» » Шибел Паундер — Ведьмочки Гламбурга. Тайна кукол

Шибел Паундер — Ведьмочки Гламбурга. Тайна кукол

Шибел Паундер

Тайна кукол


* * *
Что было раньше…

Ты, наверно, помнишь, как слегка чокнутая фея Фрэн явилась к Веге и сообщила, что Вега – ведьма и должна срочно принять участие в «Битве ведьм», а для этого надо спуститься по трубам в столицу Водостока город Гламбург.

Вега с радостью согласилась – она готова была отправиться куда угодно, лишь бы не оставаться со своей вредной опекуншей – мисс Хекс.

Перед «Битвой» Вега познакомилась с Пегги, и та пообещала обучить её паре заклинаний, а потом они встретили Флафанору. Можно было подумать, что она окажется противной, но ничего подобного! Флафанора – вполне милая, и Пегги с Вегой с ней подружились.

А вот Фелисити Бэт и Эгги Хуф – просто отвратительные. Играли они нечестно, как и полагается злым ведьмам, и всё время старались навредить Веге и Пегги (которую они зовут Пегги-Соплегги, что, во-первых, невежливо, а во-вторых, совсем неостроумно).

Флафанора, а также Лиззи Бист, Пэтти Пиджин и близнецы Милли и Молли быстро выбыли, так что к финалу в игре остались Фелисити Бэт, Пегги и Вега. К счастью – и ко всеобщему удивлению, – Пегги смогла победить Фелисити Бэт.

В итоге Вега и Пегги обе выиграли, и им пришлось решать, кто станет королевой. Пегги хотела уступить Веге, а Вега – Пегги, потому что знала, как Пегги мечтает помочь всем жителям Водостока и сделать их жизнь лучше.

В общем, королевой стала Пегги, а Вега вернулась в верхний мир к вредной старухе мисс Хекс, которая, как выяснилось, И ОТПРАВИЛА ВЕГУ НА «БИТВУ ВЕДЬМ»!

А ещё выяснилось, что мисс Хекс – из злых ведьм, покинувших Водосток во время Великого Переселения. Никто не знает, почему злые ведьмы вдруг перебрались в верхний мир, прихватив с собой свои дома, магазины, а также все цвета, так что Водосток сделался абсолютно чёрно-белым.

Вега уже смирилась с тем, что жить ей с мисс Хекс до самого совершеннолетия, как вдруг появились Пегги, Флафанора и миссис Брю – мама Флафаноры. Миссис Брю сказала, что готова удочерить Вегу и забрать её в Гламбург. А мисс Хекс ответила «да забирайте» или что-то вроде того. Возможно, чуть более злобное.

Вега сунула в карман своего ручного слизняка и вместе с ним вернулась в Гламбург.

А там все только и говорили о том, как ошиблась Дама с тележкой, которая торгует старыми шляпами и раздаёт предсказания перед каждой «Битвой». Ведь она сказала:

«Стильная ведьма будет всем управлять,А наглая ведьма станет ей помогать.Одна – доброта, а другая… МУЧЕНЬЕ!С одной – тишина, а с другой – приключенья.И прямо как в сказке годы пройдут —Откусят от яблока – разом…Ой, я совсем не слежу за временем!Мне давно пора!»

Поскольку Пегги не назовёшь особенно стильной, все решили, что на этот раз старуха ошиблась. Тем более что никакая наглая ведьма Пегги не помогает, а про яблоко – вообще ерунда какая-то.

Но в тот момент, когда мы расстались с нашими ведьмами, Дама с тележкой ухмылялась. Почему? Да потому, что она знала всё, в том числе то, что случится потом.

И вот теперь это «потом» наступило. То, что должно было случиться, происходит ПРЯМО СЕЙЧАС!

1 Котловые острова

– Мне здесь не нравится! – воскликнула Флафанора и сердито дёрнула ногой.

Блестящая туфелька пролетела через всю комнату и угодила Веге прямо в лицо.

– Ох… жабская жаба! – простонала Вега.

Они приехали на острова две недели назад, и каждый день Флафанора кидалась туфлями.

Лето миссис Брю и Флафанора всегда проводили на Котловых островах. Когда-то здесь были заводы по изготовлению котлов. Но поскольку теперь ведьмы не варят в котлах зелья, котлы стали никому не нужны. Конечно, можно хранить в них обувь или при случае запустить котлом в голову грабителю, но этого оказалось явно недостаточно. Спрос на котлы упал, и заводы закрылись.

Миссис Брю выкупила самый большой завод – «Кривые котлы». Раньше на нём делали фирменные кривые котлы с кривыми ручками. Многие ведьмы жаловались, что то и дело ошпаривались кипящим зельем из-за того, что за кривые ручки невозможно ухватиться. Но Тина Глоп, хозяйка «Кривых котлов», неизменно отвечала, что просто у кого-то кривые руки.

Миссис Брю превратила здание бывшего завода в свою летнюю резиденцию. Об этом написали в журнале «Шикарная жаба», и тут же другие ведьмы Водостока кинулись покупать заброшенные заводы на островах. Грязную воду очистили. Вдоль пляжа Буль-буль, которым владела Берта Буль-буль, появились отели, уютные домики и даже несколько клубов. Самыми популярными стали «Хитрая хижина» (куда ходили Флафанора, миссис Брю и другие жительницы Гламбурга) и «Бойся и бейся» (его предпочитали злые ведьмы и обитательницы Волшебной Вершины).

В первый день Вега и Фалфанора заглянули в «Бойся и бейся». Несколько ведьмочек отплясывали под песню «Я прокляну всех, кого ты любишь» – очередной хит «Серебристых крыс». Кстати, Эгги Хуф без ума от этой группы. А вот Флафанора считает, что их песни – «феерическое фуфло». Она показала Веге фото «крыс»: их было трое, все в балетных пачках и огромных чёрных ботинках, к шляпкам приделаны крысиные ушки, а лица обмазаны серебряной краской.

В «Хитрой хижине» было гораздо приятнее. К тому же там подавали напитки из меню «Клаттербакса».

– Вега, как ты? Голова не болит? – забеспокоилась миссис Брю.

– Я случайно запустила в неё уже семь туфель за последние два дня, – сообщила Флафанора.

– Девять, – сквозь зубы уточнила Вега.

Флафанора пожала плечами и сказала маме:

– Да не переживай, с ней всё в порядке. У неё крепкая голова.

– Флафанора! Ты в последнее время просто невыносима! – воскликнула миссис Брю.

– Ещё бы! Потому что ты не даёшь мне вернуться в Гламбург! – крикнула в ответ Флафанора.

В Водостоке все знали, что Флафанора терпеть не может Котловые острова – в «Шикарной жабе» была статья, которая так и называлась: «Флафанора терпеть не может Котловые острова». Там подробно описывалось, как Флафанора из года в год пыталась сбежать домой. Однажды она заказала с доставкой десять тысяч кошек. Их высадили на пляж Буль-буль, а Флафанора носилась туда-сюда и кричала: «О УЖАС! У НАС ЭПИДЕМИЯ КОШЕК! СПАСАЙСЯ КТО МОЖЕТ!» В другой раз она заплатила Даме с тележкой, чтобы старуха расхаживала по пляжу и истошно вопила: «НАСТОЯЩИЕ ШЛЯПЫ, ЗАСТРЯВШИЕ В ТРУБАХ! НЕ ПОДДЕЛКИ! ПОКУПАЙТЕ САМЫЕ НАСТОЯЩИЕ СТАРЫЕ ШЛЯПЫ ИЗ ТРУБ НАД ВОДОСТОКОМ!» Флафанора даже пыталась ввести в моду котлы – в надежде, что тогда снова откроют заводы.

Но ничего не вышло. Особенно провальной оказалась затея с кошками. Ведьмы обожают кошечек, так что просто их затискали.

А вот Веге, в отличие от Флафаноры, очень даже нравилось на Котловых островах. Здесь было интересно. Можно, например, понырять с бородавками (это как нырять с маской, только нужно с помощью заклинания сделать так, чтобы всё лицо покрыли огромные бородавки и можно было дышать под водой). Вега часами изучала подводные пещеры и узкие ущелья между скалами неподалёку от пляжа Буль-буль. Что удивительно, тут совсем не было рыб, только лягушки, разодетые в пух и прах. Веге встречались лягушки в полосатых платьях, в шляпах-цилиндрах, но больше всего её поразила лягушка в костюме рыбы. Она сидела на скале, попивая из ракушки какой-то напиток, а рядом устроилась её приятельница, наряженная русалкой.

Миссис Брю объяснила Веге, что возле Котловых островов не водится рыба. Все рыбки уплыли на север, к Скалам, – не вынесли соседства с лягушками.

– НУ МОЖНО МЫ ВЕРНЁМСЯ ДОМО-О-ОЙ? Я хочу в «Клаттербакс»! – ныла Флафанора.

Миссис Брю покачала головой:

– Лимонад из «Клаттербакса» можно заказать и в «Хитрой хижине». Придумай причину поважнее.

Все трое даже не подозревали о том, что в письме, которое дожидалось их в почтовом ящике, есть как раз очень, очень важная причина вернуться домой…

2 Фрэн в фургончике

Фея Фрэн первой заметила, что Пегги исчезла.

Фрэн каждый день прилетала в Липовый дом и помогала (а точнее, мешала) Пегги. В частности, предлагала самые разнообразные дурацкие идеи: поставить в городе огромный памятник Фрэн, украсить фасад Липового дома гигантским портретом Фрэн и переименовать Гламбург во Фрэнбург. Фея не показывалась в Липовом доме всего два дня – и именно в это время ПЕГГИ ПРОПАЛА.

Деньки эти выдались на редкость ветреные, и Фрэн никак не могла выбраться из своего фургончика, который висел в ветвях высокого дерева неподалёку от Проливуда: она толкала дверь изо всех сил снова и снова (девять тысяч восемьсот сорок шесть раз), но открыть так и не смогла. Она даже попробовала вылезти через крошечное окошко, и тоже ничего не получилось – её высокая причёска не прошла.

– ДОРОГИЕ ФАНАТЫ! ПОМОГИТЕ! Я НЕ МОГУ ВЫБРАТЬСЯ ИЗ СВОЕГО ФУРГОНЧИКА! – вопила она, но её никто не услышал. Кроме Джули, которая пару раз пролетела мимо.

– Это ты, Джули Джамбо Вингз? ДЖУЛИ ДЖАМБО ВИНГЗ!!!

Джули вскинула голову и сделала вид, что не слышит. Позже она уверяла, что действительно не слышала.

Когда ветер наконец стих, Фрэн выбралась из фургончика. Причёска у неё съехала набок, а платье так измялось, что напоминало раздавленный цветок. Сдув со лба выбившуюся прядь, фея устремилась к Липовому дому.

Она пронеслась над Доками, которые Пегги пыталась обустроить с тех пор, как стала королевой. Раньше Пегги сама жила в Доках. Это был далеко не лучший район Водостока. Но новая королева привела в порядок некоторые дома – отремонтировала прогнившие полы и заштопала дырки в шторах. А для тех ведьм, чьи жилища оказались совсем ветхими, Пегги придумала вот что: она уговорила миссис Брю отдать ей красивые туфли из магазина, а потом превратила их в домики с помощью заклинания (того самого, которое теперь знали все ведьмы, смотревшие «Битву»: «Помогите отыскать мне уютную кровать. Я шнурочки завяжу и спасибо вам скажу!»).

Но Пегги занималась не только Доками. В первый же день своего правления она устроилась на ступеньках Липового дома и стала принимать посетителей. Каждую ведьму она спрашивала, что её беспокоит и что, на её взгляд, стоит изменить.

Девочка помогла многим ведьмам. Старая Хильда Трип попросила новые ноги, потому что её собственные были слишком старые и болели, так что долго ходить не получалось. Пегги не смогла поменять ей ноги, но зато соорудила для старушки чудесное летающее кресло. Молодая ведьмочка Элис Спун сказала, что очень хочет стать пекарем, но не знает, с чего начать. Пегги договорилась, чтобы её взяли стажёром в кондитерскую «Пироги, пирожные, вот и всё». Фрэн попросила учредить новый праздник – День Фрэн Великолепной. Пегги ответила, что обязательно над этим подумает.

– Пегги! – завопила Фрэн, подлетая к окну Липового дома, которое Пегги никогда не закрывала, чтобы фея могла прилетать когда хочет. – Ты представить себе не можешь, что со мной произошло! Я два дня просидела в фургоне! Не могла выбраться даже к парикмахеру!

Она круто спикировала к окошку.

– Пег…

ШМЯК!

Окно оказалось закрыто!

Щ-щ-щ-щ-щ-щ!

Щ-щ-щ-щ-щ!

Щ-щ-щ-щ!

Д-р-р-р-р-р-р-р!

Фрэн заскользила вниз по стеклу, а потом по стене и, наконец, плюхнулась на землю.

Едва она успела мысленно возмутиться, что Пегги посмела закрыть окно, как входная дверь распахнулась.

Фрэн подняла палец, собираясь хорошенько отчитать королеву, открыла рот и… тут же закрыла.

На пороге стояла всем известная злющая и коварнейшая ведьма Фелисити Бэт. А рядом с ней – нахальная, но преданная Эгги Хуф.

3 Совсем не феерическое письмо

– Что пишет Фрэн? – спросила Флафанора, с нетерпением заглядывая Веге через плечо. Та только что вытащила письмо из почтового ящика в форме котла. Вега удивлённо покачала головой и прочитала вслух:

– «Дорогая Вега!

 

Моя причёска чудовищно пострадала, и крыло страшно помялось, к тому же у нас тут случилось ЕЩЁ КОЕ-ЧТО, почти такое же ужасное, как и то, что я тебе уже перечислила…»

 

– У неё что, закончилась волшебная пыльца? – фыркнула Флафанора.

– «Я нигде не могу найти Пегги. Хуже того, в Липовом доме поселилась Фелисити Бэт! Они с Эгги Хуф уверяют, что Пегги сбежала и поручила им управлять Гламбургом и его окрестностями. Мол, она оставила записку, в которой написала, что „отправилась путешествовать с феями“.

 

Я сразу поняла, что это враньё! Почему? Да потому, что феи очень заняты! У них нет времени ни на какие путешествия. Большинство сейчас снимается в новом ужастике Криспи „Щипальцы за пальцы“. Ну, кроме разве что Донны – она слишком ленивая. Остаётся ещё Джули Джамбо Вингз… но с ней Пегги точно никуда бы не пошла. Тем более я видела её вчера, она пролетела мимо моего фургончика и притворилась, что не слышит, как я зову на помощь!

 

Я не знаю, что и делать. ВОЗВРАЩАЙСЯ В ГЛАМБУРГ!

 

(Вкладываю в письмо своё фото с автографом.)

 

Спасибо!

 

Самая феерическая фея

 Фрэн».

– Нам срочно нужно в Гламбург! – воскликнула Вега.

Флафанора чуть не лопнула от счастья.

– УРА-А-А! – завопила она и рванула на второй этаж собирать вещи.

– Погоди-ка! – остановила её миссис Брю, щёлкнула пальцами, и Флафанора приросла к полу.

– Отпусти меня! – потребовала Флафанора. Она дёргала ногами, но никак не могла сдвинуться с места.

Миссис Брю внимательно прочитала письмо.

– Кажется, Пегги в опасности, – пробормотала Вега.

– Похоже на то… – проговорила миссис Брю. – Ну ладно, я вас отпускаю. Но по дороге вам лучше не ехать. Если Фелисити Бэт правда что-то задумала, она вряд ли вам сильно обрадуется. И наверняка ждёт, что я вас отвезу. Плывите-ка лучше в котле. – Она снова щёлкнула пальцами, и Флафанора скатилась вниз по лестнице.

Вега удивлённо подняла брови. Она частенько так делала с тех пор, как оказалась в Гламбурге. Временами она вообще не понимала, что происходит.

– Этих двоих я отправлю на машине. – Миссис Брю махнула на слизняка Веги и кошку Флафаноры, миссис Патиссон. – Миссис Патиссон путешествие в котле всё равно не понравится, верно?

Миссис Патиссон яростно зашипела.

– УРА! СВОБОДА! – заорала Флафанора. Схватив Вегу за руку, она потащила её по кривому коридору на кривую лужайку, с которой открывался вид на совершенно ровное и спокойное море. У причала стоял большой котёл с кривыми ручками и белым шёлковым парусом.

– Это что, корабль? – спросила Вега.

– Нет конечно, это котёл! – невозмутимо ответила Флафанора.

4 А в это время в Липовом доме…

– Вряд ли нам удастся тут долго продержаться, Фел-Фел! – Эгги Хуф уселась на диван, смахнув с него кипу бумаг и старую куклу, и стала пролистывать новый номер «Шикарной жабы». – Ты знала, Фел-Фел, что туфель никогда не бывает слишком много? Вот тут как раз статья об этом. Да, ноги́ у тебя всего две, но это неважно. Можно всё равно покупать всё новые и новые туфли.

Мода – удивительная штука!

Фелисити Бэт ничего не ответила. Она позировала для Леди Франк, которая писала все официальные портреты королев. Всего пару недель назад она закончила портрет Пегги. Та в очередной раз попыталась привести в порядок свои непослушные волосы, и в итоге все они оказались у неё на подбородке, так что на портрете Пегги вышла с огромной пушистой бородой.

Фелисити поправила шляпку.

– Леди Франк, постарайтесь, чтобы я выглядела устрашающе.

Художница кивнула.

– А что, если Вега отправится искать Пегги? – спросила Эгги Хуф. – Фрэн наверняка расскажет ей, что Пегги пропала.

Фелисити Бэт хихикнула.

– Пусть ищет – всё равно не найдёт. И вообще – драгоценная семейка Брю сейчас отдыхает на Котловых островах. А мои шпионы следят за всеми дорогами. Так что, если Вега вернётся, я тут же об этом узнаю.

– А как насчёт Флафаноры?

Фелисити пожала плечами.

– Ей тоже Пегги нравится, – не унималась Эгги. – А ещё ей нравится мода. Меня это просто раздражает, ведь мне тоже мода нравится! И гораздо больше, чем ей!

– Да уж, – пробормотала Фелисити.

Леди Франк взмахнула пальцем, и по полотну растеклось пятнышко краски.

– Вдруг они обе вернутся сюда и я случайно скажу им, что мы спрятали Пегги в…

– МОЛЧАТЬ! – рявкнула Фелисити.

Её страшно бесила Эгги Хуф, к тому же Эгги теперь ей была не нужна, но Фелисити никак не могла от неё избавиться. «Подруга» слишком много знала…

– Я тебя понимаю, – сладко пропела Фелисити, подошла к Эгги и обняла её за плечи. – Раз уж ты так любишь моду, почему бы тебе не стать главным редактором «Шикарной жабы»? Пусть Флафанора позлится!

– Но как я им стану? – широко распахнув глаза, спросила Эгги.

– Очень просто. Я уберу Дарси Дрим, и всё – место свободно. В конце концов, я теперь всем распоряжаюсь. И скоро в Гламбурге не останется ни одной доброй ведьмы!

– Ты избавишься от Дарси Дрим и сделаешь меня главным редактором «Шикарной жабы», Фел-Фел?

Фелисити Бэт кивнула.

Эгги Хуф подпрыгнула и закружилась по комнате, сметая на своём пути всё, что можно было смести, в том числе и саму Фелисити, и её новый портрет, который почти что закончила Леди Франк.

– Но только при одном условии, – добавила Фелисити, поднимаясь на ноги.

– Каком, Фел-Фел?

Фелисити наклонилась к Эгги и прошептала ей в самое ухо:

– Ты никому не расскажешь, что я сделала с Пегги.

– ДОГОВОРИЛИСЬ! – завопила Эгги и снова закружилась.

Обе они злобно хихикали, а несчастная Пегги лежала в укромном месте, откуда не могла выбраться, и слушала их.

5 Полный вперёд!

Вега пробормотала заклинание, взмахнула рукой и довольно улыбнулась: волосы сами собой уложились в аккуратный пучок на затылке.

Флафанора щёлкнула пальцами, и прямо ей в руки прилетело из спальни полосатое платье, длинный белый плащ, огромная шляпа и солнечные очки.

– Что такого? Это мой наряд для морских прогулок, – объяснила Флафанора, заметив, что Вега хмыкнула.

Они забрались в котёл, который оказался на удивление вместительным. У самого дна была скамеечка с подушками, а сверху – палуба со штурвалом.

Флафанора сразу встала за штурвал. Ветер трепал поля её шляпы.

– Удачи, девочки! – крикнула миссис Брю с балкона. – Запомни, Вега: если что-нибудь случится, дай мне знать!

В семье Брю, если кто-то попадал в беду, вызывали толстого паучка по имени Сид. Паучок приземлялся на голову тому, кого ты просишь о помощи, прыгал и вопил: «БЕДА! БЕДА-А-А!» – до тех пор, пока человек тебя не спасёт. Когда миссис Брю удочерила Вегу, она сразу же научила её вызывать Сида. А вот Флафаноре давно запретили использовать паучка, потому что она вечно звала его по самым ничтожным поводам. «„МНЕ СКУ-У-УЧНО!“ или „Забери меня из „Клаттербакса“! Мне здесь надоело!“ настоящей бедой не считается», – заметила однажды миссис Брю.

– Куда поплывём? – Вега помахала картой Водостока, которую нашла на дне котла.

Флафанора щёлкнула пальцами, и тут же из воды выскочила лягушка в юбочке и шлёпнулась ей прямо в руки. Девочка посмотрела на неё, проговорила:

– Всегда колдую честно я,И так тому и быть.Теперь, тварь бессловесная,Ты можешь говорить! —

и поднесла лягушку к глазам, как телескоп. – Рассказывай, что видишь! – приказала лягушке Флафанора.

– С одной стороны – твой глаз, с другой – безопасный путь в Гламбург, – доложила лягушка.

– ОНА РАЗГОВАРИВАЕТ?! – вскричала Вега.

– И вот ещё что, – как ни в чём не бывало продолжала лягушка, – у мисс Брю шляпа слишком большая. Моё мнение, что это лишнее.

– Твоё мнение лишнее, – отозвалась Флафанора.

Лягушка обиженно поджала губы.

– ВПЕРЁД! ВПЕРЁД! – закричала Флафанора. – Вега, держись крепче!

Вега схватилась за штурвал, котёл помчался вдоль пляжа Буль-буль и вскоре вылетел в открытое море.

Флафанора ткнула в карту, которую держала Вега.

– Давай думать вместе. Я предлагаю пристать в Доках и пешком дойти до Гламбурга. Сразу в Гламбург плыть опасно…

Вега тоже посмотрела в карту. Чтобы добраться до Доков, придётся пройти мимо Гламбурга…

– ОПАСНОСТЬ! – завопила лягушка. – ПРЯМО ПО КУРСУ ОПАСНОСТЬ!

6 Близняшки

Котёл подпрыгивал на мелких волнах. Перегнувшись через край, Вега оглядела море.

– Не вижу я никакой опасности! – крикнула она подруге.

– Я тоже!

Дело в том, что от неожиданности Флафанора уронила заколдованную лягушку в воду, прежде чем они успели спросить, что за опасность она углядела. И теперь, щёлкая пальцами, Флафанора вылавливала из воды лягушек одну за другой – в галстуке, в солнечных очках, в парике… – но никак не могла найти ту самую.

– Не та, не та и не эта… – раздражённо бормотала Флафанора.

Вега полезла по мачте, к которой был привязан шёлковый парус, и, только добравшись до самого верха, поняла наконец, что́ увидела глазастая лягушка.

К котлу мчались двое. Они были ещё очень далеко. Но по пышным платьям и развевающимся волосам Вега сразу их узнала.

– Милли и Молли! – завопила она.

– Чего? – удивилась Флафанора, бросив в воду очередную лягушку (в штанах в горошек). – Ну, их-то можно не бояться. – Но тут Флафанора разглядела огромный чёрный ящик с зубами, на котором плыли близняшки. – Надо же, это «Пожиратель котлов 5000».

– ЧТО-ЧТО?

Флафанора закатала рукава.

– Когда заводы закрылись, многие просто выбросили ненужные котлы в море. А чтобы очистить море, придумали «Пожирателя котлов 5000». «Пожирателей» запустили в воду. Они должны были съесть все котлы. Но потом стало модно превращать котлы в яхты, «Пожирателей» отловили. Но, видишь ли, не всех удалось найти – некоторые одичали и до сих пор где-то плавают.

Милли и Молли были уже близко. Вега слышала, как они злобно хихикают.

– То есть этот зубастый ящик вот-вот нас сожрёт?

Флафанора кивнула. Вега всплеснула руками:

– И как же нам спастись?

– Никак.

– Никак?

– Никак. Если только я не успею что-нибудь придумать.

Вега ткнула её в плечо:

– ТОГДА ДУМАЙ СКОРЕЕ!

Флафанора смотрела на «Пожирателя», который подбирался всё ближе.

– Ну-у-у… Если мы сядем на корточки на самом дне, то, может, и спасёмся.

– Что значит – «МОЖЕТ»?! – взвыла Вега.

Флафанора пожала плечами.

– СИ-И-И-И-И-ИД!!! – завопила Вега. – С-И-И-И-И-И-И-И-ИД! Паучок Сид скажет миссис Брю, что мы в беде, и она нам поможет!

Послышалось громкое «ПУФ!», и перед Вегой появилось облако дыма, из которого сложились витиеватые буковки:

Открыв рот, Вега снова и снова перечитывала послание. Флафанора подошла и закрыла ей рот.

– Видишь, Сид не поможет. Впрочем, от него никогда толку не было…

Милли и Молли злорадно им махали. Ещё немного, и «Пожиратель» проглотит котёл вместе с девочками. Флафанора затаила дыхание. Вега крепко зажмурилась.

Тут откуда-то сверху донеслось:

– БИП-БИП! БИП-БИП! БИ-И-ИП!

Котёл накрыла большая тень. Вега и Флафанора посмотрели наверх. Милли и Молли тоже. И даже «Пожиратель котлов 5000» завёл глаза к небу.

Прямо над ними зависла знакомая ведьмочка. К ногам у неё были прицеплены две метёлки для пыли.

– ЛИЗЗИ БИСТ! – радостно завопили Вега и Флафанора.

– БИП-БИП! – снова загудела Лиззи Бист, а потом схватила Вегу с Флафанорой за шиворот и понесла прочь.

Милли и Молли разочарованно взвыли, глядя им вслед.

«Пожиратель котлов 5000» растерянно осмотрелся и плотоядно уставился на Милли и Молли – они, конечно, не котлы, но, может быть, тоже ничего.

– Ой, – пискнула Молли.

Милли кивнула, и обе тут же растворились в воздухе.

ШИКАРНАЯ ЖАБАЖурнал для модниц

Водосточные ведьмы, НЕ ОПРОКИНЬТЕ КОКТЕЙЛИ НА СВОИ ДЕШЁВЫЕ ПЛАТЬЯ! Я, Эгги Хуф, теперь главный редактор «Шикарной жабы».

 

Дарси Дрим решила, что больше не хочет быть главным редактором, и отправилась играть в прятки сама с собой.

 

Не стоит её искать. Пусть она наконец выиграет в прятки сама с собой.

 

И раз уж это мой самый первый номер, я решила посвятить его… СЕБЕ! Вы будете в полном восторге!

 

Итак…

 МОИ САМЫЕ ПЕРВЫЕ ТУФЛИ

Сейчас у меня полным-полно туфель, но давным-давно у меня была только одна пара. Мне почти что исполнился годик, и ножки у меня наконец доросли до самых первых, крохотных туфелек.

 

Мама принесла меня в «Вороньи лапки» на Волшебной Вершине. Туда же привезли в колясочке и мою лучшую подругу Фелисити Бэт, правда, она испугалась вороны на вывеске и плакала не переставая. Хотя ворона, между прочим, не такая уж и страшная. Смотрите сами!

 

Мне купили первые туфельки – полосатые с бантиками, – и я заснула.

 КОНЕЦ
7 Полёт на Лиззи

А в это время в небе над Водостоком на плечах Лиззи Бист…

– Наверняка это Фелисити Бэт приказала Милли и Молли бороздить море на «Пожирателе котлов». Очень на неё похоже, – пробормотала Вега себе под нос.

Она обхватила Лиззи Бист за шею и изо всех сил старалась не свалиться. А Флафанора ухватилась за Вегу. Даже на земле это было бы довольно опасно. А наверху, в небе – просто смертельно опасно. Особенно учитывая, что сама Лиззи летела на метёлках для пыли.

– Осторожно, не сорвись, – пробасила Лиззи, когда Вега неловко подалась вперёд и чуть не разжала руки.

– Ты уже знаешь про Пегги? – спросила Вега.

Лиззи яростно закивала, и Вега покрепче в неё вцепилась.

– Жуть! Наверняка во всём виновата Фелисити Бэт. За час до того, как я вас подхватила, маму Пегги показали в «Новостях Проливуда». Она всё повторяла:

«Пегги и правда путешествует с феями. Пегги и правда путешествует с феями». Все ей поверили. Но я заметила, какие странные у неё были глаза, – огромные и чёрные, как будто её заколдовали.

Вега покачала головой:

– Наверняка это Фелисити Бэт и Эгги Хуф. От них одни неприятности!

– А куда ты летела, Лиззи? – спросила Флафанора. – Как ты вообще тут оказалась?

– Мама сейчас работает над новым фейским фильмом «Щипальцы за пальцы». Вот она и послала меня на Котловые острова, чтобы я разыскала там какую-нибудь фею. Бау не пришла на съёмки, так что одной феи им не хватает.

– Та самая Бау! – вспомнила Вега.

– Что за Бау? – удивилась Флафанора.

– Фея Пегги на «Битве ведьм». Только она тогда так и не появилась, – объяснила Вега.

– А, понятно.

Лиззи резко свернула влево и закачалась на своих метёлках.

– Фильм-то хороший? – спросила Флафанора и крикнула: – Держись, Вега!

Лиззи Бист пожала плечами, и Флафанора с Вегой чуть не полетели вниз.

– Очень забавно смотреть, как феи мечутся туда-сюда, изо всех сил пытаясь напугать зрителя. Криспи говорит: «Ха-ха-ха, сейчас я укушу тебя за пятку своими крошечными клыками!» Вообще-то это фильм ужасов, но получается совсем не страшно.

Вега засмеялась. Лиззи стала снижаться. Над облаками показались крыши небоскрёбов Гламбурга.

– Куда вас подбросить? – спросила Лиззи, когда они спустились ниже и под ними стал виден весь город.

– Давай ко мне домой! Гламурный проспект, девяносто девять! – ответила Флафанора. – Только не лети напрямую. Там по пути как раз Липовый дом.

– Вот уж куда вам точно не надо! – хохотнула Лиззи.

Увы, когда Лиззи Бист захохотала, плечи у неё затряслись, и Вега, сама не понимая, как такое произошло, разжала руки…

– Вот жаба! – выругалась Флафанора.

Она, конечно, тоже не удержалась и полетела вслед за Вегой.

Лиззи метнулась к подругам, но врезалась в угол дома, и её отбросило в другую сторону.

– Прости-и-ите! – закричала она и тут же проломила крышу кондитерской «Пироги, пирожные, вот и всё».

А Вега тем временем тоже приземлилась. ШЛЁП! Ей повезло больше: она упала на мягкий навес палатки с джемом. Той же самой, на которую она плюхнулась, когда впервые попала в Гламбург.

– Привет! Я – Мэвис, хочешь джема?.. Ой, это ты, Вега? – Мэвис поспешно убрала банку обратно на полку.

– Простите, что я опять на вас упала, – виновато улыбаясь, проговорила Вега и огляделась в поисках Флафаноры.

Обычно Флафанору легко было узнать в толпе: по замысловатой шляпке или причудливой юбке, а иногда – и тому и другому.

– Эй, Флафанора! – прошептала Вега. – Ты где?

– Не её ищешь? – спросила Мэвис и показала на ведьмочку, которую облепили кошки – штук семьдесят, не меньше. – Хозяйка той палатки – Норрис – куда-то делась. Так странно! Обычно она ни дня не пропускает. Каждый день за прилавком! Но сегодня, и вчера тоже, её почему-то не было. И никто не знает, куда она делась…

– Вега, я упала на палатку, в которой продают джем и кошек! – воскликнула Флафанора.

Одна из кошек висела у неё прямо на лице.

– Не повезло тебе, – заметила Мэвис. – В остальных-то палатках продают только джем.

Вега взволнованно огляделась. Вокруг уже собралась толпа любопытных. А девочки так надеялись пробраться в Гламбург незамеченными!

Теперь все ведьмы города и даже их кошки знали, что Вега с Флафанорой вернулись. И конечно, две самозванки тоже.

– Так-так-так, – пропела Фелисити Бэт, подлетая к ним. – Вижу, вам удалось выжить в неспокойных морских водах.

Вега расправила плечи:

– Я сразу поняла, что это ты натравила на нас Милли и Молли!

– А это Флафанора? – спросила Эгги Хуф. – Мы что, теперь носим кошек? Они в моде? ПОЧЕМУ МНЕ НИКТО НЕ СКАЗАЛ?!

8 Большой побег или типа того

– Что ты сделала с Пегги? – вскричала Вега, схватив Фелисити за руку.

Фелисити хихикнула. Вега повторила вопрос.

– Ничего, – усмехнулась Фелисити Бэт. – Она сама сбежала.

– И мы должны поверить в то, что она оставила вас вместо себя? – вмешалась Флафанора, снимая клочья кошачьей шерсти со своей шляпы.

– Да! Мы хотим, чтобы вы именно в это и поверили! – заявила Эгги Хуф.

Фелисити толкнула её локтем в бок.

– Потому что это никакая не ложь! – добавила Эгги.

Фелисити раздражённо вздохнула.

– А чем докажете, что она оставила вас вместо себя? – спросила Вега.

Эгги сунула ей под нос какую-то бумажку.

– М-да-а… – протянула Флафанора, заглянув через плечо Веги и прочитав записку. – Ничего, что ты подписалась своим именем, а потом его зачеркнула?

Я отправляюсь в путешествие с феями. Пусть вместо меня всем руководит Фелисити Бэт, пока я не вернусь.

 

Всегда ваша,

 Эгги Хуф Пегги

– Ну, это Пегги случайно ошиблась, – пробормотала Эгги Хуф, испуганно покосившись на Фелисити.

– Знаете что, – заявила Фелисити, потеряв терпение, – я тут теперь главная, так что вы обе пойдёте со мной. И НЕМЕДЛЕННО!

– Немедленно, – глупо повторила Эгги.

– Нет, не пойдём, – твёрдо сказала Вега.

– Почему же? Пойдём! – возразила Флафанора и тайком подмигнула подруге.

– Правда? – удивилась Вега. Флафанора энергично закивала.

– Ну ладно… – протянула Вега, недоумевая, почему Флафанора так странно себя ведёт.

– Сюда! – Эгги махнула в сторону Гламурного проспекта.

– Давайте быстрее! – бросила Фелисити Бэт и стремительно полетела вдоль улицы.

Флафанора улыбнулась.

– Ой, глядите! Мамина новая коллекция платьев! Говорят, это её лучшая коллекция! Таких красивых платьев ещё НИКОГДА не было во всём Водостоке!

Само собой, Эгги Хуф тут же бросилась к витрине магазина миссис Брю и, прижавшись носом к стеклу, простонала от восторга:

– Ух ты-ы-ы!

Фелисити Бэт давно скрылась из вида.

– Давай сбежим! – шепнула Вега подруге.

– Разумеется! Я именно так и задумала, – ответила Флафанора и, схватив Вегу за руку, нырнула в переулок.

Вскоре они стояли перед маленькой знакомой дверцей. Флафанора постучала в неё семь раз, потом забарабанила пальцами и снова постучала.

9 «Клаттербакс»

«Клаттербаксе» было полно посетителей. Ведьмы сидели на висящих в воздухе стульях, пили коктейли и весело болтали.

– Конечно, мои милые! Можете здесь спрятаться, – проворковала миссис Клаттербакс и поставила перед Вегой и Флафанорой огромный торт. – Увы, это последний. Ведьма, которая пекла торты, пропала. Я не могу её нигде найти. В последнее время в Гламбурге вообще творится что-то странное. Ведьмы просто исчезают! Некоторые – и между прочим, неглупые некоторые – считают, что за этим стоит Фелисити Бэт, правда, как она делает так, чтобы ведьмы исчезали, никто не знает. Другие говорят: «Раз Пегги её оставила вместо себя, значит, она этого достойна. Пегги никогда бы нас не подвела!» Они просто не понимают, что происходит!

– Мы найдём Пегги, миссис Клаттербакс, – пообещала Вега. – И всё исправим, правда, Флафанора?

Флафанора не смогла ей ответить – она налегала на торт.

– Но долго нам здесь оставаться нельзя, – заметила Вега и посмотрела на подругу. – Эх, если бы мы только не свалились с Лиззи Бист…

– Что уж теперь, – отозвалась Флафанора, оторвавшись на минуту от торта. – По крайней мере, немного времени у нас есть.

И тотчас же раздался стук. Бах-бах! Не семь раз, как положено, а два. Миссис Клаттербакс поспешила к двери, открыла небольшое окошко, заглянула в него и тут же захлопнула.

– Это они! Я не могу их не впустить. Ведь официально Фелисити Бэт – королева Водостока…

Бах! Бах! Бах!

– Открывайте! – закричала Фелисити из-за двери.

– Минуточку! – мило пропела миссис Клаттербакс.

Капля пота скатилась с её носа и упала в коктейль «Мы ненавидим Силию Крэйфиш».

– Можно сбежать в верхний мир! Давай зайдём в туалет и прыгнем в трубу! – воскликнула Вега. – Они не станут там искать!

– Мне кажется, станут. Фелисити Бэт наверняка следит за трубами, – взволнованно проговорила миссис Клаттербакс. – Она знает, что ты хорошо знакома с тем миром, Вега, и догадывается, что ты можешь там спрятаться.

– В любом случае нам нельзя показываться им на глаза, – заметила Вега. – Они сделают с нами что-нибудь ужасное, лишь бы от нас избавиться. Возможно, так же, как избавились от Пегги.

БАХ! БАХ! БАХ!.. – стучали всё громче.

– Ой, как она мне надоела! – раздражённо вздохнула Флафанора.

Бах! Бах! Бах!

Вега аж подскочила.

– Я знаю, что делать! – закричала она, схватила меню и замахала им перед носом у подруги. – Коктейль «Ба-бах»!

– Предлагаешь спрятаться в прошлом? – сообразила Флафанора.

БАХ! БАХ! БАХ!

– Открывайте! А не то мы сейчас ка-а-ак подуем да ка-а-ак высадим эту дверь! – крикнула Фелисити Бэт.

– Я не буду высаживать дверь! – возмутилась Эгги Хуф. – Погляди, в каких я туфельках!

Трясущимися руками миссис Клаттербакс налила в два бокала коктейль «Ба-бах».

Флафанора отсчитала восемнадцать тысяч стокелей.

«Слава лягушкам, достаточно перенестись и на сто лет назад. А то пришлось бы пить коктейль через нос!» – подумала Вега.

И девочки залпом осушили бокалы.

– Удачи, мои милые, – проговорила миссис Клаттербакс.

Голос хозяйки кафе прозвучал странно – как будто сквозь толщу воды.

Потом Веге с Флафанорой показалось, что они превратились в желе и кто-то осторожно скатывает их по склону холма.

Стук в дверь стал глухим и вскоре прекратился. И где-то далеко-далеко послышалось:

– Что ты, Фелисити?! Их тут нет…

10 Ба-бах!

Яркий свет и тишина.

Вега не видела Флафанору, но услышала, как та сказала:

– Во-о-от, значит, как было сто лет назад. СКУКОТА-А-А!

БА-БАХ!

И девочки снова очутились в «Клаттербаксе», но выглядел он совсем не так, как тот, который они только что покинули.

Самое главное – тут не было Фелисити Бэт. И каким ярким оказалось всё вокруг! Не чёрным, белым и серым, а всех цветов радуги!

Вега с удивлением оглядела кафе. Ведьмы были одеты в пышные платья с оборками и маленькие шляпки. Вместо автоматов, в которых готовились напитки, стояло множество котлов, а миссис Клаттербакс выглядела лет на двенадцать.

– Добро пожаловать в прошлое, мои милые! – воскликнула она. – Постаревшая я давненько никого не присылала с помощью «Ба-баха». Я уже начала беспокоиться, как бы чего не случилось в будущем! Вдруг какое-то заклинание неудачно сработало и все превратились в джем, а его потом слопали птички.

– Ну и фантазия! – хмыкнула Флафанора.

Миссис Клаттербакс налила половником какой-то напиток в два узких бокала.

– Выпейте, мои милые, когда захотите вернуться обратно. Только помните: если не успеете выпить вовремя, останетесь здесь НАВСЕГДА!

Тут из-за барной стойки вышли ещё две ведьмы, очень похожие на миссис Клаттербакс.

– Привет, я – миссис Клаттербакс, – представилась одна.

– И я тоже, – добавила вторая. Вега недоумённо на них уставилась.

– Три миссис Клаттербакс?

– Ну да, – отозвалась первая миссис Клаттербакс. – Это кафе принадлежит нам троим, мы – сёстры.

– «Клаттербакс» открыли три сестры, – прошептала Флафанора. – Две из них во время Великого Переселения ушли в верхний мир вместе со злыми ведьмами.

Вега с подозрением посмотрела на сестёр. Они улыбнулись ей в ответ и злыми вовсе не казались.

Девочка внимательно оглядела зал. Летающие столы были такими же, как и в будущем. Десерты тоже. Посетительницы улыбались и махали Веге, сидя на зависших в воздухе стульях. В нише феи разыгрывали какую-то пьесу, а одна из ведьм размахивала перед ними гнутой волшебной палочкой.

– Она что, управляет ими, как марионетками? – ужаснулась Вега.

Ведьма взмахнула палочкой – фея взмыла в воздух и тут же рухнула на пол.

– А теперь танцуй! – крикнула ведьма.

Другие ведьмы захлопали в ладоши и захихикали.

– Раньше фей держали как кошек, – объяснила Флафанора. – У них не было никаких прав. Телевизор тогда ещё не изобрели, так что ведьмы устраивали вот такие шоу, чтобы развлечься.

Одна из фей подозрительно напоминала юную Фрэн.

– Я считаю, – сказала она, – что пьеса получилась бы гораздо интереснее, если ты изменила мою реплику на…

– ТИХО, ФЕЯ! – оборвала её ведьма с палочкой.

– Это же Фрэн! – ахнула Вега.

– Что? У меня есть фанаты? – прошептала фея и схватилась за сердце.

Вега помахала ей.

– Кое-что совсем не изменилось, – с улыбкой заметила Флафанора.

– Почему ведьмы отказались от волшебных палочек? – спросила Вега. – В современном Гламбурге ни у кого их нет.

Флафанора провела пальцем по пирожному и сделала из глазури небольшой холмик.

– Волшебные палочки похожи на обычные веточки. Глупо таскать с собой ветки!

– Ведьмы перестали пользоваться палочками только потому, что это выглядит глупо?

– Ну, я так думаю. Между прочим, волшебными палочками пользовались совсем недолго, лет двести. До этого заклятия накладывали с помощью пальцев, зелья варили в котлах и заклинания произносили вслух. Потом одна расторопная ведьмочка по имени Хильда Тадам! – именно так, с восклицательным знаком – изобрела волшебную палочку. А чтобы палочки вошли в моду, она стала уверять, что с ними заклинания действуют лучше. Судя по всему, саму идею палочки она взяла из верхнего мира – подглядела, как люди едят с помощью палочек. Поэтому в самом начале ведьмы использовали две палочки. Но так они выглядели совсем по-дурацки, поэтому в итоге оставили только одну.

– Да уж, я представляю! – улыбнулась Вега.

– Через некоторое время волшебные палочки вышли из моды, и теперь ведьмы колдуют пальцами. Пальцы, кстати, тоже можно украшать. Например, вот так. – Флафанора вытащила из кармана длинную серебряную цепочку с серебряными звёздочками и намотала себе на палец. – На самом-то деле никакая палочка ведьме не нужна. Магия всё равно в пальцах.

– АЙ! – вскрикнула молодая ведьмочка в углу и закрыла ладонью глаз.

– Вдобавок ведьмы частенько тыкали палочками друг другу в глаза, – закончила Флафанора.

Пострадавшая ведьма плеснула свой лимонад в лицо подруге и крикнула:

– Зачем только ты купила себе эту здоровенную сорокасемидюймовую палочку, Сью?!

Вега засмеялась.

– Ну ладно, хватит уже о палочках, – сказала Флафанора. – У нас почти не осталось времени. Что будем делать? Здесь посидим?

– А что ещё мы можем сделать?

– Да, наверно, ничего, – отозвалась Флафанора.

Тут мимо проплыла ведьма, которую обе девочки сразу узнали. На ней было струящееся жёлтое платье с чёрно-оранжевыми завитушками. Шляпка маленькая, как и у всех остальных, зато сверху на ней красовался здоровенный пушистый помпон. Выглядела она странновато и забавно.

– ЭДДИ ЭГБИ! – хором воскликнули Вега и Флафанора.

Об Эдди Эгби – знаменитой исследовательнице моды (что бы это ни означало) – Вега впервые услышала от Скальных ведьм. Они же отдали Веге заметки Эдди Эгби, а Вега подарила их Флафаноре. И теперь Флафанора просто без ума от Эдди! И конечно, ломает голову, что с ней произошло, ведь лет сто назад Эдди Эгби пропала…

– Слушай, – начала Вега, – мы ведь перенеслись на сто лет назад – то есть как раз примерно в то время, когда Эдди исчезла!

Тут к ним подошла Эдди Эгби. Её заинтересовали девочки в странной одежде, которые к тому же её узнали!

– Эдди Эгби, исследовательница моды, – с достоинством представилась она и пожала руку Флафаноре.

Флафанора чуть со стула не свалилась.

– Мы из будущего, – пояснила Вега, даже не подумав о том, как странно это прозвучит.

Но Эдди вовсе не удивилась.

– Перенеслись с помощью «Ба-баха»? Тогда понятно, почему вы так одеты! Я уж подумала, что это новая мода.

– Милая Эдди Эгби, – вмешалась Флафанора, – кажется, вот-вот что-то произойдёт с ва…

– ОЙ! – вскрикнула миссис Клаттербакс и «случайно» опрокинула на голову Флафаноре целый котёл сока, прежде чем девочка успела рассказать Эдди, что с ней будет. – В прошлое нельзя вмешиваться!

Вега кивнула и решила действовать по-другому.

– Скажите, Эдди, куда вы сейчас направляетесь?

– В верхний мир, куда же ещё! Правда, сначала надо бы заскочить к Корнелии Крэйфиш, – когда-то она была нашей королевой. Её любимой дочурке, Силии, сегодня исполнился годик. Я хотела подарить ей машинку для коктейлей из «Клаттербакса» – её ещё не начали использовать, это прототип. Так что подарок будет особенный! Рада была с вами поболтать. Может, мы ещё встретимся и выпьем здесь по паре коктейлей в будущем, когда я постарею.

– Может быть… – промямлила Флафанора и щёлкнула пальцами. Она хотела наколдовать себе фен, чтобы высушить волосы. Но, само собой, раньше никаких фенов не было, поэтому на голову ей упала старая тряпка.

А Эдди Эгби пошла прочь.

Флафанора сбросила с головы тряпку и вдруг застыла, выпучив глаза.

– Крыса мне в суп!

– Чего это ты? – спросила Вега.

Впрочем, она и так уже догадалась, что пришло подруге на ум. Силия Крэйфиш, малышка, о которой говорила Эдди Эгби, – это же бабушка Фелисити Бэт! Когда Силия подросла, она стала королевой, причём самой худшей за всю историю (по мнению всех ведьм Водостока, за исключением немногочисленной группы её поклонниц).

Флафанора подняла палец.

– Думаю, Силия Крэйфиш сотворила что-то ужасное с Эдди Эгби.

– То есть ты всерьёз считаешь, что годовалый младенец может что-то сотворить со взрослой ведьмой? – удивилась Вега.

– ДА! И кажется, мы попали как раз в тот день, когда Эдди исчезла! Я давно её ищу. Она одета точно так же, как тогда!

– Ну, может, она часто так одевалась…

– Нет, Вега! Эдди никогда не надевала одни и те же вещи дважды! Это все знают. Например, вот эту шляпу она носила всего один раз. И рисунок на платье я тоже узнала. То, что с ней произошло, явно как-то связано со злобной малышкой.

Вега так не считала, но она уже давно поняла, что переубеждать Флафанору бесполезно.

– Нам скоро надо будет возвращаться, – заметила Вега. – Надеюсь, Фелисити уже ушла из «Клаттербакса».

– Может, вам переодеться, чтобы вас никто не узнал? – предложила юная миссис Клаттербакс.

– Точно! – хором воскликнули подруги.

– Но во что? – спросила Вега и выглянула на улицу сквозь маленькое окошко в двери.

У кафе собралось несколько ведьм.

– Говорят, она привезёт в город свою маленькую дочку, чтобы заманить к себе Эдди Эгби, – сказала самая высокая.

– Ага. И это просто ужасный ребёнок. Только злобной малышки нам тут и не хватало! – заметила другая.

– Я же говорила, – шепнула Флафанора подруге.

– У вас мало времени, придётся поторопиться, – сказала миссис Клаттербакс и сняла юбку. – Вот, держите.

Панталоны у неё были с такими же пышными оборками, как и юбка.

– Возьмите мою шаль и шляпу, – сказала другая ведьма и бросила их Веге.

– А теперь пора пить «Ба-бах», – объявила миссис Клаттербакс, сунув Веге бокал с волшебным коктейлем, – а не то вы опоздаете.

Зажав нос, Флафанора залпом выпила коктейль.

– Раз, два…

БА-БАХ!

ШИКАРНАЯ ЖАБАЖурнал для модниц

Здравствуйте, мои презренные любительницы моды! В этом номере вы тоже найдёте немало полезной информации обо мне. Я даже думала сменить название журнала на «Шикарная Хуф» или как-то соединить свою фамилию и старое название, что-то вроде «Шикарная жуфба», «Шикарная хуба», «Шикарная жаба Хуф»… Впрочем, без разницы.

 

А теперь внимание! Новая мода – одежда из кошек!

 

Мне тут пришла в голову мысль (она пришла именно МНЕ, совершенно самостоятельно, а вовсе не потому, что я увидела Флафанору в кошках), что мы недооцениваем кошку как модный аксессуар. Притом что кругом полно кошек, мы почему-то их совсем не носим, хотя они идеально для этого подходят! Они мягкие, пушистые, у них есть коготки, просто созданные для того, чтобы цепляться хоть за юбку, хоть за кофту. Можно надеть кошку на голову. Можно прицепить к ногам много-много кошек, и получится стильная юбка.

 

Мода даёт безграничный простор для фантазии. И моя фантазия придумала кошко-одёжку!

 

Чтобы продемонстрировать вам, какие возможности дают кошки, я сделала для вас фотосессию. Разумеется, на всех фото – я!

 

Для начала – изящный КАРДИГАН ИЗ КОШЕК.

 


 

Я знаю, что выгляжу великолепно!

 

Дерзкие и модные КОТУФЛИ.

 

Одна проблема: кошки норовят убежать.

 


 

И наконец вариант для холодных зимних вечеров – КОТОШУБА!

 


 
11 Тайный переход

– Я почти ничего не вижу! – прокричала Вега из-под шали, которую Флафанора накрутила ей на шляпу так, что концы свешивались и закрывали лицо.

– Тсс! – шикнула Флафанора. В огромном платье миссис Клаттербакс с рюшами по подолу она прошла по переулку и пролезла через открытое окно к себе домой.

В мамином кабинете всё было вверх дном.

– Фелисити Бэт и Эгги Хуф явно тут побывали. Видимо, нас искали, – прошептала Вега, перешагивая через кучи бумаг и обрезков тканей на полу.

– Это хорошо. Значит, больше сюда не придут, – рассудила Флафанора.

– Пока… – проворчала Вега. – И они могут всё ещё быть в доме…

Флафанора на минуту задумалась, а потом объявила:

– Тогда давай воспользуемся тайным переходом. О нём-то они точно не знают. В доме миссис Брю был тайный переход, так хитро устроенный, что из её кабинета можно было попасть в любую комнату почти мгновенно. Правда, сама она чаще всего перемещалась на кухню – за вкусненьким.

Чтобы воспользоваться тайным переходом, нужно просто сесть на стул за письменным столом и пробормотать: «Если очень захочу, и на стуле улечу» – и стул перенесёт тебя в ту комнату, которую ты загадаешь.

Флафанора плюхнулась на стул, Вега примостилась рядом, и тут же у неё перед носом оказалось платье Флафаноры. Оно было таким пышным и с таким количеством оборок и рюшей, что, когда садишься, всё это вздымается, окутывает тебя (и любого, кто оказался рядом).

– Командуй, – разрешила Флафанора и хлопнула Вегу по коленке.

Вега закрыла глаза и пробормотала волшебные слова, думая о спальне миссис Брю.

– Возьмём всё, что нужно, и сразу же отправимся на поиски Пегги, – объявила Вега, стаскивая с головы надоевшую шаль и шляпку.

Стул закрутился на месте, стол отъехал, ковёр завернулся, и девочки увидели люк в полу.

Флафанора вздохнула и принялась со скучающим видом разглядывать свои ногти. Она-то тысячу раз путешествовала на стуле. А вот Вега, которой только рассказали, для чего стул нужен, и велели ни за что и никогда им не пользоваться, изо всех сил вцепилась в спинку.

Стул нырнул в люк и помчался по тёмному туннелю. Крошечные фонарики на стенах освещали сотни эскизов нарядов. Вскоре стул свернул налево, затем направо, а потом вдруг устремился вверх, как лифт, только ещё и вращался.

Вега зажмурилась.

Когда она отважилась открыть глаза, стул уже опять нёсся горизонтально. Откуда ни возьмись, появилась ночная рубашка и сама собой натянулась на Вегу прямо поверх платья. Мягкие тапочки скользнули на ноги. Вега посмотрела вверх – и в ту же секунду ей на голову опустилась сетка для волос, да так, что закрыла всё лицо.

А потом на них посыпался золотой порошок.

– Как красиво! – прошептала Вега из-под сетки.

Но Флафанора уставилась на неё в ужасе.

– Ты что, загадала мамину спальню?

– Ну да. – Вега кивнула. – А что такого?

– ОНА ЗАСЫПАЕТ С ТРУДОМ, ПОЭТОМУ СПЕЦИАЛЬНО СОЗДАЛА СНОТВОРНЫЙ ПОРОШОК, ЧТОБЫ СКОРЕЕ ЗАСЫ…

– Флафанора? – окликнула её Вега.

Но подруга уже крепко спала. А через секунду и сама она отключилась.

12 Фелисити Бэт кое-что придумала

А в это время в Липовом доме…

– Фел-Фел! Фел-Фел! Фел-Фел! Не хочешь прочитать мою статью в «Шикарной жабе»? Она отличная!

Фелисити отмахнулась от подруги:

– Нет. Не мешай, я думаю. Ну как ты могла их упустить?!

– Ты тоже их упустила, – осмелилась заметить Эгги Хуф.

– ОТСТАНЬ! Я ДУМАЮ! – отрезала Фелисити.

– Пытаешься придумать, что теперь делать, да, Фел-Фел?

– Ну разумеется! – огрызнулась Фелисити.

– Тогда думай получше, – посоветовала Эгги. – Где бы ни были Вега и Флафанора, они явно прячутся в каком-то очень тайном местечке.

Фелисити Бэт сжала кулаки.

– Им не удастся всё испортить! Я должна править Водостоком! Я! Все лучшие королевы Водостока вышли из моего рода. И я – лучшая из лучших. Водосток МОЙ!

– Ого! Я не знала, что Водосток твой, но теперь понимаю, почему ты так злишься, когда другие пытаются тебе помешать, – прощебетала Эгги. – Странно даже, что не все ведьмы тебя поддерживают, хотя Водосток твой…

Фелисити сердито уставилась на подругу, а потом неожиданно расплылась в широкой улыбке.

Эгги Хуф не привыкла к тому, что Фелисити улыбается, и на всякий случай отступила на пару шагов назад.

– Мы столько времени их ищем, а ведь за нас это вполне могут сделать другие! – объявила Фелисити и принялась торопливо листать книжку «Правление Силии Крэйфиш».

– Это как?

Фелисити сложила руки у рта и стала что-то бормотать.

– Ты чего это, Фел-Фел?

– Сейчас я устрою настоящую бурю! – усмехнулась Фелисити.

– Терпеть не могу БУРИ!

За окнами стремительно стемнело. Поднялся ветер, и вдалеке послышались раскаты грома. В воздух взмыли тысячи листочков. Один из них прилип к стеклу.

– Ух ты! – восхитилась Эгги.

«РАЗЫСКИВАЕТСЯ! ОНА НЕ ВЕДЬМА!» – было напечатало на листке, а посередине красовался портрет Веги.

Эгги покачала головой:

– Многие, между прочим, вообще не станут это читать. Я, например, такие штуки даже не замечаю.

Фелисити ухмыльнулась:

– Погоди, это ещё не всё…

Она снова поднесла руки ко рту, пробубнила что-то и хлопнула в ладоши.

Эгги вскинула брови.

– И что?

Подруга промолчала.

– Что ты сделала, Фел-Фел? Это… – Эгги глянула на своё платье. – Ой, моё платье теперь из бумаги! Какие-то листовки! – завопила она. – НАДО ЖЕ! ФЕЛ-ФЕЛ, А ТЫ УЖЕ ЗНАЕШЬ, ЧТО ВЕГА РАЗЫСКИВАЕТСЯ И ОНА НЕ ВЕДЬМА?!

13 Спросонья

Вега и Флафанора почти час проспали прямо на стуле.

– Кретинки, – прошипела кошка.

Вега протёрла глаза. И наконец с большим трудом сфокусировалась на чёрном пушистом клубочке.

– Миссис Патиссон? – пробормотала Вега.

Кошка между тем подскочила к Флафаноре и стала шлёпать её лапой по щекам. Та проснулась с криком:

– Что? Где? ДРАКОНЫ!

Вега с трудом встала со стула.

– Что у тебя с юбкой?! – воскликнула Флафанора. – Она вся из листовок!

– Кретинки, – снова прошипела кошка. Вега нагнулась и принялась читать.

– Тут написано… «не… ведьма…». Но я же ведьма!

– А что там мелким шрифтом? – Флафанора подняла край собственной юбки, сделанной из таких же листовок.

– Она нас всех уничтожит! – объявила Вега.

– Ерунда! Не такая уж Фелисити Бэт страшная. Ты её уже побеждала и ещё раз победишь.

– Да нет же! Это обо мне написано! «Вега Дьямема нас всех уничтожит».

Вега в отчаянии опустилась на пол.

Но Флафанора только отмахнулась.

– Да ну, кто поверит в такую чушь?

– Надо найти Фрэн, – сказала Вега. Флафанора поглядела на неё с сомнением:

– Нет, пожалуй… нам лучше НЕ находить Фрэн. Тебя ищут. А Фрэн ужасно БОЛТЛИВАЯ. По-моему, это неудачное сочетание. Да ещё эта её волшебная пыльца повсюду!

Вега рассмеялась.

– Всё равно надо найти Фрэн. Только непонятно, как мы будем её искать, если я должна прятаться.

– Я совершенно уверена, что Фрэн сама нас найдёт, – бросила Флафанора.

А миссис Патиссон подошла к окну и принялась настойчиво мяукать.

Вега выглянула на улицу и чуть не ахнула: там были сотни ведьм.

– Эй, – сказала одна из них. – А что, если Вега Дьямема прячется там…

– Говорят, это из-за неё Пегги ушла! – крикнула другая. – Вредно находиться рядом с не ведьмой. От этого можно сойти с ума. Если бы не она, Пегги бы не исчезла!

– Жабьи жабры! Мне конец, – пробормотала Вега.

– Я, КАЖЕТСЯ, ВИДЕЛА ЕЁ В «ПИРОГИ, ПИРОЖНЫЕ, ВОТ И ВСЁ»! – завопила ещё одна ведьма, и все тут же устремились за ней к кондитерской.

– Да ладно… Рано ещё делать выводы… Может, они вовсе и не охотятся за тобой, – проговорила Флафанора.

А ведьмы в юбках из дурацких листовок со всех ног неслись туда, где, как им сказали, видели Вегу.

14 Вега и Флафанора тоже кое-что придумали

Вега сидела на кровати, а Флафанора ходила туда-сюда по комнате. Слизняк Веги выглядывал из окошка кукольного домика. Миссис Брю заколдовала домик, так что теперь двери перед слизняком открывались сами, а лестницы превратились в эскалаторы.

– У нас нет времени на эту чепуху, – проворчала Вега. – Не могу поверить, что все считают, будто Пегги пропала из-за меня! Не понимаю, что с ней могло случиться! И где она теперь?

Флафанора кивнула.

– Да уж, и правда странно. Отправилась к Силии Крэйфиш и ПРОПАЛА!..

– ФЛАФАНОРА! Сосредоточься! – закричала Вега, вскочив на ноги. – Мы ищем Пегги! И я говорила именно о ней. П-Е-Г-Г-И! Нам нужна она, а не Эдди Эгби! Хватит уже ломать голову, куда подевалась Эдди. Она исчезла сотни лет назад.

– Всего одну, – поправила её подруга. – Одну сотню. Но ты права, прости. Сначала надо отыскать Пегги.

Она отперла калитку в чёрном заборчике, который отделял её часть комнаты, поднялась по винтовой лестнице к кровати и растянулась на одеяле.

Когда Вега вернулась в Гламбург, подруги сразу решили, что будут жить в одной комнате. На половине Веги было чисто и прибрано, стеллажи ломились от колдовских книг. Спала она на обычной кровати, правда, с пологом, скрывавшим постель от посторонних глаз. Полог сделала миссис Брю – очень милый, с узором в виде слизняков.

Половина Флафаноры выглядела гораздо веселее. Тут был огромный светофор, который когда-то свалился в Водосток из верхнего мира. Когда Вега поселилась в комнате, Флафанора передвинула светофор и наколдовала портрет Эдди Эгби вместо зелёного и раздавленную лягушку вместо красного. Если светился портрет Эдди, к Флафаноре можно было прийти, если лягушка – нет.

За светофором был железный заборчик, на котором висела разнообразная одежда. А за забором – Вега узнала об этом, когда Флафанора впервые разрешила зайти на свою половину – стоял мягкий диван, кресло и перед ними – небольшой столик. Столик был волшебным: садишься за него – и из столика тут же высовывается рука с твоим любимым десертом. Ещё у Флафаноры была волшебная чашка, которая сама наполнялась чаем, как только чай в ней заканчивался. А на стеллажах стояли Флафанорины детские книжки. Веге больше всего нравилась сказка под названием «Мелисса и её метла». Написала её ведьма Глория Тэтти, и книжка тут же стала бестселлером в Водостоке. В ней говорилось о девочке Мелиссе, которая постоянно пыталась то съесть свою метлу, то сломать. Любимая глава Веги была о том, как Мелисса сделала себе огромный многослойный бутерброд и сунула в него метлу, но, когда откусила кусочек, сломала четыре зуба.

Кровать у Флафаноры была высоко – так высоко, что, когда на ней лежишь, можно коснуться потолка. К кровати вела винтовая лесенка. Потолок тоже был заколдован и показывал верхний мир.

Лёжа у себя в кровати, Вега иногда свешивалась с края и, повернув голову, рассматривала проезжавшие по потолку автобусы, пробегавших прохожих и собак. Правда, у миссис Брю были довольно смутные представления о верхнем мире, и потому по тротуару то и дело проходил голубь величиной с машину, а в небе пролетала ведьма на пылесосе.

– У нас нет никаких зацепок. Мы знаем только, что два дня назад Пегги ещё была в Липовом доме, а сегодня её там нет! – прокричала сверху Флафанора.

Вега подошла к светофору. Раздавленная лягушка погасла, высветился портрет Эдди Эгби.

– ВХОДИ! – разрешила Флафанора.

Вега открыла калитку, прошла мимо стола, из которого тут же высунулась рука с куском клубничного пирога, и поднялась к кровати.

– Даже не знаю, с чего начать, – со вздохом пожаловалась Вега, щёлкнула пальцами, и перед ней появился блокнот с ручкой. – Пегги может быть где угодно. Кто знает, куда она делась.

Ручка сама собой стала записывать за Вегой.

– Давай попроще. – Флафанора схватила ручку и отбросила её в сторону. – В последний раз Пегги видели в Липовом доме. Значит, оттуда и надо начинать.

– Да, но как нам туда проникнуть, да ещё и тайком? – спросила Вега, снова вздохнув.

Флафанора вскочила с кровати, сбежала вниз по лестнице и щёлкнула пальцами. Один из стеллажей отъехал в сторону. За ним оказалась огромная гардеробная.

– Мы туда попадём, Вега. Честное слово!

Вега подошла к ней:

– Но как? Как нам туда пробраться?

Это очень опасно.

– А мы и не станем пробираться…

– Чего? – удивилась Вега. Флафанора рылась в своих вещах.

– Мы войдём прямо через парадную дверь. Надо просто переодеться так, чтобы нас никто не узнал…

15 Туфляндия

– Откуда-откуда вы? – переспросила Эгги Хуф, удивлённо вскинув бровь.

– С аллеи Платьев в далёком городе в… Туфляндии, – проговорила Вега тоном старушки, которой только что наступили на больной палец. Она поправила шляпу, посильнее надвинув её на глаза. Вега была в наряде, который для неё в считаные минуты подобрала Флафанора. Пушистый чёрный свитер и омерзительная юбка в горошек с оборками (юбку ей подарила Фрэн в честь «поселения в Гламбурге НАВСЕГДА»). Флафанора пришила свитер к юбке большими чёрно-белыми пуговицами. Вид получился чудовищный.

– Туфляндии? – повторила Эгги Хуф.

Аллея Платьев, кстати, действительно существует. Правда, находится она в Сереброке – втором крупнейшем городе Водостока после Гламбурга. Флафанора один раз была там, а миссис Брю училась в Сереброке на модельера. А вот Туфляндию Вега выдумала.

– Ты что, никогда не слышала о Туфляндии? – взревела Флафанора низким, хриплым басом и незаметно бросила испепеляющий взгляд на Вегу. – А я-то думала, ты всё знаешь о моде. Ты же главный редактор «Шикарной жабы»!

– Да-да, конечно, я слышала о Туфляндии, – торопливо защебетала Эгги Хуф. – Там… очень мило.

– Можно, наконец, войти? – ворчливо спросила Вега. – Мы привезли множество нарядов. Совершенно эксклюзивных. Во всей Фуфляндии… то есть Туфляндии ещё никто их не видел. И уж тем более в Гламбурге!

Эгги Хуф радостно захихикала и подскочила на месте.

– О! И я первая их увижу? А вот такая дурацкая юбка, как у вас, скоро будет в моде, да?

Флафанора оглядела свою юбку с наскоро пришитыми к ней чашками и кофту, перемотанную десятком сверкающих ремней, и высокомерно проговорила:

– Нет, эта юбка уже почти вышла из моды. А вот у нас в коробках совершенно ПОТРЯСАЮЩИЕ вещи…

– ЗАХОДИТЕ! – взвизгнула Эгги Хуф, жадно косясь на коробки. – И покажите мне скорее всё-всё, что вы привезли!

И девочки вошли в Липовый дом – через парадную дверь, как и обещала Флафанора.

– «Туфляндия»! Это ж надо было такое брякнуть! – прошипела Флафанора Веге на ухо. – Чуть всё не испортила!

– А твоя подружка тоже тут, милочка? – спросила Флафанора у Эгги Хуф, с беспокойством поглядывая в коридор.

Эгги Хуф им поверила, но Фелисити Бэт, конечно, не проведёшь.

– Нет, она проверяет, всё ли готово для суда над не ведьмой! – ответила Эгги Хуф из-за ширмы, за которой переодевалась. – Как только Вегу поймают, её будут судить! – радостно сообщила она.

Вега нервно стёрла пот со лба и поправила парик.

– Нам некогда играть в переодевания, – прошептала она Флафаноре.

– Да ладно, это же весело! – ответила та, глядя на Эгги, как раз показавшуюся из-за ширмы.

– Так, значит, надо повесить туфли на уши? – уточнила она, пристраивая каблук за ухо. – И трусы правда носят поверх юбки?

– Только так! – ответила Флафанора, едва сдерживаясь, чтобы не расхохотаться. – А теперь нужно сфотографироваться.

– Где у вас дамская комната? – спросила Вега.

– Прямо по коридору, – ответила Эгги, натягивая колготки на голову.

– Прелестно! – похвалила её Флафанора.

А Вега помчалась по коридору.

– Пегги! – позвала она шёпотом. – ПЕГГИ!

«Ну ладно, представим, что я злая ведьма, – принялась размышлять Вега. – Мне нужно спрятать другую ведьму. Где бы я её спрятала?»

В шкафу? Под ковром?

За занавеской?

К сожалению, ничего путного ей в голову не пришло.

– Пег, ты где? – звала Вега, бегая из комнаты в комнату.

И тут она прошмыгнула в кабинет. На столе, заваленном разными бумагами, горела лампа. Вега подбежала и принялась в них рыться.

– Да, вот так очень мило, – доносился до неё голос Эгги Хуф. – Вы совершенно правы, трусы поверх юбки смотрятся гораздо лучше! Вы действительно понимаете в моде в этой своей Туфляндии. А шляпки на ногах как называются?

– Туфляпки, – ответила Флафанора.

В бумагах ничего интересного не обнаружилось. Вега просматривала их одну за другой и откладывала в сторону. В основном это были предложения по новым законам от разных ведьм. И тут, когда Вега уже отчаялась, она заметила кое-что любопытное. Клочок бумаги, на котором почерком Пегги было написано:

Зайти к мисс Флинт. Узнать про куклу.

 

Мисс Флинт! Злобная хозяйка магазина «Кривые куклы» в Доках.

Вега запихнула записку в карман. Негусто. Но лучше, чем ничего. Надо отправиться к мисс Флинт и выяснить, не приходила ли Пегги. Может быть, вредная старуха – последняя, кто видел Пегги.

– На этом всё. Нам пора возвращаться в нашу прелестную Туфляндию, – послышался голос Флафаноры.

Вега промчалась по коридору и догнала Эгги и Флафанору, как раз когда они вышли в холл.

У Эгги Хуф вид был такой, будто её наряжала стая безумных кошек с изощрённым чувством юмора.

– Главное, милочка, не забудь выйти в город. Покажи местным ведьмам, как нужно одеваться, – велела Флафанора, из последних сил сдерживая смех.

– Непременно, – пробормотала Эгги Хуф немного невнятно – на голове-то у неё был полосатый носок, закрывавший всё лицо. – До свидания.

ШИКАРНАЯ ЖАБАЖурнал для модниц

Привет, это снова я! Новый номер журнала «Шикарная жаба» – просто ФАНТАСТИЧЕСКИЙ! Он посвящён Туфляндии. Туфляндия – это такая страна. Правда, ни на одной карте я её не видела, так что не скажу, где она, но Туфляндия точно существует, потому что ко мне приходили ведьмы оттуда. В Туфляндии, как нигде, понимают в моде. И вы сами в этом убедитесь. На каждой странице вы увидите примеры туфляндской моды. Модель – я сама. И запомните: ЕСЛИ НЕ БУДЕТЕ ОДЕВАТЬСЯ ПО-ТУФЛЯНДСКИ, ВЫ ПОЖАЛЕЕТЕ, ПОНЯТНО?

 

До встречи.

 Эгги Хуф, главный редактор «Шикарной жабы», правая рука королевы, фанатка туфляндской моды
16 Мисс Флинт

– Я уже говорила и ещё раз повторю: я НЕ БУДУ разговаривать с гадкими ведьмами из верхнего мира. И уж тем более с ведьмами из Гламбурга. Так что с вами я тоже разговаривать не буду! – рявкнула мисс Флинт.

Вега и Флафанора пришли в магазин «Кривые куклы».

Вега вспомнила, как в прошлый раз была тут, когда они с Пегги участвовали в «Битве ведьм». Казалось, это было тысячу лет назад. Она так увлеклась воспоминаниями, что едва заметила знакомое жужжание под ухом.

– А со мной?! – воскликнула Фрэн и опустилась на стол мисс Флинт.

На этом же столе лежала большая кукла без руки. Мисс Флинт пыталась приделать ей вместо руки кукольную ногу.

– Со мной вы будете разговаривать?!

– ФРЭН! – воскликнула Вега.

Она ещё никогда не была так рада видеть эту самовлюблённую и немного чокнутую фею.

Фрэн подлетела к её лицу и попыталась обнять за щёку.

– Я везде вас искала. И не только я! Я так за вас волнуюсь, милые мои! Я…

– Выметайтесь отсюда! – гаркнула мисс Флинт.

– Я всего лишь хотела вас кое о чём спросить, мисс Флинт, – вежливо проговорила Фрэн, кружась в воздухе и рассыпая повсюду волшебную пыльцу.

– О чём? – нетерпеливо буркнула старуха.

– О чём я хотела её спросить? – шепнула Фрэн Веге.

– Когда она в последний раз встречалась с Пегги и не спрашивала ли её Пегги о какой-то кукле, – прошептала в ответ Вега.

Фрэн так и спросила. Но мисс Флинт покачала головой:

– Я не общалась с Пегги уже целый месяц. В последний раз я её видела на открытии новых домов из туфель на другой стороне улицы.

Вега показала ей записку Пегги.

– Так вы не знаете, что это значит?

Мисс Флинт посмотрела на записку и снова покачала головой.

17 Нет никакой Туфляндии!

– Нет никакой Туфляндии! – орала Фелисити Бэт, стуча по голове Эгги Хуф. Удары смягчал полосатый носок.

– Но они сказали именно «Туфляндия», – пробормотала Эгги.

Фелисити Бэт раздражённо вздохнула.

– Значит, они соврали, ясно?

– Но они знали всё-всё о туфляндской моде…

Фелисити, державшая фарфоровую чашку, так её сжала, что она раскрошилась.

– Ладно, зато мы знаем, что они всё ещё в Гламбурге, – объявила она.

– Кто?

– Тьфу, ну что за идиотка?! Вега и Флафанора, конечно! – воскликнула Фелисити Бэт и сорвала носок с головы Эгги.

– Ой, – пискнула та.

Фелисити Бэт злобно рассмеялась.

– Ладно, подруга, мы всё равно их скоро поймаем.

– Лучшая подруга, – радостно поправила Эгги Хуф.

18 Охота на ведьм

– И кстати, я вам уже рассказывала про свою причёску? – трещала Фрэн на лету, пока Вега и Флафанора бежали по переулкам в Доках. – А знаете, что Фелисити Бэт устроила в Проливуде? Она закрыла канал «ФЕИ-5»! Это ужасно, просто ужасно!

– Почему закрыла? – удивилась Вега.

– Феи её, видите ли, РАЗДРАЖАЮТ! – заявила Фрэн, кружась и рассыпая волшебную пыльцу. – Раздражают! Нет, вы подумайте!

– Честно говоря… – начала Флафанора, отряхиваясь от пыльцы, но Вега ткнула её локтем в бок, и она замолчала.

На столбе висел плакат: «НАЙДИТЕ ВЕГУ, ПОДДЕЛЬНУЮ ВЕДЬМУ!»

– Какая удачная фотка! – воскликнула Фрэн.

Вега вздохнула и покачала головой. Тут из-за столба вылетело что-то крошечное и метнулось прямо к девочкам.

– СТОЯТЬ! – завопило оно и врезалось Веге в лицо. Не в то, которое на фото, а в настоящее.

– Вот жаба! – воскликнула Вега.

– Криспи! – процедила Фрэн сквозь зубы.

Скосив глаза, Вега отлепила злобную фею от носа.

– Ты чего это, Криспи?

– Я тебя сейчас арестую! – радостно объявила Криспи.

Фрэн погрозила ей пальчиком.

– Я запрещаю тебе её арестовывать!

Криспи достала крошечные наручники и защёлкнула их на пальце у Веги.

– Ага, попалась!

Раздражённо вздохнув, Флафанора смотрела, как Криспи, отдуваясь и фыркая, пытается вести за собой Вегу.

– А за что меня арестовали? – спросила Вега.

Криспи порылась у себя в кармане и вытащила маленький свиток.

– Тебя арестовали за то, что ты не ведьма!

– Но я ведьма. Если переставить буквы в моём имени и фамилии, получится «Я МЕГАВЕДЬМА», – проговорила Вега.

– Только знаешь… – тихо начала Криспи. – Прежде чем я отведу тебя в Липовый дом, я хочу кое о чём попросить…

19 «Щипальцы за пальцы»

– Я отказываюсь участвовать в этом безобразии! – вскричала Фрэн.

Уперев руки в боки, она с возмущённым видом застыла в воздухе.

Вега стояла посреди съёмочной площадки в Проливуде. Перед ней сам по себе висел занавес и слегка покачивался. Лиззи Бист освещала площадку крошечным фонариком. Увидев Вегу, она кивнула. Вега улыбнулась в ответ.

– Да это же будет умопомрачительный фильм! – возразила Криспи. – «Щипальцы за пальцы» наверняка получат награду как лучший и единственный фейский фильм года. И нам не хватает всего одного щипальца!

– Если я соглашусь, ты отпустишь Вегу? – сквозь зубы спросила Фрэн.

Криспи с минуту размышляла.

– Нет, не отпущу.

– Но почему?! – вскричала Фрэн.

– Потому что, когда я её приведу на суд, все поймут, какая я умная и вообще молодец.

Фрэн скрестила руки на груди.

– Ну… предположим. Но если ты всё равно не отпустишь Вегу, зачем тогда мне сниматься в ваших «Щипальцах»?

И тут Криспи заметила слизняка, медленно скользившего по полу, и радостно взвизгнула:

– Он может сыграть!

– Мой слизняк! – Вега подхватила малыша и погладила по пышным волосам. – Как ты сюда попал?

– Наверно, спрятался у тебя в шляпе, – подсказала Фрэн и покачала головой.

– Подходит! Просто ИДЕАЛЬНО! – взвизгнула Криспи.

– Для чего? Для «Щипальцев»? – обеспокоенно спросила Вега, нежно прижимая слизняка к себе.

Криспи закивала.

В эту минуту на площадку вышли все остальные феи. Вега не видела их со времён «Битвы ведьм»: Сердитые Сестрички, Миллбаг-Мэй, Донна и Джули Джамбо Вингз (которая просит звать её просто Джули). Все они были в чёрных платьях и с самыми кислыми лицами. Некоторые издавали непонятные звуки типа «м-м-мм-м… гр-р-р-р-р… а-а-а-а-а-а… и-и-и-и-и…».

– Разогреваются, – пояснила Лиззи Бист. – А ещё они любят потанцевать перед съёмкой.

Лиззи щёлкнула пальцами, и на середину площадки вылетела небольшая коробочка и зависла в воздухе. Она была похожа на шкатулку для украшений, но, когда крышка медленно поднялась, внутри оказалась статуэтка феи. Лиззи Бист кивнула – шкатулка задрожала и из неё полилась чудовищно громкая музыка.

Вега заткнула уши. Флафанора взвыла.

Феи захлопали в ладоши и принялись кружиться в воздухе.

Волшебная пыльца тут же посыпалась ПОВСЮДУ.

– А-а-а! ГЛАЗА ЖЖЁТ! – закричала Флафанора.

Феи плясали. Даже Сердитые Сестрички, обычно всем недовольные, улыбались от уха до уха, прыгали и поводили ручками.

– Это последний хит «Серебристых крыс». Называется «Тряхнём костями». Они от него просто без ума, – пояснила Лиззи Бист, перекрикивая музыку.

Донна дёргала головой так, что, казалось, та вот-вот отвалится. Миллбаг-Мэй отплясывала прямо перед лицом у Веги и хлопала в ладоши – целые тучи пыльцы летели Веге в нос. Она чихнула, выронила слизняка… Вот так и вышло, что слизняк получил роль шестой феи, точнее, шестого щипальца в лучшем и единственном фейском фильме года.

– Внимание! – закричала Криспи, усевшись на крошечный стульчик, подписанный её именем. – МОТОР!

Слизняк пополз на площадку.

Вега смотрела за тем, что происходит, на экране камеры.

Пять минут спустя – слизняки всё-таки ползают очень медленно – в кадре показалась его причёска.

Криспи заговорила низким и, как она полагала, зловещим голосом:

– В краю кривых деревьев и великолепных фей обитают чудовищные мутанты. Они наделены сверхскоростью…

Слизняк медленно вполз в кадр.

– Они ужасны на вид…

Камера наплыла на высокую причёску слизняка.

– Какой бред! – фыркнула Фрэн.

Флафанора зажимала себе нос, чтобы не расхохотаться. А Вега с интересом наблюдала за съёмкой.

Лиззи Бист опустила на площадку две огромные бутафорские ноги.

– Однажды почтенная старушка Оливия Рюш вышла прогуляться.

Лиззи Бист передвинула ногу.

– Старушка Сопливия Чушь пошла гулять босиком? – ехидно спросила Фрэн.

– ОЛИВИЯ РЮШ! – прошипела Криспи. – Тсс! Она и представить не могла, что на неё нападут ЩИПАЛЬЦЫ ЗА ПАЛЬЦЫ.

Флафанора, казалось, вот-вот лопнет от смеха.

Слизняк удивлённо уставился в камеру.

– Никогда не смотри в камеру! – тихонько одёрнула его Фрэн.

– Не стой на месте! – строго добавила Криспи.

Слизняк медленно пополз к ноге, забрался на большой палец.

– УЖАСНЫЕ ЩИПАЛЬЦЫ ЗА ПАЛЬЦЫ АТАКУЮТ!

Слизняк поелозил по пальцу.

– Он только слизь размазывает, – проворчала Донна. – И ничуть не щиплется!

Криспи вздохнула.

Слизняк шлёпнулся на пол и пополз прочь с площадки.

Флафанора наконец захохотала в голос.

– Это самый нестрашный ужастик всех времён!

Криспи сморщилась. Из её глаз посыпались потоки волшебной пыльцы.

– Я СЕЙЧАС ЖЕ отведу вас всех в Липовый дом!

Вега подхватила слизняка и взяла Флафанору под руку.

– ДАЖЕ НЕ ДУМАЙТЕ!

Лиззи Бист кинула Веге зонтик. И как только та его схватила, Лиззи щёлкнула пальцами, и Вега с Флафанорой помчались вверх.

– НЕ ПОВРЕДИТЕ ПАВИЛЬОН! – заорала Криспи, как раз когда они пробили крышу и понеслись вверх под бесконечными проливудскими потоками воды.

20 Ну и Фрэн!

– ГДЕ СПРЯТАТЬСЯ? ЧТО ТЕПЕРЬ ДЕЛАТЬ? Я В ПАНИКЕ! – завопила Фрэн и, описав широкую петлю в воздухе, врезалась Флафаноре в спину и шлёпнулась на пол.

– Фрэн, ты лучше всех знаешь Проливуд, – проговорила Вега. – Где тут можно спрятаться?

Фрэн задумалась.

– А, я знаю отличное местечко! СЮДА! СЮДА!

И она метнулась к павильону № 5.

На двери висела табличка «Каждой крошке по крошке».

Вега с Флафанорой заскочили внутрь и тут же застыли.

Фрэн прыгала на столе размером с коробку для обуви. Стул был не больше кружки. Буфет – как две банки с фасолью.

– Прости, конечно, – сказала Флафанора, – но в этой комнатушке точно не спрячешься.

Фрэн посмотрела на них снизу вверх – на двух огромных ведьм, стоящих посреди комнаты с крошечной мебелью.

Вега попыталась спрятать ногу за холодильник (высотой с банан) и случайно его опрокинула.

– Я как-то не подумала… – промямлила Фрэн.

Тут же в комнату ворвалась Криспи и завопила:

– ТЫ АРЕСТОВАНА!

– Крысу мне в суп! – проворчала Вега. Флафанора попятилась к двери.

– ПОПАЛАСЬ! – крикнула Криспи в левую ноздрю Веги.

Поморщившись, Вега огляделась.

– А Флафанора что, ушла?!

– Ах, мой холодильник поломан! Окончательно и бесповоротно! – принялась причитать Фрэн.

21 Суд над не ведьмой

Вега стояла на помосте перед Липовым домом, а вокруг собрались все ведьмы Гламбурга.

– Она не ведьма! – крикнул кто-то.

– НЕ ВЕДЬМА! НЕ ВЕДЬМА! – принялась скандировать толпа.

Вега не верила своим ушам.

– НЕ ВЕДЬМА! НЕ ВЕДЬМА! – кричали ведьмы.

Фелисити Бэт поднялась на помост и вскинула руку. Тотчас же стало тихо.

– Вы все знаете, что в последнее время в городе происходит немало странного. Ведьмы, занимающие важные посты, просто исчезают!

– Как главный редактор «Шикарной жабы» – Дарси Дрим! – подсказали из толпы.

– Она не исчезла, – вмешалась Эгги Хуф. – Она просто играет в прятки сама с собой.

Бросив на Эгги испепеляющий взгляд, Фелисити Бэт продолжила:

– В общем, только за сегодняшний день многие другие ведьмы пропали. Здесь и там слышатся странные звуки! Городские кошки плачут!

– Одеваются ведьмы отвратительно! – добавила старуха из толпы и показала пальцем на Эгги Хуф.

– Вообще-то я одета по последней туфляндской моде, – заявила Эгги.

Старуха удивлённо на неё уставилась и промолчала.

– И всё это происходит из-за одной ведьмы, которая находится среди нас, причём на самом деле она вовсе не ведьма! Это Вега Дьямема! – объявила Фелисити Бэт, и толпа взревела.

Кто-то метнул туфлю Веге в голову.

– ОЙ!

– Она чувствует боль! Значит, она не ведьма! – закричал кто-то.

– Все ведьмы чувствуют боль, – возразила Вега.

– Она РАЗГОВАРИВАЕТ! Значит, она не ведьма! – закричали в толпе.

– Да вы все сошли с ума! – воскликнула Вега и всплеснула руками.

– Она не ведьма – у неё есть РУКИ! – крикнул ещё кто-то.

Фелисити Бэт просто сияла. Страшно довольная собой, она наслаждалась хаосом, который сама устроила.

– Не ведьмы портят наш Водосток. Они опасны! Их надо бояться. Ненавидеть! Их надо ИСТРЕБИТЬ! – проорала она.

Толпа обезумела. В Вегу полетела ещё одна туфля. Но на этот раз девочка её поймала.

– ОНА ЛОВИТ ПРЕДМЕТЫ! ОНА НЕ ВЕДЬМА!

Вега вздохнула.

– Ведьмы тоже могут ловить предметы, – прокричала Фрэн, носясь над толпой. – И феи тоже!

В неё кинули туфлей, и Фрэн плюхнулась на землю.

– ОНА НЕ ВЕДЬМА!

И тут Вега заметила в толпе необычную шляпку. Ведьмы зашушукались, стали передавать друг другу какие-то листки.

Шляпка наклонилась, и Вега увидела наконец, кто под ней. Флафанора!

Она подмигнула Веге.

– Чем вы докажете, что я не ведьма? – спросила Вега. – У вас есть доказательства?

Фелисити Бэт хихикнула.

– Эгги Хуф, зачитай список доказательств!

Эгги вышла вперёд, поправила юбку, висевшую у неё на шее, и прочитала:

– «Доказательство первое. Ты явилась в Гламбург совсем недавно из верхнего мира, где живут не ведьмы».

– Я там жила вместе с ведьмой мисс Хекс!

– «Доказательство второе, – продолжала Эгги, не обращая на неё внимания, – ты носила джинсы, а ведьмы джинсы не носят».

– Потому что я жила наверху! – воскликнула Вега, чувствуя, что всё бесполезно.

– «Доказательство третье. У всех ведьм есть кошки, а у тебя нет. Вместо кошки у тебя вот это». – Она показала собравшимся слизняка и сделала вид, что её тошнит.

– Отпусти его! – вскрикнула Вега и бросилась к Эгги.

Та швырнула слизняка на пол, а Фелисити щёлкнула пальцами – и слизняк взлетел в воздух. Вега с ужасом смотрела, как он падает.

А Флафанора между тем всё шныряла в толпе.

– Лови его! – завопила Вега, и в ту же секунду слизняк шлёпнулся на ладонь Флафаноры. Она подняла его над головой и улыбнулась.

– Жалкая победа, – фыркнула Фелисити Бэт. – И всё равно всем ясно, что ты не ведьма.

– Я умею колдовать! – Вега щёлкнула пальцами, и ничего не произошло.

Она вытерла руку о юбку и снова щёлкнула. Бесполезно. Она хотела только сбить шляпку с одной из жительниц Гламбурга. Но у неё даже это не вышло. Вообще-то она уже многому научилась, но, видимо, когда нервничала, колдовать не могла.

– ОНА НЕ ВЕДЬМА! В ЕЁ ПАЛЬЦАХ НЕТ МАГИИ!

Фелисити Бэт важно кивнула:

– Вот именно. Она не ведьма. И её надо покарать.

– Не так быстро, – раздался голос из толпы. Это была Мэвис, которая торговала джемом. – Здесь написано, что это как раз ты не ведьма, Фелисити Бэт! – Мэвис потрясла какой-то листовкой.

Фелисити тут же её выхватила и чуть не позеленела.

– Ага! Это наверняка твои выходки! – прокричала она и ткнула пальцем в Флафанору.

– Как я, по-твоему, подделаю фотографию? – спросила Флафанора, небрежно пожав плечами.

Ведьмы в толпе зашушукались.

Вега взглянула на листок и увидела фото Фелисити Бэт. Та сидела на стуле, одетая в форму своей престижной школы на Волшебной Вершине, а на голове у неё была шляпа, украшенная лампочками, из которых складывались слова: Я НЕ ВЕДЬМА.

– Подделка! Это она добавила сюда дурацкую шляпу! – Фелисити скомкала бумагу и отшвырнула.

Уткнувшись носами в листовки, жительницы Гламбурга внимательно их разглядывали.

– Вот жаба! – ругнулась Фелисити Бэт.

– У меня их ещё немало, – проговорила Флафанора.

Тут Вега заметила, как подруга повела пальцем, и толпа разразилась смехом.

На голове у Фелисити Бэт появилась точно такая же шляпа, как на фото. Только лампочки мигали, и снова и снова вспыхивала надпись: «Я НЕ ВЕДЬМА. Я. НЕ. ВЕДЬМА. ЯНЕВЕДЬМА».

А Фелисити Бэт даже ничего не заметила, пока Эгги Хуф не вскрикнула:

– Фел-Фел, у тебя на шляпе написано, что ты не ведьма!

Фелисити сорвала с головы шляпу и направилась назад в Липовый дом.

– Я ещё доберусь до тебя, Вега Дьямема, – прошипела она на прощание.

Но за хохотом толпы её было едва слышно.

22 Фотография Эдди Эгби

После глупого суда, если его вообще можно так назвать, смертельно обиженная Фелисити Бэт больше не показывалась. Она окончательно убедилась в том, что, если на «умную» мысль навели слова Эгги Хуф, лучше её сразу выкинуть из головы, а не строить на ней коварный план. Сама Эгги по-прежнему разгуливала по городу, одетая по последней туфляндской моде.

А Вега с Флафанорой и Фрэн всё так же искали Пегги, довольные хотя бы тем, что теперь жительницы Гламбурга не считают Вегу виновной в исчезновении королевы. Впрочем, ведьмы продолжали пропадать, и многие – по крайней мере, добрые ведьмы – мечтали, чтобы Фелисити Бэт поскорее убралась из Липового дома. И Вега мечтала об этом больше всех.

Вместе с Флафанорой и вопящей, рассыпающей повсюду пыльцу Фрэн они спустились в подводный город и поднялись на Волшебную Вершину. Они составили длинный список мест, в которых могла побывать Пегги, и проверяли их одно за другим. Но они уже добрались почти до конца списка, а следов Пегги не нашли.

Флафанора предположила, что злобная парочка – Фелисити Бэт и Эгги Хуф – могла отправить Пегги в какой-нибудь другой город Водостока. Ведь есть ещё Сереброк, где миссис Брю училась в университете. Дома в этом городе стоят на высоких серебряных сваях. И Слякдон, но там и смотреть-то нечего – большая часть его залита водой. По мнению Флафаноры, самый лучший город – Гламбург. К тому же со времён Великого Переселения, когда злые ведьмы ушли в верхний мир, многие города Водостока просто опустели. Хотя, конечно, это вовсе не значит, что Фелисити и Эгги не спрятали Пегги в одном из этих пустых городов…

Вега лежала в постели и не могла заснуть. Она вспоминала карту Водостока на стене в Липовом доме и думала о том, что Пегги просто НЕВОЗМОЖНО найти. Любимый слизняк, капая слизью, мирно посапывал у неё на подушке.

Фрэн решила устроиться в кукольном домике, потому что он как раз подходил по размеру. Слизняку это, кажется, не понравилось. Но сказать наверняка трудно – у слизняков не очень выразительные мордочки.

Вега не могла понять, как все могут спокойно спать, зная, что Пегги в опасности. Разве они за неё не переживают? А что, если её так и не удастся найти? Что, если Фелисити Бэт окончательно разорит Водосток и сделает его ужасным, гадким местом? Что, если Эгги Хуф так никогда и не снимет туфли с ушей?

Наконец Вега почувствовала, что больше не может обо всём этом думать.

– Флафанора, – прошептала она, – ты спишь?

Подруга не ответила. Тогда Вега выбралась из кровати и подошла к заборчику, отделявшему вторую, захламлённую половину комнаты.

– Флафано-о-ора…

Светофор показывал раздавленную лягушку. Вега всё равно открыла калитку. Флафанора сидела на диване, а вокруг лежали кипы разных бумаг, освещённые тусклым светом.

– Флафанора, – прошептала Вега, – я не могу уснуть. Так переживаю за Пегги… – И тут она умолкла, заметив, что разглядывает подруга. – ЧЕМ ЭТО ТЫ ЗАНИМАЕШЬСЯ?!

Из стола выскочила рука с куском клубничного пирога, и бумаги взвились в воздух.

– КРЫСУ МНЕ В СУП! – воскликнула Флафанора, ловя листочки.

– Тсс, – шикнула Вега. – Весь дом перебудишь!

Миссис Патиссон лежала возле Фалфаноры, свернувшись клубочком.

– Кретинки, – прошипела она.

– Да ладно, здесь никого нет, кроме Фрэн! – огрызнулась Флафанора. – И слизняка. И вот этой старушенции.

Миссис Патиссон покачала головой и снова заснула.

– Я всего лишь хочу понять, что произошло! – продолжила Флафанора. – Это что, запрещено?

Вега села рядом с ней и взяла одну из фотографий. На всех фото была Эдди Эгби.

– Почему тебя так заботит Эдди? Ведь она пропала сто лет назад, а Пегги – совсем недавно.

Флафанора откинулась на спинку дивана и виновато сказала:

– Просто мне очень нравится Эдди. Вега сердито посмотрела на неё.

– И Пегги тоже, конечно, – продолжила Флафанора. – Но мне почему-то кажется, что если мы поймём, куда делась Эдди, то сумеем найти и Пегги.

– Глупости, – бросила Вега, рассеянно перебирая бумаги. Флафанора собрала кучу всего, связанного с Эдди Эгби: её блокноты, счета – например, написанный вручную счёт из «Клаттербакса», который Эдди получила сто лет назад, – всякие записи о том, где она побывала перед своим исчезновением. Флафаноре даже удалось раздобыть несколько снимков тех времён.

Флафанора рассеянно взяла одну из фотографий и вздохнула.

– Ты права, это всё глупости. Эдди Эгби подождёт.

– И что ты о ней узнала? – спросила Вега, не сводя глаз с фотографии, которую держала Флафанора. Она заметила на ней кое-что интересное.

– Немного. В тот день она проснулась и сразу отправилась в «Клаттербакс» завтракать. Там мы её и встретили. Она собиралась подняться в верхний мир – так записано и в её дневнике. Эдди нашла трубу, ведущую в ванную английской королевы. Она хотела узнать побольше о придворной моде. Но прежде чем отправиться наверх, она решила навестить Силию Крэйфиш, которой как раз исполнился годик. Эдди и сама нам так сказала. Но тут все нити обрываются. Никто не видел, как Эдди выходит из дома Крэйфиш. Так что неизвестно – может, она вообще не выходила. Или её схватили в верхнем мире – ведьме в королевской ванной, наверно, не обрадуются.

– Когда сделали эту фотографию? – Вега кивнула на фото в руке у Флафаноры. На нём Эдди Эгби стояла на Гламурном проспекте и махала рукой. Позади была толпа радостных, улыбающихся ведьм.

– Она как раз вышла из «Клаттербакса». А потом отправилась к Силии Крэйфиш. Мы видели её незадолго до того, как было сделано фото.

Вега взяла снимок и стала внимательно его изучать.

– Ладно, надо убрать всё это. А то я не могу сосредоточиться на Пегги, – со вздохом проговорила Флафанора и принялась складывать листочки.

Но Вега промолчала. На фото действительно было кое-что очень интересное. Она разглядела на нём ещё двух знакомых ведьм. За спиной у Эдди стояла мисс Хекс! Лица почти не было видно, но Пегги столько времени провела со старухой, что сразу же её узнала. Рядом с ней стояла мисс Флинт, хозяйка «Кривых кукол». Обе ведьмы выглядели чуть моложе, но ненамного.

– Что ты там разглядываешь? – спросила Флафанора.

Вега ткнула пальцем. Мисс Флинт не просто позировала фотографу. Она тайком подсовывала в сумку Эдди Эгби старую куклу.

– Кукла! Пегги тоже писала о какой-то кукле в записке, которую ты нашла в Липовом доме! – воскликнула Флафанора.

– Но зачем это мисс Флинт? – удивилась Вега.

Откуда ни возьмись, появилась Фрэн в ночной маске, надвинутой на глаза, и тут же с разгона врезалась в стеллаж.

– Ой! – взвизгнула фея, и в воздух взвились облака пыльцы. – Меня никто не предупредил, что у нас сегодня вечеринка! – закричала она, сняв маску и заметив клубничный пирог на полу.

– Да нет тут никакой вечеринки, – уныло проговорили Вега и Флафанора.

– А зря!

Фея закружилась по комнате, размахивая руками. Посыпались крошечные пирожные и сами собой сложились в аккуратную пирамидку на полу.

– Угощайтесь! – пригласила Фрэн.

По воздуху проплыл чайник и налил чаю в крошечные чашечки.

Флафанора рассказала Фрэн о фотографии.

– Сомневаюсь, что это имеет хоть какое-то отношение к Пегги! – решительно заявила фея. Но тут её крылышки запутались в пышном платье, и она рухнула прямо в чайник.

Флафанора выловила её и встряхнула.

– Тебе не кажется странным, что мисс Флинт положила в сумку Эдди Эгби куклу и вскоре Эдди пропала, а через сто лет после этого Пегги написала, что собирается поговорить с мисс Флинт о какой-то кукле, и тоже пропала? – спросила Вега.

Фрэн покачала головой:

– Мисс Флинт – хозяйка магазина «Кривые куклы». Скорее всего, с ней только и говорят что о куклах!

Вега вздохнула. Фрэн права.

– Впрочем, мисс Флинт – странная особа… – добавила фея.

– Может, стоит спросить у Скальных ведьм, когда мы поедем к ним искать Пегги? – предложила Флафанора. – Вдруг они что-то знают. В конце концов, это самые старые ведьмы в Водостоке.

Миссис Патиссон подняла голову и протянула когтистые лапы к Флафаноре.

– НЕТ, МИССИС ПАТИССОН, ТЫ НЕ ПОЙДЁШЬ С НАМИ К СКАЛЬНЫМ ВЕДЬМАМ! Ты останешься здесь сторожить дом и присматривать за слизняком.

Слизняк тем временем заполз в свой домик и поднимался на второй этаж на эскалаторе. Судя по всему, он направлялся к буфету. Он всегда там прятался, когда его оставляли с миссис Патиссон.

– Скальные ведьмы только и делают, что веселятся и лопают торты. Вряд ли они что-то знают, – заметила Фрэн, слизывая чай с платья.

– Хорошо хоть, Фелисити Бэт и Эгги Хуф оставили нас в покое, – сказала Вега. – И то спасибо.

Фрэн передёрнула плечиками. Она чуяла, что Фелисити Бэт не из тех, кто так просто сдаётся…

23 Гмм

Фелисити Бэт стояла в холле огромного и совершенно запущенного здания.

Как высокие стопки блинов, всюду громоздились папки и книжки, всеми забытые и никому не нужные. Ни один солнечный луч не мог пробраться сквозь крошечные грязные окошки высоко под потолком, чтобы осветить кипы древних документов.

Называлось это заведение ГММ – Главное министерство макулатуры.

Находилось оно в самом центре города на Волшебной вершине. Построили его по приказу Силии Крэйфиш. Она создала министерство, чтобы собирать информацию обо всех ведьмах Водостока. Но с тех пор как её правление окончилось, сюда стали отправлять все ненужные бумаги и документы. И ни разу никто не обратился в министерство, чтобы что-то найти.

– Фел-Фел, зачем мы сюда притащились? – ныла Эгги Хуф. – Это же скучное место номер один в списке ста самых скучных мест, претендующих войти в десятку самых-самых скучных мест ВСЕХ ВРЕМЁН!

По винтовой лестнице в центре комнаты к ним спустилась старушка на тоненьких кривых ножках.

– Тина Глоп к вашим услугам! – радостно объявила она.

Впервые за много-много лет кто-то явился в министерство!

Когда завод «Кривые котлы», которым владела Тина Глоп, закрылся, она устроилась работать в ГММ, чтобы хоть чем-то заняться. Конечно, на заводе ей больше нравилось: кривые котлы с кривыми ручками, а тут все бумаги, и папки, и книжки слишком ровные, на её вкус. Но это было лучше, чем ничего.

– Нам нужно всё, что вы сможете найти о Веге Дьямеме, – заявила Фелисити Бэт.

Тина Глоп вскинула кустистую бровь.

– Это которая участвовала в «Битве ведьм»?

Фелисити Бэт кивнула:

– Да, нас интересует любая информация о ней. – И она поставила перед старушкой котёл, до краёв наполненный стокелями.

У котла были кривые ручки.

– О! Вы пользуетесь кривыми котлами! – воскликнула Тина и улыбнулась так широко, что, казалось, ей в рот можно запихнуть весь котёл.

Фелисити Бэт старательно закивала.

– О да! Я их просто обожаю! – воскликнула она с фальшивой улыбкой.

Тина Глоп хохотнула, взмахнула тоненькими ручками – и тотчас же вниз по лестнице съехала толстая чёрная книга и, подняв целое облако пыли, упала перед ними.

Эгги Хуф чуть не задохнулась. «Экхээээээ», – примерно вот такой звук она издала.

– Назовите фамилию, – деловито потребовала Тина Глоп.

– Дьямема.

Тина Глоп бегала глазами по строчкам, а книга сама собой перелистывала страницы. Через несколько минут она дошла до конца и снова взялась листать сначала – на этот раз вручную. Затем старушка подняла голову и растерянно на них уставилась.

– Ну что? – нетерпеливо спросила Фелисити Бэт.

Тина Глоп медленно сняла очки и положила их на книгу.

– Странное дело, – проговорила она, – никогда за всю историю Водостока не существовало ведьмы по фамилии Дьямема.

– Что это значит, Фел-Фел? Что Вега не ведьма? – вмешалась Эгги Хуф.

Фелисити Бэт сняла носок с её уха и шлёпнула им подругу по голове.

– Идиотка! Да мы же сами это придумали! Забыла уже? Нет, Вега умеет колдовать. Конечно, получается у неё так себе. И на «Битве ведьм» жалко было смотреть на её попытки. Но она точно ведьма.

Тина Глоп глядела на них так, будто они говорят на кваквакинге (официальном языке лягушек).

– Тогда почему ни одной ведьмы с такой фамилией нет, а, Фел-Фел? – спросила Эгги Хуф, совершенно озадаченная.

– Потому что, – с ухмылкой начала Фелисити Бэт, – это ненастоящая фамилия. Она всё время всех спрашивала про Дьямем, но никто их не знает, потому таких и нет! Это дурацкая вымышленная фамилия! А на самом деле её зовут как-то иначе.

– Но она же сказала, её фамилия Дьямема, – проговорила Эгги Хуф.

– Она сама не знает, что это ненастоящая фамилия. – Фелисити Бэт злобно хихикнула. – Она сама не знает, кто она такая!

– Фел-Фел, а если её фамилия не Дьямема, тогда какая?

Фелисити Бэт взлетела и помчалась к выходу.

– Это я непременно узнаю… и поможет мне моя маленькая подружка…

– Кто, Фел-Фел? Я же твоя подружка! Единственная и самая лучшая! – прокричала Эгги Хуф, догоняя улетающую Фелисити Бэт.

24 Вечеринка в Скалах

– И-и-и-и-и-и! – завизжала ведьма на роликах, пронеслась по залу и врезалась прямо в огромный торт.

Вега всё это уже видела. В доме в Скалах вечеринки не прекращались круглые сутки.

Жители Доков рассказывали легенды о том, что в Скалах живут злые ведьмы, которые пожирают всех, кто к ним попадёт. На самом деле Скальные ведьмы совсем не злые и, уж конечно, никого не едят. Наоборот, в их доме так весело, что кто к ним ни заглянет, решает остаться навсегда.

К Скалам плыли так: Флафанора направляла лодку, а Фрэн летела впереди, указывая путь своим светящимся платьем. Так что Скальные ведьмы заметили гостей издалека.

– Вега, ты моё чудо расчудесное из верхнего мира! – воскликнула Бетти Крэнбери, выбежав девочкам навстречу. И тут же схватила Вегу и закружила.

Лили Крэнбери, которая была намного старше сестры, с трудом встала с кресла.

– Как я рада тебя снова видеть, Вега! Фрэн, ты можешь уже выключить своё платье.

Фрэн кивнула, и её платье перестало светиться.

– Попробуйте тортика! – завопила какая-то ведьма и сунула торт в лицо Веге.

Отлепив от щеки куски бисквита с кремом, Вега сунула их в рот.

В доме ничего не изменилось. Разве что появилось несколько новых ведьм, а в главном зале повесили огромный портрет Пегги – точно такой же, какой был на флаге на стене Липового дома во время «Битвы ведьм»: Пегги с распухшим глазом и растрёпанными волосами.

– Я её просто обожаю! – сообщила какая-то ведьма, показав на портрет. – Она уже вернулась? Говорят, Пегги уехала бороться с нашествием фей, а вместо себя оставила огромного филина Бэтти, который питается ведьмами.

– Ну, это не совсем так, – отозвалась Вега.

– Да-да, я понимаю, – закивала ведьма. – До нас новости всегда доходят в немножко искажённом виде.

– Она пропала, – объяснила Вега. – Фелисити Бэт говорит, что Пегги оставила её вместо себя, а сама «отправилась в путешествие с феями», но мы не верим Фелисити.

– Вот ужас! Фелисити Бэт?! – воскликнула ведьма. – Это гораздо, гораздо хуже! Я-то думала, это всего лишь какой-то огромный филин по имени Бэтти!

Флафанора шагнула вперёд.

– Я – Флафанора Брю. Рада с вами познакомиться.

– А, так ты – Флафанора! – сказала Лили и улыбнулась совершенно беззубой улыбкой. – Говорят, ты чудовищно избалована.

– Я НЕ ИЗБАЛОВАНА! – возмутилась Флафанора.

Лили засмеялась.

– А ещё говорят, что ты спасла нашу любимую Вегу и вернула её в Гламбург, и теперь Вега живёт с вами.

Флафанора смутилась.

– Мм… Ну да, так и было.

– Я считаю, избалованная девочка не станет думать о других. Ей плевать на всех, кроме себя. А тебе вот не плевать. Значит, ты не так уж избалована, верно?

Флафанора пожала плечами. К ней подкатила на роликах ведьма, сунула в нос торт и умчалась прочь.

– Так зачем вы сюда приехали? Вы же не собираетесь остаться у нас? – взволнованно спросила Бетти. – Можете, конечно, и остаться, но тогда нам придётся достроить ещё пару комнат.

– Мы ищем Пегги, – проговорила Вега. – Вы её, случайно, не видели?

– Увы, нет. Она давно к нам не заглядывала, – ответила Бетти.

Флафанора села рядом с Лили Крэнбери и достала из кармана фото Эдди Эгби.

– Мы пробрались в Липовый дом, чтобы узнать, что случилось с Пегги, – продолжала Вега.

– И как, узнали? – с надеждой спросила Бетти.

– Нет. Ничего мы не узнали. Ну, то есть почти ничего. Я нашла бумажку, на которой Пегги записала: «Зайти к мисс Флинт. Узнать про куклу».

– Какую куклу? – заинтересовалась Бетти.

Девочки пожали плечами.

– А между тем, – сказала Флафанора, – я всё пытаюсь понять, что произошло с Эдди Эгби. Мы выпили коктейль «Ба-бах», перенеслись в «Клаттербакс» на сотню лет назад и там встретились с Эдди.

– Никто не знает, что с ней случилось, милая. – Бетти вздохнула. – Она исчезла много лет назад.

– Но кое-что я обнаружила. – Флафанора передала Лили снимок. – Эта фотография сделана в тот самый день, когда пропала Эдди. Вот она стоит на Гламурном проспекте. А теперь поглядите, что происходит сзади. Видите? Мисс Флинт кладёт ей в сумочку какую-то куклу.

– И правда! – воскликнула Бетти.

– Судя по фото и по записке Пегги, получается, что мисс Флинт как-то связана с исчезновением Эдди и Пегги тоже, – объяснила Вега.

Лили молча смотрела на фото и грустно улыбалась. Потом сказала:

– Да, с Эдди было намного веселее.

– А вы знаете мисс Флинт? – спросила Вега.

Лили подняла голову.

– Ну конечно! Кто же её не знает! Хотя она с самого детства была одиночкой. Вряд ли кто-то с ней знаком достаточно близко.

– Я с ней знакома, – заявила худощавая старушка, выступив вперёд. – Я много лет работала её помощницей в «Кривых куклах». Очень много лет.

Флафанора похлопала по соседнему стулу, и ведьма села.

– Однажды я поняла, что сыта по горло и этой работой, и мисс Флинт. Я ушла из «Кривых кукол», села в лодку и отправилась к Скалам. Я мечтала только об одном: больше никогда не возвращаться в этот магазин. Что бы со мной тут ни случилось, это всё равно было бы лучше, чем работать у мисс Флинт. В магазине было ужасно скучно. Мисс Флинт со мной практически не разговаривала, а её кот – Ёршик – каждое утро на меня нападал! А здесь, как оказалось, совсем не страшно. – Старушка оглядела зал. – И даже очень-очень весело!

– УРА! – хором закричали все собравшиеся, а потом противно захихикали, как настоящие ведьмы.

– Мисс Флинт всегда всё делает строго по расписанию, – продолжала старушка. – Каждый день – почти каждый – она проводит одинаково уже много лет. Утром просыпается и растирает большие пальцы ног. Потом надевает туфли на высоких каблуках. Думаю, она носит их, чтобы казаться выше и страшнее. Платье у неё одно-единственное – то самое, которое она купила в день, когда открыла свой магазин. Это был лучший день в её жизни, и она боится, что, если наденет другое платье или потеряет это, что-то страшное случится с её любимыми «Кривыми куклами». Она ужасно суеверная. Потом мисс Флинт спускается на первый этаж (на последнюю ступеньку лестницы никогда не наступает), заходит на кухню, съедает банку заплесневевшего джема и разрешает Ёршику вылизать пустую банку.

Флафанора передёрнула плечами.

– После завтрака она отправляется в «Кривые куклы» – от её дома до магазина шестнадцать шагов. Открывает дверь, включает свет, садится за стол, где уже лежат куклы, которых она положила сюда накануне, и начинает их чинить. В обед она возвращается домой, берёт кота и идёт в «Кусь-кусь» – закусочную в Доках, где делают сэндвичи. Там мисс Флинт всегда заказывает себе ролл «Старая карга», а Ёршик просто слизывает жир с пола. Потом они возвращаются в магазин, и мисс Флинт чинит оставшихся кукол. В конце она берёт ещё несколько сломанных кукол и кладёт их на стол, чтобы починить завтра. Так проходит каждый день, кроме среды. В среду мисс Флинт бродит по Водостоку в поисках старых кукол. А так, изо дня в день одно и то же. Она никогда не изменяет своим привычкам.

– Поразительно! – воскликнула Фрэн, кружась в воздухе.

Вега и Флафанора кивнули.

Действительно интересно, только какая от этого польза?

– Есть ещё кое-что, о чём не знает никто, – добавила старушка. – Никто, кроме меня. Каждый вечер мисс Флинт надевает огромную шляпу и очки, чтобы её никто не узнал, и отправляется в «Пироги, пирожные, вот и всё». Там она заказывает себе кусок пирога.

– Но мисс Флинт говорит, что терпеть не может Гламбург! – удивлённо вскричала Вега.

Старушка кивнула.

– Ну да. Но она обожает пироги.

Это тоже было очень интересно и тоже совершенно бесполезно.

– Спасибо, – сказала Вега. – А вы не знаете, почему Пегги хотела поговорить с мисс Флинт о кукле? И зачем мисс Флинт положила куклу в сумку Эдди Эгби?

Ведьма покачала головой:

– Это очень странно. Мисс Флинт не стала бы дарить кому-то куклу, тем более ведьме из Гламбурга вроде Эдди Эгби.

– А вы как думаете, что случилось с Эдди? – спросила Флафанора у Лили Крэнбери.

– Её съела английская королева, – ответила Лили таким тоном, будто никакого другого ответа тут и быть не могло.

25 В гостях у фей

Фелисити Бэт изящно вылетела на полянку, а за ней, тяжело дыша, прибежала Эгги Хуф.

Было тихо, только изредка поскрипывали ветки деревьев, на которых покачивались фургончики фей. Окошки ярко горели в сгустившихся сумерках.

– Фел-Фел! Либо летай помедленнее, либо посади меня себе на спину. У меня ноги вот-вот отвалятся.

– Ой-ой-ой, на что же ты тогда будешь надевать туфельки? – ядовито хмыкнула Фелисити Бэт.

– Скорее всего, на уши, – ничуть не смутившись, ответила Эгги Хуф. – По туфляндской моде.

Фелисити сжала кулаки и хотела уже опять заорать, что НЕТ НИКАКОЙ ТУФЛЯНДИИ, но её кое-что отвлекло. Из фургончика на ветке ближайшего дерева вылетела фея. Фелисити Бэт ткнула в её сторону пальцем и завопила:

– КРИСПИ!

– Э-э… ну да… это я… – пробормотала Криспи и стала бочком, бочком отступать к фургончику, как будто надеялась, что удастся там спрятаться от Фелисити Бэт. Вообще фургончик Криспи выглядел хуже всех. У большинства фей фургончики были аккуратненькие, со свежепокрашенными дверками, с цветочками перед окнами. А фургончик Криспи выглядел так, будто по нему кто-то основательно потоптался: окна выбиты, дверь болтается на одной петле.

– Ты должна ещё кое-что для меня сделать, – объявила Фелисити Бэт.

Криспи тяжело вздохнула.

– Нет. Я уже нашла Вегу. Я не твоя личная фея, чтобы всё время выполнять поручения.

Фелисити Бэт щёлкнула пальцами, и Криспи плюхнулась на землю.

– Злюка, – проворчала фея, потирая ушибленный локоть.

А Фелисити посмотрела на её фургончик и прищурилась.

– Нет! – завопила Криспи, взлетев в воздух. – Пожалуйста, Фелисити, только не это!

Слишком поздно. Фургончик закружился на месте, перекувырнулся и, прежде чем Криспи успела сказать «Жабская жаба!», он стал совершенно прелестным: с симпатичной дверцей и занавесками с рюшечками. Он так и сверкал новизной – да-да, буквально сверкал: все феи, которые наблюдали за происходящим, поспешно надели солнечные очки.

– Что ты натворила?! – взвыла Криспи. – Ты ЧУДОВИЩЕ!

– Цветочков добавить?

Криспи отчаянно замотала головой:

– Нет, нет, не надо! Прекрати! Я всё сделаю! ВСЁ, ЧТО ХОЧЕШЬ!

Фелисити Бэт ухмыльнулась, шагнула к фее и тихо проговорила:

– Ты сейчас пойдёшь в ГММ и переберёшь там все документы. Все. Документы. До единого. Найди те, в которых упоминается ведьма по имени Вега. Любая Вега, которой сейчас примерно лет девять.

– Как Вега Дьямема? – догадалась Криспи.

– Забудь про фамилию. Просто найди мне всё, что сможешь, про любую подходящую Вегу.

26 Слежка за мисс Флинт

Вернувшись в Доки, Флафанора и Вега заметили, что все ведьмы одеты по-дурацки и явно недовольны.

– Это последний писк моды в далёкой Туфляндии, хотя я даже не знаю, где она находится. И ничего не поделаешь! Эгги Хуф приказала всем одеваться только так, – проворчала одна из местных, поправляя носки на ушах.

Засмеявшись, Флафанора прицепила шляпу к поясу, повесила на одно ухо туфлю и задрала платье к самой шее.

– Что смотришь? – улыбнулась она Веге. – Придётся одеваться по туфляндской моде, таков закон.

Вега щёлкнула пальцами. Колготки сами собой сползли с её ног и натянулись ей на голову.

– Так пойдёт? – спросила она у подруги сквозь зубы.

Флафанора расхохоталась.

– Знаете, девочки, – начала вдруг Фрэн, – я бы с радостью и дальше вам помогала в поисках, но, увы, мне придётся вас оставить на некоторое время – меня ждут на съёмках «Каждой крошке по крошке». Я же не могу подвести своих фанатов! Если я не явлюсь, будет страшный СКАНДАЛ!

Вега кивнула:

– Да-да, мы всё понимаем.

– Я вернусь, как только смогу! – пообещала фея и умчалась прочь.

– НЕ ТОРОПИСЬ! – прокричала ей вслед Флафанора.

Девочки решили проследить за мисс Флинт в надежде обнаружить какую-то зацепку. Был четверг, время обеда. Как и говорила старушка со Скал, мисс Флинт была в закусочной «Кусь-кусь» и ела ролл «Старая карга». Кот сидел у её ног. Вега в жизни не видела таких тощих и злющих котов…

Четыре часа спустя Вега и Флафанора всё ещё продолжали слежку.

Они спрятались у магазина и то и дело заглядывали в окошко. Вега зевала. Мисс Флинт вставляла куклам глаза, подрезала волосы, приклеивала пальцы. Свет в магазине был очень тусклым, по стенам танцевали тени кукол и огромная тень самой мисс Флинт, с её длинным, крючковатым носом.

– Она всё делает как обычно, – шепнула Вега подруге. Обе уже начали терять надежду.

– Может, она тут совсем ни при чём, – протянула Флафанора. – Может, Пегги просто хотела купить у неё куклу. Наконец рабочий день кончился. Мисс Флинт закрыла магазин и прошла шестнадцать шагов до своего дома. Любимый Ёршик бежал рядышком.

Вега с Флафанорой решили подождать за углом. Они принялись за сэндвичи, которые купили в «Кусь-кусе».

– Неплохие сэндвичи, – заметила Флафанора. – А что это такое, зелёное?

– Плесень, – отозвалась Вега.

– ФУ-У-У! – вскричала Флафанора и выплюнула кусок.

Выглянув из-за угла, Вега посмотрела на главную улицу. Пегги действительно сделала много хорошего для Доков. Дома из туфель выглядели просто отлично.

– СЕЙЧАС МЫ СНЕСЁМ ВСЕ ВАШИ ДОМА-ТУФЛИ! – послышался знакомый голос.

– Это ведь не она, правда? – спросила Флафанора.

Эгги Хуф шла по улице, а Фелисити Бэт летела над ней. Обе то и дело щёлкали пальцами, и хорошенькие дома из туфель растворялись в воздухе.

– Но это мой дом! – воскликнула какая-то ведьма.

Её дом пропал, и все вещи – диваны, шкафы, шторы – посыпались прямо ей на голову.

– Надеюсь, моя кошка не исчезла! – кричала другая.

– Исчезла, – ухмыльнулась Фелисити.

– Нам надо где-то спрятаться! – прошептала Вега. – И поскорее!

Фелисити Бэт как раз подлетела к углу дома, за которым притаились Вега с Флафанорой, и вдруг замерла и стала принюхиваться.

– Давай сюда! – прошипела Вега.

Схватив подругу за руку, она метнулась в ближайшую дверь и тут же ухнула в какую-то вязкую жижу.

– Так вот где хранят заплесневевший джем, из которого потом делают корм для кошек, – заметила она, барахтаясь в вонючей жиже, и поспешно зажала рот Флафаноре, чтобы Фелисити Бэт не услышала её визг.

27 Подозрительно…

Прошло ещё несколько часов, а ничего подозрительного в поведении мисс Флинт девочки по-прежнему не заметили. Уничтожив все домики-туфельки, Фелисити Бэт с Эгги Хуф вернулись в Липовый дом.

Вега уже почти заснула, когда дверь «Кривых кукол» со скрипом отворилась и, как и говорила старуха в Скалах, мисс Флинт в огромной шляпе и очках вышла на улицу и направилась прямиком в Гламбург.

Вега с Флафанорой шагали за ней – на некотором расстоянии, чтобы не вызвать подозрений.

В какой-то момент мисс Флинт всё же обернулась и уставилась прямо на них. Обе девочки были вымазаны заплесневевшим джемом, только теперь он засох, так что получилась твёрдая, жутковатого вида корка.

Флафанора не растерялась и сказала Веге с туфляндским акцентом:

– Как я рада впервые в жизни оказаться в Гламбурге! Кстати, ты знаешь, что оборачиваться назад – плохая примета? Страшные вещи могут произойти и с тобой, и с твоим магазином.

Мисс Флинт выпучила глаза и поспешно отвернулась. Да, она явно была суеверной.

Добравшись до Гламбурга, мисс Флинт зашла в «Пироги, пирожные, вот и всё» и заказала себе пирог. Девочки решили подождать снаружи – побоялись, что внутри могут встретить знакомых. С тех пор как Вега поселилась в Гламбурге, она очень полюбила эту кондитерскую и часто тут бывала.

С пирогом мисс Флинт расправилась быстро.

– Идёт! – прошипела Флафанора.

Вега выпрямилась и сделала вид, что болтает с подругой. И вовремя – старуха как раз прошагала мимо.

Но тут оказалось, что кое в чём старуха в Скалах ошиблась: мисс Флинт не пошла обратно в Доки. Девочки с удивлением сообразили, что направляется она совсем в другое место…

– Она идёт в Липовый дом! – ахнула Вега.

28 Мешок

Дверь Липового дома открылась. Эгги Хуф вручила мисс Флинт большущий мешок, чем-то плотно набитый. Фелисити Бэт высунулась из-за двери и взволнованно огляделась – так, будто совершает что-то нехорошее.

– Ждём вас здесь же завтра вечером в то же время, мисс Флинт, – сказала она.

Мисс Флинт кивнула и заковыляла прочь.

– Завтра вечером в то же время, – повторила Вега.

Они с Флафанорой хотели было пойти за мисс Флинт – продолжить слежку, но тут Вега кое-что заметила.

Покачиваясь из стороны в сторону, по улице летела толстенная стопка бумаги.

– Это же… – начала Вега.

Но тут стопка долетела до Фелисити Бэт и рухнула к её ногам. И наконец стало видно, кто тащил все эти бумаги. Криспи! Страшненькая фея была вся в пыли.

– Откуда это она?! – воскликнула Фрэн, внезапно появившись рядом с Вегой и Флафанорой.

– Тсс, – шикнула Вега и отступила в тень. Она заметила, что Криспи, Фелисити и Эгги с подозрением оглядываются.

– Она вся в обычной пыли, а не в блестящей пыльце! – ужаснулась Фрэн. Фелисити между тем просмотрела бумаги.

– Отлично, – сказала она.

– Я свободна? – спросила Криспи, вытряхивая пыль из волос.

Фелисити Бэт кивнула.

– Да. Ты молодец, феечка.

Криспи что-то недовольно проворчала и улетела.

29 Туфелька Флафаноры

Вега и Флафанора шли по пятам за мисс Флинт до самого её дома. Но тут она заскочила внутрь и захлопнула дверь, а они так и не смогли подобраться к ней достаточно близко, чтобы разглядеть мешок.

На ночлег они устроились на окраине Доков в туфельке Флафаноры. Такой роскошный дом-туфельку Вега видела первый раз в жизни. Он оказался десятиэтажным, со множеством петляющих коридоров (Вега раз пять в нём заблудилась!). В доме даже обнаружилась миниатюрная копия «Клаттербакса».

Девочки устроились на висящих в воздухе стульях, взяли себе по коктейлю и стали думать, что делать дальше.

– Как считаешь, что это были за бумаги? – спросила Вега.

Флафанора пожала плечами:

– Какие-нибудь полезные советы злой королеве. Да какая разница? Нам надо выяснить, что в мешке, который Фелисити Бэт отдала мисс Флинт.

– Ну да. Про остальное можно только гадать, – со вздохом проговорила Вега.

Она очень переживала за Пегги. Её уже так давно никто не видел. Что, если с ней случилось что-то страшное? Что, если, как Эдди Эгби, она исчезла навсегда? Что, если английская королева её съела?

– А значит, подождём пару часов и, когда мисс Флинт уж точно уснёт, проберёмся к ней и заглянем в мешок, – радостно объявила Флафанора и подняла бокал.

Вега чокнулась с ней и покосилась на третий, пустой стул. Она ужасно скучала без Пегги.

И тут на пустой стул шлёпнулась Фрэн.

– Спасибо, что подождали! Я тут все коридоры излетала, пока вас нашла. О-о-о! «Клаттербакс»! Мне, пожалуйста, пунш «Пегги Пигвигл».

Вега сердито на неё посмотрела.

– Что такого? – как ни в чём не бывало затараторила фея. – Пегги бы наверняка только порадовалась, что я пью её именной пунш.

30 Фелисити Бэт нашла, что искала

– Нашла, нашла! – ликовала Фелисити. – Я была права! Её фамилия не Дьямема. Совсем даже нет!

– Ты умница, – отозвалась Эгги. Фелисити шутливо поклонилась.

– Теперь я знаю, откуда Вега. И кто её мама.

– Дама с тележкой? – попыталась угадать Эгги.

– Нет.

– Мисс Флинт?

– Нет.

– Может, ты, Фел-Фел? Фелисити Бэт закатила глаза:

– Эгги, мне всего ДЕВЯТЬ ЛЕТ! Эгги Хуф задумалась.

– Это же не я, правда?

31 В доме мисс Флинт

– Здесь его нет! – прошептала Флафанора.

Вега поднесла палец к губам и замахала в сторону сопящей и храпящей мисс Флинт.

Им удалось пробраться в её дом через кошачий лаз в двери – он оказался довольно большой.

Фрэн осталась на кухне на первом этаже – отвлекала сердитого старого кота. Он прыгал на своих слабых, худых лапах, пытаясь схватить фею.

– Ха-ха! Промазал! – весело воскликнула Фрэн, когда Ёршик чуть не выцарапал ей глаза.

Дом у мисс Флинт был такой же ветхий, как и магазин. И в нём тоже было полно кукол. В спальне они сидели вдоль стен, лежали кучей рядом с тумбочкой у кровати и были навалены на шкафу. На кукол было жалко смотреть: спутанные волосы под толстым слоем пыли, дырявые одёжки и у каждой как будто написано на лице: «Ужас, да?» Любимое платье мисс Флинт висело на дверце шкафа.

Вега с Флафанорой на цыпочках ходили по комнате, осторожно поднимая пыльных кукол и заглядывая в приоткрытые ящики.

Внезапно мисс Флинт перевернулась и что-то проворчала себе под нос.

Девочки бросились на пол и затихли.

И тут Вега увидела, что из-под кровати торчит мешок! Она показала на него Флафаноре, и та радостно улыбнулась.

Вега попыталась дотянуться до него, но мисс Флинт всхрапнула и снова перевернулась на другой бок, свесив морщинистую руку так, что она заслонила мешок.

Вега поползла к кровати, но Флафанора схватила её за подол, покачала головой и помахала пальцами.

Вега недоумённо посмотрела на подругу.

– Используй заклинание, глупая, – прошептала та.

Вега глянула на свои пальцы, потом на мешок. Флафанора права: действительно, можно использовать заклинание. Только вот какое именно? А вдруг она ошибётся, выберет не то и разбудит мисс Флинт?

Флафанора толкнула её в бок. Мисс Флинт снова всхрапнула.

Вега на секунду задумалась. Какое же заклинание нужно?..

– Ага! – прошептала она наконец. – Придумала!

Она вспомнила, как не могла добраться до книги на самой верхней полке в летнем доме на Котловых островах и миссис Брю сказала тогда:

– Есть разные способы достать книжку. Можно, например, заколдовать лестницу, чтобы она стала больше, а можно просто подтянуть к себе книгу с помощью простейшего заклинания.

Вега наставила палец на мешок и пробормотала слова:

– Жабы, кошки и лягушки,Погремушки и ватрушки,Карамельки за пятак!Пусть отныне будет так!

Вега уставилась на мешок.

Флафанора схватилась за голову. Мешок не шелохнулся. А вот рука мисс Флинт задрожала. Сперва чуть-чуть, потом сильнее и вскоре уже вся колыхалась, как желе. Рука становилась всё крупнее и толще, вот она уже в два раза больше самой мисс Флинт. Здоровенный палец размером с Вегу опустился на пол перед Флафанорой.

– Ой, – прошептала Вега. – Кажется, это было заклинание для увеличения лестницы. А я имела в виду вот это:

– Жабы, кошки и лягушки,Погремушки и ватрушки,Пастила и торт в окне.Прыгай прямо в руки мне!

Мешок тут же выскочил из-под кровати и перелетел к Веге.

Закатив глаза, Флафанора небрежно щёлкнула пальцами, и рука мисс Флинт быстро уменьшилась.

Вега с надеждой заглянула в мешок. Флафанора одними губами спросила:

– Ну что там?

Вега сунула в мешок одну руку. Потом вторую. Потом голову. Что-то тут не так.

– Он совсем пустой! – прошептала она.

Выхватив у неё мешок, Флафанора тоже заглянула внутрь. Да, действительно, он был пуст.

Мисс Флинт снова захрапела и перевернулась.

Вега посмотрела под кровать. Там валялось штук пятьдесят таких же мешков. Девочка перебрала их один за другим, и все они оказались совершенно пустыми!

– В них ничего нет. Что теперь делать? – прошептала Вега из-под кровати и вытерла вспотевшие ладони о платье. Ей было очень страшно.

Флафанора встала и на цыпочках пошла к двери.

– Идём! Здесь нет ничего полезного. Но Вега кое-что заметила.

– Флафанора, платье, – шепнула она. Флафанора остановилась.

– И что?

Вега тихонько подбежала к шкафу и осторожно сняла платье с вешалки.

Флафанора переводила взгляд с Веги на мисс Флинт и обратно.

– И что? – повторила она.

– Это же её любимое платье, которое приносит удачу! – пояснила Вега. Подробнее объяснять, что она придумала, было некогда.

Поэтому она просто выскочила из спальни, бросилась на первый этаж и написала на клочке бумаги:

Если вы хотите получить своё любимое платье обратно, приходите завтра на Волшебную Вершину в 7 вечера. Встретимся у американских горок. И смотрите не опаздывайте!

 
32 Всё идёт по плану!

Это был отличный план. Им можно было гордиться. И Вега гордилась. Она так и сказала Флафаноре – семьдесят шесть раз за день.

Утром мисс Флинт обнаружит, что платье пропало, и ужасно испугается (если только старуха со Скал не ошиблась и хозяйка «Кривых кукол» действительно считает платье особенным и боится с ним расстаться). Вскоре она найдёт записку и к семи вечера отправится на Волшебную Вершину. Пока она ждёт там того, кто вернёт ей платье, Вега с Флафанорой вполне успеют снова пробраться к ней в дом через кошачий лаз и стащить туфли, шляпу и большие очки. Потом Вега оденется как мисс Флинт, пойдёт в Липовый дом и возьмёт у Фелисити и Эгги мешок.

– АХ ТЫ ГАДКИЙ ЁРШИК! – прошипела Флафанора. Она лежала на кухонном полу и пыталась отцепить от себя злобного кота.

Вега сунула ноги в туфли мисс Флинт и покачнулась – каблуки были очень высокие. Походила по комнате, пытаясь привыкнуть хоть немного. Потом нахлобучила шляпу и надела очки. Ну вот, пора в путь!

Вега зашла на кухню. Ёршик тут же отстал от Флафаноры, подбежал к Веге и нежно потёрся о её ноги.

– Ну вот, кота обмануть удалось, – заметила Вега, довольная собой.

Флафанора расплылась в улыбке.

– Добрый вечер, мисс Флинт, – сказала Эгги Хуф Веге.

Флафанора убедила подругу, что, если уж им удалось провести любимого кота старухи, одурачить Эгги будет проще простого.

Так и получилось.

Вега посмотрела на Эгги. Лицо у Эгги было каким-то серебристым, хотя, может, так просто казалось сквозь толстенные стёкла очков мисс Флинт.

– Вот, держите. – Эгги вручила Веге мешок. – Я сегодня писала очередную статью в «Шикарную жабу». Знаю, что вы терпеть не можете туфляндскую моду, но всё же не могли бы вы надеть туфли на голову? Ради меня! Я и так разрешила Фелисити одеваться, как ей нравится, – тут она перешла на шёпот, – потому что, по правде говоря, я её боюсь!

Вега хмыкнула.

– А вам, мисс Флинт, туфляндская мода очень даже пойдёт!

Вега щёлкнула пальцами. Её туфли сползли с ног и устроились прямо на шляпе. Ну и ладно. Они всё равно были ужасно неудобными.

Взвизгнув от восторга, Эгги захлопала в ладоши.

Тут Вега услышала какой-то шум в коридоре.

– Это мисс Флинт? – спросила Фелисити Бэт.

– Ага! – ответила Эгги.

Вега быстро повернулась и затрусила по улице, крепко сжимая мешок. Свернув за угол, он наткнулась на Флафанору.

– Ну что, получилось? – с надеждой спросила та.

Вега кивнула. Немного отдышалась.

А потом медленно открыла мешок.

– Клянусь любимыми туфельками, я ожидала совсем ДРУГОГО! – воскликнула Фрэн.

ШИКАРНАЯ ЖАБАЖурнал для модниц

Это Я! Сегодня я покрасила лицо в серебристый цвет, потому что у меня в гостях долгожданные и по-настоящему злые ведьмы. Встречайте – группа «Серебристые крысы»!

 

Для тех, кто не знает «Серебристых крыс» (как только вам не стыдно?!), – это самая замечательная группа, которая когда-либо выступала в Водостоке.

 

Их первый альбом, «В блёстках ритма», не получил никаких наград и даже разозлил некоторых слушателей. А из-за самой известной песни – «Я прокляну всех, кого ты любишь» – многих прокляли!

 

В группе три участницы (я лично считаю, что им нужна четвёртая, и это должна быть я, но Крупная Крыса – та, которая поёт, – не захотела меня взять). Итак, «Серебристые крысы» – это Крупная Крыса, солистка, которая явно не ценит таланты, Хвостик (делает аранжировку) и Банка Джема (играет на невидимой скрипке).

 

Они не разрешили мне раскрывать в журнале их настоящие имена, и это очень странно, потому что, на мой взгляд, Лидия Кло, Джемма Грей и Энни Легз – отличные имена. Лидия Кло, Джемма Грей и Энни Легз наверняка рассердятся, если увидят в номере свои имена, так что я постараюсь их не упоминать в этой статье.

 

Последний альбом «Серебристых крыс» называется «Дыра 1000», он просто восхитительный. Первая песня в альбоме – «Королева труб (и ведьм)». И вот они здесь, на диване в Липовом доме!

 

Эгги Хуф. Привет, «Серебристые крысы»! Я вас просто обожаю! Вы такие злобные!

 

Крупная Крыса (Лидия Кло). Мы решили сменить имидж. Теперь мы сильные и добрые ведьмы.

 

Эгги Хуф. ЧТО?

 

Банка Джема (Энни Легз). Сильные и добрые ведьмы.

 

Эгги Хуф. ЧТО-О-О?

 

Хвостик (Джемма Грей). Сильные и добрые ведьмы.

 

Эгги Хуф. Но одна из песен в вашем новом альбоме называется «ХОРОШО БЫТЬ ЗЛОДЕЙКОЙ»?!

 

Крупная Крыса (Лидия Кло). Эта песня с очень глубоким смыслом. На самом деле она о сильных и добрых ведьмах.

 

Эгги Хуф. УБИРАЙТЕСЬ ОТСЮДА НЕМЕДЛЕННО!

 
33 Куклы

– КУКЛЫ?! – вскричала Флафанора. – Повсюду эти куклы! Это же не очень подозрительно, правда? Ну, что они отдают мисс Флинт старых кукол.

Вега высыпала содержимое мешка на тротуар и взяла одну из кукол – маленькую, в пышном платьице, с печальным выражением лица.

– Может, они просто убираются в Липовом доме. Там ведь тоже есть куклы… – пробормотала Вега.

Ей уже изрядно надоело, что все ниточки в их расследовании ведут к куклам. И при этом всё равно ничего не понятно!

Флафанора покачала головой. А потом вдруг выхватила куклу у Веги из рук, внимательно осмотрела крошечное платьице и ахнула.

– Что такое?! – хором воскликнули Вега и Фрэн.

Флафанора снова покачала головой:

– Нет, не может быть… И всё же… Да, теперь ясно, что они делают!

Вега недоверчиво на неё уставилась.

– Да ну?

– Глядите – вот тут ярлычок. На нём написано: «Брю», – многозначительно проговорила Флафанора.

Вега пожала плечами:

– Ну и что?

Флафанора в полном изумлении разглядывала кучу кукол на тротуаре.

– Мама не делает платья для кукол.

34 Кукла-Пегги

Эгги Хуф сидела на диване в кабинете. На голове у неё были кружевные панталоны. Фелисити Бэт ходила взад-вперёд по комнате и что-то бормотала себе под нос. В руке она держала папку с бумагами.

– Что это, Фел-Фел? – спросила Эгги.

– Это единственные на весь Водосток доказательства того, кто на самом деле Вега.

– УХ ТЫ! Круто! Погоди, ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ? – взвизгнула Эгги, когда Фелисити щёлкнула пальцами и бумаги загорелись.

Вскоре от них осталась лишь кучка пепла на полу, а потом и она исчезла.

– Теперь только я могу рассказать ей, кто она такая. И значит, смогу её шантажировать! – Фелисити злобно усмехнулась.

Эгги усмехнулась в ответ и вытащила из-под диванных подушек куклу. У неё были растрёпанные кудрявые волосы и большие очки.

– Бедная Пегги-Соплегги! Как противно быть куклой! – протянула Эгги Хуф.

35 Пока, «Кривые куклы»!

Вега с Флафанорой стояли перед магазином «Кривые куклы». Фрэн летала между ними, потрясая кулачками в воздухе.

Магазин был закрыт. Видимо, мисс Флинт побоялась его открывать из-за того, что пропало её платье (она ведь была ужасно суеверной!), и наверняка не откроет до тех пор, пока платье не найдётся.

Вега посмотрела на кукол в витрине и покачала головой:

– Неужели это всё заколдованные ведьмы?

Флафанора пожала плечами:

– Все – вряд ли. Но некоторые – уж точно.

– И как нам их расколдовать?

– Не знаю. Скорее всего, это одно из дурацких заклинаний-проклятий из древних времён.

– Типа принцесса заснула и не проснётся, пока её не поцелует прекрасный принц?

– Ну да, – отозвалась Флафанора. – Вроде того. Очень глупые заклинания.

– Тогда вам придётся перецеловать всех кукол… – заметила Фрэн.

Флафанора её не слушала. Она пристально смотрела на кукол. Потом шагнула вперёд и щёлкнула пальцами. Стекло в витрине разлетелось на мелкие кусочки.

– ФЛАФАНОРА! – воскликнула Вега. – А витрины-то зачем бить?!

Флафанора снова щёлкнула пальцами, и с магазина сорвало крышу.

– Ну хватит уже выпендриваться! – возмутилась Вега, когда стены плавно опустились на землю, как гигантские пожухлые листья.

Теперь все трое оказались прямо перед стеллажами, заваленными куклами. Вега подбежала, схватила одну из кукол и поцеловала.

Ничего не произошло.

Ничего не произошло и тогда, когда она поцеловала ещё 9872 куклы.

– Да перестань ты их целовать! Это бесполезно! – не выдержала Флафанора.

Между тем Фрэн старательно прыгала на куклах – вдруг сработает?

– И это тоже бесполезно! – крикнула Флафанора фее.

– А ты-то сама чем занималась всё это время? – укоризненно спросила Фрэн и нахмурилась.

– Ничем, – отозвалась Флафанора, разглядывая куклу с искусно заплетёнными косичками.

И тут послышался низкий голос:

– А чего это вы кукол целуете?

Вега обернулась и увидела Лиззи Бист.

– Мы, кажется, догадались, что происходит! – поспешила поделиться Вега. – Фелисити Бэт и Эгги Хуф превращают ведьм в кукол! И мы думаем, что среди вот этих вот кукол есть настоящие заколдованные ведьмы!

Лиззи взяла наугад куклу, пристально на неё посмотрела и прошептала:

– Привет!

– Теперь мы пытаемся понять, как их расколдовать, – добавила Флафанора.

Лиззи потрясла куклу.

– НУ-КА РАСКОЛДУЙСЯ СЕЙЧАС ЖЕ! – завопила она.

Нет, как ни странно, это тоже не помогло.

– Похоже, это Дарси Дрим, главный редактор журнала «Шикарная жаба»! – Фрэн ткнула в бок нарядную куколку.

– Правда? Тогда давайте возьмём её с собой. Вдруг она поможет нам остановить Эгги Хуф. – И Вега бережно положила куклу в карман.

– Точно! – Флафанора хлопнула в ладоши. – И давайте поскорее найдём Эдди Эг… Ну то есть Пегги. Найдём Пегги, она снова станет править Водостоком, мы все вместе остановим Фелисити Бэт, а потом придумаем, как расколдовать ведьм!

Сама Вега уже давно поняла, что куклы-Пегги здесь явно нет. Просто не говорила этого вслух, чтобы никого не расстраивать. Себя в первую очередь.

– По-моему, её здесь нет, – громко заявила Фрэн и, тайком стащив с одной из кукол шляпку, нацепила её на свою пышную причёску.

Вега нагнулась и подняла лысую куклу.

– Ну уж это точно не заколдованная ведьма! – фыркнула Фрэн. – Я в этом уверена на сто процентов!

Вега бросила лысую куклу обратно в кучу и тут заметила куколку в фартуке с крохотным логотипом «Клаттербакса». Наверняка это та ведьма, которая пекла торты! Миссис Клаттербакс же говорила, что она пропала!

Но сколько Вега ни разглядывала кукол, ей не удалось отыскать ни одной хотя бы немножко похожей на Пегги.

– Фелисити Бэт наверняка где-то спрятала Пегги, – пробасила Лиззи.

И как они сами не догадались?! Конечно, Пегги – королева и все её знают! Фелисити Бэт не стала бы отдавать куклу-Пегги мисс Флинт, которая посадит её на полку в магазине у всех на виду. Но где же, где же тогда они её спрятали?

– Надо снова пробраться в Липовый дом, – медленно проговорила Вега. – НЕТ, Флафанора! Даже не думай! Мы больше не будем переодеваться в модельеров из Туфляндии!

Флафанора топнула ножкой.

– Но было же так весело!

– А что, если снять телепередачу? – предложила Лиззи. – Можно взять мамину камеру.

Мама Лиззи была известным оператором в Проливуде. А известна она была потому, что как-то раз ненароком села на фею и её раздавила.

Фрэн схватилась за сердце и рухнула на пол.

– О нет! Только не Раздавительница фей! – простонала она.

Но Вегу это ничуть не смутило.

– Отличная мысль, Лиззи! – сказала она. – Так и сделаем!

– Я буду ведущей! Я всё знаю о шоубизнесе! – завопила Фрэн.

– Нет, Фрэн, тебе нельзя появляться перед камерой. Тебя сразу узнают, как бы ты ни переодевалась. Придётся тебе спрятаться у меня под шляпой, – проговорила Вега.

Фрэн сердито скрестила руки на груди, и с её платья сорвался огромный комок волшебной пыльцы.

Флафанора запрыгала на месте.

– Можно сделать ролик о туфляндской моде в Гламбурге!

Вега тяжело вздохнула, хотя и понимала, что это действительно отличная идея.

36 Телепередача

Мы находимся перед Липовым домом, самым главным зданием во всём Водостоке. Именно отсюда распространилась удивительная и восхитительная туфляндская мода.

Флафанора отлично справлялась со своей ролью. Она держала микрофон с надписью «НОВОСТИ ПРОЛИВУДА». Над её головой кружили прожекторы, которые наколдовала Лиззи Бист.

Все девочки переоделись так, чтобы их никто не узнал. Флафанора убрала волосы под небольшую шляпку, а к её полям приделала бахрому из бисера, которая практически скрывала лицо. Вега надела огромную мягкую шляпу (под ней пряталась Фрэн, обиженная тем, что ей не разрешили сниматься). На Лиззи Бист были огромные очки. Впрочем, её лица всё равно было не видно за камерой.

Вокруг постепенно собралась толпа ведьм. Кто-то фотографировал. Некоторые пользовались новейшим фотозаклинанием. (Нужно просто указать пальцем на то, что хочешь сфотографировать, и сказать:

«Применю я колдовство, сотворю я волшебство… короче, сфоткай то, что я хочу!» Сработает вспышка, и фото вылезет прямо у тебя изо рта.) Вега пользовалась обычным фотоаппаратом.

– Говорят, вся эта роскошная мода обрела популярность в Водостоке благодаря одной ведьме, единственной и неповторимой, – бодро вещала Флафанора.

Вега заметила, как штора в окне гостиной шевельнулась.

– Скажи ей: больше жару! – шепнула Фрэн из-под шляпы.

– И эта самая ведьма живёт в Липовом доме вместе со своей лучшей подругой, Фелисити Бэт, королевой Водостока. Совсем недавно она стала главным редактором «Шикарной жабы», после того, как предыдущий редактор исчез… – Флафанора осеклась.

Вега махнула ей, мол, давай, не останавливайся.

– Некоторые, правда, утверждают, – коварно продолжила Флафанора, – что она не имеет никакого отношения к новой туфляндской моде…

– ЕЩЁ КАК ИМЕЮ! – завопила Эгги Хуф и выскочила на улицу. На ушах у неё висели туфли.

Толпа радостно загудела. Эгги закружилась на месте.

– Здравствуйте, Эгги Хуф. Мы снимаем сюжет для «Новостей Проливуда» o том… о том, какая вы замечательная. Можно нам зайти в дом? – спросила Флафанора.

Эгги энергично закивала:

– Ну конечно!

Съёмочная группа зашла в Липовый дом. Следующие два часа Эгги с упоением рассказывала, какая она уникальная и чудесная.

– Я пишу книгу, – похвасталась Эгги. – Она называется «Ужасные туфли, ужасные люди». Как думаете, о чём она? Флафанора со вздохом покачала головой и проговорила:

– Трудно догадаться. Расскажите нам, пожалуйста.

– О том, как по туфлям определить характер их хозяйки.

– Многие скажут, что это бред, – не удержалась Флафанора. Вега поспешно пнула её. – Но, само собой, они… будут неправы, – скрипнув зубами, закончила Флафанора.

– А ещё я собираюсь запустить свою линию одежды, – прощебетала Эгги. – Миссис Брю, как мне кажется, не самый лучший модельер. А её дочь Флафанора вообще ничего не смыслит в моде. Она могла бы дружить со мной, но вместо этого подружилась с отвратительной, немодной Пегги Пигвигл и странной девчонкой из верхнего мира, которая носит джинсы!

Флафанора стала медленно закатывать рукава. Вега занервничала.

– Видите ли, – сердито начала Флафанора, – возможно, дочери миссис Брю плевать, как одеваются её друзья. Возможно, это вообще не самый лучший способ выбирать себе друзей – по одежде.

– Что вы! Это совершенно точно самый лучший способ! – воскликнула Эгги.

Вега многозначительно посмотрела на подругу. Как бы Флафанора не забыла, что они всё это затеяли для того, чтобы найти Пегги, а вовсе не для того, чтобы драться с бестолковой Эгги Хуф.

Но Флафанора уже взяла себя в руки:

– Что ж, отлично. Вы просто замечательная, замечательная, за-ме-ча-тель-ная ведьма, – выдавила она из себя. – Можно, мы побродим по дому и поснимаем интерьер?

– Пожалуйста! – разрешила Эгги и встала с дивана.

Вот тут-то Вега и заметила, что из-под диванной подушки торчит кукла-Пегги!

Вега попыталась встретиться с Флафанорой взглядом.

– Она там, – беззвучно произнесла она.

Её услышала Лиззи Бист и сразу сообразила, что делать.

– Мисс Хуф, давайте мы вас тоже снимем. Вы отлично смотритесь в этих комнатах, – проговорила Лиззи из-за камеры.

– Ой, пожалуйста, пожалуйста! – снова прощебетала Эгги и вышла из комнаты.

Когда Вега осталась одна, она поспешно схватила куклу. Это и правда была Пегги.

– Пегги? – прошептала Вега.

Ей показалось, что глаза у куклы шевельнулись. Как бы заставить её говорить? Наверняка есть подходящее заклинание, но Вега ещё не все их выучила… хотя… ФЛАФАНОРА ЖЕ НЕДАВНО ЗАСТАВИЛА ГОВОРИТЬ ЛЯГУШКУ, КОГДА ОНИ ПЛЫЛИ В КОТЛЕ!

Вега осторожно положила Пегги на диван, указала на неё пальцем и быстро сказала:

– Всегда колдую честно я,И так тому и быть.Теперь, тварь бессловесная,Ты можешь говорить!

Она опустила палец. Что, если это заклинание действует только на лягу…

– Надеюсь, эту чушь не будут показывать по телевизору! – пропищала кукла Пегги.

– ПЕГГИ! – радостно вскричала Вега. Фрэн вылетела из-под шляпы.

– Конечно, чушь! Вот если бы мне разрешили быть ведущей, получилось бы намного, намного лучше!

37 Хороший урок

– Я нашла куклу у себя на пороге, – рассказывала Пегги (очень медленно и писклявым голоском, ведь она была куклой). – И решила поговорить о ней с мисс Флинт. Я понятия не имела, кто её тут оставил. Сейчас-то я знаю, что это Фелисити и Эгги, и мисс Флинт тоже в этом замешана. Как только я коснулась куклы, меня тут же в неё засосало. Вега обняла куклу-Пегги, а потом посадила её на стол.

– Как же тебя расколдовать… – пробормотала она.

Пегги улыбнулась.

– Я была уверена, что вы меня найдёте. Шутка про Туфляндию была прекрасная! Я смеялась от души, наблюдая, как Эгги расхаживает по Липовому дому с колготками на голове и туфлями на ушах.

Вега расхохоталась. И тут в комнату ворвалась Эгги Хуф и схватила куклу-Пегги.

Фрэн быстро запрыгнула под шляпу Веги.

– Это моё! – взвизгнула Эгги. – МОЁ!

– Что здесь происходит? – рявкнула Фелисити Бэт. Она влетела в гостиную и теперь подступала всё ближе к Флафаноре.

Флафанора шагнула назад.

– Думали, вам удастся меня провести? – взревела Фелисити.

– Это журналисты из «Новостей Проливуда», и они не собираются никого проводить, Фел-Фел, – вмешалась Эгги.

Фелисити сорвала с Веги шляпу и швырнула её в угол. Вместе со шляпой Фрэн промчалась через всю комнату и врезалась в стену. В воздух взвилось облако волшебной пыльцы.

До Эгги наконец дошло, в чём дело.

– Да как вы смели!.. – ахнула она.

– Вас ждут большие неприятности, – пискнула Пегги.

– Ай, молодцы! Научили куклу разговаривать с помощью заклинания, – гадко усмехнувшись, заметила Фелисити. – Ничего, вы всё равно никогда не догадаетесь, как её расколдовать.

Вега отняла у Эгги Хуф куклу и подняла над головой. Эгги запрыгала вокруг, пытаясь её выхватить.

– Никто не знает этого заклинания! И никто не знает, как его отменить! – продолжала Фелисити Бэт. – Его изобрела моя бабушка. До сих пор ни одна ведьма не догадалась, как им пользоваться, и не догадается.

Она схватила куклу-Пегги и хотела было оторвать ей голову, но тут распахнулась входная дверь…

– ПРОКЛЯТЬЕ! СТРАШНОЕ ПРОКЛЯТЬЕ! – вопила мисс Флинт. – Моего магазина больше нет! Он разрушен до основания! Крышу сорвало, окна выбиты, стены РУХНУЛИ! ЭТО ПРОКЛЯТЬЕ! ОНО ПОРАЗИЛО НАС! – И она выбежала из дома. На этот раз прямо сквозь стену.

Фелисити Бэт удивлённо посмотрела на дыру по форме мисс Флинт.

Воспользовавшись заминкой, Фрэн швырнула в лицо Фелисити горсть волшебной пыльцы, и Вега выхватила куклу-Пегги.

– Ой, как мне всё это надоело, – объявила Фелисити, стряхивая с себя пыльцу. Казалось, у неё вот-вот повалит пар из ушей от ярости.

– Тебе конец, Фелисити! – радостно объявила Вега. – Я всем расскажу, что ты сделала, и тебя выгонят из Липового дома! Пегги снова станет королевой Водостока, и мы непременно выясним, как её расколдовать!

Фелисити Бэт улыбнулась.

Этого Вега никак не ожидала. Ведь Фелисити проиграла! Они её победили. А она почему-то улыбается!

– Что ж, Вега, похоже, я должна признать поражение, – начала Фелисити.

– Я ничего больше не могу сделать. Хотя, постой-ка, я же могу сообщить тебе, кто ты на самом деле, как твоя настоящая фамилия и кто твоя мама. А взамен попрошу только Пегги. Всего-навсего!

– Ты блефуешь, Фелисити! – воскликнула Фрэн. – Её фамилия – Дьямема!

– Эту фамилию выдумали! – сообщила Фелисити. Страшно довольная собой, она летала по комнате у них над головами. – За всю историю Водостока здесь никогда не было ни одной Дьямемы. Наверняка дурацкую фамилию придумала мисс Хекс, с которой Вега жила в верхнем мире. Пошутить решила, как я понимаю.

– Признаться, я тоже удивилась, когда обнаружила, что, если переставить буквы в твоём имени и фамилии, получится: «Я мегаведьма», – пробормотала Фрэн.

Вега с трудом соображала – мысли проносились в её голове с такой скоростью, будто состязаются безумные феи (например, Фрэн пытается обогнать Джули Джамбо Вингз).

– А откуда ты знаешь, что здесь не было ни одной Дьямемы? – спросила Вега, подойдя поближе к Фелисити Бэт.

– Точно, откуда? – пропищала кукла-Пегги.

– Мы нашли это в ГММ! – с гордостью заявила Эгги.

– В ГММ? – Флафанора фыркнула. – В ГММ ничего невозможно найти!

– А Криспи нашла! – с ещё большей гордостью воскликнула Эгги.

Фелисити Бэт пнула её.

– Ну тогда мы просто спросим Криспи, да и всё, – бросила Фрэн.

Но Фелисити отмахнулась от феи.

– Она всего лишь искала в документах имя «Вега». А сами документы толком не читала, так что Криспи ничего не знает.

– О ЧЁМ ВЫ ВООБЩЕ ГОВОРИТЕ?! – взорвалась Вега.

– В Водостоке никогда не было ведьм с фамилией Дьямема. Всё это время ты жила под фальшивой фамилией, но я знаю, кто ты на самом деле, – спокойно разъяснила Фелисити Бэт, села на диван и разгладила платье. – Давай, Вега, выбирай: Пегги или твоя настоящая фамилия? Да поскорее, а то у меня ещё масса дел.

– А как я узнаю, что ты говоришь правду? – спросила Вега.

– Никак.

Вега посмотрела на Флафанору, потом перевела взгляд на Фрэн, на куклу-Пегги и снова на Фелисити Бэт, которая улыбалась от уха до уха.

– А почему ты считаешь, что я сама не могу пойти в ГММ и найти то же, что нашла Криспи?

– Ну, во-первых, там очень пыльно, – сказала Эгги Хуф. – А во-вторых, Фел-Фел сожгла папку со всеми нужными документами. Так что теперь этот секрет знает только она.

Вега метнулась к дивану и схватила Фелисити за волосы. Но та просто взлетела и вырвалась у неё из рук.

– Ну давай же, выбирай! – рявкнула она сверху.

– Погоди! – воскликнула Флафанора, переводя взгляд с Веги на куклу-Пегги, а потом на Фелисити Бэт. – Вега, не спеши! Подумай хорошенько!

– Да чего тут думать? – быстро сказала Вега. – Я выбираю Пегги.

Фрэн закрыла лицо руками.

– Итак, твоя настоящая фамилия… ЧТО? ТЫ ВЫБИРАЕШЬ ПЕГГИ?! – взревела Фелисити.

Вега кивнула и прижала куклу к груди.

– Я выбираю Пегги.

Фелисити парила в воздухе и смотрела на Вегу, удивлённо мигая.

– Фел-Фел, – прошептала Эгги, – ты не на это рассчитывала, да?

Такого действительно не ожидали ни Эгги, ни Фелисити.

– Ты думаешь, что все такие же эгоистичные и самовлюблённые, как ты, Фелисити! Но это не так! – сказала Вега.

– Ну, я бываю очень даже эгоистичной… – пробормотала Фрэн себе под нос.

– Неужели ты правда думала, что я оставлю Пегги здесь, с тобой? Да я всему Водостоку расскажу о том, что ты сделала! – продолжила Вега. – И остальные заколдованные ведьмы это подтвердят! Например, главный редактор «Шикарной жабы» Дарси Дрим! – Она вытащила из кармана куклу-Дарси и быстро прокричала заклинание.

– Мы живо вышвырнем вас из города! – пискнула Дарси Дрим.

– ТОЧНО! – подтвердила Вега.

Фрэн улыбнулась ей, а Фелисити Бэт зависла в воздухе в полном шоке.

И тут Флафанора небрежно похлопала Эгги по плечу.

– Кстати, никакой Туфляндии не существует. Я сама её выдумала.

Эгги изумлённо на неё уставилась.

– Нет! Это неправда!!!

Сняв туфлю с уха Эгги, Флафанора прошептала:

– Очень даже правда.

– ЧТО?! – завопила Эгги Хуф. – Но тогда получается, что я… что я… ПОЛНАЯ ИДИО-О-ОТКА!

Вега распахнула дверь на улицу, встала на пороге и закричала:

– ВЕДЬМЫ ГЛАМБУРГА! Я, ВЕГА, ХОЧУ ВАМ КОЕ-ЧТО СООБЩИТЬ!

Переглянувшись, Фелисити Бэт и Эгги Хуф выскочили из Липового дома и помчались по дороге, которая поднималась в горы, к самой Волшебной Вершине.

– Дарси Дрим? – прошептала проходившая мимо ведьма и уронила пакеты с логотипом магазина миссис Брю. – Это ты?!

– Мередит! – пропищала Дарси, лёжа на ступеньке, на которую упала. – Немедленно отнеси меня в редакцию журнала «Шикарная жаба»!

ШИКАРНАЯ ЖАБАЖурнал для модниц

Это я, Дарси Дрим! Я вернулась, но пока ещё заключена в кукле. К счастью, моя помощница Мередит любезно согласилась записать то, что я продиктую, ведь сама я не могу ничего писать – ручки у меня матерчатые. Я НЕ играла в прятки. Меня превратила в куклу Эгги Хуф и её отвратительная подруга Фелисити Бэт.

 

Я решила отомстить Эгги и заколдовала «Шикарную жабу». Если она только ОСМЕЛИТСЯ прикоснуться к журналу, ей в лицо брызнет слизь, и туфли у неё исчезнут!

 
38 Детская Силии Крэйфиш

Фрэн поправила свою высокую пышную причёску.

– Ну вот, наконец они отсюда убрались!

– Мне кажется, Фелисити Бэт ещё вернётся, – проворчала Вега.

– Больше спасибо, Вега, – пискнула кукла-Пегги.

Вега вздохнула:

– Эх… ещё бы придумать, как тебя расколдовать.

– И узнать твою настоящую фамилию.

– И КУДА делась Эдди Эгби! – вставила Флафанора. – Пегги, я думаю, её тоже превратили в куклу. И сделала это много лет назад Силия Крэйфиш, когда была годовалым младенцем!

– Надо обыскать её комнату. Ту, где Силия играла, когда была маленькой. Я как раз случайно нашла её детскую за пару недель до того, как меня превратили в куклу, – сообщила Пегги. – Вот здесь, под лестницей, за небольшой дверкой.

– Она тут! Наверняка тут! – радовалась Флафанора.

Они протиснулись сквозь дверцу и теперь пробирались по затянутому паутиной коридору, и Вега удивлялась, почему Флафанора не возмущается. Обычно она всегда страшно злится из-за пыли и паутины.

Но Флафанора как раз повернулась к Веге (паутина свисала у неё с ресниц) и воскликнула:

– Как здесь ЧУДЕСНО!

– Долго нам ещё идти? – спросила Вега у куклы-Пегги.

Они всё шли и шли по коридору, который сворачивал то налево, то направо и постепенно сужался. Вдоль стен загорались крошечные лампочки, освещая портреты маленькой Силии Крэйфиш.

Силия Крэйфиш выглядывает из котла.

Силия Крэйфиш парит в воздухе.

Силия Крэйфиш топчет жучков.

Раздался громкий скрип, и несколько огоньков погасло.

– Что-то мне это не нравится, – пробормотала Фрэн.

– Эдди Эгби наверняка в детской Силии, – сказала Флафанора, сорвала один из портретов со стены и, выставив его перед собой, помчалась вперёд. – Интересно, долго ещё? Ага, вот и дверь! Она пнула дверь блестящей туфелькой, и старая дверь слетела с петель. А за ней оказалась… ну, точно не детская!

Вега ахнула. Фрэн указала маленьким пальчиком в проём и прошептала:

– Это же лес!

39 Слизь

Фелисити Бэт удивлённо изогнула бровь.

– Почему ты вся в слизи и без туфель?

Эгги Хуф отшвырнула «Шикарную жабу» и ЗАВОПИЛА ВО ВСЁ ГОРЛО.

40 В лесу

В лесу было холодно, почти морозно. Деревья, казалось, зловеще перешёптываются между собой.

– ПОДНИМИТЕ РУКУ ТЕ, КТО НЕ ХОЧЕТ ИДТИ ДАЛЬШЕ! – воскликнула Фрэн и вскинула руку вверх.

– Нам туда, – сказала Пегги. Она выглядывала у Веги из кармана.

Но поскольку Пегги была куклой, она не могла ни показать пальцем, ни кивнуть.

– Туда? – спросила Вега, махнув на кривые стволы.

– Нет, нам надо… – начала Пегги.

– Вон туда? – Вега указала на такие же кривые стволы в другой стороне.

– Я ПОНЯЛА, КУДА НАМ! – закричала Флафанора.

Вега подбежала к подруге. Та сидела на корточках возле высокого дерева. На нём были вырезаны инициалы С.К., а вокруг стояли жутковатые каменные куклы.

Вега надавила на одну куклу ногой, и кукла медленно ушла в землю, а за ней – вторая, третья…

Фрэн зажмурилась.

– Какой необычный вход в детскую, – проворчала Вега.

Инициалы на стволе ярко засветились, и раздался оглушительный БУМ! Дерево раскололось пополам, и посередине появилось отверстие с винтовым спуском. По нему текла блестящая чёрная жидкость и исчезала где-то далеко внизу, в темноте.

Флафанора запустила свою шляпу, как фрисби, и прыгнула в дыру. Чёрный поток тут же её подхватил, и вскоре девочка скрылась из виду.

– ФЛАФАНОРА! – завопила Вега и, сунув Пегги поглубже в карман, отправилась за подругой.

Фрэн постояла немного у дерева, насвистывая себе под нос, но потом ей стало стыдно.

– Я ВАС ДОГОНЮ! ФЕЕРИЧЕСКАЯ ФРЭН УЖЕ В ПУТИ!

Чёрная река сделала последний виток, спуск кончился, дальше оказался обрыв. Вега полетела вниз, в темноту.

Где-то вверху горел огонёк. Он становился всё ярче с каждой секундой.

– Фрэн! – догадалась Вега.

Фея подлетела к ней, огонёк горел у неё на кончике пальца.

– Как тут странно! – заметила Фрэн. Свет от её пальца выхватил из темноты множество коробок, на которых были нарисованы куклы.

Вега перекувырнулась в воздухе.

– Ой, гляди – земля! – крикнула Фрэн, но Вега уже успела плюхнуться прямо на голову Флафаноре.

Оттолкнув Вегу в сторону, Флафанора вскочила и принялась рыться в коробках.

– Эдди Эгби должна быть где-то здесь! Приведя себя в порядок, Вега огляделась. В отличие от затянутого паутиной коридора и страшного леса, в детской было уютно и чисто, будто её построили совсем недавно. Вверху по рельсам, висевшим прямо в воздухе, ездил искусно украшенный чёрный паровозик.

– Это точная копия Водосточного экспресса, – пропищала Пегги.

– Какого ещё экспресса? – удивилась Вега. – Я ни разу его не видела.

– Он не ездит уже много лет, – объяснила Флафанора. – Его отменила Силия Крэйфиш. А когда-то на экспрессе можно было добраться до всех крупных городов Водостока.

Она взяла в углу метлу и поднялась к коробкам, которые парили в темноте наверху. Раскрыла одну, но она оказалась пуста. Подлетела к другой – тоже ничего.

– Где же все куклы?! – сердито воскликнула Флафанора. Она металась между пустыми коробками и всё больше и больше злилась.

Вега с Пегги стали копаться в том, что осталось на полу – тут были в основном игрушечные котлы, плюшевые лягушки и настольные игры. Одна из них сразу понравилась Веге. Она называлась «Получи метлой!». Жаль, что им сейчас было не до игр.

Фрэн устроилась поудобнее прямо в воздухе и наблюдала за всеми, то и дело щёлкая пальцами и поднимая какие-нибудь предметы, чтобы помочь девочкам. А ещё она тайком попыталась собрать растрепавшиеся волосы Веги в изящную причёску.

– Прекрати! – прикрикнула на неё Вега, почувствовав, как её волосы укладываются в пучок на макушке. – ФРЭН!

– Тебе та-а-а-к идёт!

Пегги захихикала. Вега резко обернулась, чтобы отругать фею, и вдруг заметила кое-что интересное. За спиной у Фрэн у самой стены стоял портрет Силии Крэйфиш. На вид ей было лет шесть-семь. Силия злобно усмехалась, а в руке сжимала маленькую куколку в шляпе с огромным помпоном…

– Эй, Флафанора!

Пегги заметила, что разглядывает Вега, и тоже пропищала:

– Флафанора…

– Вот зачем, скажите на милость, заваливать эту комнату коробками и сундуками, если ни в одном из них нет того, что я ищу?! Крысу мне в суп! – воскликнула Флафанора, пнула какую-то коробку и свалилась с метлы. Шлёпнулась она аккурат перед Вегой и Пегги. – На что это вы уставились?.. Ой, вот жаба! Это же ЭДДИ ЭГБИ, ПРЕВРАЩЁННАЯ В КУКЛУ!

41 Шляпа с помпоном

Да, действительно, кукла в руках у маленькой Силии Крэйфиш была вылитая Эдди Эгби. Но куда она делась? Прошло несколько недель с тех пор, как Вега с Флафанорой и Фрэн побывали в детской Силии Крэйфиш и обнаружили доказательство того, что Эдди Эгби превратилась в куклу. Но саму куклу так и не нашли.

Фрэн даже рассказала об этом в передаче «Каждой крошке по крошке», которую, по её словам, смотрят миллионы зрителей. Но пока никто не сообщил, что хотя бы видел куклу-Эдди.

Пегги по-прежнему оставалась куклой, а магазин мисс Флинт закрылся (поскольку Флафанора снесла крышу и стены, табличку «ЗАКРЫТО» кто-то повесил на единственном уцелевшем стеллаже). Мисс Флинт никто не видел уже много дней. Но все знали, что, если она объявится, ей придётся ответить за свои поступки.

Флафанора переименовала Липовый дом в «Штаб-квартиру кукол» и решила переселиться туда. Миссис Брю переехала вместе с ней и пятьюдесятью ведьмами-помощницами из своего магазина. Они сновали по всему дому и тоже искали Эдди. Даже переоделись в чёрные обтягивающие комбинезоны и шляпки, похожие на лягушек, рассудив, что в таком наряде проще, если понадобится, преследовать преступника.

И вскоре действительно понадобилось. В тот вечер большие напольные часы как раз пробили девять, когда из холла донёсся грохот и громкие крики.

– РУКИ ПРОЧЬ, ГАДКИЕ ВЕДЬМЫ ИЗ ГЛАМБУРГА! – вопил кто-то.

Вега на цыпочках стала спускаться в холл. В неярком свете она увидела, что помощницы миссис Брю окружили высокую старуху в тёмной одежде.

– Мисс Флинт! – воскликнула Вега и устремилась вниз, перепрыгивая через две ступеньки и крепко прижимая к себе куклу-Пегги.

Флафанора помчалась за ней (в маске, которую она надевала перед сном) и врезалась в статую, стоявшую посреди холла. Фрэн летела позади (тоже в маске) и тоже впечаталась в статую.

– Что вы здесь делаете, мисс Флинт? – спросила Вега, пройдя мимо помощниц миссис Брю. – Пришли ответить за свои тёмные дела?

Из окошка падал мягкий неяркий свет от одного из фонариков, паривших снаружи. На лице у мисс Флинт застыло очень странное выражение. Она не злилась. Она не была в ярости. Она была просто очень-очень печальна.

– Прежде всего, – начала мисс Флинт, кашлянув, – хочу сказать, что я терпеть не могу ведьм из Гламбурга. Да-да, всех вас. Но я и мухи не обижу. Ну, это, конечно, не совсем так – как-то раз я всё-таки обидела муху. Но совершенно случайно. Просто села на неё.

– А ВЫ УВЕРЕНЫ, ЧТО ЭТО БЫЛА МУХА, А НЕ ФЕЯ?! – подозрительно спросила Фрэн, сердито надув щёки.

– Да, это совершенно точно была муха. Потому что я села на неё в верхнем мире, – объяснила мисс Флинт.

Вега шагнула вперёд.

– Вы там пугали детей?

Мисс Флинт поспешно покачала головой:

– Нет-нет, что вы! Я же говорю, я в жизни мухи не обидела, кроме той, на которую случайно села.

– Зачем же вы отправились в верхний мир? – спросила Пегги.

Мисс Флинт подошла к собравшимся.

– Я отвозила кукол. Силия Крэйфиш велела мне отвезти кукол наверх. Но я не знала, что это заколдованные ведьмы! Думала, просто куклы. Да, некоторые были похожи на знакомых ведьм, но я решила, что их специально такими сделали. Я не знала, что это ведьмы! Сейчас все только и говорят о том, что Фелисити Бэт сделала с Пегги и некоторыми другими ведьмами, но, честное слово, я не знала об этом! Правда!

Пегги, Вега и Флафанора хмыкнули.

– Так… – проговорила Флафанора. – Можно, я кое-что уточню? Вы не знали, что многие куклы в вашем магазине на самом деле заколдованные ведьмы?

Мисс Флинт закивала.

– И по приказу Силии Крэйфиш вы отвезли несколько кукол в верхний мир и оставили их там? – спросила Вега.

Мисс Флинт опять закивала.

– Мне не очень-то приятно извиняться перед ведьмами из Гламбурга, но всё же я должна это сделать. Простите, что так вышло. Я обо всём этом понятия не имела. С раннего детства я мечтала открыть свой собственный магазин. Мне хотелось что-нибудь чинить, ремонтировать. Вокруг валялось столько поломанных кукол, на которых всем было наплевать. Мне захотелось им помочь. Я трудилась в поте лица в старой закусочной «Кусь-кусь» и скопила достаточно стокелей, чтобы открыть свой магазинчик. Я им очень гордилась. А теперь его нет. Вега многозначительно посмотрела на Флафанору, которая виновато покосилась на свой палец.

– Это проклятье! – продолжала мисс Флинт. – Это из-за него рухнули стены и всё прочее.

Вега не сводила глаз с Флафаноры. Она ожидала, что подруга сейчас скажет: «Простите, мисс Флинт, дело вовсе не в проклятье. Это я разрушила ваш магазин». Но Флафанора только промямлила:

– Да уж, проклятье – страшная штука… Вега хотела что-то сказать, но тут вспомнила одну важную вещь. Метнувшись в кабинет, она схватила старую фотографию и примчалась назад.

– А как вы объясните вот это? – И она сунула под нос мисс Флинт фото Эдди Эгби на Гламурном проспекте. – Видите? Вот тут вы кладёте куклу Эдди в сумку, ПРЯМО ПЕРЕД ТЕМ, как она отправилась к Силии Крэйфиш и её превратили в куклу!

Мисс Флинт ахнула.

– Да, знаю, нехорошо было подсовывать ей куклу, тем более тайком. Но я всего лишь хотела подарить ребёнку куколку! Эдди собиралась подарить девочке на день рождения машину для приготовления коктейлей «Клаттербакс»! Зачем она такой малышке?!

– И вы решили незаметно подложить куклу в сумку Эдди? – переспросила Вега. – В качестве подарка для Силии?

Мисс Флинт кивнула:

– Видимо, Эдди Эгби всё-таки отдала куклу Силии Крэйфиш, это и натолкнуло Силию на мысль о заклинании. Может, она захотела, чтобы Эдди осталась с ней. Если превратить Эдди в куклу, она всегда будет рядом.

– А где сейчас кукла-Эдди? – спросила Флафанора.

– В Лондоне, – ни секунды не раздумывая, ответила мисс Флинт. – Я её туда отвезла.

42 В Лондон!

– Отличный повод, чтобы надеть джинсы! – воскликнула Флафанора.

Вега сунула джинсы в сумку и сняла шляпу.

– Не думаю, что стоит ходить по Лондону в шляпах. В верхнем мире их сейчас мало кто носит. И уж тем более остроконечные – наши-то наверняка такими станут после путешествия по трубам, – пробормотала Вега.

– Но мы же ведьмы! Мы должны быть в шляпах! – возразила Флафанора.

– Я тоже так думаю, – пискнула Пегги.

Вега вздохнула.

– Супер! Почему бы нам тогда не взять с собой здоровенную книгу заклинаний и кошку?

– Надо же как ты угадала! – хмыкнула Флафанора, указав на толстенный фолиант и Ёршика. – Я как раз подумала, что надо бы на всякий случай захватить книгу заклинаний. А потом поговорила с мисс Флинт, она сказала, что Ёршик может показать дорогу.

Флафанора, кукла, фея, кот и взволнованная Вега смотрели на карту труб.

– Что такое Токио? – спросила Флафанора.

– Город в Японии, – ответила Вега.

– А Новый Орлеан и правда совсем новый? – поинтересовалась Пегги.

Вега похлопала ладонью по трубе с надписью «Лондон».

– Нам нужна вот эта… Интересно, куда она ведёт в Лондоне? Зато, судя по карте, находится она прямо над Липовым домом.

Поднимаясь по лестнице на чердак, Флафанора поёжилась от волнения. Вот она вышла на крышу и посмотрела на огромную трубу у них над головами, из которой капала вода.

– Готовы? – спросила Вега.

Флафанора поправила ремешок своей стильной серебристой сумки.

– Ага, – сказала она.

Фрэн кивнула. Каждый вскинул одну руку вверх (Вега также подняла руку кукле-Пегги), и – ВЖ-Ж-ЖИК! – они отправились в Лондон.

43 Площадь Бедфорд

Они приземлились на тихой, обсаженной деревьями улочке.

– Площадь Бедфорд, – прочитала Вега на указателе. – Понятия не имею, где это.

Мимо проехала девчонка на жёлтом велосипеде.

Флафанора вытащила блокнот и зарисовала её.

– Так, короткое платье-халат… – пробормотала она. И, подняв голову, заметила, что Вега удивлённо на неё смотрит. – Может, я стану второй Эдди Эгби! – пояснила Флафанора.

– Ёршик, куда нам? – спросила Вега.

Мимо прошли несколько человек. Вега услышала, как одна женщина сказала:

– Ой, глядите! Девочки нарядились ведьмами!

До Хеллоуина было ещё далеко. Вега подумала, что надо бы поскорее уйти с людной площади.

Ёршик свернул налево, потом направо, пробежал до конца улицы, остановился и завопил что есть мо́чи: «Мя-я-я-я-яу!»

Вега взволнованно огляделась и посмотрела на здание, у которого остановился кот. Окна были такими пыльными, что сквозь стёкла ничего не разглядишь. Паутина над дверью колыхалась на ветру.

«КУКЛЫ ДИЛИИ» – было нацарапано на ржавой вывеске.

«Отлично, – подумала Вега. – Ещё один жуткий магазин кукол».

44 Магазин Дилии

– Сожри меня летучая жаба, это же ведьмы из Гламбурга! – воскликнула пожилая женщина за прилавком.

Она была похожа на мисс Флинт, но гораздо меньше ростом, с пушистыми кудрявыми волосами. У неё был хриплый голос, бледно-серые глаза и тонкие, узловатые пальцы с длинными, острыми ногтями, покрашенными серым лаком с блёстками.

Женщина посмотрела на Вегу:

– Меня зовут Дилия Дризл, а тебя?

– Вега. А это – Флафанора и Фрэн.

Ёршик вонзил коготь Веге в большой палец на ноге.

– И Ёршик, – добавила девочка сквозь зубы.

– Кот мисс Флинт! – усмехнувшись, воскликнула Дилия.

– Вы ушли во время Великого Переселения? – прямо спросила Флафанора.

Все знали, что во время Великого Переселения многие ведьмы покинули Водосток. Считалось, что это были самые злые и гадкие ведьмы и ушли они, собственно, для того, чтобы пугать в верхнем мире детей.

Дилия покачала головой:

– Что вы! Нет, я не из злых ведьм. Я люблю Гламбург, да и вообще Водосток и частенько путешествую по трубам туда-сюда. У меня квартирка в Гламбурге. А здесь – вот этот магазин. Как мостик между мирами, штаб-квартира водосточных ведьм в верхнем мире, если хотите. Ну, и ещё это очень удобно для мисс Флинт – у неё много кукол, и ненужные она отправляет сюда. Я их чиню и продаю.

– Так вы не знали, что многие из кукол мисс Флинт на самом деле заколдованные ведьмы? – пропищала Пегги.

Дилия чуть со стула не упала.

– ЧТО?! Говорящая кукла?! Заколдованные ведьмы?! Не может такого быть! Я не верю!

– Много лет назад Силия Крэйфиш придумала заклинание, с помощью которого можно превратить ведьму в куклу, – рассказала Вега. – Фелисити Бэт узнала о заклинании и тоже стала превращать ведьм в кукол. А начала она вот – с Пегги.

– Я слышала, что Пегги отправилась танцевать с феями, а вместо неё осталась лисица Эд, – проговорила Дилия.

Вега засмеялась:

– Ну, не совсем так.

– Да уж! – Дилия кивнула. – Ну что поделаешь? Новости вечно доходят сюда с опозданием и часто с ошибками.

Она села на колченогую табуретку и обвела взглядом сотни полок с куклами.

– А как узнать, какие куклы заколдованные? И как их спасти?

– Обычно они похожи на ведьм – те же черты лица, волосы, та же одежда, – объяснила Вега.

– А как их расколдовать, мы пока не знаем, – добавила Пегги.

Дилия нахмурилась.

– Да уж, тебе явно не позавидуешь.

– Но мы узнаем! Мы обязательно всех расколдуем! Когда-нибудь… – чуть смущённо пробормотала Вега.

– Видите ли, Флафанора и Вега опять зашли в ТУПИК в своём расследовании, – вмешалась Фрэн. – Просто удивительно, как мало они смогли выяснить! Каждый раз, напав на след, они тут же с него сбиваются – шаг вперёд и два назад! Я лично удивляюсь, как они ещё не забросили это дело! – Она повернулась к Веге, Флафаноре и Ёршику. Те сердито смотрели на неё. – Ну, чего вы нахмурились? – раздражённо спросила Фрэн. – Вон, берите пример с Пегги – она даже не поморщилась.

– Потому что у меня лицо из войлока, – пискнула кукла-Пегги.

Флафанора шагнула вперёд:

– Мы ищем одну куклу, в шляпе с помпоном.

Дилия задумалась.

– Знаете, как это ни странно, вы не первые, кто меня о ней спрашивает. Довольно давно какая-то девушка пришла в магазин и спросила про эту куклу. Она вела себя очень подозрительно – отвечала уклончиво и явно волновалась.

– То есть вы знаете, о какой кукле мы говорим? – с надеждой спросила Флафанора.

Дилия кивнула.

– Ну да. Я отдала её той девушке. Вега с Флафанорой тяжело вздохнули.

Ну, разумеется, куклы тут нет! Не везёт так не везёт.

– Да уж, удача явно не на вашей стороне! – ухмыльнулась Фрэн и тут же добавила: – Простите…

– И, знаете, так странно вышло, – продолжила Дилия и сунула руку под прилавок. – Вскоре после того, как я отдала куклу молодой ведьмочке, мисс Флинт мне её снова принесла!

Вега подняла голову и увидела прямо перед собой огромный помпон.

– Эта? – Дилия помахала куклой у неё перед носом.

– ЭДДИ ЭГБИ! – завопила Флафанора.

45 НАВМ

Когда Дилия Дризл пришла в себя, все они – три ведьмы, фея, две куклы и старый кот – уселись пить чай. Вега торжественно произнесла заклинание, и впервые за сто лет Эдди Эгби заговорила.

Она рассказала много забавных историй, которые случились, когда она была куклой. Например, как на Дилию Дризл рухнул стеллаж с куклами. Или как мисс Флинт забыла, что магазин закрыт, и врезалась в дверь. Но в целом жизнь куклы была ужасно скучной.

– А кто пришёл за вами к Дилии несколько лет назад? – спросила Вега.

– Странное дело, – пропищала Эдди, да таким высоким голоском, что Ёршик поморщился. – Ты на неё очень похожа. Просто удивительно. Её звали Гретель Грин. Она работала в НАВМ.

– Что ещё за НАВМ? – спросила Вега.

– Национальная ассоциация верхнего мира. Коротко – НАВМ, – объяснила Эдди. – Они изучают верхний мир. Штабквартира НАВМ находилась в Сереброке.

– В Сереброке? – переспросила Вега. – Это один из тех городов, откуда ушли все жители во время Великого Переселения, верно?

Дилия кивнула.

– Я когда-то тоже работала на НАВМ, докладывала о том, что происходит наверху.

– Гретель Грин была там изобретателем. Она придумала кучу всего интересного, – продолжила кукла-Эдди. – А ещё организовала множество сверхсекретных операций, чтобы защитить детей из верхнего мира. Она за них очень беспокоилась. Некоторые злые ведьмы – возможно, под влиянием Силии Крэйфиш – решили запугивать детей наверху. В Водостоке дети отлично умеют колдовать, старым ведьмам с ними бесполезно тягаться. Но дети из верхнего мира совершенно беззащитны перед злыми ведьмами. Именно Гретель Грин заколдовала трубы так, чтобы злые ведьмы вылезали из них совершенно потрёпанными. Это была отличная идея. Чем злее ведьма, тем хуже ей даётся путешествие по трубам. Добрые ведьмы обычно вылезают из труб в пыли и грязи. А вот злые – в ужасном состоянии. А ещё их одежда остаётся либо чёрной, либо серой в верхнем мире. Так местные детишки сразу узнают злую ведьму.

– А зачем вы ей понадобились? – спросила Флафанора.

Мигнув, Эдди Эгби глубоко вздохнула и пропищала:

– Я ей очень нравилась. Она много читала о моих исследованиях в мире моды и заинтересовалась, куда я делась. Стала распутывать это дело и даже отправила пятьдесят ведьм в королевскую ванную на поиски меня. Но они меня не нашли. И Гретель поняла, что я пропала раньше.

– А если она догадалась, что вы – кукла, то почему никому об этом не сказала? – вступила Вега.

– Она собиралась сказать, но сначала решила найти побольше улик, – отозвалась Эдди.

– Почему она не сообщила Дилии Дризл, что некоторые из её кукол могут быть на самом деле ведьмами? – поинтересовалась Флафанора.

– Гретель думала, что Дилия тоже может быть в этом замешана. Поэтому она просто пришла сюда и сделала вид, будто ищет куклу для своей малышки.

– Я ТУТ НИ ПРИ ЧЁМ! – фыркнула Дилия, вскинула руку, и чай выплеснулся у неё из чашки.

Вега щёлкнула пальцами. Чай изменил направление и вернулся обратно в чашку.

– Я провела чудесные три недели на столе в НАВМ, – продолжила Эдди. – Смотрела, как работает Гретель, играла с маленькой Вегой.

Вега и Флафанора подавились чаем. Потоки чая окатили Фрэн. От изумления фея рухнула на пол.

– С Вегой? – спросила Пегги.

– Ну да, с Вегой.

– Но Вега – это я! – воскликнула Вега. Дилия Дризл ахнула.

– А я-то думала, на кого же ты похожа! Ты вылитая Гретель!

– Сколько тебе лет? – пискнула Эдди.

– Девять с хвостиком.

– Всё сходится! Ты – Вега Грин! Совершенно точно! – закричала Флафанора, вскочила на ноги и стала прыгать по комнате.

У Веги бешено заколотилось сердце. Оно стучало громче, чем вопила Фрэн в очередной передаче «Каждой крошке по крошке». Казалось, глаза сейчас вылезут у неё из орбит.

– А… куда делась Гретель Грин? – выдавила из себя Вега, боясь услышать ответ. Ведь Эдди кто-то вернул в магазин. То есть что-то пошло не так.

– Вы знаете о Великом Переселении? – спросила Эдди Эгби.

Все кивнули.

– Это когда многие злые ведьмы ушли в верхний мир, забрав с собой свои дома и все цвета из Водостока, – сказала Вега.

Она слышала об этом миллион раз.

– Во время Великого Переселения, – стала рассказывать кукла-Эдди, – злые ведьмы пришли к Гретель Грин. Они хотели узнать, как перенести наверх свои дома и как сделать так, чтобы можно было вылезать из труб не такими оборванными. Им не хотелось выделяться в толпе обычных людей и быть похожими на ведьм. Конечно, после путешествия в трубах любой будет довольно потрёпанным, это далеко не самый удобный вид транспорта. И злые ведьмы придумали другую уловку. Они решили выкрасть цвета. В верхнем мире и взрослые, и дети считали, что ведьмы одеваются в рваные чёрные одежды, что у них лицо в бородавках и загнутый крючком нос. И вот ведьмы, понимая, что после путешествия в трубах будут в любом случае выглядеть не ахти, придумали увезти с собой цвета – тогда, может быть, люди не заподозрят в них ведьм. Ведьма с бородавками в ярко-жёлтом или тёплом оранжевом наряде вовсе не кажется такой уж ведьмой.

– Я думаю, Гретель Грин им отказала, – пробормотала Вега. – Она ведь хотела защитить детей из верхнего мира.

Кукла-Эдди моргнула.

– Совершенно верно. И злые ведьмы не очень-то обрадовались. В отместку они унесли Гретель далеко-далеко вместе с маленькой дочкой. А меня опять отдали мисс Флинт. Та пришила мне новые ножки и снова отправила сюда!

– Но наверняка же кто-то искал Гретель! – воскликнула Вега.

Дилия покачала головой:

– Многие решили, что НАВМ как-то связан с Великим Переселением. К тому же все жители Сереброка пропали. А другие ведьмы из Водостока подумали, что они просто были злыми ведьмами и переселились наверх.

– Но Гретель Грин ведь не была злой! Она не хотела уходить из Сереброка! – закричала Вега.

– Да, она совершенно точно не была злой, – согласилась Эдди Эгби.

– Значит, надо найти Гретель, – пропищала кукла-Пегги. – Мы её хорошенько поищем. Обшарим каждый дюйм Водостока от Волшебной Вершины до Сереброка. И обязательно её найдём.

Вега посмотрела в добрые пластмассовые глаза Пегги и улыбнулась.

46 Вечеринка

В Гламбурге устроили пышную вечеринку в честь возвращения Пегги.

Да, она по-прежнему была куклой, но всё же теоретически вполне могла править Водостоком.

Вега и Флафанора держали Пегги за пластмассовые ручки и качались взад-вперед под песни «Серебристых крыс», которые выступали на сцене возле Липового дома. Фрэн летала у них над головами.

– НАСТОЯЩИЕ ШЛЯПЫ, ВЫПАВШИЕ ИЗ ТРУБ!

Мимо прошла старуха, толкавшая перед собой тележку с жуткого вида старыми шляпами.

– Погоди-ка! – сказала Вега Флафаноре. Ей в голову вдруг пришла отличная мысль. – Эта старуха с тележкой уверяет, что всё знает. Так, может, она знает и как расколдовать кукол?

– Да-да, – проворчала Дама с тележкой и опять завопила: – САМЫЕ НАСТОЯЩИЕ ШЛЯПЫ!

– Но она же ошиблась с предсказанием, – заметила Флафанора. – Помнишь?

«Стильная ведьма будет всем управлять,А наглая ведьма станет ей помогать.Одна – доброта, а другая… МУЧЕНЬЕ!С одной – тишина, а с другой – приключенья.И прямо как в сказке годы пройдут —Откусят от яблока – разом…Ой, я совсем не слежу за временем!Мне давно пора!»

Пегги вовсе не помогает никакая наглая ведьма.

Вега подняла брови.

– Я совсем не наглая, не начинай, – фыркнула Флафанора.

– ДАЖЕ НЕ ДУМАЙ СМОТРЕТЬ В МОЮ СТОРОНУ, ВЕГА ГРИН! – воскликнула Фрэн и погрозила ей пальцем.

– К тому же, – продолжила Флафанора, – разве Пегги стильная? Не будь она куклой, она бы сейчас скакала, размахивая руками.

– Эй, полегче! – пропищала кукла-Пегги.

Флафанора улыбнулась.

– И при чём тут какое-то яблоко?

– Вы сами всё поймёте… и притом очень скоро, – пробормотала себе под нос Дама с тележкой. Так тихо, что её услышала только Фрэн.

Прищурившись, фея пристально посмотрела на старуху, но та уставилась куда-то вдаль.

– Ну так давай проверим. – Вега вручила старухе куклу-Пегги. – Если она правда всё знает, то сможет расколдовать нашу куклу.

Старуха отдала куклу обратно.

– Вот видишь! – воскликнула Флафанора. – Она не знает.

Старуха ткнула в куклу пальцем.

– Возьми её за волосы и покрути три раза у себя над головой.

– Не вздумай! – пропищала Пегги.

– А потом дунь ей в лицо, – добавила ведьма и с громким «Бум!» растворилась в воздухе.

47 Гретель Грин

Вскоре Пегги, Эдди Эгби, Дарси Дрим и все остальные ведьмы, превращённые в кукол, были наконец расколдованы и снова стали самими собой.

Эдди тут же отправилась в Скалы. Увидев её, Лили Крэнбери чуть не упала в обморок! Её лучшая подруга вернулась, можно закатить сногсшибательную вечеринку и испечь новые вкусные торты.

А в Гламбурге вечеринка уже была в самом разгаре. Вега и Пегги от души веселились на улицах города. Пегги скакала туда-сюда, размахивая руками, – это был её любимый «танец».

В какой-то момент Вега остановилась и с улыбкой огляделась. Фрэн хлопала в ладоши над головой у Пегги, и в воздух взметались клубы волшебной пыльцы. А Флафаноры нигде не было видно – может, ей просто надоело танцевать, это было вполне в духе Флафаноры…

Вега посмотрела на толпы радостных ведьм, на дорогу, которая убегала вдаль и терялась из виду где-то на окраине Гламбурга, где уже не было фонариков и царила тьма. Где-то там, в одном из глухих местечек Водостока, скрывается Гретель Грин. Вега была в этом уверена.

– Вега, – проговорила миссис Брю, пробираясь сквозь толпу к девочке, – я хочу тебе кое-что показать.

– А МОЖНО, Я С ВАМИ? Я ВАС ПРОСТО ОБОЖАЮ! – завопила Фрэн прямо в ухо миссис Брю. Та кивнула и потёрла ухо.

Миссис Брю провела Вегу и Фрэн к своему магазину, вставила крошечный ключик в замочную скважину и пригласила всех зайти внутрь. Ведьмы-помощницы в пышных юбочках, которые придумала миссис Брю, метались туда-сюда по магазину, раскладывая на полках товар к завтрашнему утру.

Миссис Брю свистнула, и огромная люстра над их головами быстро спустилась вниз.

– Запрыгивайте, – сказала миссис Брю.

Вега с удивлением посмотрела на неё.

– Мы поднимемся к вам в кабинет? Миссис Брю кивнула.

Фрэн схватилась за сердце и рухнула на пол.

Никому не разрешалось заходить в кабинет миссис Брю. Никому, даже Флафаноре.

Все трое забрались на люстру, миссис Брю снова свистнула, и люстра устремилась вверх. Они пронеслись мимо всех этажей, всё выше и выше, к блестящему чёрному потолку. Потолок разъехался, и люстра прошла в образовавшийся проём.

– Простите за беспорядок, – извинилась перед гостями миссис Брю, когда люстра остановилась.

Вега и Фрэн с изумлением огляделись. Тут повсюду висели и лежали чудесные ткани. Заколдованные карандаши рисовали на листах бумаги роскошные новые модели. По полу прохаживались туфли, то и дело меняя цвет. В конце длинного, узкого кабинета стоял письменный стол, на котором были кисточки, карандаши и стопки журнала «Шикарная жаба».

Спрыгнув с люстры, миссис Брю перешагнула через ряды бродивших по комнате туфель и добралась до своего стола.

– Видишь ли, когда Флафанора сказала мне о Гретель Грин, я кое-что вспомнила, и это кое-что было очень-очень давно, – сказала миссис Брю из-за стола. – Сейчас я найду… должно быть, где-то здесь… минутку.

Она показала крошечную чёрную кассету.

– Раньше мы писали на них видео. Этот ролик был записан, когда я училась в Сереброке. Кто-то снимал документальную передачу о Сереброке и решил взять у меня интервью. Я очень горжусь, что приняла в ней участие.

– Надеюсь, это видео целиком о вас, ведь вы просто изумительная! – пропела Фрэн.

Миссис Брю улыбнулась.

– Присаживайтесь, – сказала она Веге и Фрэн, и рядом с ними с глухим «Бум!» появились два маленьких удобных кресла.

А сама она тем временем вставила кассету в небольшую чёрную машинку на своём столе. Тут же на стене появилось изображение. Картинка была серой, зернистой, сразу видно – не современной.

– Это Сереброк. Большинство зданий стоит на длинных серебряных сваях. Там очень красиво! – стала объяснять миссис Брю.

Вега смотрела затаив дыхание. На экране появилась надпись: «Сереброк – удивительный город для удивительных ведьм».

Веге показалось, что она начинает что-то вспоминать…

Раздался голос диктора:

«Это Сереброк, второй по величине город в Водостоке. Самый крупный город, само собой, наша столица – Гламбург. Но мы лично считаем, что Сереброк самый лучший».

– Как там классно! – заметила Вега, наблюдая за ведьмами, которые шли по серебристым переходам на тонких серебряных опорах. – А там сейчас совсем-совсем никто не живёт?

Миссис Брю нахмурилась.

– Совсем-совсем. Все местные ведьмы ушли в верхний мир во время Великого Переселения. Мне как-то не верится, что они были злыми – не могут же все жители города быть злодеями, но другие ведьмы Водостока думают именно так.

«Вот тут у нас учатся дизайнеры, в знаменитом Серебряном университете искусства и дизайна, – продолжал диктор. – Перед вами Джорджия Брю, молодой, но уже подающий большие надежды модельер».

На экране возникла молодая миссис Брю, коротко стриженная, в струящейся юбке и огромном дырявом свитере, перехваченном в талии широким блестящим ремнём. Она придумывала модели новых платьев.

– Какая вы замечательная! – воскликнула Вега, и миссис Брю покраснела.

«А это штаб-квартира НАВМ. Здесь мы видим другую талантливую ведьму, Гретель Грин. Она работает над каким-то очень секретным изобретением».

Раздался громкий «Бах», и девушка на экране выругалась: «СОЖРИ МЕНЯ ЖАБА!»

Гретель поправила маленькую шляпку и улыбнулась в камеру. Она явно нервничала. Глянула в сторону. Потом снова повернулась и подошла поближе.

Вега смотрела, открыв рот.

– Не зря это имя сразу показалось мне знакомым, – сказала миссис Брю. – Вот она, Вега.

В глазах у Веги защипало. Она быстро отвернулась от миссис Брю, чтобы та не увидела её слёзы. Но Фрэн тут же подлетела к девочке, размахивая большим носовым платком.

– Поплачь, поплачь, моя хорошая! Не бойся!

– Фрэ-э-эн! – проворчала Вега, выхватила у неё платок и уткнулась в него.

– Вы были с ней знакомы? – спросила она у миссис Брю.

Но та покачала головой:

– Нет. Я вспомнила её имя из-за того, что оно упоминается в этом ролике. Кажется, я с ней ни разу не встречалась. Когда Вега снова посмотрела на экран, Гретель Грин, смеясь, показывала на бассейн со слизняками.

«Мы пытаемся стимулировать мозговую деятельность слизняков, чтобы они могли ползать в верхнем мире и собирать для нас информацию, – сказала она срывающимся от волнения голосом. – Главная проблема в том, как получить от них сведения, – ведь вряд ли нам когда-либо удастся научить их говорить».

– У неё такой приятный голос! – прошептала Вега.

– У тебя тоже есть слизняк, Вега… – проговорила миссис Брю.

– А, эта звезда «Щипальцев за пальцы»! – фыркнула Фрэн.

Миссис Брю подняла брови.

– «Щипальцы за пальцы»? Это ужастик? Я видела афиши.

Фрэн недовольно щёлкнула языком.

Вега вдруг вскочила на ноги и ткнула пальцем в экран.

– Этот слизняк раньше жил у меня в сарае! Может, это один из слизняков моей мамы? Может, в его продвинутых мозгах сохранилась какая-то важная информация?

Миссис Брю кивнула.

– Всё может быть…

На экране возникла девушка с лягушками в волосах.

«Это Ольга Флоп. У неё к голове то и дело прилипают лягушки, – объявил диктор. – А почему – никто не знает».

Потом зрители увидели серебристую реку, которая торжественно несла вдаль свои быстрые, блестящие воды.

– Эта река прямо в городе? – спросила Вега.

Миссис Брю кивнула.

– Ну да. По ней в него и попадают. Она петляет по Сереброку, так что можно добраться во все районы.

– Завтра же отправлюсь туда! Вместе с Пегги… и Флафанорой, если удастся её уговорить, – выпалила Вега. – Оттуда и начнём поиски. Мы во что бы то ни стало отыщем Гретель Грин!

– Кстати, о Флафаноре, – заметила миссис Брю, – где она? Я её не видела целый день!

– Она, кажется, говорила, что собирается в Доки, – отозвалась Фрэн.

Подлетев к одной из прогуливавшихся туфель, фея плюхнулась в неё и развалилась, как в шезлонге.

– Вот это жизнь!

– В Доки?! – хором воскликнули Вега и миссис Брю.

– Ну да, в Доки, – подтвердила Фрэн. Миссис Брю подошла к фее:

– А что она там забыла? Фрэн пожала плечами:

– Она совершенно точно сказала про Доки.

– Надо бы туда поехать и убедиться, что с ней всё в порядке, – пробормотала миссис Брю.

– Я с вами, – быстро сказала Вега.

48 И снова «Кривые куклы»

«Крыса Энн», машина миссис Брю, остановилась в Доках.

Было очень тихо.

Все веселились на вечеринке в Гламбурге. Но то и дело откуда-то доносился стук и металлический скрежет.

– Надо, чтобы вывеска блестела, – услышали они голос Флафаноры. – В некоторых случаях блеск очень даже помогает.

– Не люблю я блёстки, – проворчала мисс Флинт. – Но можно добавить немного по краю столешницы, как думаешь?

Флафанора стояла на цыпочках на табуретке и вешала шёлковые занавески в новом, отремонтированном и роскошно обставленном магазине «Кривые куклы».

– А ещё у нас есть много обрезков хорошей ткани и всяких украшений. Мама с радостью их отдаст, и вы сошьёте красивые платьица для кукол, – сказала Флафанора, заметив миссис Брю и Вегу. – Правда, мама?

Миссис Брю медленно кивнула. В крайнем изумлении они с Вегой разглядывали магазин.

– Вы можете привезти немного кукол к нам в магазин, мы сделаем небольшую стойку «Кривые куклы», чтобы ведьмы покупали ваших кукол и у нас тоже, – продолжала Флафанора.

Просияв, мисс Флинт смущённо закивала.

– Стойка в магазине миссис Брю! Это было бы просто замечательно!.. К тому же это совсем недалеко от «Пироги, пирожные, вот и всё».

Флафанора кивнула.

– Будете заходить туда за пирогом. Мисс Флинт смущённо покраснела.

– Верно… Я тамошние пироги никогда не пробовала.

– Мисс Флинт, Флафанора! – воскликнула Вега. – Это всё подождёт. А в Гламбурге сейчас классная вечеринка, и вы её можете пропустить!

49 То самое яблоко

В тот вечер ведьмы Гламбурга допоздна танцевали под песни «Серебристых крыс».

В какой-то момент из трубы высоко над головами танцующих высунулась морщинистая рука. Узловатые пальцы разжались, и показалось ярко-зелёное яблоко.

Оно медленно полетело вниз и с глухим стуком упало среди танцевавших ведьм. Внизу гремела музыка, слышался радостный смех. А наверху раздался зловещий хохот и эхом разнёсся по трубам. Но никто в Гламбурге его не услышал.

И никто не заметил яблока до самого утра.

А тогда было уже слишком поздно.