ему в лицо – я же говорил не высовывайся. Поймал муху?

Ватари молча показал ему средний палец и продолжал кашлять, наконец прокашлялся и тут же сел в кузове. Те, кто это видел снова смеются.

— Воздух – заорал кто-то из пацанов.

Хватаемся за оружие, стволы в небо.

— Клёпа засранец – орёт ему Большой.

Клёпа в соседнем катере, он сбоку от нас летит. Мы залетели в какой-то жидкий лесочек и спугнули кучу птиц, их тут тысячи.

— Вот, щас будет ещё веселее – успел крикнуть Слива, быстро высыпал из ящика, в котором он припёр фрукты, и им накрылся. И тут началось. Птицы, а их было ну очень много, начали сволочи в небе какашки свои метать, как будто им на земле не сралось.

— Вывозите нас отсюда уроды – начал орать Большой долбя своими кулачищами по крыше катера.

Хлоп, хлоп, хлоп, их какашки падают вокруг нас, вон уже вижу на Клёпе, Колючем, Слива гад сидит с ящиком на голове пожав колени и ржёт. Полукед лезет под куртку Большого, Ватари пытается увернуться, хлоп, ему какаха попадает прямо в лоб, все опять ржут.

— Да что это за засранки такие – орёт из соседнего катера Няма.

— Это к деньгам – кричит из-за руля Крот.

Клёпа орёт.

— Колючий не смотри наверх.

Снова ржание пацанов, потом маты. Мля, на мне три какашки, а стирать-то противно пипец. Слива аж закатился от смеха под своим ящиком, на ящике штук десять попаданий.

— Слива, гад – бурчит Большой пытаясь отмахнуться от Полукеда – ты-то куда лезешь? – это он уже Полукеду.

Тот уже под курткой у Большого спрятался. Няма пытается прикрыться своим пулемётом. Мля и смешно, и противно одновременно. Вот же блин. Мы были то под этой стаей секунд 10-15, но этого хватило, чтобы на каждом из нас было по несколько отметин. А Слива под ящиком ржёт как мерин.

— Давайте его из катера выкинем – резко развернувшись к нему предложил Большой.

— Я за – тут же сказал Ватари.

— Не надо – заорал Слива прекратив ржать – я вам мяса пожарю и с меня вино деревенское.

То, что у него есть вино из этой деревни, я вот ни капельки не сомневался. Наверняка пару бочек оттуда упёр с Бубой.

— Море – крикнул кто-то из соседнего катера.

Все тут же забыли про Сливу. Ох ты ж, красиво-то как. Дорога вывела нас на кромку большой и плоской горы и с неё открывался великолепный вид на морскую гладь. Пока тут летели, я успел осмотреться в бинокль, ни кораблика, никого нет, справа море, слева горы, сопки и много зелени, а потом дорога снова нырнула вниз между двух гор.

— Они тут точно ездят – произнёс Клёпа стирая со своей формы птичий помёт – вон накатано как всё хорошо.

— Ага – кивнул я, соглашаясь и снимая каску – а других дорог мы не видели.

На каске две какахи. И тут мы разом услышали два коротких гудка.

— Слышали? – встрепенулся Слива.

— Да, слышали, я тоже слышал – подтвердили мужики.

— Там – показал рукой вперёд Полукед – скорее всего там бухта.

Спуск, подъём, мы вылетаем на небольшую горку, снова вижу море, только не вижу, что там внизу и тут на нас снизу вылетают два таких же катера как у нас. Рожи Архи в этих катерах я увидел сразу.

— К бою – заорал я во всё горло.

Сам уже смотрю куда прыгать из кузова. Крот и Чуб во втором катере уже начали тормозить, мы уже на бугре и в ту же секунду внизу около берега мы увидели ещё 4 катера и пришвартованные к причалу две небольшие самоходные баржи и два катера. До них метров 200, ну может чуть больше, и я даже успел рассмотреть, как на баржу люди грузят какие-то ящики, а на берегу куча фигурок Архи, вон справа от причала есть парочка небольших построек и маяк небольшой в стороне стоит. Даже вон столбы освещения есть. Видимо этим причалом пользовались постоянно, больно тут укатано всё хорошо и сделано так все основательно.

Из катеров мы посыпались как горох, Большой и следом за ним Няма установив сошки на крыши катеров тут же открыли огонь.

В тех двух катерах с Архи, которые двигались нам навстречу, и, видимо, никак не ожидали нас увидеть и на несколько секунд банально растерялись, этого нам хватило.

Я уже десантировался, чуть не переломав ноги и спрятался за ближайшем камнем, целился из своего калаша и видел, как пули Большого и Нямы разбивают лобовое стекло первого катера, как сидящие в кабине трое Архи дёргаются от попаданий, как из кузова выпало ещё двое Архи.

Бах, стреляю из своего подствольника, практически вместе со мной выстрелил ещё кто-то. Гранаты попали в этот первый катер, и он хорошо так рванул. Тут же началась бешеная стрельба, второй катер успел отвернуть в сторону. Там Архи штук 10, тоже вон прыгают на ходу, мы стреляем по ним, они палят по нам.

— Митяй, Большой, работайте по тем катерам внизу – ору во всё горло – не давайте им к нам подняться.

Оборачиваюсь и вижу, как Митяй уже со своей винтовкой лезет куда повыше.

— Полукед – это Большой орёт – хватай патроны, за мной.

Васёк тоже лезет выше, за ним с коробами наш сластёна.

— Ну попали, млять – орёт Слива стреляя короткими очередями – вот куда они все с плантаций делись, они же отсюда эвакуируются.

— Саша их там штук 40 – докладывает Митяй меньше, чем через минуту.

Словно в подтверждение его слов там внизу начали стрелять из пулемётов и автоматов.

— Мой катер повреждён — докладывает Чуб.

Млять. Стреляю, ещё, осторожно выглядываю и смотрю вниз. Там на берегу суета, пипец. Архи пинками и затрещинами придают ускорения людям, те как какие-то муравьи хватают ящики и чемоданы с катеров и тащат их на баржи. Один человек споткнулся и упал прямо на ящик, который нёс. К нему тут же подбежал Архи и начал его бить прикладом.

Бабах, выстрел Митяя. Этого урода разорвало надвое. Человек продолжает лежать, прикрывая голову, он ещё не понял, что того, кто его избивал, больше нет. Все остальные на берегу бросились кто куда, я вон даже женщин и детей вижу, тоже прячутся.

Охраны там много, больше, чем нас. Вон они уже дружно попрятались и открыли одиночными выстрелами огонь по нам. Вон сначала один, а за ним и второй Архи что-то орёт и размахивает автоматом. Спустя несколько секунд к катерам стали бежать женщины и дети Архи.

— Они свалить под огнём пытаются – закричал кто-то из наших пацанов.

— Прикройте – это Клёпа.

— Гранаты – это Колючий.

Мля, у меня же тоже в разгрузке есть. Вытаскиваю две, кольца, бросок. Пять или шесть взрывов слились в один. Снова кто-то истошно орёт с той стороны. Стрельбы тех Архи, которые успели спрыгнуть со второго катера в нашу сторону, резко стало меньше. Прикрываем Клёпу, тот тоже лезет выше, сами рассасываемся тут по бугру ещё дальше в разные стороны. Чуба катер дымится, по катеру Крота то и дело попадают пули, вон только искры отлетают.

— Митяй, Митяй – вызываю его.

— На связи.

Слышу, как он тяжело дышит.

— Стреляй по катерам, по их движкам, они не должны уйти и по баржам тоже по двигателям лупи.

— Понял, выполняю.

Взрыв, ещё и ещё. Этих со второго катера мы просто засыпали гранатами, вон последнего добивает подбежавший к нему Ватари, я кажется тоже в одного попал.

— Саня вызывай пацанов – орёт Слива – пусть сюда мчат. Если они на нас попрут не отобьёмся, пока они там не прочухали, сколько нас.

— Рыжий, Рыжий приём, Туча ответь – начинаю орать в микрофон.

— На связи – через секунд 10 моего ора ответил Рыжий – чё случилось? – тут же напрягся он, наверняка услышал стрельбу.

— Мы нашли бухту, откуда эти уроды свалить хотели, но их раза в три больше, нужна помощь.

— Куда ехать? Координаты?

— Да откуда я знаю млять? – взорвался я – вы же знаете на какую плантацию мы поехали?

— Да.

— Вот и жмите на неё, оттуда одна дорога к морю ведёт, километров 6-8 и мы будем, стрельбу услышите и пацанам на верфи скажи, пусть сюда жмут.

— Принял, валите оттуда.

Взрыв у меня за спиной, успеваю пригнуться, затем оборачиваюсь и смотрю чё там взорвалось.

— Уже не можем – отвечаю Рыжему – оба наших катера уничтожены.

Рыжий матерится и снова орёт.

— Держитесь.

Стрельба снизу всё организованнее и организованнее. Те внизу видать поняли, что мы тут всех положили и по нам оттуда уже лупят из пулемётов.

Сквозь щели между камнями вижу, как в корме одного из катеров появляются большие дырки от попаданий Митяя, как те из женщин, детей и мужиков кто уже успел на него забраться бегут либо вперёд на нос, либо вообще прыгают в воду.

— Пулемётчики, лупите по баржам – заорал Клёпа – отсекайте людей, отсекайте.

Рабы, а их человек 25 тоже сначала бросились кто куда. Кто-то вон уже лежит мёртвый на песке, кто-то куда-то спрятался. Вижу, как один из Архи, вскинув автомат, короткой очередью убил двоих мужчин и сам тут же спрятался за камень. И вон ещё группка людей, там чуть больше 10 человек, они как-то вместе ринулись по берегу в сторону маяка и спрятались за большой валун. За ними тут же побежало двое Архи, но мы их тут же грохнули.

— Отсекайте – кричит Клёпа – не давайте к людям приблизиться.

Парочка длинных очередей вздыбила фонтанчики песка между валуном с людьми и катерами на берегу, за которыми спрятались Архи, словно проведя невидимую линию.

Бам. У первого катера из кормы повалил чёрный дым и, кажется, он начинает разгораться. В ту же секунду стрельба с пляжа по нам усилилась. На нас летит крошка, ветки и трава. Пули с противным свистом так и свистят над головами.

Снова стреляю вниз по катерам на берегу, из-за них вспыхивает куча огоньков. Те стреляют в ответ.

— Надо уходить – кричит Няма перезаряжая свой пулемёт.

— Слева прут – орёт Слива и быстро перекатывается левее метра на 4.

Те внизу, пользуясь плотностью своего огня, попытались нас обойти. Слива их вовремя заметил, пятеро Архи, прячась за камнями и не стреляя, быстро продвигаются в нашу сторону. Стреляю из подствольника, со мной ещё кто-то.

Гранаты взрываются среди камней и недалеко от тех Архи. Вон один из них дико заорал и выскочил из-за камня держась за свою морду, либо осколками, либо камнями посекло. Орал не долго, его тут же добили. Те четверо залегли поняв, что их обнаружили и открыли по нам огонь.

— Нельзя уходить – ору я в ответ – уйдём, они всех остальных людей убьют.

— Баржа отходит – кричит Большой.

Снова выглядываю и вижу, как за кормой одной из барж вспенилась вода, вон один из Архи, выскочив из переднего люка с топором, пригибаясь, рубит швартовые. Те, кто спрыгнули в воду уже тоже, кто где. Кто-то залез на катер, кто-то выполз на берег, но несколько трупов в воде таки плавают.

— Няма, Большой – отжимаю тангенту – весь огонь по корме этой баржи, Митяй работай по второму катеру на воде.

Секунды через три свинцовый дождь из двух пулемётов прошёлся сначала по корме этой баржи, потом по второй. От них отлетают мелкие и не очень детали. Из двух пулемётов Большой с Нямой разворотили обоим баржам корму, бурун под кормой этой пропал, надеюсь движкам хана. Снова там кто-то прыгает в воду и старается отплыть в сторону, его настигают фонтанчики и тело несколько раз дёрнувшись погружается, а затем всплывает.

Вон какая-то тётка бежит, открыв рот, скорее всего орёт от страха и зажимает уши. За ней пацан лет 10. Две очереди сошлись на них, оба как будто налетают на невидимое препятствие и падают мордами в песок. Правильно, работорговцев мы жалеть не будем. Пусть они сами и не торговали, но рабами наверняка командовали, а уж как дети любят показать свою значимость, мы уже видели в том посёлке, где освобождённые нами люди потом сыграли со своими бывшими хозяевами в Русскую рулетку, как они сами с ними недавно играли.

— Саня, Саня, шеф, приём – вызывает меня Рыжий.

— На связи.

— Мы к вам летим, держитесь. Казак доложился, у них на плантации только трупы, Архи не было.

— Как трупы? – я аж обалдел.

— Да вот так. 17 человек в сарае расстрелянные, хозяева даже собак убили и свалили.

Закипаю от злости. И тут же у меня в голове промелькнула мысль, что эти могут лететь сюда. Для тех, кто там сейчас на берегу, двух барж и двух катеров слишком много. Точно сюда прут. Только они про нас ещё не знают, наверное, в любом случае это плохо. Если они сюда прилетят, нас тут точно зажмут.

— Принял, поторопитесь, конец связи.

Сам вызываю Митяя.

— Митяй приём.

Бах, бах, стреляет его Барретт. В корме второго катера тоже появляются дырки, попутно он грохнул пулемётчика там за турелью.

— На связи.

— Ты выше всех, возможно сюда летят ещё работорговцы, смотри за спиной.

Бой продолжается. Парящие катера на берегу, катера на воде и баржи расстреляны достаточно сильно. Невооружённым глазом в них видны куча попаданий, один катер на воде и на берегу дымятся.

Несмотря на то, что нас мало, у нас преимущество, мы выше. Трупы Архи и людей валяются на песке, группка женщин и детей спрятались за этим двумя постройками, их стены из железа, и я хорошо вижу искры от пуль, но пули железо не пробивают. Этих господ или кто они там прикрывает штук 10 архи паля по нам.

— Да где пацаны наши? – в сердцах кричит Слива в очередной раз перезаряжая свой автомат.

У нас патовая ситуация. Те с пляжа не могут добраться до нас, а мы не можем свалить, оба наших катера уничтожены. Один вон горит, второй уже лежит на днище, его в хлам прям изрешетили. Побежим, нас в два счёта догонят или как куропаток с этой высоты перестреляют.

Только то, что мы на небольшой возвышенности нас и спасает, да и Митяй им ещё особо не даёт высунуться. Но палят они хорошо, целиться сложно. Сверху летят мелкие камешки, то и дело нужно смотреть, чтобы булыжник побольше на голову не свалился.

— Наблюдаю один пассажирский и два грузовых парящих катера – внезапно доложился Митяй – двигаются в нашу сторону.

Моё сердце вместе с мурашками тут же ухнуло вниз.

— Вот и те уроды пожаловали – матерится Слива.

— Митяй работай по ним – отдаю команду – Большой, Собр, Чуб вы с ним, не давайте им к нам приблизиться.

Быстро перегруппируемся и меньше, чем через минуту открываем огонь по тем катерам. Уж не знаю, услышали они звуки боя или с ними связались с пляжа. Но те катера, не долетев до нас метров 500 резко бросились в стороны, с них тут же открыли огонь из пулемётов и в бинокль я увидел, как с них спрыгивают и разбегаются Архи, и тут же открывают по нам огонь.

— Зажали сволочи – орёт Крот – не давайте им приблизиться, в клещи возьмут, хана.

Кручу головой по сторонам, деваться некуда. Справа и слева скалы, хрен заберёшься. Не, забраться то можно, но пока будешь лезть наверх, тебе полную задницу свинца набьют.

— Куда побежал скотина? – азартно матерится Слива.

Вижу, как один из Архи всё-таки сделал попытку добежать до валуна около маяка, где спрятались люди. Видимо, они во чтобы то ни стало, решили добить остальных рабов. Но меткая очередь Сливы успокоила его на этом пляже.

— Рыжий, вы где там, млять? – не выдержав начал вызывать его Большой – Рыжий, Рыжий ответь, мать твою.

— Пацаны, держитесь – в рации раздаётся совершенно другой голос.

— Мага, братан – радостно заорал Слива узнав его – ты где?

— Едем к вам, пру как могу, секунду – через пять секунд Мага радостно произнёс – мы рядом, слышим звуки боя.

— Да где этого Рыжего носит? – бурчит Колючий – они же вроде ближе были.

— На прямую – да, – отвечаю ему, – но с верфи быстрее.

— Мага псих – ржёт Слива – он же на плаще своём прёт, там внутри, наверное, барабан.

Тут до меня доходит смысл его слов, и я понимаю, что Слива прав. Это не на парящем катере лететь. И плюс тут повороты, скалы и тот обрыв, с которого открывается великолепный вид. Чуть ошибёшься и тяжёлый грузовик улетит куда-нибудь или врежется в скалу.

— РПГ – заорал кто-то.

Успеваем упасть на землю. Взрыв, ещё, на нас сыпятся камни, что-то тяжелое приземлилось мне на спину, бронник смягчает удар, но всё равно не приятно.

— Они в атаку с пляжа пошли – орёт Слива.

На зубах пыль и земля, я весь уже извазюкался, отряхиваться некогда. Высовываюсь и вижу, как с десяток Архи на пляже прикрывая друг друга и стреляя в нашу сторону бегом прут на нас.

Ловлю в прицел левого, очередь на два патрона, мимо, ещё, мимо, да что млять такое. Задерживаю дыхание, ещё, есть, попал, Архи падает как подкошенный, переношу огонь на других. Те тут же ныкаются за камни и стреляют оттуда.

— Митяй доклад – отжимаю тангенту.

— Продвигаются, их много, по мне сразу два пулемета лупят.

— Все живы?

— Да, нормально, живы – посыпалось от пацанов.

Пальба до небес. Высунуться всё сложнее и сложнее. Периодически стреляем, просто подняв автоматы над собой. В щели между камнями вижу многочисленные фигурки Архи.

— Пацаны, свининой жареной пахнет – заорал кто-то на общей волне.

— Мля, да это же наши порося горят – тут же воскликнул Слива – они в катере Чуба.

Тут я, конечно, немного охренел. По нам стреляют, убить хотят, а эти мясо нюхают.

— Мужики прикройте, ща достану – заорал Клёпа откуда-то сбоку.

Смотрю на катер Чуба, он весь в огне.

— Стоять – заорал я, срывая голос – жить надоело?

— Саня, там два хряка отборной свинины – не унимается Слива – у Семёновны потом не допросишься.

— Клёпа пошёл, прикрываю – это уже Няма вон в рацию орёт.

— Стоять всем – ору всем снова и кошусь на Клёпу.

Тот высунулся из-за камня, за которым прятался и тут же назад.

— Саня, но мясо – снова начал канючить Слива – я сам его вытащу.

— Я тебя щас сам убью – начал я орать на него – сидеть всем. Даю слово, будет вам два живых хряка.

— И молочка – тут же добавляет Большой.

В эфире хохот и голос Ватари.

— Вы Русские точно психи.

— Стоим, сынки – это заорал на общей волне Крот.

— Какие мы тебе сынки? – обалдело произнёс Большой – ты младше меня.

— Стреляй лучше – парирует Крот – и задницу спрячь, она у тебя снова торчит.

Вижу, как Вася косится на свою задницу, затем показывает Кроту кулак. Снова хохот ребят. Ну вот как с ними быть? Балбесы. Тут по нам палят из всего что есть, а этим лишь бы поржать.

Взрыв, за ним ещё. Три РПГ врезается в скалу и взорвавшись осыпают нас большими и маленькими осколками камней.

— Мага, млять – взревел в рацию Няма – ты где там на своём Плаще? Нас ща свинцом бармалеи эти нашпигуют.

В ответ тишина, только треск и помехи. Вон вижу ещё троих Архи, быстро ловлю на мушку ближайшего и стреляю по нему. Эти уроды успели подобраться к нам ещё ближе. Попал или нет не знаю, но Архи, прекратив стрелять рыбкой нырнул за ближайшей камень, а по мне тут же выпустили несколько очередей, пришлось прятаться уже мне. Только чувствую, как по каске забарабанила мелкие камешки, ну пипец как весело.

— Ловите – орёт Слива и не высовываясь выкидывает две гранаты.

Взрыв, второй, кто-то истошно заорал. Жопа, они подобрались на гранатный бросок, и мы не можем их сдерживать, по нам стреляют будь здоров.

Хватаюсь за рацию и спрашиваю.

— Мужики, кто-нибудь видит, к рабам около маяка добрались?

Сам перекатываюсь и ползком валю за другой валун, поэтому за которым я прятался уже пристрелялись.

— Нет – это точно Ватари – я ещё одного приземлил. Пытаются, рабы все там сидят, мне руками машут и лыбятся.

— Это они в шоке – включается Слива.

Быстро выглядываю из своего нового укрытия. Точно, вон на песке по направлению к валуну ещё парочка Архи лежит, вытянув руки и ноги. Да и рабы вон кучкой так и сидят за своим валуном. Перед ним парочка воронок от взрывов гранат. Но от Архи далековато, гранаты кинули, но не докинули, а валун принял на себя все осколки. Всё-таки хорошо, что хоть эти сообразили и туда спрятаться успели. Те, кто были менее расторопные вон на баржах и на песке около причала мёртвые лежат. Хотя трупов Архи мы тоже наделали нормально, в воде тел десять плавает, да и на песке и на подступах к нам тоже.

— Пацаны, мы рядом – неожиданно, ещё минуты через три, когда Архи с пляжа уже почти что добрались до нас, и я грохнул одного из них. Он высунулся и хотел бросить гранату, но я успел всадить ему прямо в жбан короткую очередь. Упал он прямо на свою гранату из-за камня вверх взметнулись кровавые ошмётки.

— Мага, быстрее мля – снова орёт кто-то из наших в рацию.

Те с той стороны тоже уже близко. Барретт Митяя уже замолчал, он доложился, что у него кончились патроны. Скатился вниз к пацанам, ему дали пистолет и теперь он стрелял из него.

— Направление, приоритет – услышал я до боли знакомый голос.

Туман, это был он. На тангенту я нажал с такой силой, что чуть не раздавил её пальцами.

— Туман, три катера перед вами, как выедете на дорогу в небольшую долину, от них метрах в 300 штук 20-25 бойцов Архи, прут на нас, мы на возвышенности, около нас два парящих катера, один горит, второй на пузе лежит, с другой стороны на нас прут с пляжа.

Кажется, всё правильно сказал, все мысли как-то разом у меня выдуло из головы. Хорошо, что лишних отверстий в моей башне ещё нет, тут палят так, что того и гляди оно появится.

— Принял.

И всё? Просто принял? Тяну шею, дорога по которой мы сюда приехали пуста. Где они млять? Чего он там принял? Где они? Сил злиться и материться уже нет. Тут бы выжить.

И тут на бугор вылетает Плащ.

— Мага – тут же заорал Митяй.

С верхней турели грузовика тут же открыли огонь из минигана. За Плащом оттуда же выехали аж три пикапа с полными кузовами бойцов и ещё секунд через 5-7 два БТР. Пикапы и БТР тут же разъехались в разные стороны, встали в цепь и поехали по траве. Бойцы в кузовах пикапов тут же открыли огонь, даже вон водила высунул руку и стреляет. Из БТРов стреляют из КПВТ, Мага прёт прямо по дороге.

Расстановка сил тут же изменилась. Достаточно плотным огнём наши мужики буквально вжали в землю всех тех, кто стрелял по нам со стороны этой небольшой долины, и они, разом развернувшись, открыли огонь уже по пикапам, БТРам и Плащу.

Пикапы тормозят юзом, с них сыпятся пацаны и разбегаются в разные стороны. Хорошо вижу, как в лобовых стёклах машин появляются дырки, как пули дырявят их капоты, разбивают решётки радиатора и фары.

От БТРов и Плаща Маги только так отлетают искры. Если стрелки в башнях коробочек стреляют короткими очередями, чтобы не перегреть ствол, то стрелок в турели Плаща просто утопил спусковой крючок минигана и буквально косит траву вместе с Архи. Отчётливо видно, как там, где прячется наш противник всё буквально перепахивается. Всё-таки миниган по скорострельности очень убойная штука.

— Мочим этих на пляже – ору снова в рацию.

Но пацаны уже и так, увидав помощь, дружно развернулись и теперь мы снова все вместе открыли бешенный огонь по Архи с пляжа. Подобрались они к нам достаточно близко, но наш, буквально кинжальный огонь вынужден был практически заставить их прекратить стрелять в нашу сторону, тут бы им самим уцелеть. Бросаем последние гранаты, снова взрывы, снова всё заволокло дымом.

Позади сильный грохот, за ним ещё один. Быстро разворачиваюсь и вижу, как Мага своим отвалом от бульдозера снёс один из катеров, вторая коробочка второй катер и тот от жуткого удара отлетел и аж перевернулся в воздухе.

Дальше БТР начал гонять по полю и просто давить своими колёсами Архи. Тут он резко сбросил скорость, но до конца не остановился, открылись боковые люки и из них стали прямо на ходу выпрыгивать наши бойцы. Даже вон кто-то из них в рукопашную с Архи сошёлся.

К ним на помощь бегут те, кто приехал на пикапах, один из пикапов уже гонится за убегающим Архи и через несколько секунд бац, сбивает его, Архи прям через всю машину перелетел и упал в траву. Прущие сзади пацаны тут же добивают его из автоматов. Второй БТР, не останавливаясь, прёт к нам.

— Сто метров до нас – снова ору в рацию – мы на бугре, где горит катер.

— Принял – голос Тумана.

Опять он принял. Вот как? Как он может в такой ситуации оставаться совершенно спокойным? Меня тут прёт, адреналин прёт из всех щелей, ору так, что меня, наверное, в Мано слышно, а этот спокойный, как удав. Да уж, не зря Туман у нас командир, хладнокровия и опыта ему не занимать. Настоящий волчара.

Второй БТР залетает сюда к нам на пригорок, резко останавливается, башня пару секунд поводила стволом и КПВТ выплюнул первые пули, вернее небольшие снаряды. Стрелок водит стволом туда-сюда и короткими и злыми очередями по 3-4 патрона превращает в фарш всех, кто к нам уже успел подобраться. Камни, валуны и Архи за ними, всё это перемешивается с землёй.

Одновременно с этим в открывшиеся десантные люки стали выпрыгивать наши хлопцы и с ходу вступать в бой.

Вон вижу Тумана, Рифа, Хобота и ещё ребят, они, разбежавшись полукругом и встав на колено быстро находят цели и открывают огонь.

Нападающие, не выдержав, бросились бежать назад на пляж, добиваем их в спину. Кто-то вон уже из наших встал в полный рост. Няма и Большой с пулемётами поливают длинными очередями.

— Пошли – взревел Туман и махнул вперёд рукой.

Коробочка тронулась с места и медленно покатилась вниз, стрелок из башни так и лупит. Вон в щебень разлетелся очередной валун, за ним двое Архи, один был ранен и его тащил второй. От сильнейшего грохота и треска целый Архи бросил своего товарища и бросился бежать.

Раненый скорчив толи от боли, толи от злости лицо вскинул руку и попытался выстрелить в нашу сторону из пистолета. И тут ему в тело прилетело сразу несколько патронов из КПВТ, теперь там просто кровавая каша.

У того же кто побежал на спине скрестились сразу несколько автоматных и пулемётных очередей. Хорошо вижу, как от его спины летят кровавые ошмётки и, получив дикий удар в спину, Архи, пролетев метра полтора, замертво падает на песок.

— Туман, Туман – ору подбегая к нему.

Тот стоит на колене и стреляет по 2 выстрела.

— Чё? – а сам лыбиться – все живые?

— Живые – ору ему в ответ – скажи мазуте, пусть рабов прикроет и стрелку в башне, они вон там за валуном около маяка – показываю ему рукой – там человек 15 спрятаться успели.

Туман мгновенно смотрит туда, кивает, затем в несколько шагов догоняет БТР, ныряет внутрь через открытый люк.

Тут же на бугор к нам вылетает Плащ Маги и второй БТР, машем им руками. Плащ тут же несётся к нам, щитки на окнах опущены, в дело снова включается миниган. БТР с Туманом резко срывается с места и прёт прямо по камням к маяку.

Коробочка подлетает к валуну и прикрывает его своим корпусом. Из люка катапультируется Туман, забегает за валун, сходу бьёт кому-то там в зубы прикладом, кажется на него кто-то с камнем бросился, даёт короткую очередь в воздух и что-то там орёт. Люди там тут же притихают и падают на песок.

— Сдавайтесь падлы – раздался усиленный матюгальником голос из Плаща – иначе всех замочим.

Спустя некоторое время вижу, как сначала один, затем второй и так далее Архи начинают бросать оружие и поднимать вверх руки. Постепенно, где-то за полминуты стрельба окончательно стихла.

Пацаны пинками со всего пляжа гонят к расстрелянному катеру бойцов Архи, каких-то мужиков совершенно в другой одежде, четверых женщин и троих подростков, два парня лет по 12 и девчушку лет 14. Они все очень сильно напуганы.

— На колени, руки за голову, не двигаться, вот только рыпнетесь – орут на Архи со всех сторон.

— Иди сюда, скотина – резко поворачиваюсь и вижу, как Ватари с Клёпой выковыривают из-под причала ещё двоих Архи, мужика и тётку.

Мужику Клёпа заехал прикладом промеж лопаток и тот не удержавшись упал на песок.

— Вставай, убью – шипит на него Ватари.

Мужик тут же вскочил, его под руку подхватила тётка и они быстро семенят к остальным пленным. Только сейчас замечаю, что они насквозь мокрые.

К нам приезжает один из пикапов, из его кузова наши бойцы грубо выкидывают на песок шестерых Архи, два мужика и четыре тётки или девушки, непонятно. Сразу видно, что это не вояки, больше смахивают на гражданских. Пытаюсь вспомнить, видел я кого-нибудь из мужиков тогда в доме, когда нас продавали или нет.

— Слива никого не узнаёшь? – толкаю его.

Тот щурится, рассматривает пленных и отвечает.

— Да вроде нет, знакомых нет.

Этих четверых так же гонят ко всем остальным. Осматриваюсь вокруг. Только сейчас замечаю вокруг кучу трупов, как Архи, так и людей, валяются гильзы, оружие, какие-то вещи. Расстрелянные катера на суше и на воде вместе с башнями. Риф вон уже орёт, чтобы тушили этот катер на воде, который так и дымиться.

Рёв двигателя грузовика, Плащ, Мага опять на бугре, волочёт за собой один большой грузовой катер. Волочёт прямо по камням и песку. Я даже и не заметил, как он уехал за ним.

Около рабов, которые прятались за валуном уже наши бойцы, кого перевязывают, кому воду или ещё что-то дают. Люди сидят на песке и, кажется, ещё не верят, что всё кончилось.

— Митяя работа? – раздаётся сбоку голос.

Поворачиваюсь и вижу Рифа. Он смотрит на катера на воде и баржи. И судя по его лицу, его хомяк и жаба сейчас удавятся. Отсюда вблизи я уже и сам вижу кучу дырок в корме и катеров и барж. 50 калибр Барретта пробил там походу всё. Да и дырок поменьше в них тоже хватает. Одна баржа вон вообще, как решето, её Большой с Нямой из двух пулемётов расстреливали. Вон наши хлопцы, уже стоя на их бортах пытаются баграми выловить плавающие около бортов трупы Архи.

— Да, это он стрелял.

— Поаккуратней никак нельзя было? – морщится тот – он же всё им из Барретта разворотил, все движки, мы чинить замучаемся.

— Выбора не было, это была моя команда. На этой барже – показываю рукой – свалить хотели.

— Эх, ладно – махнул рукой с досады Риф – посмотрим, что можно сделать.

— Риф – по сходням с катера на причал сходит Хобот – в этих трёх движки в хлам – затем улыбается и добавляет – Митяй знал, куда стрелять.

Риф опять вздыхает. Ищу взглядом Митяя. Вон он, сидит на БТРе и набивает патронами магазины к винтовке.

— Митяй, млять – шикнул Риф.

— К нему все вопросы – спокойно отвечает тот и кивает на меня – приказ дали остановить, я остановил.

— Да ладно вам, – смеюсь уже я, – восстановишь ты эти посудины. Скажи спасибо, что мы их вообще не утопили.

— А, варвары – снова махнул рукой Риф и пошёл к причалу.

Грохот и скрежет ещё сильнее. Мага Плащом доволок-таки этот грузовой парящий катер, который уже ни фига не парящий до нас и остановился. Тут же двое ребят к тросу, Мага выпрыгивает из-за руля довольный до ушей. За ним парень лет 30.

— Ты из минигана стрелял? – спрашивает у него Клёпа.

— Ага.

— Метко, молодца.

Собровец протягивает ему руку, тот жмёт в ответ.

— А я? – наигранно спрашивает Мага – я же тоже молодец?

— Да все вы, мазуты, молодцы – поднимая с земли чей-то рюкзак, говорит Туман.

— Я не мазута, у меня грузовик, они мазута – показывает пальцем на водителей БТРов.

— Ох вы бы видели, как мы ехали – вздыхает этот парень.

— Даже можешь нам не рассказывать – хмыкает Большой.

Стоим улыбаемся. Снова рёв двигателя, тут на бугор выезжает второй пикап, который тащит на прицепе третий. У последнего нет ни одного целого стекла и пробиты все колёса, ему больше всех досталось, движку думаю точно хана.

— Ещё и машины расстреляли – бурчит с причала Риф – что за люди.

— Да не бубни ты, Риф – кричит ему Няма – шеф вон тебе новые выпишет.

— Да – встрепенулся Риф – Саня, с тебя три пикапа, новых.

— Да будет, будет.

— И свинина – тут же шёпотом напоминает Слива.

— И молочка – шепчет кто-то сбоку.

Снова смеёмся.

— Ну а теперь вы нам скажите – подхожу к Архи – куда это вы так резко собирались? Собрали с собой своё самое ценное – киваю на расстрелянные парящие катера, из которых наши бойцы уже вытаскивают разное барахло.

Там вон и картины, и баулы с вещами. У Полукеда в руках рассыпался небольшой чемодан, из которого посыпалась посуда и столовые приборы.

— Кажись, золотишко и серебро – весело говорит Клёпа, подобрав пару вилок и продемонстрировав их нам – шикарно жили.

Вещей очень много, чемоданы, баулы и снова чемоданы. Все как по команде снова посмотрели на кучу барахла около катеров.

— Мага там катер протаранил – говорит Хобот – барахло только в разные стороны полетело, я там даже вазы какие-то видел на поле. Мож собрать поехать чё осталось? – чешет затылок – наверняка антиквариат какой.

— Я бы поставил себе дома пару ваз – смеётся Крот – моей бы точно понравилось.

— И кто вас предупредил? – добавляю к своему вопросу снова посмотрев на Архи.

Эти так же молчат.

— Слышь вы – взрывается Слива подходя к Архи – если вы думаете, что у вас получится отмолчаться, то вы ошибаетесь. Мы тут с вами валандаться не собираемся, положим вас тут всех и всё. Быстро говори куда собирались – с этими словами он вытаскивает пистолет и схватив за шкирку какую-то тётку прикладывает ей ствол к виску.

— Не надо, пожалуйста, не убивайте – заверещала та на всю округу забившись в руках Сливы – в Мано, в Мано мы хотели уплыть.

Я так и думал.

— Почему сваливали? – нахмурившись спросил я.

— Я, я не знаю – так же орёт та – не убивайте.

— Кто знает мля? – трепет её в руках как куклу Слива – говори старая кошёлка, пока я тебя прям тут не грохнул.

— Я не знаю, не знаю – у неё уж истерика.

Слива отпускает её и отвешивает ей лёгкий пинок. Та тут же падает на песок и сворачивается в клубок, её продолжает трясти и её всхлипы мы очень хорошо слышым.

— Ты говори – достаю пистолет, легонько толкаю в голову другого Архи, мужика, чтобы он обратил на меня внимание.

Ему лет 55, его одежда сильно отличается от стоящих рядом с ним. Его шмотки сильно смахивают на одежду как у Римлян был, простынь какая-то. Такого бело-красного цвета и расшиты ещё как-то по краям. Только он, как и все, грязнущий весь.

Мужик поднимает на меня свой взгляд. В его глазах ненависть, злость, там прям огонь бушует и смотрит так ещё презрительно. Улыбаюсь и спрашиваю.

— Что, не ожидал что тебя с небес на землю спустят? Вы, наверное, никто не ожидали. Были этакими королями, людьми торговали, делали что хотели, а тут раз, и мы пришли и наваляли вам всем. Ничего, скоро мы до вашего Фоле доберёмся и ему тоже достанется.

— Кстати говоря – довольно произносит Слива и показывает на меня пальцем – он и есть тот Александр. Вы же наверняка про него все слышали? Это он грохнул дочку Фоле.

По тому как некоторые из Архи дёрнулись и тут же устремили свои взгляды на меня я сразу понял, что слышали. О, как стали с интересом меня рассматривать.

— Куда сваливали-то? – снова спросил я у стоящего передо мной этого Архи.

— Тебе же сказали, в Мано – с вызовом ответил тот мне – а куда, не твоё дело.

— Ну хорошо – спокойно отвечаю я и нажимаю на курок.

Выстрел прозвучал совершенно неожиданно для всех. У Архи во лбу появляется аккуратная дырочка, а из затылка вылетает большой сгусток крови и кажется немного мозгов. Частью из них забрызгало стоящую рядом тётку и мужика. Тело падает на песок. Мужик, на которого попала кровь дёрнулся и замер, а тётка, мгновенно стала бледной. Затем медленно подносит руки к лицу, двумя пальцами по нему проводит, размазывая их и смотрит на свои пальцы. И через секунду начинает орать, заорала так, что я аж охренел.

— Заткнись дура – крикнул ей кто-то.

А та орёт не переставая, у неё началась форменная истерика. Она смотрит на свои пальцы, на которых остатки мозгов и орёт. У всех Архи огромные глаза от страха. Только вон несколько бойцов так же продолжают спокойно стоять на коленях, видать хорошо знают, что такое кровь и трупы.

— Выстрел – бах, башка тётки немного деформируется, она тут же затыкается и через секунду валится на мужика рядом.

Тот недоумённо на неё смотрит, кажется он в шоке, в ступоре. На коленях же он отходит на пару шагов, и эта мадам падет в песок. Из её башки вытекает кровь.

Ко мне подходит Туман с пистолетом в руке, из его дула выходит лёгкий дымок, это он эту истеричку грохнул. На пляже тут же стало тихо, только море шумит и несколько чаек вон летают орут. Туман направляет пистолет на одного из пленных бойцов Архи.

— Встать.

Боец поднимается.

— Название корабля, характер груза, направление? – Туман направляет ему ствол пистолета прямо в лоб.

— Кто из вас Татель? – неожиданно раздаётся голос.

Это Казак. Два этих пикапа доехали-таки до нас и он, выпрыгнув из кузова широкими шагами идёт к пленным Архи, не обращая на нас никакого внимания.

— Кто из вас Татель? – повторяет он свой вопрос – мне нужен он и его жена. Быстро уроды отвечайте, пока я вас всех не положил.

Он хватается за автомат.

— Э, э Казак, ты чего? – пытается остановить его Большой и ещё двое ребят.

— Отвалите на хрен, не лезьте.

Казак злой пипец.

— Кто Татель? Третий раз спрашиваю.

Он подходит к стоящим на коленях пленным Архи и сходу бьёт ногой в зубы первому попавшемуся. Тот, охнув, улетает назад.

— Казак отставить – рычит на него Туман опуская пистолет – ты чего разошёлся?

Тот резко разворачивается, видит Тумана, всех нас, мы недоумённо на него смотрим. Даже вон Полукед уже из люка катера выглядывает и с интересом смотрит.

— Командир, мне нужен Татель – стараясь сдерживаться и больше не орать сквозь зубы шипит Казак – и его баба.

— Накой они тебе?

— Вот это – Казак показывает нам свои руки – кровь пацана, который умер на моих руках в подвале хозяйского дома на плантации. Это тоже его кровь – бьёт себя по разгрузке.

Только сейчас я замечаю на ней застывшую кровь.

— Эта падла и его жена перед тем, как свалить, отдали команду расстрелять всех рабов – Казак зашёлся в крике – понимаете, всех. 17 человек мы нашли в сарае и двоих в подвале дома. Этот парнишка мне успел сказать, кто отдал команду. Он у меня на руках умер мужики, понимаете, на руках – он снова демонстрирует нам свои руки показывая на них кровь, а сам чуть не плачет – ему три пули в грудь всадили, он из последних сил мне это сказал и умер, умер млять у меня на руках, ему лет 20 было.

Казак орёт не переставая. У меня ком в горле. Пацаны вон тоже все разом улыбаться перестали.

— Они свои вещички погрузили – показывает на катер, который приволок Мага – и сюда ломанулись. Все те, кто расстреливал людей сейчас лежат там в поле. Кто из вас Татель сволочи? – он снова резко развернулся к Архи, от чего те разом аж дёрнулись. Но продолжают молчать, все смотрят в песок.

— Простите – раздаётся девичий голос.

Поворачиваемся и видим, как к нам подошла девушка. На ней сверху наша куртка, на скуле синяк, губы разбиты, волосы растрёпаны. Следом за ней подходят остальные люди, кто выжил, спрятавшись за тем валуном.

— Говори – нахмурившись произносит Туман — и ничего не бойся.

— Устала я бояться – вздыхает она и этот вздох был не как у обычного человека.

Так вздыхает тот, кто думал, что уже всё, что вот он конец, но тут всё резко поменялось, но в глазах у неё всё равно какие-то искры проскальзывают. Ничего, очухается.

— Держи – к ней подбегает один из бойцов и протягивает ей фляжку.

У девушки на щеках слёзы.

— Спасибо – кивает она, беря фляжку – вот он, Татель – показывает она рукой на одного из тех, кого привезли в кузове пикапа. Мужчину Архи, лет 50 – а вот его жена – «жена» она произнесла с каким-то шипением и ненавистью в голосе.

И Татель этот и его жена одеты в бывшие когда-то хорошие костюмы, но сейчас они были грязные и рваные. Но по тётке видно, ей, кстати, тоже около 50 лет, я уже научился различать возраст Архи, что она ухаживала за собой, впрочем, как и все женщины. Маникюр, успел я его рассмотреть, в ушах массивные серёжки, да и у мужика вон сквозь грязь рожа продолжает лосниться, он точно не голодал.

— Сюда идите – Казак со злостью хватает их по одному за шкирку и рывком выдёргивает из толпы пленных.

— Казак, отставить – снова произносит Туман.

Тот хотел ему что-то сказать, уже набрал воздуха в грудь, но шумно выдохнул и остановился. Молодец, что такое субординация, тем более при таком количестве бойцов, Казак знает очень хорошо.

— Падлы – негромко произносит стоящий со мной рядом Слива – замочить.

— Поддерживаю – киваю я.

— Грохнуть их и всех делов – хмыкает Риф – другим уроком будет, что нельзя людьми торговать. А ведь он точно ими торговал.

— Ещё как – добавляет эта девушка, подливая масла в огонь.

Этот Татель и его баба лежат на песке и бояться пошевелиться. Мужик вон даже, кажется, дрожит от страха. Но сил или смелости что-либо сказать у них нет. Хотя что тут сказать-то можно?

Смотрим на Тумана. Тот стоит выпускает пар из носа и смотрит на нас. Ждём его команды. Туман думал не долго, несколько секунд и он говорит.

— Они твои.

— Молитесь – только и прошипел Казак.

Сначала он хорошо так врезал по лицу мужику, а потом с левой его жене. Те от сильнейших ударов падают в песок.

— Не убивайте, не надо – сначала заорала тётка, а потом и мужик.

— Мы вам всё скажем, всё – орёт мужик – не убивайте.

— Жить хотите? – наклоняется к ним по очереди разозлившийся и разошедшийся Казак и проорав им это в лица – те люди тоже жить хотели.

Он начинает бить их ногами. Те хрипят и крутятся у него под ногами. А Казак их лупит, сильно бьёт, в ход пошёл приклад автомата. Баба уже хрипит.

— Не убивайте, я всё скажу – следом за ней начинает хрипеть мужик.

Его лицо уже кровавая маска, половину зубов ему точно Казак выбил. Устав, он останавливается, автомат за спину.

— Ты нам не нужен – спокойно говорит Туман – нам вон он всё скажет – стволом пистолета он показывает на стоящего того бойца, которого он начал допрашивать – ведь скажешь?

Тот быстро несколько раз кивает головой. Напуган он просто до усрачки, да они уже все тут напуганы.

— Пацаны, помогите – не успокаивается Казак.

С этими словами он достаёт из кармана своей разгрузки пластиковые стяжки. К нему подходят Собровцы, Няма, Крот. Казак связывает этой парочке руки за спиной, потом ноги, потом добавляет ещё парочку стяжек, чтобы наверняка.

— На причал – коротко говорит Казак.

Пацаны хватают за ноги этих двоих Архи и волоком тащат по песку на причал.

— Прошу вас, не надо – продолжает шептать и хрипеть мужик.

Тётка только легонько поскуливает. На пляже тишина, даже чайки перестали орать. Вот они вытащили их на причал, и мы снова слышим голос Казака. Он, взяв за грудки мужики, трясёт его и орёт ему в лицо.

— Сейчас вы сдохнете сволочи, и ты, и твоя баба, сначала баба, смотри урод.

Он грубо хватает его и прислоняет к столбу. Затем разворачивается, берёт тётку, встряхивает её и снова шипит ей в лицо.

— Это тебе, тварь, за тех людей.

И сильно толкает её в воду.

— Неееет – как-то не то прохрипел, не то проскулил её муж.

Женщина падает в воду.

— Смотри скотина.

Казак успевает подбежать к её мужу, хватает его за шкирку и рывком подтаскивает к краю причала.

— Смотри, смотри падла как она тонет.

Она всплыла один раз, видимо успела оттолкнуться от дна, но руки и ноги связаны. Только немного вздохнула и ушла под воду, секунд через пять на поверхность всплыло несколько пузырей и ещё через десяток секунд её тело вниз лицом.

— Теперь твоя очередь – улыбается Казак какой-то дикой и безумной улыбкой – надеюсь, тебя наверху уже ждут те, кого убили по твоему приказу.

И он сильнейшим пинком отправляет его в воду. Снова последний вздох, снова пузыри, мужик поборолся за жизнь чуток побольше. Но вот и его тело всплыло, а Казак, ещё схватив свой автомат, выпустил в каждого по короткой очереди. Всё, два трупа плавают около причала. Сплюнув в воду, он разворачивается и идёт к нам.

— Ну вот – очнулся Туман – продолжаем разговор.

Разворачивается к этому бойцу.

— Рассказывай, иначе ему отдам – лёгкий кивок в сторону шагающего Казака.

Глава 4.
Александр. 22 мая. На борту Варяга. Вечер.

— Есть метка командир – в каюту к нам ввалился матрос.

Мы все, кто тут тоже сидят, перестали есть и пить. Слива вон с бутербродом в руке замер.

— То, что нужно? – спрашивает Риф.

— Не знаю – отвечает матрос – но радар показывает крупный корабль. За последние сутки таких не было. Скорее всего это те, кого мы ждём.

— Расстояние до цели?

— 22 кабельтовых. Корабль 20 минут назад вышел из Мано. Курс юго-юго-запад.

— Точно они – кивает Риф.

Мы тоже разом кивнули.

— Боевая тревога – поднялся со своего места Риф – по местам стоять, идём на перехват, полный вперёд.

Матрос кивает и исчезает. Тут на Варяге нас трое. Я, Слива и Туман. Остальные пацаны кто где. Кто-то помогает эвакуировать расстрелянные нами катера и баржи с пляжа, к нему должны подойти два других уже наших корабля. Кто-то по полной занимается мародёркой на брошенных плантациях. Там ведь только урожай собрали, да и добра там полным-полно, нам всё пригодится, вот пацаны туда и ломанулись. Ну а мы тут, на Варяге. Экипаж тут большой, оружия тоже, а расстрелять из «Градов» одно судно ума много не надо. Утопим всех злодеев и назад. Так, можно сказать, лёгкая прогулка.

— Появились, уроды – чешет свои кулаки Туман.

— Надо же, не обманули – улыбается Клёпа.

— Ещё бы они обманули – фыркаю я – там Казак такого страха нагнал, что они сразу всё вывалили.

Пацаны кивают.

— Крысы валят с тонущего корабля.

— Ну ещё не тонущий – хмыкает Риф направляясь к выходу из каюты – но мы сейчас это исправим, не мешайтесь только.

С этими словами он вышел из каюты. И тут же мы услышали внутри корабельную связь, сначала сирену, потом топот десяток ног.

— Ну сейчас повеселимся – хихикнул Слива быстро доедая свой бутерброд.

— Я наверх – произнёс я первый выбегая из каюты.

За мной пацаны.

— Меня, меня подождите – крикнул Ватари – я тоже хочу посмотреть.

Топаем наверх. Ну сейчас я надеюсь увижу в действие работу наших Градов, а то Риф нам про них все уши прожужжал.

Позавчера на пляже, пленные Архи, увидав такую быструю расправу с некоторыми из господ, быстренько выдали нам всю необходимую информацию. А уж как они перебивали друг друга, выдавая информацию, пытаясь вымолить себе жизнь, это нужно было видеть. Это ещё там Мушкетёров не было, те в Таус свалили. А то бы все пленные всю таблицу Менделеева рассказали бы, даже не зная её. Достаточно было бы Мушкетёрам кого-нибудь грохнуть. Они же ведь не могут банально пристрелить, им надо так, чтобы те, кто видит казнь седели от страха, это мы уже тоже проходили.

Разговаривали мы с пленными пару часов и за это время узнали много интересного про местную жизнь, и как, и что устроено в этом мире, всё-таки в наши руки попали не просто бойцы, а корольки, два рабовладельца и их жополизы, которые по долгу своей службы обязаны знать, что происходит на этих землях.

Оказалось следующее. Фоле уже знал о нас и о наших планах. Стукачи и свои уши у него были везде. В принципе, мы так и думали ранее. Всегда найдётся тот, кто за лишнюю копеечку будет рад сдать ближнего своего, рассказать, что ненужно, банально слить информацию.

Да, в принципе, мы и сами понимали, что невозможно утаить такое количество бойцов, оборудования, вооружения, техники, которые в прямом смысле слова хлынули в этот мир, и наши планы. Если бы мы действовали автономно, то, возможно, и смогли бы. Но тут десятки открытий ворот, возвращающиеся, освобождённые из рабства нами люди в свои деревни, слова наших пацанов о том, что всем хана и особенно Фоле. Тут как не старайся, а скрыть эту информацию было невозможно.

Вот всё это до Фоле и донесли, да и наверняка ещё, как это и бывает, приукрасили. Как говорится, у страха глаза велики, а жить хочется. Особенно тогда, когда ты точно знаешь, что за тобой идут, цель ты сам.

В таких случаях, как правило, сразу появляются те, кто, пользуясь случаем, пытается получить себе побольше бонусов, они просто ещё не понимают всю серьёзность ситуации, банально не верят, что Фоле можно скинуть. А если и получится, то кто займёт его место? Можно ли с нами договориться? Собирает информацию, доносит её до Фоле один из первых и ту, которая выгодна именно ему. Идут по головам, распихивают друг друга локтями. Особенно те, кто был на вторых локтях. Думаю, там ещё тот змеиный клубок.

И военные, которых у Фоле наверняка хватает, те тоже, получив ту же самую информацию, доложили Фоле свои выкладки, мнение и наверняка в этих докладах тоже не всё гладко. Фоле понял, что настроены мы очень серьёзно и много чего можем. Тут, конечно, сильный показатель был захват верфи. После этого у них вообще у всех пуканы гореть начали.

Информация о нас мгновенно распространилась среди этих господ, бояр, рабовладельцев и торговцев. В общем всколыхнули и напугали мы их всех очень хорошо, и они действительно испугались и поняли, что в этот раз всё более чем серьёзно. До них допёрло, что мы не отступим, будем биться и постараемся добиться своей цели в любом случае. Да, у Фоле есть около 500 или чуть больше лично преданных ему бойцов, но они сидят в замке. И думаю, что, привыкнув к сладкой и сытой жизни, они особо не горят желанием воевать с нами. Не, конечно, если будет приказ, то они пойдут, но вот на сколько их хватит?

Наши пацаны, насмотревшись и наслушавшись бывших рабов, были готовы зубами этих самих Архи рвать.

Да, так же есть бойцы и у всех этих господ на плантациях или где они там живут. Но сколько их? 10? 20? 30 у каждого? По сравнению с нашей массой, это ничто. Объединиться так быстро они не смогут. И опять же, каждый боярин, будет тянуть одеяло на себя и каждый из них будет считать, что только он достоин рулить в такой ситуации и его все должны слушаться. Конечно, не все такие, кто-то между собой и договорится, но в общей их массе это будет сделать очень сложно и, тем более, за такие короткие сроки.

Вы только сами представьте. Живёте вы где-то в горах и далеко от города. У вас своя охрана, рабы, через некоторое время такой жизни у вас зашкаливает мнение о себе. Вокруг вас свой собственный мир, в котором вы делает всё, что хотите. Такие как вы есть ещё, их достаточно. Каждый, каждый владелец того или иного предприятия, производства, фермы, да всего чего угодно. Каждый может по щелчку пальца лишить жизни любого из рабов и покарать кого-то провинившихся из своих подчинённых.

Вы сами привыкли повелевать. Да, вы платите налоги, но также вы торгуете и людьми, и тем, что вы выращиваете на своих плантациях или производите на своих заводах и фабриках. Вы Хозяин всего этого и никто вам не указ. Фоле по слухам наших пленных особо к таким не лез, своих дел хватает, но зарвавшихся мгновенно ставили на место.

Конечно, всегда хочется большего. Но основная масса принадлежит Фоле, его семье и его ближайшему окружению. Несогласных, недовольных тут же карают, банально уничтожают. И вы вынуждены мириться с таким положением. Да, наверняка есть недовольные. Привыкая к одному, а к хорошему и, тем более к власти, привыкаешь очень быстро. Особенно если эта власть почти безгранична на твоих землях, всегда хочется больше.

Армия есть только у Фоле, у вас так, небольшой отряд бойцов. Преданные они или нет второй вопрос, вы платите им за это зарплату. Особо защищать-то вас не от кого, но положение обязывает.

Это как на той, нашей Земле. Должен быть Майбах и позади сопровождение, даже если там сидит один водитель. Как и я езжу по Таусу и окрестностям. Я на заднем сиденье, водитель есть и позади ещё одна машина с охраной, положение обязывает. Вот я еду и на двух машинах, другие это видят и понимают, что человек состоявшийся и всё такое. Понты, банальные понты.

Ладно, меня несколько раз хотели грохнуть, и охрана выручала. Так тут или нет, мы можем только догадываться, но думаю, так. У них своя охрана, рабы, у кого тёлка красивее и денег больше, ничего не меняется. А уж гонору и понтов у таких всегда было очень и очень много.

Хотя, если честно, я сильно сомневаюсь, что местных бояр хотели и грохнуть, и в самую жопу они, как я со своими пацанами, лезут. Они привыкли к сытой и полной власти жизни.

Вы богатый и успешный, с вами считаются. Приезжая в то или иное место, вы видите, как те из Архи, которые ниже вас по положению в обществе лебезят перед вами. Ведь так в большинстве своём и происходит. Вы покупаете людей, продаёте, караете неугодных, зарабатываете кучу денег. Ваше правительство, ну будем считать, что это Фоле, вами довольно и к вам не лезут. Вы хозяин и король на своих землях.

И тут раз, в один прекрасный момент приходят люди, которые намерены поставить в этом точку. И поставить так, что те, кто себя вот такими считали, в этих раскладах выжить не должны. Что вы сделаете? Начнёте жаловаться своему правительству или что тут есть. Только в этом случае получается так, что правительство бессильно, а вполне возможно, что само думает, как спасти свою шкуру, и на каких-то там подданных ему просто плевать, да и не спасти всех. Тем более Фоле понимает, что у каждого королька есть жёны, дети, родственники, жополизы и они привыкли к одному и, появись у него в замке, через какое-то время начнутся интриги. Этого мало, того мало. Власть штука такая. Фоле это точно не надо, ему проще не пускать их к себе, что мы и увидели. Он хочет быть единовластным хозяином.

Они живут высоко в небе и считают себя избранными. Но жернова уже запущены, и они перемелют всех, кто встанет у них на пути или попытается сопротивляться.

А потом начнёт приходить информация, о нас. Что мы то-то сделали, или это. Со слов пленных взятие нами верфи и возвращение рабов в деревни — это очень сильный показатель, продемонстрировавший нашу мощь.

Прошла информация о наших планах, и корольки в печали. У них просто нет сил и средств, чтобы нас остановить. И чё делать? Да банально бежать, вышестоящим они не нужны. Те сами думают, как спастись. Вот чем они сейчас и занимаются.

Объединиться с таким же? Ну тут тоже сложно. Вы бы согласились подчиняться другому, привыкнув решать всё самому? Тем более, когда времени-то особо нет, мы как танки через жиденький лес прём.

Тем более в такие моменты всегда оказывается, что своя рубашка ближе к телу, жить хочется всем, а умирать за какого-то там Фоле те, кто живут вне замка, желанием не горят. Тут ведь как. Никто из бойцов таких мелких корольков к Фоле не побежит. Они понимают, что конечная наша точка – это сам Фоле. Они будут держаться за своих хозяев и постараются улизнуть вместе с ними. Воевать-то желания особо нет. Ну не привыкли они к этому. Вот гнобить людей, издеваться, повелевать, унизить слабого, это всегда пожалуйста. А когда против тебя прёт профи, как-то сразу жить хочется и хочется свалить от всего этого подальше. Ну а чё? Хозяин жив, вместе со своими домочадцами трясётся за свою жизнь и без охраны он точно не свалит, и она нужна. Вот так, связанные вместе они и будут бежать без оглядки.

Да, некоторые из жополизов поняв, что дело пахнет керосином, а вернее петлёй на шее, бросив всё и похватав самое ценное ринулись в замок на поклон, вернее в ноги к Фоле надеясь, что хозяин всю разрулит, что решит с нами вопрос, такими нехорошими, которые пришли и нарушили такую привычную им жизнь. И со слов тех же пленных, кого-то в замке приняли, а кому-то отказали, просто не пустили в замок.

Наш Гера ещё на начальном этапе предполагал, что все учёные Фоле и их ворота для хождения в другие миры находятся в самом замке. Это нам позавчера пленные и подтвердили.

И то, что они увидели десятки открытий ворот с помощью своей аппаратуры, Гера тоже предполагал. Ну как у нас в институте видят, что кто-то ворота открывают, так и те в замке. Дальше у нас сразу возник резонный вопрос. Будут ли они там с нами в замке биться или попытаются куда-либо свалить? Глупо думать, что у такого как Фоле нет какого-нибудь места либо в этом мире, либо в другом.

Но Гера опять превзошёл все наши ожидания. Они сделали замок на их ворота, и по показаниям аппаратуры в нашем институте, попытки открытия ворот из замка уже были. Но пока все безуспешны.

А вот те, кого в замке не приняли и те, кто понимал, что они там будут на птичьих правах решили свалить. В порту Мано у одного из рабовладельцев стояло судно. Вот за определённую сумму он и предложим всем этим господам, которые не поехали в замок эвакуироваться в другой город.

Город называется Далат, в четырёх днях плавания от Мано. На прибытие и погрузку он им дал не так много времени, так как понимает, что мы придём.

Тут, конечно, сработал эффект стада, все побежали, и я побежал. Дело в том, что самих работорговцев не так много, но есть куча тех, кому точно лоб зелёнкой намажут, если мы захватим Мано. Сами же жители и бывшие рабы на них укажут. Так что ажиотаж там в порту на посадку на этот корабль дикий, кстати он называется «Дала».

Сколько там Архи мы не знаем, сколько там различных ценностей тоже, будут там рабы или нет тоже не знаем. Но лезть и брать его на абордаж мы тоже не собираемся. Ведь наверняка там будет и личная охрана этих господ.

Не, среди наших бойцов спецов хватает и до попадания в наш мир, каждый годами учился тому или иному направлению. Но это единичные люди. И вы сами понимаете, что за несколько часов нельзя подготовиться к абордажу корабля, битком набитому гражданскими и вооружёнными Архи. Которые пипец какие злые. Ведь им, спасая свои шкуры пришлось бросить всё. Проклинают нас, наверное, только так.

Так что топим. Да, рабам не повезло, если они там будут. Но тут уж извините, нам наших пацанов просто так терять не хочется. Кому повезёт, спасём. Сейчас этот корабль только от города подальше отойдёт, и мы покажемся.

Замок уже кстати тоже под наблюдением. Ещё вчера Туман отправил к нему три группы по 3 человека на самолёте. Их задача спрыгнуть с парашютами, скрытно выйти к замку, вести наблюдение и делать доклады. В общем настоящая войсковая операция.

Сейчас у нас 170 бойцов. Все они ожидают команды на выдвижение в бухте, недалеко от той деревни. Там же и артиллерия, и коробочки и ещё много чего есть. Они все нужны для того, если вдруг из замка попытается свалить какая-либо большая колонна. Ворота-то не работают и те могут попытаться сделать ноги так. Вот мы бойцов туда и перебросим. Маяки есть у каждой из трёх групп, которые наблюдают за замком.

Ещё около 100 бойцов находятся на верфи и ожидается прибытие ещё около 70. Там и наши пацаны, из Руви, из Киженя, да и Хас военных из Лос нам обещал. Так что с бойцами у нас полный порядок. Рабочие руки туда тоже повезли, тоже отовсюду. Само собой, мы всё разделили между нашими городами как обычно. Корабли нужны всем, база для их ремонта и производства тоже.

И Коржу с Иваном я сказал, что они могут приступать к строительству своих терминалов в Руви и Кижене. Да, Ваня сейчас работает в ГДЛ, но он также по-прежнему пользуется огромным влиянием в Кижене, всё-таки, как никак, бывший мэр.

А хорошо идём-то. Стою на палубе, наслаждаюсь видом, правда, куда не посмотри, море, а нет, вон впереди горы что ли виднеются.

— Ну чё там? – не выдержав я и Туман зашли в рубку.

Вон тут и Риф, и боцман, и штурман. Риф стоит около экрана радара.

— Вот они – ткнул он пальцем в точку на экране – идут вдоль гор.

— Почему не сразу в море напрямки? – спросил Туман.

— Скорее всего шифруются, радары, они думают, что на наших радарах они сольются с горами, только наши могут различать и горы, и корабли. Нас скорее всего они уже тоже обнаружили, но это им уже не поможет.

— Наблюдаю дым на горизонте – доложился вперёдсмотрящий.

Подходим к стеклу в рубке, Риф тут же протягивает нам по биноклю. В мощную оптику я практически сразу увидел поднимающийся вверх чёрный дым. Мы так и идём на полном ходу, всё-таки движки, которые установили у нас в Шанхае на этот «Варяг», дают очень хорошую прибавку к скорости, и мы достаточно быстро приближаемся к тому дыму, вон даже уже мачты видны и верхушка корабля.

— Странно как-то всё – положив бинокль на панель сказал я.

— Что именно? – спросили Риф и Туман.

— Да то, если там на корабле – я ткнул пальцем в стекло – куча различных богатеев, то где охрана?

— Ты имеешь виду ещё какой-нибудь корабль? – продолжая смотреть в бинокль спросил Риф.

— Да, ты же слышал, что нам пленные сказали. Что этот пароход рабовладельца не военное судно, ну есть там парочка зениток, но пушек нет. Они прекрасно знают, что у нас есть Варяг, что мы захватили ещё несколько кораблей и можем в любой момент прийти в Мано.

— В Мано куча артиллерии и бойцов – тут же сказал Туман.

— Ага, только вон господ, у которых куча денег никто не охраняет.

— Командир – снова подал голос вперёдсмотрящий — название корабля «Дала».

Блин, я не вижу, а этот уже увидел. Хотя он вон смотрит в другую оптику, специальную морскую, труба пипец какая здоровая и ещё вычисления какие-то там делает.

— Они – сжал кулаки Туман.

Мы всё ближе и ближе, через некоторое время мы уже и сами в бинокль увидели этот корабль. Да, белый пароход, идёт без ходовых огней и вдоль гор. На что они надеются? Нас они сто процентов уже заметили, вон дым из трубы сильнее повалил, значит пара поддали. Но всё равно. Что-то не давало мне покоя, что-то не так. Туман вон тоже стоит подёргивается.

— Тоже что-то не то? – ухмыльнулся я, спросив у него.

Тот сморщился и ответил.

— Слишком легко всё, ты прав.

— Вот и я про это.

— К островам прут – подал голос, сидящий у экрана радара матрос.

Быстро подходим к нему.

— Вот – он переключил несколько кнопок и на экране мы увидели сначала береговую линию, потом 4 довольно таки больших острова и пять поменьше – если капитан этого парохода знает фарватеры, а он их наверняка знает, то у них есть все шансы от нас оторваться. Наше преимущество в скорости сойдёт на нет.

А мне всё больше и больше это не нравится. Туман вон тоже нахмурился, Риф губу закусил, но стоит думает. Тем временем до парохода всё ближе, вон и первый остров, он до него дошёл первый. В бинокль хорошо вижу, как его нос режет волны, там машинная команда сейчас выжимает из двигателей всё, что только можно.

— За ним – отдал команду Риф немного подумав – экипажу по местам стоять, приготовиться к стрельбе.

Снова топот ног, вон видим, как расчёты бегут к пушкам, к «Градам», к зениткам. А я прям жопой чую, что-то не то. Прём за ним, пароход на небольшом удалении от нас, мы даже видим в бинокли, как там так же стоят и рассматривают в бинокли нас. Но стрелять мы сейчас не можем, мешает остров, за который этот пароход и нырнул, использовав как укрытие. Мы за ним на полном ходу, мне кажется, что этот остров мы огибаем очень медленно, вот ещё чуть-чуть, ещё.

— Вон он – воскликнул вперёдсмотрящий.

Пароход, обогнув остров и, пока мы не видим, круто взял левее и прёт точно между двумя другими большими островами. Пошли доклады.

— Глубина падает, рифы, камни.

— Так и знал – стукнул кулаком по панели прошипел Риф – ход скинуть до среднего, штурман держись точно за ним.

— Есть скинуть до среднего и держаться точно за ним.

И тут громкий крик.

— Справа цель надводная, военный корабль, идёт на перехват, удаление 6 кабельтовых.

И сразу за ним второй.

— Слева цель надводная, военный корабль, удаление 5 кабельтовых.

— Ловушка – закричал Риф – разворачиваемся.

Смотрю в бинокль направо и налево, млять, это те же военные корабли Фоле, которые утопили у нас на глазах корабль, который меня и Сливу доставил в Мано после похищения.

— На пароходе разбирают кормовую постройку – снова кто-то орёт.

Смотрю туда и вот тут мне стало совсем не по себе. Хорошо вижу, как как штук 10 Архи разом выбежали на корму этого парохода и ногами, и руками разбирают стоящую там какую-то конструкцию, которую мы поначалу приняли за кормовую постройку. Она разом как-то рассыпалась.

— Пушка – заорал Туман, когда мы все увидели, что скрывалось под этой фанерной постройкой.

— Разворот налево, полный вперёд – начал отдавать команду Риф – огонь, всем огонь по кораблям.

Мы не успели открыть огонь. Эти вмазали по нам первые. Я только увидел, как носовые пушки кораблей окутались дымом, как с них разом к нашему Варягу протянулись десятки трассеров, а потом тут же жахнула пушка с парохода.

— Ложись – заорал Туман – ловушка.

Падаем на пол рубки как подкошенные. В нас попали сразу. Снаряды влепились в «Варяг». Мощный взрывы, ещё, грохот, чьи-то крики, пули начали бить по рубке, посыпались стёкла, снова кто-то кричит.

Отчётливо слышу, как выстрелили наши пушки, как начали работать «Грады». По нам стреляют и стреляют из пулемётов.

— Валите отсюда – орёт нам Риф хватаясь за микрофон внутрикорабельной связи.

Вон вижу лежащие на полу тела двух, нет трёх матросов, двое убиты точно, третий стонет и держится за грудь, на руках кровь.

— Трюмные и машинное, доклад – кричит в микрофон Риф.

Бах, ещё попадание, корпус Варяга дрожит, но ход вроде не потеряли. Нас расстреливают как в тире. Где-то там слышны взрывы, мы тоже стреляем из всего что есть. Работу наших зениток и градов мы слышим очень хорошо, ещё раз выстрелили пушки, потом по нам снова попали, снова всё заволокло дымом и на нас посыпалась всякая хрень в виде стёкол и мебели, которая тут была.

Ползём с Туманом к выходу из рубки, ползём мимо погибших матросов. Первый, труп, второй, труп.

— Хватаем этого – ору Туману пытаясь перекричать грохот выстрелов.

Матрос ранен, сильно, хватаем его с Туманом за руки.

— Держись – орёт ему Туман.

— Туда – показываю на ведущий вниз трап.

Выходить сейчас на палубу – это смерти подобно.

— Течь по левому борту – слышим голос.

— Двигатели работают на полную мощность – докладывает второй – но нас потихоньку начинает заливать.

— Экипажу приступить к борьбе за живучесть – кричит в микрофон Риф.

Бах, ещё одно попадание.

— Вот же млять попали – шиплю я, таща на себя матроса – как жопой чуял.

Стаскиваем его вниз, аптечек у нас с собой нет. Срываю с себя лёгкую куртку, скомкиваю и прикладываю её к груди этого матроса. Снова взрыв. Большую железную дверь, ведущую на палубу, срывает с петель. Накрываем друг друга с Туманом и этого раненого как можем. Топот ног. Снаружи ад, там пальба до небес.

— Потеряем ход, нам хана – ору на диком адреналине.

Как будто Туман и сам этого не знает.

— Где Слива? – орёт он мне в ответ, снова схватив матроса и потащив его по коридору.

— Я-то откуда знаю.

— Мужики, помогите.

Поворачиваюсь и вижу, как другой матрос пытается затащить в другую открытую дверь раненого. Бросаюсь к нему. По палубе гуляет свинцовый смерч, хватаем вдвоём раненого и рывком затаскиваем внутрь.

— Куда, куда он ранен? – орёт подбежавший Туман.

Матрос весь чёрный от копоти, вроде вон на голове кровь и большая шишка на лбу.

— Никуда – кричит матрос – его приложило о переборку.

— Что там? – спрашивает Туман кивая на палубу.

— Жопа, попали в ловушку. Из «Градов» только один раз выстрелить успели, накрыли корабль справа, он ход потерял, по второму не успели, накрыли уже нас. Они сволочи как знали куда бить. Носовая башня вместе с расчётом уничтожена, кормовая ещё держится.

Твою мать. Словно в подтверждение его слов мы услышали, как выстрелила наша кормовая пушка, зенитки ещё работают.

— В лазарет их быстро.

Туда-сюда бегают матросы, по громкой связи то и дело отдаются команды. В коридорах отчётливо пахнет сгоревшей проводкой, дымом, пластиком. Вон видим, как что-то горит и двое матросов с огнетушителей пытаются потушить огонь. Ещё двое тащат здорового матроса без сознания и тоже в лазарет, у здоровяка нет левой ноги выше колена и обрубок перетянут жгутом.

Втроём затаскиваем этих двоих матросов в лазарет, тут уже человек 10 раненых, около них суетиться корабельный Док и двое его помощников, их халаты в крови и грязи. Раненых всё несут и несут.

Если ещё вчера в этом боксе пахло медицинскими препаратами и была стерильная чистота, то сейчас тут пахнет потом и грязью. Вижу, как лежащий на койке матрос с перевязанной грудью бинтами, сквозь которые проступила кровь резко дёрнулся и затих, всё, умер.

— Куда их? – орёт Туман увидав, что все койки и места заняты – у этого пуля в груди – тычет в нашего, которого мы вытащили из рубки – у этого походу сильное сотрясение.

— Сюда кладите – орёт Док показав на пол быстро обернувшись к нам.

Снова воет внутрикорабельная сирена, тут раз, что-то громко хлопнуло, из щитка на стене посыпались искры, успеваю накрыть собой лежащего на кушетке другого матроса, лампочки под потолком пару раз мигнули, две взорвались, но освещение есть, сирена заткнулась.

— Этот умер – кричит помощник Дока.

— Этот тоже – добавляет второй.

— Вы быстро – снова оборачивается к нам Док – вынесите трупы отсюда, кладите в коридоре за угол друг на друга, раненым нужны места.

Делать нечего, хватаем с Туманом сначала одного и тащим его на выход. Нам помогают ещё матросы, толкотня, крики и стоны раненых. За угол, вон тут уже труп лежит, тоже матрос, парнишка лет 20-25, кладём наш труп рядом с ним, бегом назад в лазарет.

— Где Слива? – снова кричит Туман.

Честно, я уже начинаю волноваться. Забегаем назад в лазарет. Двое других матросов уже волокут на выход того здоровяка с обрубком ноги, умер, мля, скорее всего от болевого шока, а может и от кровопотери, тут весь пол в крови, ноги так и разъезжаются. Хватаем второй труп, разворачиваюсь и вижу, как в лазарет с раненым на плече вваливается Слива. У Сливы морда грязная, закопчённая, одежда в крови и кое где порванная, увидал нас, заорал.

— Этот единственный из расчёта зенитки кто выжил.

Увидав свободное место, откуда мы только что взяли труп, он как можно аккуратней кладёт туда этого зенитчика.

— Катера – истошно кто-то заорал в коридоре.

Через секунду или две в лазарет заглядывает молоденький матрос с большими от страха глазами.

— Катера, два катера прут за нами и стреляют.

— Ну так стреляй по ним из зениток – морщась от боли прохрипел матрос, он сам пытается перевязать себе ноги.

— Я не умею, я механик. Кто может? Там вода в трюм поступает, распоры нужно ставить.

— Мы можем – кричит Туман – какая из зениток целая?

— На носу одна – быстро отвечает тот и убегает.

— Где экипаж? – кричит ему вдогонку Туман.

Ответа нет, убежал он уже.

— Погибли многие – разорвав индивидуальный пакет зубами отвечает этот мужик – почти все, кто на палубе за пушками или зенитками были. Лихо они по нам вмазали. Остальные, кто пожар тушат, кто течь закрывают. Перед тем как меня сюда притащили, я видел, как этот пароход мы накрыли из пушки, что со вторым кораблём не знаю.

— А катера тогда на хрена? – обалдело спрашивает Слива подбежав к нему и быстро помогая ему распутывать бинты.

— Возможно на абордаж взять хотят – сказал кто-то сбоку – или добить.

— Мля, Док, вколи что-нибудь от боли – шипит этот мужик.

— Там возьми – Док с какими-то щипцами в руках, стоит колдует над другим матросом.

Показывает он на стеклянный шкаф, вон там всякие пробирки и уколы.

— Идите, мы справимся – кричит нам другой мужик и прыгает на одной ноге к этому шкафу – если они на абордаж пойдут, хрен отобьёмся, у нас больше половины команды из строя выбыло.

— Пошли быстрее – поторапливаю ребят.

Выбегаем в коридор, и я как-то сразу понял, что корпус корабля наклонился вправо.

— Походу тонем – так же сообразил Туман – вон смотрите.

Показывает он нам на патроны, которые все скатились на правую сторону. Видимо кто-то их нёс и рассыпал.

— Мужики оружие возьмите – кричит нам высунувшись из оружейки матрос.

Точно, мы же без оружия все, а наше осталось в нашей же каюте, до неё бежать далеко.

— Патроны для зенитки есть? – спрашивает Слива, когда мы столпились около входа.

— Есть, сейчас, одевайтесь.

Хватает из пирамиды калаши и протягивает нам, следом бронники и разгрузки.

— Быстрее, быстрее – поторапливает нас Туман.

Хотя мы и так экипируемся, и вооружаемся, как при тревоге. Сначала бронники, потом разгрузки, пока запихивали в карманы снаряжённые магазины он уже нахлобучил нам на головы каски и даже вон успел Сливе под подбородком ремешок защёлкнуть.

— Вот – протягивает нам тяжёлые и здоровые железные ящики с патронами для зениток – идите, я сейчас ещё притащу.

Навьючившись как ишаки прём по лестнице наверх. Через несколько секунд видим боцмана, который нас в трюме тогда гонял, он почти что на себе тащит ещё одного раненого. Увидав у нас в руках ящики для зениток быстро говорит.

— С левого борта два быстроходных катера, там же на борту две ещё целые наши зенитки. За одной все погибли, во второй один стрелок, стреляйте по катерам, не дайте им подойти к борту, расстреляют из РПГ.

Снова взрыв, в уже выбитый иллюминатор залетает чёрный дым, снова что-то звенит, еле удерживаемся на ногах от ударной волны.

— Я сейчас к вам прибегу, только этого оттащу – добавляет боцман.

— Что с кораблём? – спрашиваю у него стараясь вжаться в переборку, чтобы пропустить его. Тут особо и места-то нет, проходы узкие.

— Тонем – коротко ответил он – один двигатель повреждён – Риф приказал выбрасываться, прём к берегу, так есть шанс уцелеть.

Сердце тут же ухнуло вниз. Всё, боцман закряхтев, снова поволок этого парня в лазарет. Вылетаем на палубу на левой борт. Ну как вылетаем, выбегаем пригнувшись. По ушам резанула стрельба. Быстро кручу головой. Кормовые и носовые орудийные башни дымятся, носовая даже с лафета сорвана и её перекосило, там точно все трупы, что в кормовой не знаю. Там ещё рядом зенитка была, но её нет, вместо неё огромная дыра. Вон и две зенитки, около одной на палубе лежат два трупа матросов, вторая ещё стреляет.

— Быстрее патроны мать вашу – увидав нас закричал оттуда стрелок.

А вон и катера, прут сбоку и с них стреляют по нам. Пароход вон тоже вижу, он уже далеко, хорошо так коптит, кораблей не вижу, нет вижу, один вон накренился и стоит на месте, это его скорее всего из «Градов» и накрыли. Второй тоже сильно накренился, но прёт за нами и снова стреляет из своих носовых пушек.

Мы в открытом море и тут до проблем с двигателем дав полный ход успели от него оторваться. Сейчас идём справа к берегу. Но с этого подранка всё равно продолжают нас обстреливать. Правда по нам уже не попадают, снаряды ложатся по бокам от Варяга поднимая вверх огромные водяные столбы.

— Слива наша та – кричу ему кивая на дальнюю зенитку.

— Я тогда к нему – орёт Туман.

Бежим, зенитка замолкает, руки уже от тяжести ниже колен. За первой зениткой яростные маты Тумана и клацанье железа, заряжают. Подбегаем к нашей зенитке, в кресле ещё один труп. Слива хватает его за руку и выдёргивает со своего места.

— Извини, братан – говорит Слива и оттаскивает его за угол.

Я уже открываю патронный ящик, пустой, они высадили всё до железки. Заряжаю пулемёт, подбегает Слива. По кораблю стреляют из таких же зениток с катеров, плюс пулемёты, плюс автоматчики, Архи там до хрена и все по стреляют по Варягу. То и дело слышим сильный грохот от попаданий и визг, то и дело пригибаемся, хотя это больше инстинктивно, попадёт, пикнуть не успеешь.

Успеваю заметить, что Варягу очень хорошо досталось. Кормовые надстройки, рубка, все как решето, и он во многих местах дымиться, вон спрятавшись за надстройку кто-то поливает дым, вырывающийся из дыры в палубе. Рубка тоже дымиться. Как там Риф? Как там пацаны? Штурман? Всё это мгновенно пролетает в голове. Неожиданно слышим усиленный мегафоном голос Рифа.

— Саня, Туман, стреляйте по катерам. Кто уцелел, заряжайте «Грады», идём к берегу, выбрасываемся, надо добить второй корабль, он нас с пушек расхерачит, работаем мужики.

— Жив чертяка – обрадовался Слива.

Млять, автомат этот ещё мешается, каска болтается, в разгрузке ни хрена не удобно, да всё мешается. Бросаю калаш на палубу, следом скидываю с себя разгрузку, набитую магазинами, стало легче.

Топот ног, человек 10 уже вывалились из люка и прут ракеты к ракетной установке, вон она метрах в пяти от люка. Один из матросов тут же падает, хватается за ногу и орёт от боли. Другой его хватает и волочёт к люку назад, остальные, не обращая внимания тащат ракеты к установке, щелк, щёлк, щёлк, первые три засунули, бегут назад к люку, оттуда подают ещё ракеты.

— Готово – орёт Слива захлопнув патронный ящик.

Падаю в кресло, перед глазами большой щиток от пуль и узкая щель для прицеливания, на многих местах у него выпуклости от попаданий. Где-то есть дырки, где-то нет. Итить, страшно-то как, пули по корпусу корабля только так попадают.

Раз, два, три, в щиток снова попадают, снова этот противный звук, снова инстинктивно пригибаемся. Вижу на ручках зенитки кровь, пацаны тут стреляли до последнего. Слива уже крутит ручки, доворачивая ствол правее. Одному с этой зениткой справиться сложновато, можно, но сложно.

Туман и тот стрелок уже стреляют. Вон дорожка от пуль по воде приближается к левому катеру, ага, всё правильно, наш правый. Катера постоянно маневрируют. Стараюсь поймать в прицел правый, хрена два, вертится как уж на сковородке. Он конечно и своим стрелкам прицел сбивает, но у нас то корабль большой, попасть легче, а эта хрень мелкая и там стрелков больше 10 штук, и они лупят из всего что у них есть.

Вижу двое наушников для стрелка и наводчика. Хватаю первые, они в крови, уже пох, снимаю с себя каску, наушники на голову, каску сверху, неудобно пипец, но лучше так. Каска из арканита, от осколков и мелких пуль она точно защитит, проверено. Хватаю вторые, дёргаю Сливу за его каску, чуть башку ему не оторвал, у него же ремешок застёгнут.

Слива опять матерится, растягивает ремешок, снимает каску, так же, как и я наушники с микрофоном на голову, сверху каску.

— Есть кто епта? – тут же слышу его голос.

Через несколько секунд.

— Да, приём, на связи – посыпались слова пацанов.

Уже хорошо, значит мы не одни и тут же голос Тумана.

— Стреляйте, чё вы там телитесь? Ваш катер правый.

Жму спуск. Если бы не наушники, оглохли бы на хрен сразу, грохот от этой зенитки будь здоров. Первая моя очередь ушла в молоко, вторая тоже. И тут соображаю, моя цель, этот катер чтоб его, виляет с периодичностью в несколько секунд. Значит, что? Значит надо стрелять туда, где он появится.

И тут неожиданно слышу в наушниках.

— Врагу не сдаётся наш гордый Варяг и мы вместе с ним погибаем.

Слива запел, вот же мля. В наушниках тишина, а потом чей-то голос.

— Слива, это не та песня, мы ещё живём.

Думал он недолго и снова запел.

— Пусть мама услышит, пусть мама придёт.

Слышу хохот мужиков и голос Тумана.

— Слива, мы же не на льдине, другую давай.

Тут же.

— А когда на море качка и бушует ураган.

Взрыв, что-то затрещало.

— Саня, Саня ты меня слышишь? – услыхал я его голос между своими очередями. Голос не в наушниках, а вон он рядом сидит и орёт как потерпевший.

— Нет – ору в ответ.

— Всё, баста, концерт по заявкам окончен.

Давлю спуск, в воде вспучиваются фонтанчики от моих пуль. И в ту же секунду туда доворачивает этот долбанный катер. Ох как же я обрадовался, когда увидел, как очередь из нашей зенитки прошлась точно по носу этого катера. Я отчётливо увидел, как тяжёлые пули сносят всех тех, кто стрелял с его носа, как дырявит рубку, как кто-то упал за борт. Тут видать рулевой струсил и взял ещё правее, подставляя свой борт.

— Саня стреляй – заорал Слива.

Ну я и дал. Нажал спуск и прицелом вожу. Короб с патронами полный, их там около 500 штук. Вот это я дал. В правом борту стали появляться дырки, потом мой огненный смерч прошёлся по палубе снося всех, кто там был. Разворотило зенитку, кого-то там разорвало, только кровавые брызги полетели. Рубка вообще чуть ли не сложилась.

Переношу огонь на корму. Туда оказалось достаточно всадить несколько очередей и бах, корма этого катера окуталась чёрным дымом, и он мгновенно потерял ход, потом там что-то взорвалось, в небо взметнулся небольшой огненный гриб. Снова там кого-то скинуло в воду, кто-то сам прыгает. Слива рядом орёт от радости.

Переношу свой огонь на левый катер. По нему лупят Туман и тот стрелок. В две зенитки мы быстро поймали его в клещи и, по моему мнению, ему досталось гораздо сильнее. Мы там вообще всё разворотили и там так же кого разорвало, а кто сам за борт прыгает, а потом он вообще взорвался. Прям раз и взорвался, куда мы там попали не понятно.

— Слива хватит орать – прокричал я ему прекратив стрелять.

Он вон было открыл рот, чтобы что-то мне ответить, но тут заработала наша ракетная установка. Пока мы тут катера расстреливали, матросы успели её зарядить, прицелиться и открыть огонь.

Палуба тут же окуталась дымом, но дымные следы в небе от ракет есть. Смотрим на них как заворожённые, куда они там полетели все.

Но видать наводчик хорошо знает своё дело, и мы видим, как ракеты одна за другой накрывают второй корабль, как он окутался взрывами и ветер доносит до нас звук.

А звук то от попаданий разный. Одно дело ракеты взрывается в воде и другое, когда куда-нибудь врезаются и взрываются, в нашем случае это вражеский корабль. Множество взрывов, в разные стороны летят его обломки. Его прям всего накрыло.

— Урааа – заорали мы как сумасшедшие.

От избытка эмоций я аж из кресла зенитки выпрыгнул. Правый катер так и стоит на месте, сильно дымит и с него никто не стреляет, второй тонет, обалдеть, куда же мы там попали. Невооружённым глазом видны барахтающиеся в воде фигурки Архи. С нашего сильно побитого, но так и не сдавшегося корабля, вон трое матросов из пулемётов лупят длинными очередями по этим фигуркам. Попадают или нет не видно, но думаю, что кого-то они всё-таки зацепили.

— Держитесь все – снова орёт в матюгальник Риф – выбрасываемся на берег.

Оборачиваюсь и вижу, что берег вот он уже, рядом. В ту же секунду понимаю, что стою на палубе сильно наклонившись вперёд. Мы ещё больше воды нахлебались и походу те, кто внизу борются за живучесть корабля, так и не смогли остановить поступление воды.

Ещё чуток и мы точно ко дну пойдём. А у нас тут и раненых, и покалеченных полно. Шлюпки вон почти все расстреляны, и мы банально не успеем спустить их на воду и всех эвакуировать. Если эти шлюпки, конечно, ко дну не пойдут, больно дырок в них много.

Дно, влепились в него хорошо, я еле за леера схватиться успел, Слива тоже. Краем глаза увидел, как несколько матросов, которые заряжали «Град» падают на палубу. Треск, сильнейший грохот, потом какой-то скрип и мы резко останавливаемся.

Варяг несколько минут стоял так как врезался в дно, а потом начал крениться.

— Держитесь – заорал кто-то на всю палубу.

Да мы мля и так в леера эти вцепились. Снова треск, скрип, накренившись на несколько градусов корабль окончательно замирает и практически сразу стало стихло. Ногами чувствую, что вибрации больше нет, второй движок, который нас всё-таки вывез тоже заглох.

— Живы – где-то через пол минуты выдохнул Слива.

— Ага.

Кручу головой по сторонам, перегибаюсь через леера и смотрю на сколько мы воткнулись в берег. Оказалось, больше половины корпуса корабля на берегу, его морда сильно зарылась в песок. Даже представить не могу, чем и как его отсюда вытаскивать. Если он, конечно, ещё вообще сможет на плаву держаться после стольких попаданий. Он же как решето, вон даже в бортах вижу огромные дырки и из одной, ниже ватерлинии, вытекает морская вода.

— Всем внимание – снова раздался голос Рифа – приказываю, разбить лагерь на берегу, выставить охранение, эвакуировать всех раненых. Шевелитесь мужики, вполне возможно, что с тех кораблей и катеров так же будут выжившие Архи, и они могут попытаться на нас напасть.

— Это точно – крякнул Слива – где мы хоть?

Улыбнувшись я произнёс.

— Точно архипелаг, это не остров.

— Надо до наших достучаться, пусть помощь вызывают.

— На антенны и рубку радиста посмотри.

Слива обернувшись глянул на рубку, где находился радист, затем вздохнул и сказал.

— Да уж, опять мы в самой заднице и какое-то время придётся рассчитывать только на свои силы.

— Это точно.

Рубки радиста не было. Вернее, она была, но частично. Её уничтожили прямым попаданием, как и все антенны и средства связи. Все, кто там были в момент попадания определённо погибли.

Продолжение следует.