» » Механики. Часть 76.

Механики. Часть 76.

Глава 1.
Александр. 22 мая. После морского боя. Архипелаг.

— Вот и наши – обрадованно произнёс Риф увидав в море несколько мощных прожекторов.
— Точно наши? – недоверчиво спросил Туман сжимая в руках Калаш.
— Точно, опознались уже – вздохнул Риф и повернувшись громко сказал – держитесь мужики, помощь уже близко – затем снова повернулся к нам и тише произнёс – молодец Николай, до конца выполнил свой долг.
От усталости и дикого напряжения я, честно говоря, уже на ногах стоять не мог, да и другие пацаны вон тоже. Другие, это те, кто был на ногах, но, наверное, стоит обо всём по порядку.
Всё-таки мы слишком сильно поверили в свои силы. Поверили, что мы круче, это нас чуть всех и не погубило. Преследуя пароход с Архи на нашем «Варяге», где, как мы думали, находятся рабовладельцы и остальные нехорошие Архи, мы влетели в умело приготовленную для нас ловушку и только слаженная работа команды нашего корабля, Риф и новые, более мощные двигатели спасли нас от неминуемой гибели.
В первые минуты, когда с двух вынырнувших на нас кораблей, которые ожидали в засаде и с самого парохода, когда они первые открыли огонь, мы сразу потеряли убитыми и ранеными половину своего экипажа. Но несмотря на это всё равно приняли бой, хотя выбора у нас особо то и не было. Либо все идём на дно, либо даём бой и прорываемся.
Вырвались, улепётывали так, что пятки сверкали, в нашем случае корма избитого, получившего кучу пробоин, но упорно не хотевшего идти ко дну «Варяга».
Как итог, один из тех военных кораблей мы потопили точно, второму досталось, и досталось достаточно сильно, он от нас отстал, погрузившись кормой в воду, надеюсь он тоже утонул.
Так же влепили мы из пушек и по пароходу, тому вообще пару попаданий хватило. Утонул он или нет мы уже не видели, но, если не утонул, долгий ремонт ему точно обеспечен.
И так же на нашем счету два быстроходных катера Архи с экипажем десанта, они нас точно на абордаж взять хотели, не вышло.
Когда мы таки оторвались от преследователей, то поняли, что до захваченной нами же верфи уже не дойдём. Один двигатель вышел из строя, в корпусе куча дырок и «Варяг» потихоньку тонет, помпы с откачкой не справляются и те, кто был в трюме и боролся за живучесть не в силах остановить поступление воды. А на борту куча раненых и покалеченных ребят.
Вот тогда Риф и принял решение разогнаться на сколько получится и выброситься на берег, что у него и получилось. Потом мы, кто не был ранен, эвакуировали с корабля на берег раненых матросов, разбивали лагерь, выставили боевое охранение, так как не понятно кто тут на этом берегу есть и справедливо опасались, что экипажи с тех двух кораблей или катеров могут прийти сюда, чтобы добить нас тут.
Наших убитых матросов мы пока не трогали, не до них было. Варяг прочно сидел днищем на песке и погружение полностью в морскую пучину ему уже точно не грозило.
Вот тогда мы и узнали, что радист, его звали Николай, до конца находился в своей рубке. Не убежал он из неё и когда по Варягу начали долбить из пушек и успел передать несколько сообщений на верфь.
Артиллеристы на тех двух кораблях были совсем не дураки. Сразу начали лупить по рубке радиста, но Николай успел. Успел передать координаты квадрата и что мы попали в засаду, после этого в его рубку всё-таки влепили снаряд, сам Николай и матрос, который его пытался оттуда вытащить, погибли. Соответственно были уничтожены и все средства связи. Но выбросившись на берег, мы об этом ещё не знали, а в горячке боя было как-то не до связи.
Да, мы понимали, что нас будут искать, были готовы, что на наш лагерь обязательно нападут. А тут куча раненых, мы их точно не бросим, и был бы у нас последний и решительный. Но нас нашли и нашли достаточно быстро, и нашли благодаря Николаю.
Мы только-только закончили вытаскивать с продолжающего дымиться и в парочке местах гореть Варяга раненых, как прилетела вертушка. Ох и радости у нас было! Связались с ним по коротковолновой рации, быстро доложили, как у нас и что, и он улетел. Да я думаю пилот там в своём вертолёте офигел, когда увидел накренившийся на берегу наш Варяг с кучей дырок. И вот спустя ещё несколько часов, когда уже прям совсем стемнело, мы видим, как к нам сюда прёт два наших корабля. Навёл их пилот, вертушку мы совсем недавно слышали, плюс по рации опознались, Туман уже так, придирается.
Когда эти две посудины подошли ближе к берегу я понял, что это идёт второй нами захваченный военный корабль, брат-близнец «Варяга» и быстроходная баржа. И тут, спустя несколько секунд в бухту буквально влетел ещё один катер и стал быстро нагонять эти два.
— Это что ещё? – снова напрягся Туман одной рукой схватившись за автомат, а второй за бинокль.
Правда в такой темноте что там за катер прёт разглядеть было невозможно.
— «Мангуст» наш – усмехнулся Риф.
— О как – тут даже я удивился – перетащили его всё-таки из Речного?
— Ага.
Все те, кто были на берегу, подошли поближе к берегу встречать корабли. Разожгли несколько костров, вон стоят четверо матросов и машут факелами, показывают, где причаливать. С той же стороны слышу бубнения в рациях.
Первой в берег носом ткнулась баржа и тут же спереди и по бокам у неё врубили мощные прожекторы, стало светло как днём. «Мангуст», этот быстроходный катер долетев почти до самого берега лихо заложил вираж и попёр на выход из бухты, всё правильно, за морем смотреть будет. А вот и «Варяг-2», как я уже про себя его начал называть, этот встал на якорь, не доходя до берега метров 30, и с него тут же стали спускать две большие лодки.
Смотрим как с баржи бегом спускаются бойцы, вон наш Док со своим чемоданчиком в первых рядах бежит.
— Где раненые? – спросил подбежавший к нам.
— Я покажу – рядом появился один из матросов.
Ни здрасти, ни до свиданья, впрочем, нам в этот момент всё равно было. Надо ребят спасать. Корабельный врач со своими помощниками уже от усталости с ног валились.
Док, а с ним ещё человек 10, у многих в руках я заметил носилки побежали за этим матросом.
Всех раненых мы отнесли метров за 100 от воды в лес и аккуратно положили в большой овраг. Мало ли – обстрел какой будет, просто мы не ожидали, что нас так быстро найдут. В лесу обороняться проще, чем на открытом пространстве. Отнести бы их ещё дальше, но уже просто сил не было. Надо было всех с корабля вытащить, на нём вон только пару часов назад окончательно пожар потушили. Даже в темноте видно, как он дымится, а уж запах гари распространяется далеко отсюда.
Смотрю на пацанов рядом, потом на свои руки, провёл левой по своему лицу. Мы все грязные, закопчённые, про запах вообще молчу. Снова у нас над головой в чёрном небе пролетел вертолёт и полетел за «Мангустом». Проводили его молчаливыми взглядами.
— Здорово мужики – к нам подбежали Хобот, Корж, да полно ребят.
— Как вы? Живы? Что делать? Кому помочь? – посыпалось со всех сторон.
Краем глаза вижу, как Крот вместе со Сливой уже распределяет прибывших на лодках ребят в боевое охранение, вон показывает куда кому надо и те пятёрками похватав оружие бегут в лес.
— Надо раненых помочь погрузить – произнёс Туман сидя на бревне.
— Сидите, всех погрузим – тут же сказал Иван.
Затем развернулся и молча махнул рукой стоявшим вокруг нас бойцам в сторону леса, куда меньше, чем десять секунд назад убежал Док.
Потом была эвакуация. Сначала на баржу и корабль грузили раненых, потом с Варяга вытащили всех убитых. В этом морском бою экипаж Варяга потерял убитыми 19 человек, ещё 22 были раненые. Ну а Риф, Хобот, боцман и ещё несколько толковых матросов, вместе с прибывшими техниками осматривали Варяг.
— Ну каков вердикт? – спросил я у Рифа, когда они спустились по верёвкам с борта Варяга.
— Пациент скорее жив, чем мёртв – невесело хмыкнул Риф – боцман, чё скажешь?
По верёвочной лестнице на песок спустился боцман. Достав из кармана тряпку, протёр ею свои руки и уверенно произнёс.
— Починим, в сухом доке. Ниже ватерлинии 5 дырок, вроде, в корме пока не видно. Откачаем воду, поймём окончательно, поставим заплатки, на буксир и тащим на верфь. Второй движок запускать не будем, в трюме полно воды. А всё остальное – он повернулся и хлопнул своей мозолистой ладонью по борту корабля – заварим, подкрасим, заменим. Будет он ещё бороздить здешние моря. Пару месяцев и будет как новенький.
— Починим, это точно – добавил Хобот.
Вон он тоже по лестнице спустился.
— Да уж мужики, как вы там вообще выжили не понятно – Хобот покачал головой.
— Повезло – хмыкнул Туман.
— Значит так – Риф потоптался на месте, ещё раз посмотрел на пробоины от зениток в борту, подумал и сказал – я остаюсь здесь. Хобот, свяжись с «Мангустом», пусть с него свяжутся с верфью, сюда два буксировщика, команду техников со всем необходимым, ставим заплатки, откачиваем воду, сдёргиваем его и тащим в док.
— Я с тобой – буркнул боцман.
— Риф приём – зашипела его рация.
— На связи.
— Всех погрузили и раненых, и убитых – ответил невидимый собеседник – можем отправляться. С «Мангуста» доложились, на море тихо, вертушка сказала тоже самое.
— Ждите. Туман, сколько бойцов в охранение тут можно оставить?
Туман так же взялся за рацию.
— Корж.
— На связи.
Через 20 минут мы уже поднялись на борт нашего второго корабля. На берегу осталось 50 наших бойцов. Они будут дожидаться буксировщики и охранять «Варяг». Ну а мы, мы курс на верфь.
— Мужики, идите поешьте – к нам подошёл один из матросов.
Мы только-только отходили от берега, стояли на носу корабля и смотрели как на берегу оставшиеся бойцы разжигают костры, устанавливают палатки и дополнительные прожекторы запустив парочку уцелевших генераторов на «Варяге», вон ещё два прожектора зажгли. Сам «Варяг» так и стоит, накренившись уткнувшись мордой в песок, на нём тоже с десяток лампочек зажгли. Светомаскировку тут никто соблюдать не собирается, да и ни к чему это.
Через несколько часов сюда прибудут два буксировщика с техниками, необходимым оборудованием и бойцами, так что кто бы тут по окрестным лесам не шарился, пусть только попробуют напасть. Слива нам доложил, что секреты уже на своих местах и незамеченным к этому пляжу точно никто не подберётся. «Мангуст» тоже остаётся тут, ходит вдоль берега туда-сюда.
Позади нас так же от берега отходит баржа, с неё сгрузили несколько бочек с топливом и ещё один генератор. В свете костров я видел, как трое бойцов потащили его куда-то в лес, следом за ними ещё четверо, те какие-то тюки по песку волокут.
— Пошли пожуём чё – устало сказал я.
После того как мы подкрепились на камбузе, нас проводили в каюту, я только скинул с себя куртку и кроссовки, сил на то, чтобы принять душ и переодеться уже не было и рухнул на койку, Туман со Сливой вон тоже спать завалились.

Глава 2.
Александр. 26 мая.

Вернувшись с верфи домой в Таус, я денёк отлеживался, потом дела ГДЛ вновь захлестнули с головой. Само собой и в день возвращения и на следующий день, я снова успокаивал Светку, вытирал её слёзы, выслушивал, что мне надо прекратить куда-то лезть и воевать, рисковать своей жизнью, типа хватит, остынь, она за меня сильно переживает, у меня есть люди, которые готовы пойти куда им скажут и сделать что скажут.
Но также она понимала, что это невозможно, я всё равно полезу, ныла и предъявляла она претензии больше по привычке, по бабской. Я её слушал молча и кивал гривой соглашаясь. На следующий день к вечеру она уже успокоилась, вздохнув, в очередной раз смирилась, что так и будет, я только вздохнул с облегчением.
Пацаны, кстати, тоже в двух словах сказали, что их бабы тоже сопли развели, Чаки, так та вообще чуть ли не ультиматум Туману выкатила, но потом сообразила, что он пацанов точно не бросит, не уйдёт на покой, зачахнет сразу. Короче, тоже успокоилась.
Да, вот такие мы мужики, хлебнув один раз адреналина, нам хочется ещё. Да я уже и сам понимаю, что, сидя в кресле в сервисе и строя из себя крупного бизнесмена, я тоже через месяц полезу на стену от скуки и обыденности. Мне не будет хватать адреналина, перестрелок, драк и всего остального, что происходит у нас во время боевых операций. Ну а бабское дело ждать, ждать нас, мужиков.
Ладно, возвращаемся к делам насущным. Колун занимался тем, что организовывал в том мире шпионскую сеть и начинал по крупицам сбор информации, к нему кстати сразу среди нас прилипло название, Корабельный мир. Всё-таки там и верфь, и наш, довольно-таки сильно увеличившийся флот. Научники наши какое-то там другое название придумали, но я, если честно, им даже не интересовался.
Белазы ещё строились, ну а у меня тут куча дел по сервисам и остальному бизнесу, опять я как белка в колесе, то туда надо, то сюда.
— Вы сейчас куда? – спросил у меня Вертолёт.
В данный момент мы только выехали из недр нашей оптовой базы, заехали сюда из Речного. Тут, конечно, жизнь прям кипела. Площадку перед въездами на базу достаточно сильно расширили. Для дальнобойщиков тут создали достаточно хорошую инфраструктуру. Тут и кафешки, и гостиницы, и парочка небольших автосервисов, где могли произвести мелкий ремонт грузовиков. Навесы, склады, огромная стоянка для грузовиков и различных фургонов.
И вот сейчас это всё еще больше стало. Пару часов назад, когда сюда приехали, я прям обалдел от количества фур, которые тут были. В нескольких километрах отсюда склады, к которым была подведена железнодорожная ветка из Киженя, Руви, Речного и Тауса.
Эшелоны с различными грузами туда прибывали достаточно часто, там их разгружали и везли сюда, на эту базу. Её недра позволяли вместить в себя сотни тонн различных грузов. Что-то, наоборот, грузили в вагоны и везли в города. В общем фуры ездили туда-сюда постоянно.
Борис Петрович, он же в народе Вертолёт, за свою привычку размахивать руками во время разговора, нас встретил и снова провёл нам экскурсию. Масштабы поражали, и под землёй, и тут, снаружи.
Он так и оставался бессменным директором этой оптовой базы и получалось у него всё это контролировать очень и очень неплохо. Они вон тут даже небольшое здание построили. Для логистов. Фуры с различными грузами отправлялись и в города, и в оазисы, плюс наши фургоны, которые занимались доставкой по магазинам.
— В Хозяйственный – ответил я ему – хочу Семёновну проведать и посмотреть, как там и что у них.
— О – снова взмахнул руками Борис Петрович – там жизнь кипит как тут – заулыбался тот – только у нас тут машины и грузы – он, взмахнув руками резко развернулся и показал на огромную автомобильную стоянку, по которой туда-сюда сновали кары – а у неё там животные и фермы. Слушай Александр, может передадите ей несколько коробочек? Я ей обещал рыбки и фруктов, всё равно туда едете.
— Да не вопрос, везите.
Он взялся за рацию и отойдя в сторонку начал быстро что-то в неё говорить. А я, облокотившись на капот мерина продолжал рассматривать стоянку. Пацаны мои вон рядышком стоят, Слива с Нямой жрут какие-то фрукты, Собровцы пьют сок, а Няма сидит в салоне второго Мерина, жарко ему. На часах почти 5 вечера, но жарковато, вон недалеко от нас стоит здание кафешки, которое собрали из двух строительных вагончиков, сверху над входом большой экран, на котором то время высвечивается, то температура, время сейчас 16.49, температура плюс 34. К кафешке пристроена летняя терраса под навесом, там человек 10 мужчин и женщин, парочка гномов и три Укаса, народ в теньке прячется, на небе ни облачка.
Через несколько минут к нам лихо подъехал каблучок, и выпрыгнувший из-за руля загорелый до черноты парнишка передал нам 4 небольшие коробки.
— Ну вот, это всё ей передайте пожалуйста – сказал Борис Петрович, захлопывая багажник мерина.
— Передадим.
— Может вам чего надо? – спохватился тот.
— Да не, спасибо, у нас всё есть.
Попрощавшись с Вертолётом, мы расселись по машинам и взяли курс на Хозяйственный. Аккуратно объехав стоявшие грузовики и фургоны, мы проехали километра полтора и выехали на трассу, где Слива тут же утопил педаль газа. Вжик, стрелка спидометра мгновенно долетела и замерла на 240 километрах в час. Второй мерин с Нямой на хвосте как приклеенный висит на заднице. Хорошо идём, Слива вон дальний врубил и прёт по левой полосе, тихоходы сваливают в соседний ряд. Привык тут уже народ к скоростям.
До Хозяйственного долетели достаточно быстро. Да уж, Хозяйственный тоже расширился и расширился очень сильно. Я хорошо помню, что его граница заканчивалась около вон той горы, сейчас он начинается вот тут. До горы километра полтора отсюда.
Если кто забыл, напомню. Нашими учёными в ходе экспериментов было выяснено, что стоит насыпать земли на границу оазиса, отвоевав несколько квадратных метров у пустыни, как через сутки с небольшим там, куда высыпали землю, устанавливалась такая же температура, как и в оазисе. В пустыне от 30 и выше, в оазисе не больше 25-27 градусов.
Вот и стали вагонами возить землю из мира Динозавров и расширять оазис, засыпая ею сотни метров. В итоге за небольшой период, ну где-то полтора-два месяца, площадь оазиса увеличилась на несколько сотен гектаров и землю всё возят и возят. Вон и сейчас мы видим самосвалы, которые везут землю, разгружают её, а два гусеничных бульдозера разравнивают её, делают подушку из земли метра в четыре.
Завтра тут уже не будет такой жары, температура изменится. Бросаю взгляд на датчик наружной температуры. Прям на глазах было 33 и хлоп, 24. Потом тут либо деревья посадят, либо под поля или фермы какие. Ведь в этот самый Хозяйственный оазис народ на постоянное место жительства переезжает постоянно.
И с Земли, что люди переехали и из других миров. Переезжают те, кто привык жить в деревнях, сёлах, держать своё хозяйство или большие и не очень фермы, выращивая какие-либо овощи и фрукты, или разводить скотину.
Слива сбросил скорость, мы едем около 70 километров в час, и я кручу головой по сторонам. Деревья, кустарники, засеянные поля, пасущиеся животные, трактора, грузовики, люди, а уж дома тут вообще растут как грибы. Целые посёлки вырастают.
Минут через пять подъехали к административному зданию. Да уж, сразу понятно, что мы в деревне. Около деревянного одноэтажного здания с огромным крыльцом стоит чей-то белый Гелик, рядом Логан такси, три Нивы, два Пикапа, один грязный до ужаса, как будто его только из болота вытащили или он сам там буксовал и прорывался, старенький грузовичок Портер с бочками в кузове, два мотоцикла, квадроцикл и две телеги с лошадьми.
Трактора только не хватает, а нет, пардон, вот и трактор. Из-за угла выехал Белорус с прицепом и дымя выхлопом лихо подкатил и остановился около крыльца. Из кузова тут же выпрыгнули два Укаса с Хватальщиком, кивнули в знак приветствия стоящим на крыльце троим курящим мужикам и, поднявшись по ступенькам, исчезли в здании. Мужики, кстати, на подкатившие наши два Мерина не обратили никакого внимания. Ну Мерседесы, ну два, ну и что типа, не таких видали.
Народу тут тоже хватает, метрах в 100 какой-то магазин. Тут и дети на великах и самокатах катаются, и тётки вон с корзинками, ещё две телеги проехали, за ними Нива, два мужика прошли, у обоих удочки на плечах.
— Вон Манька Михалыча – сказал Слива, когда мы вылезли из тачек наружу.
Манька, это лошадь, Михалыч, это, если кто не помнит, мужичок Семёновны. Может помните, мы её тут в Хозяйственном из бандитского плена освободили, а мужика в пещере, где у нас сейчас оптовая база. При их встрече она его от радости чуть не раздавила своими объятиями. Он мелкий такой шибздик, а она прям пробничек Кинг-Конга, здоровенная бабища, но для него она лучше всех.
— Пойду гляну Семёновну – сказал я пацанам направляясь ко входу.
Едва подошёл к крыльцу, как на него вышел Михалыч собственной персоной.
— О, Александр – обрадовался дед, сразу узнав меня.
Вот же прикид на нём, сапоги, шорты, майка-алкоголичка и кепка, пипец, я только улыбнулся и произнёс.
— Приветствую, Михалыч.
Он спустился с крыльца и подошёл ко мне. Пожали руки. У деда рукопожатие крепкое, мужское, рука грубая, сразу видно не в офисе сидит.
— Ты к Семёновне?
— Ага.
— Она в полях где-то – махнул рукой в сторону Михалыч — но где именно, я не знаю. Здорово бойцы.
К нам подошла моя личка, тоже все с дедом за руку здороваются.
— Где её искать то? – немного озабочено спросил я.
— Без понятия – пожал тот плечами – а чё хотел-то?
— Да так, узнать, как дела, может чё надо, да и Вертолёт там несколько коробок с гостинцами передал.
— Ну так дык, поехали к нам, разгрузите, я тут сейчас скажу, чтобы её нашли и передали, что ты приехал, а мы пока один продукт продегустируем – дед хитро подмигнул одним глазом – Слива заценишь.
Вот же мля, я сразу понял, что это самогонка.
— Да ладно, Александр, – не унимался дед – поехали, у меня там сальце, укропчик, петрушечка – быстро обернувшись он почти шёпотом сказал – на дубовой коре сделал, по новому рецепту – для наглядности он поднял вверх указательный палец – пока бабки моей нет, мы с вами хоть жахнем по 50 капель. 70 градусов крепость получилось. А то мне и выпить не с кем, она всех гоняет.
Смотрю на Сливу, у того уже глаза блестят, да и Собровцы вон сглатывают как-то. Мы знали, что тут многие гонят самогонку. Пробовали сколько раз и у бати Большого, и у той парочки, которые сюда на четвёрке провалились, и Михалыч привозил, дома правда у них никогда не были. Должен признать, что самогонка тут у местных получалась великолепная и честно, от 50 граммов, ну ладно ста, я бы точно не отказался. Тем более под сальце, травку.
— Картошечка есть? – робко спросил Няма.
— Конечно – потёр руки Михалыч – поехали мужики, бабка вернётся, не даст же.
— А Манька как же? – спросил Слива.
— Пфф – фыркнул дед – тоже мне проблема.
С этими словами он подошёл к лошади, отвязал её от перекладины, хлопнул по заднице рукой и громко сказал.
— Манька, домой.
Лошадь посмотрела на нас, фыркнула, тряхнула головой и пошла, сама, только телега заскрипела.
— Во – снова поднял вверх указательный палец дед – Русская «Тесла».
Мы засмеялись, наблюдая как лошадь сама потопала по дороге в сторону дома.
— Ну, кудысь мне? – снова потёр руки в предвкушении дед, рассматривая наши машины – ща мигом домчим, Манька сама дойдёт.
— Садись, Михалыч – Слива открыл ему заднюю дверь.
— Ща, момент – дед, спохватившись, быстрым шагом дошёл до продолжающих стоять на крыльце мужиков, что-то им быстро сказал, они разом кивать начали, и вернулся к нам.
— Поехали, мужики, Семёновну найдут и всё передадут, мы как раз с вами продегустировать продукт успеем.
Обогнали Маньку, та так и топала по краю дороги. Ехали мы мимо домов, деревянные, кирпичные, большие и маленькие. Резко повеселевший дед рассказывал нам по дороге кто где живёт.
— Вот тут Мишка кирпичник живёт – ткнул он своим крючковатым пальцем в стекло показывая на довольно-таки большой трёхэтажный кирпичный дом из красного кирпича – у него тут заводик свой, кирпичи делает. Это дом Натахи, ферму держит, свиней разводит. Это у нас мясокомбинат, это склады. Там дальше вон дома людей с Земли, там вон гномы какие-то живут.
Я только успевал головой крутить смотря туда, куда он показывает. Его палец так и мелькал перед глазами.
— Вон наш дом – с гордостью произнёс Михалыч тыча вперёд – вон с коньком на крыше.
— Неплохой домишка – крякнул Слива.
— А то, сам строил – с гордостью произнёс Михалыч – тормози, Слива.
Остановились мы около забора метра в два высотой. За ним виднелся дом из крупных брёвен и крыши ещё двух построек.
— Так мужики, вы пока тут постойте, я Мишку привяжу.
— Какого Мишку? – спросил Клёпа – собаку что-ли?
— Ага и Азизыча тоже.
Кто такой Азизыч мы спросить не успели, дед лихо открыл калитку и нырнул во двор, через секунду оттуда раздался его голос.
— Мишка, Мишка иди сюда, у нас гости, веди себя хорошо. Ах ты паразит, опять цепь порвал, да что же с тобой делать, иди сюда я сказал, Азизыч где?
— Здоровый видать барбос – хмыкнул Слива – если цепь порвал.
— Опять – улыбнулся, добавляя Клёпа – и кто такой Азизыч?
— Вы уже решили кто пьёт, а кто за рулём? – спросил я у ребят.
— Я не пью – вздохнул Няма.
— И я – добавил Колючий – мне сегодня в гости.
— Ща как хряпнем – так же как дед потёр ладони Слива – 70 градусов.
— Вы только аккуратно – предупредил я их – унесёт на раз.
— Спокойно шеф – выдвинул перед собой руку Слива – не первый раз, меру знаем.
Тем временем за забором что-то загремело, снова раздались матюки деда, потом звон цепи, скрип двери.
— Тихо сиди – снова голос деда – у нас гости и веди себя хорошо.
Потом раздались шаги, отодвигаемая задвижка и ворота резко распахнулись.
— Загоняйте своих пленных немцев – радостно произнёс дед, показывая нам на огромный двор.
Захожу во двор, кручу головой. Хороший двухэтажный бревенчатый дом, два сарая, теплицы вон видны, колодец, чуть дальше конюшня для Маньки, около неё стог сена под навесом и ещё одна телега стоит. А в сторонке, в огромном вольере сидит и смотрит на меня пёс, огромный белый Алабай.
Как только я вошёл во двор и следом за мной пацаны, он тут же поднялся на ноги и угрожающее зарычал, у него аж шерсть на загривке дымом встала.
— Ничего себе Мишка – аж встал от неожиданности Клёпа увидав собаку.
Михалыч вздохнул и сказал.
— Все цепи паразит порвал, сегодня последнюю, вот же вымахал.
Как только во двор заехали два Мерседеса, пёс тал рычать ещё сильнее. Дед на него снова стал ругаться, но тому было хоть бы хны. Мне кажется, я даже отсюда увидел, как его глаза начинают наливаться кровью.
— Мля, вот это хреновина – выпалил Слива.
Алабай словно понял, что его назвали хреновиной, пару раз гавкнул, от чего мы аж по шагу назад сделали и у него слюни закапали.
— Пипец убийца – выдал Клёпа – он же любого порвёт. Дед, ты зачем такого завёл? И как ты с ним вообще справляешься?
— Да, как? – так же спросил я, оценив размеры деда и Алабая.
В деде килограмм 60, в Алабае за сотку. А если ещё на задние лапы станет, то выше Нямы будет. Вот же, мля, здоровый-то. Я таких Алабаев и не видел никогда. Этот, прям, переросток какой-то.
— Пусть только не послушается – хмыкнул Михалыч – мигом поленом в лоб получит. Да нам соседи подарили – махнул он рукой – сказали у них щенки появились, добрые и нежные. Ага, добрые и нежные – начал бубнить Михалыч – жрёт как не в себя. Зато охрана вон какая.
Да уж, охрана пипец. Такого одного во дворе оставь, никто не залезет. Хотя тут и воровства-то нет, люди скорее держат собак по привычке. Но этот Алабай – это, конечно, что-то. Он то рычит, то по вольеру туда-сюда, а с нас глаз не сводит, и слюней у него всё больше и больше.
— Давайте сынки, разгружайте и в дом пошли – отдал команду Михалыч.
Быстренько открываем багажник, хватаем коробки и курс на дом, сами же косимся на собаку. Он не сводит с нас глаз, вон уже начал прутья решётки грызть, он так и хотел до нас добраться, пока только прутья его и сдерживали.
— Не боись, решётку не возьмёт – увидав как мы смотрим на решётку хихикнул дед.
Мишка видать тоже сообразил, что решётку ему не перегрызть. Он резко бросил это занятие, пару раз побуксовал на месте пытаясь сделать подкоп, затем схватил зубами валяющуюся в вольере покрышку, кажется 13 или 14 радиуса и начал её трясти, словно показывая, что он с нами готов сделать. Она у него в пасти как листок бумаги трепыхалась. Только сейчас я заметил, что там уже лежат две такие же разорванные. Рычит, слюни летят, в глазах горит огонь. Людоед прям какой-то, а не собака.
— Лютый зверь – сглотнул Слива схватив коробку и быстренько ломанулся в дом за Михалычем.
Я как-то тоже не стал времени терять, ну его нах, вырвется, от него же не отмахаешься. Короче мы все за дедом в дом, а пёс так и продолжал рычать и грызть покрышку.
— Коробки сюда – показал нам Михалыч на большой стол, стоящий в доме – Слива, там хлеб, там травка, Няма сало из морозилки достань.
Дед отдавал распоряжения только так, мы только успевали следить за его пальцем. Не споря с ним, быстро начали сгребать всё, на что он нам указывал.
— Пошли – через пару минут вновь произнёс он, когда мы уже стояли, держа в руках тарелки с закуской – у меня там кабинет – кинул он головой куда-то дальше.
Я только-только успел оглядеться в доме. Большие сенцы, сразу кухня. Везде видна женская рука, а Семёновна-то, оказывается, не только мужиков гонять может, но и создать уют. Занавески, цветочки в горшках, посуда, везде чистота и порядок, всё на своих местах. Топая за дедом в одной из комнат даже камин увидели, мебель хорошая, кажется, там стоял шкаф и стол, которые производят гномы, шкуры вон какие-то на полу, неплохо, совсем не плохо. Михалыч провел нас через первый этаж дома, и мы вышли во двор.
— Вон там мой кабинет – снова хихикнул Михалыч показывая на небольшой сарайчик с небольшими окошками в сторонке.
А тут, позади дома, тоже везде порядок. Про парочку теплиц я уже говорил, аккуратные грядки, бочки с водой, дорожки, сарайчик, дрова отдельно под навесом. Чуть дальше видны клетки с кроликами, вон их мордочки торчат, загончик небольшой, там куры и гуси ходят. Обалдеть просто, за всем этим же нужно ухаживать.
Топаем за ним в этот сарай, чем ближе подходим, тем отчётливее чувствуется запах самогонки. Сарай, где-то пять на пять метров.
— Заходите – дед, скинув задвижку резко распахнул дверь.
С подносами и тарелками входим внутрь, в нос шибанул запах самогонки. А вон и сам самогонный аппарат, большой стол, несколько грубо сколоченных лавок около него, в углу шкаф с посудой, три кресла, диван около другой стенки, даже вон приёмник стоит.
— Сюда ставьте – снова начал командовать дед, щелкнув выключателем и после закрыв за собой дверь – Слива тару бери.
Быстро расставляем закусь по столу, Слива достаёт из шкафа рюмки, тарелки. Собровцы с Нямой раскладывают по тарелкам закуску, Слива расставляет рюмки. Я ещё когда в доме закуску увидел, у меня слюнки потекли, особенно на молодую сваренную картошечку, её Михалыч прям с плиты в горшочке снял и Няме в руки сунул, а тут, когда всё это стали расставлять на столе – тем более есть захотелось.
Няма вон уже режет ножом большой окорок, следом нарезает сало, Клёпа орудует ножом с черным хлебушком. Колючий моет над раковиной петрушку, укроп и редиску, дед гремит в углу. Короче, поляну накрыли мгновенно.
— Вот – Михалыч с гордостью водрузил на стол бутыль литра на четыре.
А в ней жидкость, чистая, как слеза. Мне как-то нехорошо стало, я-то по наитию думал, что действительно по 50, ну 100 грамм, а тут вон сколько. Пацаны мигом всё расставили и попадали кто куда, Михалыч уже разливает.
— Первую под сальце пробуйте – довольно произносит он, наполнив рюмки – почувствуйте вкус природы. Ну, за нас хлопцы.
Ох ты ж, первые 40 капель провалились мгновенно. Никакой горечи, никакого запаха, просто пищеводу стало сразу тепло, закусили сальцем, стало ещё вкуснее.
— Ну? – хитро смотрит на нас дед, ожидая похвалы.
— Великолепно – выдохнул Слива.
— Вещь – стараясь восстановить дыхание добавил Клёпа.
— Отлично – сказал я.
— Уютненько тут – обведя сарай взглядом сказал Няма.
Вон он редиску сидит ест.
— Там компот есть – встрепенулся дед, показывая на полки, на которых стояли банки – моя сама закрывает, берите не стесняйтесь.
Ну Семёновна, ну молодец. Стеллаж был полностью заставлен банками с консервированными огурцами, помидорами, чесноком, компоты какие-то. Несколько банок мы тут же вскрыли, а уж какой запах поплыл. Тут и так пахнет сеном и самогонкой, а тут ещё помидорчики и огурчики открыли, стало ещё лучше. Прям натуральная деревня.
— Хлеб тоже сегодняшний – продолжал Михалыч – моя сегодня испекла.
Вот же молодец, хвалит Семёновну свою.
— Она у меня вообще рукодельница.
— Да тебе прям повезло с ней – засмеялся Слива.
По очереди хвалим деда, он аж загордился, хвалим их хозяйство, животных, самогонку, жахнули ещё два раза по 40, стало вообще хорошо. Холодная молодая картошка оказалась просто обалденно вкусной. Дед, ещё метнувшись, принёс холодных ребрышек, они оказались очень вкусными.
— Маньку загнал – доложился он нам ставя на стол тарелку с рёбрышками – пришла умница.
А мне уже хорошо, я уже никуда ехать не хочу, развалился на диване и ем редиску, а дед снова наливает и приговаривает.
— Вы только это хлопцы, резко не вставайте, унесёт. Медленно надо, медленно подниматься и закусывайте побольше. От же порадовали старика.
Только мы взяли в руки по рюмке, как во входную дверь раздались два хороших таких удара.
— Семёновна? – тут же спросил Слива и на всякий случай спрятал рюмку.
— Не – улыбнувшись произнёс Михалыч – это главный дегустатор пришёл, Константин Азизович.
Покряхтев, Михалыч подошёл к двери, отодвинул задвижку, широко открыл дверь и громко произнёс.
— Входи.
И тут мы обалдели. В сарай вошёл, деловито осматриваясь, здоровенный козёл. Судя по его виду, он тут всё считал своей собственностью. Мы замерли, рассматривая козла, он сначала скосил взгляд на Сливу, потом на замерших собровцев, потом на Няму, в конце удостоил меня чести своим взглядом. Потом он понюхал воздух, мы прям отчётливо услышали, как он его в себя втягивает, затем подошёл к улыбающемуся деду и легонько ткнул его своей башкой.
— Охренеть – выдал Клёпа – ты козла зовёшь по имени отчеству?
— Ага – кивнул дед – так и знал, что он сейчас сюда придёт и как только учуял-то?
Взяв с полки около самогонного аппарата небольшую миску, он налил в неё из бутылки грамм триста и поставил на пол перед козлом. Тот фыркнул, тряхнул своей башкой, ещё раз посмотрел на нас как на гавно, а потом начал пить. Итить. Вы когда-нибудь видели, как козёл пьет 70 градусную самогонку как воду? Я вот нет, а этот пил, фыркал и пил.
— Да ладно – шепотом произнёс Слива, наблюдая за козлом.
Козёл выпил или вылакал всё, ещё раз громко фыркнул и уставился на деда, а тот уже стоит с куском мяса в руке.
— Держи, мой хороший – дед незамедлительно протянул козлу закусь.
Кажется, у козла глаза как у нашего Ватари стали, узкие, по морде не видно, но думаю он морщится, он взял мясо из рук деда и принялся его жевать, снова смотря на нас будто оценивая.
— Дед, ты где его взял? – спросил Слива – он же натуральный алкаш.
— Тоже подарили – вздохнул Михалыч – я разок ему по дурости самогонки дал попробовать, этому понравилось, теперь как самогонки выгоню, этот тут как тут и ведь не откажешь ему.
Козёл, сожрав кусок мяса улёгся около ног деда и снова стал на нас смотреть.
— Наливаем – встрепенулся дед.
Следом встрепенулся козёл.
— Э нет – отодвинул его морду Михалыч – тебе хватит уже.
Но козёл продолжал упорно легонько бодать рогами деда. Мы только смотрели и улыбались на это.
— Вот же, рогатый, не отвяжется, да на!
Михалыч взяв миску, снова налил ему в неё самогонки, только уже поменьше.
— Всё, хватит, а то будешь завтра опять болеть.
— Он чё ещё и опохмеляться просит? – вконец обалдел я.
— А как же. Всё как у человека. С утра ходит как зомби, у Мишки обычно всю воду выпивает, потом за мной бегает и жалобно блеет, налью ему для опохмела, отстаёт.
— А это, Мишка-то его не порвёт? – спросил Няма наблюдая как козёл снова пьёт самогонку.
— Не, они лучшие друзья. Когда вдвоём по двору бегают, к нам все заходить бояться.
— Ещё бы – хмыкнул я – лютый пёс и козёл-алкоголик.
Все заржали.
— Всё понимает – продолжал нахваливать козла Михалыч – к ноге, сидеть, апорт, даже голос знает, бекает там по-своему. Но стоит ему заорать, Мишка тут как тут, а там уже спасайся кто может. Они вдвоём только меня и Семёновну слушаются.
Мы снова заржали.
— А Семёновна-то как к этому относится? — спросил я.
— Ну как – почесал затылок дед – ругается, конечно. Но как-то живём – дед пожал плечами.
Козёл выпил вторую дозу и уселся на задницу. Судя по его взгляду, он смотрел сквозь меня, готов.
— Вштырило – выдал Слива.
Снова смеёмся.
Жахнули ещё по одной. Козёл мирно сидел на заднице рядом. Потом, когда дед налил ещё по одной, он подошёл к Сливе и стал тыкаться в него своей головой.
— О, почувствовал родную душу – подколол Сливу Клёпа.
— Да отвали ты – начал отмахиваться от козла Слива.
Тот пытался дотянуться мордой до его рюмки. Слива попал козлу по морде, тот зафыркал и угрожающе зашипел.
— Э, э, братан – встал Няма с дивана и вытянул руки к козлу – успокойся.
— Азизыч, место – рявкнул дед – Няма ты тоже сядь.
Но было поздно. Оскорблённый козёл издал звук блеяния, мгновенно отошёл от Нямы на пару шагов, резко встал на задние лапы и попёр. Увернутся Няма не успел, я только увидел, как эта хреновина бьёт Няму своей башкой в грудь.
— Ух ить – только успел выдать Няма получив удар и отлетая назад в кресло.
— Ты чё козлина охренел? – встрепенулся Слива.
Но животное и не думало останавливаться, резко развернувшись, он попёр на Сливу выставив свои рога. Слива, поняв, что ему сейчас тоже прилетит мигом перемахнул через кресло, а козёл со всей дури врезался в кресло сдвинув его на несколько сантиметров.
— Стоять – завопил дед.
Схватив какую-то палку, он врезал ей козлу промеж рогов. Тот уже разворачивался в сторону собровцев, Клёпа за пистолетом вон потянулся. Удар на козла подействовал, он резко выдохнул, шлёпая своими похлебками и остановился.
— Иди отсюда – показал ему на дверь Михалыч – Няма, ты как?
— Нормально – прокряхтел тот сидя на кресле и растирая грудь.
— Я сказал: пошёл отсюда – снова показал козлу на дверь Михалыч.
Я просто охренел. И смешно, и страшно. Такого боевого козла я ещё не видел. Колючий сидит ржёт, поджав ноги.
— Вот они где – дверь распахнулась, и на пороге сарая появилась Семёновна.
— Моя крошка пришла – тут же выдал дед, бросая палку.
Семёновна загородила собой почти весь проход.
— Опять пьёшь, старый хрыч? И Азизыча опять напоил?
Мы снова заржали.
— Здравствуйте мальчики – устало произнесла Семёновна, входя в сарай и садясь на лавку.
По ней было видно, как она устала. Приветствуем её в ответ.
— Крошка моя, тебе налить для поднятия тонуса 50 капель? – начал суетиться вокруг неё Михалыч – у нас тут вон закуска есть. Мы по чуть-чуть с ребятами. Александр приехал, я их пригласил в гости, мужикам сказал, чтобы тебя нашли и передали, что мы тут будем. Ну что ты в самом деле, мы по чуть-чуть.
Козёл перестал шипеть и так же подошёл к Семёновне. Понюхав его морду, она произнесла.
— Напоил-таки – вздыхает – наливай – махнула ему рукой – рабочий день окончен.
С приходом Семёновны козёл стал шёлковый, да и дед тоже. Она нас усиленно звала в дом, но нам как-то и тут уютно было. Посидев с ними ещё часика полтора, попрощались и пошли к машинам, пора было ехать в Таус. Перед этим правда попросили посмотреть деда, не вырвался ли там на свободу Мишка. Всё было нормально, тот мирно лежал в своём вольере, но завидев нас, тут же встал на лапы и угрожающе зарычал.
Быстренько попрощавшись с Семёновной и Михалычем, мы прыгнули в тачки и ходу.
— Лютый козёл – сидя на правом переднем сиденье выдал Слива – и Мишка этот тоже лютый. Няма как фанера?
— Нормально – усмехнулся тот – синяк правда. Вот же засранец, я никак не ожидал, что он нападёт.
А мне хорошо. Я уже под градусом, сижу на заднем сиденье и вспоминаю козла с Алабаем. Всё, домой, спать.

Глава 3.
Александр. 29 мая. Таус.

— Оксана – я нажал кнопку спикерфона сидя в своём кабинете.
— Да Александр.
— Скажи Сливе, через 5 минут выезжаем.
— Хорошо.
Так, что у меня? Откинувшись в кресле, я ещё раз оглядел свой стол. С почтой разобрался, на все письма ответил, папки все тоже просмотрел, всё что нужно подписал, распоряжения отдал. Сервис, рыбзавод, Блюр, быстро прокрутил в голове всё что нужно было сегодня сделать, сверился с ежедневником, да, всё, я молодец, можно ехать.
Сегодня решил съездить в Лос, посмотреть своими глазами на подготовку Белазов. От своих намерений уничтожить замок Фоле и его самого мы не отказывались.
Так же со слов Колуна выходило, что всех работорговцев мы упустили. Ну тех, кто должен был отправиться на этом корабле. Думаю, что, когда нас там по морю гоняли, они спокойно под шумок свалили на каком-то другом корыте. Жаль, желающих поговорить с ними, вернее пустить им пулю в лоб было великое множество. Ладно, свалили и свалили. Зато нам досталось огромное количество уже убранного урожая, техники и различного оборудования.
Все эти впопыхах брошенные плантации уже заселили другими людьми. Там точно так же будут выращивать овощи, фрукты и разводить скот. По крайней мере в соседний город, ну тот, который около деревни, где сироты живут, местные ездят уже без всякой опаски, с охраной, конечно, но без опаски. И из этого города тоже все злодеи убежали.
Остался только Мано, но опять же, со слов Колуна, который везде организовал шпионов, за эти дни оттуда был достаточно большой исход всяких тёмных личностей. На корабли и куда они там сваливали, у нас, честно говоря, даже не было средств, чтобы их перехватить. Вернее, средства были, но не было подготовленных экипажей.
Но также в Мано ещё осталось некоторое количество Архи, которые не хотели сдавать свои позиции. Всё-таки долгие годы этот город был центром работорговли и деньги там водятся очень крупные. Есть несколько группировок, которые просто так не сдадутся. Колун сейчас как раз собирает по ним информацию, потом будем думать, как их победить.
Информация о нас уже вышла далеко за пределы Мано. Даже прибыло несколько кораблей, и торговцы интересовались произошедшими событиями. Уж не знаю, что им там говорили, но о нас известно точно.
Риф в данный момент усиленно готовит экипажи для двух тех захваченных военных кораблей, наш «Варяг» ремонтируют, в общем маховик раскручивается всё больше и больше. Без поддержки с моря Мано мы в жизни не возьмём.
Кстати говоря, тот же Риф обрадовал нас и сказал, что у него оказывается есть боевой пловец, который так же, как и все мы, попал в наш мир. А боевой пловец, это вам не хухры-мухры, это люди, которых готовят годами и каждый на вес золота. Так же Риф сказал, что он набрал себе команду из нескольких человек и сейчас усиленно их тренирует, так сказать, передаёт им азы подводной войны. В нашем мире профессиональных дайверов хватает, вот он их и обучает.
Фоле вроде тоже притих, так и сидит в своём замке. Наши группы, наблюдающие за замком, докладывают, что там всё тихо. Да, шныряют туда-сюда на своих катерах, наблюдателей на стенах прибавилось, но больше ничего не предпринимают.
Мне был не понятен такой подход, ведь они прекрасно знают, что мы за ними придём, что идёт подготовка и всё равно они там сидят. Надеются на толстые стены и пушки? Странно, очень странно. Я бы уже точно ночью свалил куда подальше.
— Я в Лос – выйдя в предбанник сказал я своим секретарям – вернусь вечером.
Смотрю на часы, 12.35.
— Как вернусь в Таус скину тебе смс – киваю Тане – если что-то срочное, звони.
— Хорошо.
Всё, потопал дальше. Выхожу на улицу. Около входа уже стоят два чёрных и блестящих кабана, рядом личка. Ох и жара-то. Кирпич тут же открыл мне заднюю дверь, и я нырнул в прохладный салон мерседеса. Выезжаем с территории сервиса и курс на институт. Набираю Тумана.
— Да шеф.
— Ты где?
— Еду в институт, на час же договаривались.
— Добро, мы тоже уже выехали.
— Тут Гера чё-то нам сказать хочет – произнёс в трубку Туман.
Тут я немного напрягся.
— Опять проблемы какие?
— Без понятия, но говорит информация интересная.
— О как. Ладно, сейчас там встретимся и поговорим.
Нажав отбой задумался. Что там ещё у Геры? Хотя чё гадать? Тут куча вариантов может быть. Начиная от открытия другого мира, который в данный момент нам вот совсем не нужен, до проблем с этими самыми воротами. Может что-то связанное с будущей работой ворот в Руви или Кижене? Там ведь терминалы полным ходом строят.
— Мороженое кто будет? – спросил Слива отвлекая меня от мыслей.
— Я буду – тут же ответил я.
— Пацаны по мороженке? – это уже в рацию спрашивает сидящий справа Клёпа.
— Мне два – тут же ответила рация голосом Кирпича – и пацанам по два.
Во втором кабане ещё Колючий и Няма едут. Спустя несколько секунд два наших мерседеса остановились около небольшого кафе. Колючий и Клёпа тут же пошли за мороженым, вернулись через нескольким минут. Перед этим из этой кафешки с морожеными в руках вышло двое гномов с Хватальщиком. Сквозь тонированное окно из салона вижу, как гномы что-то весело булькают Хватальщику, а тот кусая своё мороженое им кивает.
Купив вкусное мороженое, поехали дальше. Ещё пятнадцать минут езды, и мы въезжаем на территорию института через открытый нам охраной шлагбаум.
Едва припарковались и потопали ко входу, как дверь открылась и навстречу нам вышел Туман со стаканчиком кофе.
— А мне мороженое? – улыбнувшись сказал он, увидав у Няма в руках рожок.
— Больше нет – доедая свой ответил Няма.
— Привет – протягиваю ему руку – чё там у Геры?
Здороваемся все с ним за руку.
— Не знаю – пожал он плечами – я вас ждал, вон кофе только налил, и вы подъехали.
Геру мы нашли в его кабинете, перед этим Туман проверил его охрану. Пятеро бойцов сидели в соседней комнате, двое резались в приставку, один читал какой-то журнал, остальные пили кофе. Гера у нас теперь без охраны никуда. Его покруче меня охраняют.
Как сказал Туман, Гера у нас головастый малый и если грохнут меня, то они это переживут, а если Геру, то без него всем будет очень плохо. Это он шутит так. Короче Гера теперь шага без охраны не ступает, нигде. Сначала он, конечно, много бубнил, что эти хлопцы везде следуют за ним, потом смирился. Причём самое интересное то, что Гера, уйдя в работу с головой периодически про них забывает.
Он может просто встать и куда-либо пойти или поехать, пару раз так и уезжал, личка его потом искала бегала. Туман пропесочил и Геру, но с того – как с гуся вода, типа у него голова не охраной забита, а научными открытиями, и его охрану. Тем внушение прилетело посильнее. Теперь вон пятеро тут сидит ждёт, а ещё один охранник около его кабинета, строит глазки секретарю. Если Гера куда-то намылится, этот шестой зовёт остальных. Так они и ходят за ним толпой и ездят на двух машинах. Охраняют его как президента. А когда он куда-то выезжает, ну в один из миров, там охраны ещё больше.
— Привет кучерявый – поприветствовали мы его с Туманом войдя к нему в кабинет.
— Привет вояки – не остался он в долгу подняв голову от своего ноутбука.
— Ты бы хоть тут порядок навёл – сказал я ему протянув руку.
Его стол был весь завален какими-то бумагами, вон из-под них торчит ещё один ноут, ксерокс тоже весь в бумагах.
— Это творческий беспорядок – улыбаясь ответил он – мне так удобно.
— Ну чё тут у тебя? – спросил я, убрав с ближайшего кресла папку чтобы в него присесть и положив её на стол – Туман сказал дело какое-то есть? Только не говори, что у нас проблемы. Мы ещё с Фоле не разобрались.
— С Земли кто стучится? – напрягся Туман.
— Не, тут другое.
Он мигом стал серьёзным, пошурудив у себя на столе, вытащил из-под кипы папкой парочку листков и потряс ими в воздухе.
— Гера только по-русски – тут же сказал я, понимая, что он сейчас опять начнёт сыпать своими научными терминами, и нам ни хрена не будет понятно.
Точно, как я угадал, вон уже воздуха в грудь набрал, выдохнул, кажется, что-то пробубнил себе под нос, ну типа, мы такие тупые, ни чё не понимаем. Мы с Туманом ждём. Гера повращал глазами, надул щёки, снова вздохнул и выдохнул, и сказал.
— Есть сигнал – снова этим листочками в воздухе трясёт – не знакомый нам.
Я и Туман тут же переглянулись. Гера продолжает.
— Появился он несколько дней назад, мы его засекли и по своей структуре он кардинально отличается от тех сигналов, которые мы знаем.
— Ещё один мир? – спросил я, затаив дыхание.
— Скорее всего да, но он очень странный, сигнал я имею в виду. Он, то есть, то его нет, такое ощущение, что там то работает что-то, то нет.
— Ты нормально можешь объяснить? – прорычал Туман – пока одни загадки.
— Да я сам толком ничего не понимаю – не обращая на слова Тумана спокойно ответил наш очкарик – повторяю, сигнал то есть, то нет.
— Это мы уже слышали, дальше что? – вновь произнёс Туман.
— Да не понятно, что – он положил листочки на стол и подумав несколько секунд продолжил – такое ощущение, что кто-то подаёт сигнал SOS, но он какой-то не такой.
— SOS? – спросили мы с Туманом одновременно.
— Да – сморщился Гера – но это не точно.
— Всё у тебя не по-людски вечно – начал снова бубнить Туман – то SOS, то не точно.
— Да не знаю я как вам объяснить, говорю же, я сам ещё ничего не понимаю. Сигнал идёт откуда-то оттуда – он ткнул пальцем в потолок, и мы с Туманом разом посмотрели на потолок, как будто там ответ на нём написан – и повторюсь, он кардинально отличается от наших сигналов, это другое, если вам так удобней, то считайте, что это другие технологии.
— Инопланетяне? – спросил я улыбнувшись.
И кажись попал в точку. Гера не улыбнулся в ответ, он пипец какой задумчивый был, сидит вон, смотрит на висевшую на стене картину и барабанит пальцами по столу.
— Может и инопланетяне – произнёс он, не отводя взгляда от картины.
Я мне вот совсем не весело стало, я тут же прекратил улыбаться. Только инопланетян нам тут ещё не хватало. Охренеть не встать.
— И чё? – пробурчал Туман – будем открывать туда ворота?
— Пока не можем – тут же ответил Гера, посмотрев на нас – сигнал совершенно другой. Мы его видим, а встать в коридор не можем. Пытаемся.
— Ты это, аккуратней – тут же заволновался я – а то откроете, а сюда эти зелёные человечки, или кто там есть, прилетят на своих тарелках и раздолбают тут всё.
Туман вон тоже в кресле заёрзал.
— Нет, нет – замахал руками Гера – я не совсем псих. Мы сами понимаем, что там может быть всё, что угодно. Но не это самое главное. Главное то, что те в замке тоже пытаются в тот коридор встать и открыть ворота.
Тут мы с Туманом вообще в осадок выпали.
— Как это? – как-то хрюкнув спросил Туман.
— Да вот так – легонько хлопнул руками по столу Гера – они его тоже засекли, это сто процентов, и мы видим по нашим показателям, что они так же пытаются его открыть.
Мля, я аж вспотел и робко спросил.
— Так может они уже знают про тот мир? И просто хотят туда свалить? А ты же сам говорил, что вы им замок сделали.
— Исключено – тряхнул головой Гера – говорю же, показатели не те. Да, мы им закрыли два коридора. Один, где мы с ними в Зимнем мире том около базы воевали и второй в другой мир, а это другое. Они тоже пытаются открыть ворота поймав этот сигнал, но пока не получается. Раньше этого сигнала не было, мы бы про него знали, он несколько дней назад появился.
— Вот почему они все сидят в замке – произнёс я и от своей догадки мне стало не по себе – они туда хотят свалить.
— Психи? – удивился Туман – ведь он говорит – кивок в сторону Геры – что ворота туда ещё никто не открывал и что там не известно.
Гера тут же пару раз кивнул.
— Ну и что? – пожал я плечами – их много, оружия и техники у них полно. Откроют, ломанётся туда 300 бойцов, они там любых инопланетян снесут, если те, конечно, не обладают более мощным оружием. Зачистят, закрепятся, потом туда и Фоле со своими шестёрками перейдут. Млять, вот почему они сидят в замке.
От волнения я встал из кресла и начал ходить по кабинету туда-сюда.
— А если они откроют те ворота первые – тихо произнёс Гера – то сделают уже замок нам.
— И будут приходить жалить оттуда нас – добавил Туман.
Обалдеть просто. 500 бойцов, могут вывалиться в любой момент где угодно. Да их хрен остановишь. Доигрались млять. От этой перспективы у меня аж дыхание перехватило. Я подошёл, взял у Геры со стола графин с водой и прям из него стал пить.
— Думаю, ты прав Саш – начал подливать масла в огонь Туман – мне тоже было интересно, почему они не пытаются вырваться из замка. Теперь понятно почему, ждут, когда те учёные, или кто там есть, откроют те ворота. У них куча ресурсов, людей, вернее Архи, бойцов, техники, еды, вещей, да там в этом замке наверняка всего навалом, включая небольшие производства. Откроют ворота, переселяться туда, восстановят инфраструктуру и … — он не договорил, но я почему-то был уверен, что они будут мстить, мстить нам.
Поставив наполовину пустой графин на стол, я постарался успокоиться и собраться с мыслями. Мы с Туманом молчали, переваривая информацию, Гера опять тарабанил пальцами по столу уставившись в картину на стене и этот звук, почему-то напомнил мне звук маятника, когда он щёлкает, отчитывая последние секунды.
— Гера – я плюхнулся назад в кресло – нам надо первым открыть ворота. Иначе нам тут всем весело будет, будем как на вулкане жить.
— Я это понимаю – как-то спокойно ответил он – мы работаем над этим. Я просто вам это сейчас всё рассказал, чтобы вы в курсе были.
Туман сидел загруженный, как никогда, у него на лице явственно читался мысленный процесс. Помолчав пару минут, он произнёс.
— Нужно ускориться с Белазами. У тебя ещё что-то есть? – это он уже у Геры спросил.
— Нет.
— Саша поехали.
Туман резко встал из кресла и направился к выходу, я поднялся из кресла следом за ним.
— Держи нас в курсе – бросил я на прощание Гере.
— Само собой.
Топаем в зал приёмки, парни должны уже быть там. Лестница, коридор, поворот налево, ещё одна лестница, железные двери и мы в зале. Вон два наших мерина стоят и ещё с десяток автомобилей различных марок. Все в этот зал не поместились, через открытые ворота вижу в соседнем зале ещё машины и кучу народа.
— Всё нормально? – спросил у нас Клёпа, увидав мою и Тумановскую озабоченные рожи.
В двух слов быстро им передаём информацию от Геры. Пацаны ругаются, каждый понимает, что, если сюда к нам вывалится несколько сотен вражеских бойцов, бед они смогут натворить очень много.
— Нужно ускорить строительство Белазов – переварив информацию произносит Колючий.
Как будто кто-то против. Из динамиков под потолком раздаётся приятный женский голос.
— Открытие ворот в мир Белазов через 90 секунд, просьба всем водителям и пассажирам занять свои места.
Народ, стоявший кучками в ожидании открытия ворот, тут же стал расходиться. Вон пятеро Укасов тут же полезли в микроавтобус. Трое водителей грузовиков каждый в свою кабину, пассажиры из туалета бегут, тётки какие-то, тоже в автобус грузятся. А вон какой-то белый воротничок не спеша и с достоинством садится на заднее сиденье такого же шестисотого, водитель ему дверь открыл. Слышу, как где-то позади завелась машина, точно спортивная, выхлоп злой такой.
— В машину – коротко произнёс Туман.
Падаем на заднее сиденье кабана. Грузанулся я, конечно, конкретно с этим сигналом. Он у меня прям из головы не выходит.
Открылись ворота, тут же сюда вышел боец с зелёным фонарём и стоявшие тут машины одна за другой тронувшись исчезают в мерцании.
— Шун приём – взялся за рацию Туман, едва мы выехали уже в Лос.
— На связи.
— Вы где?
— На набережной в конце, вас ждём.
Выезжаем из ангара следом за двумя фурами на набережную. Тут тоже куча машин и различных грузов. Что-то разгружают с машин, что-то на них грузят. По чётко выделенной полосе движемся за фурой. Наконец, метров через двести выезжаем на более-менее свободную дорогу.
— Вон Шун – произнёс Слива.
Скромно стоящая в сторонке чёрная семёрка БМВ пару раз моргнула нам фарами, позади неё тоже чёрный черокез с охраной Шуна.
— Видим вас – произнёс в рацию Туман – БМВ спереди, черокез четвёртым, едем сразу к Белазам.
Баварец, резко стартанув, лихо встал перед нашим мерином, джип пристроился последним в нашей колоне.
Ещё через километр с небольшим выехали на трассу, на ней уже скорость прибавили. Обгоняем грузовики и фуры, которые выехали из ворот раньше нас. Выезжаем на большую развязку. Прям приятно смотреть, машин тут с каждым месяцем всё больше и больше. И из нашего завода, и из нашего мира. Ведь тот магазин в Таусе, где покупают машины и переправляют их сюда продолжает с успехом работать. Как раз догоняем автовоз с пятью стоящими на них автомобилями. Успеваю заметить на нём два Купера, Ауди А5 и два Соренто. Сейчас их привезут в какой-то гараж, там вылижут, наполируют и продадут, а может уже под заказ и везут. Не успели подняться на развязку, как мимо нас лихо пролетела ярко синяя супра, местный мажор видать какой-то.
Тридцать минут езды по дорогам Лос, и мы въезжаем на территорию мастерских. Вон там дальше раньше была огромная стена и шлюзы. Сейчас этого ничего нет, стену разобрали. Только территория мастерских огорожена двухметровым забором. Тут же вижу, как два грузовика гружёные листами железа заезжают на территорию через другие ворота.
БМВ уверенно ведёт нас среди больших и маленьких ангаров. Тут работа кипит. Проехали один Белаз, второй, потом видели два трактора, от них искры сварки во все стороны летели, вон грузовики чинят, как раз краном снимали кузов, чуть дальше без кабины стоит ещё один грузовик, вон чья-то легковушка на эстакаде и под ней парочка Укасов.
Н-да, неплохо тут рабочие перестроились. Раньше тут одни Белазы ремонтировали, ну и трактора ещё. Как была тут промышленная зона, так и осталась. Только сейчас тут куча различных автосервисов и складов, народу видимо-невидимо.
Выезжаем на широкую дорогу, из-за поворота к нам навстречу выезжает огромный Белаз. Вооружения у него не вижу, по крайней мере пушки нет. Белаз, прогрохотав, проехал мимо нас дальше.
Попетляв по широким и не очень дорогам, наша колона останавливается около трёх Белазов. Это точно наши, все три в лесах и на них видны фигурки рабочих. Тоже вон искры сварки летят, парочка кранов рядом стоит, баллоны с газом в грузовичке привезли, ещё какой-то аппарат, сильно смахивающий на компрессор около второго Белаза и два Укаса разматывают шланги.
— Привет начальству – к нам подошёл Шун со своими хлопцами.
Собираемся в кучку, здороваемся с братками.
Грач вон на каком-то электрокаре подкатил. Грязный весь, в спецовке какой-то, сразу видно, человек занимается делом, не то, что мы, чистенькие, прикатили на мерседесах.
— Ну что тут у нас? – деловито спрашивает Туман кивая на Белазы.
— Пошли покажем – призывно говорит Шун.
Осмотр Белазов занял у нас около часа. Имеем мы в итоге следующее. Первый Белаз, который изначально был наш, готов, второй и третий, которые выкупил у владельцев Шун частично, оба в разной степени готовности. На два этих новых уже сделали крепления под пулемёты и пару зениток, внутри сварили перегородки по нашим чертежам. Второй Белаз, был обшит железом весь кроме крыши, у третьего никак аппарель не могли установить, а так тоже весь обварили. Ну и по мелочам ещё работы полно, а мелочевка сами знаете, всегда занимает кучу времени. Вроде чё там осталось, тут прикрутить, тут приварить, тут кабеля кинуть, сюда ящики для боеприпасов установить, но всё это в совокупности, да ещё внутри – требовало времени. Со слов бригадира им нужно было ещё 4-5 дней, чтобы окончательно закончить работу.
Грач нам показал склад, где уже лежали и ждали своего часа пулемёты, зенитки и куча боеприпасов. Всё это установят и погрузят, когда Белазы будут готовы. Так как мы понимали, что по ним будут долбить и стрелять из всего что у тех Архи есть, то и сделать эти Белазы нужно так, чтобы их ни один снаряд не взял.
Лобовая броня у всех троих доходила до полуметра, да и боковые стенки тоже, плюс они под углом, чтобы при попадании всё это рикошетило куда-либо в сторону. Ну и ещё кое какие новинки внесли по ходу строительства.
— Ладно, будем ждать – кивнул Туман пожимая руку бригадиру, мужику Укасу лет 55 – вы уж постарайтесь ускориться, нам каждый день важен.
— Стараемся – ответил тот ответив на рукопожатие – Шун говорил, что вам быстрее нужно. Мужики и так из них не вылезают, всё-таки машинки немаленькие.
— Грач, доклад каждый день.
— Понял.
Мы ещё раз посмотрели на три Белаза. Да уж, эти три хреновины возвышались над нами как какие-то дома. Но тот, шестиколёсный, который пустили на иголки, всё равно был больше. На тот, который был наш, уже сварили здоровенную пику, ломать стены. Её только осталось прикрепить на нос, для остальных двух эти пики, метров по 20 каждая ещё делают. Всё-таки конструкция достаточно сложная. Пика должна выдержать колоссальную силу удара, там одних направляющих больше десятка и каждая направляющая в диаметре почти метр. Вся эта хрень, крепится спереди на Белаз и должна распределять всю силу удара по всему корпусу Белаза, чтобы ему самому переднюю часть не проломило.
Попрощавшись с братками, поехали назад к воротам, нам нужно в Таус, дел по горло.
— У тебя бойцы уже для Белазов есть? – спросил я у Тумана, когда мы снова ехали по трассе по направлению к ангару с воротами.
— Да, 170 человек. Там и наши, и Корж людей дал, и тут, в Лос, бойцов полно, и Иван, в Кижене тоже солдат удачи хватает, и подзаработать каждый хочет. С бойцами вообще проблем нет. Только держать их всех в разных местах для нас накладно. Лагерь – Туман начал загибать пальцы – питание, средства доставки, там тысячи Лин в день улетают. Я, кстати, дал команду снять бойцов из бухты. Там оставил 30 человек, через неделю и их оттуда сниму. Сейчас пока там грузы кое-какие идут, а так та бухта нам не нужна.
— А было там сколько?
— В районе 150-170 человек. Остальных в качестве охраны на верфь перекинул, всё-таки это стратегический объект. Мы же думали, что эти бармалеи Фоле свалить из замка захотят, вот я там и держал бойцов. А они в замке сидят.
— А если всё-таки решат свалить?
— В течение часа 150 бойцов соберу по команде – ответил Туман смотря в окно на проплывающий мимо город – но сдаётся мне, никуда они не свалят. Как ты слышал, они пытаются ворота те хитрые открыть и свалить. Наши те три группы около замка так и сидят, меняем просто ребят потихоньку. Так вот они докладывают, что особо движухи нет. Только сегодня с утра докладывались. Так что пока всё ровно и тихо. Ждём Белазы и в атаку.

Глава 4.
Александр. 29 мая. Вечер. Таус.

Вернувшись из Лос в Таус, оставили Тумана в институте, а я поехал назад в сервис. По дороге позвонил секретарю, узнал есть ли что срочное, всё тихо, так, несколько рабочих вопросов, решил их по телефону.
Около семи вечера, когда я уже собирался домой, у меня зазвонил сотовый.
— Да, Туман.
— Саша, пришёл экстренный сигнал эвакуации от одной из групп около замка, вторая и третья не выходят на связь.
На меня как ушат холодной воды вылили.
— Ты едешь?
— Да, буду.
Быстро захлопнув ноут, выскочил из кабинета в предбанник. Оксана аж дёрнулась, когда я вылетел из кабинета.
— Я на связи – крикнул ей на ходу.
Забегаю в комнату, где сидит личка.
— Пацаны быстро по коням – кричу пацанам – едем в институт.
В два предложения передаю слова Тумана. Быстро грузимся в машины и прём в институт.
— Может у них там чё сломалось? – предположил Клёпа.
— Ага, сразу у всех троих? – скривился Слива – не, точно жопа какая-то.
То, что там жопа, я уже и сам догадывался.
— Да уйди ты урод – Слива начал яростно бибикать вылезшему в левый ряд Куперу.
Машина нехотя подвинулась, за рулем девка, рядом ещё одна, обе с недовольным видом смотрят на нас. Вот же курицы, ну не умеешь ты ездить быстро, ну зачем в левый ряд-то лезть. Езжай себе в среднем, но нет же, надо по левому ехать и упираться до последнего. Иногда хочется как дать бампером, чтобы этот тихоход улетел куда-нибудь. Ведь периодически попадаются уроды, которые до последнего упираются. Им и сигналишь, и моргаешь, по хрен. А мы ещё спешим, ещё на нервах.
До института долетели минут за двадцать. Я бегом в кабинет к Гере, пацаны в оружейку за оружием. Забегаю в кабинет, тут куча народу, Туман, Корж, Тамаз, Туча, Вольт. Туча стоит над картой, лежащей на столе, и тыкает в неё карандашом. На карте нарисован замок и кое-как его окрестности. Пока наши три группы все эти дни там были, рисовали карту.
— Последний раз все три группы выходили на связь чётко по расписанию – кивнув мне продолжал Туча – вот тут, тут и тут они были. Час назад должен был быть очередной сеанс связи, но ни одна из групп не ответила, зато сигнал на эвакуацию пришёл от третьей группы, примерно вот отсюда – он очертил карандашом небольшой круг.
— Тут лес? – спросил Туман.
— Да, судя по месту они на поляне. С утра они были вот тут – карандаш переместился на несколько сантиметров левее.
— Это сколько расстояние?
— Около 10 километров от их утренней точки.
— Хм – Туман нахмурился и добавил – они, конечно, могут перемещаться там по лесу.
— А за последние дни они так перемещались? – спросил я.
— Нет – отрицательно помахал головой Туча – у каждой из трёх групп достаточно укромное место для наблюдения. С маяком особо не побегаешь, а с собой ещё барахла полно.
— Да – взял слово Корж – они как раз пару дней назад ваших пацанов сменили. Все три группы, до этого выкопали схроны и нет смысла покидать уютное гнёздышко. Ходили парами за замком наблюдали. Точно что-то случилось.
— Там наши все профи – добавил Тамаз – сигнал на эвакуацию подала группа Захара – бывший военный, в зелёнке как у себя дома.
— Значит, вполне вероятно, что их обнаружили и преследуют – процедил Корж – а те две просто затаились. Мы так и будем тут стоять?
— Гера через сколько сможете открыть ворота? – резко спросил у него Туман.
— 10 минут.
Через пару минут мы уже были в зале приёмки. Тут же две коробочки, несколько десятков бойцов. Прибежала моя личка, я тоже переодеваюсь, обвес, каска, автомат, пистолет. В зале только слышен небольшой гул от голосов, и как со всех сторон щёлкает оружие.
— Внимание всем – рявкнул на весь зал Туман забравшись на БТР – первая и вторая группа выходит только по команде, на вас периметр, потом коробочки. Пулеулавливатель сюда – ткнул он пальцем показывая на пол. Всем остальным в укрытия.
Тут же по специальным направляющим, как какие-то две вагонетки к воротам подогнали две толстые плиты и соединили, получилась этакая большая латинская цифра V.
БТР встали по бокам. Эти плиты полностью закрывают ворота и если оттуда будут стрелять, то все влетит в эти плиты, мне кажется их даже из пушки не взять, сплошной метал и арканит. По толщине они даже толще, чем могильная плита на Плащах. Я видел, как тут технический персонал корячился, когда эти направляющие делали и потом сами плиты варили.
Плиты, высотой 4 метра, толщина 60 сантиметров, весят чуть больше, чем до хрена. Но сделали их таким образом, что теперь они достаточно легко передвигались по направляющим. Вот ими ворота и перекрыли. Сверху Механическая рука, плюс в самих плитах есть несколько бойниц, так, на всякий случай.
— 5,4,3,2,1 открытие.
Появилась знакомая рябь. В зале приёмки тишина, нервы напряжены до предела. Пошла рука, честно говоря, я ожидал услышать звуки перестрелки. Рука с той стороны, через несколько секунд на экранах появилось изображение и послышались звуки леса. Тихо, только птички поют, вечерний лес, рука смотрит прямо на поляну, на ней никого. Оборот вокруг своей оси, так же никого нет.
— Где же они? – прошептал Корж.
— Всем оставаться на своих местах – отдал в рацию команду Туман – не нравится мне всё это. Идеальное место для засады. Выйдем на поляну и будем как на ладони, ворота открылись точно посередине, никаких укрытий.
Честно говоря, мне тоже не понравилось место, где открылись наши ворота. До ближайших деревьев метров 50 минимум. Рука, выдвинувшись метра на два над воротами, снова пошла вокруг своей оси. Видно, как оператор приближает изображение. Но там только достаточно плотные кусты и деревья, что за ними не видно.
— Слишком тихо – прошептал Тамаз.
И тут из кустов, причём тех, которые были дальше всего, внезапно вышел человек, махнул рукой зовя к себе и снова исчез в кустах.
— Оператор камеру на него быстро – вновь сказал Туман.
Но тот уже и сам сообразил, вон максимально постарался приблизить. Этот человек за кустами виден, но очень плохо.
— Захар что ли? — неуверенно произнёс Корж.
Я этого Захара не видел и как он выглядит не знаю.
— Уверен? – переспросил у него Туман.
Судя по тому, что Корж молчит, не уверен. Тут этот человек снова вышел из кустов, почему-то пригибается и оглядывается, видно, что он постарался замаскироваться. В одежде видны ветки с листьями, на голове вообще куст какой-то, лицо грязное или тактической краской измазано, не понятно в общем.
— Что со связью? – спросил уже я в рацию.
— Пытаемся вызвать – тут же раздался ответ Тучи – не отвечает.
В этот момент оператор снова приблизил камеру, а тот снова это почувствовал, махнул рукой и снова исчез в кустах.
— Разгрузка Захара точно – вынес вердикт Корж – но что-то не то.
Я смотрю на Коржа, сидит вон морщится как от лимона.
— Тепловизор вокруг быстро – вновь сказал Туман.
— Это не Захар – внезапно громко произнёс Тамаз – он левша, а этот автомат на правой руке держал, одежда его, но это не он. Я эту разгрузку хорошо помню, у неё крепления под два ножа на груди.
Хм, ножи вроде были. Или один был? Как-то я упустил эту деталь. А вот то, что тот Захар левша, а этот держит автомат на правой руке я видел очень хорошо. Ранен? Руку повредил?
— Точно – тут же закивал Корж – я думаю, что меня смущает. Тогда получается, что… – он не договорил, но от догадки мне стало не хорошо.
Тем временем рука взмыла еще выше, мы впились взглядами в экраны. Снова этот чувак выходит из леса, снова оглядывается и пригибается.
— Да что же ты к воротам-то не бежишь? – процедил сквозь зубы находящийся рядом со мной Слива.
Взмах руки и снова он исчезает в кустах.
— К себе зовёт урод – начал заводиться Слива.
И тут на экране пошло изображение с тепловизора.
— Твою мать – ахнули мы разом, когда увидели, что вокруг поляны. Куча тепловых следов от тел, они прям вокруг всей поляны. Наших там 9 человек было, а этих несколько десятков. Чуть дальше вон пятна покрупнее, это точно техника.
— Засада – прокричал Туман – руку назад, закрыть ворота быстро.
Как только рука пошла вниз, те словно поняли, что их раскусили. Дальше всё произошло очень быстро. Рука только-только уже почти нырнула в рябь, как мы все хорошо увидели, что с нескольких направлений к воротам устремились дымные следы и через долю секунды по воротам врезали из пулемётов. В самый последний момент я увидел, как этот чувак с перекошенным от злости лицом выбежал из своих кустов и вскинув автомат дал длинную очередь по воротам.
— Закрыть ворота – снова заорал Туман – ложись.
Мне казалось, что ракеты летят к нам очень долго, время как-то спрессовалось, замедлилось. Пули тут же защёлкали по плитам. Рука внутри, рябь ворота почти закрылись, но тут внутрь влетел один выстрел из РПГ.
Бабах, нам всем достаточно сильно приложило по ушам. Весь взрыв на себя приняли плиты, вверх взметнулось пламя, тут же завыла сирена и под потолком прямо над плитами включились поливалки.
Честно, я немного обалдел, да все обалдели.
— Выключить воду – начал орать Туман выйдя из-за нашего укрытия – и сирену эту тоже заткните.
Он был пипец какой злой.
К нам сюда влетела только одна ракета, а выпустили их больше 5 точно. Мы успели вовремя закрыть ворота, та, которая сюда влетела и взорвалась, никакого вреда нам не принесла, так, в ушах звон чутка и всё.
— Твою мать – в сердцах выругался Тамаз пиная от злости стоящий стеллаж.
— Получается что? Получается наши там все у них? – начал растерянно спрашивать Корж – они их всех взяли и хотели заманить нас в ловушку? Там же наши пацаны – он повернулся и снова посмотрел на ворота, где только что была рябь – надо их спасать идти. Откройте ворота, откройте вашу мать, там наши пацаны.
— Успокойся — наорал на него Тамаз – ты сам видел одежду Захара на этом чуваке. Думаешь Захар сам ему её отдал?
Мне стало тошно и очень грустно.
— Надо их спасать, надо идти туда – не унимался Корж продолжая орать на весь зал.
— Куда идти? – к нему подскочил Тамаз и взяв его за грудки пару раз встряхнул – их больше нет, всё, их всех взяли. Две группы молчат с утра.
— Но ведь сигнал, они подали сигнал об эвакуации.
— Под пытками что хочешь сделаешь – вздохнув произнёс Туман.
Тамаз резко отпустил Коржа и снова начал пинать стеллаж вымещая на нём всю злость. Вокруг нас тут же собрались ребята.
— Тамаз прав – снова начал говорить Туман подойдя к Коржу и положив ему руку на плечо – их всех взяли.
— Может кто-то выжил и у них в плену? – робко спросил Корж.
— Может – нахмурился Туман – но, чтобы это выяснить нам нужно время. Гера – он взялся за рацию.
— Да.
— Нам нужно открыть ворота в другом месте, прям сейчас, недалеко от замка, отправим поисковые группы.
Тут у меня как-то сердечко ёкнуло.
— Я пойду – тут же прекратив бить стеллаж крикнул Тамаз.
— Валер, стрёмно – негромко сказал я ему – если они взяли три группы, то скорее всего в лесу их полным-полно. Думаешь они не предполагают, что мы можем выйти в другом месте? Загонят как зайцев. А вываливаться туда толпой просто глупо. Свяжут боем, будут потери, эвакуироваться быстро не сможем. Нам надо замок взять, а не по лесу бегать и отстреливаться во всех направлениях. Тем более они наверняка знают про места, где мы можем открыть ворота, их не много и везде может быть засада.
— Твою мать – взревел Туман и врезал ногой по многострадальному стеллажу. Тамаз еле в сторону отскочить успел, с верхней полки от удара на пол аж две жестяные банки упали.
— Не надо туда идти – как-то страшно обречённо произнёс Корж – Саша прав, нас там точно ждут. Те 3, нет 4 точки, где вы открывали ворота для групп вокруг замка, перекрыть не проблема. Сколько вы говорите бойцов в замке?
— Около пяти сотен – тут же напомнил Слива.
— Ляжем все – закрыв глаза прошептал Корж – даже выйти из ворот не успеем. РПГ они не зря там держали.
— Да и наверняка поляна заминирована была – покивал Туман.
— 9 пацанов, 9 пацанов – прошептал Корж.
Мля, ребят жалко, очень. Может всё-таки кто-то жив? Но как об этом узнать?
— Как же они нас просчитали то? – задумчиво спросил Туман.
— Значит, у них тоже там есть не глупые Архи хмыкнул я – запеленговали и всё.
— Да, скорее всего.
— Ну и что делать будем? – спросил Слива – все видели, у них есть люди бойцы, не только там архи то оказываются.
Это да, это точно. Хотя с человеком в рядах этих архи мы сейчас столкнулись первый раз. С вооружённым человеком я имею в виду, который на их стороне и воюет против нас. До этого, ни при бое около той базы, ни на верфи, мы не видели вооружённых людей в их рядах. А тут вот нате, пожалуйста.
-Значит так – взял слово Туман – поступим следующим образом.

Глава 5.
Александр. 30 мая. Утро. Верфь.

— У вас то тут всё тихо? – первым делом спросил Туман у встречающего у нас Рифа и его ребят, когда мы вышли из ворот.
— Да – немного напрягся тот – а что случилось?
Когда мы в двух словах рассказали им, что произошло вчера, Риф долго ругался, да и Хобот с остальными ребятами тоже завернули по несколько крепких словечек.
— Ну и какие планы? – немного успокоившись спросил Риф.
Туман, покрутив головой, осматриваясь, ответил.
— Сейчас сюда пойдут пушки, коробочки и бойцы. После этого делаем три большие группы и отправляем их на парящих катерах к замку. Надо сделать так, чтобы в замке одну из групп заметили и те Архи так же попытались её взять, а тут мы.
— Будет бой.
— Не факт – сморщился Туман – во-первых, они на катерах, хрен догонят. Во-вторых, у каждой из групп будет маяк, нажав кнопку им нужно будет продержаться 3 минуты. Не думаю, что группа Архи будет многочисленная, бойцов 10-15, не больше. Пацаны откроют маяк, вывалимся все, окружим, возьмём, допросим. Очень мне интересно, кто там у них такой стратег. Давно нужно было это сделать.
За следующе полтора часа на набережную верфи прибыли коробочки, грузовики с бойцами, в том числе 4 Плаща, три батареи пушек. Народ всё прибавлялся и прибавлялся. Я залез на штабеля шпал и смотрел как из ворот всё выходят и выезжают бойцы. По моим прикидкам, около двухсот человек уже было тут. Все прекрасно вооружены и экипированы.
Ожидая команды, бойцы располагались тут же. Вон уже и палатки установили и машины с коробочками в аккуратные линии ставят и костры разжигают. В общем этакий большой лагерь получился, да и по морю недалеко от берега курсируют три наших же катера. Кстати говоря, один из кораблей, брат близнец Варяга тоже в море. Его наспех осмотрели, добавили кое-что из оборудования и отправили в море. Капитан там снова Хобот, экипаж так же набрали, но ему нужно будет время, чтобы сработаться.
— Поесть не хочешь? – спросил у меня Слива кивая на большую палатку, около которой стояла полевая кухня. Судя по белым колпакам рядом с ней, там во всю кашеварили мушкетёры.
У нас Котлета особенно любит такой колпак нацепить и готовить, а готовят они вкусно.
— Пошли – поднимаясь с досок, на которых сидел, ответил я.
Вместе с бойцами через ворота так же выезжали фуры с различным оборудованием и строительными материалами. Конечно, с момента прошедшего тут боя, когда мы зачищали верфь, в большинстве своём тут навели порядок, но всё-таки и мусора ещё хватало, его вон вывозят куда-то в сторону и сжигают, и построить много чего нужно будет. Здания-то особо не жалели, когда зачищали. Лупили по ним так, что только кирпичи в разные стороны летели, вот сейчас всё это и восстанавливается, да и трупы до сих пор из-под завалов вытаскивают.
Риф нам сказал, что тут около 250 рабочих и техников, у всех есть работа. Кто-то кораблями занимается, кто-то инфраструктурой, кто-то разбором завалов и так далее. Пленные, которых взяли, тоже все целые, так же работают, охраняют их очень хорошо. Никто из них даже не делает попыток сбежать или поднять бучу.
— Мушкетёры молодцы – похвалил их Слива орудуя ложкой – очень вкусно.
Да, уха из свежей рыбки мне тоже понравилась. Вон море рядом, наловили её полным-полно.
— Добавки шеф? – весело спросил Мамуля, наливая большим половников какому-то бойцу в тарелку похлёбку.
— Не, спасибо, наелся, очень вкусно, спасибо.
— Ща кофейку организуем – спохватился Упырь.
Схватив чайник, он направился к небольшой цистерне с водой.
— Гера что-ли? – прищурившись спросил Слива смотря на ворота.
Из ворот выехали два чёрных Сабурбана, притормозив около стоявших бойцов, мы увидели, как один из них махнул водителю в сторону установленных палаток, там и бойцы расположились и лазарет док на всякий случай организовал и штабная вон, там Туман с Грачом. Грач тоже тут, приехал с десятком ребят из Лос, сказал, что постройка Белазов идёт полным ходом.
А на Сабурбанах Геру возили по другим мирам. Туман настоял, вернее приказал. Как я уже говорил, Туман шутил, что, если грохнут меня, они это переживут, а вот если Геру, всем будет очень плохо, ведь он у нас светоч науки.
В нашем мире Геру возили на семёрке БМВ и в сопровождении охрана на Иксе, а вот в другой мир только на Сабурбанах. Причем первый, в котором и сидит Гера бронированный. Его как-то пацаны из облака вытащили, там какие-то незначительные повреждения были. Бойцы сказали, что запарились его на платформу лебёдкой затаскивать, он же тяжёлый пипец.
Точно Гера, вон оба джипа остановились около штабной палатки из джипов посыпалась его охрана, а вон и сам наш кучерявый с портфелем, тут же нырнул в палатку. А я прям заулыбался наблюдая, как Гера быстро привык к охране, командует ими даже иногда, прям президент какой-нибудь, банановой республики.
И как я и предполагал, меньше, чем через минуту.
— Саша приём – раздался голос Тумана в рацию.
— На связи.
— В штабную палатку бегом.
— Что-то случилось – тут же произнёс Слива.
Да уж, если Туман мне говорит бегом, точно что-то не так. Поблагодарив ещё раз мушкетёров за уху и кофе бегом со Сливой в палатку. Влетев в неё, увидел обеспокоенную рожу Тумана с Грачом и озабоченную мордаху Геры, он за столом сидит и на калькуляторе что-то считает. Корж вон тоже тут, кофе пьёт с Рифом, вернее как-то замерли с кружками и на меня смотрят. Слива снаружи остался, точняк что-то не то.
— Гера, теперь рассказывай и поподробней, и по-русски – бросил Туман.
Кучерявый обвёл нас взглядом и спустя несколько секунд начал говорить.
— Ситуация следующая. Могу с уверенностью сказать, что в течение небольшого времени, в замке смогут открыть ворота в мир, откуда идёт этот непонятный сигнал, я вам про него говорил – показывает на меня и Тумана.
На меня снова как ушат холодной воды вылили, Туман вон тоже глаза вытаращил.
— Какой сигнал? – тут же переспросил Корж.
— Из замка открыть? – ещё больше удивился Грач – ты же вроде говорил, что вы сделали замок на их ворота.
— Чё за сигнал то? – так же задал вопрос Риф – еще один мир?
Они смотрят на нас, мы с Туманом на Геру.
— Так – протянул Грач – а теперь давайте поподробнее, чего мы не знаем.
— Гера рассказывай, только быстро – поторопил его Туман.
— Заблокировать его никак? – не обращая внимания на заинтересованных ребят спросил я у Геры.
— Саня, чё происходит? – наехал на меня Риф – Туман, мля.
— Я тоже ни хрена не понял – закивал Грач.
— Гера рассказывай, мля – начал закипать Туман.
— Да вы мне рот открыть не даёте. Замолчите все и слушайте.
Затем он начал снова говорить, рассказывать про этот непонятный сигнал. Чем больше он говорил, тем тише становилась в палатке, казалось, что даже летающие тут мухи и то притихли, и на улице пацаны стали меньше перекрикиваться. Грач вон аж на своей рации громкость в ноль вывернул.
— Зелёные человечки попали в беду и просят помощи? – нервно хмыкнув спросил Корж, когда Гера замолк.
— И теперь эти в замке могут открыть ворота в тот мир и свалить туда? – не обращая внимания на неудачную шутку Коржа спросил Грач у Геры.
Гера кивнул.
— Но как это возможно?
— Да – поддакнул Корж – мне тоже интересно.
— Теперь слушайте снова – нервно усмехнулся Гера – у всех трёх групп, которые наблюдали за замком, с собой были маяки для смены и экстренной эвакуации.
Мы синхронно кивнули.
— В маяках был исходный код того мира, так как открыть мы его пытались через этот мир – он ткнул пальцем в пол – нащупать его собственный коридор из института мы не смогли. Поэтому в данный момент его можно попытаться открыть только через этот мир – ещё один тычок в пол пальцем – чтоб вы понимали, наша система открытия миров устроена так.
Он снял со своего носа очки, достал из кармана платок и не спеша протирая линзы продолжил.
— На каждый мир есть свой исходный код открытия, к нему есть наш пароль, с помощью которого этот мир и открывается. Так как мы уже встали на след этого нового и пока не открытого мира, то исходный код у нас тоже уже есть, но открыть ворота там мы пока не можем. Алгоритм такой, запускается исходный код, потом вводим пароль, коридор открывается. А у нас в данной ситуации так. Исходный код, пароль, ворота не открываются, нужно расшифровать пароль к тем воротам – он махнул рукой куда-то в сторону – самое сложное, это встать на начальный коридор, что мы и сделали. Как правило, открыть сами ворота в том или ином мире уже гораздо проще, просто расшифровка занимает какое-то время.
— Сложно, но вроде понятно – сморщился я, пытаясь понять Геру.
Пацаны еле заметно кивнули, тоже вроде въехали.
— Сегодня с утра начались попытки взлома нашего пароля – нацепив очки назад на нос сказал Гера — по данным, которым мы видим, все три маяка у них, они все три работают из одного места. И их скорее всего осторожно вскрыли как ракушку, раз получили исходный код.
— Охренеть – выдал Грач.
Туман матюкнулся, Корж как-то сгорбился.
— Вот почему они напали на наши группы – хмыкнул я – для захвата маяков.
— Именно – подтвердил Гера.
— Кто-то там у них очень головастый. А засекли их как? Хотя, чего я удивляюсь. Запеленговали?
— Скорее всего – снова подтвердил Гера – вы же открывали ворота там около групп? Открывали.
— Открывали – не стал отрицать Туман – сам же знаешь, группы менялись, да и доклады они делали.
— Вот, запеленговали, обнаружили, напали, захватили маяки. Утащили их в замок, вскрыли, смогли подключиться, нашли исходный код, запустили, теперь ломают пароль.
— Погоди – встрепенулся я – но ведь есть исходный код, есть пароль, но ворота-то вы пока не можете туда открыть.
— Это мы не можем – хитро прищурился Гера – вы уверены, что они этого не смогут сделать быстрее, имея на руках исходный код и взломанный наш пароль? Я же вам говорю, самое сложное это исходный код коридора, мы его нашли, теперь пытаемся открыть ворота уже там. А вдруг у них это получится быстрее? Их два открытых мира мы заблокировали потому, что нашли их исходный код и установили свой пароль, они тут не сильно с безопасностью заморачивались, вот и поплатились. Мы, как говорится, перехватили управление, у них теперь нет ни исходного кода, ни пароля. А тут всё идёт через наши маяки, которые у них и обойти их в ближайшее время мы не сможем. Взломать пароль для хорошего хакера вопрос времени, самое главное – это исходный код, он у них есть. И открыть те ворота мы можем только через этот мир, другой коридор пока нащупать не можем, тут всё идёт через маяки, система одна. Заглушить их мы тоже не можем. Даже если и нащупаем другой коридор, у них есть свой. Короче, если они первые откроют те ворота, они нам тут же установят замок, и мы ничего с этим не сделаем, вообще. Они просто по маякам поймут наш алгоритм работы, если уже не поняли. Да, со временем, мы найдём другой коридор в тот, ещё не открывшийся мир. Но где мы вывалимся, когда откроем ворота? Мы их конечно найдём, запеленгуем, но это время. За это время они уже все туда переберутся и закрепятся.
— И пока мы будем ходить их искать, они будут ходить оттуда и нас жалить – потихоньку произнёс Риф.
— Так и будет – буркнул нахмурившийся Грач – я бы так и сделал. 500 бойцов не шутки.
— И зелёные человечки на их стороне – снова хмыкнул Корж.
Туман показал ему кулак. Это хорошо, тут Тамаза нет, тот обязательно что-нибудь сморозил.
— Что тебе нужно для того, чтобы перехватить управление? – спросил я у Геры.
— Уничтожить все три маяка, после этого мы поменяем исходный код. Пока хоть один маяк функционирует, это бесполезно.
— Так они же в замке – обалдел Риф.
— Именно.
Пипец, кино и немцы. Не, мы, конечно, так и так готовимся к тому, чтобы напасть и захватить замок. Но одно дело это просто нападение, а второе, это поиск трёх маяков.
— Да они там, где угодно в этом замке могут быть – не унимался Риф.
— Найти их не проблема – спокойно парировал Гера – по приборам найдём. Главное их найти и уничтожить. Повторяю, пока хоть один из них будет работать, замена исходного кода ничего не даст.
Снова в палатке тишина, все переваривают информацию.
— Надо замок брать – сказал я – и чем быстрее, тем лучше.
— Именно – подтвердил Гера – пока они ворота не открыли и не свалили туда всей толпой.
— Сколько у нас есть времени? – спросил Туман – ну сколько они, по-твоему, будут ломать наш пароль и расшифровывать там чего-то для открытия ворот уже там?
— Не знаю – честно ответил Гера – может сутки, может неделю, а может два часа. Я не знаю их уровень знаний и какими возможностями они обладают. Но если они смогли вытащить из маяков исходный код и найти наш пароль, то там далеко не глупые Архи.
— Вот ж ботаники, мля – прошептал Корж.
— Ботаники не ботаники – улыбнулся Гера – но благодаря нам, ты ходишь по другим мирам как к соседям по лестничной клетке.
— Извини Гер, эмоции – тут же стушевался Корж.
— Ничего, всё нормально.
— Грач – обратился к нему Туман подойдя к столу, на котором была расстелена карта с рисунком замка и какими-то закорючками, изображающими, что вокруг замка. Ну там леса, поля, болота и так далее.
Три группы которые там были почти 10 дней, хорошо так местность разведали и передали информацию сюда, Туман сам сидел рисовал.
— Что?
— Чё с Белазами?
— Наш готов – тут же ответил Грач – даже пику уже установили, это стенобитную – второй частично, задница и левый бок ещё частично не обшиты железом, у третьего разобрали один из моторов. На окончательную их доводку до ума, нужно 2-3 дня.
— У нас нет столько времени – тут же сказал Гера.
Пододвинув табуретку, Туман сел и уставился на карту. Мы молчим, и он молчит, смотрит на рисунок, потом взял карандаш и стал им водить по карте, мы молчим, Туман там чё-то чертит. Гера вон шею тянет, пытается рассмотреть, что он там рисует. Но мне кажется, что Туман больше думает. Честно, я бы ща жахнул грамм 100, прям вот захотелось, но Слива снаружи и пожрал бы тоже, чё-то как-то от нервов всё, что я съел не больше 10-15 минут назад, мгновенно переварилось. Слива же предлагал для аппетита, я отказался. Эх.
— Значит делаем так – внезапно резко сказал Туман, от чего Корж с Рифом аж вздрогнули.

Глава 6.
Александр. 30 мая. Вечер. Где-то недалеко от замка Фоле.

По вечернему лесу ловко облетая различные деревья и кусты летели два парящих катера. Находящиеся в них бойцы, держа в руках оружие и готовые применить его в любой момент без команды, внимательно смотрели по сторонам.
Позади них, метрах в трёхстах давя всё, что попадалось под колёса ехал Белаз.
— Вот это моща – восторженно произнёс Слива наблюдая за нашей поездкой, как и все мы в экраны наружного наблюдения – Рыжий дорвался.
Это точно, я, честно говоря, тоже прилип к экранам, не в силах оторвать от них взгляда. У меня не укладывалось в голове, что эта железная махина, высотой в три этажа и весом в несколько сот тонн, может так ехать через лес.
Всё, что попадалось нам по пути Белаз просто давил, ломал, расщеплял, камни, валуны при наезде на них либо лопались как орехи, либо просто полностью вдавливались в землю. Тоже самое было с большими и маленькими деревьями. Вон вижу по курсу небольшую рощицу из довольно-таки больших деревьев, по виду, в полтора-два обхвата.
Хрясь, под днищем раздался страшный грохот, Белаз даже не покачнулся, смотрю на экран, на который выводилась картинка с одной из задних камер. Часть деревьев оказалась просто выкорчевана с корнем, часть безжалостно была раздавлена.
— Эх – вздохнул Большой – сколько материала пропадает.
— Тебе-то куда? – удивился Крот – у тебя на участке и дом, и два сарая, и банька, и конюшня, и всё из брёвен.
— Ага – захихикал Клёпа – как у помещика какого.
— Ничё вы не понимаете – ответил Большой – это же мачтовый лес, из него можно кучу домов построить.
— Вот как закончим со всем этим, вернёшься сюда с лесорубами и руби сколько хочешь – снова сказал Слива.
— И вернусь – кивнул Большой – и нарублю, и буду готовые бани продавать.
— Сруб же высохнуть должен – сказал уже я – насколько я помню, там та же баня после сборки должна год отстаиваться.
— Должна – не стал отрицать Большой – если брёвна как следует не высушить. А на нашей жаре они за пару месяцев что надо будут. Главное их складывать так, чтобы между ними ветерок гулял, я знаю, как надо. Вернусь с бригадой, будем тут лес валить и сразу чашки вырезать.
— Ну да, сюда ты теперь точно без проблем на грузовиках проедешь – снова сказал я.
После нас оставалось две такие неплохие просеки, по которым думаю, совершенно без проблем могут проехать лесовозы.
Тут Белаз взял чутка левее. Мы отчётливо услышали, как обоим движкам добавили оборотов и Белаз забравшись на небольшой пригорок, попутно снеся своим мощным отвалом ещё с десяток больших и маленьких деревьев покатил дальше.
В экране я увидел, что справа от нас был небольшой овражек. Пацаны в дозоре на катерах как раз и ищут более-менее дорогу для нашего Белаза. Второй такой же Белаз, точно так же пробирается где-то через лес в нескольких километрах левее нас. С другой стороны, на грузовиках прорываются через лес артиллеристы. Им проще, они на грузовиках, всегда можно что-то объехать. Хотя тут лес такой дремучий, надеюсь им проще. Ну и само собой коробочки, все мы потихоньку со всех сторон приближаемся к замку беря его в плотное кольцо.
Вот всё хорошо в этой машине, крепкая, большая, мощная, но ехать ему нужно исключительно по ровной, с небольшими неровностями, поверхности. Все что не превышает размеров джипа, будь то камень или валун, он просто либо давил, либо сдвигал в сторону, а вот овраги и ямки нам нужно было объезжать.
Ехать по дороге, которая ведёт к замку, мы не рискнули, засекут сразу. Хотя, если честно, нас сейчас только глухой не услышит. Наверное, откуда-нибудь со стороны это выглядело завораживающе, особенно если сидеть на возвышенности.
Представьте, сначала ты видишь, как колышутся верхушки вековых деревьев, затем как они падают, затем грохот, треск, рёв двигателей и через некоторое время на тебя выезжает здоровая железная, ощетинившись во все стороны стволами пулемётом и зениток машина.
Если такую махину засадить в яму, вытащить его будет очень сложно, как говориться копать не перекопать. Не, конечно, у нас с собой были парящие камни. Туман с Грачом рассказали нам, как они там в зимнем мире с их помощью тот наш шестиколёсный Белаз оттащили его в город, где благополучно разобрали его на мелкие составляющие.
Но заниматься тут сейчас в лесу его вытаскиванием, мы особо желанием не горели, у нас и так время поджимает.
— Гера, чё там?
Я оторвался от экранов и держась за всё что попадалось по руки подошёл и заглянул в небольшой отсек внутри Белаза, где расположился Гера со своей аппаратурой, как какой-то акустик на подводной лодке. Вон сидит в наушниках, постоянно держит связь со своими коллегами, которые остались на верфи. Его охрана тут же, 10 человек.
— А, че? – сняв наушники увидав меня переспросил он.
— Чё там, говорю?
— Пока всё так же – щёлкнув парочкой тумблеров ответил он – эти уроды, почти наш код доломали. Все три маяка так же работают.
— Сколько до замка?
Бросив взгляд на прибор, который выдавал какие-то кривые вертикальные линии, он ответил.
— Меньше километра.
Киваю и иду назад. Кто-то из ребят продолжает смотреть в экраны, кто-то снизу тащит ящики с патронами, кто-то по типу мушкетёров чего-то жуёт. Ну и денёк у нас сегодня. С утра, когда Гера приехал на верфь и навёл кипишь с этими кодами, исходными кодами и так далее, мы поняли, что мы можем упустить Фоле, поэтому замок надо брать как можно скорее.
В итоге Туман подумав объявил общую тревогу. Грача он отправил в Лос, за Белазами. Готовы были только два, у третьего разобрали один из двигателей. Там в срочном порядке в эти оба Белаза загрузили оружие и боеприпасы, попутно в Таусе и Лос собирались по команде бойцы, сигнал о сборе отправили всюду.
Пока собирались, Туман отправил на двух парящих катерах пацанов к замку. В их задачу входило долететь до небольшого поля, находящегося в паре километров от замка, осмотреться и, если всё в порядке, активировать маяк.
И вот когда они это сделали, на поляне открыли сразу трое ворот. Ох Гера и бубнил, ох и ворчал, такого с его слов они ещё не делали. Ворота высосали всю энергию из кубов и всё расписание по открытию ворот в другие миры снова рухнуло, ну ничего, у нас тут боевая операция.
Ворота были открыты час, но за этот час на поляну выехали и Белазы, и коробочки, и машины, и куча бойцов с оружием и боеприпасами.
Потом командиров быстренько собрали в кучу, каждому нарезали задачу, и мы все стали разъезжаться в разные стороны. Ну а мы, те кто едут внутри Белазов, в максимальном темпе наводили внутри этих монстров порядок, ведь грузили их в спешке. Нужно было и пулемёты с зенитками установить, и боеприпасы распределить. Короче натаскались ящиков до дрожи в руках.
А бойцов у нас много собралось, я так прикинул, около 350 человек. Сила? Ещё какая. И вот сейчас, вся эта масса при поддержке различной техники со всех сторон двигалась к замку. Общая задача у нас одна, захватить замок, уничтожить маяки и не дать тем уродам свалить в тот мир. Ну и уничтожить Фоле и всех его лизунов и шестёрок. Бой обещал быть жаркий.
Нам бы, конечно, ещё парочку дней на подготовку, но этого времени не было. И так вон пока мы собирались, захватившие наши маяки Архи продолжали ломать код и уже почти его доломали. После этого им останется расшифровать ворота в том мире, но со слов Геры — это не долгий процесс.
— Артиллеристы на позициях – ко мне подошёл доложился Вольт – ждут команду.
— Быстро они – хмыкнул Слива.
— А чё им? – удивился Клёпа – они на грузовиках и в паре километров от замка на полях. Им же только наводчик нужен, а они уже наверняка на катере к замку летят.
— Да – кивнул Вольт – наводчики через пару минут на месте будут.
— Гера, расстояние? – снизу на второй этаж поднялся Грач.
— 800 метров, лес редеет.
— Всем по местам – отдал команду Грач – мушкетёры, хватит жрать.
Белаз тут же наполнился топотом десяток ног, все шутки и смех тут же прекратились, я бегу на 3 этаж, к одной из зениток. Хорошо слышу, как наверху крутятся пушки в башнях. В этот раз их на Белазе две, как на каком корабле, одна над другой.
Кстати говоря, пушки калибром 120 миллиметров, моща, они остались с разобранной стены Лос, Грач их купил и дал команду установить на крыше.
— Ну сейчас повеселимся – нервно хмыкнув, произнёс Слива свою коронную фразу.
Смотрю на ребят, все серьёзные, нервничают. Ещё бы, каждый из нас понимал, что как только мы выедем на поле перед замком, по Белазу будут стрелять из всего, что у них там есть. И внутри нам тут будет очень весело. Надеюсь, толщины стен хватит, чтобы снаряды не пробили их. Нас тут 60 человек. Нам бы только до стены добраться и пробить её, внутри уже проще будет, пушки точно по нам стрелять не смогут.
— Саня – Слива протягивает мне наушники.
Одеваю их и втыкаю штекер в разъём внутренней связи, ещё раз осматриваюсь, вода в канистрах, огнетушители, песок в вёдрах, противогазы, баллоны с воздухом, боеприпасы. Все пацаны с деловым видом готовятся к бою.
— Опустить пику – слышится команда Грача.
Через секунду услышал небольшой скрип и грохот. Пика, предназначенная для пробития стены теперь расположена горизонтально. Пока мы ехали по лесу, она была поднята вертикально. Тут же в экран вижу, как пика ломает деревья и немного расчищает путь. По расчётам, двадцатиметровой пики и массы Белаза хватит, чтобы пробить толстые стены замка, если мы, конечно, сможем до них добраться и нас не расстреляют раньше. Снова смотрю на экраны, натыкали их по всему Белазу. Кажется, вон и просвет среди деревьев и что-то там дальше виднеется.
— Замок прямо по курсу – произнёс Колючий.
— Рыжий стоп – голос Грача.
Белаз тут же остановился. Успеваю заметить, как один из наших дозорных катеров пролетел справа и как двое бойцов в его кузове снимают брезент с Града.
Внутри машины почти тихо, никто не переговаривается, все ждут команды. Только подошвами кроссовок чувствую небольшую вибрацию, движки продолжают работать.
Должен признать, что то, что я сейчас видел, какую-то часть замка, внушало уважение. Конечно, я видел его многочисленные фото и видео сьемку. Там и пропавшие группы снимали и квадрокоптер мы запускали, но одно дело видео и картинки, а другое своими глазами.
Это как, ну, например, водопад какой или те же самые Египетские пирамиды. Да, всё большое и массивное, но вживую всё гораздо больше, и ты понимаешь их истинные размеры. Вот кто и зачем отгрохал такие стены?
Снова голос Грача по внутренней связи.
— Мужики, начинаем через минуту. Как артподготовка пройдёт, Рыжий по моей команде жми на полную к стене – затем небольшая пауза и он добавил – не играйте в героев, прикрывайте друг друга.
Потекли томительные секунды ожидания. Вон он этот замок, через деревья я хорошо вижу его стены и хорошо вижу, как на стенах забегали фигурки. Архи нас точно заметили. До замка где-то с километр, но камеры у нас хорошие, приблизили и стало более-менее видно. Рож Архи не видно, но фигурки видны, там сейчас уже точно тревогу объявили.
— Быстрее, быстрее – прошептал Слива – открывайте огонь, их пушки зашевелились.
Да, вон на одной из башен стволы пушек начали разворачиваться в нашу сторону, а вон и вторая зашевелилась. Деревья выше Белаза, но я даже не сомневаюсь, что с высоких стен замка заметили, как мы сейчас ехали через лес.
— Огонь – совершенно неожиданно крикнул Грач.
И тут началось, сначала я услышал далёкие выстрелы, потом увидел, как выпущенные снаряды начали взрываться, врезавшись в стену под башнями с пушками.
— Мазилы – зло произнёс Слива.
Тут же из леса с обеих сторон от нас стали вылетать ракеты. По их дымным следам мы видели, как ракеты летят к замку. Вот они стали врезаться и взрываться. Одну из башен накрыли сразу, попали прям великолепно. Мы только увидели, как полетели камни и как сама башня падает вниз.
Со стен так же открыли огонь, палят куда-то в сторону.
— Левее млять и выше возьмите – снова шипит Слива.
Но корректировщики и так знают своё дело. Не прошло и десяток секунд, как следующие три попадания накрыли вторую башню. Наши пушки из леса стреляют и стреляют, темп бешеный. Помимо того, что они лупят по стенам, стараясь их пробить, стреляют и навесом, вон что-то там за стенами замка взорвалось и в небо стали подниматься огненные грибы. Вокруг замка у нас четыре батареи, миномёты, катера с градами. По нему лупят со всех сторон и с каждой секундой внутри замка появляется всё больше и больше поднимающихся вверх чёрных дымов. Что-то горит, что-то взрывается.
Но несмотря на это, со стен замка тоже открыли огонь. Мы видим и вспыхивающие огоньки от пулемётов и зениток и как бахают их пушки. Видимо, в замке пушкари сообразили, что из леса по ним лупят несколько батарей и теперь усиленно пытаются их нащупать и заткнуть. Но сделать им это без толкового наводчика будет очень сложно.
Несколько снарядов взорвались около нашего Белаза попав в деревья. Только сильный грохот и треск. Пули попадают по Белазу, как будто кто-то кувалдами бьёт.
Но мы пока под прикрытием деревьев, с них вон листва и ветки летят. Хотя их с каждой секундой всё меньше и меньше, и Белаз видно всё лучше и лучше. Надо сваливать отсюда. Бах, один из снарядов взорвался прямо перед носом Белаза, второй попал уже в корпус.
— Рыжий пошёл – взревел Грач, когда по Белазу попали.
Всё, больше стоять нельзя. Машина огромная, её со стен видно и без оптики. Тем временем по замку продолжают стрелять наши пушкари. Вон Грады перезарядили. Вижу, как к стенам замка, уже, с другой стороны, из леса снова устремилось больше двух десятков дымных следов. За ними ещё и еще, только они сначала взмыли вверх, а потом полетели вниз. Понятно, Градами накрывают что там внутри. Лупят вслепую, за высокими стенами не видно, что там, но площадь поражения у них достаточно большая и думаю, что у тех, кто внутри замка сейчас одно желание, забиться под какой-нибудь камень, а ещё лучше в подвал и переждать артиллерийский и ракетный огонь там.
Я не знаю, сколько мы всего выпустили по замку, но лупили будь здоров. Он кажется весь в дыму, стены вон даже кое-где хорошо разворотили, пробили или нет не видно.
Белаз тронулся и как какой-то слон в посудной лавке попёр вперёд. Едва мы выехали из леса как последовала очередная команда Грача.
— Огонь.
Через свои наушники услышал, да и почувствовал, как выстрелили обе наши пушки. До этого они молчали. Бьют прямой наводкой. Задача наших пушкарей пробить стену. Первый снаряд взорвался прямо под стенами замка, второй влепился чуть выше, вон снова пыль, страшный грохот и во все стороны летят камни.
А мы сидим ждём, нам остаётся только ждать. Да, несколько наших зениток, установленных в носовой части машины открыли огонь по стене, но это капля в море.
Попаданий по Белазу становится всё больше и больше. Мы же выехали из леса и теперь движемся по полю. Белаз то и дело переваливается через ямки, вокруг него то и дело взрывы, ещё попадание, ещё, ещё. Один раз попали хорошо, аж пару лампочек под потолком лопнули, а мы инстинктивно пригнулись.
— Рыжий, жми, мать твою – не выдержав, заорал Слива, вцепившись в крепления зенитки сбоку.
Услышал он его или нет, я не знаю. Страшно, пипец. Кажется, что ты сидишь в огромной бочке, по которой бьют изо всех сил всем, что есть под рукой. Ещё по нам попадание, ещё, снова лопаются лампочки, кто-то кричит.
— Один маяк заткнулся – услышали мы в наушниках радостный крик Геры – видать куда-то попали.
— Что с кодом? – кричу, спрашивая в ответ.
— Минуту.
Бах, бах, бах, попаданий по Белазу всё больше и больше. На экранах видно, как по нам стреляют из пушек со стен замка. Видимо, там решили, что Белаз представляет наибольшую опасность, в принципе они правы. Тут и десант, и пика вон наша. Вокруг нас земля плещется как волны, там и от пуль, и от зениток и взрывы. Темп стрельбы по нам бешеный, наши пушки сверху стреляют в ответ.
— Крот, двумя Градами врежьте в стену по нашему курсу – прокричал Грач рядом со мной, я его и без наушников услышал.
А вон он, сидит в кабинке прямо по курсу, выдернув шнур из разъёма перебегаю к нему, отсюда вид гораздо лучше и броня тут лобовая чуть ли не метр, а может быть и больше. Бах, бах, два снаряда врезались в лоб Белаза и взорвались, машину хорошо так тряхнуло.
— Что? – Грач резко пригнулся и прижал свои наушники к голове – понял, ищи маяки.
— Что там?
— Наш код доломали – выдохнул Грач.
— Уроды, мля – выругался, появившийся рядом Слива.
Бах, снова взрыв. Затем мы почувствовали, как Белаз куда-то провалился правым передним колесом и остановился. Не сговариваясь бежим на второй этаж, там, где кабина водителя.
— Живой? — спросили мы, увидав как Клёпа с пацанами вытаскивают Рыжего из-за руля.
— Живой – проорал немного контуженый Клёпа – снаряд прям напротив него взорвался.
Бах, бах, пяток попаданий по Белазу, кувалдами лупят по всему корпусу. По неподвижной мишени попасть лучше, вот по нам и стреляют.
— Клёпа за руль быстро – скомандовал Грач, затем сорвал со своей головы наушники и вытащил рацию из кармана разгрузки.
— Туман, вы где? Что там у вас?
Сквозь треск и помехи спустя несколько секунд раздался его голос.
— Пытаемся прорваться к замку, все пушки заткнуть не можем.
Хрясь. Попали по нам очень сильно, нас тут аж с ног почти всех свалило.
— Клёпа, млять – резко обернулся к нему Грач.
Тот уже сидел за рулём и щёлкал какими-то тумблерами и нажимал кнопки.
— Да пытаюсь, млять – проорал тот в ответ – мы в яме, раскачиваю.
Тут я почувствовал, как наши махина пытается выехать, вон Клёпа то вперед на несколько метров проезжает, то назад. Смотрю в смотровую щель и вижу, как в одно место в стене, куда до этого влепили с пяток снарядов из пушек нашего Белаза влетели больше десяти ракет.
Раздался такой грохот, что я тут аж пригнулся, а находящиеся на стене по бокам три, нет четыре орудийные башни разом замолчали. Да их там контузило всех на хрен.
— Есть дырка – радостно закричал Слива.
— Пошёл, пошёл, пошёл – сквозь зубы шипел Клёпа.
Хлоп, выехали.
— Жми к дырке – проорал Грач, тыча Клёпе рукой вперёд.
— Туман, нам сделали дырку – начал быстро говорить Грач – едем к ней.
— Принял, мы прорываемся.
Тут в нас снова попали и попали хорошо. Наверху что-то сильно взорвалось и оттуда раздались несколько криков бойцов.
— Док – заорал кто-то сверху.
Вон Док в сопровождении нескольких бойцов уже несётся наверх по лестнице со своим чемоданчиком.
— Они шифр ломают – из своей комнаты высунулся и проорал Гера.
— Быстрее, Клёпа – снова начал орать Грач.
— Да куда быстрее, ты поле видел? Нам яма побольше, и мы встанем.
Вот что я и говорил. Белаз моща, но ему нужна только ровная поверхность. Петляя по полю и объезжая маленькие и большие воронки, мы продолжали упорно продвигаться к стене.
— Левее, левее бери – начал орать я сквозь грохот выстрелов наших зениток.
Дырка в стене, которую нам сделал Крот из Градов, осталась в стороне.
— Не подъедем туда – не оборачиваясь прокричал Клёпа – там всё перепахано, вон туда едем.
Куда едем я на успел посмотреть, в лоб нам снова прилетело парочку снарядов, и мы разом упали на железный пол, Белаз снова остановился.
— Все живы? – тут же спросил Грач – Клёпа.
— Живой – прокряхтел он – сейчас, сейчас.
Вижу, как он выползает откуда-то из-под руля. Подбегаю к нему, помогаю, вот и Слива тут и Грач, больше мешаемся друг другу. Но мы не умеем управлять этой хреновиной. Вроде ничего сложно, обычный руль и коробка, но попробуйте на такой тачке рулить, я бы тут же уехал не в ту сторону. Запихиваем Клёпу за руль, Слива нахлобучивает ему на голову каску, Клёпа снова начинает щёлкать какими-то тумблерами и зло говорит.
— Этому линкору такие попадания не страшны, калибр не тот, главное в яму не провалится, да заводитесь вы, мать вашу. Есть – кивнул он сам себе.
Ага, завелись, вон на панели несколько лампочек загорелись.
— Поехали – проорал Клёпа как Гагарин, и мы двинулись дальше.
До стены метров 150, но попадания стали ощутимей и сильнее.
— Мертвая зона после 70 метров – напомнил нам Слива.
— Дайте патронов мать вашу – прокричали сбоку.
— Горим пацаны – ещё кто-то орёт.
— Мы займемся – хлопаю по плечу Грача.
Выбегаем в отсек на втором этаже. Тут всё в дыму и от выстрелов, и от копоти. Вон откуда-то сбоку вырываются клубы дыма. Чё там горит, я без понятия. Хватаем огнетушители и туда, там уже пацаны заливают из них всё, что только можно. Оттаскиваем ящики с патронами, несём их зенитчикам, видно плохо, дыма много, глаза начинают слезиться. Вспоминаю про противогазы. Вон они весят, хватаю сколько могу и раздаю их пацанам, не забыв одеть сам. Стало немного легче. Бегу дальше, там в комнате ещё висят, вот они, как раз два осталось. Хватаю их и назад к Клёпе с Грачом.
Чуть не врезался в Большого, тот стоит, широко расставив ноги, и лупит куда-то из зенитки. Грохот сумасшедший, без наушников тут на раз можно оглохнуть. Пацаны подносят ему ящики с патронами, вон Колючий на полу уже соединяет ленты с патронами, Полукед тащит противогаз. Я добираюсь до Грача и Клёпы и даю им по противогазу, они так же надевают их на свои лица.
— Стена, держитесь пацаны – закричал Клёпа.
Хватаюсь за какие-то ручки и смотрю вперёд, вот она стена, до неё метров 50. Клёпа матерится, пытается разогнать машину, но это не болид.
— Держитесь – ору уже я, резко обернувшись.
Успеваю увидеть, как несколько ребят так же, как и я, хватаются кто за что может, как Клёпа хватает Большого и вместе с ним прижимается к зенитке, как Геру из его коморки вытаскивает Котлета и они вдвоём падают.
Поворачиваю голову, вот она, стена. Бам, пика входит в стену, Белаз трясёт, страшный грохот, пику выворачивает, но она на несколько метров входит в стену, скрип, кто-то орёт и матерится, снова лопаются лампочки, все наши стреляющие зенитки разом заткнулись, снова скрип, грохот. Пика хоть и была сделана из толстенных балок, но чудовищного удара она не выдержала.
— Не пробили – заорал Грач, когда мы окончательно встали – стены крепкие. Назад и ещё раз.
Клёпа уже за рулём, рычаг назад, педаль газа в пол. Белаз нехотя, с большой задержкой начинает сдавать назад.
Вижу пику, её больше нет, она как бумага вся согнулась, но дырка есть, не до конца.
— Не пробили мать вашу, не пробили – начал орать Клёпа.
— Тарань стену – снова закричал Грач.
Клёпа отъехав на десяток метров назад, снова ринулся вперёд и практически сразу у нас наверху стало что-то взрываться, потом раздался сильнейший грохот, снова Белаз трясёт, снова кто-то орёт.
— Они гранаты бросают – догадавшись заорал я.
— Всех с третьего этажа вниз быстро – с горящими от возбуждения глазами прокричал Грач.
Но сверху уже и так вниз бегут наши пацаны, вон кого-то несут.
— Держитесь – заорал Клёпа.
Но в этот раз он как-то позже крикнул. Удар, все снова падают на пол, снова треск, грохот, маты, крики, стоны.
— Снова не пробили, мля – матерится Слива.
— Углом бей Клёпа – это я уже ору на диком адреналине.
— Грач, Саня, ответьте кто-нибудь, – неожиданно заговорила рация Грача.
Грач сидит уперевшись ногами в стену напротив, выхватывает рацию.
— Кто это?
— Крот, валите с Белаза, вы горите.
— Горим, пацаны – тут же раздался чей-то истошный крик сверху.
— Я сказал: всем свалить с третьего этажа – взвился Грач, запихивая рацию назад в разгрузку так ничего и не ответив Кроту.
Нас тут на втором этаже полно, мужики поднимается с пола, охи, маты, проклятия, стоны, все перемешалось, откуда сверху повалил дым. Вижу и слышу, как парни закрывают ведущие на третий этаж двери и люки. По нам опять стреляют, снова взрывы наверху, Белаз пока движется. Клёпа яростно матерясь снова сдаёт назад. Грохот по всему кузову.
— Держитесь – проорал он.
В этот раз его услышали многие, схватились друг за друга и резко упали на пол. Немного довернув руля и разогнавшись, мы снова бьём правым углом стену, снова страшный грохот. Вижу, как Клёпа переводит рычаг коробки, как пытается выехать, но все попытки тщетны, ревут двигатели, орут пацаны, мы качаемся туда-сюда, но кажется машина вообще не двигается. Тут снова взрывы, на машину кажись сыпятся камни сверху. Грохот просто пипец. Бросаю взгляд на экраны наружного наблюдения. Половина из них уже не работает, вторая половина в дыму. На одном из экранов вижу, что мы достаточно сильно въехали правым углом в стену войдя в неё как сыр в масло, походу застряли крепко.
Тут к нам прибежал Упырь.
— Командир, там дырка в стене есть – тычет пальцем в пол.
— Где, какая дырка? – спрашиваем с Грачом почти одновременно.
— Не знаю, но она там есть, её только расширить надо.
— Всё мужики, приехали – закричал Клёпа – движку хана. Из чего эта стена мать вашу сделана?
— Горим, мужики – орёт кто-то, надо валить.
Дыма сверху всё больше и больше, противогазы мы сняли ранее, они у нас на лбу. Клёпа ещё попытался сдвинуть Белаз с места, но почти сразу снова начал орать что одному движку хана, в итоге выбрался из-за руля подхватив свой автомат и проорал – надо валить, нас тут сейчас всех поджарят или взорвут.
Словно в подтверждение его слов наверху раздался сильнейший грохот и один из люков просто вырвало с корнем. Мужики еле-еле успели отскочить в стороны как тяжёлая крышка, пролетев мимо них, врезалась в переборку напротив. Я только успел увидеть большие глаза Большого.
— Валите с Белаза – снова заорала рация голосом Крота – вы горите, валите, сгорите мать вашу, валите оттуда.
Грач думал не долго.
— Все на первый этаж, Упырь показывай, пики и шарики тащите.
Как горох сыпемся на первый этаж. Спустившись туда, вижу лежащих на носилках троих наших пацанов, все почти тут, в гараже, сбоку раздаются яростные удары и маты. Бойцов полно, тут тесно, неудобно, пахнет потом, сгоревшим порохом и кровью. Вон мужики сверху ещё раненых волокут, кого-то уже успели перевязать, кого-то нет. Док бегает туда-сюда, сам весь в крови, то и дело вытирает свои руки то о свою же разгрузку, то о штаны. Вон принесли бойца, он из Руви, из головы идёт кровь, Леший тут же стал ловко ему её перевязывать.
— Вон там – показал Упырь в сторону ударов.
Там открыт один из наших боковых люков, как я понимаю, Белаз частично в стене замка, на сколько метров в ней я не знаю, но в последний раз, когда Клёпа таранил стену, мы вроде неплохо в неё въехали.
И тут наверху раздался такой грохот, что я аж охренел и дым вон сюда попёр.
— Разойдитесь, да разойдитесь мать вашу – кричит Котлета – лучше помогите.
Они с Нямой прут железный ящик, за ними Малыш несёт ещё один. Все сквозь толпу прорываемся к открытому люку. Заглядываю в него и вижу стену, там углубление в стене, под ногами валяются битые камни, хорошо видны несколько широких и не очень щелей в стене, всё-таки мы её почти пробили, но она оказалась крепче нашего Белаза. В парочку щелей виден свет, значит там другая сторона, нам только остаётся сделать в ней проход и в максимальном темпе сваливать из Белаза, так как уже сюда на первый этаж потянуло чёрный дым и наверху что-то постоянно взрывается. Пацаны начинают в максимальном темпе растаскивать всё от люка, чтобы его расширить. Слива орёт на всех подряд, отгоняя людей от люка, чтобы освободить перед ним пространство.
А наверху взрывы, да вон и по бокам пошли. Видимо где-то всё-таки пробили борт. Либо нас продолжают закидывать гранатами, для пушек и зениток мы в мёртвой зоне, либо это от огня начинают взрываться оставленные на третьем этаже наши же боеприпасы, а скорее всего и первое, и второе.
— Туман, Туман приём – начал орать в рацию Грач.
— На связи.
У него там на заднем фоне тоже крики, стрельба, взрывы.
— Вы где? Мы почти пробили стену, застряли, сейчас будем прорываться внутрь замка, нашли щель, Белазу хана.
— Хрен с ним, валите из него. Мы тоже около стены – проорал Туман – северная стена, наш Белаз тоже подбит, есть раненые, прорываемся наружу, но эти уроды не дают выйти, Риф и Крот пытаются нас прикрыть.
— Коробочки?
— Я пока не дал команды на выдвижение, у них слишком много артиллерии и зениток, расстреляют на поле как в тире, надо хоть с одной стороны их заткнуть. Код они взломали.
— Знаем – шипит Грач – надо быстрее маяки найти, один уничтожен.
— Осторожнее мать вашу – слышится со второго этажа голос.
Поднимаю голову и вижу, как Гера вместе со своими охранниками прут пару ящиков. Вот они добежали до лестницы и спускаются сюда вниз.
— Грач – снова орёт Туман – постарайтесь взять южные ворота и захватить шлюз – мы попытаемся северные, без подмоги будет сложно, их тут слишком много, маяк запустить не сможем, они всё глушат.
— Принял, работаем, на связи.
Завал около люка наконец-то разобрали и Слива вместе с другими мужиками оттеснил-таки бойцов метра на три от него.
— Разойдись – ору и не узнаю свой голос.
Вскрываем ящики, там шарики и пики наших шерстяных друзей мартышек. Без какой-либо команды хватаем их и начинаем кидать туда дальше. Часть шариков попадает на люк и вокруг него, часть на камни, пики тоже летят, прямо на глазах это всё морозиться.
— В сторону – заорал кто-то у меня практически над ухом, и я почувствовал, как меня хватают за руку и оттаскиваю в сторону, я только шарик успел бросить.
— Малыш давай – орёт Грач.
Вперёд выходит Рейдер со своей адовой винтовкой.
— Уши – успел заорать Слива, затыкая свои своими ладонями.
Бах, бах, бах, Малыш начал стрелять, замороженное железо и стена начинает крошиться как печенье, проход мгновенно стал гораздо шире, потом всё как-то резко осыпалось и провалилось, и поднялась куча пыли.
— Хренасе дал – выдал Большой.
— Гы.
Света стало больше, стену пробили насквозь, но теперь перед нами дырка в земле, большая.
— Там подвал – сообразил Слива.
— Валим отсюда – завопил Упырь уже готовый сигануть вниз.
— Стоять – схватил его за руку Грач – фонари давайте.
Нашли фонари, светим вниз, вроде до дна не много.
— Че вы стоите? – начал снова орать Грач на бойцов – верёвки и лестницы давайте. Выйдем наружу, нас сразу положат.
Сквозь дырку в стене вижу там какие-то строения и бегающие фигурки Архи. Сейчас они с той стороны установят пулемёт и всё, никто из этой дырки не выйдет, но и в Белазе оставаться нельзя, как-то тут дышать становиться всё сложнее и сложнее и, кажется, на втором этаже что-то обрушилось, не иначе пробили-таки крышу.
Мы-то надеялись, что пробьём стену машиной, заедем внутрь замка и будем там давить на нём всех подряд, ага. Пика сломалась после первого же удара, а сам Белаз крепко застрял в стене и двигатель один сломался.
Притащили лестницы и верёвки, всё это быстро крепится.
— Вы первые – говорит Грач Ватари и Полукеду – Малыш прикроешь их.
Гы.
Рейдер своей лапой отодвинул в сторону нашего якудзу и сластёну и полез вниз.
— Ну чё там, братан? – смотрим вниз.
— Гы.
Полукед и Ватари спускаются следом, через секунд десять раздаётся голос Ватари.
— Чисто, нет тут никого.
— Пошёл, пошёл, пошёл – хлопает по плечу стоящих рядом с ним бойцов Грач.
Парни один за другим спускаются вниз.
— Тут какой-то коридор под землёй – проорал снизу Леший – Большой держи ту сторону, спускайтесь сюда.
— Пошли, пошли мать вашу – снова орёт Грач.
Один за другим мы сыпемся вниз, принимаем наших раненых, оружие, боеприпасы. Спускаюсь по лестнице, вернее просто скатываюсь по ней, левая нога цепляется, и я лечу, меня кто-то ловит, тут ещё пыльно, толком ничего не видно, вокруг меня мелькают фонари и перемазанные лица пацанов.
Вскакиваю на ноги и хватаю носилки с раненым, аккуратно берём их с кем-то и оттаскиваем в сторону. Фонарей всё больше и больше, стало светлее.
— От дырки дальше, дальше от дырки отходим – кричит Слива.
Отбегаем метров на 30, коридор длинный, лучей фонарей не хватает, чтобы добить до его конца.
— Южный шлюз там – тычет пальцем в сторону Колючий.
— Тут комната есть – откуда-то из-за угла выбегает весь грязный с ног до головы Вольт с двумя фонарями в руках.
— Всех раненых туда – тут же соображает Грач – с ними остаются десять человек, Док.
— Я тут, взяли, этих первых.
Раненых ребят волокут в эту комнату.
— Пошли вперёд быстро – рычит Грач – внимательно, не напоритесь. Мушкетёры, взорвите что-нибудь в Белазе на первом этаже, пусть думают, что мы все погибли. Док, будьте тут, найдём другое укромное место вернёмся за вами.
— Сейчас сделаем командир – весело отвечает Котлета.
Док молча кивает, продолжая хлопотать над раненым.
Наша безумная четвёрка быстро карабкается по лестницам наверх назад в Белаз. Прижавшись к стенам и врубив подствольные фонари движемся вперёд.
— Что это за место? – спрашивает Слива освещая своим фонарём стены и потолок этого коридора – тут на машине ехать можно.
Коридор огромный. Ширина метров 5, высота около четырёх точно, стены, пол и потолок отделаны кирпичом, здесь сухо и пыльно.
— Видимо в старину по нему воины туда-сюда бегали – предполагает Клёпа – вон места сколько.
— Про этот коридор мы не знали – быстро говорит Колючий – точно им давно не пользовались и сдаётся мне, что он идёт под всем замком.
На грани слуха слышу, как наверху бухают пушки, бой там и не думает прекращаться. Один раз над нами что-о взорвалось и с потолка посыпалась тонкая струйка пыли несколько камешков упали. Бомбоубежище что надо.
И тут сзади шарахнуло, хорошо так.
— Хана Белазу – резюмировал Няма.
— Ему так и так хана было – резко сказал Клёпа.
— Стоп – снова командует Грач – несколько минут мы выиграли, нам нужен южный шлюз, он где-то рядом. Вольт.
— Я.
— Свяжись с нашими с кем-нибудь, скажи, что мы в подвале, пусть тоже проход ищут и скажи, что это мы Белаз взорвали.
Вольт тут же хватается за рацию и начинает в неё бубнить.
— Гера.
— Да Грач.
Гера вынырнул из темноты сбоку, за ним как тени 6 телохранителей, где остальные я не знаю, нас тут народу в этом коридоре полным-полно, всех и не разглядишь.
— Что с маяками?
В руках у Геры небольшой пищащий прибор, у бойца рядом с ним ещё один.
— Два так и работают, их местоположение у нас прямо по курсу, последнее что я успел увидеть перед тем, как мы сюда залезли, что они начали ломать шифр тех ворот.
— Шустрые уроды – выругался Слива.
— Надо маяки заткнуть и шлюз взять – посветив фонарём дальше по коридору произнёс Грач и показав троим бойцам дальше отправил их вперёд – разделяемся.
Дальше он быстренько нас разделил на две группы. Я оказался в той, в чью задачу входило найти и уничтожить маяки, и нам же нужно было объединиться с группой Тумана. Вольт так и не смог связаться ни с кем из наших. Да это и не удивительно, тут из этого подземелья вообще ни с кем не свяжешься, и ещё мне показалось, что мы как-то ниже спускаемся.
— Пошли дальше – махнул рукой Грач – ищем ближайший выход и наверх, пока они не прочухали что мы тут и не обложили как крыс.
Топаем дальше, появился запах канализации, прям воняет пипец. А вот и сам источник, лопнувшая труба и небольшой ручеёк стекающих отходов. Аж глаза резать начало, вонь как в каком-то привокзальном сортире. Идём дальше, ищем какой-нибудь выход, текущей канализации всё больше, воняет ужас как. Судя по звукам и матам позади, кого-то вывернуло. Трубы от коммуникаций попадаются всё чаще.
— Да кто так строит? – не выдержал Слива крепко выругавшись.
Опять сзади кто-то блюёт.
— Да хватит блевать – зашипел Большой – и так тошно.
— Ни одного люка – сплёвывая в воду сказал Клёпа – Полукед чуешь чё?
— Не-а, нет тут никого.
Смотрю, он полез в карман, достаёт шоколадку, если он сейчас начнёт её жрать, меня точно вывернет. Но тут пацаны, услыхав шелест обёртки, навели на него тут же несколько фонарей, затем на шоколадку, опять кто-то блюёт. Полукед подумал и убрал её назад в разгрузку.
— Правильно – кашляя произнёс Ватари – не ешь её тут.
Ноги уже по щиколотку в воде, стараюсь дышать носом, ну и вонь. Нам прям везёт на канализацию, то в трущобах там по ней лазали, то тут теперь. Трубы текут, многие трясутся после каждого выстрела из пушек, того и гляди всё это рухнет.
— Мля, боты новые – жалуется Упырь.
Смотрю на него, он чуть ли не на цыпочках идёт по воде. Метров через 200, коридор этот вообще не кончается, дозор доложил, что они наткнулись на лестницу, ведущую наверх. Наконец-то.
Подходим, собираемся около лестницы, пацаны светят дальше по коридору, лучей наших фонарей не хватает, чтобы пробить его до конца, точно под всей стеной идёт.
— Клёпа пошёл – командует Грач.
Наверх ведёт ржавая железная лестница, вроде крепкая, Клёпа вон её подёргал, не отвалилась, наверху люк. Если прикипел, заморозим и вывалимся, сил нет уже терпеть эту вонь. Большой опять на кого-то ругается, там огрызаются в ответ. К запаху вони канализации добавился запах блевотины, стало ещё хуже, тошно и противно.
Светим фонарями Клёпе и наблюдаем. Вот он по лестнице забирается наверх, сначала рукой его толкает, потом плечом, хлоп, люк сдвинулся. Как можно тише сдвинув его в сторону Клёпа оглядывается и через десяток секунд шепчет нам.
— Склад какой-то, нет тут никого, давайте наверх.
Ух, наконец-то. По лестнице как мартышки лезем наверх. Мы внутри довольно-таки большого ангара с какими-то трубами, листами железа, бочками, стеллажами с этими же трубами, прутками, уголками и балками. Точно склад и железа тут полным-полно.
— Нет тут никого — закрыв глаза и постояв так секунд пять сказал Полукед.
Затем всё-таки достал шоколадку и усевшись на бочку начал её разворачивать. У меня к горлу тут же ком подкатил, но не вывернуло.
— Мля, боты – продолжал жаловаться Упырь.
Стоит вон об какую-то железку их пытается очистить, куда он там вляпаться-то умудрился? Котлета, Мамуля и Одуван тут же шёпотом стали считать за сколько всё это железо можно было бы толкнуть у нас в Таусе, сдав его в пункт приёма метала. Вот же, мля. Мне вот такое даже сейчас в бошку не пришло, а эти, у меня слов нет. Смотрю, пацаны прислушиваются, а те считают, получается неплохая сумма. Причём мушкетёров даже не волнует, чем его отсюда вывозить. В том, что дай им волю, и они найдут и кран, и технику, я ни капельки не сомневаюсь. На крайняк просто угонят, н-да уж.
— Так, вы, бизнесмены сраные – наехал на них Грач, когда они выдали примерную окончательную сумму, Слива от неё аж рот открыл, а кто-то присвистнул и вроде как все наши вылезли наверх, хотя нет, вон ещё выбираются – давайте назад по коридору и тащите сюда всех раненых. Метал они сдавать собрались. Раненых сюда всех тащите металлисты мать вашу. Тут их не найдут, мы как раз в центре склада и оборону если что держать можно. В Белаз Архи как он догорит всё равно сунуться, увидят дырку, для начала закидают гранатами.
Судя по лицам мушкетёров, они не очень довольно приказом, но выбора у них нет, лезут назад в люк. Раздались лёгкие смешки.
— Саня ты слышал сколько денег? – с горящими глазами повернулся ко мне Слива.
Я охренел.
— Хотя кому я это говорю – махнул он тут же на меня рукой – Клёпа.
— Иди в жопу Слива – тут же последовал ответ.
— Туман, приём – начал вызывать его Грач, погрозив Сливе кулаком, пока мы осматривались и вон вижу, как несколько наших ребят лезут к небольшим окошкам, чтобы понять, где мы вообще есть.
— На связи, мля – взорвалась рация и Грач, чертыхнувшись, убрал громкость – вы куда пропали вашу мать? Белаз взорвался, мы думали вы все там остались. Живы уроды, я вам всем жопы поотрываю, не могли сообщить.
Слова радости и обещания кар небесных из Тумана лились одновременно, я прям поразился. Грач сидел спокойно, его слушал и улыбался.
— Всё? – спросил Грач, когда Туман заткнулся на пару секунд – выдохни, мы все живы. Вы где?
— Назад откатились – выдала рация – стена падла крепкая, еле до леса добрались, Белаз бросили и в рассыпную, по нему вон до сих пор из пушек стреляют. Слышите?
Прислушались, точно из пушек стреляют.
— Крепкий орешек этот замок оказался – хмыкает Туман – Машинист молодец всех вывез, если бы не он, так бы в Белазе все и остались. Вы там чё?
— Мы через туннель под землёй прошли, вылезли в каком-то ангаре внутри замка.
— Так момент, Туча схему быстро.
Слышим, как он снова ругается, как кажется, трещат кусты и как шелестит бумага. Грач в это время достал свою. Меньше, чем через минуту снова Туман.
— Судя по всему, вы в одном из ангаров, мы так и предполагали, что у них там склады. В двухстах метрах от вас очистные и ещё через двести метров западный шлюз. Задача, взять этот шлюз, продержаться до нашего прихода. Я сейчас дам команду собираться коробочкам в лесу напротив, в километрах двух от шлюза. Как понял?
— Понял. Чё там с шифром этим?
Смотрю на Геру, тот хмурясь уставился в свои приборы, вон жмёт какие-то кнопки и чё-то под нос себе бурчит.
— Ломают сволочи – ответил Туман – пытаются открыть те ворота.
Гера, услыхав слова Тумана, тут же закивал.
— Судя по данным один маяк мы-таки заглушили – продолжил Туман – от других двух сигнал идёт. Не можем нащупать. Гера там с вами?
— С нами.
— Он не засёк маяки? Где они там? Дайте целеуказание, накроем сразу.
Смотрим на Геру, тот сидит на листах железа и втыкает в свой прибор.
— Гера, мля – позвал его Грач.
— А? – очнулся он – направление только могу дать. Где-то там – показывает левой рукой прямо, смотря в свой прибор на небольшой экранчик.
— Короче ни хрена не понятно, где эти маяки – сплюнув ответил Туману Грач – я разделяю пацанов, одна группа идёт шлюз брать, вторая маяки по сигналу искать. Как найдут, с тобой Саня свяжется.
Киваю.
— Вот тогда и накроете всё, а пока дай команду прекратить огонь. Сверху смотрели чё тут?
— Ага, смотрели – зло ответил Туман – квадрокоптер запустили, так они его гады почти сразу сбили, так что глаз в небе у нас больше нет, второй посылать жалко, собьют тоже. У них там пулемётов и зениток хоть одним местом жуй. Только надо внутрь врываться, там они нас не возьмут. Вся надежда на вас. Огнём поддержим, корректируйте только.
— Понял, приступаем – кивнул Грач – и, отключив рацию, убрал её назад в разгрузку – все слышали? Действуем по старому плану. Вы ищите маяки и наводите артиллерию – кивает на меня – мы к шлюзу.
Пока мы среди этого железа пробирались к выходу, стрельба из пушек, миномётов и Градов прекратилась. Забравшись на какой-то стеллаж, аккуратно смотрю в небольшое окошечко. Видны множество пожаров, какие-то здания и постройки разрушены, что-то вон горит, там дальше ещё чёрный дым в небо поднимается. Вон показался один Архи, второй, потихоньку они начинают вылезать из своих щелей. Всё равно, неплохо наши постреляли, я вижу даже стену, у которой отсутствует довольно-таки большой кусок, но на огрызке уже стоят Архи с оружием в руках.
— Их же тут, как гавна в сортире – посмотрев в окно сказал Слива – как мы пройдём? Светло. Может темноты дождёмся?
— Некогда – обломал его Гера – они вот-вот те ворота откроют, нам надо уничтожить маяки, они оба там – он вытянул рукой и показал куда-то вперёд.
Пока мы тут ля-ля, из люка стали вылезать наши пацаны, вон Мушкетёры лезут, затем другие хлопцы, раненых вытаскивают, парни сразу стали помогать вытаскивать наших раненых. Вон уже многие аккуратно, чтобы не греметь тащат листы железа и образуют тут некое укрытие и тут же сюда приносят носилки с ранеными. Пулями не пробьют точно, листов тут полно, их тащат и тащат, стеллажи переносят, сверху на них тоже листы кладут, гранату теперь не закинешь. Плюс ещё какое-то железо несут, если только взрывать всё. Собровцы уже деловито распределяют ребят, которые тут останутся с ранеными, двоих вон вообще наверх загнали, один со снайперкой, второй с пулемётом. Ангар большой, места тут полно.
Тут сбоку от нас что-то взорвалось, потом ещё и ещё, посмотрев в окно увидел, как невысоко взлетели несколько бочек и пламени стало ещё больше, вон архи оттуда в разные стороны от огня разбегаются. Через мгновение мимо ангара, в котором мы находились, пролетел большой катер, за ним ещё один.
— Может нам пару катеров попробовать захватить? – предложил Большой так же смотря в окошко, как и многие из нас.
— Короче вы тут думайте, что вам нужно, а мы пошли – спохватился Грач – нам проще, мы огородами.
Н-да, я даже отсюда вижу шлюз и путь до него пролегает через какие-то заросли, потом там несколько построек, брёвна, в общем обычная промышленная зона, где можно достаточно легко спрятаться.
А вот нам идти туда, куда Гера рукой тычет, тычет прямо, а там вон этих зданий с десяток и в любом из них могут быть маяки.
Грач тихонько свистнул бойцов, и большая часть ушла за ним брать этот шлюз, чтоб его. Наша группа, человек 15. Остальные раненые и тут остаётся группа, которая их будет прикрывать. Мало нас в Белазе было, надо было больше пацанов пихать, мы побоялись, что через чур тесно будет. Хотя, если честно, было тесно. Да и когда Белаз со стен уже расстреливать стали и гранаты на него кидать, многие успели по щелям попрятаться, с большим количеством народу это было бы сложнее. Ладно, чё уж гадать, задание надо выполнять.
— Стрёмно – сморщился я – сами видите во всех катерах одни Архи и форма, нас сразу срисуют, а нам нужно сначала найти здание, где эти маяки.
— Ну так и пошли дальше по этому туннелю – предложил Слива – нас пока не пожопили, Гера направление показал, туннель как раз туда и идёт. Должны же быть ещё выходы из него.
— Резонно – согласился я – пошли. Полукед, включай чуйку.
Тот сидит жрёт шоколадку, кивнул, запихнул себе в рот оставшийся кусок и стал спускаться вниз, за ним Ватари и все остальные.
Перед тем, как спуститься, подхожу к Доку. Он ставит капельницу одному из раненых.
— Держитесь, мы постараемся быстро. Если вас засекут, вызывай, бросим всё и будем прорываться к вам.
— Идите – не отрываясь и не поворачиваясь ко мне отвечает Док – сами справимся.
Посмотрев ещё раз на пацанов, иду к люку, лестница, спускаюсь вниз.
— Гера, веди. Полукед не спи.
Прижавшись к стенам и включив всего парочку фонарей, идём дальше. Снова эта вонь канализации и воды стало больше, мои кроссовки уже мокрые. Ну хоть не блюёт больше никто. Метров через сто пятьдесят коридор начинает сужаться. За это время увидели ещё парочку лестниц, ведущих наверх, но идём дальше и ещё метров через сто доходим до перекрёстка.
— Туда – поводив своим прибором туда-сюда и показав на левый проход произнёс Гера.
Его прибор в руках не громко пищит, как только мы свернули сюда, писк стал чаще, значит идём в правильном направлении. Коридор стал ещё уже и, кажется, поднимается наверх. Мля, стрёмно-то как, если там дальше сидит пара автоматчиков и они нас увидели, как дадут сейчас из двух стволов, да и одного хватит, всех положат. Тут в этом коридоре и спрятаться-то некуда. Упадёшь на пол, рикошеты достанут. За трубами, которые тут то идут вдоль стен, то исчезают в них, сильно не спрячешься.
Как обычно в такие моменты в голову лезут всякие нехорошие мысли. Вот же, корю себя, не догадались из Белаза ночники взять, всё на втором этаже осталось. Там млять много чего осталось и, скорее всего, всё сгорело.
Ещё одна развилка, снова Гера говорит налево, над нами решётка, слышим топот и голоса, тут же выключаем все фонари и замираем. Над нами пробежало штук 20 Архи. Фонари не включаем, тут сверху много люков и через них сюда проникает кое-какой свет, видно еле-еле, но видно. Ещё одна развилка.
— Туда – еле слышно говорит Гера, показывая на правое ответвление.
Идём как можно тише, кажется мы под каким-то большим зданием. Отчётливо слышны многочисленные голоса, звук работающей техники, кто-то на кого-то орёт, что-то железное упало на пол. А потом раз и всё стихло, здание осталось позади.
— Это же насколько надо быть уверенными в своих силах, чтобы такие туннели оставить без присмотра – шепчет Клёпа.
— А кого им тут бояться? – отвечаю я – я думаю, за всю историю этого замка мы первые, кто такой кипишь навели.
— Наверное уже победу празднуют уроды – шипит Слива – надо же, такую атаку отбили.
— Одну из наших батарей они всё-таки накрыли – неожиданно говорит Вольт – Риф сказал.
Млять.
— 4 погибло, пятеро ранены.
Стараюсь сдержаться, чтобы громко не выругаться. Кто-то всё-таки тихо матерится и обещает все кары небесные Архи и особенно Фоле.
— Тихо – внезапно говорит Полукед и останавливается.
Замираем на месте, фонари, которые включили, когда прошли под этим зданием тут же гаснут.
— Там вода – тихо говорит Полукед – Архи тоже там, стучат.
— Где там? – так же шепотом спрашиваю я, включаю свой подствольный фонарь, прикрываю его рукой и направляю на Полукеда.
— Там – показывает он рукой – слышите?
Превращаемся в одно сплошное ухо. Вроде как я услышал парочку ударов железа об железо.
— Трубы взрывами разворотило? – предполагаю я.
— Чинят – кивает Полукед – стучат.
Вот же мля, вот как? Как он так всё чует?
— Пленные – тут же обрадовался Котлета.
— Источник информации – добавляет Упырь.
— Заткнитесь – резко сказал я, увидав, как уже Мамуля открывает рот – Гера, правильно идём?
Его лицо едва заметно подсвечивает экран прибора у него в руках.
— Ага, туда надо.
— Берём парочку, остальных валим, глушители есть у кого?
— У нас есть – ко мне подходят Собровцы.
Ну всё у них есть, это мы, как потерпевшие из Белаза валили, а у этих полные карманы нужных вещей, только сейчас я замечаю за спиной у Колючего небольшой рюкзак.
— А ночника у вас нет? – спрашиваю с надеждой.
— Нет, не успели взять.
Ещё тише, шаг за шагом идём по этому коридору, сначала услышали удары железо об железо, а потом шум воды, эхо прям. Поворот дальше делает поворот. Подойдя к нему, ложусь на пол и аккуратно заглядываю за угол.
— Вижу пятерых архи – рассмотрев, что там и отползя назад говорю пацанам – действительно трубы лопнули, они там заплатки ставят.
— Быстрее давай – раздался оттуда голос – ключ разводной тащи, и так все мокрые.
— Видел пятерых, все в комбинезонах, фонари на земле лежат, оружия вроде нет – продолжаю говорить.
— Дай мы глянем – мимо меня проходят Собровцы.
Так же как я, легли на пол и заглядывают за угол, через минуту они уже совещаются, распределяя цели.
— Тут сидите, мы позовём – говорит Колючий.
Автоматы отдают нам, оба с пистолетами с глушителями. Кивнув друг другу, ныряют за угол. Я только успел за него посмотреть, как увидел, как они, прижавшись к стенам, держа перед собой пистолеты быстрым шагом приближаются к этим ремонтникам. Потом только бах, бах, бах. Выстрелы из глушителя неожиданно громко раздались в туннеле. Трое Архи падают в воду, двоих они вырубают быстрыми ударами. Клёпа поворачивается и машет рукой. Бежим к ним.
— Круто сработано – с уважением произносит Вольт.
— Шеф, чё у них узнать надо? – рядом со мной появляется Котлета с огромным ножом.
Обоих Архи, мы оттащили чутка подальше от люка, вон он там за трубами, его на прицел взяли.
— Алле, гараж, очухивайтесь – Кирпич бьёт обоих Архи по щекам приводя их в чувство.
Раз, очнулся один.
— Не вздумай орать – Няма приставляет ему к горлу свой нож.
Оп, очнулся второй, на него вон водичкой побрызгали. Тоже нож к горлу. Оба лежат не шелохнутся. Берем их за шкирку и прислоняем к стене спиной, теперь они сидят, но также не шевелятся, прям замерли.
— Где ваши ворота? – спрашиваю я.
— Какие ворота? – немного заикаясь спрашивает тот, что постарше.
У молодого глаза и так большие, а тут от страха ещё больше дали.
— Дурака не включайте, ворота, которые у вас открывали для хождения в другие миры.
— Дорожка – неожиданно произносит молодой.
О, уже теплее.
— Ну пусть дорожка, где она? В каком здании?
Клёпа тут же разворачивает схему замка.
— Показывай.
И тут где-то наверху что-то сильно взорвалось, затем ещё и еще, потом поднялась бешенная стрельба. Это точно Грач и пацаны.
— Ну – отвешиваю лёгкий подзатыльник молодому – где дорожка ваша?
Клёпа ему прям под нос схему сунул.
— Вот тут – немного прищурившись отвечает молодой показав пальцем на одно из зданий – не убивайте, прошу вас.
— Меня тоже пожалуйста не убивайте – заговорил второй.
— Ох ты вежливый-то какой – не удержался от комментария Слива.
— Сами видите, мы простые рабочие – продолжил он – у нас семьи, дети.
Молодой кивает. Напуганы они, конечно, до усрачки.
— Рабы где? – спрашивает Слива.
— Вот тут – тут же ткнул пальцем в карту молодой.
Это здание вообще в другой стороне от здания с воротами.
— Как нам пробраться в задние с воротами, с дорожкой этой – поправляюсь я.
— Никак – отвечает Архи постарше, а молодой энергично закивал – даже нас туда никогда не пускали. Там бетонный забор и куча вооружения.
— Ну значит мы его просто взорвём – ухмыляюсь я – наведём на него артиллерию.
Внизу подвалы – говорит молодой – глубокие и большие.
— Ну и что – снова хмыкаю я – пушки всё с землёй сравняют – но в тот же момент я понимаю, что не факт, если там подвалы. Здание просто рухнет, похоронив под собой всё, а если там ещё выходы есть?
Видимо, оба Архи тут же сообразили, что они нам больше не нужны.
— Не убивайте – снова заговорил молодой – мы знаем где их основная аппаратура.
— Да, мы там бывали – добавляет второй Архи – чинили трубы.
Снова схема у них перед носом, почти одновременно они тычут в неё дрожащими пальцами.
— А зачем нам это здание-то с аппаратурой? – пожимает плечами Клёпа – накрыть артиллерией и всё, делов то.
— Вы уверенны что ваши пушки смогут добить до подвалов? – неожиданно спросил Архи постарше – там три уровня.
Мля.
— Как только сегодня всё это началось – он показал глазами на потолок – Фоле сразу туда эвакуировали, а вместе с ним ещё много других из начальства – тут он усмехнулся — как стрельба прекратилась, нас на починку отправили, а эти там так и сидят.
— Чё у них там? – спросил я.
— Да всё, еда, оружие, техника, я же говорю. Минус три этажа, ваши пушки точно не возьмут, там стены толстые и потолки. Мы знаем, как это там всё строили, несколько лет назад там небольшой карьер был, песок добывали, глубокий, вот там эти подвалы и построили, а сверху здание.
Хм, если там действительно карьер был, то сначала наверняка забивали сваи, а сверху мощное перекрытие и стены, и потолки там действительно должны быть толстые, такую массу то на себе держать, походу не врут.
— Подвалы больше здания в несколько раз – продолжал вываливать на нас информацию старший – хотя здание тоже не маленькое.
— В котором наверняка полно охраны – сморщился Колючий.
— Погодите — встрепенулся молодой и посмотрел на своего коллегу – если Фоле и все остальные там, вполне возможно, что они хотят уйти в другой мир.
— Догадливый какой – хихикнул Слива.
То, что мы заблокировали их два открытых мира мы им сейчас говорить не стали и про тот новый, ещё не открытый мир тоже.
— А нас они решили тут бросить? Вы же не ушли из леса? – продолжал сыпать догадками молодой.
А башка-то у него варит.
— И ваши там сейчас воюют? – кивнул в сторону головой второй – вы не отказались от попытки взять замок? Вот же мля.
Они прям как-то неожиданно сдулись оба от своих догадок, что мне их аж немного жалко стало.
— Саня, Шеф, Гера, ответьте кто-нибудь – взорвались наши рации.
— На связи шеф.
— Саша, это Туча, они открыли ворота в тот мир, повторяю, они открыли ворота.
На меня, да думаю на всех нас как ушат холодной воды вылили.
— Я же говорил, что это не долго – тихо хмыкнул Гера.
— Грач с пацанами шлюз почти взяли, мы готовимся прорываться к ним, с Туманом связаться не могу, помехи сильные, что делать?
Лихорадочно соображаю, смотрю то на ребят, то на Архи, то на схему. Схема.
— Туча, у тебя связь с артиллерией есть? Схема под рукой?
От волнения чуть схему эту не порвал.
— Конечно, всё под рукой и связь и схема.
— Наводи – смотрю на схему, мне уже на неё светят фонариками – здание 14 и 15, в 14 их ворота, но там минус три этажа, по нему надо как следует вмазать, в 15 вся их аппаратура.
— Корректировщик кто?
— Клёпа.
— Выход где наружу, быстро? – спрашиваю у Архи.
— Вон люк — показывает молодой – выберетесь в подвал, из него оба здания будут видны.
— Клёпа пошёл, вы с ним прикрываете – быстро показываю на ребят.
Собровцы и ещё один боец, схватив оружие бегут к люку.
— Это не поможет – отрицательно кивает головой Гера – если они открыли ворота, то хоть один маяк, но утащат с собой, сделают замок и всё.
— Что делать? – чуть ли не заорав спрашиваю у Геры – должен быть выход.
Гера лихорадочно соображает, стоит губы кусает, думает.
— Гера быстрее, быстрее.
Тут наверху раздался грохот, за ним ещё и ещё, всё сильнее и сильнее, над нами аж потолок затрясся. Несколько труб тут же лопнули и из них полилась вода.
— Гера, мля.
— Да думаю я, думаю – начал он орать – так – он резко успокоился, уставился в пол и начал ходить кругами бубня себе под нос — они открыли ворота, маяки у них, скачали всё, инфа к ним. Сеть, у них наверняка есть сеть, надо подключиться к их сети – чуть ли не заорал он, посмотрев на нас.
С этими словами он сунул свой прибор в руку одному из бойцов, подбежал ко второму с рюкзаком и вытащил из него ноутбук.
— Вот – затряс он им – мне нужна сеть, я подключусь, скачаю что нужно, постараюсь, времени нет.
— Где мы тебе сеть то тут возьмём? – обалдел Слива.
— Тарелка подойдёт? – снова неожиданно спросил молодой – большая такая, метра три в диаметре — а второй добавил.
— Тарелка, через неё связь держат, сеть или не сеть мы не знаем, но какая-то аппаратура там в ящике есть.
— Где тарелка? – хором спросили мы.
— Обещайте, что не убьёте – сказал архи постарше.
— Да я тебя сейчас на куски порежу, если не скажешь – зашипел Слива сделав к нему шаг с ножом.
— Не убьём – сказал я, ловя Сливу за руку – даю слово, отпустим, ведите и без фокусов. Заорете или ещё что, вас мы точно грохнуть успеем, а нас ещё поймать нужно будет. Где тарелка?
— Схему – по-деловому протянул руку молодой.
Оба Архи тут же поднялись на ноги, держим их на прицеле.
— Вот тут, в этом ангаре – ткнул он пальцем в схему.
— Антенна в ангаре? – удивился Гера.
— Там крыша раздвигается, на случай плохой погоды.
— Поверху идти? – спросил Слива.
Там грохотало во всю, Клёпа походу навёл на эти здания всю нашу артиллерию и оба сейчас старательно ровняли с землёй.
— Нет, тут пройдём- сказали оба Архи кивнув в глубь туннеля.
— Побежали – подняв автомат скомандовал я – Вольт, Собру скажи куда мы пошли.
И мы ломанулись по этому коридору назад. Вольт успел связаться с Колючим и сказать, что мы побежали к тарелке. Надеюсь, этот ангар с тарелкой не накрыли из артиллерии. На ходу спросил у Полукеда, чует что. Тот ответил, что тут никого кроме нас нет. Надеюсь, эти Архи не заведут нас сейчас в какую-нибудь ловушку, хотя не думаю, глупо это и они прекрасно понимают, что их мы сразу убьём.
Архи вели нас по этому коридору. Было видно, что они тут не первый раз, изредка то один, то второй подсвечивали себе фонарями. Потом они нас завели в какой-то небольшой коридорчик, мы, когда сюда бежали, его даже не заметили. Пробежали метров 100, может чуть больше.
— Вот, над нами – тяжело дыша и остановившись около лестницы, ведущей наверх произнёс старший.
— Люк выходит около ангара – добавил второй.
— Пошёл – хлопнул я по плечу Кирпича.
Кирпич с проворностью обезьяны тут же по лестнице забрался наверх, так же плечом упёрся в крышку люка и потихоньку его толкнул. Тут же в образовавшуюся щель хлынул свежий воздух и до нас донеслись звуки стрельбы и множественных взрывов.
— Чисто – откидываю крышку в сторону и выбираясь наверх крикнул нам Кирпич.
Один за одним лезем следом. Через пару минут все были наверху. Осматриваемся. Мы среди каких-то кустов, опять воняет канализацией и ещё чем-то.
— Вон ангар – дёрнув меня за рукав показал молодой.
Ангар рядом, до него метров 30, последние десять метров без растительности, там вон дверь видна, мы позади него вылезли.
Грохот от взрывов достаточно сильный, в небо поднимаются множество чёрных дымов.
— Здание с рабами где? – спрашивает у Архи Слива.
— Вон – кивает молодой в другую сторону.
Млять, здания больше не было, оно всё разрушено, сложилось как карточный домик, видимо оно как раз попало под Грады, когда их выпускали по замку вслепую. Выжил там кто или нет не понятно.
— Грач, приём? – шепчу в рацию.
Сбоку вон пролетел катер с Архи, за ним ещё один, в кузове тоже Архи, все с оружием. Летят в сторону раздающейся стрельбы, вон там шлюз этот, куда ушли Грач с пацанами.
— На связи. Кто это?
— Шеф. Как вы там?
— Нормально, стреляем, шлюз почти взяли, мы наверху засели, отстреливаемся, эти прут как на параде, сейчас, Малыш давай – крикнул он забыв отпустить тангету.
И тут там что-то взорвалось, хорошо так взорвалось.
— Порядок, вы где?
В двух словах ему говорю, где мы.
— Понял, давайте, работайте, мы тут сами, сейчас подкрепление придёт.
Пока я с Грачом трепался, Мушкетёры проползли по кустам и вон Мамуля с Одуваном уже ломают замок в двери ангара, остальные их прикрывают.
— Топайте – бесцеремонно толкнул Слива обоих Архи в сторону двери.
Дверь в ангар открыта, лосями бежим к ней. Забегаем внутрь, вот она, здоровая тарелка, стоит на каких-то железных направляющих. Крыша сверху закрыта, но на ней тоже видны направляющие, точно раздвигается. Один из наших снарядов всё-таки попал в дальнюю стену ангара, вон там дырень какая, но электричество тут есть. Под потолком горят несколько фонарей и рядом на большом столе стоят какие-то приборы и на них переливаются лампочки всеми цветами радуги.
— Гера, работай – говорю ему.
Но это лишнее, тот уже со своим ноутом бежит к аппаратуре.
— Тут сидите и не рыпайтесь – Слива сажает обоих Архи около стеллажей и достав стяжки привязывает их за руки к каким-то железкам.
Только я успел оглядеться, как с улицы сквозь немного разбитое камнями или осколками окно мы услышали голоса.
— Быстрее, быстрее грузите – орал кто-то там.
Подбегаю к окну. Млять. Метрах в 30-40 от нас над землёй висят аж три катера, один с ракетной установкой. Вокруг них множество Архи. Одни вон тащат ракеты и заряжают ими установку, двое других прут пулемёт, ещё кто-то несёт ящики.
— Быстрее – снова заорали.
И я увидел кто орёт. Крепкий Архи с автоматом в руках забрался в кузов и продолжает подгонять остальных бойцов. Сам он периодически бросает взгляды в сторону шлюза, где засели наши пацаны.
— Дадут ракетами по шлюзу, всем хана – шепчет Слива – их надо валить.
Оборачиваюсь и смотрю на Геру. Тот уже сидит на ящике около антенны и от его ноута к этому ящику тянутся пару проводов.
— Валим всех – зло говорю я, беря в руки автомат – по команде.
Пацаны тут же занимают позиции. Тут вдоль этой стены идут окна, катера и Архи мы хорошо видим.
— Огонь – крикнул я.
Первыми пулями мы до конца разбили окна и потом просто стали поливать катера и всех Архи около них. Я очень хорошо увидел, как моя очередь точно влепилась в грудь этому крепышу командиру, как у него на груди появились несколько кровавых фонтанчиков и как его сносит из кузова. Готов однозначно.
Пацаны длинными очередями лупят по Архи. Те даже ничего понять не успели, как мы положили большую их часть. Но кто-то всё-таки успел спрятаться, сообразили гады быстро, и сначала один, а потом ещё и ещё уже начали стрелять в нашу сторону.
— Сейчас они подкрепление вызовут и будет ещё веселее – проорал Слива меняя магазин в своём автомате.
Это я и сам понимал, но также понимаю, что, не положив мы их тут, они бы все попёрли на Грача и пацанов.
Взрыв, за ним ещё. Взорвались два катера, третий, с ракетами лёг днищем на землю, он уже никуда отсюда не улетит. Вон вижу башку Архи, спрятался за балкой, лежит стреляет короткими очередями.
Хорошо, стены ангара кирпичные, пули не пробьют, но стреляют по нам хорошо. Пули то и дело врезаются в стену и добивают остатки окон. Стреляю по тому Архи, вижу фонтанчики, тот быстро прекратил огонь и перекатился в сторону, опытный засранец.
Бах, бах, пошли наши подствольники.
— Саня, Саня приём – заорала моя рация голосом Грача.
— Да – падаю на пол и прижимаюсь к стене спиной, на меня то и дело сыпется какая-то труха и кирпичная крошка.
— Это вы там воюете?
— Мы, увидели тут подкрепление, они к вам собирались. Что со шлюзом?
— Всё, взяли, открываем ворота, держитесь, наши уже выехали.
Переключаю канал и вызываю Клёпу.
— Клёпа, Клёпа приём.
— На связи Колючий, Клёпа ранен, живой, нас тут срисовали, отбились, здания уничтожены. Где подкрепление?
— Едут, держитесь. Помощь нужна?
— Не пройдете, мы сами, держимся, у нас позиция хорошая.
— Дырку держите – заорал кто-то в ангаре.
Смотрю туда, там вон мелькнули несколько Архи. На эту дырку от снаряда Большой направил пулемёт и выпустил в неё несколько очередей. Потом ему замахал руками Ватари. Большой перестал стрелять, Ватари подбежал к дырке и выкинул наружу три гранаты. Взрывы, кто-то там орёт.
— Гера, что там? – ору на весь ангар.
Тот уже лежит на полу и бешено работает пальцами на клавиатуре. Около него трое пацанов из его охраны.
— Работает – отвечает один из них водя стволом по окнам, но не стреляет, просто держит под контролем.
— Саня, слева прикрой – кричит Слива.
Вскакиваю на ноги, бегу к другому окну, выбиваю его прикладом. Вон Архи, мелькают среди зданий и катер ещё один, на катере в кузове пулемёт. Заряжаю подствольник, сначала стреляю по пехоте, Архи резко прыснули в сторону, двоих кажись зацепил. Катер вильнул в сторону и спрятался за здание. По идее, должен вон там вылететь. Целюсь, через три секунды катер оттуда появляется, резко останавливается и пулемётчик доворачивает ствол крупнокалиберного пулемёта.
— Лови урод.
Стреляю из подствольника. Попал хорошо, прямо в кабину. Взрыв, пламя, пулемётчик выпадает из кузова. Добиваю остатки магазина по катеру, быстро перезаряжаюсь и ещё один высаживаю в катер. Все, теперь там точно все трупы.
Архи вокруг нас всё больше и больше, взрывы, они стали бросать гранаты. Мы уже рассосались по всему зданию и отстреливаемся во все стороны. Сколько идёт бой я не знаю, время как-то замедлилось.
— Гера, что там у тебя? – ору на весь ангар.
— Почти, отвали – проорал он мне в ответ.
Ясно, значит получается.
— Где подкрепление мать вашу? – кричит Большой, и я вижу, как он за шкирку оттаскивает от окна одного из бойцов, тот ранен, к нему тут же подбегает Вольт с индивидуальным пакетом.
И тут снова взрывы, потом в какофонию взрывов добавились такие знакомые звуки стрельбы Корда, ещё и ещё. Потом мы увидели, как поливая всё вокруг себя несётся наш БТР.
— Наши – радостно заорал Слива.
Архи, которые стреляли по нам, резко переключились на коробочки, стрельбы по нам стало меньше.
— Кто где вашу мать? – раздался на общей волне голос Тумана.
Пошли доклады, я ору, Колючий орёт. Туман орёт чтобы мы держались. Бегу к Гере.
— Ну что? Получилось?
— Есть млять – нажав пару кнопок победно произносит Гера – скачал. Теперь они от нас никуда не денутся. По данным видно, что через открытые ворота ушла большая масса.
— Какая масса? – не поняв переспрашиваю я.
— Ну Архи, грузы, техника – быстро поясняет Гера – они успели свалить кто был в тех подвалах.
— Млять, замок сделают.
— Не сделают – хитро улыбается Гера – я скачал данные, которые нужны, будем видеть заранее если они будут открывать ворота, и мы можем пойти за ними.
— О как.
— Ага. Да, маяки они утащили с собой, но вот тут – костяшкой своего пальца он постучал по крышке ноутбука закрыв его – есть всё, что нам нужно. Мы пойдём в тот мир?
— Пойдём – отвечаю я – обязательно, Фоле нужно достать и грохнуть.
Эх, ушли они таки от нас, ну ничего, мы вас всё равно достанем.